Вы находитесь на странице: 1из 4

Семінарське заняття № 11. Соціально-філософська проблематика роману М.

Лермонтова
«Герой нашого часу».
3. Печорін в системі образів роману:
Одно из лучших произведений Михаила Юрьевича Лермонтова — роман «Герой нашего
времени» — творение удивительно многоликое и многогранное. Читая роман, мы совершенно
отчетливо представляем себе всех героев, видны селения и города, описанные автором. Образы
Лермонтова играют огромную роль в выполнении сложной художественной задачи. Ни один из
героев в романе не выведен «просто так», каждый из них как-либо соотносится с главным
персонажем — Печориным. В общении с другими раскрывает Печорин различные черты своего
сложного характера, показывая читателю то, что обычно спрятано «внутри». Есть в романе
персонажи, в некоторой степени «противоположные» главному герою — те, на контрасте с кем
выстраивается образ — например, Грушницкий и его окружение. Есть и те, кто герою близок —
таков Вернер.
Так или иначе пересекаясь на жизненном пути с кем-либо. Печорин часто все меняет. Дух
неизъяснимого разрушения присутствует во всех его действиях, и в итоге Печорин с легкостью (сам
того не желая) губит Бэлу, легко овладевает горячим воображением Азамата, походя оскорбляет
Максима Максимыча, разрушает привычное течение жизни у скромных контрабандистов Тамани...

Печорін і Максим Максимович;


В сравнении с образом Максим
Максимыча, образ Печорина выглядит очень
негативно. Молодой человек не
посоветовавшись ни с кем, ворует горскую
княжну Бэлу. И Максим Максимыч входит в его
положение, и разрешает девушке остаться в
крепости. Но супружеская жизнь быстро
надоедает Григорию Александровичу, а все
попытки старшего товарища заставить его взять
на себя ответственность – ни к чему не
приводят.
Когда Бэлу убивают, Максим Максимыч
испытывает настоящее горе. Он и Печорина
призывает к скорби, но молодой человек лишь
смеется у нее над могилой.
Печорин и Максим Максимыч
Читатель узнает о Печорине именно из
уст старика. Штабс-капитан хорошо отнесся к Печорину, но сразу заметил его странность.
Неординарным воспринимает личность Печорина и читатель. А вот сам Максим Максимыч является
одиноким стариком. Он добр и чист душой, ему чужды эгоизм и цинизм, которые являются
главными характеристиками Печорина. Печорин и Максим Максимыч принадлежат к разным
поколениям. Но главная разница между ними – отношение к жизни.
Максим Максимыч долго ждал Печорина. Они не виделись много лет, но к встрече отнеслись
абсолютно по-разному. Штабс-капитан ожидал увидеть друга, коротал время до приезда Печорина у
ворот, отказываясь даже от чая. Но Григорий вместо объятий предложил Максиму Максимычу сухое
рукопожатие, дал ему понять, что ему не нужна дружба старика. Годы ожидания и теплый прием
старика оказались не нужны Печорину, что задело штабс-капитана и сделало его одиночество еще
более болезненным.
Печорін і світ «природних» людей (Бела, контрабандисти);
Смерть Бэлы становится переломным моментом для обоих мужчин. Печорин больше не
желает оставаться в крепости. Ему просто стыдно, но он в этом никому не признается, даже себе.
Мужские образы в романе совершенно по-другому раскрывает Печорина. Если с женщинами
молодой человек пытается показать себя, то мужчин он больше изучает. Молодой человек, как
психолог, постоянно переосмысливает события и людей. Единственный человек, которого он до
конца так и не смог понять, так это был он сам.
Янко концентрирует в себе такие качества Печорина как безрассудную храбрость, жажду бури
и опасности, стремление к деятельности. Но Янко выступает еще и антиподом Печорина, потому что
на поверку оказывается, что активность Печорина – лишь плод его любопытства, попытка заполнить
пустоту своей жизни проблемами и интересами других людей. Но, к сожалению, главный герой не
просто интересуется чужой жизнью. Он вмешивается в нее и разрушает. «Как камень, брошенный в
гладкий источник, я встревожил их спокойствие, и как камень едва сам не пошел ко дну!»

Печорін и княжна Мері.


Взаимоотношения Печорина и княжны Мери одна из ярких сюжетных линий романа. Они
завязались непринужденно, закончившись стремительно и трагично. В очередной раз, показав
Печорина, как человека с черствой душой и холодным сердцем.
Знакомство
Первая встреча Печорина и княжны Мери произошла в Пятигорске, куда Григорий был
направлен после выполнения очередного военного задания. Княжна вместе с матерью проходила
курс лечения минеральными водами Пятигорска.
Княжна и Печорин постоянно вращались в светском обществе. Общий круг друзей свел их на
одной из встреч. Григорий подогревал интерес к своей персоне, намеренно дразня девушку,
игнорируя ее присутствие. Он видел, что она обратила на него внимание, но Печорину гораздо
интересней наблюдать за тем, как она поведет себя дальше. Он прекрасно знал женщин и мог
просчитать на несколько шагов вперед, чем закончится знакомство.
Первый шаг сделал он. Печорин пригласил Мери на танец, а дальше все должно было идти по
разработанному им сценарию. Ему доставляло небывалое удовольствие завлечь очередную жертву,
позволив ей увлечься. Девушки влюблялись в красавца военного, но быстро надоедали и он
довольный собой, с чувством полного самоудовлетворения ставил еще одну галочку в послужном
списке любовных дел, благополучно забывая о них.
Любовь
Мери влюбилась по-настоящему. Девушка не понимала, что игрушка в его руках. Часть плана
коварного сердцееда. Печорину было выгодно знакомство с ней. Новые эмоции, ощущения, повод
отвлечь общественность от романа с Верой, замужней женщиной. Веру он любил, но быть вместе
они не могли. Еще одна причина приударить за Мери, вызвать ревность у Грушницкого. Он был
влюблен в девушку по-настоящему, но чувства оставались без ответа. Мери не любила его и вряд ли
смогла полюбить. В сложившемся любовном треугольнике он явно лишний. В отместку за
неразделенные чувства Грушницкий распустил грязные слухи о романе Печорина и Мери, испортив
ей репутацию. За свой мерзкий поступок он вскоре поплатился. Печорин вызвал его на дуэль, где
пуля достигла цели, сразив лжеца наповал.
Финал
После случившегося Мери стала любить Печорина еще больше. Она считала, что его
поступок благороден. Ведь он защитил ее честь, дав понять, что ее оклеветали. Девушка ждала от
Григория признаний, мучаясь от любви и охвативших ее чувств. Вместо этого слышит горькую
правду, что он никогда не любил ее и тем более не собирался жениться на ней. Он достиг цели,
разбив сердце очередной жертве его любовных чар. Она возненавидела его. Последней фразой,
услышанной от нее, было
«…я вас ненавижу…».
В очередной раз Печорин поступил жестоко по отношению к близким людям, перешагнув
через их чувства и растоптав любовь.
Семінарське заняття № 12. Художній світ повістей М. Гоголя.
4. Специфіка фантастичного в повістях М. Гоголя:
стихія народної демонології в «Ночи перед Різдвом»;
В произведениях Н. В. Гоголя «фантастическое» связано с фольклором, карнавальной
традицией. Фольклорное начало ощутимо и в фантастике «Вечеров». Н. В. Гоголь изображает жизнь,
преображенную народной фантазией. Однако фантастическое - не просто «объект изображения».
Оно ценно для Н. В. Гоголя свободным, творческим изображением мира, верой в его «чудесность» и
поэтому соприкасается с определенными гранями эстетического идеала писателя. Создавая радост-
ный мир мечты, Н. В. Гоголь нередко обращается к «нестрашной» комической фантазии, так часто
встречающейся в народных сказках. Фантастические персонажи в «Вечерах» могут помогать чело-
веку (панночка-утопленница в «Майской ночи») или же пытаются ему навредить, но при этом чаще
всего оказываются побежденными смелостью, умом, смекалкой гоголевских героев (черт в «Ночи
перед Рождеством»).
События почти всех повестей из сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки» так или иначе
связаны с потусторонним миром, нечистой силой, а часть сюжетов разворачивается именно в период
календарных праздников или в их преддверии.
дивне та неочікуване на рівні описів та оповіді в «Повісті про те, як посварився Іван Іванович
з Іваном Никифоровичем»;
Литературная история этой повести вполне ясна. Живые впечатления захолустной
малороссийской жизни, собранные Гоголем в 1832 г., когда он побывал на родине, дали ему краски
для обрисовки тех образов, ничтожность которых он чувствовал еще юношей. Уже до него писатель
Нарежный в повести «Два Ивана, или страсть к тяжбам» взял сюжетом сутяжничество, которое
свойственно человеку, живущему мелочными интересами. То обстоятельство, что и у Гоголя
выведены в лице героев два Ивана и изображено то же явление, очевидно, характерное в
малороссийском захолустье – страсть к тяжбам – позволяет утверждать, что «Повесть о том, как
поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», в литературном отношении, зависела от
произведения Нарежного. Но сравнительный анализ обоих произведений убеждает, что для Гоголя
повесть Нарежного была только темой, канвой, по которой он расшил самостоятельные рисунки,
намек у него обратился в яркую художественную картину.
«Заимствование» Гоголем у Нарежного особенно сказалось в следующем эпизоде: у
Нарежного один из Иванов поджигает мельницу врага, у Гоголя Иван Иванович подпиливает
гусиный хлев Ивана Никифоровича. Психология обоих героев, ночью выполняющих свои «адские
замыслы», приблизительно сходно развита у обоих писателей. Кроме того, Гоголь, вероятно,
заимствовал кое-что и у других писателей XVIII и XIX в., так образ прихлебателя, которого щелкают
ради потехи в нос, напоминает собою и героя старого романа «Злосчастный Никанор», и одного
вводного героя в романе А. Измайлова «Евгений».
фантастика епілога та нефантастична фантастика в повісті «Шинель».
В повести «Шинель» фантастическое и реальное взаимосвязаны.
а) Сюжет повести — «канцелярский анекдот», в основании которого лежало истинное
происшествие.
б) Реалистична и тематика повести — власть денег и чинов. «Маленький человек», Акакий
Акакиевич Башмачкин беден: «Где взять другие сорок рублей? Акакий Акакиевич думал, думал и
решил, что нужно будет уменьшить обыкновенные издержки, хотя бы по крайней мере в
продолжение одного года: изгнать употребление чаю по вечерам, не зажигать по вечерам свечи, а
если что понадобится, идти в комнату к хозяйке и работать при ее свечке». Чин Башмачкина тоже
невелик. «Что касается до чина (ибо у нас прежде всего нужно объявить чин), то он был то, что
называют «вечный титулярный советник, над которым, как известно, натрунились и наострились
вдоволь разные писатели, имеющие похвальное обыкновение налегать на тех, которые не могут
кусаться».
в) Реалистично изображение Петербурга: Гоголь описывает не парадный
аристократический Петербург, не центральные площади и проспекты, а Петербург «изнанки».
Описывая путь Акакия Акакиевича в день утраты новой шинели, писатель дает характеристику
этому району
Петербурга: «...надо было пройти кое-какие пустынные улицы с тощим освещением...
Скоро потянулись перед ним те пустынные улицы, которые даже и днем не так веселы, а тем более
вечером. Теперь они сделались еще глуше и уединеннее: фонари стали мелькать реже - масла, как
видно, уже меньше отпускалось; пошли деревянные домы, заборы; нигде ни души; сверкал только
один снег по улицам, да печально чернели с закрытыми ставнями заснувшие низенькие лачужки. Он
приблизился к тому месту, где перерезывалась улица бесконечной площадью с едва видными на
другой стороне ее домами, которая глядела страшною пустынею». г) Фантастичен, на первый взгляд,
эпилог повести. Действительно, призрак, снимающий с людей шинели — настоящая фантастика. Но
Гоголь не позволяет читателю однозначного отнестись к этой части повести. В фантастически
хорошей концовке (зло наказано, добро торжествует) настораживает многое. Во-первых, рассказчик
от своего имени нигде не сообщает, что появившееся таинственное лицо - это Акакий Акакиевич.
Правда, он заявляет, что последнему суждено было «на несколько дней прожить шумно после своей
смерти», но не говорит, какой он вкладывает смысл в эти слова. Может быть, прожить в
воображении других людей? Заставить о себе говорить, волноваться, переживать? Все свидетельства
о том, что таинственный мертвец — это Акакий Акакиевич, предлагаются читателю от имени других
персонажей (департаментского чиновника, будочника какого-то квартала, «значительного лица»), к
тому же в форме слухов. Единственный, кто видел мертвеца, снимавшего шинели, был
«значительное лицо»: «...Твоей-то шинели мне и нужно! не похлопотал об моей, да еще и распек —
так давай же теперь свою!» Эта реплика, которая могла принадлежать только Акакию Акакиевичу,
еще более усиливает определенность. Но значительное лицо узнает Акакия Акакиевича в состоянии
«ужаса»: «...Ужас значительного лица превзошел все границы, когда он увидел, что рот мертвеца
покривился и, пахнувши на него страшно могилою, произнес такие речи: «А! так вот ты наконец!» и
т. д. Значительное лицо не слышал реплику «мертвеца»! Он ее видел. Реплика была немой; она
озвучена внутренним, потрясенным чувством ограбленного. д) Но это не означает, что никакой
фантастики в финале нет. Окончание повести
явно фантастическое. И эта фантастичность самой своей неопределенностью усугубляет
гоголевскую картину мира, усиливает ее гуманистическую идею. Если бы мы знали точно, что
таинственный грабитель, покаравший «значительное лицо», — это Акакий Акакиевич, то в каком-то
смысле можно было бы говорить о счастливой развязке. Но Гоголь не дает утешительного финала, не
хочет успокаивать совесть читателя и все происходящее в конце повести оставляет на уровне
таинственной недоговоренности.
3. Заключение
Фантастический эпилог повести резко контрастирует с реальной «бедной историей»:
вместо покорного Акакия Акакиевича — чиновник, заявляющий о своих правах, вместо утраченной
шинели — шинель с генеральского плеча, вместо «значительного лица», недоступного чувству
сострадания, — подобревшее «значительное лицо». И кажется, что все закончилось неплохо. Но в
тот момент, когда мы, казалось, готовы поверить в невероятное, Гоголь поворачивает сюжет таким
образом, что в концовке остается неоднозначность, напоминая, как мизерна и нереальна такая
возможность и такая «награда».