Вы находитесь на странице: 1из 85

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

СЕМАНТИКА
И
КАТЕГОРИЗАЦИЯ

МОСКВА НАУКА 1991


ББК81
С 30

Авторы:
Авторы: ПРЕДИСЛОВИЕ
P.M. ФРУМКИНА, А.В. МИХЕЕВ, А.Д. МОСТОВАЯ, Н.А. РЮМИНА
Предлагаемая вниманию читателя книга по проблематике отно-
Ответственный редактор сится к двум научным дисциплинам — к лингвистике и к психологии.
доктор философских наук Ю.А. трейдер Семантика — это важнейший раздел лингвистики, изучающий смыслы.
В данной книге смыслы слов рассматриваются прежде всего как
Рецензенты
психические феномены, воплощающие посредством языка концептуа-
лизацию человеком окружающего его мира. На высших этапах позна-
доктора филологических наук Э.М. Медникова,\В.Н. Телия
ния именно язык выступает как инструмент концептуализации и
как способ фиксации результатов этого процесса — нашей картины
Редактор издательства К.Г. Красухин мира, наших знаний о нем. Такой подход к изучению смыслов с необ-
ходимостью предполагает обращение к психическим и прежде всего
к познавательным процессам.
С этой позиции кажется очевидным, что границы, воздвигнутые
в свое время между лингвистикой и психологией как между автоном-
Семантика и категоризация / Ин-т языкознания; Отв. ред. ными- науками, не имеют соответствий в структуре и функциони-
С 30 Ю.А. Шрейдер. — М.: Наука, 1991. —168 с. ровании языка как орудия познавательных процессов. Несмотря на
*-"* *• —г-"лл-г' — —•* ' * •>^— —'"«ии^липшл м^ицссиив несмотря на
ISBN 5-02-011077-9 всю
и ^ очевидность
Г ™ " 1 " ЭТэтого
° Г ° Ттезиса,
° ' Рреальное
еЗИ а е а л ь н о е взаимодействие
взаимодействие лингвистики
лингвистики
И ПСИХОЛОГИИ n n
0 3i H
Н аmв nT
т p
е лmь н, ы
...-
В монографии рассмотрены процессы категоризации - преломление наших " "Z
*° '"» " « « « /* гельных Х процессов п р о д о л ж а е т пребывать преиму-
.едставлений о явлениях внешнего мира в семантической структуре слов.
представлений Щественно в сфере благих пожеланий. Пусть читатель не будет fivrreTВИР
**» nL
TT/U
зтлпыа,,™ исследования
Материалом чггпеппнания ПОСЛУЖИЛИ
послужили слова конкретной лексики (обозначающие в заблуждение и ИЧПЙИПНР,^
з о б и л и е м ^ССЫЛОК
. , „ л „ на
„„ л и н г в и г т н и . л . , , . ЧУДС1
с введен
"веден
предметы посуды и еды) и их отношения с обобщающими именами. Исполь- в е й ш и х трудах ПО КОГНИТИВНОЙ п с и т п ш , ™
и работы в но-
зовалясь собственно лигвистические и психолингвистические методы. д ы х
" £ * * П ° К О Г Н И ™ВНОЙ психологии. И психология ПОЗНаватель-
Проблема категоризации рассматривалась sub specie многих гуманитарных £ чсм.ов, и ЭТНОПСИХОЛОГИЯ ( культурная антропология") про-
дисциплин: психологии, лингвистики, культурной антропологии. В результате д о л ж а ю т прибегать к лингвистическому материалу преимущественно
удалось получить выводы, важные не только для лингвистики, но и для изучения ДЛЯ Иллюстрации собственных положений не вникая п ^ - т
типов мышления. - я з ы к о в ы х структур. ' существо
Для лингвистов - лексикологов н лексикографов, психологов и гумани- Лингвистика, СО своей Стороны Принимает на R P n v х
тариев широкого профиля. в е р ж д е ш я ^ _ ^ ^ « Г л ^ г Г и , ТпьГта с Т п р ^
4602000000-109 верить их обоснованность. Это порождает своеобразный изо"Сионизм
583-91 (II полугодие) 81
042(02)-91 ' Психологи пишут: "как установлено лингвистами...", хотя лингвиста'
ми ничего подобного не установлено. Лингвисты, в свою очередь
исходят из того, что "психологические (кУльтурно-антРопологиче:
Semantic, and categorization. о г и п о Т е ^ ^ Т ?ожазлля"~- в т о в Р е м « " « речь'вдет Г б 0
3X
The volume provides an experimental approach to language categorization > ™ > (ЧТО Чаще) о высказываниях, Которые В свое
иг
as the way of mterpretation of human experience. The attention is focused on semantic ^ Р а л И и Р О Л Ь полезных метафор, не Претендуя на большее
analysis of concrete nouns, such as names of tableware, meals, fruit and vegetables. ЭКОЙ полезной метафорой был Известный тезис Уорфа "ЯЗЫК членит
член
For all interested in problems of conceptualization: linguists, cognitive scientists, Vfflp на Категории". Как ЭТО Часто Случается метяЛт,, ИТ
Ф РИЧН0СТЬ Э Т 0 И
lex.cographers, as well as for anyone concerned with the methodology of humanities, формулировки CO Временем стерлась а идея ч °
ISBN 5-02-011077-9 ©Издательство "Наука", 199l'° P M СТаЛа
"«".матьс. bona fide и, будучи п^ГкаТеГьнГсвоей
книги. Надо иметь в виду, что содержание понятия "категориза-
простотой, приобрела некую магическую силу. Эта магия тем силь-
ция" сильно меняется в зависимости от внутринаучных контекстов
нее, что она вбирает в себя и магию самого слова, и магию ме-
его употребления. В нашем изложении под категоризацией понимает-
тафоры. То, что названо, обретает особый статус, становясь более
ся отнесение слова (или объекта) к более общему классу (группе)
реальным. Такова, с нашей точки зрения, судьба слова категория
на основе определенных представлений о мире "Действительность".
(в данном случае — это калька с англ. category). Что касается фразы
Акт категоризации совершает ребенок, говоря "мама, папа, бабуш-
"язык членит", то его магия в том, что оно создает иллюзию каузаль-
ка — это взрослые", наивный носитель языка, говорящий "малахит —
ного объяснения. В научном мышлении метафора — сильный инстру-
это такой самоцвет"; лексикограф, когда он пишет "вьюшка — задвиж-
мент, но при одном условии: метафора должна осознаваться как
ка в печной трубе". Акты категоризации мы усматриваем также в
таковая. Иначе метафора превращается в мифологему. Мифологема
объяснениях, которые дают участники классификационного экспе-
же обычно претендует на законченность и глобальность, маски-
римента, например "гранаты и манго — это экзотические фрукты",
руя реальную сложность конкретных научных фактов.
"вафли, пряники и торт — это то, что покупают, а не пекут дома".
Мифологемы в науке не возникают на пустом месте; они появ-
Из сказанного видно, что проблема категоризации понимается
ляются глубоко не случайно и не по чьей-то злой воле. Мы убежде-
нами широко, хотя при ее рассмотрении мы ограничимся лишь сло-
ны, что они являются естественным феноменом, сопровождающим
вами конкретной лексики.
жизнь науки, и потому неосновательно было бы считать их просто
Междисциплинарный характер задач и разнообразие методик до-
отрицательным явлением. Изучение статуса мифологем, равно как
статочно трудно уложить в линейную структуру книги, материалы
изучение статуса "фикций" в смысле Любищева и Шрейдера [Лю-
обзорного и полемического характера, объединенные для авторов
бищев 1971; Шрейдер 1984], заслуживает особого внимания. История
историей распутывания сложного клубка проблем, именуемых "ка-
науки показывает, что мифологемы закрепляются с легкостью, а
тегоризация", сознательно не сведены в единый обзорный раздел.
гносеологическому анализу поддаются с большим трудом. Тем более
В некоторых случаях мы хотели, чтобы читатель почувствовал ло-
увлекательной нам представляется задача анализа конкретных ми-
гику и пафос авторского любопытства, а не получил решение в гото-
фологем, возникающих в нашей предметной области. Конечно, для
вом виде. Поэтому мы рискнули вынести на суд читателя работу "с от-
такого анализа нужен убедительный материал — большое количество
крытым финалом".
фактических данных, полученных разными методами и должным обра-
зом введенных в научный обиход. Сказанное выше послужило для
авторов данной книги основным ценностным ориентиром.
Данная книга — плод коллективных усилий. P.M. Фрумкиной
принадлежат общая идея книги и предложенный в ней концептуаль-
ный аппарат. Ею написаны также предисловие, гл. 1 ч. I, гл. 4 ч. II, приме-
Очертим вкратце материал и методы нашего исследования. чания в конце глав и заключение. Гл. 2 и 3 ч. I написаны P.M. Фрум-
Семантика, как известно, занимается исследованием смыслов раз- киной и А.Д. Мостовой: гл. 4 ч. I — А.В. Михеевым и P.M. Фрумки-
ных единиц языка. Нас будут интересовать смыслы отдельных слов, ной; гл. 1 и 2 ч. II — P.M. Фрумкиной, А.В. Михеевым и Н.А. Рюминой,
притом не любых, а одного класса существительных. Речь пойдет гл. 3 ч. II — А.Д. Мостовой и P.M. Фрумкиной. Экскурс написан
(преимущественно) о словах типа стол, чашка, яблоко. Такие су- Н.А. Рюминой.
ществительные, указывающие на вещественные реалии, в лингвистике Авторы благодарны Б.Г. Миркину, принимавшему участие в об-
относят к "конкретной" лексике, противопоставляя их словам типа работке результатов эксперимента, описанного в гл. 4 ч. II. Общая
событие, счастье, принцип, указывающим на реалии мыслитель- концепция книги и отдельные ее части обсуждались с П. Тульвисте,
ные. По разным причинам, о которых мы подробно скажем ниже, Ю.А. трейдером, А.Л. Тоомом, Б.Г. Миркиным, О.И. Ларичевым,
конкретная лексика как объект изучения остается Золушкой со- СЕ. Никитиной, В.Л. Каганским, Е.И. Дюшен, Л.Г. Митюшиным.
временной семантики. Остается дискуссионным и вопрос о методах, Всем им мы признательны за искреннюю поддержку и конструктив-
позволяющих построить содержательное описание семантики конкрет- ную критику.
ной лексики. Мы попытались подойти к изучению конкретной лекси-
ки, используя разные исследовательские методики — интроспективный
метод, понимаемый в духе идей А. Вежбицкой (Wierzbicka 1984); экс-
периментальные методики — главным образом, метод свободной клас-
сификации, разработанный в [Фрумкина 1984]; лексикографические
данные, полученные путем анализа толковых словарей и словарей-
тезаурусов.
Несколько замечаний о втором слове, вынесенном в заглавие
ЧАСТЬ I споров о том, как это слово следует описывать, не возникает.
Вопрос здесь может идти о преимуществах разных способов подачи
ОПЫТ ОПИСАНИЯ СЕМАНТИКИ ИМЕН, семантической информации, но не о том, где ее искать. Аналогично
НЕ ЗАДАЮЩИХ СИТУАЦИЮ обстоит дело с описанием имен типа nomina agentis и им подобных,
поскольку они трактуются как актанты ситуации, заданной предика-
том. Так, врач и больной можно описывать как семантически произ-
водные от лечить, преподаватель и студент — как семантически
производные учить и т.п. [Апресян 1974, 132].
Трудности возникают тогда, когда в вершине треугольника Фре-
Глава 1 ге стоит имя, не задающее ситуацию — будь то имя природного
объекта типа роза, берег или имя объекта, возникшего в резуль-
КАК ОПИСЫВАТЬ СЕМАНТИКУ ИМЕН, тате человеческой деятельности, типа лампа, стол. Эти имена мы
НЕ ИМЕЮЩИХ АКТАНТНОЙ СТРУКТУРЫ? будем называть далее конкретными существительными (сокращен-
но — КС). Ниже мы будем пользоваться термином "конкретный" без
Эволюция современной семантики показывает, что за сравни- кавычек, отдавая себе отчет в размытости противопоставления кон-
тельно короткий срок (приблизительно за 25 лет) неоднократно кретный/абстрактный применительно к существительным1.
менялись представления о том, какие языковые объекты являются Семантика КС и будет в дальнейшем предметом нашего иссле-
интересными для семантических штудий, и какая информация рас- дования. К КС мы относим слова, именующие артефакты (стол,
сматривается как семантическая. Легко видеть, что оценка той или чашка), живые существа (кошка, собака), природные объекты (ре-
иной информации как собственно семантической зависит от того, ка, камень) и прочие имена вещественных реалий. Вне наших ин-
какой объект описывается. Соответственно и форма представления тересов остаются имена реалий мыслительных (цель, событие), имена
семантической информации оказывается разной В одних случаях — действий и состояний (бег, простуда), имена результатов действия
это толкования, удовлетворяющие некоторым стандартизованным (победа, добыча).
требованиям [ср Апресян 1974] В других случаях толкование на Современная семантика уделяет КС существенно меньше внимания,
стандартизированном языке дополняется свободным описанием смыс- чем лексике "абстрактной", и намного меньше, чем словам-преди-
ловых различий, ср "error подчеркивает идею отклонения от пра- катам, связкам и кванторам. Этот факт обсуждался еще в работе
вильного представления, a mistake — идею непонимания сущест- [Фрумкина 1979]. В этой работе отмечалось, что одна из причин, по
венных фактов" [Англо-русский словарь 1979, 160]. Семантическая которой семантика слов типа стол, чашка мало исследуется, состоит
информация может быть также представлена путем указания на от- в том, что тонкий аппарат синонимических преобразований — возмож-
ношения между данной единицей описания и другими. Именно этот но, самый сильный инструмент современной семантики — для целей
способ представления используется в традиционных словарях сино- изучения КС не пригоден. Действительно, для имен-КС характер-
нимов, антонимов, а также в словарях тезаурусного типа, где на стилистическая синонимия типа дом — халупа, глаза — очи.
фиксируется широкий спектр семантических отношений между заглав- Реже встречается синонимия типа любка — ночная фиалка; ракови-
ным словом и другими словами. на — мойка (в терминологии Ю.С. Степанова [Степанов 1981, 32] —
Все исследователи, тем не менее, считают необходимым, чтобы денотативная синонимия); точные синонимы типа козявка — букашка
описание семантики некоторого объекта (будь то слово, предложе- крайней редки, антонимия же вообще не характерна.
ние или абзац) отвечало на следующие два вопроса: 1) каково Обсуждая особенности семантики КС, многие авторы подчеркивают
отношение данного объекта из мира "Язык" к миру "Действитель- то, что для них характерен примат денотативного значения. (Д.Н. Шме-
ность"? и 2) каковы отношения между данным объектом и другими лев [1973] в этой связи называет слова-КС денотативами). Слово-
объектами того же уровня в мире "Языка" как системы? КС указывает на предмет, идентифицируя его, и, как следствие,
Тем самым семантический треугольник Фреге (и здесь мы присоеди- отражает своего рода уникальность предмета. Значения многих
няемся к точке зрения, неоднократно высказанной Ю.С. Степановым слов-КС настолько насыщены индивидуальными признаками, что
[Степанов 1975; 1981]) продолжает оставаться концептуальным цент- неясно, сопоставимы ли они друг с другом по каким-либо отдель-
ром семантических разысканий вне зависимости от того, какие ным признакам.
объекты изучаются и какие методы используются. Однако "весо- По-видимому, тот же смысл насыщенности индивидуальным, ука-
мость" разных сторон треугольника Фреге меняется в зависимости зания на "отдельность" вкладывает Н.Д. Арутюнова [1980] в прилага-
от того, какой объект из мира "Язык" стоит в его вершине. Если тельное "идентифицирующий", когда она называет конкретную лек-
в вершине треугольника Фреге стоит предикат — т.е. любое слово, сику, в первую очередь, "идентифицирующей".
задающее ситуацию (типа читать, болезнь, аренда), то особых Д.Н. Шмелев обращает внимание на то, что объединения КС,
7
которые обычно называют "тематическими группами", не представ- Текст" аппарат лексических функций (ЛФ) был разработан для опи-
ляют собой лексических "микросистем". В основе таких объединений сания лексической сочетаемости, а не для описания семантики,
лежит какой-либо общий для группы родовой признак ("растение", сами функции охватывают некоторые достаточно универсальные
"животное"), но, как отмечает Д.Н. Шмелев, не выделен различи- смысловые отношения. Приведем некоторые примеры ЛФ, описыва-
тельный признак, по которому слова внутри группы противопоставле- ющих смысловые отношения на именах: понятие, родовое по от-
ны, в силу чего становится неясным, как можно сопоставлять подоб- ношению к ключевому слову — Gener (бутылка) = сосуд; типовое
ные слова между собой, есть ли между ними какие-либо регулярные название совокупности для ключевого слова — Mult (овца) = отара;
отношения и как описывать значения, смыслы этих слов, не заменяя Mult (пчела)=рой, типовое название начальника данной группы
описание смыслов описанием именуемых данными словами реалий2. лиц — Сар (племя) = вождь; Сар (монастырь) = настоятель; ти-
Одновременно все авторы соглашаются с тем, что семантическая повое название определенного небольшого количества вещества или
информация, сообщаемая данными именами — это, прежде всего, материала — Quant (волосы) = прядь; Quant (табак) = понюшка и т.п.3
указание на определенные объекты из мира "Действительность". Нацеленность данного аппарата на описание именно сочетаемости
Но если основная функция этих слов — "идентифицировать" объекты определила круг рассматриваемых фактов: анализировались только
из мира "Действительность", а не описывать отношения между ними, такие лексические функции, у которых имеются фразеологически
то возникает вопрос о том, как отделить собственно семанти- связанные значения, т.е. значения, возможные при одних именах
ческую информацию от энциклопедической [Haiman 1980; Фрумкина и невозможные при других. Если же цель состоит именно в описа-
1978; Wierzbicka 1985]. А так как очевидной системы слова-КС нии собственно семантических отношений между именами, то круг
не образуют, то неясно, какие именно отношения на этих именах анализируемых фактов должен быть определен на основе более
следует искать, имея целью все-таки обнаружить определенный общих соображений4. Прежде всего, как нам представляется, сле-
уровень системной организации. дует помнить, что конкретное существительное — это такой же знак,
Вообще же, несколько упрощая общую картину, можно сказать, как и любое другое слово, т.е. у него есть денотативная отне-
что литературные данные, где обсуждаются семантически содержа- сенность и сигнификат (концепт). Чтобы описать сигнификат, надо
тельные отношения на именах, распадаются на две группы. В одних раскрыть отношение данного КС к ряду других, соотнесенных с ним
работах проблематика затрагивается в теоретическом аспекте, но по значению. Но как понимать саму эту соотнесенность? Как по-
теоретические соображения не сопровождаются сколько-нибудь об- строить ряд соотнесенных слов?
ширным эмпирическим материалом. Сюда мы относим монографию Как отмечалось в работе [Фрумкина 1979], мы не можем описать
Ю.С. Степанова [Степанов 1981], включающую раздел "Имена", и Sinn (термин Фреге) слова вынуть, если перед нами нет ничего,
статью Н.Д. Арутюновой [Арутюнова 1980]. Ю.С. Степанов инте- кроме самого этого слова: нам надо поставить его в ряд типа достать,
ресовался преимущественно отношениями "выше — ниже", т.е. оп- вытащить, извлечь. Чтобы описать сигнификат слов типа большой,
ределением места КС в иерархически организованном тезаурусе. малый, этого недостаточно и приходится прибегать к метаязыковому
Н.Д. Арутюнова выделила некоторые отношения, которые в подоб- понятию 'норма'. Сигнификаты многих слов удается хорошо описать,
ном тезаурусе следовало бы отразить. Интересная теоретическая лишь введя понятие 'наблюдатель' и т.п. (ср.: [Апресян 1986]).
постановка задачи выявления отношений на именах содержится
в [Никитина 1978], но эмпирический материал автора — это не Итак, отношения между смыслами одних слов устанавливаются
имена естественного языка, а лингвистические термины. В других путем анализа внутри некоторых рядов, а для описания других
работах — это преимущественно словари тезаурусного типа и осно- слов надо вводить метаязыковые понятия. Из приведенных примеров
ванные на них исследования — дан большой эмпирический материал, видно, что уже для слов-предикатов и ряды, с помощью которых мы
но не эксплицированы теоретические положения, в соответствии хотели бы раскрыть интересующие нас сигнификаты, и отношения
с которыми данный материал собран и организован (примером мо- внутри этих рядов, существенные для описания сигнификатов, устрое-
жет служить словарь [Караулов и др. 1982] и основанная на нем ны по-разному. Тем более это справедливо для слов-КС. Приведем
работа [Скиданенко 1984]). еще несколько примеров. Рассмотрим слова типа ручка (ручка двери,
чашки), бок, подошва. Очевидна определенная "несамостоятельность"
При внимательном анализе обнаруживается, что даже сравнитель- этих концептов: ручка, бок и подошва существуют в мире "Дейст-
но простые отношения на именах — такие, как "общее — частное" вительность" как части некоторых других объектов. Язык, с помощью
и "целое — часть", далеко не просты и для их описания нужен которого мы концептуализируем мир, эти отношения отображает. Тем
теоретический фундамент (эти вопросы обсуждаются ниже, см. гл. 3). самым, чтобы описать концепты слов типа ручка, бок, подошва,
Наиболее последовательно и теоретически прозрачно некоторые от- надо указать, видимо, что они находятся в отношении "часть — целое"
ношения на именах были описаны с помощью аппарата лексиче- с некоторыми другими концептами, и установить, о каких "целых"
ских функций в модели "Смысл <— Текст" [Апресян 1974; Мель- может идти речь.
чук 1974; Королев, Эрастов 1968]. Хотя в рамках модели "Смысл «-• Какие-то иные связи и отношения следует искать, чтобы описать
смыслы слов типа огарок, обмылок, огрызок, пепел, окурок. А в Кружка обычно сделана из материала прочного и дешевого — та-
какие ряды поместить слова типа чашка, стакан? В самом деле, кого, что в случае необходимости ее можно поставить на пол,
что такое стакан? (ср.: [Фрумкина, 1979]). Это то, из чего пьют; на землю.
он может разбиться; иногда его ставят в подстаканник; из стака- Развивая эту идею на материале анализа других имен пред-
на пьют чай; в нем мешают сахар ложкой; наряду с чашкой — это метов посуды, Вежбицка показывает, что функционирование объек-
универсальный сосуд для питья, поскольку из него можно пить и та в ситуации, типической для него, раскрывает содержание кон-
молоко, и кофе, и вино и т.д. То, что пьют — жидкость; до того цепта в его взаимосвязях с содержанием других концептов. При
как попасть в стакан, она находится в чайнике, кофейнике, бутыл- этом функция объекта, концепт которого анализируется, понима-
ке. Тем самым, очерчивается ситуация, которую можно назвать ется достаточно широко. Например, при описании концептов таких
"Питье (чая, кофе, ...)", где соседями5 слова стакан, становятся слов, как собака, кошка, акцент делается на том, что это домашние
слова типа чайник, подстаканник, ложка, кофейник и прочие. животные, что их существование неразрывно связано с жизнедея-
Эти слова могут быть связаны высказываниями вида наливать из тельностью человека. О собаках говорится, что они послушны воле
чайника в стакан; пить из стакана; стакан стоит в подстаканнике; человека, а о кошках, что они "гуляют сами по себе" (they do
стакан сделан из стекла; чашка обычно вмещает меньше жидкости, what they want to do, not what people or other animals want them
чем стакан. Из чашки тоже пьют; она обычно делается из фарфора to do) (c. 168); о размере собак говорится, что обычно одной
(фаянса, керамики); ее ставят на блюдце; из нее пьют скорее горячие рукой собаку не поднимешь, и что иногда, встав на задние лапы,
напитки, чем холодные; у нее есть ручка. собака может оказаться вровень с человеком. О кошках сооб-
щается не только то, что они пушисты, но и что их приятно
Мы сообщили некоторую информацию о концептах имен стакан
гладить. Аналогично, при описании фруктов и овощей акцент
и чашка, указав на определенные связи между ним и другими кон-
делается не на их биологических характеристиках, а на способах
цептами. Что это за связи? Каким путем надо идти, чтобы раскрыть
их употребления в пищу, способах выращивания, указывается наличие
содержание концепта?6 Глубокие теоретические соображения, касающи-
съедобных и несъедобных частей и т.д. "Антропоцентрический" прин-
еся принципов описания семантики КС, мы находим в книге А. Вежбиц-
цип интерпретации концепта и здесь хорошо иллюстрируется спо-
кой "Лексикография и анализ концептов" [Wierzbicka 1985]. Пафос
собом описания размера. Так, о персике говорится, что он не слиш-
этой книги нам близок, и в дальнейшем изложении мы будем неодно-
ком яелик, чтобы его нельзя было держать большим и указатель-
кратно к ней обращаться.
ным пальцами и не настолько велик, чтобы нельзя было съесть
Сейчас мы ограничимся тем, что выделим главный тезис Вежбицкой, несколько персиков сразу.
определяющий метод описания концептов слов-КС. Свою позицию
при описаниях имен артефактов типа стол, чашка и имен естествен- Итак, согласно Вежбицкой, чтобы описать концепты типа стол,
ных, природных объектов — таких, как яблоко, собака, автор на- собака, яблоко, надо исходить из ситуаций, при которых соот-
зывает "антропоцентрической". Применительно к именам артефактов ветствующие объекты входят в соприкосновение с человеческой дея-
это значит следующее: "Чтобы понимать значение слов, именующих тельностью. Тогда косточку абрикоса или персика вполне естественно
продукты человеческой деятельности, следует прежде всего понять, описывать как то, что является несъедобной частью плода, ручку
для какой цели созданы соответствующие объекты, т.е. необходимо у чашки — как то, что позволяет держать чашку, не обжигая руку,
понять их функцию" [Wierzbicka 1985, 19]. поскольку чашка используется преимущественно для горячих напит-
Далее, всегда, когда это возможно, семантически содержатель- ков, банку (jar) — как то, в чем хранят жидкие продукты питания
ные аспекты концепта Вежбицка выводит из типичной ситуации исполь- и т.д. "Антропоцентрическая" точка зрения позволяет Вежбицкой до-
зования объекта, соответствующего данному имени. Применительно стичь единого принципа описания как для имен артефактов, так и для
к чашке — это ситуация "стол, сервированный для чая". В этой имен типа собака, яблоко (так называемых natural kinds), которые
ситуации объект, именуемый чашка, используется в необходимом она ранее рассматривала с иных позиций (это комментируется на
взаимодействии с другими объектами и в соответствии со своей с. 54 и 163 обсуждаемой книги). Эта же точка зрения, будучи по-
функцией. Важно, например, что чашка сопровождается блюдцем — следовательно реализованной, побуждает задать вопрос о том, ка-
с этим связана ее форма; существенно, что в непосредственной ким образом знания о разных концептах соотносятся с культур-
досягаемости от чашки находится чайник, а значит, чашка может ными реалиями данного социума, знаниями научными и знаниями
быть повторно наполнена — это предопределяет ее небольшую ем- житейскими. Параллельно возникает и вопрос о том, как упорядоче-
кость и т.д. Подобным же образом выводятся семантически со- ны знания в нашей психике, какие языковые средства используются
держательные аспекты концепта кружка. Использование кружки для концептуализации тех или иных отношений. Некоторые'из этих
(mug), по мнению Вежбицкой, не предполагает непременное нали- проблем мы будем рассматривать в дальнейшем изложении7.
чие специально сервированного стола. Из кружки пьют в разных
условиях — поэтому не предполагается использование блюдца,
ю
1
Разумеется, если мы будем пытаться для каждого отдельного имени решить, размышляющий о связях между словами-КС, — со смыслами слов или с мысленными
следует ли его отнести к "конкретным" или "абстрактным", то нас постигнет неудача. образами именуемых этими словами предметов?
В работе [Розина 1982] показано, что какими бы критериями мы ни руководствовались, Нам кажется, что на этот вопрос отвечает следующее высказывание Н.В. Кру-
всегда найдется большое число слов, которые лежат как бы посередине между шевского, приведенное Ю.С. Степановым при обсуждении вопроса о словах-"дено-
вполне "конкретными" и вполне "абстрактными". Однако существует в то же время тативах": "Мы не должны никогда терять из виду основной характер языка: слово
достаточно большой массив слов, для которых отнесение их к "конкретным" или есть знак вещи. Представление о вещи и представление о слове, обозначающем
"абстрактным" интуитивно не вызывает возражений. эту вещь, связывается законом ассоциации в неразлучную пару..." [Крушевский 1883,67;
2
Заметим, что само стремление описать разнообразие объектов через небольшой цит. по: Степанов 1981, 58].
набор различительных признаков гносеологически более чем естественно; другое дело,
что не все объекты поддаются такому описанию. Возможности компонентного
анализа как метода постоянно завышались именно в силу этих общих причин.
Глава 2
'Интересный пример мы находим в [Дюшен 1974], где дано подробное описание
семантики КС бутылка. Среди обширного перечня значений стандартных и нестан-
дартных ЛФ мы находим преимущественно предикаты (разбитая, лопнуть, вмещать,
СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
откупоривать и т.п.), а также Gener (сосуд) и некоторые КС, являющиеся, строго НА ИМЕНАХ КОНКРЕТНОЙ ЛЕКСИКИ
говоря, ЛФ не от слова бутылка, а от связанных с ним предикатов, типа осколок —
Sing S^Fj, где F2 — разбивать, и штопор — S™"tr Anti Fs, где Ami Fs — откупоривать.
Тип связи между КС, возникающий как следствие общности предикативных слов, был 1. Вводные замечания
выделен как субъективно значимый для наивного языкового сознания в работе [Фрум-
кина, Миркин 1986]: см. также гл. 4 ч. II данной книги. В качестве первого шага мы рассмотрим некоторые частные виды
4
Представления о том, что между определенными КС существуют некие содержа- семантических отношений на именах. Оговоримся сразу, что вне на-
тельные семантические отношения, поддерживаются интуитивными ощущениями, возни- шего эмпирического анализа пока остаются три важнейших типа
кающими при чтении словарных статей в словарях тезаурусного типа. В большинстве отношений на именах, называемые обычно общелогическими. Это
из них, в отличие от четкой структуры словарной статьи в [Никитина 1978], заглавное отношения "общее — частное" {инструмент — молоток); "часть —
слово обычно сопровождается обширным недифференцированным списком связанных
с ним слов. Мы приводим ниже (в переводе) примеры из тезауруса французского
целое" {рукав — рубашка) и "элемент — множество" {буква — ал-
языка [Maquet 1936]; то же, в общих чертах, мы найдем в словаре Ю.Н. Караулова фавит). Как это ни парадоксально, попытка описания этих отноше-
[Караулов и др. 1982]. ний выявила неожиданные сложности. Проблематика, связанная с от-
Чай. ношением "общее — частное", рассмотрена нами (преимущественно
Китайский, цейлонский чай. Китайский черный чай. Зеленый чай. Черный чай. на основе литературных данных) в главе 3. Здесь же мы ограни-
Чайный куст. Чайник. Чашка (чайная). Чашка чая. Заваривать, заварка. Ситечко.
чимся анализом семантических отношений, которые обычно называют
Чай с ромом, с молоком, с мятой. Чайный сервиз. Чайная салфетка.
"предметными" [Шрейдер 1971; Никитина 1978]. Круг рассмотрен-
Рука. (Bras) (приводятся для краткости только те части словарной статья, которые
содержат существительные)
ных отношений, а также предложенный для их описания метаязык
Рука (Le bras). отражают определенный этап работы над проблемой и открыты для
Рука (Bras). Плечо. Подмышка. Плечевая кость. Локтевая кость. Лучевая кость. критики и дополнений.
Бицепс. Трицепс. Предплечье. Локоть (coude). Локоть (соиdee — мера длины). Следующие примеры иллюстрируют проблематику, порождаемую
Запястье. Сгиб руки.
Украшения (Ornements).
материалом, который мы намерены анализировать. Рассмотрим пары
Браслет. Цепочка. Нарукавная повязка. Креп, траурная повязка. Шеврон. Эполет. типа ступка — пестик, замок — ключ. Представляется, что отно-
Галуны. шения в этих парах имеют любопытную специфику. Замечание о том,
Очевидно, во многих случаях отношения между КС, входящими в эти словарные что объекты, соответствующие данным концептам, участвуют в одной
статьи, не являются ни привычной для нас гипо-гиперонимией, ни синонимией, ни анто- ситуации или выполняют общую функцию, эту специфику отражают
нимией (эти три вида отношений, как правило, упоминаются составителями тезаурусов).
Так, пары чай — заварка, чайник — чай. плечо — рука, браслет — рука ни под одну недостаточно. Строго говоря, как раз функции у ступки и пестика,
из этих рубрик не подходят. равно как у замка и ключа — разные. Более адекватно, видимо,
5
Отношение "соседства" можно было бы связать с понятием "семантического было бы сказать, что соответствующие концепты "наделяют друг
поля" Это, однако, мало что прояснит, поскольку термин "семантическое поле" друга смыслом": ступка без пестика и замок без ключа не могут
стал чрезмерно размытым. Отчасти содержание отношения "соседства" слов отра-
жает соположение объектов в реальном мире — по крайней мере, их типическое
функционировать.
соположение. Например, слова, именующие посуду, имеют своими регулярными Рассмотрим другую пару: наволочка — подушка. Здесь связь
"соседями" слова, именующие кухонную утварь, некоторые предметы мебели и на- также обусловлена тем, что наволочка без подушки не функциониру-
именования кушаний и напитков; слова, именующие предметы одежды, "сосед-
ствуют" со словами, именующими части тела и некоторые предметы обстановки
ет: она таос же неполна как сущность, как пестик без ступки. Подушка
и т д. же, казалось бы, в наволочке не нуждается — как известно, мы
Здесь и далее мы сознательно избегаем употреблять термин понятие, считая покупаем подушку без наволочки, т.е. подушка — более самостоя-
его принадлежащим терминологической системе логики. тельный член пары. Отношения между концептами "наволочка" и "по-
7
При ознакомлении с данным исследованием у читателя может возникнуть вполне душка" сводятся к тому, что наволочка — это особый вид чехла;
естественный вопрос: с какими объектами реально оперирует любой носитель языка, но это такой 'чехол', который бывает только на подушке, подобно
12 13
тому как пододеяльник — это 'чехол' для одеяла, а нарукавник — которыми мы надеемся в дальнейшем обнаружить семантически содер-
'чехол' для рукава (пусть несколько иного типа). Итак, интерес жательные отношения, можно пойти двумя путями (см. также [Ники-
для нас представляют такие пары, как наволочка — подушка, по- тина 1978]): а) обратиться к носителям языка; б) обратиться к слова-
додеяльник — одеяло, нарукавник — рукав, где первый член пары рям. В случае (б) мы можем работать со словарями, которые (1) в яв-
обретает свой смысл только при наличии второго члена, но не на- ном виде не описывают интересующие нас отношения, но содержат
оборот. определенный материал, позволяющий такие отношения обнаружить,
Несколько иной тип отношений можно наблюдать в паре крыш- и (2) дают списки слов, уже связанных некоторыми отношениями,
ка — кастрюля. Связь между этими концептами обусловлена тем, но не обязательно теми, которые нас интересуют. В случае (1) речь
что крышка предназначена для того, чтобы закрывать кастрюлю, но идет о толковых словарях, в случае (2) — о словарях идеогра-
кастрюля может функционировать и без крышки. Однако, в отличие
фического типа.
от нарукавника, который возможен только как чехол, надеваемый
Метод (а), позволяющий получить от информантов пары слов,
на рукав, крышка закрывает разные предметы: чайник, коробку,
связанных отношениями — "кандидатами" для последующего ана-
банку, ящик, люк, сундук. Крышка не проявляется как сущность
лиза, состоит в следующем. Экспериментатор (далее — Э.) сооб-
без тех предметов, которые м о г у т и м е т ь к р ы ш к у , но таких
щает испытуемым (далее — ии.) один — два примера на некоторое
предметов много. Поэтому концептуальные связи данного имени
устроены иначе, чем у слов типа наволочка или нарукавник. отношение и просит придумать "еще такие же пары" (так назы-
ваемая "глухая" инструкция). Не следует сообщать ии. имя отно-
С другой стороны, не все то, что 'закрывает' — даже если огра-
шения или иной вариант его трактовки, поскольку в этом случае ии.
ничиться сосудами — именуется крышкой. Некоторые виды крышек
начинают проверять, насколько придуманные ими пары иллюстриру-
называются иначе. Например, стандартные бутылки для минеральной
ют именно это отношение. В результате такой авторедактуры от-
воды, соков и молока закрыты крышками, а бутылки для вина, графин,
секаются многие пары, связанные как тем же отношением, которое
флакон, штоф, пузырьки с лекарствами — закрыты пробками (хотя
присутствовало в примерах, так и другими отношениями, возможно,
сами пробки могут быть стеклянными, пластмассовыми, резиновыми или
сделанными из собственно пробки). Можно заметить также, что то, также представляющими для нас интерес.
что закрывает вертикально расположенную часть предмета, назы- В случае "глухой" инструкции ии. называют довольно много
вается уже не крышкой, а дверкой, дверцами. Например, ящик для пар слов, среди которых действительно есть примеры как на
игрушек или обуви имеет крышку, если открывается его верхняя "то же" отношение, так и на другие регулярные отношения ин-
параллельная полу плоскость, и дверку, если открывается боковая тересующего нас типа. Разумеется, всегда есть и пары, не свя-
часть, перпендикулярная полу. Итак, дверка — тоже своего рода занные никакими регулярными отношениями. Так, например, если
'крышка', во всяком случае, отношение в паре сундук — крышка, попросить ии. придумать другие "такие же" пары слов, ккк кляк-
шкаф — дверца представляется сходным. са—бумага; веснушка—кожа; бельмо—глаз (т.е. связанные отношени-
ем "А — пятно на В"), то кроме действительно связанных *эхим
отношением (см. [Мостовая, Фрумкина 1987]), появятся, с одной
2. Методика выявления стороны, пары, связь в которых напоминает отношение "А—'отвер-
семантически содержательных отношений стие', 'выемка' в В" (например, ссадина—кожа), а с другой стороны,
пары, которые мы описываем как "А—'рисунок' на В" (татуиров-
Идя этим путем, мы проанализировали семантические отношения, ка—кожа; грим—лицо; ретушь—фотография). Кроме того, ии. на-
обнаруженные в результате анализа достаточно представительной зывают пары, вообще, по-видимому, не связанные никакими регу-
группы имен-КС. "Предметные" отношения в парах КС типа приведен- лярными отношениями: радуга—небо; загар—кожа; фреска—стена.
ных выше в дальнейшем будем для краткости условно называть "от- Реализация метода (б) зависит от типа словаря.
ношениями R". Процесс выявления семантически содержательных (1) — поиск отношений в толковом словаре обычного типа,
отношений на именах КС складывается из двух этапов: например, в словаре Ожегова [Ожегов 1981; далее — СО].
1) поиск пар (троек и т.п.) имен, между которыми мы в даль- В словаре находим толкования КС (с помощью любого списка
нейшем надеемся обнаружить содержательные отношения; КС или просто путем сплошной выборки). Затем в каждом толко-
2) выявление и фиксация самих отношений. вании все КС, входящие в текст толкования, проверяются на пред-
Первый этап может быть реализован путем обращения^ данным мет того, не связаны ли некоторые пары, составленные из этих
словарей, а также путем обращения к носителям языка. ВторЗй этап — КС, каким-либо отношением типа R (при этом регулярность неко-
выявление самих отношений, как это отчасти можно видеть из при- торых семантических отношений между КС может быть обнаружена
веденных примеров, в нашем случае реализуется методом интроспек- не сразу). Проиллюстрируем сказанное на примере анализа толко-
ции. (Обсуждение интроспекции как метода см. ч. II, гл. 1). вания слова голубятня "Голубятня — помещение для домашних
Чтобы выделить некоторый предварительный список слов, между голубей, обычно устраиваемое на крыше, чердаке" (СО). Из этого
15
14
толкования извлекаются следующие пары: голубятня — голуби; Таким образом, во всех идеографических словарях, кроме "Рус-
голубятня — крыша; голубятня — чердак; крыша — чердак; го- ского семантического словаря", мы находим слово-гипероним, явля-
лубь — крыша, голубь — чердак. Пара голубятня — голуби связана ющееся заглавным для словарной статьи, и его гипонимы, вхо-
регулярным отношением "А— место, где живут животные В". Если оно дящие в словарную статью. Поскольку идеографические словари
не было выявлено ранее, то оно может быть обнаружено именно традиционного типа, словарные статьи которых отражают отно-
путем анализа данной пары. Остальные пары слов, как кажется, не шения гипо-гиперономии, а не общность семантических множителей
связаны никаким регулярным семантическим отношением, хотя, может у слова-дескриптора и слов, входящих в его словарную статью,
быть, эти отношения просто не удалось обнаружить. составляют абсолютное большинство идеографических словарей,
(2) — поиск в словарях идеографического типа. рассмотрим сначала способы поиска отношений R в словарях
Единственным словарем русского языка, который может считать- этого типа. Затем покажем, что те же способы поиска легко рас-
ся идеографическим, является "Русский семантический словарь" пространить на "Русский семантический словарь". В дальнейшем идео-
Ю.Н. Караулова и др. (1982). "Русский семантический словарь" графические словари любого типа для краткости будем называть
построен следующим образом. Заголовком каждой словарной статьи тезаурусами, что соответствует практике употребления этого слова.
является слово-дескриптор. Затем перечисляются семантические мно- К отношениям R также применимы термины гипо-гиперонимии. Бу-
жители дескриптора (которые могут не быть словами), упорядочен- дем исходить из предположения, что каждое отношение R может
ные по возрастанию их частотности. Слова, включенные в статью быть описано на некотором метаязыке так, что это описание вклю-
дескриптора, сопровождаются информацией об общем числе семанти- чает слова А и В и применимо ко всем парам слов (Aj, В;), связанным
ческих множителей у данного слова (первая цифра после слова) данным отношением R, (так построены все описания R, в работе
и о номерах семантических множителей дескриптора, оказавшихся [Мостовая, Фрумкина 1987]. При этом Aj и В| заполняют первую
общими у дескриптора и данного слова (вторая и следующие за ней и вторую валентности метаслова, которое является описанием Rj.
цифры после слова, включенного в словарную статью дескриптора). Например, отношение в парах обои—стена, скатерть—стол, че-
Например, слово "зрелый", входящее в словарную статью дескриптора репица—крыша, паркет—пол описывается как "А 'покрывает' В".
"абсолютный", выглядит так: "Зрелый 13X7,9". Это значит, что общее Здесь Aj (первые компоненты пар) заполняют первую валентность
число семантических множителей у слова "зрелый" 13, из них два метаслова 'покрывает', a Bj — вторую. Мы будем, имея в виду
совпадают с седьмым и девятым множителями слова "абсолютный" валентную структуру описания R, и то, что оно является именем
(это множители 'соверше-' и 'полн-'). отношения, называть его предикатом Rj, включая даже те случаи,
Иностранные идеографические словари представлены более широко. когда в качестве метаслова, описывающего Rj, выбрано сущест-
В.В. Морковкин в обзорной книге [Морковкин 1970] выделяет три вительное естественного языка (далее — ЕЯ) типа дыра, пятно,
типа идеографических словарей на иностранных языках. оболочка, одежда, украшение и т.п. Заметим, что в тех случаях,
1) Тезаурусы, основанные на строго иерархической понятий- когда метаслово, описывающее Rj, является глаголом ЕЯ, нетрудно,
ной классификации, называемой синоптической схемой, фиксирующие не меняя смысла описания, трансформировать его в отглагольное
гипо-гиперонимию слов. Наиболее известными словарями этого типа, существительное, и наоборот, существительному М, описывающему
согласно Морковкину, являются [Roget 1852; Dornseiff 1943; Blanc к„ всегда можно поставить в соответствие глагол метаязыка со зна-
1899]. чением 'являться М' (иногда такого глагола нет в ЕЯ). Например:
"А 'покрывает* В" = "А — 'покрытие' на/для В"; "А 'вмещает' В" =
2) "Аналогические" словари, отличающиеся от тезаурусов тем,
= "А — 'вместилище' для В", и в обратную сторону — "А — 'украше-
что слова в них организованы не строго иерархически: по алфавиту
ние' В" = "А 'украшает' В"; "А — 'пятно' на В" ="А 'пятнает' В"
расположены слова-центры, к каждому из которых приписана тема-
или "А 'контрастирует' с В"; "А — 'оболочка' В" = "А 'облекает'
тическая группа слов, для которой слово-центр является гиперони-
В". Поскольку описания Rj являются метасловами, поверхностно-
мом. При этом существенно, что тематические группы содержат
синтаксические различия в выражении R, не важны, и мы можем
слова, связанные друг с другом совсем иными связями, чем гипо-
считать все эти метаслова предикатами.
гиперонимия (эти связи не описываются). Имеется алфавитный индекс,
указывающий для каждого слова соответствующее ему слово-центр. Возможность всегда трансформировать метаслово, описывающее
Наиболее известны два аналогических словаря: [Boissiere 1862] (пер- R,, в существительное ЕЯ важна в следующем отношении. Для
вый аналогический словарь) и [Maquet 1936], примеры из которого большинства отношений R, (а именно, для всех ориентированных
уже приводились в работе [Мостовая, Фрумкина 1987]. отношений) метаслово, описывающее R, (или его трансформация в
3) Учебные словари, устроенные так же, как тезаурусы, но существительное ЕЯ, если это глагол ЕЯ), я в л я е т с я г и п е р о н и м о м
охватывающие меньший объем слов. Это прежде всего словари для с у щ е с т в и т е л ь н ы х А„ заполняющих первую валентность
известной дуденовской серии; кроме них, можно назвать также предиката R,. Например, для отношения "А 'покрывает' В" (см. при-
[Cheyne 1964; Бабов, Въргулев 1961]. веденный выше пример) метаслово 'покрывает' трансформируется в
16 Т7
веденной в работе [Мостовая, Фрумкина 1987] словарной статье
существительное ЕЯ 'покрытие', которое можно считать гиперони-
"чай" (Maquet 1936) заглавное слово чай и слово из этой же сло-
мом для всех первых компонент пар, связанных этим отношением,
варной статьи чайник связаны отношением "А — 'емкость', пред-
а именно для слов обои, скатерть, черепица, паркет и других.
назначенная для 'хранения' В".
Аналогично, отношение в парах наличник — окно; оклад — икона;
При поиске отношений R "Русский семантический словарь" может
кокарда — шляпа; шеврон — рукав; ожерелье — шея; кольцо —
использоваться так же, как и другие тезаурусы. В случае, когда
палец описывается как "А — 'украшение' для/на В", где слово
имеется гипотеза об имени отношения R, в словаре ищется дескрип-
'украшение' является гиперонимом для первых компонент этих пар.
тор, совпадающий с именем отношения R или синонимичный этому
Это наблюдение позволяет следующим образом использовать тезау-
имени, и все слова, входящие в словарную статью этого дескрип-
рус для поиска пар (А,, В,), связанных определенным R,, если
тора, проверяются на предмет того, не являются ли они первыми
уже имеется гипотеза о том, каково содержание R, (оно же — гипе-
компонентами пар, связанных отношением R. (Это происходит тогда,
роним для А,). Для каждого предиката R,, описывающего некоторое
когда слова, входящие в словарную статью некоторого дескриптора,
отношение, по алфавитному индексу находим его перевод на язык
являются одновременно его гипонинами). При ненаправленном поиске в
тезауруса и все рубрики тезауруса, в которых он встречается.
любой словарной статье словаря можно искать слова, связанные
Слова, входящие в рубрики тезауруса, включающие нужный преди- между собой или с дескриптором-заголовком статьи отношениями
кат, переводятся на русский язык. Те из них, которые являются типа R.
возможными заполнителями первой валентности того же исходного
Надо отметить, что поиск отношений R в "Русском семантическом
предиката и, следовательно, входят в пары вида (А, X) или (А, В)
словаре" сравнительно малоэффективен; поиск отношений R теми
(в зависимости от того, фиксировано ли заполнение второй валент-
же способами в словаре [Maquet 1936] существенно более эффективен,
ности предиката при данном заполнении первой валентности), являются
хотя и он довольно редко позволяет получить нужную информацию.
первыми компонентами [AJ искомых пар.
Причины малой эффективности поиска отношений R в тезаурусах мы
Приведем пример. При поиске во французском тезаурусе [Maquet видим в следующем.
1936] пар (А„ BJ, связанных отношением "А — 'пятно' на В", для
Интересующие нас отношения R отличаются от типичных те-
предиката "пятно" находится его перевод "tache", и все слова,
заурусных отношений гипо-гиперонимии. Тезаурус не дает никакой ин-
входящие в словарную статью слова "tache", переводятся на русский
формации о том, для каких слов, могущих выступать в роли
язык. Это слова пестрота (bigarrure), синева, круги под глазами
предиката R,, и их гипонимов — возможных заполнителей первой
(сегпе); родинка; крап; пятнистость шкуры, оперения (madrure); бель-
валентности предиката (А,) существует вычислимое слово В„ запол-
мо; синяк, укус; ожог; мушка; глазок на перьях павлина, крыльях
няющее вторую валентность предиката R,, а если В, существует,
бабочки (ocelle), полоса; румянец; татуировка; вена; рубец; попе-
то какое. Иначе говоря, тезаурус дает информацию не о паре слов
речная отметина на шерсти лошадей (zebrure), белая отметина
А и В и отношении R между ними, а об имени R и его гипонимах,
на ноге у лошади (balzane). (Слова, принадлежащие к другим частям
некоторые из которых могут заполнять первую валентность преди-
речи, нежели существительные, мы не приводим). Затем отсеиваются
ката R. Так, в приведенном выше примере тезаурус указывает
все слова, не имеющие в русском однословных эквивалентов (в дан-
только предикат "пятно" и возможные А„ заполняющие его первую
ном случае их много — cerne, madrure, ocelle, zebrure, balzane). Отсе-
валентность, но и для тех из них, которые имеют вычислимое В„
ивается также то, что не должно, на наш взгляд, описываться
оно не указывается.
как "пятно" — пестрота, укус, ожог, полоса, румянец, вена, та-
туировка, рубец. Отсеиваемые слова составляют, как можно заме-
тить, ббльшую часть содержащихся в словарной статье "tache" 3. Опыт описания семантических отношений
слов. Остальные слова — родинка, крап, бельмо, синяк, мушка (?) на именах-КС
входят в пары вида (А, В) или (А, X), связанные отношением
"А — 'пятно' на В". В данном разделе мы опишем некоторые из выделенных нами
отношений. Выделенные отношения сведены в два типа. Результаты
Кроме того, материал тезаурусов может использоваться для "не- представлены в виде перечня отношений с примерами слов, на кото-
направленного" поиска отношения R: внутри группы слов одного рых эти отношения реализуются. Принцип предложенной систематиза-
иерархического уровня некоторые пары слов могут оказаться связан- 1
ции рассмотрен в дальнейшем изложении .
ными отношениями типа R. Например, в словарной статье "табак" в том
же тезаурусе [Mequet 1936] содержатся слова портсигар и си- Тип 1
гареты, связанные отношением "А — 'емкость', предназначенная для 2
1. А — 'отверстие' или 'выемка' в В ; А нарушает целостность В.
'хранения' В". В некоторых случаях, когда заголовок словарной статьи
la. A — естественного происхождения; если оно сделано человеком,
является КС, он может играть роль не предиката R,, а одного
из слов в паре, связанной отношением R,. Например, в при- то не намеренно.
19
18
поляна — лес; дупло — дерево; проталина — снег; про-
З а м е ч а н и е . Внутри этого отношения возможны более мелкие деления,
реха — ткань; лысина — волосы; каверна — ткань.
16. А — искусственного происхождения, сделано человеком наме- основанные на типе выполняемой А операции;
ренно. А — 'инструмент' для чистки В.
шомпол — ствол; ерш — бутылка; банник — пушка.
просека — лес; бойница — стена; окно — стена; глазок —
дверь; ров — земля. А придает В нужную форму.
2. А — 'пятно' на В. А — неопределенной формы, как правило, скалка — тесто; утюг — ткань; бигуди — волосы; рубанок —
естественного происхождения; если сделано человеком, то не доска.
намеренно. А — 'инструмент' для разделения В на части.
бельмо — глаз; клякса — бумага; веснушка — кожа. пила — дерево; ножницы — ткань, бумага; кусачки — проволока.
3. А — место для 'хранения' В. • 6. А удерживает В в нужном месте, положении в пространстве.
За А — емкость, предназначенная для 'хранения' В. ба. А — предмет, на котором или с помощью которого зак-
гардероб — одежда; галошница — обувь; игольник — иголки; репляется В.
копилка — деньги; портсигар — сигареты; бонбоньерка — кон- 6а 1. А — 'подставка'.
феты; сахарница — сахар; колчан — стрелы; ягдташ — дичь. таган — котел; подстаканник — стакан; подсвечник —
З а м е ч а н и е . Внутри этого отношения возможны более мелкие деления: свеча; канделябр — свечи; пюпитр — ноты; штатив —
А — емкость для кратковременного 'хранения' В. {имя объекта}; мольберт — холст.
пепельница — пепел; ягдташ — дичь; подойник — молоко; 6а2. А — 'растяжка'.
почтовый ящик — письма. плечики — одежда; пяльцы — канва; подрамник — холст.
А — емкость для постоянного 'хранения' В. бб. А — вещество или материал для скрепления предметов из ве-
гардероб — одежда; галошница — обувь; игольник — иголки.' щества или материала В.
готовальня — чертежные инструменты. цемент — камень; припой — металл; клей — {наз-
А снова наполняют В, когда его запас в А кончается. вание материала}.
портсигар — сигареты; сахарница — сахар; чернильница — бв. Пары, по-видимому, относящиеся к (6), для которых не
чернила; бонбоньерка — конфеты. удалось найти удачного словесного описания; объединены
36. А — место для 'хранения' В; А — не емкость. вместе с известной условностью.
погреб — продукты; запасник — экспонаты; зернохранили- якорь — судно; подтяжки — брюки; скоба — дерево;
ще — зерно; арсенал — оружие; архив — документы. нитка — ткань; скрепка — лист; шпилька, заколка —
4. А — место, предназначенное для того, чтобы в нем находи- волосы; бандаж — мышцы; гвоздь, шуруп — доска.
лись В; В — люди и животные. 7. А — форма, которую может принять В.
4а1. А — место, где живут В; В — животные. морщинка — кожа; складка — ткань; кулак — кисть;
курятник — куры; муравейник — муравьи; коровник —ко- локон, кудри — волосы; клубок — нитки; бант — лента.
ровы; псарня — собаки; улей — пчелы. Кроме перечисленных под рубрикой "Тип Г отношений, описания
4а2. А — место, где животные (В) помещены для того, чтобы которых носят довольно общий характер, обнаружилось несколько
их можно было наблюдать. отношений между словами, принадлежащими к узким тематическим
аквариум — рыбы; серпентарий — змеи; террариум — прес- группам. Эти отношения приводятся ниже отдельно, хотя большинство
мыкающиеся; обезьянник — обезьяны; клетка, вольера, из них, вообще говоря, может рассматриваться как "под отношение"
зоопарк — {имена животных}. одного из более крупных отношений, перечисленных выше
46. А - место, где живут В; В —некоторая категория людей. 1°. А — предмет одежды, одеваемый на В, где В — часть тела
больница — пациенты; тюрьма — заключенные; детдом — человека.
сироты; интернат — школьники; казарма — военнослу- перчатка — кисть (руки); шарф — шея; шляпа — го-
жащие; монастырь — монахи; лепрозорий — прокаженные; лова; ботинок — нога; маска — лицо; пояс — талия.
скит — отшельники; пансионат — отдыхающие. 2°. А — военные доспехи, защищающие В, где В — часть тела
5. А —'инструмент' для работы с В. А 'обрабатывает' В. человека.
шомпол — ствол; ерш — бутылка; банник — пушка; скалка — забрало — лицо; шлем — голова; кираса — грудь, спина;
тесто; утюг — ткань; бигуди — волосы; рубанок — дерево; наплечник — плечо; налокотник — локоть; поножи — голени;
ножницы — ткань, бумага; коса — трава; бритва — волосы; панцирь; латы, кольчуга — {имя объекта}.
кусачки — проволока; бормашина — зуб; молоток — гвоздь. Здесь (1°) и (2°) — разновидности отношения "А 'покрывает' В".
3°. А предназначено для украшения В; А — украшение на В.
3°а. А — украшение, одеваемое на В, где В — часть тела
20
человека.
21
бусы, колье, ожерелье — шея; кокошник — голова; суббота - воскресенье — выходные
серьги, клипсы — уши; кольцо, перстень — палец; брас- мать - отец — родители
лет — запястье; диадема — голова. муж- жена — супруги
3°б. А — нашивка на В, кайма или оправа В, сделанная для
Обсудим теперь, какого рода отношения на парах имен мы усмат-
украшения В.
риваем в приведенных выше примерах. Будем считать семантически
манишка — сорочка; наличник — окно; оклад — икона; содержательным такое описание отношений R в парах А и В, ко-
лампасы — брюки; бахрома — ткань; шеврон — рукав; торое удовлетворяет следующим требованиям:
кокарда — шляпа; галун, кант, кайма — {название
(1) В пределах данного класса (группы) ARB, отношение R должно
предмета одежды, часть одежды}.
естественно интерпретироваться как одинаковое для разных (А, В).
(2) Чтобы разумным образом разделить семантически различные R,
4°. А — книга, сборник текстов В.
не следует пользоваться для описания R выражениями типа "А и В обыч-
задачник — задача; песенник — песня; атлас — карта;
но встречаются вместе", "Присутствие А предполагает присутствие В",
молитвенник — молитва.
ибо в этом случае интуитивно разные отношения склеиваются.
Отношение (4°) может рассматриваться как разновидность отноше- (3) Содержательным представляется такой способ выделения R,
ния" А — место для 'хранения' В" (см. выше). чтобы число пар (А, В), связанных одним R, было достаточно
велико.
5°. А — 'рисунок', единственным фоном для которого бывает В. (4) Полученное описание должно по возможности совпадать с наив-
5°а. А — 'рисунок', имеющий самостоятельный 'смысл'. ными семантическими представлениями.
татуировка — кожа; крап — карта (игральн.); водяные
знаки — бумага; чернь — металл.
4. Специфика выделенных семантических отношений
5°б. А — 'рисунок', назначение которого 'улучшить' В.
и их сравнение с лексическими функциями
грим — лицо; ретушь — фотография.
Это отношение имеет некоторое сходство с отношением "А — 'пят- Предположим, что классы типа I и II можно на данном этапе
но' на В", включенным в предыдущий список, но отличается от работы условно рассматривать как удовлетворяющие требованиям
него тем, что здесь А определенной формы или цвета и сделано (1)—(4). Тогда мы получаем возможность указать на следующие
человеком намеренно. особенности структуры отношений в парах:
1. Все пары, входящие в тип I, связаны отношениями, которые
Т и п II мы будем называть ориентированными. Это значит, что зная отноше-
ние R — т.е. зная соответствующий предикат, например, "А 'пок-
1. А не может функционировать без В и В не может функционировать
рывает' В", "А 'украшает' В", можно по слову А назвать слово
без А. Единственное назначение А и В состоит в участии в одной
В, но не наоборот. Так, зная, что R — 'обрабатывает', а А — пила
и той же операции.
(отношение "А — 'инструмент' для работы с В; А 'обрабатывает' В"),
смычок — скрипка; барабанные палочки — барабан; медиатор — В легко "вычислить"; это слово дерево. Обратное вычисление невоз-
домра; молоточки — ксилофон; шахматная доска — фигуры; можно: зная, что R — 'обрабатывает', а В — дерево, нельзя
волан — ракетка; пестик — ступка; молот — наковальня. назвать А, поскольку интрументов, обрабатывающих дерево, много,
2. А всегда граничит с В и, наоборот, В всегда граничит с А. и обозначающих их слов, соответственно, тоже. Аналогично, для от-
водоем — берег; грань — ребро. ношения "А — предмет одежды, одеваемый на В, где В — часть тела
Это отношение включается в более крупное отношение "А является человека": если А — шляпа, шапка, платок, тюрбан и т.п., то
'границей' В", В — слово голова. Но если известно описание этого отношения
3. А и В вместе составляют один объект С (С не входит в пару). и то, что В — голова, то А не может быть вычислено, пос-
кольку очевидно, что А при этом В могут быть разными. Если
А-В - С для всех пар, связанных каким-нибудь ориентированным отношением,
древко - наконечник — копье; попытаться по описанию отношения R и одному слову из пары
день -ночь — сутки предсказать другое слово, то легко увидеть, что такое предсказа-
ние возможно только в одну сторону; от слова, обозначаемого А,
4. А и В вместе составляют "естественную" пару, обозначаемую одним к слову, обозначаемому В.
словом С (слово С не входит в пару).
Как можно заключить из анализа материала, большинство рассмот-
А-В - С ренных отношений являются ориентированными. Мы усматриваем
руки - ноги — конечности; причину этого в следующем. В реальности объект А без объекта
22
23
кобура — револьвер; ножны — кинжал; конверт — письмо можно
В зачастую не имеет смысла и назначения (как пила — без выделить оба эти отношения.
дерева, шапка — без головы) или просто не существует отдельно
Аналогично, для отношений "А — 'отверстие' или 'выемка' в В" и
от В (например, бельмо — без глаза, поляна — без леса). Обрат-
"А — 'пятно' на В" существует несколько пар, в которых можно
ное неверно: объект В не предполагает обязательного присутствия А.
(иногда с натяжкой) усмотреть оба эти отношения: ссадина — кожа;
Эта направленная связь между А и В концептуализируется и отражается
ржавчина, коррозия — предмет из металла); при том, что в прочих слу-
в языке, где она фиксируется как связь между смыслами слов А и В:
чаях эти R явно различны.
смысл А осознается как "подчиненный" по отношению к смыслу В,
но не наоборот. Это проявляется, например, в естественности фразы Мы пытались, не жертвуя содержательностью описания, формули-
Шляпа — это то, что надевается на голову и неестественности, ровать отношения R так, чтобы классы пар, связанных одним и тем же
каламбурности фразы — Голова — это то, на что надевается отношением, пересекались возможно меньше. Возможно, именно этим
шляпа и других им подобных. Поэтому понятно, почему в таких объясняется тот факт, что мощности классов пар, связанных одним
парах можно предсказать по одному слову другое, зная содержание и тем же отношением, невелики. Материал показывает, что при таком
семантического отношения между ними, но при этом — только подходе R действительно должно быть достаточно узким по смыслу,
в одну сторону. а тогда естественно, что число пар (А, В), связанных R, не может
С тем фактом, что описываемые языковые отношения фиксируют быть очень велико.
отношения между объектами, существующие во внелингвистической 4. Кроме ориентированных отношений и классов ориентированных
реальности, связаны также их свойства 2) и 3): пар (тип I), существует определенное число пар, для которых вы-
числимость существует в обе стороны (тип II). Слова в типе II
2. При попытке дать семантически содержательное описание отноше-
ний R, следуя требованиям (2) и (4), обнаруживается, что наиболее "равноправны": зная любое слово из пары и содержание отношения
естественно с точки зрения интуиции это можно сделать следующим между ними, можно предсказать другое слово в паре. Во внелинг-
образом. Надо сузить содержание R за счет включения в описание вистической реальности связь между означаемыми словами в таких
экстралингвистических сведений об А и В, как то: физическая при- парах также является "симметричной": присутствие означаемого одного
рода А и В ("вещество", "часть тела" и т.п.), их происхождение слова предполагает присутствие означаемого другого слова и наоборот.
(естественное, искусственное), их взаимное расположение ("А 'пок- Отношения типа II мы будем называть симметричными.
рывает' В", "А — 'область', 'пограничная' В") и другая информация З а м е ч а н и е . Кроме пар (А, В), связанных отношением R так,
о мире "Действительность". С учетом того, что отношения R отражают что в случае ориентированных отношений по А и R вычислимо
через язык нашу концептуализацию предметного мира, включение В, существуют "квазипары" (А, X), связанные ориентированным от-
такой информации в описание отношений R не выглядит неуместным. ношением R, в которых вторая компонента, в отличие от первой,
3. Не удается, выполняя требование содержательности описания, не фиксирована. Это значит, что отношение R связывает А не с одним
выделить отношения R так, чтобы пары или наборы пар, связан- словом В, а с некоторым множеством слов {X}. Такая ситуация
ных некоторым R,, не попадали одновременно в список пар, связан- обозначается записью (А, X). Так, для R 'закрывает' (отношение
ных некоторым другим отношением Rj. В некоторых парах отно- "А 'закрывает' В") существуют связанные этим отношением пары
шения между А и В одинаково естественно описывать как через вида (А, В) с фиксированной второй компонентой: пробка - бутылка;
R,, так и через R r Если попытаться сделать так, чтобы отношения беруши — уши; кляп — рот; тромб — сосуд; заплата — прореха;
в паре никогда не могли быть описаны двумя R одновременно, намордник — пасть. Кроме того, существуют слова А, каждое из
сузив с этой целью семантику R, то это приводит к нарушению которых вступает в то же отношение не с одним словом, а с не-
двух других требований, а именно (3) и (4): число пар, связанных сколькими: это слова крышка, решетка и им подобные. Крышка
данным R, уменьшается, а полученное описание перестает быть закрывает кастрюлю, сундук, чайник и прочие вместилища; решетка
интуитивно естественным. Например, если R — 'быть вместилищем', закрывает окно,дверь и вообще'проем'.Поэтому выше на месте В в ряде
то по крайней мере для некоторых пар (А, В), связанных R, бу- случаев стоят фигурные скобки и условная запись "имя объекта";
дет справедливо еще и R — 'предохраняет'. Здесь оба отношения разумеется, имеется в виду не любой объект вообще.
можно считать основанием для выделения соответствующих классов Нетрудно заметить, что существует определенная аналогия между
пар, поскольку существует довольно много пар слов, каждая из ко- рассматриваемыми отношениями R и лексическими функциями (ЛФ)
торых связана только одним из этих отношений. Для отношения фиксирующими регулярные отношения между смыслами слов [Апресян
"А 'предохраняет' В" это забрало — лицо; шлем — голова; об- 1974]. Рассмотрим далее некоторые свойства отношений R в их срав-
шивка — стены; обивка — мебель; скорлупа — орех, яйцо; раковина — нении с ЛФ. Как уже было сказано, отмеченные нами отношения в
моллюск; эмаль — зуб. Для отношения "А является 'вместилищем'для В" основном ориентированные: по одному слову (А) из пары ARB
это сахарница — сахар; пепельница — пепел; колчан — стрелы; можно найти другое слово в паре (В). Имея в виду эту асим-
бонбоньерка — конфеты; закром — зерно. В то же время в парах метрию в устройстве пар слов, связанных отношениями R, мы будем
24 25
условно называть слова, занимающие место А, — подчиненными, некоторых случаях R является одновременно ЛФ. Это происходит
а место В — доминирующими. Очевидно, есть некоторое сходство тогда, когда существует только одно подчиненное слово А, обозна-
между описываемыми отношениями и нестандартными лексическими чающее объект, связанный данным отношением R с объектом, обоз-
функциями. Это сходство состоит в следующем. Во-первых, и те, и дру- начаемым доминирующим словом В. Например: пятно на глазу
гие отношения вскрывают семантические аналогии — "пропорции" — называется только бельмом (пятно (глаз) = бельмо), емкость для
между классами пар слов. Например, ЛФ Magn делает явным тот хранения иголок — это только игольник (вместилище (иголки) = иголь-
факт, что семантическое отношение в паре дождь — проливной такое же, ник), жилище муравьев — только муравейник (жилище (муравьи) =
как в паре брюнет — жгучий. Аналогично, мы выделяем отношение = муравейник). В этом случае слова, занимающие место А (бельмо,
"А — 'пятно' на В" на парах бельмо — глаз; веснушка — кожа; игольник, муравейник), имеют ограничения на сочетаемость — в данном
клякса — бумага на том основании, что мы усматриваем между типовом значении ('пятно', 'вместилище', 'жилище*) они употребляются
словами в этих парах одно и то же отношение (или, по крайней мере, очень только по отношению к словам В (глаз, иголки, муравьи), что
похожие отношения). Во-вторых, описываемые отношения сближает с позволяет предсказывать не только слово В, зная R и А, но и слово
ЛФ то, что в обоих случаях мы можем, зная одно из двух слов А, зная В и типовое значение — описание отношения R. Это и оз-
(не любое) и тип связи между ними, т.е. описание R или имя ЛФ, предс- начает, что данное отношение является одновременно ЛФ. Подчеркнем:
казать и "вычислить" второе слово в паре. отношения R устроены так, что обязательная вычислимость существует
Возникает вопрос, чем отношения R отличаются от нестандартных только в одну сторону: от подчиненного слова А к доминирующему
ЛФ? Иначе говоря, чем вычислимость типа Magn (брюнет — жгучий; слову В. В обратную сторону, от В к А, вычислимости может
Magn (ошибка) = грубая; Bon (влияние) = благотворное отли- и не быть: так, пятно на глазу называется только бельмо,
чается от интересующий нас вычислимости в парах веснушка=пятно что позволяет предсказать (пятно (глаз) = бельмо), но, например,
(кожа); поляна = дыра (лес); шляпа = одежда (голова)? Дело в том, пятно на коже может оказаться веснушкой, родинкой, синяком и т.д.
что вычислимость в случае ЛФ основана на том, что одно и то же Только в тех случаях, когда вычислимость существует в обе стороны,
типовое значение (Magn, Bon и т.д.) при разных словах, т.е. в за- отношения оказываются одновременно (нестандартными) ЛФ. Но если
висимости от сочетаемости, лексически выражается по-разному. Иными вычислимость существует только от А к В, как это обычно бывает,
словами, дело в контекстуально связанном употреблении слов, выра- то R не являются ЛФ.
жающих это типовое значение. Интересующие же нас отношения R Существенно, что двусторонняя вычислимость от А к В и от В
предназначены для иной цели, чем описание ограниченной сочетаемости к А в случае ориентированных отношений, которые являются од-
слов. А и В, связанные отношением R, не обязаны одновременно новременн&«ЛФ, и в случае симметричных отношений устроена со-
присутствовать в одном связном тексте. Только во внелингвисти- вершенно по-разному. В случае ориентированных отношений возмож-
ческой реальности присутствие означаемого А предполагает присут- ность предсказания в обе стороны объясняется тем, что внелингвисти-
ствие означаемого В. На этом и основана связь между словами ческая "контекстная" связанность (тот факт, что объект под
А и В. Вычислимость в случае ЛФ основана на том, что В (слово названием "бельмо" бывает только на глазу, а объект под
со свободной сочетаемостью) — единственно возможный лингвисти- названием "дупло" — только в дереве) иногда совпадает с лингвисти-
ческий контекст для А (слова со связанной сочетаемостью), что поз- ческой контекстно-обусловленной связанностью, т.е. с ограничениями
воляет предсказывать по слову В слово А. В случае рассматри- на сочетаемость (пятно на глазу н а з ы в а е т с я только "бельмом",
ваемых здесь отношений R по "подчиненному" слову А находится выемка в деревне — только "дуплом"). В случае же симметрич-
"доминирующее" слово В, обозначающее единственный возможный ных отношений возможность предсказания в обе стороны объясняет-
экстралингвистический контекст для означаемого А. Иначе говоря, ся только устройством внелингвистической реальности. "Равноправие"
"доминирующее" слово отвечает по отношению к "подчиненному" слову означаемых А и В проявляется в следующем: в мире "Дейсвительность"
на вопросы "Где это бывает?", "Для чего это?". не только означаемое А без означаемого В не имеет смысла и
Обобщая, можно сказать, что ЛФ и отношения R устроены назначения, но и наоборот (например, в парах парус — мачта;
противоположным образом в следующем смысле. В случае ЛФ по смычок — скрипка; клюшка — шайба; ступка — пестик); или же
свободному (в смысле сочетаемости) слову вычислимо связанное означаемое А не может существовать без присутствия означае-
(т.е. с ограниченной сочетаемостью) слово: по свободному слову мого В и наоборот (например, в парах водоем — берег; грань —
брюнет и ЛФ Magn вычислимо связанное слово — жгучий. В слу- ребро).
чае отношений R имеет место обратное: по подчиненному слову, Учитывая все сказанное, перечислим еще раз виды отношений R:
на смысл которого доминирующее слово накладывает внеязыковые ог- 1. Ориентированные отношения, связывающие ориентированные
раничения, вычислимо доминирующее слово: например, по подчинен- пары (А, В) так, что по подчиненному слову (А) и описанию от-
ному слову веснушка вычислимо доминирующее кожа, но не наоборот. ношения R можно предсказать доминирующее слов (В). Обратное
Продолжая сопоставление отношений R и ЛФ, заметим, что в предсказание — "вычисление" А по R и В — не обязательно
26 возможно.
27
la. Ориентированные отношения, связывающие ориентированные па- vache, vase вместо verre, bouteille, plat, assiette, cruche, chaudiere,
ры (А, В) так, что возмоно как предсказание по описанию отно- chaudron etc. [Brunot 1953, 82].
шения R и А слова В, так и наоборот — предсказание слова Итак, Лайонсу мы обязаны, главным образом, термином; это, од-
А по R и В. В этом и только в этом случае ориентированные нако, немало: введя термин, он дал толчок к изучению феномена
отношения R являются одновременно ЛФ. гипо-гиперонимии. Параллельно в обиходе лингвистов для наимено-
2. Симметричные отношения, связывающие пары (А, В), в которых вания отношений "общее — частное" утвердился еще один термин —
А и В "равноправны", и возможно как предсказание по А и R слова таксономия, заимствованный, по-видимому, из культурной антропо-
В, так и наоборот, по В и R слова А (эти отношения не является логии, куда, в свою очередь, он попал из биологии. Здесь мы не будем
ЛФ). выяснять, кто именно ввел его первым в лингвистику; как и гипо-
гиперонимия Лайонса, он быстро стал популярен, не имея ни де-
Общие проблемы выделения и описания отношений на именах рассмотрены в работах
[Никитина 1978; 1987; Скиданенко 1984].
финиции, ни однозначной интерпретации. Так или иначе, к настоящему
При описании отношений в марровские кавычки (") заключены слова, употребляемые времени можно указать много контекстов, когда под таксономи-
в смысле, не вполне совпадающем с их естественно-языковым смыслом. Эти слова ческими отношениями между словами понимают вообще отношения
рассматриваются как принадлежащие метаязыку; их структура и точный смысл "общее — частное", "выше — ниже". Уже в монографии Ю.С. Сте-
обсуждаются в работе [Мостовая 1987]. панова [1981] показано, что термин "таксономия" для лингвистики
не нов. Тем более не нова и проблема описания гипо-гиперо-
нимии. Удивительно, тем не менее, что семантика разных вариантов
Глава 3 гипо-гиперонимии по существу остается не описанной.
В процессе исследования семантических отношений на именах-
ГИПЕРОНИМИЯ И ТАКСОНОМИЯ КС мы задали себе следующий вопрос: одинаковы ли отношения внутри
рядов, названных Лайонсом гипо-гиперонимическими, или различны?
1. Иерархические отношения на именах Если различны, то как описать варианты этих отношений? В оте-
чественной лингвистике специально эта проблема рассмотрена
В предыдущей главе мы рассмотрели по преимуществу одно- Е.Л. Гинзбургом и Г.Е. Крейдлиным в цикле работ 1982-1983 гг.
уровневые отношения на именах. Данная глава посвящена проблеме [Гинзбург, Крейдлин 1982; 1982„; 1983]; ту же линию продолжают
описания разноуровневых, иерархических отношений. работы Р.И. Розиной [1984]. В англоязычной литературе наиболее
Общеизвестно, что для многих имен можно построит! иерархи- заостренную и содержательную постановку проблемы находим у А. Веж-
ческие ряды, связывающие слова более частного значения со сло- бицкой [Wierzbicka 1984; 1985].
вами более общего значения, типа кагор — вино — напиток; пше- Упомянутые исследования реализуют две принципиально разные
ница — злак — растение; кукла — игрушка; антоновка — яблоко — линии; условно назовем их синтаксической и семантической. Син-
фрукты, спаниель — собака — животное1. Любое слово из такого ряда та&ическая линия представлена работами Гинзбурга и Крейдлина;
с более частным значением Лайонс предложил называть гипонимом, семантическая — работой Вежбицкой. Ниже мы попытаемся рас-
а соотносимое с ним слово более общего значения — гиперонимом смотреть предлагаемые в этих работах концепции, проанализировать
[Lyons 1963]. Так в лингвистике появилось понятие гипо-гиперо- их обоснованность и выскажем некоторые критические соображения.
нимии. Вероятно, правильнее было бы сказать, что Лайонс ввел А поскольку в данных работах наибольшее внимание уделяется родо-
общие и удачные термины для членов отношения "общее — частное" видовым отношениям, то и в нашем рассмотрении вопрос о том, что
(или "выше — ниже"), поскольку семантику этих отношений он не уточ- они собой представляют как объект интереса лингвистики, будет
нил, а сами отношения "общее — частное" неоднократно описывались занимать центральное место. Мы будем стремиться понять прежде
и до Лайонса. При этом преимущественное внимание уделялось отно- всего, насколько содержательным может быть распространение на
шениям родо-видовым — в том смысле, в котором этот термин функ- описание фактов языка самого понятия родо-видовых отношений,
ционирует в логике. Приведем пример из широко известного и доста- исходно введенного для описания отношений между понятиями, а не
точно традиционного исследования Ф. Брюно [Brunot 1953, 79]: между словами, т.е. логических, а не лингвистических.
"Следует различать слова общего значения (mots generaux) и слова более
частного значения (particuliers). Так, сад (jardin) — это родовое имя
(un terme general); различают pare, parterre, verger, potager, jardin
d'agrement, de plaisance".
В другом месте Брюно отмечает, что во французском литературном
языке XVII века вместо слова более частного значения употребляли
либо родовое имя, либо перифразу, и приводит пример: genisse вместо
28 29
[1]вид — род;
2. Синтаксическая линия
(работы Гинзбурга — Крейдлина) [2] подмножество — множество;
[3] элемент — множество.
Варианты гипо-гиперонимических отношений описаны в цикле статей Наличие в тексте Op t a x вид (или возможность его подстановки
Е.Л. Гинзбурга и Г.Е. Крейдлина с общим заголовком "Родо- во фразу X, Y и другие (виды) Z без изменения ее смысла), по мнению
видовые отношения в языке" и подзаголовками "таксономические опе- авторов, диагностирует родо-видовые отношения в собственном
раторы"; "лексические и семантические варианты видовых операторов"; смысле этого термина. Именно родо-видовые отношения и являются
"словосочетание, таксономия и оценка" (ссылки см. выше). Таксоно- в дальнейшем главным предметом интереса авторов.
мическими операторами авторы называют слова вид, тип, сорт, Чтобы оценить эффективность предложенного подхода, надо было бы
элемент, область, марка и им подобные, взятые в функции слу- ответить на два вопроса: 1) Насколько адекватно семантические раз-
жебных слов. Служебный характер анализируемых словоупотреблений личия между разными вариантами R^ описываются через различия
подтверждается тем, что в определенных условиях данные слова в семантике Ор и х ? 2) Насколько соответствует языковой реальности
можно опустить без изменения смысла исходного предложения (ср. (пусть в первом приближении) классификация R^ именно на три главных
яшма и агат — виды полудрагоценных камней; яшма и агат — варианта: вид — род; подмножество — множество; элемент — мно-
полудрагоценные камни). жество?
Различение разных видов гипо-гиперонимии Гинзбург и Крейдлин Естественно начать с (1), поскольку здесь речь идет о методе
(далее Г-К) основывают на различии семантики синтаксических диагностики семантических различий. Прежде всего, продуктивен
конструкций с различными таксономическими операторами. С этой ли в данном случае путь "от текста к смыслу"? Нам кажется, что
целью анализируются конструкции типа: баллада — вид стихотво- применительно к рассматриваемой задаче такой путь был бы безупре-
рения; чернозем — это вид почвы, семь и три — примеры натураль- чен, если бы слова, названные Ор 1 а х , были бы не словами естественного
ных чисел; Нахимов — представитель плеяды русских адмиралов. языка, а словами семантического метаязыка, т.е. были бы однознач-
Далее, на основе анализа правильности/неправильности таких кон- ными. В этом случае, записав: ножовка — вид пилы; настойка —
струкций и причин семантических аномалий (на материале русского род спиртного напитка; кундюмы — разновидность пельменей, мы
языка) выделяются главные семантические варианты гипо-гипероними- могли бы сделать выводы в соответствии с приведенной выше
ческих отношений. записью: если Op t a x , присутствующие в данных фразах, не являются
Изложим логику подхода Г-К, как мы ее понимаем, исходя из точными синонимами (что устанавливается заранее, и, вообще говоря,
текстов упомянутых выше статей. Запишем следующие фразы: роза — считается авторами нечастым фактом), то и R^ в соответствующих
вид цветка; конторка — тип стола; антоновка — сорт яблок; фразах тоже разные.
ятаган — вид сабли; леденцы — разновидность конфет; гарпун — Но ведь слова вид, тип, сорт, разновидность, род, элемент,
род копья. Во всех этих фразах слева стоит слово — гипоним, вариант Г-К записывают не в марровских кавычках, а как слова ЕЯ.
справа — его гипероним. Обозначим отношение гипо-гиперони^ии А они в этом качестве полисемичны. И потому между их семантикой
через Rn, гипоним обозначим А, гипероним — В. Слова вид, тип, и теми R rr , которые выражены в каждом отдельном случае, существует
сорт и им подобные обозначим О р и х — таксономические операторы. очень сложная связь. С той же мыслью мы еще встретимся в работе
Словом "таксономия" сами мы пока пользоваться не будем, сохраняя Вежбицкой [ Wierzbicka 1984], когда она пишет, что хотя apple is not a kind .
его для пересказа идей других авторов. of fruit но, тем не менее, apple is a kind of fruit. (Яблоко — не вид фруктов,
Утверждается, что К„ бывают семантически разными. Как их но яблоко — это такие фрукты).
выделить и как отождествить? Основная идея Г-К состоит в сле- Вообще говоря, так оно и есть, потому что kind полисемично,
дующем. Разным вариантам R^ соответствуют разные Ор,. х в кон- подобно своим русским аналогам вид, тип и род. Ср. брага —
струкции вида А Ор и х В. Тем самым, если имеем А О р ^ В и С род/вид/разновидность домашнего пива; ром — вид/род крепкого на-
Op^ x D, где А и С — гипонимы, В и D соответственно — их гипе- питка; треух — род/вид теплой шапки; крепдешин — вид/род/сорт
1
ронимы, то если Ор, ^ отличается от Ор*ах, то и R^ AB отличается от шелковой ткани; верже — вид/сорт/род бумаги; антоновка —
(ограничение на это утверждение состоит в том, что некоторые сорт/вид/род яблок; конторка — вид/род/разновидность стола;
OPtax объединяются в синонимические группы, а некоторые Op t a x — анютины глазки — вид/род/разновидность фиалок.
полисемичны). Эти явления, однако, трактуются как маргинальные по Из примеров видно, что если рассматривать Op t a x как слова ЕЯ,
отношению к избранному методу. то в силу их полисемичности отношения между Op t a x и выражаемыми
Изложенный подход демонстрирует логику анализа по схеме "от ими вариантами R rr будут взаимномногозначны: один Ор, ах выражает
текста к смыслу". В частности, рассматривая вслед за Лайонсом разные Rn; одно и то же R rr может быть выражено с помощью
одну конструкцию — X, Y и другие Z, авторы обнаруживают за ней три нескольких Op t a x .
варианта гипо-гиперонимии, семантически разных, а именно: Авторы обсуждаемого цикла статей это, конечно, тоже знают.
30 31
Отсюда в их работе появился большой фрагмент, посвященный тол- тельными — это и есть то, что мы понимаем под прозрачностью.
кованию с л о в а вид. Обратим внимание на то, как сами авторы Напротив, значительная часть контекстов, используемых Г-К в ка-
реферируют содержание своих работ: честве диагностических (с целью разграничения вариантов гипо-
1) предлагается толкование слова вид в составе конструкции X— гиперонимических отношений) как раз не являются семантически
вид Y-a, поскольку оператор вид считается авторами "главным" убедительными. Во-первых, как уже говорилось, это происходит
таксономическим оператором; 2) описываются семантические и син- из-за полисемии слов, названных авторами "таксономическими опе-
таксические условия реализации валентностей этого слова; 3) дается раторами". Идея изучать варианты гипо-гиперонимии, подставляя
толкование близких к слову вид слов — тип, сорт, род, порода и др. слова-гипонимы и слова-гиперонимы в конструкции конторка есть
в составе конструкций X — тип Y-a, X — род Y-a, X — сорт Y-a и т.п.; вид стола/тип стола/разновидность стола/род стола/*вариант
4) выявляются общие и различные смысловые компоненты в толко- стола/*образец стола была бы всем хороша, если бы за каждым из
ваниях всех этих слов и определяются условия синонимического за- таксономических операторов ВИД, ТИП, РАЗНОВИДНОСТЬ и т.п.
мещения слова вид этими словами; 5) устанавливается, каковы стояло определенное семантическое отношение. Дело же обстоит вовсе
"ближайшие соседи" родо-видового отношения: в частности, опи- не так. Во-вторых, используемые Г-К контексты не являются "се-
сываются отличия лексем типа 'вид' от лексем типа подмножество, мантически убедительными" в смысле Поливановой: правильность/не-
элемент, разряд, категория, марка, модель. правильность получаемых после подстановки предложений часто
Каждая из перечисленных задач имеет самостоятельную ценность. обусловлена не различием в семантических отношениях (т.е. тем,
Но если смысл Op t a x род или вид в конструкции А Ор, а х В зависит от что мы хотим понять), а поверхностно-синтаксическими момен-
А и В, то эта конструкция может быть диагностической для се- тами — в том числе чисто лексической сочетаемостью. Почему
правильно конторка — разновидность стола, но розетка —
мантики слов род или вид, а вовсе не для описания отношений между 1
разновидность блюдца; брага — род/вид домашнего пива (толко-
гипонимом А и его гиперонимом В. Нельзя описать неизвестное через
вание СО), но бенедиктин — ''род ликера (правильно — сорт/вид
непонятное! А именно сюда ведет "синтаксическая" линия Г-К.
ликера)!
Основное требование к диагностической конструкции — интуи-
тивная прозрачность ее семантики. Диагностичность конструкции В силу сказанного, мы не считаем продуктивным подход, сфор-
предполагает одно неизвестное (не может быть диагностичной кон- мулированный в следующем утверждении: "проанализировать родо-
струкция типа "Положи книгу... стол"). Примером аккуратного ис- видовые отношения — это в значительной степени описать се-
пользования и разумного выбора диагностических конструкций может мантику операторов типа вид..." [Г-К 1982, 28]. Это, как мы уже гово-
служить работа [Поливанова 1983]. Рассматривается проблема, по рили, путь от текста к смыслу. Как нам представляется, рассчи-
существу близкая к нашей: как на поверхностном уровне выражаются тывать на успех можно, лишь выбрав путь, аналогичный выбранному
семантические различия, связанные с тем, что в одном случае речь Поливановой — путь от смысла к тексту.
идет о виде, разновидности овощей или фруктов, а в другом — Прокомментируем теперь некоторые конкретные результаты Г-К.
о конкретных экземплярах, принадлежащих этому виду. (Мы фор- Говоря об "эталонных" операторах вид, подмножество и элемент,
мулируем задачу, рассматриваемую А.К. Поливановой, глядя "со авторы считают, что гипо-гиперонимические отношения в принципе
своей колокольни"; автора же интересует семантика числа в русском можно свести к этим трем вариантам. Мы хотели бы оспорить это
языке: изучаемая с этой целью лексическая группа ограничена мнение, хотя для этих отношений мы не можем предложить закон-
именами овощей и фруктов). Диагностическими контекстами (кон- ченной систематики.
струкциями), выявляющими изучаемые различия, являются контексты Тем не менее, следующие соображения представляются нам прин-
вида (1) "Любите лиВы...?'\ (1а) "... дорожает/ют", противопостав- ципиальными. Довольно очевидно, что отношения 'элемент — мно-
ляемые контексту вида (2) "Вымой еще несколько...". жество' и 'подмножество — множество' резко отличаются от
Свободно-числовые существительные (т.е. такие, у которых имеются 'вид — род'. Формально подходя, можно было бы сказать, что второе
и формы ед.ч. и формы мн.ч.) в первых двух контекстах, как ока- из них не встречается в общелитературном языке. Первое же за-
зывается, могут вести себя по-разному. Ср.: частую встречается с такой семантикой слова элемент, где оно не про-
тивопоставлено множеству (ср. овощи — необходимый элемент
(1) Любите ли Вы огурцы (баклажаны, помидоры, яблоки, виш- рациона = 'составная часть^.
ни/вишни/дыню/дыни...)? Более важно другое. Когда мы говорим, что во всех трех отно-
(1а) "Слива/сливы, груша/груши, вишня/вишни дорожает/ют, но шениях присутствует логическое отношение включения (подмно-
* яблоко, огурец, баклажан дорожает". жество — множество и элемент — множество), то этого совершенно
Контекст (2) всегда имплицирует мн.ч.: (2) "Вымой еще несколько недостаточно для описания отношений 'вид — род'. Отношение 'вид —
груш, вишен, огурцов" (или предполагает использование мн.ч. сингу- род' несводимо к отношению включения, поскольку вообще оно реали-
лятивов типа морковка, картофелина). зуется на ином "уровне реальности", нежели 'элемент — множество'
А.К. Поливанова называет такие контексты семантически убеди- зз
32
и 'подмножество — множество'. Вид — это не экземпляр и не подмно- В продаже имеется спортивная, детская и другие виды специализи-
жество конкретных экземпляров, а определенная абстракция; равным рованной одежды. Здесь классы, соответствующие именам "спор-
образом и род — не множество экземпляров, объемлющее виды, тивная одежда" и "детская одежда", могут пересекаться: часть детской
как подмножества экземпляров, а член абстрактного отношения, одежды может быть предназначена для занятий спортом, а часть
на котором должны выполняться вполне определенные содержа- спортивной одежды может быть детской.
тельные условия [ср. Любшцев 1971]. И дело здесь не в семантической Наконец, при том определении отношения 'вид — род', которое
сложности отношений гипонимии, как можно прочесть у Г-К [1982J, принято у Г-К, одному набору видов X, Y должен соответствовать
а в разнокачественности, коренящейся в сути этих отношений. только один родовой класс Z. Это следует из того, что множество
Рассмотрим, однако, как описывают авторы отношение 'род — видов X, Y является, по Г-К, разбиением множества Z, т.е. мно-
вид', поскольку, естественно, эта разнокачественность при описании жество Z — родовой класс — является теоретико-множественным
семантики слова вид ими выявлена. Вид толкуется как предикат объединением видов X, Y и, значит, единственно. Рассмотрим теперь
следующую фразу: Избы, бани и другие виды сельских деревянных
в конструкции X — это вид Y-a, поэтому ниже мы говорим не о се-
построек. Если в этой фразе опустить слово сельских, то она останется
мантике слова вид, а о семантике отношения 'быть видом'.
правильной: Избы, бани и другие виды деревянных построек.
Это отношение имеет четыре валентности: X — вид, Y — род, Z —
Если теперь опустить слово деревянных, то она тоже останется пра-
основание деления рода на виды (признак, по которому выделяются
вильной: Избы, бани и другие виды построек. Таким образом, для
виды) и Z, — видовое отличие (значение признака Z для данного вида).
классов, соответствующих словам избы, бани, позицию имени родо-
От отношения 'подмножество — множество', имеющего две валентности, вого класса Z могут занимать одновременно три словосочетания:
отношение 'вид — род' отличается тем, что, кроме двух совпадающих сельские деревянные постройки, деревянные постройки и постройки.
валентностей — делимого (множество и род) и выделяемого (под- Этим словосочетаниям соответствуют три входящих друг з друга
множество и вид) — 'вид — род' имеет еще две валентности — признак, класса, каждый из которых может являться родовым для классов
по которому из рода выделяются виды, и значение этого признака избы, бани. Это противоречит данному Г-К определению отношения
для каждого из выделенных видов. "При этом предполагается, что ... вид — род, из которого вытекает, что род для некоторого набора
признак — основание выделения одного класса из другого ... по- видов должен быть только один.
лучает статус приоритетного по отношению ко всем другим теоре-
тически мыслимым признакам полученных подклассов" (ibid., 27). Приведенные примеры указывают на то, что описанное Г-К от-
А поскольку конструкция X, Y и другие виды Z считается диагно- ношение 'вид — род' не диагностируется конструкцией X, Y и другие
стической для отношений собственно родо-видовых, утверждается, что виды Z.
это отношение имеется во всех парах (X, Z) и (Y, Z), способных Более того. Мы думаем, что родо-видовое отношение вообще нети-
замещать места в этой конструкции. пично для ЕЯ. Мы не хотим этим сказать, что в ЕЯ его нет, и уж
никоим образом не имеем в виду, что на ЕЯ оно не может быть строго
Однако рассмотрение даже немногих примеров разрушает эти
выражено. Поскольку в науке существует систематика, — и именно та,
построения. Для слов — не терминов, занимающих места в кон-
которая соответствует данному Г-К описанию родо-видовых отношений,
струкции X, Y и другие виды Z, отношения в парах (X, Z) и (Y, Z)
она усваивается говорящими и отражается в языке. Немалую роль,
достаточно часто не удовлетворяют приведенному описанию отношения
вероятно, играет и то, что в процессе школьного обучения, типичном
'вид — род'. Например, ясно, что во фразе Куртки, шубы и другие
для нашей культуры, все дефиниции построены по принципу "указание
виды теплой одежды подклассы {куртки} и {шубы} выделены из класса на ближайший род и видовое отличие" [ср. Тульвисте 1988]. В "наивной
{теплая одежда} заведомо не по одному "приоритетному признаку", систематике" 2 не всегда указывается именно ближайший род (ср. при-
а по очень многим (если такое выделение вообще производится по водимое Вежбицкой в обсуждаемой ниже книге противопоставление
признакам, а не как-то иначе). Отсутствие единого основания вы- слова animal как терминологического слову creature как обиходному).
деления подклассов из класса типично для отношений между гипо- Тем не менее, влияние научной систематизации мира на способ наивных
нимами и гиперонимами, занимающими места в конструкции X, Y и формулировок наших знаний о нем весьма значительно. Об этом гово-
другие виды Z. Эту же ситуацию иллюстрируют фразы: Здесь производят рят, в частности, наблюдения, полученные в классификационных
конфеты, торты и другие виды кондитерских изделий, В магазинах экспериментах (ср., например: [Михеев 1987а; Рюмина 1986; Фрумкина,
имеются чашки, блюдца и другие виды чайной посуды. Миркин 1986]). В частности, объединение испытуемыми в пределах
А поскольку оснований для выделения подклассов несколько, одного самоотчета слов бобовые и зелень, бахчевые и приправы
то возможна (хотя и реже встречается) ситуация, когда классы, свидетельствует: "канонические", родовые имена появляются не потому,
соответствующие переменным X и Y в конструкции X, Y и другие что выделены собственно родо-видовые отношения, а потому, что эти
виды Z, пересекаются друг с другом. При общепринятой интер- "канонические" имена так же освоены наивным сознанием, как и
претации отношений 'вид — род', а также в соответствии с данным "неканонические" типа зелень. Статус их одинаков: именовать уровень
Г-К определением, это невозможно. Однако, ср. правильную фразу:
35
34
"выше" в наивной систематике (подробнее см. ниже, гл. 2, ч. II). Заметим, Ниже мы постараемся отвлечься от трудностей, связанных с поли-
что не только родовые имена, но и сами операторы имеют разное семией слова kind, подобно тому, как мы сделали это выше по отно-
смысловое наполнение в устах специалиста и в устах непрофес- шению к русскому вид. Мы также не будем затрагивать часто встре-
сионала. Ср. Хорошо бы посадить виноград, жимолость, глицинии чающееся у В. противопоставление "логически — семантически";
и другие виды вьющихся. В этой совершенно правильной русской "с логической точки зрения — с концептуальной" (logically —
3
фразе виды не противопоставлены никакому роду (родам): хотя conceptually) .
существует вьющийся виноград, вьющаяся жимолость и вьющиеся /Главная идея работы В., с нашей точки зрения, состоит в следующем:
глицинии, но все это заведомо разные виды растений, регулярно 1.В систематизации знаний о мире, свойственной наивному сознанию
не соподчиненные общему имени "вьющиеся". К тому же, существует и отраженной в языке, таксономические отношения вовсе не играют
не вьющаяся жимолость и не вьющийся виноград. Очевидно, спе- привилегированной роли. Другие отношения также весьма важны.
циалист-ботаник, говоря о видах растений, употребляет слово вид в 2. Если понимать kind терминологически, т.е. как член оппозиции
ином значении, чем то, которое реализуется в приведенном примере. 'вид — род', то неверно, что яблоки — вид фруктов, ибо фрукты —
Еще одно соображение, в справедливости которого можно убе- яблоко связаны иными отношениями, чем цветок — роза или птица —
диться на материале гл. 2 ч. II. Многие русские фразы со словом воробей. Гипо-гиперонимические пары скрывают за очень широким
вид нельзя построить за отсутствием подходящего универба для отношением "выше — ниже" семантически разные отношения. Автор
родового имени [см. Фрумкина, Рюмина, Мостовая 1985], Ср.: пирож- предлагает типологию, где представлены четыре основные варианта
ные, бисквит, кекс, торт и другие виды...?... требуют муки высших гипо-гиперонимии. Вначале мы перечислим их, а затем рассмотрим
сортов; мужчины были одеты в яркие рубашки и разнообразнейшие каждый по отдельности:
виды...?...: кто в джинсах, кто в шортах, кто в теннисных брюках, 1) таксономические отношения в собственном смысле (примеры:
кто в бриджах. Во французском языке, как известно, родовых sparrow, swallow, parrot — a bird: rose, tulip, daffodil — a flower; oak,
имен-универбов существенно больше. Следуют ли из этих фактов maple, willow — a tree; cat, dog — an animal);
какие-нибудь выводы, содержательные для описания гипо-гиперонимии 2) чисто функциональные обобщающие понятия (примеры: bicycle,
в разных ее семантических вариантах? С нашей точки зрения, нет. rattle — toys; gun, spear — weapons).
3) имена совокупностей, образованные по смежности (contiguity);
За) грамматически оформленные как Singularia tantum (приме-
3. Линия Вежбицкой ры: furniture, cutlery, fruit, kitchenware);
В отличие от рассмотренных в предыдущем разделе исследований 3b) грамматически оформленные как Pluralia tantum (примеры:
Гинзбурга — Крейдлина, Вежбицка, исследуя гипо-гиперонимию, leftovers, spoils, contents, belongings);
реализует, как и в остальных своих работах, принцип "от смысла — 4) гетерогенные множества и псевдосчетные имена (примеры: vegetab-
к тексту" [см. Wierzbicka 1985]. Поскольку книга Вежбицкой нашему les, drugs, medicines, vitamins, herbs, spices, cosmetics).
читателю пока малодоступна, прежде всего изложим основные поло- Итак, рассмотрим каждый из перечисленных типов.
жения автора (далее — В.). С этой целью приведем в сжатом виде 1. Таксономические отношения. Определение этому термину не дается:
предлагаемую В. типологию гипо-гиперонимических отношений, после действительно, термин "таксономия" так широко и без ограничений
чего выскажем свои соображения по этому поводу. Для простоты везде, использовался в литературе, что возможны лишь рассуждения по его
где это не являлось принципиальным, английские примеры заменены поводу, но не дефиниция. В. пишет, что для признания некоторых
на русские эквиваленты, В ряде случаев мы сознательно даем цитаты отношений таксономическими в собственном смысле слова недоста-
из авторского текста и авторские примеры без перевода, чтобы не точно наличия правильных предложений типа X is a kind of Y. Не любые
исказить исходные позиции В. слова, занимающие место "выше" в отношениях "выше — ниже"
Начнем с того, что часто встречающееся в тексте утверждение (В. называет такие слова суперкатегориями), являются родовыми
вида "apples are not a kind of fruit" — полемическое по отношению понятиями, и не любые, занимающие соответствующее место "ниже" —
к работам других англоязычных авторов [ср. Kempton 1978; Tyler 1978; видовыми. Чтобы отношения "выше — ниже" можно было трактовать
Rosch 1973] — уже представляет трудность для перевода. Трудность как собственно таксономические, В. полагает необходимым, чтобы
эта вовсе не литературного свойства. Мысль В. состоит в том, что слову верхнего яруса соответствовал некий наглядный образ —
яблоки не являются видовым понятием, соответствующим родовому такой, как вообще-птица, вообще-дерево, вообще-рыба, вообще-
понятию фрукты. Тем не менее, правильным выражением является, цветок.
например, kiwis are a kind of fruit — "киви — это такие фрукты". Из текста, однако, явствует, что по сути В. руководствуется
Заглавие статьи В. под тем же названием [Wierzbicka 1984] по-русски более четким критерием для отнесения гиперонима именно к таксо-
должно, видимо, выглядеть так: «„Яблоки" — не вид, "фрукты" — номическим супер категориям: она неявно учитывает возможность
не род». построения иерархической цепочки, отдавая — что принципиально! —
36 37
предпочтение иерархиям, возникшим под влиянием научной систе- (функция мебели — делать удобнее жизнь в жилище, функция
матики. Отсюда возникает аргументация, касающаяся общности одежды — покрывать тело и т.д.). Кроме того, некоторые объекты
существенных признаков у слов типа дуб и дерево, воробей и птица. объединяет единство места их стандартного функционирования —
Совокупность значимых признаков "вообще-дерева" полностью входит англ. kitchenware, bedlinen, рус. белье, обувь; или единство места
в содержание понятий 'дуб', 'береза' и т.д., а значит, по В., в паре и времени стандартного функционирования — англ. nightwear, school-
дерево — дуб имеют место таксономические отношения. Но никак wear, рус. обстановка, сервировка, экипировка.
нельзя сказать, что совокупность значимых признаков "вообще-фруктов" 36. Pluralia tantum. Сюда В. относит слова типа остатки, пожитки,
или "вообще-овощей" входит в понятие 'яблоко' или 'свекла': ведь англ. contents, spoils, trappaings, trimmings, goods, не имеющие грамма-
не удается очертить эти признаки. Поэтому, видимо, и невозможно тического единственного числа. Семантически объединение объектов
изобразить или представить себе "вообще-фрукты" или "вообще-овощи", в категории, называемые словами такого типа, по В., основано
равно как "вообще-мебель", "вообще-игрушки". на смежности безотносительно к функции. Вместо единства функции
С другой стороны, можно изобразить "вообще-часы", "вообще- в данном случае основанием для объединения и обобщения яв-
стол" . Слова типа стол, часы В. также относит к именам таксоно- ляется единство хронотопа: "They designate heterogeneous collections
мических "суперкатегорий", но явно не считает их типическими, а of things, things which at s o m e t i m e are all in o n e p l a c e for the s a m e
скорее подчеркивает их близость к другому типу отношений reason" (reason подразумевает нечто, не сводимое к функции).
гипо-гиперонимии, основанному на общности функции. Далее В. отмечает, что слова из группы Sg. tantum обычно относятся
2. Функциональные обобщающие понятия. Обобщение в этом случае к дискретным объектам, а слова из группы PI. tantum могут относиться
основано на функции, на которую указывает слово-гипероним в парах: как к дискретным, так и к недискретным объектам (остатки супа).
волчок — игрушка, велосипед — транспорт, пушка — оружие. Итак, Sg. tantum объединяет супер категории, для которых имеет
Соответствующие понятия относятся к любым артефактам, назна- место дискретность, сходство по функции, смежность во времени
чение которых — выполнять определенную функцию — чтобы играть, и/или пространстве; PI. tantum объединяет суперкатегории, для которых
когда речь идет об игрушках, чтобы сражаться, если имеется в виду дискретность не обязательна, но имеет место общность хронотопа
слово оружие и т.д. В отличие от таксономических, функциональные (смежность во времени и пространстве, обусловленная единой при-
супер категории не имеют хорошего наглядного образа: нельзя, как уже чиной).
отмечалось, представить себе "вообще-игрушку". По В., оружие или
4. Псевдосчетные имена. Сюда В. относит слова типа vegetables, drugs,
игрушка — это, с одной стороны, всякая вещь, сделанная для
medicines, herbs, spices, cosmetics, vitamins. Для них характерно то,
военных действий или игры, но также и всякая вещь, сделанная для
что они являютя общими именами, объединяющими разные объекты
чего-то еще, однако пригодная для использования с этими целями
с общей функцией и общим происхождением (origin). Этим словам
(например, топор может быть использован как оружие). Поэтому
В. приписывает особые грамматические свойства. А именно, хотя
функциональные "суперкатегорий", по В., более размыты, чем таксо-
на поверхностном уровне они сочетаются с числительными, но се-
номические.
мантически "счетность" здесь мнимая. Если "three apples" — это три
3. "Суперкатегории" — имена совокупностей (collective). Здесь, объекта, то "three vegetables" — это три вида (типа) объектов. Если
согласно В., обобщение основано на смежности. По сути, речь идет на тарелке лежат три реальных экземпляра — две луковицы и огурец,
о комбинации функции и ситуации, когда имена обобщают те объекты, то эта ситуация не может быть описана как "there were three
которые в процессе функционирования используются (сосуществуют) vegetables". Употребляя слово vegetables, мы перечисляем виды овощей,
рядом друг с другом. Внутри этого класса выделяются подклассы, а не экземпляры. Соответственно англ. "I like only three vegetables —
семантическим различиям между которыми, по В., соответствуют и beans, pears and carrots" следует переводить как "Мне нравятся только
четкие грамматические различия. Перечислим эти подклассы, сох- три вида овощей...".
раняя терминологию автора.
Обратимся теперь к предложенной В. типологии гипо-гиперо-
За. Singularia tantum — слова типа мебель, одежда, посуда, англ. нимических отношений с целью понять, насколько она соответствует
cutlery, fruit, не имеющие в этом значении грамматического мно- языковым фактам. Центральные понятия этой типологии — "таксо-
жественного числа. Этот подкласс, согласно В., имеет следующие номические" и "функциональные" суперкатегории" — оказываются
семантические свойства. Каждое из таких слов в качестве "супер- весьма уязвимыми. Уже при разборе примеров, приведенных в [Wi-
категории" объединяет разные объекты (т.е. называемые по отдель- erzbicka 1985), которые, по замыслу, видимо, должны представлять собой
ности разными словами): "these categories are heterogenous — each of them "чистые" случаи, возникают неясности и неувязки. Действительно,
designates things of different kinds". в семантике имен, называемых В. функциональными, функциональная
На вопрос о том, что объединяет разные объекты в "супер- компонента важнее остальных. Тем не менее, для называния некоторого
категорию", называемую одним словом, под одним "lexical label", объекта некоторым функциональным именем явно недостаточно того
В. отвечает: в значительной мере — общая функция этих объектов факта, что этот объект может в принципе выполнять эту функцию.
38 39
Доводы, приводимые В. для доказательства обратного, неубедительны. of parts. Поэтому, согласно В., в толкованиях слов типа дверь, ручка,
Она пишет, что "A bicycle chain or an ax can in some circumstances be окно надо писать что они не "kinds of things, but parts of things", т.е.
dercribed as weapons". С нашей точки зрения, "a bicycle chain" и являются (составными) частями некоторого целого. (Впрочем, такие
"an ax" ни в каких обстоятельствах не могут быть названы просто термины, как часть, целое, сумма (частей) и прочие сами нуждаются
"weapons" без дополнительных оговорок. Вначале будет что-то сказано в весьма пространных толкованиях [см. об этом Nagel 1963]).
о том, что эти предметы "are/were u s e d as weapons. И если затем В. подчеркивает, что концептуально отношение вид — род должно
они будут называться просто "weapons" , то только в качестве эллипсиса быть четко отличимо от отношения включения подмножество — мно-
от этого выражения. жество [Wierzbicka 1985, 315], — это соображение является прин-
Weapons, тем самым, не только обобщенное имя, указывающее ципиальным, и здесь мы присоединяемся к автору. Но, может быть,
на функцию любых объектов, которые могут быть с этой целью ис- самое плодотворное было бы, как мы уже отмечали ранее, отказаться
пользованы. Прежде всего, все-таки, это имя некоторой категории от попыток что-либо прояснить путем разбора конструкций с kind.
объектов, предназначенных именно для того, чтобы сражаться — Продолжим рассмотрение других примеров с целью понять,
а к ним уже не принадлежит ни велосипедная цепь, ни современный в какой мере их описывает типология В. Рассмотрим следующие
топор. пары: раскладушка — кровать; шорты — штаны, шумовка — ложка.
Различия между "коллективными" и "таксономическими" супер- Очевидно, во всех этих парах оба слова содержат информацию
категориями тоже во многих случаях сомнительны. Например, как о функции называемого ими объекта, так и о его внешнем виде,
неясно, чем объединение весьма различных с точки зрения внешних т.е. объект может быть назван некоторым из этих слов, только если
("перцептивных") признаков объектов роза, фиалка, тюльпан, гла- он обладает определенными внешними признаками и выполняет
диолус и т.п. в "таксономическую" суперкатегорию цветок отличается определенную функцию. В. слова типа кровать, ложка, относит к таксо-
от объединения примерно столь же различных с точки зрения внешних номическим суперкатегориям (ее примеры — ball, cup, knife), поскольку
признаков объектов яблоко, груша, банан, виноград в "коллективную" они легко изобразимы. Это довольно непоследовательно: из ряда
(по В.) суперкатегорию фрукты. И если во втором случае нельзя прочих таксономических (по В.) суперкатегорий эти слова явно вы-
сказать, что "apple is a kind of fruit", то ровно в той же мере нельзя падают из-за важности в их значении функциональной компоненты.
сказать и что "tulip is a kind of flower". Или можно: в зависимости Из следующего текста В. ясно, что содержательно таким словам
от трактовки смысла слова kind. Ср. пример из популярной американ- она отводит все-таки промежуточное место между функциональными
ской поваренной книги: A tomato, which after all is a fruit [Rombauer, и таксономическими суперкатегориями: "Each of these concepts has a
Becker, 1973, 637]. И здесь мы уже не можем позволить себе и далее number of defining characteristics both perceptual and functional, and the
отвлекаться от полисемии слова kind. Дело в том, что аргументация В. perceptual properties are no less important than functional ones". Можно
в пользу той или иной трактовки слова kind воплощается в сравнении было бы, для последовательности классификации, считать, что эти два
примеров фраз со словом kind и обсуждении того, насколько полу- класса типологии пересекаются на данных словах. Но дело ослож-
чаемые фразы "семантически" (или "концептуально") адекватны. При няется тем, что если достроить эти пары до трехчленных рядов типа
этом вовсе не имеется в виду формальная правильность фраз. Ут- раскладушка — кровать — мебель; шорты — штаны — одежда;
верждение "semantically cup is neither a kind of container, nor a kind of laddie — spoon — tableware; шумовка — ложка — посуда, — то
drinking vessel, nor it is a kind of kitchenware or chinaware" приводит обнаруживается, что гиперонимы верхнего уровня являются функцио-
к выводу, что в толковании сир надо писать, что cup — "is a thing нальными по В. Таким образом, приходится считать, что члены
made by people for people". одного гипо-гиперонимического ряда относятся к супер категориям
При таком подходе несколько разных проблем оказываются скле- разного типа. Это • кажется весьма неестественным. Если следовать
енными. Подчеркнем их разноплановость. интуитивным представлениям о том, что могло бы считаться хорошей
а. Какие условия должны налагаться на отношения в паре гипо- типологией, более естественно было бы, чтобы члены одного гипо-
ним — гипероним, чтобы можно было говорить о таксономии? гиперонимического ряда принадлежали к супер категориям одного
типа.
б. Давая толкование отдельного слова типа чашка, мы всегда стре-
мимся указать на "суперкатегорию", т.е. на обобщающее имя. Следует ли Можно попытаться "зайти с другого конца" и использовать другое
при этом обращаться к традиционным представлениям и относить представление о таксономии, которое, видимо, неявно использует и В.
чашку к tableware? Или, поскольку по В. между сир и tableware нельзя Пусть таксономическими называются те супер категории, которые
поставить kind, следует строить толкование принципиально иначе? входят в гипо-гиперономический ряд не менее чем из трех слов
в. Что же значит само слово kind в противопоставлении словам (иначе говоря, такие, для которых существует детально разра-
типа object? (См. выше рассуждение о псевдосчетных именах). ботанная иерархия). Тогда выделяются две большие группы таксо-
В какие противопоставления оно включается? Например, В. проти- номических (в этом понимании) суперкатегорий:
вопоставляет taxonomy как system of kinds и partonomy как system 1) названия natural kinds: тюльпан — цветок — растение, перла-
40 мутровка — бабочка — насекомое.
2) названия любых обыденных суперкатегорий, если можно указать обычной линии "от смысла к тексту" и перешла на подход "от
не менее двух слов-гипонимов для названия суперкатегории, типа текста к смыслу" — в данном случае, как нам думается, это
tableware — spoon — laddie; furniture — chair — rocking-chair; clothes — не результативно. Следовало бы последовательно различать семан-
underwear — slips, украшения — серьги — клипсы; мебель — кро- тическое содержание того или иного варианта гипо-гиперонимии
вать — раскладушка; одежда — штаны — шорты; посуда — ложка — и грамматические возможности его оформления (выражения) в данном
шумовка. Но по этой логике надо считать, что все члены таких языке.
троек входят в таксономические отношения — либо со словами более Специфическим способом выражения смысла 'совокупность', 'целое',
высокого, либо со словами более низкого яруса. Однако слова типа 'все то, что + (функция или место или время)' является число. Но число
мебель, одежда, украшение (гиперонимы высшего уровня), по В., в безартиклевых языках в нереферентном употреблении может и
относятся не к таксономическим, а к функциональным суперка- нейтрализоваться: ср. Книга/книги — лучший подарок [Зализняк,
тегориям. Выше уже говорилось о том, что интуитивно неестест- Падучева 1974]. Одновременно существует, так сказать, грамма-
венно, чтобы в одном иерархическом ряду присутствовали разно- тическая идиоматичность числовой формы, о которой мы упоминали,
типные по типологии отношения. Значит, если исходить из сообра- разбирая статью А.К. Поливановой [1983]: ср. Репа подешевела, зато
жений многоярусности иерархии, все равно получается противоречие. баклажаны подорожали (интересные факты об именах совокупностей
Таким образом, не удается содержательно распространить клас- см. Экскурс).
сификацию В. на произвольно выбранные гипо-гиперонимические Более интересно отметить, что для слов — имен совокупностей,
ряды. Если мы сохраняем то представление о таксономии, которое, описываемых В. под пп. 3 и 4, существуют другие содержательные
видимо, подразумевает В., то описание получается интуитивно противопоставления, нежели функциональные/не функциональные.
неестественным за счет того, что в одном и том же гипо-гиперо- Мы имеем в виду отношение между именем совокупности и ее воз-
нимическом ряду одни слова относятся к функциональным супер- можными членами. Укажем две несомненные группы:
категориям, а другие — к таксономическим. Если же попытаться (1) Имена совокупностей, денотатом которых может быть практи-
использовать другое, чисто количественное понимание таксономии, чески любой объект-артефакт, типа имущество, остатки, лом, хлам.
то противопоставление таксономические vs функциональные супер- Они не слишком многочисленны.
категории перестает быть содержательным. Можно было бы пре- (2) Имена совокупностей, на возможные денотаты которых имеются
небречь тем, что описание, получаемое при авторском представлении жесткие ограничения. К этой группе относится большинство слов-
о таксономии, в некоторых случаях не вполне интуитивно естественно, имен несомненных совокупностей: сервиз, гарнитур, мебель, объедки,
если бы те "чистые" примеры, на которых в работе иллюстрируется пожитки, останки. Очевидно, что хотя денотаты — члены подобных
противопоставление таксономические vs функциональные суперкате- совокупностей — это разные объекты, но объедки — это не вообще
гории, тоже не вызывали сильных сомнений, о чем уже говорилось. остатки, а 'остатки еды', сервиз — это не любой набор, а 'набор посуды'
и т.п.
3.1. Имена совокупностей и таксономия В дальнейшем обсуждении, при рассмотрении 4-го из основных
выделенных у В. вариантов гипо-гиперонимии, появляется новое
Наибольшие сомнения вызывает у нас то место в типологии, противопоставление. Это противопоставление "гетерогенных классов"
которое отведено именам совокупностей — В. называет их "col- и "гетерогенных коллекций". К именам "коллекций" относятся, по В.,
lectiva" и "псевдосчетные имена". Автор справедливо подчеркивает, такие имена, как мебель, clothing, odds-and-ends, а к именам "гетеро-
что имена-суперкатегории типа мебель, одежда, kitchenware, cutlery, генных классов" — vegetables, drugs, medicines, tranquilizers, herbs,
crockery связаны с именами низшего яруса — такими как стол, spices, cosmetics, cereals.
рубашка, чашка — иными отношениями, чем таксономические имена Имена "гетерогенных классов" семантически размыты ("fuzzy"),
"суперкатегорий" типа tree с именами oak, willow. поскольку они соотносимы ("stand for") не с определенными объектами
Однако в дальнейшем семантика имен типа мебель, kitchenware, или типами объектов, а с любыми объектами, объединяемыми по
clothing, leftovers у В. оказывается тесно связанной с их грамма- общности назначения и происхождения. "Псевдосчетные" имена и есть
тической формой — а именно, с тем, являются ли они Singularia tantum имена гетерогенных классов. Псевдосчетными они названы потому,
или Pluralia tantum. Это удивляет: ведь и в русском и в английском что на первый взгляд vegetables отличается от мебель или leftovers
легко найти противоречащие примеры: рус. имущество, англ. belongings, как счетное/несчетное (mass noun). Далее В. показано (см. выше),
рус краденое — англ. spoils, рус. украшения или драгоценности — что это противопоставление неверно, поскольку "счет" идет на виды,
англ. jewelry и т.д. Рус. сервиз, гарнитур, по В., несомненно могут быть а не на экземпляры (то же справедливо для слов типа травы,
отнесены к именам типа collectiva, однако они являются свободно- медикаменты, витамины, пряности и им подобных). Нам кажется,
числовыми. Представляется, что в этом обсуждении В. изменила своей что противопоставление классов и коллекций [ср. работу Markman,

42 43
3
Из книги Вежбицкой ясно, что акцентируя специфику семантического описания,
Siebert 1976] должно проводиться также по линии от смысла к тексту, она имеет в виду, что смысл слова следует описывать как психический феномен.
иначе мы рискуем увязнуть в смеси лексической уникальности от- Именно с этих позиций, в частности, введено противопоставление концепт-макси-
дельных слов и их грамматической "идиоматичности" в плане число- мума и концепт-минимума. Концепт-максимум — это полное владение смыслом
слова, присущее рядовому носителю языка; концепт-минимум — это неполное
вого поведения. Как видно из приведенного обсуждения, работа В. владение смыслом, которое, однако, не должно быть ниже некоторой границы.
ставит большое количество разнообразых проблем. Вежбицка иллюстрирует разницу между концепт-максимумом и концепт-минимумом
на примере собственной языковой интуиции. Воспитанная в польской культуре,
она полностью владеет смыслом слова картофель, поскольку знает, где и как он растет
4. Родо-видовые отношения в сфере языка и т.п. В то же время она гораздо меньше знает о слове zucchini (кабачок) (англ.
и логики zucchini — это, вообще говоря, определенный сорт кабачка), поскольку не вполне
представляет собой, как он растет, хотя и знает, как его готовить, т.е владеет
Сравнение двух подходов к типологии гипо-гиперонимических отно- смыслом этого слова на уровне концепта-минимума. Противопоставление 'концепт-
шений делает очевидным противоположность авторских позиций: максимум — концепт-минимум', как можно видеть, культурно обусловлено. Носители
Гинзбург и Крейдлин идут от текста к смыслу; Вежбицка в основном языка, обслуживающего данную культуру (субкультуру), в полной мере владеют
от смысла к тексту. Кроме того, Вежбицка везде подчеркивает смыслами культурно важных концептов. Любопытен следующий пример: значительная
часть опрошенных P.M. Фрумкиной горожан-москвичей владеет смыслом слова просо
связь своего анализа с возможным толкованием семантики каждого ниже уровня концепта-минимума, т.е. представляет себе, что это некий злак, но даже
из обсуждаемых слов. не соотносит его с хорошо известным словом пшено — крупа из проса. Современный
Важнейший момент в биографии проблемы "гиперонимия и таксо- крестьянин владеет, в терминологии Вежбицкой, концепт-максимумом того же слова.
номия", который раскрывается через сопоставление двух столь Специальные же знания биолога об этом злаке — это уже некоторая "добавка"
к наивным знаниям.
разных подходов, мы видим в следующем. Как Гинзбург и Крейдлин,
'Имена таксономических суперкатегорий по В. тем самым связаны с возмож-
так и Вежбицка рассматривают родо-видовые отношения как важ- ностью обобщить по перцептивным признакам и построить соответствующий обобщен-
нейший семантический тип гипо-гиперонимии. Если у Вежбицкой воз- ный зрительный образ. Сама идея кажется естественной, но как критерий она
никают сомнения в том, правомерно ли говорить о родах и видах не вполне удачна. Дело в том, что изображая нечто, часто приходится выбирать,
в случаях, которые у нее не подведены под термин "таксономия", какими конкретными внешними признаками должен обладать изображаемый объект.
то у Гинзбурга и Крейдлина сомнения лежат в иной плоскости — В результате, как правило, оказывается сложным изобразить "вообще-часы" или"вообще-
дерево", не решая вопроса о том, являются часы ручными, настенными или будиль-
а именно, замыкаются на поверхностно-синтаксические феномены ником и о том, на что больше должно походить "вообще-дерево" — на елку или лист-
по преимуществу. венное дерево. Это было замечено нами (P.M. Фрумкиной) в тахистоскопических
Наши собственные сомнения состоят в следующем. Нужно ли экспериментах, где мы пытались предъявить ии. упрощенные изображения часов,
вообще распространять на язык представление о родо-видовых птиц и т.п. объектов с целью получить именно обобщенные ответы, т.е. "часы", а не
"будильник"; "птица", а не "цыпленок".
отношениях, заимствованное из логики? Такое распространение
могло бы быть содержательным только при одновременном выпол-
нении следующих двух условий: Глава 4
(1) Термин "родо-видовые отношения" сохраняет свой исходный, т.е.
разработанный в логике смысл; КАТЕГОРИЗАЦИЯ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ КЛАССЫ
(2) В языке констатируется достаточно представительное количество
пар слов, отношения между которыми могут быть названы родо- 1. Изучение процессов категоризации:
видовыми. к истории вопроса
Представляется, что в ЕЯ (в русском, во всяком случае) оба эти
С проблемой гипо-гиперонимических и таксономических отно-
условия выполняются только для терминов, где отношения между
шений между именами тесно связана проблема психологической ин-
смыслами регулируются внелингвистической систематикой [Никитина
терпретации отношения между концептами, традиционно называемого
1987]. В некоторых случаях эта систематика фиксируется и в„языке.
" о б щ е * — частное". При этом в большинстве психологических трудов,
Для другой же лексики ЕЯ эти условия, видимо, не выполняются.
где изучаются отношения типа стол — мебель, яблоко — фрукты
А значит, распространение на всю лексику понятия "родо-видовые
отношения" делается проблематичным. и другие близкие к ним, мы найдем в качестве ключевого слово
к а т е г о р и з а ц и я . Уже отмечалось, что термином это слово назвать
'Интересный подход к проблеме иерархии имен см.: [Степанов 1981, с. 64 и ел.] трудно, потому что содержание понятия "категоризация" широко
Наивная систематика вовсе не является особой прерогативой языков традиционных варьирует в зависимости от текста. Мы поэтому постараемся из-
культур Например, англ plant равно как и рус. растение, являются единицами
"наивной" систематики и в этом качестве отличаются по своим экстенсионалам от
бежать попыток его дефиниции как заведомо обреченных на неудачу.
тех же слов, входящих в научные терминосистемы Вежбицка приводит пример Вместо этого мы поясним понятие категоризации примерами.
английской фразы, которую мы можем дать в русском переводе, поскольку в обоих Как известно, уже в раннем возрасте ребенок осваивает содер-
языках она неудачна по одним и тем же причинам: У меня во дворе есть три растения — жание утверждений вида Кукла, кубики, мячик — это все игрушки;
д\6, береза и клен [Wierzbicka 1985, 154 и ел., 227 и ел ]
45
44
медведь, лиса, заяц — это звери; чашка и стакан — посуда; ка- "структура категории", "наивная категоризация", "категория птицы
рандаш, мел, ручка — это то, чем пишут; мама, папа, учитель- устроена иначе, чем категория мебель" и т.д.
ница — взрослые. Объединяя объекты (и их имена) в подобные Итак, имеется известный параллелизм в содержании психоло-
группы на основе своих знаний о мире, ребенок получает воз- гических работ по категоризации и лингвистических работ по изу-
можность эти знания структурировать, учится обобщать. Такие чению определенных типов отношений на именах — главным об-
группы обычно называют категориями. Соответственно, акт отне- разом, отношений "общее — частное", "выше — ниже". В психо-
сения слова (объекта) к группе называется актом категоризации. логической и психолингвистической литературе исследование данной
Накопление знаний у ребенка сопровождается постоянными по- проблематики связывается прежде всего с именем Э. Рош. Прак-
пытками категоризации, что проявляется, в частности, в класси- тически всегда, когда речь идет об изучении процессов катего-
ческих "детских" вопросах вида: Почему ты говоришь, что мы купили ризации у человека, делаются ссылки именно на ее работы [Rosen 1973;
овощи и укроп? Разве укроп — не овощ?; Канистра — это такой 1973а; 1975; 1977; 1978; Rosch et al., 1976]. В связи с этим возникает
бидон?; Сливки — это слитое молоко?; Ослик — это маленькая потребность в содержательном анализе данного направления иссле-
лошадь? Вопросы взрослых, зарегистрированные нами в различных дований с целью определить, что же именно является предметом
экспериментах', гораздо меньше отличаются от вопросов детей, чем изучения в работах Э. Рош, какого рода результаты она получает
можно было бы подумать. Ср.: Саквояж — это такой чемодан? и как их можно интерпретировать.
Манты — это вроде пельменей или это вообще пирожки? Вьюшка —
это у печки, но это такая дверка или задвижка? Веленевая бу- 2. Проблемы категоризации в работах Э. Рош
мага — это сорт бумаги или это что-то вроде пергамента? Если
эти вопросы перевести в модальность утверждений, то многие из них Прежде чем перейти к анализу работ Э. Рош, сделаем еще одно
окажутся близкими по структуре словарным толкованиям, приводимым замечание терминологического характера. В психологической и психо-
в обычных толковых словарях типа Словаря Ожегова: ср. саквояж — лингвистической литературе под категорией обычно понимается такая
дорожная сумка с запором; вьюшка — задвижка в печной трубе группа слов (объектов), внутри которой прослеживаются связи по
и т.д. [ср. Мостовая 1985]. принципу "выше — ниже", т.е. преимущественно иерархические струк-
В детских и взрослых вопросах, а также в словарных толко- туры (отчасти это видно из приведенных выше примеров). Мы же
ваниях типа приведенных выше, зафиксированы, попытки концепту- хотели бы рассматривать и такие группы, где связи устроены иными
ализации реального мира посредством языка. Во всех приведенных способами. Примером может быть группа {рука, плечо, предплечье,
примерах мы видим стремление объяснить новое через известное локоть, запястье, кисть, ладонь, палец, фаланга, ноготь}, на которой
(или предполагаемое таковым) и укрупнить, структурировать картину реализуется отношение со-частности, не сводимое к иерархии. Мы счи-
мира с помощью обобщения. Когда ребенок спрашивает, не яв- таем более удобным вместо понятия "категория" пользоваться тер-
ляется ли ослик маленькой лошадью, он ищет для нового объекта мином к о н ц е п т у а л ь н ы й к л а с с , понимая под ним группи-
подходящую клетку в своей наивной систематике. В сущности, ровку слов или объектов по некоторому принципу, поддающемуся
"взрослые" вопросы и словарные толкования решают ту же задачу, экспликации. Концептуальный класс как таковой не предопределяет
хотя и более тонкими средствами. принципы его формирования (этот вопрос будет отчасти затронут
/' Проблема категоризации в ее современной интерпретации, по на- в конце данной главы).
шему мнению, восходит к известной формулировке Уорфа о членении .(/Работы Э. Рош строятся на нескольких основных тезисах, одни
мира на категории посредством языка. Полезно будет ее процити- из которых формулируются автором более явно, другие — менее.
ровать: "Мы выделяем (isolate) в мире явлений те или иные кате- Первый тезис выражен скорее в неявном виде, поэтому мы по-
гории и типы (categories and types) совсем не потому, что они пытаемся его реконструировать. Он состоит в том, что реальный мир
(эти категории и типы) самоочевидны" [Уорф 1960, 174]. Впоследствии не хаотичен, а структурирован, т.е. в нем есть сходства, различия
наличие или отсутствие в языке слова-универба для наименования и прочие отношения, составляющие его онтологию и независимые
некоторого смысла, разные способы выражения логически-универ- от нашего сознания. Эта онтология отражена в сознании человека
сальных отношений между смыслами типа "общее — частное", "целое — в виде определенной категоризации. Категории (т.е. некие кон-
часть" стали достаточно регулярно именоваться различиями в спо- цептуальные структуры) и составляют предмет интереса Э. Рош.
собах категоризации. Генетические связи этой интерпретации слова Она, с одной стороны, выделяет категории, именуемые natural
"категория" с тезисом Уорфа постепенно стерлись, а глагол categorize (природные"), т.е. более или менее перцептивно обусловленные (такие,
в англоязычной научной литературе стал употребляться как эк- как цвет, форма), а с другой — "семантические", т.е. обусловленные
вивалент понятия 'членить, выделять смыслы' (анг. ascribe signs), понятийно, концептуально. Тем не менее, те и другие анализируются
'подводить под родовое имя', 'обобщать'. Об этом свидетельствуют Э. Рош в рамках единого подхода.
такие контексты со словом "категория", как "членение на категории", Второй тезис Э. Рош (формулируемый более явно состоит в том, что
46 47
объекты — члены категории не равноправны между собой: внутри ластей цветового пространства (фокальные, близкие к фокальным,
каждой из категорий одни объекты имеют ббльшие "права членства", а промежуточные), а ии. должны были совершить с ними некоторые
другие — "меньшие". Эта неравноправность членов категории также, по операции (именование, запоминание, идентификация по памяти, иден-
мнению Э. Рош, имеет объективные (онтологические) основания, а их от- тификация по имени, данному другими., и пр.). Результаты показали,
ражением является то, что отдельные члены категорий являются психоло- что фокальные образцы в среднем лучше запоминаются, лучше
гически более выделенными, нежели другие2. Именно степень психо- идентифицируются и более единообразно именуются, нежели нефо-
логической значимости (salience) и выбирается Э. Рош в качестве кальные, причем соответствующие показатели тем лучше, чем ближе
объекта исследования в многочисленных экспериментах. цветообразцы к фокальным. Это послужило основанием для вывода
Третий тезис (являющийся в определенной мере продолжением о наличии для каждой цветовой категории внутренней структуры,
и развитием второго) состоит в том, что для каждой категории которая выражена в следующем:
постулируется понятие внутренней структуры. В основе внутренней — существуют центры (прототипы) цветовых областей (категорий),
структуры лежит неравноправность членов категории: в каждой соответствующих некоторому цветонаименованию;
категории существуют психологически наиболее выделенные объекты — — принадлежность отдельного цветообразца к области (категории)
центры категории. Вокруг этих центров группируются (в сознании определяется тем, насколько далеко он отстоит от соответствующего
индивида) все остальные входящие в категорию объекты. Эти центры центра (прототипа);
Э. Рош называет прототипами (prototypes). В прототипах воплощены — границы категорий размыты; это значит, что существуют про-
наиболее характерные признаки категории, что дает возможность, межуточные образцы, которые могут быть отнесены либо к одной,
например, по прототипу опознавать категорию в целом и т.п. Э. Рош либо к другой категории;
считает, что прототипы также обусловлены онтологией, а психоло- — прототипы цветовых категорий универсальны для разных культур;
гическая выделенность прототипов является лишь следствием их варьируются лишь границы категорий (этот вывод основан отчасти
особого места в объективной структуре мира. на данных Берлина и Кея, а отчасти на результатах собственных
межкультурных исследований Э. Рош и соавторов).
2.1. Структура "природных" категорий Об исследованиях в области формы следует сказать, что они
строились по аналогичным принципам; результаты их, однако,
Проанализируем далее последовательно логику подхода Э. Рош выглядят менее убедительно в силу трудности подбора стимульного
на примере конкретных экспериментальных исследований. В работе материала для экспериментального исследования, аналогичного по
[Rosen 1973] объектом исследования были выбраны "природные" методике работ с цветообразцами. Э. Рош приходит к выводу, что
(natural) категории: цвет и форма. В экспериментах использовались прототипами в области формы следует считать простейшие геомет-
искусственно сконструированные стимулы (цветообразцы и контурные рические фигуры (круг, треугольник, квадрат); однако использованный
фигуры). Стимулы были подобраны так, что образовывали ряд, где ею стимульный материал (деформированные круги, треугольники,
различие между соседними стимулами было весьма мало. Гипотеза квадраты) позволяет предположить, что полученные результаты и
состояла в том, что объекты, варьируемые по цвету или по форме, не могли быть принципиально иными.
группируются в категории, центрами которых являются психологи-
ческие выделенные прототипы.
2.2. Структура "семантических" категорий
Идея существования психологически выделенных "фокальных" точек
в цветовом пространстве основана прежде всего на результатах, В дальнейшем Э. Рош предпринимает попытку расширить рамки
полученных в работе [Berlin, Kay 1969], где на основании серии экспе- своей гипотезы и делает следующее утверждение. В других кате-
риментальных исследований делался вывод о наличии универсальных гориях — "семантических" (таких, как "фрукты" или "птицы"),
для всех культур "основных" (basic) цветонаименований, соответствую- хотя вряд ли возможно наличие перцептивно обусловленных прото-
3
щих одним и тем же (фокальным) точкам "цветового пространства" . типов, могут, тем не менее, быть обнаружены прототипы, образо-
Мы не будем здесь останавливаться на вопросах обоснованности и ванные по другим принципам. Есть основания полагать, по мнению
надежности полученных данными авторами результатов и аргумен- Э. Рош, что члены "семантических" категорий организованы в соз-
тированности их выводов; эти вопросы подробно разобраны в книге нании аналогично тому, как это имеет место для категорий цвета
[Фрумкина 1984]. В настоящем изложении для нас важен только тот и формы [Rosch 1973, 349]. Автор, судя по всему, имеет в виду сле-
факт, что Э. Рош подбирает стимулы для своих экспериментов, дующее: если некий цветообразец — красный, но другой образец
пользуясь данными о психологической выделенности (фокальности) оценивается ии. как более характерный для категории "красный цвет",
тех или иных цветообразцов, полученными Берлином и Кеем. то, вероятно, можно предположить, что среди имен фруктов есть
Эксперименты Э. Рош со стимулами-цветообразцами состояли такие, которые оцениваются как "более фрукты"; среди имен птиц —
в том, что ии. предъявлялись образцы, взятые из различных об- такие, которые оцениваются как "более птицы" и т.п.
48 49
Эта идея получает свое развитие в работе [Rosch 1973J, где в ка- болезнь, тем более рассматриваемое слово "соответствует" понятию
честве объектов исследования выбираются имена следующих кате- "болезнь"). Структура оценок "типичности" в данной группе не может
горий: овощи, фрукты, птицы, средства передвижения, названия быть поэтому сопоставлена со структурой оценок для групп типа
видов спорта, названия научных дисциплин, названия болезней и видов "овощи" или "фрукты", где "типичность", по-видимому, понималась
4
преступлений . Гипотезы о структуре данных категорий были конкре- прежде всего как частота встречаемости (оценки "типичности" сильно
тизированы следующим образом. Если некоторая категория отображена коррелированы с частотностью).
в сознании не как набор равноправных объектов, а как сово- Несколько иную картину можно видеть для категории "виды
купность, имеющая внутреннюю структуру, то: преступлений", где большинство слов, вне зависимости от пока-
(1) Ии. могут делать обоснованные суждения о соответствующей зателей частотности, получили весьма высокие оценки по шкале
внутренней структуре, а именно — о степени типичности отдельных "соответствия понятию", или типичности. Высшую оценку имеет
членов категории для категории в целом; если (1) подтверждается, здесь убийство (1,0); при этом оценка других преступлений также
то: оказалась весьма близка к единице: всякое нарушение закона ии.
(2) Внутренняя структура категории должна влиять на когнитивные сочли "преступлением" (исключение составляют мелкие нарушения:
процессы, предполагающие оперирование значениями (концептами) например, бродяжничество — оценка 5,3). В данной группе внут-
соответствующих имен. ренняя структура (в понимании Э. Рош) выявилась не слишком
Мы видим, тем самым, что трактовка понятия "категория" у сильно.
Э. Рош противопоставлена традиционным представлениям о том, что Получив массив указанных оценок, Э. Рош расценила свои ре-
членство в категории задается некоторым набором существенных зультаты как подтверждение гипотезы (1): способность ии. к оценке
признаков, а все члены категории, обладающие заданной сово- степени принадлежности того или иного понятия к заданной кате-
купностью признаков, равноправны во всех отношениях. гории интерпретировалась как свидетельство в пользу наличия для
Проверяя гипотезу (1), Э. Рош предложила своим ии. (113 сту- каждой категории своей внутренней структуры, что и отражается в
дентам) слова из указанных категорий с инструкцией оценить "степень различной психологической значимости тех или иных членов кате-
принадлежности" к данной категории по 7-бальной шкале. Степень горий. Эта внутренняя структура рассматривается Э. Рош по аналогии
принадлежности понималась, согласно инструкции, как "типичность": с внутренней структурой ранее исследованных ею "природных" кате-
оценка 1 выставлялась наиболее типичным для данной категории членам, горий цвета и формы: имеются некие центры (отождествляемые с
оценка 7 — наименее типичным. Совокупность предлагаемых слов была "прототипичными" членами категории), вокруг которых и "орга-
заимствована из работы [Battig, Montague 1969], где исследовалась низованы" все остальные члены категории. Мы, однако, видим, что
частота порождения ии. имен-членов категории при заданном обобщаю- полученные Э. Рош оценки "типичности" имеют содержательно разную
щем имени категории; таким образом, для каждого слова заведомо природу, и их значение может меняться при смене или уточнении
был известен индекс его частотности в ситуации ассоциативного критерия "типичности". Таким образом, "внутренняя структура"
эксперимента в заданных условиях. оказывается понятием неоднозначным, так как в каждом отдельном
Полученные Э. Рош результаты выглядят, на первый взгляд, случае имеется в виду разная совокупность образующих эту структуру
как естественное отражение обыденных представлений: наиболее отношений.
типичным "фруктом" оказалось яблоко, наиболее типичной "мебелью" — С целью проверки гипотезы (2) Э. Рош измеряла время реакции
стул и т.д. Итоговые средние оценки большей частью соответствуют ии. при оценке правильности или ложности утверждений типа "яб-
оценкам частотности по указанному выше источнику. Однако более локо — это фрукт". Для предполагаемых "центров" категорий было
внимательный анализ показывает, что "типичность" по Рош не всегда зафиксировано меньшее время реакции, чем для периферийных
совпадает с частотностью, причем расхождения в этих оценках членов, хотя разница во времени оказалась довольно незначи-
могут иметь разные содержательные объяснения. Приведем несколько тельной5. Тем не менее в целом полученные результаты, по мнению
примеров. Э. Рош, свидетельствуют о том, что все исследованные в экспери-
Максимальную оценку в категории "названия болезней" получил рак ментах категории имеют сходную структуру: "прототип" — периферия.
(1,2) . Здесь оценки "типичности" по Рош и оценки частотности по Прежде чем перейти к критическому анализу использованного
[Battig, Montague 1969] совпадают. Однако если сравнить оценки таких Э. Рош подхода, проследим следующий логический шаг, сделанный
болезней, как простуда и малярия, то оценка типичности малярии данным автором в развитие выдвинутых положений. Он состоит в том,
(1,4) значительно превышает оценку простуды (4,7), хотя простуда чтобы выделить те общие принципы, по которым организованы внут-
является и более частотным словом, и обозначает более распростра- ренние структуры предметных категорий. Такая попытка пред-
ненную болезнь, чем малярия. Очевидно, что в данном случае ии. принята в работе [Rosch, Mervis 1975]. Авторы выдвигают гипотезу
использовали при оценке не критерий типичности (понимаемой как о том, что центры категорий обладают наиболее полным набором
распространенность болезни), а критерий "серьезности" (чем серьезнее признаков, характерных для всех членов категории, взятых в сово-
50 51
купности. Иными словами, каждый член категории чем-то схож объективных признаков членов категории. Если и удается наблюдать
с каким-либо другим (точнее — имеет с ним общие признаки), определенные корреляции между наличием/ отсутствием у объекта тех
а центр категории характеризуется сильным сходством одновременно или иных признаков и оценкой его типичности, то это является вовсе
со многими членами категории (т.е. имеет с ними много общих призна- не единственным (и даже не главным) фактором, определяющим оценку
ков.). типичности.
Для проверки этой гипотезы был предложен показатель "семей- Немаловажно также, какова процедура, позволяющая выделить
ного сходства" (family resemblance). Этот показатель, измеряемый признаки, по замыслу отражающие онтологию мира. Оказывается,
для каждого члена категории, представляет собой взвешенную сумму что выделение тех или иных существенных для категории признаков
признаков, которыми данный член обладает, причем вес каждого основано в работах Э. Рош на субъективных мнениях ии. Рош и
признака определяется тем, сколько всего членов категории им Мервис для выделения значимых признаков проводили отдельный
обладает. Например, для категории "птицы" большим весом обладает эксперимент, в котором ии. должны были перечислить для каждого
признак "летать", поскольку он присущ подавляющему большинству оцениваемого объекта присущие ему характерные признаки. Действи-
членов данной категории; признак "петь" обладает меньшим весом, тельно, индивид, если поставить перед ним такую задачу, способен
так как далеко не все птицы — певчие, и т.д. Птицы, обладающие
выделить в объекте те или иные признаки. Однако эта способность
ббльшим числом характерных признаков, оказываются ближе к центру
еще не означает, что индивид пользуется именно этими признаками,
(соловей), а меньшим числом — дальше от центра (пингвин).
да и вообще какими-либо осознанными признаками при формировании
При таком подходе внутренняя структурированность категории тех или иных концептуальных классов. Перечень предложенных призна-
объясняется через наличие у ее членов тех или иных признаков. ков в данном случае — лишь следствие экспериментальной проце-
Иначе говоря, психологическая значимость отдельных слов (обозна- дуры, при которой от ии. требовалось перечислить все значимые для
чающих предметные реалии) объясняется через характеристики (объек- данного объекта признаки.
тивные) тех предметов, которые они обозначают. Из данного ут- В более поздней работе [Rosch 1977] Э. Рош сформулировала
верждения следует естественный вывод о том, что внутренняя положение об универсальности внутренней структуры категорий в
структура категорий должна обладать свойствами универсального менее жесткой форме. По ее мнению, психологические представ-
закона, выводимого из внешних по отношению к субъекту (т.е. ления о структуре категории, с одной стороны, формируются на
онтологических) закономерностей, характеризующих соотношение
основании объективно значимых признаков (т.е. характеристик внеш-
признаков объектов в реальном мире. "Объективность" признаков,
него мира), а с другой — обусловлены состоянием знания ин-
используемых для оценки прототипичности, предполагает, видимо,
дивидов о внешнем мире (о некоторых признаках они могут не знать,
универсальность прототипов для разных языков и разных культур.
а вес других — преувеличивать) [Rosen 1977, 39]. Универсаль-
Это положение опровергается при первой же попытке сопостав- ными же при этом остаются сами принципы, законы формирования
ления результатов, полученных Э. Рош для носителей английского категории, в соответствии с которыми внутри категории выделяют-
языка (и американской культуры), с соответствующими представ- ся более типичные и менее типичные объекты (при этом конкрет-
лениями, сформированными в других культурно-языковых условиях. ное распределение по "типичности" может быть культурно обуслов-
Так, самой типичной птицей по результатам экспериментов Э. Рош ленным).
оказалась малиновка (robin). Этот факт должен объясняться тем, что
малиновка обладает большим числом общих для всех птиц признаков,
т.е. имеет высокий показатель "семейного сходства". Однако очевидно, 3. Типы и "прототипы" в "природных"
что дело здесь не в совокупности признаков, а в совокупности и "семантических" категориях
общекультурных представлений; в иной культуре — например, русской, Центральным пунктом в логике подхода Э. Рош является посту-
суждения о типичности были бы заведомо иными (хотя сама мали- лат о том, что структуры "природных" (цвет, форма) и "семан-
новка всегда обладает одними и теми же признаками). тических" (фрукты, мебель и пр.) категорий можно рассматривать
Культурная обусловленность оценок типичности наглядно видна как аналогичные. Насколько обоснованно это утверждение? Рассмотрим
также из следующих примеров: наиболее типичным фруктом ии. более внимательно, как устроена каждая из сопоставляемых друг
(жители США) сочли апельсин, наиболее типичным средством пере- другу категорий.
движения — автомобиль (метро оказалось на 26 месте), а наиболее В экспериментах с цветом под "категорией" обычно, а также
типичным овощем (vegetable) — горох (pea) (помидоры занимают у Э. Рош понимается некоторая область модели цветового простран-
17 место, лук — 26, а картофель — 29). Число примеров можно ства, соответствующая определенному цветонаименованию, которое
было бы увеличить, однако и без того ясно, что "внутренняя выступает как имя категории (конкретно речь идет о таблицах
структура" категории (понимаемая как наличие более и менее цветообразцов типа Манселловских — см. выше). Эта область представ-
типичных представителей) отнюдь не обусловлена совокупностью ляет собой совокупность очень близких, очень похожих по цвету
52 53
цветообразцов, каждый из которых может быть обозначен общим их обнаруживается ровно 11, объявляется находящимся на высшей
для категории именем; при этом одни из них, как это было стадии развития. Если в экспериментах с цветоназыванием ии.,
показано еще в работе [Lenneberg, Roberts 1956], соответствуют принадлежащие к некоторой культуре, выделили не 11, а 8, 5
этому имени в большей степени, другие — в меньшей. Категория или три цветонаименования, то делается вывод о том, что дан-
в данном случае (т.е. в рамках данной экспериментальной пара- ный язык находится на некоторой более "ранней" стадии развития
дигмы) — это набор реальных экземпляров, конкретных денотатов системы цветообозначений. При этом всякий раз, когда говорится
данного имени, множество тех объектов реального мира (здесь — об эволюции, "развитии" и т.п., речь идет о числе имен-универ-
цветообразцов), которые могут быть этим именем названы. От- бов, используемых в данной культуре для обозначения цвета.
дельным членом категории является здесь конкретный образец цвета. (Нас не перестает удивлять, почему никто из коллег Берлина и
Имена красный, синий и пр. (имена категорий) соотносятся с Кея не усомнился в обоснованности идеи, что отсутствие имени-
множествами соответственно красных, синих и пр. цветообразцов6. универба эквивалентно отсутствию соответствующего цветообозначе-
Семантические категории Э. Рош устроены совершенно иначе. ния как такового [Василевич 1987; Фрумкина 1984]). Принципиаль-
В рамках ее экспериментальной парадигмы имя "семантической" ным для Берлина и Кея является утверждение о том, что число
категории соотносится вовсе не с набором референтов этого име- имен-универбов тесно коррелировано с тем, какие это имена. А
ни, а с набором имен же, являющихся по отношению к обобщаю- именно, если таких слов 3, то это будут черный, белый и крас-
щему имени гипонимами (ср. отношение фрукты — яблоки, груши, ный; если пять — то три упомянутых плюс зеленый и желтый
виноград...). А уже эти имена соотносятся с множеством всех и т.д. Иначе говоря, цветонаименования, по Берлину и Кею, появ-
яблок, всех груш и т.п., поскольку имя яблоко в нереферентном ляются в языке не в случайном порядке, а в определенной вре-
употреблении имеет своим экстенсионалом все существующие яблоки. менной последовательности. Те основные имена-универбы, которые
Но с экстенсионалами (референтами) "семантических" категорий появляются в языке в первую очередь8, у Берлина и Кея и
Э. Рош не экспериментирует, она работает с и м е н а м и типа называются прототипами. Как мы видим, внутренняя форма тер-
яблоко, малиновка. Таким образом получается, что в экспери- мина в данном случае вполне оправдана: имена-прототипы появ-
ментах с цветом ищется "наиболее типичный денотат", т.е. произ- ляются раньше прочих.
водится выбор из совокупности экстенсионалов. В параллель же Э. Рош совершенно механически перенесла гипотезы о струк-
этому ищется "лучший интенсионал", т.е. "лучший" фрукт, "лучшая" туре "природных" категорий типа "красный" на то, что она име-
птица и т.п., что вообще бессмысленно, так как интенсионал не мо- нует "семантическими" категориями, а термины "прототип" и "фо-
жет быть "лучше" или "хуже"7. кальная точка" склеились. Быть может, это получилось не случай-
Уже по этим причинам аналогия между устройством категорий но: о какой фокализации можно говорить применительно к таким
типа "красный" и типа "фрукты" представляется нам неадекват- качественно отличным от цветообразцов элементарным единицам
ной. Небезынтересно, однако, понять, в чем истоки этой ана- анализа, как имена типа яблоко, малиновка? Внутренняя форма
логии. Чтобы разобраться в этом, вернемся к терминам "про- термина "прототип" тем самым пришла в противоречие с узу-
тотип" и "фокальная точка". В экспериментах Э. Рош с цве- сом, приданным этому слову в работах Э. Рош: недаром возникла
том эти термины синонимичны: цветообразцы, соответствующие идея говорить в данном случае о стереотипах [Wierzbicka 1984].
"фокальным точкам", она называет центрами категории, или про- Вежбицка имела в виду то, что понятие "стереотип" как социо-
тотипами. Прототип у Э. Рош, таким образом, это нечто вполне культурное представление вполне имело бы право гражданства:
материальное, а именно — цветообразец из манселловских таблиц недаром в наших собственных экспериментах ии. часто говорят
[Munsell I929]. У Берлина и Кея, откуда Э. Рош заимствует идею о яблоках и грушах как о наиболее типичных для нашей куль-
фокализации и цветовых категорий, мы найдем оба термина — туры фруктах, об огурцах и помидорах — как о наиболее ти-
и "фокальная точка", и "прототип". С той разницей, что они пичных овощах и т.п.
отнюдь не синонимичны. Термин "фокальная точка", действительно, Таким образом, мы не хотим сказать, что группа имен, объеди-
относится к цветообразцам, о чем мы уже говорили ранее. Что няемых в категорию типа "фрукты", непременно однородна в
касается термина "прототип", он появляется у Берлина и Кея в любом отношении, — в каждой культуре, видимо, можно гово-
связи с их общей концепцией развития системы цветообозначений рить о более и менее распространенных представителях этой ка-
и относится к и м е н и цвета, а вовсе не к его денотату. тегории (есть и известные лишь понаслышке)9. Но пожалуй, это
Не обсуждая в подробностях концепцию Берлина и Кея, скажем единственный разумный смысл, который мы можем придать введен-
лишь самое необходимое для понимания генезиса термина "про- ному Э. Рош противопоставлению "центр — периферия" по отношению
тотип". В работе Берлина и Кея постулируется существование не- к "семантическим" категориям. Э. Рош права, что имена, близкие
которого универсального для всех культур набора цветообозначе- к центру, появляются в онтогенезе раньше — но не следует смеши-
ний — они называются basic и их (почему-то!) 11. Язык, где вать причину и следствие: наиболее распространенные в культуре
54 55
Обобщающее имя Мы не будем более подробно останавливаться на вопросе о
базовом уровне иерархии, так как это не имеет непосредственного
отношения к интересующему нас вопросу (см. об этом [Хофман
1986]). Для нас важно прежде всего то, что понятие "внутренней
структуры" отождествляется Э. Рош с понятием иерархической струк-
объект объект \ туры. Кроме того, иерархические структуры для разных групп рассма-
объект
триваются как изоморфные (отчасти это отражено в попытках
выделения единого базового уровня). Выше, в гл. 3, было показано,
что характер гипо-гиперонимических отношений в различных груп-
пах (концептуальных классах) может быть весьма различным. От-
Рис 1 Рис.2 ношения в парах "воробей — птица" и "стол — мебель" содер-
жательно отличаются друг от друга: если в первом случае можно
говорить об отношениях родо-видового характера (воробей — пред-
представители категории естественно оказываются и наиболее зна- ставитель класса птиц), то во втором имя высшего уровня явля-
чимыми, а потому их имена и усваиваются раньше. ется обобщающим не по родо-видовым, а по иным, более слож-
В своих работах Э. Рош неоднократно подчеркивает, что ее ным (основанным прежде всего на функциональном назначении)
основной задачей является исследование "внутренней структуры" признакам (стол — не представитель класса "мебель", а "пред-
категорий. В связи с этим возникает потребность в выяснении мет мебели"; в "мебель" объединяются предметы, служащие для
того, что именно понимается автором под "внутренней струк- различных целей в рамках одной общей функции: помещаться в
турой". Структурой некоторого класса (категории) естественно счи- жилище для обслуживания бытовых потребностей человека).
тать совокупность тех устойчивых связей, которые имеются между Попытка найти универсальные для различных предметных об-
объектами, входящими в класс. Для "семантических" категорий, ластей формы представления внутренней структуры у Э. Рош при-
исследованных Э. Рош, т.е. для классов имен, обозначающих пред- водит к тому, что вычленяется лишь один аспект отношений ("по
метные реалии (типа мебель, птицы, фрукты), предметом анализа вертикали"), а другой (отношения "по горизонтали") не рассмат-
могли бы стать семантические отношения между данными именами, ривается. Между тем именно анализ отношений на "горизонталь-
отражающие возможные связи объектов в реальном мире: сово- ном срезе" иерархии более соответствует, по нашему мнению,
купность этих отношений и должна, собственно говоря, представ- задаче исследования внутренней структуры классов (см. в этой
лять собой "внутреннюю структуру" категории (см. рис. 1). связи: [Михеев, Рюмина, Фрумкина 1985; Фрумкина, Миркин 1986]).
Однако для Э. Рош термин "внутренняя структура" приобре- Другой, более общей проблемой, возникающей в связи с иссле-
тает несколько иное содержание: употребляя его, она имеет в дованием категориальных структур с точки зрения их психологи-
виду только один аспект отношений внутри класса, а именно — ческой значимости для индивида, является вопрос о многообразии
его и е р а р х и ч е с к у ю структуру. Предметом анализа являются принципов формирования тех или иных концептуальных классов
в данном случае не одноуровневые отношения "объект — объект", и обобщающих группировок.
а гипо-гиперонимические отношения "объект — обобщающее имя" Наши знания о мире, разумеется, Ьтражают его онтологию,
(рис. 2). Фактически Э. Рош интересуют только отношения верти- но весьма опосредованно. Наивная картина мира прежде всего
кального подчинения в иерархической структуре, а измерению под- антропоцентрична (ср. выше обсуждение этой проблемы в работе:
вергается только один параметр, введенный данным автором: "психо- [Wierzbicka 1985], а также [Апресян 1986]).
логическое расстояние" на шкале "имя класса — член класса". Г. Мэрфи и Д. Медин в своей обзорной работе [Murphy,
Иерархические структуры с несколькими уровнями обобщения Medin 1985] показали, что формирующаяся в сознании человека
действительно могут быть выстроены для определенных концеп- система концептуальных связей основана не столько на том, како-
туальных классов. Ряд работ Э. Рош и ее соавторов непосредственно ва онтология объектов, сколько на наших представлениях о сущест-
направлен на исследование различных уровней выстраиваемых иерар- венных свойствах окружающего мира (авторы называют такие пред-
хий [Rosen et al. 1976; Rosch 1977; 1978]. При этом особую ставления "теориями"). Концептуальные классы, вычленяемые нами
роль играет выделение так называемого базового уровня иерархии, в мире, отнюдь не исчерпываются множеством заранее заданных
на котором находятся такие имена, как стол, яблоко, гитара. языком имен категорий. Сознание человека способно оперировать
Выше базового уровня располагаются обобщающие ("родовые") также и такими концептуальными классами, которые не имеют
имена (мебель, фрукты, музыкальные инструменты), а ниже ба- не только обобщающего имени, но и определенного места в какой-
зового уровня — конкретизирующие имена (письменный стол, либо иерархической структуре. При этом такие классы обладают
антоновка, электрогитара). явной психологической значимостью. Авторы приводят пример следую-
56 57
щего класса: "дети, драгоценности, телевизоры, картины, руко- 3
Конечно, если рассматривать русские наименования "сидений" (во французском
писи, фотоальбомы". В этом классе нет ни сходных объектов, имеется соответствующее родовое имя — siege), то можно обнаружить неравно-
правие даже таких распространенных слов, как стул и кресло. Неравноправие,
ни "прототипической" структуры, ни общности функции. У него нет разумеется, касается не имен, а соответствующих денотатов. Ср. следующие фразы:
готового обобщающего имени: в него включено все то, что в пер- 1) Н. сидел в своем любимом кресле;
вую очередь следует выносить из дома во время пожара. Объеди- 2) Н. сидел на своем любимом стуле.
няющим принципом (обоснованием) является в данном случае субъек- Фраза (1) семантически безупречна и может иметь две интерпретации: (а) Н. имеет
тивная ценность этих объектов. несколько разных кресел, — например, кожаное, плетеное, вольтеровское и т.п.;
одно из них — его любимое кресло; и (б) Н. имеет разные sieges — стул,
Другим примером может быть класс "то, что способно вызы- диван и т.п., а также кресло, причем предпочитает сидеть именно в кресле.
вать страх" (змея, темнота, звук сирены и т.п), приводимый в Фраза (2), с нашей точки зрения, плохо подходит под любую из этих интер-
работе [Bruner, Goodnow, Austin 1956]; авторы называют такие претаций, поскольку обычно стул как мебель для сидения не выделяется из
классы "аффективными", отличая их от "логических" (типа птицы, прочих стульев: любой стул — это наиболее характерный для нашей культуры
предмет-siege; в этом и состоит "выделенность" соответствующего имени.
злаки) и "функциональных" (типа мебель, инструменты). Согласно
'В качестве модели цветового пространства выступали известные цветовые таб-
Мэрфи и Медину, психологически выделенный класс — это совокуп- лицы Манселла [Munsell 1929]; использованная Берлином и Кеем методика работы
ность объектов, объединение которых почему-либо имеет смысл с этими таблицами была впервые применена в исследовании Леннеберга и Ро-
для индивида. Он может совпадать с некоторым стандартным бертса [Lenneberg, Roberts 1956].
концептуальным классом, но может иметь и чисто субъективный 4
Как мы видим, в данном перечне присутствуют как "предметные" (относя-
характер (например, класс "то, что я люблю") или же быть щиеся к объектам материального мира) классы, так и классы, объединяющие аб-
страктные понятия. В работе [Rosch 1975] исследовались уже только "предметные"
ни субъективным, ни онтологически объективным (например, класс классы (к первым пяти из перечисленных были добавлены следующие классы:
"плохие приметы", строящийся по принципам, отражающим куль- одежда, инструменты, оружие, игрушки и мебель); критерию "предметности" не соответ-
турно-исторические реалии, общие для разных субъектов). Прин- ствует только класс "виды спорта".
ципиально важным является то, что в такие классы могут быть Время реакции — индикатор, постоянно используемый для изучения процессов
объединены практически любые понятия, если существует некто, восприятия, плодотворен по преимуществу тогда, когда речь идет о сравнительно
"простых" перцептивных или двигательных реакциях, анализируемых, к тому же,
для кого такое обобщение соответствует некоторому фрагменту на физиологическом уровне. С нашей точки зрения, время реакции — слишком
индивидуального опыта и в силу этого имеет смысл. грубый индикатор для того, чтобы по нему можно было судить о сложности
В работах Э. Рош и других авторов "членение мира" на кате- познавательных операций. О трудностях, связанных с измерением такого сравни-
гории — это преимущественно нечто, заданное индивиду извне тельно простого показателя, как временной порог зрительного распознавания, см.
[Фрумкина 1971].
и усваиваемое по мере овладения языком и освоения уже сущест- '«Размышляя... об экстенсионале знака красный, мы, вообще говоря, не нужда-
вующей (вне индивида) системы категоризации, которая рассмат- емся во введении новой реалии — сконструированного по определенным правилам
ривается как статическая и единственная. Вполне естественным для изображения красного цвета как такового. Однако если мы хотим изучать дено-
носителя языка является, однако, и образование таких группировок, тативное значение слова красный в эксперименте, то мы должны создать неко-
торую ситуацию, где "выделение области допустимых денотатов" будет происхо-
которые не укладываются в рамки уже зафиксированного в языке
дить у нас на глазах. Совершенно очевидно, что для этой целя необходим какой-
категориального членения. В том случае, если сам индивид высту- то стандартизованный метод представления денотатов...» [Фрумкина 1984, 110—111].
пает как субъект категоризации, в ее основу могут быть поло- Использованные Э. Рош таблицы Манселла как раз и могут быть рассмотрены
жены самые разнообразные принципы, которые дадут в итоге са- как совокупность денотатов для имен цвета.
7
мые разнообразные концептуальные классы. Закономерности такой Можно представить себе эксперимент, где мы хотели бы выяснить, какой
"субъективной" категоризации — предмет отдельных исследований, объект является в большей степени яблоком, чем грушей. Такой подход должен
быть скорее соотнесен с подходом к исследованию денотативного значения (дено-
в рамках которых выделяется целый ряд самостоятельных задач. тативной отнесенности) имен "конкретной" лексики, реализованным У. Лабовом
Некоторые из них будут рассмотрены ниже, во второй части этой (1983) для слов, обозначающих сосуды. Лабов исследовал границы между именами
книги. cup, bowl, glass и др. при помощи предъявления ии. изображений соответствующих
сосудов, варьируемых по высоте, ширине, форме и другим параметрам.
Авторы не утруждают себя какими-либо разысканиями в области языков, ко-
'Имеются в виду эксперименты Н.А. Рюминой, частично описанные в: [Рю- торые могли бы подтвердить правомерность идеи "очередности". Их последователи
мина 1987], и эксперименты, упомянутые в: [Фрумкина 1985]. этого почему-то упорно не замечают. Отсылаем читателя к Предисловию, где
2
Представление о феномене "психологической выделенности", "психологической зна- обсуждается этот любопытный феномен жизни двух наук — культурной антро-
чимости", введенное в научный обиход Э. Рош примерно в 1975 году, может пологии и лингвистики.
быть разумно интерпретировано, если не пытаться сделать его более четким. То же ' См. примечания 3 к гл. 3 и 2 к гл. 4, а также [Wierzbicka 1985, 218 и ел ] .
относится к идее "базового уровня", в немалой степени сводимой к психологи-
ческой идее "выделенности". Однако, пока это понятие остается нечетким, совре-
менный психолог, для которого естественно проверить теорию экспериментом, не знает,
что с ним делать. Это и порождает не слишком осмысленные эксперименты,
где производится измерение весьма неопределенного явления с помощью каких-
либо привычных, но в данном случае неуместных индикаторов.
58
ЧАСТЬ II существу верен. Тем не менее, осознание сути используемых интро-
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ спективных процедур в значительной мере способствует успеху в
достижении цели. Недаром так убедительны примеры семантического
СЕМАНТИКИ КОНКРЕТНОЙ ЛЕКСИКИ анализа, предложенные Вежбицкой в книге [Wierzbicka 1985]: автор
последовательно стремится сделать доступным читателю тот путь,
идя по которому она усматривает в слове "именно эти, а не дру-
гие семы".
Разумеется, картина мира, создаваемая лингвистом, существенно
отличается от наивной картины мира, имеющейся у неискушенного
Глава 1 носителя языка. Рядовой носитель языка, владея языком, не рефлек-
тирует о смыслах. И если мы хотим реконструировать именно
СТРУКТУРА СЕМАНТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ те смыслы и отношения между ними, которые характерны для
ПО ДАННЫМ КЛАССИФИКАЦИОННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА наивных, не рефлектирующих о языке носителей, естественно обра-
титься к их психике. При ориентации на исследование чужой
1. Эксперимент и интроспекция: общие замечания психики, не данной нам в наблюдении, встает принципиальный
вопрос о "доступе" к объекту наблюдения. Наблюдаемо лишь чужое
В первой части книги мы исследовали некоторые виды семан- п о в е д е н и е . Психика — и это относится, разумеется, и к операциям
тических отношений на именах конкретной лексики, пользуясь преиму- со смыслами — должна быть каким-то образом реконструирована
щественно методом интроспекции. В данной части мы опишем резуль- на основе наблюдений за поведением. Иначе говоря, /"доступ"
таты изучения семантики имен-КС, полученные на основе другого к языковому сознанию, языковой интуиции рядового носителя языка
подхода — экспериментального. Сделаем вначале несколько заме- должен быть обеспечен с помощью особых методов, не требующих
чаний общего характера, касающихся отношений между интроспек- от говорящего метаязыковой рефлексии о языке. Таким методом
цией и экспериментом применительно к интересующему нас кругу может быть опрос носителей языка, организованный так, чтобы
проблем (Подробный анализ различий в этих подходах читатель его участники были максимально непосредственны, т.е. решали бы
найдет в: [Фрумкина 1980; 1981; 1984]). простые, доступные для них задачи, отвечали на естественные
В науке о языке используются два пути получения семанти- вопросы. Их ответы, тем не менее, должны давать исследователю
ческой информации: 1) интроспекция, т.е. обращение к собствен- содержательный материал1.
ной психике с целью осознать и экстериоризировать в научном
Эти требования нелегко совместить, что хорошо известно, напри-
описании свои представления о смыслах; 2) эксперимент, т.е. обра-
мер, авторам фонетических и диалектологических вопроснихов. Если
щение к чужой психике с целью сделать явными представления о
перед и. ставить простые задачи, исследователь не получит нового
смыслах, свойственные другим носителям языка. При интроспектив-
материала, и наоборот: задачи, интересные для исследователя, вы-
ном подходе исследователь моделирует свою языковую интуицию,
водят рядового носителя языка за рамки привычных для него кате-
ищет способ заглянуть в себя. Объективация того, что познано
горий. Применительно к семантической проблематике ситуация осо-
этим способом, может быть осуществлена с помощью самых раз-
бенно сложна. Например, рядовой носитель русского языка без
ных методов — путем использования специальных метаязыков
затруднений назовет второй член в парах типа злой — добрый,
толкований, как это сделано, например, в работах [Wierzbicka
темный — ...; высокий — ...; однако эти ответы не несут для
1980; Апресян 1974]; с помощью ответов на "анкету" компонент-
исследователя новой информации. С другой стороны, если предло-
ного анализа (ср. [Lehrer 1974; Селиверстова 1975; обзорные дан-
жить и. объяснить разницу между отношениями в паре продоль-
ные — Кузнецов 1980]), с помощью толкований на естественном
ный — поперечный и в паре плотный — редкий, то подобная
языке (ср. [Англо-русский словарь 1979] и современные словари
задача для и. совершенно непривычна.
типа Grand Robert [Гак 1987]).
Таким образом, возникает вопрос о типе психолингвистического
Вне зависимости от методов объективации логика интроспек-
эксперимента и выборе тех или иных наблюдаемых показателей в
тивного подхода идентична: вначале исследователь "заглядывает
качестве эмпирических аналогов такого конструкта, как смысл.
в себя", затем он решает задачу наиболее убедительного "пере-
Необходимо организовать эксперимент так, чтобы ии. — носите-
вода интуиции в рациональные формы" (выражение A.M. Пешков-
ли языка решали достаточно простые, доступные им задачи, а
ского). На вопрос о том, каким именно способом можно усмо-
исследователь, тем не менее, получал бы материал, раскрывающий
треть в слове именно эти, а не другие семы, один из самых
наивные семантические представления.
ярких современных лингвистов недвусмысленно ответил: "Никаким!".
И этот ответ, несмотря на свою полемическую заостренность, по Мы предположили, что естественными для неискушенного носителя
языка являются представления о сходстве или несходстве слов по
60 61
смыслу. После того, как значимость отношения сходства по смыслу 2. Свободная классификация слов-КС:
для наивной семантики была подтверждена в предварительных экспе- отбор стимулов, процедура эксперимента,
риментах [Фрумкина 1978], нами были разработана эксперименталь- представление результатов
ная методика, позволяющая получать от ии. оценки сходства,
относительно свободные от метаязыковой рефлексии; мы имеем в Для экспериментального исследования были выбраны следующие
виду методику свободной классификации. тематические группы (далее — ТГ) слов-КС:
В цикле работ P.M. Фрумкиной, А.В. Михеева [Фрумкина 1984; 1) слова, именующие предметы посуды и кухонной утвари (да-
Михеев 1983; Фрумкина, Миркия 1986], в диссертации Н.А. Рю- лее — "Посуда");
миной [Рюмина 1987] было показано, что путем проведения экспе- 2) слова, именующие кушанья (далее — "Еда");
римента по методике свободной классификации можно получить 3) слова, именующие плоды, ягоды и овощи (далее — "Ово-
содержательные результаты, касающиеся представлений наивных но- щи—фрукты").
сителей языка о смыслах. Вначале данная методика была исполь- Принципы отбора стимулов. Общие принципы отбора
зована для изучения семантики слов-цветообозначений ([Фрумкина слов изучавшихся ТГ были следующими. Мы стремились охватить
1979]; методы анализа данных см.: [Михеев 1983]; обобщение резуль- по возможности всю ТГ слов, именующих соответствующие реалии;
татов — [Фрумкина 1984]). Опишем кратко эту методику и тип при этом, однако, в наборы стимулов не включались слова, имею-
результатов, которые она позволила получить на материале слов- щие в словаре пометы устар., диал., разг. и т.п., а также сло-
цветообозначений. ва, которые либо не вполне "освоены" русским языком (имеют
В наших экспериментах ии. — носители русского языка полу- выраженный "национальный" колорит), либо являются слишком ред-
чали набор карточек со словами-цветонаименованиями (типа крас- кими. Например, в наборе "Посуда" нет слов типа корчага, крин-
ный, бежевый, лимонный) и инструкцию, где. предлагалось разло- ка, глечик, шампур; в наборе "Еда" нет слов типа мамалыга,
жить карточки на любое число групп исходя из того, что слова, в наборе "Овощи — фрукты" нет слов типа авокадо, фейхоа.
похожие по смыслу, должны помещаться в одну группу, а слова, С другой стороны, в каждом наборе имеются "пограничные" слова,
смысл которых кажется менее сходным, должны оказаться в раз- значение которых, как можно думать, ие все ии. знают вполне
ных группах. Таким методом были изучены практически все упот- точно, как, например, веселка, сотейник, крупеник, мусс, ту-
ребительные слова-цветообозначения русского языка — всего 110 слов. товник.
Результаты классификации, полученные от разных ии., были объеди- Отбор елок для экспериментов проводился по одной общей
нены, и по усредненным данным была построена структура семан- схеме. Применительно к каждой группе мы начинали с того, что
тических связей для группы слов, указывающих на цвет. Получен- просили десять человек написать все известные им слова (соот-
ная структура раскрывает субъективно значимые семантические связи ветственно — названия предметов посуды и кухонной утвари, назва-
и указывает для каждого слова его ближайших соседей. Построен- ния блюд и кушаний, названия плодов и овощей). Опрос произво-
ное в [Фрумкина 1984] наглядное представление структуры семан- дился индивидуально, и временем опрашиваемые не ограничивались.
тических связей позволяет говорить о каждом слове в терминах Полученные от отдельных лиц списки слов сводились в один общий
его места в структуре, а также о том, является ли оно словом, список для каждой из групп. Затем этот список проверялся и допол-
похожим на многие другие, или напротив, другие слова оказываются нялся по специальным источникам. Для слов—названий посуды
похожими на него (метод анализа данных предложен А.В. Михе- и кухонной утвари, а также для слов—названий блюд и куша-
евым [1983]). Эти результаты являются сильными в том смысле, ний в качестве таковых использовались поваренная книга Е. Моло-
что ии. в нашем эксперименте принимали очень простые решения, ховец [1916] и "Книга о вкусной и здоровой пище" под ред. А.А. Покров-
определяя для каждого слова только его сходство с теми или ского [1980]. Относительно слов—названий плодов и овощей
иными словами; общий же результат показал, что вся тематическая по словарям проверялоесь, действительно ли эти слова обозначают
группа имен цвета образует хорошо структурированное поле отно- плоды, а не только само растение (например, гранат, айва, алы-
шений, имеющих нетривиальную интерпретацию. ча, вишня и т.д.). Для этой цели использовался Советский Энцикло-
педический словарь (1982) и Словарь русского языка С И . Оже-
В последующих работах [Рюмина 1982; 1987; Фрумкина 1985; гова (1981). После того как были составлены списки предполагаемых
Михеев, Рюмина, Фрумкина 1985] была продемонстрирована общность слов-стимулов для всех трех ТГ, значения всех слов еще раз про-
использованной методики и ее валидность для изучения других те- верялись по Словарю Ожегова и Словарю современного русского
матических групп, в частности — для изучения семантики слов- литературного языка в 17 тт. и (1948—1965). Из списков слов
КС. В следующих разделах мы рассмотрим некоторые результаты вычеркивались те слова, которые или отсутствовали в обоих слова-
проведенных нами экспериментальных исследований. рях, или давались в них с пометами малоупотребительных, уста-
ревших. Вычеркивались также термины. При отборе стимулов учи-

63
62
тывались, кроме того, различные соображения, связанные со спе- Таблица 1
цификой использования методики свободной классификации (в част- Слова — названая плодов и овощей
ности, особо рассматривался вопрос о том, в форме какого числа
должны быть представлены слова-стимулы) . абрикосы айва алыча ананасы
Окончательный список слов—названий посуды и кухонной апельсины арбуз баклажаны бананы
утвари составил 72 слова, слов—названий блюд и кушаний — бобы брусника брюква виноград
75 слов, слов—названий плодов и овощей — 73 слова (см. вишня голубика горошек гранаты
табл. 1—3). (Дополнительные замечания о методах отбора слов- грейпфруты груши дыня ежевика
земляника инжир кабачки калина
стимулов см. ниже). капуста картофель каштаны кизил
Испытуемые. В каждом эксперименте принимало участие по клубника клюква костяника крыжовник
50 чел., причем мужчины и женщины были представлены примерно лимоны лук малина манго
поровну. В качестве ии. выступали студенты, лаборанты и препо- мандарины маслины морковь морошка
облепиха огурцы орехи пастернак
даватели технического вуза, научные работники (в том числе и патиссоны персики петрушка помидоры
филологи), медицинские и инженерно-технические работники, пен- ревень редиска редька репа
сионеры. Абсолютное большинство ии. имели высшее или незакон- рябина салат свекла сельдерей
ченное высшее образование. Возрастной диапазон ии. составлял сливы смородина спаржа тутовник
17—85 лет, однако возраст большей части ии. находился в интер- тыква укроп фасоль финики
хурма черемша черешня черника
вале от 25 до 35 лет. чеснок шиповник шпинат щавель
П р о ц е д у р а проведения эксперимента. Эксперименталь- яблоки
ная процедура была аналогична той, которая использовалась нами
ранее при исследовании группы слов-цветообозначений [Фрумкина Таблица 2
1984; Михеев 1983]. И. предъявлялся набор карточек, на каждой Слова — название блюд и кушаний
из которых было напечатано одно слово, и предлагалась следую-
щая инструкция: "Нужно разложить эти карточки на группы в
соответствии с Вашими представлениями о сходстве данных слов безе беляши бефстроганов бисквит
по смыслу. Число групп может быть любым, количество карточек биточки блины булочка бутерброд
вареники варенье ватрушка вафли
в группе — также. Если Вы не знаете, что значит то или иное ветчина винегрет галушки глинтвейн
слово, то эту карточку можно вернуть". Результаты деятельности голубцы гренки гуляш джем
и. фиксировались экспериментатором и заносились в таблицу-про- жаркое желе заливное запеканка
токол. карбонад каша квас кекс
кисель крупеник клецки коктейль
Э. фиксировал также объяснения, даваемые ии. по поводу обра- колбаса компот котлеты крем
зованных ими разбиений. Это делалось следующим образом: после крюшон лангет морс мусс
того, как и. заканчивал классификацию предложенного ему набора оладьи омлет паштет пельмени
и не изъявлял больше желания внести какие-либо изменения в печенье пирог пирожное пирожок
состав полученных группировок, Э. просил и. объяснить, чем он плов плюшка повидло подливка
пончики пряник пудинг пюре
руководствовался при создании той или иной группировки. Вопросы, пунш рагу ростбиф салат
задаваемые Э., не содержали никакой оценки работы и. и никакой сардельки сосиски соус суфле
подсказки. сухари сырники тефтели торт
Вопросы задавались следующим образом: "Что Вы положили фрикадельки хлеб холодец чебуреки
сюда?", "А почему это — вместе?"; "Почему эти слова оказались шарлотка шашлык шницель
у Вас в одном классе?" и т.п. В качестве ответа принимались
любые объяснения и., включая и такие, как "не знаю, почему, но эти
слова должны быть вместе", "мне кажется, что это неразделимо"; О б р а б о т к а первичных э к с п е р и м е н т а л ь н ы х данных.
"это слово я выделяю в отдельный класс, так как оно никуда не под- Посредством первичной обработки на ЭВМ результаты индивидуаль-
ходит" и т п ных классификаций (данные протоколов) сводились в матрицу свя-
В данной главе мы рассмотрим и проанализируем обобщенные зей, в которой для каждой пары слов указано, сколько ии.
графические структуры, получаемые путем объединения всех индиви- поместили эти слова в одну группу. Матрица связей содержит
вввтпьных классификаций. Материалы самоотчетов-объяснений более в себе всю информацию, о частоте объединения тех или иных слов
|0 рассматриваются в последующих главах. в классификационном эксперименте; она, однако, обладает одним
65
Таблица 3
если менее половины — то незначимой (и, соответственно, не изобра-
С л о и — названия предмете* посуды • кухонной уттаря жается на графе). При реализации такого принципа графического
изображения структуры граф связей имеет простую и однозначную
банка бидон блюдо блюдце интерпретацию: если две вершины графа (т.е. два слова) соеди-
бокал бутылка ваза вертел нены линией (соответствующей наличию значимой связи), то эти
веселка вилка горшок графин два слова были объединены в эксперименте большинством ии.;
дуршлаг жаровня жбан икорница если линия отсутствует, то большинство ии. помещали эти слова
кастрюля ковш компотиица конфетница в разные классы. Граф, построенный по такому принципу, мы в
котелок кофейник кружка крюшонница
кувшин лафитник ложка масленка дальнейшем будем называть графом абсолютных связей (см. ниже,
миска молочник нож перечница рис. 3).
пестик поднос подстаканник половник
Наряду с очевидными преимуществами граф абсолютных связей
противень решето розетка рюмка
салатница сахарница сбивалка селедочница обладает и определенными недостатками. Одни слова оказываются
сечка сито скалка сковорода включенными в густую сетку связей (например, блюдце, молоч-
солонка сотейник соусник стакан ник), в то время как другие могут не иметь ни одной связи,
стопка ступка судок супница превышающей выбранный порог, и в результате остаться обособ-
сахарница тарелка термос терка
толкушка фляга фужер хлебница
ленными, т.е. не включенными в графическую структуру (ваза,
чайник чашка чугунок шкалик поднос). Наличие же обособленных слов делает итоговую струк-
штопор штоф шумовка щипчики туру неполной. Тем самым, при использовании вполне разумного
исходного критерия для изображения значимой информации и отбра-
сывания незначимой мы в конечном счете рискуем прийти к выводу,
что нами отброшена и та часть информации о связях, которая,
существенным недостатком: отсутствием наглядности. Для того, вообще говоря, также является для нас значимой; это информа-
чтобы преодолеть этот недостаток и сделать структуру семантиче- ция о связях тех слов, которые либо часто возвращались, либо
ских связей между словами наглядной, необходимо перевести матрич- помещались в разные классы или образовывали самостоятельные
ную информацию в иную форму. Максимально наглядной и доступ- (единичные) классы. Слова на графе абсолютных связей оказываются,
ной для восприятия является графическая форма представления таким образом, в неравном положении: для одних слов граф до-
структуры связей; информация, содержащаяся в матрице, исполь- статочно хорошо отражает их место в структуре связей, другие же
зуется при этом для построения графа связей. могут вообще не попасть в изображаемую структуру.
Очевидно, что графически можно изобразить не все связи между
С целью преодоления этих недостатков нами был предложен
словами, а лишь некоторые; при этом естественно стремиться изобра-
альтернативный метод построения графа связей [Михеев 1983; Фрум-
зить наиболее сильные (значимые) связи, т.е. связи между сло-
кина 1984]. Суть этого метода состоит в том, что для каж-
вами, наиболее близкими по смыслу по данным эксперимента.
дого слова изображается определенное число наиболее сильных
При практической реализации этого естественного принципа ока-
связей; мы выбрали для изображения три максимальные по силе
зывается, однако, что само понятие "сильные связи" может иметь -
связи.
двойной смысл. В одном случае мы устанавливаем некоторый единый,
Абсолютный порог силы связи для всей группы заменяется
абсолютный порог силы связи для всех пар слов: связи, превышаю-
тем самым на относительный порог для каждого отдельного слова,
щие данный порог, мы признаем значимыми (изображая их на
т.е. порог является уже не численным, а ранговым: для каждого
графе), а связи, не достигающие данного порога, мы признаем
слова изображаются первая, вторая и третья по силе связи не-
слабыми (незначимыми). Другой вариант оценки связей при их
зависимо от их абсолютной величины. Соответственно, итоговый
отборе для изображения на графе предполагает, что этот порог
граф может быть назван графом ранговых связей. Такой метод
устанавливается индивидуально для каждого слова, исходя из спе-
позволяет "уравнять в правах" все рассматриваемые слова, вклю-
цифики его связей с другими словами. Сравнительная оценка двух
чая те из них, которые часто возвращались, часто образовывали
названных вариантов оценки силы связей требует их более деталь-
единичные классы и т.п Графы ранговых связей, построенные для
ного рассмотрения.
трех описываемых нами ТГ, приводятся в работе [Михеев, Рю-
Следуя логике первого варианта, если сила связи в паре слов мина, Фрумкина 1985].
определяется количеством объединивших эти слова ии., то естест-
В последующем изложении предметом нашего анализа будут
венно установить и простой количественный критерий оценки "си-
построенные на том же материале графы абсолютных связей (да-
лы" например, если два слова объединили более половины ии., л е е
— Сев, от "структура связей")3. Их недостатки, о которых
то связь между ними признается значимой (и изображается), а
говорилось выше, мы попытались отчасти устранить при помощи
ее
67
введения некоторых дополнительных правил изображения Сев, пресле-
дующих две цели: 1) передать на Сев по возможности больший
объем информации и 2) сделать Сев более простой и наглядной.
Эти правила таковы.
1. В целях наглядности некоторые связи изображаются не в
виде соединяющих линий, а в виде объединяющих слова рамок.
Если несколько слов на Сев объединены в рамку, то это оз-
начает, что сильные (превышающие порог) связи имеются между
всеми этими словами.
2. Тонкая линия между словами (тонкая рамка) означает, что
данные слова в эксперименте были объединены не менее, чем поло-
виной всех участвовавших в эксперименте ии. (сила связи — 25 и
более). Жирная линия (рамка) означает, что данные слова были
объединены не менее, чем 80% всех ии. (сила связи — 40 и более).
Связи, изображаемые тонкими линиями (рамками), называются
регулярными; жирными линиями (рамками) — сильными.
3. Связи между словом и группой в рамке или между двумя
рамками изображаются и интерпретируются аналогичным образом.
4. Если для некоторых слов не найдено ни сильных, ни регу-
лярных связей, то на Сев изображается максимальная для данного
слова связь. Она имеет вид пунктирной стрелки, направленной к
тому слову, с которым данное слово объединялось чаще, нежели
с другими (поднос — блюдо, ваза — розетка).
Аналогично изображаются связи тех групп слов, ко-
торые оказались на Сев в обособленном положении. Для них пунк-
тиром изображается максимальная связь (связи), соединяющая дан-
ную группу с другими, не входящими в нее словами.
Рассмотрим теперь более подробно, как устроены Сев, построен-
ные нами на основании объединения результатов индивидуальных
классификаций. В данной главе мы сделаем это на примере двух
тематических групп слов: "Посуда" и "Еда".

3. Структура семантических связей


для ТГ "Посуда"
В изображенной на рис. 3 Сев ТГ "Посуда" можно условно
выделить четыре относительно независимых класса слов: "инстру-
менты", "сосуды", "емкости для приготовления горячей пищи" и
"предметы сервировки". Оговоримся сразу, что названия этих клас-
\ сов выбраны нами условно. Мы не хотим сказать, в частности,
\ что именно такими названиями классов пользовались ии., давая
\\
л
объяснения созданным ими группировкам, хотя, как можно видеть
X
из анализа самоотчетов (подробнее об этом см. гл. 2 и 3 данной
о- — S
о о части), слова типа "инструменты" в самоотчетах встречаются. Од-
о
(Ipo

m
нако в самоотчетах так может быть названа часть слов, включен-
ная нами в соответствующий усредненный класс (см. гл. 2, разд. 3),
или же слово "инструменты" может быть употреблено в составе
более развернутой формулировки типа "инструменты для..." и т.п.4
Вообще при интерпретации Сев необходимо помнить, что перед
69
нами — усредненные данные, в то время как каждый конкретный форме, и по функции. Эти слова чаще объединялись, чем разби-
самоотчет содержит обоснование лишь одного индивидуального раз- вались (хотя их объединили всего лишь чуть больше половины ии.:
биения. Поэтому, привлекая данные самоотчетов для интерпретации 27); в то же время внешние связи этой пары слов сильно размыты
структуры связей, следует учитывать степень типичности предла- (в данном случае это соответствует включению их в разные ва-
гаемых ии. объяснений. рианты большого класса "Инструменты").
Предваряя подробное обсуждение типологии обоснований, предло- Два изолированных слова — щипчики и штопор — стоят в
женных ии. в наших экспериментах, заметим, что в самоотчетах ближайшем соседстве друг с другом; это позволяет рассматривать
очень распространенным видом обоснования является указание на их также как отдельную группу (низкой степени плотности). Их
ситуацию, в которой совместно функционируют, соучаствуют те наиболее частые внешние связи — с группой {вилка, ложка, нож]
или иные объекты, именуемые данными словами. В особенности (см. далее) и объединение с классом "Инструменты" (через связь
это характерно для классификации слов тематической группы по — щипчики — сбивалка). Анализ индивидуальных классификаций пока-
суды и утвари. В частности, например, слова группы, которую зывает, что эта группа фигурирует преимущественно как "сгусток"
мы условно назвали "предметы сервировки стола", в классифи- в составе более крупных классов. Встречается, например, вариант
кациях отдельных ии. фигурируют в разных сочетаниях, именуемых включения слова щипчики в группу, где есть слово сахарница
"Это стол, накрытый для гостей"; "Праздничный стол"; "Стол для и другие слова, относящиеся к ситуации "Накрытый стол": слово
десерта" и т.п. (см. рис. 3). штопор, в свою очередь, объединяется со словами бутылка, рюмка
Начнем наш анализ с класса "Инструменты" (см. левую ниж- как часть ситуации "Употребление алкогольных напитков" (эта
нюю часть Сев). Он включает в себя 14 слов: ступка, пестик, связь сравнительно слабая и поэтому не отражена на Сев).
веселка, сбивалка, скалка, толкушка, сечка, терка, дуршлаг, ре- Следующий класс условно назван нами "Емкости для приготов-
шето, сито, шумовка, половник, ковш. Три группы сильно связан- ления горячей пищи" (см. левую верхнюю часть Сев). В нем выде-
ных между собой слов, выделяющиеся внутри этого класса (слова ляются две группы слов — {противень, жаровня, сковорода] и
в жирных рамках), имеют вполне естественную интерпретацию. {чугунок, кастрюля, горшок, котелок], а также обособленное слово
Так, слова ступка и пестик объединены потому, что обозначаемые сотейник и "промежуточное" слово миска (его "промежуточность"
ими предметы всегда употребляются вместе и составляют взаимо- определяется тем, что оно имеет регулярные связи со словами из
дополняющую пару (см. также обсуждение в гл. 2 части 1). Сби- содержательно разных классов). Первая группа объединяет слова,
валка, скалка и толкушка — это основные кухонные инстру- обозначающие предметы, сходные по своей функции — предметы для
менты, которые имеются обычно в каждом доме. Группа {дурш- жарения. Регулярную связь с этой группой имеет и слово вер-
лаг, решето, сито] выделяется на основании того, что данные тел, также именующее предмет для жарения. Полученная для этой
слова обозначают предметы с отверстиями; это хорошо видно из группы структура связей свидетельствует о том, что большин-
анализа объяснений ии., в которых используются формулировки ство ии. основывали свои группировки на общности функции обозна-
типа "дырявые". Некоторые ии. указывают также и на сходство чаемых предметов: при этом некоторые из них обращали внимание
функций этих предметов. также и на признак формы (помещая слово вертел отдельно),
Слова шумовка, терка и сечка не имеют сильных связей с а другие считали этот признак несущественным и объединяли все
другими словами (за исключением связи терка — сито; 40 ии.); предметы для жарения в один класс.
в то же время общая структура внутригрупповых связей свиде- Слова чугунок, кастрюля, горшок, котелок образуют одну группу,
тельствует о том, что они, как правило, объединялись со слова- вероятно, в силу того, что обозначаемые ими предметы имеют сход-
ми из трех выделенных групп. Дело в том, что большинство ную форму (они имеют глубину), довольно объемны и назначение
ии. образовывало крупный класс "Инструменты", включавший в их, в отличие от предметов, обозначаемых словами предыдущей
среднем около 10 слов; при этом некоторые ии. выделяли и группы, более широкое (в них можно тушить и варить). К этой
более мелкие классы. Из рисунка видно, что при дроблении клас- группе примыкает слово сотейник; на Сев его ближайшим сосе-
са "Инструменты" шумовка и терка, как правило, объединялись дом является слово чугунок. Это должно свидетельствовать о том,
со словами, обозначающими предметы с отверстиями, а сечка — что в представлениях ии. соответствующий предмет более всего
со словами двух других групп. К группе {сбивалка, скалка, тол- сходен с чугунком. Любопытно, что такие представления расхо-
кушка] примыкает также обособленное слово веселка; отметим, дятся с данными словарей русского языка, в которых указывается,
что 28 ии. вернули карточку с этим словом — это означает, что сотейник — это сковорода с высокими стенками.
что более половины ии. не знают значения слова веселка, либо Следующий класс (условное название — "Сосуды": см. правую
сомневаются в точности своих знаний. верхнюю часть Сев) можно, вообще говоря, разбить на две боль-
Изолированное положение в этом классе занимает пара {ковш, шие группы: "сосуды, из которых наливают" (11 слов) и "сосуды,
половник}; именуемые данными словами предметы сходны и по из которых пьют" (8 слов). В каждой из этих групп, в свою
70 71
очередь, выделяются более мелкие. Так, группа {банка, бидон, функции. Оба слова регулярно объединялись со словом молочник,
фляга, термос} объединяет слова, обозначающие сосуды, предназ- которое имеет достаточно размытые связи: в число его "соседей"
наченные для хранения жидкости, но не употребляемые для сер- входят слова конфетница, сахарница, компотница, соусник и мно-
вировки стола; в свою очередь, группа {графин, бутылка, штоф, гие другие. Связь со словами конфетница, сахарница, розетка,
шкалик] включает в себя слова, именующие сосуды, которые есте- как видно из самоотчетов, указывает на то, что соответствую-
ственно поставить на сервированный стол. Для некоторых ии. щие предметы участвуют в одной и той же ситуации, а именно, си-
значимым является участие соответствующих предметов в ситуа- туации "Стол, сервированный для питья чая (кофе)". Связь слова
ции "Употребление спиртных напитков"; на Сев это отражено через молочник со словами соусник, селедочница, икорница и пр., объясня-
связь слова шкалик со словами бокал, фужер, рюмка и стопка. ется вхождением их в крупные классы, включающие разные пред-
Указанные четыре слова составляют сильно связанную группу, меты сервировки стола. Связь с парой {компотница, крюшон-
выделяемую по очевидному основанию: "сосуды, из которых пьют ница} может быть интерпретирована как соответствующая объеди-
(прежде всего) спиртное". С этой группой большинство ии. также нению слов, именующих емкости для сервировки жидкостей.
объединяли слово лафитник, обозначающее сосуд того же назна- Слова компотница и крюшонница образуют естественную пару
чения.однако менее знакомый ии. (13 ии. вернули карточку с прежде всего в силу того, что именуемые ими предметы по-
этим словом, не будучи уверенными в его точном значении). хожи: обычно это стеклянные сосуды большого объема, округлой
Отметим также, что слово графин, помимо упомянутых свя- формы, предназначенные для напитков, которые делаются с фрук-
зей, большинством ии. объединялось также со словом кувшин, тами. Помимо слова молочник, эти слова регулярно объединялись со
которое, в свою очередь, входит в одну группу со словами бан- словами супница, икорница и салатница, а слово компотница —
ка, бидон, фляга, термос, жбан. Наличие регулярной связи гра- со словами сахарница, конфетница, сухарница, соусник и селедоч-
фин — кувшин может быть объяснено общим сходством этих ница. Подобные связи возникают как следствие вхождения слов
предметов (как по форме, так и по функции); место этой пары в в крупные классы; не последнюю роль, видимо, играет и общность
общей структуре (через данную связь как бы соединяются две отдель- словообразовательной модели. Так, одну сильно связанную группу
ные группы) отражает тот факт, что оба этих сосуда могут быть образуют слова салатница, селедочница, икорница и соусник. Слово
использованы и для хранения жидкости, и для сервировки стола. соусник, помимо перечисленных связей, имеет сильную связь с груп-
Вторая большая группа сосудов — "Сосуды, из которых пьют" — пой {солонка, перечница] (это, видимо, соответствует тому, что
включает в себя две более мелкие группы: "сосуды для питья соусник,как и солонка и перечница, рассматривается как сосуд,
спиртного" (о ней мы уже говорили) и группу {стакан, чашка, в котором содержится некая приправа). Слова солонка и перечница
кружка}. Слова, входящие во вторую группу, обозначают наиболее образуют еще одну сильно связанную группу; эти две сильно свя-
обычные, повседневные сосуды для питья. Однако в отличие от занные группы с добавлением слов сухарница и хлебница состав-
чашки, стакан имеет еще и связь со словом стопка, видимо ляют большую группу слов, которые большинство ии. не разби-
потому, что может также использоваться и для употребления алко- вали; в том или ином виде входящие в нее слова являлись основой,
гольных напитков. Слово чашка связано со словом блюдце, что вокруг которой образовывался класс "предметов сервировки".
понятно, так как соответствующие предметы обычно употребляются Промежуточное положение в классе "Предметы сервировки" за-
вместе и составляют взаимодополняющую пару (аналогично паре нимает пара {конфетница, сахарница], которая, объединяя назва-
ступка — пестик). Любопытно отметить, что слова подстакан- ния предметов, предназначенных для хранения сладостей, регулярно
ник и стакан не составили, по данным эксперимента, такую пару: входила и в другие, более крупные классы. На Сев видно, что
их поместили в один класс менее половины ии. это могли быть либо классы, включающие в себя самые разнообраз-
Самый большой из рассматриваемых классов, условно названный ные предметы сервировки (связь с "базовой" группой из 8 слов),
нами "Предметы сервировки", насчитывает около 30 слов. Этот либо классы, соответствующие наборам предметов для более частной
класс имеет достаточно сложную структуру. Можно видеть, что ситуации — "Стол, сервированный для чая и кофе" (связь со
многие слова, не входящие в какие-либо устойчивые группы, имеют словами розетка, блюдце, молочник).
тем не менее регулярные связи с рядом других слов; примерами Отметим, что для слова розетка наиболее сильные связи при-
могут быть слова супница, молочник, блюдо. Эти слова в зна- ходятся на группу {конфетница, сахарница], а связь со словом
чительном числе случаев выступали вместе в составе более круп- блюдце — слабее. Сходство этих предметов по форме учитывалось при
ных классов. С другой стороны, имеются обособленные слова классификации реже, чем то, что розетка вместе с другими названными
типа поднос, ваза, а также и относительно обособленные группы предметами участвует в ситуации "Стол, сервированный для чая (кофе)".
слов типа {чайник, кофейник}. Связи слова блюдце разноаспектны. Со словами розетка, тарел-
Слова чайник и кофейник объединялись ии. на основании того, ка и блюдо его связывает сходство форм, со словом чашка —
что они похожи и по структуре именуемых предметов, и по их совместное употребление, своего рода "комплектность", взаимодопол-
72 73
жарки, предметы для обработки пищевых продуктов ("инструменты")
нительность. Связь со словом подстаканник может быть объяс-
и предметы для сервировки стола.
нена через сходство функций обозначаемых предметов (функция
2. Ситуация, в которой обычно участвует именуемый данным
подстаканника как подставки под стакан может быть сопостав-
словом предмет. Ситуативно-обусловленные группировки приводят
лена с функцией блюдца как подставки под чашку).
к связям между словами типа миска, котелок как фигурирую-
Группа {вилка, ложка, нож] включает слова, которые поместили
щими совместно в ситуации "Поход". Другая характерная ситуация,
вместе подавляющее большинство ии. (45—49). Максимальная внеш-
часто упоминаемая в самоотчетах ии., — это ситуация "Серви-
няя связь для слов данной группы приходится на слово тарелка,
ровка праздничного стола", где совместно выступают слова типа
что подразумевает ситуацию "накрытый стол", где соответствую-
салатница, селедочница, икорница и им подобные. Часто группи-
щие предметы образуют столовый прибор вместе с тарелкой.
ровка реализует самое общее представление о "Столе, накрытом
Крайне размытым по интерпретации значения оказалось по резуль- для еды" — так реализуются связи типа {вилка, ложка, нож,
татам эксперимента слово ваза. У него нет регулярных связей с тарелка}, {сахарница, молочник, кофейник] и им подобные.
другими словами; отчасти это объясняется тем, что многие ии.
воспринимали слово ваза как название предмета, в который ста- 3. Внешние характеристики предмета, именуемого данным сло-
вят цветы, а не как предмет сервировки, и откладывали его от- вом: его форма, материал, размер.
дельно со словами "никуда не подходит". Следующие объяснения, взятые из материалов самоотчетов, могут
служить иллюстрацией:
Слово поднос также принадлежит к "размытым". Оно вклю-
1) "куда что-нибудь кладут или наливают"; "чем едят или что-то
чается в крупные классы самого разного состава, и его макси-
берут"; "то, из чего пьют жидкости"; "предметы для жарения";
мальные связи лежат в интервале 15—19, т.е. являются, вообще
"предметы для варки пищи";
говоря, слабыми. Часто слово поднос помещалось изолированно.
2) "то, что связано с походом"; "сервировка праздничного сто-
Его ближайшим соседом является слово блюдо, с которым поднос
ла"; "ставятся на стол, когда кого-то угощают"; "все, что связано
объединяет общность формы (нечто большое и плоское) и от-
с приготовлением пищи";
части сходство функций.
3) "изделия с отверстиями"; "стеклянные емкости"; "громозд-
Регулярные связи слова тарелка со словами блюдце, блюдо
кие, объемные изделия"; "из любого материала, неопределенной
и миска обусловлены сходством соответствующих предметов как
формы"; "плоские фарфоровые".
по форме, так и по назначению. Слово миска является как бы
Таким образом, построив структуру связей между словами —
связующим звеном между названиями предметов сервировки и назва-
наименованиями посуды и утвари, мы смогли раскрыть аспекты отно-
ниями предметов кухонной утвари, на что указывают его связи
шений, в которые вступают между собой слова данной группы,
со словом тарелка и группой, включающей котелок. С одной
причем описывая эти отношения, мы исходили только из усред-
стороны, миска трактуется как предмет, внешне похожий на тарелку;
ненных данных эксперимента, где ии. устанавливали сходство между
из миски, как и из тарелки, можно есть, в ней можно подать
словами по смыслу, не уточняя, в чем оно проявляется. Структура
что-либо на стол; с другой стороны, миска — предмет кухонного
связей, представленная на рис. 3, позволяет предложить содержа-
или походного обихода, в котором можно готовить.
тельную интерпретацию для большинства изображенных связей,
Подводя итог, можно сказать, что полученная нами по резуль-
вскрывая тем самым разнообразие отношений внутри описываемой
татам эксперимента Сев поддается вполне разумной смысловой
группы слов и наполняя самое общее понятие "сходства по смыслу"
интерпретации. Сев дает, в общих чертах, представления о субъек-
более конкретным содержанием. В данной тематической группе слов
тивной интерпретации семантики слов данной тематической группы,
сходство по смыслу интерпретируется ии. как сходство предметов,
причем эти представления в ряде случаев уточняют или допол-
именуемых данными словами по их назначению в предметно-прак-
няют данные словарей. В соответствии с этим каждому слову
тической деятельности или по сопричастности в типичных ситуа-
может быть сопоставлен набор его связей (например, блюдце —
циях, где соответствующие предметы фигурируют. Указания на форму,
чашка, розетка, тарелка, блюдо, сахарница, подстаканник).
материал или размер предметов, именуемых данными словами, играют
Проанализировав полученную Сев, мы пришли к выводу, что
меньшую роль (это можно видеть в материалах самоотчетов), о
основными аспектами сходства, выделяемыми ии. при классификации
чем подробно мы будем говорить в главе 2.
слов данной группы, были следующие:
1. Функция, назначение именуемого данным словом предмета.
В соответствии с функцией выделяются группы сосудов для хране-
ния жидкости, для ее транспортировки, сосуды для питья спирт-
ных напитков, универсальные сосуды для питья. Также исходя
из функции, выделяются предметы для жарения и предметы для

75
74
4. Структура семантических связей для ТГ "Едя" цей и омлетом не меньше, чем между джемом и повидлом, а скорее
больше. Впрочем, здесь и обнаруживается главная трудность. Выяс-
При описании Сев слов, именующих блюда и кушанья, мы огра- нилось, что для одних ии. любая взбитая яичница, т.е. любая
ничимся более кратким комментарием, поскольку преобладающая яичница, кроме глазуньи — это омлет. Поэтому исходя из их
часть зафиксированных регулярных связей имеет вполне очевидную наивной семантики, надо было бы включать в набор слова гла-
интерпретацию. Краткость этого комментария позволяет нам восполь- зунья и омлет. Для других ии. глазунья — один из в и д о в
зоваться словами группы "Еда" как примером, на котором удобно яичницы, а омлет — другое, самостоятельное блюдо, поэтому
продемонстрировать трудности отбора слов-КС для эксперимента для них нужно было бы иметь в наборе все три слова.
по свободной классификации. Часть ии., как оказалось, не знает смысла слова крупеник,
При установке на максимальный охват рассматриваемой тема- и потому для них оно вовсе не дублирует слово пудинг. Для
тической группы слов мы рискуем включить в состав слов-сти- других ии. эти слова также не являются дублетами, но по иной
мулов архаические, малоупотребительные ("экзотические") слова, вар- причине: крупеником они называют только один вид пудинга —
варизмы, диалектизмы, слова — "почти-синонимы" для наивного сделанный из каши, причем гречневой, запеченной с творогом.
языкового сознания и т.д. Попытка избежать такого крена ведет (Это соответствует толкованию Словаря Ожегова). Примеры можно
к сужению охвата материала и предпочтениям, которые можно в было бы продолжить.
лучшем случае мотивировать, но не оправдать. Поэтому в общем Еще одно любопытное соображение, затрудняющее выбор слов-
случае мы все-таки следовали идее максимального охвата материала, стимулов, связано с многозначностью слов. Так, по материалам
памятуя о том, что интерпретации смыслов, которые могут быть результатов эксперимента большинство ии. считают, что суфле —
предложены участниками экспериментов, мы не можем заранее это сладкое блюдо определенной консистенции, но некоторые ии.
предвидеть. различают при этом еще суфлег — вообще блюдо консистенции
Проиллюстрируем стратегию отбора стимулов на материале тема- суфле, т.е. считают, что оно может быть мясным или овощным.
тической группы "Еда". При отборе слов-кандидатов мы преследо- Еще одним недостатком набора "Еда" можно считать наличие
вали следующие цели: в нем слов, связанных отношениями гипо-гиперонимии, при том,
(1) Включать в набор слова, именующие блюда, кушанья, а не что от ии. ожидается одноуровневая, не-иерархическая классифи-
продукты, т.е. именующие результаты кулинарных операций, а не кация. Мы имеем в виду отношения типа булочка — плюшка,
слова, называющие исходный продукт этих операций. ватрушка; пирожное — безе.
(2) Включать имена наиболее распространенных блюд; избе- Аналогичные недостатки можно указать и для других тема-
гать архаизмов, варваризмов, названий блюд, присущих только тических групп, исследованных в наших экспериментах. Примеры
какой-либо национальной кухне. отбора стимулов для группы "Еда" отчасти показывают, что такие
(3) Избегать слов, слишком близких по значению сравнительно недостатки неизбежны. Подчеркнем следующее соображение общего
с прочими: такие "почти-синонимы" в результате классификации характера. Изучая "наивную семантику", мы не должны пытаться
"слипаются", т.е. всегда попадают в один класс (ср. ниже соус — навязать ии. нашу трактовку смысла слов. Наша цель как раз
подливка). противоположна: мы стремимся выявить их наивную, непредвзятую
Согласно (1), в наборе нет слова типа творог, масло, яйцо. трактовку. Именно поэтому только после проведения эксперимента
Согласно (2), отсутствуют слова типа расстегай, сбитень, пицца, мы обнаруживаем, в частности, "экзотичность" таких слов, как
тост (в знач. 'поджаренный ломтик хлеба*), форшмак, щербет, сотейник (его вернули большинство опрошенных), "слипание" та-
мацони. Согласно (3), нет слова блинчики, поскольку есть блины, ких слов, как вилка и нож (хотя причины здесь вовсе не в том,
нет слова яичница, поскольку есть омлет. что эти слова — "дублеты" по типу подливка — соус), "расслоение"
Легко показать, тем не менее, что ни один из критериев не соблю- смыслов слов типа суфле, расхождения между ии. в оценке бли-
ден нами полностью. зости слов типа фрикадельки и тефтели, огурцы — кабачки и
Критерий (1) нарушен, так как в наборе есть слова хлеб и огурцы — помидоры и т.п. (см. рис. 4).
булочка, которые, вообще говоря, не являются "кушаньями" или Перейдем далее к описанию построенной нами Сев. В отличие
блюдами, поскольку в наших условиях хлеб покупается, а булочки от ТГ "Посуда" граф абсолютных связей, полученный для ТГ "Еда",
по крайней мере чаще покупаются, нежели пекутся дома (ср. пирог, оказался несвязным: он распадается на четыре отдельных фрагмента
который обычно пекут дома). Критерий (2) нарушен, поскольку (подграфа). В левой верхней части рис. 4 изображен подграф,
в наборе есть слова чебуреки, шашлык, ростбиф. В наибольшей отражающий связи между словами, именующими горячие мясные
мере не выдержан критерий (3): есть слова варенье, повидло и блюда (14 слов). Почти все эти слова регулярно помещались
джем; соус и подливка, пудинг и крупеник и т.п., хотя изъяты вместе, объединяясь в большой класс, либо разбивались на бо-
яичница и блинчики. Очевидно, однако, что разница между яични- лее мелкие классы в разных сочетаниях. Явно выделяются две

76 77
сильно связанные подгруппы, различающиеся между собой по приз-
наку "мясо куском — рубленое мясо". Подгруппа "блюда из мяса
куском/кусками" группируется вокруг слов гуляш, бефстроганов
и жаркое; в нее входят также лангет, ростбиф, рагу и шашлык.
Как можно видеть, форма кушанья (нарезанное мясо либо цель-
ный кусок) практически не влияет на дифференциацию группы. В
другую подгруппу — {котлеты, биточки, тефтели] — входят
блюда, которые готовятся из мясного фарша. Промежуточное поло-
жение между этими подгруппами занимает слово шницель, что естест-
венно, т.к. шницель может быть как отбивным, так и рубленым.
Слова, занимающие на подграфе периферийное положение, также
в той или иной степени тяготеют к одной из двух подгрупп:
плов — к подгруппе "мясо куском/ кусками" а фрикадельки и голуб-
цы — к подгруппе "рубленого мяса".
На левом нижнем подграфе изображены связи между словами,
которые (за исключением слов сардельки и сосиски) можно от-
нести к названиям холодных закусок. Этот подграф представляет
собой четыре фактически независимые группы слов, каждая из ко-
торых объединена сильными связями.
Самый большой из полученных подграфов изображен в пра-
вой верхней части рис. 4. На нем представлены 17 слов, объеди-
ненных регулярными связями, а также несколько примыкающих
к ним слов и групп слов. Этот подграф охватывает преимущественно
названия крупяных изделий и изделий, в состав которых, в боль-
шей или меньшей степени, входит мука. Так, группа {крупеник,
пудинг, запеканка, сырники} состоит из названий блюд, сходных
как по исходному продукту (крупа, каша, творог), так и по спо-
собу приготовления (центральное положение занимает слово запе-
канка). Слово блины составляет естественную сильно связанную
группу со словом оладьи, имеющую мало внешних связей; чаще
других она объединялась со словом сырники (сходство по спо-
собу приготовления и внешнему виду) и группой {пирог, пон-
чики, пирожок}. Выделяются также две обособленные группы:
{беляши, чебуреки] и {пельмени, вареники, галушки, клецки]. Все
эти слова объединяет то, что они обозначают блюда из теста
с начинкой или без нее.
Среди 17 слов, объединенных на этом подграфе регулярными
связями, выделяются несколько более мелких групп слов, обозначаю-
щих, условно говоря, "хлебные" и "кондитерские" изделия: это
группы {пирог, пончики, пирожок}; {ватрушка, плюшка}; {сухари,
хлеб}; {печенье, пряник] и {торт, пирожное]. Первые три группы
вместе со словами булочка и гренки образуют большую группу
"хлебных"; последние две, вместе со словами вафли, кекс, бисквит
и безе — группу "кондитерских". Часть связей между этими груп-
пами и отдельными словами есть результат сходства между всеми
данными словами на самом общем уровне; в самоотчетах подчерки-
вается именно сходство соответствующих изделий как по вкусу,
так и по общности использования. Противопоставление же между
ними может проводиться, например, по принципу "выпекается (мо-
79
жет выпекаться) дома" — "как правило, покупается готовым". представлениями, по-видимому, можно объяснить выбор в качестве
(Это справедливо в особенности для тех ии., кто на данном ма- имен групп в самоотчетах фраз типа "это все... (хлебобулочные
териале образовал сравнительно дробные классы). изделия и проч.)"; "это сладкие блюда"; "напитки"; "крупяные из-
Подграф, соответствующий классу "сладкие блюда и напитки", делия" и т.п. Одна и., решая поставленную перед ней задачу,
изображен в правой нижней части рис. 4. Он состоит из трех прямо сказала, что будет при этом руководствоваться принципом
групп и четырех промежуточных (мусс, желе) или обособленных "меню", т.е. помещать в один класс те слова, которые именуют
(крем, суфле) слов. Любопытную по структуре группу образуют блюда, входящие в один и тот же раздел меню.
слова кисель, компот, морс и квас. Структура этой группы имеет Таким образом, ии., работавшие со словами рассматриваемой
вид цепочки, где соседние члены связаны сильно (квас — морс, ТГ, пользовались более стереотипными, клишированными представ-
морс — компот, компот — кисель), а крайние — слабее (квас — лениями о том, какие слова следует помещать вместе, чем ии. в
кисель). Сходство слов этой группы в том, что все они обозна- эксперименте со словами—названиями предметов посуды и кухон-
чают безалкогольные напитки. Соседствует с этой группой другая, ной утвари. Полученные нами результаты показывают, что ии. более
сильно связанная группа слов, объединяющая названия напитков, или менее единодушны в группировке слов, именующих блюда и
рассматриваемых ии. прежде всего как алкогольные: пунш, кок- кушанья; образуемые ими классы слов довольно стандартны и ста-
тейль, глинтвейн, крюшон. Заметим, что противопоставление "ал- бильны по своему составу. Последнее, в свою очередь, и привело
когольные — безалкогольные" взято нами из самоотчетов ии.: к получению несвязного графа.
фактически же напитки из второй группы также могут быть безалко- Второе различие между Сев двух ТГ состоит в том, что в
гольными, и более адекватным поэтому представляется различение Сев слов—названий блюд и кушаний отмечается более простая
этих двух групп как имен напитков "праздничных" и "обыден- структура, чем в Сев слов—названий посуды и кухонной утвари.
ных". Причина этого — в малом числе основных аспектов сходства, ко-
В завершение этого краткого анализа можно сказать, что полу- торыми руководствуются ии. при разбиении слов рассматриваемой
ченная нами Сев для группы слов—названий блюд и кушаний ТГ на классы. В группе слов, именующих блюда и кушанья,
позволяет судить о субъективной интерпретации значений слов дан- практически нет слов, связи которых в силу разноаспектности
ной тематической группы, причем отражающиеся в ней аспекты интерпретации их смысла "разбегаются" по разным классам. В
значений слов и отношения между словами в ряде случаев уточ- данной ТГ, даже если разные ии. учитывают не один аспект
няют наши представления о трактовке значений слов—назва- сходства, а два и более, эти аспекты коррелированы, как, на-
ний блюд и кушаний, которые существуют в данном языковом кол- пример, "блюда из мяса" и "подаются на второе"; "сдобные изде-
лективе. Сев позволяет представить значение каждого слова рас- лия" и "подаются к чаю или кофе". Поэтому наиболее сильные
сматриваемой тематической группы через его связи с другими связи между словами раерматриваемой ТГ, то есть именно те, что
словами этой группы (например, беляши — чебуреки, пирожок, изображены на Сев, остаются одними и теми же у разных ии.
пельмени), показав тем самым место этого слова среди других Это и приводит к сравнительно простой структуре связей.
слов. Как уже говорилось, на классификацию несомненно влияют опре-
Все, что было сказано выше, как можно заметить, свидетель- деленные, связанные с данной тематической группой слов обще-
ствует об аналогиях, которые наблюдаются между Сев в двух культурные взгляды и представления. Полученные группировки,
ТГ — в группе слов—названий блюд и кушаний и группе слов— конечно, несут специфическую печать общекультурных традиций —
названий предметов посуды и кухонной утвари; однако между ними распорядка трапез, их состава, чередования и назначения куша-
имеются и различия. Первое (и основное) различие заключается ний, понятий о праздничных и будничных блюдах, свойственных
в том, что граф, полученный на материале слов—названий посуды носителям русской 'культуры.
и кухонной утвари, обладает большей связностью, а на мате- Структура связей для ТГ слов—наименований кушаний, в
риале слов—названий блюд и кушаний — меньшей. Чем можно силу сказанного, может быть рассмотрена как результирующая
объяснить это различие? Видимо, ответ заключается в "природе" трех "составляющих": общекультурных представлений, о которых
данной ТГ. Дело в том, что, сталкиваясь со словами, именую- мы говорили выше; практических знаний о соответствующих блю-
щими блюда и кушанья, ии. (как показывают протоколы экспери- дах; личного опыта и склонностей отдельных ии.
мента) исходят из стереотипных представлений, взглядов, традиций, Проанализировав полученную нами Сев и сопоставив схему струк-
принятых в данной культуре и зафиксированных, например, в меню туры связей и данные самоотчетов, мы пришли к заключению, что
и поваренных книгах. Эти представления приводят к тому, что ии. обра- основными аспектами сходства, выделяемыми ии. в значениях слов—
зуют классы, ориентируясь, например, на то, что обычно подают названий блюд и кушаний, являются следующие:
на обед, ужин; на второе, на десерт, на закуску и т.д., или 1) из каких продуктов готовятся блюда, именуемые данными
тем, из чего готовятся блюда, именуемые данными словами. Этими же словами;
80
81
2) каково "назначение" соответствующих блюд и ситуация, где для определения нужной формы числа стимулов (слов) этой тематической группы мы
воспользовались предложенным А.К. Поливановой диагностирующим предложением
они фигурируют (подаются на закуску, завтрак, обед; диетические "Любите ли Вы ...Г. В опросе приняло участие 10 человек. Каждому опрашиваемому
блюда; праздничный стол и т.д.); предлагалось подставить в данное предложение слово из списка названий плодов и овощей
3) как выглядят данные блюда (имеют вид лепешки; густая в той форме, какую он считает нужной. В качестве окончательной выбиралась та,
в которой данное слово употреблялось большинством опрошенных. В случае с назва-
масса; кусочки мяса и т.д.); ниями блюд и кушаний бралась та форма числа, в которой слово употреблялось
4) вкусовые качества соответствующих блюд (кислые, сладкие, опрашиваемыми и в какой оно давалось в поваренных книгах. Из списка с л о в -
острые и т.д.). названий кушаний были специально исключены названия супов, т.к. предварительный
эксперимент показал, что при наличии слов типа бульон, борщ все ии. довольно однообраз-
Следующие объяснения, взятые из самоотчетов ии., служат иллю- но решают предложенную задачу, исходя из принципа "что дают на обед".
страцией выделения в значениях изучаемых слов указанных выше Выбор метода построения графической структуры обусловлен в данном случае
аспектов. следующими соображениями. Применительно к группе слов-цветообозначений [см. Фрум-
кииа 1984] построение графа абсолютных связей не привело к удовлетворительным
1) "изделия из теста"; "то, что из творога делается"; "блюда результатам, поскольку не удалось выбрать такое единое значение порога, при котором
из картофеля"; "это все мясо"; "то, в чем преобладают овощи"; хорошо выделялись бы все фактически имевшиеся в этой группе классы. Дело в том, что
"из ягод и сахара"; эти классы обладали разной степенью внутренней плотности: при выборе высокого
значения порога классы низкой степени плотности "разваливались", а при понижении
2) "холодные закуски"; "вторые блюда"; "напитки"; "гарнир"; порога классы высокой степени плотности "склеивались" (о плотности см. примеч.
"то, что должно быть к чаю"; "то, чем потчуют гостя, пока не к гл. 4 ч. II). Для изображения Сев в группе слов-цветообозначений более адекватным
готово горячее"; "еда для торжественных случаев и пикников"; оказался поэтому граф ранговых связей, в котором классы выделяются независимо
3) "вязкие"; "жидкие"; "что-то тягучее"; "имеющие вид однород- от степени плотности внутренних связей.
ной массы"; "порезанное мясо"; "мясо в тесте"; Что касается рассматриваемого в наших экспериментах материала (три группы
слов-КС), то, как показали результаты, здесь нет резкой разницы в плотностях внутри
4) "сладкие изделия"; "то, что очень вкусно"; "мягкие и слад- различных групп связанных между собой слов. Иными словами, выделившиеся при
кие"; "полусладкие блюда"; "приятные на вкус алкогольные напитки". обобщении результатов группировки слов оказались не столь контрастны, и мы смогли
Более подробный анализ предлагаемых ии. объяснений с целью выбрать единое и естественным образом интерпретируемое значение порога силы связи.
выявления тех моментов, которые ии. считают существенными в Попытка все же учесть имеющуюся контрастность группировок сделана в работе
[Фрумкина, Мир кип 1986], а также ниже, в гл. 4 данной части книги.
значениях слов изучаемого типа, будет представлен в следующей
В принципе, можно было бы, сопоставляя формулировки самоотчетов, попытаться
главе, специально посвященной самоотчетам. В ней же мы рас- численно оценить меру типичности, стандартности тех или иных объяснений. Это,
смотрим и структуру третьей исследованной нами тематической груп- однако, отдельная задача, и весьма непростая. Как это хорошо видно из работы
пы ("Овощи—фрукты"), анализ которой будет целиком построен на [Мостовая 1985], уже на первом шаге ее рассмотрения возникает вопрос: какие форму-
информации, содержащейся в объяснениях ии. лировки самоотчетов считать одинаковыми и какие — разными. Например, в зави-
симости от выбранного метода анализа, можно считать тождественными форму-
'Содержательность материала определяется целью исследования, но при всех обсто- лировки "инструменты для приготовления пищи" и "все, что нужно для подготовки
ятельствах полностью предсказуемый ответ информанта, как правило, не пред- еды", а можно их же считать несводимыми друг к другу. В нашем исследовании вопрос
ставляет интереса для исследователя. Другое дело, что стороннему наблюдателю иногда о методах усреднения словесных формулировок самоотчетов не рассматривался.
Таким образом, когда в дальнейшем изложении мы предлагаем содержательную
кажется очевидным то, что до эксперимента таковым вовсе не являлось.
2 интерпретацию связей между словами и при этом ссылаемся на данные самоотчетов,
В нашем эксперименте, где слова предъявляются вне контекста, напечатанные
мы делаем эти суждения на качественном уровне.
по одному на карточках, они естественно интерпретируются ии. как имена классов,
а не как имена отдельно взятых, единичных, конкретных объектов. Следуя работе
[Поливанова 1983], можно сказать, что для имен, предъявляемых таким образом,
нерелевантно противопоставление "один" — "много".
На первый взгляд, самым простым решением при выборе числовой формы существи-
тельных было бы давать их в той же форме, в которой соответствующая вокабула
дана в Словаре Ожегова Анализируя словарные данные для группы слов—наименований
посуды и утвари, мы видим, что все они, хроме слова щипчики, даны в ед. числе, что соот-
ветствует трактовке их как имен классов (ср. чашка — любая мыслимая чашка и т.п.).
Что касается группы слов—наименований блюд и кушаний, то Словарь Ожегова весьма
непоследователен в выборе числовой формы для подачи соответствующих вокабул.
Например, в ед. числе дано заглавное слово биток, но к нему дана помета "обычно мн.",
а при слове вареник, тоже представленному в ед. числе, подобной пометы нет Далее
встречаем фрикаделька, оладья, сырник, но тефтели и гренки.
Очевидно, что такие слова, как оладья, вафля, блин, абрикос, баклажан, будучи
предъявлены в эксперименте в ед. числе, должны трактоваться ии. как 'одна вафля',
'один абрикос', а не как наименование определенного кондитерского изделия или
определенного вида плодов. Однако, например, слова—наименования овощей, плодов
и фруктов Словарь Ожегова всегда дает в ед. числе, за исключением слова бобы.
В связи с этим, руководствуясь принципами, изложенными в работе [Поливанова 1983],

82 83
Глава 2
риалах самоотчетов. Сказанное делает самоотчеты исключительно
САМООТЧЕТЫ КАК ИСТОЧНИК СВЕДЕНИЙ ценным материалом для изучения того, как бытуют смыслы слов в
О СУБЪЕКТИВНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ сознании носителей языка.
СЕМАНТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ Поставив своей целью изучение самоотчетов ии. в классифика-
ционном эксперименте, мы, естественно, должны были задаться воп-
1. Традиционная типология классификационных решений росом о том, изучались ли и каким образом самоотчеты в других
исследованиях, где ии. решали классификационные задачи, сходные
Как уже говорилось выше, при проведении экспериментов мы фикси- с нашими. Можно было предполагать, что существует некоторый
ровали два ряда данных: 1) разбиение, предложенное каждым отдель- стандартный способ описания и обобщения данных о самоотчетах,
ным и., т.е. состав создаваемых им классов; и 2) самоотчеты ии. — а, возможно, и некий метаязык, в терминах которого можно было бы
предлагаемые каждым и. обоснования для созданных им классов. На сравнивать самоотчеты, полученные разными авторами, а также по-
основании усреднения индивидуальных разбиений были построены казания разных ии.
структуры связей (Сев) для каждой из трех тематических групп слов; Анализ литературных данных показал, что абсолютное боль-
две из них описаны выше, в главе 1. шинство работ, где ии. классифицировали слова, выполнены в тра-
Из анализа Сев мы получаем важнейшую информацию о том, как дициях психологии безотносительно к возможностям лингвисти-
в сознании ии. организованы смысловые связи между словами. ческой интерпретации полученных в них результатов. В наших рабо-
Однако при графическом построении Сев много информации с не- тах, где методика свободной классификации применялась для изу-
избежностью отсекается. Во-первых, Сев — это усредненные данные, чения смысловых отношений в группе слов-цветообозначений [см.
отражающие мнение большинства ии. Во-вторых, Сев лишь фиксируют Фрумкина, Михеев, Терехина, 1982; Михеев 1983; Фрумкина 1984],
наличие связи, но не раскрывают ее содержание. Самоотчеты ии., мы ограничились построением Сев, которые интерпретировались без
напротив, позволяют судить о том, по каким аспектам отдельными ии. обращения к самоотчетам. Самоотчеты в этих опытах изучались
анализировались смыслы слов с целью вынести суждения о сходстве нами преимущественно в аспекте, связанном с феноменом класси-
смыслов. Разумеется, мы не должны отождествлять вербализации, фикационного поведения и типами стратегий [Фрумкина 1984,
даваемые ии. апостериорно, с теми механизмами, которые приводят 95 и далее]. Дело в том, что в экспериментах со словами-цвето-
к тому или иному решению, но все же немалую информацию об этих обозначениями самоотчеты ии. не представляли особого интереса:
механизмах мы можем извлечь именно из самоотчетов (ср. ниже, гл. 4). подавляющее большинство ии. при образовании классов сходства
В ряде случаев анализ самоотчетов необходим для понимания того, исходило из одного аспекта — сходства по цвету.
почему то или иное слово занимает определенное положение в Сев. Вообще же классификационные эксперименты проводились большей
Примером может служить промежуточное положение слова миска частью не на словах, а на конкретных объектах — реальных пред-
(см. рис. 3), связи которого "разбежались" по разносоставным метах или их изображениях [см. Коул, Скрибнер 1977; Лурия 1974;
классам. Из самоотчетов ии. мы узнаем, что одними ии. миска интер- Тульвисте 1985; Пиаже, Инельдер 1963; Annett 1959 и др.]. Во многих
претируется прежде всего как предмет, из которого едят; другие ии. из упомянутых работ изучению самоотчетов уделяется значительное
описывают миску в числе предметов, в которых готовят пищу; внимание, однако всегда этот материал рассматривается как вспо-
третьи объединяют миску с кружкой и котелком как походные при- могательный. К тому же ни в одной из перечисленныхт работ мы
надлежности. В силу этого слово миска у разных ии. попадает в классы, не находим стандартных методов анализа и описания самоотчетов,
1
образованные по разным основаниям. а приводимые примеры протоколов крайне скудны . Более детально
Одна и та же или близкая по составу группировка может быть анализируются самоотчеты ии. только в работах [Пиаже, Инельдер
образована разными ии. на основе весьма разных соображений. 1963] и [Goldstein, Sheerer 1941], где приводятся некоторые протоколы.
Так, класс {торт, бисквит, пирожное} одними ии. описан как "кон- Единственным моментом общности в описаниях самоотчетов явля-
дитерские изделия", другими — как нечто "мягкое, вкусное, сладкое", ется общепринятая терминология для характеристики классифика-
третьи ии. выделяют подобную группу на основе того, что пере- ционных решений. Большинство известных нам авторов выделяют
численные изделия покупают готовыми, а не выпекают дома и т.д. следующие типы классификационных решений:
Без обращения к данным самоотчетов эта информация вообще не может 1. Категориальная классификация. Сюда относят случаи, когда ии.
быть получена. объединяют объекты по достаточно общему признаку, который Э. на-
Во многих случаях, видимо, имеет место склейка аспектов срав- равне с и. также считает "существенным" — например {велосипед,
нения, то есть ии. вообще не пользуются никакими признаками, машины, поезд, пароход, самолет} объединяются как "средства перед-
а объединяют слова, подходя к каждому из них, как к целост- машина, {пальто, плащ, платье, брюки, пиджак} — как "одежда";
ности [ср. Фрумкина 1985]. Это также можно проследить в мате- {мясо, рыба, молоко, овощи, масло...} — как "продукты" и т.д. К тому же
ожидается, что ии., описывая созданные ими классы, будут упот-
84
85
реблять соответствующее "родовое" имя (имя класса, категории); ветствует ситуации "Чаепитие", "Питье кофе". В подобном варианте
и если такие имена присутствуют в описаниях, то это считается и сахарница могла бы быть отнесена к тому же классу; она
дополнительным подтверждением категориального типа классифи- не считается сосудом, но при ситуативном подходе это не важно,
кации. зато ее присутствие в ситуации "Чаепитие" или "Питье кофе" вполне
2. Функциональная классификация — объединение объектов на основе естественно. И наоборот, в случае категориальной классификации
общей функции, общего назначения. Подобного рода объединения ии. сахарница едва ли могла бы оказаться вместе с чайником и чашкой,
описывают в выражениях типа "это для..."; "этим можно..."; "с помощью поскольку для этого нужно образовать класс "посуда", куда и поместить
этого ..."; "из этого ...". Например, и. объединяет кубик, мяч, игрушку, все слова, подходящие под это родовое имя. (Заметим, что наш набор
обруч с объяснением "этим можно играть"; или создается класс стимулов в принципе давал возможность выделения большого класса
{молоток, долото, пила, клещи, рубанок} с объяснением "это для работы" "посуда", поскольку в набор входили также слова типа вертел или
и т.д. Считается, что функциональные классификации встречаются терка, относящиеся не к собственно посуде, а к другому классу —
часто у детей, не достигших операциональной стадии развития, кухонной утвари. Однако всего один и. разделил весь набор только
у лиц, не получивших школьного образования, и у представителей на 2 класса, образовав при этом большой класс "посуда").
традиционных культур [Коул, Скрибнер 1977]. Итак, поскольку определенный тип решения предполагает и ак-
3. Так называемая ситуативная классификация (по Пиаже — эмпири- туализацию определенного типа связи между словами, то при на-
ческая классификация). Имеется в виду объединение объектов и. личии надежной типологии классификационных решений мы могли
на основе того, что они участвуют в одной ситуации или совмещены бы с большой пользой для себя использовать этот метаязык для
пространственно. При этом совмещенность может мыслиться или как описания самоотчетов. Более того, с его помощью мы могли бы
возможная в принципе, или как присутствующая в ситуации самого сравнить наши материалы с данными других авторов. Из следующего
эксперимента. Например, для класса {диван, ковер, кресло, стол, раздела будет видно, что мы оказались в более трудной ситуации.
торшер, шкаф} дается объяснение "как у нас в гостиной"; для класса
{яблоки, вишня, смородина, клубника, салат, редиска, огурцы, капуста, 2. Структура самоотчетов по данным экспериментов
помидоры, картофель} — объяснение "это растет у нас на участке" и т.п. с тремя группами слов-КС
Иногда объекты, входящие в один класс, объединяются короткой
историей типа "если я куда-нибудь еду, то беру с собой мыло, Итак, приступая к анализу полученных нами самоотчетов, мы пред-
расческу, зубную щетку, губку"; "когда я приезжаю к бабушке, то у полагали найти в них те же виды объяснений, которые описаны в
ворот меня встречает собака, во дворе я вижу пруд, большое литературе. И действительно, среди полученных нами объяснений
дерево ..." и т.д. [ср. Пиаже, Инельдер 1963]. Принято считать, что можно найти все указанные в литературе типы: категориальный,
ситуативные классификации характерны для тех же групп лиц, что функциональный, ситуативный. Однако в целом эта типология,
и функциональные, а также для лиц с выраженным снижением интел- как и соответствующая ей терминология, оказались непригодными
лектуального уровня. для нашего материала. Дело в том, что обнаружились прин-
Отвлечемся пока от оценки содержательности и обоснованности ципиальные различия между тем, как описываются индивидуальные
такой типологии и задумаемся над тем, насколько полезной она классификации в литературе, и тем, что получили мы в проведенных
могла бы быть для описания того, что является предметом наших экспериментах, а именно:
интересов. Допустим, определенный и., классифицируя слова тематичес- 1)в литературе (молчаливо) предполагается, что здоровые ии.
кой группы "Посуда", дал решения, свидетельствующие в пользу функ- строят свои классификации на едином основании. Это и позволяет
циональной классификации (мы покажем ниже, как можно придти говорить о принципе классификации, характеризующем решение,
к такому умозаключению). Данный тип классификации предполагает, предложенное данным и. В наших экспериментах единство основания
что, сравнивая слова по смыслу, и, считал главным аспектом смысла классификации было скорее исключением, чем правилом;
слова назначение, функцию объекта, именуемого данным словом. 2) в литературе рассматриваются три упомянутые выше типа
На основании этого можно было бы ожидать, что в один класс классификации. В наших данных немало случаев, не охватываемых
попадут слова, именующие сосуды, из которых пьют, а в другой этой типологией;
(другие) — слова, именующие сосуды, в которых жидкость хранят 3) вопреки сложившемуся мнению, один класс может одновременно
или греют. При ситуативной классификации на том же материале быть описан более, чем с одной точки зрения;
мы бы ожидали, что будут актуализированы другие аспекты зна- 4) литературные данные обходят вопрос о том, как соотносится
чения тех же слов: например, сосуды, из которых пьют, типа чашка, состав класса с его номинацией (словесным обоснованием). Ниже
кружка, стакан, могли бы оказаться в одном классе с сосудами, (см. разд. 3) будет показано, что это представляет собой само-
в которых разогревают или заваривают чай или кофе — т.е. со стоятельную проблему.
словами чайник и кофейник, поскольку такая группировка соот- Остановимся теперь отдельно на каждом из перечисленных моментов.
86 87
2.1. Вопрос о единстве основания классификации следствием специфики материала? Однако на этот вопрос следует
ответить отрицательно: наши стимулы были подобраны так, что
Когда классификации отдельных ии. характеризуются в целом допускали разбиение по единому принципу в каждой из темати-
как категориальные, ситуативные или функциональные, это пред- ческих групп.
полагает, что и. в своей работе руководствовался каким-либо
одним принципом. По нашим наблюдениям, однако, подавляющее
2.2. Виды классов и типология классификаций
большинство ии. пользовались более чем одним принципом при
образовании классов. Так, при классификации ТГ "Посуда" из Если одни классы и. строит, исходя из одного основания, а другие
50 ии. только четверо ии. формировали классы, придерживаясь формирует на основе иных принципов, то как же охарактеризовать
единого принципа. Одну из этих классификаций можно отнести к его классификационное решение в целом? Поиск ответа на данный
категориальному типу, две — к функциональному, одну — к ситуа- вопрос усложняется также и в силу того, что обоснование принципа
тивному. построения каждого отдельного класса может включать в себя
При классификации ТГ "Еда" из 50 ии. единого принципа при- разные точки зрения. Рассмотрим еще одну конкретную классифи-
держивались двое, причем в одном случае можно говорить о ситу- кацию, которая не может быть описана в рамках существующей
ативном принципе, а для другого и. этот термин можно исполь- типологии [ср. Рюмина 1987].
зовать лишь с некоторой натяжкой. В ТГ "Овощи—фрукты" та же Испытуемый К., 20 л., образование незаконченное высшее. Общее
картина: из 50 ии. только у четырех можно наблюдать единый число образованных классов — 7: 1)штоф, штопор, шкалик, крю-
принцип классификации: у двоих — категориальный; один и. исходил шонница, бутылка, фужер, стопка, бокал, рюмка — "предметы для
из способа использования овощей и фруктов для еды и еще один — распития спиртных напитков"; 2) нож, терка, вилка, сечка, щипчики —
из того, растут они на земле, под землей или над землей. "острые, "опасные" предметы"; 3) толкушка, пестик, скалка — "пока-
Приведем один конкретный пример, иллюстрирующий принцип тые, обтесанные, округлые по форме предметы"; А) ложка, бидон,
выбора оснований для классификации, который можно назвать молочник, ступка, фляга, соусник, компотница, чашка, термос,
цепочечным2 (см. рис. 5). супница, горшок, стакан, сотейник, чугунок, кружка, жбан, кувшин,
На рис. 5 представлена классификация всей ТГ "Овощи—фрукты", банка, судок, котелок, ваза, розетка, конфетница, перечница,
сделанная и. N 27. В рамки заключены отдельные фрагменты объяс- солонка, сахарница, салатница, масленка, икорница, хлебница, су-
нений; каждое объяснение состоит из двух фрагментов, соединенных харница, селедочница, половник, ковш, тарелка, миска, блюдце, блюдо,
линией; всего и. N 27 образовал 9 классов (им соответствуют 9 соеди- кофейник, кастрюля, чайник, сковорода, графин — "предметы,
нительных линий на рисунке). имеющие емкость; в них можно налить, положить, зачерпнуть";
Рис. 5 показывает, что каждый фрагмент использовался в объяс- 5) вертел, жаровня — "предметы, образующие свою группу, так как
нениях от 1 до 3 раз: так, фрагмент "лесные" использовался в ни к какой другой группе не подходят"; 6) поднос, противень —
объяснениях "лесные ягоды" и "лесные плодовые деревья"; фрагмент "плоские по форме предметы"; 7) сбивалка, веселка, дуршлаг, решето,
"фрукты" — в объяснениях "экзотические фрукты" и "наиболее часто сито, шумовка, подстаканник — "дырявые" предметы (в них нельзя
употребляемые фрукты" и т.д. Можно видеть, что в отдельных случаях ничего налить или положить)".
одни классы логически сопоставлены с другими (например, плодовые Прокомментируем данную классификацию. Определенная неполнота
деревья делятся на "культурные" и "лесные"); однако в других случаях соответствия между составом класса и его обоснованием нас сейчас
эта логическая связь нарушается (ягоды делятся на "лесные" и "наиболее занимать не будет; об этом мы будем говорить ниже (см. разд. 3).
часто употребляемые"); как следствие, вся классификация строится на Обратим внимание на другое: три класса из 7 (NN 3, 6, 7) образованы,
разнородных и взаимно не противопоставленных основаниях. исходя из формы предметов, именуемых данными словами: "покатые
Если лишь 10 ии. из 150 обследованных опирались на единый округлые предметы", "плоские предметы", "дырявые предметы". Далее,
принцип классификации, то возникает вопрос: не является ли это класс N 1 образован по чисто функциональному принципу — "пред-
меты для распития спиртных напитков"; класс N 5, включающий слова
экзотические фрукты вертел и жаровня, содержательного обоснования, по существу, не по-
лучил. Наконец, самый большой класс (N 4), включающий более поло-
культурные плодовые лесные
вины всех стимулов, охарактеризован двумя параметрами: (1) "пред-
ягоды наиболее часто
деревья употребляемые
меты, имеющие емкость"+ (2) "в них можно налить, положить, за-
черпнуть". Отметим, что класс "дырявые предметы" охарактеризован
еще и тем, что "в них нельзя ничего налить или положить". Наконец,
растения которые я употребляю редко один класс (N 2) охарактеризован с несколько неожиданной стороны —
как "острые", "опасные" предметы".
Рис. 5
88 89
Первый вопрос, который интересно задать по отношению к данной Классификация, приведенная в качестве примера, является в этом
классификации, касается не столько обоснований, сколько состава смысле типичной.
классов: не является ли все решение идиосинкратическим, присущим Естественно думать, что наши результаты не столь оригинальны,
только данному и.? Сопоставление данного разбиения и Сев для ТГ и что у других авторов должна была встретиться та же пестрота
"Посуда" (рис. 3) показывает, что в целом анализируемое разбиение обоснований и видов классов. Остается неясным, как же агреги-
вполне соотносимо с усредненным. Второй вопрос, который можно ровались обоснования отдельных классов для умозаключения о типе
задать только после отрицательного ответа на первый, касается классификации в целом. Не являются ли сложившиеся в литературе
аспектов смыслов слов, актуализированных в данном разбиении. представления о типологии классификаций очередной мифологией?
Например, любопытно, что толкушка, пестик и скалка мыслятся Такое предположение подтверждается зарегистрированными нами
данным и. прежде всего как нечто массивное, "обтесанное" и "ок- обоснованиями отдельных классов, которые весьма часто содержат
руглое", т.е. не имеющее ни выемок, ни отверстий — в противо- разные принципы.
положность, например, терке, которая оценивается как "острая" и
веселке, которая для данного и. прежде всего "дырявая" (что не соот-
ветствует действительности). Как "дырявый", т.е. предмет, в который 2.3. Разноплановость объяснений
"нельзя ни налить, ни положить", оценивается также и подстаканник. Ии. регулярно описывают один класс одновременно с нескольких
Подход несколько неожиданный, но в то же время, в общем, соот- точек зрения; определенной "точке зрения" соответствует фрагмент
ветствующий реальности. текста обоснования. Поскольку "точки зрения" — разные, мы полу-
Интересно, далее, что в отдельную группу выделены слова поднос чаем обоснование, склеенное из разноаспектных фрагментов. Сле-
и противень. Мы видим, что при интерпретации смыслов этих слов дующие примеры иллюстрируют сказанное: "предметы первой необхо-
функция соответствующих предметов, так резко, казалось бы, их раз- димости для употребления пищи на скорую руку" (категория + функ-
личающая, не учитывается, а сближены эти объекты по форме. За- ция + ситуация); "нечто не очень объемное; часто употребляются в оби-
метим, что здесь есть свой резон, поскольку в данном наборе поднос ходе; из чего пьют и в чем бывает жидкость; достаточно объемные,
и противень — это и в самом деле самые плоские по форме пред- но и достаточно мелкие" (описание размеров + ситуация + функция);
меты. "не объемные предметы; то, что держат в руках; довольно-таки
И, наконец, состав класса "предметы, имеющие емкость; в них хрупкие, как мне кажется" (описание размеров, свойства материа-
можно налить, положить, зачерпнуть" также соответствует его опи- ла + ситуация); "что-то большое, какие-то емкости" (описание раз-
санию. Отметим, что обоснование этого класса — двойное; оно меров + родовое имя); "изделия из текста, которые едят в горячем виде"
содержит указание на родовое имя и на функцию соответствующих (категория + ситуация); "сладкие, из теста, подаются на второе" (опи-
предметов, причем перечислены достаточно разные функции, чтобы сание вкусовых качеств + указание на исходный продукт + ситуация
полностью были охвачены все члены класса. Еще точнее обосно- или функция); "фруктовые вареные сладкие; могут подаваться к чаю
вание класса выглядело бы, если бы в перечислении функций при- или другим напиткам" (указание на исходный продукт + указание
сутствовал союз вида и/или, который, как можно думать, здесь на способ приготовления + описание вкусовых качеств + ситуация);
подразумевается. "нечто студенистое из мяса" (описание внешнего вида + указание
На примере данной классификации мы можем видеть, что не во всем и. на исходный продукт); "растут на деревьях в теплых странах" (как
следует даже своей собственной логике; состав класса соответствует растут + где растут); "садовые и лесные ягоды, растущие на кустах"
обоснованию не всегда. Так, вертел — слово, несомненно ука- (место произрастания + родовое имя-)-как растут); "растения, которые
зывающее на острый предмет, объединено не с прочими словами, применяют как приправу без какой-либо обработки; используются
описанными как "острые предметы", а со словом жаровня. Связь между при приготовлении пищи или консервировании с целью придания
словами вертел и жаровня, как можно видеть из Сев (рис. 3), сильная, готовым блюдам особого вкуса или аромата" (родовое имя + в ка-
так что, на первый взгляд, появление такого класса естественно ком виде используются + назначение + ситуация); "фрукты, которые чаще
(обычное обоснование — "жаровня и вертел — чтобы жарить"). В рас- всего бывают на столе; наиболее доступны; чаще встречаются"
сматриваемом примере, однако, и. фактически не дает обоснования, (родовое имя + ситуация) и т.д.
говоря, что оба слова не могут быть отнесены к другим классам, С нашей точки зрения, именно эти данные и представляют наиболь-
а потому помещаются вместе. ший интерес для психолингвистической семантики, поскольку именно
Итак, в пределах одного классификационного решения можно они и раскрывают модус существования смыслов, в сознании ии., т.е.
найти (1) классы, образованные по одному основанию, (2) классы, проливают свет на главный объект наших интересов. Именно подходя
образованные одновременно по двум основаниям (типа "емкость + в них с данной стороны, и можно оценить весомость тех или иных аспектов
можно налить"), и (3) классы, вообще не получившие обоснования. смысла, поскольку именно эти, а не иные аспекты используются

90 91
для умозаключений о сходстве по смыслу. Анализируя самоотчеты объединяя его с другими, мотивируют свои действия, не замечая
в данной форме, т.е. непредвзято, вне их априорной квалификации, тавтологичности объяснения. Они отказываются от содержательного
мы можем уточнять содержание представлений ии. о сходстве. Много- объяснения: ведь Э. видит, что слово выделено в отдельный класс,
аспектность обоснования объединения слов в некоторый класс застав- значит, и., в сущности, говорит ему "не знаю, почему это отдельно
ляет предположить, что ии. сравнивают слова в большей мере как (вместе), но это должно быть отдельно (вместе)" (такие объяснения
целостности, как гештальты смыслов, а не пытаются обнаружить встречаются, когда класс невелик и содержит, например, два — три
в них общность путем разложения их на какие-то элементарные слова).
смыслы, смысловые "атомы". (Чтобы проверить это предположение, Из сказанного в разделе 2 следует, что традиционный способ
мы провели отдельное исследование, изложенное ниже, в гл. 4). оценки самоотчетов в терминах, соотносимых с категориальными,
Как уже говорилось, большинство обоснований состоят из несколь- ситуативными и функциональными принципами классификации, для
ких разнородных фрагментов. Естественно, что при анализе обосно- нашего материала не подходит. В лучшем случае мы можем говорить
ваний, полученных в каждом из трех экспериментов, выделяются о преобладании в классификации тех или иных принципов объяс-
фрагменты, характерные только для данной тематической группы нений или же тех или иных фрагментов в текстах обоснований.
слов (примеры можно найти в разд. 3). Помимо фрагментов, спе- Единому принципу при создании своих классификаций следует абсо-
цифичных для определенной тематической группы, есть и такие, лютное меньшинство ии., т.е. практически все ии. в пределах одного
которые встречаются в материалах всех трех экспериментов без и того же разбиения используют разные принципы.
исключения. Это следующие фрагменты: Из приведенных примеров многоаспектных обоснований видно,
1) фрагменты, содержащие родовое имя или его эквивалент (раз- что для слов конкретной лексики неестественно было бы пытаться
говорный вариант, десемантизированное слово, местоимение). Напри- составить обпдую "анкету" признаков-вопросов, так, чтобы, сравнивая
мер, "столовый прибор", "предметы сервировки"; "емкости"; "сосуды"; с ее помощью слова, можно было бы хорошо различать смыслы
"(все) то, чем (из чего)"; "вещи (для, из которых)"; "изделия"; "блюда"; отдельных слов. Как известно, для глаголов и имен свойств пара-
"напитки"; "лакомства"; "выпечка"; "гарнир"; "то, что ..."; "овощи"; метры такой "семантической анкеты" успешно разрабатываются
"фрукты"; "растения"; "плоды"; "зелень"; "ягоды"; "корнеплоды" и т.д.; и обладают большой степенью общности. Это, в частности, такие
2) фрагменты, где в том или ином виде содержится указание аспекты различий, как цель, адресат, причина, результат, субъект
на быт, практику или знания самого и.; действия. Например, для глаголов перемещения типичны различия
3) фрагменты, указывающие на ситуацию самого эксперимента. по признаку "цели" и т.д. [Англо-русский словарь 1979]. По-видимому,
Остановимся более подробно на фрагментах (2) и (3). Фрагменты (2) для конкретной лексики некоторыми аналогам "признаков" и их ком-
содержат компонент, который мы будем называть "Я-фактор" бинаций можно считать те аспекты сравнения, которые выявляются
[см. Фрумкина, Рюмина, Мостовая 1985]. "Я-фактор" может про- при классификации слов, объединенных общностью предметной
являться по-разному: области.
— как указание на личный опыт: "то, чем я редко (часто) пользуюсь";
"что у меня в шкафчике лежит"; "это я обычно подаю на закуску";
3. Состав класса и его номинация
"это у меня бывает (не бывает)"; "когда я готовлю, я использую
их вместе"; "овощи, которые я использую редко"; При анализе индивидуальных разбиений и самоотчетов ии. мы
— как прямая оценка: "это мне нравится (не нравится)"; "вкусные обнаружили следующий любопытный факт. Оказалось, что довольно
блюда"; "мои любимые фрукты"; "предметы первой необходимости"; часто состав сформированного и. класса и предлагаемое объяснение
"нужные для хозяйства предметы"; "баловство, а не основная еда"; не полностью соответствуют друг другу. Так, и. помещает в один класс
"это все экзотика"; слова лафитник, стопка, фужер, бокал, рюмка, графин, бутылка,
— как косвенная оценка, за которой стоят те или иные мнения штопор с объяснением "из этого пьют", хотя, исходя из состава
ии. или их специфическая точка зрения: "старинные слова"; "вя- класса, можно предположить, что на самом деле классификация
жущие средства"; "хороши для легочников", "обладают лечебными диктовалась представлением и. не о питье вообще, а о питье вина.
свойствами"; "растение, применяемое в основном как лекарственное"; Если рассмотреть с этой точки зрения все индивидуальные клас-
"эти растения привезли из Америки". сификации, то окажется, что регулярно встречаются случаи, когда
Фрагменты (3) содержат в качестве мотива объединения слов ука- разные ии. дают для одинаковых по составу классов разные объяс-
зание на саму экспериментальную процедуру. Мы будем называть нения, и напротив, идентичные объяснения относятся к разным по
этот компонент объяснения "Э-фактор". Например, "считаю, что составу классам. Например, класс "стакан, рюмка" один и. описывает
должны быть вместе"; "не знаю почему, но помещаю их в один класс"; как "емкости для питья", а другой — как "посуда из стекла".
"никуда не подходит, поэтому выделяю в отдельный класс" и т.д. Объяснение "емкости для питья" может относиться как к классу
В подобных случаях ии., выделяя то или иное слово, или, наоборот, "стакан, рюмка", так и к классу "бутылка, стопка". Кроме того,
92
93
одни и те же обоснования даются и для небольших классов (2 — 3 слова), выделили ее в отдельный класс. Таким образом, устойчивая группа —
и для классов, включающих в себя 10—15 слов. К этому следует это совокупность слов, которые большинство ии. в своих класси-
добавить многообразие индивидуальных формулировок объяснений, фикациях объединяли; при этом у одних ии. эта группа выделялась
которые по сути можно считать или синонимичными, или пере- в отдельный класс, а у других — входила в состав большего по объему
секающимися по смыслу: "приспособления для питья", "из чего пьют класса3.
напитки", "посуда для жидкостей", "в чем обычно находится спиртное" Определив устойчивые группы, мы можем проанализировать сово-
и т.п. (подробнее об этом см. ниже, гл. 3). купность номинаций, относящихся к классам, в которые включались
Мы, таким образом, можем констатировать наличие регулярных устойчивые группы. Такой анализ позволит нам наблюдать отношения
отношений двух типов: типа (1) — разнообразие номинаций классов, сходных по составу.
При этом нас особо будут интересовать те случаи, когда устойчивая
(1) Одинаковые (по составу) классы •• разные номинации группа выступала в индивидуальной классификации в качестве
"емкости для питья" ^ г "холодные закуски", отдельного класса или в качестве основы отдельного класса. Понятие
< "посуда из стекла"
(винегрет, салат) <Г
*• "овощные блюда"
"основы класса" уточним на примере.
Устойчивой (по усредненным данным) в ТГ "Посуда" является
(2) Одна номинация *• разные (по составу) классы группа из четырех слов: "кастрюля, котелок, горшок, чугунок".
(стакан, рюмка) (винегрет, салат) В индивидуальных разбиениях мы можем наблюдать следующие
классы:
Л/-(бутылка, стопка)
я питья"^"-^
Х^г- (заливное, холодец)
"холодные закуски" 4^
(1) Кастрюля, котелок, горшок, чугунок, жбан (объяснение —
емкости дл "предметы для хранения жидких продуктов").
ч . (стакан, оюмка.
рюмка, *^(винегрет, салат,
бутылка и пр ... заливное и пр .. (2) Кастрюля, котелок, горшок, чугунок, миска, судок (—"предметы,
-всего 8-10слов) - всего 8-10 слов) в которых варят").
Рис. 6 (3) Кастрюля, котелок, горшок, чугунок, судок, чайник, кофейник
(— "железные или эмалированные изделия для приготовления жидкой
пищи").
В этом разделе мы рассмотрим, как данные отношения проявля-
(4) Кастрюля, котелок, горшок, чугунок, судок, сотейник, жаровня
ются на конкретном материале, анализируемом на разных уровнях
(— "для тушения и варения").
обобщения.
(5) Кастрюля, горшок, чугунок, миска, супница (— "в чем хранят
первые блюда").
3.1. Устойчивые классы и устойчивые группы Все перечисленные классы различаются по своему составу, однако
на примере ТГ "Овощи—фрукты" их основу, "ядро" составляет именно выделенная нами группа.
Выделение в совокупности полученных индивидуальных разбиений Необходимо подчеркнуть, что мы рассматриваем не только те случаи,
устойчивых, сходных по составу классов представляет собой само- когда устойчивая группа входит в класс целиком. В (5) одно из слов
стоятельную задачу. В силу уникальности индивидуальных решений устойчивой группы (котелок) отсутствует, тем не менее слова из устой-
полное совпадение состава отдельных классов у разных ни. — скорее чивой группы количественно преобладают в составе класса. В общем
исключение, чем правило. В трех исследованных нами группах случае мы руководствовались следующим правилом: устойчивая группа
"конкретной" лексики устойчивые и совпадающие по составу классы считается основой класса, если: а)в него входит более 1/2 слов
единичны (примерами могут быть пары "подливка, соус", "винегрет, устойчивой группы (в (5) — 3/4 слов), и б)эти слова составляют
салат", "орехи, каштаны"— классы именно такого состава встречались более 1/2 состава всего класса (в (5) — 3/5 состава).
в классификациях многих ии.). При сравнении классов по составу Сходство состава выделенных классов позволяет предположить, что
мы должны поэтому учитывать не только случаи их полной иден- объяснения, даваемые для данных классов, можно сопоставлять между
тичности, но также и те случаи, когда классы различаются между собой и соотносить со словами рассматриваемой устойчивой группы.
собой, но имеют тем не менее устойчивую общую часть. Для вы- Далее объектом нашего анализа и станет совокупность объяснений,
деления таких общих частей мы ввели понятие "устойчивой группы". которые были даны отдельными ии. для всех тех случаев, когда ус-
"Устойчивую группу" образуют слова, которые регулярно (т.е. тойчивая группа являлась основой отдельного класса. Исследования
у большинства ии.) попадают в один и тот же класс. При этом устой- проводились на материале устойчивых групп-, которые были выделены
чивая группа, как правило, не представляет собой изолированный по результатам классификации ТГ слов, именующих плоды, ягоды
класс: если слова регулярно объединялись, это еще не означает, что и фрукты.
они помещались отдельно от других. Например, пара "ковш, по- В предыдущей главе, где обсуждались принципы построения Сев,
" почти у всех ии, не разбивалась; однако лишь немногие мы не рассматривали соответствующее графическое представление
95
ТГ "Овощи—фрукты". Теперь мы восполним этот пробел и параллель-
но с обсуждением обоснований, относящихся к устойчивым группам,
будем приводить соответствующие фрагменты Сев. Это позволит каштаны
нам сопоставлять количественные и качественные характеристики

А
орехи тутовник -земляника
|/ брусника
предложенных ии. классификационных решений: первые отражены II голубика
в графических структурах (на которых устойчивые группы выделяются черника
достаточно отчетливо), а вторые — в содержательных обоснованиях, облепиха костяника
рябина
относящихся к устойчивым группам. Мы имеем, таким образом, калина-
клюква •морошка
следующую схему анализа материала: фрагмент Сев — устойчивые
группы, выделяющиеся на данном фрагменте — совокупность обосно-
ваний для классов, основой которых являлись устойчивые группы. ^малина
смородина
В результате построения Сев для ТГ "Овощи—фрукты" обнаружилось, -клубника
крыжовник
что в ней можно выделить четыре относительно независимых фраг-
мента, которые условно можно назвать "Ягоды", "Фрукты", "Овощи"
и "Травы (зелень"). Далее мы последовательно рассмотрим структуру t
каждого из этих фрагментов. I
виши рад
1. "Ягоды" (соответствующий фрагмент Сев изображен на рис. 7). Рис. 7 "Ягоды"
Здесь выделились четыре устойчивые группы. Описание каждой устой-
чивой группы мы будем далее строить по следующей общей схеме:
1) состав группы; остальные могли не включать шиповник или малину и добавлять
ежевику, облепиху или клубнику {клубнику — с объяснением "куль-
2) количество ии., выделивших эту группу в отдельный класс
тивированные ягоды").
(из общего числа 50 ии.);
3)анализ обоснований, использованных ии. для данного класса Почти во всех объяснениях, помимо указания на общее родовое
(включающий также анализ аспектов, учитываемых ии. в своих обосно- имя ("ягоды"), содержится указание на место произрастания: "растут
ваниях). на кустах (на кустарниках)", "кустарниковые (кустарники)". Еди-
(1-1). Брусника, голубика, ежевика, земляника, клюква, костяника, ничными являются указания на прочие признаки: территорию ("садово-
плодовые"), функцию ("используются для приготовления сладких
морошка, черника, клубника.
блюд"), вкусовые качества ("все это сладкое (или кисловато-сладкое)
Основа отдельного класса — у 17 ни.; отдельный класс в таком
по вкусу"). Стандартное объяснение: "кустарниковые ягоды".
составе — у 5 ии. (в класс, могли не включаться земляника, клубника,
(1-3). Орехи, каштаны
ежевика, морошка и добавляться — калина, арбуз). Выделены в отдельный класс у 28 ии.
Наиболее частое объяснение для данной группы: "лесные ягоды"
(встретилось у 11 ии.; двое из них уточнили, что это могут быть 15 ии. назвали эту пару именем одного из составляющих: "орехи";
"садовые и лесные" и "болотные и лесные" ягоды). Один и. (вклю- 2 ии. объяснили их объединение тем, что "это одно и то же". Такие
чивший в данный класс арбуз) дал однословное объяснение: просто объяснения можно толковать как то, что ии. выделяют в рамках
4
"ягоды" (добавление сюда арбуза соответствует, вообще говоря, данной ТГ отдельную категорию "Орехи" (нечто отличное от овощей,
научной систематике, хотя для обыденных представлений о классе фруктов, ягод и трав), куда и помещают соответствующие слова:
орехи и каштаны. Некоторые ии., впрочем, пытаются выделить
"ягод" это совершенно нехарактерно). Остальные ии. использовали
отличающий данную группу признак: твердую оболочку (объяснения:
в объяснениях признаки, характеризующие местонахождение ягод
"то, что в твердой оболочке"; "в скорлупе"; "в твердой скорлупе";
относительно земли или размер растения в высоту (формулировки:
"твердые плоды" — всего 6 ии.). Есть указания (единичные) на место
"растут близко к земле" (3 ии.), "растущие непосредственно у земли",
произрастания: "лесные плоды" (территория), "плоды на деревьях"
"растут на травяных стебельках", "ягоды низкорослые", "ягодные (высота); и на способ употребления: "в пищу употребляют косточку";
низкие кустики"). Один и. упомянул о том, что эти ягоды "маленькие "со съедобным ядром"; "то, что грызется". Примером "размытого"
по размеру". самоотчета может быть объяснение "близки по происхождению и
Для данного класса, таким образом, в качестве объяснения вкусу", которое в принципе пригодно для самых разнообразных
используется родовое имя (ягоды) в сочетании с указанием на классов.
место произрастания, причем указывается либо территория (лесные),
(1-4). Калина, рябина
либо высота от земли.
Основа отдельного класса — у 4 ии. (остальные не разбивали
(1-2). Крыжовник, малина, смородина, шиповник.
эту пару, включая ее в состав более крупных классов). Эти ии. дали
Основа отдельного класса — 11 ии.; отдельный класс — у 4 ии.;
96 97
маслины —- Таблица 4

Состав группы Объяснения из самоотчетов Доминирующий в объясне-


(для случаев выделения груп- ниях принцип объединения
пы в отдельный класс)

(2-2) Ананасы, бананы, манго — экзотические фрукты (2 ии ), специфика региона произ-


(3 из 5 выделенных ии доба- — это экзотика, их привозят растания
вили также финики или издалека,
грейпфруты) — субтропические фрукты,
— фрукты, растущие в жарких
странах (Азии, Африки)
(2-3) Инжир, финики — плоды, употребляемые в за- общее сходство (домини-
яблоки сушенном виде, рующего принципа нет)
груши — похожи чем-то, сладкие,
— растут на деревьях в теплых
странах
черешня (2-4) Абрикосы, персики — похожи по вкусу и внеш- общее сходство
нему виду, персики — бар-
хатистые, абрикосы — более
Примечание В парах айва - ананасы к яблоки - черешня связь равна 24 гладкие Плохо выращенные
т е составляет чуть менее 50%, мы, однако, изображаем эти персики похожи на хорошо
связи, поскольку это существенно упрощает общую выращенные абрикосы
структуру графа (2-5) Вишня, черешня — одно и то же, просто че- общее сходство (домини-
Рис 8 "Фрукты" решня появляется раньше, а рующего принципа нет)
вишня позже,
— почти одинаковые по вкусу
следующие объяснения: "лесные ягоды, растут на деревьях"; "ягоды, и внешнему виду,
— ягоды на деревьях
растущие на деревьях в лесу"; "дикие и горькие"; "похожи по
(2-6) Яблоки, груши — фрукты (2 ии ), (в данную пару объединены
внешнему виду, ягоды в гроздьях". Объяснения, как можно видеть, — наиболее обычные фрукты, фрукты, которые можно
содержательно разные; лишь указания на место произрастания (лес, — наиболее употребляемые считать "наиболее типич-
деревья) являются неединичными. фрукты, ными" с точки зрения ии)
2. На втором фрагменте Сев — "Фрукты" (рис. 8) выделилось — фрукты, наиболее рас-
пространенные в средней
7 устойчивых групп, хотя лишь одна из них достаточно часто полосе
выступала в индивидуальных классификациях как отдельный класс:
"цитрусовые".
(2-1). Апельсины, мандарины, лимоны, грейпфруты.
Основа отдельного класса — у 14 ии.; из них отдельный класс тические плоды" (ниже мы разберем этот случай более подробно).
у 9 ии. (могли исключаться грейпфруты и добавляться ананасы, Затем, после завершения классификации, и. может обнаружить, что
бананы, гранаты, манго). данный класс включает преимущественно "цитрусовые", это имя и да-
Здесь имеется стандартное категориальное объяснение, являющееся ется в качестве объяснения5
фактически единственным: "цитрусовые". Лишь один из 14 ии. дал Остальные устойчивые группы, как правило, входили в сос-
объяснение, основанное на специфических качествах этих плодов: тав большего по объему класса и лишь в единичных случаях выде-
"сочные, но с кожурой" (к собственно цитрусовым он добавил также лялись в отдельный класс. Информация об этих группах приведена
и манго). Попадание в состав класса, имеющего четкую катего- в табл. 4.
риальную характеристику, других слов, не относящихся к данной
У нас осталась еще одна устойчивая группа из двух слов:
категории, является, по всей видимости, следствием того, что объяс-
(2-7) айва, хурма. Относительно этой пары можно сказать, что она
нение для класса дается уже после того, как класс сформирован.
редко разбивалась, но никем из ии. не была выделена в отдельный
В ходе самого процесса классификации и. при этом не имеет
класс, поэтому мы не можем привести обоснование, которое отно-
четкого обозначения для класса, и поэтому к апельсинам могут быть
силось бы к объединению только этих двух слов. "Промежуточное"
присоединены ананасы и бананы как "вообще южные, редкие, экзо-
положение этой пары на соответствующем фрагменте Сев сви-
98
Таблица 5
бобы
дыня фасоль
баклажаны

rw\ ,
арбуз горошек Состав группы Объяснения Принцип объединения
кабачки

иатиссо яы (3-3). Огурцы, помидоры —наиболее часто употреб- (неосознаваемый ии. в явном
ляемые в сыром виде овощи, виде принцип объединения
огурцы
распространенные у нас; состоит, по всей видимости,
помидоры
—не знаю, почему, но считаю, в "типичности" для нашей
X что должны быть вместе; культуры данной пары для
^ картофель __ свекла редька — не знаю, почему, но объеди- "овощей" — аналогично паре
морковь репа няю "яблоки—груши "для "фрук-
редиска тов)
(3-4). Баклажаны, кабачки —близки внешне, вместе общее сходство (с выделе-
едятся; нием признака формы)
брюква
— похожи внешне, по форме,
только цвет разный;
Рис < Овощи** — не знаю точно, как опре-
делить; может быть, похожи
по форме
детельствует о том, что она могла входить в состав самых разно- (3-5). Арбуъ дыня — бахчевые (2 ии.); родовое имя или его раз-
образных классов. — бахчевые растения; говорный эквивалент
3. "Овощи" (рис. 9). — большое, вкусное, сочное;
— вкусные вещи, но без них
(3-1). Бобы, фасоль, горошек. можно обойтись
Отдельный класс — у 22 ии.; еще один и. не включил в этот класс
горошек.
Для этого класса у ии. есть стандартное "категориальное" объяс- произрастания ("огородные"). Один и. отметил, что эти растения
нение: "бобовые"; им воспользовались все, кроме одного и., который "вырастают в тот же год после того, как их посадили".
изобрел собственный термин: "стручковые". 16 ии. назвали этот класс Для трех других устойчивых пар слов информация сведена в таб-
одним словом "бобовые", пятеро определили его как "бобовые лицу 5, аналогичную табл. 4, составленной для "фруктов".
растения" (один из них — как съедобные бобовые растения), 4. "Травы (зелень)" (рис. 10).
один — как "бобовые культуры" и еще один — как "овощи, но (4-1). Петрушка, укроп, сельдерей, салат, шпинат, щавель, спаржа.
бобовые". Наличие общего стандартного имени фактически сделало Основа отдельного класса — у 14 ии.
избыточным привлечение для объяснений каких-либо дополнительных Этот класс является достаточно "размытым", и состав его в инди-
признаков, характеризующих эти объекты. видуальных классификациях сильно варьируется (хотя основа и ос-
(3-2). Картофель, морковь, свекла, редиска, редька, репа, брюква. тается постоянной). Разные ии. добавляют в данный класс такие
Основа отдельного класса — у 16 ии.; отдельный класс — у 5 ии. слова, как ревень, черемша, пастернак, горошек, капуста, лук, чеснок.
(могли не включаться брюква, картофель, свекла и добавляться лук Здесь также можно выделить два типа объяснений. Первый —
и чеснок; один и. добавил к этой группе огурцы, помидоры и это использование общего категориального имени — "травы" (травки,
капусту с объяснением: "огородные культуры"). травянистые растения, трава); второй — указание на функциональное
Для этой группы есть два возможных типа объяснения. Первый назначение — "приправы". Типичным объяснением является комбинация
предполагает использование общего категориального имени "корне- имени и функции: "травы — приправы", "травки для салата", "рас-
плоды". Это имя встретилось в объяснениях 6 ии. Другой вариант тения, которые используются для приправ", "съедобная трава" и т.п.
содержит в том или ином виде указание на то, что все эти овощи В двух объяснениях есть указания на место произрастания ("то,
("плоды", "растения") растут в земле ("под землей") 6 . Такой вариант что растет на огороде", "огородная зелень"), в двух других — на способ
встретился у 7 ии. Промежуточный вариант — употребление слова употребления ("едят их необработанными", "овощи, у которых едят
"корни", фактически указывающего на признак "под землей". Это листики"). В укрупненных классификациях (т.е. у тех ии., которые
имя встретилось дважды в сочетании с указанием на функциональ- выделяют во всей ТГ только 4—5 классов) этот класс (расширенный)
ный признак — "съедобность" ("растения со съедобными корешками" получает общее наименование "зелень".
и "съедобные овощи или корни гомогенной и плотной консистенции" — (4-2). Лук, чеснок.
последнее объяснение является единственным, в котором имеется Эту пару выделили в отдельный класс трое ии., двое из которых
упоминание о консистенции). Дважды встретилось указание на место объединили соответствующие овощи по вкусовым качествам (как
100
101
3.2. Структура класса "экзотические, южные фрукты"
.спаржа
Класс "экзотические, южные фрукты" мы выбрали по двум при-
черемша сельдерей
чинам. Во-первых, само понятие "экзотичность" является достаточно
петрушка .пастернак
неопределенным, в силу чего представляет особый интерес выяс-
укроп
нение того, как это понятие интерпретировалось теми ии., которые
образовали класс, обозначаемый данной номинацией. Во-вторых,
; ревень этот класс (в том или ином виде) присутствует в большинстве
индивидуальных классификаций, что дает возможность сравнения и
обобщения. Что же включают ии. в класс "экзотические, южные
фрукты" и насколько устойчив состав такого класса у разных ии.?
Среди выделенных нами устойчивых групп присутствует группа
"ананасы, бананы, манго", выделенная в отдельный класс пятью ии.
Рис. 10 "Травы (зелень)" как "экзотические фрукты", "субтропические фрукты", "фрукты,
растущие в жарких странах". Естественно предположить, что именно
"острые"), а третий — по способу использования: "используются эта группа является основой, "ядром" устойчивого класса и в клас-
для приправ и при изготовлении консервов". сификациях других ии., образовавших подобный класс. Поэтому далее
Подводя итог нашему анализу, отметим, что сопоставление ин- мы построили свой анализ следующим образом. Просмотрев клас-
дивидуальных классификаций позволяет нам выделить те общие ком- сификации всех 50 ии., мы выделили в них те классы, в которые
поненты, которые присутствуют в большинстве из них. Если говорить данная группа входит целиком, не разбиваясь. Таких классов ока-
о составе классов, то общими компонентами являются выделенные залось 26. Затем для выделенных классов мы рассмотрели следующие
нами устойчивые группы. В качестве прогноза можно утверждать, характеристики:
что при решении задачи свободной классификации данной сово- 1) мощность класса (количество входящих в него слов);
купности слов рядовым носителем языка вероятность присутствия 2) имя класса (объяснение);
этих групп в итоговом результате (необязательно в виде отдельных 3) состав класса.
классов) будет достаточно высока. Следует, однако, помнить, что об Информация о мощности классов и их именах приводится в табл. 6.
устойчивой группе можно говорить именно как о вероятном "ядре" Из этой таблицы можно видеть, что классы, включающие в себя
индивидуального класса, поскольку состав класса, образуемого устойчивую группу из трех "экзотических фруктов", содержали
вокруг этого ядра, может варьироваться достаточно широко. в среднем 9—10 слов. Если проанализировать номинации, которые
Попытаемся теперь зафиксировать состав класса и рассмотрим присваивались этим классам, то выясняется следующее. Для классов
совокупность относящихся к нему номинаций. Выясняется, что в обосно- мощностью не более 9—10 слов используется, как правило, номи-
ваниях-номинациях можно выделить: нация "экзотические фрукты" (варианты: "импортные", "субтропи-
а) повторяющиеся и квазисинонимичные фрагменты: например, ческие", "африканские"). Для ббльших по объему классов слово
для устойчивых групп (2-1), (3-1), (3-2), (4-1) инвариантным фраг- "экзотические" уже не входит в состав объяснения; здесь исполь-
ментом является обобщающее имя-универб ("цитрусовые", "бобовые", зуются слова "южные", "привозные", "теплолюбивые". Для средних по
"корнеплоды", "травы"); для групп (1-1) и (1-2) — указание на место мощности классов (9—10 слов) определения "экзотические" и "южные"
произрастания ягод ("в лесу", "на кустарниках") и т.д.; привлекаются с равной частотой.
б) уникальные фрагменты обоснований, встречающиеся лишь у от- Эти результаты содержательно интерпретируются следующим об-
дельных ии. ("то, что грызется", "маленькие по размеру", "гомогенной разом. Ии., образующие класс по "географическому" принципу,
и плотной консистенции", "их едят необработанными" и т.п.). могут предлагать различные варианты решений. Если они образуют
Общий анализ индивидуальных самоотчетов-объяснений, отно- класс достаточно большого объема, то в него входят все "южные"
сящихся к выделенным устойчивым группам, показывает, что для фрукты: как экзотические, так и более распространенные; как им-
каждой устойчивой группы в той или иной степени наблюдается портные, так и растущие у нас и пр. Если и. делает свою класси-
множественность номинаций, используемых ии. для обозначения об- фикацию более дробной, то он, как правило, выделяет класс "соб-
разуемых ими классов. Таким образом, мы установили, что вы- ственно экзотических" фруктов, куда входят только импортируемые,
деленные нами выше отношения типа (1) "одинаковые классы — разные тропические плоды, а прочие южные фрукты классифицирует как-то
способы номинации" регулярно воспроизводятся на конкретном экспе- иначе (ниже мы рассмотрим, как именно).
риментальном материале классификационных решений. В следующем Такое деление фруктов на более и менее "экзотические" делает
разделе мы предпримем попытку более детального анализа этих возможной постановку вопроса о том, насколько "экзотичным"
отношений на примере одной из устойчивых групп.
103
102
Таблица 6 Таблица 7
Классы, включающие устойчивую группу "ананасы, бананы, манго". Частота включения слова в класс "экзотических, южных фруктов"
(степень "экзотичности").
Мощность класса Число классов Номинация классов данной мощности
данной мощности 1. Ананасы 26
2. Бананы 26 з
3. Манго 26 о 5 X
3—4 слова 5 см. табл. 4, группа (2-2). 4. Финики 20 г? 2
— то, что импортируется;
6—7 слов 3 3. Гранаты 17
51 S

— экзотические плоды;
— африканские фрукты (у нас не растут)
6 Инжир
7. Грейпфруты
16
15 "8о оа S

9—10 слов 9 — экзотические фрукты; 8. Хурма 14 U

— экзотические фрукты (общее для них — импорт 9. Апельсины 13 и


в нашу страну); 10. Лимоны 12 т
Q

— экзотические плоды и растения; 11. Мандарины 12


Г)
— экзотические южные фрукты; 12. Маслины 12
— южные фрукты (2 ни.); 13. Персики И i»

— импортные фрукты; 14. Абрикосы 9 3


X
— фрукты, произрастающие в СССР крайне редко; 15. Айва 9
— "цитрусовые" 16. Алыча 5 2
17. Виноград 5
12—14 слов 5 — южные фрукты (2 ии.);
18. Кизил 3
— тропические фрукты; 19. Арбуз 1
— колониальные товары; 20 Дыня 1
— не наши, привозные (деликатесы)
21. Слива 1
16—20 слов 4 — южные овощи и фрукты; 22. Спаржа» 1
— южные культуры;
— растут на юге;
— теплолюбивые растения (из Средней Азии, •Из класса "южные овощи и фрукты" мощностью в 20 слов (и N 39)
Крыма)

(с точки зрения ии.) является тот или иной вид фруктов. Степень варьироваться (для номинации "экзотические" — от 3 до 10 слов;
"экзотичности" может быть определена через частоту попадания для номинации "южные" — от 9 до 20 слов — см. табл. 7).
соответствующего слова в один класс со словами из устойчивой Первое из этих утверждений говорит о наличии неких общих
группы "экзотических фруктов": ананасы, бананы, манго. Всего в рас- (для разных индивидов) представлений о содержании и объеме обоб-
сматриваемые нами 26 классов "экзотических, южных фруктов" ии. щающей номинации; второе и третье утверждения свидетельствуют
включили 22 разных слова. Их распределение по частоте включения о том, что эти представления допускают индивидуальные различия
в данные классы приведено в табл. 7. в толковании смысла этой номинации. Мы можем, таким образом,
На примере данной группы мы можем видеть, как соотносится уже на данном этапе анализа констатировать наличие регуляр-
номинация класса и его конкретное наполнение. В табл. 7 мы попы- ных отношений семантической неопределенности типа (2): "одно
тались приблизительно очертить те множества слов, которые под- обобщающее имя (одинаковая номинация) — разные (по составу)
водятся под ту или иную номинацию. Проделанный анализ позво- классы".
ляет утверждать следующее. Если зафиксировать некоторую но- Пока мы рассматривали только обобщенные данные, усредняя разные
минацию, то: по составу индивидуальные классы. Далее мы продолжим наш
1) можно указать определенное множество слов, для которых анализ на уровне рассмотрения состава конкретных классов в инди-
вероятность объединения в класс с данной номинацией будет доста- видуальных классификациях, отчасти возвращаясь к уже затронутому
точно высока; в разделе 2.1. вопросу о единстве основания классификации.
2) границы данного множества в случае каждой конкретной но-
минации могут быть более или менее размытыми;
3)в каждой конкретной индивидуальной классификации мощность
класса, обозначаемого данным способом, может достаточно сильно

104 106
Частота
Внутренняя структура класса
3.3. Структура индивидуальных классификаций попадания
"экзотические, южные фрукты"
слова в класс
В том случае, если индивидуальные классификации лексической
подгруппы "южных фруктов" отличались бы друг от друга только 26 ананасы бананы
по количественным характеристикам (в одних — крупный класс,
25
в других — несколько мелких), то по представленному в табл. 7
усредненному распределению мы могли бы прогнозировать классы, 24
образуемые разными ии. Так, класс "экзотические, южные фрукты"
23
мощностью 7 слов втслючал бы в себя первые 7 слов из табл.7, мощ-
ностью 12 слов — первые 12 слов и т.д. Однако, если обратиться 22
к индивидуальным классификациям, то выясняется, что классы раз- 21
личаются не только количественно, но и качественно; более того,
оказывается, что некоторые слова включаются в этот класс только 20
в том случае, если туда же включаются и вполне определенные 19
другие слова. Иначе говоря, класс "экзотические, южные фрукты"
обладает некоторой внутренней структурой, которую можно ре- 18
конструировать путем анализа индивидуальных классификаций. Ре- 17 гранаты
зультат такой реконструкции представлен на рис. 11.
16
На рис. 11 отражены следующие структурные взаимосвязи. Рас-
положение каждого слова на том или ином уровне (выше — ниже) 15 грейпфруты
соответствует частоте его включения в данный класс. Слова, взятые
14 хурма
в рамку, как правило, включались в данный класс вместе, как группа
(если включалось одно, то почти всегда включалось и другое). Если 13 апельсины
слово, стоящее ниже, связано линией со словом, стоящим выше, лимоны мандарины
12 маслины
то оно включалось в данный класс, как правило, только в том случае,
если включалось и слово, стоящее выше. Например, алыча включалась И персики
в этот класс только в том случае, если туда же включалась 10
айва; айва включалась, если включалась хурма и т.д.
абрикосы айва
Для того, чтобы лучше понять смысл изображенной структуры, 9
посмотрим, как представленные на рис. И обобщенные данные
соотносятся с конкретными индивидуальными классификациями. В ин-
дивидуальных классификациях мы можем встретить такие классы, как:
— "ананасы, бананы, манго" (АБМ) +(гранаты)*(маслины)*("цит-
русовые") — и. N 30; виноград алыча
— (АБМ) + (гранаты) + "инжир, финики" (ИФ) — и. N 43;
— (АБМ) + ("цитрусовые") + (ИФ +хурма) — и. N 9;
— (АБМ) + (маслины) + (ИФ +хурма + айва) — и. N 27; кизил
— (АБМ) + (гранаты) + (ИФ + хурма + "абрикосы, персики') — и. N 23;
— (АБМ) + (гранаты) + (маслины) + (ИФ + хурма + айва + алыча + "аб- Рис И
рикосы, персики"* виноград) — и. N 21.
В скобки здесь заключены независимые друг от друга фрагменты "(АБМ) + (ИФ + алыча+виноград)" маловероятно; в него обязательно
классов. Если фрагменты помещены в разные скобки, то они могли либо должны были бы войти хурма и айва.
включаться в состав данного класса, либо не включаться в него Рис. 11 представляет собой попытку совместить обобщенные
(на рис. 11 им соответствуют линии, идущие вниз непосредственно представления ии. об "экзотичности" на множестве данных слов и
из группы "ананасы, бананы, манго"). При этом классы большей структурные характеристики индивидуальных классификаций. Однако
мощности устроены вполне определенным образом: расширение состава и при таком уровне анализа мы теряем весьма существенную часть
класса происходит по цепочке, идущей на рис. 11 от пары "инжир, информации об индивидуальных классификациях. Сама структура
финики". Существенным в изображенной структуре является то, что индивидуальной классификации, отражающая способ мышления одного
связность этой цепочки не нарушается: так, появление класса типа
107
106
носителя языка, может быть с достаточной полнотой проанализи-
рована лишь при рассмотрении ее в отдельности, как целое, без
усреднения и обобщения. (Следует отметить, тем не менее, что
усредненную картину при этом необходимо построить как базу для
сравнения, с которой соотносится индивидуальная классификация).
Мы выбрали для анализа S ии. — тех, кто выделил в отдель-

и
о
ный класс устойчивую группу "собственно экзотических" фруктов.
о.
С
В нашу задачу входило выяснение того, как эти ии. классифици-
ровали слова, обозначающие прочие "южные" фрукты. Каким способом
членится это множество у тех ии., которые не ограничиваются
образованием крупного класса "южные фрукты", а разбивают его
и на более мелкие? Результаты анализа представлены в табл. 8.

ш и*
в}
к
л а" г- Мы видим, что выбранные нами ии. образовали на множестве
51s
~ ^ w
s "южных фруктов" 3—4 класса (не считая единичных). На примере
этих классов можно непосредственно наблюдать сходства и раз-
личия в составе классов, их именовании и соотношении "номи-
й 1 i-g
Е £
и» i
. О П -в- И
2

x °a
>•§
s ю в
нация класса — состав класса". Все ии., помимо класса "экзотические
фрукты", выделили класс "цитрусовые"; в этих случаях совпадают как
номинации классов, так и их состав (с незначительными откло-
SE о
нениями). Отношение "номинация класса — состав класса" здесь

i о.
g S
1 §"1"?
S » g S 5 \
I жестко зафиксировано. Если же рассмотреть другие два класса,
выделенные этими ии. на том же множестве, то картина будет
несколько иной. Здесь схожие по составу классы сопровождаются
1 3 I gx разными номинациями, а похожие номинации и объяснения даются для
Ml Hi I разных (по составу) классов:

II
"среднеазиатские" (и № 40)

з е к г s• {гранаты, хурма, айва, абрикосы, персики)'


"растущие на деревьях" (и № 14, ср те же
имена применительно к несколько
иному разбиению у и № 5)

(пш <йфщзй "Приторно-сладкие \и № 1) (инжир, финики) (и № 14)


етнзьиина гн f I ».V и л igoira "употребляемые в сушеном виде"- -»• (инжир, виноград, кизил) (и № 40)
If си SUUAJJ вваиьцихэл)
Рассмотрим далее каждую из выделенных нами индивидуальных
классификаций отдельно с точки зрения последовательности выбора
оснований, привлекаемых для образования классов. С этой целью
для каждого класса определим тот общий принцип, по которому
данный класс был образован. Мы получим следующие совокупности
оснований:
( J - J ) BuuAdi '<> irgej. аживд. WD и N 1. "вкус" — "вкус и внеш-
"регион произраста- "категориальное —
(>—£ си euuXdj вваиьйохэл) Н1ялс1ф
них" (экзотлесгае) имя" (цитрусовые) ний вид"
ХИЯ(1ВЖ Н
B.N5: Тоже То; "регион проаэ- "высота от

и N40: "регион проаэ- "способ упот-


растания" ребления"
Можно видеть, что ии., образуя на множестве порядка 20 слов
3—4 класса, привлекают для объяснения от 2 до*4 содержательно Что дает нам основания предполагать, что СО может служить
разных обоснований; крайним примером является здесь и. N 14, у кото- моделью именно наивного языкового сознания? Ведь словарное тол-
рого каждый из классов образован по содержательно иному принципу. кование — продукт сложной рефлексивной деятельности лексикографа
Таким образом, мы еще раз убеждаемся на конкретном материале, (ср. [Фрумкина 1979], а также обсуждение в гл. 3, ч. 1). СО по
что разноплановость выбираемых оснований является регулярным структуре и назначению соответствует тому типу словаря, который
феноменом при решении задачи классификации слов (см. выше, Щерба определял как нормативный словарь, противопоставляя послед-
раздел. 2.1); классификация же на базе единого основания пред- ний словарю-справочнику. О нормативном словаре Щерба писал:
ставляет собой редко наблюдаемое исключение. "В основе словарей первого рода лежит единое реальное языковое
сознание определенного человеческого коллектива в определенный
1
Исключение составляет малоизвестная (если не вовсе неизвестная) работа Э. Шипстон момент времени" [Щерба 1974, 266].
[Shipstone 1960], где приведен полностью протокол одного из ее классификационных В противоположность этому, словарь-справочник, согласно клас-
экспериментов. Подробно об этом исследовании см.: [Фрумкина 1988]
сификации Щербы, не отражает никакой единой лексической системы.
^Описание такого типа классификационного поведения и примеры см.: [Фрумкина
1984, 89-90]. В основе такого словаря не лежит никакое единое языковое соз-
'Выделение устойчивых групп производилось по чисто количественным признакам нание; слова, в нем собранные, принадлежат разным языковым кол-
(учитывалось только число ии., у которых данные слова не разбивались).
4
лективам и разным эпохам. Примером словаря-справочника Л.В. Щерба
О термине "категория" см. часть I, гл. 4. В данном случае существенно, что считает словарь Даля. "Толковый словарь современного русского
класс "Орехи" образуют и те ии., которые во всей классифицируемой группе выделяют
всего 4—5 крупных "категориальных" классов (типа "овощи", "фрукты", "ягоды")
языка под редакцией Д.Н. Ушакова" [Ушаков 1935—1940], согласно
'Такая интерпретация носит, разумеется, лишь гипотетический характер; мы не имеем Щербе, "является более или менее компромиссным словарем", т.е. за-
возможности дать доказательный ответ на вопрос о том, что для сознания носителя нимает промежуточное место между словарем нормативным и словарем-
языка является первичным: имя класса или его состав? Что конкретно происходит при справочником. К нормативному словарю обращаются для самопро-
решении задачи классификации: под общеупотребительное имя подбираются пред- верки, а иногда и для нахождения нужного в данном контексте
ставители соответствующего класса или же для уже сформированного класса под-
бирается номинация? Наличие "размытых" классов свидетельствует в пользу второго слова, т.е. с целью уточнить смысл слова, в общих чертах из-
варианта; однако в случае "цитрусовых" преобладают все же классы, соответствующие вестного [Щерба 1974, 266]. СИ. Ожегов в начале работы над
по составу своему общеупотребительному имени; тем самым, однозначного ответа первым вариантом своего словаря мыслил его как сокращенный
на данный вопрос нет. вариант Ушакова. Уже в процессе работы СИ. Ожегов пришел
'Вообще говоря, аналогичное указание содержит, по сути, и имя "корнеплоды".
к выводу о необходимости акцентировать именно нормативную сторону
словаря [СО, 9]. По мнению СИ. Ожегова, усиление норматив-
ности означало, что словарь нового типа должен, с одной стороны, лучше
отражать реальную жизнь языка, а с другой — влиять на эту
Глава 3 жизнь [Ожегов 1952]. К сожалению, как и сам СИ. Ожегов, так
ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕ СЛОВА и Н.Ю. Шведова, существенно переработавшая СО для девятого
В СВЕТЕ КЛАССИФИКАЦИОННЫХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ его издания (оно было первым дополненным изданием, вышедшим
после смерти СИ. Ожегова), практически не комментирует принципы
составления толкований в СО.
1. Постановка задачи
Н.Ю. Шведова пишет: "Изменяя толкование, редактор старался
Выше, гл. 2, мы описали особенности представлений наивных сохранить свойственный словарю простой и лаконичный стиль.
носителей языка о смыслах трех тематических групп слов, основы- В большинстве случаев изменение толкования диктовалось не требо-
ваясь на данных самоотчетов ии. С учетом того, что в разные ванием более ясной и точной формулировки, а теми изменениями,
экспериментах (включая описанные выше) нами было обследовано которые произошли в самом слове..." [СО, 7]. Далее Н.Ю. Шведова
400 лиц разного возраста и профессий, мы полагаем, что наша вы- объясняет, почему при переработке СО не проводилась унифика-
борка достаточно репрезентативна, чтобы по ней можно было ция толкований слов, принадлежащих к одним и тем же грамма-
судить о языковом сознании определенного слоя носителей русского тическим или семантическим категориям. По словам Н.Ю. Шведо-
языка — взрослых образованных городских жителей. вой, "осуществление такой унификации означало бы создание совер-
Нам представлялось интересным сравнить полученные нами резуль- шенно нового текста словаря, в значительной степени — словаря
таты с другим источником данных о смыслах, также отражающим другого типа" [Там же, 8]. Под словарем другого типа Н.Ю. Шве-
(по крайней мере, в замысле) содержание наивного языкового созна- дова, видимо, имеет в виду словарь "компромиссного типа", что
ния. Мы имеем в виду материалы словарных толкований Словаря действительно ликвидировало бы основной авторский замысел.
русского языка СИ. Ожегова [Ожегов 1981, далее — СО]. Итак, если судить по приведенным выше высказываниям авторов
110 СО, то у нас есть основания считать, что по замыслу этот сло-
111
варь должен отражать языковое сознание наивных носителей русского ления, чтобы толкования СО можно было представить в форме,
языка. Наши экспериментальные данные позволяют выяснить, в какой удобной для нашей задачи. С этой целью мы предположили, что
мере этот замысел реализован (на материале групп изученных нами толкования слов определенной тематической группы можно считать
слов). Чем мы для этого располагаем? Во-первых, это усреднен- вариантом реализации общей схемы семантической информации. Дей-
ные данные классификационных экспериментов, отраженные в графах ствительно, при изучении толкований СО, относящихся к словам
Сев. Во-вторых, это самоотчеты ии., отражающие представления наив- из ТГ "Посуда" и "Еда" обнаруживается, что в них содержится
ных носителей языка о смыслах групп слов. Эти два типа данных, семантическая информация только нескольких определенных видов,
полученные в экспериментах, можно сравнить с толкованиями СО с а не бесконечно разнообразная. Так, для группы "Посуда" это инфор-
целью выяснить, наблюдается ли между ними общность, и если мация шести видов: 1) родовое имя, 2) бытовая функция (назначение)
да, то в чем она состоит. обозначаемого словом предмета, 3) форма, 4) размер, 5) материал,
Отметим при этом, что такая постановка задачи содержит двоя- из которого предмет изготовлен, и 6) вес. В любом толковании
кого рода трудности: содержится информация, которую интуитивно можно отнести к одному
1) В наших экспериментах как самоотчеты, так и усредненные из этих видов. При этом в толковании отдельного слова может
классы позволяют судить не о смыслах слов как таковых, а об содержаться не вся возможная информация, а чаще всего только
отношениях сходства между смыслами. Словарь вне всяких срав- некоторые из перечисленных ее видов. Это мы и понимаем под реали-
нений толкует именно отдельное слово, и в прямом виде информа- зацией (полной или частичной) единой схемы семантической информа-
ция о том, похоже ли оно по смыслу на другое (другие), в слова- ции в толковании любого отдельно взятого слова.
ре не содержится; Приведем примеры. "Блюдо — большая, глубокая тарелка, круглая
2) Как самоотчеты, так и усредненные классы дают информацию или продолговатая, для подачи кушанья". Здесь большая содержит
о группах слов. Словарь же в каждом толковании дает информа- информацию о размере: глубокая, круглая или продолговатая —
цию о семантике одного слова. Сравнение экспериментальных данных о форме; для подачи кушанья — о функции; тарелка — родовое
с лексикографическими является, таким образом, особой проблемой. имя. "Противень — железный лист с загнутыми краями для жарения,
Итак, наша цель — проследить, как отражаются в СО пред- печения". Железный — материал; лист с загнутыми краями — форма,
ставления о сходстве смыслов слов конкретной лексики, сущест- для жарения, печения — функция.
вующие в наивном языковом сознании. Мы проделаем это на материале Как видно из второго примера, родовое имя в толковании может
двух исследовавшихся ТГ: "Посуда" и "Еда". О том, какие слова отсутствовать. В этих случаях позицию синтаксически главного слова
носителям языка преставляются сходными по смыслу, мы будем толкования, которую обычно занимает родовое имя, чаще всего
судить по усредненным данным эксперимента. Почему те или иные слова, занимает слово, содержащее информацию о форме предмета, обоз-
часто помещавшиеся в один класс, представляются говорящему сход- начаемого толкуемым словом.
ными по смыслу, мы попытаемся понять из анализа индивидуаль- Итак, единую схему семантической информации, реализуемую
ных самоотчетов ии. (см. ниже). О том же, как извлечь информа- в толкованиях группы "Посуда", можно изобразить так:
цию о сходстве смыслов слов из словарных толкований, мы скажем в
следующем разделе. X - | Родовое имя Функция Форма Размер Материал Вес

2. Как описать структуру словарных толкований? Здесь X — толкуемое слово, а каждый прямоугольник ("место")
соответствует одному из тех видов информации, которые могут
Будем исходить из того, что в текстах словарных толкований
содержаться в толковании. Порядок появления фрагментов тол-
в скрытом виде тоже содержится некоторая информация, позволяющая
кования, соответствующих каждому виду информации, т.е. их линейное
путем сравнения текстов толкований получить данные о сходстве/
расположение друг относительно друга, может быть разным (то, которое
несходстве толкуемых слов. Чтобы извлечь из толкований эту
использовано в нашей схеме, отражает относительную частоту встре-
информацию, необходимо уметь сравнивать сами толкования. Значит,
чаемости каждого вида информации в толкованиях слов данной
необходим некоторый "метаязык" описания толкований, в терминах
группы). Различной, как уже отмечалось, может быть и степень
которого мы будем говорить о сходствах и различиях между смыс-
заполненности мест в каждом конкретном случае: фрагменты, соот-
лами толкуемых слов в трактовке СО.
ветствующие некоторым местам, могут отсутствовать. Очевидно, на
Согласно традиционному взгляду на структуру толкования имени линейный порядок и на полноту заполнения этой схемы наложены
существительного, оно должно включать в качестве обязательных определенные ограничения: так, фрагмент толкования, содержащий
компонентов указание на род (родовое имя) и видовое отличие; информацию о функции, не может быть первым, а число запол-
прочие компоненты зависят от типа словаря и от того, какое ненных в толковании мест схемы должно быть не менее двух.
слово толкуется. Мы попытались несколько развить эти представ- Для наших целей эти обстоятельства не существенны.
112 113
Аналогичным образом устроены толкования слов группы "Еда" ленного вида, если на поверхностно-синтаксическом уровне эта ин-
с той разницей, что информация, содержащаяся в них, бывает формация выражается с помощью одной из конструкций, входящих
восьми видов: 1) родовое имя, 2) способ изготовления кушанья, в подобное подмножество. Ограниченность числа синтаксических кон-
обозначаемого толкуемым словом, 3) исходный продукт, из которого струкций, используемых в толкованиях, позволяет проверить утвержде-
приготовляется кушанье, 4) его форма, 5) размер, 6) функция, ние о том, что определенному виду семантической информации соот-
7) информация о том, с чем или в чем подается кушанье ветствует определенное множество синтаксических конструкций, что
(мы дали этому фрагменту условное название "приправы") и 8) спе- и делает понятие ЭБ четким.
цификация родового имени (указание на вкус, консистенцию и т.п.). Можно возразить, что в пределах выбранных лексических групп
Схема выглядит так: утверждение о конечности множества используемых синтаксических
конструкций бессодержательно: оно автоматически верно в силу
X- Родовое имя Исходный продукт Способ изготовления ограниченного числа рассматриваемых толкований. Это так, но дело
в том, что для каждого из выделенных видов информации исполь-
зуемые для его выражения синтаксические конструкции обнаружи-
Спецификации родового имени "Приправы" Форма Размер вают явную повторяемость, а это позволяет ожидать примерно той же
картины при расширении групп за счет новых слов, а также и при
Функция
анализе слов других тематических групп КС.
Таким образом, для того, чтобы доказать корректность понятия
ЭБ и его пригодность для наших целей, нужно представить тол-
Примеры: "Безе — легкое пирожное из взбитых яичных белков" кования обеих групп разложенными на ЭБ. Далее надо описать
Здесь легкое — спецификация родового имени пирожное; фраг- соответствия между видом семантической информации и синтакси-
мент из яичных белков содержит информацию об исходном про- ческими конструкциями, при помощи которых упомянутая инфор-
дукте: а взбитых — о способе его приготовления. "Беляши — мация передается. Таблицы, отражающие разложение на ЭБ толко-
маленькие круглые пирожки в виде расстегаев". Маленькие — раз- ваний всех групп слов "Посуда" и "Еда", слишком громоздки,
мер; круглые — форма; "пирожки" и "в виде расстегаев" — соот- и поэтому мы приводим только некоторые примеры из них —
ветственно "дальнее" и "ближнее" родовые имена (из этого при- см. табл. 9—10. Соответствие "вид информации" — синтаксические
мера видно, что в пределах одного толкования родовых имен может конструкции", т.е. типы ЭБ, описываются ниже.
быть два; другие примеры см. ниже). С и н т а к с и ч е с к и е типы ЭБ в группе "Посуда"
"Бутерброд — ломтик хлеба с маслом, с сыром, с колбасой". Э Б в и д а 1 ( Р о д о в о е имя):
Здесь ломтик — форма; хлеба — исходный продукт; с маслом, 1. Синтаксически главное слово (им. пад. ед. ч.) первого пред-
с сыром, с колбасой — информация о том, с чем едят кушанье ложения толкования1. "Котелок — маленький к о т е л с о с у д для
из исходного продукта — хлеба. Из этого примера видно, что, варки пищи, для еды из него", где к о т е л и с о с у д — ЭБ вида 1.
как и в толкованиях слов группы "Посуда", родовое имя может (Далее слова, являющиеся ЭБ, выделены разрядкой).
отсутствовать в толковании слова. Его синтаксическую позицию за-
2. Словосочетания типа "род X", где X — существительное в
нимает слово, содержащее информацию о форме. род. пад. ед. ч.: "Салатница — специальная посуда — род ши-
Попытаемся теперь ввести более четкий аналог содержательного рокой ч а ш к и для салата".
понятия "вид информации", которым можно было бы оперировать, 3. Словосочетания "в виде X", где X — существительное в
описывая структуру толкований. Это можно сделать, опираясь на род. пад. ед. ч„ являющееся названием посуды: "Бокал — посуда
преобладающие способы поверхностно-синтаксического оформленил для вина в виде большой рюмки".
разных фрагментов схемы. Дело в том, что информация каждого 4. Словосочетания кухонная посуда, столовая посуда, посуда, по-
вида на поверхностно-синтаксическом уровне выражается не сколь угодно 1
даваемая к столу, и специальная посуда . "Дуршлаг — к у х о н н а я
разнообразно, а с помощью небольшого числа конструкций. Факти- посуда в виде металлического решета с ручкой для отцежи-
чески для каждого вида информации множество соответствующих ему вания чего-нибудь, варившегося в воде"; "Масленка — с т о л о -
синтаксических конструкций можно задать списком. в а я п о с у д а для сливочного масла".
Принципиальным здесь является тот факт, что в толкованиях Как видно из толкования слова котелок, иногда родовых имен
используется конечное множество синтаксических конструкций, которое бывает два: "ближнее" и "дальнее" (котел и с о с у д соот-
мы можем разбить на непересекающиеся подмножества так, что каждое ветственно). В этом случае в таблице при дальнем родовом имени
подмножество используется для передачи одного определенного вида стоит цифра 1, при ближнем — 2. Кроме того, встречаются та-
семантической информации. Назовем элементарным блоком (далее — кие толкования, где два значения одного слова объединены в одном
ЭБ) фрагмент толкования, содержащий информацию одного опреде- толковании, в силу чего через дизъюнкцию даны два родовых имени
114
115
Таблица 9
Структура толкований слов гр}ппы "Посуда"

4. ЭБ "Функция" 5. ЭБ "Материал' 6. ЭБ "Вес"


Слово 1 ЭБ "Родовое 2 ЭБ "Форма" 3. ЭБ "Размер"

Блюдо глубокая, круг- большая для подачи


тарелка
лая или про- кушанья
долговатая

в котором толкут металличес-


Ступка сосуд
что-нибудь пестом кий или
деревянный

Вертел прут
над огнем

1 сосуд -чик для молока


Молочник
2 кувшинчик

ципиндрический, служащий для стеклянный


Стакан сосуд
без ручки питья

лист с загнуты- для переноски металличес-


Поднос кий
ми краями посуды, подачи
еды

Банка сосуд цилиндрический

приспособление в виде ручки с для еды


Вилка
несколькими
зубьями

Штопор винтовой для откупоривания


стержень бутылок

Таблица 10
Структура толкований слов группы "Еда"

Слово I ЭН "Родо- 2 ЭБ "Исход- 3 Специфика- 4 ЭБ "Способ 5 ЭБ "Размер" б. ЭБ "Форма" 7. ЭБ "При- 8. ЭБ "Функ-


вое имя" ный продукт" ции родово- приготовле- права" ция"
го имени ния

Подливка приправа жидкая которой


поливают
кушанье
Пирожное кондитерское из сладкого Неболь- с начин-
изделие сдобного теста шого кой, с
размера кремом
Тефтели кушанье из мясного сваренного в виде
фарша шариков
Глинтвейн напиток из красного горячий с сахаром
вина и прянос-
тями
Блин лепешка из жидкого тонкая испеченная круглая
теста на сковороде
Вареник пирожок ич творога, вареный маленький с начинкой
из ягод
"одного уровня" — по одному для каждого значения. Например:
"Лафитник — большая стопка или рюмка удлиненной приподнятыми краями, на к о т о р у ю с т а в я т чашку или
3
формы" . В таких случаях в таблице оба родовых имени указы- стакан".
ваются без номеров, через запятую. ЭБ вида 5 (Материал):
ЭБ вида 2 (Форма): 1. Прилагательные стеклянный, жестяной, металлический и т.п.,
1. Прилагательные мелкий, глубокий, цилиндрический, круглый синтаксически согласованные с родовым именем. "Кастрюля —
и т.п., обозначающие форму и синтаксически согласованные с ро- м е т а л л и ч е с к а я посуда для варки пищи". Видимо, могут быть
довым именем: "Банка — ц и л и н д р и ч е с к и й сосуд". употреблены и синонимичные им словосочетания "из X", где X —
2. Словосочетания, в которых синтаксически главным является существительное, обозначающее материал (из стекла, из железа и т.п.),
слово форма в род. пад. ед. ч. {формы) или в вин. пад. ед.ч. но в рассмотренных толкованиях они не встретились.
с предлогом "в" (в форме): "Бидон — жестяной сосуд цилиядри- ЭБ вида 6 (Вес):
ч е с к о й ф о р м ы с крышкой". Нам встретилось только прилагательное тяжелый в им. пад. ед.ч.
3. Словосочетания, включающие существительные бока, конец, края, в толкованиях слов ступка и пестик.
горло, крышка, ручка, ножка, носик, дно, отверстия, зубья в ка- С и н т а к с и ч е с к и е типы ЭБ в г р у п п е "Еда"
честве синтаксически главных. (Примечание: В словосочетаниях вида ЭБ в и д а 1 ( Р о д о в о е имя):
"предлог + существительное в косвенном падеже" синтаксически глав- 1. Синтаксически главное слово толкования в им. пад. ед.ч.
ным будем считать существительное). "Сотейник — сковородка 2. Словосочетания вида "в виде X", где X — существитель-
с п р я м ы м и боками". ное в вин. пад. ед.ч., являющееся названием кушанья.
4. Словосочетания "в виде X", где X — существительное в вин. 3. Словосочетания вида "сорт X", и "род X", где X — суще-
пад. ед.ч., не являющееся названием посуды: "Терка — хозяйствен- ствительное в род. пад. ед.ч., являющееся названием кушанья.
ное приспособление в виде металлической пластинки с Как и в группе "Посуда", в одном толковании может быть два
проколотыми мелкими отверстиями для размельчения, растирания родовых имени: "дальнее" и "ближнее": "Джем — в а р е н ь е в виде
чего-нибудь". густого желе из фруктов или ягод", где "варенье" — ЭБ ви-
5. Синтаксически главное слово первого предложения толкования, да 1 — "дальнее" родовое имя, "в виде желе" — ЭБ вида 1, 2, ука-
в им. пад. ед.ч., не являющееся названием посуды: "Вертел — прут зывающий на "ближнее" родовое имя. Родовое имя может отсут-
для жарения над огнем". ствовать в толковании: слова "ломтик", "шарик" и т.п. мы отно-
Как видно из табл. 9, в толковании может быть несколько ЭБ сим к ЭБ вида 4 (Форма). "Гренки — поджаренные ломтики
"Форма1", а не один. хлеба, обычно белого". В этом толковании родовое имя отсутствует,
ЭБ в и д а 3 (Размер): а его синтаксическую позицию занимает ЭБ "Форма" — "ломтики"
1. Слова большой, небольшой, маленький, синтаксически согласо- (ср. также выше толкование слова вертел).
ванные с родовым именем в им. пад. ед.ч. "Щипчики — м а л е н ь к и е ЭБ в и д а 2 ( И н ф о р м а ц и я о б и с х о д н о м п р о д у к т е ) :
щипцы". 1. Словосочетания "из X", где X — существительное в род. пад.
2. Уменьшительный суффикс родового имени (в этом случае ед.ч., обозначающее продукт питания (зависимые от X слова, если
блоком считается суффикс, но в таблице написано родовое имя они не удовлетворяют требованиям к ЭБ других видов, также вхо-
целиком). "Молочник — сосуд, кувшинчик для молока". дят в состав ЭБ вида 2): "Безе — легкое пирожное из взби-
ЭБ вида 4 (Функция): тых яичных белков"; "Пирожное — кондитерское изделие
1. Словосочетания вида "для X", где X — отглагольное суще- небольшого размера из с л а д к о г о с д о б н о г о теста".
ствительное в род. пад. ед.ч. (с зависимыми словами, если они есть, 2. Синтаксически главное слово толкования — существительное
и если они не удовлетворяют требованиям к ЭБ других видов), в им. пад., занимающее синтаксическую позицию родового имени,
обозначающие некоторое действие. "Миска — посуда для еды в но являющееся названием не кушанья, а продукта: "Варенье — я г о д ы
виде широкой чашки". или плоды, сваренные на сахаре, патоке".
2. Словосочетания вида "для X", где X — существительное, ЭБ вида 3 ( С п е ц и ф и к а ц и и р о д о в о г о имени):
являющееся названием продукта. Такие словосочетания синонимичны Сюда мы относим слова, синтаксически зависимые от ЭБ вида 1,
словосочетаниям вида "для хранения X", поэтому их естественно т.е. от родовых имен и их эквивалентов, в случае, если они не
относить к ЭБ "Функция": "Сахарница — посуда для сахара". удовлетворяют требованиям к ЭБ других видов. "Глинтвейн — го-
3. Словосочетания вида "с которым, на который и т.п. + гла- рячий напиток из красного вина с сахаром, пряностями".
гол + слова, синтаксичеси зависимые от глагола", где глагол в 3 ли- ЭБ вида 4 ( И н ф о р м а ц и я о с п о с о б е п р и г о т о в л е н и я ) :
це неопределенно-личной формы. Пример: "Блюдце — тарелочка с К ЭБ вида 4 мы относим атрибутивы, указывающие на то, ка-
кой обработке подвергнут исходный продукт, вместе с зависимыми
118
119
держащие данное слово. Однако, если сравнить толкование отдель-
от них словами: "Плов — восточное кушанье из в а р е н о г о риса ного слова и описания всех классов индивидуальных классификаций,
с кусочками мяса и пряностями"; "Винегрет — кушанье из м е л к о в которые слово попадало у различных ни., то между ними обнаружится
нарезанных овощей, мяса, рыбы, яиц, с соусом, с маслом"; известное сходство. В качестве примера ниже даны словарные тол-
"Безе — легкое пирожное из в з б и т ы х яичных белков". кования слов банка и шумовка и самоотчеты, описывающие все
ЭБ в и д а 5 (Размер): классы индивидуальных разбиений, куда попадали эти слова. Части
Нам встретились слова маленький, мелкий, короткий, небольшой, самоотчетов, которые мы считаем квазисинонимичными какой-либо
словосочетание небольшого размера: "Беляши — - маленькие круглые части толкования, подчеркнуты; точка с запятой разделяет самоотче-
пирожки в виде расстегаев". ты разных ии.
ЭБ вида 6 (Форма): Т о л к о в а н и е СО: "Банка —цилиндрический сосуд".
1. Прилагательные "формы": круглый, овальный и т.п. Индивидуальные описания классов, содержащих
2. Словосочетания со словами поверхность, края, верх и т.п. в с л о в о банка: универсальный предмет: абстрактные вместилища; по-
качестве синтаксически управляющих. "Ватрушка — лепешка с заг- суда для хранения пищи; в чем долго хранят жидкости; общие
нутыми краями и творожным верхом" (с творожным сосуды, содержащие что-либо; емкости для текучих материалов; глу-
верхом относим к ЭБ вида 7 (см. ниже "Приправы", "с чем", бокая посуда; в чем находятся жидкости (обычно неспиртное); посу-
"в чем"), так как здесь присутствует указание на состав кушанья). да для хранения еды, откуда не едят; предметы, в которые можно
3. Словосочетания вида "в виде X", где X — существительное, налить воду; принадлежности деревенского быта; в чем хранят жид-
не являющееся названием продукта или кушанья (см. ЭБ 1 и 2): кости; недифференцированное хранение жидкостей; для питья; в чем
"Тефтели — кушанье из мясного фарша в в и д е шариков". можно держать сыпучее и жидкое; то, в чем держат жидкости
4. Словосочетания вида "с X", где X не является словом или (не супы); то, что действительно нужно в хозяйстве; емкости для
словосочетанием, указывающим на состав кушанья (т.е. не ЭБ вида хранения воды (из чего не потребляют); "во что"; то, что на кухне;
7 — см. ниже). емкости, которые в основе имеют нечто цилиндрическое, нет крышки,
5. Словосочетания со словами ломтик, кусочек, кусок в различных ручек — не более, чем одна.
падежах в качестве синтаксически управляющих. "Бутерброд — Толкование СО: "Шумовка — большая ложка с частыми
л о м т и к хлеба с сыром, с маслом, с колбасой". отверстиями для снятия накипи с супа, для вынимания мяса из су-
ЭБ вида 7: "Приправы" — "с чем", "в чем". ЭБ вида 7 могут па и т.п."
быть следующих типов: Индивидуальные описания классов, содержащих
1. Словосочетания вида "с X", где X — слово или словосо- с л о в о шумовка: то, что на кухне; кухонные инструменты; то, что
четание, обозначающее продукт. "Повидло — сладкая масса из про- действительно нужно в хозяйстве; кухонная утварь непонятного наз-
тертых плодов, сваренных с с а х а р о м или патокой". начения — для очень хорошей хозяйки; с помощью чего готовят;
2. Словосочетания вида "в X", где X может быть таким же, инструменты; ложкообразные предметы; с помощью чего готовят
как в (1). "Голубцы — кушанье из фарша, тушенного в капуст- и потребляют; предметы с дырочками; инструменты для приготов-
ных листьях". ления пищи; ложки и вилки; приспособления для готовки пищи;
ЭБ вида 8 (Функция): ЭБ вида 8 могут быть следующих ложки, вилки, ножи и щипчики; все, что нужно для подготовки
типов: еды; вспомогательные приспособления для приготовления пищи; орудия
1. Словосочетания тех же типов, что и в группе "Посуда", см. выше. для приготовления пищи: при помощи чего готовят; всякая нужная и
"Подливка — жидкая приправа, к о т о р о й п о л и в а ю т кушанье". удобная мелочь.
2. Словосочетания вида "к X", где X — существительное в дат. пад. Из примеров видно, что хотя толкование одного слова мы срав-
"Соус — жидкая приправа, подливка к кушанью". ниваем с описанием классов, в принципе толкования и самоотчеты —
соотносимые вещи. Существенно, однако, чтобы интересующая нас
3. Сравнение словарных и экспериментальных данных информация не "улетучилась" при усреднении самоотчетов. Можно
предложить следующий способ сравнения словарных и эксперименталь-
Введя понятие ЭБ, мы получили возможность расчленить тол-
ных данных. Возьмем некоторую группу регулярно помещавшихся
кования на фрагменты, сопоставимые по их семантике и синтаксису.
ии. вместо слов (усредненный класс4); для краткости ниже мы огра-
Это позволяет нам сделать следующий шаг: сравнить множество
ничимся словами ТГ "Посуда". Выпишем из СО толкования всех
словарных толкований, переписанных в виде комбинаций ЭБ, и усред-
слов усредненного класса. Представим каждое толкование в виде
ненные данные эксперимента.
последовательности ЭБ в соответствии с изложенными выше методами
Эта идея может на первый взгляд показаться неестественной: анализа. Сопоставив эти последовательности, выделим в них ЭБ, повто-
ведь толкование описывает не класс, а одно слово, а данные само- ряющиеся не менее двух раз ("порог" выбран эмпирически). Тексты,
отчетов, в том числе и усредненные, описывают классы, со-
121
120
соответствующие этим повторяющимся ЭБ, мы и будем считать Таблица 11
словарным описанием усредненного класса.
Таким образом, словарные описания, относящиеся к усредненным Усредненный класс ЭБ, встретившиеся в тол- Индивидуальные описания классов,
классам, будут сравниваться с самоотчетами, относящимися к инди- кованиях слов класса бо- пересекающихся с усредненным не
видуальным классам. лее одного раза менее, чем по половине каждого
класса
Однако классы индивидуальных классификаций не совпадают в точ-
ности по составу с усредненными классами. Поэтому мы будем искать 1 2 3
некое компромиссное решение, а именно: учтем индивидуальные опи-
сания не всех классов, а лишь тех, которые пересекаются с рас-
ступка, толкушка, скалка, тяжелый; деревянный; Предметы для обработки битьем;
сматриваемым усредненным классом не менее, чем по половине слов. сбивалка, пестик в котором толкут/для предметы, связанные с раскатыва-
Так мы уменьшим "идиосинкратичность" индивидуальных самоотче- толчения нием теста, битьем; деревянные
тов. +(2) предметы.
Результаты анализа отражает табл. 11. В графе 1 — слова, кофейник, чайник сосуд для варки/заварки Во что помещают еду для всех;
входящие в усредненные классы, в графе 2 — ЭБ, встречающиеся в чем находится кофе, чай, молоко;
в толкованиях слов выписанного слева класса не менее двух раз, в посуда для термической обработки
жидкостей, "спец. кипячения"; в чем
графе 3 самоотчеты ии., описывающие все те классы индивидуаль- (—) готовят.
ных классификаций, которые пересекаются с данным усредненным шкалик, стопка, лафит- для вина; для питья; для То, что стоит у меня в серванте
классом не менее, чем по половине входящих в оба класса слов. ник, бокал, штоф, рюмка, пнтья вина; сосуд; боль- на третьей полке; то, что ассоци-
Мы будем сравнивать словарные и "наивные" (т.е. предложенные ии.) стакан, фужер шая рюмка/в виде боль- ируется с выпивкой; из чего пьют
описания усредненных экспериментальных классов, т.е. графы 2 и 3 шой рюмки вино; то, из чего пьют напитки;
приспособления для питья; предме-
таблицы. ты, связанные с выпиванием, питьем
Приемлемым, хотя и несовершенным, способом сравнения представ- спиртных напитков; в чем обычно
ляется следующий. Мы будем судить о мере сходства между сло- +(3) находится спиртное; из чего потреб-
варным и индивидуальными описаниями усредненного класса но тому, ляют алкогольные напитки; посуда
для жидкостей, из которой пьют;
для скольких ЭБ, входящих в словарное описание, есть квазисино-
для напитков; из чего пьют (2 раза).
нимичные индивидуальные описания того же класса. В соответствии
дуршлаг, решето, сито, с отверстиями; для про- Дырявые предметы; предметы,
с этим при отсутствии квазисинонимичных индивидуальных описаний сквозь которые может протекать
терка, шумовка сеивания; в виде метал-
для всех ЭБ, входящих в словарное описание, в таблице в графе лической пластинки/ вода; предметы с дырочками; пред-
2 стоит (—). Если такие описания есть, то в графе 2 стоит (+), а листа; для процежива- меты с дырками; то, через что
цифра показывает, для скольких ЭБ нашлись квазисинонимичные ния/ отцеживания можно просеивать.
индивидуальные описания данного усредненного класса. Недостаток 42)
этого способа сравнения состоит в том, что при решении вопроса о блюдо, блюдце, тарелка, круглой формы/ круглая; Из чего едят (в частности, жидкости,
розетка, мяска посуда; тарелка/таре- варенье); из чего ест один человек;
квазисинонимии мы можем опираться только на собственную язы- лочка; с приподнятыми из чего едят (3 раза); круглые,
ковую интуицию. краями плоские, большие предметы; плос-
Из табл. 11 видно, что между словарными и экспериментальными +
(1) кая длинная посуда.
описаниями усредненных экспериментальных классов существует зна- вилка, ложка, нож приспособление; в виде То, что у меня в серванте в ящике
чительное сходство, интуитивно несомненное. В основном квазисино- ручки/состоящий из лез- лежит; инструменты для употребле-
нимичные самоотчеты мы можем найти для ЭБ "Функция". Кроме вия и ручки ния пищи; ложки и вилки; основа,
самое необходимое; могут быть по-
того, дважды встретились квазисинонимичные самоотчеты для двух ЭБ
"Форма": ЭБ "с отверстиями", входящему в словарное описание усред- 40 лучены деформацией узкой метал-
лической пластинки; при помощи че-
ненного класса {дуршлаг, решето, сито, терка, шумовка}, мы ста- го едят; чем едят (4 раза).
вим в соответствие самоотчеты "дырявые предметы" и "предметы половник, шумовка большой; ложка Ложкообразные предметы; ложки,
с дырками/дырочками"; далее, ЭБ "круглой формы", входящему в вилки.
словарное описание класса {блюдо, блюдце, тарелка, розетка, миска], щипчики, штопор, вертел стержень/в виде двух То, что наносит механическое пов-
частично синонимичен самоотчет "круглые, плоские, большие предметы". стержней реждение тому, к чему применяется;
В самоотчетах мы находим также соответствие некоторым родовым колющие предметы.
именам, входящим в словарное описание. Так, ЭБ "посуда", входящему кувшин, бидон, термос, сосуд; с крышкой; ци- Абстрактные вместилища: почти
в описание класса {блюдо, блюдце, тарелка, розетка, миска], соот- жбан, банка, бутылка линдрической формы/ полностью замкнутое пространство
цилиндрический с одной дыркой; в чем долго хранят
ветствует самоотчет "плоская длинная посуда". ЭБ "приспособление", жидкости, емкости для текучих ма-
122 123
Таблица 11 (окончание) ции и форме5 (напомним, что мы сравнивали только материалы
по группе слов "Посуда"). Этот факт может объясняться по-разному.
Во-первых, возможно, что в значении слов, обозначающих посуду,
для наивного сознания существенны в первую очередь именно эти
териалов; предметы, в которые мож-
но налить воду; посуда для хранения
компоненты. Во-вторых, можно предположить, что сама процедура
еды, откуда не едят; в чем хранят заставляла ии. фиксироваться именно на тех признаках предметов,
жидкости; недифференцированное которые объединяют их имена, а не различают их. Объединять же
хранение жидкостей; то, в чем дер- слова в пределах такой группы, как "Посуда", естественнее всего
жат жидкости (не супы); емкости
именно по назначению, а не, допустим, по размеру или материалу.
для хранения воды (то, из чего
не потребляют). В заключение вернемся к вопросу о том, в какой мере СО от-
кастрюля, чугунок, гор- сосуд; для варки пищи; То, что ставят в печку, что связано ражает факты наивного языкового сознания. В предисловии к девятому
шок, котелок металлический с избой; всякие кастрюли и сковоро- изданию СО Н.Ю. Шведова так объяснила отсутствие единообразия
ды; приспособления для готовки(не в толкованиях слов предметной лексики, включая те слова, которые
только жидкостей); старое и устарев-
шее; в чем готовят пищу; в чем сравнительно легко объединяются в замкнутые семантические группы:
пищу готовят и можно хранить; "Специальная проверка показала, что строго единообразное толкование
в чем готовят (2 раза). таких слов на основе единой системы признаков не только не всег-
жаровня, противень, железный; с загнутыми Вещи, нужные для варки, готовки; да возможно, но иногда и не нужно: необхо-
сковорода краями; для жарения в чем готовят; посуда для жарки; димая информация часто содержится в иллюстративном речении"
предметы, связанные с жарением; (разр. наша. — Р. Ф.) [СО, 8].
+(1) похожи между собой по форме.
Проблема признакового описания значений уже обсуждалась нами
молочник, крюшонница, сосуд; тарелка; подавае- То, что у меня в серванте на пер-
мый к столу/столовая вой полке; блюда специального наз-
выше; мы к ней еще вернемся в следующей главе. Здесь обратим
компотница, супница,
солонка, селедочница, посуда; для X (где X — начения; всякие мелкие вазочки для внимание на следующее. Даже если отвлечься от информации, содер-
икорница, конфетница, название определенного предметов на столе; не могу опреде- жащейся в иллюстративном речении, признаковое описание не нужно
сухарница, хлебница, продукта или кушанья); лить; дифференцированное хранение прежде всего потому, что для наивного языкового сознания оно
салатница, соусник, специальная посуда нежидкостей; во что раскладывают неестественно. Как мы уже говорили выше, для наивного языкового
перечница, масленка, еду; слова на -ница; в названии
42) предмета содержится то, что в него сознания стакан — это то, из чего пьют (см. часть I, гл. 1,
сахарница
кладут, наливают; посуда для хране- разд. 3), а не стеклянный сосуд в форме цилиндра емкостью около
ния отдельных продуктов; посуда 250 грамм. В научном филологическом словаре, вне зависимости
для приемов, откуда не едят (или от его специфики — будь то словарь типа толково-комбинаторного,
очень редко); предметы ограничен-
ного назначения дня твердых про-
двуязычный словарь синонимов [ср. Англо-русский словарь 1979] и т.п.,
дуктов; посуда для хранения пищи; вопрос о естественности толкования второстепенен — важно,
во что помещают отдельные продук- чтобы сложные значения толковались через более простые, чтобы
ты; без чего можно обойтись. толкования были полными и достаточными, чтобы в них не было
"порочных кругов" и т.д. Толкование в словаре типа СО имеет
совершенно иную аксиологию: будучи плодом усилий рефлектирующего
входящий в описание класса {нож, ложка, вилка), имеет квазисино- лингвиста, оно, тем не менее, адресовано читателю, свободно вла-
нимичным слово "инструменты" из самоотчета "инструменты для упот- деющему языком, но не ученому, а рядовому носителю языка.
ребления пищи". Вообще говоря, можно видеть, что самоотчетов, Автор словаря этого типа решает, по нашему мнению, более слож-
квазисиномичных словарным ЭБ "Родовое имя", существенно боль- ную задачу, чем автор научного словаря (хотя принято считать
ше, чем синонимичных ЭБ "Форма". Однако здесь преимущественно обратное): он должен уловить некое ядро смысла слова, отражаю-
указываются "дальние" родовые имена типа "посуда", "емкости". щее его естественную интерпретацию неискушенным носителем, и дать
Поэтому мы считаем, что квазисинонимия между родовым именем описание, не противоречащее этой целостной интуиции и вместе с тем
из словарного описания классов и соответствующим самоотчетом лаконичное и лингвистически правильное. Эта цель, с нашей точки
менее информативна, чем между ЭБ "Форма" и самоотчетом. зрения, вполне адекватно решается в СО, где вертел толкуется
Таким образом, на вопрос, адекватно ли словарные описания как металлический п р у т определенного назначения, а, допустим,
отражают наивные представления о смыслах, можно ответить скорее противень — как л и с т , также с указанием функции. То обстоя-
утвердительно. Существенно также, что наблюденное нами тельство, что здесь нет указания ни на род, ни на видовое от-
сходство между ними в основном проявляется в информации о функ- личие, не мешает обоим толкованиям быть семантически адекватными
и естественными для восприятия6.
124
125
Мы полагаем, что близость текстов самоотчетов и толкований ства участники эксперимента и исследователь занимают как бы
СО, продемонстрированная нами на ограниченном материале, сви- противоположные позиции. Для ии. представления о сходстве пред-
детельствует о том, что тип толкований СО соответствует целям шествуют формированию класса: если, по их мнению, слова тарелка
данного словаря. и поднос — похожи, то они помещаются вместе, в один класс; если
орехи похожи на каштаны, то они оказываются в одном классе.
' Кроме слова предмет, т.к. оно может служить гиперонимом для всех слов
Для Э. все обстоит как раз наоборот — он строит свои умозаклю-
не только этой группы, но и других групп слов "конкретной" лексики. чения о сходстве после того, как каждое слово получило какое-
'Заметим, что посуда в пределах толкования слов данной группы употребляется либо место в индивидуальных разбиениях, т.е. он идет от сформи-
как синоним посудина, т.е. не имеет смысла собирательности.
3
рованного и. класса к умозаключению о сходстве.
Важно, что или здесь указывает на строгую дизъюнкцию.
Мы уже говорили о том, что простота задачи, которую решают
'Методы получения усредненных классов могут быть различными — например,
можно либо не учитывать, либо учитывать появление пересекающихся классов участники эксперимента по свободной классификации слов, позво-
(ср.: [Фрумкина, Миркин 1986], а также ниже, гл. 4). Для нашего обсуждения, ляет надеяться, что в полученные таким методом результаты не
однако, не существенно, каким именно методом пользоваться.
5
привносится метаязыковой рефлексии. Операциональное определение
С точки зрения Вежбицкой [Wierzbicha 1985], указание на функцию должно сходства, помимо соображений, связанных с методикой эксперимента
занимать центральное место при семантическом описании КС — имен артефактов,
а форма — выводиться из функции. В качестве примера дается семантическая
по его выявлению, ценно для нас еще и тем, что оно согласуется
интерпретация смыслов слов stool (табурет, табуретка) и chair (стул). Вежбицка с нашими гипотезами о механизмах сравнения смыслов.
полагает, что, в противоположность "признаковому" подходу Потье [Pettier 1963], не Как правило, при изучении сходства вообще (в том числе сход-
следует противопоставлять стул — табурет по наличию/отсутствию спинки. Сле- ства по смыслу) исследователя интересует не сам факт установле-
дует понять, что стул и табурет имеют разные функции. На табурете сидят
ния сходства, а выяснение того, п о ч е м у один объект с точки
недолго и в определенных ситуациях, предполагающих экономное использование
места. Далее, на табурете сидят в ситуациях, которые предполагают наклон вперед — зрения и. похож на другой. Констатация сходства или различия —
таков табурет в баре (кстати, иногда он может иметь спинку), рабочий табурет и т.д. не конец, а начало работы. Например, в работе: [Fillenbaum, Rapo-
'Семантически адекватное описание, как явствует из сказанного выше, не может port 1971], где ии. устанавливали отношения сходства на
быть свободным от культурного контекста. Здесь мы разделяем позицию Веж- парах слов-цветообозначений, авторы предполагали, что сравнение
бицкой [Wierzbicka 1985], которая считает, что хорошее толкование должно от-
вечать внутреннему языковому чутью говорящих. Для этого желательно использо-
смыслов подобных слов ведется в терминах координат "цветового
вать в толковании общепонятную лексику, апеллируя к привычным для носителя пространства" (color space) — тона, яркости и насыщенности. В
языка представлениям. В качестве примера Вежбицка отмечает, что не следует упот- том же исследовании при изучении сходства смыслов слов, обозна-
реблять в толковании слов чашка, кружка, стакан англ consume ('употреблять чающих профессии, предполагалось, что носители языка оперируют
в пищу', т е 'есть и/или пить*), поскольку из чашки, кружки, стакана именно "атомами субъективного смысла". В работе £ Miller 1969J, наиболее
пьют, а не едят.
известной среди выполненных в парадигме свободной классификации,
в неявной форме также предполагалось, что ии. усмотрят в предъяв-
ленных им словах противопоставления по нескольким признакам —
таким, как живое — неживое, предмет — свойство, "конкретное" —
Глава 4 "абстрактное".
Внимательное изучение литературы показывает следующее. Если
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СМЫСЛОВ: даже гипотеза о том, что в процессе вынесения суждений о сход-
ПРИЗНАКИ И ЦЕЛОСТНОСТИ стве ии. пользуются определенными признаками, не формулируется
на уровне постановки проблемы, она "встроена" в методику и ап-
1. Два подхода к интерпретации смыслов парат, используемый исследователями при анализе результатов. В
частности, такова упомянутая работа Филленбаума и Рапопорта, где
В описанных нами выше экспериментах по изучению семантики методика получения исходных данных рассчитана на то, чтобы для
слов-КС носители языка решали весьма простую задачу: каждый из их анализа можно было использовать аппарат многомерного шкали-
ии. должен был выразить свое мнение о смысле слова, помещая рования. А методы многомерного шкалирования в целом как раз и
сходные по смыслу слова в один и тот же класс, а несходные — представляют собой совокупность вычислительных процедур, ориен-
в разные классы. Такая схема эксперимента основана на опера- тированных на обработку оценок сходства с целью описать признаки,
циональном определении сходства между объектами: сходство рас- на которых (гипотетически) эти оценки основаны [Фрумкина 1974],
сматривается как функция частоты попадания объектов в один и У Э. при этом всегда имеются некоторые априорные гипотезы о
тот же класс. При этом никакие априорные соображения по поводу того, признаках, в терминах которых и. (быть может, неосознанно) ведет
что побуждает ии. принимать те или иные решения о сходстве, сравнение объектов. Поэтому в работе [Герганов и др. 1979], в
не привлекаются. разделе "Постановка задачи" мы подчеркиваем, что в отсутствие
Обратим внимание на то, что при данной экспликации сход-
127
126
исходной содержательной гипотезы о характере используемых и. которые ему незнакомы (ср. [Фрумкина 1971] и приведенную там
субъективно полезных признаков исследователь вообще не может библиографию) Примечательно, что даже в этих случаях и. продол-
рассчитывать на содержательную интерпретацию результатов. жает сохранять установку на восприятие слова как целостной единицы
Идея признаков, выделяемых индивидом в процессе сравнения, и только в последний момент переходит на побуквенное чтение. Мы
кажется настолько очевидной, что мы не обнаружили в литературе сравниваем как целостности изображения знакомых предметов, и,
альтернативных подходов к задаче изучения сходства. Все модели, быть может, поэтому опознаем их независимо от ракурса. То же
которые, по замыслу Э. должны тем или иным образом имитировать относится к изображениям лиц, цветообразцам, фрагментам мелодий.
интуицию человека, выносящего суждения о сходстве, базируются Отсюда, однако, не следует делать вывод о том, что в памяти
на "признаковом" подходе. "Признаковый" подход используется и в мы храним полное описание всех объектов, воспринимаемых как
тех случаях, когда входные данные имеют вид классификации. (Мето- целостности. Скорее всего, мы храним некоторые "вырожденные"
дический пример такого подхода разобран в работе [Терехина 1980], описания соответствующих "целостностей", эффективные для приня-
которая содержит ясное изложение принципов применения аппарата тия решений о сходстве, несходстве или тождестве объектов, а тем
многомерного шкалирования к задачам изучения сходства). самым и для выбора нужных действий [Бонгард 1967].
Но всегда ли "признаковый" подход является адекватным хотя Мы считаем, что это предположение справедливо не только для
бы на уровне формулировки исходной гипотезы? Покажем на примере, операций, связанных с задачами зрительного или слухового распоз-
что в ряде случаев сравнение объектов заведомо не может вестись навания объектов, но и для операций со "смыслами", в том числе —
в терминах признаков. Обратимся с этой целью к относительно со смыслами слов. Хотя мы не умеем описать в сколько-нибудь
более простым объектам, а именно — к буквам. эксплицитном виде, чтб именно делает человек, когда он опери-
В работе [Андрукович, Василевич, Герганов 1974], где для анализа рует со смысловым образованием как с "целостностью", мы можем
сравнения сходства букв русского алфавита по начертанию исполь- утверждать, что у нас есть представление о том, чего человек за-
зуется "признаковый" подход, и, соответственно, аппарат многомер- ведомо не делает: именно, он, по-видимому, оперирует со смыслами,
ного шкалирования, буквы были записаны одинаковым шрифтом "руб- не разлагая их на элементарные единицы, или, иными словами, не
леная гарнитура". Понятие сходства пояснялось следующей инструк- описывает смысловые единицы через простые признаки.
цией. Ии. предъявлялись четыре пары латинских букв: I—J; N—W; Один из феноменов, несовместимых с гипотезой о "признаковом"
О—X, Т—С и говорилось, что в первых двух парах буквы похожи, подходе — это постоянно воспроизводимое в наших классифика-
в последующих двух — не похожи. Теперь задумаемся над тем, что ционных экспериментах явление, которое в работе [Звонкий, Фрум-
произойдет, если при той же инструкции предъявить ии. буквы, запи- кина 1980] мы назвали "сначала класс, потом — принцип его
санные разными шрифтами. В наборе окажутся а, А и а; Д, д и д; образования". Имеется в виду следующее. Ии. объединяют слова в
Б и б; т и Т. Бросается в глаза, что с точки зрения "чистой класс, исходя из ощущения "вообще-похожести", "вообще-общности"
графики" а ближе к о, чем к а; д ближе к у, чем к д. соответствующих объектов. Принцип придумывается для уже образо-
Эксперименты показывают, что здоровый человек имеет тенденцию ванного класса — иногда как вербализация не столько "для себя",
объединять в классы эквивалентностей все а, все б, все д, а не д и у, а и о. сколько для Э.
Опора на "чистую графику" — т.е. ситуация, когда человек не в Из наблюдений, приведенных в предыдущих главах, это хорошо
состоянии объединить a, A via, обычно свидетельствует о патологии — видно. Слова, обозначающие те или иные предметы, объединяются
нарушении речевых функций по крайней мере на уровне гнозиса (так потому, что соответствующие предметы рассматриваются либо как
называемая агнозия на буквы, см. [Кок 1967]). Эксперименты в норме сходные по назначению, либо как совмещенные пространственно, или
и патологии показывают, что не только буквы знакомого алфавита, же дополняющие друг друга по типу ступка — пестик или чашка —
но и многие другие хорошо известные изображения сравниваются и блюдце, а также как "культурно-сопряженные" (типа яблоки — груши,
отождествляются не через анализ с усмотрением признаков или разло- огурцы — помидоры, бутерброд — ветчина).
жением на элементы, а напротив, именно как неразложимые целост- Подобный принцип объединения слов в классы может быть оха-
ности. рактеризован как "антропоцентрический" (в том смысле термина, как
Что следует иметь в виду, говоря об операциях с "целостнос- он использован Вежбицкой (1985) — см выше, ч. 1, гл. 2, разд. 3).
тями" применительно к словам? Обратимся вначале к тому, что И хотя встречаются отдельные "признаковые" классы по типу "круг-
известно о процессах восприятия. Как показывают многочисленные лые предметы", "южные фрукты", в целом, как уже отмечалось, ии.
данные экспериментов, где изучалось зрительное восприятие слов, не строят классификацию на основе сколько-нибудь последовательно
слова не разлагаются в общем случае ни на буквы, ни на слоги, выдержанного набора признаков в традиционном понимании слова
а воспринимаются как целое. Это особенно ярко видно в экспери- "признак". И что особенно существенно: в процессе классификации
ментах, где и говорят, что ему будут предъявлять для зрительного ии. не рассматривают слова и стоящие за ними объекты как проти-
восприятия слова, а на деле предъявляют квази-слова, т.е. объекты, вопоставленные друг другу по каким-либо признакам, образующим
128 129
систему. Это не исключает отдельные противопоставления, примеры
культур (обзор см.: [Коул,Скрибнер 1977]), а также для КЭ с лицами
которых приведены в гл. 1—2, типа "покупное — домашнее", с патологиями мышления.
"растут в лесу — возделываются в культуре". Но практически только
в единичных случаях мы встретимся с попыткой рассмотреть в тер- Как видно из приведенных выше данных, мы наблюдали разнооб-
разные варианты так называемых "разноплановых" классификаций у
минах каких-либо систематизированных противопоставлений группу
взрослых здоровых ии. с высоким образовательным цензом, и при-
слов в целом. Если почему-либо слово чашка попало в разные
том отнюдь не в качестве отдельных любопытных примеров, а как
классы со словом рюмка, то заведомо можно сказать, что это
массовый феномен. С учетом того, что в наших опытах было обсле-
произошло не потому, что у чашки нет ножки, а у рюмки —
довано более 400 ии., мы считаем возможным утверждать, что пред-
ручки, или потому, что по сравнению с чашкой рюмка невелика ставления о том, что в норме ии. стремятся к единому основанию
по объему. Чашка интерпретируется преимущественно как универ- классификации и выделяют с этой целью существенные признаки
сальный сосуд для питья, а рюмка — как сосуд для питья спирт- объектов, не соответствуют действительности.
ного. А главное — в рамках наивного языкового сознания подобные
слова, равно как и их денотаты, вообще не противопоставлены друг Мы, однако, далеки от того, чтобы приписать себе пальму пер-
другу. Другие слова КС также не образуют контрастных группиро- венства в обнаружении этого обстоятельства. По-видимому, впервые
вок, входя у разных ии. в разные классы, обычно пересекающиеся, разноплановость классификаций в норме и, как следствие этого,
если сравнивать разбиения, предложенные разными ии. (см, гл. 2 отсутствие признакового подхода при вынесении суждений о сход-
стве, были обнаружены знаменитым немецким психиатором Куртом
данной части). Идее "вообще-похожести" соответствуют тем самым
Гольдштейном и его сотрудниками — Ширером, Вейглом и другими —
"вообще-классы". Закономерности их формирования мы отчасти про-
еще в 20-х гг. (выше мы ссылались на их резюмирующую публи-
следили в предшествующих главах книги. Как можно было убедиться,
кацию: [Goldstein, Scheerer 1941]). Несмотря на то, что решительно
"вообще-классы" мало напоминают логические структуры, где имеется
во всех серьезных работах, использующих методику КЭ, мы найдем
выраженное противопоставление общего и частного, уровни, иерар- ссылку на Гольдштейна и Ширера, пафос этих авторов не был,
хия. Наивные классы устроены иначе и образуются они на основе как нам кажется, понят1.
особой логики — логики здравого смысла прежде всего.
Чем же замечательно исследование Гольдштейна и Ширера? Под-
Эти результаты должны казаться парадоксальными в свете тех
робно оно анализируется в [Фрумкина, Михеев 1985]; здесь мы
представлений, которые доминируют в литературе, где классифи-
остановимся на главном. В КЭ указанных авторов здоровые лица и
кационные задачи рассматривались как надежная методика для изу-
лица с локальными поражениями мозга классифицировали набор реаль-
чения мыслительных процессов. К рассмотрению сложившихся в литера-
ных предметов, включавший самые разные вещи — ложку, сигару,
туре представлений о способах решения классификационных задач
кусок сахара и т.п. Набор был построен так, что допускал разные
типа исследованных нами мы и перейдем.
классификационные решения: основанные на цвете объектов, на их
форме, на материале. Гольдштейн и Ширер показали, что здоровые
2. Классификационные задачи и изучение мышления ии. достаточно часто игнорируют возможность выделения у объектов
Следующие факты кажутся нам принципиальными. Распростра- таких абстрактных признаков, как цвет или форма, и основываются
нено представление о том, что взрослый индивид, принадлежащий при классификации на целостном образе объекта, рассматривая его
к современной культуре, решает задачу классификации одним вполне как включенный в конкретную ситуацию или операцию. Этот подход
определенным способом, а именно — выделяя в объектах, в том (он соответствует тому, что мы назвали "вообще-похожесть"), авторы
числе — в словах, существенные признаки. Затем индивид объеди- определяют как "конкретный". "Конкретный" подход приводит к тому,
няет слова или объекты в более крупные классы (группы), соответ- что и. объединяет вместе тарелку, сахар и печенье, потому что в
ствующие более высокой ступени абстракции. Полученные классы повседневном опыте он привык именно к подобному взаиморас-
описываются в терминах типа "инструменты", "мебель", "одежда", положению этих объектов. То обстоятельство, что сахар и пе-
"растения" и т.п., т.е. с использованием имен, указывающих на "ро- ченье имеют прямоугольную форму, взрослому и., конечно, известно,
довые" категории. Такая классификация называется категориальной но этот аспект не актуализируется при непосредственном, нерефлек-
и рассматривается как нормативная. Изучая познавательные процессы сивном подходе к задаче.
с помощью КЭ, все исследователи (за исключением Гольдштейна "Конкретному" подходу, предполагающему непосредственные опе-
и Ширера [Goldstein, Scheerer 1941]) в той или иной форме оценивают свои рации с целостным образом объекта во всем его богатстве, про-
экспериментальные данные, ведя отсчет от подобных представлений тивопоставлен "абстрактный" подход. При "абстрактном" подходе и.
о "норме". Сказанное верно и для КЭ с детьми разных возрастов отвлекается от своего повседневного опыта и сопоставляет разные
(ср., например, [Annett 1959]), для КЭ с лицами из традиционных объекты с целью отыскания у них каких-либо общих признаков. Ины-
ми словами, "абстрактный" подход исключает непосредственность и

130
131
предполагает анализ, размышление о сходствах и различиях, дис- каждой карточке было напечатано по одному слову. Инструкция
курсию, в силу чего авторы называют его также "дискурсивным". предлагала ии. разложить слова на любое число классов, основы-
По наблюдениям Гольдштейна и Ширера, здоровому человеку свой- ваясь при этом на своих представлениях о сходстве слов по смыслу.
ственны оба способа операций с объектами при решении задач КЭ. После того, как и. заканчивал работу, Э. задавал ему вопросы
В противоположность этому, у больных ии. наблюдается тенденция вида "А почему это слово Вы положили сюда?". Все объяснения ии.
к использованию только одного из этих способов; в частности, фиксировались. Затем Э. собирал все карточки вместе, тасовал их
у больных с локальными поражениями мозга — это "конкретный" и говорил: "Хорошо. А теперь, пожалуйста, сделайте то же самое
способ. еще раз, но как-нибудь по-другому". V абсолютного большинства ии.
Чтобы показать это, Гольдштейн и Ширер разделили свой КЭ просьба повторить задание не вызывала вопросов. В отдельных слу-
на две серии. В первой серии ии. классифицировали набор пред- чаях Э. говорил: "В общем, сделайте еще раз то же самое, как Вам
метов бытового назначения по своему усмотрению, т.е. могли исхо- кажется разумным". После повторной классификации объяснения ии.
дить из любых соображений о том, какие группировки кажутся им также фиксировались.
разумными. Далее Э. фиксировал обоснования ии., касающиеся того, Результаты данного КЭ, таким образом, складываются из двух
почему предметы были ими сгруппированы именно таким образом. рядов данных: 1) 50 индивидуальных разбиений, полученных при
Переходя ко второй серии, Э. говорил: "Очень хорошо. А теперь, первой классификации (1 серия эксперимента) и 50 разбиений, полу-
пожалуйста, повторите это же задание еще раз, но сделайте это ченных от тех же ии. при повторе (2 серия); 2) 50 самоотчетов
как-нибудь по-другому". Вот здесь и обнаружилась разница между ии., относящихся к их работе в 1 серии и 50 самоотчетов тех же
здоровыми и больными. В первой серии здоровые ии. пользовались ии., характеризующих их работу при повторе.
и "конкретным", и "абстрактным" подходами. Во второй серии Первый шаг при обработке результатов — это получение некото-
здоровые ии. легко меняли стратегию. Они либо выбирали другой рой усредненной картины по данным 50 разбиений первой серии и,
по сравнению с первой серией аспект "конкретного" подхода, либо отдельно, по данным 50 разбиений второй серия. Как и ранее,
переходили к "абстрактному" подходу и объединяли предметы на для каждой из серий с этой целью вначале составляется матрица
основе признаков формы, материала и т.п. Если в первой серии связей, где в строках и столбцах помещены предъявленные в КЭ
и. действовал в рамках "абстрактного" подхода, то во второй он слова, а в клетках — число, указывающее, сколько ии. поместили
обычно выбирал другой признак. В отличие от здоровых, больных ии., данное слово в один класс.
выбрав в первой серии определенный подход — как правило, сугубо При выборе метода обработки результатов эксперимента мы стре-
"конкретный", — во второй серии оказывались не в состоянии мились учесть специфику трактовки сходства, представления о кото-
ничего изменить, даже если Э. настойчиво их к этому побуж- рой мы получили в экспериментах, описанных выше, в гл. 1—2. Из
дал. Дискурсивный, "абстрактный" подход для них оказывался в приведенного анализа хорошо видно, что трактовка испытуемыми
принципе недостижим. сходства смыслов слов, как это следует и из графов структур
Итак, еще в 20-х гг. было обнаружено, что здоровые ии. вовсе связей, и из материалов самоотчетов ии., является многоаспектной.
не обязательно пользуются "абстрактным" подходом, или иными Напомним, что это значит. Рассмотрим классы, куда попадает какое-
словами, строят категориальные классификации. Взрослые здоровые либо слово в индивидуальных разбиениях, и проанализируем само-
ии. выбирают тот способ решения задачи КЭ, который кажется им отчеты, которые объясняют помещение слова в соответствующий
уместным в данном случае, для решения данной задачи. А вот класс. Так, на примере слова чашка видно, что оно помещается
вопрос о том, как именно понимают ии. поставленную перед ними вместе со словами типа рюмка, бокал, кружка, если чашка осмыс-
задачу КЭ и меняется ли это понимание при повторном экспери-/ ляется вообще как сосуд, в который можно налить жидкость. Одно-
менте с теми же объектами, представляет особый интерес. Описы- временно, слово чашка помещается в один класс с сахарницей,
ваемый ниже эксперимент был поставлен с целью понять, меняются чайником и конфетницей как сопричастная им в ситуации "Чаепи-
ли установки ии. при повторной классификации, и если да, то как тие". Кроме того, слово чашка стабильно объединяется со словом
именно. блюдце, поскольку эти слова именуют объекты — корреляты (см.
выше, гл. 2, разд. 3). Таким образом, каждый раз слово рассмат-
3. Экспериментальное исследование ривается в одном из многих возможных ракурсов; разные ракурсы
актуализируют разные аспекты, по которым слову отводится то или
В данном КЭ 50 взрослых образованных ии. классифицировали иное место в окружении прочих слов данной тематической группы.
те же 72 слова, именующих посуду и кухонную утварь, что были Аспекты сходства — это не признаки, по которым происходит
использованы в эксп. 1. Мы намеренно обратились к уже изученному сравнение. Скорее это нечто вроде перечня отношений, которые
набору слов, чтобы иметь дополнительный материал для сравнения. могут быть установлены между словом, именующим данный объект,
Слова, как всегда, предъявлялись в виде стопки карточек, где на и словами, именующими прочие объекты, а также между словом и
132 133
мера мы можем считать, что в нашем случае общая оценка силы
личным опытом самого участника эксперимента (о случаях, когда сходства — это просто сумма оценок внутриклассового сходства
группировка определяется Я-фактором, см. гл. 2, разд. 2, 3). (точный способ вычисления этой оценки нам пока не нужен).
Существенно то, что многоаспектность сходства должна с необхо- Тогда получится следующее: сходство между кабачками и помидорами
димостью приводить к образованию пересекающихся классов в усред- будет оценено единицей, поскольку они похожи только как "вообще
ненной классификации. Выбранный нами ранее способ обработки не овощи"; сходство между картофелем и свеклой оценивается как 9,
был на это ориентирован. Итак, первый момент, который желательно поскольку эти слова входят в классы (1), (2) и (6); сходство слов
учесть — это наличие пересекающихся классов в усредненных данных. лук и чеснок оценено как 5, поскольку суммируется сходство
Второй существенный момент, который желательно учесть — это разли- внутри класса (4) и принадлежность лука и чеснока к "вообще
чие в "плотности" усредненных классов2. Например, из анализа овощам" и т.д. Совокупность этих общих оценок образует матрицу
слов группы "Овощи—фрукты" видно, что слова орехи, каштаны абсо- связей, характеризующую структуру семантического сходства для дан-
лютным большинством ии. не разъединялись, а 28 ии. из 50 выделили ных восьми слов.
их в отдельный класс. В группе "Посуда" практически не разъеди-
Классификационный эксперимент задает ситуацию, обратную опи-
нялись слова вилка, ложка и нож. В обоих случаях большинство
санной. Мы не знаем ни основных аспектов сходства, ни соответ-
связей в классах замкнуто на элементы этих классов, а связи со
ствующих им классов слов, ни, тем более, силы сходства в отдель-
словами, входящими в другие классы — существенно слабее. Приве-
ных классах. Зато мы имеем матрицу связей, полученную в резуль-
денный выше пример со словом чашка, которое попадало в самые
тате объединения мнений многих носителей языка о сходстве слов
разные классы, указывает на классы меньшей плотности. Значитель-
в нашем эксперименте. Мы предполагаем, что в сознании рядовых
ность сходства между словами, порождаемого каким-либо из аспек-
носителей языка заложена структура семантических отношений, в том
тов сходства, определяется весом этого аспекта в данной культуре.
числе и структура отдельных аспектов сходства описанного вида.
Например, ложка, вилка и ноле объединяются по преимуществу как
Эта структура в скрытом виде содержится в экспериментальной мат-
"столовые приборы", арбуз и дыня — как "бахчевые" в отличие от
рице связей. Группировки, даваемые отдельными ии., могут сильно
прочих фруктов и овощей и т.п.
отличаться и от этой структуры, и друг от друга, но усреднение
Следующий условный пример поможет уточнить существо возни-
ответов большого числа ии. должно отражать то общее, что в них
кающих задач обработки данных.
имеется. Задача, которая стоит перед нами — на основе экспери-
Рассмотрим группу слов — названий овощей: свекла, картофель,
ментальной матрицы связей вычленить основные аспекты сходства
капуста, огурцы, помидоры, кабачки, лук, чеснок. Примем, что
так, чтобы они с достаточной степенью точности воспроизводили
структура отношений между этими словами полностью определяется
данную матрицу в смысле описанной модели порождения структуры
следующими аспектами сходства (описания аспектов (1) — (5) взяты
многоаспектного сходства.
из самоотчетов).
1) картофель, свекла — корнеплоды; 2) капуста, картофель, Сформулированная в таких терминах задача анализа данных ре-
свекла, помидоры — стандартный набор для приготовления борща; шалась нами путем использования метода качественного фактор-
3) кабачки, огурцы — кабачок, в сущности, большой огурец; ного анализа, разработанного Б.Г. Миркиным [см. Миркин 1976;
4) огурцы, помидоры — это типичные для нашей полосы овощи; 198S]. Содержательный аспект данного метода кратко описан в [Фрум-
5) лук, чеснок — острые приправы; 6) и наконец, все восемь слов — кина, Миркин 1986], и здесь мы не будем на нем останавли-
это имена овощей, а не каких-либо других объектов (наличие такой ваться, надеясь на то, что идеология метода ясна из приведенного
группы предполагает ее противопоставленность иным объектам, не выше обсуждения.
входящим в условный пример).
Каждый аспект сходства ассоциируется с тем или иным классом 4. Результаты эксперимента
слов, причем классы пересекаются: корнеплоды входят в набор для
борща, огурцы сходны по разным аспектам с помидорами и кабачками. В табл. 12 и 13 приведены результаты 1-й и 2-й серий экспе-
Лук, равно как и чеснок, похожи друг на друга как "острые", а с римента. В обеих таблицах приведены не все полученные классы,
прочими сходны лишь тем, что являются овощами. Припишем теперь а только те, на которые приходится максимум связей, т.е. классы,
каждому классу некоторое число, характеризующее силу сходства вносящие основной вклад в общую структурированность матрицы свя-
внутри данного класса (само число мы выбираем условно): (1) "кор- зей. Анализ табл. 12 показывает, что результаты 1-й серии экспе-
неплоды" — 5; (2) "набор для борща" — 3; (3) и (4) — 2; (5) — римента близки к другим данным КЭ с группой слов "Посуда" — ср.
"острые приправы" — 4; (6) весь класс овощей — 1. Далее логично выше, гл. 1, а также работу [Фрумкина, Миркин 1986].
считать, что общая оценка силы сходства между каким-либо словом Анализ табл. 13, напротив, приводит к неожиданностям. С одной
и прочими словами тем выше, чем в большее число классов данное стороны, для классов NN 3, 4, 5, 6 можно найти аналогию среди
слово входит, т.е. чем больше у него связей. Для простоты при- классов NN 2, 3, 4, 6, 7 из табл. 12: сходство их очевидно и

134 135
Таблица 12 и, параллельно, к данным самоотчетов ии. Будем помнить при этом,
Группировка по данным 1 серии КЭ что, анализируя самоотчеты, мы работаем с данными принципиально
иной природы, чем сами разбиения. Если в классификациях ии. отра-
1 ложка, вилка, нож жаются их знания о сходствах и различиях между объектами, то
2 бокал, бутылка, графин, кружка, лафитник, рюмка, стакан, стопка, фужер, чашка, обоснования содержат рефлексию по поводу этих знаний — точнее,
шкалик, штоф
3 пестик, решето, сбивалка, сечка, сито, скалка, ступка, терка, толкушка, шумов-
ее вербализуемую часть. Обоснования, таким образом, находятся в
ка, дуршлаг весьма сложных отношениях с механизмами, реально действовав-
4 ихорница, компотница, конфетница, крюшонница, молочник, масленка, перечница, шими в процессе самой классификационной деятельности. Тем не
салатница, сахарница, селедочница, солонка, соусник, супница, сухарница, хлебница менее, современные исследователи когнитивных процессов считают
5 горшок, жаровня, кастрюля, котелок, противень, сковорода, чугунок самоотчеты такими же данными (data), как и другие виды ответов,
6 банка, бидон, бутылка, графин, жбан, кувшин, термос, фляга
7 блюдо, блюдце, ваза, конфетница, кофейник, молочник, подстаканник, розетка, регистрируемых в психологических экспериментах [Ericsson, Simon
сахарница, стакан, сухарница, тарелка, чайник, чашка 1980; Svenson 1981].
8 бокал, рюмка, стопка, фужер Мы сравнили параллельно классификации и самоотчеты каждого и.
9 кофейник, чайник
в первой и во второй сериях КЭ. После того, как все 100 класси-
фикаций и самоотчетов были проанализированы, в силу разных "шу-
мов", выявленных в текстах самоотчетов остались для дальнейшего
Таблица 13
рассмотрения показания 45 ии. Их анализ показал следующее.
Группировка по данным 2 серии КЭ Подавляющее большинство ии. в первой серии эксперимента
при классификации пользовались одновременно разными основаниями,
1 банка, блюдо, блюдце, бокал, бутылка, ваза, графин, икорница, компотница, кон- т.е. действовали так, как это описано выше. Ии. указывали на
фетница, крюшонница, кувшин, лафитник, масленка, молочник, перечница, розетка, общность функции объектов, на их сопричастность в ситуации, на
рюмка, салатник, сахарница, селедочница, солонка, соусник, стакан, стопка, супница, их "взаимонеобходимость" и т.п. свойства, относящиеся к объекту
сухарница, тарелка, фужер, чашка, шкалик в его целостности. Участников эксперимента нимало не смущало то,
2 бидон, вертел, вилка, дуршлаг, жаровня, кастрюля, ковш, котелок, ложка, миска,
нож, пестик, поднос, половник, противень, решето, сбивалка, сито, сковорода, что одни слова объединены потому, что они именуют предметы сер-
ступка, терка, чугунок, штопор, шумовка, щипчики вировки, а другие — потому, что соответствующие им предметы
3 бокал, графин, лафитник, рюмка, стакан, стопка, фужер, шкалик, штоф обычно находятся в серванте.
4 банка, бидон, бутылка, графин, жбан, кофейник, кувшин, термос, фляга, чайник Анализ самоотчетов по второй серии эксперимента являет нам
5 сито, скалка, ступка, терка, толкушка, шумовка, дуршлаг, пестик, решето,
сбивалка, сечка
совсем иную картину. Замечательно не то обстоятельство, что из 45 ии.
6 блюдо, икорница, конфетница, масленка, перечница, салатница, сахарница, селедоч- 30 человек во второй серии изменили и разбиения, и обоснования —
ница, солонка, соусник, супница, сухарница, хлебница согласно Гольдштейну и Ширеру, этого можно было ожидать. Заме-
чательно другое: а именно, характер изменений. Во-первых, из 30 ии.,
изменивших свои классификации, почти половина — 14 ии. — дали
классификации, построенные по единому основанию. Во-вторых, эти
пояснений не требует. Но что могло привести к появлению классов
ии. выбрали в качестве основания абстрактный признак. Это или
NN 1 и 2 в табл. 13? Ни в одном из экспериментов с данной
материал, из которого сделаны соответствующие словам предметы,
группой слов аналогичные классы не наблюдались. Это тем более
или (реже) форма предметов. На материал — фарфор, стекло, дерево
любопытно, что состав этих классов легко интерпретируется: N 1 — это
или металл — указали 12 ии, на форму — 2 ии. Еще 6 ии. также
столовая посуда, а N 2 — это кухонная посуда и утварь. Суще-
предложили единое основание классификации, но выбрали "нестан-
ственно также, что вклад этих двух классов в общую структури-
дартные" свойства вида "вместилища — невместилища"; "это у меня в
рованность матрицы очень велик.
комнате, а это — в кухне"; "это — бьющиеся предметы, это —
Итак, результаты серии 2 — повторной классификации — зна-
небьющиеся".
чительно отличаются от результатов первой классификации, а также
Ни в одном из наших КЭ, где ии. выполняли задание по клас-
от результатов другого эксперимента с той же группой слов. Это
сификации один раз, мы не наблюдали последовательного использо-
заставляет думать, что при повторной классификации слов действо-
вания подхода, который в терминах Гольдштейна и Ширера следует
вал какой-то новый фактор. Поверхностное проявление его дей-
назвать "абстрактным", дискурсивным. Что же побуждает ии. при
ствия — это укрупнение средней мощности класса в индивидуальных
повторной классификации переходить от операций с целостным обра-
разбиениях. (Медиана распределения среднего числа образованных
зом объекта, соответствующих плану житейского опыта и обычного
классов в 1 серии равна 7, а во 2 — лежит между 4 и 5). Чтобы
здравого смысла, к дискурсивному подходу, предполагающему логи-
понять, что же это за фактор, обратимся к идивидуальным разбиениям
ческий анализ и обращение к иному уровню абстракции?
136
137
Мы считаем возможным предложить две линии интерпретации,
И. Ну, например, кружка и ложка, какое тут может быть сходство
взаимодополняющие друг друга. Первое. Мы полагаем, что в усло- смысла?
виях данного эксперимента в 1 серии (равно как и в других наших
Э. Ну, если даже просмотрев карточки, Вы будете считать, что не может
КЭ, состоящих из одной серии) участники, не рефлектируя о замысле
быть никакого сходства, положите их все отдельно.
Э. и не строя его модели как генератора задачи, решают с в о ю за- И. А, хорошо.
дачу, как они ее понимают. А поскольку им предложено оперировать
смыслами таких слов, как чашка и вилка, вполне естественно, что После этого обмена репликами и. приступает к работе. Он
просматривает все карточки и образует классификацию, очень близ-
подход с позиций личного опыта и здравого смысла преобладает.
кую к тому, что дает в среднем большинство ии. (самоотчет и.
Что же происходит, когда и. получает предложение сделать М.Т. также близок к прочим). Что произошло? Мы считаем, что
то же самое как-нибудь иначе? Мы думаем, что прежде всего проис- просмотр набора в целом вызывает у и. представление о ситуации,
ходит переосмысление задачи в целом, т.е. смена обще когнитивной которая мыслится как фрагмент реального житейского опыта. Рефлек-
установки. И. начинает размышлять о том, чего же от него, соб- сия о задаче, которая в начале эксперимента, казалось бы, побуж-
ственно, ждет Э. Может быть, есть верные и неверные решения, дала данного и. к логизированию, в начале деятельности оказы-
или хотя бы лучшие и худшие? Это сдвигает установку и. в ватся снятой. И. на словах объявляет о дискурсивном подходе к
направлении удаления от плана непосредственного предметно-прак- задаче, но далее переходит к непосредственному восприятию ее как
тического опыта с целью поиска подходящего "школьного", "науч- "практической", "житейской". Любопытно, что у данного и. эта уста-
ного" стереотипа решения, [ср. Тульвисте 1988]. А в соответствии новка сохраняется и во 2-й серии эксперимента: мы видим, что и.
с этим стереотипом образованные ии., пусть подсознательно, но от переводит всю задачу в практический план. Свой самоотчет по 2-й серии
этого не менее определенно актуализируют представление о том, что он предваряет следующим объяснением: "Ну, здесь используется идея
неуместно, фигурально выражаясь, про одну реку говорить, куда она переезда. Надо упаковать вещи, чтобы не бились. Классы — по
впадает, а про другую — что она мелкая. Отсюда — тенденция способу упаковки". Далее, по поводу одного из классов и. М.Т. го-
выдерживать единое основание классификации, даже если сама клас- ворит следующее: "Стеклянные бьющиеся вещи. Их надо паковать
сификация базируется на далеко не "абстрактном" признаке, как в вместе, но аккуратно. Если упадет — все".
случае "это у меня в комнате, а это — в кухне".
Как следует из результатов описанного в разд. 4 эксперимента,
Второе. В первой серии данного КЭ (равно как и в других
вопрос а том, оперирует ли в КЭ человек с "целостностями" или
КЭ, где вообще нет повтора) ии. не знают, что в дальнейшем
использует признаковые описания, не имеет однозначного ответа.
им предстоит отвечать на вопросы, и они должны будут объяснять,
Почему? Потому, что он не лучшим образом сформулирован. Продук-
почему те или иные слова помещены вместе. Во второй серии ии.
тивная постановка этого вопроса, видимо, должна быть такова: когда,
уже знают, что им надлежит "запастись" способом объяснить свои
при каких условиях человек оперирует целостностями, и когда приз-
действия. Это также способствует сдвигу трактовки задачи в направ-
наковое описание оказывается предпочтительным или даже опти-
лении к "научности". К тому же в ряде случаев выделение "абстракт-
мальным?
ного" признака облегчает саму вербализацию. Это в совокупности и
приводит к тому, что ии. во второй серии решают уже не с в о ю Один ответ, может быть, слишком общий, можно предложить
з а д а ч у , а з а д а ч у Э. — к а к о н и ее п о н я л и . уже сегодня. Если ситуация не побуждает и. рассматривать задачу
Применительно к материалу данного КЭ, использование признака КЭ как "школьную", "научную", а напротив, апеллирует к его
предметно-практическому, обыденному опыту, то именно этот опыт,
"материал" и противопоставления "комната — кухня", "бьется —
это знание об объектах, их отношениях, их сходствах и различиях
не бьется" ведет к коррелированным решениям. Отсюда и появились
и будет, скорее всего, актуализировано. Ведь в жизни не то важно,
два больших класса N 1 и N 2 в табл. 13: в классе N 1 объеди-
что чашка — это полусфера, а блюдце — это диск, а то, что чашка
нены слова, именующие столовую посуду, сделанную из хрупких
и блюдце "взаимонеобходимы" именно как целостности. Аналогично,
материалов — стекла или фарфора; в классе N 2 — слова, име- не то важно, что помидор — красный и круглый, а огурец — зеле-
нующие кухонную посуду и предметы утвари, сделанные из металла. ный и продолговатый, а то, что в нашей культуре именно эта пара
Интересно отметить, что хотя большинство ии. в 1-й серии представляет собой "типичные" овощи.
описаного КЭ придерживаются недискурсивной, непосредственной уста-
новки, встречаются и случаи, которые, казалось бы, свидетельствуют Наши знания об обыденном мире столь же профессиональны, сколь
об ином. Например, и. М.Т., историк, знакомясь с инструкцией к и знания ученого об отношениях внутри подведомственной ему пред-
1-й серии, выражает недоумение. (Приводим verbatim диалог и. с Э.) метной области. Чтобы быть "профессионалом" в повседневной жизни,
И. По сходству смыслов посуды? видимо, нужно оперировать именно такими структурами связей между
Э. По сходству смыслов слов на карточках. объектами, такими знаниями, которые и актуализированы в боль-
шинстве наших КЭ, а также в 1 серии КЭ, описанного в данном

138
139
разделе. Это вовсе не значит, что человек не может оперировать выбор тех или иных возможных единиц. Иными словами, вопрос о
иными связями и извлекать из своих знаний иные структуры, если постоянной единице — это догмат-вопрос. Скорее всего, таким же