Вы находитесь на странице: 1из 28

На правах рукописи

Васильева Оксана Александровна

РЕАЛИЗАЦИЯ МАКСИМ ВЕЖЛИВОСТИ В АНГЛИЙСКОМ И


РУССКОМ ДИАЛОГАХ

Специальность 10.02.20 - сравнительно-историческое,


сопоставительное и типологическое языкознание

АВТОРЕФЕРАТ
диссертшдии на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

0/v./^

Уфа 2000
Диссертация выполнена на кафедре английской филологии
Башкирского госуд^ственного университета

Научный руководитель - доктор филологических наук


Л.А. Азнабаева

Официальные оппоненты - доктор филологических наук,


профессор С.Ж. Нухов,
кандидат филологических наук,
доцент С.Н.Сираева
Ведущая организация - Башкирский государственный
агр^ный университет,
кафедра английского языка

Защита состоится « 15 » декабря 2000 года в 10.00 часов на


заседании диссертационного совета К 064. 13. 12 при Башкирском
государственном университете по адресу: 450076, Уфа, ул.
Коммунистическая, 19.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
Башкирского государственного университета.

Автореферат разослан « / ^ ноября 2000 г.

Ученый секретарь
диссертационного Совета,
кандидат филологических наук, доцент 3.3. Чанышева
K-'Z-CSCXO
TsISAV 3
Речевое общение признается одним из важнейших видов человеческой
деятельности, и поэтому давно является предметом изучения различных
научных дисциплин: физиологии, психологии, логики, социологии,
языкознания и др. В настоящее время особое место в лингвистических
исследованиях отводится вопросам, связанным с факторами и условиями
реализации коммуникативной деятельности человека. В частности,
установлено, что процесс коммуникации во многом зависит от личностных, в
том числе психологических, и ситуативных факторов. Под личностными
факторами имеются в виду пресуппозиция и фоновые знания коммуникантов,
их межличностные отношения и психологические оттенки поведения.
Ситуативные факторы включают физическое и психологическое состояние
коммуникантов, предмет разговора и прагматические интенции. При столь
разнообразном внешнем воздействии процесс коммуникации не был бы
возможным и успешным без знания и соблюдения коммуникантами
определенных правил. Среди них наиболее важными считаются принцип
сотрудничества, выдвинутый X. П. Грайсом, и принцип вежливости,
сформулированный Дж. Н. Личем.
В наиболее общем виде вежливость определяется как тип социального
взаимодействия, в основе которого лежит, с одной стороны, уважение к
личности собеседника, к его мнениям, интересам и желаниям и стремление к
предотвращению возможных конфликтных ситуаций и, с другой стороны,
презентация языковой компетенции самого говорящего как хорошо
воспитанного члена данного общества. Соблюдение принципа вежливости
направлено на достижение максимальной эффективности социального
взаимодействия.
Актуальность исследования обусловлена возрастающим интересом
лингвистов к проблемам межличностного вербального взаимод£Й£1ЦЙя и
^ - '"BQC Т'г.„Г'5НАЛ4.НАЛ
психол\эгии речевого повеления носителей язяка".-, БОЛ^^1Д<Й^АВНИ1 !ание
09 2в0^а«О/7
уделяется изучению речевого этикета, функционированию конвенциональных
фраз и степени их клишированности, особенно в культурно-сопоставительном
плане. Однако, эти аспекты составляют суть только эксплицитной или
конвенциональной вежливости (Р. Ратмайр). Имплицитная вежливость,
состоящая в соблюдении максим вежливости, реализуемых различными
стратегиями предупредительности и дипломатичности, еще недостаточно
изучена.
В связи с тем, что некоторые лингвисты высказывают предположение
о том, что принципы Грайса и Лича соответствуют особенностям общения
исключительно в англо-американской среде, представляется актуальным
сопоставление речевой стратегии в различных языковых культурах и
установление правомерности этого предположения.
Материалом исследования служат диалоги (более 450), отобранные
из современных художественных произведений на английском и русском
языках, а также 400 инициирующих высказываний в телефонных диалогах
(экспериментальная часть).
Цель работы состоит в исследовании функционирования принципа
вежливости в диалогическом тексте и сопоставлении речевых стратегий,
реализующих принцип вежливости в английском и русском диалогах.
Основная цель исследования и постановка проблемы определяют
конкретные задачи работы:

1. Сделать критический анализ Принципа вежливости Дж. Лича и установить


набор максим, актуальных для англоязычного общения.

2. Выделить базовые стратегии реализации принципа вежливости на основе


теории Браун - Левинсона.

3. Изучить применимость максим принципа Вежливости в речевом


поведении русскоговорящих коммуникантов.
4. Определить область функционирования принципа вежливости с точки
зрения используемых речевых актов.

5. Выявить речевые стратегии, способствующие реализации принципа


вежливости в речи, для каждого из сопоставляемых языков.

6. Проверить противоречивость/непротиворечивость сочетания максим


вежливости в контексте и выяснить предпочтения в каждом из
сопоставляемых языков.
Методологической основой исследования служат фундаментальные
идеи прагматики, раскрывающие поведение языковых знаков в реальных
процессах коммуникации. Для решения поставленных задач теоретической
базой служат лингвистические труды по теории коммуникации (Остин, Серль,
Р.Лакофф, Харрис, Г.В.Колшанский), прагматике (В.Г.Гак, Н.Д.Арутюнова,
Т.В.Булыгина, Столнейкер и др.), теория импликатур Грайса и положения об
общих принципах коммуникации Лича, теория «сохранения лица» Браун и
Левинсона и др.
Научная новизна работы заключается, прежде всего, в изучении
функционирования максим принципа вежливости как одного из базовых
принципов коммуникации и за пределами англо-американской речевой среды.
Сопоставление макростратегий и частных стратегий этих максим в
англоязычном и русскоязычном общении позволяет определить степень
сходства и расхождения в речевом поведении этих относительно близких по
культуре народов.
Впервые на основе анализа теоретических посылок делается попытка
объединить различные подходы к пониманию категории вежливости.
Новым также является установление степени .значимости различных
максим для коммуникантов на основе анализа оказываемого предпочтения той
или иной максиме в случае их противоречия в одном контексте.
Теоретическая значимость работы заключается в том, что
выделение препозиционных и модусных макростратегий позволяет уточнить
функционирование принципа вежливости в рамках теории речевой
коммуникации.
Конкретизация сферы действия каждой из максим вежливости
устанавливает взаимосвязь между классами речевых актов и принципом
вежливости, что расширяет теорию речевых актов.
Сопоставление макростратегий и частных стратегий, реализующих
принцип вежливости в английском и русском диалогах, обогащает данные
лингвокультурологии, выявление параллелей в речевом поведении
англоговорящих и русскоговорящих коммуникантов позволяет установить
степень близости двух культур в аспекте психологии речевого поведения.
Практическая ценность работы заключается в возможности
использования результатов исследования в теории речевой коммуникации.
Данные, полученные в ходе исследования, значимы для теории речевых актов,
психологии и этики речевого поведения, лингвокультурологии. Они также
могут широко использоваться в практике преподавания иностранных языков,
поскольку совершенствуют языковую компетенцию, а также при составлении
' специальных пособий и словарей.
На защиту выносятся следующие положения:
1, Речевое поведение коммуникантов как в англоязычной, так и
русскоязычной среде, в целом, определяется требованиями Принципа
Вежливости Дж. Лича, включающего в себя шесть максим. В нашей
модификации речевое поведение базируется на следующих максимах и
субмаксимах: Максима Такта (сведение к минимуму ущерба для адресата);
Максима Благородства (максимизация пользы для адресата); Максима
Одобрения (субмаксимы а) негативная - минимизация неодобрения
адресата, б) позитивная - преувеличение одобрения адресата); Максима
Скромности (субмаксимы а) негативная - минимизация похвалы в свой
адрес, б) позитивная - самокритика); Максима Согласия (субмаксимы а)
негативная - минимизация несогласия с адресатом, б) позитивная -
преувеличение согласия с адресатом); Максима Симпатии (субмаксимы а)
негативная - минимизация антипатии между адресатом и адресантом, б)
позитивная - выражение симпатии между адресатом и адресантом).

2. В речевых стратегиях реализации принципа вежливости можно выделить


два базовых типа - препозиционные и модусные стратегии.
Препозиционные стратегии предписывают выражение некоего
содержания (пропозиции), что может быть сделано как с помощью формул
речевого этикета, так и в произвольной форме. Модусные стратегии
определяют способ передачи произвольного содержания.
Пропозиционные и модусные стратегии выделяются в макростратегиях
как позитивной, так и негативной вежливости.

3. Максима согласия, регулирующая поведение адресата, в контексте


вступает в противоречие с остальными максимами, в основном, с
максимами одобрения и скромности. Выбор в пользу той или иной
максимы в случае противостояний максимы такта - максимы согласия и
максимы благородства - максимы согласия ситуативно обусловлен. Что
касается максим одобрения и скромности, то здесь требования вежливости
более жесткие: в английском языке предпочтение отдается: максиме
одобрения против максимы согласия, максиме согласия против максимы
скромности; в русском языке в обоих случаях максима согласия остается в
слабой позиции, а максимы одобрения и скромности обладают
приоритетом.
Апробация работы. Основные положения и результаты исследования
были представлены на научно-практической конференции «Коммуникативно-
8

функциональное описание языка» (Уфа, 1997), научно-теоретическом


семинаре «Теория поля в современном языкознании» (Уфа, 1997, 1999), а
также межвузовской научно-практической конференции «Лингво-
методические проблемы обучения иностранным языкам в вузе» (Уфа, 2000).
Диссертация была обсуждена'на заседании кафедры английской филологии
Башкирского государственного университета и нашла отражение в 5
публикациях.
Поставленные задачи обусловили структуру работы, которая состоит
из введения, трех глав, заключения и библиофафии.
Во введении обосновывается выбор темы, актуальность и новизна
проведенного исследования, формулируются цель и задачи, раскрывается
теоретическая и практическая значимость работы.
В первой главе «Теория вежливости в современной лингвистике»
дается общий обзор существующих теорий вежливости в современной
лингвистике. Все разнообразие концепций и трактовок категории вежливости
можно условно разделить на четыре направления: теория социальной нормы,
теория разговорных максим, теория «сохранения лица» и теория
коммуникативного договора.
Трактовка категории вежливости как социальной нормы тесно связана
с речевым этикетом, представляющим собой регулирующие правила речевого
поведения, а также систему стереотипных, устойчивых формул общения. Но в
систему речевого этикета невозможно включить многие явления,
конвенционально или окказионально реализующ'ие категорию вежливости в
речи. Подробно и обстоятельно описывая то, что можно считать ядром и
центром коммуникативно-функционального поля вежливости, и оставляя без
внимания периферию этого поля, теория социальной нормы в целом и
речевого этикета, в частности, не могут служить надежным методом изучения
категории вежливости.
в теории коммуникативного договора вежливость рассматривается
как одна из конвенций, в соответствии с которой участники речевого общения
должны строить высказывания для достижения своих коммуникативных
целей, и как таковая не может быть маркирована в речи, тем более, в одном
высказывании. В речи фиксируется только отсутствие вежливости, то есть
грубость. Такая теория не дает объяснений, как компетентный носитель языка
может не только отнести высказывание к вежливым или невежливым, но и
оценить одно высказывание как более вежливое, чем другое, то есгь
разместить их не на полюсах, а на шкале. Следовательно, существует не
оппозиция маркированных vs. немаркированных форм, а парадигма, объяснить
суть которой с позиций данной теории проблематично.
Теория «сохранения лица», разработанная П.Браун и С. Левинсоном,
является эмпирической, так как исходит из анализа языковых фактов. Здесь
вежливость определяется как система стратегий или шагов, направленных на
предотвращение или смягчение наносимого ущерба «позитивному» или
«негативному» «лицу» собеседника. В работе П. Браун и С. Левинсона
представлен наиболее полный, хотя и не исчерпывающий, по их собственному
мнению, набор речевых стратегий и языковых средств их реализации. Однако
в выделении этих стратегий и средств не везде выдержан единый
лингвистический принцип.
Трактовка вежливости в теории Дж. Лича как еще одного базового
принципа, лежащего в основе речевого взаимодействия, позволяет выделить
общие универсальные правила общения, поддающиеся логическому анализу.
Но максимы принципа вежливости формули-ровались интуитивно и
умозрительно, исходя из того, как должно быть, и представляя идеальную
модель, а не то, что действительно есть в речи. Неподкрсплеиность
теоретических посылок конкретными языковыми фактами обуславливает
10

необходимость критического анализа и модификации состава максим на


основе данных реальных речевых явлений.
Во второй главе «Области' функционирования Принципа
Вежливости» рассматривается вопрос о сфере применения максим
вежливости с точки зрения речевых актов, а также анализируется
соотносимость основных положений теорий Лича и Браун-Левинсона.
В понимании Дж. Лича Принцип Вежливости сводится к
минимизации невежливых суждений и преувеличению позитивных суждений.
Соответственно каждая из шести максим (такта, благородства, одобрения,
скромности, согласия и симпатии) представлена в виде двух субмаксим -
негативной и позитивной. В теории Браун и Левинсона также существует
деление на позитивную и негативную вежливость, что связано с выделением
двух аспектов понятия «лица» (public self-image): негативное лицо -
потребность в личной свободе и невмешательстве; позитивное лицо -
потребность в одобрении, уважении, дружбе. Авторы утверждают, что в
западной культуре вежливое поведение ассоциируется именно с негативной
вежливостью. Другим существенным понятием в теории Браун и Левинсона
является понятие актов, повреждающих лицо (face-threatening acts) - АПЛ.
Многие акты, речевые и неречевые действия, изначально пренебрегают
потребностями лица говорящего или адресата. Такие акты были разделены в
зависимости от того, влияют ли они на позитивное или негативное лицо, и, с
другой стороны, чьему лицу, адресата или говорящего, наносится урон.

На наиболее общем уровне Дж. Лич разделяет иллокутивные функции


на четыре группы, в зависимости от того, в каком они находятся отношении к
социальной цели установления и поддержания вежливых взаимоотношений: а)
конкурирующие: иллокутивная цель конкурирует с социальной - приказ,
просьба, мольба, требование, совет, рекомендация и др.; б) дружественные:
иллокутивная цель совпадает с социальной - предложение, приглашение.
11

приветствие, благодарность, поздравление, обещание, похвала, утешение и др.;


в) коллаборативные: иллокутивная цель нейтральна по отношеншо к
социальной - утверждение, сообщение, объявление, инструкция,
предположение и др.; г) конфликтующие: иллокутивная цель противоречит
социальной - угроза, обвинение, выговор, проклятие и др.
С вежливостью соотносятся только высказывания с конкурирующими
или дружественными иллокуциями. Причем, в первом случае вежливость
носит негативный характер, так как ее цель - смягчить противоречие между
«хорошими манерами» и задачей вызвать действия адресата (что
расценивается как проявление невежливости). Во втором случае вежливость
позитивная, поскольку дружественные иллокуции изначально вежливы.
Коллаборативные иллокуции в большинстве своем нейтральны, а
конфликтующие по определению не совместимы с вежливостью.
Сопоставляя эту классификацию с классификацией речевых актов
Серля, можно установить, следующие соответствия:

Ассертивы - признание говорящим истинности высказываемой пропозиции -


относятся к категории коллаборативных иллокуций. Исключение составляют
претензии, хвастовство, выражение несогласия, считаемые изначально
невежливыми.

Диреюпивы (в терминологии Дж. Лича «импозитивы») относятся к


конкурирующим иллокуциям, так как направлены на то, чтобы вызвать
определенные действия со стороны адресата, что содержит некоторую долю
импозиции и вторгается в личную сферу.

Комиссивы, обязывающие адресанта к каким-либо действиям в будущем,


совершаемым преимущественно в интересах адресата, относятся к
дружественным иллокуциям.
12

Экспрессивы, выражающие эмоциональное отношение говорящего к чему-


либо, могут относиться и к дружественным иллокуциям, как в случае речевых
актов благодарности, похвалы, поздравлений и др., и к конфликтующим, если
это жалоба, обвинение.

Декларативы никак не соотносятся с вежливостью, поскольку сфера их


функционирования не включает межличностного взаимодействия.

Во второй главе также детально рассматриваются максимы,


составляющие принцип вежливости.
На основе критического анализа Принципа Вежливости Дж. Лича
предлагается система максим вежливости со следующими модификациями:
отказаться от обязательного деления каждой максимы на позитивную и
негативную субмаксимы, так как максимы Такта и Благородства не имеют
выхода в сферу позитивной вежливости;
реструктурировать состав субмаксим: позитивную субмаксиму максимы
Благородства исключить как не соответствующую Принципу Вежливости;
позитивную субмаксиму максимы Такта считать максимой Благородства;
разграничить сферы функционирования максим, закрепив за максимой
Такта только имгтозитивы, за максимой Благородства - комиссивы (кроме
уфозы), за максимами Одобрения и Симпатии - экспрессивы и за
максимами Согласия и Скромности - ассертивы.
В наборе речевых стратегий реализации принципа вежливости мы
выделяем два базовых типа - пропозиционные и модусные стратегии.
Пропозиционные стратегии предписывают выражение некоего содержания
(пропозиции), например внимание к интересам адресата, указание на
чрезвычайные обстоятельства и т.д, что может быть сделано как с помощью
формул речевого этикета, так и в другой форме Модусные стратегии
определяют способ передачи содержания. Пропозиционные и модусные
13

стратегии выделяются в макростратегиях позитивной и негативной


вежливости.
Область функционирования Принципа Вежливости нами определяется
следующим образом (рис. 1):

1. Все пространство вежливого взаимодействия определяется двумя


неравными по объему типами вежливости: негативной и позитивной.

2. Позитивная вежливость - существенно более широкое понятие -


используется и для смягчения актов, повреждающих лицо (АПЛ) любого
типа, и просто для установления дружественных отношений.

3. Негативному лицу наносят ущерб импозитивы и комиссивы, так как


предполагают вторжение в личную сферу и в разной степени
ограничивают свободу самоопределения адресата. Позитивное лицо
может ставиться под уфозу ассертивами и экспрессивами.

4. К ассертивам и экспрессивам относятся и такие речевые акты, которые


призваны устанавливать дружественные отношения. Это
преимущественно экспрессивы, для которых характерно преобладание
индексической информации над фактуальной.

5. Поведение коммуникантов в ситуациях смягчения ущерба от АПЛ или


установления дружественных отношений определяется соблюдением
требований максим Принципа Вежливости,

6. Максимы Симпатии и Одобрения используются в экспрессивах, а


максимы Согласия и Скромности - в ассертивах. Негативные субмаксимы
каждой из этих четырех максим направлены на смягчение АПЛ,
позитивные - на поддержание дружественных отношений или сокращения
социальной диста}щии.
и
Рис. 1 Области функционирования Принципа Вежливости

1
ел
Л
о.
иа
импоэитивы комиссивы экспрессивы ассертивы
приказ, совет обещание обвинение несогласие
команда предложение критика претензия
приглашение неодобрение хвастовство
<
рекомендация отказ

S
V.
t f
смягчают
f t7 1
Я

e максима такта м.благородсгва м.одобрсния м.согласия


К
м.симпатии м.скромности
I
устанавливают и поддерживают
•дружественные отношения Л
i i J
похвала самокритика
комплимент согласие
поздравление
>
соболезнование
благодарность
извинение
экспрессивы ассертивы
15

Описание реального функционирования принципа вежливости в диалоге


предполагает рассмотрение различных макростратегий и частных стратегий
речевого поведения, чему и посвящена третья глава «Максимы вежливости в
английском и русском диалогах».
Во многих работах термины «стратегия» и «тактика» не
дифференцируются. Часто под стратегией понимают и основную задачу,
генеральную интенцию в рамках данного коммуникативного события, и одну
из последовательно решаемых задач в фаницах определенной стратегической
линии (Рытникова 1996: 94), что по сути является тактикой. Поскольку
пока в лингвистике нет четких критериев разграничения речевых стратегий и
тактик, мы в дальнейшем будем использовать термин «стратегия» для
обозначения частных стратегий речевого поведения, в то же время мы
выделяем ряд макростратегий, в которых отражаются наиболее общие черты
частных стратегий.
Модель анализа речевого поведения англоязычных и русскоязычных
коммуникантов с точки зрения применимости Максим Вежливости Дж. Лича
(в нашей модификации), а также используемых для этого стратегий включает в
себя несколько этапов.
На первом этапе из текстов художественных' произведений отбирались
высказьгеания либо минидиалоги (инициирующая и реагирующая реплики),
отвечающие требованиям Принципа Вежливости в понимании Дж. Лича,
которые затем распределялись на группы в соответствии с содержанием
максим Лича (в нашей модификации).
Дальше каждая максима рассмафивается отдельно. На материале
диалогических текстов Fia английском и русском языках определяется сфера
применения максимы с точки зрения используемых речевых актов.
16

Затем выделяются те речевые стратегии и лингвистические средства, с


помощью которых реализуется принцип вежливости в рамках данной
конкретной максимы.
Анализ частных стратегий и лингвистических средств, реализующих
эти стратегии, позволяет группировать их в макростратегии - негативные и
позитивные, в зависимости от того, какой из аспектов «лица» адресата и
адресанта компенсируется ими, и внутри этих двух макростратегий по
оппозиции «содержание - форма» различаются препозиционные и модусные
стратегии.
• На завершающем этапе дается анализ различных аспектов
функционирования каждой максимы и их приоритетности.
Рассмотрим эту модель анализа на примере Максимы Такта.
Максима Такта предписывает коммуникантам уменьшать возможный ущерб
адресату в различных импозитивах (просьба, совет, приказ и другие). Далее
подробно рассматривается прежде речевой акт просьбы.
Наиболее эффективным способом передачи содержания речевого акта
считается прямая стратегия без компенсирующих действий, но при этом велик
повреждающий эффект. Поэтому прямой стратегией рекомендуется
пользоваться либо когда обстоятельства таковы, что в интересах дела можно
пренебречь соображениями вежливости, либо если показатели социальной
дистанции и степе1ш импозиции невелики или, наоборот, велик показатель
влиятельности говорящего. Прямая стратегия JUM ИМПОЗИТИВОБ состоит в
употреблении повелительного наклонения и используется и в английском, и в
русском диалоге.
Импозитивы и в частности, просьбы относятся к классу высказываний,
повреждающих негативное лицо адресата, поэтому для их компенсации
используются преимущественно стратегии негативной вежливости, которые
могут быть модусными или пропозиционными.
17

Негативная модусная макростратегия в речевом акте просьбы


представлена следующими частными стратегиями:
1. Косвенный характер речевого акта. Косвенные речевые акты - это
высказывания, иллокутивная сила которых не выводима из суммы значений
компонентов, а является производной от них. Интерпретация косвенного
речевого акта основана на извлечении импликатур. Здесь представлены
различные структурные и семантические классы:
- вопрос о возможности адресата сделать что-то (функционирует и в
английском, и в русском диалоге):
"Сап you work tomorrow and Sunday?" "Вы можете что-нибудь сдечатъ? "
- вопрос о желании адресата сделать что-то (характерен только для
английской речи): "There's more in the pantry Would you get itfor me^"
+ с актуализатором вежливости: "Could you remove the handcuffs, please? "
Последняя структура характерна только для английского языка, в
русском языке структуры «Ты можешь , пожалуйста, ...?» или в
отрицательной форме «Не хотел бы ты, пожалуйста, ...?» звучат
неестественно.
- утверждение о желании адресанта сделать что-то.
2. Вежливый пессимизм. Стратегия вежливого пессимизма заключается
в том, что говорящий заранее сомневается в успешности своего речевого акта.
Это достигается, в основном, использованием отрицательных форм и
сослагательного наклонения. Эта стратегия преимущественно сочетается с
конвенциональными косвенными речевыми актами {Could уои"^ Would уои^
Can't уои^ I'd like to Не мог бы ты'^ Могу ли я^ Я бы хотел.. ).
Утвердительная форма сослагательного наклонения в русском языке не
столь характерна для просьб, как в английском. Более употребительна
отрицательная форма глагола "'мочь" с частицами "бы ", "ли ".
18

3. Семантическая минимизация импозиции. Преуменьшение импозиции -


стратегия, основанная на использовании количественных и качественных
модификаторов, снижающих значимость или обременительность АПЛ в
глазах адресата. В английском языке это такие лексические единицы,
содержащие сему малого количества или размера, как some, а bit, few, а few,
one, small, little и т.д. В русском языке поле минимизации импозиции включает
такие единицы, как немного, несколько, пара, небольшой, временно и др •
"/ need to go upstairs, Dewey, put in a "Может, ты проводишь меня
little time, do some research, ifthat's okay " немного? "
4. Имперсонализацня АПЛ. Имперсонализация речевого акта в импозитивах
состоит в дистанцировании говорящего от содержания речевого акта по
времени, пространству и дейктическому центру высказывания. .Основные
языковые средства реализации данной стратегии:
безличные конструкции (в русском диалоге возможно также
использование неопределенно-личных и обобщенно-личных конструкций).
В английском и в некоторых других западных языках в импозитивах
применяется и комбинированная негативная стратегия - вежливое обращение
к человеку в третьем лице: What does madam want to order?
Для русского диалога это нетипично.'
- употребление обобщающего «мы»:
"We need some t}'pe cfwritten aiithorisatbn "Накопились вопросы, на которые from
him ". Ш1 быхотетпарить ответ. "
- передача чужих слов в косвенной речи:
- дистанцирование по времени и пространству (прошедшее время и
местоимения и наречия дальней перспективы):
"/ was wondering if I might have a piece of bread "
5. Использование модификаторов. Под модификаторами имеется в виду
широкий спектр слов и выражений, смягчающих категоричную модальность,
19

указывающих на субъективность мнения или на то, что высказывание истинно


только в какой-то мере или при определенных условиях . В это поле входят
такие единицы как in ту opinion, I guess, probably, perhaps, sort of kind of, if
you don't mind, if you see what I mean и т.Д- В русском языке единицы,
составляющие поле модификаторов, схожи: думаю, кажется, возможно,
вероятно, своего рода, что называется, если не возражаешь и др.
Позитивные модусные стратегии в импозитивах включают:
/ Указание на принадлежность к группе. Эта стратегия может
распространяться не только на импозитивы. В диалоге она реализуется чаще
всего при помощи лексико-семантических средств (сленг, фамильярное
обращение): sugar, dear, darling, голубушка,, малыш, будь другом и др
2. Вежливый оптимизм. Стратегия заключается в том, что говорящий
выражает уверенность в успешности речевого акта, что реализуется лексико-
ccMaHTWiecKHMH средствами, например, такими лексическими единицами,
содержащими сему позитивного исхода, как договорились, хорошо и др.:
"Гт hoping you can put me in touch ". "Надеюсь, увидимся? "
3. Включение в деятельность иадресатаиговорящего(обьединяющее «мьр)):
"How many nigger partners do you have? " "Бабушка,"- заворковала Катя,
- "Could we refer to them as blacks? " -Давай сядем "
Суть пропозиционных стратегий состоит в передаче определенного
содержания, приятного для адресата или компенсирующего ему некоторые
«затраты» или неудобства. Мы выделяем следующие препозиционные
стратегии: 1) негативная - извинения (признание вторжения, просьба о
прощении, указание на чрезвычайность обстоятельств); 2) позитивные -
утверждение взаимности или взаимовыгодности действия; выражение
одобрения, симпатии к адресату; преувеличение интереса к адресату,
восхищения им. Очевидно, что существует много способов реализации такого
рода стратегий. Некоторые из них, хотя далеко не все, составляют основу
20

речевого этикета (например, извинения). Пропозиционные стратегии


представлены и в английском и в русском диалогах.
Нами был проведен эксперимент по выявлению стратегий, которым
отдают предпочтение англоговорящие и русскоговорящие респонденты в
речевом акте просьбы/приглашения к телефону.
В просьбах на русском языке представлены: прямая стратегия без
компенсирующих действий (1-2), прямая стратегия с актуализаторами
вежливости (3-6), стратегия негативной вежливости (косвенный речевой акт)
(7-13) и скрытая стратегия (14-15). Среди английских вариантов все
структуры, за исключением одной (6), относятся к стратегиям негативной
вежливости, а именно, к косвенным речевым актам. Результаты представлены
в Таблицах 1 и 2.

Таблица 1
№ Синтаксические структуры, используемые Кол-во %
русскоговорящими коммуникантами
1. (X) дайте мне «X» 6 2%
2. (а) попросите «X». 3 1%
. 3. (а) будьте любезны «X» 24 8%
4. Будьте добры «X». 90 30%
5. Пожалуйста, соедините меня с «X» 20 7%
6. Г-на «X», пожалуйста 22 7%
7. (а) мне нужен «X» ' 12 4%
8. (а) (мне) «X» можно? 45 15%
9. Я бы хотел поговорить с «X» 6 2%
10. Мне бы «X», если можно 14 5%
И. (а) (скажите) Можно (могу я) услышать/ 36 12%
попросить/ переговорить с "X"?
21
12. «X» можно к телефону? 7 2%
13. «X» как (бы) услышать? 6 2%
14. (а) «X» нет (есть)? 3 1%
15. Это «X»? 6 2%
Всего звонков 300 100%

Таблица 2

№ Синтаксические структура, используемые Кол-во %


англоговорящими коммуникантами
1. Сап I speak to "X", please? 26 26%

2. Y speaking. "X" please. 10 10%

3. Could I talk to "X"? 27 27%

4. I want to talk to "X", please. 5 5%

5. I need to talk to "X", please. 3 3%

6. Can you put me through with "X"? 2 2%

7. I'd like to speak to "X". '8 8%

8. Is It possible to talk to "X"? 6 6%

9. May I speak to "X"? 13 13%

Всего звонков 100 100%


22

Очевидно, что русскоговорящие абоненты отдавали предпочтение


прямой стратегии с компенсирующими действиями (с актуализаторами
вежливости), на втором месте оказались Koceeinibie речевые акты.
В просьбах на английском язьше преобладают вопросительные
высказывания (74%), чаще с модальными глаголами сап, could, may. Судя по
результату, у русскоговорящих такого предпочтения нет (34%).
В конце третьей главы рассматриваются случаи противоречия максим
вежливости друг другу в контексте и устанавливается их приоритетность в
английском и русском диалогах.
В заключении приведены основные итоги и результаты
сопоставительного исследования функщюнирования максим вежливости в
английской и русской диалогической речи.

• Максима Благородства определяет поведение кооммуникантов в связи с


комиссивами, несущими меньшую долю импозиции, поэтому здесь
большое место отводится прямым стратегиям как в английском, так и в
русском диалоге. В диалогах на обоих языках представлены также
негативные модусные стратегии: косвенное выражение речевых актов,
вежливый пессимизм, семантическая минимизация. Косвенный речевой
акт предложения (offer) в виде утверждения характерен для русского
языка и практически не представлен в английском Большую роль здесь
играют пропозиционные стратегии - отрицание долга адресата
(негативная макростратегия), приведение рациональных доводов
(позитивная макростратегия). Из позитивных модусных стратегий следует
отметить широкое употребление стратегии объединения говорящего и
адресата в единый дейктичсский центр высказывания.

Согласно требованиям Максимы Одобрения для смягчения критики


используются модусные С1ра1сгии преуменьшения (understatement),
имперсопализации, исгюльзования модификаторов оценочной
23

модальности, снижения категоричности, а также пропозиционная


стратегия указания на субъективность мнения. Искреннее одобрение,
напротив, высказывается прямо или даже с преувеличением. Эти
стратегии представлены в диалогах на обоих сопоставляемых языках.

Максима Скромности предписывает занижать похвалу в собственный


адрес. Для этого используются стратегии преуменьшения количества
признака при его истинности (модусная стратегия), ограничение сферы
действия комплимента, его отклонение (препозиционные стратегии). В
случае благодарности - отрицание долга собеседника (пропозиционная
стратегия). Применение этих стратегий практически одинаково и в
русском и в английском диалогах.

Согласно Максиме Согласия искреннее согласие высказывается прямо, с


распространением и преувеличением, а также путем повтора
инициирующей реплики. Это характерно как для англоговорящих, так и
русскоговорящих коммуникантов. Основные модусные стратегии
смягчения несогласия - использование модификаторов модальности,
псевдосогласие (приращение смысла), имперсонализация отказа;
препозиционные стратегии - отрицание одного компонента
инициирующей реплики или замена его на противоположный по смыслу,
выражение сожаления по поводу отказа, указание на субъективность
мнения.

Соблюдение максимы Симпатии в большой степени связано с речевым


этикетом, что подтверждается и стереотипностью выражения таких
речевых актов, как извинение, благодарность, поздравление,
соболезнования и др. Каждый из этих экспрсссивов обладает своим
набором пропозиционных и модусных сфатегий, которые имеют
определенные отличия в сопоставляемых языках.
24

• Максима Согласия, проявляющаяся в репликах адресата, может вступать в


противоречие с остальными максимами. В восприятии русскоговорящих
коммуникантов Максима Согласия обладает меньшим весом, чем
Максима Одобрения и Скромности. Англоговорящие коммуниканты
ставят Максиму Согласия выше Максимы Скромности, но ниже Максимы
Одобрения.

Основные положения диссертации получили освещение в следующих


публикациях по теме исследования:
1. Принцип вежливости и его нарушения в диалоге.// Коммуникативно-
функциональное описание языка: материалы научно-практической
конференции БашГУ. - Уфа, 1997. - с. 82-86
2. Коммуникативно-функциональное поле вежливости в английском языке.//
Теория поля в современном языкознании, ч. IV. Материалы научно-
теоретического семинара. - Уфа, 1997. - с. 147-149
3. Некатегоричность и имплицитность как способы реализации принципа
вежливости. // Язык, культура, традиции, новаторство; Материалы
межвузовской научной конференции, - Бирск, 1997. - с. 152-153 (в
соавторстве с Л.А. Азнабаевой)
4. Нарушения принципа вежливости как составляющие коммуникативно-
функционального микрополя в ареале речевого поведения. // Теория поля
в современном языкознании, ч. V. - Уфа, 1999. - с. 100-105
5. Изучение стратегий и тактик реализации принципа вежливости в
лингвометодическом аспекте. // Теория и практика обучения иностранным
языкам в неязыковом вузе. - Уфа. БашГУ, 2000. - с. 28-29
Васильева Оксана Александровна

РЕАЛИЗАЦИЯ МАКСИМ ВЕЖЛИВОСТИ


В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ДИАЛОГАХ

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кавдидата филологических наук

Лицензия на издательскую деятельность


ЛР№ 021319 от 05.01.99 г.

Подписано в печать 03.11.2000 г. Формат 60x84/16.


Бумага офсетная. Компьютерный набор.
Гарнитура Times. Отпечатано на ризофафе. Усл.печ.л. 1,34
УЧ.-ИЗД.Л. 1,61. Тираж 100 экз. Заказ 688.
Редакционно-издателъскии центр Башкирского университета
Отпечатано на множительном участке Башкирского университета.
450074. Уфа,ул.Фрунзе, 32. Тел : (3472)236-710
^•г_«='c?'C5

x-za^T
12847

Оценить