Вы находитесь на странице: 1из 32

10 Ргояшсе 1931.

Уо1пё К о г а с ^ о

10-го декабря 1931 г. 94 10-го грудня 1931 р.


П Р А Г А Р И Л н л

ГОД ИЗДАНИЯ 5-ый Р1К ВИДАННЯ 5-ий

_ЯУ.
СОДЕРЖАНИЕ.

1. И. М. Н а з а р о в : Все дам. (Dam vSe).


2. С е р г i й С а в и ц ь к и й : Шд нйльно-козацью прапори! (Pod kozacke prapory!).
3. Б о р и с К у н д р ю ц к о в : Казачий Бог. (K ozacky bflh).
4. М и к о л а О в е р к о в и ч : Кроваве поле. Krvave pole).
5. К о н с т а н т и н П о л я к о в : Наш путь. (Na§ sm£r).
6. П е т р К р ю к о в : *** (Verse).

7. „Les Cosaques L ibres“. — „The free C o ssa ck s“.


8. На пороге пятого года. (Na prahu patého roku).
9. Ш. Б a л и h о в : Чем стало Казачество. (Clm se stalo Kozdctvo).
10. В. Е л и с е е в : Великий палач. (V elikÿ kal).
11. A. Л е н и в о е : Казачье печатное слово заграницей (1919— 1931 гг.). (Kozacka p ressa zahra-
nicnl 1919— 1931).
12. С. Б а л ы к о в : Четырехлетний путь В. К. (Ctyrletni cesta V.-K.).
13. Думы и мысли. (D um y a m ysli).
14. О В.-К. с’езде. (О V. К. sjezdu).
15. Казачья эмиграция. (K ozacka em igrace).
16. В Казакии. (V Kozàkii).

Почтовый ящик.
С о ф и я . — Т. Л. — К сожалению, большего количе­ П е р с и я . — Ив. Л. — Посылаем. Привет.
ства экз. бесплатно посылать не можем. Привет. Швейцария. — П. 3. — Исполнено. Привет.
Б у д е й о в и ц ы. — П. X. —- Получено. Привет. Ю г о с л а в и я . — Я. К. — Получено. Привет.
К л е в е л я н д . — П. К. — Исполнено. Привет. Ф р а н ц и я . — Ч. — Получено. Привет.
Ф р а н ц и я . — Л. — Получено. Привет. В а ш и н г т о н . — И. Н. — Посылается исправно.
П о л ь щ а . — К. — Одержали. ВНаемо. Привет.
П \ д к а р п. Ру с ь . — В. Т. — Будемо посилать.
Польша. — Е. К. — Получено. Привет. Б е л ь г и я . — П. О. — Получено. Привет.
Б о л г а р и я . — И. У. — Журнал Вам будет посылать­ Ю г о с л а в и я . — К. Ш. — Все получено. Привет,
ся. Привет. Р у м ы н и я . — А. Б. — Получено. Привет.
Б о л г а р и я . — В. П. Получено. Привет. III а б а ц. — П. И. — Получено. Спасибо. Привет.

Г о н о р а р не п л а т и т с я .
Не принятые к н а п е ч а т а н и ю р у к о п и с и не в о з в р а щ а ю т с я .

Представители журнала „Вольное Казачество — Вшьне Козацтво“:


В Ч. С. F .: ВО Ф Р А Н Ц И И :
В БРНО: Виктор Карпушкин. Ш. Н. Балинов. Париж.
К. Ленивов. M-eur Lenivoîî; 17, rue Katherine Favre,
В ЮГОСЛАВИИ: Monplaisir-Plaine. Lyon.
Б. А. Кундрюцков. Белград. T. К. Хоруженко. M-eur Khoroujenko; 82, av. Sidoine
А. А. Гейман. 3aje4ap. Apollinaire, Lyon-Vaise.
Г. В. Алферов — Мраморак. И. В. Чуприна. M-eur 1. Tchouprina; 59, rue du
А. Чекин. Крагуевац. Maréchal Jofîre, Cenon (Gironde).
С. И. Шепель. — M-eur Chepel, сапер Victor Hugo,
В РУМЫНИИ: Refuge Russe, M a r s e i l l e .
С. М. Маргушин. M-eur Margouchine. Str. Mocancuta, 12. И. T. Курило. M-eur Kourilo, Bourg des Maisons, par
Bukarest V. la Tour Blanche.
B. П. Елисеев. M-eur Elisseeff, Cluj, Str. Baba Novae, 23. С. К. Поляков. M-eur S. Poliakoff, Rombas.
В ГЕРМАНИИ: В БОЛГАРИИ:
Г. А. Козловский. Berlin W. 50, Kaiser Allee 215. П. H. Кудинов. Александрово — тара. Видинске.
В ПОЛЬШЕ: Т. Л. Ляхов. София, ул. Царь Семеон, 28.
Н. Егоров. Лом, ул. Царь Асенъ, 20.
Б. В. Фесенко. Варшава.
Вл. Еремеев. W. Р. Wl. Ieremiejew, Grajewo, ul. Во- В БЕЛЬГИИ И ЛЮКСЕМБУРГЕ:
guszewska 5, m. 1.
C. Тулаев. — W. Р. S. Tulajew, Hotel „Sokolowski“, ul. Ив. П. Егоров. (M-eur I. Egorofî) 21, rue Godeîroid
Niemecka, 1, Wilno. Devreese, Bruxelles.

В БРАЗИЛИИ: В СЕ В. А М Е Р И К Е :
С. Савицький. S. Savytzky. Papanduva, via Canoinhas , | | д . д . Аникушин. M-r Anikoushine 2287 Columbus R-d,
S-ta Catharina. Cleveland, Ohio (U. S. A.).
V O LN É K O Z Â C T V O ^ L E S C O S A Q U E S L IB R E S ЕЕ—
Иллюстрированный двухнедельный журнал литературный и политический.
(Vychazi 10 а 25 kazdého mèsice).
Редактор И. А. Б илы й.
Редакция и администрация: P raha-V inohrady, H radecka, 2207. T chécoslovaquie.

J\1 94 Четверг, 10 декабря, 1931 — Четверо 10 грудня, 1931. *\? 94

И. М. Назаров. (Княэкевац).
ВСЕ ДАМ.
Я видел сон: разбивши цепи „Все дам! — ответил он сурово,
Моей неволи, шел я в даль. Лишь только будете иметь
Влекла меня в Донские степи Сто тысяч всадников, готовых
Моя заветная печаль. В степи за Волю умереть.
Семи морей прошел я бури; Я сам с их первыми полками
Семь царств могучих миновал, Ворвусь в окопы на коне;
Пока в предутренней лазури Упьюсь победой над врагами
Родной земли не увидал. И сам погибну в их огне“...
Вот степи даль ушла к востоку, С тех пор я Богу шлю молитвы
Как необьятный океан. И в бой зову своих орлов,
Курганы в ней. И одиноко Чтоб все слета лися — для битвы
Стоит „Мамаевский курган“. Спасти Отчизну из оков.
Иду к нему. В горящем взгляде И будет бой. Я твердо знаю:
Несу борьбы и бунта сон... То будет наш последний бой.
Как вдруг, в воинственном наряде Последний долг родному Краю
Из под кургана вышел Он... Мы отдадим в борьбе святой...
Мамай!.. Он сам, с походной свитой, И будет грозен день расчета:
Неукротимый, как гроза. Сто наших огненных полков
Его походка, лоб открытый, Орлами бросятся с налета
Его орлиные глаза... На миллионы „их“ рабов...
„Проси! — сказал мне хан могучий, Тогда то Воля скинет цепи,
„Чего хотел бы ты, скорей!“ Под ней раскинется наш стан
— „Дай сто полков коней летучих, И снова вырастет средь степи
Сто тысяч копий и мечей.“ Второй Мамаевский Курган...

СерНй Савицький. Нас ждуть у кайданах в темницях,


( Бразпл1я). Нас ждуть в очеретах в плавнях...

И1Д В1ЛЬНО-КОЗАЦЬК1 ПРАПОРИ !


Пщ вшьно-козацью прапори
Пщ выьно-козацью прапори Хоч думкою станьмо в ряди,
Вже час гуртуватися нам, Забудьмо братерсью роздори
Бо лихо не спить: кров1 море I ва, як один, до мети.
Щодня розливаеться т а м . . .
Мета наша — воля для краю,
Для наших широких стешв,
Нас ждуть по степах i станицях, Де славне козацтво конае
Нас ждуть по люах i в горах, Вщ злобних червоних кат!*в.
2 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО № 94

Борис Кундрюцков. (Белград).


КАЗАЧИЙ БОГ.
На Божество смотреть не в силах был, Смотрел... И вдруг над ним родилось... нечто —
Не в силах был согнуть свои колени, Как будто облачко... как будто легкий дым
Ослепнув от лучей, я выход позабыл В движении волнистом, бесконечном,
И пал, дрожа, на мшистые ступени... Меняя формы, был он недвижим...
А ночь текла над храмом одиноким И линии, ломаясь, округлялись
И шум воды чуть слышно долетал, Из точек огненных рождался страшный лик,
И лес, надвинувшись в молчании глубоком, И черные глаза томленьем зажигались
На стены старые, нахмурившись, взирал... И чудилося — Он и Беден и Велик.
Зачем заехал я в покинутый, забытый Прожег меня тот взор — клинок каленый,
Степного Божества пустой холодный храм, — Как будто бы давно... в прошедшие года
Что сердцем я искал усталым и разбитым Я перед ним стоял, копьем вооруженный,
Среди руин — не знал, не ведал сам... Стянув коню тугие повода...
Без трепета порог большой и стертый Видением мелькнуло пред глазами...
В святилище легко переступил, Старинный, боевой в груди проснулся крик, —
И затхлый воздух там, насыщенный и спертый Я... прошептал его... забытыми слогами...
На миг один меня ошеломил... И смерклося в глазах в безумный этот миг.
На ночь приютом мне могли служить те стены... И сколько времени лежал один — не знаю.
Я взор поднял на светлый пьедестал — Был день уже... Я подошел к коню,
Казался мне из золотистой пены Шатаясь, бледный весь... С тех пор я... не дерзаю
Его весь в трещинах из «мрамора овал... И образ виденный в душе, таясь, храню...

Микола Оверкович.
КРОВАВЕ ПОЛЕ.

То не хмара — чорш круки I не рщними сльозами,


На степи зелеш й луки А жорстокими дощами
3 клектом налетыи... Буде воно змито;
Не трава лягла на полю — Не закриють мил1 руки
Сво! голови за Волю Мертв! оч ’1 — хиж1 круки
Козаки зложили... Виймуть 1х сердито.
I скорботш й сумовит]' Хрест могильний не покаже
Лежать лицар1 побит! I нагробник не розкаже
Розкидаш всюди; Рщному народу,
Обгорнув 1*х морок ноч!, Де лягли бойщ незнанш
В1чний сон сковав Тм оч\ — У кровавому змаганш
День 1х не розбудить... За його свободу...
На кровав1м мющ битви Лиш сшвець в могутшм сшв1
Без попа \ без молитви, Перелле в серця огнив1
Без св1чок й кадила, Поколшь великих
Выри буйш вщсшвають Козацькую славу й муки...
Та шсками заховають I за ним повторять внуки
Козацькее тшо, На вжи 1 вжи...

Константин Поляков. (Прага). Потому что знаем, как народ страдает,


НАШ ПУТЬ. Как в застенках темных братьев враг пытает.
И как вражьи кони топчат степь родную;
Старые знамена огнем опаленные; Слезы окропили травушку степную.
Палаши казачьи кровью обагренные... Слезы вместе с кровью землю напоили...
Мы не терпим ига, бьемся за Свободу А для мертвых даже и могил не рыли,
И несем мы Волю нашему народу. И крестов для наших братьев не тесали,
Вороны степные очи им клевали...
По полям изрытым вражьими снарядами, Потому мы встали, злобою пылая,
Путь пробьем к Отчизне нашими отрядами. Что народ родимый в муках умирает;
За народ казачий не страшат нас муки; И за тех, что пали за казачью Волю,
Мы в борьбе за Волю не опустим руки. Чьи белеют кости по родному полю;
И пока навеки очи не закроем, Потому что наши женщины рыдают
Мы бороться будем нерушимым строем, И в застенках темных братья изнывают.
JY? 94 BI J I b HE КОЗ А ЦТ В О 3

Петр Крюков. (Франция).


* *
Нс
Ты слышишь стон Казачества родного? — Зови всех тех, кто пал за нашу Волю,
Вставай же вновь на вольный газават! Кто жизнь свою презрел для казака,
Тебя, за Родину бойца лихого, Кто не хотел отдать свой Край в неволю
Зовет проснувшийся твой брат. От наших дней до Ермака.
Зови их всех! А Разину Степану
Скажи: Казачество на смертный бой пойдет! —
Что не забыть Ему полученную рану...
Никола Рябовол! — Тебя казак зовет!..

„Les Cosaques Libres“. -„The free Cossacks“.


L’organisation „Les C osaques L ib res“ mè­ The organization „The free C ossack s“ is
ne le front de la lutte des C osaques pour leur the leader in chief of the national cossack
indépendance nationale. Ce m ouvem ent aspire m ovem ent, its aim being liberation of the co s-
à la d élivrance du pays cosaque de la domi­ sack country from the yok e of S o v ie t-R u ssia
nation soviétique et à la création d’un état in­ and creation of an independent cossack state
dépendant — la Cosaquie. — C ossackia.
L es C osaques, d’ailleurs, avaient déjà créé T here existed already states created by
leu rs états en 1917— 8. Mais la R ussie des the C ossack s as w holly independent republics
S oviets fut contre la séparation du p ays cosa­ in the years 1917— 18. Yet Soviet-R ussia did
que et son existence politique indépendante; not con sen t to the separation of the cossack
sa n s aucun doute, le pouvoir rouge de M oscou regions as an independent political unit. Wit­
se serait opposé contre l’indépendance de tous hout doubt, red M oscow w ould protest against
les p a y s du monde, s ’il avait assez de forces. political independence of all countries of the
Et c ’est à main armée que les bolcheviks mo­ world, if only she had the power to do so. A s
sco v ite s nous out apporté leurs principes d’es­ it is, M oscow bolcheviks invading our country
clavage, d’asujettissem ent aux interets de l’é­ with red arm ies brought the practice of their
tat „des ouvriers et des p a y sa n s“. priuciples — subm ission of all individual in ­
La lutte qu’avaient m ené les C osaques terests to the interest of the Soviet state of
pour se libérer, lutte cruelle et sanglante, dura „workers and farm ers“.
plus que deux aus et demi. Elle était com pli­ It w as nearly three y ea r s that the C ossacks
quée par la n écessité de défendre s e s droits fought for their freedom — the struggle has
contre un autre ennem i — les arm ées „blan­ been fierce and m erciless. T he situation w as
c h e s “ des generaux russes D enikine et Wran- aggravated by the n ece ssity for the C ossack s
gel. Car les „blancs“ ne se moutrerent guère to defend their rights against the russian
plus tolérants que les „rouges“. „white“ arm ies of gen erals D enikine and Vran­
M alheureusem ent, les C osaques u ’ont pas gel. For the „whife“ did not differ much from
trouvé plus de sym pathie, pour leur cause chez the „red“ as to their tolerance to cossack a s­
les états de l’Europe Occidentale qui soutena­ pirations.
ient les A n ti-B olch eviq ues au Sud de la Russie. U nhappily the co ssa ck question was very
T outes ces conditions défavorables abou- little know n am ong the nations of Western
tireut à l’echec tragique que les C osaques out Europe who supported the anti-bolchevik cam ­
subi dans leur lutte contre l’eunem i plus fort paign in R ussia,
en ressources et en hom m es. A ll th ese unfavourable conditions brought
Cependant, nous ne considerous notre ca­ about a tragic defeat of the C ossacks in their
u se com m e perdue et nous ne voulous pas uneven struggle. Yet we d on ’t consider our cau se
abandonner nos idéals nationaux. as lost nor do we think of abandoning our idecls.
Le drapeau du séparatism e cosaque se The banner of the co ssa c k movement for
trouve aujourd’hui dans les m ains du groupe liberation is now carried on by the forces of
d’ém igrés cosaq u es assem blés autour des „Co­ cossack emigrants that concentrate at the group
saq u es libres“. Ce mouvem ent a pour but fi­ „The free C ossack s“. The final aim of this
nal la création d’un état cosaque dans les fron­ m o v em en t— creation of a cossack state into the
tières entre l’Ukraine, la mer Noire, le C auca­ froutiers between Ukraine, Black Sea, C aucasus,
se, la m er C aspienne ‘et les em branchem ents C aspian Sea and the southern extremity of
m éridionals des m ontagnes d’Oural. Cet état Oural mountains. This state would contain all
comprendrait toutes les régions appartenaut the sev en regions belonging to the C ossack s
aux C osaques du Don, du Coubagne, du Te- of D on, as well as those of Couban, Terek,
rek, d’Astrakhan, d’Iàïk (Oural), d’Orenbourg Astrakhan, Iai’k (Oural), O renbourg and to the
et aux K alm ouks. Calmouks.
4 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО М 94

La nation cosaque souffre terriblement sou s At the present time the C ossack s arc suf­
le régime de la nouvelle despotie rouge, dàu- fering terribly under the rule of a new red
tant plus que les C osaques ne se moutrent despoty; the hardships are inasm ush greater
point résiqnés à la situation, qu’ils tiennent à as the C ossacks do not surrender obediently.
leur droit dout dispose toute nation de se créer T hey keep faith in a future of orderly existen­
une existence indépendante com m e l’un des ce as an equal mem ber am ong other natious.
m em bres de la grande famille des peuples. The bolchevik authorities are p unishing them
D onc c’est un crime inouï que le pouvoir de with a cruelty that has no equal: people are
M oscou combat par la pratique de terreur sim ply dispensed with or exiled one by one to
inhumaine et de déportation en Sibérie ou au the en d less deserts of the far North.
Nord de son terrible empire. Bad as it is we are convinced the reign
Néaum oins nous som m es persuadés que of red M oscow would not last for ever. The
la fin du joug com m uniste n’est plus très work of liberation will be done and the unsla­
e’ioignée. Et la part du lion dans cette oeuvre ved nations by their struggling for freedom
libératrice sera due aux nations opprim ées qui will have contributed considerably to this re­
tendent à s ’émanciper. sult.
Nous serions heureux de pouvoir ésperer We would be happy if in the time to co­
que le m om ent venu les nations d’Europe nous me a better understanding of our cau se by
prêteront leur appui moral pour nous aider european nations could give us a moral help
dans notre lutte pénible. in our painful struggle.
En agissant de la sorte ils fortifieraient B y supporting us these nations would for­
leur propre civilisation contre les ten­ tify them selves against the all-destroying ten­
dances dévastantes des incendiaire sde la „ré­ dencies of the adepts of the „universal re­
volution m ondiale“. volution“.

На пороге пятого года.


Четыре года. При молодости казачьей пе­ жение (физическое!), чем единонеделимцы, кото­
риодической прессы вообще, а эмигрантской тем рые нашли убежище и в Крыму.
более, — срок достаточный для того, чтобы гово­ „Крымский период“ усилил влияние рус­
рить о результатах и, оглядываясь на пройден­ ских „белых“ и их сторонников среди казаков.
ный путь, совершенно сознательно строить пла­ Падение Крыма — новый удар, окончательный
ны на будущее. Четыре года тому назад, выпу­ удар тем, кто верил в „белых“.
ская первый номер „В. К.“, мы могли только Исход в эмиграцию только усилил у каза­
в е р и т ь в успех Казачьей Идеи среди казаков, ков в первое время и дезорганизацию духа и де­
— сейчас, на пороге пятого года, накануне со­ зориентацию мысли.
того номера нашего журнала мы можем уже и Первые семь лет эмиграции (1920-1927). За
р а с с ч и т ы в а т ь , ибо дело В. К. стало реаль­ эти первые семь лет все возможные казачьи неса­
ным не только в среде казачьей, но и вне ее. мостийные группировки — от единонеделимцев бе­
Припомним — в какой обстановке мы на­ зоговорочных до федералистов — попробовали
чали. свои силы на казачьей душе (чувстве) и на каза­
Казачья политическая мысль ко времени чьем политическом сознании (разуме). За эти семь
последней освободительной борьбы не была яс­ лет мы видели на политической работе: и бес­
но отчеканенной, казачья политическо-государ- компромиссных единонеделимцев всех оттенков,
ственная программа признавалась не всеми и и автономистов, и федералистов. Политические
казаками. Все это привело к раз’единению Ка­ организации и неполитические „общества“ и
зачества, — к тому, что когда над Казачьими „союзы“ боролись за душу и тело казачье. Ор­
Землями нависла угроза самому бытию Казаче­ ганизации „правительственные“ и „обществен­
ства, когда одни казаки стали в наступившей ные“ — все были, все пытались. Давно все это
смертельной схватке с поработителями за инте­ отошло в область преданий или „существует“
ресы и правду казачью, другие пошли с рус­ и до сих пор — без жизни и без надежды
скими „белыми“, третьи — с русскими „крас­ жить.
ными“. За все это заплачено потоками казачьей В течении первых семи лет эмиграции, в
крови. В самом процессе борьбы процесс по­ совершенно свободных политических условиях,
литического самосознания развернулся бурным когда для мысли — по крайней мере — был
темпом и из трех „ориентаций“ казачью массу полный простор, испытали свои силы казачьи
победила одна — с воя: казачье начало торже­ несамостийники всех разновидностей и... кончи­
ствовало. Но, казачья сила была уже истраче­ ли бесславно.
на на чужое дело. Пришло поражение, а с ним Не будем вспоминать здесь ни блаженной
вместе и дезорганизация духа. памяти „Союза Возрождения Казачества“, при­
На Черноморском побережьи казачьи само­ лепившегося к русским эсерам и умершего так,
стийники (фактически) потерпели большее пора­ что никто этого и не заметил; ни отколовшего-
М 94 ВI Л Ь Н Е К 0 3 А Ц Т В 0 5

ся от него „Союза Единство Казачества“, от- работу в казачьей среде. Это — отсутствие у
цвевшего, не успевши расцвесть; ни „Общека­ казаков навыка (опыта) в политической деятель­
зачьего с-х сою за“, ни других каких „органи­ ности, отсутствие своей „политической школы“
заций“ и группировок или прессы их — всех в прошлом, разрыв традиции непосредственной
этих „Казачьих Слов“, „Казачьих Дум“, „Каза­ политической борьбы.
чьих Лав“, „Казачьих Путей“ и „Путей Каза­ — Все это, вместе взятое, создавало доволь­
чества“, и многих других. Не будем говорить и но тяжелую обстановку и для В. К. в момент
о существующей еще фикции — „Казачьем Со­ его появления в конце 1927 года. Эта обста­
ю зе“ — и его постепенно умирающем органе новка в значительной мере наложила свой от­
„Р. К.“ печаток на первый, „зародышевый“ период ра­
— Вся работа тех организаций и группи­ боты В. К. Эта же обстановка предопределила и
ровок не принесла Казачеству ничего положи­ путь развития и роста В. К., его деятельность
тельного, не вывела казачьей эмиграции из со­ и формулировку его программы.
стояния дезорганизации и дезориентации. Поче­
Программа В. К. — программа националь­
му? — потому, что никто из них не поставил
ного возрождения и освобождения Казачества и
казачьего вопроса, как вопроса самого по себе;
образования союзного казачьего государства —
потому, что ни для одной из них казаки и ка­
Казакии, — программа широкая и всесторонняя.
зачий вопрос не были самоцелью, а только при­
В первой своей части — возрождение и осво­
датком другого „большего“ вопроса; потому что
бождение — она вообще не могла бы быть уло­
каждый из них в конечном счете предлагал
жена в пункты и параграфы. Во второй частй
одного и того же „хозяина“, только, может
— образование Казакии — она должна охваты­
быть, в разных видах и с разных сторон. Ко­
вать: путь (способ) создания, основы (по край­
нечно, увлечь это никого из казаков, по край­ ней мере) Конституции, т. е. государственного
ней мере тех казаков, которые не отказались
устройства будущего казачьего государства и
мыслить о казачьих делах своей собственной
решение в ней основных вопросов государствен^
головой, и болеть о судьбе Казачества своей
но-политических, социальных и экономических.
казачьей совестью, не могло.
И все эти „организации“ и „программы“ — Все эти вопросы имеют тесную связь одни
в лучшем случае — не оставили после себя с другими, но в наших условиях мы можем „че­
ничего, в худшем — недовольство и недоверие редовать“, и формулировать их постепенно, т. к.
казаков ко всякой новой политической акции. было бы практически невозможным дать напе­
Относится это одинаково и к организациям по­ ред исчерпывающую формулировку всех вопро­
литическим и к формально неполитическим, но сов программы в целом. Считаем необходимым
по существу — политическим группировкам, оговориться по этому вопросу более подробно.
прикрывавшимся формальной аполитичностью Если ставить нам, казакам, свой програм-
возглавляемых ими организаций, чтобы тем лег­ ный вопрос во всей его широте и во всем его
че вести свою политическую работу „без кон­ об’еме, — а иначе ставить его нет и смысла, —
куренции“. то програмные трудности об’являются не толь­
Интересно отметить, что умерли не ко в том, чтобы национальную казачью програм­
только те организации (несамостийные), но забы­ му правильно, вернее — удачно формулировать,
ты и их программы. Или, вернее, организации выразить так, чтобы она действительно стала
те умирали потому, что умирали, были нежиз­ на все — ближайшее по крайней мере — бу­
ненны их программы. Не составляет исключе­ дущее евангелием, катехизисом казачьего дела.
ния из этого общего правила и единственная, Мало предложить программу. Надо обеспечить
формально еще существующая „организация“ и ее приятие (т. е. надо сначала выполнить
Атаманов — О. С. Д. К. Т. Автономно-федера- огромную подготовительную работу). Но мало
листическая программа ОСДКТ давно уже не и этого, — мало того, чтобы программа была
вспоминается даже ее авторами, безоговорочно принята, — надо, что самое главное, чтобы при­
идущими в „сфере влияния“ русских эмигрант­ нявшие ее захотели и осуществить ее, претво­
ских „белых сил“, для которых никакого каза­ рить ее в жизнь, не останавливаясь ни перед
чьего вопроса не существует. Судьба Атаман­ чем — ни перед трудностями, ни перед жертвами.
ской „федерации“ — лишнее свидетельство для Было бы весьма не легким делом п и с а т ь
казаков того, ч е г о они могли бы ожидать в программу национального возро­
будущем и от всякой другой федералистической ж д е н и я К а з а ч е с т в а , ибо... вся она вкла­
программы. дывается в одно предложение: возродить Каза­
Подчеркиваем: первые семь лет эмиграции чество национально — это значит — р а з б у ­
достаточно изверили казачью душу в том, что д и т ь е г о н а ц и о н а л ь н о е чув 'с.тво, в ы з ­
со стороны официального казачьего возглавле- в а т ь е г о к ж и з н и , заострить и во внутрь,
ния или из среды общественно-политических и во вне. Короткая формулировка и — весьма
кругов, игравших недавно еще „руководящую“ длительное осуществление, ибо это значит —
роль т ам, — что с той стороны может раз­ создать свою национальную интеллигенцию и со­
даться призыв к подлинно казачьему делу. ответствующим образом перевоспитать целое
Есть еще одно обстоятельство, в значитель­ поколение, — задача не только длительная, но
ной мере вообще отягощающее политическую и трудная. — Наши читатели, а прежде всего
6 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО М 94

наши сотрудники пусть скажут сами, если и виваться вместе с ростом и развитием движе­
ч т о нам удалось уже сделать на этом пути. ния. Тогда программа создается по частям и в
Ёще короче формулировка п р о г р а м м ы создании ее принимает участие весь творческий
О с в о б о ж д е^н и я, ибо в действительности это коллектив движения. Сначала — общие лозун­
есть о р г а н и з а ц и я б о р ь б ы з а о с в о б о ­ ги, потом — тезисы программы, и только по­
ж д е н и е . Удачное решение этой задачи зави­ том — подробная программа.
сит почти исключительно от того, как успешно Трудность нашей (программной) задачи за­
будет протекать процесс пробуждения нацио­ ключается и в том, что нет — и не может
нального казачьего самосознания. Ибо осуще­ быть! — „шаблона“ для нашей программы.
ствление обеих этих задач может и должно быть Программа в форме и виде программы „партий­
делом только рук самих казаков. ной“ — „узка“ и наши цели и задачи в такие
Отдавая себе ясный отчет в основных за­ формы не уложишь: программа национального
дачах, стоящих перед Казачеством на пути к освободительного движения ш и р е программы
его национальному освобождению и хорошо зная всякой партии, борющейся за то или иное уст­
обстановку — дезорганизацию духа и мысли, как ройство государства уже существующего. Часть
результат поражения в недавней борьбе и там своей задачи мы и решили так, что решили со­
— под влиянием террора завоевателей, и здесь ставить проект Конституции казачьего государ­
— в условиях рассеяния и борьбы за влияние ства — Казакии — и этот проект сделать ос­
на казачьи души разного рода единонеделимцев новным пунктом политическо - освободительной
— своих и чужих, — мы и выдвинули в первую программы В. К.
очередь резко и определенно немногие, но об­ Итак — э т а п ы нашей программы: воз­
щие к кардинальные вопросы политическо-на- рождение и освобождение Казачества и созда­
циональные. Первая наша задача была: органи­ ние Казакии.
зация казачьего духа, организация казачьей по­ Следующий основной, не менее главный во­
литической мысли. И сейчас мы можем заявить, прос нашей программы — к а к о й Казакии,
с полным сознанием ответственности за такое к ак должно создаться и к а к о в должен быть
заявление, что эту задачу нам разрешить уда­ государственный строй нашего казачьего госу­
лось: из состояния депрессии и хаоса — казачья дарства? — Ответить на этот вопрос мы и по­
политическая мысль выведена на прямую и ши­ стараемся в проекте Конституции Казакии.
рокую дорогу национального возрождения и ос­ Ясно, что Конституция не может охватить
вобождения и на дороге этой поставлены ясные, всех сторон государственной жизни или норми­
точные и определенные вехи. С этой дороги Ка­ ровать в деталях такие сложные вопросы, как,
зачество уже не может свернуть. положим, социальные и экономические. Такие
Мы уверены, что постепенно удастся нам вопросы внутренней жизни государства решают­
разрешить и вторую задачу, стоящую перед Ка­ ся потом „реальным соотношением сил“, а в
зачеством, а прежде всего перед казачьей эми­ подлинно демократическом государстве, каковым
грацией — организацию казачьей воли — из мы мыслим себе Казакию, соглашением, ком­
политической толпы создать политическую ар­ промиссом разных частей (классов) населения
мию. (надлежащая организация законодательства и
Наша работа (пропаганда и организация) власти). Казаки должны будут, конечно, опреде­
идут рядом и одновременно с формулировкою лить и свою „социальную природу“, и свои ин­
нашей — в. к. — программы. Сейчас мы можем тересы, и свое положение (место) в своем го­
говорить уже и о некоторых деталях. Успех в. к. сударстве, в котором им будет принадлежать
движения среди Казачества позволяет нам сделать большинство. А так как в общественной и го­
следующий шаг в формулировке нашей програм­ сударственной (политической) жизни государст­
мы: через месяц, в новогоднем номере журнала ва роль можно играть и свои интересы защи­
„В. К.“ мы предложим проект Конституции бу­ щать только будучи организованным (в полити­
дущей Казакии, как основную, центральную часть ческие партии), то казакам, а в первую голову
в. к. программы в вопросе о создании казачь­ казачьей эмиграции надо думать теперь уже о
его государства. том, какую именно партию у себя на родине
Мы имеем основания утверждать, что этот они создадут. К этой теме мы еще вернемся для
наш путь — сначала основное, главное, общее, более подробного ее освещения, сейчас же толь­
а потом частности и мелочи — этот метод в ко посоветуем всем казакам присматриваться к
нашей работе разделяется всеми в. к. Ьсли бы заграничной партийной жизни, а особенно изу­
мы избрали путь обратный и с первого чать партии земледельческие, ибо несомненно,
же дня предложили детальную, уложенную в что казачья (как и вообще всего земледельче­
пункты и параграфы программу, — больше чем ского населения будущей Казакии) партия бу­
вероятно, что мы потерпели бы неудачу. Одни дет з е л е н о г о цвета.
бы увязались в бесконечные споры о мелочах, Дальнейшим нашим програмным большим
для других тогда (вначале) было многое непри­ вопросом является вопрос с о с е д с к и й : раз­
емлемо то, что сейчас они уже исповедуют, как межевание и установление тех или иных взаимо­
свое. Да и кто мог бы создать программу в та­ отношений со своими соседями. Общая „дирек­
ком идеальном виде, чтобы она „сразу годилась“? тива“ в этом вопросе уже изложена нами в но­
Родившись, программа должна расти и раз­ мере 72 „В. К.“ Остается только подчеркнуть,
Л? 94 В1ЛЬНЕ К03АЦТВ0 7

что наиболее спорные „пограничные“ вопросы что наша программа, наша работа и наша про­
не могут быть, конечно, решены заграницей, паганда скоро найдут путь и к их казачьим
хотя мы с своей стороны сделаем все для того, сердцам, к их казачьей совести, к их казачь­
чтобы создать обстановку для наиболее безбо­ ему сознанию, — разбудят их и приведут в одну
лезненного будущего окончательного решения великую вольно-казачью семью. Да будет так.
таких вопросов т а м. Нашей конечной целью в
Вступая в 5-й год издания, мы будем с еще
этом вопросе нашей программы является не
большими усилиями продолжать начатую рабо­
только установление добрососедских отношений
ту на всех наших направлениях, всегда памя­
со всеми нашими соседями, но и создание об­
туя — бдите у б о ... И — дай Бог, чтобы мы,
щего с ними союзного фронта в борьбе за свою
казаки, были готовы к тому моменту, когда бу­
свободу и независимость.
дущие события поставят перед нами еще раз
Четыре года издания журнала „В. К.“ и те возможность осуществления самого важного, са­
результаты, которых уже сейчас достигло воль­ мого заветного, самого основного.
но-казачье движение, свидетельствуют бесспорно,
что казаки способны к активной политической Призывая в. к. памятовать о Казачестве,
борьбе за свою свободу, за свое право, за свою мы зовем их к дружной, самоотверженной и не­
жизнь, за свое историческое будущее. Они не прерывной работе и борьбе за осуществление
все еще встали к этой борьбе, они не все еще наших идеалов.
собрались под знамена В. К., но будем верить, Вперед по намеченному пути!

Шамба Балинов.
Чем стало Казачество.
Доклад, прочитанный автором: 11 ноября в г. Лионе на собрании, устроенном „Союзом Вольных Казаков в
Лионеи; 17 октября в ЮЯсине на собрании, устроенном Группой Вольных Казаков; 18 октября частично про­
читанный в Парей-Ле-Мониаль и 1 ноября в г. ПариЖе на собрании, устроенном Донской Парижской станицей.
Я — прирожденный вольный че­ свою полную победу над казаками, под каждым кустом
ловек... Скажи воеводе, что я его не в „Диком Поле“ видела скрывшегося там „сепаратиста“,
боюсь, не боюсь и того, кто повыше в каждом казаке видела „вольного казака“, которой
его... (Дон. Атаман Ст. Разин). (Москве) всюду мерещелись заговоры среди казаков,
„мечтательные мысли на счет самостоятельности их
отчизны“ (Слова ген. Чернышева).
Да для казаков, не поддавшихся окончательно двух­
Степь далекая родная, сотлетнему московскому насильственному и искусствен­
Дона синева стальная ному внушению, от своих казачьих корней духовно не
Ждут тебя домой. оторванных, психологически еще не расказачившихся
Красный демон попирает, — этих исторических доказательств и не нужно, ибо
Загрязняет, оскверняет каждый казак в своем казачьем сердце, в своей казачь­
Твой очаг святой. ей душе неизменно носит, как святая святых, свое осо­
Плачут матери старухи, бое казачье „Я“, свой особый казачий общественно-по­
Умирая с голодухи — литический идеал. Этого особого казачьего сознания
Ждут своих детей. никакими ухищрениями нельзя убить, можно уничто­
жить его только физически, убив самого казака, что и
(Вячеслав Седов). делают теперь большевики, понявшие эту очевидную
истину, ибо слишком свежо и ярко, кровью записано в
В своем сообщении „Чем было Казачество“ я го­ казачьем сердце то казачье прошлое, когда „Войско
ворил, что с давних времен и до наших, как у далеких Донское представляло из себя в XVI—XVII в.в. военно­
казачьих предков, так и в душе современного казака, демократическую республику. Эта республика была осо­
крепко сидело и сидит: бым, отдельным от московского царства, государством,
1. одинаковое понимание казачьей природы, — то­ имела свою территорию, свой народ и свою власть.
го, что Казачество имеет свое особое племенное про­ Территория Войска Донского определилась уже в са­
исхождение, свою особую, отличную от русской, исто­ мом начале его существования. Это был бассейн реки
рию, особый народный быт, обычаи, свои особые физи­ Дона, кроме его верховьев и бассейны рек — Бузулу-
ческие и духовные качества; ка, Хопра, Медведицы и Донца“ (проф. Сватиков).
2. определенное сознание и, несмотря на страшное Эта Донская республика „обладала своей террито­
и кровавое подавление, на „взрывание ноздрей“, на рией, отделенной долгое время от метрополии незасе­
втыкание на кол засушенных голов казачьих атаманов, ленными, пустыми местами, и своим населением. Спра­
на жестокие гонения и насилия, никогда не умиравшее шивается, была ли в колонии своя собственная госу­
политическое стремление к своей прежней народной дарственная власть, был ли Дон государством или про­
жизни, „как встарь“, к своей государственной незави­ винцией царства. На этот вопрос нужно ответить: б е-
симости. з у с л о в н о на Дону существовала своя собственная
Такой вывод напрашивается сам собой при хотя бы государственная власть и с 1549 по 1721 год Дон был
поверхностном знакомстве с исследованиями казачьих государством, а не провинцией. Государственная власть
историков, свободных от официальной русской истори­ на Дону имела источником своим народную волю, и
ческой теории. Об этом же свидетельствует вся мос­ Донская колония представляла из себя республику“.
ковская дипломатия XVII и XVIII в.в., члены свиты на­ Так точно, ясно и категорически отвечает на воп­
следника русского императора, русские придворные ге­ рос — чем было Казачество в государственно-полити­
нералы, отдельные русские и иностранные ученые, ре­ ческом смысле? — проф. Сватиков в своем капиталь­
волюционные деятели, казачьи станичные общества, ка­ ном труде „Россия и Дон“. Проф. Сватиков так отве­
зачьи политические организации, простые казаки, вид­ чает на вопрос, на основании изучения исторических
ные казачьи деятели, да и вся политика Москвы в от­ документов, а сами казаки также на него отвечают на
ношении Казачества, которая (Москва), несмотря на основании веления сердца, повинуясь велению крови.
8 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО № 94

О том, что Дон был независимым государством проследить течение борьбы Казачества за свою неза­
свидетельствует и тот существовавший на Дону непи- висимость с Москвой, методы и способы борьбы по­
санный закон о принятии казачьего подданства, в силу следней с Казачеством и выяснить хоть некоторые
которого (закона) „чтобы стать полноправным гражда­ причины столкновения Казачества с Москвою.
нином Донской республики, нужно было быть принятым в Итак, по утверждению проф. Сватикова, Донское
казаки. Для этого требовалось заявление в Войсковом Казачество с первой половины XVI ст. жило независи­
Кругу и согласие .Круга. Далеко не все получали это мой государственной жизнью, форма которой подходи­
согласие. Нужно было пожить на Дону, иногда лет ла под современный республиканский строй. Само со­
5—7, войти в местную жизнь, зарекомендовать себя, и бой разумеется, что в XVI ст. культурный уровень на­
тогда уже давалось разрешение на прием в казаки44 родов, соответственно своему веку, был несравненно
(Сватиков). ниже современного. Следовательно, и технические пост­
Как видите, требования очень близкие к требова­ роения казачьего независимого государства были при-
ниям, скажем, современной Франции относительно при­ митевнее по сравнению с современной структурой го­
нятия французского подданства. Мало того, „в XVIII сударств. Если бы мы теперь стали прилагать мерки
веке казак, пробывший много лет вне Войска, должен современных государств к независимому казачьему го­
был просить станицу о дозволении ему жить в стани­ сударству XVI века, то, естественно, многих сущест­
це, „если от Войска будет милость на вступление его венных элементов современных государств там не на­
по прежнему в звание казака“. Уехавший в Москву ка­ шли бы. Поэтому и рекомендуется, чтобы события и
зак, поселившийся там, становился уже „бывшим дон­ жизнь рассматривали в общей рамке эпохи, когда они
ским казаком“. Нужно иметь ввиду, что это было не происходили, а не переносить в нашу эпоху.
только пустой формальностью, за строгим соблюдением Вот почему для нас сейчас не важна степень со­
этого своего неписанного закона казаки следили вни­ вершенства государственной техники Дона XVI века, а
мательно, они ревниво охраняли свое имя. Например, важен самый дух, основные принципы и построения и
„казачье Посольство в Москве, зимою 1640 г. спраши­ управления общественно-государственной жизнью Дон­
вало правительство: „для чего“ некий Ив. Поленов „жи­ ского Казачества, проникнутого от начала до конца
вет на Москве и донским казаком называется“. идеей выборности, чистого народоправства, а с другой
В настоящее время русские люди и некоторые „са- стороны, по словам проф. Сватикова, то что „казаки
но*ные“ казаки с понятным для нас скептицизмом от­ всегда, в течение всей своей истории, противополагали
носятся к исследованиям того периода казачьей исто­ себя, донцов — русским.а Дон — Руси“, или, по утверж­
рии, относительно которого русская официальная исто­ дению Броневского (1830 г.), „ о т ч у ж д е н и е донс­
рия предпочитает ничего не говорить (или сознательно ких казаков от русских и теперь заметно“.
извращает!), т. е. к вопросу о племенном происхожде­ Нужно обратить внимание, что это „отчуждение
нии казаков, об их этнической сущности, о периоде их казаков от русских“ Броневский увидел в первой по­
полной государственной независимости. А раз „сама“ ловине XIX ст., т. е. через более чем сто лег после
русская история ничего не говорит, то, понятно, для кровавого подавления казачьей независимости, в тече­
русских людей, уподобляясь религиозным сектантам — ние какового времени Москва и дубьем и рублем вну­
„дырочникам“, видящих свет только через свое исто­ шала казакам, что они русские люди.
рическое „окошечко“, все остальное — от лукавого. Какой необычайной силой и жизненностью должно
Для нас сейчас не суть важно установление дале­ было обладать это особое казачье сознание, чтобы
ких истоков происхождения Казачества, Это — область почти через полтора столетия безграничного подавле­
чистой науки, заняться которой должны будут будущие ния, казаки так ярко сознавали эту свою особность.
молодые казачьи ученые. Нас сейчас не интересуют Эта сила казачьего духа нам еще рельефнее может
изыскания в области национального вопроса. Перед представиться, если мы вспомним печальный пример
нами стоит одна определенная и современная задача: необыкновенно тяжкой истории другого славянского
освободить страдающих под властью красной Москвы народа, чешского, который почти в то же самое
наших братьев, родное нам Казачество, возродить, вос­ время попав под власть ему чуждого немецкого
создать и у с о в е р ш е н с т в о в а т ь былое свободное народа и примерно почти за такой же срок немецкого
и независимое казачье государство. А для достижения подавления чуть было окончательно не забыл свой
этой нашей цели, в борьбе за нее нам нужно не толь­ язык, успел усвоить чуждую ему культуру, язык, а са­
ко наше внутреннее убеждение, готовность наша бо­ ми чехи начали было стыдиться называть себя чехами.
роться, но также и понимание нас и сочувствие куль­ Понадобилось два-три поколения выдающихся сынов
турного мира, укрепление нашей политической позиции чешского народа, их неустанная жертвенная будитель-
во внешнем мире. Для этого нужны так называемые ская работа, чтобы оживить свой родной язык, пробу­
исторические прецеденты, т. е. для обоснования наших дить и воскресить чешское национально-патриотическое
политических позиций перед внешним миром, нам важ­ сознание!
но и нужно доказать, что Казачество в недалеком ис­ Двухсотлетнее систематическое внушение, духов­
торическом прошлом жило самостоятельной государст­ ный намордник — это страшный груз, освободиться от
венной жизнью, внешней физической силой подавлен­ которого не легко. Это — та страшной силы капля, спо­
ной, что от этой своей государственной независимости собная продолбить камень, о которой говорит поговор­
казаки никогда не отказывались, за которую жертвен­ ка. Но и эта страшной силы „капля“ не в состоянии
но всегда боролись, к которой и ныне стремятся. была убить казачье сознание, которое и до наших дней
С этой точки зрения книга проф. С. Г. Сватикова сохранилось и хранится в душах и сердцах всех каза­
является замечательным и неисчерпаемым источником, ков, которые всегда говорили русским; „у нас, на До­
убедительно доказывающим факт многовековой незави­ ну“, „у вас, на Руси; „мы — казаки, вы — русские“.
симой государственной жизни Казачества, распростра­ Такое противоположение повелось еще с тех дале­
нению и популяризации каковой книги должен способ­ ких времен, кода северная граница Донского государ­
ствовать каждый казак. ства очень долгое время была совершенно отделена от
Делая настоящее сообщение, я преследую цели: границ московского царства незаселенной степью, ког­
установить факт очень продолжительного существова­ да казаки не имели никакого соприкосновения с рус­
ния независимого казачьего государства, что за нас с скими, ведя сношения между собою только путем сна­
таким знанием дела сделал проф. Сватиков, а затем — ряжения посольств (у казаков „Зимовые станицы“).

Англичане о положений в СССР.


... „С прошлого года многое изменилось на Украине, в Казачьих Землях и на Кавказе...
И украинцы, и донцы, и кубанцы только и мечтают теперь об освобождении от болыиевицкого
ига. Ссылаются на пример прибалтийских государств. Против Москвы ненависть большая“...
(„Возрождение“ от 23 ноября 1931 г.).
Л? 94 ВIЛЬНЕ К 0 3А ЦТВ0

По этому поводу проф. Сватиков пишет: „таким Очень долгое время в Донской республике все
образом, на 103 лет крайними южными пограничными граждане были свободны, все были равны, все были
(украинными) городами Московской Руси становятся воинами, а в мирное время — «хотниками, рыболова­
Воронеж и Волуйки. К югу от них, по течению Дона, ми, своеобразными торговцами (меновая торговля),
до нынешней Аксайской станицы („Кобяково городище“) скотоводами, а позже и хлебопашцами; все были об’-
и по левым его притокам, о т д е л е н н а я о т Р у с и единены бесконечной любовью к своему отечеству, се-
е щ е н е з а н я т о й ч а с т ь ю Д и к о г о П о л я , ле­ дому Дону, „любовью к свободе политической, религи­
жит Земля/Донских казаков, страна „вольных казачьих озной и индивидуальной, свободе от тягла и принуди­
городков“, „казачьево присуду“, или — говоря языком тельной службы, враждой к привилегированным земле­
современного государственного права — Донская рес­ владельческим классам, „лихим боярам“, отвращением
публика“. к земледельческому труду, который вел тогда к зака­
Существует русская „теория“, что эта казачья рес­ балению работника..., казаки создавали трудовое това­
публика была создана в начале XVI сг. бежавшими из рищество, социальную общину и государственную орга­
пределов Московской Руси кресгьянами-крепостниками. низацию на началах равенства, свободы и братства“.
Но казачьи историки на основании неопровержимых Пока в среде Казачества соблюдалось начало ра­
исторических данных показали несостоятельность этой венства, пока не произошло в его среде социально­
„теории“ и убедительно доказали, что на этой Ка­ имущественного и политического расслоения, пока все
зачьей Земле казаки жили издавна, много раньше, казаки были „равны между собою и в политическом и
ХУ1-ХУИ веков, что зачатки общественно-народной социальном отношении“, пока все они были едины в
жизни, позже принявшей форму казачьего народоправ­ своем чувстве обособленности от остального русского
ства, чистого республиканизма, имели место много рань­ народа; точнее — пока для всей казачьей народной
ше; наконец, что беглые русские крестьяне по своим массы выше и священнее всего был свой „казачий Бог“,
физическим и духовным свойствам, просто не были спо­ дороже всего свое казачье „Я“, независимость и честь,
собны создать такую республику. пока все это было — сильно было казачье государст­
„На основании какого титула владели казаки сво­ во, на его права не каждый смел покушаться, а если
ими землями?“ — спрашивает проф. Сватиков и отвеча­ были какие покушения, то они не проходили безнака­
ет: „на основании права первого занявшего, на основа­ занно, авторитетом и силою всего единого Казачества
нии права завоевания... никто не даровал, да и не мог пресекались в самом начале.
даровать Донскому Казачеству его территорию“. Но время и московская „казачья“ политика, осно­
Эго, конечно, совершенно верно, ибо казаки зани­ ванная на принципе „разделяй и властвуй“ сделали свое
мали свою землю и жили на ней еще с тех далеких дело. Нормальный ход общественного и культурного
времен, когда их земля представляла из себя свобод­ развития Казачества, естественное, долженствовавшее
ную незаселенную степь, беспрерывно, в течении мно­ потом наступить в силу закономерного процесса жиз­
гих веков, служившей ареной кровавых столкновений, ни любого народа, его расслоение на отдельные соци­
войн грозных азиатских народов-завоевателей, а затем альные и политические „пласты“, в связи с москов­
— могущественной в те времена турецкой империи, ской „разделительной политикой, необычайно ускори­
когда для жизни на этой земле нужны были действи­ лись в своем темпе. Государственно еще не окрепшее,
тельно к а з а ч и й дух, мужество, казачья организо­ культурно недостаточно еще развитое, еще неимев­
ванность. Чтобы дорожить такой „опасной“ землей и шее своих писанных законов, еще не создавшее своего
цепляться за нее, нужна была казачья привязанность без перебоя действующего налаженного государствен­
к родной почве, казачья любовь к могилам своих пред­ ного аппарата, бывшее пока что „типичной страной
ков, нашедших вечное упокоение на родных берегах прецендента, обычая“ — Донское Казачество, благода­
седого Дона. Нужно еще было дипломатическое искус­ ря Москве, слишком рано разделилось, выражаясь со­
ство для успешного лавирования в сложнейшей и же­ временным модным термином, на два „класса“:
сточайшей военно-политической обстановке того вре­ „класс“ войсковой старшины, отрекшийся в значи­
мени, нужно было уменье для приспособления и улажи­ тельной степени от своего „казачьего Бога“ и усердно
вания жизни с часто менявшимися степными завоева­ начавший поклоняться Москве и
телями. Да улаживать так, чтобы от этого не постра­ „класс“ рядового Казачества, всей народной массы,
дали казачья гордость, самолюбие, казачья независи­ оставшийся верным „заветам старины“, „своему древ­
мость! нему казачьему обыкновению“.
Печальные последствия этого преждевременного, а
Путем дипломатической работы, но чаще своей потому болезненного, принесшего неисчислимые бед­
жизнью и головами, казачьи предки защищали и отста­ ствия Казачеству разделения, как мы ниже увидим, не
ивали свою древнюю территорию. И совершенно есте­ заставили себя долго ждать. Это третирование своего
ственно, что эту, казачьей кровью орошенную, казачьими „Казачьего Бога“, к сожалению повторяется и в наши
костями усеянную, казачью землю никто казакам даро­ дни. И по истине „история повторяется“!
вать не мог. А если кто и „даровал“ казакам их же Я немного забежал вперед и коснулся вопроса о
землю, так это известной породы люди, которые, осу­ „войсковой старшине“, к каковому вопросу я еще вер­
ществив на деле „принцип“: „все твое мое и мое — нусь ниже. Сейчас я веду свой рассказ к установлению
мое“ — потом так „щедро“ „жаловали“ ! непререкаемого исторического факта — продолжиталь-
Само собою разумеется, в те времена, когда в ного существования независимого казачьего государ­
большинстве случаев над всеми доминировало право ства в XVI-XVII в. в. — Донской республики. Этот
силы, а не сила права, точно очерченной пограничной факт с убедительной доказательностью установлен
линии казачье государство не имело, но основная тер­ проф. Сватиковым в его капитальном труде по иссле­
ритория Донской республики признавалась всеми и на­ дованию истории Донского Казачества. Пусть он не
зывалась она страной „вольных казачьих городков“ зем­ разделяет наших политических взглядов, пусть он яв­
лей „казачьево присуду“. Сколько было этих „вольных ляется нашим политическим противником, но интерес­
казачьих городков“ сначала на земле „казачьево при­ но и важно, что его научная беспристрастность прину­
суду“, когда они были основаны, — точно установить дила его так ясно и категорически сказать ч т о дей­
трудно, но важно, что к половине XVII ст. их было до ствительно имело место в истории.
сотни. Эти казачьи городки в совокупности и со­ „Итак, — говорит проф. Сватиков, — Донская рес­
ставляли Донскую республику, в которой было полное публика обладала своей собственой законодательной,
равенство прав и обязанностей всех граждан. Эта рес­ исполнительной и судебной властью. Верховная власть
публика, по словам проф. Сватикова, и „не была фе­ внутри Войска Донского принадлежала Войсковому
дерацией станичных общин. В се Войско владело в с е- Кругу и его выборным органам. Она была непререка­
м и землями, водами, рыбными ловлями, звериными ема неуверенна. Таким образом государственная власть
гонами, лесами и прочими угодьями. Станицы казаков, Войска Донского была таковою для Донского казаче­
жившие по городкам, были лишь подразделениями еди­ ства, которое повиновалось ей не только за страх, но
ного Войска, единой социальной и политической орга­ и за совесть. Все вступившие на территорию Войска
низации“. признавали эту власть беспрекословно“.
10 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО А/ 94

Независимость этого казачьего государства и свое Следовательно, „теорию“ о создании свободного, неза­
бессилие перед ним признали и все русские цари вплоть висимого казачьего государства в начале XVI ст. ,,бег­
до Петра I. Так, например, в 1574 г. царь Иоанн писал лыми холопами боярскими“, мы можем считать не вы­
хану Крымскому: „казаки Донские не по нашему веле­ держивающей никакой абсолютно критики. Прав рус-
нию на Дону живут“. Тоже повторяли и следующие кий ученый Ознобишин, когда он эту русскую „теорию“
цари. называет „басней“, „одной фантазией“. Не менее прав
— В 1647 г. царь Алексей Михайлович писал, что и другой ученый, Николай Полевой, утверждающий, что
казаки „живут в тех местах (на Дону) и с с т а р и ко­ „малороссияне, белорусы, к а з а к и и прочие — не
чевым образом... а н а ш е г о ц а р с к о г о п о в е л е ­ русские“, что они „какая то особая народность и мест­
н и я не с л у ш а ю т “... ность“...
Приведя выдержки из царских писаний, проф. Сва- Теперь уже можно с совершенной достоверностью
тиков от себя добавляет и утверждает: „я считаю, что говорить, что казаки на своей земле своей особой го­
Московские бояре, писавшие отписки в Крым и Кон­ сударственной жизнью жили еще д о и во все время
стантинополь, ничуть не кривили душой, говоря о ка­ владычества монголо-татаров, сохраняя некоторую свою
заках... что Дон не слушается повелений царских. Вой­ независимость, входя с ними в союзные отношения. Но
ско Донское, действительно, не слушалось царя, и по в конце XIV и в начале XV ст. территория Донского
очень простой причине: оно считало себя и было на казачества последовательно подвергалась нашествию
самом деле отдельным государством. Оно плохо слу­ новых завоевателей Тахтамыша и Тамерлана. Под на­
шалось внушений Москвы и оказывало услуги Москве тиском этих завоевателей, часть казаков переселилась
по с в о е м у и з в о л е н и ю , а не по царскому при­ на север в пределы лесной полосы, в непосредствен­
казу“. ное соседство с Московским и Рязанским княжествами,
Эги царские отписки — лишнее доказательство о на окраины и пределы их, но часть все же осталась
казачьей государственной независимости. Но было бы на своих старых местах, забравшись в глухие, малодо­
ошибочным предположить, что эго независимое каза­ ступные места.
чье государство образовали вдруг, в течение коротко­ Вот эти ушедшие в пределы Московского царства
го времени, „воры“, „холопы боярские“, бежавшие из казаки при первой возможности возвращались к своим
пределов Московского царства, как любят утверждать родным берегам, на Дон, к своим оставшимся на Дону
русские историки, хотя их утверждения опровергаются „родимцам“, как и мы сейчас тоскуем по Родине и при
авторитетнейшим лицом — самим русским царем Алек­ первой возможности полетели бы туда.
сеем Михайловичем, который пише«, что казаки „жи­ Вот как раз этих то донских казаков, первых ка­
вут в тех местах и с с т а р и кочевым образом“. зачьих эмигрантов, возвращающихся на Родину, рус­
Я в своем сообщении „Чем было Казачество“ выс­ ские историки и принимали за „беглых холопов бояр­
казал предположение относительно этих „беглых рус­ ских“. Конечно, нет никакого сомнения, что к этим
ских людей“, якобы, заложивших начало Вольному Ка­ возвращавшимся из пределов Московского царства на
зачеству в первой половине XVI с г., допустить что и Дон казакам присоединялся некоторый, может быть и
согласиться с чем просто невозможно по многим при­ довольно значительный, процент русских людей, узнав­
чинам. ших о привольной казачьей жизни на Дону из расска­
Можно было бы привести свидетельства русских зов казаков эмигрантов, приходили с ними на Дон и
же людей о том, что у русского крестьянина только к делались п о т о м казаками, п о с т е п е н н о усваивая
концу XIX с г. едва только начинало расти сознание гражданские и боевые качества казака, п од р а ж а я
человеческого достоинства, чувство личности. А что же ему, к о п и р у я его.
говорить об их предках, живших четыреста лет раньше! (Продолжение следует).

В. Г1. Елисеев (В. Петров).


„Великий Палач“.
(Окончание статьи „Кто виноват?“).
Ночуя в хуторе, я видел сон. Мне снился какой то лы, а на них сидящие верхом не то люди, не то сами
очень большой и незнакомый мне город. Город, ка­ ведьмы...
залось, был, как город. Но что мне сразу бросилось в И только так подумал, как увидел (для меня высо­
этом городе в глаза, так это необыкновенная, прямо та почему-то не являлась препятствием, чтобы видеть),
таки, режущая глаза его белокаменность и особенная что одна оседлавшая крест фигура мне не то грозится,
многочисленность его церквей. Нельзя, правда, было не то что-то показывает — старается обратить на се­
сказать, что все дома (и церкви) этого города были из бя мое внимание. Присмотрелся — и кого же увидел? —
одного белого камня, но общее впечатление было имен­ Рыбакова Митрофана (недавно поселившегося в нашем
но таково! А из за многочисленности церквей, я пона­ хуторе и большого сторонника „трудовой власти“). Си­
чалу этот белокаменный город признал за монастырь, дит Рыбаков Митрофан верхом на кресте и ухмыляет­
но потом, вглядевшись внимательней, я все же пришел ся. — Смотри, мол, на какую недосягаемую высоту я
к тому заключению, что это не монастырь, а самый на­ поднялся. Пожил вместе с гобой в одном ничтожном
стоящий город, золотые кресты церквей которого, от­ хуторе — и довольно. А теперь, вот, рею в поднебесьи,
ливаясь на солнце, играли красивым, золотым оттенком. над самыми главами (вернее, на самих главах) „града
И куда было ни глянь — кресты, кресты и кресты. белокаменного“...
— Святости-то, святости сколько, — думал я, благого­ — И зачем это нужно было Митрофану взобрать­
вея перед крестами... ся верхом на крест? — думал я, удивляясь Митрофано­
И вот, когда я благоговел перед святостью крестов, вой отчужденности от хутора. — Ведь, мы, бывало, не
то в это самое время с этими крестами ни с того, ни успеем притти в воскресенье из церкви, как уже опять
с сего (ведь, приплетется же...) произошло что-то „убираемся“ на ток, в поле. Так это хочется побыть,
совсем и необыкновенное и странное. Кресты, сколько хотя в праздничный день, дома, посидеть в холодочке,
их было, все до одного оторвались от церковних глав отдохнуть, хотя немного, но нет — нельзя. Не только,
и, Оторвавшись, повисли в воздухе, на подобие кружив­ что взрослым, но и нам, детям, заказано строго-на­
шихся на месте птиц-жаворонков, например. Но это бы строго не опаздывать — к „подвечеркам“ всем быть в
еще ничего, что кресты стали зачем-то летать в воз­ сборе. Купаешься в Хомутке, а сам смотришь на солнце,
духе, как птицы, а вот меня что особенно удивило. Я помня наказ отца... Всегда прежде чем выехать из ху­
увидел на каждом кресте откуда-то взявшиеся стран­ тора, отец заезжал запастись на неделю „махоркой“.
ные фигуры. Странное дело, — подумал я. Были кре­ К Митрофану Рыбакову — в лавку. Вот тут-то я и зави-
сты, как кресты да еще каким благоговением меня к дывал особенно Митрофану. Я его представлял счаст­
себе притягивали. А теперь, не то кресты, не то мет- ливым из счастливцев. Мы спешим на ток — на жару
Л/ 94 В1 Л Ь Н Е К 0 3 А Ц Т В 0 И

да на тяжелую работу, а Митрофан сидит себе воль­ Но в этот, как раз, момент люди, трясущиеся на
готно в холодочке, под вишенькой, да чаек попивает. крестах, в диком и, как мне казалось, довольном — не­
Смотрю я на него с нагруженного харчами развода да истовстве отчаянно завопили:
так ему завидую, так мне хочется быть Митрофаном. — Волокут! Волокут! И он! Он, сам идет! Он —
И вот, пойди же, — оказался Митрофан неблаго­ „Великий Палач“!... И дружные, с дикими выкриками,
дарным, недовольным своей вольготной жизнью в ху­ аплодисменты потрясли разряженный перед бурей ат­
торе... Как только началась „свобода“, ударился в го­ мосферным электричеством воздух.
рячие сторонники „трудовой народной власти“. Пошел Я всегда боялся не только видеть самого палача,
за „народ“, а про хутор, забыл... В самый короткий срок но даже произносить слово „палач“. И потому, когда
прошел все должности Кукуевского (соседнего иного­ услышал, что идет не только палач, а „Великий Палач“
роднего хутора, комитета, потом куда-то вовсе исчез (существуют, значит, на свете, — подумал я, не толь­
из хутора и теперь, вот, так высоко поднявшись, реет ко палачи обыкновенные, но и „Палачи Великие“), то
на кресте „града белокаменного“. Достиг своего, — по­ подо мной от страха подкосились ноги (вернее, нога,
тому и ухмыляется так довольно... потому что, хотя мне и снилось, но я знал, что стою
На другом кресте увидел (тоже сидящим верхом) не на ногах, а на единственной своей ноге)...
известного на всю станицу конокрада и заплечных дел — Волокут! Волокут! — неистовствовали „кресты“.
мастера, Никишку Иногороднего (настоящей фамилии — Кого волокут? Куда? Зачем? — спрашивал я сам
его не знали, а все его называли Никишкой Иногород­ себя, дрожа и от страха и от обледеневшего мою ду­
ним). Тоже, как орел, парит на церковном кресте в под­ шу холода. Но мне уже не нужно бы ло чьего либо от­
небесья во всем своем Никишкинском величии. „Под­ вета. Я сам увидел. И что же увидел? Или, вернее, ко­
нялся“ и он... Ну этому простительно... Этот может не го же увидел?.. Волокли (не вели, а именно волокли)
только, что не любить хутор, но может быть и небла­ Ивана, его отца — Семена Чирикова, Авилова Алек­
годарен ему, даже может быть и зол на хутор. Пото­ сандра и еще какого-то одного человека... А впереди
му что я сам видел, как однажды, уличив Никишку в их гордо и уверенно (с видом полного довольствия и
конокрадстве, хутор оставил его чут-чуть живым. Не­ и даже торжественности) шел он — „Великий Палач“.,.
благодарность, зло и даже месть Никишки мне понятны Я узнал его по красно-белой рубахе (я слышал, что
без всяких оговорок... палачи в момент экзекуции носят красные рубахи. Но
На третьем кресте признал Булатова Костю, каза­ красную рубаху, — подумал я — носят, видно, палачи
ка и не плохой семьи. С этим когда-то вместе учитель­ обыкновенные — простые, а „Палачам Великим“, веро­
ствовал. Парень был не глуп, но распутен и легок на ятно, присуща рубаха красно-белая. — На то они и
выпивку. Был всегда какой-то пасмурен и на все оз­ „Великие Палачи“).... На морде „Великий Палач“ имел
лоблен. Озлобленность эта сидела в нем и в сердце и красно-белую повязку (форма, значит, такая — убедил­
во всем его геле. Она его и испортила. Костя считал ся я окончательно), свесившуюся вниз на подобие чул­
себя способным на что-то гораздо большее, чем учи­ ка или самого слонового хобота. „Великость“ и могу­
тельство. Будучи пьяным (а он от пьянства и не просы­ щество „Великого Палача“ довершал находящийся в
пался), пытался писать о слишком высоких материях, его руках невиденных мной размеров огромный не то­
озаглавливая их такими „учеными“ названиями, как пор, а, прямо-таки, топорище. — Большому кораблю
„Ум“, „Душа“, „Сила“... Летом ходил по хутору босым большое и плавание, так сказать...
(„как Толстой“, — говорил он). А я знал, что в. нем не — С кого начнет? С кого начнет? — Бурлили рас-
столько было „Толстовского“, сколько „Горьковского“, бушевавшиеся, нетерпеливые „кресты“, сгорая в ди­
которого он, в действительности, считал „богом“. В об­ ком возбуждении скорей увидеть „начало“...
щем, его место было не в школе, а в корчме — среди „Великий Палач“, поднявшись на откуда-то взяв­
героев „На дне“.,. (К слову. Достигнув у большевиков шиеся деревяные подмостки, приветствовавшим его
поста градоначальника города Ростова, он умер от „крестам“ самодовольно улыбнулся, потом важно рас­
пьянства. — Из писем из дому В. Е.). Знав Костю рань­ правил красные хищно торчащие в разные стороны
ше, я ничуть не удивился, увидев его на „одной высо­ усы и величественно поглядел на топор...
те“ с Митрофаном Рыбаковым и Никишкой Иногородним... „Кресты“ загудели еще возбужденней. Поднялся
Махали и ухмылялись мне с каждого креста. Но те целый не то галдеж, не те ликование. Один только я
все были мне совершенно незнакомые, никогда мною не ликовал и, дрожа, как в лихорадке, поднял глаза
невиденные. вверх... на „кресты“... Должно быть думал просить у
Кресты, конечно, потускнели — не играли больше них защиты... Но обескураженная не только полным
своим золотым переливом на солнце. Их всех пооседла- ко мне невниманием, безразличностью к моему страху,
ли такие люди, как Рыбаков Митрофан, Иногородний а даже полным ко мне презрением со стороны „кре­
Никитка и Булатов Костя, от которых потускнеют не стов“ (а про самого „Великого Палача“ и говорить, ко­
только кресты, но и сам ясный божий день обратится нечно, нечего), моя голова снова упала вниз. Безнадеж­
в беспросветную ночь... но было убеждать „кресты“, если они так ликовали...
Так оно, действительно, и случилось... Взявшиеся Первым на подмостки к „Великому Палачу“ вволок­
откуда-то необыкновенно черные тучи вот-вот, каза­ ли Семена Чирикова и того четвертого, который, как
лось, закроют собой бывшее до того совершенно чи­ оказалось, был хоперец. Тот самый хоперец, который
стое и ясное небо; подул сильный с грозой ветер; за­ убил в Слободкином хуторе Семена Чирикова.
стонали даже самые толстые деревья города, испуганно „Великий Палач“ каждому из них дал по топорику
прижавшись к земле; затрещали ломаясь в воздушной и, отойдя в сторонку, что-то им приказал.
выси, кресты церквей, а люди сидящие на них верхом, Семен и хоперец, замахав топориками, сердито на­
бросаясь ветром из стороны в сторону, тряслись, как бросились друг на друга. И топорики звонко и отчет­
лист на дереве, но все же, как было видно, не робели. ливо забарабанили по их головам среди замерших от
Загремел где-то за городом, позванивая, как в чугун, сладкого удовольствия „крестов“ и хохотавшей стражи
гром. Казалось, что день ни с того, ни с сего кончал­ (тех людей, которые приволокли моих знакомцев, я по­
ся, и должна наступить ночь... считал за стражу). А сам „Великий Палач“, взявшись
— Какая перемена, — подумал я. — И от чего бы за живот, не хохотал, а> прямо-таки, ржал от удоволь­
это?.. ствия. Ржал до слез...

Американцы о положении в СССР.


Министерство торговли САСШ открыто предупредило американские фирмы, торгующие
с сов. Россией, чтобы они при своих торговых операциях с большевиками, требовали или уплаты
готовых или обмена товарами, но не давали своих товаров в долг, т. к. по сведениям американ­
ского правительства СССР приближается неминуемо к финансовому краху.
(Из иностранных газет).
12 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО „V 94

Д олго потешался над Семеном и хоперцем „Вели­ Знал, что и я могу очутиться на подмостках „Ве­
кий Палач“. Потешался до самых тех пор, пока и Се­ ликого Палача“, как Семен с хоперцем и Александр
мен и хоперец, не обессилив, не повалились на залитые Авилов... И еще гораздо скорей, легче, чем они... Ибо,
их же кровью деревянные подмостки. ведь, Семен Чириков, так или иначе, а раз уже умирал
Тогда „Великий Палач“, подняв величаво над ле­ ради „славы“ „Великого Палача“ (разделял ли он эту
жащими на подмостках Семеном и хоперцем свой то­ „славу“ или нет, но был же обвинен в ней хоперцем и
пор и вскинув гордо-торжествующий взгляд на „кре­ даже наказан им за нее смертью), и то Семену не по­
сты“ и стражу, как бы ища себе всеобщего внимания, считалось в заслугу. — Сама смерть и то не причис­
высоко его занес над собой (вероятно, с умыслом, что­ лила Семена „ к лику разделяющих „славу“ „Велико­
бы лучше видели его „великость“)... го Палача“ — разделяющих „идею“ „Великого Палача“...
„Кресты“ и страж.-!, впившись жадно в топор „Ве­ А я то что ему,„ Великому Палачу“? — И пальцем ра­
ликого Палача“, омерч вели. Омертвели от предстоящей ди его „идеи“ не ударил... Разве только в эту „идею“
им наивысшей сладоаи... колышки, спицы вставлял...
Взмах!.. Взмах от которого засвистел в ушах ве­ Хоперец тоже (и не менее Семена) казалось, дол­
тер. И две с стеклянными глазами головы, отхвачен­ жен бы был сыскать к себе расположение „Великого
ные точно бритвой, оккочили от своих тел... Палача“ (он же убил Семена — помог „идеи“ „Вели­
Ог поднявшегося с грашного гула затряслась земля... кого Палача“), но и этого тоже не было видно, ибо
— Помирил! — торжественно и коротко об’явил „Великий Палач“ обезглавил как одного, так и другого...
„Великий Палач“, показывая всем две окровавленных „Помирил“... Где ж там мне после этого надеяться (ес­
головы... ли чем нибудь сам себя выдам) на спасение, на милость
— Помирил! Помирил! — галдело, смеясь, кругом... „Великого Палача“. Александр Авилов не уцелел... А
— Следующего! Следующего! — неистовствовали он — если уже на то пошло — имел все шансы на ли­
неудовлетворившиеся и „кресты“ и стража в диком эн­ цо. Ведь он средь бела дня — марку, так сказать, вид­
тузиазме. ную имел — и на глазах всей станицы был окрещен
— Следующего! Следующего!.. верным слугой „Великого Палача“ — „большевиком“...
А мне, не видевшему и нечувствовавшему в „Вели­ Ведь сам станичный атаман наклеил на него этот яр­
ком Палаче“ той „великости“, которой так горячо бы­ лык, выпустив в него барабан пуль, а и то не угодил
ли охвачены и „кресты“, и стража, и сам, больше всех Александр Авилов „Великому Палачу“ и то не заслужил
польщенный своим успехом „Великий Палач“; мне тря­ у него, бессердечного, пощады... „Великий Палач“ и его
сущемуся в невиденном мной никогда таком страхе и не признал за „своего“. „Великий Палач“ оказалось
ужасе, казалось, что эти бесстрашные люди кричат не лучше знал и хоперца и станичного атамана — „боль­
следующего! Следующего! шевики“ ли Семен и Александр Авилов или они — „не
А — распни! Распни Его!.. большевики“ — „чужие“ ему. Видно, что для „Велико­
Следующим оказался Александр Авилов. С ним го Палача“ не было важно, что они умирали тогда, ра­
предварительной потехи никакой не было (вероятно,по­ ди его имени. Нет. „Великий Палач“ исходил только из
тому, что он был один). Как только Александр Авилов того — „чьи“ они были. То-есть „его“ ли или они ему
появился на подмостках, к нему подошел „Великий Па­ „чужие“. И если он их теперь сам, собственноручно
лач“ и, ласково похлопав его по плечу (не робей, мол, обезглавливает, то значит, что все они им рассматри­
станичник), взялся за топор. ваются, как „чужие“...
Галдеж в ожидании нового, всех очаровавшего мо­ Уверен, что если бы „Великому Палачу“ попался бы
мента, затих. сейчас станичный атаман, так демонстративно убив­
Нельзя было точно определить, что было с Алексан­ ший Александра Авилова, то „Великий Палач“ — на
дром Авиловым... потеху всем — проделал бы с ним ту же самую шут­
Или он ненавидел и проклинал „Великого Палача“, ку, какую он проделал над Семеном и хоперцем — за­
или он о нем и не думал и молил только Бога, чтобы ставил бы и станичного атамана и Александра Авило­
скорей умереть. Сквернейшее самочувствие, когда сза­ ва тикать друг друга топориками по головам. И они бы
ди аебя висит занесенный топор, который каждую тикали, а „Великий Палач“, взявшись за живот, надры­
секунду может тебя поласануть по шее. Говорят, что вался бы от смеху... А потом, насмеявшись, сделал бы
в такие секунды жизни мало кто не сходит с ума... „великий“ взмах и показал бы обезумевшей от удоволь­
Может быть, и с Александром Авиловым это же самое ствия публике и их головы. Вместо одной, Александро­
случилось, потому что он, стоя под топором живым, не вой, головы показал бы две — голову станичного ата­
подавал никаких признаков жизни — даже страха не мана...
обнаруживал перед неизбежной смертью. Стоял сми­ Но, Боже! Ведь, я видел, что вместе с казненными
ренно и спокойно. „Великий Палач“ на его глазах к волокли и Ивана, Ивана Чирикова... Неужели же и ему
нему прицеливается, а он стоит, хотя бы тебе что — и „Великий Палач“ отх*атит голову?.. Ему — Ивану?..
глазом не моргает... Ему по воле или против воли (но, ведь, я говорю о
Наконец, высокозанесенный топор, описав ловкий фактах!), а оставил свой родной 76 полк, своих хутор-
полукруг, свалил смиренно стоящего Александра с ног... цов, своего соседа взводного? Который (опять — факт!)
„Великий Палач“, взяв на руки черную, кучерявую голо­ изменил не на предположениях (как было с его отцом
ву Александра, показал и ее всем — и „крестам“ и и Аласандром Авиловым), а на ясном деле (факте) —
страже... переходом на службу к „Великому Палачу“? Неужели
Воздух загудел от рукоплесканий и дружного гал­ же и ему, Ивану, „Великий Палач“ отрубит голову?..
дежа. Казалось, что „Великий Палач“ был артист, зна­ Ему, который, служа „Великому Палачу", быть может
менитый артист, а „кресты‘‘ и стража восхищавшаяся убил своего малолетнего братишку, Федюшку, взятого
его успехом, — публика... на службу противниками „Великого Палача“ вместо
Но это так только казалось. А поверить этому бы­ ушедшего Ивана? Ему, из-за которого повесилась его
ло никак нельзя, ибо было так страшно, что я все вре­ жена, Покутя, и из-за которого она живьем задушила в
мя молил Бога, чтобы скорее наступила ночь (а она, своем чреве Иванова кровного сына? Ему, из-за кото­
как на грех, казалось наступает, а сама никак не мо­ рого теперь на Чириковом курене висит страшный, чер­
гла наступить), чтобы я мог незамеченным оставить ный замок и из-за которого опустел, „развалился“ сам
эго страшное, „великое торжество“, на которое я по­ Чириков двор?..
пал, сам не зная как, но на котором я должен был по­ Неужели же?.. Ведь человек к нему с услугой, а
чему-то обязательно присутствовать — этого требова­ он к человеку — с топором?.. Ведь там теперь у Ива­
ли всеобщее уважение и почет „Великого Палача“... Да на никого и ничего не осталось. Там он чужой. И еще
и не только, что должен был присутствовать, но дол­ презираемый всеми. А тут тоже, как видно, не снискал
жен был — как и все — восхищаться, восхвалять, ра­ уважения... Неужели же никакие ни муки, ни физические
доваться „искусству „Великого Палача“ — искусству и нравственные страдания не спасут Ивана?..
рубить головы. Почему я, не апладируя, и оглядывал­ Или „Великий Палач“ обо всем этом и головы не
ся с боязнью по сторонам, чтобы не быть замеченным ломает?.. Или он „верность“ Ивана записал на черной
в нерадении к „Великому Палачу“... доске в самый тот день, когда Иван родился?.. Поло-
Л? 94 В1 Л Ь Н Е КОЗАЦТВО 13

жил ему в примечании отметку — „хоть ты и Иван, а уже притягивавшей все его внимание Ивановой шее.
казак“... И теперь этой отметки „Великого Палача“ не Так, по крайней мере, почувствовал я. Так почувство­
сотрешь никакой, „верностью“?.. Вероятно, так. Иначе вали, как я видел, и „кресты“, и стража, давно уже
совершенно нечем об’яснить непримиримость и жесто­ чаявшие свежей крови... Так оно и случилось бы, ибо
кость „Великого Палача“... „Великий Палач“ уже взмахнул. Взмахнул решительно...
Приволокли четыре человека — и все казаки. Да Случилось бы... если бы в этот самый момент не уда­
еще те казаки, которые не только думой или словом, рил гром с такой оглушительной силой, от которой
но и делом зафиксировали ту или иную „верность“ фигуры сидящие верхом на крестах, посыпались на
„Великому Палачу“... А что же тогда сказать о тех, землю, как орехи. Никишка так неожиданно низвергся
которые стараются выхватить топор из рук „Великого с своей „высоты величия“, что аж екнул, хлопнувшись
Палача“ для того, чтобы, если уже не отрубить им о землю. Стража тоже в панике пустилась в рассып­
ему головы, то по крайней мере, его обезоружить — ную...
обезвредить, чтобы самим не быть обезглавленными Душившийся, спертый воздух, наконец-то, разря­
им, чтобы можно было жить в спокойствии?.. дился. Итак, что гром не гремел, а бил; змееобразные
Как думал так и вышло... ленты молнии своим резким огнем ожигали глава, и
„Великий Палач“, действительно, базировался толь­ от бушевавшей над городом бури стонала и тряслась
ко на примечании черной доски („хоть ты и Иван, а земля...
казак“); видно было, что никакой „казачьей верностью“ Все в страхе бежало, куда попало.
нельзя было донять „Великого ПалаЧа“. Единственный Только один он, „Великий Палач“, как занес топор
исход — надо было родиться или Митрофан'бм Рыба­ над головой Ивана, так и продолжал с ним стоять на
ковым или Никишкой Иногородним (а Костя Булатов, подмостках эшафота. Все в этой же „решительной
если не сейчас, то позже, а все равно угодит на эти позе“,..
подмостки, — уверен), чтобы снискать почет и уваже­ — Что за история с ним вышла? — удивился я»
ние „Великого Палача“... впив глаза в застывшую на месте черную фигуру „Ве­
С Иваном „Великий Палач“, как оказалось, был ликого Палача“...
даже гораздо строже (вернее, жадней, более хищным), Иван, между тем, был жив. Он удивленно огляды­
чем с его предшественниками. вался по сторонам и, потягиваясь, как бы после глубо­
„Великий Палач“ походил на горького пьяницу, ко­ кого сна, разминал плечи и кулаки. Иван был жив...
торый не пьет весь стакан алкоголя сразу, а, пропу­ А вот с „Великим Палачем“, действительно, какая-
ская оживающую ему внутренности крепкую влагу по то история вышла. Стоит, как каменный, как истукан
маленькому глоточку, вместе с тем жадно и сладко — и баста...
смотрит на стакан... смо.трит и млеет от того благоду­ — Уж не гром ли усмирил его? — зарадовалась
шия, которое он при этом ощущает... И правильно. моя душа. Иначе, чего бы ему, оставшемуся одному,
Горький пьяница, поступая так, испытывает прелесть красоваться столько времени своей „великой" позой?..
алкоголя вдвойне — и глазами и нутром... С „Великим Палачем“, действительно, „вышла ис­
Такового мнения, повидимому, на этот-раз придер­ тория“. От очередного удара грома он грохнулся на
живался и „Великий Палач“. „Многовековая практика“. . подмостки, как камень, как подгнивший телеграфный
Сколько уже раз „Великий Палач“ делал над голо­ столб. Так как все расбежались, то „Великого Палача“
вой Ивана чудовищной красоты и лихости взмахи и некому было и пожалеть...
сколько уже раз опьяневшие ог „искусства“ „Великого
Палача“ и „кресты“ и стража готовы были пасть ему под А с людьми и Богом, значит не шути. Хоть ты и
ноги, в надежде увидеть в его руках очередную голову „Великий Палач“, а погиб... Получил возмездие, если
Ивана. А „Великий Палач“, даже не дотрагиваясь (что не от людей, так от Самого Бога...
значит „великость“!) лезвием до шеи Ивана, во время — Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь небо
и ловко отхватывал топор назад и, отхватив, уже дер­ и земля Славы Твоея, — шептала могущественные сло­
жал его в том положении, откуда он начинал свой ва молитвы не спавшая мать...
взмах. Тогда „кресты“ и стража, не удержавшись, аха­ На дворе была гроза. В зияющей теми ночи, осле­
ли от разочарования... пляя глаза, сверкала молния и гремел, потрясая курень,
. Так „Великий Палач“, расжигая аппетит обезумев­ позвякивая сталью, гром. Была, как я догадался, „во­
шей и озверевшей публики (видимо, и сам собой вос­ робьиная ночь“...
хищаясь), делал много, много раз над бедным, пору­ — Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, — подхватил
ганным и осмеянным Иваном. Оплеванному Ивану, ко­ за ней, боязливо вглядываясь в ночную темь, и я...
нечно, ничего не оставалось как только, молча, ожидать Этой страшно бушевавшей грозе казалось не бу­
над собой конца игры „Великого Палача“... И он его дет конца, но все же и она прошла — утихла, успоко­
несчастный ожидал... илась.
Наконец, „Великий Палач“, наигравшись вдоволь над И начинавшийся в хуторе тихим и солнечным ут­
бесзащитным Иваном, а также, вероятно, и убедившись ром сентябрьский день и грел, и веселил, и ласкал...
в безупречности взятого им на Ивановой шее прицела, Совсем бы было хорошо, если бы только хутор не
решил таки, повидимому, в серьез поласнуть по давно был так пуст и пришиблен...

А. Ленивов.
Казачье печатное слово заграницей (1919—1931 г. г.)
I. ПРЕССА. 1. газеты (ежедневные, еженедельные, ежемесячные, од­
нодневные и т. д.); 2. журналы (еженедельные,
Пребывание казачьей эмиграции заграницей имеет двухнедельные, ежемесячные, иллюстрированные, ли­
не только отрицательное значение, но являет собой и тературные, политические, юмористические и т. д.);
положительную сторону, в частности в деле развития 3. ежемесячники (научные, литературные и т. д.);
свободного казачьего печатного слова. В понятие „ка­ 4. информационные бюллетени (официального, служеб­
зачье печатное слово“ мы кладем следующие три ос­ ного, осведомительного, делового и т. д. характера);
новные элементы: 1. пресса, 2. книгоиздательство и 5. периодические бргггнры и т. д.
3. библиография. В трех последовательных очерках мы
и дадим общее представление последовательного разви­ Настоящий очерк посвящен исключительно описа­
тия казачьего печатного слова заграницей. нию развития казачьей прессы заграницей в период
Под именем „пресса“ будем понимать все периоди­ 1920-1931 г. г.
ческие и непериодические печатные и рукописные изда­ Первым по времени печатным органом, издавав­
ния, как газетного, так и журнального типа, именно: шимся казачьей эмиграцией, является „Информацион-
14 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО JV? 94

ный Листок Донского Лагеря на Лемносе“. Известно, ление газеты носило определенно самостийный ха­
что Донской корпус после своего прибытия из Крыма рактер.
на Константинопольский рейд, был высажен не берег В конце 1921 г. появился журнал „Казачий Сбор­
(пристань Сиркеджи) посажен в вагоны и перевезен в ник“ под редакцией полк. Карташева. Сборник издавал­
район старых Чаталджинских укрепленных позиций, где ся в казачьем лагере Лихтенберг в Померании (казаки
и был размещен в лагерях при селениях: Кабаджа, Сан- из красной конницы Буденного, интернировавшиеся на
жак-Тепе, Чилингир и т. д. Отдельные Донские части, германской территории) и имел явно монархический
кои по случайным обстоятельствам не попали в район оттенок.
Чаталджи, были перевезены морем на о. Лемнос, где От начала 1922 г. в Софии (Болгария) стала выпу­
и были размещены лагерем в урочище Калоераки (на скаться газ. „Казачье Слово“, которая и явилась офици­
берегу Мудросского залива). В последних числах декаб­ альным органом Донского Правительства, ведшего в оное
ря 1920 г. началась перевозка Донских частей из уро­ время подготовительную работу по организации Дон­
чища Калоераки к г. Мудросу (на катерах через Мудрос- ского казачьего с’езда в Болгарии. В конце февраля
ский залив), где и начал образовыватся т. н. „Донской 1922 г. в Софии появилась газета „Казачьи Думы“ под
Лагерь“. Спустя некоторое время, из Турции (район редакцией С. Пинуса. Газета эта явилась преемницей
Чаталджи) в „Донской Лагерь“ на о. Лемносе, прибыли „Казачьего Слова“ и сообразно этому имела Чисто
морем почти все части Донского корпуса, именно 1-ая официальный характер, считаясь официозом Донского
и 2-ая конные дивизии, а также и 3-ья пешая дивизия. Правительства.
И вот здесь на о. Лемносе в невероятно тяжелой, под­ С 1922 г. в Праге (Чехословакия) выходит непери­
час просто кошмарной обстановке (напр.: совершенная одическая газета „Казачья Лава“ вначале под редак­
изоляция от всего мира), островное положение, отсут­ цией Б. Н. Уланова (всего вышло четыре номера пер­
ствие газет и журналов, снятие французами корпусной вый вышел в 1922 г., последний в 1927 г.). Газета
радиостанции и т. д.) народился первый печатный ор­ эта была печатным органом центрального комитета
ган казачьей эмиграции заграницей, именно „Инфор­ „Союза Возрождения Казачества“ — (Пражская орга­
мационный Листок Донского Лагеря на Лемносе“. Ли­ низация казаков примыкающих к русским эсерам). В
сток этот печатался на пишущих машинках в штабе том-же самом году (1922 г,) в Праге издается и „Ин­
Донского корпуса (Информационное бюро) в количе­ формация Соединенного Казачьего Комитета и Обще­
стве всего десяти экземпляров и расклеивался по лаге­ казачьего сельско-хозяйственного союза“.
рю на специально поставленных досках, в местах наи­ В 1923 г. появился журнал „Казачьи Думы“ под
большего скопления казаков (корпусной кооператив, редкцией С. Пинуса (выходил в 1923 и 1924 годах). При
питательный пункт, пристань, лазарег д-ра Нечаева и этом журнале издавался и „Осведомительный Листок
др.). Листок редактировался г. Куницыным и содержал журнала Казачьи Думы“. Как журнал так и листок яв­
отделы: официальный (приказы и распоряжения) и ин­ лялись официальными органами Донского Правитель­
формационный. ства. Журнал „Казачьи Думы“ дал на своих страницах
Подобного-же характера печатный орган был соз­ — много исторического материала, отразив (с своей
дан и при штабе Кубанского корпуса, расположенного точки зрения) главным образом события периода
в урочище Калоераки, под именем: „Информационный 1917—1920 г. г., имевшие место в Казачьих Краях. Это
бюллетень Штаба Кубанского корпуса“. обстоятельство придает журналу „Казачьи Думы“ не­
Несколько позже в „Донском Лагере“ стал изда­ сомненную ценность в историческо-библиографическом
ваться и „Вестник Донского Лагеря“, трудами и забо­ отношении.
тами Информационного бюро при штабе Донского кор­
пуса. „Вестник“ выпускался в изрядном количестве эк­ В 1923 г. в Праге вышел „Казак на чужоине“ жур­
земпляров и рассылался но всем казачьим частям: не­ нал Донской студенческой станицы, который этим един­
обходимо отметить, что „Вестник“ являлся официозом ственным экземпляром и ограничил свой выход в свет.
штаба Донского Корпуса, благодаря чему и содержа­ Приблизительно около этого времени, в г. Белгра­
ние его было чисто официальное. де (Юго-Славия) вышел периодический сборник „Воль­
В описывемое время (рубеж 1920—1921 г. г.) поя­ ная Кубань“, явившийся официозом Кубанского Пред­
вился и „Донец“ — рукописный журнал кадет Донско­ ставительства. До 1-го мая 1929 г. „Вольная Кубань“
го Кадетскрго Корпуса, эвакуированного англичанами представляла собой гектографированное издание,после
непосредственно из Новороссийска в Египет (Camp of этого времени стала печататься в типографии (Кавказ-,
the Don Kadet Corps около г. Измаилия на берегу Су­ ский Казак“) — на правах рукописи: к 1-му июля 1931
эцкого канала). Аналогичный момент по времени изда­ года вышло всего 96 номеров „Вольной Кубани“.
ния, необходимо усматривать и в отношении „Атаман- Здесь же в Белграде и Терское Правительство ре­
ца“ — рукописного журнала юнкеров Атаманского Во­ гулярно выпускало „Информацию Терской канцелярии“
енного училища, а также и рукописного журнала Ку­ — („Терский Казак на чужбине“). С февраля 1931 года
банского Военного училища. „Терский Казак на чужбине“ не выходит, вследствие
В добавление к указанным рукописным журналам, недостатка средств у Терской канцелярии. В 1923—1924
необходимо сопричислить „Дон“ — рукописный журнал годах (ноябрь-июнь) в Париже выходит газета „Казачье
группы Донских казаков, пребывавших в лагерях на о. Слово“ печатный орган монархического направления,
Лемносе, а равно и „Донской Маяк“ — историческо- издаваемый „Общеказачьим Соединением“ — (ген. ген.
литературнып журнал, печатавшийся на шапирографе Граббе, Краснов, Сычев и др.). К 1 июля 1924 г. вышло
и издававшийся под редакцией г. Рязанского в Турции всего 7 номеров „Казачьего Слова“.
(лагерь Кабаджа — 18-ый Донской Георгиевский полк, В 1924 г. в Париже издается „Информационный
Донской Технический п. и Калмыцкий Дзюнгарский п.). листок Об’единенного Совета Дона, Кубани и Терека“,
С августа 1921 г. по май 1922 г. в Варшаве издает­ первые семь номеров коего были набраны на гекто­
ся еженедельная газета „Голос Казачества“ под редак­ графе, далее (включительно по двенадцатый номер) от­
цией теперешнего редактора „В. К.“ И. А. Билого и при печатаны в типографии. В том-же 1924 г. кадеты Дон­
ближайшем участии тов. пред. Донского Войскового ского Кадетского корпуса, расположившегося в г. Би-
Круга полк. М. Н. Гнилорыбова. Политическое направ­ лече (Сербия), издают рукописный журнал „Казак“.

О настроениях русской эмигрантской молодежи.


... „Быть может неожиданно для нее самой (т. е. русской молодежи. Ред.) „ров“ между
нею и „комсомолами“ чьей то искусной рукой начинает засыпаться. Сегодня еще не говорится:
коммунизм лучше капитализма“; еще провозглашается формула: „ни капитализм, ни коммунизм“.
Но завтра, может быть, одобрят „исправленный коммунизм“... Это настроение... становится просто
„знамением времени“.
(„Возрождение“ от 23 ноября 1931 г.).
л? 94 В1ЛЬНЕ К03АЦТВ0 15

От 1924 г. и по настоящее время в Праге издает­ Кубаньсю Думки“, вскоре прекративший свое существо­
ся „Казачий Сполох“ — непериодический печатный ор­ вание (вышло три номера). Здесь же в Праге издавал­
ган Общеказачьей студенческой станицы в Ч. С. Р. На­ ся на правах рукописи — журнал „Казачий Смех“,
правление журнала постоянно изменялось, находясь снабженный многочисленными иллюстрациями. Журнал,
каждый раз в зависимости от ориентаций Общеказа­ являвшийся „органом казачьей непосредствнности и
чьей студенческой станицы: разновременно в состав ре­ юмора“, печатался на ротаторе и был выпущен в ко­
дакционной коллегии журнала входили — г. г. Белый, личестве нескольких номеров. В этом-же 1928 г. Об­
Вазагов, Вифлянцев, Гребенников, Колачев, Коханов- щеказачья станица в Чехословакии, выпускает журнал
сков, Коколевский, Приказчиков, Фролов и др. К 1-ому (на правах рукописи) „Казак“ под редакцией вначале
марту 1931 г. вышло всего 22 номера. Аи '»г— М. Т. Гребенникова. Всего вышло два номера журна­
С февраля 1924 г. по конец 1928 г. ТЛУ|цеказачий ла в июне и октябре 1928 г. причем отмечается, что
сельско-хозяйственный союз в Ч. С. Р. издатвал каза­ журнал печатался на ротаторе.
чий „республиканско-демократический“ печатный орган От начала 1929 г. в Париже в издании Казачьего
— „Казачий Путь“, который также, как и „Казачьи Ду­ Союза, под редакцией Н. М. Мельникова, начинает вы­
мы“, зафиксировал на своих страницах многое из жиз­ ходить ежемесячный казачий журнал „Родимый Край“,
ни казачьей эмиграции заграницей, что послужит ма­ имеющий отделы: официальный (приказы и распоряже­
териалом для историков будущего времени. К декабрю ния), литературный, исторический и информационный.
1926 г. (конец издания „Казачьего Пути“) вышло всею К 1-ому июля 1931 г. вышло всего 27 номеров „Ро­
93 номера журнала. димого Края“. (Во второй половине 1931 г. стал выхо­
В период от января 1925 г. до марта 1926 г. Париж­ дить раз в два месяца). В этом-же году в Париже под
ская делегация Соединенного Совета Дона, Кубани и редакцией полк Е. Д. Коновалова (б. секретаря Ураль­
Терека, выпускает печатный информационный сборник- ского Войскового Правительства) издается „Казачий
бюллетень под наименованием „Казачий Союз“: вышло Журнал“. Первые четыре номера были отпечатаны на
всею три номера. ратоторе и снабжены отчасти иллюстрациями, отчасти
Центральный комитет Союза Единства Казачества фотографиями. С №. 5 „Казачий Журнал“ выходит в
в 1926 году издает „Бюллетень Союза Единства Каза­ роскошном издании (типографский шрифт, на веленевой
чества“ — информационный листок печатавшийся на бумаге, многочисленные снимки). К концу 1929 г. „Ка­
гектографе. В той-же Праге, Общество Кубанцев в зачий Журнал“ прекратил свое существование; в тече­
Ч. С. Р. выпускает журнал „Наш Край“ (вышло два нии года вышло всего 8 номеров.
номера, один в 1927, другой в 1928 г.), а также и ин­ В Праге, в декабре 1929 г. Общеказачья станица
формацию „Про Кубань/. „Наш Край“ выходил под ре­ в Чехо-Словакии выпускает №. 1 журнала „Казаки“.
дакцией Л. Быча, П. Макаренко и К. Плохого, инфор­ Журнал печатался на ротаторе и был выпущен всего
мация „Про Кубань“ под редакцией П. Макаренко. Как в двух ЛЬ ЛЬ (в декабре 1929 и августе 1930 г.).
журнал, так и информация являлись органами самостий­ С 1929 г. возникшее в Париже „Казачье Об’едине-
ного направления (украинская ориентация). ние для борьбы за Родину“ выпускает ряд печатных
В апреле 1926 г. в Париже начинает издаваться непереодических брошюр, каковых к 1-му июля 1931 г.
„Вестник Казачьего Союза“ под редакцией Н. М. Мель­ вышло всего 7 номеров. Равным образом выпускаются
никова: Издателем „Вестника“ явилось правление Ка­ непериодические информации (осведомительно-агитаци­
зачьего Союза. „Вестник“ имевший официальный харак­ онного характера) и „Общественным представительст­
тер и являвшийся официозм Соединенного Совета вом .от казачьих станиц и хуторов в королевстве С.Х.С.“.
Дона, Кубани и Терека, выходил до конца 1928 г., От 1 мая 1929 г. в г. Белграде издается на правах
причем вышло всего 18 номеров. рукописи ежемесячная печатная информация „Кавказ­
Софийская казачья станица в январе 1927 г. выпу­ ский Казак“, состоящая из „Вольной Кубани“ и „Тер­
стила однодневную газету ^Станица“, набранную типо- ского Казака на чужбине“ печатаемых вместе. „Кав­
граф 9ки0и способом. казский Казак“ является официозом Кубанского и
В г. Таражде (Юго-Славия) ь период 192^-28 г. Терского Правительств.
группа кадет Донского Кадетского корпуса издает ру­ В Праге в этом-же году выходит газета - журнал
кописный журнал „Казачья Вольность“ — самостийного „Казачья Земля“, прекративший свое существование на
направления. Такой же рукописный журнал „Казачьи втором номере.
Зори“ (художественно-литературный журнал) издается В далеком Харбине была выпущена под редакцией
казаками гимназистами из гимназии Всероссийского полк. Е. Березовского и полк. А Грызова, однодневная
Земского Союза городов, размещенной в г. Моравской газета „Сибирский Казак“ приуроченная к Николину
Тшебове (Чехо-Словакия). дню (6-19 декабря) — Войсковому Празднику Сибирс­
От февраля 1927 г. и до октября 1928 г. в Праге кого Казачьего Войска.
Общеказачьим сельско-хозяйственным Союзом под ре­ Калмыцкая Комиссия Культурных работников в Ч.
дакцией В. А. Харламова, издается — казачий демокра­ С. Р. в апреле 1930 г. выпустила печатную (на гек­
тический орган, двухнедельный журнал „Путь Казаче­ тографе) „Информацию Калмыцкой Комиссии Культур­
ства“ (измененный „Казачий Путь“): всего за полтора ных работников в Ч. С. Р.“ Информация была отредак­
года существования журнала „П. К.“ вышло 38 номеров. тирована редакционной коллегией в следующем соста­
В 1927 году, в Праге Калмыцкая Комиссия куль­ ве — шеф-редактор Б. Н. Уланов, члены редакции —
турных работников в Ч. С. Р. начала издавать истори­ Э. Николаев, Э. Бурульдушов, Ш. Балинов.
ко-литературный, научный, публицистический и информа­ С 1930 г. в свет начал выходить первый калмыц­
ционный непериодический журнал „Улан-Залат“ — (на­ кий политический журнал „Ковыльные Волны“, издаю­
род носящий красные кисти на шапках). В 1927 г. вы­ щийся под редакцией Президиума Калм. Полит, группы.
шел М. 1, в 1928 г. — ЛЬ. 2 и в 1931 г. — ЛЬ 3. Указанный журнал является печатным органом кал­
Журнал печатался на русском и калмыцком языках. мыцкой национальной группы самостийников „Хальмак
С 10 декабря 1927 г. в Праге выходит иллюстрирован­ Тангачин Тук“. К 15 июля 1931 г. вышло три номера
ный двухнедельный литературный и политический жур­ „К. В.“. Журнал печатается на ротаторе.
нал „Вольное Казачество-Вшьне Козацтво“ под редак­ В декабре 1930 г. полк. Е. Березовский и полк. А.
цией И. А. Билого и М. Ф. Фролова (впоследствии умер­ Грызов вновь издали в Харбине однодневную газету
шего). Самостийное направление журнала ярко выра­ „День Сибирского Казака“ ко дню Войскового Празд­
жено в основных девизах — „Казакия — наша цель“ ника Сибирского Казачьего Войска.
— „наш девиз — казачья воля“. Обилие научно-исто­ Февраль 1931 г. ознаменовался выходом в свет пе­
рического материала, а равно и идеология „В. К.“ вы­ чатного органа „Лиги Возрождения Казачества“ в Па­
раженная в ряде последовательных статей политическо- риже. До сих пор вышло три номера..
публицистического характера, придают журналу исклю­ В марте 1931 г. в Праге вышел №. 1 „Казачьего
чительную ценность. К 1-ому декабря 1931 г. вышло Набата“ — печатного органа „совета казачьего центра
93 номера „Вольного Казачесгва-Вшьного Козацтва“. союза младороссов“ — (кирилловцы), под редакцией
В 1928 г. в Праге появляется печатный орган Со­ полк. Г. И. Чапчикова.
юза Кубанцев в Ч. С. Р. журнал „Кубанские Думы- К моменту составления настоящего очерка послед-
16 ВОЛЬНОЕ К А З А Ч Е С Т В О А? 94

ним казачьим печатным органом по времени появления ный журнал М .1 , изданный в Париже в 1930 г. под
на свет, является журнал „Единство“, выпущенный Об­ редакцией полк. Е. Д. Коновалова (уралец) и посвящен­
щеказачьей Студенческой станицей в г. Белграде в день ный Кубанскому Казачьему Войску.
2 июня 1931 г. В общем итоге за одиннадцать лет (1920—1931 г.)
Настоящий очерк не явился-бы исчерпывающим, ес- пребывания казачьей эмиграции заграницей, оной (эми­
ли-бы не учитывались: 1. Служебные печатные инфор­ грацией) было издано (напечатано и написано) три пе­
мации частей Донского и Кубанского корпусов, и 2. на­ риодических газеты, четыре непереодических и одна
личие двух журналов русских посвященных Казачест­ особая (газета-журнал), четыре периодических журна­
ву: а) „Перезвоны" литературно-художественный жур­ ла, десять непериодических, восемь рукописных и два
нал Мх 41, 1928 г. Рига. изд. Саламандра. — Статьи особых, семь ежемесячников, одиннадцать информацион­
П. Н. Краснова, Н. Бережанского, Ив. Лукаша, Н. Ми- ных бюллетеней и сообщений, ряд служебных информа­
шеева, стих. К. Бальмонта, С. Штейна, Н. Туроверова, ций казачьих строевых частей, а также и ряд неперео­
Ар. Формакова, б) „Россия“ литературно-художествен­ дических печатных брошюр.

Четырехлетний путь Вольного Казачества.


Известно, что отправляясь в трудный и дальний единоплеменного народа (что представляет громадное
путь, меньше надо думать об этих трудностях и о том, удобство для быстрой ассимиляции) успело наложить
сколько еще осталось пройти, а время от времени, на на казачье национальное сознание глубокий пласт, ста­
известных этапах его следует оборачиваться и окиды­ нет понятно, как щекотлива была задача-пробуждение
вать взором или мыслью пройденную часть пути. Если национального самосознания; не просто удавалось и опре­
он был ровен и легок и сделан большой переход, то делить своих тайных и явных друзей и врагов; бывали
душа путника удовлетворяется пройденным расстояни­ и тут случаи путаницы.
ем; если он был тернист и пройдено мало, то он удо­ Я не буду подробно останавливаться на всех пери­
влетворяется преодоленными препятствиями и бодро петиях пройденного путц; было много печального и
идет дальше. хорошего, но одно должен с удовольствием об’ективно
Так и мы, вольные казаки, пустились ровно четыре отметить: 4-й год нашей работы заканчивается т а к :
года тому назад в далекий и трудный путь за казачь­ 1. мы достигли образования целесообразной организа­
им счастьем — за его свободой. Не можем сказать, что ции, все члены которой об’единены единством идеи и
путь наш был легок и приятен, а потому мы и ушли организационной мысли, которая беспрерывно и упор­
не так далеко, но окидывая взором на пройденную но ведет политическую работу в намеченном направле­
часть пути, мы должны сказать, что пройдено и не так нии и каковая работа тысячами невидимых нитей свя­
мало, а еще больше преодолено разных препятствий... зывает думы и мысли разбросанных по свету казаков
На пути национально-политического движения, на­ и напоминает мировому общественному мнению и со­
правленного к освобождению давно угнетенного и по­ вести о национальных правах Казачества и его друзей;
рабощенного народа предстоят тысячи преград и если 2. мы взбудоражили еще не погасшее казачье самосо­
все заранее рассчитать и подсчитать, бывает, падает и знание и пробудили в нем волю к жизни и 3. опреде­
не робкое сердце. А потому, самый факт появления лили как своих врагов, так и друзей.
среди Казачества группы лиц, решившихся взяться за В результате нашей работы у Казачества есть де­
это ответственное дело, нужно отнести к из ряда вы­ сятки преданных, культурно вооруженных, смелых и ре­
ходящим явлениям. шительных работников, знающих чего они хотят. Для
Но мало было собраться и провозгласить, что, мол, четырехлетнего существовения национального полити­
мы стоим за то-то и то-то, нужно было сорганизовать­ ческою движения, принимая во внимание аналогичные
ся, найти своих друзей, определить врагов, пробудить движения в истории других народов, это большое до­
самосознание массы, заручиться ее сочувствием и, пре­ стижение,
одолевая препятствия, пуститься в путь. Много, много впереди работы, не мало и трудно­
Принимая во внимание эмигрантскую среду, в ко­ стей, но памятуя, что „Бог не без милости, а казак не
торой приходилось встречаться с значительным разно­ без счастья“, мы смело пускаемся в 5-й год нашего
образием искривленной людской морали, задача само­ пути в поисках казачьего счастья.
организации была не из легких; если же вспомнить,
что пребывание Казачества более 200 лет под властью Санжа Балыков. (Секр. редакции).

Думы и мысли.
Ив. Томаревский. (Болгария). Равнодушие из-за малодушия.
Борцам за волю Казакии. Этими словами я хочу как бы обозначить извест­
Когда над степью Казакии ную вину и слегка упрекнуть тех казаков-интеллиген-
Свободы зоренка взойдет тов, которые могут говорить и писать что либо инте­
И иго долгое России ресное и полезное для Казачества и тем оказать по­
С горба казачество стряхнет; сильную помощь в скорейшем достижении казачьей
Когда от края и до края — цели — освободить свою Родину, но по причине: боясь
Во всех станицах, городах, открыть свое подлинное лицо перед парижским прави­
Свою свободу оглашая, тельством, они умышленно под каким либо предлогом
Сойдутся люди на Кругах; уклоняются от своего прямого долга и сидят сложа
Когда знамена воли, права руки, ждут с моря погоды — чья возьмет, ограничив­
С гербами Войска зашумят, шись лишь тщательным чтением журнала „Вольное Ка­
Казачья выйдет в поле лава зачество“, попадающего им случайно от вольных каза­
За честь и волю постоять, — ков или высылаемого им бесплатно редакцией, и кри­
Тогда лишь все борцы свободы тикой его авторов. С точки зрения справедливости и
Счастливо-радостно вздохнут, логического мышления такие „господа“, уклоняющиеся
Забыв страданий многих годы ог совместной работы на благо Родины под предлогом
И свой окончив тяжкий путь. „да еще не известно, во что выльется Вольно-Казачье
Теперь же путь борцов тернистый, движение“, по моему, делают два сознательных пре­
Он в дебрях зла и лжи лежит, ступления.
И кто его из них очистит, Первое, — они как бы душевно сочувствуют и на­
Того нам должно не забыть. ходят вполне справедливым и нужным но времени про-
Л1 94 В1 Л Ь Н Е К03АЦТВ0 17

должать развертывать шире поднятое знамя В. К. и от русских людей, которые, с целью легкой наживы и
неотступно бороться с теми, кто решается помешать беззащитных грабежей, переселились в наши Края в
этому национальному движению, но фактически — из-за период коммунистического ига и продолжают самовлас-
отсутствия собственного „Я“, с одной стороны и „тру­ но распоряжаться ими и сейчас, а потом бы пошли —
сости“ перед правительством — с другой, — они не хо­ добровольно или за плату — освобождать „матушку
тят в этом национальном движении принять не только Россию“ от ее же русских людей.
прямого, но даже и косвенного участия, которым бы Как не обидно за вас, господа, но должен сознать­
они не мало сделали пользы и более усилили бы ряды ся, что вы по своей слабости (по глупости не допус­
этого движения. А второе, кроме своего безучастия и каю) далеко заблудились и не попали на новый, со­
равнодушия к В. К. они, наоборот, во вред ему ведут временный путь, который ведет казаков ж правильно
между рядовыми казаками пропаганду и всячески ста­ намеченной и верной цели, а продолжаете все время
раются повредить им во взглядах и мнении на эго об­ топтаться на старом пути, покрытом глубокими рытви­
щее казачье дело и тем сбить их с правильного пути. нами прошлого, пережитого нами, казаками, тяжелого
К тому же усиленно стараются доказать, что нам, ка­ опыта.
закам, „нельзя слишком горячиться и торопиться по­ Представил ли кто из вас серьезно то пагубное
пасть в ряды самостийников, ибо их движение — движе­ казачье движение недавнего прошлого, свидетелями
ние временное и дальше „заграницы“ оно не пойдет — которого вы были же сами в период тесной дружбы
это одно, а другое — „атаман нам не разрешает. А так наших атаманов с Деникиным и Врангелем, ради кото­
как мы являемся его подчиненными, то мы должны рых мы утеряли свою Родину и ввергли ее с остав­
его слушать и во всем повиноваться ему“. шимся населением и всеми богатствами нашего Края в
Господа, не забудьте одного, что время обманывать руки бесстыдных коммунистов-большевиков, состоящих,
и запугивать казаков атаманскою властью ушло без­ главным образом, все из тех же русских людей, с ко­
возвратно, тем более здесь, на чужбине, ибо канаки, торыми вы, видимо, связаны какими-то — вам лишь од­
пережив недавний кошмарный по своему значению ним известно — связями, если так гордо стараетесь их
опыт, благодаря которому им приходится страдать в поддерживать и сейчас?
изгнании столько лет, к счастью нашему, научились Бросил ли кто из вас эти прошлые прегрешения
разбираться в таких вещах гораздо лучше, чем вы, го­ на золотые чаши весов мирового прог ресса к само­
спода интеллигенты. Рядовой казак теперь больше пре­ определению народов? — Нет. Вы этого не сделали, вы
дан своей Родине, а потому он больше Ее любит, чем упустили самое главное, ради чего мы здесь, на чуж­
вы, и пропаганда ваша между ними — голос вопиюще­ бине, и там, на Родине, столько лет страдаем и этим
го в пустыне. Кроме того, вы в лице их же, казаков, самым вы вновь творите новое пагубное для казаче­
губите свою будущую карьеру, которую в душе расчи­ ства преступление и все это по причине лишь того,
тываете получить все от тех же самостийников, на ко­ чтобы не попачкать своего лица — перед кем? — и не
торых выливаете полные ушаты незаслуженной ими выявить своего истинного сочувствия, скрывающегося
грязи, чтобы этим повредить в начатом национально- пока где-то далеко в душе к движению, начатому „В.
освободительном казачьем деле. К.“ Крайне обидно слышать такие уличные „разговор­
Ясно, что несмотря на одинадцатилетний срок, мож­ чики“ да еще от казачьей интеллигенции.
но сказать, принудительного зарубежного скитания, вы Нам ли, потерявшим свою родину казакам, здесь
еще спите крепким сном и, быть может, еще долго бу­ следует разниться и бродить по чужим социально-
дете спать, раз вы сами того скитания причиною. У вас политическим партиям, когда мы имеем свою соб­
отсутствует, первым долгом, казачье самолюбие, а по­ ственную вольно-казачью партию, предков наших, от
том уже и трусите говорить вы открыто, казачьей ду­ которых мы произошли, следовательно, по их соз­
шой, и писать что либо в печати. Наоборот, у вольных нанию, по их порядкам и убеждениям должны и мы
казаков эта тоска по Родине ни на час никогда не за­ следовать? Нам ли делиться по каким-то разным на­
сыпала, а в последнее время, переполнив все чаши на­ правлениям, когда у нас должно быть единственное
шего терпения и ожидания, вылилась в характер ду­ направление — казаки душою и телом, хотим иметь
шевного стремления, из-за которого руководители „В. свой собственный дом, угол свой, в нем быть хозяива-
К.“ решили ни перед чем не задумываясь и ни перед ми и им распоряжаться без всяких советов и вмеша­
какими преградами, со стороны кого бы то ни было, тельства соседа своего, которого только и стремится
не останавливаясь, во что бы то ни стало пробиваться уничтожить его? Нам ли нужно теперь обливать друг
прямым путем к намеченной цели — вырвать свою по­ друга грязными помоями, когда мы, казаки, были ими
руганную Родину — Казакию из кровавых рук русских залиты русскими „братьями“ два века с лишним? и, на­
поработителей и восстановить в ней прежние законы конец, следует ли устраивать какие бы то ни было
и порядки предков наших. „За Край Родной, народ свой преграды и всячески стараться тормозить дело, разви­
и вольность прежнюю“ — вот в этих нескольких сло­ ваемое „В. К.“ цель которых: как можно скорее осво­
вах и заключается главный девиз Вольного Казачества. бодить из-под небывалого в мире ига русских людей,
А ваш девиз в чем заключается? Вы называете се­ мать свою Родину — об’единенную Казакию?
бя казаками, а говорите о России и ее освобождении. Вот к этой-то основной цели, по моему, и должны
Значит, вы опять желаете и прямо таки добиваетесь стремиться все без исключения казаки здесь, на чуж­
повторения того прошлого, за которое казаки не толь­ бине, и там, на, Родине, пребывающие и дорожащие
ко поплатились своими головами, но и жизнью своих своею Родиной. Только при таких условиях, при таком
отцов, матерей, жен и детей. тесном единении и верном нашем убеждении в свои
К тому же интересно: от кого вы собираетесь ос­ собственные права: быть хозяином своего дома и им
вобождать „матушку Россию“, от каких народов, если распоряжаться — мы, казаки, успешно достигнем своей
ее населяют русские же люди? и куда вы их, русских желательной цели. А цель эта уже показалась, лишь
людей, будете выбрасывать из России? Разве к нам, в остается укомплектовать свои боевые ряды и тогда, с
Казакию? — так они, русские, и без того успели пере­ Божью помощью скажем: „Вперед, к цели! на свою
полнить ее и овладеть всем готовым, нажитым казака­ Родину — об’единенную Казакию!
ми, имуществом. Лучше было бы, да и от Бога не Поверьте — Бог поможет нам в этом святом деле.
грешно и от людей порядочных не стыдно, если бы вы А. Бабков. {Румыния).
прежде всего постарались освободить свои Казачьи Края 8 ноябрл 1931 г.

Русские о русских.
... „Советская власть — не чужая народу, и не одним насилием она правит страной. Сам
русский народ в своем безумном порыве к новой жизни поставил ее над собою“...
[И. И. Бунаков (не большевик), „Дни“ от 22 ноября 1931 г.].
18 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО № 94

Думы казака. Рассыпаемся по Европе, уже не как „Русская Ар­


мия“, а как беженцы. Что же видим здесь?
В протесте Кубанского Войскового Атамана о звер- В кино фильмы один за другим советской продук­
сгвах большевиков над Казачеством говорится: ции, изображающие казаков в роли усмирителей лю­
„Казачество ими буквально уничтожается. Неогра- дей, доведенных до отчаяния бывшей царской властью.
ничивась ссылками, переселениями, одиночными и груп­ Спрашивается, хороший ли отзыв о нас, казаках, дает
повыми убийствами, большевики прибегли к массовому это миру?
уничтожению Казачества, применяя для этого удушли­ Что же делаем мы сами, находясь здесь, наблюдая
вые газы и умерщвляя в течении нескольких часов де­ за всем, имея полную свободу, чтобы снять это неза­
сятки тысяч*казаков, не щадя даже детей“. служенное клеймо?
Зверства эти действительно должны бы заставить Казаки джигиты. Афиша во всю стену изображает
содрогнуться не только нас, но и весь мир от ужаса. казака с кнутом, с нечеловеческой мордой, порящего
Но что же получается в мире от этих грозных для нас русского мужика-кресгьянина.
вестей? „Часовой“, журнал старой „Русской Армии“, мо­
„На все эти зверства“ — говорится дальше, „Ев­ нархический. Фотография Кубанского Гвард. Каз. Диви­
ропа и весь мир смотрят совершенно равнодушно. зиона и подпись: „Краса и гордость Русской Армии Ку-
Местное землетрясение в Болгарии, в Греции, наводне­ банск. Гвард. Каз. Дивизион“. Это здесь в эмиграции,
ние на юге Франции, казнь двух коммунистов в Амери­ в Париже, год тому назад, русская печать, нас каза­
ке обращает на себя внимание всего мира и заставля­ ков представляет миру, как людей, упорно держащихся
ет говорить о себе всю прессу. А здесь гибнут сотни старого деспотизма — жаждущих царя, против чего бо­
тысяч людей и на это никто не обращает внимания“. рется весь мир (в Испании свергается король и вся Ев­
Да! совершенно верно. Девятимиллионный народ ропа спешит признать об’явленную новую республику).
— казаки, буквально уничтожаются русским народом Как же борется с этим на нас наложенным злом
и никто не протестует против этого. казачья печать и казачьи официальные вожди?
Чем об’яснить такое явление? А вот как: Донской Атаман при возжении „Священ­
Почему казнь двух коммунистов „заставляет“ го­ ного пламени Неизвестному Солдату“ в Париже, покры­
ворить мир, а гибель девяти миллионов ничуть их не вает нас всех казаков, невзирая на протесты и ропот,
тревожит? русским флагом „Единой Неделимой“, за которым сле­
Мы, казаки, обращаем свой взор с надеждой о за­ дует царизм Миллеров-Кутеповых.
щите наших братьев к Европе, — Европе демократи­ Тут же в Париже, в „центре Европы“, пишут в
ческой, уважающей свободу и равенство, как и мы са­ журнале „Родимый Край“: знай де мир наше стремле­
ми, и что же получаем? Молчание! Почему? ние и сейчас такое: „ далеко не так плохо жилось ка­
— А вот почему, как я думаю своим простым ка­ закам перед Великой войной, в составе могучей и силь­
зачьим умом: мы для нее ничто иное, как: тираны, слу­ ной России. Кто бы из вас, казаки, не хотел бы всей
ги царские, дикари (это сам слышал от французов, ког- душой вернуться к тому времени“. Соизволь, мир, полу­
га говорил, что казак). чай! Говорили вам здесь Ленины и прочие, Вы не ве­
Кто же создал нам такую репутацию, что от нас рили, так поверьте теперь. Ты борешься с царским де­
отворачиваются, как от прокаженных? спотизмом, ты вздыхаешь от облегчения, что в России
Мир, Европа уважают свободу слова и печати. Пе­ царя нет, а мы, де, казаки „всей душой“ думаем „вер­
чать свободна здесь не только сейчас, но и до нашего нуться“ к этому.
прихода в эмиграцию. Здесь же в Европе были и наши Так ли было на самом деле?
враги коммунисты, которые своей пропагандой создали Революция. Мы казаки возрождаем свои старые
общее мнение о нас, казаках, как о верных слугах традиции казачьи — старый демократизм, за него бо­
царей и его произволов, через „прессу“. ролись (и боремся), за него умирали и калечились. По­
Европа демократическая, которая, для того чтобы следние силы напрягали, но боролись за свою Казачью
добиться свободы, которую мы видим сейчас, боролась Свободу, за свой порог и угол, за „Дон свое Отечество“.
раньше все с тем же царизмом, верила, очевидно, охот­ Ушли в эмиграцию, мы — масса — тужим, плачем
но тем, кто боролся с русским престолом. Для врагов за тем, что утеряли свою Волюшку, свой Родимый Край,
наших не было никакой трудности внушить всем репу­ связавшись с этими проклятыми „Единонеделимцами“.
тацию о нас, как о верных слугах, уничтожавших де От своего стародавнего быта не отказуемся и здесь.
борцов за свободу, как о мелко помещичьем классе в Мы, кубанцы, без возглавителя. Что, если взяли бы и
России, который де покровительствуется царем. Каза­ назначили нам его. Но нет, мы дорожим свободой, т.
ки это люди, которые в 1905 году своими нагайками е. тем же, чем дорожат и в Европе. Мы выбираем се­
изсекли всех русских крестьян и помешали сделать же­ бе снова Атамана. Другими словами: мы подлинейшие
ланную революцию, водрузить знамя свободы над 170 демократы, те демократы, которые миру представлены
миллионным народом русским, который истязуется ца­ как слуги царизма, тираны, дикари.
рем и его жандармами — казаками, — так вторила Что же мы создаем что либо, не касаясь уже Ата­
первым, не раз а тысячу раз, русская демократия. мана Войска Донского?
Война, а после революция. Создаем ли свою казачью прессу для борьбы с
Здесь мы, казаки, (т. е. в тот период времени) вос­ этим ложным представлением о нас, которое для нас
стаем за свой „порог и угол“, поднимаем борьбу за бич, хуже чумы, бич который уничтожает девять мил­
свои края с большевиками. лионов казаков, без понимания и сочувствия со сторо­
Как же нас поняла Европа? ны цивилизованного мира?
Представляют нас миру опять как людей, несущих Нет! Мы соизволим молчать, показуя своим молча­
России царя, помещиков, деспотию, старый произвол. нием, что де мы действительно такие, как вам — ми­
Это прилепил нам, казакам, Деникин со своей Доброар- ру представлены. Уничтожайте наших братьев там, а
мией, а находившаяся в то время в эмиграции русская здесь де мы и сами подохнем, а кто заговорит о том,
демократия указывала всем: смотрите, казаки опять что Мы, казаки, особый от русских славянский народ,
несут России царя и помещиков. с укладом и обычаем своим казачьим, не похожим на
Мы поражены. Эмигранты. Здесь что? русский, что мы угнетены русским народом, что мы
Мы — Русская Армия — кричат на весь мир. Мы демократы, что мы боролись совсем не за царя, то на
создадим Единую неделимую новую Россию!!! Казаки в этих людей наши „головки“ — Атаманы спешат приле­
этой Армии составляют 85%. Опять, против их воли, на пить ярлычки: „изменники“, „предатели“, „политиканы“,
видном месте, как реклама приобретаем репутацию за­ им'де „иностранцы“ помогают для того, чтобы разва­
щитников царя и иже с ним. Тощих, полуголых, гоня­ лить могучую Россию (ими воображаемую) „Единую
ют нас по Лемносу: в ногу раз, два!!! а тут же любо­ Неделимую“, а им в унисон и казаки некоторые (если
пытный американец вертит „фильму“. Посылает снимок не половина): да, да, „христопродавцы“, — заливают
в Америку, а там в печать и пишут, что „Русская Ар­ грязью то, во имя чего и сами боролись дома на Род­
мия“, голая, голодная, но держится старого режима. ной Казачьей Земле.
Л? 94 ВIЛЬНЕ КОЗАЦТВО 19

Что же надо делать, чтобы спасти наших еще не­ Ну, думаю, беда пришла. Одни морду бьют, другие
добитых братьев, которые взывают к нам „Ратуйте нас, вешать собираются. А за что? За какое преступление?
брати козаки, ми погибаем от Московского ига“! За то, что публично прочел доклад, в котором ярко и
У нас в эмиграции появились наши, чисто казачьи правдиво нарисовал картину, как был замучен Петром
журналы, которые стараются показать миру нас таки­ I глава Украинской депутации полковник Павел Полу-
ми, какими мы были 200 лет назад, какими в действи­ ботко, избранный Украинской Старшиной ходатайство­
тельности были в 1917, 18, 19 г. г. и какие сейчас: вать перед Петром I о разрешении произвести выборы
слуги царя — или сыны свободы и за что так бесжа- Гетьмана; Екатериной II — кошевой Петро Кальнишев-
лостно нас уничтожали на протяжении веков (читая ський за то, что уговорил Запорожцев здать Текелию
исторические очерки, видно, что больше всего нам до­ С1ч без кровопролития; Деникиным — член Кубанской
ставалось от русских в спину предательских ударов). Рады — Кулабухов, за подписание мирного договора с
Мы должны смело, дружно закричать всему миру черкесами, а меня грозят повесить за чтение доклада;
через нашу печать, что мы не слуги деспотизма, а лю­ за то, что нарушил завет летописца Нестора, который,
ди воли и чести. Мы вам ложно представлены... как передал Пушкин, говорил: „Да ведают потомки
Надо поддерживать нашу печать: умные писанием, православных земли родной минувшую судьбу. Своих
а мы простые только тем, что должны оплачивать ее царей великих поминают за их труды, за славу, за
издание. (Это самое главное средство борьбы сейчас, добро; а з а г р е х и , з а т е м н ы е д е я н ь я Спа­
ибо другого мы ничего не имеем). Незамечая матери­ сителя смиренно умоляют“. Вот, мол, как нужно по
альных ущербов, мы увидим, что гроши наши даром расейски! А то дерзнул вдруг правду публично гово­
не пропадут. Невзирать на то, кто ведет нашу печать рить о царях и высокопоставленных особах.
„большие“ или „маленькие“ люди, главное — спасение Но, господа единонеделимцы, ведь это-уж черезчур
нас и братьев там страдающих, у которых „вторые строго! Припомните — уж на что был строг Николай I,
звери, кожу с’ели только кости остались“ (письмо из а Т. Г. Шевченка за такие стихи, как „Сон“, „Саул“
дому). „Кавказ“ и др. только отдал в солдаты да запретил
Теперь же в самом непродолжительном времени писать, а вы за один доклад и уже вешать.
созвать Всеказачий эмигрантский с’езд, который бы В 1918 году в станице Уманской ярый большевик
скорее нас об’единил на борьбу за спасение Казачест­ Жубрицкий, на многолюдном митинге, за мою актив­
ва. С’езд, который бы заставил мир сдвинуться с точ­ ную антибольшевицкую работу, сказал: „я курицы ни­
ки хладнокровного наблюдения над зверствами, чини­ когда не резал, но если-бы поймал Лопуха, то с жи­
мыми над Казачеством большевиками. вого бы кожу содрал!“ Месяца через три Жубрицкий
Казачьи Края, политые нашей кровью, убиваемых был пойман и доставлен в ст. Уманскую. И что же? —
наших братьев, повелительно диктуют нам взяться за Толпа растерзала его самосудом. Смотрите господа
умы свои и спадать их и нас самих от этой жизни. „вешатели“, чтобы и с вами не случилось чего либо
Смело братья, — на созидание подлинного казачь­ подобного.
его лица перед Европой! Как то один кирилловец, будучи под „мухой“, с
апломбом заявил мне: „Таким, как Вы, в России места
Когда миру будет рассказано наше истинное каза­ не будет; а Ваших Войсковых Атаманов на первой
чье прошлое, настоящее и то будущее, к которому мы осине повесим!“
стремимся, мир восстанет на защиту нас при малей­ Как видите, дорогие станичники, куда ни кинь —
шем зове к нему о помощи, ибо там же, где слышится все клин: едиинонеделимцы вешают, большевики веша­
упрек миру, говорится дальше, что он ведь не без ют, кирилловцы вешают. Сколько потребуется веревок
чуЬств, а наоборот быстро отзывается на несчастия и палачей? — Подумать страшно. Но Бог не выдаст —
народов, как то: землетрясение, наводнение, казнь 2-х свинья не с’ест, — ^ерпи, казак, — атаманом будешь.
коммунистов, — помогает и протестует. Внемли казачество и поучайся!
Все под знамя вольных казаков; надо показать Я. Лопух.
миру, что наша цель борьбы и тех, что уничтожаются (Болгария).
безжалостно большевиками, Казачья Воля, а наша
мать-родина всех Казачьих Войск — Казакия, а не ца­
ризм и не „Единая Неделимая“. Письмо в редакцию.
Каз. П. Сотников. Глубокоуважаемый г-н Редактор, сердечно прошу
(1 сент. 1931. Франция), вас поместить в нашем казачьем журнале „Вольное
Казачество“ нижеследующее письмо к братьям казакам.
Отголоски. Здравствуйте, дорогие братцы, казаки всех казачь­
их Войск! Мне желательно поделиться с вами моими
Еще в феврале месяце я прочел доклад „Вожди простыми казачьими думами и вспомнить случаи с 1917
Казачества“, в котором упомянул всех лиц, так или года, которые покажут вам,как казаки бывают сильны,
иначе боровшихся за интересы казачества. Как оказа­ когда надеются на самого себя и в силу свою веруют.
лось, доклад не прошел бесследно. Месяца через два Мы, казаки, читаем вольности казачьей журнал и вы­
знакомый донец при случайной встрече вдруг заявляет читываем, что наши верхи, как например Атаман, об’-
мне : единили себя с русофилами, а нас, как низы, оставили
— А Вы знаете, Яков Иванович, что я слышал по на произвол судьбы. Но не унывай, братцы, мы и без
поводу Вашего доклада? нмх сольемся в единый кружок.
— Нет. А что? Было это в 17 году, когда мы в нужный момент
— Морду бы ему побить за этот доклад. И где он стекались в глухие Сальские экономии и без ничего в
повыдрал этих вождей? — вот что говорят. руках восставали против сильнейшего врага и били его
— Это хорошо, дорогой станичник, значит доклад и часто без верхов, сами друг другом командуя. Пом­
достиг цели: задел за живое с л у г царя и отечества. ню я, как вернулся в станицу Богаевскую с фронта и
Только умные люди в этом случае обыкновенно вы­ когда большевики стали угрожать нашей станице, сфор­
ступают с опровержением той или другой стороны до­ мировали мы с Войск, старшиной М. Д. Ивановым ко­
клада, доказывая это или документами, или научными манду из 30 человек. Я — простой казак, командовал
трудами компетентных лиц. Тупоголовые же и не пулеметами (как специалист) и за один месяц наш от­
культурные всегда решают дело кулачной расправой. ряд разросся до 200 человек и мы всегда били крас­
Для подобной расправы мозгов не требуется. ных, а когда к нам влили русских офицеров, то стали
После этого разговора прошло несколько месяцев. терпеть неудачи, потому что они не хотели лично ве­
Я, признаться, почти уже забыл об этом; но на днях сти казаков на бой и, уклоняясь от боя, убивали дух
один кубанец вдруг сообщает мне, что слышал от од­ казаков. В боях мы, казаки, больше надеялись на вах­
ного ярого единонеделимца по поводу моего доклада мистра. Так будет и теперь, вахмистра с нами будут
следующее: „Жаль, что не повесили Лопуха вместе с под Ростовом сражаться, а Богаевский и Мельников
Кулабуховым, но, да ничего — прийдет время, вздер­ все еще в Париже журнал свой будут издавать.
нем и его“. Был с нами один случай. Когда раздался первый
20 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Л 94

зов на защиту Дона, то пришли в отряд молодые ка­ удалось, несмотря на пожелание Мельникова. В этом
зачата 17-18 лет и старики, которым почти всем было случае он мотивировал свой протест тем, что из-ва
лет по 60. И вот окружил нас однажды Буденный и этих калмыков-вольных казаков Атаман и Мельников
стали рубиться на капусту. возненавидят калмыков вообще, — как будто калмыки
Больше четырех часов были мы окружены и рубились; для того только и существуют, чтобы нравиться этим
красные все время кричали, чтобы сдавались, обещали лицам, или, Атаман и Мельников такие элементарные
что ничего нам не будет, но деды кричали, что „ум­ и несправедливые люди, что из за убеждений тех или
рем за вольное казачество и седой Дон“ и продолжа­ иных калмыков стали бы менять свой взгляд и отно­
ли биться и, все таки, пробились. Так вот дорогие бра­ шение ко всему калмыцкому народу вообще?... А кро­
тья, казаки, не робей, что верхи нас оставляют, не по­ ме того Шарапову не нравилось, что в некоторых бы­
гибнем мы и без них, если сами будем смелы и друж­ товых рассказах упомянуто о том, что калмыки едят
ны. Кто верует в Бога и Казачество, тот идет за воль­ конину; по его мнению это такой зазорный факт, ко­
ными казаками, а кто верит и идет за москалями, тот торый нужно скрывать от света, как будто мы впер­
верует в сатану. Больше я ничего не имею сказать. вые столкнулись в жизни с казаками и русскими и как
будто это на самом деле нечто такое, чего можно бы­
Подхор. Ив. Мамлин (Польша). ло бы стыдиться. Это явно показывает, насколько че­
ловек от близости к атаману потерял свою националь­
Несколько слов о деятельности одного ную душу и насколько он знаком с требованиями ли­
тературы и публицистики, вообще.
моего собрата. Как известно, в этом году калмыки студенты в
С того времени, как в жизни казачьей эмиграции Чехословакии, потеряв правительственные стипендии,
возродилось вольно-казачье движение, стало быстро стали терпеть нужду. Все калмыцкие колонии, несмот­
расширяться и в рядах вольных казаков, в качестве по­ ря на уменшенный заработок и кризис, собирали свои
стоянных и видных сотрудников, стали фигурировать скромные взносы, чтобы посильно помочь нашей уча­
несколько калмыцких имен, известных среди калмыков, щейся молодежи, чем проявили достаточную степень
то Н. М. Мельникову понадобилось найти и для себя общественной сознательности, а Шарапов не нашел
калмыка, которого он в нужных случаях выпускал бы возможным сделать сбор в своей станице. Надо знать,
против калмыков-вольных казаков. Так как, из более что до того, пока он не стал усиленно заниматься
или менее известных представителей калмыцкой интел­ „политической“ работой, он почти каждый год, как
лигенции, никто к нему не приходил, то ему пришлось можно видеть из отчетов Калмыцкой Комиссии, участ­
удовлетвориться Шараповым. вовал в сборах на устройство праздника нашей уча­
Шарапов был добрым парнем, пока он, под наусь­ щейся молодежи, а теперь, когда дело коснулось са­
кивание Мельникова не стал усиленно заниматься „об­ мого существенного момента в жизни-этих учащихся,
щественно-политической деятельностью“, на каковом он предпочитает поддерживать всякие атаманские ба­
поприще, по собственной его оценке, он будто-бы уже лы, „фонды спасений и розысков“.
принес „великую пользу своему народу“. О „великой Станица Шарапова состоит из десятка человек и,
пользе“, конечно, ему можно говорить только не имея как приходилось слышать ог некоторых бывших чле­
представления о том, что значит „великая польза сво­ нов этой станицы, Шарапов выбирается атаманом ее
ему народу“, а вот, что с тех пор, как он стал зани­ лишь только потому, что он не собирает взносов на
маться политикой, шаги смешные и конфузные у него станичные дела и все расходы покрывает из своего
стали чередоваться с шагами некрасивыми, это — факт. кармана. Признак вполне достаточный для того, чтобы
Так бывает всегда, когда человек начинает хватать быть атаманом. Само собой разумеется, нет ничего
выше, чем ему отпущено, т. е. тогда, когда рак, поль­ плохого, что есть станица, что Шарапов ее атаман и
зуясь безрыбьем в данном болоте, начинает сходить что он сам несет станичные расходы, это даже хоро­
за рыбу. шо, но плохо, что Шарапов начинает делать вмеша­
Не хочу долго останавливаться на личности Шара­ тельство в область деятельности других.
пова, ибо мы, калмыки, все друг друга знаем, а обра­ Недавно он дал на страницах 11-го номера „Р. К.“
щу внимание наших собратьев на несколько штрихов информацию о деятельности своей станицы. В том, что
из „деятельности“ Шарапова, которые наиболее ярко станица „принимала участие не только в жизни крае­
характеризуют степень сознательности его. вых, но и общероссийских организаций, ничего плохо­
Когда два года тому назад вышел в свет интерес­ го нет. Ничего не имею даже против, что Шарапов
ный исторический труд калмыка д-ра Хара-Давана, по­ состоит при Мельникове и всю жизнь своей станицы и
священный разбору личности нашего великого импера­ свою деятельность направляет по указке Мельникова,
тора Чингис-Хана и истории Монголии вообще, како­ ибо, как говорится, „сто голов — сто умов“ и каждый
вая книга по своей ценности является ныне почти на­ состоит и работает в той организации и с теми Лица­
стольной книгой всякого калмыка, интересующегося ми, деятельность и идея которых по душе, но вот там
своей историей, проникла в СССР и там сделалась са­ он, между прочим, написал: ... „несмотря на усиленную
мой популярной книгой среди калмыков, а в эмигрант­ агитацию самостийников, пытающихся — да и то лишь
ской печати вызвала многочисленные отклики, Шара­ на словах — на несчастьи России создать счастье, ни­
пов стал... протестовать против этой книги и уговорил когда не существовавшей, „Казакии“... Калмыки в об­
нескольких, малограмотных или совсем неграмотных, щей своей массе относятся совершенно отрицательно
калмыков, его окружающих, дать свои имена под его к идее сепаратизма вообще“.
протестом, каковой и был с удовольствием напечатан Я знаю, что никакие самостийники не думали ме­
в одной из русских газет. шать Шарапову принимать участие в жизни общерос­
Конечно, это останется забавным, анекдотическим сийских организаций, это неправда, а во вторых жалка
фактом в истории калмыцкой книги и роду Шарапова, его наивная попытка лягнуть мимоходом самостийников.
если только в нем будут сознательные калмыки, при­ Калмыкам надо знать, что под названием „Каза-
дется долго краснеть от такой „деятельности“ своего кия“ самостийники разумеют землю, на которой живут
представителя. Хорошо, что это пятно высшей степени казаки и калмыки. Мы, действительно, стремимся соз­
несознательности не легло на калмыцкую интеллиген­ дать счастье истинных хозяев на этой земле — калмы­
цию вообще, ибо организация, вбирающая в свой сос­ ков и казаков. И если наше счастье — несчастье для
тав почти всех интеллигентных калмыков в эмиграции, России, то пусть будет так и Шарапов этим указа­
вынесла на страницах своего печатного органа реши­ нием никого не испугал. Всегда бывает так, что если
тельное осуждение этому Шараповскому акту. раб освобождается, то рабовладелец теряет. Нечто
Мало этого, когда на страницах „В. К.“ стали по­ подобное и тут. Нам совершенно не интересно соз­
являться статьи по калмыцким вопросам, написанные давать счастье России на собственном несчастьи, хотя
калмыками, (которые иногда критиковали политическое я совершенно уверен, что свобода и счастье казаков и
направление Атамана) и бытовые рассказы из калмыц­ калмыков ни в коем случае не будут несчастьем для
кой жизни, то Шарапов опять забегался с протестом, России. Конечно, возможно, что ей полезно было бы
хотя подписей никаких собрать ему на этот раз не вернуть и Польшу и Финдляндию и взять часть Турции
м 94 В1ЛБНЕ К 0 3 А Ц Т В 0 21

и Румынии, но всякому аппетиту есть предел. А потом: поучают, или... себя, — предоставляю это решить чи­
„только на словах“, само собою разумеется, что пер­ тателю.
вым долгом на словах, ибо всякое дело рождается Дальше: „мы политикой не интересуемся и она нас
сперва в мыслях, мысль претворяется в слова, а по­ не занимает“. Не здесь ли и ответ за всю казачью тра­
том и в дело. Не так ли? Так что — и тут нет ни­ гедию?.. Есть ли заслуга в том, что их политический
чего удивительного. Правда, что „Казакия“ не суще­ багаж в нужную минуту не имел никакого удельного
ствовала, как государство, но мы хотим, чтобы она веса, да и вообще был ли измерим... по причине отсут­
стала существовать. ствия. Спрашивается: Нужно ли учиться у таких „учи­
Но самое главное это-то, что „калмыки в общей телей“?
массе относятся отрицательно к идее сепаратизма во­ Все вышеизложенное воскрешает в моей памяти
обще“. Тут уже наивность Шарапова переходит в не­ давно прошедшее, когда мы о переживаемом „счастьи“
добросовестность. Если говорить правду, то калмыки в и не мечтали. Молодым казаком я обращаюсь к моло­
общей массе, довольно равнодушно относятся ко вся­ дому же офицеру за советом, можно ли получить раз­
ким политическим вопросам, и сепаратическим и цент­ решение от командира сотни на право иметь и читать
ралистическим. Это наш минус, ибо до того состояния несколько указанных мною книг и газет. Офицер, ка­
общественного самосознания, когда каждый человек зак, сказал мне так: „Все можете читать!“ — и тут же
стал бы интересоваться политическими вопросами, т. е. выразил готовность помочь мне в том случае, если я
вопросами своей национальной судьбы, до этого'надо по своему положению не смогу желаемого достать.
дорости и этого момента надо желать, ждать и пы­ Теперь я думаю, что это было потому, что назван­
таться помогать, потому что — интересоваться поли­ ный офицер был добрым казаком, потомок славных
тическими вопросами, это значит уже быть культурным запорожцев, сотник (ныне здравствующий полковник Б.).
и развитым народом. А кроме того утверждение Ша­ В то же время и потому же случаю я вынужден был
рапова неверно еще и потому, что если есть такие, вахмистром сотни (не так паны, як панынята)обратить­
которые под влиянием Шараповых и относятся отри­ ся к командиру сотни (ныне покойному) флигель-ад’ю-
цательно к работе самостийников, ^о гораздо больше танту, есаулу А. С. Жукову; а Жуков на вопрос, задал
приходится встречать таких, которые вполне сознатель­ мне вопрос: „А почему же нельзя читать газеты и
но относятся к идее национальной свободы в союзе с книги?“
Казачеством; почти все, кому приходилось, в порядке — На основании военных уставов нижним чинам
частных бесед, растолковывать цель вольных казаков, можно читать книги только разрешенные ближайшим
со вздохом надежды говорили, что „это было бы хо­ начальником, в данном случае командиром сотни.
рошо“. — О! о! это нас не касается, — смеясь ответил он
А кроме этого, Шарапов должен знать, что почти мне — это нужно солдатам, а мы казаки и пожалуй­
вся калмыцкая интеллигенция, если и не увлекается ста не стесняйтесь, можете пользоваться всем, что вам
смелой идеей калмыков-вольных казаков, то, по край­ попадается; кроме того я пришлю вам с вестовым мно­
ней мере, хранит молчание, а молодая ее часть даже го полезных книг, которые я уже прочел.
сочувственное молчание. Эго должно было, надоумить Не имею права быть уверенным, но m o i у допустим»,
Шарапова, что стремление к национальной свободе, что мое обращение натолкнуло командира сотни на
хотя и трудно достижимой, не такое уж зазорное де­ мысль — дать возможность казакам читать больше, чем
ло, чтобы забегать ,с осуждениями по указке враждеб­ они могли достать своими силами, ноходясь на военной
ных нашим интересам людей. Шарапову надо знать, что службе. Столовая сотни преобразилась в приличную
если народу нашему и не суждено увидеть солнца сво­ читальню-библиотеку, куда были выписаны 4—5 газет,
боды, то, во всяком случае, борцы за возможность уви­ не только петербургские, но и московские журналы, а
деть эту свободу должны быть в нашей истории, иначе книги нашли большой круг читателей казаков. Между
было бы слишком зазорно для нее. И чтобы решиться на прочим, книги эти не принадлежали к строго опреде­
эту борьбу, кроме смелости, надо иметь жертвенность, а ленному разряду „для младшег о возраста“.
для того, чтобы отмахиваться от всего своего и играть И все это только потому, что инициатор этого де­
на руку сильного, закабалившего нас народа, ничего, ла был добрый казак, несмотря на то, что имел „по­
кроме предательства и низкопоклонства, не требуется. четный“ придворный титул — флигель-ад’ютанта и, до­
Пусть Шарапов на меня не обижается. Мы не тро­ бравшись до верхушки общества, не перестал быть ка­
гали его первыми, но если он сам первый затрагивает, заком и прилагал все меры к развитию и познанию
то должен быть уверенным, что ему могут и ответить. общественной жизни своих братьев-казакон.
Это был один из достойных примеров для казачьей
Учур Алексеев. (Франция). старшины. Он не боялся, что казак стенет „просвещен­
ным политиком“, как этого очень многие боятся теперь.
Антиполитикам. Есть боязнь и по другим причинам: „А вдруг казак на­
столько расширит свой кругозор, что может с началь­
На страницах казачьей печати встречается иногда ством вступить в политические пререкания, а по наше­
проповедь, когда некоторой казачьей старшиною млад­ му бессилию придется краснеть и пасовать, ведь под
шая братия поучается избегать трудноразрешимых за­ шашку не поставишь, „русский народ власти лишил“...
дач, не касаться политики (как и мы ею никогда не Для всего этого есть такое толкование: со стадом
занимались). А есть и такие, которые в противовес баранов легко справляется самый обыкновенный чабан-
пытливости казачьих умов и тяге к политике и обще­ пастух, а чтобы совладать с людьми просвещенными,
ственной жизни, ставят догматы христианского учения нужно и самому руководителю быть просвещенным.
(в царство небесное не попадет, если будет умничать). Пусть не будет места у казаков русскому правилу:
Древнегреческая мудрость говорит: „Человек, не „просвещение вредно для народа, пусть молятся Богу,
интересующийся общественной и политической жизнью не мудрствуя лукаво“. Пусть вся казачья старшина ска­
— идиот“. жет: „Это правило нас не касается“...
Думаю, что эта мудрость и для нашего времени не Казак старайся разобраться в трудноосуществимых
устарела, а если это так, то кого же наши проповед­ вопросах и помогай младшему брату.
ники хотят подвести под эту категорию: тех, кого они Е. Булавин. (С. Америка).

Каждый вольный казак должен не только сам подписаться на журнал


„В. К.“, но убедить и других казаков сделать то же самое.
22 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Л 94

О В.-К. с’езде.
Казаки, были, есть и Быстрота роста капитала покажет нашим
будут вольными орлами. врагам, как мы сильны.
Можеть быть у кого нибудь возникнет во­
Братья казаки! прос: „А кому-же доверить этот капитал?“, то
Выслушайте спокойно призыв деда донца. я вам отвечу, дорогие братья, сыны и внуки:
Читая ваши вопли, жалобы и негодования — Кого-же нам выбирать, как не тех, которые
в дорогом нам журнале „Вольное Казачество— подняли брошенные родные знамена и гордо их
Вильне Козацтво“, поднявшем брошенные род­ развернув заговорили на весь мир.
ные знамена, я вижу, что никто не говорит ре­ Вольные казаки! Все свои пожертвования
шительного слова. направляйте на имя Игната Архиповича Билого.
Может быть уже на закате своей жизни я Я убежден, что во имя любви к казачеству,
вас, вольные казаки, гордые сыны ковыльных во имя блага нашей Родины — дорогой нам
степей, призываю: Брось слова, а с Богом за Казакии, он не только не откажется, но даже и
дело! За дело спасения своей Родины от рус­ не помыслит об отказе.
ского ига. Итак, братья вольные казаки, трубач про­
На нашу старшину нам надеяться, сами зна­ играл „поход“, а дед командует: — „По коням!“
ете, нечего. — „Подтяни подпруги!“ — „С Богом!“
Призываю вас забыть их так, как будто их Станичный Атаман Пугачевской станицы
и нет на белом свете и на все их выпады, на В* Балабин.
все их красноречие не отвечать ни слова; а также
прошу воздержаться буквально от всякой поле­ Р. Б. При сем прилагается подписной лист
мики с ними и дорогой наш журнал „Вольное казаков станицы. В. Б.
Казачество—Вильне Козацтво“, ибо они даже не
11 ноября 1931 г. г. Южин. Франция.
стоят той бумаги, которая изводится на поле­
мику с ними. О т р е д а к ц и и : Настоящим заявляем, что
Приступим-же с помощью Господа Бога к предложение это принимаем и открываем сбор
спасению Родины! средств в фонд первого вольно-казачьего с’езда.
Мы, братья вольные казаки, жертвовали и Когда соберется достаточная сумма, Центр В. К.
вновь жертвуем на свою Родину свои жизни до возьмет на себя инициативу созыва и организа­
последнего издыхания; но этого мало, нужны и ции с’езда.
средства. О поступающих в фонд с’езда суммах бу­
В первую голову нужны средства на загра­ дет вестись публичная отчетность в журнале
ничный п’еяд Вольного Казачества всех Войск. „В. К.“
Ведь это — первый шаг к спасению Родины. При настоящем письме атамана Пугачевской
Средства должны быть собраны и немед­ станицы, полк. В. Балабина (члена Д. В. Круга)
ленно; время не ждет, долго-жданный час при­ приложено сто девяносто фр. (190 фр.), собран­
ближается. Жертвуйте, кто сколько может. Одна ных среди членов той станицы, как первый
стотинка, одна пара, один сантим и те дороги. взнос в фонд с’езда.

Казачья эмиграция.
В Париже. ла. Ровно 12 лет тому назад в Екатеринодаре, в серд­
це Кубани, на исторической крепостной площади, рус­
В субботу, 21 ноября, в 772 часов вечера Общест­ скими людьми было совершено великое преступление,
во Ревнителей Казачества в Париже, в 12-й год траги­ величайшее злодеяние. В этот день был повешен луч­
ческой смерти члена Кубанской Рады священника А. И. ший сын Кубани, член Куб. Рады свящ. Кулабухов. За
Кулабухова отслужило панихиду в православной церк­ что? На груди его была приклеена надпись: „за изме­
ви в Бианкуре по всем вождям и казакам, за Казаче­ ну России и Казачеству“. В чем выразилась эта изме­
ство живот свой положившим. на? В лучшем предвидении исхода „белого движения“,
На другой день, в воскресенье, 22 ноября, в 272 ча­ в проникновении в скрытую внутреннюю сущность доб­
са дня в помещении кафе 64, рю Сан Доминик, оно же ровольческого движения, ничего хорошего Каз-ву не
устроило публичное собрание, посвященное памяти А. сулившего, в выборе правильного пути, ведущего к
И. Кулабухова. Председательствовал на собрании А. М. спасению Каз-ва, по которому он шел бесстрашно...
О г и е н к о. Реферат о жизни и деятельности Кулабу­ 12 лет назад, в ненастные осенние дни, когда все бы­
хова прочитал председатель правления Общества — ло мрачно, на Кубани разыгрались события, завершив­
Е. М. Я к и м е н к о . шиеся повешением пламенного борца за волю и долю
Председательствовавший на собрании, открывая со­ Каз-ва... Сегодня мы отмечаем этот день... Пусть му­
брание, предложил собравшимся почтить память покой­ ченический образ покойного неизменно стоит перед
ного вставанием, а затем произнес краткое вступитель­ духовным взором каждого казака и зовет его к той
ное слово. цели, за которую он погиб! Пусть память о нем вечно
— Сегодня мы поминаем скорбный казачий день, живет в сердцах и душах казаков...
— говорил О г и е н к о , — как недавно в этом же са­ Е. М. Я к и м е н к о читает свой реферат, изобилу­
мом помещении мы отмечали другой скорбный казачий ющий официальными данными, цитатами из русских ис­
день, день гибели другого борца за Каз-во — Рябово- точников, из которого явствует, с какой восторженной
.V 94 В 1Л Ь Н Е КОЗ АЦТ ВО 23

радостью отнеслось все русское общество к этому зло­ жертв, чтобы на нашей Казачьей Земле не соверша­
деянию, с каким уаорством оно же иодстрекало своих лись такие преступления, не проливалась нашими вра­
„вождей“ к этому убийству... гами казачья кровь. Правда, кровью Кулабухова Кубан­
— Выступавший затем Ч е р т к о в , говоря о ка­ ская Земля не обагрилась, ибо его... повесили. Убили
зачьей боли по поводу этого злодеяния, об этой тяже­ казака, да изворотливые наши враги сделали так, что
лой для Каз-ва утрате, выражает сожаление, что док­ вышло: казака арестовали казаки, караулили „арестан­
ладчик не сказал ничего о той нехорошей роли, какую та“ казаки, судили казаки, вешали казаки. Это дьяволь­
в этом злодеянии играл ген. Науменко... ское изощрение хитроумного врага. Мало ему было
— Предс. О г и е н к о — прерывает оратора и про­ убить, но надо было еще досмеяться и указывать паль­
сит не касаться личностей Атаманов какого бы то ни цем: смотрите, мол, что делают „казачки“! Сделали так
было Войска... для того, чтобы через 12 лет они, враги, могли утвер­
— Ч е р т к о в . Я не касаюсь Войскового Атама­ ждать, что сделали это сами казаки, виноваты, мол, са­
на, а говорю только о личности ген. Науменко. Он — ми они... Наш долг предовратить в будущем всякую
соучастник злодеяний ген. Покровского! Тогда ген. На­ возможность хоть что либо подобного... Сегодня мы
уменко Войсковым АтаманОхМ не был, а был рядовым поминаем нашего героя добрым словом. Но я верю в
кубанским генералом. Позже полученный атаманский скорое наступление такого времени, когда Каз-во бу­
титул не может оправдывать недостойные действия дет иметь возможность построить в Екатеринодаре, в
прежнего генерала Науменко... сердце Кубани на том самом месте, где был повешен
— Я к и м е н к о . Я в своем докладе этого воп­ Кулабухов — величественный памятник погибшему
роса не касался умышленно. Сегодня день, посвящен­ борцу за свободу Кубани и всего Казачества..
ный памяти покойного. Поэтому я говорил только о — Ч о р н ы й, выступивший после Евтухова, между
нем, стараясь быть об’ективным, не выходя из рамок прочим говорит, что в тог день, когда в Екатеринода­
документальных данных. А для установления того или ре вешали Кулабухова, русские старались вину за это
иного определенного взгляда на деятельность ген. На­ злодеяние свалить на казаков, на нас. Совершали зло­
уменко того времени у меня не было надлежащих деяние и это злодеяние старались прикрыть казачьим
данных... именем. В доказательство своего утверждения говоря­
— Л ы с е н к о в. Председатель сделал замечание щий приводит несколько примеров из жизни тех дней.
Черткову и сказал, что не надо критиковать наших — К а з а н к о в . Пора казакам понять истинную
Атаманов. Я с этим в корне не согласен... цель русских в отношении к казакам. Эта цель цинич­
— Председ. О г и е н к о . Я не говорю, что не нуж­ но выражена в словах большевика Антонова-Овсеенко,
но критиковать Атаманов вообще, а говорю только, что тогда командовавшего большевицкими войсками против
не нужно этого делать именно сегодня, на настоящем Казачества, который сказал, что „казачье дело необ­
собрании, посвященном памяти человека, повешенного ходимо погубить казачьими же руками“! Этой же „так­
за службу Казачеству... тики“ придерживались и придерживаются до настояще­
— Л ы с е н к о в. Считаю эту точку зрения ошибоч­ го времени и все „белые“ вожди. Поняв эту истинно­
ной. Атаманы — наши слуги. Мы — хозяева. Наш долг русскую цель, казаки обязаны это их оружие выбить
критиковать их деятельность когда бы то ни было, где из их рук, т. е. нужно перестать служить слепым
бы то ни было. Если тот или иной Атаман замешан в орудием в их руках. Главная наша, казаков, беда в на­
этом злодеянии, то мы должны говорить об этом и на шей слабости, неорганизованности, а не в русских си­
настоящем собрании... лах. Проф. Масарик спрашивал — кто наш страшней­
— Полк. Ж у к о в , разделяя точку зрения предсе­ ший враг? — Немцы? — Нет! — Наша слабость! Так
дательствующего, говорит, что нужно знать — где и и у нас, казаков! Надо всем нам поставить ясную и
о чем говорить. Сегодняшнее наше собрание посвяще­ определенную казачью цель и к ней бесстрашно, с при­
но памяти покойного. Только о нем и о его деятельно­ сущей казакам отвагой прямолинейно стремиться. В
сти и следует сегодня говорить. Для критики деятель­ бесстрашии, отваге, в политической организованности
ности Атамана мы можем созвать другое специальное — наше спасение, когда невозможны станут подобные
собрание, там обсуждать и судить его. Это — наше жертвы, одну из которых мы сегодня чтим...
право, его никто у нас не может отнять. Только нель­ — В а л и н о в . Правда, что сегодня день казачьей
зя верить разным брошюрам. Для суда над деятель­ скорби. В этот день мы поминаем наших мучеников. А
ностью Кубанского Атамана, тогда рядового генерала сколько этих жертв, живот свой за Казачество поло­
Науменко, нет достаточных данных... живших? Легионы! Прав ст. Казанков, что у всех рус­
— Ч е р т к о в . Кто из казаков в этот день не вспо­ ских одинаковая „тактика" — „казачье дело погубить
минает с душевной болью о погибшем нашем герое? казачьими же руками“. Это — бесспорная истина. К не­
Сердце наше болит. Поэтому, мы не можем молчать и счастью, эту свою тактику русские и до сего времени
замалчивать предательскую роль тех, кто содействовал с некоторым успехом проводят, ибо в их „подчинении“
совершению на нашей родной Кубани этого гнусней­ до наших дней находится некоторая часть казаков,
шего злодеяния... Об этом я буду говорить неустанно, „верных слуг“, „московских якорей“, готовая по прика­
где бы я ни был... Я уважаю и почитаю Войскового зу русских „вождей“ убить, повесить новые сотни и
Атамана, подчиняюсь ему. Но я не могу молчать о не­ тысячи Кулабуховых. Если бы не эти „московские
красивой роли ген. Науменко в этом подлом деле... Об якоря“, если бы не это внутреннее предательство,
этом я буду неустанно говорить... Пусть звенит каза­ мощь и силу Казачества никто не мог бы преодолеть. Но
чий голос, воздавая каждому цо заслугам его, клеймя лев пораженный, все же лев. Казачество побежденное
злое, прославляя все доброе... — все же сила! А потому большевики, не удовлетво­
— Я к и м е н к о . Повторяю, я не касался этого во­ ряясь физическим истреблением казаков, считают нуж­
проса. Стараясь быть об’ективным, я даже несколько ным убить их и духовно перед светом. Только вчера я
злоупотребил цитатами. Для суждения о деятельности был в синема, видел советскую картину „Тихий Дон“
ген. Науменко у меня в руках документов не было. по прекрасному роману М. Шолохова под тем же наз­
Но у меня были документы для утверждения, для от­ ванием. Вот на картине этой казаки представлены ка­
вода всей тяжести преступления в Атаманский Дворец, кими то дикарями, кроме пьянства, драки почти ничего
на то лицо, кто там тогда был. Я смело утверждаю: не знающими. Несмотря на то, что там происходит бо­
будь Атаман Филимонов тверд и заяви Покровскому гатая казачья свадьба (Мелихова), на всем протяжении
„не смей!“, последний и не пикнул бы! Но во Дворце картины нет ни одной казачьей песни, без которой
вместо твердости была проявлена заячья трусость... нет казачьей жизни. Но зато все вдребезги пьяны, ло­
— Е в т у х о в . Поминаем память человека, который шади бешено скачут, казачки до бессознания напива­
пал второй жертвой за Кубань. Первый борец за Ку­ ются, на бешеном скаку лошадей все взасос пьют из
бань, Рябовол, пал от рук злодеев на нашей Донской бутылок „романовскую“ и чуть ли не на голове ходят!
Земле. Тот и другой пали жертвами преступления „бе­ По этой картине казаки и почему-то все, едут ли на
лых вождей“... Теперь наш, вольных казаков, святой покос хлеба, идут ли по улице, бешено кричат „иного­
долг всеми силами добиваться такого положения, что­ роднему“: „казак идет, отстранись, дай дорогу!, а при
бы в будущем у нас не было таких дорогих для нас малейшем возражении сейчас же кулак казака (даже
24 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО ___ Л? 94

казачки, кажется) начинает прогуливаться по физиономии городства в своих поступках и действиях. Наши герои
крестьянина! Каждый казак там кричит на каждом ша­ пали за казачью Правду. Мы боремся тоже за эту же
гу: мы — царские слуги! Правду. А к правде можно приблизиться только творя
Так представляют казаков перед всем светом „кра­ правду...
сные“ русские. О том же кричат и „белые“ русские. — Предс. О г и е н к о , закрывая собрание, произно­
В этом деле у всех русских наблюдается трогательное сит краткую речь. Между прочим он говорит, что 12
единение. Все они, от крайне левых до крайне правых, лет тому назад свершилось преступление, преступники
ни по одному вопросу между собой несогласные, обна­ известны. История пишется и пишется беспристрастно.
руживают поразительное единство только по одному Беспощадный приговор свой история, рано или позд­
вопросу. Это по вопросу казачьему — „погубить каза­ но, вынесет. Над некоторыми преступниками суд исто­
чье дело казачьими же руками“! рии уже свершился — главный виновник преступления
Сегодня нам докладчик цитатами из документов уже пал от руки русских же людей!
иллюстрировал эго отношение русских к казачьему во­ Нам, живым казакам, чтобы оправдать заветы ста­
просу, к Казачеству; показал, как все русские полити­ рины, жертвы всех наших мучеников, надо служить без­
ческие течения через свои печатные органы наусько- заветно той Идее, за которую они погибли. Наш свя­
вали своих вождей расправиться с Куб. Радой, говоря, той долго бороться за то, чтобы прекратить, страдания
что „единственный способ — т р а д ц и о н н ый Петров­ наших братьев и сестер, по жестокой воле русских лю­
ский — „вздернуть на дыбы“. Таково единственное и дей ныне разбросанных от Урала до Соловков и Ар­
т р а д и ц и о н н о е отношение всех русских — „вздер­ хангельска. Наши мученики погибли только за то, что
нуть на дыбы!“ они были казаки. Наши братья ныне „там“ страдают
Докладчик цитатами документов иллюстрировал за то только, что они казаки. Мы сами страдаем толь­
перед нами и как русские расценивали Кубанскую Ра­ ко за то, что мы — казаки! Но казак будет! Казаче­
ду. Вот их определения Рады: „кучка предателей“, ство возродится!
„мерзавцы“, ,,самостийная мразь“, „вытравить каленым Мир праху погибших. Возрождение, Свобода и Не­
железом гадючее жало“, „полубольшевики“, „доигрались зависимость живому Казачеству!
сволочи“. (Соб. кор.)
Такими полнозвучными и „высоко-культурными“ Р. Б.
эпитетами награждали русские люди высшее предста­ В предыдущей моей корреспонденции вкралась ма­
вительное учреждение Куб. Казачества, собрание л у ч ­ ленькая неточность. В отчете о собрании Донской па­
ших с ы н о в Кубани! Я подчеркиваю — л у ч ш и х рижской станицы („В. К.“, Л? 92), в числе ораторов наз­
л юд е й , ибо все мы знаем, что на Круг и Раду посы­ ван „молодой донец Захаров“. Захаров — не донец, а
лались самые лучшие люди, что имелись в станице. В кубанец.
станицах выбирались люди прежде всего по признаку _____ (Соб. кор.)
порядочности, честности, культурности, люди, отлича­
ющиеся своими высокими моральными качествами, зна­ Через полчаса после закрытия траурного заседа­
нием казачьей жизни, подлинных казачьих чаяний и ния, открылось новое заседание Общества Ревнителей
стремлений! В этом отношении, в смысле правдивого Казачества, на котором обсуждался вопрос по поводу
отражения настроения казачьей народной массы ка­ провокационного выступления ген. Богаевского в „Р. К.“,
зачьи парламенты (Круги и Рада) куда более были совер­ Дй. 10—11. Была зачитана его статья и после обсужде­
шеннее, чем любой парламент Европы! Вот к собранию ния была принята и подписана пространная, обстоя­
таких лучших людей Кубани русские люди, совершенно тельная статья-протест против явкой провокации ген.
не стесняясь, прилагают такие эпитеты, как „кучка пре­ Богаевского.
дателей“, „мерзавцы“, „мразь“, „гадючее жало“, „сво­ (Соб. кор.)
лочи“!
Сегодня день казачьей скорби... Мы поминаем сво­
их вождей, жизнь свою за Каз-во отдавших. Воскрешая Доклад И. Кувикова в Лионе.
перед своим духовным взором мученические образы тех
тысячи казаков, жертвой чужого преступления павших; В прошлом номере „В. К.“ уже сообщалось о докладе
восстанавливая, возобновляя в своёй памяти то истин­ есаула И. Кувикова (дон.) на общем собрании „С. В. К.“
но-русское отношение к Каз-ву, о котором говорил се­ в Лионе 8 прошлого ноября на тему „Уроки прошлого“.
годня докладчик, поминая в такие дш? меисчислимые Ныне сообщаем сокращенное изложение самого док­
страдания Казачества — нам следует еще больше лада:
утверждаться в своем казачьем убеждении, в правиль­ В настоящее время, когда стихийно и непреобори­
ности избранного нами пути, еще больше уверовать в мо развивается и крепнет вольно-казачье движение, од­
святость и спасительность идеи казачьей независимости, ним из аргументов коим оперируют „доброжелатели"
Вольного Казачества, Казакии! (из среды русских) Казачества, является утверждение
Пусть некоторые Атаманы, злоупотребляя высоким о том, что казаки, де-мол, что ни-на есть самые настоя­
и святым для казаков атаманским символом, клевещут на щие 100-процентные русские люди. Невольно сам со­
В. К., постыдно-молчаливо проходят мимо памяти уму­ бой напрашивается вопрос, если это так, то где же то­
ченных казачьих героев, за казачью независимость гда русский народ, „богоносец“, если уже казаки яв­
погибших; пусть пускают против нас провокацию, как ляются продуктом 100-процентной русской выделки!..
это сделал на днях один из Атаманов в одном из ка­ Не годится забывать нам, современным казакам,
зачьих журналов, гнуснейшим образом связывая всех о том, что мы казаки — люди вольные; на это указы­
вольных казаков, все В. К. с каким-то „анонимным“ вает уже наше историческое наименование — к а з а к и
письмом, исходящим из Вены, центра большевцких про­ — лишь усилиями Российской государственной власти
паганд; пусть этот Атаман преступнейшим образом про­ на известный срок времени превращенные в „казачье
водит знак полного равенства между работой В. К. и служилое сословие“, долженствовавшее охранять внеш­
работой большевиков, оскорбляя все молодое, чистое, ние границы России и поддерживать внутренний поря­
идейное, что имеется в Каз-ве, что об’единилось под док в „метрополии“.
знаменем В. К.; пусть, злоупотребляя атаманским по­ Украина, Кавказ, Туркестан, Польша и т. д. рус­
стом, оскверняет благороднейшую казачью молодежь. скими усилиями в прошлом потеряли свою несависи-
Пусть! Чистейшую Идею В. К. не в состоянии осквер­ мость и были сделаны провинциями Российского госу­
нить провокация даже генералов! Идейнейшую казачью дарства; та-же история была проделана россиянами и
молодежь не может запятнигь клевета и ложь некото­ в отношении Казачества. Интереснейшим фактом явля­
рых господ, хотя бы они носили высокое имя Атамана! ется то, что 100 процентные русские (россияне) всяче­
К своей высокой цели вольные казаки должны ид­ ски старались подчинить себе также 100-процентных
ти чистыми путями, претворить ее в жизнь они должны русских, то-есть казаков, и стричь их под свою „гре­
честными средствами! Делать это мы должны во имя бенку“.
памяти наших павших вождей. Голос наших благород­ Политика русских царей в отношении Казачества,
ных мертвецов требует от нас чистоты, честности, бла­ являет собой сплошь проявление коварства и нечестно-
Л? 94 В1ЛЬНЕ КОЗАЦТВО 25

сти: каждый император, вступая на престол, подтвер­ ков на выступление протир Украины и Грузии, герцев
ждал особым манифестом все права, вольности и пре­ Кавказа, используя в тои$е время междоусобные рас­
имущества казаков, отнимая их уже в последующие при и в среде Казачества.
дни своего царствования. Однако ген. Деникин был не один „москаль“ в ря­
Затронув вопрос об отношении российских верхов дах верховных руководителей Казачьих Армий, боров­
к Казачеству, приходится сугубо отметить и отноше­ шихся против большевиков, „москалей“ было много,
ние вообще русского народа к казакам. Революция точнее будет сказано „хватало“ и еще как!.. К приме­
1917 года низвергнув последнего русского царя с цар­ ру, ген. Павлов, назначенный командиром 4-го Донско­
ского трона, вывела на сцену Временное Правитель­ го конного корпуса по смерти ген. Мамонтова, и его
ство, народных трибунов. Казачество с первых-же дней рейд по Маныческим степям к ст. Торговой, повед­
революции поддерживало Временное Правительство, ший за собой гибель всего корпуса (от сильных моро­
а последнее... в награду сыпало старые „царские ми­ зов), и притом проделанный злой рукой с заранее оп­
лости, — провокация Атамана Каледина, требование ределенным умыслом — погубить казаков...
выдачи его на суд в Петербург, мобилизация Москов­ Какая, собственно, разница для казаков, с одной
ского и Казанского военных округрв против Донского стороны между „ген. Деникиным, Павловым и др.“, с
Казачества. Русское народное правительство, каковым другой „большевицкими ген. ген. Брусиловым, Свечи-
было Врем. Правительство, с первых-же дней своего ным, Егоровыми т .д. и те, и другие, т. е. и „белые“ и
существования было враждебно к Казачеству. Когда-же „красные“ — имели одну цель — и з н и ч т о ж и т ь
государственная власть была захвачена большевиками, К а з а ч е с т в о...
то виднейшие представители Временного Правитель­ А не действовал-ли иногда ген. Деникин с опреде­
ства бежали к казакам, спасая свою жизнь. ленным расчетом так: уж пусть лучше возьмут верх
Отошла в область преданий и аристократическо- русские большевики, чем казаки!.. И это был® так, ибо
бюрократическая власть, и народно-демократическая, Верховный Казачий Круг в г. Екатеринодаре, создав
явилась власть „трудящихся“ рабочих и крестьян м Рос­ Доно-Кубано-Терскве государство, йсно и определенно
сии — большевики, которые и выявили уже в оконча- разорвав с г. Деникиным, указал последнему: не ходи
телной и конкретной форме отношение русского на­ „москаль“ по казачьему загону, и вполне естественно,
рода к казакам, залив кровью, пожаром и ужасом — поэтому, что для последнего (Деникина) русские боль­
Казачьи Края. шевики были милее, чем казаки-самосгийники.
Власть „трудящихся“ расказачивая Казачество, Дон, Кубань, Украина, Туркестан, Терек — р у с ­
неустанно подчеркивает, что Казачество не может с к и е области, населенные 100 процентным русским
принадлежать к разряду трудового элемента, что яв­ населением (конечно в воображении единонеделимцев),
ляется весьма странным, если принять во внимание, и почитались частью России, именно потому, что здесь
что именно казаки подкармливали Россию своим бе­ на местах всего было в изобилии, и хлеба, и рогатого
лым хлебом; да и заграницей за примерами далеко хо­ скота, и рыбы, и птицы, нефти, угля, руды и т. д. хва­
дить не стоит. Италия страна макарон, а итальянские тало не только для пропитания русских „ваньков“, но
макароны неизменно делались из- кубанской пшеницы еще давало громадные денежные рессурсы для России,
„кубанки“. за счет „вывозимого“ из Казачьих Краев, на продажу
Прошлое Казачества говорит о том, что казаки не заграницу. В конечном итоге, какой-же прок вышел
пользовались любовью со стороны России, и, что осо­ для Казачества, участвовавшего в борьбе за „единую,
бенно примечательно, именно за свой искони вольный неделимую Россию“? Казачьи станицы и хутора в по­
уклад жизни. „Казачья домашность“ означает то, что давляющем своем большинстве сожжены и разграбле­
для меня — казака, мой родимый Край — мой дом, ны, казачье хозяйство изничтожено, казачье мужское
мой загон, я ему х о з я и н и распоряжаться в нем хо­ население физически истребляется, казачье женское
чу я, но ни как никто другой. Казак не любит, когда население насилуется, идет уничтожение Казачества...
кто-либо чужой проедет по его загону, а русские имен­ для коего фактически одинаковы в своих устремлениях
но и любят раз’езжать по чужим загонам. Сообразно и действиях все, и белые, и красные и черные, и даже
этому и казаков-то не особенно долюбливали, как хо­ какие-нибудь оранжевые... русские.
лопы, так и цари. Где-же искать казакам прибежища и спасения?..
Старинный казачий присказ „ты царь-батюшка в Надлежит помнить казакам, что все русское всег­
кременной Москве, а мы казакина Тихом Дону“ — не да против нас, казаков, и н и к о г д а за казаков.
определял-ли ясно пожелание казаков, чтобы русские Казаки — люди вольные, а потому им не нужен
цари особенно не зарились на казачьи загоны по До­ ни царь, и ни холоп, а важно лишь создание и оформ­
ну. И лишь желание использовать казаков как несрав­ ление Союзного Казачьего Государства, где казаков
ненную военную силу, удерживало русских царей до никто не будет эксплоатировать так, как это проделы­
поры, до времени от окончательной расправы с каза­ валось в Российском Государстве.
ками. Если до поры, до времени Россия считалась с Ка­
С приходом к власти большевиков (коммунистов), зачеством, то только потому, что казаки — являясь
началось проведение в жизнь социалистического учения отличными воинами, абсолютно ничего не стоили ей в
„о мире и благоденствии на земле“, и в первую оче­ денежном отношении... Казаки служили поголовно,
редь на казачьих шеях. Не стоит особенно повторять­ снаряжаясь на службу за свой счет, иными словами
ся, а потому я не буду останавливаться на всех перепи- казак, стоил Российскому государству — „ноль без па­
тиях и ужасах Казацко-русской войны (1917-1920 г. г.): ве­ лочки“, между тем, как регулярный кавалерист обхо­
роятно найдутся как среди казаков, так и среди рус­ дился тому-же государству чрезвычайно дорого, ибо
ских те, кто будут возмущены подобным названием — на службу поступало только „голое тело“ и притом
„Казацко-русская война“! И действительно ряды „крас­ еще по жребию.
ной гвардии“ и „красной армии“ имели против себя как Естественно, что когда решался вопрос о том, ко­
на Юге, так и в Сибири — Казачьи Армии, но пос­ го послать в атаку на укрепленную позицию противни­
ледние, под. командой „москалей“, как ген. Деникин и ка, — драгунский или казачий полки, то понятно, что
т. д. посылался последний (казачий), ибо драгунский полк си­
Не годиться забывать и о том, что существовала дел на казенных лошадях и в казенном обмундирова­
Добровольческая Армия, которая по собственному при­ нии, а казаки имели все свое — собственное... Говоря
знанию ген. Деникина, состояла на 75°/0 из Кубанских проще, рассуждения командного состава были таковы:
казаков, впоследствии комплектуясь за счет пленных если знамя полка будет сохранено, то тогда и потери
„ваньков“ из стана красных (большевиков). казачьего полка — неважны, ибо Дон, Кубань и т. д.
Забивая мозги казаков — лозунгом „Единая, не­ всегда пополнят убыль и притом за свой счет: сообраз­
делимая Россия“, ген. Деникин вооруженной силой ра­ но этому в состав каждой русской кавалерийской ди­
зогнал Кубанскую Раду, вешал народных избранников визии и входил один казачий полк, который одновре­
(Кулабухов), допускал своим сподручным убивать вож­ менно являлся и „затычкой“ и „козлом отпущения“.
дей Казачества (Рябовол) и т. д. и т. д. Не желая дать Подобная же история разыгрывалась и в мирное вре­
окрепнуть Казачеству, ген. Деникин втравливал каза­ мя, ибо русский солдат, окончив срок действительной
26 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Лi 94

службы, шел домой и был таков, как-бы „кум королю“; Скоплянская Станица на своем станичном сборе
казак-же, оттрубив „действительную“, должен был быть 11 октября с. г. произвела очередные перевыборы
чугь-ли не до смерти — в боевой готовности... Правления. Станичным атаманом вновь избран Яков
Сообразуясь с приведенным, нельзя не признать Степанович Ковган, старш. помощи. Михаил Игнатьев.
чго сущая правда, когда говорится „слава казачья, да Портнов, младшим — Николай Семенович Волков, пи­
жизнь собачья“; правда и то, что в России — русские сарем А. Н. Меденяк; в рев. ком. И. И. Гноев, И. Е. Че-
были „сыновья**, казаки-же являлись лишь терпимыми кин, И. М. Ляпин. Запасными членами И. К. Федоренко
„пасынками“ и то лишь до поры, до времени. На вся­ и Г. Д. Курыло.
кое казачье волеизлияние, у русских людей был один Приговор не утвержден Куб. В. Атаманом, т. к. на
и гот-же аргумент „вы казаки владеете громадными сборе присутствовало 39 человек из 120 значащихся в
участками земли, не то чго серый русский крестьянин... станице по списку.
Идем дальше, — Россия требовала от казаков И потому, что выбраны национально мыслящие
„службу“, ничего не давая взамен! Русские историки казаки, добавим мы от себя. Нам думается, что казаки
эго г вопрос не разработали, за то „осветили“ кое-что в Скоплье наверное всех оповощали о перевыборах и
с своей точки зрения, именно, что Казачьи Земли да­ собрание носило вполне законный характер, что и по­
рованы русскими царями — казакам, но никак не до­ кажет по всей вероятности недалекое будущее, когда
быты последними. Правда-ли это? Нет, это ложь, каза­ казаки-скоплянцы на страницах нашего журнала ска­
ки сами себе добыли землю, обильно полив оную сво­ жут почему Атаман не признал все Правление и не
ей казачьей кровью. Ложно и представление о том, что утвердил Я. С. Ковгана.
по падении большевизма в России, славное рыцарское История повторяется, скоро неутвержденных Ата­
Казачество присягнет на верность „сермяжной Руси“ манов окажется больше, чем утвержденных.
и будет снова лить потоки крови... во имя русского на­ Но пусть не думают Атаманы, что разоряя
чала. Довольно, и на этом — точка. казачьи станицы, эти орлиные гнезда, где хранится
Придется, — казаки сами на себя будут работать, огонек казачьей идеи, чтятся Войсковые Конституции
будут создавать Казакию, но не Россию! А чтобы до­ и воля казачья, они ослабят национальное движение или
стигнуть осуществления оного идеала — создания Ка­ иреобретят себе сторонников. Напрасно.
закин, необходима от всех казаков самоотверженная Атаманы в станицах, никакому утверждению не
работа, каковую в наше время и проводят вольные ка­ подлежа г. Так гласят законы старого Казачества. Ста­
заки, идущие в авангарде казачьего национального ос­ ница лишь доводит до сведения о своем решении и тем
вободительного движения. дело кончено.
Тот, кто казак душой и телом, тому всегда честь... Если казаки выбирают себе Атамана, то они зна­
и место найдется в рядах Вольного Казачества — брат­ ют о нем больше, чем В. Атаман. Воля станицы вы­
ства казачьих патриотов; тот-же, кто называет себя ражается в том, что она из своей среды выбирает до­
„русским казаком“, будет или непредрешенствовагь стойного на атаманский пост.
или-же слушать истерические вопли Богаевского, Мель­ У В. Атаманов не хватает гражданского мужества
никова и К0, которые вряд-ли и по падении большевиз­ сказать, что все проиграно, что ставка на Доброволь­
ма даже^ при „условии“ возрождения национальной Рос­ ческую армию и вообще на русскую эмиграцию — бита.
сии, найдут в себе решимость появиться на Дону, ибо Что надо спасаться собственными казачьими силами, а
Войско Донское в полном своем составе потребует не ждать, когда тебя отволокут на чужое кладбище,
отчет за Войсковую казну и Войсковой музей (булава)!!! закопают в чужой земле.
Вольным казакам надеяться надлежит только на Казаки... Не будем терять время!.. Все под вольно­
самих себя, неизменно памятуя, что лучше умереть за казачьи знамена.
родное казачье дело — создание казачьего незави­ Да здравствует единая казачья страна — Казакия.
симого государства — Казакии, чем от непосильной Говорите, доказывайте всем, что мы — казаки, что
тяжкой физической работы под фабричной трубой... мы хотим быть самостоятельными, жить по своему, по
казачьи, по вольному, по древнему.
Поддерживайте свой печатный орган, переименовы­
Чем дальш е в л ес — тем больш е дров. вайте станицы в имена наших народных героев: Кула-
(Из Белграда). бухова, Ермака, Булавина, Разина и других.
Все — положившие живот свой за лучшее будущее
В „Кавказском Казаке“ на странице 11 (см. 11) Казачества и только Казачества — не должны быть
читаем в рубрике под названием „Хроника казачьей Вами забыты.
жизни за рубежом“: (Соб. кор.)

Казаки (кубанцы) Иосиф

и Харлампии Уколовы

реЖут дрова в гор. Ка-

занлыке (Болгария).
Л? 94 В1 ЛБНЕКОЗ АДТВО 27

Станица из мертвых душ. зация (из мертвых душ!) существует... правда, он оче­
видно постесняется потребовать приговор и список чле­
Г. Редактор, не откажите напечатать в журнале нов станицы, иначе бы он „напоролся“ на мертвых.
„В. К.“ о том, какими кааачьими силами располагают Не пера ли перестать играть в миражные органи­
г. Мельников и его единомышленники в „Казачьем Со­ зации?
юзе“. Это необходимо знать всем казакам, чтобы в бу- А. Чекин.
дущем они имели представление, с кем имеют дело. 25-Х1-ЗЛ. Крагуевац.
В 70 „В. К.“ было уже напечатано о том, на
каких правах существует в Крагуевце бумажная стани­
ца с мертвыми душами и как обманывали казаков быв­ В Польше.
ший возглавитель станицы ген. Горелов и писарь Да­
нилов. о По примеру французских вольно-казачьих организа­
Первый, собравши с казаков деньги, чтобы поса­ ций, 29 ноября в Августове состоялось собрание каза­
ков „августовского района“, на котором образована
дить их на землю, умер этим летом, а казаки до сих станица имени Атаман^ Назарова.
пор „поминают“ его, что „обдул нас“. После смерти
г. Горелова его правая рука писарь Данилов, созывает Атаманом станицы избран Алексей Кирьянов, по­
на 12 июля собрание живых и мёртвых. На это собра­ — мощником ат. и пис&рем Феоктист Сафонов, казначеем
ние живых приходит 8 человек, да и из них двое не МуруговЕмельян Кочетов (все — в. к.). Заместителями: М.
казаки. Остальные 42 человека, которых не хватает ны: Владимир и А. Громов. В ревизионную комиссию избра­
Еремеев (предст. „В. К.“), Степан Пасту­
(§ 10 положения о станицах и хуторах) Данилов поза­ хов и Ив. Матарыгин.
имствовал из... списка за упокой. Заместителями: Александр Сол­
датов и Ив. Быстров.
Начинаются выборы, Данилов себя избрал за ата­
мана, нашел и помощника, но писаря и ревизионную В. Еремеев.
комиссию избирать уже не из кого было. Да и к чему
ревизионная комиссия, когда ее и сам г. Мельников не Письмо в редакцию.
имеет.
К концу собрания был затронут вопрос об откры­ Уважаемый г-н Редактор!
тии столовки, но беда в том, что г. Мельников почему В ответ на обращение ст. Е. Тишина (№. 93 „В. К.“)
то на станицу не присылает денег. „Господа, не попро­ к казакам-пражанам прошу сообщить в сл. №. „В. К.“,
сить ли нам взаимообразно у Дувакина, Филимонова, что я принимаю на себя хлопоты по исходатайствова-
Персианова и комп.“, заявляет Данилов. На этом и по­ нию необходимых документов для желающих осесть на
решили, но и тут сорвалось, верно слаба „московская землю в Парагвае.
коалиция“. Обращаться по адресу: РгаЬа-^га^шсе, Кг^кЗ, 833,
Но зато г. Мельников не забыл и в №. 8—9 „Род. Г. Уогоршоуи.
Край“ напечатал о том, что эта Даниловская органи­ 7-ХИ-1931. ф . Воропинов.

В К а з а к и и.
Новий фактор.*) У нас досить сил, багацтва i зд1бностей для щеУ шли,
як р]*внож i м1жнародня коньюктура буде спр1яюча для
„Нема ншому другому спа- наших змагань, в день падшня большевизму.
сшня, бо й нема шшого iMH шд В жита козацтва на Дону, Кубаш i Тереку, в кон­
небом, даного людям, щоб ним траст з життям козацтва на емшраци, незвичайно важ-
спасатись нам“. ливу ролю грае змша релшшного фронту i перетворен-
Шяння АпостолЫ. Г. 4. Верш 12. ня рел 1пйного св1тогляду в Maci козацтва. На наших
В останш роки козачоУ емиграцп, помитно зб1ль- землях мае мшце свого роду реформащя, про розм!*ри
шення козачоУ активности, поруч з повшьним викриста- котроУ погано пошформована емшращя, навНь немае
л^зованням'Козачих iaeanie i завдань. Те,що чуже нам, приблизноУ уяви. У Bcix чомусь склалась уява, що ко-
повол! вщпадае з наших ряд1в, або примушено силою заки мусять бути обовязково православними, i змша
козачоУ ошни переглядати своУ позщП. По всьому ко- релилйного евггогляду часто розглядаеться на емшрацп,
зачому фронту йде перегрушровка i перегляд старих або як пристосовання до емшрантського життя, або як
щеал 1*в. Bei CTapi щоли або повалеш, або валяться, i на pin щлком незрозумша. Я не хочу входити тут в роз-
Ух М1'сц1 з новою силою i з новим життям козацтво бу- 6ip пародоксального явИща, чому козацтво на наших
дуе храм Правд]’. 1деалом бшьшости козаюв е щастя землях бшьш прогресивне i ясно думаюче шж на емь
свого народу, щастя на котре ми маемо право не мен- грацй' в релшшних питаниях. Можливо, що сам1 обста-
ше; н1*ж який будь 1*нший нарщ на евгп, i котре ми за- вини радянського раю таю, що спонукують людей бути
вжди тратили, осюльки ми пробували вязати свою долю фшософами та шукати шдпори в ж ита i сил для не-
з нашими сусидами. Сей процес перебудови i змш, що piBHOi боротьби у джерела всякоУ правди i в спасител1
вщбуваеться в козачих душах, мае р1*вноб1жний процес Bcix покривджених в Icyci Христь
переоцшки цшностей серед козацтва, що лишилось шд Сей новий рух на козачих землях безперечно е
большевиками. фактор незвичайноУ ваги. I з ним повинний числитися
Зараз на наших землях йде завзята боротьба i в кожний козачий полггичний Д1яч. Для нас зараз тяжко
сш боротьб1 населения лишае лише той багаж, що при­ буде передбачити yci наслщки щеУ козачоУ реформацп.
даемся Ум в цш вшш, що е не на живот, а на смерть. У веяюм раз 1 вона вщдшитьнас вщ православно!’Моск-
Там 1*де перебудова всього козачого свЬогляду, все те, ви, так само добре як i вщ безбожноУ Москви. Рефор-
що заваджае в боротьб1 з ворогом, козацтво без вели­ мована козацька церква зблизить нас з захщноевропей-
кого жалю викидае геть. Для них тепер не час для сан- ськими державами i спещально з англо-саксонсьюм
TiMeHTiB i дешевого романтизму. Я е певний, що бага- св1том, та звяже нас тисячами ниток духовних штере-
то з козаюв, коли повернуться до дому, шеля падшня ciB. Окр1м чисто пол1тичних наслщюв реформований рух
болыповиюв, найдуть багато р1*чей, про KOTpi Ум i не на наших землях несе з собою бшьшу оевщчешеть i
снилося. Що находять остатн голини влади „товар|щей“ евщомють населения. Так само е поза веяюм сумш’вом
на Кубань я не маю найменшого сумшву. I тодь коли i велию впливи нового рел]‘пйного св1тогляду на полш-
наш провщ не вщдасть козачих штерепв в найм для шення економжи краю.
чужого добра, ми зможемо створити свш козачий рай. Для мене, як в1руючого чолов1*ка, найбшьш важли-
вою pinny являеться звичайно, радютна новина, що ко­
*) От ред. Помещаем это письмо в порядке инфор­ зацтва в Maci стае послщувателем Христа не в формь
мационном. але в caMiM жита. Тепер велика юльюсть козаюв зна-
28 ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО Д? 94

ють: що „Так бо полюбив Бог св1т, щоСина свого еди­ ные налоги, но они настолько, беспощадны, что конца
нородного дав, щоб кожний BjpyioHHfi в Нього не погиб, нет. Если же не платить, тогда сразу вас вышлют в
а мав життя В1*чне“ (6в. ъщ Йоана 3, 16). Соловки или же посадят в тюрьму.
Будучи активним бвангельським робггником, я маю Жизнь скучна, тяжела и непереносима. Одеваться
нагоду бути в зносинах з чинниками нового руху на и обуваться не во что; какая была старая — поносили,
козачих землях. Один из участниюв руху дав меш на- а новой нигде не достанешь и вся жизнь сплошной
ступш шформацп: „Должен вам сказать, что невозмож­ кошмар.
но описать, насколько казачество страдает от комму­ Напиши мне, думаете ли вы придти домой или же
нистов, но настолько ж сильно евангельское движение. нет и не один, а все, нам это необходимо знать...
В Армавирском окр., Лабинском, Майкопском, Красно­ 2. . . . Пусть я буду заключена за тебя в тюрьму,
дарском, Тихорецком и Черноморском округах i райо­ это пустяки.
нах нет ни одной станицы, где нет общины евангель­ Для цели и идеи все можно терпеть, лишь бы был
ских христиан и баптистов. При моем от’езде было на виден просвет, но время так долго тянется, что начи­
Кубани и Тереке прблизительно 360 общин, но факти­ наешь терять надежду, а зари на востоке не видать,
чески их куда больше.’“ почему то долга темная ночь.
На Дону з одше'1 общини в Мшерово повстало за Дела у нас идут в таком порядке: у кого муж за­
короткий час 33 общини i так всюде. Очевидщ з мюць границей, брат или от^ец, — пощады никому нет, счи­
пишуть: „Радостно то, что казачество твердо стоит на тают его вредным элементом для власти, а потому
почве испытаний и тверже, чем все остальные“. Многие подозревается всякая связь с ними; когда открывают
ослабели, но казаки стоят, как сталь“. связь, то тех отправляют туда, откуда нет возврата
Яка се „почва испытаний“, легко побачити з нас- никому. За жизнь теперь не приходится жалеть, ее нет
тупного оповщання: „Я благовествовал в станице Удоб­ и смерть не страшней данного момента, только жаль,
ной Куб. Обл., в это время ворвались чекисты по до­ что никогда не придется встретиться в живых, на что
мам и 50 душ забрали и привели на церковную площадь. я потеряла всякую надежду...
Здесь чекисты целыми часами говорили речи, указыва­ 3. . . . На работу загоняли, заставляют работать
ли на 50 арестованных, говорили что они невинные, но одного за 10 человек, а платят только фунт хлеба.
должны быть убиты в присутствии населения, которое В настоящее время обострения среди населения
повыгоняли на это зрелище. После этого приказали ужасные, кризис во всем невыносимый, конца которо­
расстреливать из пулеметов арестованных. Какое на­ му не видать. Не знаю, переживем ли мы все эти
строение было, вы сами можете догадаться, но пуле­ мучения или нет, наверное гибель неизбежна. Вся на­
меты были разставлены на всякий случай. После рас­ дежда только на вашу скорую помощь и освобождение...
стрела комиссар приказал проколоть каждого три раза 4. . . . Жизнь у нас такова — хоть живому в гроб
штыком. Какой крик и стоны были, когда прокалывали, ложись, но ничто не поможет; пропала жизнь, .пришла
одна сестра в Господе так сильно кричала и плакала, гибель невинному народу, ничего нет — хоть шаром
что сердце ее не выдержало. Среди приколотых были покати.
брат во Христе Сиников и брат Верховой. И за что С одной стороны жаль тебя, что ты один живешь
все это было? за то что несколько казаков было спря­ на чужбине, а с другой — ты счастлив, что не пришел
тались в горах и которым население дало хлеба.“ 3i на пожарное пепелище, на с’едение диким зверям, на
Bciei групи nix мучениюв сиасся чудом лише один, йо­ угнетение и бесконечное рабство.
ге не докололи. Се було в 23 роцк Мне скучно и грустно, но самое главное это тя­
В TiM же рощ в Пятигорську було розстршяно жело переживать это бесконечное время, в особенно­
1030 невинних людей, яко помета за двох убитих чеш­ сти сейчас, когда наступает последний и решительный
е т . Ci pi4i продовжуються i доси. Але yci переслщу- год пятилетки. Он очень страшен, потому что в насто­
вання тшьки ще (плыл загартовують волю населения, ящий момент всех мобилизуют на разные работы, не
воно уходить само в себе i чекае нагоди. Незвичайна считая ни старья, ни малых, — все должны работать,
атмосфера моральних мук в великш Mipi вщповщальна строя „новую жизнь“; кто работает, тот кушает, кто
за розмах евангельского руху на козачих -землях. 1нпл не работает, тот должен погибнуть голодной смертью.
церкви, або пристасувалися до влади, або не мають CMi- Работы нет, а правительство ни с чем не счита­
ливости одверто виступити за Правду, тому Тх впливи ется, народ умирает на глазах -- никакого внимания...
на населения звелися на швець i лише евангелизм Хлеборобы в колхозах день и ночь работают, но
безстрашно стоггь в оборон1 пдности людини не зва- все босые, раздетые и полуголодные. Спасите ради
жаючи нав1ть на смерть i погрози. I нема сумниву, що Бога нас, наверное у вас не умерла благородная хра­
сей героизм проповш Благовютя виграв серце козаюв, брая душа“...
котрим завжди апелювала безстрашна емшивють. Дорогие Станичники,
За Bei щ шформацп я можу ручитись, я ix маю вщ Вольные и невольные казаки, каждый из нас зна­
людей, що ризикували cboim життям Правди ради i яш бу- ет, что принесла нам „гражданская“ война, — она унич­
ли по ц!’х Bcix мюцях. Bei, хто х о т би докладншпп Bi- тожила родных нам отцов, матерей, жен, сынов и до­
домости про релшшний рух на наших землях, може черей.
одержати шформацп вщ мене. Я буду дуже радий дати Война закончена 10 лет тому назад, но красные
пояснения, що до характеру руху, що мае niKaei Mioje- до сего времени продолжают уничтожать наше род­
Bi властивости. Безперечною pinnio е, що в козачих зем­ ное казачье население, а имущество забирают себе.
лях ми маемо новий позигивний фактор, що р,ов\в свою Неужели мы до сего времени будем ходить в по­
життездатшеть в переслидуваннях владою, та безпереч- темках, да искать генерала, чтобы нас повел освобож­
но буде вщогравати велику ролю в суьбах нашого Вщ- дать русскую Москву от русских?
ська... Михайло Фесенко. (Канада). Нет, родные станичники, нам довольно лжи и об­
манов до сегодня, больше нам это не нужно. Нам на­
Письмо в редакцию. до самим спасти наши родные Края, родных и имуще­
ство. Для этого нужно быть едиными национально, лю­
М. Г., Господин Редактор! бить родину, гордо и открыто держать высоко свое ка­
Прошу Вас поместить в нашем дорогом журнале зачье я и на весь мир сказать, что мы народ имеющий
выписки из писем, полученных мною в течении послед­ свою историю и национальность; что мы желаем жить
них 4 месяцев с Тихого Дона, ст. ... 1 Д. окр. у себя на родине и хотим распоряжаться своею судь­
1. . . . „Твои два письма я получила, но долго не бою по своему разумению, как нам заблагорассудить­
отвечала потому только, что некогда было за срочны­ ся, свято защищая волю и свободу.
ми делами, которых очень много. Заключались они в Каждый из нас должен помнить, что мы боремся
следующем: бегали но всем учреждениям, платя нало­ за свободу и волю нашего многострадального народа.
ги да облоги, толкались то в РЫК., то в РАИЗО, в 10 декабря с. г. наступил пятый год смелой и труд­
советы да за советы, но нигде не найдешь правды, а ной работы, руководителей и издателей родного нам
деньги плати... журнала „В. К.“, который стал чисто казачьим делом.
Последнее время уже сил не хватает платить раз­ В это тяжелое время мы должны быть едины и пусть
тот 5-й г. будет решительным и последним в борьбе Как и во всем СССР, и у калмыков все делается в
а наше правое национальное казачье дело. „ударном порядке“. Страницы газеты так и пестрят
Во что бы то ни стало мы должны достигнуть на­ „все должно быть сделано!“, „вызываю“ того-то и того-
шей цели какой угодно ценой — жить или умереть. то! Все эти воззвания и призывы выполнить в срок
Дорогие друзья! Кто носит имя казака, тот должен партийные и прочие „задания“ проходят под знаком
вободно сказать: да здравствует свободная Казакия. приближающегося „юбилея“. Все должно быть выпол­
В. К. И. О-ов. нено ко дню 10-й годовщины возникновения „Калмыц­
кой Автономной Области“!
О г р е д. Письмо это подписано полным именем, А как все эти „ударные задания" выполняются насе­
но ред. из осторожности не помещает его целиком. лением, показывает сама же газета. Например, по сбо­
ру „внутреннего денежного налога“ отличился Привол­
О советской калмыцкой газете. жский округ, выполнивший „задание“ на 36,5°/0, что на­
Трудно нам, эмигрантам, регулярно пользоваться глядно представлено в виде быстро мчащегося экспрес­
советскими газетами (дорого!),но еще труднее регуляр­ са, а Приморский округ выполнил „задание“ всего на
но получать советские провинциальные, скажем, кал­ 8,9°/0> что представлено 6 виде черепахи.
мыцкие газеты. Это — почти невозможная вещь, нель­ Если тридцатипроцентное выполнение „задания“
зя достать. В бытность свою в Праге, как и в Париже, представляется им в виде поезда-экспресса, то легко
много раз я пытался доставать калмыцкие советские себе представить, как население относится к этим „за­
газеты через книжные магазины, но все тщетно. На­ даниям“, какие результаты имеют все эти истошные
конец, только недавно мне удалось устроить регуляр­ крики!
ную получку калмыцкой газеты „Тангчин Зянги". Но самое интересное, это — последние страницы
По понятным причинам, мы ко всякому, слову исхо­ газеты, которые дают нам полное представление о той
дящему „оттуда“, относимся с большим интересом. Не политической атмосфере, в которой живут наши братья
удивительно поэтому, когда я, получив первую пачку „там“. Это — атмосфера безудержного доноса, шпио­
этой газеты, шел домой чуть ли не бегом, чтобы ско­ нажа, сыска. Нет почти ни одной газеты, где не было
рее прочитать калмыцкую газету. Все же, думалось, бы этих доносов!
это — калмыцкая газета, а в каждом печатном органе Например, сотрудник газеты Шевг доносит, что
должны же отразиться основные черты народной жиз­ некий Надвид скрывает у себя скот „кулака“ Бадмин
ни. И, вправду, эти черты жизни отражены, но какая Кеке, что этот злосчастный Надвид только в 1921 году
вернулся от „белых“, а потому его надо убрать“!
это жизнь! Другой кор. Алг. Шаджга, сообщает о каком то
а) Игра в „реформы“. Чанин Байн, который ведет агитицию против колхозов,
Первоначально эта газета издавалась на старом который говорит, что „лучше весь скот свой зарежу,
калмыцком языке, т. е. в ней писали с т а р ы м к а л ­ мясо посолю, чем отдавать свой скот в колхоз“, поэ­
м ы ц к и м п и с ь м о м — Зая-пандитовский алфавит. тому: „надо его послать вслед за белыми“!
Против этого алфавита, за его замену более „усовер­ Третий кор., Медэдэк Кун, пишет, что „некий ге-
шенствованным“ (ввиду „трудности“ писать и читать!) люн Бяда, ложно отказавшись от духовного сана, про­
высказывались некоторые и раньше, до большевиков. ник в колхоз, усердно работает, а вместе и народ му­
Рядом с этим алфавитом тогда и т. н. русская акаде­ тит“, а потому „надо его убрать из среды бедняков“.
мическая транскрипция, установленная русскими монго- Четвертый кор., Батрак, доносит, что некий „Санд-
ло-калмыковедами. Но большевики, любители „упроще­ жин Эрдне имеет дело с гелюнами, настраивает
ния“, отказались и ог старого калмыцкого родного темный народ против колхозов“, а потому „его надо
письма и от „академической транскрипции“, и выдумали изгнать“. Й все эти доносы только в одном номере га­
новое калмыцкое письмо в виде новой „усовершенство­ зеты (Д{х 95-411).
ванной“ русской транскрипции. На этой новой, значи­ Некий Сас умоляет властей об „из’ятии из среды
тельно коверкавшей язык, транскрипции стали издавать рабочего класса“ сразу трех „преступников“ — Ходж-
всю свою советско-калмыцкую литературу. Об этой гра Церен’а, Ходжгра Тува и Ивана Джал’а, которые
транскрипции я в свое время высказывался. сейчас состоят в Кетчинюр-Шевнирском колхозе. „Пре­
Теперь большевики, отдавая, очевидно, дань мод­ ступление“ их: у Ходжгра Церена — „родители были
ному течению — „латинизации“, произвели новую „ре­ богатые“; Ходжгра Тува — „до 1919 года имел свой
форму, отказались от своего же вновь выдуманного табун“; Ивана Джал — „до 1918 года имел двух работ­
„калмыцкого“ письма, и приспособили к калмыцкому ников“! Ю1-417).
языку латинский шрифт, вернее, смешанный латинско- Один кор. газеты пишет о „примерном наказании
русский алфавит, ибо для нового „калмыцкого“ письма и изгнании милиционера Цевгя Тамыш, который под­
из русского алфавита взяты, например, такие знаки, держивает „кулака“. В чем выразилась „поддержка“
как „х“, „ь“, „еа, „9“. В результате — получилась не­ этого милиционера? Оказывается, он спрятал у себя
вероятнейшая смесь. от фининспекторов запас хлеба этого злосчастного „ку­
„Реформаторы“ „регульнули“ и самый калмыцкий лака“, а ватем скрыл от сельсовета е д и н с т в е н ­
язык. В калмыцком языке, например, изобилуют т. н. по­ н у ю корову этого несчастного „кулака“!
лугласные звуки, без чего почти нет ни одного слова. Таковы литературные упражнения советских кал­
Теперь этой новой „реформой“ все эти полугласные мыцких „журналистов“, свидетельствующие о безвыход­
звуки совершенно изгнаны. Теперь, например, слово ном положении „кулаков“ к которым причисляют челове­
Энэ пишут еп, уту — Щ, икэ — ]*к, ирвэ — и-у, эсэ — ка, имеющего только одну корову!
еБ, эгэ — ш ^, унэн — упп, бичел уга — Ыс^о и т. д. Чтение этой „калмыцкой" газеты доставляет силь­
и т. п. ную боль.
Можно легко себе представить, как этим варварски Все же ее надо читать, чтобы знать, что „там“ де­
искажается сам язык! Само собой разумеется, что ре­ лается. Чтение этой газеты способно у многих убить
тивые „реформаторы“ совершенно изгнали т. н. ^гар­ охоту ехать „домой“. Сообщения этой газеты совер­
монию гласных“, игравшую в калмыцком языке важ­ шенно противоречат тем сведениям, какие сообщает
нейшую роль и пишут теперь, как Бог, то бишь Ленин, уехавший в прошлом году отсюда и ныне живущий в
на душу положит. В этом отношении царит полнейшая Ленинграде студент-калмык в своих письмах калмыкам-
неразбериха — одно слово пишется так, а через не­ эмигрантам, зовя их скорее возвращаться в СССР.
сколько строк — совсем иначе. После прочтения этой газеты становится понятным
Таково письмо газеты. Но не лучше обстоит дело — почему этот студент не поехал в Калмыцкую Об­
и с калмыцким языком газеты. Это — поистине какая- ласть, ибо там о нем сейчас же посыпались бы доносы
то невероятная смесь тамбовского с калмыцким! и ему невозможно было бы жить!
Шамба Валинов.
б) О любви к „ударничеству“ и „доносу“.
Как и всякая советская газета, страницы этой „кал­ Розыски.
мыцкой“ газеты пестрят именами Карла Маркса, Лени­ Казак Дм. Мих. Киндеев ищет своего станичника Ге­
на и Сталина. Чуть ли самый обыкновеннейший донос расима Прох. Беседина (ст. Темнолесской). Писать по
обосновывается авторитетами этих „вождей“. адресу: M-eur D. Kindeefî, Kato-Lehonia, Volo, Grèce.

Обращаем внимание подписчиков на новые условия подписки на журнал „В.К.“


на 1932 год, напечатанные на последней странице обложки.
По просьбе казаков из Болгарии, в виду тяжелого положения там эмиграции,
подписная плата в Болгарии немного снижена.
усУРААЬС!

КТЮ ЕИНС1

\ H o bom epkaccg
Т аганрог
ь/полыа iæ z = ==S=

Y v V H /v /^
A\ TТ Е РР ИИ HO,
НО А^^Л

)HoBOPOCCVf>lCi
V
ТАйРО ПО ЛЬ

/Моздок.
F£I
£=|Ê £ “Э .
.ЛЕК- .POSCK

ЦРРОЗныйф
Л A a И К A Б K A^<? Y^E ,

хжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжж
Ж
Открыта подписка на 1932 год ж
ж
на иллюстрированный журнал литературный и политический ж
„ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО-В1 ЛЬНЕ КОЗАЦТВО“ ж
ж
выходит 10 и 25 числа каждого месяца.
ж
ж
Условия подписки: на 6 мес.: на год: цена отдельного ж
В Чехословакии . 40 кч. 80 кч.
номера:
5 кч.
ж
Во Ф р а н ц и и .................... 40 фр. 70 фр. 4 фр.
Ж\
В Югославии . 60 дин. 6 дин. ж.
В Болгарии 100 лева
100
200
дин.
лева 10 лева ж
В Румынии . 200 лей 300 лей 20Глей ж
В Польше .
В Германии
10
5
зл.
мк.
20
10
зл.
мк.
1 зл.
0'50"м.
ж
ж
В Греции .............................
В С. Америке и др. странах
100
2
др.
долл.
150
3
др.
долл.
ЮГдр.
0'20|долл. ж
ж
ж
Редакция и администрация: Praha-Vinohrady, Hradecka, 2207. Tchécoslovaquie. ж
Подписную плату посылать только по адресу редакции. Ж1
ж
жжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжж
Vydavatel: Ignat Bilyj. — Odpov. redaktor: Jaroslav Strohschneider. Novinovd sazba povolena fed. p. a t. cl's. 270532-V1I.-1930.
Tiskem knihtiskdfe ft. FiSera. Praha-StraSnice c. 289.