Вы находитесь на странице: 1из 59

Содержание:

Введение 3

Глава 1. Криминалистическая характеристика и психологические основы

допроса несовершеннолетних 5

§ 1. Допрос как способ получения доказательств 5


§2.Психологические основы допроса несовершеннолетнего 10
как специфической формы общения
Глава II. Тактика допроса несовершеннолетнего на предварительном 18

следствии
§1.Организационное обеспечение допроса несовершеннолетнего 18
§2.Изучение личности несовершеннолетнего допрашиваемого 23
§3.Сущность, значение и пути установления психологического
контакта с несовершеннолетним допрашиваемым 26

Глава III. Особенности тактики допроса несовершеннолетни 32


§1.Тактика допроса несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего 32
§ 2. Тактика допроса несовершеннолетнего подозреваемого 40

§ 3. Тактика допроса несовершеннолетнего обвиняемого 48

§ 4.Тактические приемы фиксации хода и результатов допроса 52


несовершеннолетнего

Заключение 57

Список литературы 58
Введение
Успешное расследование преступлений во многом зависит от умелого проведения
действий по уголовному преследованию, среди которых центральное место занимает
допрос.
По своему характеру допрос - действие многоплановое. Оно имеет процессуальный,
организационный, криминалистический, психологический и этический аспекты.
Допрос - одно из основных средств получения и проверки доказательств. С его
помощью получают и проверяют значительную часть информации о преступлении,
необходимой для правильного разрешения уголовного дела, устанавливают мотивы и цели
преступления, а также условия, которые ему способствовали. И, наконец, допрос - это
эффективное средство воспитания допрашиваемого.
Допрос-самое распространенное следственное и судебное действие. Практически нет
уголовных дел, при расследовании которых офицер уголовного преследования и суд не
прибегли бы к допросу свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. Однако,
если речь идет о несовершеннолетних, то их допрос имеет свою специфику, которая
обусловлена возрастными особенностями и особенностями психики детей и подростков
(повышенной внушаемостью и самовнушаемостью, склонностью к фантазированию,
высокой эмоциональностью, неустойчивостью поведения и т.п.), незначительным или
совсем отсутствующим жизненным опытом, что нередко приводит к неправильной оценке
ими расследуемого события в целом или отдельных его элементов. Поэтому допрос
несовершеннолетних обставлен дополнительными процессуальными гарантиями,
обеспечивающими его объективность, а процесс его проведения требует особых
тактических приемов, разрабатываемых криминалистикой.
Основное в допросе несовершеннолетних - правильный выбор тактических
приемов его производства. Их эффективное использование способствует получению
правдивых и полных показаний, изобличению допрашиваемого подростка во лжи,
позволяет проверить достоверность показаний в ходе допроса при наименьших затратах.
Настоящая дипломная работа посвящена именно вопросам тактики допроса
несовершеннолетних и имеет цель обобщения материалов исследований авторов-
криминалистов в этой области. Следует отметить, что как нам пришлось убедиться в
процессе работы над темой, вопросы применения тактических приемов при допросе
несовершеннолетних не нашли достаточного освещения в специальной литературе и
трудах, посвященных специально и в комплексе особенностям тактики допроса этой
категории допрашиваемых. Отдельные главы или параграфы, раскрывающие специфику
допроса несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого
содержатся в ряде работ, посвященных допросу взрослых лиц.
В первой главе дипломной работы дается криминалистическая характеристика и
психологические основы допроса несовершеннолетних.
Во второй главе раскрываются вопросы, касающиеся организации допроса
несовершеннолетних, в основном акцент делается на организационном обеспечении этого
действия по уголовному преследованию и изучении личности несовершеннолетнего
допрашиваемого.
Третья глава посвящена тактике допроса несовершеннолетних. В частности
раскрыты особенности тактических приемов, используемых при допросе
несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. Здесь же
излагаются тактические приемы фиксации хода и результатов допроса
несовершеннолетних.
Все вопросы темы освещаются применительно к условиям стадии уголовного
преследования.
Глава I. Криминалистическая характеристика и психологические
основы допроса несовершеннолетних

§ 1. Допрос как способ получения доказательств


В уголовном преследовании и судебном исследовании, как и во всякой
мыслительной и познавательной деятельности человека, применяются те же законы
мышления, общие логические методы и приемы, что и в процессе познания объективной
истины. Однако, познавательный аспект предварительного расследования и судебного
разбирательства имеет свои особенности. Специфика процесса установления истины при
расследовании преступлений состоит в том, что познание фактов действительности здесь
осуществляется в форме доказывания, под которым понимается установление при
помощи доказательств всех фактов, обстоятельств, имеющих значение для правильного
разрешения уголовного дела [45, стр. 7].
Факты и обстоятельства, подлежащие установлению в процессе расследования, как
правило, являются событиями минувшего. Расследование, таким образом, обращено в
прошлое, его объект исторически неповторим. Офицер уголовного преследования и суд по
отдельным следам, оставшимся на предметах материального мира, и следам «идеальным»,
то есть тем, которые запечатлелись в памяти свидетелей, должны воссоздать картину
преступления. Реконструкция события по оставшимся следам является одной из
особенностей деятельности офицера по уголовному преследованию. Доказывание в
уголовном процессе, как и познание в области науки носит информационный характер.
Информация способствует увеличению нашего знания о предмете, событии или явлении.
Она может относиться к фактам прошлого, настоящего и будущего. И поскольку основная
задача судебного доказывания состоит в том, чтобы установить фактические
обстоятельства расследуемого дела, которые имели место в прошлом, то есть решить ее
можно только с помощью информации о расследуемых фактах.
Показания, являясь одним из средств судебного доказывания, представляют собой
отображение реальных событий, полученных путем непосредственного восприятия.
Данные о фактах, которые содержатся в показаниях, служат доказательствами по делу. И
никак не может служить доказательством по делу сам факт преступления уже хотя бы
потому, что к моменту расследования он не существует в природе.
Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на
основе которых в определенном законом порядке орган уголовного преследования и
судебная инстанция устанавливают наличие или отсутствие общественно-опасных
деяний, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие
значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются: показаниями
свидетелей, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, заключением эксперта,
протоколами следственных и судебных действий и иными документами (ст. 93 УПК
Республики Молдова).
Доказательственное значение того или иного показания определяется, с одной
стороны, соответствием его объективной действительности и относимо-сти к
расследуемому делу и, с другой - получением показаний посредством одного из
перечисленных в законе средств доказывания, т.е. в предусмотренной законом
процессуальной форме.
Получение, исследование, фиксация и проверка информации при расследовании
преступлений осуществляется проведением организационно-подготовительных действий
по уголовному преследованию, экспертных исследований, оперативно-розыскных
мероприятий. Значительную часть информации офицер по уголовному преследованию
получает во время допроса.
В уголовно-процессуальной, криминалистической, судебно- психологической
литературе рассматриваются соответственно процессуальный, тактический и
психологический аспекты допроса.
Г.Г. Доспулов отмечает, что «допрос — это регулируемое уголовно-процессуальным
законом взаимодействие офицера уголовному преследованию с допрашиваемым
(свидетелем, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым) в целях получения
информации имеющей значение для дела, соответственно тому, как она воспринята и
сохранена в его памяти» [22, стр. 16] .
Подчеркивая психологический аспект допроса, А.В.Дулов пишет «Допрос можно
рассмотреть как заранее прогнозируемое и планируемое формализованное общение
следователя с допрашиваемым, во время которого осуществляется регулируемое законом
воздействие на мыслительную, эмоциональную, волевую сферу последнего с целью
получения от него полной и правильной информации об интересующих следователя и
известных ему событиях, фактах, отношениях» [26, стр. 309].
Н. И. Порубов полагает, что допрос можно определить как следственное и судебное
действие, заключающееся в получении следователем или судом в соответствии с
правилами, установленными процессуальным законом, показаний от допрашиваемого об
известных ему фактах, входящих в предмет доказыван и я п о д е л у [46, стр. 22].
Изучение допроса как специфичной формы общения с позиции теории информации
позволяет передать сущность некоторых элементов допроса. Процесс передачи
информации от одного лица к другому, ведет к ее искажению, но не настолько, чтобы
люди, говорящие на одном языке, не могли понять друг друга. При многоступенчатости
передачи информации ее потери возрастают. Так, утечка информации в свидетельских
показаниях может произойти в результате ошибок восприятия и дефектов органов чувств
свидетеля или потерпевшего, его неумения воспроизвести воспринятое из-за психологи-
ческих особенностей несовершеннолетних допрашиваемых, которые нередко искажают
информацию, неправильного истолкования офицером уголовного преследования
показаний свидетеля, неточности протокольной записи и т.д.
Одно из основных положений теории информации гласит, что при прохождении
через канал связи информация не может возрасти. На выходе (у получателя) информация
по объему, как правило, меньше чем на входе (у источника). Офицер уголовного
преследования таким образом, получает не всю информацию, которой располагает
допрашиваемый: какая-то ее часть остается невостребованной.
Обмен информацией возможет только при общении, взаимодействии. Любое
взаимодействие несет информацию. Средств же осознанно- психологического
общения с помощью которых передается информация, достаточно много.
Передача информации от источника офицеру уголовного преследования может
происходить как в форме речевого (устного), так и графического (письменного)
выражения. Эти формы объективизируются в устную или письменную речь. Причем,
первая является наиболее важным средством общения. Это обстоятельство и выделило
допрос как действие, обладающее большой информационной способностью, из всех других
средств доказывания [45, стр. 13].
Информация - это не только слова, сказанные допрашиваемым, но и голос, мимика,
интонация, тембр, внешний вид, манеры поведения. В силу этого в допросе следует
различать основную информацию, т.е. касающуюся предмета допроса, и дополнительную,
характеризующую психологическое состояние допрашиваемого. В первом случае
информация имеет доказательное значение, во втором — определяет тактику допроса
(тактическая информация).
В учебной литературе по криминалистике понятие допроса определяется как
«получение следователем непосредственно от допрашиваемого лица - свидетеля,
потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого — устных сведений, имеющих значение по
делу, с занесением показании в протокол» [9, стр. 283].
Очевидно, сущность допроса, в том числе и несовершеннолетнего, можно
выразить не через какую-то отдельно взятую его сторону, а посредством рассмотрения их
в совокупности.
Попытаемся раскрыть сущность данного действия по уголовному преследованию
через рассмотрение его существенных признаков.
Во-первых, допрос свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, в том числе и
несовершеннолетнего, представляет собой предусмотренное уголовно-
процессуальным законом (ст. 104, 115,479,481 УПК Республики Молдова) и производимое
офицером уголовного преследования, лицом, производящим дознание, прокурором, в
стадии предварительного расследования процессуальное, следственное действие,
направленное на собрание, исследование, проверку и оценку доказательств по уголовному
делу.
Во-вторых, такой допрос является не просто важным процессуальным действием, а
неотложным действием, отсрочка которого чревата потерей фактических данных.
В третьих, допрос как взрослого, так и несовершеннолетнего есть ком-
муникативное действие, т.е. такое действие, в ходе которого получают показания этого
лица на основе непосредственного общения с ним офицера по уголовному преследованию
и установления нравственно-психологического контакта.
В четвертых, показания получают с помощью определенных тактических приемов
и методов, разрабатываемых криминалистикой и проверенных на практике. Допрос
основывается прежде всего на методе расспроса [59, стр. 35]. В пятых, в ходе допроса
получают вербальную информацию, выраженную в слове.
На основе этих существенных признаков допроса можно сформулировать
следующее определение рассматриваемого понятия:
Допрос представляет собой неотложное коммуникативное процессуальное
действие, основанное на методе расспроса, процессуальных правилах и
тактических приемах, специально разрабатываемых в криминалистике,
заключающееся в получении на основе общения офицера по уголовному
преследованию с допрашиваемых преимущественно устным путем и закрепления
в предусмотренной законом процессуальной форме его показаний.
С точки зрения уголовного процесса и криминалистики, допрос - это процесс
получения доказательств, а с точки зрения судебной психологии - это процесс
специфического общения допрашивающего с допрашиваемым [45, стр. 17].
В зависимости от процессуального положения допрашиваемого различают допрос
свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого.
По возрастным особенностям субъекта допроса различают показания не-
совершеннолетнего (малолетнего) и взрослого.
Каждый из названных видов допроса имеет свои особенности и присущие ему
тактические приемы. Правовые особенности отдельных видов допроса являются объектом
исследования уголовного процесса, тактические приемы разрабатываются
криминалистикой на основе изучения и обобщения следственной практики. Эти
особенности проявляются при подготовке к допросу, его проведении, оказания помощи в
припоминании забытого, в способах изобличения допрашиваемых, не желающих давать
правдивые показания. Здесь же следует отметить и специфику допроса
несовершеннолетних, которая обусловлена возрастными особенностями, своеобразием
психологии детей и подростков. Поэтому их допрос обставлен дополнительными
процессуальными гарантиями, обеспечивающими его объективность, а процесс его
проведения требует особых тактических приемов, разрабатываемых криминалистикой.

§ 2. Психологический анализ допроса несовершеннолетнего как спе-


цифической формы общения
Допрос несовершеннолетнего, как и взрослого, - это психологически сложное
процессуальное действие. Проведение допроса несовершеннолетнего требует от офицера
уголовного преследования знания положений его психологии, что позволяет ему
разобраться в поведении несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого,
лжесвидетеля, скрывающих правду; избрать тактические приемы, которые помогут
установить цели и мотивы преступления, устранить факторы, мешающие
несовершеннолетнему допрашиваемому рассказать правду; определить оптимальную
линию поведения по отношению к несовершеннолетнему допрашиваемому.
Рассматривая допрос несовершеннолетних как специфическую форму
психологического общения, можно выделить три наиболее важные проблемы, требующие
своего исследования. Это, во-первых психологический процесс формирования показаний,
во-вторых проблема допустимости психологического воздействия на
несовершеннолетнего допрашиваемого, и, в-третьих, это природа психологического
контакта с несовершеннолетним допрашиваемым как обязательное условие получения
показаний.
Психологические процессы, протекающие у человека с момента восприятия
события до свидетельствования о нем в суде принято делить на стадии формирования
показаний. В основу этого деления положены психологические процессы как наиболее
устойчивые образования психики, различающиеся по времени, содержанию и
интенсивности протекания.
Общепринятыми являются три стадии: восприятие, запоминание и вос-
произведение. Но в связи с развитием судебной психологии все настойчивее
высказывается мнение о недостаточности такой классификации психологических
процессов, протекающих до и во время допроса. «Следует учесть, - пишет А.И.Винберг, -
что эти стадии... не исчерпывают всех психологических факторов, влияющих на
достоверность показаний»[17, стр. 159]. А.Р.Ратинов и О.А.Гаврилов считают
«методически целесообразным рассматривать процесс формирования свидетельских
показаний с точки зрения изменений, происходящих с этой информацией применительно к
следующим основным этапам:
а) стадии восприятия факта, события, явления;
б) стадии переработки информации;
в) стадии воспроизведения;
г) словесному оформлению;
д) восприятию показаний следователем и фиксации показаний;
е) повторному свидетельствованию. [48, стр. 143-144]
Представляется, что это деление оправдано, если под показаниями понимать
информацию, полученную от допрашиваемого и зафиксированную в определенной
процессуальной форме. Когда же речь идет о формировании показаний, то здесь следует
назвать еще и преддопросные стадии восприятия и запоминания.
Более подробную классификацию формирования свидетельских показаний
разработал А.В.Дулов. Он различает следующие стадии:
1. Ощущение;
2. Восприятие;
3. Использование воспринятого в своих последующих действиях и опыте;
4. Оценка воспринятого с точки зрения собственной морали и правосознания;
5. Запоминание;
6. Определение допрашиваемым плана поведения на предстоящем допросе;
7. Установление контакта с допрашиваемым;
8. Получение мыслительной задачи;
9. Вспоминание;
10. Проведение вспоминания под воздействием следователя;
11. Изменение ранее принятых волевых решений под воздействием следователя
12. Воспроизведение[25, стр. 192-203];
Следует признать условность всех классификаций. Восприятие и запоминание,
вспоминание и воспроизведение могут быть единовременными процессами и разделяют
их на стадии лишь в методических целях.
Рассмотрим более подробно процесс формирования показаний несовер-
шеннолетним. Формирование показаний несовершеннолетнего, как и взрослого,
начинается с его ощущения. Ощущение возникает в зависимости от психологических
особенностей лица. Психологические основы допроса несовершеннолетнего касаются,
прежде всего, его социально-психологической характеристики. Важное тактическое
значение имеет выдвинутое С.Л. Рубинштейном положение о том, что «при объяснении
психологических явлений личность выступает как воедино связанная совокупность
внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия (в эти
внутренние условия включаются и психологические явления — психические свойства и
состояния личности)»[49, стр. 28]. Из всей совокупности характеристик структуры
личности несовершеннолетнего необходимо выделить социально-психологическую
характеристику, которая включает в себя многообразные возрастно-психологические
особенности, черты, свойства, тенденции и противоречия, присущие подросткам и
юношам.
Применительно к стадии формирования показаний можно предложить следующую
классификацию факторов, влияющих на достоверность показаний несовершеннолетнего:
1. Особенности восприятия и памяти
2. Особенности воспроизведения
Единство и многообразие личности раскрываются через взаимосвязь и
многообразие отношений, структурной интеграцией отношений является характер
личности, то есть, индивидуальные, ярко выраженные и качественно своеобразные
психологические черты человека, влияющие на его поведение и поступки. [40, стр. 18].
Мотивация поведения и ценностные ориентации - это характеристики личности,
определяющие ее мировоззрение, общественное поведение и основные тенденции
развития. «Совокупность таких свойств и составляет характер, как систему свойств
личности, ее субъективных отношений и общества к другим лицам, деятельности, самому
себе, постоянно реализующихся в общественном поведении, закрепленных в образе
жизни. Переход отношений в черты характера — одна из основных закономерностей
характерообразования» [41, стр. 10]. Изучение личности несовершеннолетнего, раскрытие
его характерологических свойств - задача, решаемая офицером уголовного преследования.
Психологические особенности личности подростка и юноши представляют собой
сложную и многообразную систему процессов, состояний, свойств, качеств,
проявляющихся по разному не только в противоправном поведении несовершеннолетнего,
но и в ходе его допроса.
Процессуальные действия, в производстве которых участвуют несовершеннолетние
имеют свою специфику, поскольку их психика чрезвычайно своеобразна, характеризуется
широкой вариантностью, обусловленной особенностями высшей нервной деятельностью,
бытовой средой, условиями воспитания и обучения [28, стр. 3].
Именно по этой причине законодатель предусмотрел особые процессуальные
условия получения доказательственной информации от несовершеннолетних (ст. 479, 481
УПК Республики Молдова), а криминалистика выработала тактические рекомендации
проведения следственных действий с их участием.
Для детей дошкольного возраста характерно слабое развитие интеллектуальных
функций: логического мышления, способности к обобщению, установлению отношений
между явлениями, предметами и их частями. Такие несовершеннолетние делают выводы,
основанные главным образом на внешнем сходстве предметов или явлений. Им
свойственны доверчивость, склонность принимать все события как сами собой
разумеющиеся, без их критической оценки.
В дошкольном возрасте дети особенно подвержены внушению, так как у них нет
еще разрыва между миром ощущений и миром представлений.
Разумеется, такого рода податливость воспринимается сугубо индивидуально. Здесь
большое значение могут иметь психика и характер несовершеннолетнего, позиция
внушающего и прочее.
Несовершеннолетние младшего школьного возраста (7-11 лет) не всегда могут
отличить главное от второстепенного, отсутствие жизненного опыта нередко пытаются
компенсировать воображением и фантазией, а результаты воображений выдают за
действительность. «При восприятии пространственных отношений они склонны к
преувеличению, не всегда способны описать увиденное или предметы», однако легко их
узнают. [46, стр. 320]
Приблизительно к одиннадцати годам у несовершеннолетнего появляется
способность к рациональному мышлению, связыванию мыслей на логиче ской основе.
Запас слов и терминов у него значительно увеличивается.
Подростки в этом возрасте стараются подражать взрослым, в следствии чего
внушаемость у них повышена.
Двенадцать-шестнадцать лет - пора перелома, чем старше становится подросток,
тем больше влияние оказывает на него среда. При этом общие социально-культурные
условия жизни начинают доминировать над биологическими факторами развития
личности.
К возрастным особенностям психики детей переходного возраста относятся
склонность к фантазированию и доверие к авторитету взрослых, о чем постоянно должны
помнить офицеры уголовного преследования при оценке результатов допроса с участием
несовершеннолетнего. Часто подростки вспоминают многие явления не полно и не четко,
но вместе с тем, у них в памяти остаются иногда такие детали, на которые взрослые не
обращают внимания (так называемая реминисценсия, то есть более полное и
правильное, чем у взрослых, но несколько отсроченное по времени воспроизведение
воспринятого) [52, стр. 52].
В старшем возрасте (от пятнадцати до восемнадцати лет) формирование основных
психических процессов и качеств личности завершается: по своему содержанию и форме
они приближаются к тем, которые характерны для взрослых. Процессы восприятия,
внимания, мышления становятся у старшеклассников более организованными; они
овладевают рациональными способами усвоения знаний, у них развивается
абстрактное мышление, логическая память, творческое воображение. Но по
интенсивности эти психические процессы еще слабее, чем у взрослых.
Необходимость учета следователем особенностей психики детей и под
ростков вызывается отчасти и тем, что уголовно-процессуальный закон не устанавливает
минимального возраста. Начиная с которого несовершеннолетний
может быть допрошен в качестве свидетеля или потерпевшего, или же привлечен к
участию в другом следственном действии (предъявление для опознания,
проверка показаний на месте и другие). Интеллектуальная зрелость не имеет
твердых возрастных границ, не наступает в какой-то определенный момент,
общий для всех без исключения детей, а приходит постепенно в зависимости
от ряда факторов . [28, стр. 6]
При всей специфике возрастной психологии несовершеннолетнего допрос,
проведенный с соблюдением процессуальных правил с учетом рекомендаций,
разработанных криминалистикой и судебной психологией может дать офицеру уголовного
преследования ценную информацию, необходимую для установления истины по делу. При
этом всегда надо учитывать повышенную эмоциональную возбудимость и внушаемость
несовершеннолетних, недостаток жизненного опыта, склонность к подражанию и
податливость воздействию со стороны взрослых.
Проводя процессуальные действия с участием подростков, совершивших
правонарушения, следует иметь ввиду, что для них зачастую характерна склонность к
употреблению алкоголя, азартным играм, половая распущенность, тунеядство, насилие
по отношению к более слабым. Среди сверстников несовершеннолетние правонарушители
выделяются низким интеллектуальным уровнем, пренебрежением к созданию
материальных и культурных ценностей, извращенными понятиями о товариществе,
мужестве, ярко выраженными антиобщественными взглядами. Однако, многое из
перечисленного является поверхностным, наносным и нейтрализуется в условиях
судопроизводства [28, стр. 7]
Специального рассмотрения требует проблема борьбы с ложью в показаниях
несовершеннолетних. Причем эта проблема актуальна не только применительно к допросу
и очной ставке, хотя при проведении именно этих следственных действий офицеру
уголовного преследования приходится наиболее часто сталкиваться с ее разрешением.
Недостоверные показания несовершеннолетние могут дать при предъявлении для
опознания, проверке показаний на месте преступления.
В большинстве своем несовершеннолетние лица сообщают правдивые сведения.
Однако нередки еще и случаи сообщения недостоверных, а иногда и заведомо ложных
показаний.
Было бы неправильным несоответствующие действительности показания в обоих
случаях называть ложными. Если несовершеннолетний искренне стремится к сообщению
правдивых сведений, непроизвольно искажает их под влиянием определенных
обстоятельств, то есть, впадает в заблуждение, его показания являются недостоверными.
Во втором же случае, сознательное сообщение допрашиваемым сведений,
несоответствующих действительности, будет дачей заведомо ложных показаний.
Добросовестному заблуждению несовершеннолетних могут способствовать
различные факторы, которые принято делить на объективные и субъективные. К первым
относятся, например, условия восприятия несовершеннолетним события или явления
(расстояние от места действия, освещенность, метеорологические условия и т.п.),
продолжительность восприятия, маскировка, применяемая преступниками и др., уже не
зависящие от воспринимающего обстоятельства.
К субъективным факторам следует отнести:
- эмоции несовершеннолетнего (беспокойство, волнение, радость, сочувствие,
негодование, отчаяние, страх, ненависть, обида, возмущение и прочие);
- болезненное состояние, снижающее способность к правильному восприятию
(инфекционные заболевания, высокая температура, нарушение психики, наркотическое
возбуждение, алкогольное опьянение);
- сон;
- неожиданность создавшейся обстановки и сознание нависшей опасности;
- физические страдания, перенесенные потерпевшим;
- физическое состояние несовершеннолетнего, его органов чувств и т.д.
Ребенок и даже подросток обычно непосредственно и искренне выражают свое
отношение ко всем фактам, явлениям и лицам, с которыми им приходится сталкиваться.
Н.А. Добролюбов утверждал, что дети во многих отношениях значительно
нравственнее некоторых взрослых: «они не лгут (пока их не доведут до этого страхом),
они стыдятся всегда дурного, они хранят в себе святые чувства любви к людям,
свободной от всяких житейских предрассудков». [20, стр. 189]
Немецкий психолог Эрик Штерн, разделяя то же мнение предлагает различать два
вида лжи. Он писал: «Если дети говорят неправду, то это не всегда значит, что они лгут, то
есть, что они хотят сознательно исказить факты, чтобы скрыть что-нибудь или достигнуть
какой-нибудь выгоды: они просто отдаются мыслям, окрашенным определенными
чувствами, и высказывают их, не умея точно разграничить правду и вымысел.
Сознательная ложь возможна в относительно позднем возрасте». Как правило ложные
показания даются при наличии комплекса мотивов, но один из них играет решающую роль.
Кроме того, надо иметь ввиду, что всякое действие имеет мотивы, но не всякий мотив реа-
лизуется в действие. У несовершеннолетнего, склонного к даче ложных показаний обычно
происходит борьба мотивов. Офицеру уголовного преследования нужно своевременно
вмешаться в эту борьбу и помочь несовершеннолетнему принять правильное решение.
Одной из наиболее распространенных причин, порождающих ложные показания
свидетелей и потерпевших, является воздействие на них заинтересованных лиц
(обвиняемых, их родственников, друзей и т.п.). Они прибегают к просьбам, обещаниям,
угрозам, подкупу, шантажу и т.д. Подобное воздействие лежит в основе таких мотивов
ложных показаний, как боязнь мести, сочувствие или жалость к обвиняемым, их семьям,
родителям, корысть и так далее, [28, стр. 10]
В криминалистической и уголовно-процессуальной литературе приводятся
различные мотивы, которыми руководствуются допрашиваемые, дающие ложные
показания, в частности, несовершеннолетние, необходимо назвать следующие мотивы:
 неправильное понимание подростком чувства товарищества;
 мотивы, возникающие под влиянием родственных чувств, просьб и угроз
заинтересованных лиц;
 повышенная стыдливость (в частности в отношении половых преступлений);
 склонность к отстаиванию ранее данных ложных показаний, чтобы не
показаться в глазах допрашиваемого лгуном;
 стремление прослыть самостоятельным и взрослым, утвердить себя
в глазах окружающих;
 нежелание «выдать» своего товарища, прослыть «ябедой»;
 обостренное самолюбие, стремление любым способом сохранить свой
авторитет среди сверстников;
 пониженная критичность и самокритичность, отсутствие жизненного
опыта;
Помимо указанных мотивов лжи у несовершеннолетних, безотносительно к их
процессуальному положению, можно назвать следующие мотивы дачи ложных показаний
несовершеннолетними подозреваемыми (обвиняемыми):
 слепая преданность подстрекателю и сообщникам;
 стремление преувеличить свою роль в содеянном;
 готовность соврать ради поддержания авторитета среди соучастников;
 боязнь физического наказания со стороны родителей или родственников за
совершенное правонарушение;
 боязнь, что его проступки станут известны ученикам школы,
друзьям, другим авторитетным для подростка лицам;
 утверждение, что в преступлении участвовали и другие лица. В надежде
уменьшить степень своей ответственности;
Приведенный перечень, конечно же не является исчерпывающим. Однако
охватывает наиболее специфические и часто встречающиеся на практике мотивы. По
данным В.Г. Дремова, наиболее распространенной причиной дачи ложных показаний
несовершеннолетними, является отсутствие по их мнению, достаточных доказательств
вины, уверенность в невозможности раскрыть преступление (37.6%). Далее следует:
стремление скрыть соучастников своей преступной деятельности (26.6%), страх, то есть,
боязнь уголовного наказания, наказания со стороны родителей и общественного осуждения
(14.7%), результат внушения (3.7%), стыдливость по половым преступлениям (4.6%),
стремление утвердить себя во мнении окружающих (1.8%) [23, стр. 48-52].
Глава II. Тактика допроса несовершеннолетнего на стадии
уголовного преследования.
§ 1. Организационное обеспечение допроса несовершеннолетнего
Задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие
преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с
тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому
наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и
осужден (ст. 1 УПК РМ).
Для решения этих задач офицер уголовного преследования, отправляясь от
сформулированного в законе состава преступления, совершение которого предполагается,
намечает конкретные вопросы, подлежащие установлению в процессе расследования:
наличие объективной стороны преступления (где, когда, каким образом оно совершено);
субъекта преступления (речь идет не только о непосредственном исполнителе, но и его
соучастниках); наличие субъективной стороны данного преступления (мотив и форма
вины); объекта преступного посягательства. Круг обстоятельств подлежащих
доказыванию по уголовному делу и определяющих содержание показаний в общем виде
дан в ст.96 УПК РМ и в каждом конкретном случае определяется обстоятельствами
совершенного преступления и задачами расследования данного дела. Согласно этой статье
по каждому уголовному делу исследованию подлежат:
1. Факты, свидетельствующие о наличии элементов преступления также причины,
устраняющие преступный характер деяния;
2. Предусмотренные законном обстоятельства, облегчающие или отягчающие
уголовную ответственность исполнителя деяния;
3. Сведения о личности подсудимого и пострадавшего:
4. Характер и размер ущерба, причиненного преступлением:
5. Наличие имущества, предназначенного или использованного для совершения
преступления либо добытого в результате преступления, независимо от того, кому
оно передано:
6. Все обстоятельства, относящиеся к назначению наказания.
Все это в процессе производства уголовного преследования детализируется и
исследуется с исчерпывающей полнотой.
Кроме того, в ст.475 УПК РМ дан перечень обстоятельств, на которые необходимо
обращать внимание при производстве уголовного преследования и судебного
разбирательства по делам о несовершеннолетних.
К ним относятся:
> возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения);
> повседневные условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень его
интеллектуального, волевого и психологического развития, особенности характера и
темперамента, его интересы и запросы;
> влияние на несовершеннолетнего взрослых или других несовершеннолетних лиц.
Причины и условия, содействовавшие совершению преступления.
При наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанного с
душевным заболеванием, должно быть выяснено также, мог ли он полностью осознавать
значение своих действий. Для установления этих обстоятельств должны быть допрошены
родители несовершеннолетних, учителя, воспитатели и другие лица, могущие дать нужные
сведения, а равно истребованы необходимые документы и проведены иные действия по
уголовному преследованию.
Допрашивая то или иное лицо, офицер уголовного преследования ставит перед
собой цель получить от допрашиваемого правдивые показания, объективно отражающие
фактические обстоятельства дела, получить такие показания, которые оказывали бы
помощь в проверке показаний ранее допрошенных потерпевших, свидетелей,
подозреваемых и обвиняемых.
Успешное решение этих задач во многом определяется тем, насколько тщательно
офицер уголовного преследования подготовился к предстоящему допросу.
Допрос для офицера уголовного преследования начинается не с момента появления
допрашиваемого в его кабинете, а с того времени, как офицер уголовного преследования
узнал о преступлении, о существе дела, о личности допрашиваемого и необходимости его
допроса. Эффективность и качество проведения этого действия по уголовному
преследованию во многом определяются хорошо продуманными подготавливаемыми
мероприятиями офицера уголовного преследования. Проведение допроса экспромтом, без
всякой подготовки приводит обычно к нежелательным последствиям: хаосу, беспорядку, а
в конечном итоге — к безрезультативности, не обеспечивает возможности получения от
допрашиваемого полной и достоверной доказательственной информации.
«Допрашивать без подготовки, без наличия хотя бы минимума доказательств,
изобличающих подозреваемого, надеясь на то, что он сам расскажет о своей преступной
деятельности, - пишет Н.И. Порубов, - значит сознательно допускать провал допроса.
[46, стр. 134-137]
Безусловно, допрос, как и любое другое действие по уголовному преследованию,
должен планироваться офицером уголовного преследования, что придает ему
целеустремленность и организованность.
По мнению Л.Л.Каневского мероприятия, которые направлены на подготовку к
проведению следственных действий с участием несовершеннолетних также необходимо
планировать, так как подготовка к ним сложна и требует немало времени [32, стр. 13].
Опрос офицеров уголовного преследования, специализирующихся по делам
несовершеннолетних, показал, что на поставленный им вопрос «считают ли они
обязательной подготовку к проведению каждого допроса с участие
несовершеннолетнего подозреваемого?», 88% дали утвердительный ответ[50, стр. 107].
Таким образом, важным является глубокое продумывание офицером уголовного пре-
следования тактической программы, схемы допроса в целях успешной ее реализации.
Подготовка к допросу несовершеннолетнего складывается из определенной
совокупности заблаговременно продуманных и применяемых офицером организационных
тактических приемов и решения конкретного круга вопросов в целях достижения
результативного проведения данного действия по уголовному преследованию. В целях
обеспечения результатов допроса офицеру необходимо использовать следующие
тактические приемы организационного характера:
1. Тщательное, всестороннее изучение материалов дела, имеющихся к моменту
проведения допроса. Изучение материалов уголовного дела, которые собрали в
отношении несовершеннолетнего к моменту его допроса, предполагает внимательное
чтение офицером всех имеющихся в нем материалов, оценку доказательств. В процессе
такого изучения определяется, какие обстоятельства данного события подлежат
выяснению в процессе расследования, кого и для выяснения каких вопросов следует
допросить, какими сведениями может располагать данное лицо. Хорошее знание
офицером материалов дела, свободная ориентировка в деталях события, именах (а не
ознакомление с ним во время допроса), как правило, вызывает у несовершеннолетних
предположения, что офицеру уже все известно, что имеет тактическое значение.
2. Изучение личности несовершеннолетнего. Успех допроса в значи тельной
степени определяется достаточной осведомленностью офицера о лице, которое предстоит
допрашивать. Еще К.Д.Ушинский отмечал: «Если педагогика хочет воспитать человека
во всех отношениях, то она должна прежде всего узнать его во всех отношениях»[55, стр.
23]. Таким образом, можно утверждать, что центральным моментом в подготовительной
работе офицера среди прочих мероприятий выступает изучение личности
несовершеннолетнего.
3. Определение цели, задачи и предмета допроса.
4. Установление конкретного времени, места проведения этого действия
по уголовному преследованию, а так же способа вызова несовершеннолетнего. Удобнее
всего проводить допрос несовершеннолетнего в дневное время, в зависимости от
обстоятельств дела в школе, садике
или кабинете офицера. Вызов несовершеннолетнего на допрос лучше
производить без использования повестки, через родителей, или оповещать
несовершеннолетнего по телефону.
5. Подготовка вещественных и иных доказательств. Для этого офицер
делает закладки на нужных страницах дела, выписывает фамилии и
адреса лиц, о которых придется допрашивать, подготавливает схему
местности или фотографии, вещественные доказательства, которые
возможно придется предъявлять, а также бланки процессуальных документов. Все это не
должно находится открыто перед допрашиваемым, а лежать в столе офицера, чтобы в
любой момент он мог найти требуемый документ без суеты и спешки.
6. Определение очередности производства допросов, если их несколько.
Если по делу проходят несколько подозреваемых или свидетелей, тактически важно
правильно установить последовательность их допроса. Очередность допроса
определяется в зависимости от ряда обстоя тельств: объема сведений, которым
располагает допрашиваемое лицо; его намерения дать правдивые или ложные показания;
взаимоотношения с другими участниками процесса и, наконец, наличием у офицера
определенных доказательств.
7. Решение вопроса о приглашении на допрос указанных в уголовно-
процессуальном законе (ст. 104, 260, 261, 481 УПК РМ) лиц, участие
которых при допросе несовершеннолетних является обязательным (защитника,
педагога, или психолога, законного представителя,, переводчика, эксперта) Это очень
важный элемент подготовки к допросу.
8. Получение консультаций (в случае необходимости) у специалистов по
вопросам юношеской психологии и возрастной педагогики.
9. Подготовка научно-технических средств и приглашение специалиста-
техника при предполагаемом использовании звукозаписи, видеозаписи, киносъемки в
ходе допроса. Отмечая полезность звукозаписи при
допросе несовершеннолетних, А.А.Леви обоснованно подчеркивает,
что «это обусловлено тем, что словарный запас и речевые особенно сти детей и взрослых
различны. Дети нередко фантазируют, употребляя выражения, истинный смысл которых
им не всегда понятен, у них
обычно отсутствует правильная оценка времени, скорости, размера и
некоторых других явлений. Ребенок часто склонен рассказывать, что
по его мнению хотел бы услышать допрашивающий. Разобраться во
всем этом можно только в результате детального анализа показаний
детей, который облегчен при наличии фонограммы допроса. Использовать звукозапись
при допросах несовершеннолетних и особенно малолетних важно еще и потому, что дети
очень легко поддаются влиянию и в дальнейшем могут изменить свои объяснения. Все
это свидетельствует о том, что звукозапись допроса малолетних, а в ряде случаев и
несовершеннолетних, должна применяться как можно шире»[38, стр. 23]
10.Установления взаимодействия с органами осуществляющими оперативно-розыскные
мероприятия в целях использования оперативных сведений. Работники этих органов в
процессе осуществления своих служебных функций постоянно общаются с людьми и
могут охарактеризовать того или иного вызываемого на допрос несовершеннолетнего,
рассказать, каковы его интересы, условия его воспитания, как он себя ведет дома, в
учебном заведении или на месте работы, задерживался ли ранее органами полиции и т.д.
Составление письменного плана предстоящего допроса с указанием
вопросов, последовательности их постановки для выяснения конкретных обстоятельств
дела. План проведения допроса носит разовый характер, охватывает небольшой период
времени и в сущности являетсясоставной частью плана производства уголовного
преследования по конкретному уголовному делу. Как правило, планы допроса со-
ставляются по сложным, многоэпизодным делам. При проведении
сложного допроса может возникнуть необходимость не только в со ставлении
письменного плана, но и графической схемы допроса [52, стр. 123]. Если допрос не
представляет особой сложности нет необходимости в составлении плана, офицер
уголовного преследования может ограничиться составлением перечня вопросов, которые
подлежат выяснению. Кроме этого, офицеру уголовного преследования необходимо
предусмотреть выбор и возможность использования тактических приемов в отношении
конкретного несовершеннолетнего.
§ 2. Изучение личности несовершеннолетнего допрашиваемого
Изучение личности допрашиваемого является важнейшим элементом подготовки к
допросу. Именно с учетом особенностей его личности следует определять стратегию
допроса, прогнозировать вероятные «ходы противника», линию его поведения и подбирать
практические приемы, применение которых может принести успех. К числу наиболее
существенных сторон личности допрашиваемого, подлежащих изучению, оценке и учету
при подготовке к допросу и при его проведении относятся его интеллектуальные,
эмоциональные и волевые качества, уровень его нравственности, характер типичных
ценностных поведенческих установок. [44, стр. 8]
При изучении личности несовершеннолетнего допрашиваемого большой интерес
представляет криминалистическая и психологическая стороны, поскольку именно они
имеют тактическое значение для допроса несовершеннолетнего. Эти направления
изучения личности несовершеннолетнего нацелены на получение такой совокупности
сведений о нем, которая необходима для выбора наиболее эффективных тактических
приемов допроса и использования эффективных способов психолого-педагогического
воздействия. Психологический и криминалистический аспекты изучения личности
несовершеннолетнего преследуют, таким образом, цель получить наиболее полную
информацию о субъекте допроса, которую следует использовать для прогнозирования его
поведения в соответствующей следственной ситуации.
Получение офицером той или иной информации о несовершеннолетнем будет, по-
видимому, сказываться и на поведении самого допрашиваемого. Вот почему на основе этих
сведений о личности подростка требуется также предвидение, прогнозирование офицером
своей собственной линии поведения. Результативность допроса зависит от полноты
изучения личности несовершеннолетнего, а также от правильного использования этих
сведений в тактических целях в процессе проведения этого процессуального действия.
Изучение личности несовершеннолетнего начинается в подготовительной стадии допроса
и продолжается в ходе его производства.
Опосредованными способами изучения личности подростка выступают допросы
родителей, иных родственников и законных представителей, соседей, знакомых, близких
друзей подростка, его товарищей по учебе, мету жительства, работы, классного
руководителя, мастера, шефа-наставника, а в ряде случаев, и соучастников преступления.
Интересующая информация может быть получена в результате производства обыска,
осмотра места происшествия, вещественных доказательств и личных вещей задержанного,
проведения экспертизы, освидетельствования и другого.
В ходе подготовки и проведения допроса офицер уголовного преследования
собирает сведения о несовершеннолетнем допрашиваемом и из различных официальных
документов, таких, как характеристики с места учебы, работы, жительства, медицинские
справки, материалы уголовного дела, решения административных органов.
Изучение личности несовершеннолетнего допрашиваемого предполагает
установление в первую очередь необходимых персонографических сведений,
сведений о его мировоззрении и поведении, психологических особенностей
(это так называемые социально-правовые сведения), а также здоровья (в том
числе физиологические, психические, физические недостатки), внешнего облика,
биологических атрибутов (кровь, естественные выделения, волосы) - это
естественно-биологическая информация. [57стр. 20-93].
В предопросный период офицер уголовного преследования должен установить
следующие социально-демографические (одни авторы называют их автобиографическими,
другие — анкетными, третьи — установочными, персонографическими) признаками
личности несовершеннолетнего: фамилия, имя, отчество, год рождения, место рождения,
гражданство, национальность, образование, сведения о семейном положении, месте учебы
или работы, месте жительства, прежней судимости, ступени владения родным языком, на
котором ведется судопроизводство, социальном положении и социальном происхождении,
материальном положении, социальном окружении (микро среда), условиях формирования
подростка. Выбору наиболее эффективной тактики подготовки и проведения допроса
несовершеннолетнего способствует изучение и анализ мировоззрения и поведения
подростка (линия поведения обычная и противоправная), его наклонностей, привычек.
Взаимосвязанное использование офицером уголовного преследования
психологических и криминалистических аспектов в исследовании личности
несовершеннолетнего допрашиваемого представляется весьма важным. Такой подход
позволяет установить необходимый контакт с подростком при допросе, помогает
правильно выдвинуть розыскные и иные версии, понять и объяснить отдельные поступки,
высказывания несовершеннолетнего допрашиваемого и его поведения в целом,
установить правдивость показаний и разоблачить ложь, объективно оценить показания в
совокупности с иными доказательствами по делу.
Можно отметить, что важное тактическое значение имеют знание и учет офицером
уголовного преследования при подготовке к допросу психических процессов
(особенностей ощущения, восприятия, памяти, мышления, воображения, эмоционально-
волевых процессов), психических свойств (характера и темперамента), психических
состояний (состояние аффекта, подавленность, угнетенность, возбужденность)
несовершеннолетнего допрашиваемого, обусловленных особой ситуацией, в частности,
совершением преступления и задерживанием. Кроме того, несовершеннолетним могут
быть присущи ощущение страха перед наказанием, стыдливости и глубокой моральной
тяжести и ответственности за совершенное преступление и на основе этого глубокое рас-
каяние в содеянном. Это как правило свойственно тем подросткам, которые привлекаются
в качестве подозреваемого впервые.
Криминалистическая сторона исследования личности несовершеннолетнего
подозреваемого охватывает широкий диапазон личностных особенностей подростка. Н.Т.
Ведерников в криминалистическом аспекте изучения личности обвиняемого выделяет два
направления [16, стр. 63] . По его мнению, первое направление решает задачу раскрытия
преступления и охватывает совокупность действий офицера уголовного преследования и
по собиранию и исследованию возможных данных, указывающих на того, кто совершил
преступление и отвечает на вопрос - Кто он, совершивший преступление?
Второе направление включает в себя изучение личности уже установленного лица и
отвечает на вопрос — Каков он, субъект преступления?
Изучение обстановки, времени, способа совершения преступления, является
важным направлением криминалистического изучения личности несовершеннолетнего
допрашиваемого, поскольку оно лежит в основе конструирования тех, или иных версий.
В процессе изучения личности несовершеннолетнего допрашиваемого, необходимо не
только знание предмета исследования (что именно надо установить) и источников
информации (откуда получают эти сведения), но и способов их получения (каким образом
добываются эти данные). К методам изучения личности обычно относят наблюдение,
беседу, анализ результатов деятельности, обобщение независимых характеристик,
экспериментальный метод[46, стр. 114-122];
§ 3. Сущность, значение и пути установления психологического кон-
такта с несовершеннолетним допрашиваемым
Жизнедеятельность человека проходит в постоянном общении с другими людьми,
что порождает определенные взаимоотношения.
Важнейшим элементом взаимоотношений является психологический контакт, т.е.
коммуникация, процессы взаимовлияния, сопереживания, взаимного понимания [45, стр.
41]. Психологический контакт возможет лишь тогда, когда его участники понимают
необходимость в совместной деятельности или общения друг с другом. Таким образом,
внутренней основой процесса общения является взаимное понимание, обмен
информацией.
Контакт - это психологически соответствующая обстановка для восприятия и
усвоения информации, исходящей от участников общения.
Психологический контакт в следственной практике — это особого рода
взаимоотношения офицера уголовного преследования с участниками уголовного процесса,
характеризующиеся стремлением офицера уголовного преследования поддержать
общение, чтобы получить правдивые, полные и достоверные показания, имеющие
отношение к делу.
В криминалистической литературе указывается на условность термина «контакт»,
который не вполне точно отражает сущность взаимодействия между офицером уголовного
преследования и участниками уголовного процесса. «Психологический контакт при
расследовании, - пишет А.Б. Соловьев, - призван помочь офицеру уголовного
преследования проникнуть в мысли и чувства допрашиваемых и оказать на них
влияние с целью получения правдивых показании». [53, стр. 42] Он делает вывод, что в
отличие от иных ситуаций общения психологический контакт на допросе в известном
смысле носит односторонний характер: офицер уголовного преследования стремится
получить как можно больше информации от допрашиваемых, а сам не заинтересован в
обнародовании имеющихся в его распоряжении данных дела. Наряду с отмеченной А.Б.
Соловьевым односторонность контакта следует указать и на такие особенности,
вызываемые условиями, как принудительная деятельность этого общения для одного из
участников этого общения, несовпадения в большинстве случаев их интересов, сложность
последующего установления контакта, если таковой не был достигнут на предварительном
этапе общения, активная деятельность офицера уголовного преследования по
установлению контакта и его лидерство в управлении и организации этого общения.
«Диалектика обязывает всегда иметь в ввиду, что одна из сторон взаимодействия является
ведущей». [29, стр. 250] Таковой ведущей стороной должен быть офицер уголовного
преследования.
Сущность контакта при допросе несовершеннолетнего определяется спецификой
психологических отношений, возникающих между офицером уголовного преследования и
допрашиваемым, и обеспечивается правильно избранной офицером уголовного
преследования тактикой, основанной на изучении индивидуальных особенностей личности
несовершеннолетнего допрашиваемого, материалов уголовного дела, а также
коммуникативными способностями офицера уголовного преследования вызвать у него
заинтересованность в общении.
Установление психологического контакта с несовершеннолетним допрашиваемым
(как и со взрослым) — одно из основных условий получения правдивых показаний,
достижения истины по делу. Такой контакт необходимо поддерживать не только в течение
допроса, но и в последующий период работы с данным участником процесса.
Не исключено, что установленный контакт может быть потерян, или, наоборот,
отсутствие доверия на первых порах заменится затем прочным психологическим
контактом, характеризующимся должным взаимопониманием. Психологический контакт
должен сопутствовать всему ходу допроса, для его установления требуется проведение
ряда тактических приемов, определяемых ходом допроса, обстоятельствами дела и
наличием доказательств, а также личностью несовершеннолетнего допрашиваемого.
Таким образом, необходимым условием проведения допроса несовершеннолетнего
является психологический контакт, благодаря которому и создаются предпосылки для
рационального достижения желаемых результатов этого процессуального действия.
Задачи контакта разнообразны. Основная из них—тактическая, т.е. создание
обстановки для получения информации, исходящей от допрашиваемого. Эвристическая
функция контакта — активизировать мыслительную деятельность допрашиваемого, с
тем, чтобы направить ее в нужное для целей уголовного преследования русло. Большое
значение имеет контролирующая функция или функция обратной связи информации. Если
контакт установлен, то офицер уголовного преследования получает возможность
сопоставить полученную информацию на данном допросе с уже имеющейся по делу.
Эмоциональная функция заключается в том, что офицер уголовного преследования
действует на допрашиваемого своей уверенностью в справедливость, заражает своим оп-
тимизмом. Морально-этическая функция контакта - умение расположить к себе
допрашиваемого, войти к нему в доверие и получить правдивые показания. Морально-
этическая и эмоциональная функции более характерны для вводной части допроса,
тактическая и эвристическая преимущественно решаются в главной его части, а
контролирующая - на заключительном этапе. Этим частям допроса соответствуют и
определенные этапы контакта. Во вводной части допроса устанавливается эмоционально-
психологический контакт; в главной части — контакт перерастает в рабочий период, и
задача офицера уголовного преследования заключается в том, чтобы его постоянно
поддерживать; в заключительной части происходит проверка эффективности контакта.
Для установления психологического контакта не существует и не может
существовать готовых схем. Необходимо учитывать индивидуальность психики
допрашиваемого несовершеннолетнего, характер заинтересованности в исходе дела и
многие другие факторы.
Установление психологического контакта необходимо прежде всего для того,
чтобы несовершеннолетний был настроен воспринимать вопросы офицера уголовного
преследования, осуществлять мыслительные процессы в направлении возникновения
желания и решимости рассказать об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Одним
из факторов, формирующих состояние такого контакта между офицером уголовного
преследования и допрашиваемым несовершеннолетним является обстановка проведения
допроса. Само пребывание несовершеннолетнего в помещении, занимаемом органом,
уголовного преследования должно внушать ему чувство уважения к этому органу,
сознание необходимости выполнить свой гражданский долг, полно и правдиво сообщить
все сведения, входящие в предмет допроса.
Для этого должна быть создана обстановка, при которой ничто бы не отвлекало, не
рассеивало внимание несовершеннолетнего и не нарушало необходимой
сосредоточенности как допрашиваемого, так и офицера уголовного преследования. В
противном случае ход мыслей несовершеннолетнего будет нарушен, он забудет или не
захочет упомянуть о фактах, имеющих существенное значение для дела. Кроме того, вся
обстановка допроса должна быть такой, чтобы по возможности несовершеннолетний не
испытывал волнения.
Выбор места допроса несовершеннолетнего зависит от его возраста и
процессуального положения. Недопустим допрос малолетнего в официальной обстановке,
в частности, в кабинете офицера уголовного преследования. В зависимости от
обстоятельств дела, целесообразнее всего допрашивать его дома, в детском саду или
школе, в присутствии родителей или иных авторитетных для ребенка лиц.
Присутствие родителей на допросе иногда помогает офицеру уголовного
преследования установить психологический контакт с допрашиваемым, но в ряде
случаев может и помешать этому. Чтобы не допустить ошибки, важно выяснить каковы
взаимоотношения между родителями и ребенком.
Допрашиваемый может говорить неправду в угоду родителям, если они
заинтересованы в искажении или сокрытии истины по делу [28, стр. 16].
При допросе несовершеннолетнего офицеру уголовного преследования важно знать
темперамент, черты характера допрашиваемого, что имеет большое значение для
установления с ним контакта, позволяет правильно понять особенности его поведения,
дает возможность варьировать соответствующим образом тактические приемы допроса.
Так, строгий тон офицера уголовного преследования при допросе несовершеннолетних
сангвинического флегматичного темперамента может оказать на него дисциплинирующее
влияние, будет способствовать их собранности, сосредоточенности при даче показаний. На
несовершеннолетних же с типом характера холерика и особенно меланхолика,
характеризующегося повышенной эмоциональной уязвимостью, строгий тон может оказать
вредное воздействие: «затормозить» их настолько, что они потеряют уверенность в
возможности вспомнить необходимое, не смогут дать полные показания или вообще
заупрямятся и замолчат. Холерики и меланхолики подросткового возраста упрямы,
склонны к негативизму.
Процесс установления контакта зависит от офицера уголовного преследования, его
профессиональной подготовки, опыта и личных качеств. Его эффективность определяется
линией поведения офицера уголовного преследования по отношению к допрашиваемому.
Важно, чтобы допрос проводился ровным и спокойным тоном, без грубых и
оскорбительных выражений и пренебрежения к допрашиваемому, чтобы к любому его
показанию офицер уголовного преследования относился одинаково серьезно, с искренним
интересом, независимо от степени важности сведений, получаемых при этом. Ни в коем
случае не следует выражать удовольствие или разочарование при получении ответа. Это
может произвести то или иное внушение на допрашиваемого, что в свою очередь
отрицательно скажется на объективности показаний.
Офицер уголовного преследования всегда является объектом пристального
изучения со стороны допрашиваемого. К качествам, которыми должен обладать офицер
уголовного преследования относятся: общительность, эмоциональная устойчивость,
душевное равновесие, самообладание. Человек, который нервничает, легко теряет
спокойствие, не может быть хорошим офицером уголовного преследования. «Никогда не
выказывайте личного раздражения против подсудимого», - предостерегает Сергеич П.
[51, стр. 326]
Офицер уголовного преследования должен быть объективным, принципиальным
и, в то же время, внимательным и чутким. Всем своим поведением он должен показать
заинтересованность в рассказе допрашиваемого и объективном исходе дела. [24, стр. 70]
Умение разговаривать с людьми — одно из важнейших коммуникативных качеств.
Чтобы воздействовать на разум, волю и чувства допрашиваемого, верно воспринимать и
понимать их речь и быть в свою очередь понятым им, офицер уголовного преследования
должен заботиться о культуре речи. Культура речи офицера уголовного преследования -
одна из предпосылок его этики. Важно не только уметь говорить и грамотно писать,
нужно еще, чтобы речь была содержательной, понятной, выразительной и
воздейственной.
В процессе допроса офицеру уголовного преследования иногда приходится
отступать от намеченной линии своего поведения и не потому, что допрашиваемый не
хочет сказать правду, а в следствии того, что он не готов пока рассказать ее. Нужна еще
подготовительная работа, психологическое воздействие офицера уголовного
преследования на установление контакта с допрашиваемым. Следует избегать случаев,
когда допрашиваемый скажет «нет», потому, что затем ему труднее будет произнести
«да». Установив надлежащий контакт логикой убеждения и силой доказательств офицер
уголовного преследования получит в ответ на первый вопрос первое правдивое «да», за
которым последуют и другие.
Психическое воздействие на личность не может быть полностью исключено из
числа средств, применяемых при расследовании преступлений. В ходе осуществления
уголовно-процессуальной деятельности ее участники не могут не оказывать друг на друга
соответствующего влияния, что является объективной закономерностью. Поэтому закон,
чтобы не допустить постороннего влияния на допрашиваемого, предписывает
проведение допроса порознь (ч.4ст.104,ч.2ст.105 УПК РМ). Проведение очной ставки
разрешается одновременно только между двумя лицами, ранее допрошенными (ст. 113
УПК РМ). Но даже самое точное выполнение всех правил проведения допроса не
гарантирует допрашиваемого от психического воздействия на него со стороны офицера
уголовного преследования. Любая форма общения, тем более словесная, предполагает
воздействие.
Чтобы офицер уголовного преследования мог выполнить задачи, возникающие в
процессе расследования, он вправе и обязан воздействовать на лиц, проходящих по делу.
Ему приходится убеждать допрашиваемого в необходимости дать правдивые показания,
отказаться от избранной им неправильной линии поведения. В этом и заключается
дозволенное законом психическое воздействие на допрашиваемого, подчинение целям
установления истины по делу. Важно правильно определить границу между действиями и
приемами офицера уголовного преследования, которые допускаются законом, моралью и
действиями, представляющими собой психической насилие, несовместимое с принципами
уголовного процесса. Чем отличается психическое насилие от положительного
психического влияния на человека? Если психическое воздействие на личность
связывается с принуждением, то такое воздействие на личность в уголовном процессе
считается недопустимым. Психическое воздействие на допрашиваемого должно
заключаться в создании наиболее благоприятных условий для психических процессов и
проявления положительных психических свойств личности, в создании для
допрашиваемого ситуаций, позволяющих получить от него правдивые показания. Речь
идет не о том, законно ли применение психического воздействия, а о недопустимости
психического насилия. Воздействием в психологии принято считать определенное
влияние, направленное на воспитание у личности навыков, умений, знаний и, наконец,
мировоззрения в целом. Воздействие офицера уголовного преследования на допра-
шиваемого, в том числе и несовершеннолетнего, имеет более конкретную задачу —
получение достоверных, правдивых показаний.
Глава III. Особенности тактики допроса несовершеннолетних

§ 1. Тактика допроса несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего


Тактика допроса вообще и несовершеннолетнего свидетеля в частности - это
совокупность основанных на процессуальных нормах рекомендаций, определяющих
приемы установления правильных взаимоотношений и психологического контакта
офицера уголовного преследования и допрашиваемого, оказания ему помощи в
восстановлении забытого, методы и приемы правомерного воздействия для получения
достоверных показаний, логическую форму и последовательность задаваемых вопросов,
способы предъявления доказательств и воспитательное воздействие на подростка. [28,
стр. 21].
Тактика допроса во многом определяется процессуальным положением
допрашиваемого. Бытует мнение, что свидетели и потерпевшие дают правдивые
показания, а обвиняемые и подозреваемые - всегда ложные. Однако свидетельские
показания, как и показания подозреваемых и обвиняемых могут быть самых различных
оттенков, начиная от правдивых и полных и кончая заведомо ложными. Иногда свидетели
пытаются уйти от дачи показаний, ссылаясь на свою неосведомленность в
обстоятельствах, интересующих офицера уголовного преследования. Поэтому тактику
допроса надо рассматривать не только в зависимости от процессуального положения
допрашиваемого, но и от его позиции, ситуации допроса, учитывая конфликтный или
бесконфликтный характер носит это общение.
Показания свидетелей формируются под воздействием тех же психологических
закономерностей, что и потерпевшего. Вместе с тем, специфическое психическое
состояние потерпевшего, связанное совершенным против него преступлением,
накладывает определенный отпечаток на формирование его показаний, особенно в
случаях, когда преступное посягательство направлено против жизни, здоровья и
достоинства личности. В этих случаях психические переживания потерпевшего
характеризуются особой остротой и резко отличаются по своему содержанию от
переживаний свидетелей, в том числе свидетелей-очевидцев. Сильные эмоциональные
переживания потерпевших и обусловленное ими психическое состояние оказывают
значительное влияние на формирование показаний и обязательно должны учитываться
офицером уголовного преследования, особенно при допросе несовершеннолетних.
Порядок допроса свидетелей и потерпевших, в том числе и несовершеннолетних,
регламентируется статьями 105-111, 481 УПК РМ.
В начале допроса несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего офицер
уголовного преследования удостоверяется в личности несовершеннолетнего и разъясняет
ему его права и обязанности. Свидетели и потерпевшие, не достигшие 16-ти летнего
возраста от уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо
ложных показаний не предупреждаются. Этим лицам офицер уголовного преследования в
выражениях, доступных их пониманию, разъясняет необходимость правдиво рассказать
все известное по делу. Офицер уголовного преследования должен обращаться к
несовершеннолетнему доброжелательным тоном, не теряя однако, готовность пресечь, в
случае необходимости, его развязное поведение. Допрос несовершеннолетнего обычно
начинается с общей беседы, проходящей в выявлении вопроса по анкетной части
протокола. Беседу может начать педагог, а затем в нее включается и офицер уголовного
преследования, постепенно переходя после заслушивания свободного рассказа к
выяснению интересующих офицера по уголовному преследованию вопросов.
С первых вопросов офицер уголовного преследования постепенно устанавливает с
несовершеннолетним контакт, почва для которого была подготовлена еще в процессе
подготовки к допросу. Немаловажное значение для установления контакта с
несовершеннолетним свидетелем или потерпевшим достигшим 16-ти лет имеет
предупреждение его об уголовной ответственности за уклонение от дачи показаний и за
дачу заведомо ложных показаний. Предупредить об ответственности нужно не формально,
а с учетом личности допрашиваемого, поведения в ходе уголовного преследования, а
если допрашивается потерпевший, то с у четом тяжести нанесенного ему преступлением
ущерба.
Если общение с несовершеннолетним пострадавшим офицер уголовного пре-
следования начнет с подобного предупреждения, не смягчая его сущность со-
ответствующими разъяснениями, появится риск причинения дополнительной психической
травмы потерпевшему, что естественно, не будет способствовать получению от него
правдивых показаний. В том же случае, если офицер уголовного преследования будет
располагать сведениями о пожелании несовершеннолетнего сообщить объективную
информацию или поймет это в ходе действий по уголовному преследованию,
предупреждение об ответственности в строгой, официальной форме будет содействовать
успеху допроса.
Тактика допроса, в основном, заключается в избрании и умелом использовании
тактико-психологических приемов с целью получения от несовершеннолетнего
исчерпывающих показаний обо всем известном ему по делу. Назовем тактические
требования, которым должен отвечать допрос несовершеннолетнего:
1. Краткость (непродолжительность) допроса
1. Выбор правильного тона допроса (недопустима как суровость, сухость, так и
панибратство или заискивание)
2. Демонстрация объективности офицера уголовного преследования, что
способствует установлению психологического контакта
3. Проведение вступительной части допроса в форме беседы (о занятиях,
о школе, увлечениях, интересных книгах, кинофильмах и т.п.)
4. Выяснение, кто из взрослых уже беседовал с подростком по существу
дела и о чем (это позволяет выявить лиц, воздействующих на несо -
вершеннолетнего с целью изменения его показаний)
5. Максимальное упрощение, детализация вопросов, расчленение событий на ряд
составляющих
6. Привлечение в необходимых случаях к участию в допросе специалиста
(психолога), родителей или иных законных представителей, других
авторитетных для подростка лиц
2. Недопустимость наводящих вопросов
3. Фиксация показаний после завершения рассказа несовершеннолетнего (чтобы
перерывами в показаниях не помешать воспроизведению)
4. Использование научно-технических средств (звукозаписи, видеозаписи,
киносъемки), что позволяет более полно отразить ход и результаты допроса
несовершеннолетнего.
Соблюдение указанных требований повышает эффективность и качество допроса
несовершеннолетнего, способствует получению от них достоверных показаний.
Как и при допросе взрослых лиц, допрос несовершеннолетних свидете лей и
потерпевших включает применение различных тактических приемов с целью получения
объективных показаний. Тактические приемы можно классифицировать в зависимости от
стадии допроса, от объема доказательственного материала и характера ситуации,
который носит допрос (бесконфликтный или конфликтный) [46, стр. 132-134]
В подготовительной стадии допроса тактические приемы применяются с целью
выявления личности несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего; установления с
ним психологического контакта; определения его отношения к предмету допроса и
проходящим по делу лицам; окончательного выбора тактики допроса. Такими приемами
могут быть: беседа, устранение эмоционального и смыслового барьера, снятие
напряженности, проявление внимания и другие. [28, стр. 24]
В стадии свободного рассказа применяются следующие приемы: формирование
мыслительной задачи, напоминание, детализация, сопоставление, пресечение лжи.
На вопросно-ответной стадии допроса несовершеннолетнего используются
тактические приемы, которые классифицируются в зависимости от конфликтного или
бесконфликтного характера этого процессуального действия.
Если допрос проходит в бесконфликтной обстановке, тактические приемы
направлены на получение новых доказательственных фактов, на оказание помощи
подростку для восстановления в памяти забытого. В конфликтной ситуации целесообразно
стимулировать положительные личные качества допрашиваемого; предъявление
доказательств с нарастающей доказательственной силой; формирование убеждения у
несовершеннолетнего о наличии у офицера уголовного преследования доказательств.
Используется также подробный допрос с последующим анализом показаний
несовершеннолетнего для выявления в них противоречий и убеждения в бессмысленности
запирательства; косвенный допрос, повторный допрос в иной последовательности.
В стадии фиксации показаний, которая является заключительной стадией допроса,
применяются тактические приемы, заключающиеся в постановке контрольных и
уточняющих вопросов; в предложении более точно сформулировать мысль, подлежащую
занесению в протокол; предоставление возможности самому допрашиваемому записать
свои показания, лично прочитать протокол допроса, подписать его и т.д.
Тактические приемы применяются не обособленно, а в комплексе, причем один из
приемов может переходить в другие, составляя в совокупности единый тактический
рисунок.
В ходе допроса несовершеннолетнего иногда обнаруживается, что некоторые
обстоятельства расследуемого события им забыты, офицер уголовного преследования
должен помочь ему вспомнить их. С этой целью используются особые тактические
приемы:
1. Допрос в разных планах. В этом случае несовершеннолетнему предлагается
рассказать об интересующем офицера по уголовному преследованию событии
подробно и последовательно, повторить показания, вспомнить определенные
моменты, эпизоды, начать с середины или с конца расследуемого события.
2. Допрос о фактах соответствующих преступлению. Здесь важная роль
принадлежит ассоциациям по сходству, смежности, контрасту и при
чинно-следственным связям.
3. Предъявление несовершеннолетнему вещественных доказательств,
планов, схем, чертежей, фотоснимков, диапозитивов, предложить ему
самому составить план или схему.
4. Допрос несовершеннолетнего на месте события, о котором он дает
показания [47, стр. 44-45]
Как уже отмечалось ранее, после завершения несовершеннолетним своего рассказа
офицер уголовного преследования задает ему вопросы с тем, чтобы устранить
возможность противоречия в показаниях, уточняя неясные моменты и восполнить
существующие пробелы. Возрастные особенности психики несовершеннолетнего
обязывают соблюдать ряд требований при формулировании вопросов:
а) Вопрос должен быть составлен в выражениях, понятных несовершен-
нолетнему, соответствующих уровню его развития и образования
б) Он должен быть конкретным, касающимся какого-либо одного обстоятельства,
лаконичным и не допускающим двусмысленности толкования
в) Необходимо избегать вопросов, на которые возможно дать предположительный
ответ
г) Вопрос должен пробуждать в допрашиваемом подростке инициативу,
самостоятельную мысль и не предопределять односложного ответа («да»,«нет»,
«конечно» и т.д.)
д) В вопрос нельзя включать информацию, которую несовершеннолетний
может использовать для ответа
е) Следует заранее продумать в какой последовательности будут выясняться
вопросы, чтобы один вопрос вытекал из другого, а весь вопрос логическую структуру
ж) Вопрос нужно задавать в прямой форме и точно, чтобы допрашиваемый не
терялся в догадках
При допросе несовершеннолетних используются различные виды вопросов (за
исключением наводящих) в зависимости от целей, которые преследует офицер
уголовного преследования при выявлении тех или иных обстоятельств (побуждающие,
направляющие, дополняющие, уточняющие, фантазирующие, напоминающие и
сопоставляющие вопросы).
Можно выделить три стороны психологического подхода офицера уголовного
преследования к допросу несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего. При
совпадении интересов следствия и допрашиваемого усилия офицера уголовного
преследования направляются на поддержание психологического контакта, на оказании
помощи несовершеннолетнему правильно и полно воспроизвести воспринятые им
обстоятельства. Если имеет место частичное совпадение интересов обоих сторон,
необходимо разрешить противоречия посредством разъяснения допрашиваемому
ошибочности его позиции.
В случае полного несовпадения интересов следствия и потерпевшего,
психологический подход будет направлен на разрешение конфликтной ситуации путем
применения различных тактических приемов для получения правдивых показании [21, стр.
9]. Предвзятость офицера уголовного преследования, откровенное недоверие к
показаниям, не вызванное необходимостью, неоднократное предупреждение
допрашиваемого (при достижении 16-ти лет) об уголовной ответственности за уклонение
от дачи показаний и за дачу ложных показаний, тенденциозные высказывания и
пренебрежительное отношение к допрашиваемому может нанести вред результатам
процессуального действия и его воспитательному значению. Необходимо, чтобы
несовершеннолетний на допросе чувствовал объективность офицера уголовного
преследования, его желание полно и внимательно выслушать все ему сообщаемое,
выявить все обстоятельства, имеющие значение для установления истины по уголовному
делу. Следователь при первой же встрече с допрашиваемым нужно попытаться устранить
излишнее психологическое напряжение, чтобы несовершеннолетний мог почувствовать
себя как можно естественней в ситуации допроса. Например, невнимательное отношение
следователя к рассказу несовершеннолетнего потерпевшего может создать у последнего
убеждение в формальном характере допроса, в отсутствии у офицера уголовного
преследования какого-либо интереса к его показаниям, ко всему перенесенному им в
результате преступления. При всей схожести показаний свидетеля и потерпевшего между
ними имеются различия. Основным является то, что показания потерпевшего
принадлежат лицу, заинтересованному в исходе дела. Эта особенность накладывает
отпечаток и на показания несовершеннолетнего лица. Свидетели реже заблуждаются и у
них чаще всего нет оснований что-либо искажать или преувеличивать. Восприятие же
потерпевшего нередко деформируется под воздействием преступного посягательства,
при котором он испытал страх, боль, т.е. перенес физическую травму. Ко всему этому
нередко примешивается также желание отомстить, возместить моральный ущерб и т.д.
[28, стр. 28]
Офицеру уголовного преследования важно избрать правильный тон обращения к
несовершеннолетнему. Недоброжелательный, сухой, а иногда и грубый тон может
испугать, оттолкнуть подростка, и он замкнется в себе. Недопустимо с целью получения
правдивых показаний несовершеннолетнего прибегать ко лжи и обману, использовать
низменные побуждения допрашиваемого, а также невежество и суеверие. В случае
сообщения несовершеннолетним допрашиваемым неправдивых сведений, офицер
уголовного преследования должен в спокойной форме объяснить ему несостоятельность
такой позиции, использовать имеющиеся в деле доказательства, разоблачающие его в
даче ложных показаний. Причем делать это необходимо тактично, не унижая достоинства
несовершеннолетнего.
Допрашивая несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего необходимо
выяснить их отношения с обвиняемым, что поможет оценить показания допрашиваемого.
Особый такт, осторожность и чуткость должен проявить офицер уголовного
преследования при допросе детей потерпевших от полового преступле ния. Надо по
возможности избегать повторный вопросов. Известно, что показания либо «застывают»,
так как ребенок не хочет отклониться от сказанного ранее из боязни показаться лгуном,
либо «расплываются» (обогащаются новыми деталями под влиянием слухов, рассказов
окружающих и собственных домыслов). Ясно, что доказательственная ценность таких
показаний невелика.
От малолетних свидетелей и потерпевших трудно получить показания в виде
свободного рассказа. Они часто неспособны связно передать свои воспоминания о
случившемся, не могут сообщить сведения о событиях преступления, отвечая на вопрос
следователя и педагога. В связи с этим возрастает требовательность к формулировке
вопросов малолетнему, тем более, что им бывает трудно не только понять вопрос, но и
сформулировать на него ответ. [31, стр. 79]
К интересующим офицера уголовного преследования сведениям о личности
преступника относятся обычно данные о росте, телосложении, движениях, речи, чертах и
прочее. Понятно, что малолетнему давать о них исчерпывающие показания чрезвычайно
трудно. Вряд ли окажет существенную помощь для выяснения внешности преступника
метод допроса «по словесному портрету», так как используемые при этом термины
малопонятны ребенку. Чтобы помочь малолетнему допрашиваемому в описании примет
преступника или интересующего предмета, полезно проявлять в ходе допроса рисунки,
фотоснимки, образцы цветовых оттенков, иными способами демонстрировать различные
признаки внешности людей и предметов.
Для успешной борьбы с ложными показаниями несовершеннолетних свидетелей и
потерпевших необходимо прежде всего выяснить их мотивы и цели. Если свидетель
(потерпевший) боится мести со стороны обвиняемого, его родственников или друзей
офицеру уголовного преследования нужно принять во внимание эти опасения,
запротоколировать их соответствующим образом и объяснить, что будут приняты все
необходимые меры для ограждения допрашиваемого от посягательств.
При наличии достаточных оснований о том, что потерпевшему, свидетелю
угрожают противоправными действиями, следователь должен предпринять
соответствующие меры. Эти меры государственной защиты предусмотрены Законом о
государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих
уголовному процессу. Если ложные показания даются из чувства жалости к семье
обвиняемого или к нему самому, целесообразно объяснить допрашиваемому сущность и
воспитательное значение уголовного наказания по отношению к преступнику, а также
напомнить о гражданском долге содействовать разоблачению виновных лиц. На
объективность показаний несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего может
влиять корысть или иная личная заинтересованность. В таком случае надо обратить
внимание допрашиваемого на антиобщественность его позиции, предупредить об
уголовной ответственности (если он достиг необходимого возраста) за дачу ложных
показаний.
§ 2. Тактика допроса несовершеннолетнего подозреваемого
Подозреваемым признается лицо, подозреваемое или задержанное по подозрению в
совершении преступления, либо подвергнутое мере пресечения до предъявления
обвинения (ст.63 УПК РМ).
При допросе несовершеннолетнего подозреваемого обязательно присутствует
защитник, педагог или психолог (п.4ч.1ст.69,ч.2ст.479 УПК РМ), а также законный
представитель (ст.480 УПК РМ). В ходе производства допроса несовершеннолетнего
подозреваемого офицер уголовного преследования применяет имеющуюся в его арсенале
совокупность тактических приемов, рассчитанных на несовершеннолетних. Выбор
практических приемов зависит от следующих обстоятельств: с одной стороны и, к какой
категории несовершеннолетнего подозреваемого они применяются, с другой стороны,
какую функцию эти приемы призваны сыграть при допросе. Практика показывает, что
среди несовершеннолетних подозреваемых встречаются следующие категории лиц:
1. чистосердечно раскаивающиеся в совершенном преступлении, дающие
правдивые и достоверные показания, активно способствующие раскрытию
преступления;
2. дающие заведомом ложные показания и отказывающиеся от дачи показаний,
тем самым всячески противодействующие выполнению задач
уголовного судопроизводства;
3. дающие недостоверные показания в силу добросовестного заблуждения.
Нет необходимости выделять в отдельную группу тех подозреваемых, которым
нужно оказать помощь в припоминании забытых фактов и обстоятельств совершения
преступления, так как такие подозреваемые могут встречаться среди всех выделенных
групп. При допросе несовершеннолетних подозреваемых необходимо иметь ввиду и еще
одну категорию лиц. В практике встречаются случаи, когда в деле имеются
обстоятельства, свидетельствующие о том, что подозрение падает на лицо, фактически не
причастное к совершению преступления. Такие подозреваемые при их допросе, как
правило, теряются, дают путанные объяснения, у них появляется чувство неуверенности
в себе. Как справедливо писал А.Ф.Кони «лжец всегда твердо стоит на своем, а правдивец
под конец начинает обыкновенно путаться и колебаться, смущенный возникшими
сомнениями в правде своих слов». [36, стр. 84] Допрос таких подозреваемых должен от-
личаться особой осторожностью в применении тактических приемов. Изучение офицером
уголовного преследования личности несовершеннолетнего подозреваемого продолжается
и на этой стадии допроса. Если первоначальный этап изучения подростка (до
проведения допроса) характеризуется использованием, как правило, процессуальных
способов исследования, то последующий этап (в ходе допроса) представляет офицеру
уголовного преследования возможность непосредственного наблюдения за таким
подозреваемым. Тактическое значение имеет и исследование внешнего облика
несовершеннолетнего подозреваемого. Как правильно пишет Ф.В. Глазырин «недостаток
информации о подозреваемом может в некоторых случаях привести следователя к оценке
личности на основе внешнего облика, но он должен понимать всю ошибочность такого
подхода» [18, стр. 112]
Наряду с отрицанием правомерности такой оценки высказана и иная точка зрения, в
соответствии с которой «неправомерно запрещать следователю давать тактическую
оценку подозреваемому на основе его внешнего облика и манеры держаться при первом с
ним общении». [37, стр. 77]
Конечно, правильный ответ на поставленный вопрос имеет важное значение для
тактики производства допроса несовершеннолетнего подозреваемого. На первоначальном
этапе расследования следователю приходится сталкиваться с определенными
сложностями и прежде всего, с отсутствием данных о личности задержанного. В
литературе правильно отмечается, что подготовка к допросу несовершеннолетнего
подозреваемого имеет свою специфику, определяемую относительной сложностью
рассматриваемого действия: следователь чаще всего не располагает достаточными
доказательствами, свидетельствующими о причастности подростка к совершению
преступления; допрос несовершеннолетнего подозреваемого является неотложным
процессуальным действием в связи с чем следователь часто не имеет необходимого
времени на подготовку к нему». [31, стр. 69]
Офицеру уголовного преследования, обладающему недостаточной информацией о
задержанном приходится «экспресно» оценивать сведения, ситуацию и допрашивать на
основе этого несовершеннолетнего подозреваемого. Это связано с определенным
тактическим риском: в силу сложившихся обстоятельств офицер уголовного
преследования вынужден принимать важные тактические решения при весьма
ограниченных данных о личности подозреваемого, рискуя тем самым не получить
результаты, которые можно было бы получить при достаточной совокупности сведений,
например, при допросе этого лица в качестве обвиняемого.
Значение сведений о личности несовершеннолетнего подозреваемого в процессе
его допроса состоит в том, чтобы с помощью этих сведений выяснить и установить, в
случае совершения преступления группой, подлинную роль каждого подростка, а так же
выявить ранее совершенные, нераскрытые преступления. Эти данные дают возможность
установить зависимость между свойствами личности несовершеннолетнего
подозреваемого и характере преступления в совершении которого он подозревается.
Установление события преступления идет через познание свойств личности
несовершеннолетнего подозреваемого, т.е. в обстановке, способах совершения
преступления выражаются свойства личности подростка. Например, свойственные
несовершеннолетним подозреваемым издевательство, садизм, грубость, как правило,
проявляются при нанесении тяжких телесных повреждений, убийствах, хулиганстве.
При допросе лиц, впервые привлекаемых к участию в уголовном судо-
производстве, офицеру уголовного преследования необходимо объяснить им, что
правдивые показания окажут существенную помощь в получении объективного
представления об их роли в совершении преступления, а чистосердечное раскаяние и
активное способствование раскрытию преступления согласно закону, является
смягчающим ответственность обстоятельством. Тактическая программа допроса
несовершеннолетнего подозреваемого, подтверждающего павшее на него подозрение или
отрицающего свою причастность к преступлению, будет отличаться от тактической схемы
допроса лиц, дающих недостоверные показания в силу добросовестного заблуждения.
Производя допрос несовершеннолетнего подозреваемого, дающего правдивые
показания в силу чистосердечного раскаяния в совершении преступления офицер
уголовного преследования не должен механически регистрировать эти показания, ему
необходимо критически относится и к таким показаниям, поскольку не исключается
возможность самооговора и добросовестного заблуждения относительно отдельных
обстоятельств дела. К проведению допроса такой категории подозреваемых необходимо
подходить творчески, тщательно и глубоко продуманно, с использованием
детализирующих, уточняющих, контролирующих вопросов, постановка которых
подозреваемому поможет всестороннему, полному и объективному выяснению всех
обстоятельств дела.
В целях проверки, уточнения показаний (независимо от их вида) офицеру
уголовного преследования необходимо использовать и такой тактический прием:
предложить подозреваемому составить план или схему места совершения преступления
(например, с указанием местонахождения каждого из соучастников по групповым делам),
что позволит выяснить конкретную роль каждого из них и устранить имеющиеся
противоречия.
Важное значение имеет постановка вопросов офицером уголовного преследования
в определенной последовательности. Офицер уголовного преследования по нарастающей
схеме, последовательно ставит вопросы, заставляя допрашиваемого почувствовать силу
вопросов, неизбежно требующих правдивого ответа. Вопросы, которые ставятся офицером
уголовного преследования подозреваемому должны отвечать определенным
требованиям: они должны быть ясными, четкими, понятными, недлинными,
целеустремленными, не содержать специальных юридических терминов, определенными,
конкретными, недвусмысленными.
Одним из тактических приемов, использующихся при допросе является
выслушивание легенды. Выслушивание легенды как тактический прием допроса
заключается в том, что офицер уголовного преследования дает подозреваемому
возможность изложить показания, зная из других источников, что он лжет. Не мешая
ему выговориться офицер уголовного преследования своими вопросами последовательно
«препарирует» ложные показания, демонтируя их внутреннюю противоречивость,
несогласованность, нелогичность. Офицер уголовного преследования показывает
противоречивость его показаний или отдельных их частей другими собранными
доказательствами и предлагает объяснить их. На основе этого офицер уголовного
преследования получает возможность сравнить эти объяснения с другими источниками
доказательств. Если доказательства, предъявляемые при допросе убедительны и
подтверждают истину, то следовательно противоречащие им показания являются
ложными, а офицеру уголовного преследования нужно при помощи уточняющих вопросов
вскрыть их противоречивый, лживый характер.
Пресечение лжи - тактический прием, противоположный допущению легенды.
Офицер уголовного преследования располагает достаточными доказательствами,
подтверждающими те обстоятельства или события, но в самом начале допроса при
попытке допрашиваемого дать ложные показания пресекает их вопросами, которые по-
казывают, что допрашивающий стремится получить правдивые сведения и располагает
данными, опровергающими показания подростка. Отвлечение внимания как тактический
ход заключается в том, что офицер уголовного преследования умышленно отвлекает
внимание вопросами на второстепенные детали и как бы парализует бдительность
допрашиваемого. На таком фоне легче вести допрос и по основным обстоятельствам,
интересующим офицера уголовного преследования;
Сопоставление — тактический прием, использующейся в целях устранения
противоречий, имеющихся в показаниях, состоит в сравнении противоречивых частей
показаний или противоречивых показаний в целом, с другими фактическими данными;
Уточнение - тактический прием, заключающийся в том, что офицер уголовного
преследования соответствующими вопросами выявляет показания, относящиеся к частным
моментам, помогающим уточнить отдельные обстоятельства дела;
Детализация (конкретизация) - тактический прием, состоящий в постановке
вопросов, позволяющих расчленить общие и недостаточно конкретные показания на
отдельные эпизоды, факты и более глубоко выяснить их;
Контроль - тактический прием, заключающийся в постановке вопросов, прямо не
относящихся к теме допроса, но позволяющих получить контрольные сведения для
проверки правильности показаний об отдельных фактах и событиях;
Напоминание - тактический прием, состоящий в постановке вопросов,
помогающих допрашиваемому вспомнить определенные события, факты, забытые им,
восполнить пробелы в показаниях;
Наглядность, как тактический прием — это использование различных наглядных
пособий, помогающих допрашиваемому восстановить в памяти определенные события.
В процессе допроса несовершеннолетнего подозреваемого следователю нужно
применять использование свободного рассказа, выяснение причин ложных показаний и их
устранение, стимулирование положительных качеств допрашиваемого, использование
внутренних противоречий между сведениями, сообщенными допрашиваемым и другими
доказательствами [13, стр. 97-104]
В целях создания у допрашиваемого стремления вести логические рассуждения
офицеру уголовного преследования полезно умышленно вызывать возражения со стороны
допрашиваемого, что может побудить его занять активную защитную позицию, а для этого
ему придется дать показания. [11, стр. 378] Сущность этого тактического приема
заключается в том, что офицер уголовного преследования постепенно втягивает лицо, не
желающее давать показания, в спор, а для этого предлагает объяснить второстепенные
детали, которые подозреваемый может опровергнуть без особого труда, но затем офицер
уголовного преследования выдвигает уже более существенные обстоятельства, по которым
допрашиваемому необходимо выдвигать новые аргументы, которых обычно не бывает и
тем самым он признает правильность доводов офицера уголовного преследования.
В отношении несовершеннолетнего подозреваемого, стремящегося дать ложные
показания, эффективным приемом является представление ему доказательств. Из
различных, реально возможных, вариантов представления доказательств применительно к
данной категории допрашиваемых в одних случаях тактически целесообразно
предъявлять их в нарастающем темпе (последовательно, одно за другим, от менее
весомого к более вескому доказательству). Этот тактический прием офицеру уголовного
преследования необходимо применять тогда, когда подросток упорно не желает давать
показания. Офицер уголовного преследования предъявляет незначительные
доказательства, которые не оспариваются допрашиваемым. Затем уже по принципу
«наращивания» доказательств предъявляет более значительные из них, связанные с только
что признанным, менее весомым. Тем самым офицер уголовного преследования пресекает
ложные показания подозреваемого, поскольку ему трудно в данном случае переходить к
неискренним показаниям, в противном случае допрашиваемый поймет, что будет
противоречить самому себе. Когда подросток колеблется, но не решается давать правдивые
показания в силу некоторых причин, целесообразно использовать решающее
доказательство. Наконец, возможен и такой тактический прием, как предъявление всей
совокупности доказательств, применяемой в тех случаях, когда причастность подростка к
преступлению очевидна (например, при задержании его с поличным). В любой из перечис-
ленных ситуаций допроса офицеру уголовного преследования нужно побудить
подозреваемого трезво осознать создавшееся положение, оценить значение фактических
данных, изобличающих его во лжи и доказывающих его причастность к преступлению.
А.Н. Васильев в числе эффективных тактических приемов допроса не-
добросовестных участников называет и такие, как умолчание следователем об отдельных,
уже известных следствию обстоятельствах: не сообщение допрашиваемому о поведении
на следствии других участников преступной группы, планах и намерениях следователем,
создание у допрашиваемого преувеличенного представления об осведомленности офицера
уголовного преследования. [14, стр. 131-142]
Допрашивая несовершеннолетнего подозреваемого, дающего заведомом ложные
показания, следователь может использовать так же тактические приемы, базирующиеся
на использовании эмоциональной напряженности, в которой подросток, как правило,
находится сразу после его задержания. Поэтому в одних случаях первоначальный допрос
сразу же после совершения преступления оказывается более эффективным, так как
нервное возбуждение несовершеннолетнего способствует даче правдивых показаний,
особенно если он совершил преступление впервые. В других случаях более
результативным может быть повторный допрос. Дискуссионным может быть вопрос о
целесообразности проведения повторных допросов несовершеннолетних подозреваемых
[46, стр. 134-137] По мнению Тадевосяна B.C., случаи многократных допросов
несовершеннолетних «имеют место при беспорядочном и неплановом ведении
расследования». [54, стр. 54] Вряд ли можно полностью согласиться с данными
утверждениями. Повторное проведение допросов имеет место не только в случаях
нарушения норм уголовно-процессуального права и иных просчетах в деятельности. Спе-
циальное повторение допроса несовершеннолетнего подозреваемого иногда бывает
оправдано и в тактических целях и может рассматриваться как тактический прием.
Л.Л.Каневский отмечает, что повторные допросы не только допустимы, но и тактически
оправданы когда в ходе следствия обнаруживаются обстоятельства, подлежащие
проверке, новые эпизоды преступной деятельности, нуждающиеся в исследовании, а
также для проверки правдивости ранее данных показаний как средства их разоблачения,
поскольку в силу слабого закрепления в памяти ложных утверждений он по прошествии
некоторого времени обычно забывает детали ложных объяснений. [31, стр. 74] Каждое
утверждение офицера уголовного преследования при разоблачении ложных показаний
подростка обязательно должно быть глубоко продуманным, по возможности связанным с
прошлым жизненным опытом подозреваемого, его интересами, что порождает желание
изменить ранее занятую позицию и принять решение дать правдивые показания. В этом
случае офицеру уголовного преследования целесообразно использовать такой
тактический прием, как напоминание, рассказ о других несовершеннолетних
подозреваемых в аналогичной ситуации, принявших решение дать правдивые показания.
На ложность (правдивость) показаний несовершеннолетнего подозреваемого оказывают
влияние его представления об осведомленности офицера уголовного преследования. Как
прием это заключается в том, что допрашивающий тактически правильно, используя
недостаточную для изобличения допрашиваемого сумму доказательств, а также
факторы внезапности, неподготовленности подозреваемого ко лжи, неосведомленности
относительно имеющейся у офицера уголовного преследования информации создает в
его воображении преувеличенное представление относительно объема и веса
доказательств, на основе чего лицо приходит к убеждению о бесполезности
запирательства и обмана. Целесообразно применение в отношении несовершеннолетнего
тактического приема, основанного на косвенном внушении. Если лицо отказывается от
дачи показаний, следователь может сообщить некоторые факты достоверно установленные
в целях создания преувеличенного представления о своей осведомленности. В случаях
дачи ложных показаний подростком, следователю необходимо сообщить ему о такой
детали преступления, которая может быть известна только подозреваемому и наиболее
значима для него. [35, стр. 36] Данный тактический прием нужно применять с особой
осторожностью. В ходе допроса несовершеннолетнего подозреваемого тактические прие-
мы чаще всего применяются не изолированно, а комплексно, образуя тактические
комбинации, т.е. совокупность нескольких тактических приемов, направленных на
достижение общей цели. Если тактические приемы применяются в рамках допроса
несовершеннолетнего, то тактические комбинации операции выходят за его рамки и
представляют собой сочетание нескольких действий по уголовному преследованию и
оперативно-розыскных мероприятий, направленных на достижение какой-то единой цели.
Поэтому возможны такие сочетания действий по уголовному преследованию, как
первоначальный допрос несовершеннолетнего подозреваемого — очная ставка —
повторный допрос подростка, допрос с предъявлением для опознания, проверка показаний
на месте происшествия, обыск, освидетельствование. Существенное значение для
получения правдивых показаний несовершеннолетнего подозреваемого в ходе его
допроса играют и тактические приемы «демонстрации возможностей расследования
преступления», сущность которых заключается в показе допрашиваемому возможностей
объективного установления каких-либо скрываемых им обстоятельств, независимо от его
показаний путем проведения в дальнейшем определенных научных методов рас-
следования. Несовершеннолетние подозреваемые, как правило, предпочитают умалчивать
о взрослых соучастниках, вовлекших их в совершение преступления. Для выявления
взрослых соучастников преступления в данной ситуации целесообразно использовать
такой тактический прием, как компрометация преступных замыслов взрослого в
отношении несовершеннолетнего подозреваемого. Сущность этого приема сводится к
тому, что офицер уголовного преследования разоблачает имевшую место договоренность
между соучастниками, нейтрализует подростка, помогает ему возненавидеть преступление
и показывает несовершеннолетнему несправедливость планов, вынашиваемых взрослым
соучастником в отношении его, тем самым предлагает ему развенчать и пресечь эти
преступные замыслы. При допросе несовершеннолетнего подозреваемого целесообразно
применять такой тактический прием, как разъяснение смысла и значения смягчающих от-
ветственность обстоятельств (ст.76 УК РМ).

§ 3. Тактика допроса несовершеннолетнего обвиняемого


Обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о
привлечении в качестве обвиняемого (ст.65 УПК РМ). В течении 48 часов после вынесения
этого постановления должно последовать предъявление обвинения. После чего
обвиняемый, если он согласен давать показания, немедленно допрашивается (ст.282, 104
УПК РМ). Обвиняемый дает показания по существу предъявленного ему обвинения об
известных ему обстоятельствах по делу и по поводу имеющихся в деле доказательств (ст.
103 УПК РМ).
Если речь идет о несовершеннолетнем обвиняемом, то согласно статье 479-480
УПК РМ при его допросе является обязательным участие защитника (педагога или
психолога, а также законного представителя).
Показания обвиняемого являются доказательством по делу и средством защиты
обвиняемого от выдвинутого против него обвинения. Эти показания оцениваются наравне
с другими доказательствами и в совокупности с ними. Но они не могут быть положены в
основу выводов или приговора суда, если не подтверждены другими доказательствами.
[33, стр.97].
Почти все тактические приемы допроса взрослых обвиняемых могут применяться и
по отношению к подросткам, но, разумеется, с учетом психологических (возрастных и
индивидуальных) особенностей несовершеннолетнего. Существенную роль играют,
например, повышенная внушаемость подростков, то обстоятельство, что
несовершеннолетнего значительно легче неосторожно «запутать», чем взрослого и т.д.
Следует помнить, что первостепенное значение для определения подростком своей
позиции имеют престижные моменты, боязнь «выдать» товарищей и т.п.
При определении основной тактической линии допроса несовершеннолетнего
обвиняемого рекомендуется руководствоваться следующим:
 необходимо не уговаривать подростка, а убеждать его дать правдивые
показания. [34, стр. 97] При этом используется с одной стороны демонстрация все
сторонней объективной осведомленности следователя о личности подростка, а с другой —
положительные качества личности подростка (патриотизм, гордость, привязанность к
близким, честность и т.д.), опираясь на которые надо наглядно показать ему всю
общественную опасность инкриминируемого деяния; [34, стр. 170]
 для несовершеннолетнего обвиняемого характерны во многих случаях
настроение пессимизма, подавленность, основанные на утверждениях,
что он уже «пропащий человек» и т.д. В этой связи очень важно, чтобы
офицер уголовного преследования спокойно и терпеливо разъяснил не
правильность таких настроений, рассказывал об индивидуализации наказания с учетом
личности, о порядках в пенитенциарных учреждениях для несовершеннолетних, о системе
устройства и помощи условно осужденным и досрочно освобожденным подросткам;
 тон допроса необходимо дифференцировать с учетом обнаруживающихся
особенностей характера подростка (словоохотливому демонстриро вать внимание,
замкнутого - «разговорить» на посторонние темы, развязного - «поставить на место»
иронической репликой и т.д.);
 доказательства лучше предъявлять постепенно.
В начале подросток дает показания по существу предъявленного обвинения в форме
так называемого свободного рассказа. Однако изложение им событий обычно
фрагментарно и недостаточно конкретно, без активной помощи офицера уголовного
преследования показания будут чаще всего настолько неполными, что не дадут
возможности составить четкое представление о последовательности и характере
описываемых событий, о деталях происшествия, о конкретных действиях самого
обвиняемого и других лиц.
В этих условиях особое значение приобретают реплики и вопросы офицера
уголовного преследования. Конечно, речь не идет о навязывании или подсказывании
допрашиваемому сведений, которые уже известны из других источников. Это
недопустимо. Очень важно, чтобы подросток сам рассказал о всех имеющих отношение
к делу известных ему обстоятельствах. Однако, если он уделяет чрезмерное внимание
ненужным мелочам и в то же время неконкретно излагает известные ему факты («мы
сидели», «все пошли и я», «как то получилось», «кто-то это предложил» и т.п.), то вполне
допустимы корректные по форме реплики, побуждающие к более подробному освещению
существенных обстоятельств дела. В процессе свободного рассказа можно также задавать
вопросы, уточняющие и детализирующие сказанное несовершеннолетним, но при этом
нельзя резко перебивать подростка, так как он может потерять нить изложения.
После свободного рассказа обвиняемого офицер уголовного преследования снова
задает вопросы, которые обычно направлены на дальнейшую конкретизацию каких-либо
обстоятельств. При этом надо учитывать, что испытывая определенные затруднения в
связном изложении общей картины события, подростки обычно хорошо помнят различные
его детали.
Проведенные исследования показали, что 85-90 % несовершеннолетних
обвиняемых признают себя виновными в совершенных преступлениях . [19, стр. 95]
Видимо это объясняется тем, что подростки, как правило, не готовятся
заранее к преступлению, не думают о возможности сокрытия следов, не подготавливают
заранее алиби. Чаще всего преступления несовершеннолетних носят ситуативный
характер, перерастают из озорства, совершаются во время праздного шатания по
улицам, связано с употреблением спиртных напитков. «Легкость» получения признания
несовершеннолетнего обвиняемого может дезориентировать неопытного офицера
уголовного преследования, толкнуть его на свертывания объема уголовного
преследования, как и объема самого допроса. Между тем «критерием достоверности
признаний подозреваемого и обвиняемого прежде всего является ссылка на факты, ранее
неизвестные следователю, которые можно проверить с помощью других доказательств».
[34, стр. 9]
В частности на допросе несовершеннолетнего обвиняемого обязательно выяснение
того, кому из подростков, не принимавших участие в совершении преступления, тем не
менее известно о том, с кем, где находится орудие преступления, похищенные вещи и т.д.
Применительно к самому событию преступления важно поставить ком плекс вопросов
по выяснению того, что именно делал каждый из известных допрашиваемому
участников события, что сказал, где стоял, что видел и т.д. По делам о кражах,
грабежах, разбойных нападениях, хулиганстве, очень полезно, чтобы каждый
допрашиваемый вычертил план или схему местонахождения всех участников
преступления и других лиц, находившихся на месте происшествия. В последующем по
этим планам или схемам могут уточняться показания всех членов преступной группы и
устраняться противоречия с протоколом осмотра, показаниями потерпевшего или
очевидцев.
В целях проверки правдивости показаний подростка, заявляющего, что он был
инициатором или основным исполнителем преступления, ему обязательно ставятся
детализирующие вопросы о характере и последовательности его действий, способах
подготовки, совершения и сокрытия преступления, а полученные ответы сравниваются
с имеющимися обстоятельствами, установленными осмотром места происшествия и
показаниями очевидцев.
При наличии версии о подстрекательстве со стороны взрослого, обвиняемый
подробно допрашивается о том, при каких обстоятельствах состоялось его знакомство со
взрослым, кто был инициатором, каков характер их взаимоотношений, как часто они
встречались, что делали непосредственно перед совершением преступления, что говорил
взрослый, какие конкретно действия совершил и т.д.
Значительного времени требует та часть допроса, которая связана с выяснением
условий жизни и воспитания несовершеннолетнего. Показания подростка должны
охватывать все стороны его жизни: в семье, в учебном заведении или на работе,
дружеские связи и знакомства, интересы и наклонности, поведение и т.д. [42, стр. 112-113]
Эта часть допроса обычно следует за получением анкетных данных и помимо
основной задачи - отразить условия жизни и воспитания несовершеннолетнего служит
тому, чтобы установить контакт с допрашиваемым. Вопросы, связанные с выяснением
аморального образа жизни родителей и других близких подростку лиц рекомендуется
задавать ему лишь при невозможности получить эти сведения иным путем.
Не следует злоупотреблять неоднократными допросами несовершеннолетних,
однако в принципе они допустимы. Обычно необходимость повторных допросов
возникает в случае, когда выясняются существенные для дела новые обстоятельства,
установленные после проведения очной ставки, допроса новых свидетелей и т.д.
Большинство тактических приемов в равной мере приемлемы для допроса как
подозреваемого, так и обвиняемого. [10, стр. 331]
В зависимости от того, в какой ситуации проводится допрос: бесконфликтный или
конфликтный, при допросе несовершеннолетнего обвиняемого применяются следующие
тактические приемы: свободный рассказ, выслушивание легенды, пресечение лжи,
отвлечение внимания, сопоставление, уточнение, детализация, контроль, напоминание,
наглядность, предъявление доказательств и другие. О них подробно сказано в
предыдущем параграфе и нет надобности повторяться.
Следует однако отметить, что тактические приемы не должны унижать
допрашиваемого, насиловать его волю.
Тактический прием должен быть не только законным и этичным, но и отвечать
требованиям целесообразности, эффективности и избирательности. В любом случае,
исходя из конкретной ситуации, сложившейся по делу, анализируется какой из
тактических приемов наиболее целесообразен при допросе данного лица и, наконец, не
приведет ли к самооговору.

§ 4. Тактические приемы фиксации хода и результатов допроса


несовершеннолетнего
Большое внимание офицером уголовного преследования должно быть уделено
правильному процессуально-криминалистическому оформлению (закреплению)
показаний несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего.
В случае нарушения требований, предъявляемых к процессуальной фиксации,
показания этих лиц не могут быть использованы в качестве источников доказательств. В
фиксации показаний необходимо выделить процессуальный и криминалистический
аспекты. Как сложное понятие, фиксация показаний означает нечто иное, как записывать,
закреплять что-либо в определенном положении. Это понятие может быть полно раскрыто
лишь при рассмотрении обеих его сторон в органической связи, и только условно можно
различать названные стороны. В криминалистическом плане фиксация показаний
означает, что главной ее целью является запечатление самих фактических данных, т.е.
формирование содержания доказательств. В процессуальном аспекте фиксация до-
казательств создает условия, при которых фактические данные могли бы использоваться в
качестве доказательств, т.е. эта сторона выражает деятельность по реализации
процессуальной формы, требуемой законом. Под фиксацией доказательств следует
понимать «производимую с соблюдением процессуальных правил и с помощью средств и
приемов криминалистики деятельность определенных лиц, направленную на сокращение
относящихся к делу фактических данных и проводимую в рамках процессуальных норм,
обеспечивающих доказательственное значение этих данных». [58, стр. 5]
Итак, фиксация фактических данных представляет собой деятельность следователя
и иных управомоченных на то лиц, направленную на сохранение, удостоверение и
процессуальное оформление собранной информации для дальнейшего исследования в
доказательственных целях [56, стр. 10-15]
К таким приемам удостоверительного характера относятся протоколирование,
применение звуко- и видеозаписи, киносъемки, составление схем (планов), чертежей,
рисунков и т.д. Протоколирование является основной и обязательной формой фиксации
хода и результатов допроса, но оно должно производится с соблюдением правил,
предусмотренных ст. 163, 260, 261, а также ст. 115 в случае применения звукозаписи и
видеозаписи.
При составлении протокола допроса офицеру уголовного преследования
необходимо руководствоваться такими требованиями, как законность, всесторонность,
полнота, объективность ведения протокола надлежащим субъектом, ясность и точность
изложения, грамматически правильное его написание. Стоит отметить, что законом не
предусмотрено каких-либо отличительных процессуальных правил фиксации хода
допроса несовершеннолетних от допроса взрослых.
Изучение практики производства допросов несовершеннолетних показало, что
офицер уголовного преследования использует, в основном, три способа записи показаний:
1. Ведение протокола параллельно с производством допроса;
2. Составление протокола после окончания свободного рассказа;
3. Собственноручная запись показаний несовершеннолетним подозреваемым
после дачи устных показаний.
Тактической особенностью фиксации хода и результатов допроса несо-
вершеннолетнего является то, что протокол этого процессуального действия целесообразно
составлять после завершения устной части допроса, а не в ходе него. Параллельное
составление протокола своей официальностью может испугать несовершеннолетних,
породить замкнутость, повлиять на содержание даваемых показаний.
Одним из тактических правил, которыми должен руководствоваться офицер
уголовного преследования является составление протокола допроса таким образом,
чтобы процесс записи показаний не отражался на ходе и результатах этого действия.
Представляется правильной и ценной рекомендация Л.Л.Каневского: «в ходе
допроса несовершеннолетнего нецелесообразно записывать его показания в протокол,
поскольку это отвлекает внимание допрашиваемого и мешает следователю сосредоточится
на реализации тактического плана допроса». [32, стр. 56] В литературе правильно
указывается, что в случае умалчивания допрашиваемым каких-либо фактов или дачи
ложных показаний не нужно торопиться составлять протокол, содержание которого
составляют ложные показания, возможность отказа от них значительно уменьшится. [27,
стр. 42]
Показания несовершеннолетнего записываются в первом лице, по возможности -
дословно. Запись показаний должна отражать терминологию, используемую подростком.
Поэтому не следует редактировать его показания, стремиться придать им «литературную»
форму, ибо в этих случаях уничтожается специфика показаний и они могут быть
искажены.
По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому для прочтения
или по просьбе последнего прочитывается ему офицером по уголовному преследованию, о
чем делается отметка в протоколе. Допрашиваемый несовершеннолетний имеет право
требовать дополнения протокола и внесения в него поправок. Эти дополнения и поправки
подлежат внесению в протокол.
Протокол допроса подписывается допрашиваемым лицом и офицером уголовного
преследования. Если протокол написан на нескольких страницах, то это лицо
подписывает каждую страницу протокола отдельно. Протокол подписывают также и
другие лица, присутствующие на допросе (прокурор, защитник, переводчик, педагог).
В случае отказа несовершеннолетнего обвиняемого, свидетеля, потерпевшего
подписать протокол допроса делается отметка в протоколе, заверенная подписью лица,
производящего процессуальное действие. Отказавшемуся подписать протокол должна
быть предоставлена возможность дать объяснение о причинах отказа, которые заносятся в
протокол. Если несовершеннолетний обвиняемый, подозреваемый, свидетель,
потерпевший в силу физических недостатков (слепота, отсутствие рук) лишен
возможности подписать протокол допроса, офицер уголовного преследования приглашает
постороннее лицо, которое с согласия допрашиваемого лица удостоверяет своей
подписью правильность записи его показаний. Этот протокол подписывает и офицер
уголовного преследования, производивший допрос (ст.261 УПК РМ).
Протокол допроса может быть написан от руки или напечатан на машинке.
Применение пишущей машинки для составления протокола допроса несо-
вершеннолетнего повышает качество и культуру технического оформления протокола. Это
облегчает и ознакомление с содержанием протокола других участников уголовного
процесса.
В качестве дополнительных средств фиксации показаний несовершеннолетнего,
обеспечивающих полноту протокола допроса, могут быть использованы
стенографирование, звуко- и видеозапись, киносъемка, составление графических
изображений. Эти средства фиксации показаний дают возможность точно, полно и
объективно закрепить показания. Они дисциплинируют допрашиваемого, заставляя его
более ответственно относится к своим показаниям. Применение этих средств облегчает
труд офицеру уголовного преследования [53, стр. 158]
Звукозапись может быть применена также по просьбе допрашиваемого. офицер
уголовного преследования принимает решение о звукозаписи и уведомляет об этом
допрашиваемого до начала допроса. Если допрашиваемый заявляет, что в случае
применения звукозаписи он не будет давать показаний, ему разъясняется цель
использования данного технического средства, указывается, что оно способствует
полноте, всесторонности и объективности расследования, соблюдения его собственных
интересов, в том числе права на защиту. Если такое разъяснение не действует,
следователь должен отказаться от применения звукозаписи. [39, стр. 25]
Вопрос о возможности применения звукозаписи показаний несовершеннолетних
является дискуссионным. Одни авторы (И.Гуковская) рекомендуют ее проводить,
другие - высказываются в пользу нецелесообразности использования звукозаписи при
допросе несовершеннолетнего. [32, стр. 55] Применение звукозаписи при допросе
несовершеннолетнего целесообразно применять в следующих случаях:
1. При производстве допросов несовершеннолетних, специфические речевые
обороты которых невозможно отразить в протоколе.
2. В случае совершения преступления группой лиц, вовлечения несо-
вершеннолетних в преступную деятельность взрослым соучастником.
3. При производстве допроса раненого подозреваемого, когда существует угроза
его жизни и невозможности в последующем получить от не
го показания, изобличающие других лиц.
4. В случае, когда существует опасность, что на несовершеннолетнего в
последующем будет оказываться отрицательное влияние со стороны
заинтересованных в исходе дела лиц и имеется реальная возможность
изменения им своих показаний под влиянием указанных лиц.
5. По многоэпизодным делам, а также в случае совершения преступле ния с
участием многих несовершеннолетних, по делам об особо тяжких и
чрезвычайно тяжких преступлениях.
6. При необходимости фиксации обстановки допроса.
7. В случаях участия переводчика при проведении данного процессуального
действия.
8. Когда нежелательно проведение очных ставок со взрослыми соучастниками в
целях недопущения отрицательного их воздействия на подростка и имеется
необходимость огласить совершеннолетнему записанные на магнитоленту
показания несовершеннолетнего.
9. При проведении допроса с участием педагога или законного предста вителя
несовершеннолетнего, владеющих языком, которого не знает
офицер уголовного преследования, в целях недопущения нежелательного
между ними разговора на непонятном офицеру уголовного преследования
языке.
10.При производстве допроса с участием несовершеннолетних, имеющих
физические недостатки, которые лишают их возможности написать протокол.
Заслуживает поддержки следующая рекомендация об использовании звукозаписи
при допросе. В ходе допроса следователь умышленно допускает неточности в
формулировке отдельных вопросов допрашиваемому, надеясь на то, что тот сам уточнит
его «промахи». Допрашиваемый поправляет следователя и точно отвечает на вопрос.
Воспроизведение записи подтвердит, что следователь допускал неточности, а
подозреваемый поправлял его и покажет, что обстановка допроса была спокойной и
деловой. [27, стр. 42]
Киносъемка и видеозапись позволяют полно и детально зафиксировать обстановку,
в которой производился допрос. Видеомагнитная запись относится к экспрессным методам
фиксации и имеет целый ряд преимуществ. По мнению Е.П. Ищенко, осуществление
киносъемки с синхронной звукозаписью и видеомагнитной записью при проведении
процессуальных действий позволяет достичь высокой точности и полноты фиксации
показаний, движения действий участников, включая мимику и жестикуляцию с передачей
не только смыслового содержания показаний, но и интонационных оттенков,
эмоциональной окраски; ускорения и улучшения хода и результатов следственного
действия, повышения тактических возможностей их проведения; внедрение научной орга-
низации труда в работу следователя, улучшения контроля и самоконтроля за качеством
его деятельности; дает возможность более объективно оценить результаты следственного
действия; облегчает исследование доказательств и их оценку, создает у участников
«эффект присутствия» при производстве следственного действия. [30, стр. 8] Эти виды
дополнительных способов фиксации необходимо применять при допросе
несовершеннолетних, страдающих глухонемотой, слепотой.
В процессе допроса в качестве приложения к протоколу могут быть составлены
схемы, планы, зарисовки о чем делается отметка в протоколе допроса. Эти изображения
графического характера, на наш взгляд, необходимо рассматривать не в качестве
приложения к протоколу, а как его составную, наглядную часть, поскольку протокол,
схема, план, рисунок, чертеж выступают как продукт идеальной переработки субъектом,
как знаковые, кодовые модели фиксации, представляют собой идеальное отражение.
Графический способ фиксации существенно не отличается от словесного описания.
[43, стр. 14]
И графическое изображение, и словесное описание в протоколе всегда
свидетельствуют об одном и том же объекте и между ними должно быть тождество, в
противном случае будет иметь место противоречие.
Заключение
Допрос представляет собой процесс передачи офицеру уголовного преследования
допрашиваемым информации о расследуемом событии и связанных с ним обстоятельствах
и лицах. Такая информация поступает к допрашиваемому в момент восприятия им тех или
иных явлений и предметов, запоминается им, а затем при допросе воспроизводится и
передается офицеру уголовного преследования. Процесс формирования свидетельских
показаний - от восприятия до передачи информации — носит психологический характер.
Допрос проводится в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.
Особенности детской психики, проявляемые при формировании их показаний
предопределили введение в Уголовно-процессуальный кодекс специальных норм,
регулирующих порядок допроса несовершеннолетних.
Несоблюдение процессуальных норм допроса как взрослых, так и несо-
вершеннолетних является существенным нарушением закона и влечет за собой
недействительность проведенного действия и недопустимость полученных показаний как
источника доказательств.
Тактические приемы помогают офицеру уголовного преследования целеустремленно
и успешно проводить опросы, максимально использовать возможность этого
процессуального действия по собиранию и проверке доказательств.
Применение тактических приемов не является самоцелью, а служит средством для
получения достоверных и полных показаний от допрашиваемого.
Большинство тактических приемов в равной степени приемлема и для допроса
несовершеннолетних. Вместе с тем тактика допроса последних имеет свою специфику,
которая обусловлена особенностями психики подростков. Значительное влияние на
тактику их допроса оказывает также процессуальное положение и возраст
допрашиваемого. В зависимости от принадлежности к той или иной возрастной группе
несовершеннолетние по характеру и степени выраженности психических процессов
значительно отличаются друг от друга. В связи с этим тактика допроса должна строится
с учетом возраста, индивидуальных особенностей и уровня развития в инспекции по
делам о несовершеннолетних МВД.
Список литературы

1. Конституция Р.М.от 29 июля1 994 г;


2. УПК РМ от 12.06.2003 г;
3. УПК РФ 27 октября 1960 г;
4. Codul de procedură penală a Republicii Moldova (proiect) Chişinau 2000;
5. Закон о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный
Кодекс и Кодекс об административных правонарушениях № 1090 от
23.04.2000 (Мониторул Офичиал № 16018 от 15.02.2001);
6. Закон о государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц,
содействующих уголовному процессу. 28 января 1998 № 1458-ХШ, Мониторул
Офичиал № 26-27 от 26.03.98;
7. Culegere de Hotărâri ale Plenului Curţii Supreme de Jusţiie (1974-1999), Chişinau, 2000;
8. Архив Генеральной Прокуратуры Республики Молдовы (Надзорное производство №
16-207/96);
9. Криминалистика под.ред.А.Н.Васильева. Москва, 1980;
9. Руководство для следователей. Часть 2. Москва, 1981;
10.Руководство для следователей. Москва, 1971;
11.Васильев А.Н. Криминалистика, Москва, 1980;
12.Васильев А.Н. Тактика допроса при расследовании преступлений, Москва, 1970;
1 З.Васильев А.Н. Следственная тактика, Москва, 1976;
14. Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого, Томск, 1978;
15.Ведерников Н.Т. Неотвратимость наказания и изучение личности преступника. Книга
Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики,
Свердловск, 1972;
16.Винберг А.И. Вопросы криминалистики в зарубежных социалистических странах,
Москва, 1966;
17.Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий,
Свердловск, 1973;
18.Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.Т. Расследование и судебное
разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних, Москва, 1974;
19.Добролюбов Н.А. Собрание сочинений, Москва, 1958;
20.Достулов Г.Г. Процессуальные и психологические основы допроса свидетелей и
потерпевших на предварительном следствии, Алма-Ата, 1968;
21.Доступов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии, Москва;
22.Дремов В.Г. Ложные показания несовершеннолетних обвиняемых. Вестник
Московского Университета, 1970, № 4;
23.Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий, Минск;
24. Дулов А.В. Судебная психология, Минск, 1970;
25.Дулов А.В. Судебная психология, Минск, 1975;
26.Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос. Волгоград, 1978;
27.Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных
действий с участием несовершеннолетних, Волгоград, 1979;
28.Именков Э., Давыдов Г. «Взаимодействие» в книге Философская Энциклопедия том 1,
Москва, 1960;
29.Ищенко Е.П. Применение синхронной записи звука и изображения при расследовании
и судебной рассмотрении уголовных дел, Свердловск, 1974;
30.Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних,
Москва, 1982;
31.Каневский Л.Л. Организация расследования и тактика следственных действий по делам
несовершеннолетних, Уфа, 1978;
32.Карнеева Л.М., Отдынский С.С, Розенблик СЕ. Тактика допроса на предварительном
следствии, Москва, 1958;
ЗЗ.Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилева Н.А. Допрос подозроеваемого и обвиняемого,
Москва, 1963;
34.Карнеева Л.М., Кертес И. Допрос.Журнал «Советская милиция», 1980, № 12;
35.Кони А.Ф. Собрание сочинений, Москва, 1967;
Зб.Курашвиль Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого, Москва, 1982;
37.Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе, Москва, 1974;
38.Леви А.А., Горина Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве,
Москва, 1983;
39.Левитов Н.Д. Психология характера, Москва, 1969;
40.Лосев Д.М. Тактика допроса несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых,
Москва, 1982;
41.Миньковский Г.Н. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о
несовершеннолетних, Москва, 1959;
42.Палькис Е.Ф. Фиксация вещественных доказательств, Москва, 1971;
43.Питерцов С.К., Степанов А.А. Тактические приемы допроса, С-П, 1998;
44.Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии, Минск, 1978;
45.Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве, Минск, 1973;
46.Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе и криминалистике, Минск,
1968;
47.Ратинов А.Р., Гаврилов О.А. Использование данных психологии в буржуазной
криминалистике. БСБ Вопросы криминалистики, Москва, 1964;
48.Рубинштейн С.Л. Теоретические вопросы психологии и проблемы личности. В книге
«Психология личности» О.Б.Гиппенштер, А.А.Пудирев, Москва, 1982;
49.Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном
судопроизводстве, Казань, 1990;
5О.Сергеич П. Искусство речи в суде, Москва, 1960;
51.Спиранский К. Особенности допросов по делам несовершеннолетних,
«Социалистическая законность», 1968, № 4;
52.Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего, Москва, 1974;
53.Тадевосян B.C. Расследование преступлений несовершеннолетних, Москва, 1950;
54.Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания, Москва, 1950;
55.Филипова М.А. экспрессные методы фиксации фактических данных на
предварительном следствии, Ленинград, 1975;
56.Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого на предварительном и в суде
первой инстанции, Ленинград, 1973;
57.Шабалин В.Е. Документальная фиксация доказательств, Москва, 1975
58.Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма, Москва, 1981.