Вы находитесь на странице: 1из 18

ПОЧТА

1. Интро
2. 1991
3. Полифония
4. ***
5. Берлинская сессия
6. Сад
7. Лианозово
8. К. Н.
9. ***
10. ЗвЕзды в Сирии
11. Высоко
12. ХрущЕв
13. Февраль 1917
14. Октябрь 1917
15. Незваный гость
16. ***
17. Донецьк
18. ***
19. Радиоактивный
20. Таврическая рапсодия
21. ***
Интро

Я хочу заставить сесть рядом со мной все что вокруг движется намеренные
повторы звуки тёмных балюстрад чьи-то голоса чёрные жуки.

Сесть все должно что окружает меня перегравитация мощный звук ударной
волны оглушающий все вокруг звук компьютерной перезагрузки щелчки.

На потолке висит лампочка со странной надписью OSRAM да кажется это


слово мне что-то напоминает какое то отдаленное воспоминание само
сочетание звуков мне хочется говорить о поэзии целана тракля и рильке но
это все Германия а слово в духе Франции какой-то коллапс вещи не сходятся
это разные коды и языки.

Снег заметает следы но отпечатки подошв остаются когда снег тает и


превращается в лужи это не слякоть вовсе а какие-то странные лужи
вытекающая боль посмотрим куда понесёт её течение что будет через месяц
или год уже невозможно думать когда организм перестройка постоянные
аллюзии сравнения осознанная эмпатия всплеск и угасание одного и того же
эмоционального фона внутренние невротические толчки.
1991

зачем пришёл сюда?


ты - враг.
пришёл забрать от нас великие труды,
пришёл забрать от нас все книги,
ты - вор,
ты - враг.

богатства заманили наши,


великие мысли, великие полотна,
дары волхвов? дары богов?

“великий ленин,
великий князь владимир,
великий петр первый,
великий наш народ.
спаси и сохрани”.

что ищешь ты в саду,


где мы храним
бесценные творения.
бесценные плоды,
выращиваем и лелеем их.

беги отсюда.
пришёл отнять у нас
всё, чем гордимся мы.

беги.
Полифония

полифония звуков, если есть верх, то есть низ,


прорастающих из дыхания, если есть дно, то есть высь,
движения, ветра, огня и воды. если есть пространство, то есть пустота.

материальный мир рушится, все необходимо назвать,


когда мы подбираем ему выдыхая воздух,
неточные имена. проливая воду,
разжигая огонь,
это словно ярлыки на трупах ощущая землю,
в морге царства зверей,
ибо тело не может иметь названия: преодолевая немоту.
оно исчезает, гниет, пропадает.

но почему нас называют по имени,


если мы есть материя,
если мы не вечны, не постоянны.

я произношу имя, не понимая его суть.


ты произносишь имя, не понимая его суть.
мы называем, мы находим импульс,
мы говорим.

полифония звуков,
прорастающих из дыхания,
движения, ветра, огня и воды.

открывая новые слова,


мы вписываем их в систему,
где сравнения неустойчивы,
где все противоположно.
***

иконизированный секс. скажи мне,


обрывки слов, символика боли что о сексе говорить нельзя,
заставляют неровно дышать.
объекты идеализированных атрибутов или это запрограммировано?
лишь фантазия.

факт соединения не главное,


фетиш - модель поведения
в современном пространстве,
когда соитие подчинено другим законам,
когда невозможность близости
и есть сама суть желания.

секс - пустое пространство


в чёрном вихре разноцветных снов,
где боль - наслаждение.

движение - это присутствие.


провокативные профайлы
заставляют подчиняться законам насилия,
заставляют стремиться к идеальной
модели
собственного тела.

я не хочу ощущать тело,


я не хочу двигаться в этом направлении.
но это человеческая природа,
это то, что приближает к инстине,
определяя инстинкты,
разрушая рефлексы.
Берлинская сессия Сад

пространство, я подношу слова,


диктующее правила игры, не видя движений,
распределяющее акценты не соприкасаясь
на нижних уровнях с видимым обликом,
инстинкта. лишь различая очертания.

забудь о любви. как оправдать наличие языка,


способность говорить,
боль, перераспределение если слова оказались пусты.
социальных ролей, где
проигравший всегда остаётся
побеждает. лишь подавать сигналы,
остаётся
публичное пространство выпустить наружу все,
анонимности: что скрыто под ложью
не имеет значение, кто ты, личностных качеств.
главное то, что ты
можешь показать. у меня нет имени,
у меня нет статуса,
покажи мне кое-что, у меня нет ничего, только тело,
говори на языке ада, которое не имеет ярлыков.
кричи от боли,
кричи от наслаждения. забудь о значении слов,
они нужны лишь для сигнала
красные огни, к действию,
асфальтовые стены, к приближению.
лабиринт минотавра,
где незнакомые чудовища
будут играть с тобой.

поиграешь со мной?
Лианозово

опустели, развалились
старые бараки,
ушли под землю и сгнили
здесь, за москва-рекой

теперь златозубые тучные бабы


ходят с выцветшим и старым сукном

снедью торгуют, поддельными марками,


ненужным китайским барахлом
среди желтых стен рынка
около дряхлой и людной станции той

все здесь: сточные воды да грязь


как вечный похмельный синдром
воздух спертый, закрытая церковь К.Н.
и от поезда, шедшего мимо, Каждый раз, выходя из дома,
только слышится цокот да звон Ощущая горечь и страх в груди,
Выходил я на улицу снова,
И народ мой мешал мне идти.

Здесь дороги промозглые, буря,


Реки времени быстро текут.
И лишь звезды, в воде отражаясь,
Людям веру с надеждой дают.

Я за эту страну молился,


В холодах я желал видеть свет.
Но я этой страны боялся,
Где свободы давно уже нет.
*** Звёзды в Сирии

ежесекундная перессылка чёрные пески пулеметы


носитель электронный или печатный фосгеновый дождь
гиперкоридор информационной системы палящее солнце
это портал я падала камнем
скатываясь вниз
гост - авиа - индекс сбивая с ног людей
улица - город - адрес
отправитель - получатель падая я превращалась
1234567890 в атомы капли крови
границы распада
за оболочкой твоя индивидуальность атаки дроны крики пыль
за формой скрыто твое содержание летит прямо в сетчатку глаз

ежедневная отправка иногда нам хочется плакать


регистрация таможенного номера ведь если идёт дождь
печать это словно очищение
на конверте диэтиламидовое настроение
кислотная интоксикация
мы пересылаем нервная дрожь
мы отправляем
мы получаем в сером небе горит
твоя путеводная звезда
сквозь определенный отрезок времени я летела оттуда
в определенном промежутке разбивая пустоту
пространства ваших сердец
Высоко

Я залезу на скалы,
В горы пойду, на высотах
Я выше взлечу к облакам.

Бесстрашно и гордо,
Все выше и выше
Я пройдусь по камням, валунам.
Просто вчера, после скучной работы,
Хрущёв
Я купил себе, да!, я купил
Новый стальной карабин!
Кукурузу ращу у себя на столе.
Все засею я ей:
И песня моя теперь будет о нотах
Все поля и армады,
Ветров, ведь я альпинист
Все пики громадных вершин!
В своих снах. Где вершины?
Иду покорять вас, но завтра.
Пятиэтажками застрою, заставлю
Все города, деревни и края!
Сейчас я готовлюсь
Всё будет квадратным да ровным,
Как новая жизнь и заря!

Реки вспять разверну,


Орошу я страну по загнившим углам!
В космос Гагарина я позову
К холодным звёздам и густым облакам!

И вот,
когда обегу, обойду все края,
Все пойдут на мой зов,
Я скажу громогласно всем вам:
Новый вождь теперь я,
Вы - моя жизнь, мой колхоз,
Любимая моя страна
Февраль 1917

В час горестной разлуки,


Когда с небес повалит чёрный град,
Сожми в ладонях мои руки,
Произнеси каких-нибудь
Три слова или фразы наугад.

Кого из нас утешат и кому поверят?


Кто все, что мы имели, отобрал?
И, видимо, уж более не встретят
Всех тех, кто нити жизни разорвал.

И если власть как кровожадная убийца,


То как тут скрыться или убежать?
Мне третью ночь уж всё не спится,
Как думать мне об этом перестать? Октябрь 1917

Напополам с тобой поделим


Тот красный день наш
Чёрного календаря,
Крест золотой сорвём мы с шеи
Убитого пономаря.

В кровавых пятнах солнце светит,


Безжалостно горит оно.
Звон колокольный глух, в просвете
С отчаяньем вздыхает глубоко.

Шум, ор и крик для тех, кто не поверил,


Кто не осмыслил страшную войну,
В душе сидит печаль, и ветер
Остановил на миг
Тщедушную тоску.
Незваный гость

Комната наполнена светом,


Блеском незнакомых стен.
Здесь все чужое,
Здесь все не своё.

Очередная проблема с местом,


Тебе здесь не рады и давно не ждут.
Эти фразы слышаться снова,
Что тут все не твоё.
***
Тебя здесь не ждали.
Что ты ищешь, что скажешь? Кто стоит на дороге,
Проходя будний день стороной?
Здесь все не моё Кто глядит в даль времён,
Ищет рёбра да грани жизни иной?

Уж смирен ли ваш путь,


Тех, кто видит лишь страх,
Отуманенный чьим-то невиданным
счастьем.
В мыслях ваших одно слово было
“ненастье”.
Измельчив свою сущность в песок или
прах,
Жизни не было вам, и вы жили в мирах
Тех, назвавших борьбой свои судьбы,
дела.
Удержавшим победа досталась, в руках
Они держат ее и идут. На пути
Им не встретитесь вы, ведь им дальше
идти
Донецьк ***

я бы хотел запомнить день, я маленький мальчик


когда придут благие вести, со злым глазами
когда наступит тишина, гуляю ночами в лесу
и наконец мы будем вместе.
деревья корнями
но разжигается вражда, своими ветвями
и закрываются границы, зачем то сжимают траву
пыль острая летит в глаза.
скажи, что это только снится! летучие мыши
летают повсюду
как пережить мне этот день, шипят засыпают к утру
я жду: придут благие вести.
«не бiйся», скажеш ти менi. я утром исчезну
провоем мы надежды песню. и спрячусь от солнца
но ночью куда-то иду
Радиоактивный

мы встретились с тобой
сто с лишним лет
тому назад

как много времени прошло


как много здесь домов построили
какие-то уже снесли
я был бы рад

увидеться поговорить
но что-то сдерживает
и не даёт мне выйти
и посмотреть в глаза

я не хочу Таврическая рапсодия


рассказывать о том что было
о том что было и прошло Здесь сливалось небо с водою,
Здесь песок раскалялся дотла.
так много крутится историй Шли бок о бок войны по морю,
и много разного ведь было Завоевывать земли. Хвала
но что теперь Всем богам, что идти повелели
об этом говорить В этот край неизвестный тогда.

ведь время новое другое Что теперь будем петь мы о Крыме,


и наступило и давно пришло Что напишем об этой земле?
Уходили герои живыми,
Исчезая в соленой воде.

Сколько пролито было здесь крови,


Сколько песен не спето теперь.
Если сможем, забудем о боли,
Что стянула нас всех к темноте.
***

мы прикованы к однозначности слов,


мы отягощены опытом предков,
мы разрушаем язык,
прокалывая его плоть,
разрезая ножом его ландшафт,
забывая про смысл и суть.

мы передаём информацию,
манипулируя сознанием толпы,
создавая ложь, создавая образ
другого пространства,
воплощая ужас в новом обличии.

мы зализываем раны - те,


что получили от варваров,
от тех, кто пренебрёг истиной,
кто опрокинул смысл,
оберегаемый нами.
Аудиокнига «Почта»

Глеб Осипов ©

Саунд-продюсер: Никита Василенко


Композитор: Кирилл Чернегин
Звукооператор: Кирилл Ларкин
Оформление: Алёна Лёвина
Иллюстрация: Пасмур Рачуйко

Москва, 2017

Оценить