Вы находитесь на странице: 1из 138

"Расторжение и изменение гражданско-

правового договора: Монография"


(Позднышева Е.В.)
("ИЗиСП", 2018)

Документ предоставлен КонсультантПлюс

www.consultant.ru

Дата сохранения: 08.04.2020


 
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

ИНСТИТУТ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ


ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РАСТОРЖЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА

МОНОГРАФИЯ

Е.В. ПОЗДНЫШЕВА

Одобрено решением секции "Частное право" Ученого совета


Института законодательства и сравнительного правоведения
при Правительстве Российской Федерации

Рецензенты:

Иванова С.А. - доктор юридических наук, профессор; профессор Департамента правового


регулирования экономической деятельности ФГОБУ ВО "Финансовый университет при Правительстве
Российской Федерации".

Гутников О.В. - кандидат юридических наук, заместитель заведующего отделом гражданского


законодательства и процесса (ИЗиСП).

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О


применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации" - Постановление Пленума ВС РФ N 25

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 июня 2014 г. N 35 "О последствиях


расторжения договора" - Постановление Пленума ВАС РФ N 35

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. N 16


"О свободе договора и ее пределах" - Постановление Пленума ВАС РФ N 16

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. N 7 "О


применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности
за нарушение обязательств" - Постановление Пленума ВС РФ N 7

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 г. N 54 "О


некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об
обязательствах и их исполнении" - Постановление Пленума ВС РФ N 54

Гражданский кодекс Российской Федерации - ГК РФ

Верховный Суд Российской Федерации - ВС РФ

Высший Арбитражный Суд РФ - ВАС РФ

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации - АПК РФ

Конституционный Суд Российской Федерации - КС РФ

Центральный банк Российской Федерации - ЦБ РФ

Налоговый кодекс Российской Федерации - НК РФ

Торгово-промышленная палата Российской Федерации - ТПП РФ

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 2 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА - Принципы УНИДРУА

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" - Закон о


несостоятельности (банкротстве)

СРО - саморегулируемая организация

ВВЕДЕНИЕ

Договорные отношения опосредуют гражданский оборот, составляя его основу. Тем важнее стало для
оборота реформирование общих положений об обязательствах и договорах, результатом которого явилось
отражение в гражданском законодательстве тех институтов и подходов, которые в том числе были
сформированы судебно-арбитражной практикой при применении положений ГК РФ. Вместе с тем следует
констатировать, что для субъектов гражданского оборота как никогда назрела потребность в уяснении цели
и существа новелл гражданского законодательства, с тем чтобы последние стали востребованы
участниками оборота.

Стадии договорного процесса, динамика договорных отношений существенно отличаются друг от


друга усилиями и затратами, требуемыми от сторон договора, что в первую очередь обусловлено целями и
задачами, стоящими перед сторонами при заключении, исполнении и расторжении или изменении договора.
Самым логичным, желаемым и полезным результатом прекращения договорных отношений, в том числе
для имущественного оборота в целом, является реальное и надлежащее исполнение договора. Однако так
происходит далеко не всегда, например, при нерадивости должника кредитор должен принять решение о
сохранении договорных отношений и применении к такому должнику мер гражданско-правовой
ответственности или о прекращении договорных отношений со всеми вытекающими последствиями. При
заключении договора потенциальные контрагенты настроены, как правило, весьма оптимистично и не
всегда реально как оценивают усилия, которые потребуется приложить для исполнения договора, так и
прогнозируют проблемы, с которыми придется столкнуться в процессе исполнения договора. И в связи с
этим именно институт расторжения и изменения договора призван помочь сторонам договора максимально
адекватно и эффективно и для них, и для оборота в целом разрешить возникшую для сторон договорных
отношений проблемную ситуацию с минимальными репутационными и финансовыми рисками. Кроме того,
динамичный оборот порой требует прекращения конкретных договорных отношений между его сторонами с
целью достижения больших выгод и преимуществ от выстраивания отношений с другими хозяйствующими
субъектами.

Следует отметить, что самые сложные конфликтные ситуации, возникающие между контрагентами,
как правило, передаются на рассмотрение судов, единообразные подходы к разрешению отдельных
категорий дел которыми далеко не всегда сформированы, особенно в части применения оценочных
категорий, которыми пронизано регулирование современного гражданского оборота и которые ориентируют
суд при принятии судебных актов руководствоваться не только буквой, но и духом закона. В связи с этим
субъекты оборота нуждаются в понимании того, как будет разрешен возникший между ними спор, в том
числе при расторжении и изменении договора, каким образом они должны обосновать свои требования и
возражения, чтобы сформировать у суда соответствующее их интересам убеждение, которое позволит суду
должным образом мотивировать судебный акт, а сторонам спора - спрогнозировать решение, принимаемое
по существу спора.

В отдельных случаях ГК РФ при регулировании вопросов расторжения и изменения договора


ограничивается буквально одним пунктом статьи (например, расторжение и изменение договора по
соглашению сторон - п. 1 ст. 450; влияние расторжения договора на договорное обязательство - п. 2 ст. 453),
в связи с чем решающее значение для субъектов имущественного оборота приобретает именно анализ
судебно-арбитражной практики, который позволит им сформировать понимание того, как норма закона
воспринята практикой в целях определения стратегии и тактики защиты прав и законных интересов. Однако
судебно-арбитражной практикой иногда демонстрируются подходы, выраженные пословицей "Закон что
дышло, куда повернул, туда и вышло", тем более что порой и законодательство дает возможность
применения формулы "два юриста - три мнения", что даже при наличии одинаковой фабулы дела позволяет
судам принимать прямо противоположные судебные акты, мотивируя принятие последних ссылкой на одни
и те же нормы, но толкуя их применительно к спору совершенно по-разному (например, о плате за отказ от
исполнения договора возмездного оказания услуг - ст. 782 ГК РФ). Крайне редко судебные акты

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 3 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

представляют собой образцы законного, мотивированного и обоснованного решения. Оценка судом


доказательств по внутреннему убеждению с учетом указанных выше факторов (а иногда и при наличии
коррупционной составляющей) порой лишает сторону возможности рассчитывать на справедливое
судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом и получение законного
и обоснованного решения, которое сможет устоять и при пересмотре дела в вышестоящих инстанциях. И от
суда, и от сторон договора требуется предпринять максимум усилий для того, чтобы в результате
рассмотрения возникшего между сторонами спора в суде были решены и задачи судопроизводства в
арбитражных судах, а именно: содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений,
формированию обычаев и этики делового оборота, а также уважительного отношения к закону и суду.

Целью настоящей работы не ставилось рассмотрение всех вопросов расторжения и изменения


договора, поскольку некоторые из них требуют отдельного исследования в силу сложности и важности для
оборота, например расторжение и изменение договора при существенном нарушении последнего, отказ от
договора (исполнения договора). При этом основу исследования составили договоры, заключаемые
субъектами предпринимательской деятельности, являющиеся основой рыночных отношений, поскольку
договорные отношения с участием граждан в силу специфики как статики, так и динамики договора также
требуют самостоятельного исследования. Вместе с тем не только новеллы общих положений, но и
имеющиеся нормы ГК РФ о расторжении и изменении договора стали предметом анализа, поскольку для
оборота необходимо, чтобы все законодательно установленные институты работали. Представляется, что
как никогда современное состояние рынка обусловливает, например, адекватное применение института
существенного изменения обстоятельств (ст. 451 ГК РФ), но не как возможности расторгнуть или изменить
договор в судебном порядке, а как потребности в сотрудничестве сторон договора в связи с
изменяющимися обстоятельствами, отражающимися непосредственным образом на договорных
отношениях сторон, что позволит адаптировать условия договора к подобному изменению с целью
сохранения баланса интересов сторон, в том числе имущественных.

Надежные и честные партнерские отношения должны основываться и выстраиваться сторонами


договора не только и не столько на базе нормативных правовых актов, сколько на тех началах, принципах,
требованиях, в том числе добросовестности, разумности, справедливости, непротиворечивости поведения,
эквивалентности отношений, доверия сторон, которые должны стать мотивом их поведения в договорных
отношениях, мерилом того, насколько сторонам удастся сохранить взаимное уважение и доверие даже в
случае, если заключенный договор пришлось расторгнуть или изменить, поскольку оборот одним договором
не ограничивается, в связи с чем репутация профессионального, честного и надежного партнера, с которым
даже самые неразрешимые противоречия можно устранить на взаимовыгодных условиях, составляет
основу цивилизованного имущественного оборота. Именно в таком подходе и отражается философия
договорных отношений, которые не нуждаются в "заурегулированности", а должны выстраиваться согласно
следующему правилу: "Относись к партнеру, действуй по отношению к нему и осуществлению договорных
обязанностей и реализации договорных прав так, как согласно твоему представлению должен вести себя
твой лучший партнер".

Хотелось бы избежать лозунгов, но современный оборот требует выстраивания договорных


отношений субъектами оборота на принципах сотрудничества сторон, взаимного доверия, эквивалентности
отношений, отношения к контрагенту с позиции того, каким бы сторона договора видела своего лучшего,
надежного партнера, которые должны стать внутренней потребностью сторон договора, формируя этику
делового оборота. И стадия расторжения и изменения договора, как никакая другая, опосредующая статику
и динамику договорного отношения, может стать ареной для выстраивания таких отношений, поскольку в
идеале разумно ожидаемым является реальное и надлежащее исполнение договорных обязательств (при
признании тенденции отхода от значения такого исполнения в условиях современного рынка), а значит,
расторжение и изменение договора практически всегда сопровождается осложнением отношений сторон, от
которых требуется большой труд - и профессиональный, и этический, с тем чтобы достичь
взаимоприемлемых условий и сохранить при этом репутацию честного, порядочного и надежного партнера.
Пожалуй, именно это и составляет философию договора.

Глава I. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ И ПОРЯДОК РАСТОРЖЕНИЯ И ИЗМЕНЕНИЙ


ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА

§ 1. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ РАСТОРЖЕНИЯ


И ИЗМЕНЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 4 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Рассматривая любой институт права, исследователи, как правило, пытаются дать определение
понятию такого института. Полагаем, что применительно к институту расторжения или изменения договора
практическую значимость имеет не определение понятия, правовая квалификация в части признания
расторжения и изменения договора мерой оперативного воздействия, способом защиты или способом
самозащиты права, мерой гражданско-правовой ответственности, а установление того, что представляет
собой такой сложный юридический состав, как расторжение или изменение договора, поскольку от
правильного и исчерпывающего определения входящих в него фактов зависит эффективность применения
регулирующих соответствующие отношения сторон норм, и в первую очередь - законность и
обоснованность принимаемых судом решений при рассмотрении споров о расторжении или изменении
договора.

Так, например, при рассмотрении спора о взыскании по договору и его расторжении надлежит в том
числе установить факт заключенности договора, что позволит избежать ситуации, когда, стремясь
освободиться от ответственности, недобросовестный должник впоследствии подаст иск о признании такого
договора незаключенным. Так, Одинцовским городским судом Московской области был удовлетворен иск о
взыскании денежных средств, уплаченных по договору, неустойки в связи с неисполнением подрядчиком
обязательств по договору подряда, повлекшим отказ заказчика от исполнения договора и предъявление им
требования о возмещении убытков на основании ст. 717 ГК РФ <1>. Вместе с тем Судебная коллегия по
гражданским делам Московского областного суда <2> приняла признание истцом по указанному выше делу,
по которому судебный акт уже вступил в законную силу, заявленного ответчиком самостоятельного иска о
признании спорного договора подряда незаключенным и, соответственно, иск о признании договора
незаключенным удовлетворила. В данном случае именно неустановление судом всех входящих в сложный
юридический состав о расторжении договора посредством отказа от исполнения юридических фактов
привело к ситуации, когда имеется вступивший в силу судебный акт о взыскании по договору и отказе от
исполнения по нему при наличии другого судебного акта, которым данный договор признан незаключенным.

--------------------------------

<1> Решение Одинцовского городского суда Московской области от 29 декабря 2015 г. по делу N 2-
13552/2015.

<2> Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного


суда от 17 октября 2016 г. по делу N 33-28714/2016.

Следует констатировать, что расторжение или изменение договора представляет собой сложный
юридический состав, что бы ни послужило основанием последних. Изменение или прекращение договорных
отношений являет пример ситуации, когда движение гражданских правоотношений обусловливается
сложным юридическим составом как совокупностью юридических фактов, необходимых для наступления
соответствующих последствий <1>. Так, элементами сложного юридического состава при расторжении или
изменении договора по соглашению сторон являются действительные и действующие договорные
отношения и соглашение сторон о расторжении или изменении договора.

--------------------------------

<1> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958.
С. 104.

Элементами состава при расторжении или изменении договора в судебном порядке при
существенном нарушении договора одной из сторон являются:

- действительные и действующие договорные отношения;

- нарушение договорных обязательств, признаваемое существенным;

- направление контрагентом нарушившей стороны предложения о расторжении или изменении


договора в досудебном порядке;

- предъявление иска о расторжении или изменении договора в арбитражный суд;

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 5 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

- судебный акт о расторжении или изменении договора.

Элементы состава при расторжении или изменении договора в судебном порядке при существенном
изменении обстоятельств:

- действительные и действующие договорные отношения;

- изменение обстоятельств, признаваемое существенным (элементами этого факта являются условия,


наличие которых служит основанием для расторжения или изменения договора на основании ст. 451 ГК
РФ);

- направление одним из контрагентов предложения о расторжении или изменении договора в


досудебном порядке;

- предъявление иска о расторжении или изменении договора в суд;

- судебный акт о расторжении или изменении договора.

Элементы состава при расторжении или изменении договора в судебном порядке на основании ст. 428
ГК РФ:

- действительные и действующие договорные отношения;

- возникновение условий для расторжения или изменения договора на основании ст. 428 ГК РФ (явное
обременение одной стороны договора условием, которое она при равенстве переговорных возможностей не
приняла бы исходя из своих разумно понимаемых интересов);

- направление предложения о расторжении или изменении договора в досудебном порядке;

- предъявление иска о расторжении или изменении договора;

- судебный акт о расторжении или изменении договора.

Элементы состава при расторжении или изменении договора посредством одностороннего отказа от
договора или одностороннего изменения его условий:

- действительные и действующие договорные отношения;

- наступление обстоятельств, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами


или договором (для контрагентов-предпринимателей), являющихся основаниями для отказа от договора
полностью или в части, в тех случаях, когда законом или договором не предусмотрена возможность
немотивированного (с точки зрения конкретных оснований) отказа;

- односторонняя сделка по отказу от договора (от исполнения договора) полностью или в части как
юридический факт, ведущий к расторжению или изменению договора.

Целью правового регулирования гражданского оборота помимо установления правил имущественного


оборота является их поддержание в актуальном состоянии посредством внесения изменений и дополнений,
находящих адекватное и эффективное отражение в предсказуемой и единообразной судебной практике их
применения. Реформирование в части регулирования договорных отношений во многом явилось в том
числе результатом внедрения в российский гражданский оборот давно известных развитым правопорядкам
институтов, регулирующих договорные отношения субъектов предпринимательской деятельности на основе
требований добросовестности, в том числе недопустимости противоречивого и непоследовательного
поведения сторон договора, сотрудничества контрагентов, взаимного уважения сторон и договоренностей,
по которым ими было достигнуто соглашение, что, полагаем, позволит сделать российский гражданский
оборот более адекватным и привлекательным для бизнеса.

Достижение целей, которыми руководствовался законодатель при введении в практику правового


регулирования договорных отношений соответствующих изменений и дополнений, преимущественно
зависит от того, каким образом последние будут восприняты судебной практикой, которая в первую очередь

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 6 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

должна отвечать критерию предсказуемости, и какое отражение такие изменения и дополнения будут иметь
при принятии судом решений по делам о расторжении или изменении договоров. В случае возникновения
спора о расторжении или изменении договора, когда сторонам не удалось найти компромисс и
урегулировать спор во внесудебном порядке, обращение в арбитражный суд с иском требует от субъектов
оборота подбора и анализа судебных актов арбитражных судов со схожей фабулой дела, схожим
предметом и основанием иска, что позволит сторонам спора понять, каким образом следует обосновывать
свои требования и возражения, что, в свою очередь, станет необходимым и достаточным основанием для
мотивирования судом принимаемого судебного акта. "Судебная практика - это сложившиеся при
разрешении судами однородных конкретных дел правовые положения, выработанные в результате
единообразного и многократного применения норм к отношениям, не урегулированным с исчерпывающей
ясностью или неполно урегулированным соответствующим законом" <1>.

--------------------------------

<1> Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. С. 57.

Основным аргументом критики введения в правовое регулирование гражданского оборота принципов


добросовестности, справедливости, составляющих в известной степени нравственное начало гражданского
оборота, является то, что их применение дает суду широкие возможности для усмотрения при принятии
решения, поскольку, будучи положенными в основу такого решения, они позволяют суду мотивировать
принятие любого судебного акта, обусловливая непредсказуемость судебной практики, а порой и судейский
произвол. С одной стороны, "толкование, например судебное, в ходе правоприменения оценочных терминов
в большинстве случаев есть процесс замещения более формализованными, фиксирующими юридическое
значение явлений и предметов. В основе этого процесса лежит все та же закономерность - переход от
правовой неопределенности к правовой определенности, что является важной особенностью
правоприменения" <1>.

--------------------------------

<1> Власенко Н.А. Неопределенность в праве: понятие и пути исследования // Российское правосудие.
2006. N 7. С. 8.

С другой стороны, введенные оценочные понятия в части регулирования договорных отношений


превращаются в каучуковые нормы, которыми можно обосновать любое решение суда, которые, в свою
очередь, позволяют недобросовестным контрагентам оспаривать договор, признавая последний
недействительным или незаключенным, безосновательно требовать его расторжения, в том числе
посредством отказа от договора (исполнения договора), уклоняясь от надлежащего исполнения своих
обязательств по договору. При этом согласно п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О
применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации" поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии
обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное
отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

Результатом такого подхода явилось то, что арбитражные суды повсеместно стали разрешать споры,
возникающие из договорных отношений, обосновывая судебные акты требованиями добросовестности
поведения субъектов гражданского оборота, что позволило выносить решения, обосновывая их не буквой, а
духом закона даже в тех случаях, когда в законе отсутствует пробел в правовом регулировании вопросов,
которые явились основой соответствующих споров, расширив тем самым дискреционные полномочия суда
и сделав при этом результат обращения в суд для разрешения спора непредсказуемым для сторон
договора, порождая состояние правовой неопределенности. Так, например, ВС РФ при отсутствии
соответствующей нормы в п. 3 ст. 310 ГК РФ, регулирующей вопросы выплаты денежной суммы за
реализацию права на отказ, наделил суды правом отказать во взыскании платы за отказ в случае
осуществления одной из сторон права на отказ от договора (исполнения договора), если будет доказано
заведомо недобросовестное осуществление права (при отсутствии критериев заведомой
недобросовестности решение вопроса отдано на усмотрение суда, оценивающего доказательства по
внутреннему убеждению. - Е.П.) требовать ее уплаты в размере, очевидно не соответствующем
неблагоприятным последствиям отказа от исполнения обязательства или изменения его условий (п. 16
Постановления Пленума ВС РФ N 54 от 22 ноября 2016 г. "О некоторых вопросах применения общих

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 7 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении"). Поскольку


возможность выплаты денежной суммы за отказ от договора предоставлена лишь субъектам
предпринимательской деятельности, которые, действуя в своей воле и в своем интересе, профессионально
осуществляют деятельность на свой риск, последняя является для них гарантией компенсации, своего рода
страхованием от негативных последствий немотивированного отказа другой стороны от договора
(исполнения договора), так как возможность такого отказа порождает для сторон состояние
неопределенности относительно судьбы договорных обязательств, в связи с чем это именно тот случай,
когда свобода договора в части установления такого условия в договоре должна быть безоговорочно
соблюдаемой (при отсутствии ситуации неравенства переговорных возможностей). Если сторона такого
договора реализует свое право на немотивированный отказ от договора, все риски выплаты компенсации
другой стороне договора должны быть возложены на нее даже в том случае, если последствия отказа для
другой стороны не являются критичными.

Кроме того, применительно к договорным отношениям в настоящее время суды наделены


возможностью толковать не только условия договора, но и нормы законодательства, определяющие права и
обязанности сторон договора с позиции установления императивности или диспозитивности таких норм
(Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16 "О свободе договора и ее пределах"), в том числе
исходя из целей и существа законодательного регулирования. В этой связи трудно переоценить
потребность правоприменительной практики в части формулирования общих, единообразных подходов при
использовании судами гражданско-правовых норм, содержащих оценочные понятия, которые, с одной
стороны, будут служить ориентиром при разрешении аналогичных споров, с другой - выступать средством
правового воздействия в части установления границ усмотрения судьи при оценке поведения контрагентов,
являясь определенной гарантией от произвольного судейского усмотрения. Такой подход позволит
гармонизировать оборот, диспозитивное регулирование которого - основа построения договорных
отношений его субъектов, даст понимание участникам договорных отношений о тех критериях и ориентирах,
которыми необходимо руководствоваться, чтобы в случае возникновения спора и невозможности его
урегулирования без судебного вмешательства судебное разбирательство и следующий за ним судебный акт,
отвечающий критериям законности, обоснованности и мотивированности, были в известной степени
предсказуемыми для сторон такого спора. "В результате толкования права в процессе его применения
вырабатывается определенная единая линия, практика при разрешении дел определенной категории
складывается в своеобразный правовой обычай" <1>.

--------------------------------

<1> Вильнянский В.И. Значение судебной практики в гражданском праве // Ученые труды ВИЮН. Вып.
9. М., 1947. С. 252.

Согласно ч. 4 ст. 15 АПК РФ принимаемые арбитражным судом судебные приказы, решения,


постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными, арбитражный
суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном,
объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст. 71 АПК РФ).
"Фундаментальная характеристика процесса - это беспристрастность. Судья должен обращаться со
сторонами одинаково, давая им одинаковые возможности во время разбирательства, он не должен иметь
никакой, хотя бы отдаленной, заинтересованности в исходе дела. Он должен давать сторонам возможность
заявлять свои аргументы. Усмотрение должно основываться на доказательстве, предъявляемом судье. Его
решение должно быть мотивированно. Это требование, чтобы судья объяснил свое решение, особенно
важно" <1>.

--------------------------------

<1> Барак А. Судейское усмотрение. М., 1999. С. 33.

Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимости их


необоснованной оценки, при которой тождественные обстоятельства получают диаметрально
противоположное толкование без указания каких-либо причин этого. Такая оценка доказательств не может
быть признана объективной <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 8 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 16 июня 2009 г. N 17580/08 по делу N А40-65399/07-29-


602.

При этом следует учитывать, что определенной гарантией для участников процесса от произвольного
усмотрения суда при разрешении спора является предоставление лицам, участвующим в деле, тех прав,
которыми обеспечивается состязательность процесса. Так, согласно ст. 9 АПК РФ таким лицам
гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу,
обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения
по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств.
При этом лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения
ими процессуальных действий.

При рассмотрении споров о расторжении или изменении договора следует иметь в виду, что
непредставление стороной необходимых и достаточных доказательств в обоснование своих требований и
возражений приводит к возложению на сторону риска наступления негативных последствий. "Нежелание
представить доказательства должно квалифицироваться исключительно как отказ от опровержения того
факта, на наличие которого аргументированно со ссылкой на конкретные документы указывает
процессуальный оппонент. Участвующее в деле лицо, не совершившее процессуальное действие, несет
риск наступления последствий такого своего поведения" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 г. N 12505/11 по делу N А56-1486/2010.

Крайне важно, чтобы суды, толкуя договор и его условия, в том числе исходя из подхода,
сформулированного в п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ N 16, устанавливая действительные
намерения сторон при заключении договора (ст. 431 ГК РФ), отстаивали свободу договора, были
сориентированы на необходимость уважения и признания договоренностей сторон, на то, что
согласованные условия договора должны исполняться, в первую очередь договора, сторонами которого
являются субъекты предпринимательской деятельности, что позволит уменьшить число злоупотреблений
субъектов оборота, связанных с недобросовестным предъявлением требования о расторжении и изменении
договора, в том числе посредством одностороннего отказа, и, соответственно, повысить вероятность
обязательного исполнения договора, а значит, конкурентоспособность российской правовой системы, и тем
самым изменит тенденцию выбора субъектов оборота в качестве применимого иностранного права. От
судей, рассматривающих споры, возникающие из договорных отношений, требуется особенный
профессионализм, осмотрительность и высокие моральные качества: "Как бы хороши ни были правила
деятельности, они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках"
<1>.

--------------------------------

<1> Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (общие черты судебной этики) //
Избранные труды и речи / Сост. И.В. Потапчук. Тула, 2000. С. 79.

Те же требования применимы и к субъектам гражданского оборота при выстраивании ими договорных


отношений, что обусловлено повышенными требованиями к разработке договоров, к оценке рисков и
правовых последствий формулирования условий договора определенным образом, к оценке судебной
перспективы рассмотрения соответствующих споров, в том числе при толковании условий договора судом.
Контрагенты должны выстраивать договорные отношения таким образом, чтобы в максимальной степени
исключить воздействие на отношения сторон внешних факторов, в том числе усмотрения суда при
разрешении возникших споров. Невозможно предвидеть все обстоятельства, с которыми могут столкнуться
стороны в динамике договорных отношений, однако максимально обезопасить, нивелировать негативное
воздействие таких обстоятельств возможно, разработав и согласовав с достаточной степенью
определенности и конкретики условия договора с позиции как буквы, так и духа закона, через призму
требований справедливости, разумности, добросовестности, с позиции достижения экономических
интересов обеими сторонами.

Стороны договора должны взаимодействовать друг с другом не как антагонисты, а как партнеры,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 9 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

стремящиеся достичь как собственных, так и общих целей, стараться не доводить возникшие деловые
разногласия до судебного разбирательства, приходить к компромиссу в случае возникновения споров с
максимальным достижением взаимовыгодного результата, поскольку самая экономически эффективная
модель сотрудничества - взаимовыгодный, эквивалентный обмен благами субъектов гражданского оборота.
Направленность на обеспечение баланса интересов сторон, в том числе стремление сторон к
уравновешению выгод и потерь каждой стороны при расторжении и изменении договора, становится
пределом свободы договора в отношениях контрагентов во всем многообразии обстоятельств, возникающих
в динамике договора, поскольку конкретным договором предпринимательская деятельность субъектов
оборота, сам оборот не ограничиваются, а ценой такого взаимодействия контрагентов (доверие,
сотрудничество, уважение) становится формирование деловой репутации контрагентов как надежных и
честных партнеров.

Для достижения указанных целей особое значение имеет уяснение принципов, начал, требований,
которыми в первую очередь должны руководствоваться стороны договора не только при вступлении в
договорные отношения и исполнении договорных обязательств, но и на стадии расторжения и изменения
договора.

В соответствии с Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании


Гражданского кодекса Российской Федерации" целью совершенствования законодательных основ рыночной
экономики, подготовки изменений в ГК РФ являлось и дальнейшее развитие основных принципов
гражданского законодательства Российской Федерации, соответствующих новому уровню развития
рыночных отношений.

Как отмечается в юридической литературе, "принципы - стабильные нормативно-руководящие


положения, в соответствии с которыми строится нормативная база гражданско-правового регулирования"
<1>; "необходимо признать, что основные принципы какой-либо отрасли права мы должны обнаружить в
самих нормах, составляющих в совокупности данную отрасль; если же принципы прямо не
сформулированы, то они должны быть обнаружены из общего смысла самих норм" <2>.

--------------------------------

<1> Свердлык Г.А. Принципы советского гражданского права: Автореф. ... дис. д-ра юрид. наук. М.,
1988. С. 4.

<2> Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 137.

Не вступая в дискуссию относительно понятия принципов права, основных начал, необходимости их


прямого отражения в норме закона, тем не менее следует отметить, что "принципы права могут
содержаться в отдельных нормах или в группе норм, но могут пронизывать судебную практику, даже не
будучи самостоятельно сформулированы в объективном праве, составляя стержень правовой идеологии,
господствующей в данной стране или на международной арене; могут концентрироваться в субъективном
праве и юридических обязанностях, в правовых обычаях и традициях, деловых обыкновениях, в правовой
культуре региона. Таким образом, необязательно, чтобы принципы данного типа права были непременно и в
полном объеме сформулированы в нормах законодательства, хотя это и весьма желательно, по крайней
мере по отношению к ведущим принципам" <1>.

--------------------------------

<1> Явич Л.С. Теория государства и права / Под ред. А.И. Королева, Л.С. Явича. Л., 1987. С. 286.

Представляется, что принципы, руководящие начала не всегда прямо сформулированы и отражены в


нормах правах, что тем не менее не умаляет воздействие таких принципов на общественные отношения, в
том числе договорные, поскольку они пронизывают и обусловливают всю систему правового регулирования,
являясь ориентиром не только для законодателя, но и для правоприменительной практики: "Правовые
принципы обеспечивают сбалансированное состояние права, его взаимосвязь с иными формами права,
внутреннее единство и целостность; ожидаемость, предсказуемость, непротиворечивость и
последовательность правотворческого и правореализационного процесса" <1>. "Выражение отправных
начал может производиться не только в законодательных актах правотворческих органов. Существует и

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 10 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

другой способ - через правоположения судебной практики" <2>.

--------------------------------

<1> Ершов В.В. Правовая природа принципов российского права: теоретические и практические
аспекты // Российский судья. 2009. N 5. С. 13.

<2> Иванов Р.Л. Принципы советского права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1988. С. 12.

Следует отметить, что ст. 1 ГК РФ оперирует более широким понятием, чем принципы гражданского
права, - "основные начала гражданского законодательства": гражданское законодательство основывается
на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности,
свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела,
необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления
нарушенных прав, их судебной защиты.

Основные начала гражданского права - это основополагающие идеи (общие принципы), которые
определяют содержание гражданско-правового регулирования в целом, отраслевую специфику норм
гражданского права и практику его применения <1>. Представляется, что общие начала гражданского
законодательства отражены не только в ст. 1 ГК РФ, но и, например, в ст. 10 ГК РФ, определяющей пределы
осуществления гражданских прав.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учебник / Под общ. ред. С.С. Алексеева. М., 2007. С. 17.

Согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и исполнении


гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно,
при этом п. 5 ст. 10 ГК РФ установлена презумпция добросовестности участников гражданских
правоотношений и разумности их действий. Таким образом, в ГК РФ принципы добросовестности и
разумности находят выражение в первую очередь как требование к поведению участников гражданских
правоотношений. Вместе с тем в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г.
N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского
кодекса Российской Федерации о кредитном договоре" принципы разумности и добросовестности прямо
названы основополагающими частноправовыми принципами.

Необходимо учитывать, что ст. 6 ГК РФ установлено правило, согласно которому права и обязанности
сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и
требований добросовестности, разумности и справедливости при невозможности использования аналогии
закона. Между тем суды мотивируют принимаемые акты, руководствуясь указанными принципами не только
при необходимости применения аналогии права, но и при применении норм, в которых содержатся
оценочные понятия: существенность, равноценность встречных предоставлений, эквивалентность,
справедливость распределения, применение которых требует мотивированного обоснования: "Закон не в
состоянии определить общие критерии добросовестности, разумности и справедливости. Это может
сделать суд при рассмотрении спора применительно к конкретной ситуации. И только анализ судебных
актов, содержащих оценки поведения участников имущественного оборота с точки зрения
добросовестности, разумности и справедливости в наиболее типичных ситуациях, позволит выработать
какие-либо общие подходы. Параметры оценочных понятий могут быть определены лишь многообразной
судебно-арбитражной практикой применительно к конкретным ситуациям, возникающим при разрешении
споров" <1>. Вместе с тем правилом, установленным в п. 2 ст. 6 о том, что самостоятельное значение с
точки зрения единственного обоснования при определении прав и обязанностей сторон может иметь
принцип добросовестности, разумности и справедливости, следует руководствоваться лишь при
невозможности использования аналогии закона.

--------------------------------

<1> Витрянский В.В. Новый Гражданский кодекс и суд // Хозяйство и право. 1997. N 6. С. 80.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 11 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Применительно к расторжению и изменению договора следует говорить о тех началах, требованиях,


на которых основывается правовое регулирование реализации соответствующих прав и осуществления
обязанностей и которые обусловливают подход судебной практики к разрешению споров, возникающих из
отношений по расторжению и изменению договора, в том числе при оценке поведения сторон при
расторжении и изменении договора.

В первую очередь к таким требованиям относятся добросовестность, разумность, справедливость,


баланс интересов сторон, эквивалентность отношений, равенство сторон договора и свобода договора (в
том числе защита от несправедливых договорных условий - защита слабой стороны договора),
стабильность договора, сотрудничество и доверие сторон договора.

Добросовестность, разумность действий сторон договора. Еще в Концепции совершенствования


общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации (п. 1.3 § 1 раздела I) <1> указывалось на
необходимость придать принципу добросовестности более весомое значение, поскольку неограниченная
свобода в достижении эгоистических интересов чревата дестабилизацией оборота, так как привносит в него
элементы, на которые не рассчитывает добропорядочное большинство. Предсказуемость поведения
основана на удовлетворении ожиданий, а они базируются на представлении о добросовестном поведении.

--------------------------------

<1> Концепция совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации //


Проект рекомендован Президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и
совершенствованию гражданского законодательства к опубликованию в целях обсуждения (протокол N 2 от
11 марта 2009 г.).

Между тем еще в Замечаниях Редакционной комиссии указывалось, что "договорные отношения
сторон должны покоиться на началах справедливости и добросовестности", "требования добросовестности
составляют коренное начало договорно-обязательственных отношений" <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению


Гражданского уложения. Кн. V. 1899. Т. I. С. LII, LIII. (Цит. по: Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в
проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 2006. N 1. С. 125.)

"...Частная собственность и основанный на ней товарно-денежный оборот содержат в себе не только


созидательный, но и разрушительный потенциал, что еще раз подтвердил последний мировой финансово-
экономический кризис. Стремление к наживе любым способом в условиях закрытости, утаивания
информации, отсутствия должного контроля, мер предупреждения, пресечения и ответственности множит
экономическую недобросовестность, которая принимает столь значительные масштабы, что ее
разрушительное воздействие ощущает мировая экономика. Но начинается все с малого - с
недобросовестности в конкретных отношениях, опосредуемых гражданским правом, в связи с чем принцип
добросовестности поведения участников гражданских отношений должен быть сквозным, реализовываться
системно на всех стадиях развития гражданских правоотношений - совершения сделок, установления прав
и обязанностей, осуществления прав, исполнения обязанностей, защиты нарушенных прав и
ответственности правонарушителей" <1>. Закрепление принципа добросовестности в качестве как общего
принципа, так и требования, ориентира к поведению и действиям субъекта оборота применительно к
осуществлению конкретных обязательств и реализации прав в первую очередь служит основанием для
отказа в защите права при установленной недобросовестности поведения субъекта оборота.

--------------------------------

<1> Яковлев В.Ф. О кодификации гражданского законодательства современной России // Основные


проблемы частного права: Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Александра
Львовича Маковского / Отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М., 2010. С. 392.

В соответствии с п. 3 ст. 307 ГК РФ при установлении, исполнении обязательства и после его


прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 12 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также
предоставляя друг другу необходимую информацию. Статьями 450 и 450.1 ГК РФ, регулирующими
основания и порядок изменения и расторжения договора и отказ от договора (исполнения договора)
соответственно, прямо установлено требование о том, что при осуществлении права на одностороннее
изменение условий договора, а также права на отказ от договора (исполнения договора) сторона должна
действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными
правовыми актами (при осуществлении права на отказ от договора) или договором. Согласно п. 14
Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54 "О некоторых вопросах применения общих
положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении" при
осуществлении стороной права на одностороннее изменение условий обязательства или односторонний
отказ от его исполнения она должна действовать разумно и добросовестно, учитывая права и законные
интересы другой стороны (п. 3 ст. 307, п. 4 ст. 450.1 ГК РФ). Нарушение этой обязанности может повлечь
отказ в судебной защите названного права полностью или частично, в том числе признание ничтожным
одностороннего изменения условий обязательства или одностороннего отказа от его исполнения (п. 2 ст. 10,
п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Несмотря на то что требование разумности и добросовестности прямо установлено применительно


лишь к случаю одностороннего изменения условий договора и отказа от договора и не упоминается в части
расторжения договора по требованию одной стороны, нет достаточных оснований полагать, что в части
осуществления одностороннего расторжения договора данное требование неприменимо. Представляется,
что данный вопрос относится исключительно к недостаткам законодательной техники, что никоим образом
не исключает действие принципа добросовестности и разумности при расторжении договора как
универсального начала гражданского права.

Обратимся к вопросу о том, что включает в себя требование добросовестности. "Добрая совесть
может восприниматься как ценность, выражающая позицию лица, которое уважает своего контрагента,
видит в нем равного себе и этим актом признания и приравнивания постоянно воспроизводит право на
элементарном и тем самым на всеобщем уровне... Добрая совесть может означать осмотрительность,
разумную осторожность, уважительное отношение к праву и контрагенту, исправное исполнение своих
обязанностей" <1>.

--------------------------------

<1> Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2008. С. 777, 782.

И.Б. Новицкий дает следующую характеристику добросовестности: "Добрая совесть (bona fides), по
этимологическому смыслу, таит в себе такие элементы, как: знание о другом, о его интересах; знание,
связанное с известным доброжелательством; элемент доверия, уверенность, что нравственные основы
оборота принимаются во внимание, что от них исходит каждый в своем поведении. Вместе с тем принципом
доброй совести выражаются связанность, согласованность отдельных частных интересов, а также частного
интереса с интересом целого; подчинение каждого равномерно идее общего блага, поскольку она
проявляется или отражается на отношении между данными лицами". "Применение принципа
добросовестности выражается в беспристрастном взвешивании противоположных экономических интересов
спорящих сторон, каждая из которых может ждать от другой поведения, с законом и договором, словом,
такого поведения, какое данная сторона сама могла и должна была одобрить" <1>.

--------------------------------

<1> Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник
гражданского права. 2006. N 1. С. 130, 131 (печ. по: Вестник гражданского права. 1916. N 6, 7, 8).

Не отрицая наличия нравственных начал частноправового регулирования, полагаем неверным


смешивать добросовестность с нравственностью, поскольку нравственные пределы осуществления и
защиты гражданских прав и исполнения обязанностей являются ничем не ограниченным мотивом,
допускающим произвольное толкование норм ГК РФ и позволяющим обосновать любое решение,
приводящее к непредсказуемым последствиям, подрывая уверенность субъектов оборота в стабильности
как договора, так и оборота в целом. Кроме того, ГК РФ и правоприменительная практика выработали
некоторые критерии, которые позволяют заключить, что стороны договора ведут себя добросовестно.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 13 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Добросовестность определяется как честное, тщательное и аккуратное выполнение обязанностей,


старательность и исполнительность <1>, и при принятии решения судьей добросовестность выступает как
объективное мерило, которое должно использоваться в качестве критерия <2>.

--------------------------------

<1> См.: Щенникова Л.В. Справедливость и добросовестность в гражданском праве (несколько


вопросов теории и практики) // Государство и право. 1997. N 6. С. 119 - 121.

<2> См.: Гаджиев Г.А. Конституционные принципы добросовестности и недопустимости


злоупотребления субъективными правами // Государство и право. 2002. N 7. С. 58 - 59.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из


поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные
интересы другой стороны, содействующего ей в том числе в получении необходимой информации. При этом
поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного
заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий
участника гражданского оборота от добросовестного поведения (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 23
июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского
кодекса Российской Федерации"). "Сегодня от любого судьи требуется большой нравственный и умственный
труд, чтобы в каждом конкретном случае обнаружить выход за пределы добросовестности" <1>.

--------------------------------

<1> Щенникова Л.В. Злоупотребление правом (дух и буква закона) // Законодательство. 1999. N 5. С.
20.

Так, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа указал, что исходя из презумпции добросовестности
участников гражданского оборота, поскольку судами установлено, что истец после получения от ответчика
уведомления о готовности товара произвел предварительную оплату платежными поручениями, принял
часть товара по накладным, в последующем подписал соглашение о продлении срока действия договора,
суды правомерно руководствовались тем, что поведение товарищества не свидетельствовало о намерении
отказаться от исполнения договора в связи с нарушением обществом принятых на себя обязательств <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12 апреля 2017 г. по делу N


А70-7129/2016.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении ВС РФ <1>, при наличии


доказательств, свидетельствующих о недобросовестном поведении стороны по делу, эта сторона несет
бремя доказывания добросовестности и разумности своих действий. Иными словами, обоснованное
подозрение субъекта хозяйственного оборота в недобросовестных действиях "переворачивает" для него
ординарную презумпцию добросовестности, установленную п. 5 ст. 10 ГК РФ, трансформируя ее в
презумпцию недобросовестности этого субъекта в конкретном правоотношении <2>.

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ от 15 декабря 2014 г. N 309-ЭС14-923.

<2> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 августа 2016 г. по делу N А46-
10433/2015 (Определением ВС РФ от 25 октября 2016 г. N 304-ЭС16-13576 отказано в передаче дела N А46-
10433/2015 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке
кассационного производства данного Постановления).

Таким образом, в случае возникновения ситуации, требующей расторжения или изменения договора,
добросовестность сторон договора выражается в том, что стороны должны учитывать интересы друг друга с
целью достижения взаимовыгодного урегулирования отношений в части последствий расторжения или
изменения договора, раскрывать всю имеющую значение для адекватного разрешения ситуации

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 14 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

информацию, не злоупотребляя предоставленными законом или договором правами, в том числе правом
немотивированно отказаться от договора (исполнения договора).

Требование добросовестности неразрывно связано с требованием разумности: "Разумность является


внутренним пределом усмотрения правоприменителя при определении содержания оценочного понятия, с
другой стороны, выступает в качестве масштаба судебного усмотрения при внешней оценке поведения
участника гражданского правоотношения при реализации нормы с оценочным понятием" <1>.
Представляется, что добросовестный участник гражданского оборота должен предвидеть не любые
неблагоприятные последствия своих действий, а только те, которые может и должен предвидеть любой
разумный субъект гражданского оборота, то есть разумно предвидимые последствия <2>. Содержанием
такого принципа права, как разумность, является баланс интересов и целесообразность действий субъектов
в правовом регулировании <3>.

--------------------------------

<1> Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность,


существенность. М., 2010. С. 224.

<2> См.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 116.

<3> См.: Власенко Н.А. Разумность и право: связь явлений и пути исследования // Журнал российского
права. 2011. N 11. С. 50.

Соответственно, разумность поведения субъекта договорного отношения в первую очередь следует


определять как целесообразное, рациональное поведение, соответствующее цели вступления сторон в
договорные отношения.

При этом требование разумности обязывает субъекта выбирать действие и осуществлять его так,
чтобы оно при нормальном развитии причинно-следственных связей имело хотя бы минимальную
полезность для кредитора в обязательственном правоотношении либо иного названного в законе лица <1>.

--------------------------------

<1> См.: Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа социальной справедливости,
разумности и добросовестности в обязательственном праве // Законодательство и экономика. 2005. N 4. С.
32, 33.

Таким образом, критерием определения разумности субъекта оборота будет являться соответствие
его поведения ожидаемому поведению абстрактного среднего субъекта оборота, проявляющему хотя бы
минимальную степень заботливости и осмотрительности при реализации своих прав и осуществлении
обязанностей.

В связи со сказанным представляет интерес данная арбитражным судом характеристика разумности


применительно к разумности генерального директора при осуществлении последним своих прав и
обязанностей - как лицо, которому акционеры доверили руководство текущей деятельностью общества, он
должен совершать действия, ожидаемые в аналогичной ситуации при аналогичных обстоятельствах от
хорошего руководителя (п. 3.1.1 гл. 4 Кодекса корпоративного поведения, являющегося приложением к
распоряжению Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 4 апреля 2002 г. N 421/р): "Хороший
руководитель... должен был проявить поведение разумно-внимательного лица, от него обоснованно
следовало ожидать повышенного контроля ко всем условиям договора" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 г. N 12505/11 по делу N А56-1486/2010.

Разумно при расторжении или изменении договора такое поведение контрагентов, которое
характеризуется как предвидением ими последствий расторжения или изменения договора, так и учетом как
собственных интересов, так и интересов контрагента в части определения последствий расторжения или
изменения договора.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 15 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Свобода и стабильность договора. Согласно ст. 421 ГК РФ принцип свободы договора предполагает
добросовестность действий сторон, разумность и справедливость его условий, в частности их соответствие
действительному экономическому смыслу заключаемого соглашения <1>. "Свобода договора является
разумным общественным идеалом лишь в той степени, в какой можно предполагать равенство сил при
заключении сделок контрагентами, при условии, что не причиняется ущерб экономическим интересам
общества в целом..." <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 12 июля 2011 г. N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18.

<2> Ансон В. Договорное право / Пер. с англ. М., 1984. С. 15.

В юридической литературе высказывается мнение о том, что "принцип свободы договора действует
только на стадии заключения договора" <1>. Между тем не вызывает сомнения то, что и в динамике
договорного отношения, в том числе на стадии расторжения и изменения договора, отказа от договора
(исполнения договора), принцип свободы договора также находит отражение.

--------------------------------

<1> Кузнецова О.А. Нормы-принципы российского гражданского права. М., 2006. С. 164.

В первую очередь свобода договора при изменении и расторжении договора проявляется в


возможности сторон своим соглашением расторгнуть или изменить договор, в добровольности решения
сторон о расторжении или изменении договора. Такое соглашение по своей правовой природе является
гражданско-правовым договором, на заключение и определение условий которого в полной мере
распространяется принцип свободы договора.

Кроме того, свобода договора при его расторжении или изменении выражается во вступлении
сторонами договора в переговоры, например, с целью адаптировать условия договора сообразно
изменившимся обстоятельствам, наступление которых при наличии необходимых условий может служить
основанием для расторжения или изменения договора в судебном порядке, а также в возможности сторон
определять условия и последствия расторжения и изменения договора, учитывая интересы друг друга и
сложившиеся между сторонами отношения. Так, несмотря на то что в результате расторжения договора, в
том числе посредством отказа, договорное обязательство прекращается, стороны могут прийти к
соглашению, в том числе и при заключении договора, относительно последствий расторжения договора, в
частности вопросов влияния расторжения и изменения на договорное обязательство, возвращения
исполненного по договору до расторжения договора, ограничения размера ответственности, в том числе
размера убытков, которые могут быть причинены другой стороне в результате прекращения договорных
отношений по причине нарушения договора одним из контрагентов, установления платы за отказ от
договора (исполнения договора), обеими сторонами которого являются субъекты предпринимательской
деятельности.

С точки зрения свободы договора применительно к расторжению и изменению договора, в том числе
посредством отказа требует упоминания вопрос стабильности договора - сохранения однажды
заключенного договора. Так, еще в Концепции развития гражданского законодательства Российской
Федерации указывалось на необходимость проведения на уровне законодательной политики принципа
сохранения однажды заключенного договора с целью обеспечения стабильности гражданского оборота и
исключения защиты интересов его недобросовестных участников (подп. 7.1 п. 7 раздела V) <1>. Той же
целью - обеспечить стабильность заключенных договоров - характеризуется предлагаемое изменение
правового регулирования расторжения договора путем одностороннего отказа от его исполнения (ст. 450.1
ГК РФ).

--------------------------------

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации одобрена решением


Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7
октября 2009 г.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 16 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

По общему правилу в ГК РФ установлен принцип реального исполнения договорного обязательства,


выражающегося в том числе в недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и
одностороннего изменения его условий, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ, другими
законами или иными правовыми актами, а при обязательстве, связанном с осуществлением всеми его
сторонами предпринимательской деятельности, - и в случаях, предусмотренных договором. Требование
реального исполнения выражается в необходимости исполнить обязательство в натуре: совершить именно
то действие, которое составляет предмет обязательства (передать определенную вещь, выполнить
определенную работу, оказать соответствующую услугу) <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 243.

Следует констатировать, что в условиях рыночных отношений, свободной конкуренции значение


принципа реального исполнения договорного обязательства утрачивает свое значение. Порой
нестабильность договорного отношения, выражающаяся в том числе в неисполнении договорных
обязательств, оспаривании договора одной из сторон, обусловлена связанностью сторон императивными
нормами ГК РФ, регулирующими как общие вопросы договорных отношений, так и отдельные виды
договорных обязательств, в том числе невозможностью заключить договор, соответствующий
исключительно интересам контрагентов, порождая порой фактическую экономическую несвободу сторон
договора. Кроме того, понуждение к исполнению договорных обязательств в натуре не всегда будет
способствовать достижению тех целей, которые преследовали стороны, заключая договор, поскольку,
например, в договорных отношениях по оказанию услуг, выполнению работ такое понуждение в ситуации,
когда поведение должника уже свидетельствовало о его недобросовестности, почти наверняка скажется на
качестве оказываемых им услуг или выполняемых работ.

Представляется, что альтернативой реальному исполнению может служить институт расторжения или
изменения договора, в том числе посредством отказа от него, такая его концепция в части определения
оснований, порядка реализации и последствий, которая гарантирует и реально обеспечит интересы сторон
договора, их баланс, став тем самым адекватным, экономически обоснованным средством достижения
интересов субъектов гражданского оборота.

Полагаем, самым наглядным примером гармоничного взаимодействия и взаимовлияния принципа


свободы договора и его стабильности служит предоставленное субъектам предпринимательской
деятельности право на установление в договоре условия о выплате денежной суммы при осуществлении
одной стороной договора права на односторонний отказ от исполнения договорного обязательства или
одностороннее изменение его условий, поскольку, с одной стороны, стороны, руководствуясь принципом
свободы договора, не ограничивают право на такой отказ и свободны в том числе в части установления
размера такой платы, но с другой - перспектива возникновения обязанности выплатить указанную денежную
сумму в предусмотренном договором размере может явиться тем сдерживающим фактором, который
сориентирует стороны договора на реальное исполнение договорных обязательств, обеспечив тем самым
стабильность и сохранение однажды заключенного договора.

Таким образом, проявление принципа свободы договора находит отражение не только на стадии
заключения договора, но и при расторжении или изменении договора, в том числе посредством отказа, и
должно служить основой для сотрудничества сторон при расторжении и изменении договора с целью
достижения максимально выгодного результата для обеих сторон и сохранении, в том числе между
бывшими партнерами, доверия, уважения и открытости к контактам в последующем.

Справедливость, защита от несправедливых договорных условий. Положения ГК РФ, иных


законов и правовых актов, содержащих нормы гражданского права, подлежат истолкованию в системной
взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в ст. 1 ГК РФ (п. 1
Постановления Пленума ВС РФ N 25). Наряду с требованиями добросовестности и разумности учету
подлежит также требование справедливости при определении прав и обязанностей субъектов оборота.
"Задача современного договорного права заключается в том, чтобы осуществить на практике "договорную
справедливость", а также защитить более слабую сторону в договоре, обязывать партнеров учитывать
интересы друг друга и побуждать их строить свои договорные отношения на основе сотрудничества и

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 17 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

добросовестности" <1>.

--------------------------------

<1> Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. Т. 2.
М., 1998. С. 18.

"Справедливость является одним из ведущих начал в практике правового регулирования, при


решении конкретных юридических дел" <1>, при этом высказана позиция, что принцип разумности и
добросовестности является составной частью более общего принципа - принципа социальной
справедливости <2>.

--------------------------------

<1> Хропанюк В.Н. Теория государства и права / Под ред. В.Г. Стрекозова. М., 1999. С. 216 - 217.

<2> См.: Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа социальной справедливости,
разумности и добросовестности в обязательственном праве // Законодательство и экономика. 2005. N 4. С.
31.

Конституционный Суд РФ определил <1>, что "в силу статей 15 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2)
и 55 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации и исходя из общеправового принципа справедливости
защита права собственности и иных вещных прав, а также прав и обязанностей сторон в договоре должна
осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и
законных интересов всех участников гражданского оборота - собственников, сторон в договоре, третьих
лиц" <2>.

--------------------------------

<1> Постановление КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П.

<2> Следует отметить, что справедливое публичное судебное разбирательство в разумный срок
независимым и беспристрастным судом, помимо прочего, является задачей судопроизводства (ч. 3 ст. 2
АПК РФ), при этом право на справедливое судебное разбирательство включает право на получение
мотивированного судебного решения (см.: Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное
разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М., 2005. С. 135, 136).

Договорная справедливость выражается в эквивалентности предоставлений сторон по договору,


необходимости достижения баланса имущественных интересов сторон, в том числе и в случае расторжения
и изменения договора. Так, согласно п. 3 ст. 451 ГК РФ при расторжении договора вследствие существенно
изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения
договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных
ими в связи с исполнением этого договора.

В настоящее время в гражданский оборот введено понятие "несправедливые договорные условия" -


условия, являющиеся явно обременительными для одного из контрагентов и существенным образом
нарушающие баланс интересов сторон, которые в случае признания такого контрагента слабой стороной
договора дают последнему право заявить требование о расторжении или изменении такого договора на
основании ст. 428 ГК РФ, а также о недопустимости применения несправедливых договорных условий на
основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ (п. 9 Постановления Пленума ВАС
РФ N 16).

Помимо материальной составляющей договорной справедливости контролю подлежит и процедурная


справедливость, выражающаяся в равенстве переговорных возможностей сторон договора и служащая
основанием для отступления от принципа юридического равенства контрагентов по договору. Так, согласно
ст. 428 ГК РФ, если условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного
неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее
согласование иного содержания отдельных условий договора, последняя вправе потребовать расторжения
или изменения договора.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 18 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Таким образом, применительно к расторжению и изменению договора принцип справедливости,


несомненно отражающий и нравственное начало регулирования гражданских правоотношений, нашел свое
выражение в том числе как в прямо установленном требовании справедливого (соразмерного,
пропорционального понесенным расходам и полученным выгодам) распределения расходов на исполнение
договора при его расторжении в связи с существенным изменением обстоятельств, так и в установлении
требования материальной и процессуальной справедливости при заключении договора на определенных
условиях, нарушение которого влечет возможность расторжения или изменения договора по требованию
одной из сторон.

Равенство, баланс интересов сторон, эквивалентность отношений. "Право необходимо


предполагает противоположение нескольких самостоятельных интересов, друг другу противопоставляемых
и друг друга ограничивающих. Назначение права и заключается именно в разграничении сталкивающихся
между собой интересов" <1>. Гражданско-правовое равенство лиц в правоотношении есть равенство
возможностей осуществления и защиты принадлежащих им субъективных прав и однородность
регулирующего воздействия права на поведение субъектов правоотношения <2>. Равенство предполагает
баланс имущественных интересов участников правоотношения. Интересы сторон гражданско-правового
обязательства - конкурирующие, и принцип равенства должен гарантировать соразмерность их прав и
обязанностей <3>.

--------------------------------

<1> Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 2003. С. 40.

<2> См.: Груздев В.В. Категория "равенство" в гражданском праве // Журнал российского права. 2008.
N 2. С. 89.

<3> См.: Кузнецова О.А. Указ. соч. С. 138.

Необходимость соблюдения баланса интересов сторон в первую очередь призвана сдерживать


стороны договора от злоупотреблений свободой договора, при этом при расторжении и изменении договора
такое требование обусловливает определение как оснований для их осуществления, так и соответствующих
последствий расторжения и изменения договора. Так, одним из условий расторжения, а при наличии
соответствующих оснований - изменения договора при существенно изменившихся обстоятельствах
является то, что исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее
договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны
такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при
заключении договора (п. 2 ст. 451 ГК РФ).

Однако следует учитывать, что распространение и на субъектов предпринимательской деятельности


возможности признания договорных условий "несправедливыми", обоснованное целями соблюдения
баланса интереса сторон, чревато нарушением принципа свободы договора и эквивалентности договорных
правоотношений, которая далеко не всегда измеряется равными встречными предоставлениями сторон по
договору, поскольку обязательное арифметическое равенство встречных предоставлений не требуется:
именно оценка субъектами равноценности встречного предоставления, удовлетворенность последним
являются ориентиром для признания соответствующих отношений эквивалентными, и речь не всегда
должна идти о получении прибыли, то есть эквивалент может и не быть имущественным, а выражаться,
например, в выходе субъекта оборота на качественно новый уровень осуществления предпринимательской
деятельности, в формировании положительной деловой репутации, то есть мотивы вступления субъектов
оборота в договорные отношения могут быть различными.

Вместе с тем "условия взаимовыгодного обмена состоят в том, чтобы выгоду от сделки получили обе
стороны. Это означает, что цена не должна настолько превышать ценность обмениваемого блага, чтобы
богатство участника обмена уменьшалось. Полезность, извлекаемая из сделки, может быть равна нулю, но
изменение богатства не должно иметь отрицательный знак" <1>.

--------------------------------

<1> Козловски П. Принципы этической экономии. СПб., 1999. С. 251, 252.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 19 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Проявление принципа эквивалентности гражданских правоотношений прослеживается на всех


стадиях развития договорных отношений, причем даже если в положениях ГК РФ указанный принцип прямо
не реализован, данный пробел восполняется соответствующим подходом арбитражно-судебной практики
(вместе с тем эквивалентность не следует смешивать с экономической целесообразностью, экономической
эффективностью, которая стала для судебной практики критерием действительности сделок, нивелируя
установленную ГК РФ в качестве основного начала гражданского законодательства возможность
осуществления субъектами гражданского оборота гражданских прав своей волей и в своем интересе с
возложением на последних возможных рисков участия в договорных отношениях).

При расторжении и изменении договора, в том числе посредством отказа от договора, крайне важным
является соблюдение сторонами требования эквивалентности отношений, в первую очередь в части
последствий, поскольку согласно п. 4 ст. 453 ГК РФ в случае, когда до расторжения или изменения договора
одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое
обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон
применяются правила ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60), если
иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства. Примером
реализации принципа эквивалентности отношений является предусмотренная договором между
предпринимателями плата за отказ от договора (исполнения договора). Кроме того, одним из условий,
служащих в совокупности с иными основаниями для расторжения или изменения договора при
существенном изменении обстоятельств, является то, что исполнение договора без изменения его условий
настолько нарушит соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлечет
для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишится того, на что была
вправе рассчитывать при заключении договора (ст. 451 ГК РФ).

Таким образом, эквивалентность гражданских правоотношений - это универсальный принцип,


обеспечивающий, наряду с принципами добросовестности, разумности и справедливости, баланс интересов
равных субъектов договорных отношений. При этом соблюдение принципа эквивалентности договорных
отношений должно являться мерилом для оценки содержания прав и обязанностей субъектов договорных
отношений и обеспечиваться в том числе тем, что сторона договора должна уметь ставить себя на место
своего контрагента, соизмерять свои интересы с его интересами.

Сотрудничество и доверие сторон. Ни законодательство, ни условия договоров не могут


предусмотреть все возможные обстоятельства и проблемы, с которыми могут столкнуться субъекты
гражданского оборота в динамике договорных отношений и которые потребуют от контрагентов принятия
решений исходя из уважения партнера, понимания выгоды от эффективного делового сотрудничества и
необходимости определения пределов соотношения цели и средств ее достижения. В подобной ситуации
стороны договорных отношений должны выстраивать отношения на основе сотрудничества и взаимного
доверия.

Следует констатировать, что развитый гражданский оборот в большей степени нуждается и может
быть урегулирован именно принципами, началами, требованиями, которые должны стать внутренним
мотивом поведения субъектов гражданского оборота при осуществлении последними предпринимательской
деятельности. Стороны договора должны взаимодействовать друг с другом как партнеры, стремящиеся
даже в случае возникновения необходимости расторгнуть или изменить договор достичь как собственных,
так и общих целей, взаимовыгодного результата, направленность на обеспечение баланса интересов сторон
становится пределом свободы в отношениях контрагентов во всем многообразии обстоятельств,
возникающих в динамике договора.

Такое поведение контрагентов соответствует общеправовым принципам сотрудничества,


направленности действий участников правоотношений на исключение причинения вреда любому участнику
правоотношений со стороны другого участника таких отношений, в частности принципу солидаризма, в
соответствии с которым при установлении, исполнении обязательства стороны обязаны действовать
добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое
содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую
информацию (п. 3 ст. 307 ГК РФ) <1>. "Договор представляется не просто точкой, где сходятся
противоречивые интересы, он также должен в определенной степени рассматриваться и как общий проект,
в котором каждая сторона должна сотрудничать" <2>. В первую очередь данный принцип адресован

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 20 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

участникам договорных отношений, определяет характер взаимодействия сторон, являясь руководящим


началом, сущностной характеристикой такой деятельности, формирующей этическую основу делового
оборота.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 августа 2016 г. N Ф04-


2932/2016 по делу N А46-10433/2015 (Определением ВС РФ от 25 октября 2016 г. N 304-ЭС16-13576
отказано в передаче дела N А46-10433/2015 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для
пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления).

<2> Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 1996. С. 117.

Договорные обязательства не могут быть детально заурегулированы договором так, чтобы в его
динамике не возникало разногласий, в связи с чем стремление сторон к сотрудничеству приобретает
решающее значение, которое должно стать убеждением стороны в необходимости/целесообразности
выстраивания взаимных отношений сторон соответствующим образом.

Истинное сотрудничество сторон в наибольшей степени проявляется именно на стадии расторжения и


изменения договора. Стороны не должны подходить к решению проблем в условиях возникновения
реальной необходимости расторгнуть или изменить договор формально, необходимо учитывать интересы
друг друга, стремясь достичь максимально выгодного эквивалентного результата с точки зрения
последствий такого расторжения или изменения. Сотрудничества нет там, где есть отказ от переговоров о
возможности изменения, адаптации условий договора в связи с изменением обстоятельств, отказ от
совершения действий по формальным основаниям, формализация отношений при возникновении спорной
ситуации посредством составления актов, направления претензий и т.д., отказ от оказания содействия
ссылкой на нарушения договора контрагентом, которые имели место быть раньше, то есть все, что
неизбежно приводит к прекращению договорных обязательств посредством расторжения договора или
отказа от него. Так, например, оптимальным результатом при существенном изменении обстоятельств, из
которых стороны исходили при заключении договора (ст. 451 ГК РФ), должна явиться адаптация условий
договора к изменившимся обстоятельствам, что особенно актуально при долгосрочных отношениях сторон.
Таким образом, при сотрудничестве и взаимном доверии контрагентов даже в самых сложных ситуациях
(каковым в том числе является существенное изменение обстоятельств, когда экономические отношения
перестают быть взаимовыгодными) у сторон есть возможность путем переговоров нивелировать отклонения
от эквивалентности посредством изменения условий договора.

Включая в текст договора условие о сотрудничестве (содействии), стороны, как правило, не


раскрывают содержание такого условия, при этом объем сотрудничества не может быть заранее с
достаточной степенью конкретики определен, особенно в долгосрочных отношениях сторон, и будет
наполняться содержанием в случае возникновения конкретной ситуации, которая потребует от сторон
соответствующего движения навстречу друг другу, большего или меньшего количества усилий, уступок для
достижения как общих, так и собственных целей, нивелирования негативных последствий, причем
имущественное выражение таких действий не имеет решающего значения.

И даже при исчерпании всех средств и возможностей для сохранения договорных отношений на
предусмотренных договором условиях значение сотрудничества при этом не прекращается и реализуется
при определении последствий расторжения или изменения договора. Если конфликт привел к разрешению
спора о расторжении или изменении договора в суде, сотрудничество может быть реализовано посредством
использования процессуальных возможностей, в первую очередь - заключения мирового соглашения и
применения иных примирительных процедур, и, поскольку сотрудничество контрагентов должно являться
основой, нормой деловой практики, поведение сторон договора подлежит оценке на предмет
сотрудничества при разрешении возникших споров <1>. Так, как указывал Г.Ф. Шершеневич, "цель мировой
сделки состоит в том, чтобы ценой обоюдных жертв устранить или предупредить споры, процессы, памятуя,
что худой мир лучше доброй ссоры" <2>.

--------------------------------

<1> Хотя в юридической литературе высказывается мнение, что "партнеры лишают себя возможности

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 21 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

урегулировать конфликт мирным путем, как только нанимают адвокатов и снимают с себя ответственность
за самостоятельное разрешение проблемы... В ходе третейского суда, как и в ходе судебного процесса,
постороннее лицо выслушивает показания, оценивает их в соответствии с действующим прецедентным
правом и законами, определяет правоту участников и выносит решение... одному партнеру приходится
доказывать, что остальные партнеры должны проиграть. Отношения редко выдерживают такое" (Гэйдж Д.
Партнерское соглашение. Как построить совместный бизнес на надежной основе / Пер. с англ. М., 2012. С.
25, 26).

<2> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. § 47. Классика российской
цивилистики // library.brstu.ru.

Анализируя концепцию Ф. Фукуямы о доверии как о факторе развития экономики, Т.А. Явкина
указывает на вывод последнего о том, что возвращение к добрососедским формам сотрудничества с опорой
на этику сотрудничества в бизнесе, где важнейшую роль должно играть именно доверие, сегодня весьма
необходимо для всего мирового экономического сообщества <1>.

--------------------------------

<1> См.: Явкина Т.А. Доверие как фактор развития экономики в концепции Ф. Фукуямы / Т.А. Явкина //
Научные исследования: от теории к практике: Материалы VIII Международной научно-практической
конференции (Чебоксары, 7 июня 2016 г.): В 2 т. Т. 2. Чебоксары, 2016. N 2(8). С. 69 - 70.

Где нет доверия между партнерами, усилена разработка условий договора о системе мер
ответственности за нарушение договора, средств защиты, условий о расторжении и изменении договора.
Между тем доверие к партнеру является основой предпринимательства, взаимовыгодного сотрудничества
сторон, потеря доверия является причиной утраты сформированной положительной деловой репутации
субъектом оборота. Основа доверия - это надежный, порядочный, профессиональный партнер со
сложившейся деловой репутацией честного и надежного предпринимателя <1>.

--------------------------------

<1> Согласно ст. 2 АПК РФ содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений,
формированию обычаев и этики делового оборота является одной из задач судопроизводства в
арбитражных судах.

Не потерявшим актуальности и в современном обороте, был выражен в российской традиции


"этический кодекс" в сфере предпринимательства купцом А. Фоминым в 1780-х гг.: "Следует купцу быть
трудолюбиву, ласкову, обходительну, учтиву, честну, скромну, умеющу говорить красно и порядочно и словом
вкрадывающемуся, так сказать, в людей. Надобно, чтоб бодрость и предприимчивость были ево удел;
осторожность и быстрота мыслей - ево счастие, а довольная опытность и осмотрительность - ево подпора.
Весьма противоестественно купцу быть лениву или тратить время в излишних забавах. Но при том всем
купец за самое главное правило почитать должен честность и непоколебимое держание своего слова" <1>.

--------------------------------

<1> Фомин А. Письмо к приятелю с приложением описания о купеческом звании вообще и о


принадлежащих купцам навыках // Новые ежемесячные сочинения. Ч. XXIV. СПб., 1788. С. 18.

§ 2. РАСТОРЖЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА


ПО СОГЛАШЕНИЮ СТОРОН, ВОПРОСЫ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРОВОГО
СОГЛАШЕНИЯ ПРИ РАСТОРЖЕНИИ И ИЗМЕНЕНИИ
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ

Общие вопросы расторжения или изменения договора по соглашению сторон, правовая


квалификация соглашения. Согласно ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по
соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.

Как справедливо указывается в юридической литературе, соглашение сторон наиболее приемлемый и

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 22 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

безболезненный способ изменения и прекращения договора, который менее всего требует правового
регулирования вследствие своей бесконфликтности <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой: в 3 т. (том 1) (под ред. Т.Е.
Абовой, А.Ю. Кабалкина) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2007 (3-е
издание, переработанное и дополненное).

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 2 т. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю.
Кабалкина. М., 2011. Т. 1. С. 406.

Следует отметить, что возможность расторжения и изменения договора по соглашению сторон


предусмотрена в п. 1 ст. 450 "Основания изменения и расторжения договора" ГК РФ, вместе с тем в
Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации говорится о способах
изменения и расторжения договора, в том числе по соглашению сторон (подп. 9.1 п. 9 раздела V).
Представляется, что применительно к расторжению и изменению договора следует говорить о соглашении
сторон как о способе, порядке расторжения и изменения договора, то есть определенной процедуре,
совокупности и порядке осуществления действий, используемых сторонами для расторжения или
изменения договора без обращения в суд, в то время как основание следует рассматривать как причину,
достаточный повод, обосновывающие возможность расторжения или изменения договора. При этом ст. 450
ГК РФ указания на конкретные основания для расторжения или изменения договора по соглашению сторон
не содержит.

Вопросы реализации принципа свободы договора при расторжении и изменении договора были
рассмотрены выше, тем не менее следует еще раз подчеркнуть, что "наделение сторон правом по
собственной воле не только заключать договор, но и определять его дальнейшую судьбу, в том числе по
соглашению между собой решать вопросы, связанные с его расторжением или изменением отдельных
условий договора, является одним из выражений принципа свободы договора" (подп. 1.2 п. 1 раздела IX
Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России) <1>.

--------------------------------

<1> Проект рекомендован к опубликованию в целях обсуждения Советом по кодификации и


совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ (Протокол от 26 января 2009 г. N
66).

Полагаем, именно на стадии расторжения или изменения договора по соглашению сторон принцип
свободы договора находит максимальное отражение, поскольку стороны могут своим соглашением
расторгнуть или изменить договор даже тогда, когда основание и судебный порядок для расторжения и
изменения договора предусмотрены императивной нормой закона в случае расторжения или изменения
договора по требованию одной из сторон.

Свобода сторон договора при заключении сторонами соглашения о расторжении или изменении
договора проявляется и в том, что, например, включение в договор аренды условия, согласно которому
арендная плата может быть изменена по соглашению сторон не чаще одного раза в год в связи с теми или
иными обстоятельствами (ростом инфляции и др.), не является принятием сторонами сделки на себя
обязательств по заключению в будущем соглашения об изменении договора в этой части. В данном
положении лишь устанавливается возможность изменения арендной платы по соглашению сторон, а не по
требованию одного из контрагентов в судебном порядке <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 апреля


2010 г. N 1074/10 по делу N А40-90259/08-28-767, Постановление Федерального арбитражного суда
Западно-Сибирского округа от 7 марта 2013 г. по делу N А46-12436/2012.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 23 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

ВАС РФ была высказана позиция о том, что стороны могут предусмотреть возможность расторжения
договора по соглашению сторон и в случае существенного нарушения договора одним из контрагентов: ГК
РФ не содержит запрета на включение в договор купли-продажи, заключенный с отсрочкой платежа,
условия о расторжении этого договора по соглашению сторон в случае неуплаты покупателем цены, что
является существенным нарушением со стороны последнего. Соответственно, стороны договора с
отсрочкой платежа вправе включить в договор условие о расторжении этого договора по соглашению сторон
в случае неуплаты покупателем цены в установленный договором срок <1>. Однако в данном случае
необходимо учитывать, что, заключая подобное соглашение, сторона договора, имеющая право на
расторжение договора в связи с существенным нарушением договора контрагентом, принимает на себя
риск невозможности взыскания убытков на основании п. 5 ст. 453 ГК РФ, если только в соглашении стороны
не отразили регулирование указанного вопроса.

--------------------------------

<1> Определение ВАС РФ от 27 августа 2012 г. N ВАС-7454/12.

Из общего правила о возможности изменения и расторжения договора по соглашению сторон ГК РФ,


другими законами (не правовыми актами. - Е.П.) или договором могут быть установлены соответствующие
изъятия, ограничивающие принцип свободы договора.

Поскольку последствия заключения соглашения о расторжении или изменении договора могут


затронуть права и интересы третьих лиц, ограничения должны в первую очередь устанавливаться именно в
целях защиты их прав. Так, например, согласно п. 2 ст. 430 ГК РФ после выражения третьим лицом
должнику намерения воспользоваться своим правом по договору, заключенному в его пользу, по общему
правилу стороны лишаются возможности расторгать или изменять договор без согласия этого лица.

Условия договора, заключенного по результатам торгов в случае, когда заключение последнего


допускается только путем проведения торгов, могут быть изменены сторонами, если это изменение не
влияет на условия договора, имевшие существенное значение для определения цены на торгах, а также в
иных случаях, установленных законом (п. 8 ст. 448 ГК РФ).

Так, суд кассационной инстанции оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций о признании
дополнительного соглашения об изменении существенных условий договора аренды недействительным,
поскольку было установлено, что фактически государственное имущество было передано в пользование
ответчику на условиях, которые не были предметом торгов, то есть с нарушением ст. 17.1 Федерального
закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции". Заключение дополнительного соглашения без
соблюдения предусмотренной нормами Закона "О защите конкуренции" процедуры аукциона создало
дискриминационные условия для заведомо неограниченного числа других хозяйствующих субъектов,
поставив их в неравное положение по сравнению с ответчиком, которому фактически предоставлен доступ к
информации об условиях нового предложения арендовать объект недвижимости по ранее не заявленной
истцом арендной плате в качестве лота на аукционе <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 6 июня 2012 г. по делу
N А43-16441/2011.

ГК РФ устанавливает и иные ограничения в части заключения соглашения о расторжении и изменении


договора. Так, например, по общему правилу размер арендной платы может быть изменен по соглашению
сторон не чаще одного раза в год (п. 3 ст. 614).

Ограничения в части возможности изменения и расторжения договора по соглашению сторон могут


определяться и договором (п. 1 ст. 450 ГК РФ). В связи с этим следует упомянуть о данном указанной норме
толковании КС РФ: предоставляя сторонам возможность в договорном порядке самостоятельно определить
основания, при которых возможны изменение или расторжение договора, кроме как по их взаимному
соглашению, сама по себе оспариваемая норма (норма п. 1 ст. 450 ГК РФ. - Е.П.) направлена на
реализацию гражданско-правового принципа свободы договора <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 24 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Определение КС РФ от 24 мая 2005 г. N 170-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы
Свободного профсоюза работников МП "Медавтотранс" на нарушение конституционных прав и свобод
пунктом 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации".

Вместе с тем с подобным толкованием согласиться трудно. Так, судебная практика выработала
подход, выраженный следующим образом: гражданским законодательством предусмотрено правило, что
изменение или расторжение договора возможны как по соглашению сторон, так и в одностороннем порядке
(п. 1 ст. 450 ГК РФ). Одностороннее расторжение договора допускается только по решению суда или когда
гражданским законодательством прямо предусмотрено право стороны на совершение указанного действия
(п. 2, 3 ст. 450 ГК РФ - в прежней редакции ст. 450 ГК РФ. - Е.П.) <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29 сентября 2006 г. по


делу N А54-1848/2006-С3.

Правомерность установления в договоре ограничений на его изменение или расторжение не


вызывает сомнения, поскольку в п. 1 ст. 450 ГК РФ прямо указывается на право контрагентов предусмотреть
в договоре иное, чем возможность изменения и расторжения договора по соглашению сторон. Так,
например, стороны могут оговорить ограничение возможности заключения соглашения об изменении или
расторжении договора временными рамками, указав, что договор может быть расторгнут или изменен
соглашением сторон не ранее чем через определенный период времени после заключения договора.
Изъятия могут выражаться в условии договора о том, что расторжение или изменение договора возможно
только по инициативе одной из сторон в судебном порядке, поскольку согласно подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ по
требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда и в иных
случаях, в том числе предусмотренных договором. Вместе с тем вряд ли можно говорить о
целесообразности установления в договоре запрета о возможности расторжения или изменения договора
по соглашению сторон, поскольку внесением изменения в такой договор стороны могут это условие
исключить.

Кроме того, подлежит решению вопрос о возможности сторон прямо предусмотреть в договоре, что
при наступлении определенных условий договор считается расторгнутым, то есть стороны заранее
подобным образом исключают необходимость заключения дополнительного соглашения о расторжении
договора. Представляется, что при отсутствии прямого запрета, предусмотренного законом, такое условие в
силу свободы договора может быть включено в договор между субъектами предпринимательской
деятельности, если нет оснований для признания указанных условий несправедливыми договорными
условиями ввиду неравенства переговорных возможностей сторон.

Следует отметить, что в судебной практике существовал подход, согласно которому условие договора
о праве одной из сторон расторгнуть или изменить договор без предварительного согласования с
контрагентом рассматривалось как расторжение договора по соглашению сторон <1>: "В рассматриваемых
случаях расторжение или изменение договора покоится на предварительном соглашении сторон,
выражающем их согласованную волю на расторжение или изменение договора при определенных,
предусмотренных законом условиях. Поэтому представляется, что здесь можно говорить о своеобразном
случае расторжения и изменения договора по соглашению сторон" <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 октября 2004 г. по


делу N КГ-А41/9967-04.

<2> Заменгоф З.М. Изменение и расторжение хозяйственных договоров. М., 1967. С. 119.

Вместе с тем новая редакция гл. 29 ГК РФ исключила правовую неопределенность в части разделения
указанных понятий, поскольку предусмотренное договором условие о возможности одной стороны договора
расторгнуть или изменить договор без предварительного согласования с контрагентом и без обращения в

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 25 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

суд есть не что иное, как реализация предусмотренного договором права на отказ от договора (исполнения
договора) полностью или в части, если обеими сторонами договора являются субъекты
предпринимательской деятельности. В ином случае договор может быть расторгнут или изменен по
требованию одной стороны только в судебном порядке.

Соглашение о расторжении или изменении договора по своей правовой природе является


двухсторонней, а в соответствующих случаях и многосторонней сделкой, то есть гражданско-правовым
договором, для заключения которого необходимо выражение согласованной воли двух сторон
(двусторонний договор) либо трех и более (многосторонний договор), в связи с чем заключение таких
соглашений регулируется как общими правилами о видах и форме сделки (§ 1 гл. 9 ГК РФ), так и правилами
об условиях и порядке заключения договоров (гл. 27, 28 ГК РФ).

Обоснованность квалификации соглашения о расторжении или изменении договора в качестве


гражданско-правового договора не вызывает сомнения. Вместе с тем возникает вопрос об акцессорности
или самостоятельности соглашения об изменении или о расторжении договора. Представляется, что
решение этого вопроса требует отдельного рассмотрения соглашения о расторжении договора и
соглашения об изменении договора, поскольку порождаемые ими правовые последствия с точки зрения
влияния последних на договорное обязательство различны.

Соглашение об изменении договора является неотъемлемой частью основного договора. Данный


подход нашел единообразное отражение в судебно-арбитражной практике: оспариваемое дополнительное
соглашение по своей природе является неотъемлемой частью названного договора аренды и не может
существовать без него, следовательно, у суда отсутствовали основания признавать согласно п. 1 ст. 183 ГК
РФ стороной дополнительного соглашения доверенное лицо <1>. При продлении срока основного договора
автоматически с ним продлеваются и условия дополнительного соглашения, поскольку оно является
неотъемлемой частью договора <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 декабря 2001


г. N А33-5988/01-С2-Ф02-3013/01-С2.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 июня 2010 г. по


делу N А32-22080/2009.

Соглашение об изменении договора как правоизменяющий юридический факт прекращает одни


обязательства и порождает другие, становясь при этом неотъемлемой частью договора, в связи с чем
соглашение об изменении договора является акцессорным по отношению к основному договору, что по
общему правилу влечет соответствующие правовые последствия: требования к заключению такого
соглашения, в том числе в части определения существенных условий, обусловливаются требованиями к
виду основного договорного обязательства, недействительность или незаключенность основного договора
влечет недействительность или незаключенность соглашения об изменении договора соответственно.

Вместе с тем нет оснований полагать, что и соглашение о расторжении договора как
правопрекращающий юридический факт является самостоятельным соглашением, поскольку при
заключении такого соглашения по общему правилу договорные обязательства сторон прекращаются (п. 3 ст.
453 ГК РФ), если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательств, и
тогда отношения сторон после расторжения договора по соглашению сторон регулируются условиями
такого договора. Таким образом, как заключение соглашения о расторжении договора обусловлено
существованием основного обязательства, так и после заключения такое соглашение не может
существовать самостоятельно.

В связи с этим возникает вопрос о том, вправе ли одна из сторон обратиться в суд с требованием о
признании основного договора недействительным, если стороны заключили соглашение о расторжении
такого договора (более подробно данный вопрос будет рассмотрен в главе, посвященной последствиям
расторжения или изменения договора). В судебно-арбитражной практике был выработан подход, согласно
которому изменен или расторгнут может быть только договор, являющийся действительным: "Изменение
или расторжение договора допускается в отношении договора, являющегося действительным" <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 26 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ от 25 июня 2013 г. N 18-КГ13-42.

С учетом правовой природы последствий расторжения договора, установленных ст. 453 ГК РФ,
расторжение договора само по себе не препятствует признанию его недействительным (ничтожным), так как
согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка является таковой с момента ее совершения <1>. То
обстоятельство, что договоры были расторгнуты, не препятствует признанию их недействительными
сделками с учетом того, что проверка сделки на предмет соответствия закону осуществляется на момент ее
совершения, при этом признание договора недействительной сделкой и ее расторжение влекут разные
правовые последствия, исходя из положений ГК РФ <2>. Однако при разрешении вопроса о признании
недействительным расторгнутого договора, частично исполненного сторонами, следует исходить из того,
что никто не вправе извлекать преимущества из своего недобросовестного поведения, в связи с чем
сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его
сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое
обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев,
предусмотренных ГК РФ (ст. 431.1 ГК РФ).

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 февраля 2011 г.


по делу N А42-463/2010, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 апреля 2013 г.
по делу N А09-7773/2012.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 мая 2014 г. по делу N
А41-18369/11, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 мая 2014 г. N 15АП-
2870/2014 по делу N А32-12612/2012.

При этом, если основной договор был признан недействительным, стороны не вправе заключить
соглашение об изменении такого договора, изменив или исключив нарушающее требования закона или
иного правового акта условие договора, поскольку изменение договора не означает заключения нового
договора. Заключенный договор продолжает действовать на измененных условиях, а в случае признания
основного договора недействительным последний действующим уже не является: "Дополнительное
соглашение не влечет возникновения прав и обязанностей организации, поскольку недействительность
основного договора влечет недействительность и заключенного в последующем дополнительного
соглашения" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 августа 2007 г. N


А56-15633/2006, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 марта
2010 г. N А56-10973/2009.

Существенные условия и толкование соглашения о расторжении или изменении договора.


Поскольку соглашение об изменении или расторжении договора по своей правовой природе является
договором, к нему применимо правило о том, что договор считается заключенным, если между сторонами в
требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора
(п. 1 ст. 432 ГК РФ). Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в
законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также
все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

"Среди всех условий всякого договора необходимо выделять те условия, которые составляют
видообразующие признаки соответствующего договорного обязательства и потому включаются
законодателем в само определение того или иного договора. Такие условия... являются существенными
условиями договора, поскольку, называя их (включая в определение договора), законодатель тем самым
дает понять, что указанные условия необходимы для данного типа договорного обязательства" <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 27 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<1> Витрянский В.В. Существенные условия договора в отечественной цивилистике и


правоприменительной практике // Вестник ВАС РФ. 2002. N 5. С. 141.

Предметом соглашения об изменении или расторжении договора являются совместные действия


сторон, направленные на трансформацию или прекращение договорного обязательства, вследствие чего
видообразующим условием соглашения о расторжении или изменении договора является буквальное и
недвусмысленное выражение сторонами согласованной воли на прекращение или изменение договорного
обязательства.

Иные существенные условия соглашения о расторжении или изменении договора должны


соответствовать видообразующим условиям основного договора. При заключении таких соглашений
стороны должны учитывать положения ГК РФ об отдельных видах договорных обязательств, в том числе в
части определения существенных условий таких договоров. Так, поскольку дополнительным соглашением к
договору стороны аннулировали соглашение о сроке выполнения работ, указанном в пункте договора
подряда, а нового срока их выполнения не согласовали, договор является незаключенным <1>, поскольку
начальный и конечный сроки являются существенными условиями договора подряда, отсутствие которых
влечет признание договора незаключенным <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 августа 2009 г. N


А56-22595/2008.

<2> Определения ВАС РФ от 25 июня 2010 г. N ВАС-4247/10, от 19 марта 2010 г. N ВАС-3030/10.

Несмотря на то что при заключении основного договора стороны могут определить те условия,
которые должны быть ими согласованы в качестве существенных при заключении соглашения о
расторжении и изменении такого договора, вопрос о перечне существенных условий соглашения о
расторжении или изменении договора должен решаться сторонами при заключении такого соглашения, так
как необходимое и достаточное определение существенных условий имеет серьезные практические
последствия, и в первую очередь к таким условиям должны быть отнесены условия о последствиях
расторжения или изменения договора (влияние расторжения или изменения договора на договорное
обязательство, вопросы применения мер гражданско-правовой ответственности, возврат исполненного по
договору и др.).

Так, согласно п. 3, 4 ст. 453 ГК РФ стороны соглашением могут установить иные, нежели
предусмотренные указанной статьей, последствия изменения и расторжения договора, в том числе о том,
что в случае изменения или расторжения договора обязательства считаются соответственно измененными
или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора,
что стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента
изменения или расторжения договора. Условия договора, которые в силу своей природы предполагают их
применение и после расторжения договора либо имеют целью регулирование отношений сторон в период
после расторжения, сохраняют свое действие и после расторжения договора; иное может быть установлено
соглашением сторон (п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35 "О последствиях
расторжения договора").

В одном из дел суд указал, что, по сути, заключая соглашение о возврате доли в связи с
неисполнением инвестиционных обязательств, общество (истец), существенным образом нарушившее
договор купли-продажи доли, и ответчик, должным образом исполнивший обязательства по этой сделке,
расторгли договор купли-продажи доли на основании п. 1 ст. 450 ГК РФ по соглашению сторон,
одновременно определив последствия прекращения договорных обязательств в виде возврата спорной
доли, что в данном случае не противоречило положениям ст. 453 ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. N 4507/13 по делу N А56-29599/2011.

При этом к процедуре заключения соглашения о расторжении или изменении договора применимы

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 28 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

положения ГК РФ о порядке заключения договора, в том числе при согласовании изменений, которые
вносятся в договор, стороны могут составлять протокол разногласий <1>. Если такой протокол разногласий
подписан обеими сторонами соглашения, считается, что стороны достигли согласия по существу вносимых
изменений. "По обычаям делового оборота (акт принят в 2001 г. до внесения изменений в ст. 5 ГК РФ. - Е.П.)
подписание одной стороной протокола разногласий, предложенного другой стороной, означает принятие
спорных пунктов договора в редакции второй стороны" <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 апреля 2012 г. по делу
N А41-9091/11, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 января
2000 г. N А05-3854/99-201/11.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 9 октября 2001 г. N


А52/2197/2001/1-В.

Как указывалось выше, согласование необходимых и достаточных условий для того, чтобы считать
соглашение о расторжении или изменении договора заключенным, имеет важное практическое значение,
иначе возможна постановка вопроса о признании такого соглашения незаключенным, в связи с чем цель его
заключения достигнута не будет, а поскольку незаключенный договор не порождает искомых правовых
последствий, это будет означать то, что договор, несмотря на заключение соглашения о его расторжении
или изменении, будет считаться действующим в начальной редакции.

Анализ судебно-арбитражной практики показывает, что признание договора незаключенным является


тем способом защиты гражданских прав, который часто используется недобросовестными контрагентами с
целью уклониться от исполнения принятых по договору обязательств или избежать ответственности за
неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств. Даже несмотря на то, что в новой
редакции п. 3 ст. 432 ГК РФ содержится указание на то, что сторона, принявшая от другой стороны полное
или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе
требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом
конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности, вряд ли данное правило может
быть эффективным в случае, например, заключения соглашения о расторжении договора исключительно с
условием о том, что стороны расторгают договор и не имеют претензий друг к другу, поскольку заключение
последнего не предполагает какого-либо действенного, фактического исполнения.

Кроме отсутствия в соглашении о расторжении или изменении договора согласованных существенных


условий, основанием для признания такого соглашения незаключенным является несоблюдение
определенной формы соглашения, если стороны договорились заключить его в такой форме, хотя бы если
законом для договоров данного вида такая форма не требовалась (п. 1 ст. 434 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 452
ГК РФ форма соглашения о расторжении или изменении договора обусловлена формой изменяемого или
расторгаемого договора. Вместе с тем основным договором могут быть предусмотрены и дополнительные
требования к порядку заключения и форме соглашения о расторжении или изменении договора.

Последствия признания соглашения о расторжении или изменении договора незаключенным сводятся


к невозможности применить к отношениям сторон договорные способы защиты, в том числе понудить
сторону к исполнению признанного незаключенным соглашения. Незаключенный договор в принципе не
должен порождать правовых последствий, он "юридически иррелевантен" <1>. Но решающее практическое
значение применительно к соглашению о расторжении или изменении договора, признанному
незаключенным, имеет то, что в результате признания соглашения таковым основной договор является
действующим в первоначальной редакции.

--------------------------------

<1> Садиков О.Н. Недействительные и несостоявшиеся сделки / Юридический мир. 2000. N 6. С. 8.

Так, в одном из дел, установив незаключенность соглашения о расторжении договора, суд


апелляционной инстанции отказал в иске о признании данного соглашения недействительным, поскольку,
установив тем самым факт нахождения истца и ответчиков в договорных отношениях, суды первой и

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 29 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

апелляционной инстанций пришли к выводу о недействительности ненормативного акта, которым


предусмотрена передача помещения, являющегося предметом действующего договора аренды, в аренду
иному лицу, как противоречащего ст. 209 ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 7 июля 2005 г. N А12-
32171/04-С43.

При рассмотрении споров о признании соглашений незаключенными судам следует скрупулезно


исследовать и оценивать фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о наличии общей воли
сторон на прекращение или изменение договорных обязательств соответственно, о согласовании ими
существенных условий таких соглашений, даже если это не усматривается из текста соглашения.
Определяющую роль в решении указанных задач играет толкование судом условий такого соглашения с
учетом цели и характера действий сторон.

Например, истолковав соглашение о порядке погашения долга, суд подчеркнул, что в нем не
содержится указаний на то, что этим соглашением прекращаются какие-либо обязанности заемщика, а
также условий об изменении способа исполнения обязательства заемщика - он остался прежним (уплата
кредитору денежных средств); изменение же сроков и порядка погашения задолженности не является
изменением способа исполнения обязательства. Согласно п. 1 ст. 450, п. 1 ст. 453 ГК РФ соглашение о
порядке погашения долга представляет собой изменение кредитного договора, поэтому обязательства,
возникшие из кредитного договора, сохранились <1>. Таким образом, судом был сделан вывод о том, что
соглашение сторон, изменяющее сроки и порядок расчетов по кредитному договору, не означает изменения
способа исполнения обязательства, поэтому не является новацией.

--------------------------------

<1> Пункт 1 информационного письма ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 103 "Обзор практики
применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации".

В другом деле суд указал, что подписанный между сторонами акт о реализации инвестиционного
контракта может рассматриваться в качестве соглашения о его изменении, поскольку из содержания
данного документа прямо следовала направленность согласованной воли сторон на изменение порядка
распределения площадей, полученных в результате реализации инвестиционного проекта: в акте ввиду
невозможности раздела помещений в натуре стороны оговорили внесение инвестором городу денежной
компенсации <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19 октября 2004 г., 12
октября 2004 г. N КГ-А40/9348-04.

Если акт приема-передачи не содержит согласованную волю сторон на изменение или прекращение
возникших между ними обязательств, он не является соглашением об изменении или расторжении
договора, а всего лишь удостоверяет те факты, которые в нем изложены: передачу или возврат помещения
в определенном состоянии <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23 сентября 2013 г. по


делу N А31-7172/2012.

Согласно ст. 431 ГК РФ действительная воля сторон подлежит выяснению судом только в случае, если
уяснение буквального значения слов и выражений не позволило определить содержание условий договора.
Между тем еще в проекте Гражданского уложения (в главе, посвященной толкованию договора) было
указано, что "договор должен быть изъясняем по точному его смыслу, по доброй совести и намерению
сторон", при этом "неясные выражения должны быть объяснимы в смысле, наиболее благоприятном для

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 30 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

поддержания действительности договора" (ст. 23, 26 гл. IV)" <1>. "Коренное правило для юриста - всячески
поддерживать сделку, ибо нельзя предполагать, что участники ее действовали напрасно, а напротив,
должно дать место предположению, что они хотели постановить нечто действительное" <2>. Таким образом,
при исследовании фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о наличии или отсутствии между
сторонами договорных отношений, судам необходимо принимать во внимание все доказательства,
свидетельствующие в пользу заключенности соглашения, поскольку от решения этой задачи зависит
стабильность гражданского оборота, уверенность участников договорных отношений в заключаемых ими
соглашениях, соблюдение принципа свободы договора, автономии воль участников гражданского оборота.

--------------------------------

<1> Гражданское уложение. Проект. Кн. 5. Обязательственное право. СПб., 1903. С. 23.

<2> Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1. М., 1997. С. 211.

На решение данной задачи направлен изложенный в п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ N 16


подход о том, что при разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора
и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе
исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон,
практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения
сторон договора (ст. 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу
контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку
соответствующего условия. Пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо,
являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например,
банк по договору кредита, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т.п.).

Между тем в случае отсутствия волеизъявления сторон договора об урегулировании какого-либо


условия договора возникает вопрос о том, каким образом должен быть урегулирован спор, вытекающий из
такого условия, поскольку применительно к договорным обязательствам о восполнении пробелов в
правовом регулировании, имеющем целью не определить содержание волеизъявления, а дополнить
условия договора гипотетической волей сторон, речь может идти только тогда, когда отсутствует
волеизъявление сторон договора, но при этом нет и диспозитивной нормы закона, регулирующей
соответствующие договорные обязательства, которая применима к такому условию согласно прямому
указанию ст. 421 ГК РФ. При этом по общему правилу расширительное толкование условий договора
недопустимо при толковании санкций и положений, составляющих исключение из соответствующих правил.
Если обе стороны соглашения о расторжении или изменении договора имели равные переговорные
возможности, являются профессиональными участниками гражданского оборота и при заключении договора
стороны, учитывая как свои интересы, так и интересы контрагента, могли прямо сформулировать в тексте
соглашения соответствующее условие, в части толкования условий соглашения о расторжении или
изменении договора следует исходить исключительно из тех из них, которые прямо отражены в таком
соглашении.

Следует отметить, что в судебно-арбитражной практике нашел отражение подход, согласно которому
одностороннее изменение условий договорного обязательства не является основанием для признания
основного договора незаключенным. Само по себе изменение в одностороннем порядке процентной ставки
по кредитному договору (по кредиту) не является основанием для признания договора незаключенным в
этой части, поскольку стороны ранее согласовали прежнее условие по процентной ставке; между тем
неопределенность условий договора в части оснований для изменения процентной ставки делает
возможным признание договора недействительным в части условий об одностороннем порядке изменения
процентной ставки <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24 февраля 2016 г. N Ф09-235/16 по делу
N А50-7447/2015 (Определением ВС РФ от 30 июня 2016 г. N 309-ЭС16-4729 отказано в передаче дела для
пересмотра судебных актов).

Последствия несоблюдения поставщиком условий договора, в том числе касающихся количества и

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 31 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

стоимости поставляемого товара, порядка изменения цены, предусмотрены нормами гл. 30 ГК РФ, включая
право покупателя на односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) в
случае существенного нарушения договора поставщиком (ст. 523 ГК РФ). Несоблюдение поставщиком
согласованных условий договора не может служить основанием для вывода о незаключенности договора
<1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 9 сентября 2016 г. N Ф07-


6486/2016 по делу N А26-9398/2015.

В соответствии с п. 2 ст. 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими
договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено
законом или не вытекает из существа соответствующих отношений. В связи с этим в практике возник вопрос
о том, можно ли включить в соглашение о расторжении договора условие о распространении действия
такого соглашения на отношения сторон, возникшие до даты его заключения. Единообразный подход
судебной практики к решению указанного вопроса отсутствует. Так, Арбитражный суд Московского округа
указал, что п. 2 ст. 425 ГК РФ не регулирует вопросы расторжения договора и стороны договора не могут
распространить действие соглашения о расторжении договора на отношения, возникшие до заключения
такого соглашения <1>. В то же время нашел отражение и иной подход: стороны могут добровольно внести
в соглашение о расторжении договора условие о том, что договор считается расторгнутым с даты,
наступившей ранее даты заключения соглашения о расторжении договора, такое условие будет
соответствовать ст. 421 и 425 ГК РФ <2>.

--------------------------------

<1> Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 апреля 2007 г., от 3
мая 2007 г. N КГ-А40/3125-07 по делу N А40-52222/06-59-374.

<2> Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 1 июля 2013 г. по делу N А43-
20612/2012.

Представляется, что, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВАС


РФ от 14 марта 2014 г. N 16 "О свободе договора и ее пределах" в части определения диспозитивности
нормы закона, и с учетом того, что норма п. 2 ст. 425 ГК РФ не содержит явно выраженный запрет,
исключающий возможность заключения соглашения о расторжении договора с условием о применении
положений такого соглашения к отношениям сторон до даты заключения соглашения о расторжении
договора, стороны соглашения могут включить в него условие о том, что договор считается расторгнутым с
даты, наступившей ранее даты заключения соглашения о расторжении договора.

Вместе с тем ГК РФ не предусмотрена возможность установления в соглашении о расторжении


договора условия о том, что договор будет считаться расторгнутым с момента заключения основного
договора: "Стороны не вправе заключить соглашение о расторжении договора, указав в качестве момента
расторжения договора момент его заключения" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 марта 2007 г. по


делу N А56-12599/2006 и от 9 февраля 2007 г. по делу N А56-12596/2006. Следует отметить, что
Определением от 17 июля 2007 г. N 8129/07 ВАС РФ отказал в передаче в Президиум ВАС РФ дела N А56-
12599/2006 для пересмотра в порядке надзора.

После вступления в силу соглашения об изменении договора основной договор действует с учетом
внесенных изменений и дополнений, если только в самом соглашении не указано, что его условия
распространяются на ранее возникшие отношения сторон, то есть соглашение об изменении договора
трансформирует только те договорные обязательства, которые в нем прямо указаны. "Все иные договорные
положения, не затронутые дополнительным соглашением, сохраняют силу даже без специальной оговорки
об этом" <1>. Если договор заключался с условием об автоматической пролонгации, к нему было подписано

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 32 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

дополнительное соглашение об установлении срока действия договора до определенной даты, то при


отсутствии в указанном соглашении положений об ином первоначально согласованное условие об
автоматической пролонгации сохраняет силу, поскольку дополнительное соглашение его прямо не отменило
и не изменило <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 марта 2013 г. N Ф09-
14148/12.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 сентября 2010 г.


по делу N А56-66321/2009.

Вышесказанное позволяет заключить, что стороны соглашения о расторжении или изменении


договора должны предельно четко и недвусмысленно определять как его предмет, так и иные его условия,
что позволит суду в случае возникновения спора ограничиться буквальным толкованием условий такого
соглашения, иначе сторонам вряд ли удастся спрогнозировать, каким образом суд истолкует условия
подобного соглашения. Так, например, Арбитражный суд Центрального округа указал, что при
последовательном заключении дополнительных соглашений с одним и тем же предметом (например,
увеличение перечня работ и договорной цены по договору подряда) стороны должны указать статус всех
ранее подписанных дополнительных соглашений, поскольку при отсутствии указания об ином в каждом
последующем дополнительном соглашении все предыдущие соглашения также сохраняют свою силу <1>.
Между тем Арбитражный суд Западно-Сибирского округа отметил, что если стороны заключают
последовательно несколько дополнительных соглашений с одним и тем же предметом (например,
повышение размера арендной платы), приоритет имеет самое последнее по дате, которое без особого
упоминания об этом отменяет все ранее заключенные дополнительные соглашения с таким же предметом,
если условия пересекаются и не могут действовать независимо друг от друга <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 26 декабря 2012 г. по


делу N А09-4032/2010.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30 сентября 2013


г. по делу N А45-28208/2012.

Следует учитывать, что по общему правилу заключить соглашение об изменении договорных


обязательств после прекращения последних невозможно, а заключение соглашения об изменении срока
действия основного договора после истечения срока последнего возможно лишь в случае, если
обязательства сторон по основному договору не прекратились. Так, в одном из дел суд указал, что факт
заключения одного из дополнительных соглашений за пределами первоначально установленного срока
действия контракта не противоречил положениям ст. 425 ГК РФ, так как в контракте отсутствовали условия о
прекращении обязательств сторон по истечении срока его действия, в силу чего контракт признавался
действующим до окончания исполнения сторонами обязательств <1>. Однако заключение дополнительного
соглашения к договору, обязательства по которому были прекращены, противоречит нормам действующего
законодательства <2>, то есть изменение условий договора возможно только в отношении действующего
договора <3>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 августа 2008 г. по


делу N А17-224/2008.

<2> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2015 г. N 13АП-


1671/2015.

<3> Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 ноября 2012 г. по делу N


А57-7525/2012, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2014 г. по
делу N А21-9078/2013.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 33 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Представляется, что стороны могут ограничить срок действия соглашения об изменении договора
определенным периодом времени, отличным от срока действия основного договора (например,
предусмотрев возможность изменения платы за определенные периоды при длящихся договорных
обязательствах в связи с наступлением определенных обстоятельств, носящих временный характер, -
своеобразная альтернатива изменению договора в судебном порядке на основании ст. 451 ГК РФ).

Форма соглашения о расторжении и изменении договора. Согласно п. 1 ст. 452 ГК РФ соглашение


об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона,
иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное. Таким образом, основным договором могут
быть предусмотрены дополнительные требования к форме соглашения о расторжении или изменении
договора. Речь идет об установлении более высоких требований к форме соглашения, например, вместо
простой письменной формы может быть предусмотрена квалифицированная. Так, согласно п. 4 ст. 434 ГК
РФ в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон, договор в письменной форме может
быть заключен только путем составления одного документа, подписанного сторонами договора, при этом,
если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после
придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не
требовалась (п. 1 ст. 434 ГК РФ).

Форма соглашения сторон о расторжении и изменении договора может и должна соответствовать


требованиям, предъявляемым как к форме договора, так и к форме сделок (если законом для договоров
данного вида не установлена определенная форма).

Так, договор в письменной форме может быть заключен или расторгнут путем составления одного
документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой,
телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить,
что документ исходит от стороны по договору <1>. Письменная форма соглашения о расторжении договора
будет считаться соблюденной не только в случае составления одного документа, подписанного сторонами,
но и в случае обмена документами (п. 2 ст. 434 ГК РФ). Однако такие документы должны однозначно
свидетельствовать о взаимном волеизъявлении сторон о прекращении отношений на конкретных условиях
<2>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 2 ноября 2011 г. по делу
N А08-206/2011.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 8 февраля 2010 г. по


делу N А55-7718/2009.

В то же время Федеральный арбитражный суд Уральского округа, отменяя решение суда


апелляционной инстанции в связи с тем, что суд апелляционной инстанции расценил передаточный акт, в
соответствии с которым недвижимое имущество было передано истцом ответчику в собственность на
основании договора купли-продажи, как письменное волеизъявление сторон на прекращение отношений по
договору аренды, указал, что соглашением о расторжении договора передаточный акт не являлся и
соглашение не было заключено в установленной законом форме (в виде двустороннего договора о
расторжении основного договора, заключенного в письменной форме) <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 сентября 2006 г. N Ф09-
8613/06-С3 по делу N А71-393/2005-Г12.

Судебная практика исходит из того, что в качестве соглашения об изменении или уточнении условий
ранее заключенного основного договора нельзя рассматривать переписку сторон по электронной почте или
в ином виде, даже если она ведется во исполнение договора, если только из ее содержания прямо не
усматривается воля сторон на изменение договора <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 34 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 июня 2014 г. по делу N
А55-17440/2013.

В случае заключения договоров со стандартными условиями крупными компаниями (операторы связи,


банки и т.п.), предполагающих большое количество клиентов, договорные процедуры, в том числе
изменение условий договора, должны быть максимально оптимизированы с целью поддержания
динамичности гражданского оборота. В частности, наиболее приемлемым способом пролонгации действия
таких договоров будет являться условие об автоматической их пролонгации на определенных последними
условиях. Изменение в одностороннем порядке условия договора, если такая возможность прямо
предусмотрена в договоре, может быть реализовано путем уведомления об этом другой стороны без
оформления дополнительного соглашения. Так, в одном деле суд указал, что, изменяя тарифы, ответчик
действовал в рамках заключенного договора, поскольку стороны в договоре согласовали одностороннее
изменение банком тарифов на услуги, извещение клиента об изменении тарифов, в том числе посредством
размещения информации на стендах, выразив тем самым свое волеизъявление (ст. 421 ГК РФ) <1>.
Размещение банком информации на стендах соответствует обычаям делового оборота в банковской
системе, не противоречит действующему законодательству и не затрагивает конституционные права
общества <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13 сентября 2013


г. по делу N А70-12676/2012.

<2> Определение КС РФ от 20 декабря 2001 г. N 264-О.

В судебно-арбитражной практике отсутствует единообразный подход к решению вопроса о


необходимости внесения изменений в договор в случае изменения банковских реквизитов одной из сторон
либо путем заключения дополнительного соглашения (изменения, в том числе касающиеся реквизитов
сторон, должны быть совершены в письменной форме путем заключения соглашения о внесении
изменений в договор <1>), либо посредством уведомления являющейся плательщиком стороны договора о
таком изменении (изменение банковских реквизитов по смыслу ст. 452 ГК РФ не требует двустороннего
согласования и внесения соответствующих изменений в договор <2>).

--------------------------------

<1> Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 июня 2010 г. N 18АП-


4069/2010 по делу N А76-35531/2009, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14
февраля 2013 г. N 09АП-879/2013-ГК по делу N А40-119434/12-97-559.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 февраля 2005 г.


по делу N А56-21399/04.

С одной стороны, заключение дополнительного соглашения к договору об изменении банковских


реквизитов может быть затруднено удаленностью сторон договора, в связи с чем срок платежа может
наступить ранее даты заключения такого дополнительного соглашения, но вместе с тем при внесении
изменения в договор в части банковских реквизитов посредством уведомления возникает вопрос о том, на
кого должен быть возложен риск неполучения адресатом соответствующего уведомления и что будет
служить доказательством получения такого уведомления. Представляется, что внесенные в ГК РФ
изменения в части установления правил о юридически значимом сообщении (ст. 165.1), в котором
содержится имеющая правовое значение информация, позволяют при изменении банковских реквизитов
одной из сторон ограничиться уведомлением контрагента о таком изменении: заявления, уведомления,
извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка
связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с
момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Согласно п. 64 Постановления Пленума ВС РФ N 25 правила ст. 165.1 ГК РФ о юридически значимых

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 35 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

сообщениях применяются, если иное не предусмотрено законом или условиями сделки либо не следует из
обычая или из практики, установившейся во взаимоотношениях сторон (п. 2 ст. 165.1 ГК РФ). Так,
юридически значимое сообщение может быть направлено в том числе посредством электронной почты,
факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и
отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от
кого исходило сообщение и кому оно адресовано (п. 65 указанного Постановления). Бремя доказывания
факта направления (осуществления) сообщения и его доставки адресату лежит на лице, направившем
сообщение, а риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат (п. 66, 67 указанного
Постановления). Таким образом, по общему правилу для изменения банковских реквизитов стороны по
договору достаточно направления такой стороной контрагенту соответствующего уведомления,
подписанного уполномоченным лицом. Вместе с тем следует учитывать, что в случае возникновения спора
на сторону, направившую контрагенту соответствующее уведомление об изменении банковских реквизитов,
будет возложено бремя доказывания не только факта направления уведомления и его доставки контрагенту,
но и его содержания с точки зрения правильности отражения в нем соответствующих реквизитов и иных
условий.

Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить


договор принято в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 438 ГК РФ, согласно которому совершение лицом,
получившим оферту, действий по выполнению указанных в ней условий считается акцептом, если иное не
предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте. Так, Президиум ВАС РФ еще в
1997 г. указал, что совершение конклюдентных действий может рассматриваться при определенных
условиях как согласие на внесение изменений в договор, заключенный в письменной форме <1>. Принятие
покупателем товара сверх объема, установленного договором, согласно п. 1 ст. 450 ГК РФ следует
расценивать как согласованное изменение сторонами условий договора <2>.

--------------------------------

<1> Пункт 5 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и


расторжением договоров, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N
14.

<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 29 июля 1997 г. N 1719/97.

Вместе с тем, как указал суд апелляционной инстанции, следуя правилам ст. 158 ГК РФ,
конклюдентные действия - это поведение лица, которое ясно выражает его намерение на совершение
сделки. Однако заключать сделки таким способом допускается лишь тогда, когда это либо прямо
предусмотрено законом, либо сделка может быть совершена в устной форме <1>. Пункт 1 ст. 452 ГК РФ
устанавливает порядок внесения изменений в договор и предписывает обязательное заключение
дополнительного соглашения при изменении его существенных условий в письменной форме, а не
посредством конклюдентных действий <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 марта 2012 г. N 15АП-


800/2012.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 сентября 2013 г.


N А56-55193/2012.

В свою очередь, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность


лишь в случаях, прямо указанных в законе или соглашении сторон (ст. 162 ГК РФ). В связи с этим ВС РФ
определил, что стороны по соглашению вправе на стадии исполнения договора изменить ранее
оговоренные его условия, в том числе порядок возврата денежных средств, в частности путем передачи
должником наличной денежной суммы и принятия ее кредитором. Несоблюдение письменной формы такого
соглашения само по себе не влечет его недействительность и признание исполнения ненадлежащим <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 36 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<1> Определение ВС РФ от 17 ноября 2015 г. N 5-КГ15-135.

Кроме того, необходимо учитывать, что при заключении соглашения о расторжении или изменении
договора стороны должны руководствоваться правилами о совершении сделок, в том числе
необходимостью получения в установленных случаях согласия на совершение такой сделки (ст. 157.1 ГК
РФ). Так, например, для заключения соглашения о расторжении договора, являющегося сделкой с
заинтересованностью, может потребоваться одобрение такого соглашения в порядке, предусмотренном ст.
45 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Оспариваемое соглашение о расторжении договора является сделкой, в совершении которой имелась
заинтересованность стороны, а поэтому на совершение данного соглашения требовалось одобрение
общего собрания участников общества <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 21 июля 2010 г. N Ф10-
2700/10 по делу N А14-2405/2008/99/29.

Негативные последствия для правоприменительной практики может вызвать следующий пример из


судебно-арбитражной практики: квалифицировав спорное дополнительное соглашение об изменении ранее
одобренного обществом договора в качестве самостоятельной сделки, суды указали, что такая сделка также
нуждается в новом одобрении, если она влечет изменение основных условий ранее одобренной сделки.
Вместе с тем, поскольку дополнительное соглашение влечет очевидно выгодные последствия для
общества, судом апелляционной инстанции в иске о признании недействительным дополнительного
соглашения к договору было отказано, поскольку согласно подп. 1 п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от
16 мая 2014 г. N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с
заинтересованностью" не требует одобрения сделка, изменяющая условия ранее одобренной сделки, если
соответствующее изменение было очевидно выгодным для хозяйственного общества. С данным подходом
согласилась Коллегия по экономическим спорам ВС РФ, мотивировав позицию крайне спорным аргументом
о том, что дополнительное соглашение влечет очевидно выгодные последствия для общества (арендатора)
в виде сбережения арендной платы за 46 лет, тогда как ссылка на убыточность соглашения об изменении
срока аренды земельного участка сделана без учета того обстоятельства, что основным видом
деятельности общества является деятельность гостиниц, которая ни договором аренды, ни
дополнительным соглашением не регулируется <1>. Подобная аргументация судов позволяет сделать не
имеющий убедительного обоснования, подрывающий стабильность оборота вывод о том, что если
расторжение возмездного длящегося договора позволяет стороне сберечь соответствующую плату в
качестве встречного предоставления по договору, расторжение договора выгодно для такой стороны, что
искажает существо законодательного регулирования рассматриваемых отношений.

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ от 21 апреля 2015 г. N 307-ЭС14-8324 по делу А66-10302/2013.

При передаче спора о расторжении или изменении договора на разрешение суда стороны в ходе
рассмотрения дела могут заключить мировое соглашение об изменении или расторжении договора.
Поскольку мировое соглашение является гражданско-правовой сделкой, выступает способом расторжения
или изменения договора по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ), договор в указанном случае считается
измененным или расторгнутым с момента вынесения арбитражным судом определения об утверждении
мирового соглашения, которое в соответствии с п. 8 ст. 141 АПК РФ подлежит немедленному исполнению.

Расторжение и изменение многостороннего договора. Многосторонним договором, исполнение


которого связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, может быть
предусмотрена возможность изменения или расторжения такого договора по соглашению как всех, так и
большинства лиц, участвующих в указанном договоре, если иное не установлено законом, в договоре может
быть предусмотрен порядок определения такого большинства (п. 3 ст. 450 ГК РФ).

Таким образом, по общему правилу при трехстороннем договоре две стороны договора не смогут
заключить соглашение, расторгающее договор или изменяющее его условия, в обход третьей стороны <1>.
Ссудодатель и ссудополучатель не смогут расторгнуть договор безвозмездного пользования имуществом

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 37 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

без согласия балансодержателя, если тот является его стороной <2>. Трехстороннее соглашение имеет
приоритет при регулировании отношений между всеми его сторонами по сравнению с любыми
двусторонними договоренностями, даже если они были достигнуты ранее его заключения <3>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 4 июня 2012 г. по


делу N А21-3435/2011.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 9 июня 2012 г. по


делу N А53-1686/2011.

<3> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 октября 2014 г. N Ф05-11034/14.

Вместе с тем в договоре, заключенном субъектами предпринимательской деятельности, может быть


предусмотрена возможность его изменения и при отсутствии согласия одной из сторон. Представляется, что
в первую очередь данное правило может быть использовано сторонами договора простого товарищества в
части определения порядка взаимодействия сторон договора простого товарищества, заключаемого для
осуществления предпринимательской деятельности, которыми могут быть только индивидуальные
предприниматели и (или) коммерческие организации.

Поскольку согласно п. 3 ст. 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение


согласованной воли двух (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка), отход
от понимания правовой природы договора как сделки, требующей согласования воль всех сторон, в
большей степени коррелирует с принципом определения воли участников корпоративных отношений при
принятии решения органа юридического лица. Так, согласно ст. 181.2 ГК РФ решение собрания считается
принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании
участвовало не менее 50% от общего числа участников соответствующего гражданско-правового
сообщества. При этом решение собрания не может быть признано судом недействительным, если
голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его
принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица, если
иное не предусмотрено законом; решение собрания ничтожно в случае, если оно в том числе принято при
отсутствии необходимого кворума (ст. 181.4, 181.5 ГК РФ).

Представляется, что в данном случае согласованная воля сторон договора находит отражение в
момент заключения основного договора и выражается в том, что, руководствуясь принципом свободы
договора, стороны согласовали условие о возможности расторгнуть или изменить договор, отступив от
принципа единогласного согласования воль, в том числе предусмотрев порядок определения такого
большинства. Так, стороны могут предусмотреть необходимость простого или квалифицированного
большинства для заключения соглашения о расторжении или изменении договора, обязательность участия
конкретных сторон договора при заключении соответствующего соглашения, установить, какие конкретно
условия договора могут быть в подобном порядке изменены.

Немаловажно, какие способы защиты могут быть применены стороной договора, если при заключении
соглашения о расторжении или изменении были нарушены правила ст. 450 ГК РФ, в том числе при
установлении иного порядка расторжения или изменения многостороннего договора в самом договоре.
Такими способами ввиду нарушения материальной и процедурной справедливости может служить как
заявление требования о расторжении или изменении такого соглашения (ст. 428 ГК РФ), так и заявление о
недействительности или незаключенности такого соглашения.

Следует отметить, что предусмотренная п. 3 ст. 450 ГК РФ возможность неприменима к ситуации,


когда исполнение многостороннего договора не связано с осуществлением всеми его сторонами
предпринимательской деятельности, поскольку такое условие будет расценено как лишение стороны
договора прав, предоставляемых по договорам соответствующего вида.

Кроме того, данные правила не должны применяться к корпоративным договорам об осуществлении


корпоративных прав (ст. 67.2 ГК РФ), поскольку ГК РФ разграничивает отношения, возникающие при
осуществлении сторонами такого отношения предпринимательской деятельности, и отношения по такому

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 38 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

корпоративному договору (п. 5 ст. 406.1, п. 4 ст. 431.2 ГК РФ). "Деятельность участников хозяйственного
общества не является предпринимательской - это иная не запрещенная законом экономическая
деятельность" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление КС РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности


отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих
порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с
жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города
Пензы".

Государственная регистрация расторжения и изменения договора. В ст. 450, 452 ГК РФ не


устанавливаются специальные правила в части необходимости государственной регистрации соглашений
об изменении или расторжении договора. Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О
государственной регистрации недвижимости" также рассматриваемый вопрос не решает. Поскольку
соглашение о расторжении или изменении договора является гражданско-правовым договором, в части
государственной регистрации такого соглашения надлежит обратиться к общим положениям о договорах и
сделках соответственно. Статьей 164 ГК РФ установлено, что в случаях, если законом предусмотрена
государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации, при
этом сделка, предусматривающая изменение условий зарегистрированной сделки, подлежит
государственной регистрации. В соответствии со ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной
регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не
установлено законом.

Для лиц, не являющихся сторонами сделки и не участвовавших в деле, считается, что подлежащие
государственной регистрации права на имущество возникают, изменяются и прекращаются с момента
внесения соответствующей записи в государственный реестр, а не в момент совершения или фактического
исполнения сделки либо вступления в законную силу судебного решения, на основании которых возникают,
изменяются или прекращаются такие права (п. 2 ст. 8.1, п. 2 ст. 551 ГК РФ) (п. 3 Постановления Пленума ВС
РФ N 25). При этом в Постановлении Пленума ВС РФ "О последствиях расторжения договора" решен
вопрос о порядке государственной регистрации расторжения зарегистрированного договора по решению
суда и в случае одностороннего отказа от договора.

Обращение к судебной практике ввиду отсутствия законодательного решения вопроса о


необходимости государственной регистрации соглашения о расторжении и изменении договора также не
позволяет выявить единообразный подход. Так, в одном из дел было указано, что договор считается
расторгнутым с момента государственной регистрации соглашения о его расторжении <1>. Однако
Четвертый арбитражный апелляционный суд отметил, что в силу п. 2 и 3 ст. 453 ГК РФ обязательства
считаются прекращенными с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора, если иное
не вытекает из соглашения или характера изменения договора. Государственная регистрация соглашения о
расторжении договора с учетом положений п. 3 ст. 453 ГК РФ не является датой расторжения договора <2>.
"Государственная регистрация не является элементом формы договора аренды, и положения п. 2 ст. 651 ГК
РФ об обязательной государственной регистрации договора аренды здания или сооружения, заключенного
на срок не менее 1 года, не распространяются на соглашение о расторжении договора" <3>. "Ни ГК РФ, ни
Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое
имущество и сделок с ним" не содержат положения о том, что соглашение о расторжении договора аренды
действует с момента его государственной регистрации..." <4>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 января 2009 г.


N Ф04-48/2009(19184-А46-28).

<2> Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 февраля 2011 г. по делу N


А19-12936/2010 оставлено без изменения Постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-
Сибирского округа от 9 июня 2011 г. по делу N А19-12936/10.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 39 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<3> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 мая 2010 г. N КГ-
А40/5105-10 по делу N А40-70058/09-11-552.

<4> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 октября 2008 г. по делу
N А06-311/2008-20.

Наглядным примером отсутствия единообразного подхода является дело, которое Судебная коллегия
по экономическим спорам ВС РФ Определением от 23 июня 2017 г. направила на новое рассмотрение в
Десятый арбитражный апелляционный суд, отменив судебные акты судов апелляционной и кассационной
инстанций <1>.

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ от 23 июня 2017 г. N 305-ЭС17-3021 по делу N А41-78051/2015.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что соглашение о расторжении договора ипотеки
подлежало государственной регистрации, и, установив, что соглашение, подписанное между банком и
обществом, не было зарегистрировано в ЕГРП, признал договор ипотеки действующим и в удовлетворении
иска о признании отсутствующим обременения в виде ипотеки (залога недвижимости), зарегистрированной
в пользу компании, и погашении регистрационных записей в отношении объектов недвижимого имущества
отказал. Суд округа, ссылаясь на ст. 158, п. 1 ст. 164, подп. 5 п. 1 ст. 352, п. 1 ст. 450, п. 3 ст. 453 ГК РФ,
исходил из того, что государственная регистрация не определяет форму сделки, а действующим
законодательством государственная регистрация соглашения о расторжении договора ипотеки не
предусмотрена, и пришел к выводу о том, что с момента подписания такого соглашения договор залога
являлся расторгнутым, а ипотека прекратилась, в связи с чем удовлетворил иск.

Судебная коллегия указала, что суд округа не учел, что в силу п. 1 ст. 25 Федерального закона "Об
ипотеке (залоге недвижимости)" такое соглашение, как опосредующее совместную волю залогодателя и
залогодержателя о прекращении залоговых отношений, может являться основанием для погашения
регистрационной записи об ипотеке и, соответственно, прекращения залоговых отношений только при
совместном обращении указанных лиц в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, с
заявлением о прекращении ипотеки. В то же время судебная коллегия посчитала правильной
квалификацию спорных отношений судом апелляционной инстанции, сделавшим вывод о недостаточности
соглашения для прекращения залога без обращения его сторон в регистрирующий орган, что вытекает из
установленной законом публичности государственной регистрации ипотеки (ст. 26 Федерального закона "Об
ипотеке (залоге недвижимости)"), указав, что при новом рассмотрении суду следует исследовать вопрос о
добросовестности залогодержателя и в зависимости от этого разрешить вопрос о сохранении обременения
имущества общества.

Представляется, что при решении вопроса о государственной регистрации соглашения о расторжении


или изменении договора следует исходить из того, что при заключении соглашения о расторжении или
изменении договора, подлежащего государственной регистрации, такое соглашение или погашение записи
о регистрации права, возникшего на основании расторгаемого договора, также подлежит государственной
регистрации, вступая при этом в силу с момента, указанного в таком соглашении сторон независимо от даты
государственной регистрации последних, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Сторона
договора, не прошедшего необходимую государственную регистрацию, не вправе на этом основании
ссылаться на его незаключенность (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014
г. N 165 "Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными").

Вместе с тем для третьих лиц соглашение о расторжении или изменении договора не считается
заключенным, то есть не влечет правовых последствий до регистрации последнего, возлагая на стороны
соглашения риск возникновения неблагоприятных последствий отсутствия такой регистрации.

Вопросы заключения мирового соглашения при расторжении и изменении гражданско-


правового договора в судебном порядке. Судебный акт, о котором пойдет речь ниже, по праву
называется одним из первых судебных актов, при принятии которого суд руководствовался правилом
эстоппель, сделав на него прямую ссылку. Президиум ВАС РФ в Постановлении от 22 марта 2011 г. N
13903/10 указал, что из смысла и содержания норм, регламентирующих примирительные процедуры, а

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 40 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

также исходя из задач судопроизводства в арбитражных судах следует, что утвержденное судом мировое
соглашение по своей природе является таким процессуальным способом урегулирования спора, который
основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях, что влечет за собой ликвидацию
спора о праве в полном объеме. Часть 2 ст. 9 АПК РФ предусматривает, что лица, участвующие в деле,
несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.
Невключение в текст мирового соглашения условий о необходимости выполнения каких-либо
дополнительных обязательств означает соглашение сторон о полном прекращении гражданско-правового
конфликта и влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель),
вытекающих как из основного обязательства, так и из дополнительных по отношению к основному
обязательств.

В результате Президиум ВАС РФ посчитал, что утвержденное арбитражным судом мировое


соглашение, не предусматривающее условий о выполнении дополнительных обязательств, направлено на
прекращение гражданско-правового конфликта в полном объеме как в отношении основного, так и
связанных с ним дополнительных обязательств по уплате процентов за пользование чужими денежными
средствами.

После принятия указанного акта начала складываться судебная практика, исключающая возможность
предъявления дополнительных требований из правоотношения после заключения сторонами спора
мирового соглашения, так как утверждение судом заключенного сторонами мирового соглашения влечет
прекращение гражданско-правового конфликта в полном объеме, то есть прекращение возникшего из
соответствующих правоотношений спора на приемлемых для обеих сторон условиях.

Пленум ВАС РФ 18 июля 2014 г. принял Постановление N 50 "О примирении сторон в арбитражном
процессе", согласно п. 8 которого стороны могут заключить мировое соглашение в отношении всех или
части заявленных требований, которое утверждается арбитражным судом в порядке, предусмотренном ст.
141 АПК РФ. Таким соглашением, если оно утверждено арбитражным судом, стороны прекращают спор
(полностью или в части) на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения
взаимных уступок. При этом стороны свободны в согласовании любых условий мирового соглашения, не
противоречащих федеральному закону и не нарушающих права и законные интересы других лиц, в том
числе при включении в мировое соглашение положений, которые связаны с заявленными требованиями, но
не были предметом судебного разбирательства (п. 13 указанного Постановления). В части прекращения
договорных обязательств данное положение получило соответствующее выражение в судебной практике:
стороны спора вправе предусмотреть в мировом соглашении полное или частичное прекращение
обязательств <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 апреля 2016 г. по делу N А40-
80902/15, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 2 августа 2016 г. по делу N А24-
4666/2015.

Мировое соглашение по своей правовой природе является гражданско-правовым договором,


подлежащим утверждению судом, в связи с чем к нему помимо норм процессуального законодательства
применяются общие положения ГК РФ о договоре, в том числе о свободе договора и толковании его
условий.

Заключая мировое соглашение, стороны, согласовывая свои воли, констатируют и определяют судьбу
конкретных, четко определенных отношений сторон, в связи с чем при толковании условий такого
соглашения в первую очередь должно приниматься во внимание буквальное значение содержащихся в нем
слов и выражений. Так, суды, исходя из буквального толкования условий мирового соглашения, пришли к
выводу о согласовании сторонами сохранения за обществом права на обращение с требованиями о
дальнейшем начислении неустойки по указанной в мировом соглашении ставке <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16 апреля 2015 г. по делу N А60-
29255/2014, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 9 февраля 2015 г. по делу N А60-

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 41 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

47435/2013.

Вместе с тем Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала <1>, что с учетом
положений ч. 2 ст. 9 АПК РФ, если стороны при заключении мирового соглашения прямо не оговорили в нем
иные правовые последствия для соответствующего правоотношения (включающего как основное
обязательство, из которого возникло заявленное в суд требование (требования), так и дополнительные),
такое соглашение сторон означает полное прекращение спора, возникшего из этого правоотношения. В
рамках рассматриваемого дела истец обратился с иском о взыскании неустойки по договору, начисленной
за период, предшествующий заключению мирового соглашения, между тем в рамках другого дела было
прекращено производство по нему в связи с утверждением судом заключенного между сторонами мирового
соглашения о расторжении договора, при этом в утвержденном мировом соглашении каких-либо указаний
на наличие дополнительных обязательств, основанных на договоре, не содержалось, в связи с чем дело
было направлено коллегией на новое рассмотрение <2>.

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ N 305-ЭС15-9906 от 1 декабря 2015 г. по делу N А40-105443/2013.

<2> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16 февраля 2016 г. N 09АП-


57446/2015-ГК по делу N А40-105443/13 (на основании пп. 4 п. 1 ст. 148 АПК РФ исковое заявление
подлежит оставлению без рассмотрения, поскольку в соответствии со ст. 63 Федерального закона "О
несостоятельности (банкротстве)" все требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть
предъявлены только в порядке, установленном данным Законом, то есть в рамках дела о банкротстве).

Представляется, что такое толкование условий мирового соглашения выходит за пределы заявленных
исковых требований, составляющих предмет иска, в связи с чем конкретные исковые требования при
заключении мирового соглашения теряют решающее правовое значение. Поэтому возникает вопрос о
последствиях прекращения утвержденным судом мировым соглашением спора о расторжении или
изменении договора, если в рамках рассмотрения такого спора требование об определении последствий
расторжения или изменения договора не заявлялось (в том числе о возврате исполненного по договору до
момента изменения или расторжения договора в случае неэквивалентности предоставленного по такому
договору). Прекращается ли в данном случае спор из правоотношения в части заявленных требований или
конфликт в связи с расторжением договора исчерпан в целом? Если мировое соглашение не содержит
какой-либо специальной оговорки об ином, свидетельствует ли выраженная в таком мировом соглашении
сторонами воля о расторжении или изменении договора о подразумеваемом намерении сторон прекратить
все отношения, в том числе и те, которые не являлись предметом иска, возникшие (могущие возникнуть в
будущем) в связи (из) с расторжением или изменением договора, поскольку, например, при расторжении
договора по общему правилу прекращается обязанность должника исполнить те обязательства, которые
составляют предмет договора, иные обязательства далеко не всегда прекращаются с момента расторжения
или изменения договора сторонами? Допускается ли при наличии утвержденного судом мирового
соглашения в споре о расторжении или изменении договора предъявление в последующем требований,
возникших (связанных) вследствие (в связи, из) расторжения или изменения договора?

Существо отношений, возникающих при расторжении или изменении договора, позволяет заключить,
что толкование, изложенное в п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г. N 50 "О примирении
сторон в арбитражном процессе", не должно быть распространено на споры о расторжении или изменении
договоров (о применении к последствиям расторжения или изменения договора правил п. 6 ст. 450.1 ГК РФ
при заключении сторонами мирового соглашения о расторжении или изменении договора говорится в § 3 гл.
II, посвященном отказу от договора (исполнения договора), поскольку в настоящий момент в судебной
практике начал формироваться подход, согласно которому при заключении мирового соглашения о
расторжении договора стороны прямо ссылаются на положения п. 6 ст. 450.1 ГК РФ в части отказа сторон от
взаимных претензий).

Согласно ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не
предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства. Так, в п. 3 Постановления
ВАС РФ N 35 предусмотрено, что условия договора, которые в силу своей природы предполагают их
применение и после расторжения договора либо имеют целью регулирование отношений сторон в период
после расторжения, сохраняют свое действие и после расторжения договора; последствия расторжения

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 42 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

договора, отличные от предусмотренных законом, могут быть установлены соглашением сторон с


соблюдением общих ограничений свободы договора, определенных в Постановлении Пленума ВАС РФ N
16.

Таким образом, если стороны заключают мировое соглашение о расторжении договора, по общему
правилу прекращается существование договорного обязательства, но не прекращаются отношения,
возникшие как из такого договора, так и из его расторжения. Вместе с тем требования добросовестности и
разумности действий сторон при заключении ими мирового соглашения обязывают стороны максимум
внимания уделить именно формулированию конкретных, недвусмысленных, исчерпывающим образом
определенных условий, которое при толковании условий мирового соглашения позволит исключить всякое
сомнение в части того, какие конкретно требования и отношения прекращены таким мировым соглашением.
Снимется при этом и вопрос о включении или невключении в мировое соглашение условий о правах и
обязанностях сторон, которые связаны с заявленными исковыми требованиями, но предметом спора не
являлись. Соответственно, для того чтобы избежать негативных последствий применения указанных выше
подходов судом, сторонам при заключении мирового соглашения о расторжении или изменении договора
следует решить вопрос о последствиях такого расторжения или изменения, прямо предусмотрев конкретное
условие или сделав соответствующую оговорку в тексте мирового соглашения.

Кроме того, требует решения вопрос о том, каковы правовые последствия в случае, если требование
из дополнительного обязательства в момент утверждения мирового соглашения о расторжении или
изменении договора является предметом иска в рамках другого судебного дела. Так, Арбитражный суд
Северо-Западного округа указал, что из положений АПК РФ следует, что действующее процессуальное
законодательство допускает заключение мирового соглашения исключительно в отношении одного дела
(всех или части заявленных в рамках него требований). Но в мировом соглашении, представленном на
утверждение судом в рассматриваемом деле, стороны урегулировали права и обязанности, возникшие в
том числе из договоров, которые не затрагиваются в рамках этого дела, а являются предметом иных
арбитражных споров. В связи с этим суд кассационной инстанции пришел к выводу, что, утверждая
соответствующее мировое соглашение, суд первой инстанции в рамках указанного дела фактически
определил права и обязанности сторон по договорам, которые не просто не были предметом настоящего
разбирательства, но рассматриваются в рамках иных арбитражных дел, что недопустимо <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30 октября 2014 г. по делу N А56-
23213/2014 (Определением ВС РФ от 24 февраля 2015 г. N 307-ЭС15-354 отказано в передаче
кассационной жалобы по делу N А56-23213/2014 для рассмотрения в судебном заседании Судебной
коллегии по экономическим спорам ВС РФ).

Вместе с тем, если стороны, являющиеся субъектами предпринимательской деятельности, зная обо
всех возникших между ними и рассматриваемых в арбитражных судах спорах, действуя добросовестно и
разумно, договорились о прекращении всех споров, которые являются предметами разных арбитражных
дел, но возникли из одного договорного отношения, отсутствуют достаточные основания ограничивать
свободу заключения такого мирового соглашения (ст. 421 ГК РФ).

§ 3. ВОПРОСЫ ДОСУДЕБНОГО ПОРЯДКА УРЕГУЛИРОВАНИЯ СПОРА


ПРИ РАСТОРЖЕНИИ И ИЗМЕНЕНИИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО
ДОГОВОРА В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ

Задачи досудебного порядка урегулирования спора. В соответствии с п. 2 ст. 452 ГК РФ


требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после
получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения
ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии -
в 30-дневный срок.

В то же время согласно ч. 5 ст. 4 АПК РФ в редакции Федерального закона от 2 марта 2016 г. N 47-ФЗ
"О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" спор, возникающий
из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия
сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 43 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором, то есть в
арбитражном судопроизводстве досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора установлен в
качестве общего правила, согласно которому право на обращение в арбитражный суд возникает у истца
после истечения 30-дневного срока со дня направления претензии (требования) противной стороне в споре,
при этом п. 5 ч. 1 ст. 129 АПК РФ предусматривает возвращение искового заявления в случае несоблюдения
претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если такой порядок
является обязательным в силу закона.

Между тем Федеральным законом от 1 июля 2017 г. N 147-ФЗ "О внесении изменений в статьи 1252 и
1486 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 4 и 99 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации" ч. 5 ст. 4 АПК РФ изложена в следующей редакции:
гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров,
других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение
арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30
календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не
установлены законом или договором. Иные споры, возникающие из гражданских правоотношений,
передаются на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования
спора только в том случае, если такой порядок установлен федеральным законом или договором.

Таким образом, новая редакция указанной статьи в части обязательности досудебного порядка
урегулирования спора о расторжении или изменении договора как иного спора, возникающего из
гражданских правоотношений, содержит отсылочную норму, согласно которой такие споры передаются на
разрешение арбитражного суда в том случае, если такой порядок установлен федеральным законом или
договором, в связи с чем правовое регулирование в части установленного ст. 452 ГК РФ требования о
необходимости направления контрагенту предложения о расторжении или изменении договора до
обращения в суд данной редакцией не изменено, тем не менее рассматриваемое уточнение ч. 5 ст. 4 АПК
РФ имеет серьезные практические последствия ввиду следующего.

За последние несколько лет в правоприменительной практике начал формироваться подход в части


учета судами того, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется судом исходя
из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только
буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и цели, которые преследовал
законодатель, устанавливая данное правило. Несмотря на неоднозначность указанного подхода
применительно к отдельным нормам закона, в части толкования судами п. 2 ст. 452 ГК РФ данный подход
имеет несомненный положительный для гражданского оборота и сторон договорного отношения эффект.
Вместе в тем, если бы редакция ч. 5 ст. 4 АПК РФ не была изменена, не имело бы должного практического
значения и определение норм п. 2 ст. 452 ГК РФ в качестве диспозитивных, поскольку прежней редакцией ч.
5 ст. 4 АПК РФ был предусмотрен обязательный порядок досудебного урегулирования любых споров,
возникающих из гражданских правоотношений.

По смыслу п. 8 ч. 2 ст. 125, ч. 7 п. 1 ст. 126, п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ претензионный порядок
урегулирования спора в судебной практике рассматривается в качестве способа, позволяющего
добровольно без дополнительных расходов на уплату госпошлины со значительным сокращением времени
восстановить нарушенные права и законные интересы. Такой порядок урегулирования спора направлен на
его оперативное разрешение и служит дополнительной гарантией защиты прав. Условие о претензионном
порядке обязательно должно предшествовать обращению с иском в суд и несет не материально-правовой, а
процессуальный характер, что придает этому условию обязательность его исполнения вне зависимости от
того, является ли гражданско-правовой договор расторгнутым <1>.

--------------------------------

<1> Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 23 июля 2015 г. N 306-ЭС15-1364 по делу


А55-12366/2012.

Так, в одном из дел довод заявителя о несоблюдении истцом претензионного порядка урегулирования
спора был отклонен судом кассационной инстанции, поскольку, как следовало из судебных актов, в
поведении ответчика не усматривалось намерения оперативно урегулировать возникший спор во
внесудебном порядке, поэтому оставление иска без рассмотрения привело бы только к необоснованному

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 44 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

затягиванию разрешения возникшего спора и ущемлению прав одной из его сторон. При таких
обстоятельствах, по мнению суда кассационной инстанции, у судов отсутствовали правовые основания для
оставления иска без рассмотрения и он подлежал рассмотрению по существу <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30 октября 2013 г.


по делу N А56-19778/2013 (Определением ВАС РФ от 9 января 2014 г. N ВАС-18074/13 в передаче дела в
Президиум ВАС РФ было отказано).

Кроме того, судом кассационной инстанции в данном деле была высказана важная позиция о том, что
предъявление иска до момента истечения срока получения ответа на претензию может повлиять только на
распределение судебных расходов в случае признания ответчиком исковых требований.

В то же время еще в 1996 г. в п. 60 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ от 1 июля


1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации" было указано, что спор об изменении или расторжении договора может быть
рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих
принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК РФ, что и
сформировало соответствующий подход судебно-арбитражной практики. При этом согласно п. 8 ч. 2 ст. 125
АПК РФ в исковом заявлении должны быть указаны сведения о соблюдении истцом претензионного или
иного досудебного порядка, к исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие соблюдение
истцом претензионного или иного досудебного порядка, за исключением случаев, если его соблюдение не
предусмотрено федеральным законом (п. 7 ч. 1 ст. 126 АПК РФ). Пункт 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ устанавливает,
что арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к
производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок
урегулирования спора с ответчиком, за исключением случаев, если его соблюдение не предусмотрено
федеральным законом.

Вместе с тем, несмотря на наличие формального подхода, не признающего досудебный


претензионный порядок урегулирования спора соблюденным, если претензия была направлена ответчику
после подачи искового заявления <1>, в судебно-арбитражной практике начал формироваться
заслуживающий поддержки подход, согласно которому направление требования стороне договора после
предъявления в суд иска о расторжении договора не влечет оставления данного иска без рассмотрения, так
как свидетельствует о том, что конфликт не может быть исчерпан во внесудебном порядке, поскольку обе
стороны договора осведомлены о возникшей конфликтной ситуации, однако не смогли прийти к
разрешению возникшего спора на взаимовыгодной основе.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11 октября 2010 г. по делу
N А76-6490/2010-41-343, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25 августа 2015 г.
по делу N А45-1877/2015, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 декабря
2015 г. по делу N А68-1445/2015.

Досудебный порядок разрешения споров служит целям добровольной реализации гражданско-


правовых обязательств без участия специальных государственных органов. Совершение спорящими
сторонами обозначенных действий после нарушения (оспаривания) субъективных прав создает условия для
урегулирования возникшей конфликтной ситуации еще на стадии возникновения спора, то есть стороны
могут ликвидировать зарождающийся конфликт, согласовав между собой все спорные моменты, вследствие
чего не возникает необходимости в судебном разрешении такого спора. Оставляя иск без рассмотрения, суд
исходит из реальной возможности исчерпания конфликта между сторонами при наличии воли сторон к
совершению соответствующих действий, направленных на разрешение спора. При наличии доказательств,
свидетельствующих о невозможности досудебного урегулирования, иск подлежит рассмотрению в суде <1>.

--------------------------------

<1> Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 мая 2010 г. по

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 45 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

делу N А32-45135/2009, от 23 сентября 2010 г. по делу N А32-57026/2009, от 27 сентября 2010 г. по делу N


А32-50943/2009, от 21 января 2011 г. по делу N А53-4507/2010, от 3 мая 2011 г. по делу N А32-26706/2010, от
16 августа 2011 г. N Ф08-4764/2011 по делу N А01-1972/2009.

Таким образом, если отсутствует реальная возможность урегулирования спора о расторжении или
изменении договора сторонами договора самостоятельно, оставление иска без рассмотрения ввиду
несоблюдения досудебного порядка урегулирования спора, нося формальный характер, не будет
способствовать достижению целей досудебного урегулирования спора.

Следует отметить, что в предусмотренных законом случаях нарушения договорных обязательств


одним из контрагентов вторая сторона договора до направления нарушившей договор стороне предложения
о расторжении или изменении последнего должна направить такой стороне предупреждение о
необходимости исполнить обязательство. Так, согласно п. 29 информационного письма Президиума ВАС РФ
от 11 января 2002 г. N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой", если основанием
расторжения договора аренды является неисполнение арендатором возложенных на него обязанностей,
арендодатель до обращения в суд с иском о досрочном расторжении договора должен направить
арендатору письменное предупреждение о необходимости исполнить обязательство в разумный срок (ч. 3
ст. 619 ГК РФ), а также предложение расторгнуть договор (п. 2 ст. 452 ГК РФ). Претензия, содержащая
одновременно требования об уплате задолженности по арендной плате и о расторжении договора,
исключает возможность добровольного исполнения арендатором принятого на себя обязательства и влечет
оставление иска о расторжении договора аренды без рассмотрения <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25 мая 2012 г. N Ф09-
2980/12 по делу N А50-20327/2011.

Досудебный порядок урегулирования спора не считается соблюденным, если после направления


истцом предупреждения о расторжении договора между сторонами заключено дополнительное соглашение
об изменении договора, свидетельствующее о намерении продолжить правоотношения по договору на иных
условиях <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 февраля 2010


г. по делу N А27-9190/2009.

Таким образом, по общему правилу помимо доказывания факта наличия договорных отношений
между сторонами спора, подтверждения того, что договор является действующим (не истек срок действия
договора, не прекратились обязательства по договору), наличия обстоятельств, с которыми в
соответствующих случаях ГК РФ, другие законы или договор связывают возможность досрочного
расторжения договора по требованию одной из сторон, направления письменного предупреждения о
необходимости устранения допущенных нарушений договора в разумный срок, если право расторгнуть
договор обусловлено таким нарушением (например, ст. 619 ГК РФ), в предмет доказывания по делам о
расторжении или изменении договора по требованию одной из сторон в судебном порядке входит
доказывание факта отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо
неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при
его отсутствии - в 30-дневный срок (в таком случае требуется представить доказательства направления
такого предложения контрагенту).

Очевидно, что с процессуальной точки зрения одной из задач установления обязательного


досудебного порядка урегулирования спора являлось снижение количества рассматриваемых в
арбитражных судах дел с целью повышения качества их рассмотрения, что в первую очередь должно
повлиять на обоснованность принимаемых судами судебных актов, в первую очередь отражаемую в
развернутой мотивировочной части последних. Целью установления в ст. 452 ГК РФ необходимости
направления контрагенту предложения о расторжении или изменении договора является в том числе
предоставление стороне, получившей такое предложение, времени для того, чтобы его проанализировать и
принять или отклонить соответственно, то есть суть досудебного порядка урегулирования спора сводится к

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 46 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

использованию потенциальной возможности разрешить спор между сторонами договора непосредственно


перед передачей спора на рассмотрение суда, чтобы сэкономить финансовые средства сторон договора по
уплате судебных расходов и обеспечить добросовестное и разумное поведение контрагентов в отношении
друг друга на основе сотрудничества и взаимного доверия. Однако в ситуации, когда стороны договора не
смогли разрешить конфликт, влекущий необходимость расторжения или изменения договора, на начальном
этапе, необходимость ожидания ответа на предложение расторгнуть или изменить договор вряд ли отвечает
интересам сторон договора, причем как нарушившей договор стороны, так и ее контрагента.

Требования к предложению о расторжении или изменении договора. Содержание предложения


одной стороны договора о расторжении или изменении договора, выраженное в том числе формулировками
"предлагаем расторгнуть/считать договор расторгнутым", "предлагаем внести изменение/считать пункт
изложенным в следующей редакции" и т.п., должно позволить другой стороне недвусмысленно уяснить, в
чем состоит суть предложения, а также каковы основания, обосновывающие необходимость изменения или
расторжения договора. Следует отметить, что то, каким образом поименовано подобное предложение
стороной договора (предложение, претензия, требование), не влияет на определение правовой природы
такого предложения, поскольку уяснение смысла последнего должно устанавливаться исходя из условий
предложения в целом.

Буквальное толкование положений п. 2 ст. 452 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что стороны
договора могут лишь изменить срок для досудебного урегулирования спора о расторжении или изменении
договора, но не исключить его полностью. Кроме того, исходя из данного положения ГК РФ во взаимосвязи с
положениями ст. 4 АПК РФ следует, что стороны договора при расторжении или изменении договора в
судебном порядке не свободны не только в части возможности исключения необходимости соблюдения
досудебного порядка урегулирования возникших разногласий, но и в части изменения порядка
урегулирования спора и свободны по общему правилу лишь при установлении срока для получения ответа
другой стороны на соответствующее предложение, по истечении которого заинтересованная в расторжении
или изменении договора сторона вправе обратиться с требованием в суд.

Таким образом, несмотря на то, что АПК РФ предоставляет сторонам возможность установить в
договоре иной, нежели указанный в АПК РФ, порядок урегулирования споров, стороны договорных
отношений связаны положениями п. 2 ст. 452 ГК РФ.

Гражданский оборот должен быть не только стабильным, но и динамичным. Субъекты оборота


заинтересованы в оперативном реагировании партнеров на изменения, требующие корректировки
имеющихся между субъектами гражданского оборота договорных отношений. Поскольку соблюдение
досудебного порядка требует времени, что может негативным образом сказаться на динамике договорного
правоотношения, сторонам следует при заключении договора решить вопрос о целесообразности
установления в договоре иного (сокращенного) срока для рассмотрения предложения одной из сторон о
расторжении или изменении договора при наличии соответствующих оснований. Особую практическую
значимость это приобретает при существенном изменении обстоятельств (ст. 451 ГК РФ), поскольку их
наступление, несмотря на явное, чрезвычайное обременение должника в части стоимости исполнения
договорного обязательства, не позволяет последнему его не исполнить ввиду возможности возложения на
должника мер гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств.

По существу нормы как материального (п. 2 ст. 452 ГК РФ), так и процессуального права (ст. 126 АПК
РФ) требуют направления предложения о расторжении или изменении договора в письменной форме,
несоблюдение этого требования не влечет искомых правовых последствий для стороны, предлагающей
контрагенту расторгнуть или изменить договор. При этом положения ст. 4 АПК РФ, в отличие от норм п. 2 ст.
452 ГК РФ, не ставят реализацию права на обращение в арбитражный суд в зависимость ни от получения
стороной договора ответа ее контрагента на предложение расторгнуть или изменить договор, ни от
получения таким контрагентом самого предложения: споры могут быть переданы на разрешение
арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30
календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не
установлены законом или договором. Представляется, что предложение о расторжении или изменении
договора может быть квалифицировано в качестве юридически значимого сообщения, в связи с чем к
порядку его направления могут и должны быть применены правила, установленные в ст. 165.1 ГК РФ, с
учетом разъяснений, содержащихся в п. 63 - 67 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О
применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 47 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Федерации".

Согласно ч. 3 ст. 125 АПК РФ истец обязан направить другим лицам, участвующим в деле, копии
искового заявления и прилагаемых к нему документов, которые у них отсутствуют, заказным письмом с
уведомлением о вручении. В связи с этим возникает вопрос о том, может ли копия иска, направленная
стороной договора контрагенту перед подачей иска в суд, служить достаточным основанием для того, чтобы
считать, что досудебный порядок урегулирования спора соблюден, в случае, если иск подан в суд по
истечении 30-дневного срока с момента отправки соответствующих документов потенциальному ответчику,
то есть насколько формальным должен быть подход к содержанию и форме предложения о расторжении
или изменении договора.

Представляется, что исходя из целей законодательного регулирования отношений сторон договора в


случае возникновения обстоятельств, требующих рассмотрения дела о расторжении или изменении
договора в судебном порядке, формальный подход, при котором спор об изменении или расторжении
договора может быть рассмотрен судом по существу лишь в случае представления доказательств,
подтверждающих принятие стороной договора мер по досудебному урегулированию спора с ответчиком,
заслуживает поддержки только в случае, если имеются основания полагать, что стороны могут прийти к
согласованному волеизъявлению о расторжении или изменении договора самостоятельно. Как справедливо
указано Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа, поскольку к дате проведения
судебного заседания в суде первой инстанции, равно как и в ходе апелляционного разбирательства,
сторонами спор не был урегулирован, при таких обстоятельствах оставление иска без рассмотрения носит
формальный характер, так как не способно достигнуть целей, которые имеет досудебное урегулирование
спора <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 мая 2010 г. по


делу N А32-45135/2009.

Цели досудебного порядка урегулирования спора о расторжении или изменении договора. ГК


РФ относительно порядка расторжения или изменения договора по требованию одной из сторон
устанавливает исключительно судебный порядок такого расторжения или изменения договора (в случае,
если сторона договора воспользовалась предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми
актами или договором правом на отказ от договора (исполнения договора), установленный ст. 452 ГК РФ
порядок расторжения и изменения договора применению не подлежит). В связи с этим значение и смысл
досудебного порядка урегулирования спора нивелируются в случае, если сторона, которой направлено
предложение расторгнуть или изменить договор, принимает его (например, посредством направления
ответа о принятии такого предложения), в то время как ГК РФ требует расторжения или изменения договора
именно в судебном порядке, например в случае существенного нарушения договора одной из сторон. Если
предположить, что в данном случае стороны расторгают или изменяют договор посредством заключения
соглашения (п. 1 ст. 450 ГК РФ), следует учитывать, что потерпевшая от нарушения договора сторона
лишается возможности взыскать убытки как на основании п. 5 ст. 453 ГК РФ, так и в виде разницы цен на
основании ст. 393.1 ГК РФ, и только добрая воля должника позволит предусмотреть в таком соглашении
право кредитора воспользоваться соответствующими возможностями. В ином случае подобное
урегулирование вопроса о расторжении или изменении договора теряет всякий практический смысл,
приводя к временным и финансовым потерям сторон. Кроме того, в случае, если предложение о
расторжении или изменении договора будет определенно и недвусмысленно выражать намерение стороны
договора расторгнуть или изменить договор, а также содержать существенные условия такого расторжения
или изменения, есть все основания квалифицировать такое предложение в качестве оферты согласно ст.
435 ГК РФ со всеми вытекающими последствиями, в том числе в части связанности таким предложением ( п.
2 ст. 435 ГК РФ), признания принятием такого предложения совершение контрагентом в соответствующий
срок действий по выполнению указанных в предложении условий (например, отгрузка измененного
количества товаров, уплата соответствующей суммы) (ст. 438 ГК РФ).

В правоприменительной практике возник вопрос о том, должен ли быть соблюден досудебный порядок
урегулирования споров, возникших из договора, который уже был расторгнут сторонами. Поскольку прежней
редакцией ст. 4 АПК РФ был установлен обязательный досудебный порядок урегулирования всех споров,
возникающих из гражданских правоотношений, в судебно-арбитражной практике сложился подход, согласно

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 48 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

которому условие о претензионном порядке обязательно должно предшествовать обращению с иском в суд
и имеет не материально-правовой, а процессуальный характер, что придает этому условию обязательность
его исполнения вне зависимости от того, является ли гражданско-правовой договор расторгнутым <1>. Факт
расторжения договора не освобождает стороны от соблюдения установленного договором претензионного
порядка разрешения спора <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 1 декабря 2014 г. по делу N А55-
12366/2012 (Определением ВС РФ от 23 июля 2015 г. N 306-ЭС15-1364 данное Постановление оставлено
без изменения).

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30 октября 2013 г.


по делу N А56-19778/2013.

Между тем новая редакция ст. 4 АПК РФ устанавливает обязательный досудебный порядок
урегулирования споров лишь в отношении гражданско-правовых споров о взыскании денежных средств по
требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, а иные
споры, возникающие из гражданских правоотношений, передаются на разрешение арбитражного суда после
соблюдения досудебного порядка урегулирования спора только в том случае, если такой порядок
установлен федеральным законом или договором <1>.

--------------------------------

<1> ВС РФ сформулировал позицию о том, что в период времени, в течение которого происходило
досудебное урегулирование спора, течение сроков исковой давности приостанавливается (Определение ВС
РФ от 6 июня 2016 г. N 301-эс16-537 по делу N А43-25051/2014).

Поскольку в случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой
стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила
другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах
вследствие неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ), если иное не предусмотрено законом или
договором либо не вытекает из существа обязательства (п. 3 ст. 453 ГК РФ), представляется, что при
возникновении споров о возврате предоставленного по расторгнутому или измененному договору на
основании положений ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения в отношении
таких споров должен быть соблюден досудебный порядок, даже если в отношении спора о расторжении и
изменении договора он уже был соблюден. Такой же подход применим и при рассмотрении споров о
взыскании денежных средств по требованиям, возникшим в связи с расторжением договора (ст. 393.1, п. 5
ст. 453 ГК РФ). При этом в указанном случае ввиду иного предмета и основания спора вряд ли могут быть
применимы по аналогии положения п. 43 Постановления Пленума ВС РФ N 7 о том, что если кредитором
соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга, то считается соблюденным и
претензионный порядок в отношении процентов, взыскиваемых на основании ст. 395, ст. 317.1 ГК РФ.

В заключаемых субъектами оборота договорах часто встречаются формулировки о том, что "все
споры и разногласия по договору разрешаются сторонами/стороны стремятся разрешить путем
переговоров", "до обращения в суд сторона обязана обратиться к контрагенту", "споры разрешаются по
соглашению сторон", которые не должны расцениваться в качестве установления иного порядка
досудебного урегулирования спора, поскольку "под досудебным порядком понимается установление в
договоре условий о направлении претензии или иного письма, установление сроков для ответа на нее и
других условий, позволяющих определить, что договор содержит четкую запись об установлении такого
порядка" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 5 декабря 2001 г. N КГ-
А41/7081-01.

По общему правилу в случае обращения в арбитражный суд заинтересованной в расторжении или

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 49 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

изменении договора стороне надлежит доказать не только факт направления предложения, но и в случае
возникновения споров - его содержание. "Судебные инстанции отклонили ссылку общества на ведение
телефонных переговоров, поскольку из представленных в материалы дела сведений телефонной компании
невозможно установить содержание переговоров" <1>. Вместе с тем для субъектов предпринимательской
деятельности при равенстве переговорных возможностей проведенные переговоры, зафиксированные
соответствующим установленному договором порядку образом, должны стать необходимым и достаточным
доказательством соблюдения ими досудебного порядка урегулирования спора о расторжении или
изменении договора. Например, если в случае существенного изменения обстоятельств стороны провели и
соответствующим образом зафиксировали проведение переговоров с целью адаптации условий договора
изменившимся обстоятельствам и выравнивания нарушенного соотношения своих имущественных
интересов, но несмотря на предпринятую попытку не пришли к взаимовыгодному компромиссу и были
вынуждены обратится в суд, никаких разумных и обоснованных оснований для предъявления к ним
требования о необходимости соблюдения досудебного порядка урегулирования такого спора просто нет.
Так, например, в одном деле суд признал обмен письмами посредством электронной связи переговорами
сторон <2>, а в другом - соответствующим соблюдению претензионного порядка <3>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 декабря 2006 г.


по делу N А56-17842/2006.

<2> Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25 декабря 2015 г. N Ф10-4637/2015 по


делу N А35-11066/2014.

<3> Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 22 января 2016 г. N Ф03-6085/2015


по делу N А73-6268/2015.

Представляется, что соответствующим целям и существу законодательного регулирования отношений


сторон по расторжению или изменению договора должен быть признан подход, согласно которому
несоблюдение порядка направления контрагенту предложения о расторжении или изменении договора на
основании ст. 452 ГК РФ по общему правилу может влечь правовые последствия лишь в том случае, если
об этом заявляет контрагент заинтересованной в расторжении или изменении договора стороны, поскольку,
как указал ВС РФ, несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора не является безусловным
основанием для оставления иска без рассмотрения, так как в данном случае в равной степени
затрагиваются как права истца, так и права ответчика <1>.

--------------------------------

<1> Обзор судебной практики ВС РФ. 2015. N 4 (утвержден Президиумом ВС РФ 23 декабря 2015 г.).

Системное толкование соответствующих норм ГК РФ и АПК РФ дает основание полагать, что суд при
применении положения ч. 1 ст. 148 АПК об оставлении искового заявления без рассмотрения должен
исходить из наличия заявления ответчика о несоблюдении истцом соответствующего порядка
урегулирования спора, поскольку при отсутствии такого заявления ответчик тем самым транслирует как
суду, так и истцу, что реальной возможности разрешения конфликта между сторонами во внесудебном
порядке нет ввиду отсутствия взаимной воли сторон к совершению направленных на разрешение спора
действий.

Кроме того, например, "обращение в суд с иском о расторжении договора до истечения срока ответа
на претензию, направленную арендатору, не влечет оставление данного иска без рассмотрения, если
последний не уведомил арендодателя об изменении своего адреса. Поскольку претензия не вручена и не
могла быть вручена ввиду отсутствия общества по адресу, основания ожидать на нее ответа в течение 10
дней и считать претензионный порядок урегулирования спора несоблюденным отсутствовали" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 мая 2010 г. по делу N А32-
45135/2009.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 50 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

При отсутствии соответствующего заявления ответчика и при наличии оснований, свидетельствующих


об исчерпании сторонами возможностей для урегулирования вопроса о расторжении или изменении
договора во внесудебном порядке, в том числе ввиду недобросовестного поведения ответчика, суд вправе
приступить к рассмотрению спора о расторжении или изменении договора по существу. Так, если будет
установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с
учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права
полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов
добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК
РФ) (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ N 25).

Требование добросовестного поведения сторон явилось в том числе основанием для отмены судом
кассационной инстанции актов нижестоящих инстанций об отказе истцу в удовлетворении иска о
расторжении спорного договора и выселении ответчика, поскольку выводы судов об отсутствии
доказательств уведомления ответчика о намерении расторгнуть спорный договор сделаны при
неправильном толковании вышеуказанных норм права, так как, учитывая наличие вступившего в законную
силу судебного акта, из содержания которого ответчик знал о наличии требований истца расторгнуть
договор и освободить спорные помещения, поведение последнего было расценено судом кассационной
инстанции в силу п. 2 ст. 10 ГК РФ как злоупотребление правом, в связи с чем не подлежало защите <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 7 апреля 2011 г. по делу N А08-
2510/2010.

Ввиду того что введенное ст. 4 АПК РФ обязательное досудебное урегулирование всех споров из
гражданских правоотношений себя не оправдало, не дав убедительных положительных результатов ни для
гражданского оборота, ни для арбитражного судопроизводства, в связи с чем менее чем через 1,5 года в
указанную статью были внесены изменения, установившие ограниченный перечень тех категорий споров,
для которых такой порядок по-прежнему является обязательным, для гражданского оборота в настоящее
время разумной потребностью является отход от формального подхода в части обязательности досудебного
урегулирования спора о расторжении или изменении договора сообразно целям установления подобного
требования в п. 2 ст. 452 ГК РФ.

Глава II. ВОПРОСЫ ОСНОВАНИЙ РАСТОРЖЕНИЯ И ИЗМЕНЕНИЙ


ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА

§ 1. РАСТОРЖЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО


ДОГОВОРА НА ОСНОВАНИИ СТАТЬИ 428 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Условия для расторжения или изменения гражданско-правового договора на основании ст. 428
ГК РФ. В результате проводимой реформы гражданского законодательства в п. 3 ст. 428 ГК РФ нашел
отражение сформированный судебно-арбитражной практикой подход о возможности защиты стороны
договора от несправедливых договорных условий, если последний был поставлен в положение,
затрудняющее согласование иного содержания таких условий (оказался слабой стороной договора) (п. 9
Постановления Пленума ВАС РФ). В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, в
том числе того, исполнение которого связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской
деятельности, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся
явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов
сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее
согласование иного содержания отдельных условий договора (оказался слабой стороной договора), суд
вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или
расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

Согласно п. 2 ст. 428 ГК РФ присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения


или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым
актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 51 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно
обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно
понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий
договора.

Указанные правила подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не
являющегося договором присоединения, его условия определены одной из сторон, а другая сторона в силу
явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее
согласование иного содержания отдельных условий договора (новая редакция п. 3 ст. 428 ГК РФ).

Следует отметить, что о необходимости особой защиты экономически слабой стороны


правоотношения было указано еще в 1999 г. в Постановлении КС РФ <1>, согласно п. 5 которого
"...законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и
должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем
чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию в сфере банковской деятельности и реально
гарантировать в соответствии со ст. 19 и 34 Конституции Российской Федерации соблюдение принципа
равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической
деятельности".

--------------------------------

<1> Постановление КС РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности


положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской
деятельности" в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко".

Именно необходимость соблюдения принципа справедливости (как процедурной, так и материальной)


в целях защиты интересов слабой стороны договора обусловливает отступление от принципа юридического
равенства сторон договора, свободы заключаемого ими договора, что еще раз подтверждает необходимость
содействия и сотрудничества сторон как в статике, так и в динамике договорных отношений.

Необходимость защиты слабой стороны в целях обеспечения фактического равенства сторон


договора признается и процессуальным законодательством, устанавливающим в том числе и то, что
судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности, равноправия сторон.
Арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, в частности, оказывает
содействие в реализации прав лиц, участвующих в деле (ст. 9 АПК РФ). Представляется, что именно в целях
защиты слабой стороны в процессе, признавая судебный процесс непрофессиональным, Пленум ВС РФ в
Постановлении от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации" предусмотрел, что если при принятии искового заявления суд
придет к выводу о том, что избранный истцом способ защиты права не может обеспечить его
восстановление, то данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового
заявления, его возвращения либо оставления без движения; кроме того, ссылка истца в исковом заявлении
на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для
отказа в удовлетворении заявленного требования (п. 9).

При этом в арбитражно-судебной практике подход в части защиты стороны договора от


несправедливых договорных условий начал складываться раньше принятия Постановления Пленума ВАС
РФ "О свободе договора и ее пределах", поскольку еще в п. 2 информационного письма ВАС РФ от 13
сентября 2011 г. N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений
Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре" ВАС РФ распространил действие п. 2
ст. 428 ГК РФ (по аналогии закона) не только на условия, включенные в договор присоединения, но и на
случаи, когда условия не являющегося договором присоединения договора фактически единолично
определялись сильной стороной, несмотря на то, что второй стороной договора также являлся субъект
предпринимательской деятельности, установив тем самым возможность оспаривания несправедливых
договорных условий не только потребителями, но и предпринимателями.

"...В договорах, заключаемых в сфере предпринимательской деятельности, нередко встречается


противостояние сильной и слабой стороны, когда последняя нуждается хотя бы в минимальном уровне
гарантий защиты своих прав и законных интересов" <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 52 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Витрянский В.В. Специальные договорные конструкции в условиях реформирования гражданского


законодательства // Гражданское право и современность: Сборник статей, посвященный памяти М.И.
Брагинского / Под ред. В.Н. Литовкина, К.Б. Ярошенко. М., 2013. С. 419.

Результатом внесения соответствующих изменений в ст. 428 ГК РФ явилась необходимость выработки


единообразных подходов к определению наличия оснований и порядку оспаривания субъектами
предпринимательской деятельности договорных условий в связи с неравенством переговорных
возможностей, в результате которого условие договора, по их мнению, должно быть признано нарушающим
баланс имущественных интересов сторон договора, а договор, соответственно, расторгнут или изменен (при
этом п. 3 ст. 428 ГК РФ не нивелирует значение п. 1 ст. 428 ГК РФ, поскольку распространяет действие п. 2
ст. 428 ГК РФ на любой договор, в том числе не являющийся договором присоединения, так как при
применении п. 1 ст. 428 ГК РФ из предмета доказывания исключена необходимость доказывания факта
неравенства переговорных возможностей, которое привело к невозможности скорректировать
соответствующее условие договора).

В связи с этим следует упомянуть о резонансном деле о признании недействительным договора <1>, в
результате рассмотрения которого суды, признав ответчика профессионалом в сфере финансов и
финансовых рынков, пришли к выводу о том, что последний, исходя из принципа добросовестности, был
обязан прилагать необходимые и достаточные усилия к тому, чтобы положения сложных финансовых
инструментов были ясными, недвусмысленными и понятными любому лицу, не обладающему
специальными навыками в сфере финансов и незнакомому с принятыми в этой сфере обыкновениями и
терминологией. Судами была установлена невыгодность для клиента банка (субъекта
предпринимательской деятельности) заключенных своп-сделок, допущение злоупотреблений и
недобросовестности со стороны банка при согласовании условий указанных договоров, что в совокупности
с положениями кредитного соглашения, по мнению судов, свидетельствовало о наличии злоупотреблений
правом со стороны банка, в связи с чем соответствующие договоры были признаны недействительными.
При этом доводы ответчика о том, что истец частично исполнил своп-договоры, а значит, действует
недобросовестно, были отклонены, поскольку, по мнению суда, истец-непрофессионал, не получивший от
банка необходимую информацию о методике расчетов, "не мог полноценно понимать экономическую суть и
рисковые последствия сделок".

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 сентября 2016 г. N Ф05-13754/2016


по делу N А40-168599/2015 (Определением ВС РФ от 13 января 2017 г. N 305-ЭС16-18465 отказано в
передаче дела N А40-168599/2015 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в
порядке кассационного производства данного Постановления).

Представляется, что указанный судебный акт создает потенциальную возможность для оспаривания
сделок с банками, страховыми, финансовыми и другими компаниями-контрагентами последних в ситуации,
когда, как только сделка перестанет быть для них выгодной, "непрофессиональный" контрагент, будучи тем
не менее субъектом предпринимательской деятельности, может обратиться с требованием о признании
такой сделки недействительной (ст. 169 ГК РФ), о расторжении договора (ст. 428 ГК РФ), ссылаясь на то,
что, не являясь профессионалом с сфере, требующей специфических профессиональных знаний (и тем не
менее заключив такой договор. - Е.П.), был в недостаточной степени осведомлен контрагентом о существе,
рисках заключаемого договора, условия которого являются для него обременительными, в результате чего
суды будут осуществлять интервенцию в предпринимательские договоры, что может привести к
дестабилизации гражданского оборота. Кроме того, для контрагентов таких субъектов заключение
договоров с последними будет сопряжено с порождающим состояние правовой неопределенности риском
ожидания того, что договор может быть оспорен "непрофессионалом" как явно обременительный для
последнего.

Ввиду изложенного следует обратиться к понятию и критериям отнесения деятельности к


предпринимательской. В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство регулирует
отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием
исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 53 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи


товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в
установленном законом порядке. В правоприменительной практике сложился единообразный подход,
согласно которому квалификация деятельности субъекта оборота в качестве предпринимательской
осуществляется посредством установления соответствия деятельности последнего признакам
предпринимательской деятельности, указанным в ст. 2 ГК РФ <1>. При этом признаками
предпринимательской деятельности, отражающими существо последней, являются самостоятельный
характер деятельности, ее осуществление на свой риск и направленность на систематическое получение
прибыли.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых


вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об
административных правонарушениях" при решении вопроса о том, образуют ли действия лица состав
административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.1 КоАП РФ (осуществление
предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения
(лицензии)), необходимо проверять, содержатся ли в них признаки предпринимательской деятельности,
перечисленные в п. 1 ст. 2 ГК РФ. Суды иногда дают собственное толкование признаков
предпринимательской деятельности. Так, Третьим апелляционным судом в Постановлении от 25 января
2008 г. по делу N А33-7119/2007-03АП-1545/2007 указано, что из смысла ст. 2 ГК РФ следует, что
предпринимательскую деятельность отличают в том числе учет хозяйственных операций по сделкам в
рамках этой деятельности, устойчивые непосредственные связи субъекта с контрагентами по
осуществляемым сделкам, взаимосвязь хозяйственных операций в определенный период времени
(Постановлением Арбитражного суда Северо-Восточного округа от 7 мая 2008 г. N А33-7119/07-Ф02-1814/08
Постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения).

Согласно ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют


свои гражданские права своей волей и в своем интересе, осуществляют принадлежащие им гражданские
права по своему усмотрению (ст. 9 ГК РФ). Самостоятельность определяется как возможность
осуществления той или иной деятельности независимо от третьих лиц, выбора субъектом оборота вида,
характера, времени, места осуществления предпринимательской деятельности, при этом самостоятельный
характер предпринимательской деятельности субъектов гражданского оборота обусловлен
организационным и имущественным обособлением таких субъектов.

Основным квалифицирующим признаком предпринимательской деятельности является ее


осуществление субъектом на свой риск. Предпринимательский риск представляет собой допускаемую
субъектом такой деятельности при ее осуществлении вероятность возникновения в результате внешних
обстоятельств, собственных действий и действий его контрагентов неблагоприятных последствий в его
имущественной сфере.

Кроме того, сущностным признаком предпринимательской деятельности является ее направленность


на систематическое получение прибыли (лицо, осуществляя предпринимательскую деятельность, должно
ставить перед собой цель не разового извлечения прибыли, а ее получения на постоянной основе).
"Ведение предпринимательской деятельности связано с хозяйственными рисками, в связи с чем для
отнесения деятельности к предпринимательской существенное значение имеет не факт получения
прибыли, а направленность действий предпринимателя на ее получение" <1>. Кроме того, для
квалификации деятельности в качестве предпринимательской она должна осуществляться субъектами,
зарегистрированными в качестве субъектов предпринимательской деятельности самостоятельно.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14 декабря 2012 г. по


делу N А49-1675/2012.

Таким образом, наличие в деятельности субъекта гражданского оборота признаков


самостоятельности, рисковости, направленности на систематическое получение прибыли свидетельствует о
соответствующей целевой направленности и преследуемом интересе такого субъекта, требуя от него

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 54 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

повышенной осмотрительности в выборе контрагента, разумного возложения негативных последствий


заключения договоров, в том числе тех, которые прямо не входят в сферу осуществляемой им
деятельности, в первую очередь на себя.

Критерий явной обременительности условий договора для одной из сторон, являющийся


основанием для расторжения или изменения договора на основании ст. 428 ГК РФ. Для расторжения
или изменения договора на основании ст. 428 ГК РФ необходимо установление наличия в совокупности двух
фактов: условия договора должны быть явно обременительными для одной из сторон (материальное
неравенство) и должно быть установлено неравенство переговорных возможностей сторон договора
(процедурное неравенство). В отличие от п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ "О свободе договора и ее
пределах", согласно которому для того, чтобы считать условие договора несправедливым помимо явной
обременительности для одной из сторон такого условия назван существенным образом нарушенный баланс
интересов сторон, факт существенного нарушения баланса интересов сторон в качестве необходимого
условия для расторжения или изменения договора согласно ст. 428 ГК РФ не упомянут.

Явно обременительными условиями для одной стороны в ст. 428 ГК РФ названы: исключение или
ограничение ответственности другой стороны за нарушение обязательств; лишение стороны прав, обычно
предоставляемых по договорам такого вида, иные явно обременительные для одной из сторон условия,
которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее
возможности участвовать в определении условий договора.

Так, суд первой инстанции признал поведение истца злоупотреблением правом и отказал в защите
права, поскольку при рассмотрении спора было установлено многократное превышение размера платы за
хранение угля над рыночной стоимостью поклажи (более чем в семь раз), наличие иной, более низкой цены
услуг по хранению в аналогичных договорах с иными поклажедателями, а ответчиком заявлено о
несправедливых (явно обременительных для поклажедателя и существенным образом нарушающих баланс
интересов сторон) договорных условиях <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 января 2015 г. N Ф04-


13126/2014 по делу N А27-15903/2013.

Действуя добросовестно, ответчик при заключении договора должен был осведомить истца о том, что
цена продаваемого ему товара отличается от цены продажи другим покупателям, находящимся в той же
группе потребителей, что и истец, а также предоставить ему справедливую и реализуемую возможность
приобретения товара по цене, применяемой к этой группе потребителей <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 августа 2016 г. N Ф04-


2932/2016 по делу N А46-10433/2015 (Определением ВС РФ от 25 октября 2016 г. N 304-ЭС16-13576
отказано в передаче дела N А46-10433/2015 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для
пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления).

Следует отметить, что составляющей явно обременительного для одной из сторон условия является
то, что, исходя из своих разумно понимаемых интересов, она не приняла бы такое условие договора при
наличии у нее возможности участвовать в его определении. (В данном случае прослеживается схожий с
установленным ст. 451 ГК РФ подход, согласно которому изменение обстоятельств признается
существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть,
договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях,
однако принципиальным отличием является то, что в ст. 451 ГК РФ речь идет о возникшей
обременительности уже после заключения договора на стадии его исполнения, а в ст. 428 ГК РФ - об
обременительности изначальной.)

Лишение стороны прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, в первую очередь
выражается в лишении блага, на которое рассчитывала/была вправе рассчитывать сторона при заключении
договора определенного вида. Так, неполучение блага может выражаться: в повторной оплате одной и той

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 55 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

же услуги; во взимании платы за реализацию прав, предоставленных слабой стороне законом; оплате тех
действий, которые сильная сторона договора должна осуществить с целью исполнения своих обязательств
по договору <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 2 сентября 2015 г. N Ф01-3010/2015


по делу N А82-9562/2014; Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 30 января 2015 г. N
Ф06-19227/2013 по делу N А06-2904/2014, от 13 февраля 2015 г. N Ф06-19787/2013 по делу N А06-2903/2014
(так, в деле N А06-2903/2014 в договоре была предусмотрена отдельная плата за совершение действий,
являющихся неотъемлемым элементом выполнения обязательств перевозчика: за перевод стрелок,
открытие и закрытие ворот, шлагбаумов на переездах на железнодорожных путях необщего пользования).

Так, в п. 4 упомянутого выше информационного письма ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 147


указывалось, что банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с
процентами за пользование кредитом в том случае, если оно установлено за оказание самостоятельной
услуги клиенту. В остальных случаях суд оценивает, могут ли указанные комиссии быть отнесены к плате за
пользование кредитом.

Таким образом, при оценке условий договора на предмет явной обременительности подлежит
решению вопрос о лишении в значительной степени одной из сторон договора того, на что она была вправе
рассчитывать при заключении договора, - о неполучении эквивалентного предоставления по договору, о
чрезмерной по сравнению с обычно взимаемой цене исполнения договорного обязательства. При этом
ориентиром при оценке судом такой обременительности может являться то, каким образом по сравнению со
спорным условием договора регулирует соответствующие права и обязанности диспозитивная норма ГК РФ,
поскольку предполагается, что именно такая норма обеспечивает оптимальный баланс интересов сторон
договора.

Если сторона договора, считающая себя слабой по причине наличия в договоре несправедливых, по
ее мнению, условий и затруднительности согласования иного содержания таких условий, принимает
решение заявить о недопустимости применения таких условий на основании ст. 10 ГК РФ или об их
ничтожности на основании ст. 169 ГК РФ, подлежит доказыванию и то, что подобные условия существенным
образом нарушают баланс интересов сторон <1>. Например, суд апелляционной инстанции, оценив условия
договора, пришел к выводу о том, что буквальное толкование рассматриваемого условия свидетельствует о
нарушении баланса интересов сторон, поскольку реализация предоставленного права на досрочное
расторжение договора не может рассматриваться как существенное нарушение договорных обязательств.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 июля 2016 г. N Ф03-2678/2016 по


делу N А51-16678/2015.

При этом поведением, нарушающим основы правопорядка и нравственности ("добрые нравы"),


признается ненадлежащее поведение в отношении другой стороны сделки (злоупотребление экономической
мощью, необыкновенно сильное обременение одной из договаривающих сторон, а также совершение иных
сделок, в которых взаимоотношения сторон приобретают характер эксплуатации) <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Седьмого апелляционного арбитражного суда от 25 сентября 2014 г. по делу N


А03-3071/2014.

Что касается возможности расторжения или изменения договора, содержащего явно


обременительные для одной из сторон условия при неравенстве переговорных возможностей, то для
применения в качестве способа защиты прав положений ст. 428 ГК РФ необходимость установления
нарушения баланса интересов сторон ст. 428 ГК РФ не предусмотрена <1>. Вместе с тем не вызывает
сомнения то, что явная обременительность условий договора для одной из сторон неизбежно приводит к
нарушению баланса их интересов. Как указал Президиум ВАС РФ в п. 2 информационного письма N 147,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 56 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

кредитный договор был изменен, а спорные пункты исключены на основании п. 2 ст. 428 ГК РФ,
примененной по аналогии закона, поскольку спорные положения договора не соответствуют принципу
добросовестности в коммерческой деятельности, они явно обременительны для заемщика, поэтому
существенным образом нарушают баланс интересов сторон кредитного договора.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19 октября 2015 г. N Ф01-3844/2015


по делу N А82-12165/2014.

Критерий неравенства переговорных возможностей сторон. Для расторжения или изменения


договора на основании ст. 428 ГК РФ необходимо установление того, что предъявляющая подобное
требование сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей была поставлена в положение,
существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (п. 3 ст. 428 ГК
РФ), а у присоединившейся к являющемуся договором присоединения стороны не было возможности
участвовать в определении условий договора, при наличии которой она, исходя из своих разумно
понимаемых интересов, не приняла бы их (п. 2 ст. 428 ГК РФ).

Таким образом, решающее значение имеет именно доказывание неравенства переговорных


возможностей сторон, поскольку при равенстве переговорных возможностей даже при возникшем
дисбалансе их имущественных интересов исходя из принципа свободы договора, осуществления прав и
обязанностей субъектами оборота своей волей и в своем интересе, самостоятельного несения сторонами
договора предпринимательского риска осуществляемой деятельности подлежат уважению и признанию
достигнутые при заключении договора договоренности сторон. Тем не менее реализация принципа свободы
договора не умаляет необходимости добросовестности и разумности действий сторон, справедливости
условий договора, в частности соответствия условий договора действительному экономическому смыслу
последнего.

Считающая себя слабой сторона договора должна представить доказательства того, что ею
предпринимались попытки для согласования иного содержания соответствующего условия и что
предпринимаемые попытки повлиять на формулирование такого условия договора не получили должного
отражения в договоре. Так, судом было принято во внимание как отсутствие доказательств того, что
соответствующее условие договора является несправедливым, явно обременительным для арендатора и
существенно ухудшает его положение по отношению к арендодателю, так и то, что при заключении договора
соответствующий вопрос в протокол разногласий по договору не вносился <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 июля 2016 г. N Ф03-2678/2016 по


делу N А51-16678/2015.

Наряду с этим необходимо учитывать, не будет ли предъявление в качестве доказательства,


обосновывающего существенное затруднение согласования иного содержания соответствующего условия,
протокола разногласий иметь негативные последствия, поскольку это позволит сделать вывод, что,
несмотря на то что сторона договора считала для себя условия неприемлемыми, договор тем не менее
подписала именно на таких условиях.

Вместе с тем и непредставление доказательств об осуществлении попыток внести соответствующие


изменения в проект договора будет свидетельствовать об отсутствии навязывания соответствующих
условий более сильным контрагентом, поскольку в данном случае согласно сформированным подходам к
реализации бремени доказывания в арбитражном процессе непредставление лицом, участвующим в деле,
необходимых доказательств может означать как их отсутствие, так и его незаинтересованность в их
предоставлении, так как последнее повлечет раскрытие нежелательной для него информации. Такое
процессуальное молчание должно быть квалифицировано исключительно как отказ от реализации бремени
доказывания, влекущий вывод суда о признании стороной, на которую возложено это бремя, не
опровергнутых ею обстоятельств <1>. Так, поскольку сторона договора не обращалась к контрагенту или в
суд с требованием изменить договор, доказательства направления контрагенту протокола разногласий к
договору и отказа последнего от его рассмотрения не представлены, ссылку на п. 9 Постановления Пленума

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 57 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

ВАС РФ N 16 и ст. 428 ГК РФ суд счел несостоятельной <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 августа 2016 г. N Ф04-


2932/2016 по делу N А46-10433/2015, Постановления Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 г. N 12505/11, от
8 октября 2013 г. N 12857/12, от 13 мая 2014 г. N 1446/14, Определения ВС РФ от 15 декабря 2014 г. N 309-
ЭС14-923, от 9 октября 2015 г. N 305-КГ15-5805.

<2> Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 марта 2016 г. N Ф08-821/2016


по делу N А53-29110/2015.

При применении к спорным правоотношениям положений ч. 1 и 2 ст. 428 ГК РФ судебная практика


исходит из того, что, например, сам факт существования в банке нескольких вариантов типовых форм
кредитных договоров не свидетельствует об их предоставлении заемщику на стадии заключения договора
(при этом в рассматриваемом деле банк не доказал и то, что условия индивидуально обсуждались
сторонами при заключении договора кредита) <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 мая 2015 г. N Ф04-


19306/2015 по делу N А67-7638/2014.

Таким образом, в качестве доказательств предпринимаемых стороной попыток изменить содержание


условия, предложенного контрагентом, в том числе могут быть представлены протоколы разногласий при
заключении договора, предшествующая заключению договора переписка сторон.

Проект договора, как правило, составляет один из потенциальных контрагентов, но это не значит, что
он становится априори сильной стороной, а другая сторона не может изменить, скорректировать,
предложить собственную редакцию соответствующего условия. В связи с этим подлежит выяснению то, до
какой степени для стороны договора, считающей себя слабой, заключение договора на предложенных
другой стороной условиях было вынужденным.

При рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать
спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. В
частности, суд выясняет, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также
учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем
рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить
аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д. (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ N
16).

В первую очередь подлежит выяснению вопрос о том, предпринималась ли и имелась ли у


соответствующей стороны реальная возможность вести переговоры или заключить аналогичный договор с
третьими лицами на иных условиях. Так, в одном из дел суд кассационной инстанции не согласился с
мнением судов нижестоящих инстанций о том, что в связи с ограниченностью во времени истец
вынужденно заключил с ответчиком договор на невыгодных для него условиях, не имея возможности
провести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях, поскольку
ответчик, являясь профессиональным сельскохозяйственным товаропроизводителем, мог заранее выбрать
страховщика, соответствующего необходимым критериям и предлагающего подходящие ему условия
договора страхования, при этом доказательства того, что общество обращалось к иным страховщикам и те
предложили ему неприемлемые условия договора страхования, в деле отсутствовали (в материалах дела
также отсутствовали доказательства того, что общество при заключении договора страхования с ответчиком
предлагало, а ответчик отказался иначе изложить условия договора о критериях понятия "вымерзание". -
Е.П.) <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 мая 2015 г. N Ф08-2228/2015


по делу N А63-7838/2013 (Определением ВС РФ от 21 сентября 2015 г. N 303-ЭС15-11015 отказано в

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 58 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

передаче дела N А63-7838/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в


порядке кассационного производства данного Постановления).

При установлении указанных обстоятельств значение имеет наличие конкуренции на


соответствующем рынке, поскольку подчас у субъекта гражданского оборота нет возможности выбора
контрагента ввиду практически одинаковых условий, предлагаемых на соответствующем рынке (например,
связь, транспорт). Несмотря на то что согласованные действия хозяйствующих субъектов запрещены ст. 8
Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции", такой запрет не обеспечивает
реальную эффективную защиту прав контрагентов таких субъектов, поэтому если контрагентом стороны
становится монополист, а также лицо, занимающее доминирующее положение на рынке (перевозка,
энергоснабжение и т.п.), то договор с таким субъектом может и должен подвергаться оценке на предмет
соблюдения баланса интересов сторон.

"Субъект, находящийся в доминирующем положении на определенном рынке, обладает существенной


рыночной властью над контрагентами, заключающейся в числе прочего в более сильной исходной
переговорной позиции при заключении договора и определении его условий, нежели вступающие с ним в
договорные отношения контрагенты. В связи с этим презумпция свободного определения условий договора
обеими его сторонами не может действовать в условиях явного диспаритета переговорных возможностей...

Доминирующее положение поставщика определенного товара на рынке его продажи предполагает


ограниченность его контрагентов в выборе поставщика, а монополистическое положение - отсутствие такого
выбора. Однако это не означает, что в условиях ограниченного выбора контрагент также свободен в
заключении договора, в частности в выборе поставщика и определении условий договора, как и на
полностью конкурентном рынке" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 августа 2016 г. N Ф04-


2932/2016 по делу N А46-10433/2015 (Определением ВС РФ от 25 октября 2016 г. N 304-ЭС16-13576
отказано в передаче дела N А46-10433/2015 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для
пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления).

Вместе с тем при оценке того, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли
существенным образом баланс интересов сторон, судам следует иметь в виду, что сторона вправе в
обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что данный договор,
содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на этих условиях в
связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие, наоборот,
существенные преимущества для другой стороны (даже если это и не было прямо упомянуто ни в одном из
этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует (в первую
очередь речь идет о взаимосвязанных договорах, имеющих общую экономическую цель).

Неравенство переговорных возможностей при заключении договора на торгах. В настоящее


время наметилась тенденция в качестве навязанных рассматривать условия договоров, заключенных на
торгах, поскольку участник торгов не участвует в определении условий договора, у него отсутствует
реальная возможность влиять на их содержание. Так, например, согласно п. 4 ст. 70 Федерального закона
от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения
государственных и муниципальных нужд" победитель электронного аукциона, с которым заключается
контракт, в случае наличия разногласий указывает в протоколе разногласий замечания к положениям
проекта контракта, не соответствующим извещению о проведении такого аукциона, документации о нем и
своей заявке на участие в таком аукционе, то есть замечания такого победителя ограничены
несоответствием проекта контракта извещению, документации об аукционе и его заявке.

Включая в проект муниципального контракта заведомо невыгодные для контрагента условия, от


которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает закон <1>. Включение в
проект контракта явно несправедливого договорного условия, ухудшающего положение стороны в договоре
(исполнителя), оспаривание которого осложнено особенностями процедуры, установленной Федеральным
законом "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для
государственных и муниципальных нужд", поставило заказчика в более выгодное положение и позволило

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 59 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

ему извлечь необоснованное преимущество <2>. Изменение условий договора, заключаемого по


результатам торгов, возможно только в части тех условий договора, определенных в аукционной
документации, которые непосредственно не могли повлиять на правовую природу (квалификацию)
заключаемой сделки и от которых не зависит результат определения победителя торгов <3>.

--------------------------------

<1> Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2016 г. по делу N


А19-12355/2014 (кассационная жалоба возвращена).

<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2014 г. N 5467/14 по делу N А53-10062/2013,


Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19 февраля 2016 г. N Ф02-7688/2015 по
делу N А19-6126/2015.

<3> Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 23 сентября 2014 г. по делу N А73-
237/2014.

Заключение договора на торгах исключает возможность ведения индивидуальных переговоров со


всеми потенциальными контрагентами, но вместе с тем подлежит выяснению, мог ли истец заключить
аналогичный договор, опосредующий конкретный вид предпринимательской деятельности, с другим лицом,
избежав процедуры торгов, или заключить соответствующий контракт с другим контрагентом на более
выгодных условиях (хотя подчас условия (стандартные для отдельных видов договорных обязательств)
могут мало отличаться у разных контрагентов). Так, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа указал,
что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что заключение договоров на выполнение
проектных и изыскательских работ с ответчиком являлось для истца обязательным в силу каких-либо
юридических или фактических причин, и что он не мог отказаться от участия в торгах и (или) заключения
договора с ответчиком. Вид и характер выполняемых истцом работ не позволяет сделать вывод о том, что
круг возможных заказчиков является незначительным и что истец не имел возможности заключить договоры
с другими контрагентами <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 5 марта 2015 г. N Ф02-511/2015


по делу N А33-8181/2014.

Как было указано в Определении Верховного Суда РФ, ссылка заявителя на порядок заключения
договора (по тендеру), лишающий, как полагает компания, ее возможности влиять на его условия,
несостоятельна, так как условия договора были известны ей заранее и, действуя разумно, добросовестно и
осмотрительно, она была в состоянии оценить свои возможности по их выполнению и исключительно своей
волей принять решение об участии в тендере. Недооценка факторов, влияющих на условия поставки,
является предпринимательским риском компании и не может быть признана недобросовестным поведением
завода <1>. Кроме того, изменение условий договора может затронуть интересы третьих лиц (участников
торгов), что может послужить предпосылкой к признанию итогов торгов недействительными <2>.

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ от 14 ноября 2014 г. N 309-ЭС14-3984 по делу N А50-15575/2013.

<2> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31 января 2017 г. N 09АП-


65049/2016-ГК по делу N А40-117514/16.

Профессиональное неравенство. При рассмотрении споров о защите от несправедливых


договорных условий подлежит учету и уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, и
конкуренция на соответствующем рынке. В первую очередь профессионалом признается лицо,
осуществляющее деятельность в сфере, требующей специальных познаний, например кредитная
организация, профессионально совершающая банковские сделки.

Так, поскольку договор лизинга был заключен между профессионалом на рынке финансовой аренды -
лизингодателем и индивидуальным предпринимателем, суд счел лизингополучателя в такой ситуации

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 60 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

слабой стороной, переговорные возможности которой сильно ограничены <1>. Однако в другом деле суд
кассационной инстанции посчитал несостоятельной ссылку суда на то, что общество не является
профессионалом в сфере страхования, поскольку оно профессионал в сфере сельскохозяйственного
производства и могло предвидеть возникшую неблагоприятную погодную ситуацию, повлиявшую на
морозостойкость растений, и предложить ответчику внести соответствующие условия в договор
страхования при его заключении <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 января 2015 г. по делу N А40-
177978/13.

<2> Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 мая 2015 г. N Ф08-2228/2015


по делу N А63-7838/2013 (Определением ВС РФ от 21 сентября 2015 г. N 303-ЭС15-11015 отказано в
передаче дела N А63-7838/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в
порядке кассационного производства данного Постановления).

Таким образом, субъект предпринимательской деятельности - контрагент по договору - может быть


признан слабой стороной в связи со спецификой предпринимательской деятельности, опосредованной
таким договором. Одновременно с этим следует учитывать, что, не будучи профессионалом в конкретном
виде деятельности, контрагент профессионала, являющийся тем не менее субъектом предпринимательской
деятельности, осуществляет такую деятельность на свой риск и должен обеспечивать ее ведение
надлежащей, в том числе юридической, поддержкой, в связи с чем правовая неосведомленность такого
субъекта оборота не должна иметь значения при установлении профессионального неравенства между
двумя субъектами предпринимательской деятельности.

Кроме того, в одном из дел суд, расторгая договор с даты его заключения на основании п. 3 ст. 428 ГК
РФ, учел, что уровень профессионализма зарегистрированного в качестве индивидуального
предпринимателя 4 февраля 2015 г. истца в сфере предпринимательской деятельности существенно ниже,
чем соответствующий уровень ответчика, поскольку последний зарегистрирован в качестве юридического
лица 24 ноября 2003 г. <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18 января 2016 г. N 08АП-


12931/2015 по делу N А46-6695/2015 (Арбитражным судом Западно-Сибирского округа от 13 мая 2016 г.
Постановление оставлено без изменения).

Также обстоятельством, свидетельствующим о том, что присоединение к предложенным условиям


договора является вынужденным, является повышенная заинтересованность слабой стороны договора в
заключении договора, поскольку незаключение договора способно повлиять на состояние бизнеса такой
стороны, а также то, что заключенный договор являлся не разовой сделкой, а сделкой, осуществляемой в
рамках обычной хозяйственной деятельности стороны договора. Помимо этого, как отмечалось в
юридической литературе, клиенты подчинялись невыгодным для себя оговоркам не только по той причине,
что им казалось бесперспективным вести переговоры на этот счет с экономически более сильными
предпринимателями, но и потому, что расходы, связанные с переговорами или с поисками более
благоприятного предложения, превысят полученные в результате предпринятых усилий выгоды <1>.

--------------------------------

<1> Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч. С. 20, 21.

Проблема применения ст. 428 ГК РФ в отношении субъектов предпринимательской


деятельности. Предоставление возможности признания договорных условий несправедливыми субъектам
предпринимательской деятельности, аргументированное целями соблюдения баланса интереса сторон
договорного отношения, уравнивающего интересы сторон, чревато нарушением принципа эквивалентности
гражданских правоотношений, которая далеко не всегда измеряется равными возмездными встречными
предоставлениями по договору, поскольку обязательное арифметическое равенство встречных

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 61 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

предоставлений не требуется, так как именно оценка сторонами договора ценности предоставления,
удовлетворенность последним являются ориентиром для признания отношений эквивалентными.

Кроме того, предпринимательская деятельность предполагает такое ведение бизнеса, которое


предусматривает обеспечение деятельности грамотной юридической поддержкой независимо от того, в
какой конкретно сфере субъект гражданского оборота осуществляет свою профессиональную деятельность.
Предпринимательский риск обусловливает необходимость адекватной оценки субъектом гражданского
оборота последствий вступления в договорные отношения с конкретным контрагентом, умения их
прогнозировать, проанализировав все предложения на рынке и выбрав, исходя из потребности в
заключении конкретного договора, оптимальное для себя. В связи с этим выстраивание договорных
отношений на основе требования добросовестности, недопустимости противоречивого и
непоследовательного поведения, сотрудничества и взаимного доверия партнеров, необходимости учета и
соблюдения баланса интересов друг друга становится насущной потребностью современного гражданского
оборота.

Для развитого оборота необходимо, чтобы стороны договора были нацелены на согласовывание
условий договора на паритетных началах, взаимных компромиссах и уступках, чтобы в случае
возникновения спора в связи с явной обременительностью условия договора для одной из сторон анализ и
сопоставление такого условия с другими условиями договора, исследование обстоятельств согласования
таких условий, в том числе его сравнение с условиями взаимосвязанных договоров, позволили суду
установить отсутствие как явной обременительности договора для одной из сторон и, соответственно,
нарушения баланса интересов сторон, так и неравенства переговорных возможностей и как следствие -
сохранить заключенный субъектами предпринимательской деятельности договор на согласованных ими
условиях. В связи с этим следует отметить, что порой предприниматели, вступая в договорные отношения,
не всегда адекватно оценивают как свои возможности, так и возможности контрагентов, движимы подчас
оптимистичными, рисковыми настроениями и не придают должного значения тщательности и предельной
обдуманности условий договора, однако рыночные отношения требуют от сторон договора разумного
ожидания от заключаемого договора, в том числе в части достижения договорной цели исходя из своих
разумно понимаемых интересов.

Основанием для применения п. 3 ст. 428 ГК РФ в отношении предусмотренных договором условий об


одностороннем отказе от исполнения договорного обязательства, связанного с осуществлением его
сторонами предпринимательской деятельности, или одностороннем изменении его условий в связи с явным
обременением одной из сторон при доказанном неравенстве переговорных возможностей могут явиться, в
частности: условие о праве на односторонний отказ от исполнения договора, предоставленном только
одной из сторон; условие об установлении платы за реализацию права на односторонний отказ от
исполнения договора в пользу только одного из контрагентов при одностороннем отказе от договора,
исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности;
экстраординарный размер такой платы, в том числе когда выплата последней предусмотрена только в
пользу одной стороны.

Кроме того, например, арбитражный суд апелляционной инстанции в одном из дел указал, что
установленное в договоре аренды условие о том, что только арендодатель обладает правом на отказ от
спорного договора со сроком уведомления об этом за два месяца, значительно ущемляет права
арендатора, так как тот обязан предупреждать арендодателя о расторжении договора за значительно
больший срок - за три месяца <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 апреля 2014 г. N А05-


14885/2013.

Таким образом, для установления неравенства переговорных возможностей при применении ст. 428
ГК РФ значение имеют как статус контрагентов (экономическое неравенство, в том числе доля субъектов на
соответствующем рынке, наличие конкуренции, деловая репутация контрагентов, длительность
осуществления ими предпринимательской деятельности, повышенная заинтересованность в заключении
договора одной из сторон), профессиональное неравенство, так и конкретные обстоятельства согласования
условий договора, которые должны быть доказаны сторонами и установлены судом, поскольку неравные

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 62 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

переговорные возможности являются следствием совокупности указанных выше обстоятельств.

Представляется, что при разрешении споров о расторжении или изменении договора на основании ст.
428 ГК РФ суду надлежит дать оценку поведению истца с позиции недопустимости непоследовательного и
противоречивого поведения, поскольку, исполняя договор, давая своими действиями и заявлениями более
сильному контрагенту уверенность в том, что договор является действительным и действующим, поведение
слабого контрагента-истца не отвечает требованиям добросовестности и разумности, а согласно п. 4 ст. 1
ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения. Кроме того,
подлежит оценке поведение сторон при ведении сторонами договора переговоров при заключении договора
(ст. 434.1 ГК РФ).

Более того, когда обеими сторонами договора являются субъекты предпринимательской


деятельности, требует обсуждения вопрос о возможности применения к заявлению одной из сторон,
считающей себя слабой, требования о расторжении или изменении договора в связи с явной
обременительностью условия такого договора по аналогии нормы п. 5 ст. 450.1 ГК РФ о недопустимости
отказа от договора (исполнения договора) (в данном случае - расторжения или изменения договора), если
после заключения такого договора на стадии его исполнения такая сторона своими действиями
подтвердила для контрагента действие договора, сформировав у последнего разумное предположение, что
такая сторона соглашается с условиями, на которых был заключен договор.

Следует отметить, что в прежней редакции ст. 428 ГК РФ с учетом п. 3 ст. 453 ГК РФ договор считался
измененным или расторгнутым с момента вынесения соответствующего судебного решения, что приводило
к нивелированию эффективности такого способа защиты, как расторжение или изменение договора на
основании ст. 428 ГК РФ, поскольку перспективное расторжение и изменение не позволяло избежать уже
наступивших негативных последствий соответствующего условия, в связи с чем слабая сторона договора
предпочитала заявлять о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании
ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.

Между тем в ситуации явной обременительности условий договора, исполнение которого связано с
осуществлением обеими сторонами предпринимательской деятельности, для одного из контрагентов
наиболее соответствующим как принципам добросовестности и разумности, так и потребностям оборота
будет использование в качестве способа защиты заявления о необходимости изменить условия договора с
целью восстановления баланса интересов сторон, нарушение которого явилось результатом того, что
условия договора слишком обременительны для стороны договора, которая не имела возможности
существенным образом повлиять на установление иного содержания таких условий, особенно тогда, когда
договор начал исполняться сторонами, поскольку нельзя предполагать, что стороны заключали договор
лишь для вида. Заявление о неприменении несправедливых условий на основании ст. 10 ГК РФ и уж тем
более заявление о ничтожности таких условий как совершенных с целью, противной основам правопорядка
или нравственности, не соответствуют ни профессиональному имущественному обороту, ни этическим
правилам ведения бизнеса, а потому применение таких способов защиты приемлемо лишь в ситуации,
когда слабой стороной договора выступает не являющийся субъектом предпринимательской деятельности
контрагент. При этом следует учитывать, что поведение одной из сторон договора при согласовании
соответствующих условий может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного
заявления другой стороны, но и по инициативе суда, что может повлечь применение судом ст. 10 ГК РФ, так
же суд вправе применить по собственной инициативе последствия недействительности ничтожной сделки,
если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.
Вместе с тем применительно к требованию о расторжении или изменении договора на основании ст. 428 ГК
РФ необходимо отметить, что указанный способ защиты может быть применен исключительно при наличии
заявления заинтересованной стороны независимо от субъектного состава контрагентов по договору.

Действующая редакция абз. 2 п. 2 ст. 428 ГК РФ частично проблему неэффективности


предусмотренного указанной статьей способа защиты решила, установив, что договор считается
недействовавшим или действовавшим в измененной редакции с момента его заключения, если иное не
установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

Наряду с этим согласно п. 2 ст. 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора
может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение
изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 63 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в 30-дневный срок, поскольку досудебный
порядок урегулирования рассматриваемых споров является обязательным. Ввиду необходимости
соблюдения такого порядка слабый субъект договора вынужден терять время, что может повлечь для него
негативные последствия, снижая эффективность применения ст. 428 ГК РФ. Представляется, что
оптимальным, наиболее приемлемым выходом из ситуации, дающей основания для применения положений
ст. 428 ГК РФ, является попытка сторон изменить, адаптировать соответствующее условие договора,
приведя его в соответствие с критериями недопустимости чрезмерной обременительности такого условия
для одной из сторон, установления баланса взаимных интересов, обеспечив тем самым реальные гарантии
соблюдения интересов сторон и сохранив при этом договорные отношения.

§ 2. РАСТОРЖЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА


В СВЯЗИ С СУЩЕСТВЕННЫМ ИЗМЕНЕНИЕМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Кризисные явления в экономической сфере обусловили существенное увеличение количества


рассматриваемых в арбитражных судах дел, связанных со спорами об изменении и расторжении договоров
в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора
(ст. 451 ГК РФ), и в большинстве своем такие споры сводятся с вопросу о том, может ли понижение курса
рубля по отношению в том числе к доллару США служить основанием для внесения изменений или
расторжения содержащего валютную оговорку договора на основании ст. 451 ГК РФ.

В соответствии со ст. 451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны


исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное
не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. При этом изменение обстоятельств
признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно
предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся
условиях.

При рассмотрении вопроса о расторжении или изменении договора в связи с существенно


изменившимися обстоятельствами возникает ряд вопросов, требующих осмысления и обоснования.

Вопрос о необходимости установления приоритета изменения договора над его расторжением.


В случае установления наличия условий, совокупность которых является основанием для расторжения или
изменения договора на основании ст. 451 ГК РФ, следует учитывать, что изменение договора в связи с
существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда лишь в исключительных случаях,
когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб,
значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом
условиях (п. 4 ст. 451 ГК РФ).

При этом "целью изменения условий договора в силу названной ст. 451 Гражданского кодекса
Российской Федерации является достижение благоприятных последствий для обеих сторон, а не для одной
стороны" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 5 октября 1999 г. по делу
N А55-1615/99-8.

Исходя из принципа исключительности изменения договора судом, предусмотренного п. 4 ст. 451 ГК


РФ, в арбитражно-судебной практике сформировался подход, согласно которому даже при наличии
существенно изменившихся обстоятельств изменение договора судебным решением по правилам ст. 451 ГК
РФ допускается в исключительных случаях, для такого изменения необходимо установление хотя бы одного
из прямо названных в п. 4 данной статьи оснований <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15 декабря 2011


г. по делу N А46-1885/2011, Постановление Президиума ВАС РФ от 6 октября 1998 г. N 249/98;
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15 декабря 2011 г. по делу

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 64 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

N А46-1885/2011; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2011 г. по делу


N А33-11969/2010.

Вместе с тем назрела необходимость осмысления указанного выше подхода в пользу расширения
возможностей изменения договора, установления приоритета изменения над расторжением договора:
"...решение проблемы устойчивости имущественного оборота предполагает обеспечение стабильности
заключаемых договоров. Нельзя допускать, чтобы договор, который реально исполняется сторонами или
хотя бы одной из них, в связи с чем сторонами (либо одной из них) уже понесены определенные затраты,
вдруг по воле одной из сторон прекращал свое действие" <1>.

--------------------------------

<1> Витрянский В.В. Некоторые итоги кодификации правовых норм о гражданско-правовом договоре //
Кодификация российского частного права / Под ред. Д.А. Медведева. М., 2008. С. 118.

"В России в условиях недостаточной зрелости рыночных отношений и стабильности хозяйственных


связей судебная практика должна способствовать в первую очередь сохранению объективно оправданных
договорных связей в случае необходимости путем их адаптации к изменившейся экономической ситуации"
<1>. Так, например, в одном из дел арбитражный суд кассационной инстанции указал, что правильная
оценка фактической стороны дела позволила судам признать, что в рассматриваемом случае имеется
совокупность условий, предусмотренных ст. 451 ГК РФ, для изменения в судебном порядке договора
аренды лесного участка. При изменившихся обстоятельствах дальнейшее исполнение договора аренды без
изменения его условий может нанести ущерб природным комплексам, объектам растительного и животного
мира, находящимся в федеральной собственности, сохранение договора аренды в первоначальной
редакции нарушает соотношение интересов сторон и может повлечь нарушение прав неопределенного
круга лиц - граждан Российской Федерации, в интересах которых выступает истец как государственный
орган <2>.

--------------------------------

<1> Комаров А.С. Договорная ответственность и экономический кризис // Журнал российского права.
2014. N 1. С. 31.

<2> Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 апреля 2015 г. по делу N А26-
1625/2014.

Кроме того, если стороны договора в процессе его исполнения самостоятельно внесли в договор
изменения, но в результате изменения одних условий другие условия стали обременительными для одной
из сторон, в результате чего было нарушено соотношение имущественных интересов сторон, договор также
подлежит адаптации к сложившейся ситуации. Так, исключение из договора аренды с условием об
обязанности арендатора модернизировать два объекта недвижимости одного из объектов делает
обременительным дальнейшее его исполнение на первоначальных условиях, что дает арендатору право
ставить вопрос об изменении такого договора <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 20 августа 2013 г. N


Ф03-3685/2013.

Таким образом, возникает вопрос о необходимости установления для суда возможности внести в
договор изменение после вынесения на обсуждение сторон вопроса о возможности изменения договора с
целью установления интереса сторон в сохранении договорных отношений при изменении условий
договора сообразно изменившимся обстоятельствам и адаптации таких условий договора к последним в
рамках подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 133 АПК РФ).

"Судебная практика и доктрина в странах с развитой рыночной экономикой исходят из того, что
желательным последствием изменения экономического баланса сделки должно стать не прекращение
договорных отношений, а в первую очередь возникновение у контрагентов обязанности договориться об

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 65 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

изменении (адаптации) договора в соответствии с изменившимися обстоятельствами (экономическим форс-


мажором). Прекращение договора становится лишь тогда актуальным, когда продолжение договорных
обязательств оказывается не отвечающим смыслу устоявшегося экономического оборота" <1>.

--------------------------------

<1> Комаров А.С. Указ. соч. С. 27.

О необходимости обеспечения стабильности гражданско-правового договора и оборота в целом и


исключения защиты интересов его недобросовестных участников речь шла в Концепции развития
гражданского законодательства Российской Федерации, в подп. 7.1 п. 7 раздела V которой указывается на
целесообразность последовательного проведения на уровне законодательной политики принципа
сохранения однажды заключенного договора.

"Прекращение договора как следствие экономической невозможности его исполнения далеко не


всегда отвечает потребностям обеспечения стабильности хозяйственного оборота и интересам
контрагентов. Во многих случаях стороны заинтересованы лишь в пересмотре договорных условий с учетом
изменившейся экономической конъюнктуры" <1>.

--------------------------------

<1> Кулагин М.И. Избранные труды: классика российской цивилистики. М., 1997. С. 276.

В настоящее время суды в большинстве случаев отказывают стороне в удовлетворении требования о


внесении изменений в договор при существенно изменившихся обстоятельствах ввиду отсутствия одного из
условий, указанных в ст. 451 ГК РФ, позволяющих не расторгнуть договор, а внести в него изменение, что не
может не отразиться негативным образом на обороте, поскольку цели вступления субъектов оборота в
договорные отношения не достигаются. Если бы у суда были возможности с согласия сторон адаптировать
условия договора к изменившимся условиям, это позволило бы нивелировать негативные последствия
конфликта интересов сторон. Таким образом, с целью восстановления баланса интересов сторон при
разрешении спора должна быть исследована возможность правовой адаптации условий договора к
непредвиденным изменениям обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, и
лишь в случае невозможности восстановления соотношения имущественных интересов сторон следует
ставить вопрос о расторжении договора. При этом механизмы адаптации условий договора должны быть
четко и недвусмысленно определены и одинаково понимаемы и принимаемы обеими сторонами.

Представляется, что в целях решения указанных задач, руководствуясь требованиями


эквивалентности договорных отношений, добросовестности и разумности действий сторон, необходимостью
их сотрудничества и доверия, а также в связи с заинтересованностью гражданского оборота в сохранении и
надлежащем исполнении договора следует предусмотреть обязательность проведения сторонами
переговоров с целью осуществления попытки прийти к компромиссу для сохранения договорных
отношений, внеся в договор те изменения, которые обе стороны будут считать для себя приемлемыми,
даже если это не будет соответствовать представлениям "среднего рачительного предпринимателя",
поскольку исходя из своих разумно понимаемых интересов, в том числе имущественных, эквивалентность
отношений оценивается сторонами индивидуально <1>.

--------------------------------

<1> На необходимость ведения переговоров обращалось внимание в юридической литературе. См.:


Очхаев Т.Г. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2015. С. 10.

"Стороны вправе рассчитывать на такую взаимопомощь, которая не вытекает из их конкретных


обязанностей, но становится в силу сложившихся обстоятельств необходимой для одной стороны и может
быть ей оказана другой стороной без ущерба для себя... стороны могут обеспечить надлежащее исполнение
и при затруднительных или даже чрезвычайных обстоятельствах" <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 66 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<1> Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. СПб., 2004. Т. III: Обязательственное право. С. 113.

При этом эффективность такой меры обеспечивается помимо требования сотрудничества и


содействия сторон (п. 3 ст. 307) также требованиями к ведению переговоров, предусмотренными ст. 434.1 ГК
РФ, в том числе возможностью применения соответствующих мер ответственности к стороне, которая
нарушает принципы ведения переговоров, безосновательно уклоняется или отказывается от участия в них.

Возражением в части установления подобного требования может служить то, что согласно п. 2 ст. 452
ГК РФ для случаев расторжения или изменения договора в судебном порядке установлено требование
соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора, согласно которому требование об
изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа
другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок,
указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в 30-дневный
срок. Вместе с тем такое правило не отвечает требованию динамичности оборота и добросовестности
поведения сторон, в отличие от обязательных, в случае установления такого требования, переговоров
сторон, поскольку, являясь правилом формальным, не предусматривает для другой стороны
обязательности ответа на полученное предложение, пусть даже и отрицательного, и в случае отсутствия
такого ответа устанавливает 30-дневный срок, истечение которого дает возможность ее контрагенту заявить
требование в суд. В свою очередь, ведение переговоров должно быть подчинено положениям ст. 431.1 ГК
РФ, и игнорирование одной из сторон обязательности переговоров позволит учесть данное обстоятельство
суду при вынесении решения. Так, сторона, предлагающая провести переговоры, должна действовать
разумно и добросовестно (в том числе с точки зрения сути предложений), но и другая сторона, даже если
она потеряла интерес в сохранении договора, должна, также руководствуясь указанными принципами,
изучить предложение, не затягивать принятие решения, не уклоняться от озвучивания своей позиции, а при
наличии воли прийти к компромиссу и достичь согласия по изменению условий.

Исходя из принципа свободы договора, осуществления прав и обязанностей из договора своей волей
и в своем интересе обязательное проведение переговоров не накладывает на стороны обязательности
достижения согласия по внесению соответствующих изменений. Регулируемые гражданским
законодательством договорные обязательства, а значит, и порядок расторжения договоров в сфере
имущественных отношений должны быть основаны на равенстве сторон, автономии их воли и
имущественной самостоятельности (п. 1 ст. 2 ГК РФ) <1>.

--------------------------------

<1> Постановление КС РФ от 6 июня 2000 г. N 9-П.

В связи с этим возникает вопрос о том, может ли отказ стороны от внесения изменений в договор при
существенном изменении обстоятельств или молчание стороны свидетельствовать о недобросовестности
такой стороны, злоупотреблении им правом.

С одной стороны, руководствуясь указанными выше принципами, основания квалифицировать отказ


от внесения изменений в договор стороной договора как поведение недобросовестное, квалифицируемое
формой злоупотребления права, отсутствуют. Так, например, судебно-арбитражная практика исходит из
того, что "недостижение контрагентом взаимного согласия по расторжению договора не свидетельствует о
злоупотреблении правом одной из сторон сделки" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Десятого апелляционного арбитражного суда от 8 октября 2015 г. по делу N А41-
37304/15.

С другой стороны, исходя из требования добросовестности, разумности, справедливости,


сотрудничества сторон игнорирование предложения о проведении переговоров одной из сторон вряд ли
будет свидетельствовать о ее добросовестности. Данный подход сообразовывается, например, с
положением ст. 6:111 Принципов европейского договорного права о том, что если исполнение договора
становится чрезмерно обременительным в связи с изменением обстоятельств, стороны обязаны вступить в
переговоры с целью изменения или прекращения договора при наличии соответствующих условий, а если

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 67 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

они не достигли соглашения в разумный срок, суд вправе прекратить договор с момента и на условиях,
которые определяются судом, либо изменить договор в целях обоснованного и справедливого
распределения между сторонами потерь и доходов, вызванных изменением обстоятельств <1>, а также со
ст. 6.2.3 Принципов УНИДРУА о том, что в случае затруднений потерпевшая сторона имеет право
обратиться с просьбой пересмотреть договорные обязательства, при недостижении соглашения в разумный
срок любая сторона может обратиться в суд.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 2005. N 4. С. 179.

Несмотря на установленную ст. 451 ГК РФ исключительность возможности изменения договора судом


в связи с существенно изменившимися обстоятельствами, есть примеры прогрессивных судебных актов, в
которых отмечается, что "...международные нормы указывают на приоритет изменения договора перед его
расторжением... в целях стабильности гражданского оборота сторона, ссылающаяся на существенные
затруднения в исполнении договора, которые произошли в том числе от ее воли, прежде чем требовать
расторжения договора, должна предпринять с целью недопущения дополнительного и значительного
ущерба с экономической точки зрения ни для одной из сторон иные действия для урегулирования
отношений, в том числе пересмотра положений договора" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 апреля 2013 г. по делу
N А40-54081/12-64-499 (Определением ВАС РФ от 5 августа 2013 г. N ВАС-5865/13 отказано в передаче
дела N А40-54081/12-64-499 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного
Постановления).

Вопросы нивелирования негативных последствий существенного изменения обстоятельств.


Требует решения вопрос о том, каким образом стороны могут минимизировать негативные последствия
изменения обстоятельств, которое может произойти во время исполнения договора. Следует отметить, что
контрагенты могут своим соглашением исключить возможность изменения или расторжения договора в
связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора
(стороны признают, что договор не может быть изменен или расторгнут в связи с существенным
изменением обстоятельств на основании и в порядке, предусмотренном в ст. 451 ГК РФ), поскольку норма
абз. 1 п. 1 ст. 451 ГК РФ является диспозитивной, прямо устанавливая, что иное может быть предусмотрено
договором или вытекать из его существа. Таким образом, в тех случаях, когда стороны хотят полностью
исключить возможность расторжения или изменения договора на основании ст. 451 ГК РФ, в тексте
договора должно содержаться единообразно толкуемое условие о том, что на отношения сторон действие
указанной статьи не распространяется.

В отдельных случаях стороны в договоре самостоятельно определяют те обстоятельства, при которых


договор может быть изменен, в частности признание несостоятельной любой из сторон договора в течение
срока его действия, поскольку признание несостоятельной одной из сторон договора судебно-арбитражная
практика не рассматривает в качестве существенного изменения обстоятельств, из которых стороны
исходили при заключении договора <1>. Кроме того, в качестве таких обстоятельств стороны указывают
изменение официального курса доллара США, евро, установленного ЦБ РФ, более чем на фиксированное
количество процентов по отношению к аналогичным курсам на день заключения договора.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 апреля 2007 г.


N Ф08-1703/2007.

Вместе с тем следует учитывать, что суд при возникновении таких обстоятельств не удовлетворит
требование о расторжении договора на основании ст. 451 ГК РФ, поскольку сочтет, что при заключении
договора стороны предусмотрели возможность изменения договора и потому не вправе требовать
расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 68 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Что касается возможности минимизировать негативные последствия существенного изменения


обстоятельств, то следует иметь в виду, что если стороны в договоре определили механизмы адаптации
условий к изменившимся обстоятельствам, предусмотрев, например, возможное изменение цены товаров
(работ, услуг) и, соответственно, установив механизм изменения размера таких платежей, порядка их
расчета, в том числе с учетом повышающих или понижающих коэффициентов, учитывающих возможное
изменение обстоятельств, суд сочтет, что стороны предвидели возможное изменение цены, а значит,
указанные обстоятельства не могут служить основанием внесения изменений в договор или его
расторжения, и в удовлетворении соответствующих требований откажет. Так, например, изменение
стоимости строительства спорного жилого дома не может быть признано существенным изменением
обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, поскольку в договоре прямо
предусматривалась возможность такого изменения <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 6 октября 1998 г. N 249/98.

Эффективным способом нивелирования последствий существенного изменения обстоятельств для


сторон - субъектов предпринимательской деятельности может стать заключение сторонами договора
страхования риска убытков от предпринимательской деятельности из-за изменения условий этой
деятельности по независящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риска неполучения
ожидаемых доходов (предпринимательский риск - ст. 933 ГК РФ), в пользу одной или обеих сторон договора,
в том числе с распределением расходов на уплату страховой премии на обе стороны, а также риска
ответственности за нарушение договора в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора
страхователь должен нести соответствующую ответственность (ст. 932 ГК РФ).

Вместе с тем очевидно, что при заключении договоров, особенно долгосрочных, вряд ли возможно
предусмотреть все обстоятельства, которые могут измениться, нарушив тем самым соотношение
имущественных интересов сторон договора, а, кроме того, предусмотренные способы адаптации не всегда
могут достичь своей цели. И в связи с этим решающее значение должно отводиться переговорам сторон с
целью нахождения приемлемого взаимовыгодного решения, обеспечения баланса имущественных
интересов сторон, эквивалентности их отношений и адаптации условий договора к изменившимся
обстоятельствам. Именно такой подход позволит работать норме ст. 451 ГК РФ сообразно целям и существу
ее законодательного регулирования, поскольку в возникновении подобных обстоятельств нет вины сторон, а
следовательно, интерес в сохранении договора должен иметь приоритетное значение.

Вопросы исполнения договорных обязательств при существенном изменении обстоятельств.


Поскольку при наступлении существенного изменения обстоятельств фактическая возможность исполнения
договорных обязательств сохраняется, такое изменение не освобождает стороны от исполнения
неисполненных или исполненных частично обязательств до тех пор, пока не произойдет расторжение или
изменение договора, поскольку возможность приостановления исполнения договора в период действия
изменившихся обстоятельств ГК РФ не предусмотрена <1>.

--------------------------------

<1> Данное правило также соответствует подходу, изложенному в ст. 6.2.3 Принципов УНИДРУА, о
том, что просьба, адресованная контрагенту, о пересмотре не дает сама по себе потерпевшей стороне
право приостановить исполнение, а также в ст. 6:111 Принципов европейского договорного права о том, что
сторона обязана исполнить свои обязательства, даже если исполнение стало более обременительным по
причине либо увеличения стоимости исполнения, либо уменьшения ценности получаемого ею исполнения.

Регулирование отношений сторон подобным образом обусловливается необходимостью доказывания


тех обстоятельств, на которые ссылается сторона в обоснование того, что изменившиеся обстоятельства
отвечают тем условиям, совокупность которых позволяет ставить вопрос о расторжении или,
соответственно, изменении договора.

В целях поддержания стабильности договорных отношений и оборота в целом следует исходить из


недопустимости прекращения/приостановления исполнения обязательств по договору ввиду возложения на
субъектов предпринимательской деятельности предпринимательского риска ведения такой деятельности. В

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 69 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

то же время рассмотрение дела в суде занимает продолжительный период времени, в результате чего, с
одной стороны, должник поставлен в условия чрезвычайной обременительности исполнения, но с другой -
если должник не будет исполнять обязательства надлежащим образом, кредитор может как возложить на
должника меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение
договорных обязательств (в связи с этим требует обсуждения вопрос о том, подлежит ли возмещению
упущенная выгода кредитора, если нарушение договора должником явилось следствием наступления таких
обстоятельств), так и потребовать расторжения или изменения договора, но уже в связи с существенным
нарушением договора такой стороны. Вряд ли решением этой проблемы станут положения п. 3 ст. 451 ГК
РФ о том, что при расторжении договора суд по требованию любой из сторон определяет последствия
расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов,
понесенных ими в связи с исполнением этого договора.

Именно поэтому в ситуации существенного изменения обстоятельств сотрудничество сторон, их


обращение к самостоятельному выравниванию соотношения имущественных интересов приобретает
ключевое значение. Кроме того, представляется, что требование добросовестности и разумности действий
участников имущественного оборота обусловливает необходимость заявления о пересмотре условий
договора в разумный срок с того момента, когда сторона осознала, что существенное изменение
обстоятельств привело к тому, что если бы сторона могла разумно предвидеть такое изменение, договор
вообще не был бы им заключен или был бы заключен на значительно измененных условиях, в ином случае
неоправданная задержка должна отразиться на распределении расходов, понесенных в связи с
исполнением договора (ст. 6.2.3 Принципов УНИДРУА - просьба должна быть сделана без неоправданной
задержки и должна содержать обоснование).

Условия, совокупность которых является основанием для расторжения или изменения


договора при существенном изменении обстоятельств. Необходимым условием для того, чтобы считать
изменившиеся обстоятельства основаниями для расторжения или изменения договора, является то, что
исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору
соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб,
что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении
договора. В данном случае речь идет о равновесии имущественных интересов сторон как о сущностной
характеристике баланса интересов сторон, которые, в свою очередь, представляют собой сочетание как
объективных, так и субъективных составляющих, побуждающих субъектов оборота вступать в конкретные
договорные отношения с конкретными партнерами.

Вместе с тем при применении ст. 451 ГК РФ значение имеет именно имущественный интерес, когда
при наступлении обстоятельств теряется экономическая целесообразность исполнения для одной из
сторон, на которую, исходя из разумно понимаемых ожиданий, рассчитывала сторона договора и сообразно
которой формулировала условия договора, нашедшие отражение в тексте договора, приводя по сути к
экономической невозможности исполнения. Теряет целесообразность не цель договора, а его
имущественная составляющая в части ожидания сторон относительно экономического эффекта договора,
то есть характеристикой баланса (соотношения) имущественных интересов является соразмерность того,
что стороны получают в результате исполнения договорных обязательств с точки зрения объективных,
количественных характеристик.

При установлении факта нарушения соотношения имущественных интересов возникает вопрос о том,
каковы должны быть подходы к определению того, в какой степени соотношение (баланс) имущественных
интересов сторон договора должен быть смещен/изменен при исполнении договора без изменения его
условий, чтобы повлечь для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени
лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора, и чтобы договор мог быть
изменен или расторгнут в связи с изменившимися обстоятельствами.

Так, согласно ст. 6.2.2 Принципов УНИДРУА затруднением считается случай, когда возникают события,
существенным образом изменяющие равновесие договорных обязательств в силу либо возрастания для
стороны стоимости исполнения, либо уменьшения ценности получаемого стороной исполнения.
"Существенное изменение в равновесии договора может проявиться как в значительном возрастании
расходов одной стороны по исполнению ее обязательств, так и в существенном уменьшении ценности
исполнения получаемого стороной, включая случаи, когда исполнение не имеет никакой ценности для
получающей стороны" <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 70 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Комаров А.С. Указ. соч. С. 24.

Вместе с тем критерии того, до какой степени должно измениться соотношение имущественных
интересов сторон, чтобы считать, что изменение обстоятельств, повлекшее подобное изменение, может
стать основанием для расторжения или изменения договора, отсутствуют. Представляется, что таким
изменением может, например, явиться то, что исполнение договора на начальных условиях при изменении
соответствующих обстоятельств может привести к банкротству должника.

Таким образом, при установлении нарушения баланса имущественных интересов сторон в случае
существенного изменения обстоятельств значение имеет определение степени как существенности
нарушения равновесия имущественных интересов сторон, которое учитывает и экономическую
целесообразность исполнения договора, и разумные ожидания сторон в части его экономического эффекта,
так и того, насколько исполнение обязательства должником становится менее выгодным для кредитора или
более затратным для должника. При этом необходимо учитывать, что речь не идет об арифметическом
равенстве имущественных интересов сторон, поскольку эквивалентность договорных отношений, как
указывалось выше, не предполагает обязательного равноценного количественного взаимного
предоставления сторон и зависит от оценки сторонами достаточности и адекватности получаемого по
договору эквивалента, на которое сторона могла рассчитывать, заключая договор на первоначальных
условиях и разумно рассчитывая, что изменения обстоятельств не произойдет. Значение имеет именно
смещение, изменение того соотношения имущественных интересов сторон, которое стороны, считая для
себя приемлемыми, имели в виду, согласовав условия договора соответствующим образом в
первоначальном договоре.

Следующим подлежащим доказыванию фактом является то, что в момент заключения договора
стороны исходили из того, что обстоятельства не изменятся. Буквальное толкование данного условия
позволяет прийти к выводу о том, что должно быть установлено, что стороны в момент заключения
договора, формулируя его условия, рассчитывали на то, что такого изменения не произойдет, исключали
наступление соответствующих обстоятельств. Арбитражные суды при рассмотрении данной категории дел
исходят из такого определения предвидимости изменения обстоятельств сторонами, которое подлежит
установлению с точки зрения не среднего разумного субъекта гражданского оборота, а с
пониманием/ожиданием сторон конкретного договора с учетом тех обстоятельств, которые легли в основу
заключения сторонами договора на первоначальных условиях. Так, в одном из дел суд кассационной
инстанции, поддерживая доводы судов нижестоящих инстанций, указал, что суды первой и апелляционной
инстанций правомерно исходили из того, что принятие распоряжения о реконструкции не может
рассматриваться в качестве существенно изменившегося обстоятельства, так как органы власти г. Москвы,
передавая помещение в аренду, могли предвидеть реконструкцию моста (из материалов дела следовало,
что пунктом спорного договора установлено, что в случае принятия решения правительством г. Москвы о
реконструкции или сносе арендуемого здания арендатор обязан освободить арендуемые помещения в
течение трех месяцев с момента получения уведомления об этом, то есть при заключении спорного
договора стороны предвидели возможность реконструкции арендуемого здания, а также предусмотрели
последствия и обязательства сторон при наступлении указанного обстоятельства) <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 марта 2006 г. по делу N
КГ-А40/1274-06 (при той же фабуле дела тот же суд принял противоположный акт - Постановление
Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 мая 2006 г. по делу N КГ-А40/4211-06).

Толкование понятия "непредвидимости" при применении положений ст. 451 ГК РФ было дано в одном
из дел: обстоятельства являются заведомо непредвиденными для каждой из сторон, непреодолимыми,
чрезмерными, когда ни обычай делового оборота, ни существо договора не предполагают необходимости
возложения риска произошедшего изменения обстоятельств на заинтересованную сторону. Причины
возникновения данных обстоятельств лежат за пределами действий контрагентов и вследствие этого от них
не зависят <1> (в качестве оснований для расторжения договора обе судебные инстанции указали то, что в
рассматриваемом споре при заключении договора стороны не могли предвидеть присоединение
предприятия к концерну и отмену постановления Правительства РФ, в соответствии с положениями

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 71 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

которого был заключен договор и в связи с принятием гл. 25 НК РФ отчисления по которому перестали
уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль, что повлекло за собой имущественные потери для истца).

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29 января 2004 г. N А35-
3794/03-С17.

В названном судебном акте дано толкование еще одного критерия: согласно подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК РФ
изменение обстоятельств должно быть вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла
преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее
требовалась по характеру договора и условиям оборота.

Буквальное толкование данной нормы позволяет сделать вывод о том, что нарушение соотношения
имущественных интересов сторон является следствием сложной причинно-следственной связи, поскольку
изменение обстоятельств, служащее основанием для изменения или расторжения договора, - результат
определенных юридических фактов, которые сторона договора не могла преодолеть при той степени
заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота.
Невозможность преодолеть указанные причины является критерием оценки причин, вызывающих
изменение обстоятельств, а не поведения стороны как такового, то есть подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК РФ не
возлагает на заинтересованную сторону обязанность предпринимать меры для преодоления причин,
вызвавших изменение обстоятельств. Таким образом, причины, вызвавшие изменение обстоятельств,
должны находиться вне контроля стороны и не могут быть следствием собственных действий такой
стороны, а также действий третьих лиц, например контрагентов стороны договора (нарушение обязанностей
со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у
должника необходимых денежных средств). "Сокращение контрагентами предпринимателя объема продаж,
изменение ими условий поставки в части предоплаты (100% вместо 30%) также не является основанием
для расторжения договора судом ввиду несоблюдения условия подпункта 2 пункта 2 статьи 451 ГК РФ..."
<1>. Именно такое толкование позволяет разграничить положение подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК РФ от содержания
понятия "невиновность" субъекта гражданского оборота, указанного в п. 1 ст. 401 ГК РФ, согласно которому
лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него
требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего
исполнения обязательства, что по общему правилу является основанием для освобождения лица от
ответственности за нарушение обязательства.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 10 октября 2016 г. N Ф03-


3864/2016 по делу N А51-17213/2015.

Однако в отдельных случаях подход судебной практики к толкованию положения подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК
РФ приводит к смешению указанных понятий и возлагает на сторону обязанность по принятию мер по
преодолению не причин, а самих изменившихся обстоятельств, что кардинально расходится с целью
установления законодателем подобного критерия. В таком случае заинтересованная сторона при
существенном изменении обстоятельств ставится в положение, когда она должна предпринимать меры и
для преодоления, предотвращения причин, вызвавших изменение обстоятельств, и для исполнения
договорных обязательств на согласованных изначально условиях до решения вопроса о расторжении или
изменении договора, причем обязанности по преодолению указанных причин возлагаются исключительно
на заинтересованную сторону, однако зачастую изменение обстоятельств может быть вызвано причинами,
находящимися в зоне пусть даже косвенного контроля контрагента заинтересованной стороны, и это,
несомненно, нарушает договорное равновесие интересов сторон, а также требование разумности и
добросовестности. Кроме того, при отсутствии критериев того, что будет считаться достаточным и
необходимым для того, чтобы признать, что сторона предприняла все возможные соответствующие
требованиям заботливости и осмотрительности меры, решение данного вопроса отнесено исключительно
на усмотрение суда.

Между тем представляется, что указанное требование было введено именно для определения
соответствия причин, вызвавших изменение обстоятельств, критерию непреодолимости, нахождению таких

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 72 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

причин вне контроля сторон договора, в том числе для справедливого распределения расходов, понесенных
в связи с исполнением обязательств, но не как основание для отказа в удовлетворении исковых требований
о расторжении или изменении договора в соответствии со ст. 451 ГК РФ в случае, если истцом не будет
доказано принятие таких мер.

Как указывалось ранее, при существенно изменившихся обстоятельствах само по себе исполнение
обязательства возможно, но оно становится чрезмерно обременительным для должника или чрезмерно
невыгодным для кредитора, а вот причины, которые обусловливают возникновение таких обстоятельств,
находятся вне контроля стороны, являются для нее непреодолимыми (в данном критерии прослеживается
аналогия с составляющей понятия "обстоятельства непреодолимой силы" - критерием непредотвратимости,
которое согласно п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 7 признается таковым, если любой участник
гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать
наступления этого обстоятельства или его последствий, если иное не предусмотрено законом).

В связи с этим снова следует подчеркнуть необходимость сотрудничества сторон в случае


существенного изменения обстоятельств для преодоления, нивелирования негативных последствий таких
изменений, незлоупотребления сторонами своими правами во время действия соответствующих
обстоятельств до принятия решения суда, если сторонам не удастся достичь компромисса. Кроме того,
представляется обоснованным и соответствующим требованиям добросовестности и разумности возложить
на заинтересованную в расторжении или изменении договора сторону обязанности незамедлительно
уведомить кредитора о соответствующем изменении обстоятельств.

Условием для признания изменения обстоятельств основанием для изменения или расторжения
договора является и то, что из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения
обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Наиболее частым мотивом принятия судами решения об отказе в иске на основании ст. 451 ГК РФ
является ссылка на то, что согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на
свой риск, в связи с чем риск изменения обстоятельств должна нести заинтересованная в изменении или
расторжении спорного договора сторона, то есть наступление указанных обстоятельств и их последствия
признаются предпринимательским риском контрагентов, причем порой суды не рассматривают по существу
вопрос о том, является ли изменение обстоятельств соответствующим совокупности условий, указанных в
ст. 451 ГК РФ, а ссылаются исключительно на предпринимательский риск сторон договора - субъектов
предпринимательской деятельности.

Согласно ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство регулирует отношения между лицами,


осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием исходя из того, что
предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность,
направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров,
выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном
законом порядке. "Каждое обязательство сопровождается риском или страхом. Действие, составляющее
предмет обязательства и представляющееся при заключении его возможным, может оказаться
впоследствии невозможным" <1>. "Чтобы обеспечить себе возможность дохода, предприниматель должен
взять на себя и покрытие возможных убытков, то есть предприятие должно вестись за счет
предпринимателя, на его риск" <2>.

--------------------------------

<1> Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 2000. Ч. 1. С. 151.

<2> Каминка А.И. Основы предпринимательского права. Петроград, 1917. С. 75 - 76.

Таким образом, предпринимательская деятельность в силу своего заранее неопределенного с точки


зрения результата характера неизбежно связана с риском, основная функция которого в
предпринимательской деятельности сводится к распределению тех неблагоприятных (в том числе влекущих
неполучение доходов, на которые стороны рассчитывали, и несение дополнительных расходов, которых
рассчитывали избежать) последствий как событий, так и действий субъектов имущественного оборота (как
своих, так и третьих лиц). "Под риском в договорном обязательстве понимается вероятность не подлежащих

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 73 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

компенсации за счет другой стороны обязательства убытков или иных расходов, условием возникновения
которых не является вина лица, на чью имущественную сферу они будут отнесены в силу закона или
договора" <1>.

--------------------------------

<1> Архипов Д.А. Опыт теории риска в договорном обязательстве // Актуальные проблемы
гражданского права. Вып. 9. М., 2005. С. 399.

Вместе с тем представляется неправильным оценивать предпринимательский риск исключительно с


точки зрения распределения негативных последствий, поскольку функцией риска в предпринимательской
деятельности является также стимулирование субъектов оборота к поиску способов, мер, позволяющих
достичь адекватного результата при возникновении рисковых обстоятельств, минимизируя последствия
риска, если преодолеть причины, влекущие неблагоприятные последствия, не удастся. Ведение
предпринимательской деятельности накладывает на ее субъекта необходимость понимания того, что при ее
осуществлении возможно возникновение неблагоприятных последствий в имущественной сфере ввиду как
событий, так и собственных действий предпринимателя, а также действий его контрагентов, кроме того,
полученный от ведения предпринимательской деятельности доход с некой долей условности можно считать
определенной платой за несение риска. В связи с этим вновь следует обратиться к положениям ст. 929 ГК
РФ, регулирующей договор имущественного страхования, предусматривающий механизм, который позволит
субъектам оборота нивелировать негативные последствия изменения обстоятельств, которые нарушили
соотношение имущественных интересов сторон: по такому договору может быть застрахован риск убытков
от предпринимательской деятельности как из-за нарушения своих обязательств контрагентами
предпринимателя, так и в связи с изменением условий этой деятельности по независящим от
предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов -
предпринимательский риск.

Таким образом, в договорных отношениях решающую роль имеет то, каким образом риски
неблагоприятных последствий событий и действий, произошедших или соответственно совершенных после
вступления сторон в договорные отношения, исполнение которых связано с осуществлением
предпринимательской деятельности обеими сторонами, будут распределены между сторонами такого
договора. При этом при распределении последствий потенциальных рисков в договорных отношениях
принимаются во внимание возможности контрагентов - коммерческих организаций как профессиональных
участников гражданского оборота спрогнозировать, предвидеть как вероятность наступления таких
юридических фактов, так и их неблагоприятные последствия. Кроме того, учету подлежат правовая
квалификация договорных отношений, характер отношений, существовавших между сторонами до
заключения договора, срок действия договорного отношения, поскольку в случае заключения, например,
долгосрочного договора аренды стороны изначально должны предусмотреть механизм нивелирования
негативных последствий изменения обстоятельств, в том числе преодоления возможных изменений
конъюнктуры рынка.

Несмотря на то что высказывается мнение, что "риск следует возлагать на того, кто может своими
действиями, принятием тех или иных мер этот риск если не устранить, то, по крайней мере, уменьшить"
<1>, представляется, что в случае, когда оба контрагента договора являются субъектами
предпринимательской деятельности, профессионально ее осуществляя, при прочих равных условиях их
риски должны признаваться равными. "По смыслу ст. 451 ГК РФ если обе стороны договора осуществляют
предпринимательскую деятельность на началах риска, то они обе несут и риск существенного изменения
обстоятельств, так как последний в равной степени касается прав и обязанностей как одной, так и другой
стороны" <2>. Указанная презумпция может быть опровергнута при рассмотрении конкретного спора при
конкретных обстоятельствах исходя из возможностей предвидеть изменение обстоятельств и предотвратить
негативные последствия, при этом следует учитывать, что риск предпринимательской деятельности,
который характерен для такой деятельности в целом, должен разграничиваться с риском по конкретному
договору. Таким образом, если обе стороны договора являются субъектами предпринимательской
деятельности, несущими риск предпринимательской деятельности, отнесение негативных последствий
изменения обстоятельств в силу осуществления деятельности на свой риск на одну из сторон не
соответствует принципу свободы договора, равенства субъектов оборота, требованиям разумности,
справедливости.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 74 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. 1. М., 2002. С. 122 - 123.

<2> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 января 2010 г. N КГ-А40/14108-09.

Как указывалось выше, стороны могут сами распределить неблагоприятные последствия таких
изменений обстоятельств своим соглашением, определив те условия, которые стороны будут считать для
себя приемлемыми, оптимальными, учитывающими интересы той стороны, которая не является
профессионалом в сфере деятельности, требующей специальных знаний, то есть с учетом повышенных
требований (стандарта поведения) к соответствующим субъектам оборота. Между тем при распределении
риска между контрагентами с целью выравнивания соотношения имущественных интересов сторон следует
принимать во внимание степень того, насколько обременительно для стороны договора несение
соответствующего риска, если при заключении договора последняя приняла на себя такой риск, степень
обременительности которого нельзя было предвидеть.

Таким образом, при рассмотрении споров о расторжении или изменении договора, заключенного
субъектами предпринимательской деятельности, при существенном изменении обстоятельств судами
должна быть дана оценка всей совокупности обстоятельств, на которых стороны основывают свои
требования и возражения, не ограничиваясь ссылкой на предпринимательский риск как на основание для
отказа в удовлетворении исковых требований.

Вопрос о соотношении понятий "существенное изменение обстоятельств" и "обстоятельства


непреодолимой силы". Определение обстоятельств непреодолимой силы, характеризующееся
объективной непредотвратимостью, содержится в ст. 401 ГК РФ: непреодолимая сила - это чрезвычайные и
непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, к которым, в частности, относятся как природные
явления, так и события и явления общественной жизни (в том числе принятие актов, устанавливающих
запрет на совершение предусмотренных договором действий). Следует иметь в виду, что обстоятельство
непреодолимой силы должно характеризоваться признаками чрезвычайности и непредотвратимости в
совокупности, причем применительно именно к конкретным обстоятельствам осуществления сторонами
обязанностей и реализации прав по конкретному договору.

В судебной практике выработан единообразный подход к понятию чрезвычайности и


непредотвратимости обстоятельств, служащих основанием для освобождения субъекта
предпринимательской деятельности от гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных
обязательств. Под чрезвычайностью понимается исключительность рассматриваемого обстоятельства,
выход за пределы нормального, обыденного, то, что не относится к жизненному риску и не может быть
учтено ни при каких обстоятельствах (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 7).

Непредотвратимость событий, а также непредвиденность их возникновения представляют собой


действия объективных факторов, препятствующих исполнению возложенной на физическое или
юридическое лицо обязанности <1>. От случая непреодолимая сила отличается тем, что в ее основе -
объективная, а не субъективная непредотвратимость <2>. Если иное не предусмотрено законом,
обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота,
осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого
обстоятельства или его последствий (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 7).

--------------------------------

<1> Решение ВС РФ от 14 марта 2012 г. N АКПИ12-69.

<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 21 июня 2012 г. N 3352/12 по делу N А40-25926/2011-13-


230, Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 24 марта 2015 г. N 306-ЭС14-7853 по делу N А65-
29455/2013.

Кроме того, наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает


обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Кредитор не
лишен права отказаться от договора, если вследствие просрочки, возникшей в связи с наступлением

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 75 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

обстоятельств непреодолимой силы, он утратил интерес в исполнении. При этом должник не отвечает перед
кредитором за убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления
обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401, п. 2 ст. 405 ГК РФ; п. 9 Постановления Пленума ВС РФ N
7).

В судебной практике возник вопрос о том, являются ли мировой экономический кризис, кризисные
явления в российской экономике, в том числе изменение ЦБ РФ финансовой политики (в частности, отказ от
обязательных валютных интервенций и пр.), приведшее к ослаблению рубля, обстоятельствами
непреодолимой силы. Единообразный подход судебно-арбитражной практики сводится к тому, что
указанные обстоятельства таковыми не признаются, поскольку являются обстоятельствами, которые по
опыту прошлых лет можно было предвидеть и неблагоприятные последствия которых могли быть
предотвращены, и относятся соответственно к предпринимательскому риску субъектов гражданского
оборота.

Так, финансово-экономический кризис не был признан обстоятельством непреодолимой силы,


поскольку суд счел, что кризис не относится к чрезвычайным и непредотвратимым явлениям: если кризисы
были раньше, компания могла предвидеть возможность их наступления и проявить необходимую
заботливость и осмотрительность для исполнения своих обязательств <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 января 2000 г. N


Ф08-2993/99.

В соответствии с ГК РФ, Законом РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-1 "О торгово-промышленных палатах в


Российской Федерации", Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ "Об основах
государственного регулирования внешнеторговой деятельности" и Уставом ТПП РФ разработано Положение
о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств
непреодолимой силы (форс-мажор) (приложение к Постановлению правления ТПП РФ от 23 декабря 2015 г.
N 173-14), которое определяет процедуру свидетельствования ТПП РФ обстоятельств непреодолимой силы
(форс-мажор).

Так, согласно п. 1.3 указанного Положения обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) -


чрезвычайные, непредвиденные и непредотвратимые обстоятельства, возникшие в течение реализации
договорных (контрактных) обязательств, которые нельзя было разумно ожидать при заключении договора
(контракта) либо избежать или преодолеть, а также находящиеся вне контроля сторон такого договора
(контракта). К обстоятельствам непреодолимой силы не могут быть отнесены предпринимательские риски,
такие как нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для
исполнения обязательств товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств, а также
финансово-экономический кризис, изменение валютного курса, девальвация национальной валюты,
преступные действия неустановленных лиц, если условиями договора (контракта) прямо не предусмотрено
иное, а также другие обстоятельства, которые стороны договорных отношений исключили из таковых.

Вместе с тем проблема разграничения обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ) и
существенного изменения обстоятельств (ст. 451 ГК РФ) существует, поскольку бывает, что в одном деле
встает вопрос о квалификации обстоятельств и как основания для расторжения или изменения договора, и
как основания, освобождающего субъекта предпринимательской деятельности от ответственности за
нарушение договора. Так, в одном из дел суды оценили изложенные истцом обстоятельства (тяжелое
финансовое положение крестьянского фермерского хозяйства в связи с уничтожением урожая зерновых,
вызванным погодными условиями 2010 г., а именно аномальной жарой и отсутствием осадков, пожарами) и
не признали их существенными, с которыми ст. 451 ГК РФ связывает возникновение права на изменение
договора в судебном порядке, поскольку указанные обстоятельства входят в сферу предпринимательского
риска, не относятся к форс-мажорным, или обстоятельствам непреодолимой силы <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 4 июля 2011 г. N Ф09-
3781/11 по делу N А34-5828/2010.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 76 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Обстоятельства непреодолимой силы, являясь объективно непредотвратимыми, служат основанием


для освобождения субъекта гражданского оборота от несения гражданско-правовой ответственности за
нарушение договорного обязательства. Как указывал К.П. Победоносцев, "наличие вины и ответственность
за неисполнение обязательства устраняются, когда причиной неисполнения было обстоятельство внешнее,
не зависевшее от личной воли и сделавшее исполнение физически или юридически невозможным. Сама
справедливость требует, чтобы должник освобождался от исполнения обязательства в тех случаях, когда
внешние обстоятельства делают исполнение его безусловно невозможным" <1>.

--------------------------------

<1> Цит. по: Анненков К. Система русского гражданского права. Т. 3. Права обязательственные. СПб.,
1901. С. 137.

Между тем расторжение или изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств
имеет целью нивелировать нарушение соотношения имущественных интересов сторон по договору с целью
исключения для заинтересованной стороны такого ущерба, который лишит ее в значительной степени того,
на что она была вправе рассчитывать при заключении договора. Существенное изменение обстоятельств
не влияет на объективную возможность исполнения договорных обязательств стороной договора, являясь
субъективно непреодолимым для конкретной стороны договора, поскольку исполнение последним
договорных обязательств без соответствующей коррекции возможно, но ведет к крайне обременительным, а
часто и вовсе разорительным для одной из сторон последствиям.

Таким образом, указанные понятия должны быть разделены. Так, Федеральный арбитражный суд
Московского округа согласился с доводом суда апелляционной инстанции о том, что увеличение цены
товара является существенным изменением обстоятельств и не относится к обстоятельствам
непреодолимой силы, освобождающим от ответственности согласно ст. 401 ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 июля 2005 г. N КГ-
А40/6518-05-П.

Кроме того, согласно ст. 416 ГК РФ обязательство прекращается невозможностью исполнения, если
она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из
сторон не отвечает, то есть следствием невозможности исполнения является прекращение обязательства,
для которого не требуется согласование воли сторон и которое от воли сторон не зависит. В отдельных
случаях и невозможность исполнения смешивается с существенным изменением обстоятельств: "при
невозможности для стороны выполнить контракт допустимо признание наличия существенного изменения
обстоятельств, влекущего за собой последствия, предусмотренные ст. 451 ГК РФ" <1>. Под невозможностью
исполнения понимается так называемая последующая невозможность исполнения, при которой
обстоятельства, препятствующие должнику исполнить возложенные на него обязанности, наступили после
заключения договора. "По своему содержанию невозможность исполнения может выступать в двух формах:
фактической и юридической, при этом фактическая невозможность исполнения возникает при прекращении
существования материального предмета обязательства, утрате способности обязанной стороны оказывать
услуги или выполнять работы... Юридическая невозможность исполнения обычно связывается с запретами,
исходящими от компетентных государственных органов" <2>. При юридической невозможности должник не
утрачивает фактической возможности исполнить договорное обязательство, но такое исполнение будет
противоречить требованиям законодательства, в связи с чем является недопустимым. Таким образом,
невозможность исполнения как способ прекращения обязательств, несмотря на то что возникает такая
невозможность, так же как и изменение обстоятельств после заключения договора, влечет невозможность
исполнения даже при наибольшей заботливости и осмотрительности и автоматически обязательство
прекращает.

--------------------------------

<1> Решение Международного коммерческого арбитражного суда от 17 февраля 2003 г. по делу N


167/2001.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 77 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<2> Мозолин В.П., Фарнсворт Е.А. Договорное право в США и в СССР. История и общие концепции.
М., 1988. С. 289.

Вопрос об отнесении событий и действий к существенно изменившимся обстоятельствам. Для


изменения или расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых
стороны исходили при заключении договора, необходимо установление судом наличия всех условий,
указанных в п. 2 ст. 451 ГК РФ. В случае применения положений ст. 451 ГК РФ суду требуется определить
следующие юридически значимые обстоятельства - наличие существенного изменения обстоятельств,
время его наступления, возможность разумно предвидеть такое изменение <1>.

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ от 30 июля 2013 г. N 18-КГ13-70.

Следует отметить, что в правоприменительной практике не сформирован единообразный подход,


позволяющий однозначно рассматривать наступление какого-либо обстоятельства в качестве существенно
изменившегося, являющегося основанием расторжения или изменения договора на основании ст. 451 ГК
РФ, поскольку решение о признании или отказе в признании обстоятельства в качестве такового должно
быть принято в каждом конкретном деле исходя из существа договорного обязательства и оценки
доказательств, на которые ссылаются стороны в обоснование своих требований и возражений.

В качестве обстоятельств, являющихся основанием для расторжения или изменения договора на


основании ст. 451 ГК РФ, в судебно-арбитражной практике рассматриваются в том числе:

- отзыв лицензии на осуществление опосредованной договором деятельности у одной из


сторон договора. Так, в постановлении суда кассационной инстанции указано, что отсутствие лицензии
препятствует осуществлению фармацевтической деятельности и дальнейшему исполнению обществом
условий заключенного с учреждением контракта, а учитывая, что доказательств, подтверждающих вину
общества в отзыве у него лицензии на осуществление фармацевтической деятельности, не представлено,
верным является вывод апелляционного суда о наличии оснований для расторжения контракта в связи с
существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ) <1>. Следует отметить, что в настоящее время
согласно ГК РФ (п. 3 ст. 450.1) контрагент стороны, в случае отсутствия у последней лицензии на
осуществление деятельности или членства в саморегулируемой организации, необходимых для исполнения
обязательства по договору, имеет право отказаться от договора (исполнения договора) и потребовать
возмещения убытков;

- ухудшение материального положения по причине увольнения по собственному желанию с


прежнего места работы. "Ссылка суда на то, что И. является многодетной матерью и не состоит в
трудовых правоотношениях с июня 2014 года, также не может служить подтверждением существенного
изменения обстоятельств, поскольку названные факты не свидетельствуют о лишении истца того, на что
она вправе была рассчитывать при заключении договора. Кроме того, судом не учтено, что ухудшение
материального положения по причине увольнения по собственному желанию с прежнего места работы не
является обстоятельством, предусмотренным ст. 451 ГК РФ, существенное изменение которого может
служить основанием для изменения договора в судебном порядке на основании этой статьи" <2>;

- выемка следственными органами поставленного товара у истца. Так, поскольку по независящим


от него обстоятельствам (выемка следственными органами) покупатель не достиг цели договора
(использование товара в предпринимательской деятельности), это послужило основанием для расторжения
договора судом. "Очевидно, что если бы покупатель мог разумно предвидеть возможность выемки
следственными органами поставленного ему товара ввиду возбуждения уголовного дела в связи с
предполагаемым нарушением авторских прав третьих лиц на этот товар, то договор вообще не был бы им
заключен" <3>;

- банкротство одной из сторон договора. Банкротство кредитора, происшедшее в результате


рискованной кредитной политики, не может быть признано существенным изменением обстоятельств и
рассматриваться как изменение обстоятельств, вызванных причинами, которые заинтересованная сторона
(в рассматриваемом случае - банк) не могла преодолеть после их возникновения при той степени
заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 78 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<4>;

- принятие нормативного правового акта. Следует констатировать, что в арбитражно-судебной


практике до сих пор не выработан единообразный подход к решению вопроса о том, является ли принятие
нормативного правового акта основанием для расторжения или изменения договора в соответствии со ст.
451 ГК РФ. Имеются примеры того, что подобное изменение не может являться основанием для
расторжения договора согласно ст. 451 ГК РФ <5> со ссылкой как на предвидимость таких изменений, так и
на ст. 422 ГК РФ о том, что, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные
для сторон правила - иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного
договора по общему правилу сохраняют силу. Вместе с тем известны случаи признания принятия
нормативного правового акта основанием для расторжения или изменения договора <6>;

- различное понимание сущности договора. Наименование договора не может влиять на


квалификацию договорных отношений сторон, поскольку последняя определяется исходя из предмета
договора и иных условий договора. Так, полагая, что наименование договора не отражает его фактического
содержания и является причиной неверного понимания его условий контрагентом, истец обратился в суд с
требованием изменить его наименование на договор о совместной деятельности (договор простого
товарищества), поскольку "трактовка договора является существенным изменением обстоятельств, из
которых стороны исходили при заключении договора (ст. 451 ГК РФ)", которое не было удовлетворено <7>;

- невнесение арендных платежей за пользование помещениями в течение чрезмерно долгого


периода времени <8>;

- цена договора является явно несправедливой и исполнение договора на данных условиях


крайне обременительно для истца, так как не учитывает затраты истца по содержанию имущества, в
связи с чем он несет убытки, что противоречит целям деятельности юридического лица, являющегося
коммерческой организацией <9>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29 августа 2012 г. N Ф09-
5570/12, Определение ВАС РФ N ВАС-14931/12 от 20 ноября 2012 г.

<2> Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13 сентября 2016 г. N 18-КГ16-


102.

<3> Определение ВАС РФ от 9 декабря 2013 г. N ВАС-17806/13 по делу N А74-5736/2012,


Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа N А74-5736/2012 от 6 ноября
2013 г.

<4> Постановление Президиума ВАС РФ от 15 июня 1999 г. N 1020/99, Постановление Президиума


ВАС РФ от 25 января 2000 г. N 6058/99, Определение ВАС РФ от 26 января 2009 г. N 378/09.

<5> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 25 декабря 2007 г.


N Ф03-А73/07-1/5869 по делу N А73-4286/2007-73, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского
округа от 16 октября 2014 г. по делу N А70-12778/2013.

<6> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29 января 2004 г. N А35-
3794/03-С17, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 февраля 2004 г. по
делу N КГ-А40/11276-03.

<7> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 ноября 2003 г. N КГ-
А41/8596-03.

<8> Постановление Президиума ВАС РФ от 30 ноября 2010 г. N 9600/10.

<9> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25 июня 2014 г.


по делу N А19-9763/2013 (Определением ВС РФ от 19 августа 2014 г. N 302-ЭС14-131 отказано в передаче
дела N А19-9763/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 79 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

кассационного производства данного Постановления). После вынесения указанного Определения был


заявлен иск о расторжении договора, но суд кассационной инстанции отменил судебные акты нижестоящих
инстанций, требование не удовлетворил, поскольку "изложенные обстоятельства входили в предмет
доказывания по делу N А19-9763/2013, были установлены судом при разрешении спора по существу и в
силу части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежат
доказыванию в рамках настоящего дела" (Определением ВС РФ от 10 августа 2015 г. N 302-ЭС15-9458
отказано в передаче дела N А33-18320/2014 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для
пересмотра в порядке кассационного производства постановления суда кассационной инстанции). См.
также: Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27 апреля 2015 г. N Ф02-1499/2015
по делу N А33-18320/2014.

Следует отметить, что в указанном деле (N А19-9763/2013) суд принял решение о внесении в договор
изменения, поскольку учел специфику и целевое назначение арендуемого по договору имущества, в связи с
чем посчитал, что расторжение спорного договора противоречит общественным интересам и может повлечь
для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на
измененных судом условиях. Кроме того, суд, внося изменение в договор, отметил, что ответчик, извлекая
необоснованную имущественную выгоду за счет истца, в течение длительного времени недобросовестно
уклонялся от согласования нового размера арендной платы, который бы отвечал балансу интересов сторон,
тогда как согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или
недобросовестного поведения, а злоупотребление правом недопустимо в силу ч. 1 ст. 10 ГК РФ. При таких
обстоятельствах на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения
выгоды из незаконного или недобросовестного поведения суд апелляционной инстанции указал на
распространение срока действия договора в измененной редакции на часть периода, в течение которого
ответчик недобросовестно уклонялся от согласования справедливой арендной платы.

Вопрос признания финансово-экономического кризиса в качестве существенного изменения


обстоятельств. "Если изменение экономической обстановки не предусмотрено в договоре (в порядке
сложения с должника ответственности при указанном в договоре изменении конъюнктуры или установления
возможности видоизменения договорных условий) и если в связи с хозяйственными потрясениями не
издано каких-либо специальных законов, устанавливающих в той или иной форме освобождение от
ответственности, то изменения конъюнктуры, кризисы и т.п. явления (неизбежные спутники
капиталистического хозяйства) не могут оказывать влияния на силу договора" <1>.

--------------------------------

<1> Перетерский И.С. Освобождение от ответственности. Гражданское право современного


империализма: Сборник статей. М., 1932. С. 119 - 120.

Подавляющее большинство споров, рассматриваемых на основании ст. 451 ГК РФ, сводится к спорам,
в которых исковое требование о расторжении или изменении договора обосновано существенным
изменением обстоятельств, явившихся результатом финансово-экономического кризиса, количество
которых увеличилось в связи с политико-экономическими кризисными явлениями последних лет, поскольку
исполнение обязательств на первоначальных условиях договора становится экономически крайне
невыгодно для сторон. Между тем "с точки зрения гражданского оборота было бы полной катастрофой
возможность аннулирования договоров по причине их невыгодности для одной из сторон. Очевидно, что это
означало бы немедленный крах всей экономической жизни, а значит - и существования общества" <1>.

--------------------------------

<1> Скловский К.И. Сделка как элемент состава хищения // Гражданское право современной России:
Сборник / Сост. О.М. Козырь, А.Л. Маковский. М., 2008. С. 123.

Следует отметить, что ухудшение финансово-экономической ситуации явилось в том числе и


результатом изменения ЦБ РФ финансовой политики Российской Федерации <1> (в частности, отказ от
обязательных валютных интервенций и пр.), что привело к ослаблению рубля, выразившемуся среди
прочего в понижении курса рубля по отношению к доллару США, в связи с чем споры в основном сводятся к
тому, является ли понижение курса рубля по отношению к доллару основанием для внесения изменений
или расторжения содержащего валютную оговорку договора по ст. 451 ГК РФ.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 80 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Согласно информации ЦБ РФ от 10 ноября 2014 г. "О параметрах курсовой политики Банка
России" ЦБ РФ с 10 ноября 2014 г. упразднил действовавший механизм курсовой политики, отменив
интервал допустимых значений стоимости бивалютной корзины (операционный интервал) и регулярные
интервенции на границах указанного интервала и за его пределами.

Ввиду отсутствия регулирования указанных вопросов на уровне законодательства определяющую


роль при их решении имеет сложившийся подход арбитражно-судебной практики, который отражен в
правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ <1>: если финансовые обязательства
должника определены в иностранной валюте и не изменялись по соглашению сторон, то размер
обязательства в течение действия договора остается прежним, финансовый кризис является объективным
обстоятельством, в условиях кризиса оказываются все хозяйствующие субъекты.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 7 августа 2001 г. N 4876/01.

Так, в одном из дел суд указал, что "принимая во внимание то, что официальной денежной единицей в
Российской Федерации является рубль и что в соответствии с законодательством о валютном
регулировании соотношение рубля и иностранной валюты постоянно меняется, заключив договор на
получение займа в долларах США, истец уже взял на себя риск изменения курса доллара по отношению к
рублю... Несмотря на то что вины истца в росте курса доллара США не имеется, однако с учетом
экономической нестабильности страны, имеющихся уроков резкого скачка курса доллара... он мог разумно
предвидеть возможность повышения курса доллара... Обоснован вывод о том, что, осуществляя
предпринимательскую деятельность и определяя сумму займа в долларовом эквиваленте, истец принял на
себя возможный риск неблагоприятного изменения курса доллара" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 декабря 2007


г. по делу N Ф04-8719/2006(29809-А75-16).

Исчерпывающая позиция по решению данного вопроса была изложена в Постановлении Десятого


арбитражного апелляционного суда: "Обосновывая существенное изменение обстоятельств, истец сослался
на непредвиденный рост курса доллара США, изменение рыночных ставок арендной платы по объектам
недвижимости с аналогичными характеристиками и причинение истцу значительного ущерба в связи с
указанными обстоятельствами.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30 ноября 2010 г. N


9600/10 по делу N А17-1960/2009, резкое ухудшение финансового состояния стороны договора не относится
к обстоятельствам, возникновение которых нельзя предвидеть... истец в момент заключения договоров
должен был предвидеть изменение рыночных ставок арендной платы, в том числе в связи с изменением
соотношения российского рубля и иностранной валюты. Поскольку данное соотношение определяется
курсовой политикой государственных органов, которая проводится постоянно, стороны договора при той
заботливости и осмотрительности, которые от них требуются как от участников гражданского оборота,
субъектов предпринимательской деятельности, должны исходить из возможного изменения обстоятельств
заключения договора" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2016 г. по делу N А41-
71971/15.

Поскольку стороны обязательства могли предвидеть изменение курса валют и были вправе не
заключать содержащий валютную оговорку договор на условиях, которые в случае весьма вероятного
изменения курса становятся невыгодными для одной из сторон (одна из сторон лишилась бы возможности
получить то, на что она рассчитывала при заключении договора), одно из обязательных условий для

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 81 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

признания изменения обстоятельств существенным в смысле ст. 451 ГК РФ (как основания для расторжения
или изменения договора) отсутствует, что не позволяет признать изменение курса валют существенным
изменением обстоятельств.

Таким образом, ухудшение финансово-экономической ситуации, явившееся в том числе результатом


изменения ЦБ РФ финансовой политики Российской Федерации и приведшее к понижению курса рубля по
отношению к доллару, основанием для внесения изменений или расторжения содержащего валютную
оговорку договора согласно ст. 451 ГК РФ не является в связи с отсутствием совокупности условий,
предусмотренных п. 2 указанной статьи, и составляет предпринимательский риск участников гражданского
оборота. Как указывает Р.С. Бевзенко, основанием для изменения или расторжения договора (по правилам
ст. 451 ГК РФ) могут служить только такие экономические процессы, которые приводят к системному,
структурному коллапсу экономики <1>.

--------------------------------

<1> Бевзенко Р.С. Некоторые вопросы судебной практики применения положений главы 29
Гражданского кодекса Российской Федерации об изменении и расторжении договора // Вестник
гражданского права. 2010. N 2. С. 162, 163.

Следует отметить, что имеются и единичные судебные акты, признающие финансово-экономический


кризис и резкое увеличение курса доллара США, в условиях которых исполнение договора без изменения
его условий существенно нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов
сторон, основанием для изменения сторонами условий договора о размере арендной платы как в
добровольном, так и в судебном порядке в связи с существенным изменением обстоятельств <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 июля 2001 г. N


Ф08-2003/2001.

Арбитражным судом г. Москвы было принято резонансное решение по вопросу внесения изменения в
договор аренды нежилого помещения, содержащего валютную оговорку, обусловленного изменением курса
рубля к доллару США, мотивированное судом целями соблюдения баланса имущественных интересов
сторон (решение от 1 февраля 2016 г. по делу N А40-83845/15-54-532).

Удовлетворяя исковые требования в соответствующей части, суд исходил из наличия правовых


оснований для внесения изменений в договор аренды, сославшись на значительное превышение рыночной
стоимости арендной платы, уплачиваемой за аренду аналогичных помещений, что свидетельствовало, по
мнению суда, о недобросовестном поведении стороны договора и могло повлечь возникновение
неосновательного обогащения, и посчитал, что установление минимального и максимального эквивалентов
валюты приведет к соблюдению баланса имущественных интересов сторон договора, при этом в
обоснование позиции суд первой инстанции сослался на п. 2 ст. 1, ст. 450 и п. 3 ст. 614 ГК РФ, исходя из
того, что согласно подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен по
решению суда, в частности в случаях, определенных законом или договором, а возможность пересмотра
размера арендной платы по соглашению арендатора и арендодателя предусмотрена п. 3 ст. 614 ГК РФ.

Между тем Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда <1> указанное решение в
части удовлетворения иска было отменено, в удовлетворении иска о внесении изменений в договор аренды
отказано, поскольку, по мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции не учел, что в
рассматриваемом договоре аренды содержится лишь положение о возможности изменения арендной платы
по основаниям, предусмотренным договором, и соглашению сторон, а не по требованию одного из
контрагентов в судебном порядке. Арендодатель и арендатор не заключили соглашения о том, что не
урегулированный во внесудебном порядке спор по вопросу об изменении цены договора аренды подлежит
передаче на рассмотрение суда, судебное внесение соответствующих изменений в договор недопустимо и
по правилам подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 82 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<1> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 марта 2016 г. N 09АП-


8243/2016-ГК.

Следует отметить, что крайне положительным итогом разрешения данного спора явилось то, что в
кассационной инстанции сторонами было заключено мировое соглашение, которое было утверждено судом
кассационной инстанции <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного Суда Московского округа от 24 августа 2016 г. по делу N А40-
83845/2015.

При рассмотрении указанного дела возник вопрос, является ли внесение судом в договор аренды с
валютной оговоркой изменения, устанавливающего минимальный и максимальный эквивалент валюты
договора, изменением условия договора о размере арендной платы. Стороны договорного отношения
формулируют условия договора, исходя из своей воли и в своем интересе таким образом, чтобы буквальное
значение слов и выражений в нем позволило уяснить содержание соответствующего условия. Изменение
судом договорных прав и обязанностей участников договора посредством дополнения, конкретизации,
изменения согласованных сторонами при заключении договора договорных условий изменяет содержание
договорного обязательства, которое стороны согласовали при заключении договора, являясь при этом
обязательным как для сторон договора, так и для третьих лиц, причем согласно ст. 432, 606, 614 ГК РФ
размер или порядок определения арендной платы является существенным условием договора аренды.

Таким образом, изложенное позволяет сделать имеющий существенное значение для гражданского
оборота вывод о том, что внесение судом изменений в условия договора с валютной оговоркой, которым
устанавливается минимальный и максимальный эквивалент валюты договора, является изменением
договорных условий о размере цены договора, что при отсутствии доказанности нарушения договора одной
из сторон или установления иных обстоятельств, которые на основании ГК РФ, других законов или договора
могли бы явиться основанием для внесения изменения в договор судом в соответствии со ст. 450 ГК РФ,
должно влечь признание судебного акта незаконным и необоснованным.

В отношении инфляционных процессов в арбитражно-судебной практике также сложился подход,


отрицающий за последними качества основания для расторжения или изменения договора на основании ст.
451 ГК РФ: "Инфляционные процессы не признаются существенным изменением обстоятельств...
инфляционные процессы не относятся к числу обстоятельств, возникновение которых нельзя предвидеть.
Стороны, вступая в договорные отношения, должны были прогнозировать экономическую ситуацию, в связи
с чем не могли исключать вероятность роста цен в период исполнения сделки. Наличие в договоре аренды
условия о возможном изменении размера арендной платы с учетом уровня инфляции свидетельствует о
том, что стороны в момент заключения договора не исходили из безынфляционного развития экономики"
<1>. Установление ставки арендной платы в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной
валюте, означает установление механизма ее исчисления, имеющего целью устранение неблагоприятных
последствий инфляции <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 13 апреля 2010 г. N 1074/10 по делу N А40-90259/08-28-


767.

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 31 мая 2012 г. по делу N
А55-16572/2011 (Определением ВАС РФ от 1 октября 2012 г. N ВАС-12489/12 отказано в передаче дела в
Президиум ВАС РФ для пересмотра дела в порядке надзора).

Проблема расторжения взаимосвязанных и смешанных договоров.

Решение вопроса о возможности расторжения смешанного договора прежде всего зависит от


правовой конструкции смешанного договора. И теория, и арбитражно-судебная практика разделяют
смешанные договоры на два вида.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 83 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

Первый вид - смешанные договоры, представляющие собой синтез обязательств, входящих в состав
различных договорных отношений, то есть такую единую совокупность обязательств, исполнение которой в
части утрачивает интерес для стороны. В договорах такого вида должно иметь место только расторжение
всего договора в целом, поскольку отсутствует возможность выделения в таких договорах комплекса
самостоятельных обязательств, сохраняющих интерес сторон к исполнению договора. "Если для
заключения смешанного договора требуется соблюдение всех условий, установленных по отношению к
каждому из элементов, из которых состоит смешанный договор, то и для дальнейшего существования этого
договора требуется наличность всех условий, необходимых для существования его составных элементов,
взятых по отдельности... Это вытекает из того обстоятельства, что хотя в смешанном договоре мы имеем
соединение нескольких самостоятельных элементов, но элементы эти волей сторон связаны в один
договор, почему противоречило бы намерениям сторон признавать отпавшим один из элементов, а
остальное считать сохранившим силу" <1>. В данном случае договорные обязательства смешанного
договора взаимозависимы, должны быть исполнены в совокупности, и при расторжении договора в части
одного вида договорного обязательства сохранение в силе другой части теряет смысл с точки зрения цели
заключения договора.

--------------------------------

<1> Симолин А.А. Возмездность, безвозмездность, смешанные договоры и иные теоретические


проблемы гражданского права. М., 2005. С. 482, 483.

Второй вид смешанных договоров - это те из них, которые представляют собой в известной степени
"механическое" увязывание комплексов различных видов договорных обязательств, каждое из которых
представляет интерес для сторон. На возможность расторжения смешанного договора лишь в части при
условии возможности существования второго обязательства указывалось в Постановлении Пленума ВАС
РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с
заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета", согласно п. 15 которого договор
банковского счета с условием о кредитовании счета (указанный договор должен рассматриваться как
смешанный) считается измененным, если банком получено заявление клиента о расторжении договора
банковского счета или закрытии счета (ст. 421, п. 2 ст. 450.1, п. 1 ст. 850, п. 1 ст. 859 ГК РФ). Таким образом, в
случае самостоятельности различных видов договорных обязательств, входящих в состав смешанного
договора, при расторжении такого смешанного договора лишь в части происходит изменение договора.

Решение вопроса о расторжении взаимосвязанных договоров имеет важное практическое значение,


поскольку, например, при рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд
должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора, а также иметь в виду, что
сторона вправе в обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что
данный договор, содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на
этих условиях в связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие,
наоборот, существенные преимущества для другой стороны (хотя бы это и не было прямо упомянуто ни в
одном из этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует (п. 10
Постановления Пленума ВАС РФ N 16).

В первую очередь возникает вопрос об основании квалификации договоров как договоров


"взаимосвязанных". Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых
вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" разъясняется, что
"директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама
по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной
целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом".

Следует отметить, что в законодательстве отсутствует как определение понятия "взаимосвязанные


сделки", так и критерии, позволяющие квалифицировать сделки в качестве таковых. В теории и
правоприменительной практике также не выработано единого подхода к толкованию данного понятия. В
связи с этим вопрос о возможности расторжения совокупности договоров как взаимосвязанных необходимо
решать применительно к конкретной ситуации заключения таких договоров с учетом объективных
критериев, позволяющих установить их взаимосвязанность. При этом ни один из выделяемых
арбитражными судами признаков взаимосвязанности не имеет абсолютного значения и может
свидетельствовать о взаимосвязанности договоров только с учетом других обстоятельств дела, так как эти

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 84 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

признаки имеют внешний характер, а взаимосвязанность - связь причинная, то есть внутренняя <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 3 мая 2005 г. N А43-
12790/2004-2-469.

"Использование термина "взаимосвязанные" означает наличие какой-либо цели, которую преследует


лицо, заключающее сделки, для достижения которой данные сделки и заключаются. Преследуемая цель
или результат могут быть достигнуты как в итоге двух или более сделок, заключенных в течение небольшого
промежутка времени, так и в итоге нескольких сделок, которые разделяет значительное временное
пространство" <1>.

--------------------------------

<1> Эбзеев Б.Б. Сделки с участием заинтересованных лиц акционерного общества: правовые
особенности и проблемы регулирования // Закон и право. 2000. N 1. С. 16.

В судебной практике отсутствует единообразный подход к решению вопроса об отнесении сделок к


взаимосвязанным. В частности, выделяют следующие критерии взаимосвязанности:

- совершение или несовершение какой-либо из сделок обусловлено совершением или


несовершением других сделок <1>;

- имущество, передаваемое по сделке, представляет собой имущество, являющееся частью единого


целого, либо имущество является имуществом одного рода <2>;

- в результате совершения сделок собственником имущества или правообладателем оказывается


одно и то же лицо <3>;

- правовая природа сделок однородна <4>;

- единая хозяйственная цель всех совершенных сделок, причем цель заключения договоров должна
быть обусловлена одними и теми же обстоятельствами, причинами <5>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 4 июня 2001 г. N


А56-24228/00.

<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 27 августа 2002 г. N 1720/02.

<3> Там же.

<4> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 декабря 2002 г.


N А56-4780/02.

<5> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 9 января 2003 г. N Ф09-
3196/02-ГК.

Кроме того, сделки могут рассматриваться как взаимосвязанные при наличии следующих
обстоятельств: взаимовлияние и взаимозависимость сделок; совершение всех сделок в течение короткого
периода времени; стороны всех сделок - одни и те же либо взаимозависимые лица; направление денежных
средств, полученных от сделок, на решение какой-либо одной определенной задачи и др.

Таким образом, поскольку исчерпывающий перечень критериев ни доктриной, ни судебной практикой


в части признания договоров взаимосвязанными не установлен, "взаимосвязанность" договоров подлежит
установлению в каждом конкретном случае, как и решение вопроса о возможности расторгнуть договоры,
признанные взаимосвязанными, как в совокупности, так и отдельно друг от друга, в том числе сохраняя силу

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 85 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

одного из них.

Так, суды отказали истцу в расторжении договора поставки в связи с расторжением договора лизинга
оборудования, поставленного по упомянутому договору поставки, при этом истец полагал, что договор
лизинга и договор поставки являются взаимосвязанными. По мнению истца, существенным изменением
обстоятельств являлись неоплата лизинговых платежей лизингополучателем и расторжение договора
лизинга. Между тем суды указали, что при заключении договора поставки истец действовал добровольно и
по собственной инициативе, рассчитывая получить прибыль от предпринимательской деятельности при
осуществлении функций лизингодателя, заключая договор поставки и договор лизинга как опытный
лизингодатель, осуществляющий свою деятельность с 2001 г., основным видом деятельности которого
является финансовая аренда, и не мог не предвидеть риск, связанный с неуплатой стоимости оборудования
лизингополучателем <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 июля 2009 г. N 09АП-


10259/2009-ГК по делу N А40-9657/09-157-74.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что несколько договоров, которые стороны считают
взаимосвязанными, могут быть расторгнуты одновременно, если будут представлены необходимые и
достаточные доказательства того, что они объединены общей хозяйственной целью; получение выгоды,
экономическая эффективность и достижение иного результата, ради которого они заключались, возможны
лишь при надлежащем исполнении договорных обязательств по всем договорам в совокупности.

Резюмируя вышесказанное, следует констатировать, что отрицать возможность расторжения или


изменения договора в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при
заключении договора, судом лишь в исключительных случаях, тем самым возлагая на стороны договора,
являющиеся субъектами предпринимательской деятельности, риски претерпевания негативных
последствий такого изменения, в том числе значительного уменьшения ожидаемой прибыли от договора,
чрезвычайного повышения стоимости исполнения договорных обязательств, чтобы избежать
дестабилизации оборота, утраты уверенности сторон договора в сохранении обязательства, не допустить
недобросовестного использования контрагентом такого способа защиты прав, нельзя. Тем не менее ст. 451
ГК РФ может и должна использоваться сторонами договора в случае такого изменения обстоятельств,
которое хотя и не является экстраординарным, тем не менее существенным образом смещает соотношение
интересов сторон, что, как правило, приводит к утрате интереса одной из них в исполнении договора, а
поэтому требует от сторон такого сотрудничества и взаимодействия в целях адаптации условий договора,
которые позволят не только сохранить договорные отношения, но и сделать их взаимовыгодными для обеих
сторон.

§ 3. РАСТОРЖЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА


ПОСРЕДСТВОМ ОТКАЗА ОТ ДОГОВОРА (ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРА)

Поскольку отказ от договора (исполнения договора) заслуживает отдельного исследования, в данной


работе ограничимся рассмотрением лишь некоторых актуальных вопросов, возникающих при отказе от
договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору.

Общие вопросы отказа от договора (исполнения договора). В первую очередь необходимо


отметить, что вопрос о соотношении "отказа от договора (исполнения договора)" и "расторжения и
изменения договора" следует считать решенным. Согласно п. 1, 2 ст. 450.1 ГК РФ предоставленное ГК РФ,
другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора
(исполнения договора) (ст. 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления
другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения
данного уведомления, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или
договором. В случае одностороннего отказа от договора (исполнения договора) полностью или частично,
если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным.

Ранее в судебно-арбитражной практике существовал подход, согласно которому суд не применял


условие договора, предусматривающее право стороны расторгнуть договор в одностороннем порядке,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 86 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

поскольку это право в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ могло быть реализовано путем предъявления
соответствующего иска в судебном порядке <1>. Постепенно подход практики менялся в части признания
того, что, "если стороны указывают в договоре право на "одностороннее расторжение" договора, суды с
учетом принципов толкования договора должны оценивать данное условие как право на внесудебный
односторонний отказ от договора <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 1 июня 1999 г. N 6759/98.

<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2010 г. N 13057/09.

В связи с этим возникает вопрос о том, каким образом должно быть истолковано условие договора о
праве одной из сторон "в одностороннем порядке расторгнуть договор", на "досрочное немотивированное
расторжение договора в одностороннем порядке", "досрочное расторжение договора в одностороннем
порядке", "расторжение договора до истечения срока его действия в одностороннем порядке" <1>: как право
одной из сторон обратиться в суд с требованием о расторжении договора на основании подп. 2 п. 2 ст. 450
ГК РФ или как право прекратить договор в одностороннем порядке без обращения в суд (п. 1 ст. 450.1 ГК РФ
оперирует именно формулировкой "договор прекращается", нарушая терминологическое единство:
расторжение договора - обязательства прекращаются (считаются прекращенными); отказ от договора
(исполнения договора) - договор считается расторгнутым - обязательства прекращаются (считаются
прекращенными). - Е.П.).

--------------------------------

<1> Так, например, Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 19 марта 2015 г. N Ф05-
1641/2015 по делу N А40-53452/14 и последовавшим за ним Определением ВС РФ от 3 ноября 2015 г. N 305-
ЭС15-6784 суды указанные выше формулировки расценили как предусмотренное договором право на
односторонний отказ стороны от исполнения договора.

Если сторонами договора являются субъекты предпринимательской деятельности, подобное право


стороны договора (в случае его наличия в договоре) должно быть истолковано как предусмотренное право
на односторонний отказ от договора (исполнение договора) (ст. 310, 450.1 ГК РФ). Данный подход применим
также к случаям, когда исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской
деятельности не всеми его сторонами, но право на одностороннее изменение его условий или отказ от
исполнения обязательства предоставлено договором стороне, не осуществляющей предпринимательскую
деятельность, а также тогда, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность
предоставления договором такого права и другой стороне договора. Во всех остальных случаях
односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются,
за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами.

В иных случаях, независимо от субъектного состава сторон договора, по требованию одной из сторон
договор может быть изменен или расторгнут только в судебном порядке при существенном нарушении
договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором (п. 2
ст. 450 ГК РФ).

Так, в одном из дел Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ поддержала позицию судов
апелляционной и кассационной инстанции, указав, что между банком и обществом заключен договор
аренды нежилого помещения, в котором стороны согласовали условия досрочного расторжения договора. В
п. 10.5 договора предусмотрено, что в случае досрочного расторжения договора по основаниям иным, чем
указано в п. 10.2 - 10.3, стороны обязаны письменно предупредить о предстоящем расторжении
заблаговременно за один год до расторжения. Суды апелляционной и кассационной инстанций, истолковав
п. 10.5 договора с соблюдением положений ст. 431 ГК РФ, пришли к выводу о том, что названный пункт
договора не содержит самостоятельных оснований расторжения договора, а устанавливает лишь условия
реализации иных оснований для расторжения договора. Между тем согласно абзацу второму подп. 4 ст. 620
ГК РФ договором аренды могут быть установлены и другие основания досрочного расторжения договора по
требованию арендатора в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ, которые должны быть указаны в договоре <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 87 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 21 августа 2015 г. N 310-


ЭС15-4004.

Данный судебный акт имеет определяющее значение для правоприменительной практики в части
решения вопроса о том, каким образом стороны должны формулировать в тексте договора условие как о
возможности расторжения договора по требованию одной из сторон в судебном порядке, так и об отказе от
исполнения договора по любому основанию, не предусмотренному ГК РФ, другими законами и иными
правовыми актами.

В рассмотренном деле суду не потребовалось прибегать к выяснению действительной воли сторон,


так как для уяснения условий договора оказалось достаточно буквального значения слов и выражений,
содержащихся в нем (ст. 431 ГК РФ), и, поскольку стороны прямо не перечислили конкретные основания для
отказа от договора, утрата интереса в продолжении договорных отношений, по мнению суда, не могла
явиться основанием для расторжения договора по инициативе одного из контрагентов. Вместе с тем
принцип разумности действий участников гражданских правоотношений, осуществления гражданских прав
своей волей и в своем интересе позволяет полагать, что стороны при заключении договора предполагали
предоставить право расторгнуть договор в судебном порядке по инициативе одного из контрагентов именно
по любому другому основанию, прямо не указанному в договоре <1>.

--------------------------------

<1> В связи с этим показательной является ст. 4.5 Принципов УНИДРУА, согласно которой условия
договора должны толковаться таким образом, чтобы всем им было придано значение, а не лишены силы
какие-либо из них.

Тем не менее названный судебный акт позволяет сделать следующий вывод: если стороны договора
хотят предусмотреть возможность расторгнуть договор по требованию одной из сторон в судебном порядке
в иных случаях, нежели предусмотрены ГК РФ, другими законами, такие основания должны быть прямо
перечислены в тексте договора. Если стороны предусматривают в договоре случаи, когда договор может
быть расторгнут по требованию одной из сторон, имея в виду именно подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ (судебный
порядок), это должно быть прямо и недвусмысленно указано в договоре.

Вместе с тем, если сторона договора, исполнение которого связано с осуществлением


предпринимательской деятельности всеми его сторонами, в случае нарушения договора другой стороной
воспользуется прямо предусмотренным договором правом на отказ в случае такого нарушения, на нее
должны быть возложены риски невозможности применения п. 5 ст. 453 ГК РФ в части взыскания убытков,
причиненных расторжением договора ввиду существенного нарушения договора одной из сторон. Однако
такой отказ не исключает права на возмещение убытков в виде разницы цен на основании ст. 393.1 ГК РФ,
что в известной степени позволит нивелировать указанные последствия в рассматриваемой ситуации. В
связи с вышеизложенным требует дальнейшей разработки вопрос о соотношении возможности отказа от
договора (исполнения договора), предоставленного стороне договором, с требованием расторжения
договора в судебном порядке при существенном нарушении договора одним из контрагентов, поскольку в
указанной ситуации требование именно судебного порядка одностороннего расторжения договора может
быть преодолено стороной, контрагент которой существенным образом нарушил договор, посредством
осуществления отказа от договора, в том числе избежав необходимости соблюдения досудебного порядка
урегулирования спора о расторжении или изменении договора, и будучи при этом освобожденной от
необходимости выплаты денежной суммы за осуществление отказа от договора в случае, если возможность
ее выплаты предусмотрена договором, поскольку отказ обусловлен нарушением договора ее контрагентом.

Сторонам договора надлежит учитывать, что при возникновении спора в связи с отказом одного из
контрагентов от договора в случаях, предусмотренных договором, и передаче такого спора для разрешения
судом при его рассмотрении суд будет вынужден толковать условия договора в части установления
оснований и порядка отказа от договора, учитывая как правила ст. 431 ГК РФ о толковании договора, так и
подходы к толкованию условий договора, сформулированные в Постановлении Пленума ВАС РФ N 16.

Таким образом, если стороны хотят предусмотреть возможность в одностороннем порядке

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 88 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

расторгнуть договор по любым основаниям, в тексте договора должна содержаться четкая формулировка о
возможности отказа от договора по любым иным основаниям, кроме тех, которые прямо поименованы в
договоре.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ <1>, сославшись на ст. 310, 329, 421, 450.1
ГК РФ, констатировала, что, поскольку положения ст. 619, 620 ГК РФ не содержат запрета на досрочное
расторжение договора аренды по иным основаниям, не предусмотренным в данных правовых нормах,
стороны при заключении договора вправе установить основания для досрочного расторжения договора и
условия такого расторжения. Оспариваемым пунктом договора предусмотрена возможность расторжения
договора до истечения срока его действия в одностороннем порядке по любым другим основаниям, кроме
прямо указанных в договоре, однако условием такого расторжения для арендатора является удержание
арендодателем задатка, для арендодателя - уплата задатка в двойном размере, то есть сторонами
определен порядок расторжения договора, которым предусмотрено особое условие для досрочного
немотивированного расторжения договора в одностороннем порядке, что не противоречит положениям ст.
329, 421 ГК РФ. Таким образом, в договоре не были перечислены конкретные основания для досрочного
расторжения договора по иным причинам, кроме прямо указанных в договоре, однако содержалась
формулировка "по любым другим основаниям", которой оказалось достаточно для суда, чтобы считать, что
стороны договора предусмотрели случаи одностороннего отказа от договора, помимо указанных в ГК РФ,
других законах, правовых актах или договоре. Обращает на себя внимание тот факт, что стороны, имея в
виду возможность отказа от договора (исполнения договора), в договоре тем не менее предусмотрели
возможность досрочного расторжения договора арендатором в одностороннем порядке на согласованных
сторонами условиях. Представляется, что именно отсутствие в договоре оговорки о реализации такой
возможности в судебном порядке позволило судам рассматривать последнюю как установленную договором
возможность одностороннего отказа от договора по любой причине до истечения срока его действия.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ 3 ноября 2015 г. N 305-ЭС15-


6784.

Особенности осуществления права на отказ от исполнения договора в рамках процедуры


банкротства. В гражданском обороте возникают ситуации, требующие специального регулирования
соответствующих отношений сторон, отличного, но тем не менее соответствующего ГК РФ. Примером
специального законодательного регулирования является Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ
"О несостоятельности (банкротстве)", регулирующий отношения, возникающие при неспособности должника
удовлетворить в полном объеме требования кредитора, в том числе устанавливающий специальные
условия и порядок отказа от исполнения договоров такого должника.

Так, в соответствии со ст. 129 Закона о несостоятельности (банкротстве) с даты утверждения


конкурсного управляющего последний вправе в том числе заявлять отказ от исполнения договоров и иных
сделок должника в порядке, установленном ст. 102 Закона о несостоятельности (банкротстве). Применение
к должнику процедур банкротства имеет целью восстановление платежеспособности должника и
удовлетворение требований кредиторов, в связи с чем Закон о несостоятельности (банкротстве)
предусматривает особенности порядка исполнения договоров в период проведения процедур банкротства,
обусловленные существенными ограничениями принципа свободы договора, осуществления прав и
обязанностей своей волей и в своем интересе, а также изъятия в части общего правила о недопустимости
одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору.

Право арбитражного управляющего заявлять односторонний отказ от исполнения договоров должника


предоставляет преимущества прежде всего должнику, защищает интересы его кредиторов, но при этом
ограничивает свободу договора контрагентов такого должника, подрывает стабильность договорных
отношений с такими контрагентами, ставя последних в неравное положение по сравнению с самим
должником. Таким образом, предусмотренная Законом о несостоятельности (банкротстве) возможность
отказа от исполнения договорных обязательств влияет на устойчивость складывающихся в имущественном
обороте договорных связей, поскольку невозможно, вступая в договорные отношения, предполагать, что
контрагент при обычных условиях гражданского оборота может быть признан несостоятельным (банкротом).
При этом отказ от исполнения договора должника почти всегда влечет для его контрагента убытки.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 89 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

В связи с вышеизложенным возникает вопрос о пределах реализации конкурсным управляющим


права на отказ от исполнения договора должника, об определении критериев, отвечающих принципам
соразмерности, разумности, добросовестности, которые должны быть соблюдены при заявлении
конкурсным управляющим отказа от исполнения договоров должника с целью обеспечения как баланса
публичных интересов и интересов сторон конкретных договоров, так и гарантий прав контрагентов по
договору должника. "Законодатель, устанавливая основания, по которым арбитражный управляющий может
отказаться от исполнения договоров должника, разрешает довольно сложный вопрос: насколько можно
ущемить принцип верности договорным обязательствам, чтобы это не привело к дестабилизации
гражданского оборота" <1>.

--------------------------------

<1> Полуэктов М. Отказ от исполнения договоров как способ защиты интересов должника и
кредиторов в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) // Юрист. 2000. N 1. С. 7.

В соответствии со ст. 129 Закона о несостоятельности (банкротстве) конкурсный управляющий вправе


отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника в порядке, установленном ст. 102, в течение
трех месяцев с даты введения конкурсного управления. Во-первых, отказ от исполнения договоров и иных
сделок должника может быть заявлен только в отношении сделок, не исполненных сторонами полностью
или частично, и при условии, что такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности
должника или что исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по
сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах (ст. 102).

Во-вторых, существенное ограничение права конкурсного управляющего на отказ от исполнения


договоров должника установлено п. 3 ст. 129 указанного Закона: конкурсный управляющий не вправе
заявлять отказ от исполнения договоров должника при наличии обстоятельств, препятствующих
восстановлению платежеспособности должника. Между тем, устанавливая такое ограничение, Закон о
несостоятельности (банкротстве) содержания последнего не раскрывает. Однако из конституционных
принципов правового государства, равенства и справедливости вытекает обращенное к законодателю
требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы и ее согласованности с
системой действующего правового регулирования <1>. При отсутствии в законе требуемого понятийного
аппарата эффективность применения правовых норм зависит от толкования таких норм права с целью
правильного уяснения их смысла и содержания правоприменительной практикой, когда на основе
принципов законности и единства толкования судебно-арбитражная практика формирует единообразные
подходы при разрешении определенной категории споров, вытекающих из гражданских правоотношений.

--------------------------------

<1> Постановление КС РФ от 6 апреля 2004 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности


положений пункта 2 статьи 87 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации и Постановления
Правительства Российской Федерации от 17 июля 2001 года N 538 "О деятельности негосударственных
организаций по лоцманской проводке судов" в связи с жалобой международной общественной организации
"Ассоциация морских лоцманов России" и автономной некоммерческой организации "Общество морских
лоцманов Санкт-Петербурга".

Отказ от исполнения договора должника конкурсным управляющим должен быть обусловлен целями и
задачами, определенными Закон о несостоятельности (банкротстве) для конкурсного управления, в связи с
чем решающее значение в определении критериев допустимости отказа конкурсного управляющего от
исполнения договоров должника имеет наличие доказательств того, что такой договор явно препятствует
восстановлению платежеспособности должника или исполнение договора повлечет за собой убытки для
должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.

Если возможность возникновения для должника убытков при исполнении договора по сравнению с
аналогичными договорами, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах, является объективным
критерием, который может быть проверен <1>, то, как показывает анализ судебно-арбитражной практики,
доказать, что договор препятствует восстановлению платежеспособности должника, весьма проблематично.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 90 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<1> Так, отказывая в удовлетворении иска, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь
положениями ст. 310 ГК РФ, ст. 102 Закона о несостоятельности (банкротстве), пришли к выводу, что
спорный договор, учитывая размер арендной платы и срок действия договора (25 лет), заключен на
кабальных для должника условиях по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых
обстоятельствах, что влечет для должника убытки (Определение ВАС РФ от 8 апреля 2009 г. N ВАС-3965/09,
Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 26 декабря 2008 г. N Ф10-
5834/08). Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 29 мая 2008 г. N КГ-
А40/3797-08 признал отказ конкурсного управляющего от договора аренды нежилых помещений
соответствующим ст. 102, 129 Закона о несостоятельности (банкротстве), а вывод суда о том, что
исполнение спорного договора повлечет за собой для истца (конкурсный управляющий) убытки по
сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах, подтвержденным
материалами дела: спорным договором установлена арендная плата 3 905 руб. 70 коп. за 1 кв. м в год,
тогда как согласно оценке ГУП "Мосгор БТИ" рыночная арендная ставка за 1 кв. м спорных помещений в год
составляет 41 тыс. руб., а с предложением истца заключить новый договор аренды с арендной платой 2
тыс. долл. США за 1 кв. м в год с учетом НДС ответчик (арендатор) не согласился.

Так, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа <1> оставил без изменения судебные
акты суда первой и апелляционной инстанций, удовлетворивших требование арендатора о признании
действующим договора аренды части здания и об устранении препятствий в пользовании помещениями и
отказавших в удовлетворении встречного требования внешнего управляющего об освобождении спорных
помещений в связи с отказом от исполнения договора аренды, так как суду не было представлено
доказательств того, что исполнение спорного договора каким-либо образом повлекло за собой убытки или
препятствовало восстановлению платежеспособности должника (при этом суды квалифицировали действия
арендодателя по расторжению договора как злоупотребление правом на основании ст. 10 ГК РФ).

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 23 января 2007 г. N


Ф03-А73/06-1/5365: "Представленный ответчиком план внешнего управления, согласно которому должник
планирует получить доход от функционирования спортивно-оздоровительного комплекса,
предусматривающий его реконструкцию, в том числе арендованных истцом помещений как части
комплекса, правомерно не принят судом в качестве доказательства того, что рассматриваемый договор
препятствует восстановлению платежеспособности должника, поскольку последний при фактическом
отсутствии в спорном помещении истца не осуществлял ремонтные работы спортивного комплекса, кроме
того, ответчиком не представлено доказательств финансовой возможности осуществления реконструкции, а
также оказания им перечисленных в плане внешнего управления услуг".

В другом деле подтверждено отсутствие условий, позволяющих внешнему управляющему отказаться


от исполнения договора теплоснабжения, так как в нарушение требований п. 2 ст. 102 Закона о
несостоятельности (банкротстве) последний в том числе не представил доказательств того, что исполнение
спорного договора могло повлечь за собой убытки по сравнению с аналогичными сделками или
препятствовало восстановлению платежеспособности должника: "Договор теплоснабжения заключен
предприятием в целях осуществления его уставной деятельности и формирования основного источника
доходов, а аналогичные сделки имели бы тот же правовой режим, регулирующий расчеты за тепловую
энергию по тарифам, установленным в определенном правовыми актами порядке. Кроме того, предприятие
получает доходы равномерно в течение года: население в летний период фактически авансирует услуги по
теплоснабжению, и это предотвращает убыточность оказываемых услуг" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 августа 2008 г. N


А56-32901/2007.

"Исполнение договора должно идти вразрез не с целью внешнего управления как таковой, а со
средствами, которыми она (цель) достигается. В рассматриваемом случае исполнение договора должно не
соответствовать мерам по восстановлению платежеспособности должника, закрепленным в плане внешнего
управления" <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 91 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

--------------------------------

<1> Химичев В.А. Банкротство: прекращение договорных обязательств // Арбитражная практика. 2002.
N 12. С. 6.

Таким образом, конкурсный управляющий должен обосновать наличие оснований для отказа от
исполнения договора должника, поскольку в случае возникновения спора установление допустимости и
обоснованности отказа от договора должника напрямую будет зависеть от достаточности и достоверности
представленных конкурсным управляющим суду доказательств.

Кроме того, конкурсный управляющий при отказе от исполнения договора должника согласно п. 3 ст.
129 Закона о несостоятельности (банкротстве) связан запретом заявлять отказ от исполнения договоров
должника при наличии обстоятельств, препятствующих восстановлению платежеспособности должника.
Указанное ограничение является существенным, поскольку конкурсный управляющий обязан при отказе от
исполнения договора должника доказать отсутствие обстоятельств, препятствующих восстановлению
платежеспособности должника. Так, в одном из дел не был принят отказ конкурсного управляющего от
исполнения договора должника, поскольку, как следовало из материалов дела и было установлено судом,
на собраниях кредиторов должника обсуждался вопрос о целесообразности расторжения спорных
договоров лизинга и большинством голосов было принято решение не расторгать договоры лизинга в связи
с экономической нецелесообразностью <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 октября 2011 г. по делу
N А40-97734/09-101-259Б.

Определенной гарантией защиты прав и законных интересов контрагентов должника при отказе от
исполнения его договоров служит то, что согласно п. 4 ст. 102 Закона о несостоятельности (банкротстве)
сторона по договору, в отношении которого заявлен отказ от исполнения, вправе потребовать от должника
возмещения убытков, вызванных отказом от исполнения договора должника, поскольку, заключая договор,
каждая из сторон договора рассчитывает на то, что договор для нее будет выгодным, что в результате
надлежащего исполнения обязательств по договору контрагентом она получит прибыль, полагаясь на
разумность и добросовестность контрагента при исполнении договорных обязательств.

Поскольку основополагающим принципом возмещения убытков как меры гражданско-правовой


ответственности является полное возмещение убытков, такое возмещение направлено на то, чтобы
поставить потерпевшую сторону в то положение, в котором она находилась бы, если бы договор был
исполнен надлежащим образом. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено,
произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение
его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных
условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (ст. 15 ГК РФ).

Представляется, что именно возникновение у должника обязанности полного возмещения убытков


стороне по договору, обусловленных отказом от исполнения договора должника, может быть признано
препятствующим восстановлению платежеспособности должника обстоятельством, при наличии которого в
соответствии со ст. 129 Закона о несостоятельности (банкротстве) конкурсный управляющий заявлять отказ
от исполнения договора должника не вправе.

Кроме того, сторона по договору должника, в отношении которого заявлен отказ от исполнения,
вправе обратиться в суд с иском о признании недействительным отказа конкурсного управляющего от
исполнения договора должника, поскольку контрагент должника не является лицом, участвующим в деле о
банкротстве, и не имеет права на обжалование действий конкурсного управляющего в порядке,
предусмотренном Законом о несостоятельности (банкротстве) <1>. Также следует отметить, что заявление
отказа от исполнения договоров должника является правом, а не обязанностью конкурсного управляющего,
что подтверждается единообразным подходом судебно-арбитражной практики <2>.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 92 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

<1> "В соответствии с положениями ст. 102 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" истец лишен
возможности оспорить законность действий внешнего управляющего в деле о банкротстве, поскольку не
является лицом, участвующим в деле о банкротстве. Рассматриваемое заявление подано им не как
конкурсным кредитором должника, а в качестве стороны договора, от исполнения которого заявлен отказ,
нарушающий права и законные интересы истца в сфере предпринимательской деятельности. Таким
образом, истец выбрал надлежащий способ защиты своих прав" (Постановление Федерального
арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 августа 2008 г. N А56-32901/2007).

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 3 июня 2009 г. N


А19-16934/06-Ф02-1872/09 (Определением ВАС РФ от 12 октября 2009 г. N ВАС-12813/09 в передаче для
пересмотра в порядке надзора в Президиум ВАС РФ указанного Постановления отказано).

Отказ от договора в случае отсутствия у одной из сторон договора лицензии на осуществление


деятельности или членства в саморегулируемой организации, необходимых для исполнения
обязательства по договору. В соответствии с п. 3 ст. 450.1 ГК РФ в случае отсутствия у одной из сторон
договора лицензии на осуществление деятельности или членства в саморегулируемой организации,
необходимых для исполнения обязательства по договору, другая сторона вправе отказаться от договора
(исполнения договора) и потребовать возмещения убытков.

Федеральный закон от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"
устанавливает закрытый нормативный перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию.
Наличие лицензии на осуществление отдельных видов деятельности является необходимым условием
осуществления лицензируемой деятельности, выдача которой порождает возникновение специальной
правоспособности у субъекта гражданского оборота. Согласно ст. 49 ГК РФ отдельными видами
деятельности, перечень которых установлен непосредственно законом, юридическое лицо может
заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Право юридического лица
осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента
получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия,
если иное не установлено законом или иным правовыми актами, в том числе лицензионными
требованиями. Таким образом, лицензирование является особым, вводимым императивными нормами
законодательства административно-правовым режимом, направленным на удостоверение права субъекта
оборота на ведение определенного вида деятельности с соблюдением установленных требований, при этом
лицензирование отдельных видов деятельности предполагает проверку компетентными лицензирующими
органами соблюдения потенциальным лицензиатом соответствующих лицензионных требований.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ "О саморегулируемых


организациях" предметом саморегулирования является предпринимательская или профессиональная
деятельность субъектов, объединенных в саморегулируемые организации (СРО), саморегулируемая
организация разрабатывает и утверждает стандарты и правила предпринимательской или
профессиональной деятельности (далее - стандарты и правила СРО), под которыми понимаются
требования к осуществлению предпринимательской или профессиональной деятельности, обязательные
для выполнения всеми членами СРО. Стандарты и правила СРО должны устанавливать запрет на
осуществление ее членами деятельности в ущерб иным субъектам предпринимательской или
профессиональной деятельности, а также требования, препятствующие недобросовестной конкуренции,
совершению действий, причиняющих моральный вред или ущерб потребителям товаров (работ, услуг) и
иным лицам, действий, причиняющих ущерб деловой репутации члена саморегулируемой организации либо
деловой репутации СРО. Саморегулируемая организация в том числе осуществляет контроль за
предпринимательской или профессиональной деятельностью своих членов в части соблюдения ими
требований стандартов и правил СРО, условий членства в ней (ст. 6 указанного Закона).

В качестве способов обеспечения имущественной ответственности членов СРО перед потребителями


произведенных ими товаров (работ, услуг) и иными лицами саморегулируемая организация вправе создать
систему личного и (или) коллективного страхования и сформировать компенсационный фонд.

Развитие и внедрение механизмов саморегулирования субъектов предпринимательской


деятельности, содержанием которого в первую очередь должны являться стандартизация
предпринимательской деятельности, с одной стороны, и создание эффективной системы контроля
саморегулируемыми организациями за соблюдением субъектами предпринимательской деятельности

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 93 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

соответствующих требований к ведению предпринимательской деятельности - с другой, служат целям


снижения административных барьеров, сокращения властных полномочий органов государственной власти
на пути развития предпринимательства, сокращения избыточного регулирования на уровне подзаконных
актов <1>.

--------------------------------

<1> Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2010 годах,


утвержденная распоряжением Правительства РФ от 25 октября 2005 г. N 1789-р.

Представляется, что установление высоких предметных требований, соответствующих потребностям


конкретной отрасли к участникам рынка и их товарам (работам, услугам), позволяет создать систему
оптимальной стандартизации предпринимательской и профессиональной деятельности, их выполнение
обеспечивает высокие стандарты предпринимательской и профессиональной деятельности, в том числе
стимулирует субъектов к разработке и соблюдению кодексов профессиональной деловой этики.

Кроме того, развитие и оптимизация системы имущественной ответственности членов СРО перед
потребителями произведенных ими товаров (работ, услуг) и иными лицами в целях повышения
востребованности механизмов имущественной ответственности гарантируют интересы потребителей и
третьих лиц, в том числе посредством осуществления выплат из компенсационного фонда в целях
обеспечения имущественной ответственности членов СРО перед потребителями произведенных ими
товаров, работ, услуг и иным лицам.

Таким образом, установление возможности отказа от договора в случае отсутствия у одной из сторон
договора лицензии на осуществление деятельности или членства в саморегулируемой организации,
необходимых для исполнения обязательства по договору, направлено на обеспечение прав и законных
интересов контрагента такой стороны, которой предоставлено право выбора с точки зрения преследуемого
интереса: сохранить договор, в том числе при отсутствии указанных выше гарантий, приняв на себя риск
нарушения договора другой стороной, либо отказаться от договора и потребовать возмещения убытков,
возникших в связи с таким отказом. При этом п. 3 ст. 450.1 ГК РФ предоставляет стороне договора право на
отказ от договора при отсутствии у одной из сторон договора лицензии на осуществление деятельности или
членства в СРО, необходимых для исполнения обязательства по договору независимо от того, имело ли
место такое обстоятельство в момент заключения договора или возникло в период исполнения договора.

Вместе с тем следует учитывать, что согласно ст. 431.2 ГК РФ сторона, которая при заключении
договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об
обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том
числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, наличию необходимых лицензий
и разрешений), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные
недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку. Такая
ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что
другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения.
Кроме того, сторона, заключившая договор под влиянием обмана или существенного заблуждения,
вызванного недостоверными заверениями, данными другой стороной, вправе вместо отказа от договора
требовать признания договора недействительным (ст. 179 и 178 ГК РФ).

Если контрагент не осуществляет свое право на отказ от договора, на него возлагаются негативные
риски отсутствия лицензии на осуществление деятельности у его контрагента или членства последнего в
саморегулируемой организации в части тех дополнительных возможностей и гарантий, предоставляемых
при наличии у контрагента по договору таковых (например, дополнительные способы обеспечения
имущественной ответственности членов СРО).

Крайне важным для практики является следующее дело <1>. Суд первой инстанции, установив, что
сторонами фактически заключен договор, предусматривающий предоставление охранных услуг, при
отсутствии доказательств наличия у истца лицензии на занятие данной деятельностью отказал в
удовлетворении иска о взыскании задолженности по оплате услуг по договору. Кроме того, суд первой
инстанции пришел к выводу о том, что стороны при заключении договора преследовали цель обхода норм о
лицензировании охранной деятельности, то есть действовали противоправно и недобросовестно, в связи с

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 94 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

чем истцу отказано в защите его права на взыскание оплаты по договору в порядке применения положений
ст. 10 ГК РФ.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27 сентября 2016 г. N Ф09-8172/16.

Суд апелляционной инстанции решение отменил, исковые требования истца удовлетворил, отметив,
что: отсутствие лицензии на осуществление частной и охранной деятельности в силу положений п. 3 ст.
450.1 ГК РФ и разъяснений, данных в п. 89 Постановления Пленума ВС РФ N 25, не влечет
недействительности договора; договор не признан недействительным в рамках самостоятельного
производства; в спорный период договор действовал и был прекращен в результате одностороннего отказа
заказчика от его исполнения. В свою очередь, суд кассационной инстанции, отклоняя доводы кассационной
жалобы, указал, что, "действительно, нормы пункта 3 статьи 450.1 Гражданского кодекса Российской
Федерации введены в действие Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в
часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации", вступившим в силу 01.06.2015, и применимы к
правоотношениям, возникшим после этой даты. Строго говоря, приведенная норма напрямую неприменима
к обстоятельствам настоящего дела, однако, во-первых, она наглядно демонстрирует общие принципы
законодательного регулирования российского гражданского права, во-вторых, данный правовой подход
сформировался в судебной практике до его законодательного закрепления".

Недопустимость противоречивого и непоследовательного поведения при отказе от договора.


Сторона, которой ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором предоставлено право
на отказ от договора (исполнения договора), должна при осуществлении этого права действовать
добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми
актами или договором.

Заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав, согласно ст. 10 ГК РФ, входит в


понятие "злоупотребление правом", влекущее отказ лицу в защите принадлежащего ему права полностью
или частично, а также применение иных мер, предусмотренных законом. Если злоупотребление правом
повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим
убытков. При этом п. 5 ст. 10 ГК РФ устанавливает презумпцию добросовестности участников гражданских
правоотношений и разумности их действий.

Согласно п. 5 ст. 450.1 ГК РФ в случаях, если при наличии оснований для отказа от договора
(исполнения договора) сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том
числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства,
последующий отказ по тем же основаниям не допускается. В данном случае в части осуществления права
на отказ от договора (исполнения договора) в ГК РФ нашло отражение правило эстоппель. Следует
отметить, что в первую очередь речь идет о мотивированном отказе от договора (исполнения договора), то
есть когда ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором предусмотрены основания,
дающие стороне договора право отказаться от него (поскольку речь идет об уже возникшем основании для
отказа, в данном случае такой отказ не является воздержанием от определенного действия (п. 1 ст. 307 ГК
РФ)).

Представляется, что при применении указанного правила в первую очередь имеет значение тот срок,
в течение которого может быть заявлен отказ от договора в целях гарантирования прав и обеспечения
состояния правовой определенности для второй стороны договора. Так, ВС РФ (в деле, рассмотренном,
правда, без ссылки на ст. 450.1 ГК РФ, поскольку отношения возникли до вступления указанной статьи в
силу) отметил, что после уведомления об отказе от исполнения договора стороны не только длительное
время находились в прежних правоотношениях без каких-либо претензий со стороны предприятия по
поводу освобождения спорного помещения, но и заключили дополнительное соглашение к договору
аренды, распространив его действие на период, предшествующий дню подписания дополнительного
соглашения. Вопреки выводам судов нижестоящих инстанций указанные обстоятельства свидетельствуют о
том, что прекращение договора аренды не состоялось: волеизъявление предприятия не было реализовано
им же самим по его же воле. В связи с этим Судебная коллегия посчитала, что в данном случае
предприятие отказалось от своего уведомления о расторжении договора, и стороны по взаимному согласию
продолжили регулировать свои отношения условиями договора аренды, что не противоречит гражданскому

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 95 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

законодательству. Иная оценка этих обстоятельств позволяла бы предприятию непредсказуемо долго


удерживать созданную им ситуацию в состоянии неопределенности для общества, что не отвечало бы
охраняемым законом принципам равенства участников гражданских правоотношений, стабильности
гражданского оборота и определенности правоотношений сторон <1>.

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ от 20 июля 2015 г. N 307-ЭС15-1642.

В данном случае, несмотря на то что стороны заключили дополнительное соглашение, распространив


его действие на предшествующие отношения (ст. 425 ГК РФ), что, строго говоря, выводит данную ситуацию
из разряда тех, которые подразумевают применение правила эстоппель, тем не менее сторона реализовала
свое право на отказ посредством уведомления о нем, но своими последующими действиями не просто
подтвердила действие договора, но и создала у другой стороны безусловное состояние правовой
определенности в части наличия договора и его условий, последующее поведение которой сформировало и
у заявившей первоначально отказ стороны понимание, что данный отказ сторона не считает состоявшимся,
то есть в данном случае речь как раз и идет о непротиворечивом и последовательном поведении субъектов
оборота как в своих заверениях, так и в своем последующем поведении.

При рассмотрении правила эстоппель следует обратиться к ст. 1.8 Принципов УНИДРУА, согласно
которой сторона не может поступать несовместимо с определенным пониманием, которое возникло по
зависящим от нее причинам у другой стороны и имея в виду которое эта другая сторона, разумно на него
полагаясь, совершила действие в ущерб себе.

Несмотря на то что ГК РФ прямо не закрепляет общий запрет на непоследовательное и


непротиворечивое поведение субъекта оборота как универсальное правило, в ряде случаев законодатель
прямо установил запрет на подобное поведение при заключении, исполнении, изменении и расторжении
договора. Данному правилу и ГК РФ, и судебной практикой придано самостоятельное значение,
установлены условия, при которых оно применимо, хотя основой для его введения служит требование
добросовестности и разумности поведения субъектов оборота и еще более общее требование о
недопустимости злоупотребления правом. "Поведение, влекущее применение эстоппель, является
поведением недобросовестным, тем самым именно принцип добросовестности составляет правовую основу
применения правила эстоппель" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 августа 2016 г. N Ф05-8371/2016 по


делу N А40-122245/15-85-991, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 августа
2016 г. N Ф08-5488/2016 по делу N А32-45854/2014.

Показательным является Постановление Арбитражного суда Московского округа, в котором суд,


отклоняя доводы кассационной жалобы о том, что нормы п. 5 ст. 450.1 ГК РФ не подлежали применению,
поскольку вступили в силу 1 июня 2016 г., тогда как договор был заключен и уведомление о его расторжении
было направлено до указанной даты, определил, что, поскольку эти нормы судами применены по аналогии
с положениями п. 4 ст. 450 ГК РФ, сторона, которой ГК РФ, другими законами или договором предоставлено
право на одностороннее изменение договора, должна при осуществлении этого права действовать
добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Судами с
учетом исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств установлено, что
поведение арендодателя после допущенной арендатором просрочки давало последнему основания
полагать, что данное нарушение не является для арендодателя существенным, что, в свою очередь, влечет
за собой потерю права стороны на отказ от договора по причине данной просрочки исполнения, в связи с
чем суды пришли к выводу о том, что уведомление о расторжении договора незаконно. Действия
арендатора судами признаны недобросовестным процессуальным поведением, приводящим к потере права
на соответствующее возражение (эстоппель) <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 июля 2016 г. N Ф05-8934/2016 по

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 96 из 138


надежная правовая поддержка
"Расторжение и изменение гражданско-правового договора:
Монография" Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Позднышева Е.В.) Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", 2018)

делу N А40-173699/2015.

Сформулированные судебно-арбитражной практикой подходы позволяют выявить необходимые


составляющее содержания правила эстоппель, устанавливающие критерии допустимости или
недопустимости определенного поведения контрагентов при заключении, исполнении, изменении и
расторжении договора.

Главная задача правила эстоппель состоит в том, чтобы воспрепятствовать стороне получить
преимущества и выгоду как следствие своей непоследовательности в поведении в ущерб другой стороне,
которая добросовестным образом полагалась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой
стороной <1>. Противоречивым и недобросовестным поведением субъектов хозяйственного оборота, не
соответствующим обычной коммерческой честности, является, в частности, поведение, не соответствующее
предшествующим заявлениям или поведению стороны, при условии, что другая сторона в своих действиях
разумно полагалась на них <2>. Действующим законодательством и сложившейся судебной практикой не
допускается попустительство в отношении противоречивого и недобросовестного поведения субъектов
хозяйственного оборота, не соответствующего обычной коммерческой честности (правило эстоппель) <3>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 августа 2016 г. N Ф05-8371/2016 по


делу N А40-122245/15-85-991.

<2> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 августа 2016 г. N Ф04-


3078/2016 по делу N А27-17301/2015.

<3> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 октября 2016 г. N Ф04-


4049/2016 по делу N А70-16337/2015.

Следует отметить, что приниматься во внимание для установления оснований для применения
правила эстоппель должны все относимые доказательства, в том числе предыдущее поведение сторон, их
переписка. Так, суд первой инстанции, учитывая конкретные обстоятельства дела, а также обстоятельства,
установленные вступившим в законную силу судебным актом по другому делу, предыдущее поведение и
переписку сторон, пришел к выводу о потере арендодателем права ссылаться на односторонний отказ от
договора уведомлением в силу принципа эстоппель <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 февраля 2017 г. N Ф05-21762/2016 по


делу N А40-226324/15-133-1812.

С позиции разумного хозяйствующего субъекта поведение стороны, являющееся основанием для


применения правила эстоппель, должно явно свидетельствовать о том, что данное лицо принимает на себя
риски своих действий и заявлений, соглашается с соответствующими обстоятельствами. Ввиду
установления общего правила о том, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного
или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ), при применении правила эстоппель подлежит
выяснению, являлось ли целью соответствующего поведения стороны договора извлечение выгод и
преимуществ из подобных отношений с контрагентом по договору, вместе с тем наличие ущерба другой
стороны не является обязательным условием применения правила эстоппель. При этом поведение
контрагента такой стороны также должно характеризоваться осознанностью и принятием действий и
заверений другой стороны, то есть последующие действия такого контрагента должны быть обусловлены
соответствующим поведением второй стороны договора.

Последствием непоследовательного и противоречивого поведения стороны договора будет являться


утрата права такой стороны ссылаться на соответствующие факты и обстоятельства в обоснование своих
требований и возражений, такому лицу должно быть отказано в защите права (п. 2 ст. 10 ГК РФ). При этом
бремя доказывания наличия необходимых для применения правила эстоппель обстоятельств по общему
правилу должно быть возложено на лицо, которое на него ссылается. Так, суд апелляционной инстанции
пришел к выводу, что с учетом п. 5 ст. 450.1 ГК РФ, вручив истцу претензию, заказчик тем самым подтвердил

КонсультантПлюс www.con