Вы находитесь на странице: 1из 32

10 1ес1па 1931. Уо1пё К о гасК о ~ ~ — И о С п ( к IV.

ГОД ИЗДАНИЯ 4-ый


СОДЕРЖАНИЕ.
1. Людмила Костина: % * Стих. (V erse).
2. Н. Нечуй-Левицкий: В ночь под Новый Год. (V noci pred Novym rokem).
3. О. Печете: * * * Bipiu. (Verse).
4. Я. Ру дик: Bipui. (VerSe).
5. Константин Шариков: % * Стих. (V erse).
6. П етр Закрепа: * * * Стих. (Verse). _____
7. Путь Вольного Казачества. Sm5r Volneho Kozactva).
8. Александр Ленивов: Азовское казачье Войско. (A zovske kozack£ Vojsko).
9. П. И. Кокунъко: Наше прошлое. (NaSe minule).
10. В . /7. Елисеев: „Белое окружение“. („Büß komando“ ).
11. Я. Л/. Назаров: Несколько параллелей (Nekolik uvah).
12. /?. Курганский: Тернии. (Ternii).
13. Думы и мысли. (Dumy a mysli).
14. В . Куртин: У кайданах (V kajdanach).
15. Письма и приветствия, полученные редакцией „В. K.“ ко дню 10 декабря. (Dopisy a uvitani,
ktere obdrzela redakce ku dni 10 prosince).
16. Убийство H. Рамишвили. (Vrazda N. Ramisvili).
17. Казачья эмиграция. (Kozäcka emigrace).
18. В Казакии. (V Kozakii).

Почтовый ящик.
Г р е ц и я . — В. — Получено. Спасибо. Ответ — Страконице. Л. — Получено. Спасибо. При­
письмом. Привет. вет.
Ю г о с л а в и я . - — А. Г. — Получено. Спасибо. Г е р м а н и я . — А. Т. — Получено. Спасибо. Жур­
Привет. нал посылается. Привет.
Ш в е й ц а р и я . — П. 3. — Получено. Пойдет. П а р и ж . — А. Л. - Получено. Привет.
Привет. Ф р а н ц и я . — А. О. — Будет помещено в одном
Г р е ц и я . — Д. К. —• Журнал стоит в год 3 дол­ из следующих номеров. Привет.
лара. Посылать можно в заказных письмах. Привет. Р у м ы н и я . — С. М. — Получено. Будет помеще­
Ю г о с л а в и я . — П. С. — Журнал в Югославию но. Привет.
стоит 70 динар. С. А м е р и к а. — А. А. — Получено. Спасибо.
П о л ь ш а . — В. П. — Журнал в Польшу стоит 15 Привет.
злотых. Можно присылать заказными письмами. При­ П а р и ж . — М. — Получено. Спасибо. Привет.
вет. З е м у н. — П. К. — Получено все. Привет.
Ю г о с л а в и я . — И. Н. — Все получено. Привет. Х а р б и н . — П. К. — Получено. Привет.
П а р и ж . — Е. Я. — Будет помещено в следую­ Ю г о с л а в и я . — К. Ш. — Присылайте еще. При­
щем номере. Привет. вет.
П о л ь ш а . — Ф. П, - • Журнал посылается. При­ П а р и ж . — А. Т. — Ответ — письмом. Привет.
вет. Б о л г а р и я . — И. У. — Получено. Спасибо. Привет.

Не принятые к напечатанию рукописи не возвращаются.


Представители журнала „Вольное Казачество — Вшьне Козацтво“:
В Ч. С. R : 1 ВО ФРАНЦИИ:
В Б Р Н О : Виктор Карпушкин. I Ш. Н. Балинов. M-eur Balinoif, 11, rue Vautier,
В Б Р А Т И С Л А В Е : А. Л. Персидское. Joinville le Pont (Seine).
M-r I v à n o l f , cantine russe, „С. G. с. B .“ Paray le
В Ю Г О С Л А В И И: | Monial (Saône et Loire).
А. А. Геймам. 3 aje4ap. j|j E. M. Якименко. M-eur Yakimenko, 29, rue de la Tour,
Г. В. А лф еров — Мраморак. (Banat). ф Malakofî (Seine).
А. Чекин. Крагуевац. T. К. Х оруж енко. M eur Khoroujenko, 14, chemin des
II. Апостолов. Скоплье. deux amants, Lyon-Vaise.
В РУ М Ы НИН: ;; С. И. Ш епель. — M-eur Chepel, сапер Victor Hugo,
i: Refuge Russe, M a r s e i l l e .
В. П. Елисеев. M-eur Eiisseeîf, Cluj, Str. Baba Novae, 23 ; И. T. Курило. M-eur Kourîlo, rue Brunereau 53, à Cenon
près Bordeaux.
НАДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ:
П. С. Ковган. Харбин. Биржевая, 32. (Р. Kovgan. Har- j В БОЛГАРИИ:
bin. Birjeva, 32). j
Т. Л. Ляхов. София, ул. Хаджи - Димитров, 3.
В П О Л b Щ E: Н. В. Аниканов. Княжево - Софийско, б. Ц. Борис, 85.
Б. В. Ф есенко. W. P. Ing. В. Fesenko, ul. Twarda, 29, Н. Егоров. Лом, ул. Царь Асенъ, 20.
m. 7. Warszawa.
Вл. Еремеев. W. P. Wl. Ieremiejew, Grajewo, kolonja Ur- В БЕЛЬГИИ И ЛЮКСЕМБУРГЕ:
zednicza dom Lojewskiego. Ив. П. Егоров. (M-eur I. Egoroff) 21, rue Godefrpoi
С. Тулаев. — W. P. S. Tulajew, Hotel „Sokolowski“, ul. Devreese, Bruxelles.
Niemecka, 1, Wilno.
В БРАЗИЛИИ: < В СЕВ. А М Е Р И К Е :
С. Савицький. S. Savytzky. Caixa postal JY? 38, Porto j А. Д. Аникушин. M-r Anikoushine. 2287 Colnmbus R-d,
Uniao — E. Sta. Catharina. | Cleveland, Ohio (U. S. ft.).
V O L N É K O Z Â C T V O E = L E S C O S A Q U E S L IB R E S
Иллюстрированный двухнедельный журнал литературный и политический.
(Vychazf 10 а 25 kazdého mèsice).
Редактор И. А. Билый.
Редакция и администрация: Praha-Vinohrady, Fochova, 130. Tchécoslovaquie.

М 72 суббота, 10 января, 1931 — субота, 10 сшня, 1931. „л? 72


Людмила Костина. (Югославия).
ЛИЛОВЫЙ ПЬЕРО.
Я, помню, вышивала ирисы на пяльцах. Вы с каждым мигом рушили преграды —
Был теплый день, сирень уже цвела. Я не могла найти убежища в цветах,
Проворно двигалась иголка в моих пальцах, Горели ярко щеки под упорным взглядом,
Рисуя контур первого цветка. И шелк лиловый путался в руках.
Вдруг — легкий стук, откинулась портьера, Спустился вечер... Брошенные пяльцы
И Вы вошли, изящный, как всегда, Скучали в тишине у темного окна.
Взглянули на часы с обычною манерой, Вы в полумраке целовали мои пальцы,
Слегка прищурив грустные глаза. Шепча красивые, безумные слова...
„Как раз, не опоздал“, Вы бросили небрежно, Теперь Вас нет... На сердце гнет печали;
Рукою проведя по темным волосам. Осенний вечер смотрится в окно;
„Как видите, Пьеро остался прежним, Холодный ветер стонет и рыдает,
Лиловым призраком, покорным вам“. И бьется крыльями о мокрое окно.
Пожатие руки и несколько случайных, В углу стоят неконченные пяльцы,
Ничтожных фраз о прошлом пикнике С цветком лиловым замерла любовь...
Меня окутали блестящими сетями... И я в отчаяньи ломаю свои пальцы...
Слова, улыбки — плыли, как во сне. Шутник-Пьеро, вернетесь ли Вы вновь?!

Н. Нечуй-Левицкий. (Прага).
В ночь под Новый Год.
Безработица... Как много при этом звуке в сердце Помню, был канун Нового Года. Рассеянно шел я
эмигрантском отозвалось! Кому из нас, рассеянных по по улице, а во чреве такое свирепое ворчание слыша­
миру и питающихся от трудов своих не приходилось лось, что даже встречные псы, по европейски к людям
заграницей побывать в числе безработных? Случилось равнодушные, подозрительно меня обнюхивали. Если в
и со мной горе такое и это было в стране, где изну­ начале безработицы я оставался стойким и довольно
рять себя скотским по характеру трудом считалось не­ энергично обивал пороги разных учреждений и пред­
малым успехом для рядового эмигранта! Признаться, приятий, в надежде найти какой нибудь заработок, то
жутковато было в первое время сознавать, что мой сейчас, под гнетом неудач, моя смелость начала сда­
желудок обрекается разнузданности голода, но когда вать. Десять раз я подходил к той, или другой двери и
я с голодом столкнулся лицом к лицу, мое настроение десять раз уходил от' нее, так и не решаясь взяться за
как то стабилизировалось. Так уже построена душа ручку. Кончалось тем, что, разбитый физически и мо­
человеческая, что больше ее смущает неведомое гря­ рально, причаливал я тихо к одному благотворительно­
дущее, чем изведанное настоящее, пускай самое непри­ му заведению... за подачкой. Но, там меня уже знали
глядное... Отвратительное состояние испытываешь, ког­ лучше, нежели я сам себя и нередко встречали таким
да квартира еще не оплачена и хозяйка на тебя смот­ пулеметным приветом, что я мгновенно выкатывался
рит глазами рыси, гнезду которой угрожает опасность. за дверь совершенно без посторонней помощи.
Но в тысячу раз тягостнее сознавать себя лишним Сегодня я был голоден и озлоблен, как всегда. Я
в этой, всегда суетливой, куда то стремящейся европей­ видел вокруг себя оживленные лица и от этого еще
ской толпе. Как будто на пожар бегут, или счастье тяжелее становилось у меня на душе. Ведь они соби­
внезапно свалилось им с неба, а потом раздумало и рались встречать Новый Год, а разве я мог принян,
пустилось наутек... С горечью начинаешь понимать, что участие в этой встрече? Да и Новый ли для меня на­
если для других время — деньги, то для тебя оно — ступает Год? Завтра, послезавтра, через неделю, через
ненужная „керенка“, случайно завалявшаяся в пустых месяц — не тоже ли самое, что было сегодня, вчера,
карманах. позавчера?.. И конец Старого и начало Нового Года
2 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Д? 72

сливалось для меня в однообразную, тяжелую, нерадо­ Божницей — рождественский сноп. Под скатертью ду­
стную полосу безработицы. Все та же тревога за бу­ шистое сено. А как заманчиво смотрит из миски фар­
дущее, все те же заботы о еде, одежде и пристанище... шированная щука, застывшая в холодце среди коричне­
Нет для эмигранта Нового Года! Для него существует вых грибков! Так хочется есть, но терплю. Вот собе­
мрачный период изгнания и ожидания.. рутся все и отец прочтет положенную молитву, тогда
А все же обидно, чорт возьми, что я не распола­ можно будет наворачивать...
гаю парой монет, чтобы поехать к одному седлаку, у Стук в дверь. Конечно, мама. Она знает, что я го­
которого я летом работал. Полюбился я ему и, когда лоден. Но почему слышен крик? Кто это вздумал ру­
мы расставались, он искренно, без городской фальши, гаться в такой торжественный момент? Вбегает вся
приглашал меня к себе на праздники. Прошлый Новый, побелевшая м ать: — Сережа, папу убили... Больше­
сейчас уже старый и умирающий Год, я ведь тоже был вики... Спасайся!.. Хочу двинуться, — не могу. Ноги
на чужбине и среди чужих людей, а праздники провел приросли к полу. Волосы стоят щетиной на голове...
— дай Бог еще каждому захудалому беженцу так про­ Хочу кричать, но от ужаса голос у меня отняло. Вры­
вести. Был и выпивончик и закусончик... И для души ваются люди, свирепые, страшные, звероподобные... Град
облегчение немалое — вырваться на время из завист­ ударов падает на меня... Я умираю, но... просыпаюсь.
ливо душной, материалистически подлой, ненавидящей Слышу собственный стон. Весь вспотел от кошмара...
пролетарской среды и окунуться в простую, физически Что за навождение? Меня действительно кто то бьет
и морально здоровую хлеборобскую стихию. Ну, что-ж, и бьет не жалея, со всего плеча. Визгливый голос при­
не всегда коту и масленица. читает:
Всего два дня перед этим я с треском был выстав­ — Вот тебе, бабник проклятый, — получай! Поря­
лен из прежней квартиры за хронический неплатеж. Я дочные люди праздник празднуют, а он здесь... Бес­
нашел себе квартиру подешевле у одной вдовы. Зада­ стыдник. Думаешь, что если под одеяло залез, то не
ток ей внес, а остальное обещал уплатить к Новому найду тебя?...
Году. Мои рассчеты не оправдались: старый Год, заня­ Спросонья не сознаю, где я и что со мной. „Вос­
тый спешной эвакуацией в Вечность, желанной суммы стание... Революция... Красные...“ молнией проносится
не принес, а Новый в своем величии и блеске разве в моем мозгу страшная мысль. — Жив я еще? Cogito,
снизойдет ко мне, бедному, оборванному эмигранту? ergo sum — я мыслю, следовательно, я существую... Но,
Понуро бреду домой. Пять часов. Все окуталось су­ я несомненно парестану мыслить и существовать, если
мерками. Вдруг вижу: моя новая хозяюшка, еще очень сию же минуту не замелькаю пятками...
недурная женщина, вся сияя от внутренних волнений, Механически вслушиваюсь в смысл чужой речи:
идет об руку с каким то уже немолодым человеком. . . . и ее негодницу отыщу! Волосы оборву, глаза
Одет он безукоризненно, только вид у него прикащи- выцарапаю, рожу в кровь исковыряю... Извела ты меня,
чий и котелок слишком лихо сидит на голове... Не шо­ развратница подлая! Своего мужа загнала в могилу,
фер ли? Ведь в Европе и министр и шофер одинаково гак теперь чужих ищешь?..
могут быть в котелке... Она что то оживленно щебечет
Разом осеняет меня просветление: ну, конечно, се­
ему, а он благовоспитанно слушает, и жмутся они друг
к дружке, как если бы хотели слиться в плоть едину... мейная траги-комедия, достойная той среды, в которую
я попал... Но, причем тут я, безобиднейший эмигрант­
Мне не остается времени, чтобы уклониться от встречи
и, поравнявшись с ними, я любезно раскланиваюсь. Моя ский человек? Срываюсь с постели в одном белье и пы­
хозяйка заметно смутилась, отпрянула от своего кава­ таюсь усовестить незнакомую тиранку. Хочу схватить
лера и спрашивает меня: ее за руки, но в ответ получаю чувствительнейший
— Идете домой? удар по черепу. Бешенная ярость закипает во мне.
— Да, домой — говорю. Употребляю сильнейшее „родное словцо“ и, как ране­
— Так возьмите ключ... Только на замок не запи­ ный вепрь, кидаюсь на нее. Как ребенка, комкаю ее в
райтесь, а то мне пришлось бы стучать в окно и бу­ руках и швыряю на постель. Злоба еще бушует внутри.
дить вас. Хочется отомстить за свою боль и незаслуженную оби­
Моя хозяйка не первой свежести дама, но прелести ду. Сдавливаю ей плечи так, что кости трещат.
ланит и задора очей еще не утратила и я нисколько не — Ай-ай! О-о-о-х — пронзительно взвизгивает она
удивляюсь, что встречаю ее в обществе мужчины. Я бы и в ее голосе я слышу боль, страх и изумление... По­
больше удивился, если бы она, при бесспорных данных, том уткнувшись головой в подушку, она начинает ре­
стала увлекаться аскетизмом... веть, нудно и тоскливо.
Прихожу домой. Грязный, рабочий квартал. Пахнет — Боже Милосердный, что я наделала, что я наде­
коллективизмом и подпольем... Электричества в доме лала? Чужой, незнакомый человек...
не водится, а спичек не могу найти. Остаюсь в темно­ Я растерянно стою посередине комнаты. Через ок­
те. „Нужно поскорее улечься, пока ее нет“, думаю. но льется бледный свет от уличного фонаря... Мне ста­
„По крайней мере на сегодня буду избавлен от ее на­ новится жаль эту незнакомую женщину. Я догадываюсь,
доедливых расспросов... А завтра постараюсь как ни- что у нее какое то горе... Что она, б *1ть может, еще
будь хитроумно к ней под’ехать, чтобы еще повремени­ несчастнее, нежели я, в своем одиночестве. Хочу подой­
ла с платой“. Раздеваюсь, а на сердце — такая тоска! ти и утешить ее, но у меня пуговицы оборвались и
Ведь никто, вероятно, кроме меня не идет сегодня спать кальсоны падают... Наскоро натягиваю на себя брюки
в б ч. вечера? До самого утра будут пить, есть, весе­ и говорю ей:
литься... Только в полночь начнется главное торжество — Мадам, здесь кажется, произошла прискорбная
— встреча Нового Года. Снаружи льются тягучие, пле­ ошибка, жертвой которой стали: вы — активной, а я
бейские звуки дешевой гармошки... Им весело, а мне пассивной... Об’ясните мне, в чем дело? — и слыша,
даже весьма грустно. как болезненно она всхлипывает, я успокоительно до­
— К чорту сантиментальность! — говорю со злостью, бавляю:
укладываюсь в холодную, как моя скитальческая жизнь, — Ничего... Пустяки... Это бывает... Я на вас не
постель, прикрываюсь жиденьким одеялом и пальто по­ сержусь...
верх и стараюсь уснуть. Я устал и спать мне хочется, — Вы русский? — спрашивает она меня.
но в желудке так бесжалостно сосет, что не могу забыть­ — Казак, — отвечаю.
ся. Часы бьют половину. Семи уже не слышу... Она схватывается с постели, ловит мои руки и сно­
Я дома. Приехал на святки из гимназии. Братишка ва хнычет:
смотрит на блестящие пуговицы моей форменной ши­ Простите меня... Простите меня... О, Боже, я такая
нели почтительными, завистливыми глазами. Отец, гля­ несчастная!
нув в мой отпускной билет, крепко тискнет меня в объя­ — Успокойтесь... Ради себя самой успокойтесь! Не
тиях: одни четверки и пятерки там. Мать хлопочет на нужно плакать!
кухне... Ах, какие вкусные вещи передо мною! Горы — Я вам все расскажу, все... Я такая несчастная...
яств, батарея бутылок с винами и наливками... Посе­ — Мадам, — говорю ей, — моя хозяйка может
редине стола ваза с кутьей. Янтапными кажутся зерна возвратиться каждую минуту. Что она подумает, если
пшеничные в патоке медовой... В углу комнаты под застанет вас здесь, да еще ночью?.. Я на вас не сер-
Л? 72 ВI Л Ь Н Е К О З А Ц Т В О 3

жусь, только ради Бога, уходите! Не извиняйтесь... вам еще не заплатил... Думал, что получу из дому
Мне все уже понятно... деньги...
— Я страшно взволнована... Проводите меня отсюда. — Пустяки! ободряет она меня. — Заплатите, ког­
— Набрасываю на себя пальто и выхожу с ней на­ да будете иметь. Я знаю, что у эмигрантов не всегда
ружу. По дороге выясняется следующее: моя хозяйка водятся деньги...
хотя и вступила в бальзаковский возраст, но была еще С редким и для моей хозяйки непонятным аппети­
полна силы и огня... Осень имеет тоже свою прелесть том пообедал я в тот день. Она была очаровательна и
и увядающая женщина тоже находит своих ценителей... в рот мне не заглядывала. Желудок мой умилился и
В ее сети попался и муж моей ночной гостьи. Жена к ликующее сердце пело: „Щедр и милостив Господь...
нему еще не охладела и начала жестоко ревновать, но сира и вдову приимет“...
доказательств его измены у нее не было. Сегодня ве­ Ситуация сложилась так, что я имел возможность
чером услужливые соседки ей сообщили, что видели ее воспользоваться в тот день и ужином, но от природы
супруга вместе с моей хозяйкой. Молодая женщина, я не нахал и ограничился одним обедом. З ато другая
целый день занятая приготовлениями к встрече Нового блестящая мысль пришла мне в голову: два виновника
Года, пришла в сильнейшее негодование. Вооружившись моего сытого новогоднего настроения использованы,
метлой, она побежала к дому своей предполагаемой почему не привлечь к акции и третьего? Но ведь это
соперницы. О том, что моя хозяйка взяла себе кварти­ шантаж! скажут мне. Мудрствование лукавое! Я не
ранта, она не знала. В темноте, видя какого то муж­ шантажист, я просто безработный, нуждающийся эмиг­
чину, входящего в ненавистный дом, она решила, что рант. К тому же на Западе шантажист всегда встре­
это ее муж. Ее подозрение перешло в уверенность ког­ тит предпочтение перед глупцом... Сказано — сделано.
да в окнах не появлялся свет. Как фурия, ворвалась она Вечером нарочно прохаживаюсь на путях к жилищу
внутрь и видя кого то на постели, приступила к экзе­ моей новой знакомой. Ждать мне долго не пришлось
куции. Из дома вышел знакомый мне мужчина, расфранченый,
Выслушав ее исповедь, я от души расхохотался. подтянутый, в белых перчатках и с тросточкой... На­
— А что будет, если я все это расскажу вашему строение у него, повидимому, весьма эпикурейское...
мужу? — шутливо сказал я. Я иду ему навстречу, делая вид, что куда то тороплюсь.
— Я вас очень прошу не делать этого... Мужа я Поравнялись. Он на меня смотрит и по его глазам ви­
не боюсь, так как уверена, что он ходит к этой мерз­ жу, что он меня узнал, но ждет, чтобы я первый по­
кой вдове, а она никогда мне не простит если узнает, клонился. Я не намерен его приветствовать и он вы­
что я вторглась среди ночи в ее дом, Я думала, что сокомерно проходит мимо. „Не сорвешься, голубок!“ —
сегодня, наконец, накрою преступную парочку, а види­ думаю себе и окликаю его. Он поворачивается в мою
те чем окончилось... Не скажете? Обещаете? сторону. Его взгляд брезгливо останавливается на мо­
— Обещаю, обнадежил я ее, собираясь уходить. ей далеко не элегантной фигуре. Я мягко улыбаюсь,
— Еще раз прошу у вас прощения, — остановила но твердо говорю:
она меня. — Отчасти и вы виноваты в том, что прои­ — Простите, ради Бога, но я должен с вами пого­
зош ло. Почему вы так рано улеглись спать? Ведь сегод­ ворить... Видите ли, вчера меня встретила незнакомая
ня канун Нового Года. женщина, судя по всему — ваша жена и спрашивала,
— Т ак что с того? В эмиграции мы лишены воз­ относительно вас...
можности праздники справлять, уклончиво отвечал я. — Что спрашивала?
Неужели у вас нет никого, с кем бы вы могли — Не видел ли я вас с моей хозяйкой... вместе.
провести этот вечер? полюбопытствовала она. — И вы сказали?
— Как видите... — Не сказал, но я вас совершенно не зна^о и из
— Бедненький, мне вас так жаль... И нужно же, любезности к даме мог сообщить ей правду...
чтобы еще такой глупый случай подвернулся... Постой­ Проницательным, изучающим взглядом он смотрит
те здесь минуточку, я сейчас приду, обратилась она ко на меня. Он европеец и понимает, что в Европе ниче­
мне после маленького колебания, бегом направляясь го даром не делается...
к дому. — Вы сейчас свободны? спрашивает он меня.
Она снова вышла и вручила мне приличный свер­ — Как только может быть свободен безработный
ток со словами: эмигрант, отвечаю развязно.
— Это вам от меня... Мой муж тоже был когда то — Так зайдем на кружку пива... Быть может удаст­
в России и плохо ему там не жилось... Мне бы очень ся договориться...
хотелось, чтобы вы с ним познакомились... Быть может Зашли. Договорились. Подружились, Я обещал ему
вам удастся повлиять на него. Я вас бы возблагода­ молчать, как мертвец. Он обещал мне найти какое
рила... нибудь занятие. Я пил мало, больше налегая на с’ест-
Я пришел домой, благословляя небо за непредви­ ное, а он глушил один бокал за другим и быстро ох­
денный случай. Я присел к свертку и не отступился от мелел.
него, пока он не опустел. С’ел все до основания и — А вы откуда изволите быть родом? — интере­
крошками закусил. Уснул я, в тот вечер, примиренный суется мой гоститель.
с судьбой... — С Дона.
Утром, следующего дня я поздравил свою хозяйку — А, значит казак... Брат казак, камарад... Хара-
с Новым Годом и пожелал ей много успехов... Она по­ шо... Я тоже немного по русски говорю... Знаешь, на­
благодарила меня, но довольно сухо. нимаешь...
— А знаете, странный случай был со мной вчера, Он ввернул российское трехсловие и гордо посмот­
— начал я как бы невзначай. — Когда я проходил ми­ рел на меня. Мне оставалось только улыбнуться.
мо одного дома, оттуда вышла какая то женщина и Потом моего собутыльника совсем развезло и он
интересовалась, не бывает ли у вас ее муж... обнаглел. Дыша мне в лицо пивным перегаром, он за ­
Моя хозяйка снова смутилась, как накануне, плетающимся языком говорил:
— А вы что ей сказали? — осторожно спрашивает — Э, что ваши казаки! Сброд и только... То ли де­
она после некоторой заминки. ло наши королевские уланы. Вот где была лихая кава­
— Ничего... Сказал, что не знаю. лерия! Помню, однажды окружила нас казачья сотня...
Наступило молчание. Я собираюсь уходить, но на­ Нас было всего двенадцать человек и сдаваться в плен
рочно медлю с одеванием пальто. мы боялись... Братцы, говорит наш бравый командир,
— А вы сегодня где думаете обедать? слышу вкрад­ монархия всегда гордилась нами... Мы всегда заставля­
чивый вопрос. ли неприятеля дрожать... Покажем азиатам, что такое
— Я? Не знаю... Собственно говоря... А что? королевский улан. Если умирать, так с честью... Ура!
— Да я хотела предложить вам пообедать у меня... Вперед! Как буря, обрушились мы на них... Нужно бы­
Я сегодня никуда не иду и гостей не ожидаю, а вам, ло видеть, как они удирали. Беспорядочно, врассыпную,
вероятно, тоже некуда пойти... словно зайцы. Тридцать их мы зарубили, сорок в плен
— Спасибо, но мне просто неудобно... За квартиру взяли, а остальным удалось бежать... Не войско, а...
4 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО М 72

— Слушай, камарад, — говорю ему, еле сдерживая у скотов бессловесгных, но и у говорящих, и если ты
свой гнев, — а ты знаешь, что такое значит „набить“? сию же минуту не перестанешь хамить, то я не руча­
— Знаю... Как же не знать?.. — самодовольно вос­ юсь, что не набью тебе морду...
клицает он с видом героя. — Можно, например, набить Он удивленно поднял на меня отяжелевшие глаза
обруч на бочку, или тюфяк соломой. Самому приходи­ и кажется, понял, что я не шучу, потому что усиленно
лось набивать, когда был в плену у вас... заерзал на стуле и виновато проговорил:
— И что такое морда, тоже понимаешь? Ну, не серчай, камарад... Я сегодня лишнее выпил
— Это лицо у скотины... и потому лишнее говорю, а обидеть тебя ей-Богу же,
Так вот, что я тебе скажу: Наш язык гы, видимо, не хотел... Верь мне, что не хотел... Ну, ничево, хара-
плохо усвоил, потому что набить можно не только об­ шо... Ты только жене не слишком болтай... Увидишь,
руч, или тюфяк, но и морду, а морда бывает не только что найду тебе хорошее место...

Оксана Печен!г. {Прага). Так, шби страшно хора.


* * Навколо свггить шч чудна, неначе вся прозора;
* Стопъ без заходу, без сходу в He6i мюяць блщний.
Я сплю, злим ворогом прислана цар1вна... А лш\* Moi також, Бог знае, скобки сплять —
Я сплю в стар1м дццвств1 ср1бляному. Bei cpiÖTO-cpiÖHO 6uii...
Мо1 двори намщно ва замкнет; Вжи я сплю, злим ворогом здоланая ijapiana...
М01 р1чки, люи, поля \ луги Хто-ж збудить, хто прийде сюди мщний i
На вжи-в1чш начеб завмерли. владний?
Л1та лежу на пуховш постел1 я, Хто, хто життя внесе у царство це завмерле?

Я. Рудик. (Прага).
* *
*
Benip келих типи несе; Не розбудять там, в могши*,
Ф'тхшн ляе в груди; Серед золота пшениц1,
Дзвшом nicHi б’е усюди; Перезвони шжш птищ
Штром листя шжно чеше. Гори дужих скам’яшль
Не обгорне типи шовком Буря рве смарагди листя;
Груди степу золотого; Сльози ляють бщн\ в1ти;
Стогнуть рани дорогого; Наче плачуть люб1 д1ти,
Серед H04i виють вовком. Щ о не мають вже намиста.
Л1зе в травах запах трупу, О, розбудять там, в могши,
Мов туману клуби сив1*; Серед золота пшеницу
Опльки ix лежить на нивП... Перезвони гр!зн1 крищ
Хто знесе ix вже на купу?! Гори славних скам’янш!

Константин Ш ариков. Петр Закрепа. (Швейцария).


ДОНСКИМ ОРЛЯТАМ. К ВОЛЬНОМУ ГРАДУ.
Гордо, с бесстрашьем во взоре, Вдаль уходят степные дороги,
Шли вы $а Дон умирать, — Пропадают в неведомой мгле...
С отчизны, томящейся в горе, И бреду я печальный и строгий,
Стараясь оковы сорвать... Очарован в оявленном сне...
Много легло вас на поле И в пути моем — тернии, стоны
Юных еще, молодых... Но, душе моей странно легко,
Родина ж все же в неволе! И — как благовест — дивные звоны,
Слава вам! Стыд для живых! Чей то зов далеко,., далеко...
И — как в мареве бледном тумана
Не служат по вас панихиды: Чудный Град в небывалой красе, —
Страх загасил „там“ огни... Шумный гомон казачьего стана
Здесь мы слагаем вам гимны И воскресшая воля в стране.
В тяжкие, скорбные дни. И, несмолкшая долгой неволей,
Носились рыданья над Доном Бьет о берег речная волна,
Казачек — седых матерей, И о прошлом затихнувшей болью
И степь похоронным звоном Вспоминает лишь песня одна!...
Встречала незванных гостей.
И жутко ползла меж курганов Вдаль уходят степные дороги,
К станицам печальная весть, И намечена ясно — одна...
Что там, в тех осенних туманах, И бреду я печальный и строгий,
Лишь борятся дети за честь. Но, в душе моей — песни... весна!
Л1 72 ВI Л Ь Н Е К О З А Ц Т В О 5

Путь В ольного Казачества.


Волею исторической судьбы Казачество толь­ Эту роль казачьей эмиграции прекрасно со­
ко теперь (с 1917 г.) начинает снова осозна­ знает в. к. движение. К этой роли оно хотело бы
вать себя равноправным членом среди славян­ и должно готовить всю казачью эмиграцию.
ских народов на Востоке Европы (б. Р. И., ны­ Зародившись как революционно - полити­
не С С С Р .) — великороссов, украинцев и бело- ческая организация с программой освобождения
руссов, равно как таким же равноправным „со­ Казачьих Земель и создания независимого ка­
седом" и других народов — кавказских, средне­ зачьего государства, — в. к. перешло в более
азиатских или сибирских, — тоже возрождаю­ широкое движение, поставившее себе задачи и
щихся и стремящихся к своему политическому национального возрождения Казачества. И пра­
освобождению и государственной самостоятель­ вильно, ибо это — предпосылка казачьей госу­
ности. дарственности. И правильно, ибо на просторах
Силою исторических же обстоятельств осво­ нынешнего СССР перекраиваются не только
бодительные и государственные задачи перед границы государств, борятся не только нацио­
Казачеством стали раньше (1917 г.), чем оно нальные и политические интересы, но и соци­
политически к тому было готово. Практическо­ альные и духовные миропонимания, — ломается
му осуществлению этих задач не предшествовал и перестраивается вся жизнь.
широкий и всеобщий процесс культурного и на­ Сейчас, вступая в четвертый год издания
ционального возрождения. События 1917 и по­ своего журнала и на пороге Нового Года мы
следующих годов застали Казачество на самой попробуем еще раз остановить внимание наших
ранней заре его возрождения. До 1917 года Ка­ читателей на основных вопросах программы В. К.
зачество почти не имело своей литературы, не Весьма трудно бывает уложить националь­
было никакого общепризнанного (казаками) ре­ ные освободительные движения в сухие пункты
шения казачьего вопроса; казачья интеллиген­ и параграфы, — так же трудно, как трудно уло­
ция только нарождалась. Не по своей вине, жить в них самую жизнь. В таких случаях ко­
но — к борьбе 1917— 1920 годов Казачество роткие формулировки программ бывают часто
пришло не подготовленным почти ни в каком ярче и выпуклее. Казачью, например, програм­
отношении. му можно выразить всего тремя словами: н е­
Поэтому, может быть, и казачья государ­ за висима я д е р ж а в а Казакия.
ственность „широко" и „сразу“ родилась в И тем не менее, по крайней мере о б щ а я
1917— 18 г.г. скорее на моментах „отрицатель­ п р о г р а м м а с в о е г о б у д у щ е г о , програм­
ных“ , из-за нежелания принять советско-боль- ма ясная и определенная, должна быть у каждо­
шевицкий государственный и социальный строй го народа, который хочет жить и борется за
России (как и все почти народы б. Р., и каза­ свою государственную самостоятельность.
ки „мечтали“ в 1917 г. о российской федера­ Полная программа освободительного дви­
ции)... жения любого народа не родится в один день и
Здесь именно и лежат настоящие причины в одной голове. Так и В. К. программа роди­
неудач Казачества в недавней вооруженной борь­ лась не сразу, но, сейчас уже можно сказать,
бе его за свою свободу. что за три года существования журнала „В. К.“
Потом уже в процессе борьбы начала со­ и дружной работы его сотрудников о б щ у ю
здаваться и ясно формулироваться и положитель­ ф о р м у л и р о в к у ее м о ж н о с ч и т а т ь з а ­
ная программа казачьей государственности. к о н ч е н н о й . Что касается п р о г р а м м н ы х
Продолжать эту задачу и в эмиграции взя­ в о п р о с о в , то дальше остаются только детали.
ло на себя В. К., поставив Казачий Вопрос во Как же представляет себе в. к. движение
всей его широте и во всем его об’еме. свои основные цели и задачи? Какова истори­
Вольно-казачье движение не есть только ческая миссия В. К. в ближайшем будущем?
политическо-государственное движение Казаче­ Для действительного успеха и верного до­
ства, имеющее задачей освобождение Казачьих стижения конечных целей в. к. движения, необ­
Земель и создание самостоятельного казачьего ходимо, как предпосылка всего, в о з р о ж д е ­
государства — Казакии, но, одновременно, и дви­ ние К а з а ч е с т в а . Надо, разбудить у Казачества
жение духовное, движение культурного и нацио­ его н а ц и о н а л ь н о е ч у в с т в о . Надо, чтобы
нального возрождения Казачества, начало фор­ его п о л и т и ч е с к о е с а м о с о з н а н и е о с ­
мирования казачьей нации. Ибо ясно, что если в о б о д и л о с ь от в с е г о на но с ног о, чуж­
будет такое возрождение, то тогда (и только дог о , привитого ему веками русского господ­
тогда!) будет и Казакия — держава. Без этого ства. Надо, чтобы перед каждым казачьим взо­
может быть только уже бывшее недавно „впредь ром во всей ее чистоте и повелительности пред­
до“... стала К а з а ч ь я Идея, — чтобы она вошла
В силу сложившихся сейчас для Казачества в плоть и кровь, в мозг и сознание, в сердце и
политических условий там, дома, — пионером чувство казачье, — чтобы К а з а ч и й В о п р о с
этой задачи, пионером Казачьего ренесанса и стал для каждого казака с в о и м вопросом, яс­
формулировщиком Казачьей Идеи и бескомпро­ ным и понятным, само собою разумеющимся, в
миссной казачьей государственной программы котором н е т уступок и н е т компромиссов ни
может быть только казачья эмиграция. со своей совестью, ни с внешним, чужим ми-
6 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО •7У1 72

ром. Надо, чтобы каждым казачьим сердцем всего населения, которое предполагается считать
овладела в о л я к С в о б о д е , к осуществле­ потом полноправными гражданами будущей Ка­
нию с в о и х идеалов. Надо, чтобы казак рас­ закии? Мы думаем, что этот вопрос, в интере­
правил снова свои орлиные крылья, чтобы он сах Казачьей Державы, Казачества и иногород­
снова развернул свои духовные силы во всю их него населения Казачьих Земель, надо решать
мощь и стал опять творцом своего настоящего один раз и решать радикально. Надо все старое,
и будущего, как он был когда то творцом сво­ коренное иногороднее население уже теперь счи­
ей доли в прошлом. И когда Казачество со­ тать, наравне с казаками, гражданами (равные
льется в таком могучем, едином порыве к ут­ права и равные обязанности перед своим госу­
верждению с в о е г о н а ц и о н а л ь н о г о я, — дарством) будущей Казакии. Таким образом, по
тогда начнется подлинный р а с ц в е т к а з а ч ь ­ нашему, Войсковые Круги (Рада, Хурулдан)
ей э п о х и р е н е с а н с а , тогда Казачеству бу­ должны будут быть созваны из казачьего и
дет доступно и по силам в с я к о е решение сво­ остального коренного населения Казачьих Зе­
его вопроса. мель.
Возрождение Казачества должно не только Мы предлагаем (конкретно) под коренным
предшествовать, но и сопутствовать всей его населением, кроме казаков, понимать крестьян
дальнейшей освободительной борьбе. Это оно и иногородних, равно и горожан, живших на
будет питать и одухотворять казачьи силы во казачьих территориях (в казачьих областях и
время будущей борьбы. Только творческий по­ краях) до 1919 года включительно не менее
рыв и романтизм возрождения смогут поддер­ двух лет непрерывно. Само собою разумеется,
жать силы Казачества при осуществлении им что сюда же относятся: горцы на Кубани, кал­
своих политических и государственных задач мыки на Дону и др. меньшие народы из состава
будущего. А сил этих потребуется много. Борь­ населения Казачьих Земель. Таким решением
ба за освобождение потребует полного напря­ были бы лишены прав гражданства все „гастро­
жения в с е х с и л Казачества, моральных и леры“ казачье-болыпевицкой войны и „колони­
физических. заторы“ периода советской оккупации. Все же
Но, сейчас уже . надо думать и о том, что остальное население было бы „оказачено“ , т. е.
делать „на второй день после освобождения“. сделалось бы полноправнымм гражданами ка­
Нельзя этого вопроса откладывать до дня осу­ зачьего государства.
ществления освобождения. Думать много и дол­ Созванные Круги, Рада и Хурулдан (Кал­
го тогда будет поздно, — тогда придется дей­ мыцкий Круг), установят каждый у себя свою
ствовать. А задачи будут огромные: государ­ власть, выберут из своей среды депутатов и по­
ственная организация каждого Края; с о з д а н и е шлют их в В е р х о в н ы й К р у г К а з а к и и .
К а з а к и и : ее Конституции и организация го­ Первый Верховный Круг Казакии (Учреди­
сударственной власти, решение пограничных во­ тельное Собрание Казакии) примет К о н с т и ­
просов и установление взаимоотношений с со­ т у ц и ю К а з а к и и (основные государственные
седями. Только к о г д а ^ государственная маши­ законы) и, согласно принятой Конституции, ор­
на Казакии заработает нормальным ходом, толь­ ганизует г о с у д а р с т в е н н у ю в л а с т ь Ка ­
ко т о г д а основная и первая общая задача з а ч ь е й Д е р ж а в ы . Очевидно, что дальнейшая
вольно-казачьего движения будет закончена и государственная и административная организа­
В. К. переформируется в партию или партии для ция Казакии проводится согласно будущей Кон­
участия во внутреннем государственном строи­ ституции.
тельстве Казачьей Державы. Каковы границы будущего казачьего госу­
Итак: п е р в о й з а д а ч е й В. К. является дарства? — Мы, в. к., границы Казакии пред­
о с в о б о ж д е н и е всех Земель Европейского ставляем себе так: на западе и юге: границы
Казачества: Донского, Кубанского, Терского, Аст­ между В. В. Д. и Украиной 1919 г.; от точки
раханского, Яицкого (Уральского) и Оренбург­ где эта граница упирается в Азовское море (вы­
ского и Земель Калмыцкого и других степных ше Мариуполя), — посредине Азовского моря
или горских народов, живущих между или на к средине Керченского пролива; Черное море;
территориях перечисленных Казачьих Краев граница с Грузией у Гагр; далее по старой ад­
(Войск, Областей), из под власти и государ­ министративной границе Кубанской области к
ственной зависимости СССР и РСФ СР и их воз­ границам Терской области и далее к р. Тереку;
можного наследника или наследников. В т о р а я общее направление границы идет далее р. Те­
з а д а ч а — создание казачь его госу­ реком; необходимые детали и исправления гра­
дар ст в а — Казакии. ниц между Тереком и Горской Республикой (на
Как же В. К. мыслит себе п у т ь с о з д а ­ основании этнографического принципа) могут
ния К а з а к и и ? Иначе — что делать Казаче­ быть произведены соглашением между Прави­
ству на второй день после освобождения? — тельствами будущей Казакии и будущей Горской
Ясно, что немедленно же после освобождения Республики, если до этого не состоится непо­
каждый Казачий Край (Земля, Область, Войско) средственного соглашения и пограничного раз­
и Калмыцкая Автономная Область созывают межевания между Тереком и Горцами. Далее —
свои В. Круги (Раду, Хурулдан). от южной точки границы на побережьи Каспий­
Возникает вопрос: из кого созывать Круги ского моря к северо-восточным берегам этого
и Раду — только ли из казаков или из состава моря. Граница на востоке идет (приблизитель-
Л? 72 В 1Л Ь Н Е К03А Ц ТВ0 7

но) по р. Эмбе. Необходимые исправления — жно быть положено право частной собственно­
по соглашению с Киргиз-казаками. От р. Эм- сти. Если теперешний мир в социально-эконо­
бы—к р. Ор и по Ор к границам Оренбургско­ мическом отношении поделить на два враждую­
го казачьего Войска. Далее — границами Орен­ щих лагеря: с одной стороны — мир „бур­
бургского к. Войска на север, потом на запад жуазный", „капиталистический", а с другой —
и юго-запад к границам Яицкого (Уральского) „советско-коммунистический" или „ социалисти­
Войска; по границам сего последнего — к гра­ ческий", то мы выбираем первый. Без частной
ницам б. Астраханской губ. и потом — на за­ инициативы и права собственности человека на
пад к Волге и к северным границам В. В. Д. продукты своего труда невозможно хозяйствен­
Что касается государственного строя, то с ное развитие и процветание никакой страны.
нашей точки зрения наилучшим государствен­ Еще один „колючий" для нас, казаков, во­
ным строем казачьего государства может быть прос следует здесь затронуть. Это — вопрос
ф е д е р а ц и я (союзное государство). Этот строй земельный в Казачьих Областях. Затронуть не
обеспечил бы, с одной стороны, самобытность для того, чтобы решать его сейчас так или ина­
и в некоторых отношениях самостоятельность че, а с исключительной целью лишний раз под­
каждому Краю, Войску или народу, а с дру­ черкнуть наше общее решение еще более ко­
гой — мог бы гарантировать сильную органи­ лючего вопроса — вопроса иногороднего. По
зацию самого государства и центральной (фе­ нашему, решение иногороднего вопроса только
деральной) власти. тогда будет окончательным, т. е. в н у т р е н ­
Федеральные единицы — Штаты — уста­ ний м и р в Казачьих Землях только тогда бу­
новит (окончательно) Конституция Казакии (пер­ дет обеспечен, когда иногородние, помимо ра­
вый Верховный Круг Казакии). До этого тако­ венства с казаками в политических и др. пра­
выми могут считаться, очевидно, шесть Казачь­ вах (и обязанностях, конечно), получат о т к а ­
их Земель и Калмыцкая Авт. Область. Что ка­ з а к о в признание и о д и н а к о в о г о п р а в а
сается Ставропольской губернии, то она могла на з е м л ю . Опять таки, не будем касаться в
бы выступить как самостоятельный Ш тат или, данный момент деталей этого большого и от­
по своему желанию и соглашению с одним или ветственного вопроса, т. к. очевидно, что все
двумя соседними казачьими Краями, войти в вопросы землевладения и землепользования бу­
состав сего или сих последних. дет решать каждая федеральная единица — Ш тат
Не будем говорить сейчас о компетенции — самостоятельно (за исключением вопросов
федеральной государственной власти Казакии. внутренней колонизации, которые будут принад­
Этот вопрос подробно будет решен в нашем лежать скорее власти федеральной).
проекте Конституции Казакии, о котором будем Затронутые вопросы — основные вопросы.
говорить позже. Если они будут решены, тем более будут реше­
Точно также не будем касаться здесь и де­ ны потом вопросы меньшего калибра.
талей государственного строя Казакии, об этом — Такова общая, „ п е р с п е к т и в н а я " пор-
тоже после, но для нас является несомненным, грамма В. К.
что в- основу политического и административ­ По силам ли эта программа Казачеству? —
ного государственного устройства Казакии дол­ Мы отвечаем, что д а. Но, мы совершенно не за­
жен быть положен принцип д е м о к р а т и ч е с ­ блуждаемся, что поднять ее на свои плечи Ка­
ки й. зачество может только общими, соединенными
В национальном вопросе мы признаем прин­ силами всех своих сынов. Нужно не только ка­
цип р а в е н с т в а основных национальностей чество — высокая квалификация духа, которую
Казакии в области национального и культурно­ может дать Казачеству здоровый романтизм воз­
го развития. рождения, но и количество. Чужие задачи в
Большой вопрос — вопрос экономической прошлой своей истории Казачество брало иног­
программы, программы не только хозяйственно­ да на свои плечи довольно дружно. Мы глубо­
го восстановления наших Земель после боль- ко уверены, что с т р о и т е л ь с т в о с в о е г о
шевицкой оккупации, но и программы будущего г о с у д а р с т в а н и с к о л ь к о не т р у д н е е ,
экономического развития Казачьей Державы. чем с л у ж е н и е г о с у д а р с т в у чужому.
Этим вопросам следует посвятить особое место Нужно немного только веры в себя и в пра­
и особое внимание. Сейчас же ограничимся воту своего дела. Поэтому, к т о в е р и т в
основным — самым общим утверждением: в осно­ т в ор че ск и е силы Ка з ач е ст ва , тому
ву народно-хозяйственной жизни Казакии дол­ м е с т о — в р я д а х В. К.

Вниманию казаков предлагаем следующее место из недавней речи П. Н. Милю­


кова в Праге („П. Н." от 2 января 1931 г. «А? 3572):
„Оратор (т. е. Милюков) призывал к бережному и внимательному отношению
к национальностям России. Повидимому, позиция национальностей будет играть боль­
шую роль в момент падения советской власти. Вероятно, окраины сорганизуются первыми.
Русское общество должно найти общий язык с национальностями, от этого
зависит в огромной степени путь, которым пойдет возрождение России..."
— Имеющие уши, да слышат. А казакам особенно надо подумать над тем, что
это значит. И сделать свои выводы.
8 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО М 72

А. Ленивов.
Азовское Казачье Войско.
(Исторический, очерк).
История настоящего Войска, несмотря на всю со­ шел в переговоры с эмиссарами русского правитель­
держательность, характерность возникновения и после­ ства, находившимися в Болградско-Измаильском райо­
дующий период существования, весьма мало в свое не и, получив от них соответствующие инструкции и
время подверглась изучению со стороны историков, указания, стал деятельно подготавливать переход на
благодаря чему в настоящее время и предана совер­ русскую сторону, заранее выговаривая амнистию для
шенному забвению. желающих возвратиться в Россию задунайских запорож­
„Благоприятствующим“ к тому обстоятельством цев. Ярыми сторонниками Гладкого в проведении это­
является и абсолютное отсутствие за границей матери­ го плана явились только семейные казаки; масса-же,
алов по истории Азовского Казачьего Войска, а равно состоявшая из матерых сечевиков-холостяког, держа­
и систематически проводимое большевиками повсемест­ лась крайне враждебно. Это обстоятельство отнюдь не
ное уничтожение печатных трудов в изданиях дорево­ обезкуражило Гладкого, не желавшего считаться с
люционного времени. их мнением и решившего попросту поставить их перед
фактом возвращения в Россию, тем более, что обста­
1833 год положено считать официальной хроноло­ новка складывалась, как нельзя более благоприятно
гической датой образования Азовского Войска; факти­ для выполнения замыслов Гладкого.
чески же оное Войско зародилось в 1828 году, каковой Лихорадочная подготовка Турции к войне с Рос­
год и надо полагать годом старшинства (образования) сией существенным образом затронула и интересы За­
Войска. Первая дата (1833 год) приводимая нами, опре­ дунайской Сечи, ибо султан отдал распоряжение о вы­
деляет в юридическом отношении только формальный сылке 13.000 запорожцев из Сечи в крепость Силисг-
момент утверждения и узаконения указываемого Вой­ рию. Это приказание не было исполнено, ибо Задунай­
ска со стороны русского правительства. ские запорожцы, хотя и не желали возвращаться в Рос­
Основоположниками Азовского Казачьего Войска сию, но тем не менее и не желали воевать против нее,
являются запорожцы Задунайской Сечи и казаки Вели­ вследствие чего и разбежались по Дунайским плавням,
кого Войска Кубанского, возвратившиеся в пределы где и скрылись в камышах.
России из Турции в 1828 году. Это обстоятельство было весьма на руку Гладко­
Незадолго перед началом русско-турецкой войны му, стремившемуся удалить из Сечи всех казаков, не­
1828-29 гг., русское правительство, принимая в рассчет согласных с ним. Руководясь подобными соображения­
некоторые соображения, круто изменило свой образ ми, он собрал из находившихся в Сечи запорожцев
действий по отношению к запорожцам Задунайской отряд силою в 2000 бойцов, причем в этот отряд по­
Сечи, находившимся в Турции со времен 1775 года (раз­ пали казаки, стоявшие против возвращения в Россию.
гром Запорожской Сечи). Перемена курса политики по Сформировав отряд, Гладкий отдал распоряжение об
отношению к задунайским запорожцам выявилась в отправке этого отряда в Силистрию, в распоряжение
том, что русское правительство, санкционируя восста­ коменданта крепости. Детально разработанный и тща­
новление их в правах отнятых у них в 1775 году, пред­ тельно проводимый в жизнь план, чуть не потерпел
ложило им покинуть пределы Турции и возвратиться в было фиаско благодаря тому, что запорожцы потре­
Россию. Подобное предложение, однако, не произвело бовали, чтобы с ними, по установившемуся обычаю,
должного впечатления на казачью массу, а скорее да­ шел и их Кошевой Атаман. Скрепя сердце, Гладкий
же вызвало обратное действие. должен был признать доводы казаков вполне резон­
Систематическое ограничение казачьих вольностей, ными и, сообразно этому, принужден был возглавить
проводимое высшей государственной властью в 90-х поход.
годах XVIII и начале XIX ст. ст., не являлось безве­ Недоходя, однако, до Силистрии, Гладкий покинул
стным для запорожских казаков, пребывавших за Ду­ казаков и возвратился в Дунаевец (главный стан Заду­
наем. найской Сечи), якобы для формирования новых каза­
Казнь в 1800 году в Черкасске гвардии полковника чьих отрядов. Вернувшись в Сечь, он тайно погрузил
Евграфа Грузинова, преданного суду за выражение не­ на баркасы Войсковые знамена и регалии, престол из
довольства в отношении раздачи войсковых земель Сечевой церкви, кое-что из войскового имущества и с
грекам и армянам; заключение в том-же году в тюрь­ 200 своих сторонников двинулся в путь.
му пол. М. И. Платова, обвиненного в сепаратизме;
подчинение в 1797 году Сенату ведения гражданских Необходимо особо отметить, что в состав Войско­
дел на Дону; введение прокуратуры; ограничение роли вых клейнодов (регалий), увезенных Гладким, входили
Войскового Круга, сведшейся в 1810 году к военной це­ — жалованные турецким султаном Задунайской Сечи:
ремонии, имевшей место один раз в году и т. д. булава, бунчук, печать и знамя, на одной стороне ко­
Так обстояло дело на Дону, не иначе было и на его был изображен серебряный полумесяц, на дру­
Кубани — упразднение Войсковой Рады, назначение гой золотой крест. Это знамя было Константинополь­
свыше Войсковых наказных Атаманов в Черноморском ским патриархом освящено, и только потол\ уже было
Войске, раздача войсковых земель в частную собствен­ передано турецким султаном задунайским запорожцам.
ность и т. д. При своем от’езде, Гладкий взял из Сечевой цер­
Главным-же фактором воздействия на умы и на­ кви образ Покрова Пресвятыя Богородицы, особо чти­
строения задунайских запорожцев, в смысле проявле­ мой сечевиками-запорожцами. На образе этом вверху
ния резко отрицательного отношения к предложению была .изображена Богоматерь, благословляющая запо­
русского правительства возвратиться в Россию, нуж­ рожских казаков. Характерно то, что на этом образе
но считать появление на Дунае Черноморских казаков, запорожцы были представлены иконописцем в полном
бежавших с Кубани в 1797 году, после подавления в вооружении средь Войсковых регалий и знамен.
Екатеринодаре т. н. „Персидского бунта“ , когда 174 Морской поход к русским берегам обошелся без
казака были приговорены к смертной казни, а 60 (из всяких злоключений для Гладкого и его 200 казаков
них 55 умерло в тюрьме до ссылки) к битью кнутом, единомышленников, значительно возросших в своем
вырезыванию ноздрей и ссылке на галеры на вечные числе, ибо по дороге в Дунайских гирлах Гладкий со­
работы. брал еще до 300 казаков, скрывавшихся в камышах.
Кошевым Атаманом Задунайской Сечи в описыва­ 10 мая 1828 года, флотилия (42 баркаса) с бежав­
емый период был Осип Бондарь-Гладкий, в 1827 году шими задунайскими запорожцами подошла к русскому
избранный в Атаманы, как раз перед самым началом берегу около г. Измаила, коменданту коего и предста­
русско-турецкой войны 1828-29 гг. вился Гладкий, как перебежчик с турецкой стороны.
Гладкий, не в пример прочим задунайцам, отнесся В Измаиле в это время находился Николай I, который
к предложению вернуться в Россию весьма благоже­ принял как Гладкого, так и депутацию от вернувшихся
лательно. Действуя совершенно самостоятельно, он во­ запорожцев, вручивших ему при этом всё вывезенные
Л? 72 В 1Л Ь Н Е К О З А Ц Т В О 9

из Дунаевца Войсковые клейноды и регалии Задунай­ манд, каждая в составе 1 хорунжего, 1 урядника и 20
ской Сечи. казаков. Эти команды были отправлены для несения
„Бог вас простит, отчизна прощает и я прощаю. охранной службы на Черноморском побережьи. Подоб-
Я знаю, что вы за люди“ — подлинные слова Николая I, ные-же команды, составленные из азовских казаков,
обращенные к возвратившимся запорожцам. Амнистия находились и на побережьи Азовского моря. Главной
испрошенная Гладким у русского правительства для их обязанностью являлась борьба с турецкими морски­
вернувшихся, была, таким образом, полностью получе­ ми пиратами. Азовские казаки отлично исполняли, как
на; сам Гладкий был произведен в чин полковника, по­ сторожевую, так и боевую службу, что и было отме­
лучив при этом в вечное владение богатое имение. чено в приказах. Уже в конце 40-х годов, часть Азов­
Появление задунайских запорожцев в русском ста­ ских казаков была переведена на Черноморское побе­
не было как нельзя более использовано высшим воен­ режье.
ным командованием, только что отдавшим приказ о пе­ В 1851 году Бондарь-Гладкий был смещен с дол­
реходе р. Дуная для занятия турецкого берега. И дей­ жности наказного Атамана Азовского Войска и уво­
ствительно, запорожцы во главе с Гладким, идеально лен в отставку; умер он в 1866 году в г. Александров-
знавшие окружающую местность, провели русские вой­ ске на Днепре.
ска по только им одним известной сохранившейся дам­ После его смерти, и. д. наказного Атамана был
бе. Вслед з а этим Гладкий лично перевез в лодке че­ назначен полковник Кухаренко, окружной штаб-офицер
рез Дунай на турецкую сторону и самого Николая I. Ейского военного округа. Благодаря умению и извест­
Получив от Николая I прощение, вернувшиеся за­ ному такту Я. Г. Кухаренко, в Азовском Войске скоро
порожцы почти поголовно приняли участие в войне с наступил порядок, но сравнительно на короткий проме­
Турцией. Во время этой войны б. Кошевой Атаман З а­ жуток времени, ибо полковник Кухаренко уже в 1852
дунайской Сечи Осип Бондарь-Гладкий, пребывавший году получил более высокое назначение (и. д. наказ­
все время во главе войсковых соединений, сформиро­ ного Атамана Черноморского Войска) и поэтому при­
ванных из возвратившихся запорожцев и укомплекто­ нужден был покинуть Азовское Войско.
ванных из рядов местного населения, был произведен Не задолго до начала Крымской кампании, рус­
в чин генерал-майора.
ским командованием были уничтожены все прибреж­
По окончании русско-турецкой войны, из задунай­ ные крепости на Черноморском побережьи, за исклю­
ских запорожцев было создано Дунайское Войско, с чением Анапы и Новороссийска. Сообразно этому кон­
определением ему местопоселения в Екатеринославской чилась и служба находившихся на побережьи команд
губернии. Подобное мероприятие, совершенное русским азовских казаков, которые и возвратились в Войско.
правительством, пришлось не по душе задунайским за­ В Крымскую кампанию 1853-4-5-6 гг. оборона по­
порожцам, решившим войти в состав Черноморского бережья Черного и Азовского морей была возложена
Войска. Правительство, вынужденное считаться с этим на Донских, Черноморских и Азовских казаков, общее
решением, отвело задунайцам около г. Анапы землю командование над коими было вверено наказному Ата­
для поселения, где, по прибытии на место, им надле­ ману Донского Войска ген. Хомутову.
жало влиться в состав Черноморского Войска.
После этой неудачной для России войны, в Азов­
Закулисные действия Гладкого изменили в корне ском Войске начались крупные беспорядки в виду того*
ход дела и вместо размещения на Черноморском побе- что со стороны правительства последовало распоря­
режьи, задунайцы были поселены между г. г. Бердян­ жение о переселении Азовских казаков на Кубань. На
ском и Мариуполем на т. н. Бердянской пустоши, при­ этой почве произошли большие беспорядки, подавлен­
писанной к Мариупольскому округу, Екатеринославской ные силой оружия: беспорядки явились прямым след­
губ., куда они и прибыли в октябре 1830 года. Здесь ствием политики правительства по отношению к Азов­
из них было образовано Азовское Казачье Войско, ским казакам, которые при своем переселении на^ Ку­
конфирмация (утверждение) коего со стороны прави­ бань претендовали на расселение их в одном районе,
тельства и состоялась в 1833 году. Несколько позже каковое обстоятельство не являлось благожелательным
Войско пополнилось включением в его состав кресть­ для правительства. Все-таки в конце концов правитель­
янской слободы Петровской и сравнительно немного­ ство пошло на уступки и Азовские казаки были пере­
численной группы казаков Великого Войска Кубанско­ селяемы целыми станицами.
го, вернувшихся из Турции.
Генерал-майор Бондарь-Гладкий был первым на­ Указом о расформировании от 11 октября 1865 го­
казным Атаманом Азовского казачьего Войска. Добив­ да Азовское Казачье Войско прекратило свое суще­
шись этого положения, он превратился в какого-то са­ ствование. Таким образом, к началу 1866 года большая
трапа, перестав совершенно интересоваться положени­ часть (1000 семей) Азовских" казаков с Войсковыми
ем казаков. Подобное состояние, естественно, не мо­ знаменами и регалиями была переведена как в Анап­
гло долго длиться и действительно вскоре начались ский район, так и за Кубань, и влита в состав вновь
волнения среди казаков, а потом появились и беглецы образованного Кубанского казачьего Войска.
из Войска обратно в Турцию. На этом и закончилась история Азовского Войска,
В 1837 году в Войске было сформировано 10 ко­ существовавшего 32 года (1833-1865).

П. И. Кокунько.
Наше прошлое.
(Продолжение).
За все эти способы насаждения дисциплины, гра­ которая дает возможность понимать друг друга и в
ничащие с простым издевательством, рядовое казаче­ критическую минуту вызвать и самопожертвование.
ство заплатило неприязненным отношением к офицерам, Эта рознь имела еще и другое последствие: казак
глубоко затаив в душе чувство враждебности к ним. переставал любить службу. В сущности говоря, казак
Оказывая все знаки чинопочитания своим офицерам, никогда не служил и такого термина у казаков не
рядовое казачество душою далеко отстояло от них, не существовало, — казак никогда и никому не был слу­
стесняясь иногда между собою делать ему довольно гой. Под словом „служба“ он подразумевал солдата и
обидную оценку, как например: „на плечах у них бле­ из вежливости прибавлял к нему слово „господа“; так
стит, а в головах свистит“ и пр. С другой стороны и и обращались к солдатам: „господа служба“ , хотя бы
офицерство, часть которого была совершенно чужда перед ним стоял один человек. Это „вы“ не означало
казачеству, относилось к последнему свысока, третируя какого-то особенного уважения или почтения, а звуча­
его, как простого рядового армейского солдата. Утра­ ло скорее иронически; обращение на ты у казака оз­
тилась та общность духа, так сказать, родственная связь, начало более близкое, так сказать, родственное отно-
10 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Л? 72

шение и в былое время с ним он обращался даже к ники горцев. Ш таб офицер, выслушав доклад, огорошил
своим старшинам, прибавляя слово „пане" или „батько“ . его вопросом:
Трудно определить время, когда появился термин — „А это у тебя что?“ и указал на рукав его чер­
„служить“. Можно сказать только то, что в официаль­ кески.
ных сношениях* и среди старшины он явился раньше, Казак в недоумении вытаращил на него глаза.
но в общежитии, среди казаков черноморцев, еще в — Я спрашиваю, что это у тебя? уже более гроз­
60-тых годах прошлого столетия вместо него употреб­ но послышался вопрос.
лялось слово — „козакувать“. И слово казак не озна­ — Де? ответил вопросом казак.
чало принадлежности к сословию. Название это уже — На рукаве, не слышишь разве?
давалось тому, кто приобретал полное право граждан­ — Оце? — спросил казак, указывая на дыру на ру­
ства, т. е. „служилому классу“. Скажите, например, ко­ каве, которую быть может раньше он и не заметил впо­
му либо, что его сын казак, когда он только подросток, пыхах.
он обязательно поправит, что „ще не козак, а тшьки — Да, это!
парубок, йому ще роюв через два козакувать“ , т. е. ид­ — А порвата.
ти на службу. Понятие „козак“ заключало в себе уже — То-то порвата, а зашить не нужно?
что-то почтенное, которое и на станичном сборе дава­ — Так точно нужно.
ло ему право голоса. Тем дело и кончилось, а казак остался в недоуме­
В „козаковании“ казак видел уже нечто почетное нии, что начальство обратило внимание на пустяки, а не
для себя. В самом термине не заключалось ничего, на­ на его доклад.
поминающего ему о принуждении, наоборот, в этом Что же удивительного, что в понятии казака скла­
термине как бы выражалась свобода выбора. Он дывалось довольно нелестное мнение об армейских чи­
шел не служить, а осуществлять на деле свое давнее нах, вроде такого, например: „ чорт його зна, шо воно
желание, может быть, свои детские мечты. С ма­ за люде, ота сша! Ти йому про дню кажеш, а вш то-
лых лет, слушая рассказы отцов и дедов, вспоминаю­ 61’ замють вщповщ1о— „чого ти стони роскорякою и
щих „дни, где вместе рубились они“ , детские сердца палыД ростопирив! Йому д1ло кажеш, а вш то& пустя­
трепетали от жажды будущих подвигов. С замиранием ковину!“
сердца слушала молодежь о подвигах своих отцов, при Для казака, почти всю жизнь находящегося в боевой
чем назывались имена не неведомых каких-то богаты­ обстановке, конечно, казалось все это „пустяковиной“.
рей, а тех, которые жили с ними, которых они знали Как охотник отдает все свое внимание на преследова­
здесь, у себя в станице, а может быть и в соседней ние дичи, пренебрегая всем, так и казак, все, не относя­
станице или хуторе; с детского возраста они привыкали щееся к его главной цели, — преследованию врага, счи­
относиться к ним с уважением и оказывать им должное тает „пустяковиной“. Разница только в том, что второго
почтение. В этих беседах не утаивались и отрицатель­ дичь много серьезнее и опаснее, чем у первого. Психо­
ные черты службы или козакования. Критика была пол­ логия — одна и та же у обоих и есть охотники, кото­
ная и беспристрастная, потому что дело шло о прошлом рые предпочитают охоту именно на более опасную для
между людьми, не опасающимися за ее последствия, жизни дичь и любят ее. Так и казак любит свою бое­
она была и беспристрастна и потому, что всегда мог вую жизнь, весь отдается ей, сознавая, что он спасает
найтись человек, который мог указать на отклонение от опасности не только свое имущество, семью, но и
от истины рассказчика, вследствие личных его отно­ родину. Вся его жизнь, вся история его протекла в бо­
шений. евой опасности. Рабство или свобода?! — и он стеной
На таких началах основалось среди казаков то чи­ стоял за последнее.
нопочитание, которое в армии насаждалось принудитель­ Так было и на Кубани. Враг был под боком, его
ными мерами; это были и дисциплина и чинопочитание хозяйство было под постоянной угрозой, его семье уг­
сознательные; не вследствие принуждения принимались рожала потеря жизни в лучшем случае, в худшем —
они и не насилием сохранялись; с малых лет они за ­ плен и продажа в рабство, и он считал высшим своим
рождались и росли, поэтому повиновение старшим и долгом стать на защиту их, охотно шел на службу и
почтение к ним было как бы исключительным, и в гла­ любил подвиги на благо своей родины, любил все, что
зах казака не заключало в себе ничего обидного, уни­ относилось к его боевой жизни, любил оружие, коня,
жающего — он подчинялся не лицу, но тому делу, для щеголял ими, но ненавидел все, что ограничивало его
которого он пришел. Его не брали на службу, он сам свободу, что носило тень принуждения, так как все,
шел козакувать. Казак служил не лицу, а делу, в кото­ что нужно для дела, он сам знал и исполнял охотно,
ром требовались и опыт и знание; служил не по при­ с любовью и увлечением. За ошибки и промахи терпе­
нуждению, а свободно, по своей воле. ливо выслушивал наставление, и без злобы воспринимал
Хотя свобода эта и была иллюзорна, но она тешила отеческие „внушения“ за небрежность и нерадение, со­
его душу, например, в своих рассказах, он говорил: знавая свою вину. Бывали, конечно, эксцессы, как и
„Мы пошли брать аул Какуриновский“ или: „Мы пошли везде и всюду, но они лодвергались осуждениям всего
на новую стоянку“. Тогда как, рассказывая о регуляр­ казачества не только на службе, но и дома, в станице,
ных частях, он употреблял иные выражения: „Их по­ — виновника обходили выборами на почетные должно­
гнали брать аул Какуриновский“ или: „Их погнали на но­ сти, считая его плохим казаком. Не ставило оно в вину
вую стоянку“. Этим он, как бы оттенял разницу в слу­ начальству, если оно казака подвергало иногда доволь­
жебном положении казака и солдата. В то время, как но не шуточным взысканиям, понимая, что это делает­
казак совершает известное действие сознательно, пони­ ся для общей пользы; наоборот, оно с пренебрежением
мая положение и требование необходимости, солдат относилось к слабовольным и через меру снисходитель­
бессознательно исполняет только приказание и требо­ ным начальникам. Воспевая подвиги своего героя, ге­
вание свыше. Казак козакует, а солдат служит. Вслед­ нерала Бабича, который для кубанцев то же, что для
ствие этого казак смотрел на солдата сверху вниз. В донцов Бакланов, кубанцы поют:
этом его поддерживало и то, что он служил на всем Как заставит Бабич бить,
своем. Хорошо, если его иногда накормят на казенный С плеч рубашечка летит.
счет, тогда как солдату давалось все казенное. Сознавая, что такое наказание Бабич даром не
С этой психологией казака армейское начальство сделает, но воздаст по заслугам, не шутя. Конечно, ка­
не хотело считаться, или не понимало ее, требуя и от заки считали такие суровые меры уместными только
казака соблюдения всех мелочей повседневной жизни за проступки против боевых требований, а не за то,
по уставу. Эти требования для казака были иногда про­ что они называли „пустяковиной“.
сто непонятны. Генерал Жуков, например, мне расска­ Так было давно. Кавказская война была в полном
зывал такой случай: когда он был еще молодым сот­ разгаре. Но уже и в это время, начались попытки со
ником и заведывал участком кордонной линии, приехал стороны неказачьего начальства „упорядочить“ службу
к нему один из штаб офицеров пехотного полка, пос­ казака с их точки зрения, т. е. начали обращать вни­
ланный ознакомиться с положением на линии. При мание на разные „пустяковины“ с точки зрения казака.
об’езде участка к ним подскакал казак с докладом о В первых главах этого очерка указан путь, каким шло
том, что со следующего поста замечены одинокие всад­ это „упорядочение". Кончилась война. Казалось бы, что
Л? 72 В1ЛЬВЕ КОЗАЦТВО 11
должно наступить громадное облегчение в службе ка­ лись тем, что он называл „пустяковиной". И казак по­
зака, хотя бы уже потому, что с ней миновала опас­ терял любовь к службе, так как ему предстояло уже
ность для жизни, но на деле оказилось совершенно об­ не козакувать, а служить, т. е. быть на послугах у на­
ратное и казак охладел к ней. В мирной „подготовке“ чальства не видя результата того дела, для которого
он не нашел смысла или, лучше сказать, не понял ее. по его мнению, он оставил все.
Вместо приемов, напоминающих ему будущую его де­ Он увидел себя в положении солдата, к которому
ятельность в военное время, он встретил только то, ранее относился свысока, и лет через 10 он уже тяго­
что служило по его мнению, для утешения и забавы тился службой, мечтая о вольной жизни в станице, а
начальства. Забыли слова великана учителя: „Парады... еще через 20 топтали его по спинам „веселые" коман­
Разводы... Большое к себе уважение. Обернется — шля­ диры, которых в душе он, если не ненавидел, то счи­
пы долой! Помилуй Бог!.. Да, и это нужно, да во время. тал чуждыми себе и относился неприязненно.
А нужнее то — это знать, как вести войну, уметь рас­ Таков результат старания добиться от казаков
честь, уметь не дать себя в обман, знать местность, уставной дисциплины и чинопочитания — ослабление
уметь бить. А битым быть — не мудрено*4. Это именно любви к службе и отчуждение от начальства.
то, что нужно было для казака, а взамен этого заня­ (Продолжение следует).

В. П. Е л и сеев (В. П етров).


„Белое окружение".
(Окончание).
II. „К апитан Копейкин". да и задумается над чем-то, нет-нет да и всплеснет
руками, осматривая с каждым днем все более зияющую
Хутор Кумской был взят. Но из шести сотен на­ мою культю. Никакого признака заживления. Он гово­
шего полка едва удалось скомплектовать только три. рит — „чудо", а я уже начинаю сомневаться в его
Убыль офицеров была тоже колоссальная. Некоторые „учености", в необходимости и правильности сделанной
сотни остались совершенно без офицеров, как, напри­ им ампутации. Тем более, что рана моя гораздо выше
мер, четвертая сотня, в которой выбыли из строя все места ампутации. Уж не счел ли этот коновал, что
офицеры, вместе с командиром сотни, п- есаулом Мол- ампутированную ногу легче лечить — меньше возьни,
чевским. В нашей (первой) сотне уцелел только один чем с раненой?..
командир сотни, п-есаул Дукмасов. Командиры 2 и 3 Но что бы то ни было и как бы ни было, а я —
сотен из-за ранения тоже выбыли из строя. Не боль­ „капитан Копейкин"... Неделю назад был „молодой ор­
ше, как в полчаса, потеряли ровно половину того, что ленок", а теперь — „капитан Копейкин". Прощайте,
с такой силой и энергией создали в течение четырех молодые орлята! Не летать уже мне с вами по без­
месяцев. Молодая Армия при начале своего боевого брежным степям Дона! Потерял я свои легкие, моло­
крещения уже успела показать, чего она стоит... Но дые крылышки... А летать-то мне бы еще летать! Ведь
эта „стоимость" пылких орлят Молодой Армии, ради я их — эти Степи Донские — и не узнал-то еще до
„своего долга" перед „их Отечеством" об’ясняется их дела. Только что душа успела восприять их приторный,
полнейшим доверием, безоговорочной преданностью дорогой запах, а с скользкими, только что озеленивши­
своим руководителям — учителям. Перед их глазами мися подметками мои сапоги мне больше не нужны. —
лучезарным маяком горел их „долг службы". Кроме Отлетал...
него для них в их воображении ничего не существова­ Доктор Макеев, что называется, меня „залечил".
ло. И они с своими чистыми, по-детски доверчивыми И если бы мне не пришло в голову ехать умирать в
сердцами и следовали этому „долгу службы". Следова­ мою родную станицу (твердо настаивал на том, что
ли, как ученики Иисуса Христа за Христом, забыв про поеду умирать в свою станицу), то все 100°/* были за
все и „оставив все". Следовали, веря и надеясь на сво­ то, что я остался бы в ст. Н.-Чирской вместе с отре­
их старших, кому была вручена судьба Родного Края. занной моей ногой...
Передали и свою судьбу и свою молодую жизнь в ру­ Везли меня из станицы Н.-Чирской до станции
ки своих руководителей. „Чиры" на нагруженной сеном бричке. Корчась в страш­
Станица Н. Чирская. Капитальное здание реально­ ных муках от малейшего по дороге содрогания брички,
го училища — госпиталь. Лежу с отрезанной ногой на я молил и ругал возницу ехать, как можно тише. Ам­
столе перевязочной и через окно вижу разбросанные путированная нога, набрякшая гноем, была толще „под­
по бугру кресты и могилы станичного кладбища. Вид, товарника" и была очень чувствительна. Я выл, как
никто не скажет, что из привлекательных, а тем более скотина, ибо меня, еще все же живого, гной душил
я. От этого вида по телу пробегают мурашки, и я живьем. Уже, кажется, оставалось до станции недале­
вздрагиваю, а старший врач Макеев ругается. Сердит­ ко, .как вдруг бричка, сразу схватившись, птицей поле­
ся, что я нервничаю. Пусть ругается и пусть сердится, тела по глубоким бороздам загона (это я узнал по не­
ибо, после того, как он отрезал мне ногу, особа его обыкновенным ее толчкам). Если бы я был в состоя­
не только не внриает мне какого-либо уважения, а нии расшибить череп вознице, то я бы обязательно
я его, прямо-таки, ненавижу. Ненавижу его с головы его ему расшиб, когда он тартал меня, полумертвого
и до самых его ног. Даже черные его очки и вечно тор­ по глубоким выбоинам и кочкам и без того для меня
чащую в зубах папиросу и тех ненавижу... твердых загона и прогона. Я задыхался, мне не хва­
— Доктор, куда вы дели мою ногу? тало воздуха, и в холодном поту я потерял сознание...
— Закопали, — отвечает. Пришел я в себя на испуганный крик возницы. От­
— Где? (как будто для меня не все равно, куда ее крыв глаза, я увидел перед собой ясное, голубое небо*.
дели, или где ее закопали). Небо, которого я уже не видел два месяца. В эти два
— На кладбище. месяца не только небо, а все меня окружающее мне
— Вот на этом? — любопытствую, показывая че­ казалось полутемным, мутным. А тут вдруг — ясное,
рез окно глазами. голубое небо. И не только, что небо, а все чистое и
— Да, на этом... ясное. Лицо возницы вижу ясно — до самой последней
И зачем я пустился в этот дурацкий разговор — его морщины. Да и не только, что вижу, но и чувст­
сам не знаю. Только что лишний раз доктор меня боль­ вую возле себя какую-то вонь. Принюхался — гной.
но уколол в культю, когда я вздрогнул от скверного Вонючий гной, а я лежу в нем. Воняет... Но если бы
сознания, что собственно, половина меня, половина была нога, то, прямо, встал бы и пошел. Так легко,
моего еще дышущего тела уже зары та в земле, р аз­ что начинаю в недоумении ворочаться по бричке...
лагается в ней, гниет. Эх, доктор Макеев! И отрезал на две четверти ни­
Злит меня еще и то, что это жирное, армянское же ранения и еще „залечил"...
лицо, полное всегда олимпийского спокойствия, нет-нет Спасибо — верблюды, что встретились нам по до-
12 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО М 72

роге. Они сделали, что кони, испугавшись, полахнулись, самую „картечь“, как вот, у того деда Богаевской ста­
понесли да так, что нога от толчков лопнула сама и ницы, которого я видел сегодня, как лунь седого и по­
вышел из нее душивший меня гной. Верблюды сделали хожего на мощи, в перевязочной. Я слаб, истощен.
то, чего не мог сделать доктор Макеев... Тело у меня шелушится и шершавое, очень похожее
После двухмесячного „обмирания“ (как выразился на замшевую перчатку. Но тем не менее я зрю белый
обо мне нижне-чирской санитар-старик) во мне пробу­ свет, которого я в Н-Чирской станице не видел. В
дилось необыкновенное, страстное желание жить. Т а­ Н-Чирской станице, собственно, кроме света другого и
ким светлым и милым свет мне никогда еще не пред­ ничего нельзя было видеть. Н-Чирская станица, как и
ставлялся. Я даже совсем мало стал думать об отре­ Суворовская, была мертвая. Там, и будучи здоровым,
занной моей ноге. Я загорелся одной мечтой, одним я ничего не видел, кроме как поспешавшего на фронт
желанием жить. Захотел во что бы то ни стало жить. многочисленного военного люда, метавшихся во дво­
Почему, едва только загрохотал поезд, как я уже из­ рах с замученным видом услужливых баб и одну — две
менил свой план. — Не домой поеду умирать, а поеду курицы, сиротливо прижавшихся где-либо под чыном.
в Новочеркасск или Ростов вылечиваться... — Вот и все, что там можно было видеть. И надо при­
Хочу заметить. Когда я был здоровым (т.-е. с но­ знаться, что эта лихорадочная, с воинским отпечатком
гами), то я также, как и все здоровые люди, говорил тишина станиц — скрытое, бесшумное ^участие всех и
и верил, что если — не дай Бог — случится такое не- каждого в войне — вполне гармонировало с моим ду­
счастие со мной, т. е. если мне когда придется ли­ шевным сознанием тяжелого лихолетья, постигшего
шиться рук или ног, то я больше жить не за что не Нашу Землю. В станицах все и каждый видел одну
буду — застрелю сам себя (именно думал стреляться, только войну и самих себя в этой войне...
а не что-либо другое), но жить не буду калекой. Оп­ Совсем другое я увидел в Ростове, когда меня вез­
ределенно сознавал, что человек-калека, как непопра­ ли от станции в госпиталь. Правда, что Ростов не Су­
вимо испорченная или поломанная вещь — никому не воровская и не Н-Чирская станица, но все же... Уж
нужна. — Обуза себе и для всех... И вот, однако-же, слишком ярко, во-первых, мне казалось, он был осве­
когда такое несчастие меня постигло, я сначала, прав­ щен, а во-вторых, уж слишком много было в нем сво­
да, горячился (все просил револьвер — стреляться), а бодных, гуляющих но тротуарам людей. И все воен­
потом, постепенно успокаиваясь, становился все тише ных — с шашками и со шпорами. Как же это так?
и тише — не так уже требовательным к револьверу Как же они могут гулять? — думал я . .. Кинематогра­
— стал свыкаться с безножием... фы, театры, рестораны — работают. Трамваи звенят,
Мое безножие и железный лязг поезда перенесли автомобили гудят, извозчики мягко цокают по мосто­
меня на несколько месяцев назад... Я вспомнил, растя­ вой. Бабье звонко смеется... Не понимаю. Не могу по­
нувшись во всю длину лавки вагона, одного сотника, нять. Прямо в другой мир попал. Нормальный, спокой­
с которым мне в одном купэ пришлось случайно ехать ный и беспечный...
летом этого же года. Сотник был двадцатилетний, с В госпиталь приехал — деликатесы получил по
круглым, красивым лицом, юноша. Это когда я глядел сравнению с Н-Чирским госпиталем. Такой соус^ири-
на его голову и бледное лицо. А когда я бросил взгляд поднесли, что на что я, давно уже не имевший ни вку­
на его ноги, то у меня от боли выступили на глазах са, ни охоты к еде, а и то тут же, в приемной и пря­
слезы. — Несчастный не имел обоих ног. Но, что боль­ мо на носилках, две порции скушал. Хлеб — куда’/там
ше всего меня в этом сотнике поразило* так это то, н-чирской. Булка — белый, мягкий, вкусный. А доктор
что сотник этот, как ни в чем не бывало, не только Макеев меня пугал, что в Ростове умирают с голода...
что спокойно (как все спокойные и всем довольные Палаты? Рай, батенька мой, а не палаты. И здоровый
люди) смотрел в окно вагона, а даже, захлебываясь от бы не прочь в них полежать, отдахнуть. Не чистота, а
восторга, порывался приподниматься, вскакивать, что­ блеск режег глаза. Доктор Макеев здесь бы Гуже не
бы лучше видеть то, что его так привлекало. Он со­ закурил — наверняка, постеснялся бы этого блеска...
вершенно не думал об отсутствии у него ног, когда Дело только в том, что в Н-Чирской больными бы­
смотрел на игравшие желтыми волнами загоны поспев­ ли завалены не только кровати, а и пол и даже в кор­
шего хлеба; на разбросанные по полю желтенькие, идоре валялись они на соломе. А здесь кровати, хотя
красненькие и аленькие цветочки; на зеленый, вьющий­ и блестят и постельное белье, как кипенное, но во всей
ся горошек, накручивавшийся на махи „лобогрейки“; палате лежат только два человека. Меня положили
на сверкающую на солнце большим серебряным кры­ третьего...
лом чистую, как алмаз, воду Донца; на лес, на сады, С часами я давно перестал иметь дело, потому что
на каменистые, голые горы. Даже красные колючие времени, чтобы стонать и охать, у меня было больше,
шишки придорожного бурьяна и те его восхищали и чем отбавляй. И потому, через сколько времени водво­
те его заставляли улыбаться, забывая о постигшем его рения моего в палату появились два развязных моло­
несчастий... дых человека в английских шинелях (этих шинелей я
до сего момента не видел) и в громко звенящих по па­
Я удивлялся тогда этому сотнику. Я не понимал, лате сапогах со шпорами, — я не могу сказать. Знаю
как это у такой красивой (тем хуже для этой головы, только, что не успели эти два молодых человека стя­
если она красивая), молодой головы хватает силы и нуть с себя сапоги и позапхать шинели под подушки,
воли все замечать и всем восхищаться. Я бы еще мог как в палату ввалилась уже целая шумная ватага. Т о­
быть к ней более или менее снисходителен, если бы же, преимущественно, в английской форме, а некото­
эта голова .была, если не^урод, то, по'крайней мере, рые и в боевых ремнях, с шашками и револьверами.—
некрасивая и пожилая, а еще лучше — старая. Она бы В полном боевом снаряжении. Думаю только, что, долж­
еще могла улыбаться, потому что успела [пожить, по­ но быть, было уже далеко за полночь, когда я увидел,
видать. Но этот двадцатилетний юноша! Который не что кровати были все заняты...
жил и не будет жить!.. Между тем, этот сотник (он
Признаюсь. Должен признаться, что в „политике“
был в погонах, [почему я и знаю, что он сотник) под
я полнейший профан. Целую неделю слушаю, слушаю,
конец нашей езды „убил“: меня окончательно... С жа­
ром начал мне рассказывать, что он ждет не дождет­ а разобраться, постичь слышенное не могу... Или пото­
ся, когда приедет домой, в станицу Каменскую, к отцу му, что никогда этой „политикой“ я не занимался, или
и матери (— то-то радость-то будет, — думал я, глядя уж такой я тупица, но не могу, не разберусь, хоть
на рассказчика) и ... (это уже из рук вон!) — к . . . не­ убей... Взрослый человек и только ушами хлопаю,, ког­
весте. ., Тогда я думал. И зачем ты, родная, его, бес­ да капитан - „доброволец“ (те люди, что входили в
счастного не задушила на роду... А теперь душу без­ палату в английских шинелях при моем^приезде, были
ногого сотника я понимаю... „добровольцы“) сыпет языком, как бисером, как по-пи-
санному. Стыда за свою бестолковость будто бы не
III. „Белый“. чувствую. Но, зато чувствую что-то другое. — Холод
меня омораживает... Может быть, полковник-кубанец,
Ростов. Снова резали — реампутация. Но я уже думаю, хотя что-нибудь скажет. Ведь он же, как вид­
теперь думаю по-другому. Не все ли равно, что нет но, и старик и Георгиевский крест у него висит в го­
только ступни, или нет колена, или нога отхвачена по ловах. Но, он такой всегда
№ 72 В 1Л Ь Н Е К О З А Ц Т В О 13

Сыпет капитан - „доброволец“ , как по-писанно- Чуть не полопались швы изрезанного его живота. Рас­
му... Горячий сторонник „единого командования“. Ина­ сердившийся доктор запретил ему „волноваться“ стро­
че - де будут такие неуспехи на фронте, что и Ново­ го-настрого...
черкасск и Ростов казаки оставят. Это „единое ко­ Не хочу, отмахиваюсь от своего полкового попа...
мандование“ , как говорит капитан-„доброволец“, долж­ Но он, как из трубы появляется и бессменно стоит
на олицетворить „добровольческая армия“. Она, „доб­ перед глазами, как живой. Толстый, медвежьего покроя,
ровольческая армия“ , — начало возрождения новой уваловатый, с всегда лохматой, нечесанной головой, с
России, а именно „белой России“. Фронт противоболь- неидущей не только к священному сану, а всякому мир­
шевицкий никаких казачьих армий (в названии) иметь скому человеку, лукаво-нахальным смешком и с каким
не должен. — Должно быть „единое командование“ с то, себе на уме, хитрым, не искренним подмигиванием
единой „белой армией“... Главнокомандующим на пост левого глаза — он — живой призрак все время стоит
новой „белой армии“ он пророчит генерала Деникина. передо мной. Дело, собственно, не в том, что в нем,
И очень ругает атамана Краснова за то, что тот не как в священнике, было мало священности, а дело в
соглаш ается, не уступает ген. Деникину. Показывает том, что он — поп. А поп — по народным приметам
какие-то от кого-то письма и уверяет, что все будет — что перебежавшая тебе дорогу кошка. Скверно...
так, как он говорит. Даже, если атаман Краснов оста­ Указ Войскового Круга Донской Армии о принятии
нется непреклонным до конца, то и тогда капитан- им отставки Донского Атамана Краснова...
д о б р о в о л е ц “ уверен. Уверен в том, что его „все рав­ На душе не весело. Не только потому, что с этим
но уберут“ ... атаманом связано мое зачатие и мой конец „молодого
Благо, что к этому времени моя реампутироканная орленка“, мой „долг службы“ , моя защита „моего Оте­
нога стала обнаруживать некоторые признаки зажива­ чества“, которая (защита), я считаю, оправдывается
ния, стала спадать температура и я, наконец, стал вкла­ моим безножием, но невесело еще и потому, что вся­
дывать в свой головной ящик суть „добровольческой кие замены, отставки (да еще в то время, когда в си­
политики“ ... лу тех или иных обстоятельств большевики стоят у
По моему, уверенное толкование капитана-„добро- Новочеркасска) слишком больно гнетут душу. В этих
вольца“ означает следующее. крайностях чувствуется шаткость, неуверенность, за­
Надо, значит, малозначущего, ничтожного и без- дерганность. Понятно, что всякие „упущения“ следует ис­
авторитетного „белого божененка“ сделать за счет Ка­ правлять энергично и вовремя но все же — душу не
зачества (за счет „Казачьего Б ога“) настоящим „богом“ вывернешь, как карман, и не подогреешь, как суп на
— „белым богом“ . Надо, значит, оставить только „два печке, потому она и холодеет. Правда, подогреется
бога“ — „Белого“ и „Красного“. Истекающего кровью будто бы концом Указа: „Войсковой Круг выражает
на кресте „Казачьего Б о га“ нужно, значит, всеми прав­ твердую уверенность, что в грозный и ответственный
дами и неправдами ради „белой России“, свести на нет нынешний час родные защитники*приложат все усилия
— на смарку. Для этого казаки должны быть для выполнения единой задачи, высокой и святой —
подведены под общий „белый ранжир“ — стать „белы­ для ограждения чести Дона, для защиты достоинства
ми“ , как и „добровольцы“. Подчинившись чужой идее имени казачьего“, а, глядя на палату, особенно торже­
с чужим человеком во главе, казаки должны будут ственно и довольно сегодня настроенную, снова захо­
создавать, забыв про свое горячее и неотложное каза­ лодеет, снова больно сожмется в кровяной комок...
чье, несуществующую и никому (кроме „белого русско­ Ликует палата с капитаном-„добровольцем“ во гла­
го меньшинства“) ненужную „белую Россию“ . Будут ве. Рада, что „убрали“ Краснова. Чувствуют, что слам-
воевать не за свое, казачье, а за чужое, „добровольче­ ливают. Будет-таки „единое командование„ — „белое“...
ское“, „белое“. Столько воевать за свое „Отечество“ , „Приручат“-таки казаков... Потрудитесь (по „корнетски“)
стольким умереть, к а к к а з а к а м , и стать „белыми“ , тогда, господа казачки, оставить вашу „пресловутую“
отбросив на задний план „защиту Дона, его прав „целость родного Дона“ и начать „служить“ в более
и вольностей“? Перестать служить той Земле, на ко­ „широком масштабе“ — „рассейском“, ибо нам „белым“
торой родились, выросли, и которая, сгруппировав нас нужна Рассея, перекрашенная из „красной“ в „белую“...
к а к к а з а к о в , сама собой отмежевалась и от терри­ Понимаете-ли де? Не понимаете, так потрудитесь
тории и от чуждых нам интересов российского народа? понять...
Пристанет ли казакам после стольких жертв заняться Свершилось... Достигнуто соглашение в „едином
перекрашиванием русской вывески, забыв про свой соб­ белом командовании“, с чужаком Деникиным во главе.
ственный „порог“ и „угол“ , о котором мы читали и в Родилась-таки высшая неказачья власть на Казачь­
лагере и на позиции?.. ей Земле — Главное Командование Вооруженными Си­
Иначе. Забыть, потоптать свой „казачий долг служ­ лами на Юге России... Проклятый поп!..
бы“ , предать „свое Отечество“ , которому клялись слу­ Казачья Идея за „целость Дона“, „единая, высокая
жить „не щадя своей жизни“ , „потерять свою атаман­ и святая задача ограждения чести Дона“ , „защита до­
скую и молодецкую славу“, обесчестить живых, убитых? стоинства имени казачьего" спровоцированы. „Казачье
Обесчестить „Отечество“ — само Войско Донское... Отечество“ подменено „Белой Россией“ . Собственное
Досадно, что ноги нет. А то бы прямо в полк, к Казачье знамя закутано, прикрыто чуждым Казачеству
уцелевшим еще „молодым орлятам“. С предупрежде­ „белым знаменем“; „казачий долг службы“ стушеван и
нием. Что полковой поп не с пальца высосал „пере­ подменен „белым русским долгом“ — „единой и неде­
фразировку казачьей присяги“ ; что „белый корень“ (о лимой“, Ничтожный, неизвестный и чуждый Казачеству
нем им придется много толковать, ибо об этом „белом „белый божененок“ по своей вековой традиции оседлал
корне“ они и идеи не имеют...) в тылу крепок; что таки растерявшегося, скромного „казачьего бога“. Я в
„белый божененок“, хотя и ничтожен, но он прыток — этом убедился окончательно. На самом „большом бе­
может оседлать уставшего казака и поскакать на нем лом человеке“ — Деникине... Я уже чувствовал, преду­
по своему, по „белому“... гадывал, что неизвестный ему хутор Кумской будет
Предупредить всех их, ничего не знающих и ниче­ очень ничтожным, плоским перед гордой, знаменитой
го не видевши<, кроме войны. Осторожность не меша­ „добровольческой Лежанкой“, которой одно произно­
ет. Береженого и Бог бережет... шение умиляло и распологало к разговору „южного
Что касается меня и кубанца-полковника, то-есть главнокомандующаго“ с его „добровольцами“... Все же,
уже отвоевавшихся и ставших случайными свидетелями собрав все свои силы и ежась от боли, ждал своей
„белой политики“ , то мы, потихоньку сговорившись, по­ очереди и я, чтобы ответить на всеобщий вопрос глав­
становили: все опасное казакам „добровольческое во­ нокомандующего „где вы были ранены“? — Под Кум-
инство“ сконцетрировать и засадить его, непрошен­ ским, мол. Знал, что сразу не поймет. Тогда добавлю
ного на нашей Земле гостя, в обнесенный колючей станицу. Суворовской, мол, станицы...
проволокой лагерь. — Казак, сотник, — доложил старший врач,^ когда
Да-да. Так и постановили. Иначе, — сами угодим дошла очередь до меня, остановившемуся у моей кро­
в такой лагерь... Долго молчал угрюмый и усатый ку­ вати главнокомандующему. Я, вытянувшись по кровати,
банец. Пока не потерял терпение. Высказал — таки „пожирал глазами начальство“. — Реампутация ноги,
капитану-„добровольцу“. Высказал все, что накипело. — добавил старший врач, как бы помогая главноко-
14 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО № 72

мандующему вступить со мною в обыденный его р аз­ матерей и наших детей. „Белое окружение“ — гнусный
говор с ранеными палаты. А главнокомандующий, как „результат'“ редкого во всемирной истории по своему
в рот воды набрал. Смотреть на меня, смотрел, а сам варварству истребления на месте и изгнания из своей
молчал... Правда, он и смотрел-то на меня всего лишь Родной Земли целого народа — Казачьего народа.
одну секунду, но мне все же было достаточно, чтобы „Белое окружение“ — наш бессрочный стон и ох здесь
в этом секундном главнокомандующего взгляде я ус­ и горячие, родные нам слезы там. „Белое окружение“
пел (клянусь!) усмотреть полное безучастие и даже ка­ — наша холодная, бездонная могила, в которую мы,
кую-то растерянность к моей безногой особе. (Главно­ верные своим руководителям, угодили без нужды, по
командующий, не найдя что мне сказать — а сказать, их „добровольному соглашению“. „Белое окружение“ —
хотя что-нибудь, нужно было, как говорил он с «дру­ последнее четвертование казачьего тела...
гими в палате, — мне показался, действительно, „не в Оно, Казачество ограбленное, побитое, расстре-
своей тарелке“... Я же просто остался в дураках). Так, ленное, безногое и безрукое: оно, всегда стонущее по
молча, главнокомандующий и вышел из палаты, „дум­ своим оставленным семьям; оно, батрачное в изгнании,
ской“ у меня замер на устах... попросит от своих „бывших деятелей“ нужную распла­
Свершилось „Молодой орленок“, „капитан Копей­ ту — ответ за их „бывшую деятельность“, ибо „кому
кин“, а теперь „белый“... Не казак, а „белый“... Хоро­ много вверено, с того больше взыщет“, а „взыскивать“
шо полковнику кубанцу. Бредит уже целую неделю. будет за что, ибо „игрались казачьими головами дей­
Он и не знает, что госпиталь наш посещал новый гла­ ствительно „ниже человеческой низости“. — Как толь­
внокомандующий. А тут, хоть бери да подпевай новую ко хотели и кто только хотел...
„патриотическую“ песню. Неудобно не петь, если ее Вот — следствия „белого окружения“ для Каза­
поет весь госпиталь. чества, для массы, для народа. Для бывших же отдель­
— Смело мы в бой пойдем ных „видных деятелей“ „белое окружение“ является
За Русь святую тем, что оно („белое окружение“) закопало их с го­
И, как один, прольем ловой (и вместе с их „пожизненным авторитетом“, ко­
Кровь молодую... торый они еще имеют смелость ставить на вид „не
Какая будущая воинственность!.. Это не то, что бывшим деятелям“), ибо вся бывшая казачья война —
мы играли когда-то под ногу: Казачья Идея — с ее тысячными жертвами была ими
— За Уралом, за рекой спровоцирована, подменена чуждой Казачеству „еди­
Казаки гуляют... ной, неделимой“...
Ш агаем, а сами играем. Зато, как поднимались на Но, как из всякого — а особенно с трагическими
голове волосы, как горели глаза, а душа, так та, пря­ последствиями — урока умный человек извлекает для
мо, ликовала, умиляясь... себя ту или иную пользу, навык, осторожность в не-
Свершилось определенно. Казачество вольно или повторении им тех же самых ошибок в будущем, так
невольно, а само засаживается в смертельный русский и исчегвертованное последним „русским опытом“ —
„белый мешок“... „Белое окружение“ уже затягивает „белым окружением“ обезличенное Казачество не по­
его в мертвую петлю... „Белое окружение“... Думал ли? вторит в будущем своих ошибок, не будет, ради чужих
Проклятый поп!.. благ и интересов, „играть своими казачьими головами“ .
„Эпилог“. ... Последнее, еще звенящее в казачьих ушах „бе­
лое окружение“ и привело Казачество к настоящему
„Белое окружение“ ... „Белое окружение“ — чрева­ глубокому сознанию необходимости проявления своего
тый „продукт“ „белого соглашения“, из-за которого собственного Казачьего Лица — возродить свое Ка­
Казачество* само себе сломило голову. „Белое окруже­ зачье Отечество с его лучезарным девизом — Казачья
ние“ — напрасные тысячи жертв наших дедов, отцов, Воля.

И. М. Назаров.
Несколько параллелей.
(Новогодние воспоминания).
Это был тринадцатый год. Москва — ее расцвет том лица и грацией фигур. И московский тип, с их от­
и жизнь — во всем разгаре. Громадный, широко рас­ крытым лицом и томным с поволокою взглядом...
кинувшийся, как новый Содом, шумный, богатый, пере­ Полковая музыка играет вальс. Командир откры­
полненный разгулом город. Огромные рестораны; но­ вает бал и все кружатся, будто поднятые вихрем. По­
вый „Яр“, как дворец; его знаменитые „цыгане“... Бега том мазурка, менуэт...
и скачки; театры и балы; картинные галлереи; бога­ Перед двенадцатью входит священник. Тут же в
тейшие музеи... И люди, достойные музеев по их раду­ зале, в бальных нарядах, все молятся в „краткой мо­
шию, — которое было так просто, так искренно... литве“ и в столовой садятся за стол. „Общий полковой
Первый Донской казачий полк стоял на Ходынке... стол“ — этот стол был бы годен Лукуллу... Тут це­
Тридцать первого декабря готовилась традиционная лые жаренные осетры, сиги, рыбцы, донские сазаны и
встреча Нового Года. Еще с девяти вечера стали под­ раки... Жаренная птица — дичь, тетерева и фазаны в
катывать к иод’ездам полка кареты и шикарные мод­ перьях; закуски всех сортов, и на громадных блюдах
ные экипажи из города. То парами в два рысака, под черная севрюжья икра во льду, как янтарная. И вина
сеткой, то на дивных лихачах... Разодетые мужчины и всех сортов — до „Цымлы“ и „Ш ампанского“...
нарядные дамы выходили из экипажей, их встречал де­ Начинается ужин, оживленный и радостный. Потом
журный офицер и провожал в собрание... музыка без конца и бал до рассвета.
Вот как мы встречали 14 год. И кто бы знал, что
К десяти часам все были в сборе: бригадный гене­ ровно через семь месяцев, многие из этих блестящих
рал, командир полка, все офицеры в полной парадной офицеров будут брошены в кровавые бои Великой вой­
форме, мать командирша, все полковые дамы в свет­ ны... Кто бы знал, что многие из этих нарядных дам
лых парадных платьях и масса гостей; не так много в конце года будут в трауре, перед могилой... кто
мужчин, но дам и барышень много. знал!? Никто об этом не думал, ибо страшное лицо
Зал освещен целой серией ламп; в нем — наряд­ судьбы закрыто от нас всегда — привлекательной тай­
ная, блестящая толпа и — сколько красивых женщин!.. ной жизни.
И тип казачек, с кровью их бабок с Кавказа — черке­
шенок и грузинок — все черные, как ночь с черными Была хмурая зимняя ночь. На позиции севернее
жгучими гл а за м и ... И тип других казачек, кровью из Снова мы были „временно“ брошены в окопы; впереди
Польши, с синими глазами — шатенки с дивным цве­ нас шагов на шестьсот сидели немцы. После недавнего
Л? 72 В 1Л Ь Н Е К О З А Ц Т В О 15
боя, с большими потерями с обеих сторон, тихо у них, Их было четверо. Часовой кричал, чтобы я остановил­
и тихо у нас. Лишь изредка откуда-то из тыла „ухнет“ ся, но впереди был лес, шагов 50 до его опушки. Я
орудие и, будто стальная полоса, упадет на землю. шел, будто не слыша, выигривая секунды его нереши­
Тихо у них, но это обманчиво... и мы на чеку, ибо тельности, держа револьвер наготове, в правой руке,
немцы шутить не любят. Есть также сведения, что они невидимо от него сбоку. Он вскинул винтовку, но не
нам сегодня готовят газы. А время праздничное — выстрелил и снова мне кричал что то и ругался. Тог­
тридцать первое декабря — канун Нового Года... да выстрелил я. Он ковыркнулся в сугроб и замолчал...
Около двенадцати ночи. Мы, три офицера и вах­ Другие стали стрелять, но, видно, „спешили“, пули ле­
мистр, собрались у командира в землянке и сели за тели высоко надо мною, я достиг опушки и скрылся.
ужин в масках. Пьем водку, закусываем таранью и ка­ Вышел из леса, стало еще темнее: кругом на го­
кими-то вонючими консервами. Ровно в двенадцать, не ризонте висели черные снеговые тучи. Вошел в поло­
снимая маски, командир поздравил нас с Новым Годом су каких-то бесконечных тернов и балок. Часа 4 ны­
и „двинул“ тост за скорое окончание войны. Но, кто в рял из одной в другую, — в одну ночь прошел сорок
это верил!?. Нет, этой войне, видимо, конца не будет. пять верст и лишь под утро зашел „на ура“ в боль-
Так думалось тогда. Но, несмотря на это, мы и в мас­ шевицкий хутор Мешков. Так я встретил 18-й год или,
ках, „намазались“ в эту ночь „как следует“, и стали вернее, он меня так встретил.
кричать „ура!“ , на что немцы ответили залпом.
Т ак мы встретили 15-й год. Б ез музыки, без дам,
без шампанского, без маскарада — в газовых масках. В маленьком, уездном, глухом городишке, в тем­
ной, удушливой сербской „кафане“ за грязным столом,
один, с рюмкой раки, я сидел накануне 21 года... Был
В госпитале в Вильно. Я лежал раненый в боях мрак в душе, сердце давило одиночество и не было
под Седлецом. С фронта приходили хорошие вести — конца тоске по родине. Перебиваясь кое какой рабо­
перевес войны, видно, медленно двигался в нашу сто­ той, я зарабатывал тогда в среднем 8—10 динар, нуж­
рону, немцы слабели, союзные фронты стали проявлять дался до крайности, но, был еще молод. Семья жила
активность. Сестры утешали нас возможностью скорой в трех разных городах — я редко кого мог видеть.
победы. Рана не очень беспокоила, настроение повы­ Труд, бесконечный, черный, каторжный труд, и —
шалось... И вот, 31 декабря ночью я, вместе с другим голод в его перспективе. Но, была надежда... На самом
казаком, есаулом Бабковым, моим соседом по койке, дне души, но она обещала, что колесо судьбы повер­
пили водку из лазаретных мензурок, вылив в плева­ нется и мы вернемся туда, где не будет серой, некра­
тельницы свои лекарства. сивой нудной жизни. Вот почему, несмотря на тяжесть
окружавших меня условий и невыносимый гнет всей об­
Так мы встретили 17-й год и кто бы знал, что он становки существования, я все же ровно в 12, встре­
принесет нам не только „святую“ и „бескровную“ вме­ чая Новый Год, встал, перекрестился, выпил рюмку ви­
сто победы, но и такое великое достижение, как боль­ на, и сам себе твердо, чуть не вслух, сказал: „Терпи,
шевизм товарища Ленина, вместо поражения. казак, атаманом будешь“ .

В степи, в голой степи, без признаков жилья в тем­ Десять лет прошло... По странной иронии судьбы
ные морозные ночи, без дорог, по пахоте, по бурья­ я в том же городе. И в той же „кафане“. 31 декабря
ну, по терновым кустам и балкам — один, с револь­ и — встреча Нового Года. Опять со мной никого из
вером в кармане, я шел с фронта от большевиков на близких. Разбросаны все по чужой земле: то служат,
Дон. то учатся — и все мучатся, борясь с беспощадною
В этот день, 31 декабря, я чудом вырвался из рук судьбою. И я не только один, — я совсем без работы...
красных на станции Кантемировка, где был осмотр Но, самый ужас в том, что угасает надежда; по­
поездов и откуда я пошел пешком через занятую боль­ следняя надежда на возврат, как свеча, догарает и
шевиками полосу Донской земли, направляясь на ста­ е с л и в той же „кафане“, за несколько минут до две­
ницу Константиновскую — 70 верст пути, но что было надцати — или ровно в 12, когда придет Новый Год,
делать? Около 12 ночи, в тумане, натолкнулся на пост. раздастся выстрел, это покажет, что надежда потухла...

Вадим Курганский.
Тернии.
Ночь... Снег... Тишина... Скрип сугробов под нога­ Молчание... По щечкам медленно расползается
ми. Позади — отголосок бала, свет и музыка; впереди краска... Шаги ускоряются...
— вереница фонарей, пляска снежинок, заметенная — Идемьте скорей, господа!..
снегом улица. Идем втроем — „она“ , мой одноклас-
сник-донец и я... Хмельный угар вечеринки... Пьяные лица, шум, ро­
Изящное личики „ее“ разгорячено недавним тан­ кот казачьей песни, звон бутылок и стаканов... Языки
цем. В глазах сквозит утомление и грусть — завтра развязываются, разговоры делаются громче, звучат го­
понедельник... гимназия... уроки... рячее речи... Казачье, все казачье вокруг — и песни, и
Я иду молча, углубился в свои думы... Краем уха речи, и звуки голосов, все, все !.
слышу — разговор зашел о казаках — не знаю, как И вдруг... Что это? На противоположном конце
и почему. Начинаю прислушиваться. стола голоса повышаются, переходят в крик, спор —
„Она“ пренебрежительно морщит носик: в ссору...
— Фи — казаки!.. Дикие, грубые, необтесанные... А!.. Ну так и знал — один не казак затесался —
Никогда не имела бы дела с казаком!.. не выдержал!.. Не понравились чьи то слова о мешеч-
— Покорнейше Вас благодарю!., невозмутимо це­ никах, что поперли обдирать казачьи края с голодухи...
дит сквозь зубы приятель. — А-а-а что же им по вашему делать — с голоду
— Как?... Вы казак?.. помирать что ли!., задыхаясь, визгливо кричит толстый
— Д-да, как будто бы!.. господин, брызгая слюной на соседей: Голод не-не-не
— Что Вы говорите!.. Вот непохожи!.. Какой — т е т к а !.. Голод — вот и пошли!.. Не по своей воле
донед? Ну, донцы еще ничего... Они под сильным влия­ пошли!..
нием русской культуры... Я о кубанцах говорила... Вот — Так вот — если мне есть нечего будет, так я
те — действительно!.. к вам приду и начну обдирать, что понравится!., так же
— Покорнейше Вас благодарю! вежливо расклани­ возбужденно отвечает ему противник.
ваюсь я. Защитник „обиженных судьбой“ крестьян захлебы-
16 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО М 72

вается и рычит что-то невнятное... Торопливо подхожу — Да успокойтесь же!.. Не нужно так!., успокаиваю
и пытаюсь успокоить спорящих. Оскорбленный в луч­ его я уже во дворе.
ших своих чувствах убежденного „единонеделимца“ не ка­ — Все... перенесу... Всех потерплю, хрипит „оби­
зак давно уже нахлобучил шляпу и порывался к выходу, женный“ , но, казаков... азиатов... вот так бы... своими
задерживаясь только для того, чтобы сокрушить про­ руками задушил!..
тивника вескими доводами своего несложного „едино-
неделимческого“ катехизиса. Не знаю, — нужны ли еще комментарии?

Думы и мысли.
Гнат Макуха. (Югослав(я). Ты сложил свою буйну голову,
От руки погиб злого недруга,
На Новий Рж. И твои дела, дела дивные,
На щастя, на здоров’я, — У Казачества не забудутся,
На Новий Р\к — Наши дети все, внуки, правнуки
Роди, Боже, жито-пшеницю Будут первого чтить Избранника,
Та всяку пашницю... Будут песни петь про лихой завет
Отак у рщшй сторош И в Кругах своих держать гной Совет!
Колись маленькому меш
Доводилось братам казати В. Резн и ков. (Болгария).
Т а з Новим Роком Ух вНаги.
Тод! у Бога я прохав, Годы.
Щоб Вш на Новий Рж послав Годы, как свечи, Где же любовь,
Високе жито та пщеницю Тускло горят; Счастье, мечты?
И зерном багатую пашницю... Годы, как ночи, Много лишь слов,
Тепер в чужш я сторош Тайны хранят. Лжи, пустоты.
I вже старенькому меш Быстро мелькнули
Доводиться те ж знов благати Молодость наша
Бурно текла; Светлые дни, —
Та в Нього ось чого прохаги: Юность согнула
Старость — не краше:
Пошли, о Гоеподи, всим нам Страсти огни.
Нудна и зла.
I тим, що в рщному, братам
В оцей новий не довгий рж Где же те всходы? Старость, что осень,
Не те, що слав Ти нам торж: Чудных семян? Дряхлость несет;
Одним — щоб муки вже юнчались Громко воспеты — Жалит, как осы,
I споюю вони д!ждались; Желчь и дурман! Сердце сосет.
А другим — перестать блукати
Та в рщшм вжу доживати; Ив. Томаревский. (Болгария).
Щоб в а загалом козаки
Кохали волю, як батьки, Думы и мысли.
I край свш рщний — Козашю — Кто из скитальцев по свету не знает,
Любили бшьше, чим Роаю . Как за границею жить тяжело,
Как он о родине милой мечтает,
А. Лысенков. (Парюк). Хочет увидеть пред смертью ее?
С Новым Годом! Все то мерещется воля былая, —
Степь, что у Дона без края легла,
С Новым Годом поздравляю Травы с цветами, что, ярко сверкая,
Славных Вольных Казаков, Взор поражают, влекут без конца...
От души я им желаю Все то нам снятся денечки былые,
Побороть своих врагов Поле и дом и родная семья,
И зажить жизнью привольной, Дни безмятежные, дни молодые,
Как живали, братцы, встарь — Все, что давала нам радость бытья...
Независимой, раздольной, — Эх! Разметала по свету судьбина
Что отнял Московский царь. Удали, славы и воли детей...
Гнутся в работе их шеи и спины
И. С. Константинов. (Д. Восток). В беге печали, изгнания дней...
Нет казачине на свете отрады —
Памяти Оренбургского Войскового Атамана Думы — скорее-б, скорее домой...
Сгинули только-бы красные гады,
А. И. Дутова. Все полетели-б на Дон свой седой!
Ах ты гей еси удалой казак, Все бы вернулись в станицы родные,
Ты проснись-ка наш Атаманушка, Все по другому уж начали-б жить,
Ты стряхни с себя тело бренное, Споры, ошибки забывши былые...
Ты явись-ка к нам в Войсковой наш Круг, — Только бы дома скорее нам быть!
Без тебя у нас крепка думушка:
Мы остались здесь в одиночестве, Наши задачи.
Как без матки рой, серых, горных пчел;
Ты подай совет своим детушкам, Запутавшись в лабиринте „грандиозных достиже­
Как нам жить одним во чужих краях; ний“ , „перегнав“ и „обогнав“ все „Европы“ и „Амери­
Собери ты нас во единый Круг — ки“, Советская власть приближается, повидимому, к „фи­
Укажи Ты нам путь дороженьку, нишу“ .
Чтобы всем идти на Родной Яик, Вести и слухи, идущие из СССР, свидетельствуют,
Сломить голову, злому ворогу, — что там не все благополучно, повидимому наступает
Ждут нас семьи там и Казачество. если не конец этой власти, то его начало.
Ты умел водить казаков на брань — Кто победит?
Выходил всегда ты с победою. Мы готовимся быть свидетелями новой, быть мо­
За Казачество и за Волюшку жет еще более ожесточенной и ужасной борьбы с зар-
Л! 72 В 1Л Ь Н Е К О З А Ц Т В О 17
вавшимся зверем, который в своем опьянении кровью и Рассуждения по поводу брошюры г. Мар­
злодеяниями над порабощенными народами перешел
всякие границы. кова „Самостийничество и хозяйственное
развитие России".
Какие потоки крови должны политься в этой над­
вигающейся решительной схватке. Невольно возникает Профессор А. Марков (донской казак) в своей бро­
перед нами вопрос, что должны делать здесь, на чуж­ шюре „Самостийничество и хозяйственное развитие
бине, мы — казаки? Быть ли пассивными наблюдате­ России“ с истинно русским патриотизмом рассматри­
лями всего происходящего, или мы должны принять вает „незрелые“ стремления самостийников, как „фа­
какое-то активное участие в этой борьбе, которая не­ натическое упорство, полное нежелание разобраться в
минуемо должна вспыхнуть и в наших родных краях выводах и т. д.“; словом, счел за свою „обязанность“
против зарвавшихся красных оккупантов. „сбросить с казаков обвинение в самостийничестве“.
С логическими выводами „хозяйственного равнове­
Какова должна быть наша ^задача, казаков, в на­ сия России“, с статистическими данными спорить не
двигающихся новых исторических событиях? Какую обя­ будем. Даже больше. Допустим на минуту, чго они
занность должны мы возложить на себя по оказанию правильны „в смысле хозяйственного развития“ . Дей­
помощи в освобождении наших Земель? — Ведь мы ствительно по Маркову, чтобы производство страны
должны быть все готовы к исполнению долга казака- находилц обеспеченный внутренний рынок, дополняя
гражданина! этим недоразвившиеся отрасли народного хозяйства но
Если вследствие условий, в которых мы находимся, отдельным районам, необходмо еще к территории до­
мы лишены возможности оказать физическую помощь военной России присоединить Польшу. Не даром автор
нашим братьям там, т. е. стать с винтовкой в руках в дает поучительный пример с кризисом текстильной про­
ряды с ними, то мы должны им оказать помощь мо­ мышленности в Польше (Лодзь), которая, в силу „сло­
ральную и материальную и этим самым дать им почув­ жившихся обстоятельств“ потеряла непосредственную
ствовать, чго они не одн I, что мы с ними. связь с Российским рынком и, развивая мысль, оста­
навливается на частях бывшей России, которые менее
Это будет первое, в чем может выразиться наша всего имеют шансы быть в составе будущей России.
помощь. Рассуждая таким образом, можно дойти до такого по­
Второе — мы должны об’еденигься на одной идее ложения, когда трудно будет определить территориаль­
и проникнуться одной мыслью — з а щ и т а н а ш и х ные границы будущей России так, чтобы интересы
к а з а ч ь и х п р а в и и н т е р е с о в п р е ж д е в с е- Центральной России не были нарушены.
г о ! Защ ита от всех посягательств, откуда бы они не Рассматривая „незрелые“ стремления самостийни­
исходили. ков, автор все же самое главное упустил из виду. Вся
суть нашего вопроса заключается в идеологической
Нужно помнить всегда, что мы имеем не меньше постановке вопроса: быть или не быть Казачеству.
права быть независимым и самостоятельным народом, Дайте сперва определенный ответ на этот вопрос, то! -
чем другие, наприм., Горские народы Кавказа, Грузия, да будем договариваться о дальнейшем. Статистически
Азербейджан.и т. д., голоса которых уже раздаются в установленная тенденция мирового перепроизводства
Лиге Наций о выводе войск красных оккупантов из пре­ предметов первой необходимости не должна и не мо­
делов их территорий. жет нас останавливать и служить угрозой потери спо­
Мы также можем и должны требовать то же самое. собности существовать самостоятельно. Трудности при
Мы должны быть свободными и независимыми. Э го налаживании государственного аппарата, несомненно,
должен себе внушить^и верить в это каждый казак. Во учитываются, но нельзя хозяйственные затруднения
имя нашей разоренной и разграбленной Родины, во имя страны менять на политическую свободу (а разве те­
наших близких родных — отцов, матерей, жен и детей, перь в Казачьих Землях хозяйственно благополучно?).
изгнанных из своих куреней и хат вон на произвол Из двух зол нужно выбирать меньшее. Нельзя же, и в
судьбы, или ссылаемых в далекие Соловки, Нарым и самом деле, подходить к вопросу о самостийничестве
Сибирь, где они кончают жизнь, как самые последние „с тылу“ — сперва, дескать, постараемся составить
рабы. „хозяйственное единство в России“, а потом, когда вре­
мя позволит, можно подумать о своих правах и о соб­
З а что?! ственном доме. По нашему, поздно будет напоминать
З а что уничтожают казаков почти поголовно и по­ потом „верхам России“ о* своем „самоуправлении“ и
чему на их место вселяют крестьян из центральных „правах собственности на землю и недра“ , — они по­
губерний? праны будут своими же казаками с русской душой.
Но, не одних крестьян вселяют московские главари Отводя „выпады“ самостийников о „тенденциозно­
в наши Края. Большее еще зло в том, что они навод­ сти“ царского правительства в смысле хозяйственного
няют их своими верными приспешниками палачами че­ развития казачьей страны, автор указывает на камен­
кистами, которые творят суд и расправу над еще уце­ но-угольное производство в Донецком бассейне, как на
левшими остатками казачьего населения и являются фактор, обеспечивающий хозяйственное равновесие
полными хозяевами нашего добра, наших земель, поли­ России „вне конкуренции“ ... Может быть это и так, но,
тых кровью дедов и отцов. благосостояние казаков от этого не улучшилось.
Для нас понятна идеология профессора Маркова
Третьей нашей задачей является об’единение каза­ и Мельникова, скристализировавших свои взгляды в
ков в прочные организации (станицы, хутора, курени обеспеченных условиях русской жизни. Для них дорога
и т. д.), поставившие себе целью — созыв Общеказачь­ прежде всего Россия. Бог с ними, — пусть они дожи­
его Зарубежного Круга. На этом Круге мы должны вают свой век в Матушке России. Но, непонятным ста­
сказать перед всем миром, чего желает Казачество, — новится, как можно уверять грузинов, поляков, украин­
наши чаяния, наши надежды и, несомненно, голос наш цев, и др. народности о их „бессмысленном“ стремле­
будет услышан, а это уже первый шаг к осуществле­ нии самоопределиться, проливать кровь, добывая „ка­
нию нашей цели. кую то свободу“, когда так ясно, что „хозяйственное
Мы должны искать помощь всюду, где только мож­ равновесие“ России нарушается подобными „экспери­
но — нет унижения во имя Родины. Мы должны при­ ментами“.
нимать всякую дружбу, где ее предложат для защиты Кабинетное рассуждение профессора не имеет жиз­
наших интересов. Если мы верим в правоту нашего де­ ненной цены, жизнь идет вперед, накладывая свою пе­
ла, то все преграды, как бы они страшны не были, чать и на самостийников. Слишком их много, чтобы с
могут рушиться перед несокрушимой волей и стремле­ ними не считаться и осуждать их в отсутствии хозяй­
нием к освобождению родной Казакии. ственно-политической логики. Нужно думать, что про­
А. Тульцев. фессор со своей брошюрой запоздал во времени.
Париж. 1930. Вл. Еремеев.
18 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Л» 72

У кайданах.
Думки 10 грудня.
Говорят, Достоевский однажды был принужден Вчера еще было тепло, как в теплый майский
продать свои единственные штаны, чтобы послать день, вчера еще по безоблачному небу величественно
телеграмму Сытину, и что тогда именно он и сказал катилось солнце, а под его лучами смеялись горы и
свое: море; сегодня — нежданно-негаданно прорвалась с се­
— „Бедность — не порок, но большое свинство“... вера „Невера“, заволокла метелями вершины гор, бе­
Такали было с Достоевским — не знаю, но что в лыми гривами покрыла волны...
подобной „ситуации“ оказались многие сотни, если и — Почему? — Разница температуры.
не все тысячи казаков 10 декабря, в день 3 годовщи­ — Почему? — Разница темперамента, разница
ны журнала „В. К.“, в день приветствий и пожеланий, психологии...
— знаю определенно. Одни любят рабство, другие свободу. Одни черного
Но не приветствовать только, не выразить в теле­ тирана заменяют красным, венчают его или короной
грамме или письме те или иные благие намерения хо­ со звездами или звездами, другие своему и з б р а н ­
телось казакам в тот день... н и к у посыпают голову пылью из под сапога старей­
Хотелось самим быть там, в золотой, свободной шего казака. —
Праге, хотелось стиснуть руку тому, кто перед 3 го­ — Чтоб не зазнался. —
дами визволив козаюв i3 духовних кайдашв, кто, нау- И только те, кого еще „греет“ закатившееся вели­
ченый прошлой казачьей недолей, кует светлую долю кодержавное солнце, да „сознательные“ живые мер­
Казачеству. твецы могут говорить об общей крыше, о „великой,
Хотелось поговорить, посшвать с его первыми со­ неделимой и свободном (?) Казачестве в ней“...
ратниками, бандуристами казачьей Воли; хотелось ска­ ... Сегодня редактор повторит свое мужественное
зать во всеуслышание, что казаки — есть просто — слово, которым 3 года тому назад о т к р ы л само-
казаки, — ни „русские“, ни „французские“ . И что им стшность. Даже там, где ее, как со стороны казалось,
идеи Вольного Казачества дороги, как... как единое и не было.
оправдание их самого эмигрантского существования... О, как хотелось бы сейчас быть там! Вместе с
Много в тот день хотелось. Но... но на телеграм­ другими сотнями и тысячами Вольных Казаков. Слить­
му нет „пара“, да и не скажешь всего в телеграмме. ся с ними в одном мощном аккорде — порыве жерт­
А на письмо, обширное письмо — нет времени: одно­ венной любви к родному Краю! Опиться музыкой род­
му властный гудок приказывает стать за станок, дру­ ного имени и принести торжественную присягу на ве­
гого зазы вает в рудник сирена, на третьего кричит ру и верность Казачеству, как того требовали от нас в
„шеф“ , четвертый... 17 году наши седобородые отцы:
И только немногим, из всех желавших в тот день — Не дайте, чтобы нами завладели рассейцы!
быть на казачьем празднике, удалось нацарапать нес­ Спасите Казачество.
колько слов: Налетела „Невера“ с севера, разогнала нас по
... По причине неимения монеты, дальности рассто­ всему свету, мертвым холодом сковала Родимый Край...
яния, страха за завтрашний хлеб... Но знайте — духом Чужая чужанина высасывает силы, механизирует,
своим я (имя рек) с Вами... обезличивает...
— Гудят машины, стучат кирки и лопаты, покрики- А оттуда зовут:
вавает „Саро“...*) — Чом не йдете?..
Медленно, убийственно медленно тянется время. Гудят машины, лязгает сталь, зарываясь в „руду“,
На душе нудно, тоскливо... Чудится методическое пос­ глухо гакают кирки... Сердито кричит „Саро“...
крипывание уключин, тяжелое дыхание неестественно Эх, тут не только „дальность расстояния“... Но Вы
согнутых, голых тел... лязг ножних кайдашв... там, в золотой свободной Праге, не думайте, что Вас
— За що-ж, Боже ?.. мало! Что мы не пишем? Не посылаем приговора с
Свист бича... подписями?.. Вот, Керенский в свое время миллионы
Визия ?.. телеграмм и писем верноподданнических получал...
О, нет! — Самая настоящая действительность. Ибо А мы-ж — казаки! А казаки только тогда и к аза­
мы — „модерные“ галиоты.**) Номера под общим ки, когда — Вольные.
именем „рус“. Собственники волчьих билетов или за ­ Сейчас мы — рабочие. Но, не „Роботы“. Хоть
крепленные... этого и не могут понять многие наши заграничные
А из „дому“ (Зангезурский край!) пишут: „шефы“.
... „и выбросили нас здесь, как ненужный хлам — И не вотчинные солдатики, переходящие по наслед­
голых и босых... а кругом — ни села, ни жилья... В ству от одного русского генерала к другому. Хоть нас
нашей хате поселились российцы... Брат твой пропал и считают такими господа из „России“...
без вести, а семья его на произволу судьбы“ ... — Трачу л1та в л к т м ropi
— Да какая-же это судьба проклятая! Долго ли I кшця не бачу...
еще будет длиться ее произвол над нами!.. Ильки тод1 легше стане,
Неужели-же пропали? Погибли на веки? — Без
вести?.. I брати, i ми?.. Як... як, освободившись от обязательной работы,
До своих тут — не пускают. Своих там — убива­ примусь за чтение журнала „В. К.“. —
ют, развозят в вагонах-тюрьмах по пескам и тундрам... Все в нем такое родное, такое — мо е ! . . И сме­
Нет, пред Тобой мы ни в чем не согрешили, вели­ лый, ясный передовик, и незатейливый рассказ из про­
кий Боже! Покров Пресвятой Твоей Богородицы чтили шлой нашей жизни, и письма в редакцию, авторы ко­
и чтим. И молитву Сына Твоего не забываем... а стра­ торых б. м. впервые за 10 лет изгнания взялись за
даем — не за свои грехи. Как и Твой Сын... перо...
Мы во власти произвола „судьбы“ , имя которой И на кой мне шут, прости Господи, ученые раз­
хорошо знаем. Ибо произвол ее над нами начался не глагольствования на тему о том, имеем ли мы исто­
со вчерашнего дня... рически обоснованное право ч у в с т в о в а т ь се­
За что?.. бя казаками или не имеем?
Праздный вопрос. За что вот сейчас холодная „Не- Ибо отрицающие Казачество, как отдельную сла­
вера“* * * ) ломает ветви расцветшего миндаля? за что вянскую народность, отрицают самый факт бытия Ка­
бьет стаю чаек, что прижимается к самому берегу?.. зачества. А с таким „успехом“ они могут отрицать
бытие и всех других славянских народностей, кроме
*) Капо — надсмотрщик. той к какой имеют честь принадлежать. —
* * ) Галиоты — рабы, гребцы на галиях. Помню, еще в Ростове, в Суворинском „Времени“
* * * ) Северный ветер. один известный журналист „отрицал“ украинцев:
X 72 В1ЛБНЕ КОЗАЦТВО 19

— Ну, почему Вы, Хома Матвеевич, — украинец? А чудак Вильсон Антантины цели борьбы в ми­
— писал тот в форме диалога с „украинцем“. — По­ ровой войне формулировал как
чему Вы украинец?.. Только потому, что брюки назы­ — борьба за самоопределение народов?
ваете шароварами?.. А ведь другой разницы между В западной и южной Европе Вильсонов лозунг по­
нами нет!.. бедил. Победит он и в восточной Европе...
И, конечно, „украинец“ перед таким аргументом А Вы там, в братской Праге, готовтесь. Знайте,
спасовал. Согласился, что не только между народами что хоть мы и в кайданах труда за кусок хлеба, все-
б. России, но и народами всего света, никакой разни­ же — без кайдашв. И когда придет час — соберемся.
цы нет. Ибо не все ли равно, что одни называют шта­ Соберемся под свои Вольно Казачьи Знамена.
ны брюками, а другие, скажем, беневреками? — Дай Боже, чтобы это было до 10 грудня!
Ну и гениальное-же это портняжное решение во­
проса о нациях! Вл. Куртин.

Письма и приветствия, полученные редакцией „В. К.“


ко дню 10 декабря 1930 года.
(Окончание).
Ь Х Х Х У !. ХС.
Редакции журнала „Вольное Казачество“. М. Г., Г-н Редактор!
Милостивый Государь! Сердечно поздравляю Вас и всех сотрудников жур­
... Радуясь каждой печатной строке, направленной нала „Вольное К азачество—Вшьне Козацтво“ с празд­
в защиту интересов казаков, я пользуюсь случаем вы­ ником третьей годовщины выхода в свет первого но­
сказать глубокую уверенность, что разногласия между мера благословителя Казачьей Воли и самосознания и
нами, казаками, сгладятся и мы дадим русской эмигра­ собирания Казачьих сил воедино. Пусть крепнет, рас­
ции пример об’единенности и готовности в любой мо­ тет и развивается Казачья духовная мощь! Пусть рас­
мент идти на защиту и спасение страдальцев, поливаю­ тет и укрепляется любящий и любимец казаков жур­
щих родную землю остатками казачьей крови. нал „Вольное Казачество—Вшьне Козацтво“. Мой дух
Член Куб. Краев. Рады от гор. Екатеринодара, с далекой Волыни 10-ХН перенесется на торжество по­
быв. член Куб. Краев. Правит., Председ. и пер­ бед и завоеваний ярких потоков духовного изобилия
вый Атаман Союза Казаков в Греции Казачества. Сердечный привет Вольным Казакам и
20-ХН-30. Афины. А. Лптовкнн. всем присутствующим на празднике гостям.
Лакочице. 4-ХН-ЗО. Польша. Инж. Ф. Мешков.
ЬХ Х Х У И .
Г-ну Редактору В. К. ХС1.
Вы приглашаете на редакционный чай, сердечно Редакции журнала „Вольное Казачество“ .
благодарю Вас. Рад душой пребывать среди Вас, но Поздравляю Вас, а также всю казачью сехмью с
судьба коварная не дает возможности... Поздравляю
Вольное Казачество с третьей годовщиной выхода в праздником третьей годовщины; желаю провести оный
в полном здравии и весельи и дай Бог следующий этот
свет первого номера журнала. Приветствую инициато­
ров его. Дай Бог, чтобы четвертую годовщину устраи­ праздник встречать и проводить в своем родном краю.
вали на родной нам казачьей земле среди вольных ка­ От души благодарю редакцию за приглашение. С до­
рогой душой желал бы быть участником этого празд­
заков. Шлю сердечный привет.
ника, но, к сожалению, отдаленность не позволяет.
5-ХИ-ЗО. Германия. Д. Тырпн.
Еще раз благодарю и поздравляю.
ЬХХХУШ . С почтением ко всем Я, Вишницкж.
3- ХН-ЗО. Греция.
Г-ну редактору „Вольного Казачества“.
Поздравляю Вас с днем третьей годовщины жур­ ХСН.
нала „Вольное Казачество“ . Дай Бог сил и энергии так Уважаемый наш г-н редактор!
же и впредь работать на благо Казачества. Нет воз­
можности лично разделить эту трапезу (редакционный Сердечно благодарю за приглашение на редакци­
чай) с теми, кто искренне верит и стойко борется за онный чай, а так как мне невозможно быть лично в
осуществление законного исторического права на сво­ кругу вольных казаков, поэтому я послал переводом в
бодное существование Казачества. Ваше распоряжение 10 крон, дабы и моя лепта участ­
Франция. Лион. Абрамов. вовала в третьей годовщине родного нам журнала
„Вольное Казачество“ . Дай Бог, чтобы четвертую го­
БХ Х Х 1Х . довщину мы справляли на родной нам Кубани в Екате-
Редакции „Вольного Казачества“. ринодаре. Приветствую Вас, г-н редактор, и всех воль­
ных казаков. Я. Ф. Иващенко.
От души и сердца благодарю дружество редакции Югославия. Декабрь.
„Вольного Казачества“ за приглашение на чай, устраи­
ваемый 10 декабря с. г. Еще более благодарю админи­
страцию за высылаемые журналы из которых я почер­ хеш.
пнул сведения и восстановил в памяти своей знание Глубокоуважаемый Господин Редактор!
истории Казачества. Жалею, что раньше не получал
журнал и не знал историю Казачества. Да и не один Приношу Вам и сотрудникам журнала „Вольное Ка­
писака раньше не писал про Казачество, чтобы можно зачество“ сердечную благодарность за приглашение на
было внедрить в памяти своей историю Казачества, редакционный чай по случаю третьей годовщины жур­
когда были еще у себя на родине; а также считаю, нала „Вольное Казачество“. Средства и дальность рас­
что не сам я один, а и другие не вполне знали под­ стояния не позволяют мне приехать. От искреннего
линную историю своего Казачества, а это если бы бы­ казачьего сердца желаю дальнейшего процветания жур­
ло усвоить еще на родине, дало бы большой плюс и нала для сплочения всего Казачества в одну семью с
сдвиг в Казачестве. их исконными традициями и укладами жизни.
3-ХИ-30. Сербия. А. Герасименко. 4-ХП-ЗО. Югославия. Хорунжий К- Я. Попов.
20 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО JVî 72

XCIV. творщ нового життя козаюв-сшвробггники \ редакщя


Сотрудникам журнала „Вольное Казачество“ . „В. К.“ на чол1 з вельмишановним редактором И. А.
Еялим! Хай його (п. И. А. Биюго) житя, вчинки, праця
Вольные казаки станицы Усть-Ломской приветст­ будут такими чистими, як його призвище \ та щея, кот-
вуют Вас, дорогих поборников Казачества, с третьей рш вш служить! Слава!
годовщиной горящего звездой журнала „Вольное Ка­ 3-ХН-930 г. Граево. Д. Лимаренко.
зачество“, столь дорогого для казака патриота. Бори­
тесь, труженники, за славу, жизнь и процветание Сво­ ХС1Х.
бодного Казачества. В правом деле Бог помогает. Да
не угаснет свет, зажженный рукой вольного казака. Глубокоуважаемый И. А.!
Ура! С казачьим приветом М. Егоров. Приношу Вам мою искреннюю благодарность за
5-ХН-ЗО. Болгария. Лом. приглашение на общеказачий праздник по случаю треть­
ей годовщины выхода журнала „Вольное Казачество“.
XCV. Казаки моей станицы и я шлем Вам наше казачье
Уважаемый Г-н Редактор! спасибо за высылаемый журнал „В. К.“ и от души же­
лаем Вам здоровья и сил на многие годы продолжать,
Шлю привет и наилучшие пожелания по случаю поддерживать и укреплять в редактируемом Вами жур­
трехлетней деятельности и неустанной работы нам род­ нале казачий^дух и казачий уклад жизни...
ного журнала „Вольное Казачество“ . Дай Бог, чтобы Искренне Вас уважающий П. Недбаевскии.
эта полезная работа не прекращалась и дальше, а жур­ Новый Сад. (Югославия).
нал бы вечно служил нам путеводным огоньком не
только здесь, но и там на Родине. С.
4-ХН-ЗО. София. Каз. И. Евснков.
Глубокоуважаемый Г-н Редактор!
XCVI. В день третьей годовщины существования журнала
Глубокоуважаемый Г-н Редактор! „В. К.“ казаки и казачки, проживающие в „Парэ-Ле-
Мониаль“, приветствуют Вас, г-н редактор, и всех
Сердечно благодарю Вас за приглашение на редак­ вольных казаков-работников на ниве Вольного Каза­
ционный чай и шлю искреннее поздравление по слу­ чества.
чаю 3-й годовщины нашего журнала „Вольное Каза­ С твердой энергией боритесь за наше Все Великое
чество“. В этот торжественный день все мы, не имею­ Вольное Казачество. Вы — не без нас, мы — не без Вас.
щие возможности присутствовать, будем мысленно с В добрый час — смело к четвертой годовщине, в свои
Вами. родные края, к своим родным казачьим станицам, под
Белград. А. Беломестнов. благовест родного колокола, к майдану родной ста­
ницы... И там своим измученным дедам и отцам, же­
XCVII. нам и детям принести заслуженную Казачью свободу
Г-ну редактору Вольного Казачества. и покой.
Да здравствует Все Великое Вольное К азачество!
Г-н редактор, большое Вам спасибо за приглаше­ С казачьим приветом: Сан)ка Аршинов, Санэка
ние на чай. С удовольствием желал побывать у Вас и и Екатерина Балдановы, П етр и Евдокия Пономаревы,
откушать Вашего чая, но казак сейчас немочен, нету Бадъма и Анна Ивановы.
у него таких сил, дабы он мог поехать в другую дер­ Франция. Декабрь.
жаву, но это не важно, мы казаки здесь в Суботице
тоже вспомним третью годовщину нашего родного жур­ С1.
нала „Вольное Казачество“. Дай Бог ему духа и сме­
лости и дальше идти по избранной им дороге. В нем До СлавноТ Редакцп журналу „В К.“ в Празь
для нас, казаков, есть родное слово. В нем всегда есть Приносячи щиру подяку за запросини на Ваше ре-
и по Черноморски и Линейски и по Донскому — всякие дакцшне свято, прошу прийняти наше, мое \ дружини,
наречия казак может читать. Всегда ожидаю 15 числа сердечне привггання та щире побожання^дальшого ус-
и 28 числа как все равно какого-то годового праздни­ шху у Вашш пращ.
ка. Всегда думаем: вот 15 число подходит, получим
свой родной журнал и узнаем, что нового здесь за гра­ На превеликий жаль обов’язкова присутшсть в цей
ницей и там дома. Еще раз, г-н редактор, большое спа­ день на иншому засщанш позбавляе нас приемности
сибо за приглашение и большое Вам спасибо за высы­ вщвщати це Ваше свято.
лаемый журнал „Вольное Казачество“. Прошу приняти запевнення правдиво! пошани
Получу я этот журнал, то не оставлю, пока не про­ 10-ХИ-1930. /. МИрнии.
читаю весь, потом передаю другим, кто интересуется,
а интересующихся казаков у нас в Суботице много, СИ.
как пойдет из руки в руки пока и другой придет. Журналу „Вольное Казачество — Вшьне Козацт­
Уважающий Вольное Казачество П. С. Солнцев. во“ желаем существовать „вовеки и веки“ , а гг. редак­
тору и сотрудникам — „Многая лета“ .
XCVIII. Группа Вольных казаков в Монтаржи. Франция.
До хвально‘1 редакцп журналу „Выьне Козацтво“. 7-ХН. 1930. Под’ес. А. Батицкий.
3 нагоди третьо'1 р1чнищ юнування журналу „Вшь- СШ.
не Козацтво“ , редакцп, сшврабитникам i bcîm читачам
„Вшьного Козацтва“ шлю палкий п ри вт Bipio, що не До редакцп литературного \ полНичного жур­
за горами той час, коли двотижневик „Вшьне Коаацт- налу „Вишне Козацтво“ в Празь
во“ перетвориться в поважний державний орган Вшь- Вельмешановна Редакще!
hoï Козаки. Bipio, що Козацтво, з ’еднане лозунгом
„Вшьного Козацтва“ , однодушно стане на захист cboïx Вщ щирого серця вггаю Вас, гостей \ все Вшьне
вольностей. Bipio також, що жадш ворож1 наклепи i Козацтво з святом трегьо! piчницi юнування журналу.
провокаци не зломають братсько! згоди помж козака- Дай Боже, щоб не було на с в ш ш одного козака, в
ми i Украшою, що недалеко той час, коли ми eci пщ серце котрого б не завНала свята щея „Вшьного Ко­
звуки рщних пмн1в повернимось до дому переможцями. зац тва“, щея котра так люба \ нам, украУнцям. Поможи
Вороги Вшьно! Козаки знають, що без вшьно! Украши Вам Боже осягнути мети! Щиро дякую за ласкаве за-
не буде Вшьно! Козаки. Вороги знають, що шлях ко- прошеня на це велике свято, дуже жалкую, що не маю
зацкий прямуе через Кшв. змоги прибути в козачу С1мью.
Тому хай живе сшлка вшьних Козацтв з Украшою. 3 правдивою пошаною Ю р т Кравченко.
Хав живе братска згода пом!ж козаками! Хай ж 1вуть 5-ХИ-930. Франция.
JV? 72 В IЛ Ь HE КОЗАЦТВО 21

CIV. В единении сила и только соединенными усилиями


В. Ш. Пане Редакторе! всего Вольного Казачества, в братском союзе с друзья­
ми по несчастью мы сможем осуществить нашу идею
. . . ЕМтаю Вас, бажаю щасливо веселитесь, я зав- восстановления Казачества, а потому всей казачьей
ше душею з Вами. эмиграции пора уже оглянуться на пройденный путь,
Слава BciM, хто лиш кохае волю!.. сделать правильную переоценку ценностей и, отряхнув­
(Франция). 3 пошаною до Вас Кощук. ши прах с ног своих, с новыми силами взяться за тя­
желую, но благодарную в будущем работу по органи­
CV. зации собственных казачьих сил для спасения своей
Журналу „Вольное Казачество“. родины, искренно веря в то, что казачье благополучие
зависит только от нас самих и что казачья идея смо­
Позволяю себе приветствовать редакцию и сотруд­ жет осуществиться только казачьими руками.
ников журнала „Вольное Казачество“ с трехлетним За три года своего существования журнал „Воль­
юбилеем и пожелать ему полного благополучия и успе­ ное Казачество“ сделал в среде казачьей эмиграции
ха в общем деле и полнейшего процветания всех его очень полезную работу и приобрел среди казаков мно­
начинаний. го сторонников и читателей этого журнала, в этом мне
Хочется верить, и верить вопреки всему, что не приятно было убедиться летом этого года при моих
так уже далек тот неизвестный час, когда замученная встречах с казаками, когда в путешествии из Европы в
и оплеванная и друзьями и недругами многострадаль­ Америку я уверился, что где только не появятся воль­
ная Родина потребует своих сынов к продолжению де­ ные казаки и их журнал, сразу же находятся новые
ла, прерванного грубой, пришлой, невежественной тол­ приверженцы идеи независимости Казачества и новые
пой врагов. читатели этого журнала. Это все красноречиво подтвер­
И в этот час велико будет моральное удовлетворе­ ждает то, что идея этого журнала находит отклик в
ние от исполненного светлого дела, и я от всей души казачьих сердцах, что есть еще порох в пороховницах
желаю всему Казачеству дожить и испытать этот чуд­ и не ослабли еще казачьи силы.
ный миг как высшую награду за тяжелый и ответствен­ Желаю всему зарубежному и под красным игом
ный труд. находящемуся Казачеству, чтобы нашим девизом стало:
Приветствую также всех читателей журнала, где „В СВ01Й xaTi своя правда, i сила, i воля“.
бы они не были. Пусть отойдет от них тень усталости С каз. приветом инж. Мих. Черныш.
от борьбы за существование, пусть будет чисто и ясно 5 дек. 1930 года. Нью-Йорк.
их сознание, да не смущается дух их трудностью, да
будут они бодры и сильны в своем одиночестве и рас­ CIX.
сеянии, ведь за черной ночью следует неизбежно рас­ . . . Из захолустного угла Польши желаю искренне
свет. Этого да не забудет уставший и усомнившийся. в день третьей годовщины выхода журнала процвета­
Франция. 28-XI-1930. М. Хранко. ния и торжества нашего общего казачьего дела...
Казак ст. Верхне-Курмоярской Алексей. Текучее.
CVI.
СХ.
Глубокоуважаемый Г-н Редактор! . . . В день третьей годовщины выхода в свет жур­
Ваш е любезное приглашение в день новой годов­ нала „В. К.“, из далекого Востока приношу искреннее
щины существования Вами редактируемого журнала поздравление и сердечное пожелание успеха „Вольному
„Вольное Казачество“, мы получили и в пленарном за­ Казачеству“!
седании постановили: Выразить Вам и Вашим сотруд­ Дай Бог следующую годовщину — четверую празд­
никам от имени Клуба „Кубанский Сокол“ особенную новать на Кубани, среди родных и знакомых, в родных
благодарность за стремление вырвать казаков из нево­ станицах и хуторах!
ли, влить в них идею любви к своим родным землям, 10-ХН-930 г. Харбин. Казак П. Ковган.
свободе и к своим утраченным правам, в то же время
остерегаете от разных опекунов, давших, дающих и CXI.
чающих дать только горе да нищету нашему Казачеству. Примите мое сердечное поздравление и далекий
Идеи, защитником которых в данный момент яв­ привет, дорогие станичники! От души желаю дальней­
ляетесь Вы и Ваши сотрудники, — наши идеи и мы шей удачи и всего, всего хорошего. Мысленно с Вами.
грубоко верим, что те казаки, кои не разделяют с на­ Югославия. Людмила Костина.
ми наших идей, — современем поймут свои ошибки и
близок тот час, когда мы все будем под одними зна­ C X IL
менами, а идея Вольного Казачества для всех будет Шановний пане Редакторе!
священна.
Еще раз большое спасибо Вам, г-н редактор, и Ва­ Сердечно вдячний Вам за запрошення на чашку
шим сотрудникам за Вашу святую работу. Вперед без чаю. Коли мене промайне в мо!й думщ слово козацтво
страха и сомнения, честно неся знамя Вольного К аза­ то багато думок з ’являться свого дня в Америщ тоб то
чества. Мы с Вами! в Канад1, Сполучених державах, Аргентиш та Бразилй
Председатель: Г. Зозуля, казначей: Кудрявый, шириться Украшська Православна Автокефальна Церква.
секретарь: А. Николаев. Ми украТнщ познаваемо и Рщною Церквою. А наш! во­
роги москвини не придумали иньшоТ назви як — козаць-
9-XII-30. Париж. ка церква тоб то така, що не гне шш перед Москвою,
а стопъ за свш нарщ спасиб! !м за це.
CVII. . . . Бажаю братському й сосщньому козацькому на­
Господину Редактору журнала родов!, щоб слщуючого року в день р!чнищ чотирьох-
„Вольное Казачество“. р!ччя видання журналу „ЕИльне Козацтво“, в тому ж
числ! журнала було помищено докладш вщомости про
Дорогих единомышленников казаков поздравляю с
обрання Патриарха Козацько! Православно! Церкви на
трехлетием родного журнала. Мой Вам казачий поклон Вшьнш i Самостшшй Козацькш Держав!, а ще через
и Бог Вам на помощь на благое дело. piK щоб на сторшках „В.льного Козацтва“ писалося про
З-ХП-ЗО. Югославия. П. Аверьянов. те, як в головному MicTi Укра'шсько! Народньо! Респуб-
лши — KniBi Патр!арх Укра'шсько! Православно! Церкви
CVIII. вггав у себе Патриарха Православно! Церкви братньо!
Редакции и сотрудникам журнала „Вольное К аза­ i сосщсько! Козацько! Республжи.
чество“ , а также и всем вольным казакам, вдали от Хай же приязнь, яка на чужиш-вигнанню зарод-
родных куреней в изгнании сущим, приношу свое ис­ жуеться м!ж козацькою та укра'шською нащями, школи
креннее поздравление по случаю .трехлетнего юбилея не загине. Слава Козаки i Укра!ш, Слава!
этого казачьего журнала. 1нж. Дмитро Савкевич. (Франщя).
22 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО М 72

схш. СХУИ.
. . . Журнал „В. К.“ слывет третий год на целый Уважаемый Г-н Редактор!
свет. Бог Вам поможет, нехай слывет журнал „В. К.“ ... И желаю Вам, как правильным вождям скорого
целый век. А Вам, господа, — редактор и сотрудники, счастливого успеха.
— доброго здоровья желаю и славных много лет, а в С уважением, вольный казак, донец,
делах рук Ваших успеха. Да поможет Вам Бог. Польша. Георгин Еремин.
Сафонов. (Польша).
СХУШ.
С XIV.
Глубокоуважаемый станичник редактор нам
Журналу „Вольное Казачество“. родного журнала „В. К.“
Казаки города Марселя (Франция) поздравляют ... Группа шлет свои искренние поздравления... и
свой журнал, Вас, г-н Редактор, и всех сотрудников... наилучшие пожелания нашим братьям вольным каза­
Журнал „Вольное Казачество“ единственный казачий кам, там собравшимся за чашкой чая по случаю трех­
орган, поддерживающий в нас казачий дух в достижении летнего юбилея выхода в свет нам близкого сердцу
Великой цели — освобождения наших Краев. Ты один журиала „Вольное Казачество—Вьчьне Козацтво“. Пусть
несешь Казачье знамя по заветам наших великих пред­ оно, т. е. „В. К.“, четырехлетний юбилей справит на
ков. вступая в четвертый год своего издания, неси так Дону — Кубани — Тереке с развернутым знаменем
же гордо свое Казачье знамя, как нес его три года, вольных казаков — Вольной Казакии.
испуская лучи правды и справедливости. Все попытки Нас не страшат угрозы белых москалей и не пу­
врагов Казачества и некоторых казаков преступников гают виды московских красных палачей; свое мы дело
осквернить тебя не удались. Все они разбились о мощ­ свято доведем, страною Вольною Казакией мы назовем.
ные слова правды истинной казачьей светочи. Казак Д. В. ст. Усть-Медв. Е. М. Смирнов; К. В.
Казаки из Марселя. Подписал С. Шепель. лабннец С. А. Гринкин; Черноморец С. Ф. Иващенко.
Болгария, с. Кочериново, фабрика Балабанова.
СХУ.
Глубокоуважаемый г-н Редактор! СХ1Х.

Сердечно поздравляю Вас и гг. сотрудников с 3-х


М. Г., г-н Редактор!
летием выхода в свет журнала „Вольное К азачество“ , ... Дай Бог, чтобы следующий этот праздник празд­
который является сеятелем, разбрасывающим свое доб­ новать у себя дома на родине — на Дону, Кубани и
рое семя уже три года по казачьим нивам, эхо которо­ Тереке, также читать там журнал „В. К.“ и праздно­
го раскатывается по белу свету, где есть только сыны вать его юбилей с радостью и торжеством, читать о
Вольной Казакии, громко и родным звуком трубящий с своем казачьем правительстве, о Раде и Кругах, о их
призывом — крепче стали сомкнуть свои ряды вокруг деятельности, о казачьей армии, о морском и воздуш­
нашего „В. К.“ во имя спасения наших стонущих под ном флоте, о постройках учебных заведений,' о уча­
ярмом красной звезды Тихого Дона, Матери Кубани и щихся — наших детях, о всех богатствах и нашей ка­
Бурного Терека. зачьей культуре...
Ваши пути оправданы не только нами, казаками ... Журнал наш цветет и дай Бог, чтобы он еще
здесь, но и теми казаками, которые в настоящее время больше процветал на радость нам, на страх нашим
стонут „там “ в кайданах \ на батьювщиш, и в холод­ врагам; чтобы журнал своими вестями оповещал нас,
ных, суровых, диких тундрах в порабощении. Они про­ чтобы мы все знали, кто мы, с кем должны бороться,
сят помощи и избавления. за что и почему бороться.
А избавления добьемся мы лишь только тогда, ког­ Шлю свой казачий привет, счастья и здоровья и
да все казаки, как один, сомкнут свои стальные ряды успеха в Ваших делах.
вокруг нашего путеводителя, который приведет пути С ув. почтением, кубанец Н. Сериков.
наши к определенной цели славной Вольной Казакии! Морава.
Помогай Вам Бог и в добрый час.
Ув. Вас казак ст. Упорной Яков Негреев. СХХ.
Дек. 1930. Смедерево. Югославия. ... Поздравляю с юбилеем...
С казачьим приветом А. Грызов.
СХУ1. Харбин.
Милостивый Г-рь, Г-н редактор! СХХ1.
. . . Мысленно присутствуя среди родных казаков . . . А очень хотелось бы побывать в своей родной
в этот знаменательный вечер, я шлю свой привет ку­ казачьей семье хот несколько часов.
банца всем казакам и пожелания отпраздновать еще Не теряю надежды, что скоро все увидимся и дви­
много, много юбилеев существования журнала, но толь­ немся разом „тройками“ на восток (не московскими
ко у себя на Родине... тройками с дугой, а с права по три)...
2 Хоперского полка, К. К. В. есаул Кузнецов. Примите горячий казачий привет, В. Сидоров.
10 декабря 1930. Персия. Польша.

Убийство Ноя Рамишвили.


7 декабря, среди бела дня в Париже убит выдающий­ показал, что он — грузин, 35 лет, и действовал по по­
ся политический и государственный деятель независи­ литическим побуждениям. Впоследствии же убийца, фа­
мой Грузии Ной Виссарионович Рамишвили. милия которого Чануквадзе, стал утверждать, что дей­
Направляясь на собрание грузинской социал-демо­ ствовал он не по политическим побуждениям, а из ме­
кратической организации в Париже, Рамишвили только сти за то, что Рамишвили будто бы лишил его места
что вышел из станции метро, как из-за угла внезапно на заводе Пежо. Однако, заявление это, по словам гла­
выскочил неизвестный и, выхватив револьвер, два раза вы грузинского правительства Ноя Жордания, решитель­
выстрелил ему в грудь. Обе пули попали в сердце. но ни на чем не основано уже по одному тому, что
Шедший с Н. В. Рамишвили другой деятель грузин­ никакого отношения к заводам Пежо Рамишвили не
ской с.-д. партии не растерялся, схватил убийцу и, не имел.
смотря на упорное сопротивление, обезоружил его. Убийца Чануквадзе всего 2 года тому назад прие­
Приведенный в полицейский комиссариат, убийца хал из СССР, а в последние месяцы неоднократно бы-
Л? 72 В IЛ Ь HЕ КОЗАЦТВО 23

вал в советском полпредстве в Париже, собираясь сно­ менной передовой политики, — принцип самоопределе­
ва вернуться в СССР. Если же принять во внимание, ния народов вплоть до отделения от господствующего
что большевики в последние годы впускают эмигрантов большого народа, — в полной мере применим и в от­
в СС С Р особенно осторожно, требуя при этом вполне ношении того государства, которое не безосновательно
определенных и реальных доказательств „лойяльности“ считалось Российскою тюрьмою народов. Он признает,
к советской власти, то мотивы, руководившие убийцей, что всякий грузин или украинец вправе так же любить
путаница его первоначальных заявлений и роль „неко­ свой народ, как русский или француз любит свой, и
его в красном“ наводят на многие размышления. высшее благо его видеть в полной свободе распоряже­
о Ной Виссарионович Рамишвили был одним из бли­ ния своими судьбами, высшим выражением которой яв­
жайших учеников и помощников Ноя Жордания, главы ляется его государственная независимость. „Часто на­
грузинской социал-демократии и национально-освободи­ ши соплеменники за это называют нас предателями и
тельного движения в Грузии. Родился он в Гурии, в се­ изменниками. Однако, мы не смущаемся этим, ибо бла­
лении Зедесуреви. Ему было 49 лет, и после него оста­ го нашего народа мы видим в его мирном сожитель­
лись жена и четверо детей в возрасте от 4 до 25 лет. стве с окружающими его народами, независимо от того,
Выдающийся партийный деятель, Ной Рамишвили насколько велики они или малы“ . Несчастье грузинско­
избирается в 1917 году членом Всероссийского учреди­ го народа, потерявшего такого горячего патриота и
тельного собрания, затем Закавказского сейма и Грузин­ крупнейшего государственного деятеля, каким был по­
ского учредительного собрания. По об’явлении незави­ койный Н. В. Рамишвили, он понимает поэтому вполне
симости Грузии он — первый председатель правитель­ и искренне разделяет его горе.
ства Грузинской республики. Когда же председателем Выступавший затем кубанский черкес Мурат Гат-
правительства становится Жордания, Рамишвили зани­ гогу горячо откликнулся на мысли г. Русанова, отразив
мает пост министра внутренних дел, совмещая иногда отношение к ним, пожалуй, всех присутствовавших пред­
управление военным и другими министерствами. ставителей российских меньшинств. Если бы, по мнению
Не без основания большевики считали Ноя Рамиш­ г. Гатгогу, вся русская демократия, которой в свое вре­
вили самым активным, настойчивым и энергичным сво­ мя большинство нарождающейся „инородческой“ интел­
им врагом. Душою, организатором и верховным руко­ лигенции верило и любило ее, осталась гак же верной
водителем грузинского восстания 1924 г. они считали своим идеалам и в пореволюционное время, как оста­
именно Ноя Рамишвили. Ной Рамишвили, особенно пос­ лась им верной группа Русанова, между нами не было
ле восстания, стал для них олицетворением всякого бы того отчуждения, которое наблюдается в настоящее
протеста грузинского народа против большевицкого время, мы легко могли бы найти общий язык для раз­
произвола и насилий, всякого проявления борьбы гру­ решения всех вопросов мирного и дружного сожитель­
зинского народа за свое национальное освобождение. ства наших народов. Подавляющее большинство русской
Не было бы поэтому ничего странного или необыч­ демократии испугалось, однако, своих старых идеалов,
ного в том, если бы „некто в красном“ „невзначай“ когда дело дошло до практического применения их в
шепнул кое-что в этом роде жаждущему доказать свою жизнь, отшатнулось от них и стало слишком недовер­
„лойяльность“. чиво и нетерпимо относиться к самостийничеству „ино­
родцев“. Эти боязнь и недоверие показывают, что по­
Панихида по Н. В. Рамишвили в Праге. давляющее большинство русской демократии так же
стремится к подчинению интересов малых народов ин­
3 января грузинская колония в Праге организовала тересам русского народа, как это делала и старая Рос­
гражданскую панихиду по погибшему Н. В. Рамишвили. сия, и к удержанию их в орбите русской государствен­
Почтить память покойного и выразить свое сочувствие ности всякою ценою. При таких же условиях малые
грузинской с.-д. партии и всем борцам за независимую народы имеют слишком много оснований для того, что­
Грузию, понесшим в лице Ноя Рамишвили огромную и бы не верить в бескорыстность ее действительных стрем­
непоправимую потерю, явились многочисленные пред­ лений. С группой Русанова-Чернова можно было бы о
ставители всех „малых“ народов, стонущих под боль- многом договориться, но она слишком незначительна
шевицким игом. Здесь были и белоруссы и армяне, численно, и почти вся русская общественность клеймит
украинцы и горцы Северного Кавказа, казаки и калмыки. ее и поносит, как предательство русского националь­
Основным мотивом речей, произнесенных предста­ ного дела. Об этом можно только искренно пожалеть.
вителями этих народов, была мысль, что ослабление От чехословацкой социал-демократической партии
или усиление рядов борющихся одного из „малых“ на­ в большой прочувствованной речи соболезнование гру­
родов есть в# то же время ослабление или усиление ря­ зинской социал-демократии и грузинскому народу выска­
дов борющихся и всех остальных и что теперь, когда
грузины понесли такую потерю, нам необходимо тес­ зал сенатор Соукуп.
нее сомкнуть наши общие ряды в борьбе за общее де­ Редакция „В. К.“ послала в свое время письмо Гру­
ло национального освобождения и возрождения всех зинскому Пр-ву в Париж с выражением соболезнова­
угнетаемых большевиками народов. ния по поводу случившегося, а 3 января, через одного
Сердечно теплое слово сказал и один русский, со­ из своих сотрудников, еще раз выразила свое сочув­
циалист-революционер Русанов, один из немногих, иду­ ствие Грузинскому народу в постигшем его горе.
щих до логического конца в своих убеждениях по на­ Ной Рамишвили убит. Да здравствует грузинский
циональному вопросу. Он считает, что принцип совре­ народ !

Казачья эмиграция.
От р е д а к ц и и .
Всем тем, кто поздравил нас с праздником Рождества Христова и Новым Годом, — сердечное, спасибо!

В Париже. тересно отметить некоторые места доклада „носителя


дум и чаяний Казачества“ о том, как он мыслит буду­
20 декабря 1930 г. в помещении УМСА (10, бул. щую его роль в будущей России.
Монпарнас) состоялся доклад Председателя Казачь­ Как всегда в своих литературных, так и на этот
его Сою за г. Мельникова на тему: „Казачествб в бу­ раз в устных изложениях вопросов о судьбе Казаче­
дущей России“ . Ничего нового, как это и следовало ства, Мельников заводит себя в тупик, из которого
ожидать, докладчик не сказал, но все же небезин- потом старается выбраться путем очень неудачной
24 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО № 72

подтасовки фактов, или умолчания тех или иных фази­ ских Народов Кавказа, где говорилось, что до образо­
сов в истории жизни Казачества, которые ярко харак­ вания законной и обще признанной Российской власти
теризуют истинные стремления и чаяния казаков. Союз является самостоятельным Государственным об­
Начав с того, является ли необходимым в настоя­ разованием с правом издавать законы общие для все­
щее время существование Казачества с его прежними го Союза и утверждать законы, изданные местны-
функциями, которые оно выполняло, или, быть может, ными законодательными учреждениями каждого его
те функции и та роль, которую играло Казачество в члена, не противоречащие общим законам. По сверже­
дореволюционной России, утеряли теперь свое преж­ нии же большевиков и образовании новой власти в Рос­
нее значение? — На этот вопрос г. Мельников дает сии, войти в нее как федеративная ее часть с правами
положительный ответ и заявляет, что роль Казачества своего краевого законодательства. Эта резолюция бы­
не кончилась, а потому существование его для России ла одобрена позже и на Общ. Каз. с’езде в Сербии в
необходимо. 1923 г. и как бы продолжением и носителем этой ка­
„Благородно“ раскритиковав те русские полит, кру­ зачьей идеи является Обще-казачий Союз, „председа­
ги, которые смотрят на казаков, как на бывших цар­ телем которого я имею честь состоять“. Программа
ских опричников, душителей всяких попыток русского его: (не смотря на то, что она всем хорошо известна,
народа к осуществлению великих идеалов: Свободы, Мельников приводит ее полностью)..., а потому надо
Равенства и Братства, докладчик переходит к защите желать не отделения от России, а вхождения в ее со­
Казачества от этого ложного мнения. — Как могут став с правами широкого народоправства и издания
казаки быть душителями идеалов, носитепями которых своих законов, не противоречащих обще-российским
они являются сами спокон веков и всегда осуществля­ законам и т. д. и т. д.
ли их не только на фронтонах зданий, как здесь во Фран­ Из оппонентов ему выступали проф. Свагиков, г.
ции, а в самой жизни. Казаки искони были вольны и Карев, проф. Марков и др.
свободолюбивы и это резко отличало их от остально­ Проф. Сватиков между прочим высказал:
го русского населения, в большинстве рабски-крепост- — Судя по докладу, так себе мыслит и предста­
ного. Здесь Мельников и начинает заводить себя в ту­ вляет Казачество только г. Мельников, но я склонен
пик. думать, что не так мыслит об этом само Казачество.
— Они не только защищали свою свободу и воль­ Чтобы говорить о будущей роли Казачества в будущей
ности, но их земли всегда были очаг ом всех обижен­ России, нужно прежде всего определить, что такое Ка­
ных и угнетенных, они давали приют всем, кому сво­ зачество и из этой точки исходить, а потому право
бода и воля были дороже всего в жизни. Равенство и Вольное Казачество, исходя из того, что казаки являются
Братство также находили яркое отражение в жизни самобытной народностью со своим особым укладом
казаков; за это говорит казачья взаимная поддержка и жизни и обычаямм, что совершенно отличает их от
взаимная выручка, как на войне в бою, так и во всех остального русского населения, а потому Казачество
ост. случаях жизни. На казачьих сходах разве имели имеет право на совершенно самостоятельное Госуд.
какое либо значение отличия, звания или ранги? существование, хотя я и не разделяю их точки зрения
— Все там были равны перед сходом. по многим вопросам.
Казаков называют также военным сословием, Выступление Карева, который обвинял Мельникова
предназначавшимся для охраны обширных окраин Рос­ в измене присяге Войску Донскому, чуть не кончилось
сийского Государства. — Это тоже не верно, потому инциндентом. К счастью, кто то с места сказал, что
что среди казаков были Старшины, рядовые казаки, Мельников вовсе не присягал на верность Дону, а кто
торговые казаки, ремесленники и т, д., что является то другой заявил: значит, г. Мельников и не ответст­
также сословным подразделением. венен за свои действия и политику перед Казачеством?
Затем Мельников останавливается на заслугах На это Мельников бледно возразил: когда я становлюсь
Казачества в эпоху смуты и „гражданской“ войны. — во главе какого либо дела, я всегда ответственен за
Казаки проявили большую политическую и государст­ него.
венную мудрость, которой, „многим“ бы следовало по­ Собрание затянулось очень долго и проф. Марков
учиться. В исключительно трудное время они создали не успел высказаться, но предложил перенести продол­
подлинную государственность на основах свободы и жение прений на следующее собрание, выразив жела­
народоправства, организовали сильную армию (и уми­ ние пригласить на него и русских общественных и по­
рали в этой армии в сознании исполнения долга к аза­ литических деятелей. Послушаем де, что они скажут,
ка и гражданина, защищая СВОЕ ГОСУДАРСТВО, а как они смотрят на Казачество (а то мы сами не мо­
не бежали в Москву как нек. другие. Т.) жем дать ладу и разобраться в наших казачьих делах! Т.)
Вот тут то и возникает вопрос, который и дол­ Не сказал своего заключительного слова и г. Мельни­
жен бы быть отправной точкой всего доклада. — Так ков.
что же такое, в самом деле, Казачество и кто такие Аудитория была не многочисленная и, судя по
казаки? апплодисментам после доклада, не принадлежала к чи­
Обойдя этот коварный вопрос, Мельников перехо­ слу сторонников Мельникова.
дит к тому, чего желало Казачество (Донское только) Следующее собрание перенесено на неизвестный
в эпоху революции и войны. Умело подтосовав факты день.
и резолюции Войск. Кругов, Мельников приходит к то­ Париж. 1930.
му, что казаки желали федерацию с Россией и как до­ А. Тульцев.
казательство приводит резолюцию В. Кр. в июне 1917 г.
при Атам. Каледине. Это в то время, когда казаки Парижские письма.
еще не знали и не решили какую им занять позицию
по отношению к России, но уже одним своим актом, Выход первого номера жур. „В. К.“ в свет пора-
невыдачи Ат. Каледина, показали чем желает быть Ка­ зил всех. Большинство из тех казаков, кто имел воз­
зачество. Резолюцию же Б. В. Круг. 1918 г. при Ат. можность получить первый номер журнала, перекре­
Краснове, где ясно пункт первый Донской Конституции стились и ожидали дальнейшего развития событий.
гласит: „Всевеликое Войско Донское есть самостоя­ Первой и неотложной задачей, перекрестившихся ка­
тельное Государство основанное на началах народо­ заков, было поделиться мнениями с остальной казачь­
правства“, Мельников дипломатия, упустил из виду или ей массой. Встречая казаков, в прошлом одних взгля­
забыл, но один из присутствовавших станичников скро­ дов на казачью государственность, они знакомили их с
мно напомнил, спросив Председателя Правительства, по журналом „В. К.“. Эти казаки подошли ближе к Воль­
не знанию или с какой либо иной целью не сказал он но-казачьему делу и впоследствии стали в ряды бой­
об этой „резолюции“? цов обездоленного Казачества за его лучшее будущее.
На это Мельников ответил, что он многое не ска­ Второй и неотложной задачей являлось погово­
зал, полагая, что об этом знают все. Затем Мельни­ рить с казаками-монархистами, фигурировавшими на
ков переходит к Юговосточному Союзу. Аналогичная страницах печати и волновавшими Казачество на про­
резолюция (о федерации) была вынесена при образо­ тяжении десяти лет. Таковых казаков очень мало и они
вании Юговосточ. Союза Дона, Кубани, Терека и Гор­ известны казакам со страниц печати. От некоторых
Mi 72 ЫЛЬНЕ КО3 АЦТ В О 25

из них приходилось слышать по адресу инициаторов ская разница в методах проведения в жизнь этих про­
Вольно-казачьего движения, два слова: „Авантюристы грамм.
или авантю ра“. Признав в тебе, самое меньшее, сочув­ А на самом деле разница программ сводится к
ствующего этому делу, они старались косо на тебя следующему: программа Вольного Казачества опреде­
смотреть, а иногда „трудно“ было к ним подойти. Окре­ ленно говорит о казачьей государственности; програм­
стив Вольно-казачье дело, они не придавали вначале ма „Лиги Возрождения Казачества“ допускает возмож­
этому движению особого значения. ность соглашения и вхождения в состав Российского
Ш аг за шагом инициативная группа Вольного Ка­ Государства.
зачества, отстаивая каждую пядь Казачьей Земли, Указывая на украинский жур. „Тризуб“ , депутат
обильно политой кровью наших прародителей и нас са­ сказал, что если антибольшевицкие силы появятся на тер­
мих, будировала умы и сердца казаков и казаки потя­ ритории Украины, то украинцы их будут принимать как
нулись в ряды Вольного Казачества. и большевиков. Напомнил здесь же о младороссах и об
„едином фронте“ и что не лишена возможность высад­
ки дессанта „общих антибольшевицких сил“ на Кавка­
В До. 71 жур. „В. К.“ среди приветствий из Пари­ зе или в казачьих областях, а поэтому „не мешает и
жа я встречаю такую фразу: „Показателем этого мо­ с ними иметь известное единение для общей борьбы
жет служить то, что все враги Вольного Казачества против большевиков“ . Дойдя с ними до Родных Краев,
не на шутку призадумались над казачьим вопросом да мы, казаки, пойдем освобождать Дон, а они на Москву...
и К азачество поняло, ч т о ему дороже — Москва или Заканчивая свое слово депутат говорит, что с на­
свои Родные Края, в которых в настоящее время бес­ ми (т. е. с ними) те, кому интересы Казачества преж­
церемонно хозяйничают московские' люди“. Казачество де всего, дороже всего и друзьями „Л. В. К.“ могут
поняло и „поняли“ русские люди, но главным образом быть все те организации и об’единения, которые ока­
в Париже не обошли нас своим „понятием“ в высших жут моральную и материальную поддержку „Л. В. К.“ в
монархических кругах, так называемые опекуны и на борьбе с общим врагом — большевиками. Ими могут
своих собраниях им не один раз приходилось обсуж­ быть: украинцы, грузины, кавказцы, казаки и русские.
дать вопрос о самостийниках. Подвергнув казаков все­ После всего сказанного, депутат В. Круга предло­
возможным „анализам“ , монархические собрания при­ жил собравшимся 14 казакам высказаться откровенно.
ходили к малоутешительному для них выводу и для Был избран председатель, который вел запись жела­
того, чтобы Вольно-казачье движение спровацировать ющим сказать слово. Сотрудник „В. К.“ сказал, что
— был принят целый ряд мер. Открыв травлю в печа­ это „повторение прошлого, повторение того, что было
ти, монархисты попутно искали среди казачьей вой­ у нас с доброармией“. Казак Т. сказал, что ему не
сковой старшины преданных лиц, чтобы последние понятна программа „Л. В. К.“ , а сравнивая ее с програм­
смогли, путем накопления своих сил в редакции „В. К.“ , мой Вольного Казачества, подчеркнул, что там ясно
повернуть вспять колесо Вольного Казачества. Прихо­ указывается, что Казачество должно иметь независи­
дили они и к такому заключению, что Россию спасти мое государство, основанное на началах народоправ­
сразу нельзя, а можно по частям. Плацдармом для ства.
будущей борьбы по освобождению России они снова Что касается остальных, то они говорили в духе
избрали казачьи области. депутата. Председатель собрания предложил желающим
После того, как им не удалось повернуть колесо записаться в „Центральный Комитет Л. В. К.“, преду­
вспять, они убедились, что дразнят казаков — „пчел“ , предив, что ежемесячный членский взнос равняется 50 фр.
а поэтому решили идти самостийникам навстречу с
тем, чтобы иметь среди последних своих людей, через
которых впоследствии можно было бы все взять в свои Принимая во внимание все те сведения, которые
были получены в Париж до появления среди казаков
РУ*"- _____ „комитетов“ и сопоставляя их с тем, что сказал депу­
тат ставший было на „защиту“ Осн. Зак. Д. Вой­
20 декабря 1930 г. состоялось, по первому об’явле-
ска, становится все яснее белого дня.
нию в „П. Н.“, „вступительное слово“, а по второму
„собеседование“ г. Мельникова на тему: „Казачество 24 декабря 1930 г. Париж. И. Скобелин.
в будущей России“ (См. „Пос. Нов.“ от 20 дек. 1930 г.).
После вступительного слова или собеседования, в числе Общеказачья станица в Афинах.
других выступил в качестве оппонента депутат В. Кру­
га, который наколол докладчика на острие казачьей Общеказачья Афинская станица сравнительно мо­
пики за измену или подтасовку Осн. Зак. В. В. Донского. лодая. Свою жизнь начала лишь год тому назад. Ста­
Казаки апплодировали депутату. Оказалось, что выступ­ ница имеет в своем составе около ста казаков, донцов
ление депутата в защиту Осн. Зак. на собеседовании и кубанцев главным образом. Есть одиночки — казаки
для присутствующих было непонятно и неожиданно. и других Войск,
На этом собрании присутствовал и один из сотрудни­ В станице есть и природные казачки, но многие
ков „В. К.“, которому удалось узнать, что депутат яв­ казаки поженились здесь, в Греции.
ляется в качестве инициатора некоторого „комитет­ Казаки народ трудолюбивый и безработных в ста­
ского“ дела и что собрание „комитета“ состоится 21 нице нет. Работают главным образом по малярному
дек. в 2 ч. дня в окрестностях Парижа. Пришлось по­ делу и довольно прилично зарабатывают. Есть и такие,
ехать туда и отгадать неожиданное и непонятное. которые служать в канцеляриях.
В 2V2 часа дня появляется, в одном из рестора­ Некоторые казаки обзавелись недвижимым имуще­
нов на B-d Victor Gugo, депутат В. Круга, которого ством, т. е. приобрели себе, хотя небольшие, но соб­
представил нам один из казаков „комитета“.Подойдя к нам ственные домики на окраинах Афин.
он сказал: „Здравствуйте самостийники“. Сейчас же на­ Казаки живут дружной, сплоченной семьей и в оби­
чался разговор на политическую тему. По словам его, ду друг друга не дают.
ему не нравятся действия некоторых в. к., в том числе Раньше станица имела приют в русской гимназии,
и действия Редактора жур. „В. К.“ и само название но казаки, оставаясь благодарными администрации гим­
„Вольное Казачество“ как бы устарело, а поэтому он назии за приют, все-же чувствовали себя там чужими.
решил попробовать создать самостоятельную организа­ Задумали создать свой собственный угол, свое казачье
цию, назвав ее: „Лига Возрождения Казачества“. Ка­ гнездо, куда-бы слетались, как степные орлы в часы
саясь программы новой лиги, он заявил, что програм­ досуга, поговорить — погутарить по казачьему, так
ма ее отличается лишь тем, что она как бы сглажи­ как душа хочет, но средств у станицы никаких нет и
вает некоторые „острые углы“ и „резкости“ в програм­ взять их неоткуда. Для изыскания средств администра­
ме Вольного Казачества. По его понятиям, всетаки ция станицы с благословением станичного сбора уст­
казаки — русские люди, порвать как-то сразу с Рос­ роила концерт-бал. Бал оказался удачным. Посетите­
сией для них кажется часто не осуществимым и при­ лей было много. Две залы были полным полны. Были
водит их в смущение. А потому, в программе нет прин­ и представители Дипломатического корпуса.
ципиальных расхождений, а существует чисто тактиче­ Все казаки на балу были с национальными флаж-
26 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Л/ 72

ками: донцы с донскими, кубанцы с кубанскими. Несмот­ Бедственное положение калмыков


ря на то, что бал затянулся до 7 часов утра — расхо­ в Польше.
дится никому не хотелось и окончательно бал был з а ­
крыт лишь в 8 час. утра. Их там 12 человек. Большинство их женаты на
В новом Казачьем Доме будет канцелярия станицы, местных женщинах и большинство же (9) без работы
бюро труда, касса взаимопомощи, больничная касса, и терпят горькую нужду в полном смысле слова. Двое
небольшая библиотека-читальня и казачий недорогой из них полные — инвалиды: Даржинов — Кутейников,
буфет. ст. — слеп на оба глаза; Бадьма Мусов — Власовской
Велика заслуга администрации станицы, понесшей станицы — безногий. Отсутствие в Польше соотв. об­
большой труд в этом деле. Благодарные казаки никог­ щественной организации, невозможность найти работу
да не забудут их доброго дела. и оторванность от главной массы своих собратьев уси­
Политических разномыслий в станице нет. Все чис­ ливает в них последствия голода и холода.
токровные казаки стоят на казачьей дороге, указанной Все они решили выехать во Францию, Сербию, Болга­
в казачьих Конституциях, и с этого дороги они не рию или Чехию, но ни у кого нет средств и даже свя­
сойдут. зи со станичниками и знакомыми. Они просят своих
Да хранит Бог станицу и ее администрацию. станичников, знакомых и вообще калмыков выручить
их, помочь, кто чем может, хотя бы советом, добрым
Декабрь, 1930. Афины. Н. В. Примеров. словом. Имена их: Санжа Бемб. Абушинов — Чунусовск.
ст., Эренжен Бадашкин — Платовск. ст., Пурве Булту-
Казаки-инженеры в Северной Америке. ков — Бурульской ст., Сергей Каменов Ст. Кутейник,
(имеет раб.), Ив. Бембинов — Кутейн. ст. (имеет раб.),
Судьбе угодно было забросить казаков-эмигрантов Леон Мотуков — Кутейн. ст. (работает), Бадьма Мит-
в центр Соединенных Ш татов (штат Небраска), где они рошнов — K vt . ст., Санжа Карпов — Бурульской ст.,
без знания языка и местных условий начали пробивать Джеваков — Кут. ст., Бадьминов Музей — Эркетинск. ст.
себе жизненную дорогу, а теперь уже прочно осели и Известен только адрес С. Абушинова: Siergiej ЯЬи-
работают в самых разнообразных отраслях агрономии. szyndw, ul. Nadwislanska, 2, m 10. Warszawa (9) Pologne.
Вот эти казаки-инженеры: 1. М. М. Афанасьев, казак
Котовской ст-цы, Хоперского округа, В. В. Д., работает
при штатном университете в департаменте растениевод­
Касса взаимопомощи сотрудников
ства по фитопатологии, главным образом с вредителя­ журнала „В. К.“.
ми картофеля и кукурузы.
Он окончил Брненский Политехникум по инженер­ Ввиду просьб некоторых сотрудников о материаль­
но-агрономическому отделению. ной помощи, редакция „В. К,“ решила учредить свою,
2. В. И. Абашкин, казак Трехостровянской ст-цы, чисто товарищескую „кассу взаимопомощи сотрудни­
В. В. Д., работает при штатном университете в депар­ ков журнала „В. К.“ на случай болезни“ . Средства кас­
таменте геологии и землемерии по изысканию почв сы составятся из 5% отчислений с гонорара сотрудни­
штата Небраска. ков и 5°/0 надбавки к гонорару в пользу кассы от ре­
Он окончил Пражский Политехникум по инженер­ дакции, — таким образом 10°/« от гонорара каждого
но-агрономическому отделению. номера журнала будет передано в кассу. Это, конечно,
3. Б. Н. Булаткин, уроженец гор. Ейска, работает не много и на большую помощь рассчитывать нельзя,
при штатном университете в департаменте почвоведе­ но в беде, а особенно старикам, и небольшая сумма
ния, главным образом, химические и физические свой­ все же лучше, чем ничего.
ства почвы штага Небраска.
Он окончил Пражский Политехникум по инженерно­ Новые культурные казачьи силы.
агрономическому отделению. Правление Брненского хутора ОКСС в Ч. С. Р. из­
4. Г1. И. Колачов, казак Атаманской сг-цы, Саль- вещает, что в ноябре—декабре прошлого года Брнен­
ского округа, работает как химик и бактериолог в ог­ ский Политехникум окончили : Борис Попов (донец) —
ромной молочной компании в 4 больших городах штата по электро-мех. отд. ; Влад. Щедрович (куб.) — по
Небраска. электро-мех. отд.; Михаил Еремин (уралец) — по агро­
Он окончил Пражский Политехникум по инженерно­ номическому и Василий Исаев (терец) — по земле­
агрономическому отделению. мерному отделению.
5. Ф. К. Попов, казак Нижне-Чирской ст-цы, 2 Дон­
ского округа, работает чертежником в главном штат­ Кубанский календарь на 1931 год.
ном управлении штата Небраска в департаменте мостов.
Он окончил Брненский Политехникум но инженер­ Общество „Вольная Кубань“ в Белграде издало
но-агрономическому отделению. „Кубанский календарь на 1931 год“ .
Казаки-инженеры приехали в Соединенные Ш таты В календаре есть целый ряд полезных сведений
Америки из Чехословакии всего год—два тому назад. (более подробный отзыв дадим в следующем номере).
Все они признаны научными учреждениями Америки Выписывать можно из Кубанской канцелярии в
как магистры агрономии. К. Белграде. Цена 20 динар»

Яицкие (Уральские) казаки в Австралии.

На тростниках.

Окончание рубки.
Л? 72 В IЛ Ь НЕ КОЗАЦТВО 27

На сборе хлопка.

Приезд архимандрита

о. Мефодин в Согс1а1Ьа.

В К а з а к и и.
Новые вести с родины. ствующих условий для этого. Недород был большой, —
это верно. Но люди не умирали бы с голоду, как это
27-го прошлого декабря в помещении пражского было в действительности, если бы население имело за ­
ОКСХС под председательством Ф. А. Щербины состо­ пасы от прошлых урожаев. Однако, советская власть,
ялся доклад П. Н. Зозуленка, уроженца г. Екатерино- как только захватила в свои руки Казачьи Края в 20 го­
дара, бежавшего из СССР в конце лета текущего года. ду, забрала у нашего населения буквально все до зер­
Г. Зозуленко — техник-строитель, жил в Екатеринода- на. Поэтому на Кубани в 21 г. был такой голод, како­
ре включительно до 1927 года, а после этого — на го не было никогда раньше и, вероятно, не будет и в
Украине. В последнее время работал на постройках в будущем.
районе Каменец-Подольска, откуда и бежал в Румынию, Положение ухудшалось еще и оттого, что под вли­
переплыв Днестр с сынишкой на плечах. янием большевицкой агитации, распространявшей слухи,
Голод 21 года в Казачьих Землях и в особенности будто в Казачьих Краях хороший урожай, сюда двину­
на Кубани, по мнению докладчика, далеко не дошел бы лись большие массы с Поволжья.
до такой степени и до таких ужасных последствий, ка­ Хотя советская власть и объясняла голод неурожа­
кие имели место в действительности, если бы сама со­ ем и условиями войны, тем не менее ее поведение и
ветская власть старательно не подготовила соответ­ отношение к населению во время голода подорвало до-
28 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Л? 72

верше к ней даже и со стороны иногородних, которые лее 40—50 коп. в день реальной заработной платы.
в 18—19 г. г. возлагали на нее свои надежды. Под Однако, злоупотребления администрации, беспорядок и
влиянием общего несчастного положении, иногород­ бесхозяйственность сводят на нет выгоды, получающи­
ние скоро пошли на примирение с казаками. Старая еся от эксплоатации рабочей силы, и хозяйства эти
вражда между казаками и иногородними почти совсем остаются убыточными для государе гва.
прекратилась. Но это было не в интересах советской Коллективизация происходит насильственно. Хлебо­
власти, потому что ей не на кого было бы опираться в роб не может не идти в коллектив. Тех, кто сопротив­
таком случае. Поэтому большевики стали искусственно ляется вхождению в коллективы, преследуют всеми спо­
поддерживать и раздувать старую рознь с тем, чтобы собами вплоть до арестов и высылок. Коллективы удоб­
не только не дать иногородним слиться с казаками, но, ны тем для большевиков, что из них легче, чем у от­
нейтрализовав первых, с их помощью держать в пови­ дельного хлебороба, выкачивать хлеб. Но хлебороб и
новении вторых. Однако, начавшегося примирения меж­ в коллективах продолжает сопротивляться грабежу боль-
ду казаками и иногородними не могли остановить даже шевицким государством. До тех пор, пока во главе
и большевики, такие мастера агитации. И теперь, уже управления коллективов стояли местные люди, само
к 27 году, примирение это вполне закончилось. собою разумеется, что и они сопротивлялись тому, что­
То же наблюдается и на Дону, хотя о Доне доклад­ бы государство оставляло на едока всего 16 пудов хле­
чик и не может говорить с такою уверенностью, как о ба в год. Тогда из центра России было послано на
Кубани. окраины СССР 25 тысяч мобилизованных рабочих —
Когда же советская власть убедилась, что иного­ активистов, на обязанности которых было там органи­
роднее население окончательно ушло из-под ее влияния зовать управления коллективов, чтобы все требования
и слилось с казаками, она, хотя и не официально, стала государства на хлеб выполнялись беспрекословно. Фор­
усиленно поощрять переселение крестьян из России. мально 25-титысячнйки посылаются, как инструктора по
Официально переселенцам из России в Казачьи Края организации колхозов, фактически же они становятся
льгот не предоставляется. Им только говорят, что там во главе управления всеми делами их и выкачивают из
прекрасные земли, которые казаки не могут или не хо­ них все, чего требует Москва, совершенно не считаясь
тят обрабатывать; прекрасный теплый климат; а в 20 с тем, хватит или не хватит колхозникам прокормиться
году им говорили даже, что казаки чуть не поголовно до нового.
разбежались и их хозяйства с коровами и проч. забро­ Положение рабочих далеко не гак благополучно,
шены и ждут тех, кто бы завладел ими. Хотя послед­ как о том пишут советские газеты. Рабочий на фабри­
нее скорее похоже на анекдот, тем не менее и это ках и заводах в настоящее время работает не менее
имело свое большое влияние. Со многих концов России 9 часов в день, а на постройках — 10—11 ч. и получа­
переселенцы потянулись в Казачьи Земли еще с 20 г. ет при этом 10—15 коп. реального заработка. Достига­
Переселяются и теперь, хотя после 22 года по зако­ ют этого большевики при помощи ударничества. Соби­
ну новым пришельцам и не полагается земли., Тем рается на каком-либо заводе ударная группа рабочих,
не менее им дают землю. Фактически же эти но­ которой дается задание достичь наибольшей производи­
вые пришельцы ставятся властью в привилегирован­ тельное ги работы в известный промежуток времени.
ное положение в сравнении со старым населением, ка­ Производительность в таких случаях часто достигается
заками и бывшими иногородними. Им отводятся луч­ двойная и даже тройная. Собранные таким образом
шие земли, в больших нормах, их меньше облагают и сведения направляются в Москву, откуда на основании
т. д , словом, за ними ухаживают власти. Это, естествен­ этих материалов в порядке приказа даются соответству­
но, вызывало раздражение и даже озлобление со сто­ ющие пониженные расценки. После нескольких таких
роны старого населения и особенно со стороны каза­ снижений расценки в конпе концов оказались настоль­
ков. Бывали случаи, когда дело доходило даже до того, ко низкими, что рабочему приходится при крайнем на­
что казаки вырезали целые небольшие новые поселки, пряжении даже удлинять свой рабочий день и получать
размещавшиеся на лучших землях станичного юрта. все-таки грошовый заработок. В своем кооперативе
Судьба этих новых пришельцев, ставших иногород­ рабочий, особенно не семейный, фактически лишен воз­
ними по отношению ко всему старому населению, их можности покупать товары и продукты по государствен­
положение и благополучие целиком связаны с суще­ ным расценкам, так как не имеет возможности стоять
ствованием советской власти. Поэтому они всячески в очередях. Он вынужден поэтому пользоваться част­
поддерживают ее. Зато тем больше и тем острее не­ ным рынком, на котором фунт хлеба стоит 1 рубль,
навидит большевиков и их власть старое население, при фунт масла — Юр., сапоги — 20 0 р. Чтобы не голодать,
чем у бывших иногородних эта ненависть часто выяв­ рабочему „добровольно“ приходится работать 10—11 ч.
ляется даже больше, чем у казаков. в день.-Рабочие не выдерживают таких расценок и бе­
Грабеж населения советская власть производит под гут. Но большевицкое начальство „сверху“ жмет тех­
видом раскулачивания. В первое время, в 20 году, рас­ нический персонал, требует „суметь заставить рабочих
кулачивали казаков при помощи иногородних и отчасти работать“. Поэтому приходится прибегать ко всяко! о
самих же казаков. Затем стали раскулачивать тех, кого рода „комбинациям“, на которые до поры до времени
раньше считали середняками. В число раскулачиваемых и само начальство смотрит сквозь пальцы.
теперь попали уже и иногородние, и это послужило Одежды нет. Нельзя же в самом деле считать, что
первым толчком к об’единению их с казаками. В даль­ рабочих одевают, если на союз в 2000 человек присы­
нейшем кулаком оказывался всякий, у кого можно бы­ лают 20 талонов, по которым можно купить в коопера­
ло что-либо отнять. тиве одежду. Эти талоны ведут только к тому, что все
Возвращавшихся эмигрантов вначале совсем не рабочие перессорятся между собою, а одежда в конце
трогали. Их пропускали через ГПУ и распускали по до­ концов попадает в руки всякого рода „начальства“. С
мам, и они могли жить, как и все. Обрадовавшиеся „воз­ продуктами дело обстоит также плохо^Мяса почти нет.
вращенцы“, конечно, стали писать заграницу соответ­ В прошлом хоть конины было м н ого/так как крестья­
ствующие письма. Но большевикам только этого и надо не убивали лошадей на мясо. А теперь даже в армии,
было, чтобы таким путем разложить оставшихся загра­ за которою большевики всячески ухаживают,- мясо вы­
ницей. Когда же приток возвращающихся прекратился, дают всего 2—3 раза в неделю.
приехавших стали приследовать. Очередное раскулачи­ В „гражданскую“ войну рабочие поддерживали со­
вание было направлено главным образом против них. ветскую власть. Теперь и они отвернулись от нее. На
Конечно, их ограбили так же, как и других раньше рабочих теперь большевики не могут полагаться почти
грабили, а многих и расстреляли или отправили в ссылку. так же, как и на хлеборобов. Но это относится глав­
Далее докладчик рассказывает о совхозах и так ным образом к Югу, — Украине и Казачьим Краям.
называемых зерновых фабриках, т. е. тех же совхозах, Положение рабочих, да и всего населения, в России
только более крупных и лучше технически оборудован­ значительно лучше. В то время, как на Украине и в
ных. Этот вид советского хозяйства весьма выгоден Казачьих Краях забирают чуть не под метелку всю
для власти в том смысле, что действительная стоимость пшеницу и население вынуждено питаться житным хле­
получающегося в них зерна обходится дешево, так как бом, в Москве, как и вообще в городах России, едят
батрак, работающий в совхозе, никогда не получал бо­ белый украинский и казачий хлеб. Да и вообще надо
сказать, как ни маскируются московские большевики, мобилизующих организации в решающие дни хлебоза­
во всех их действиях проглядывает настойчивое стрем­ готовок — к ответу!.. Упорно бороться за хлеб!..“ кри­
ление к тому, чтобы утвердить господство в СССР чит Ростовский „Молот“ 14 декабря пр. года.
„преобладающей национальности“ . Это еще в большей „Оперативная сводка хлебозаготовок“ на 15 декабря
степени подогревает самостийные настроения и стрем­ („М “. 19 дек.) свидетельствует, что „тянут вниз за ­
ления среди других^ народов. Что же касается Украины, готовки в крае: Миллеровский район, Кущевский, Брю­
настроения которой за последние годы докладчик осо­ ховецкий, Тихорецкий, Кореновский, Тимошевский, Сла­
бенно хорош о знает, то среди украинцев в настоящее вянский, Кропоткинский (Кавказский?), Армавирский,
время не самостийников нет, национально-самостийное Ново-Александровский, К рганный, Оградненский, Ессен-
движение захватило всю массу украинского населения, тукский, Георгиевский, Александровский, Лабинский. По
и только еврейство, подобно новым иногородним в Ка­ сильно отстающему здесь единоличному сектору план
зачьих Краях, активно поддерживает Москву. Подобные выполнен на 45—65°/0а
настроения наблюдаются и в Казачьих Землях, — на Из „оперативной сводки“ на 20 декабря:
Дону и особенно на Кубани. „Итоги заготовок за 20 дней декабря — 11 проц.
Москва явно боится самостийных настроений и по­ месячного и 86 проц. годового плана — со всей кате­
тому особенно внимательно следит за поведением ин­ горичностью требуют от каждой районной и сельской
теллигенции „окраин“. Поэтому положение последней организации действительной мобилизации всех сил на
на Юге особенно тяжело. Наблюдается, особенно в пос­ хлебозаготовительную работу, особенно в единоличном
леднее время, после расформирования окружных управ­ секторе. В ряде районов этой мобилизованности не
лений, массовое бегство интеллигенции с Юга на Во­ чувствуется даже и сейчас, в решающие дни заготовок.
сток, — в Туркестан, на Урал, в Сибирь. Вместо ухо­ Некоторые сельские организации „переключились“ на
дящих приходят интеллигенты из России. Замечательно самотек, отдельные работники дезертируют с фронта
при этом следующее обстоятельство. Русской интелли­ заготовок или всячески уклоняются от практического
генции такж е тяжело живется в России. Ее там также участия, от работы в кварталах, стодворках. В Иванов­
жмут и преследуют, и она там настроена против со­ ской — одной из самых отставших станиц Славянского
ветской власти. Но, обжившись некоторое время на района, — большинство партприкрепленных на работу
Украине и убедившись в самостийных настроениях ук­ в участки не ходят, комсоды бездействуют; в отноше­
раинских масс, русские интеллигенты обращаются ли­ нии дезертиров никаких мер воздействия не применяет­
цом к той власти, которая еще недавно преследовала ся. Право-оппортунистическая практика месшой ячей­
их на родине, и добросовестно поддерживают ее в борь­ ки усиливает сопротивление кулацких элементов. Об­
бе с „окраинным сепаратизмом“. наглевшие кулаки избили недавно лучшею активиста
О пятилетке докладчик говорит, что никаких ее станицы т. Калугу, председателя комеода. Кулаки-братья
результатов на Украине не видно и до сих нор, хотя Костюк — арестованы и будут судиться показательным
уже прошло около 3 лет. Когда составлялся пятилет­ процессом.
ний план, он обсуждался на многочисленных рабочих В ст. Славянской оппортунист Шнейдер отказался
собраниях. Большевики требовали, чтобы ничто не бы­ работать в стодворке по хлебозаготовкам. В той же
ло пропущено, планы много раз возвращались на ме­ станице увиливает от работы ряд членов союза сов-
ста для дополнения, и в них заносилось столько, что и торгслужащих, не выполняя решения межсоюзного
з а 20 лет невозможно осуществить. Поэтому уже в то собрания.
время в рабочих кругах составилось представление, что Председатель Терновского сельсовета Кривомазов
дело это несерьезное, что планы эти составляются не (Миллеровский район) совершенно игнорирует работу
для осуществления, а для разговоров и втирания очков. с единоличниками. Кривомазов не оказывает содейст­
И действительно, на Украине до сих пор не осуществле­ вия агитколонне, организовавшейся на селе, чтобы
но ровно ничего из того, что намечалось. О пятилетке усилить хлебозаготовки.
поэтому говорят теперь только казенные ораторы на Демобилизация, дезертирство в ответственный мо­
официальных собраниях. мент борьбы за хлеб есть прямое пособничество ку­
Можно прямо сказать, что на Украине и в Казачь­ лаку, худший вид проявления правого оппортунизма на
их Краях нет таких слоев населения, которые в труд­ практике. И совершенно правильно поступила партор­
ную минуту активно поддержали бы советскую власть. ганизация с, Гулькевичи, выкинув из своих рядов капи­
Большевики это знаю г лучше, чем кто бы ни было тулянта Гордашевского, отказавшегося работать по
другой, и потому войны или интервенции они боятся хлебозаготовкам.
больше всего. Здесь говорят о том, что они участвуют Нажим на кулацко-зажиточные хозяйства, саботи­
в каких то дипломатических комбинациях, организуют рующие твердые задания, остается совершенно недо­
какой го союз государств с Германией, Италией и т. д., статочным. Кулаки сдали хлеб только в размере 61
чтобы поднять войну. Весьма возможно, что это они проц. твердых заданий, зажиточные хозяйства — 71
действительно делают, даже наверное стремятся под­ проц. В таких районах, как Армавирский, Ново-Алек-
нять такой шум. Но воевать сейчас и еще долгое вре­ сандровский и др., эги цифры еще ниже. Надо со
мя они не будут, даже если бы в такую войну и втя­ всей твердостью ударить по кулаку, по кулацкой аги­
нулся кто-либо из их предполагаемых союзников. Во­ тации, заставить кулацко-зажигочные хозяйства не­
евать они не будут, потому что не могут, потому что медленно и полностью вывести хлеб но твердым
знаю т, что сейчас война для них — гибель. заданиям.
Ч ерез 10 лет в СССР будут уничтожены все ста­ Позорно сдают темпы решающие зерновые райо­
рые поколения, могущие сравнивать прошлое с насто­ ны. Отчетная пятидневка прошла под знаком сниже­
ящим и таким образом составлять истинное представ­ ния почти во всех отставших районах — Брюхнвецком,
ление о советской власти и всех „благах“ жизни под Тихорецком, Кореновском, Славянском, Кропоткинском,
нею. 14х сменят новые поколения, которые воспитыва­ Армавирском, Ново-Александровском, Курганенском,
ются в стадности и беспрекословном повиновении вла­ Георгиевском, Лабинском“.
сти.* И тогда большевики будут воевать, может быть
даже и без союзников. Вам же, которые и до сих пор
ничего не сделали и в будущем не сделаете, придется От Казачьего Колонизационного Комитета.
и еще дальше уезжать, кому удастся.
Ф. В, Информация о состоянии казачьего коло­
Что делают оккупанты? низационного дела будет помещена в следую­
На хлебном фронте. щем номере „В. К.“ .
„Крепче колхозный буксир в единоличном секторе!
Славянских, тихорецких и лабинских оппортунистов, де­

Администрация журнала „В. К.“ настоящим обращается с просьбой ко всем тем,


кто ещ е не послал подписную плату на следующий, 1931, год, послать таковую свое­
временно, чтобы избежать перерыва в высылке журнала.
^с/РАЛЬС.!

КТЮ БИ НСК

Ч НокОчЕРКЛСС,
Т аганрог Гурьев
АЛ А р и V ггол ь <
й| ^ р 5

w ^ £о

А Т Е Р И Н О А Ж Й "~ \ о -17 II? J Ï


;5?ïr_ ® _ Z , \ \ С т а в р о п о л ь Ш Q Ш
)п о в о р о с Ь рпйс!

Ц Г р о з н ы й ® «Гр. ^ л ен Ы
^ л д д и к л ЕK A W X r - ,

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
ж Ж
ж Открыта подписка на 1931 год Ж
ж ж
ж на иллюстрированный журнал литературный и политический ж
п
ж „ВОЛЬНОЕ выходит КАЗАЧЕСТВО-В1 ЛЬНЕ К 03А Ц Т В 0“ ж
ж ж
ж
10 и 25 числа каждого месяца.
ж
ж
Условия подписки: на 6 мес. на год. ж
ж
В Чехословакии 30 кр. 50 кр. ж
ж
В Польше . . . . 10 зл. 15 зл.
ж
ж
В Югославии
В Болгарии
40 дин.
50 лева
70 дин.
ж
ж Во Франции 30 фр.
100 лева
50 фр. ж
ж Редакция и администрация: Praha- Vinohrady, Fochova, 130. Tchécoslovaquie. жж
В других странах . . . . I1/- ам. д. 3 ам. д.

ж ж
ж Подписную плату посылать только по адресу редакции.
ж
ж ж
ж Казаки! ж
ж Подписывайтесь на свой журнал ж
ж „Вольное Казачество—Вшьне Козацтво“. ж
ж ж
ж ж
жжжжжжжжж **************** жжжжж жжжжжжжж
Vydavatel: Ignat Bilyj. — Odpov. redaktor: Jaroslav Strohsehneider. Novinovà sazba povolena Fed. p. a t. 2fs.
270532-VII.-1930. Tiskem knihtiskdïe Я. Fixera. Praha-StraSnie c. 289.