Вы находитесь на странице: 1из 24

НОВОСИБИРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ

(АКАДЕМИЯ) им. М.И. ГЛИНКИ

На правах рукописи

И Нам Сун

ЛАДОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
КОРЕЙСКОГО ПЕСЕННОГО ФОЛЬКЛОРА:
АНГЕМИТОНИКА

(17.00.02 — Музыкальное искусство)

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата искусствоведения

Новосибирск
2004
Работа выполнена на кафедре этномузыкознания Новосибирской
государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки.

Научный руководитель: доктор искусствоведения


С П . Галицкая

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения


Л.В. Александрова

доктор искусствоведения
А.П. Милка

Ведущая организация: Московская государственная консерватория


им. П И . Чайковского

Защита состоится 29 января 2004 г. в 17 часов на заседании диссертацион-


ного совета Д 210.011.01 по присуждению ученых степеней Новосибир-
ской государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки (630099,
Новосибирск, ул. Советская, 31).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирской госу-


дарственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки.

Автореферат разослан декабря 2003 г.

Ученый секретарь диссертационного совета


кандидат философских наук Н.П. Коляденко
3

Общая характеристика работы

Традиционное корейское музыкальное искусство, без сомнения, мо-


жет считаться одним из самых ярких и богатых культурных явлений Ази-
атско-тихоокеанского региона. Самобытность, многогранность и высокий
уровень развития этой культуры, имеющей длительную историю, опреде-
ляют устойчивый интерес исследователей многих стран.
В ряду традиционных жанров корейской музыки важное место зани-
мает песенный фольклор, охватывающий значительный и разнообразный
круг явлений, естественно функционирующих в народной среде. Что каса-
ется ладового строения фольклорных напевов, то многие исследователи, в
том числе и корейские, обычно указывают, что ведущее место здесь зани-
мают ангемитонно-пентатонические ладозвукоряды. Пожалуй, в большин-
стве случаев констатацией данного факта ограничиваются гее соображе-
ния по поводу ладового устройства корейских песен. Не сомневаясь в пра-
вильности этого суждения, подчеркнем, что ангемитонная пентатоника
(далее — АП) — отнюдь не единственная интервально-звукорядная струк-
тура, на которой базируются лады корейского песенного фольклора. Про-
веденный анализ показывает, что достаточно часто встречаются как разно-
го типа ангемитонные (не пентатонические), так и гемитонные звукоряды.
Очевидная крайне слабая освещенность ладозвукорядной и ладо-
функциональной организации корейских фольклорных напевов как в оте-
чественном, так и зарубежном этномузыкознании обусловливает актуаль
ность темы настоящего исследования. Избрание в качестве объекта изуче-
ния ладов, основанных на звукорядах АП, а также ангемитсиики в целом,
продиктовано главным образом их количественным преобладанием в об-
щем массиве ладовых структур корейской фольклорной песенности.
Известно, что ладовые системы, опирающиеся на АП, составляют
важнейший пласт ладовой организации многих музыкальных культур. Вы-
деляются несколько крупных ареалов распространения АП: Восточная
Азия, Поволжье и Приуралье, Америка (Северная и Южная), Западная Аф-
рика. Подобное многообразие интонационно-стилистических проявлений
АП требует, во-первых, изучения специфики ее бытования в музыкальной
культуре того или иного этноса. Оно предполагает рассмотрение различ-
ных аспектов ладообразования, ладовой интонационности, ладовой функ-
циональности и т. д. как в каждом отдельном пентатоническом ладе, так и
в их совокупности. В определенной мере подобные исследования ладовых
систем АП различных культур могут способствовать, во-вторых, осмысле-
нию закономерностей музыкального мышления всей "пентатонной циви-
лизации" (М.Г. Кондратьев). В этой связи исследование корейской фольк-
лорной песенной традиции видится особен
4

Ввиду чрезвычайной распространенности АП и множественности ее


специфических этнических проявлений несомненный интерес представля-
ет общетеоретическое осмысление внутренних закономерностей организа-
ции АП. В данном контексте АП выступает в качестве автономного интер-
вально-звукорядного рода (IO.H. Холопов), рассматриваемого как некая
абстрактно-логическая система, обладающая, на наш взгляд, характерными
свойствами имманентно-структурной организации. Эти особенности как
прямо, так и косвенно обнаруживаются в интонационно-ладовой реализа-
ции звукорядов АП и в целом определяют характер взаимодействия эле-
ментов системы.
Цель настоящей работы состоит в выявлении ведущих закономерно-
стей ладовой организации корейского песенного фольклора. Подчеркнем
еще раз, что в диссертации прежде всего анализируются напевы, базирую-
щиеся на звукорядах ангемтоники и АП.
Для достижения указанной цели необходимо решение ряда задач.
Одни затрагивают проблематику, связанную с общими теоретиче
скими аспектами АП. как ладовой системы. В этом отношении целесооб-
разно:
- обобщить наиболее распространенные в отечественном музыкоз-
нании взгляды на АП как ладовую систему;
выявить характерные свойства АП как интервально-звукорядного
рода, исходящие из акустических и структурных оснований;
- рассмотреть ладовую систему АП в контексте ладов монодийного
типа, в том числе проблемы ладового тяготения, ладовой устойчивости,
ладовой переменности, вопросы составности и диффузности ладозвукоря-
дов монодии, наметить некоторые аспекты модуляционности в ладозвуко-
рядах АП;
- раскрыть пространственные параметры звукорядов АП, выражен-
ные в проявлении симметричности;
- осветить проблемы номинации звукорядов АП.
Другой круг задач нацелен на выработку типологии ладов корейских
фольклорных песен в парадигматическом плане. Для этого необходимо:
- выработать основные критерии ладовой классификации (прежде
всего интервальный состав суммарного звукоряда и число уровней ладопе-
ременных связей);
- определить признаки дифференциации звукорядов по видам на ос-
нове интервального и интонационного строения;
. - обозначить дополнительные параметры разделения ладов внутри
каждого типа.
Одна из важных задач касается анализа: процессуально-
синтагматического аспекта функционирования ангемитонно-
5

пентатонических ладозвукорядов на примере конкретного образца (напева


Ариран).
Наконец, самостоятельной задачей является обзорное описание жан-
ровой системы традиционной корейской музыки с привлечением сведений
истерического и эстетического характера.
Музыкальным материалом диссертации послужили образцы ко-
рейской фольклорной песенности (около 700), опубликованные в шести
сборниках, изданных в Пхеньяне и Сеуле. В состав музыкального материа-
ла были также включены напевы, собранные автором в г. Южно-
Сахалинске в 1999 г. Характер представляемых сборников различен. Часть
сборников (Сеул, 1988, 1991) включают как собственно фольклорные на-
певы, так и некоторые популярные композиторские сочинения в духе на-
родной песни. Другая группа сборников, изданная в Пхеньяне (1958, 1960,
1966) и Сеуле (1991), содержит исключительно фольклорные образцы, бы-
тующие в разных регионах Корейского полуострова.
Сопутствующая информация о самих напевах включает указания на
место их бытования (главным образом та или иная провинция Кореи или
какой-либо другой географический признак), имена информантов и иссле-
дователей, производивших запись.'О самих потировках следует сказать,
что, несмотря на некоторое несовершенство части записей, они, на наш
взгляд, в достаточной мере отражают звуковысотные и ладовые фольклор-
ные реалии, представляя надежный материал для исследований.
Методологическая основа настоящей диссертации формировалась
при опоре на комплекс идей и подходов, сложившихся главным образом п
отечественном теоретическом музыкознании, этчомузыкознании, фольк-
лористике.
Важнейшим методологическим основанием является концепция об-
щей теории лада, сформировавшаяся в трудах отечественных исследовате-
лей (IO.H. Тюлина, Т.С. Бершадской, А.Н. Должанского, Ю.В. Кудряшова,
Ю.Н. Холопова и др.) на основе изучения главным образом композитор-
ского творчества. Тем не менее ряд положений, выработанных а ее рамках,
в силу своей универсальности может иметь результативное приложение
при исследовании традиционной музыки.
Подход к типологии ладов корейского фольклора осущестнлястся на
основе положений теории монодийных ладоа, по сути тесно связанной с
общей теорией лада. Концептуальные теории
развиваются в работах Э.Е. Алексеева, СП Галицкой, Е.В. Герцмана,
Ю Г . Кона, Х.С. Кушнарева, АЛО. Плановой, Н.К. Тагмизяна,
С Р . Хисамовой, Ю.Н. Холопова и др. В данном контексте особый методо-
логический вес имеют выявленные учеными особенности интонационного
развертывания, принципы формирования монодийного лада. В первую
6

очередь здесь следует назвать принцип составности (термин


С П . Галицкой) ладозвукорядов монодии, отражающий релевантные пара-
метры ладов монодийного типа, специфику их внутренней организации,
способы их функционирования в интонационном процессе на синтаксиче-
ском и архитектоническом уровнях.
В качестве методологической основы используются также подходы,
направленные на теоретическое осмысление ладов, базирующихся на зву-
корядах ангемитоники и АП. В этом отношении с необходимо отметить
важность теоретических разработок А.Н. Аксенова, Л.В. Бражник,
Я.М. Гиршмана, Т.Ю. Камаевой, К.В. Квитки, М Г . Кондратьева,
О.И. Куницына, М.Н. Нигмедзянова, О.В. Новиковой, Ю.Н. Холопова,
Ш.К. Шарифулина и др. Существование различных методов исследования
ладов АП свидетельствует, с одной стороны, о высоком интересе к данной
ладовой организации и возможности ее системного рассмотрения с разных
позиций, а с другой — об отсутствии устоявшихся теоретических обобще-
ний, сложившихся способов анализа и оценки ладовых явлений АП. В этой
связи чрезвычайно интересной представляется попытка М.Г. Кондратьева
выработать некий универсальный подход, направленный на системное
описание ладовых структур АП на материале чувашской пентатонной
культуры.
Рассмотрение имманентно-структурных закономерностей организа-
ции АП как автономного интервально-звукорядного рода проводилось с
опорой на аналитические подходы, разрабатываемые Л.В. Александровой,
С.С. Гончаренко на основе изучения музыкальных процессов в компози-
торской музыке разных эпох, а также Б.И. Каракуловым, предложившим
своеобразный теоретический аналитический аппарат, используемый для
изучения мелодики. Они (подходы) во многом ориентированы на про-
странственно-логические параметры. К этому следует добавить идеи
Ю.Н. Холопова, направленные на раскрытие имманентной сущности ин-
тервально-звукорядных структур.
В настоящей работе используются также основные положения тео-
рии музыкального формообразования, фигурирующие прежде всего в тру-
дах Б.В. Асафьева, В.П. Бобровского, Е.В. Назайкинского и др., взятые в
специфическом монодийном преломлении.
В обзоре жанров традиционной корейской музыки реализованы эле-
менты историко-культурологического подхода.
Проведенная автором диссертации расшифровка задействованного
сахалинского музыкального материала осуществлялась с использованием
метода аналитического йотирования, разработанного Е.В. Гиппиусом и в
дальнейшем получившего развитие в работах Э.Е. Алексеева, А.А. Банина.
7

Научная новизна настоящей диссертации непосредственно сопря-


жена с исследуемой в ней проблематикой. Впервые в российской этному-
зыкологии специально исследуется ладовое строение корейских народных
песен. Впервые в отечественном музыкознании на материале корейского
песенного фольклора представляется развернутая типология ангемитонных
ладов, оперирующая данными современной монодийчой теории и преду-
сматривающая системно-иерархический порядок в, соотношениях выяв-
ленных ладовых структур. В диссертации существенно расширяется пред-
ставление о зеркально-симметричных связях в системе звукорядов АП, в
том числе и с помощью приемов математического исчисления. Автор
впервые предлагает подробный целостный анализ ладового строения и
формообразования корейского фольклорного напева Ариран, в котором
учитываются и структурно-пространственные симметричные отношения
звукорядов АП, и некоторые моменты акустической природы. Наконец,
впервые в российском музыкальном корееведении представлен аналитиче-
ский обзор научной литературы (зарубежной и отечественной), проведен-
ный с целью выявления основных направлений изучения традиционной
корейской музыки.
Практическая значимость диссертации заключается в возможно-
сти разнообразного использования ее результатов. С одной стороны, они
могут применяться при дальнейшем историко-культурологическом и тео-
ретическом изучении явлений традиционной корейской музыкальной
культуры в целом, а также в связи с исследованием ладовых вопросов от-
дельных жанров. Материалы диссертации могут также найти приложение
при рассмотрении функционирования ангемитоники и АП в традиционной
музыке других народов, во-первых, в связи с предложенной ладовой Типо-
логией, во-вторых, для сравнительных ладовых исследований в контексте
пентатонных культур. С другой стороны, материалы диссертации могут
быть задействованы в различных учебных курсах исторического профиля,
связанных с отечественной и зарубежной музыкальными культурами. В
частности, они используются в курсах Традиционная музыка народов ми-
ра н , читаемых в Новосибирской государственной консерватории
им. М.И. Глинки, Новосибирском государственном педагогическом уни-
верситете, "Мировая музыкальная культура до XVII в., читаемом в Ин-
ституте культуры и искусств при Томском государственном университете.
Теоретические положения данной диссертации привлекаются в курсе
"Теория монодии". К некоторым выводам диссертации можно апеллиро-
вать в учебных курсах, касающихся музыкальных культур Китая, Кореи,
Японии.
Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафед-
ры этномузыкознания Новосибирской государственной консерватории
(академии) им. М.И. Глинки и была рекомендована к защите. По теме дис-
сертации автором неоднократно делались доклады на научных конферен-
циях различного ранга (в 1996, 1997, 1998, 2000, 2002 гг.). Содержание
диссертации отражено в десяти публикациях.
Цели и задачи, поставленные в настоящей работе, обусловливают ее
crpyicrypy. Диссертация* состоит из Введения, четырех глав, Заключения,
списка использованной литературы из 293 наименований (в том числе 149
на английском, корейском, немецком языках), Краткого словаря музы-
кальных терминов и двух Приложений.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются цели


и задачи диссертационного исследования, его методологическая база, ха-
рактеризуется используемый в ходе анализа музыкальный материал и от-
мечаегся научная новизна диссертации. Во Введении предлагается также
аналитический обзор отечественной (немногочисленной) и зарубежной
(достаточно разнообразной) научной литературы, направленной на изуче-
ние корейской музыкальной культуры в историческом, культурологиче-
ском, эстетическом, теоретическом и других аспектах.
Глава I "О традиционной корейской музыке" посвящена обзорному
рассмотрению традиционных корейских музыкальных жанров с точки зре-
ния исторического развития и функционирования в корейской культуре,
проблемам их классификации (как всей жанровой системы в целом, гак и
внутренней дифференциации отдельных жанров). В главе также содержит
ся краткий анализ музыкальной стилистики и ладовой организации неко-
торых образцов конкретных жанров.
Раззнтие традиционной корейской культуры, в том числе и музыки,
во многом соотносится с историей Кореи. Она начинается с эпохи Древне-
го Чосона (с 2333 г. до н. э.), упоминаемого в корейских и китайских исто-
рических памятниках. Основателем этого государства считается легендар-
ный правитель Тангуи, сын небожителя и медведицы, превратившейся в
красивую женщину.
Исторический период совместного существования трех автономных
раннефеодальных государств Когурё (северная часть Корейского полуост-
рова), Пэкче (юго-западная часть) и Силла (юго-восточная часть) именует-
ся периодом Гроецарствия (I в. до н. э. - середина VII в. н. э.). Следующий
этап — эпоха Объединенного Силла (676-918), поскольку это государство
подчинило себе и Когуре, и Пэкче. Этот важнейший период корейской ис-
тории отмечен началом формирования единой корейской народности, что
привело к возникновению общего для всех корейцев языка и письменности
9

иду, интенсивным развитием науки (астрономии, географии, медицины,


математики, философии), оружейного дела, книгопечатания и др. Ко вре-
мени Объединенного Силла относятся многие сохранившиеся памятники
изобразительного искусства и архитектуры. Основы жанров корейской му-
зыки, которые считаются национальными классическими и разделяются по
двум категориям — таньак (танская, то есть китайская музыка) и хянъак
(местная или родная музыка), были заложены именно в периоды Троецар-
ствия и Объединенного Силла.
Дальнейшее развитие всех сфер государственной, экономической и
культурной жизни наблюдается и в период Коре (918-1392). Нововведе-
ниями того времени называют хлопководство, развитие кораблестроения и
мореходства, производство и использование пороха. Новый уровень был
достигнут в технике книгопечатания: деревянные наборные шрифты по-
степенно сменились металлическими. Среди художественных промыслов
самым знаменитым считался фарфор малахитового цвета. Что касается му-
зыки, то период Коре характеризуется дальнейшим развитием главных
жанров дворцовой музыки (танъак и хянъак). Музыкальные инструменты,
присланные из Китая в 1114 и 1116 гг. в дар корёскому правителю, значи-
тельно обогащают не только инструментарий, но и репертуар корейской
классической музыки. С их появлением связывается начало существования
в Корее жанра аак (изящная или утонченная музыка). Историки отмечают
также большое разнообразие фольклорных жанров.
В 1392 г. с воцарением династии Ли, которая правила более пятисот
лет (до 1910 г.), страна получила название Чосон (с целью подчеркнуть
преемственную связь с древнекорейсхим государством). Один из самых
ярких этапов развития корейской культуры и науки связан с именем вана
(титул главы государства) Сечжона (годы правления 1419-1450). Именно с
этого времени начинается "золотой век" корейской культуры. Ван Сечжон
был весьма образованным человеком и покровительствовал науке и искус-
ству, в особенности музыке и литературе. По его приказу были внесены
серьезные уточнения в систему летоисчисления, издано руководство по
сельскому хозяйству, разработано, корейское фонетическое письмо
(чопъым), которое используется корейцами до сих пор, и т. п.
Период правления вана Сечжона был важным этапом и в развитии
музыки. Весьма заметными были заслуги крупного музыкального деятеля
и ученого Пак Ёна (1378-1458). По указанию императора он систематизи-
ровал и усовершенствовал 65 видов музыкальных инструментов, а также
провел реформу и классификацию мелодий придворной и народной музы-
ки. Выдающимся достижением этого деятеля было создание в 1432 г. сис-
темы нотной записи чжоиканпо, позволявшей фиксировать и звуковысот-
ный, и метроритмический параметры музыки. Благодаря этой нотации в
10

Корее сохранились самые древние на Дальнем Востоке образцы корейской


и китайской музыки.
Первая половина XX в. была тяжелым и во многом трагическим
временем в истории корейского народа. Следствием установленного Япо-
нией в 1905 г. протектората с последующей колонизацией Кореи было по-
давление всего национального, в том числе и музыкального искусства.
Многие корейцы были вынуждены покинуть родину. Тем не менее музы-
кальная деятельность в это время, хотя и значительно затихает, однако не
угасает полностью. Именно с этим периодом связаны истоки корейского
музыкознания современного типа. После Второй мировой войны полуост-
ров Корея разделился на два самостоятельных государства (КНДР и Рес-
публика Корея). С этого момента оба корейских государства развиваются
автономно не только в социально-экономическом, но также и в культурном
плане. Вследствие этого, вероятно, целесообразно отдельно рассматривать
музыкальную культуру КНДР и Республики Корея.
Многие свидетельства о развитии и функционировании музыкаль-
ных жанров в Корее почерпнуты из археологических (особенно о ранних
этапах) и письменных источников предшествующих столетий. Часть све-
дений о музыкальной культуре Троецарствия и Объединенного Силла со-
держится в Самгук саги ("История Трех государств", 1145) и Самгук юса
("Хроники Трех Государств", 1280), созданных много времени спустя по-
сле окончания описываемой в них эпохи. Аналогичная ситуация сложилас
и в отношении музыкальной культуры периода Коре (918-1392). Практиче-
ски все основные сведения обнаруживаются в Корё-са ("История династии
Коре", 1451), созданном по прошествии почти шестидесяти лет после па-
дения династии Корб. Значительно более представительны в количествен-
ном и содержательном отношениях письменные источники Чосон (1392-
1910). Необходимо подчеркнуть, что в этот период резко возрастает число
письменных памятников, что во многом связано с развитием книгопечат-
ного дела. Традиционно главными историческими документами того вре-
мени являются исторические хроники, династийиые летописи, в которых
существенное место уделялось описанию дворцовой музыки (например,
собрание Аак-по ("Нотация музыки аак") включено в Сечжон силлок ("Ле-
тописи вана Сечжона", 1430) и др.). Помимо них, создаются музыкальные
трактаты, включавшие достаточно точные описания музыкальных инстру-
ментов и ансамблей, изображения способов музицирования, собрания пьес
в традиционной нотации.
Бесспорно, совершенно особое место среди источников занимает
трактат о музыке Акхак квебом ("Основы изучения музыки", 1493), создан-
ный группой ученых под руководством Сон Хёна. Этот капитальный труд
содержит основные положения традиционной корейской, а также китан-
11

ской музыкальной теории, описания инструментов и ансамблей (оркест-


ров) с указаниями их надлежащего использования, исторические материа-
лы о музыке и танцах (главным образом из Самгук саги и Корё-са), описа-
ния костюмов музыкантов и танцоров и т. д. До настоящего времени он
служит главным источником сведений о музыкальной теории и практике
XII-XVвв.,.давая возможность проследить пути развития традиционных
корейских жанров и отдельных пьес вплоть до конца XX в.
Обращение к жанровому комплексу корейской музыкальной тради-
ции безусловно сопряжено с вопросами его дифференциации..Традицион-
ная классификация жанров корейской музыкальной культуры, приводимая
в трактатах и трудах корейских и, вслед за ними, зарубежных ученых, ос-
новывается главным образом на двух факторах: во-первых, на различении
жанров китайского и корейского происхождения, во-вторых, с точки зре-
ния сословно-иерархического деления общества. Следует признать, одна-
ко, что подразделение всего на две главные категории,.чжоньак и мин-
сокьак (согласно сословно-иерархическому принципу, отражающему об-
щественные отношения средневековья), никак не охватывает богатой жан-
ровой картины, формировавшейся на протяжении длительного развития
корейской музыкальной традиции. В частности, музыка буддийского ри-
туала, как правило, не входит в упомянутые категории. Шаманская куль-
тура также практически не имеет постоянного "места". Иногда она при-
числяется к категории минсокъакг но зачастую — так же, как и буддийская
музыка, — фигурирует совершенно изолированно, притом, что практиче-
ски все исследователи отмечают ее давнюю и теснейшую взаимосвязь с
фольклорной культурой.
Поскольку современное этномузыкальное корееведение, несмотря на
отдельные уточнения, все же не выработало единой непротиворечивой
концепции в этом отношении, в настоящей работе представляется возмож-
ным при обзоре корейской традиционной музыки опереться на общепри-
нятый подход. Он предполагает разделение всей традиционной музыки на
две жанровые группы. Первая (чаще всего называемая чжонъак) включает
жанры высших слоев общества — ритуальные (сакральные) и светские. К
инструментальным жанрам этой группы относятся аак, танъак, хянъак,
чвитха и чжонъак, при этом аак и танъак составляют подгруппу жанров
китайского происхождения. Источником корейской придворной. музыки
ритуала поклонения Конфуцию аак является китайская традиция я юэ, вве-
зенная в Корею в начале XII в. и подвергшаяся реформированию во време-
на вана Сечжона (XV в.). Китайские корни имеет также жанр светской ин-
струментальной музыки танъак, ввезенный в Корею в VII в. и исполняв-
шийся во время торжественных дворцовых церемоний и банкетов. Основу
жанра хянъак составляли старинные корейские мелодии, большинство ко-
12

горых исполнялись во время банкетов в качестве собственно музыкальных


композиции и как сопровождение к танцам. Вместе с тем на его формиро-
вание повлияли заимствования из Китая, относящиеся ко времени, пред-
шествовавшему эпохе Тан (до VII в.), в том числе и музыка буддийского
ритуала, а также центральноазиатских музыкальных традиций до VII в. К
числу придворных жэмров принадлежит чвитха ("дуть", "ударять") — во-
енная оркестровая музыка и чжопъак — камерно-инструментальный жанр,
истоки которого восходят к буддийскому песнопению Ёнсанхвесан пулбо-
сал ("Великий Будда, проповедующий на горе Ёнсан''). К вокально-
инструментальным жанрам этой группы относятся кагок — "длинные" и
сичжо — "короткие" лирические песни, а также каса — повествователь-
ные напевы.
Вторая группа жанров, минсокъак, весьма обширна и включает пхан-
сори — вокальную монодраму, санчжо — сольные инструментальные
многочастные композиции для кахого-либо струнного или духового инст-
румента, мине ("народная песня"), нонъак ("крестьянская музыка"), жанры
шаманского ритуала — муак (инструментальный), муга (вокально-
поэтический), синави (импровизационная музыка шаманских танцев) и др.
Наряду с упомянутыми, обзор содержит краткую характеристику му-
зыкальных жанров буддийского ритуала (ёмбул, помпхэ и хвачхон), а также
неоградиционного жанра самулнори.
В главе подчеркивается необходимость дальнейшего исследования
жанровой и музыкально-стилистической проблематики традиционной ко-
рейской музыкальной культуры.
Глава II "К теории ангемитонной пентатоники как ладовой системы"
нацелена на освещение ряда вопросов общетеоретического характера, на-
правленных на выявление специфики функционирования АП как ладовой
системы модального типа, а также на раскрытие закономерностей струк-
турной организации АП как автономного интервально-звукорядного рода.
В рассмотрении ладовой проблематики автор исходит из концепции
лада, изложенной в обобщенном виде Ю.Н. Тюлшшм в "Учении о гармо-
нии" (1-е изд. -— 1937) и развиваемой в дальнейшем в работах многих оте-
чественных ученых. Ю.Н. Тюлин трактует лад в качестве логически диф-
ференцирозанной системы качественных взаимоотношений тонов, всецело
проистекающей из интонационнсти. Подобное глубинное толкование ла-
да активно привлекается при разработке монодийной ладовой теории, ко-
торая основывается на материале традиционной (фольклорной и профес-
сиональной) музыки различных этнических культур.
Ангемитонно-пентатоническая (шире — ангемитонная) ладовая сис-
тема, имеющая, как известно, весьма широкое распространение, рассмат-
ривается в контексте ладов монодийного типа. Проведенный автором дис-
13

ссртации анализ корейских фольклорных напевов убедительно демонстри-


рует целесообразность применения данного подхода.
Одним из фундаментальных параметров монодийной ладовой орга-
низации является диффузное единство ( С П . Галицкая) ладофункциональ-
ности практически со всеми музыкальными компонентами интонационно-
го процесса: составом звукоряда (суммарного и отдельных его отрезков),
метроритмическим фактором, формообразованием и т. п. Это качество мо-
нодийных ладов, во-первых, делает невозможным отвлеченное от конкрет-
ного ладозвукоряда восприятие ладовых функций, во-вторых, порождает
принципиальную множественность ладофункциональных вариантов реа-
лизации сходных по интервальному строению звукорядов. Последнее
представляется результатом специфического свойства монодийной ладоз-
вукорядной целостности, которое называется составностью. Сущность это-
го явления заключается в характерной автономности звукорядных ячеек,
составляющих суммарный звукоряд, что проистекает из модальной приро-
ды интонационного целого.
Изучение ладов монодийного типа связано с рассмотрением одной
из наиболее сложных проблем, касающейся вопроса о наличии и характере
действующего в них ладового тяготения. Это особенно актуально в отно-
шении ладов АП, интервально-звукорядный состав которых не содержит
полутоновых сопряжений звуков, ассоциирующихся во многих случаях с
неким инвариантом ладового тяготения. Тем не менее, феномен ладового
тяготения является неотъемлемым элементом интонационно-ладового
движения и формируется независимо от характера интервальных соотно-
шений тонов.
В континуальном восприятии мелодического развертывания значе-
ние ладового тяготения, возникающего на основе внутренней психологи-
ческой потребности перехода от звука, несущего в себе движение, к звуку
более устойчивому, связанному с ощущением покоя, остановки, торможе-
ния, во многом определяется необходимостью членения интонационного
потока. В этом случае, по нашему мнению, ладовое тяготение, наряду с
другими музыкально-композиционными факторами, выступает в качестве
функции формообразования. Несомненно, отсутствие полутоновых интер-
валов обусловливает известную нейтральность, сглаженность ладового тя-
готения в АП (по сравнению с тяготением в тональной гармонической сис-
теме).
Отмеченные особенности ладового тяготения в монодии (в том чис-
ле и в АП) непосредственно влияют на восприятие устойчивой функции,
которая в ладах модального типа обладает имманентной многозначностью,
количественным и качественным многообразием. Дифференциация типов
устойчивости учитывает прежде всего композиционный, метроритмиче-
14

ский и звуковысотный факторы, в соответствии с которыми целесообразно


выделить три основных типа устойчивости: главная опора (завершает весь
напев), переменная опора (по высоте не совпадает с главной и располага-
ется в конце относительно законченных построений, строк внутри напева)
и нолуопора (определяется различными музыкально-выразительными
средствами и находится внутри построения — строфы, строки, мотива, ме-
лодического оборота вне цезуры).
В прямой связи со спецификой ладового тяготения, множественно-
стью опорной функции, составностью звукорядов находится активно дей-
ствующий в монодийных ладах фактор, называемый ладовой переменно-
стью. Ю.Н. Холопов характеризует ее как общее свойство мелодий мо-
дального (монодийного) типа. В интонационных условиях ладоперемен-
ный процесс определяет постоянно возникающий ладовый контраст, обес-
печивающий динамизм процесса формирования лада и в целом всей ком-
позиции. Взаимоотношения основных устоев (главного и переменно-
го/переменных) в зависимости от числа разновысотных опор может иметь
одно-, двух-, трех- и т. д. -уровневую структуру.
Все обозначенные свойства монодийных ладов учитывались в анали-
зе корейских фольклорных напевов, базирующихся на ангемитонно-
пентатонических и ангемитонных звукорядах. Их ладовая типология пред-
ставлена в гл. III.
Рассмотрение общих структурных закономерностей АП как авто-
номного интервально-знукорядного рода направлено на выявление акусти-
ческих характеристик как отдельных звуков, так и в целом звукорядов АП.
В данном случае мы опираемся на разработки Ю.Н. Холопова ("Учение о
гармонии", 1988), который исследует акустическую природу звукорядов
АП и семиступенной диатоники (СД), имеющих в основе единый квинто-
вый принцип организации. Наиболее важными, на наш взгляд, представ-
ляются соображения Ю.Н. Холопова относительно напряженности интер-
вальных сошношений между звуками, зависящей от степени удаленности
звуков в квинтовом ряду, эмоционально-семантических свойств звукоря-
дов АП, обусловленных числом восходящих или нисходящих квинтовых
шагов, а также наличия и количества тех или иных интервалов в целом.
Исходя из самостоятельности данного интервального рода, можно
предположить, что имманентная структура АП позволяет раскрыть конти-
нуально-пространственную сущность системы, а также дает возможность
осмысления мелодического движения в симультанном виде. В аналитиче-
ском рассмотрении звукорядов АП и ангемитоники, представляемых как
некая абстрактная конструкция, внимание сосредоточено на проявлениях
зеркально-симметричных связей элементов на различных масштабных
уровнях. Симметрия в данном случае расценивается в качестве релевант-
15

ного системообразующего фактора, изначально присущего любому объек-


ту (Л.В. Александрова, С.С. Гончаренко, Б.И. Каракулов, Ю.Л. Урманцев).
Как известно, в АП выделяют пять отличных друг от друга звуко-
рядиых структур, являющих собой так называемые пять видов АП. Отме-
тим, что вопрос их номинации до настоящего времени остается открытым.
В диссертации используется наиболее распространенный принцип, в кото-
ром 1-й вид АП имеет структуру 2-2-3-2 (цифры обозначают число полу-
тонов, образующих гаммовый интервал), 2-й вид — 2-3-2-3, 3-й вид — 3-2-
3-2,4-й вид — 2-3-2-2, 5-й вид—.3-2-2-3.
Помимо звукорядов АП, включающих пять и более звуков (шесть,
семь и т. д.), анализу были подвергнуты ангемитонные (трех- и четырсх-
звучные) структуры, потому что они, во-первых, составляют ячейки сум-
марных звукорядов, во-вторых, могут выступзть в качестве самостоятель-
ных ладозвукорядных структур.
В звукорядах АП и узкообъемных ангемитонных ячейках автор об-
наруживает зеркальную симметрию двух типов. К первому относится
симметрия относительно особой точки (или зоны) — оси симметрии, кото-
рая располагается внутри звукорядов и представляет собой либо отдель-
ный тон, либо интервал 2 или 3. Этот тип симметрии условно назван внут-
ренним (внутризвукорядным). Второй тип отношений, формирующийся
между двумя звукорядами, обозначен как внешняя или межзвукорядпая
симметрия. Осью симметрии здесь является звук, образуемый в результате
наложения начального и конечного звуков разных звукорядов.
В главе в процессе анализа зеркальной симметрии в звукорядах АП
показано, что среди пяти видов только один ззукоряд представляет сим-
метрию первого (внутризвукорядного) типа. Другие звукоряды образуют
соотношения второго (межзвукорядного) типа..Автор предлагает опреде-
лять звукоряд первого типа симметрии (независимо от числа составляю-
щих его звуков) с помощью известной математической формулы (вычет по
модулю — Y = 2Х (mod 5)). В главе разработана методика, на основе кото-
рой легко устанавливаются пары зеркально-симметричных звукорядов
второго типа с заданным числом звуков.
Исходя из природы рассматриваемого интервального рода, по-
видимому, можно утверждать, что проявления зеркальной симметрии за-
ведомо не ограничиваются рассмотренными в данной главе. Не вызывает
сомнений, что их число значительно больше, если не бесконечно. Необхо-
димо дальнейшее изучение и других типов симметрии (прежде всего пе-
риодичной) на базе АП и ангемитоники в целом. Можно предположить ве-
роятность построения алгоритма действий, позволяющего вскрывать все
новые разновидности симметрии. В настоящей же главе затронуты прежде
16

всего те черты-зеркальной симметричности АП, которые в контексте на-


стоящего исследования представляются автору наиболее актуальными.
В главе III "Ладовое строение корейского песенного мелоса" предла-
гается типология ангемитонных и ангемитонно-пентатонических ладозву-
корядных комплексов корейских фольклорных напевов. Анализ некоторых
образцов фигурирует в диссертации.
Используемый в настоящей главе подход продиктован необходимо-
стью, во-первых, последовательного описания. интервально-звукорядных
структур корейских напевов, во-вторых, их собственно ладовой системати-
зации. На наш взгляд, представляется целесообразным объединить звуко-
рядный подход с изучением функциональных (логических) связей между
звуками в напеве. В этом случае предметом исследования представляется
именно ладозвукоряд, отражающий оба указанных аспекта. Подобное ис-
следование ладовых структур корейского песенного фольклора продикто-
вано прежде всего тем, что монодийная природа корейского мелоса обу-
словливает сложные неоднозначные соотношения понятий "лад" и "звуко-
ряд". Специфика их взаимосвязи видится в том, что в монодийной музыке
звукоряд в качестве структурной основы интонации зачастую предстает
как некая абстрактная конструкция, существующая как бы независимо от
ладоинтонационности. Это определяется универсальным для монодийной
музыки принципом составности звукорядов, "сложенных" из разного ко-
личества автономных микроструктур, образующих суммарный (по отно-
шению к конкретному образцу) ладозвукоряд.
Дифференциация чрезвычайного разнообразия видов и форм ладоз-
вукорядов корейских фольклорных напевов сопряжена с тщательным от-
бором основных критериев. В первую очередь они должны учитывать про-
цессы монодийного ладообразования. Поэтому в качестве одного из глав-
ных параметров избрана структура ладовой переменности — ведущего по-
казателя активности интонационного развертывания. Глубина и интенсив-
ность проявления устойчивости звуков, образующих ладоопорный ком-
плекс напева (СП. Галицкая), определяют качество ладовой переменности.
Она базируется на взаимодействии опорных звуков различных рангов и
отображает функциональные отношения тонов на различных масштабных
уровнях формы. Наиболее существенными для организации предлагаемой
типологии являются переменные связи, возникающие между главной и пе-
ременной (переменными) опорами.
Таким образом, при построении типологии учитывались главным
образом два аспекта: интервальный состав суммарного звукоряда напева и
его функционально-ладовая организация, выступающая в роли основопо-
лагающего фактора. В предлагаемой типологии ладозвукорядов корейско-
го песенного фольклора основное внимание направлено на выявление ла-
17

доопорного комплекса, отражающего взаимодействие устоев на уровне от-


дельных построений и целостного напева, общее количество и интерваль-
ное соотношение опор. К числу дополнительных, но все же не менее важ-
ных признаков, относятся амбитус напева, количество ступеней, положе-
ние главной опоры в суммарном звукоряде.
Подробное рассмотрение ладовых типов и многообразных видов ла-
дозвукорядных структур корейского песенного фольклора требует осве-
щения некоторых важных моментов, проясняющих принципы классифи-
кации ангемитонных и ангемитонно-пентатонических звукорядов. В дан-
ном случае необходимо иметь в виду соображения К.В. Квитки и
М.Н. Нигмедзянова о том, что АП — это лишь частный случай более ши-
рокого явления — ангемитоники. Вслед за этими авторами в диссертации
различаются ангемитонные (узкообъемные) и ангемитонно-
пентатонические ладовые структуры (к последним относятся звукоряды из
пяти, шести, семи и более звуков). Отдельно рассматриваются ангемитон-
но-хазматонические звукоряды. К ним принадлежат такие структуры, в ко-
торых наличествует интервал, превышающий гаммовый в рамках ангеми-
тонно-пентатонической системы (в данном случае ч.4 и интервалы, пре-
вышающие ее по объему).
На основе избранных критериев классификации, связанных с функ-
циональностью, в главе представлены три ладовых типа. Выявление каж-
дого из них основывается на рассмотрении большого числа корейских
фольклорных напевов. В диссертации фигурирует достаточно развернутый
анализ ладоинтонационных и ладофункциональных особенностей кон-
кретных образцов всех трех ладовых типов. Напевы приведены в Прило-
жениях I и 11.
К первому типу (I) относятся напевы с одним опорным тоном, вы-
ступающим в качестве главного устоя без участия переменных. Иными
словами, опорные точки (имеются в виду переменные устои), возникаю-
щие в процессе интонирования внутри напева, совпадают с конечной
(главной) опорой и формируют одноуровневую ладопеременность.
В ходе анализа установлено, что к I типу ладовой организации отно-
сятся напевы, базирующиеся на различных звукорядах. Достаточно широ-
ко представлены ангемитонные и ангемитонно-хазматонические (четырех-,
пяти- и шестизвучные) ладозвукорады, формирующиеся в большинстве
случаев как лады с нижним положением главной опоры. В качестве их
разновидности рассматриваются лады с субтонами (субквартой, субтерци-
ей или субзвеном), которые расцениваются, условно пользуясь терминоло-
гией классической гармонии, в качестве вводнотоновых.
Ладозвукоряды АП в данном типе ладов представлены в полном
объеме. Проведенный автором диссертации статистический обзор корей-
18

ских напевов показывает, что I тип ладов базируется в большинстве случа-


ев на 4-й (2-3-2-2) разновидности АП (около 40%). Приблизительно в рав-
ной степени распространены 1-й (2-2-3-2) и 5-й (3-2-2-3) виды АП (20%).
Менее часто встречается 3-я (3-2-3-2) пентатоника (несколько более 10%).
Наконец, реже ьсего можно видеть 2-ю (2-3-2-3) разновидность (менее
10%). Возможно, что при рассмотрении большего количества образцов
приведенное процентное соотношение видов ЛП может измениться. Одна-
ко, думается, расширение круга анализируемых напевов существенно не
повлияет на результаты, обозначенные выше.
Очень широко представлен второй тип (II) ладовой организации. Он
подразумевает функционирование, кроме главной опоры, одного (в боль-
шинстве случаев) или нескольких переменных устоев. Подчеркнем, что
переменная опора не совпадает по высоте с главным устоем. Вследствие
этого ао II типе ладов образуются сложные многоуровневые ладоперемен-
иые отношения. Суммарный звукоряд этого типа ладовых структур огра-
ничивается пределами ангемитоники или АП: все интонационное продви-
жение в напеве формирует единый ангемитонный (ангемитонно-
иеитатонический) звукоряд. Данный тип ладов свидетельствует о богатей-
шем внутреннем интонационно-мелодическом и ладообразующем потен-
циале аш-емитоники и АП, а также высоком уровне ладового мышления в
корейской фольклорной песенности.
II тип ладовых структур в наиболее отчетливом виде демонстрирует
принцип состав!юстн монодийиых ладов. Наличие нескольких разновы-
сотных кадансовых устоев является результатом взаимодействия двух и
более ладовых структур, выступающих в роли относительно самостоя-
тельных ладообразований в рамках каждого рассматриваемого лада. II ла-
довый тип формируется путем соединения в одном напеве ангемитонных
(узкообъемных и хазматонических) структур, взаимодействия ангемитон-
кых и ангемитонно-пентагонических звукорядов, а также объединения от-
личных по строению видов АП, обнаруживаемого в основном в образцах,
охватывающих широкий диапазон с большим числом звуков.
Что касается интервального соотношения опорных тонов (главного и
переменного/переменных) в ладах с двухуровневой организацией ладопе-
ременности II типа, то в ходе анализа было установлено, что наиболее ти-
пичным интервалом является кварта. Помимо неё встречаются квинтовые,
терцовые, секстовые СЕЯЗИ. Реже всего можно наблюдать секундовое соот-
ношение опор, которое встретилось на данном этапе только в напевах, где
задействованы три ладозвукорядные структуры, образующие трехуровне-
вую ладопеременность. Подчеркнем, что ив этом случае квартовая взаи-
мосвязь основных устоев может быть признана стержневой. Относительно
19

расположения устоев в звуковысотном пространстве отметим, что в равной


степени переменный устой может находиться выше или ниже главного.
Чрезвычайно разнообразные способы образования представляет тре-
тий тип (III) ладовых структур. Он предполагает взаимодействие отличных
друг от друга по шггервальио-звукорядному составу видов ангемитоники
и/или АП, которое в суммарном звукоряде приводит к образованию так на-
зываемого диатонического "полутона на расстоянии" или другого,нети-
пичного для звукорядов АП интервала (например, 6.7 или тритона). Важно
подчеркнуть, что эти интервалы не имеют в напеве непосредственного ин-
тонационного воплощения. Иными словами, рассмотрение отдельных зву-
корядных отрезков напева показывает, что звукоряд в них не выходит за
пределы ангемитоники. Несмотря на это, интервальное строение автоном-
ных ладозвукорядов, а также структура образуемого ими суммарного зву-
коряда представляют большое число интервальио-звукорядных вариантов.
Ладовая переменность III типа ладов демонстрирует сложные внут-
ренние связи. Ее формирование происходит, во-первых, на основе взаимо-
действия ладозвукорядов, тоновый состав которых различается одним или
несколькими звуками, образующими в суммарном звукоряде диатониче-
ский полутон, во-вторых, в результате сочетания звукорядов, находящихся
на различной высоте, интервальная структура которых может совпадать.
Специфика ладопеременных процессов III типа ладов заключается в тем,
что указанные пути образования таких ладозвукорядов приводят к созда-
нию как одноуровневых, так и многоуровневых ладопеременных связей.
Более того, соединение в одном напеве двух обозначенных способов обра-
зования ладов III типа непосредственно выражается в совмещении разных
видов ладовой переменности (при наличии в одном напеве двух, тpex, воз-
можно и более разновысотных кадансовых опор могут присутствовать как
одноуровневые, так и многоуровневые связи устоев).
Интервальные отношения кадансовых устоеа при многоуровневой
ладопеременной организации III типа ладов предстаглгны разнообразными
интервалами: ч.4, ч.5, м.З, ч.8, 6.2, а также м.7 и 6.9. На данном эгапе ис-
следования достаточно сложно судить как о превалировании каких-либо
интервальных связей, так и об устойчивости сочетания тех или иных ин-
тервалов в трех- (и более) -уровневой ладопеременности. Иными словами,
результаты проведенного анализа проявляют своего рода неповторимость
ладоопорного комплекса каждого напева. При этом отметим, что кварто-
квинтовое взаимодействие ключевых опор в III типе ладов, хотя и сохра-
няет большую значимость, не является столь существенным, как во II типе
ладов.
Вполне естественно, что обозначенные основные типы ладовой ор-
ганизации не могут охватить всего многообразия ладозвукорядсв корей-
20

ских фольклорных песен. Укажем, что помимо них существуют также и


промежуточные между I и И типами варианты ладовой организации, при-
надлежность которых не может быть признана однозначной. Анализ таких
образцов также приводится в диссертации.
Предлагаемая в главе функциональная типология допускает даль-
нейшую внутреннюю дифференциацию, во-первых, по интервально-
звукорядному принципу, подразумевающему выявление функционирую-
щих видов ангемитонных и ангемитонно-пентатонических структур, во-
вторых, по количеству и интервальному соотношению опорных тонов раз-
личных рангов и т. п. На этом основании возможна более детальная клас-
сификация.
Глава IV "Ариран: о ладоинтонационной структуре" посвящена крат-
кому обзору 35 напевов лирических песен группы Ариран, а также деталь-
ному анализу ладоинтонационности одного из самых известных напевов
Ариран.
На современном этапе изучения единого мнения о происхождении
слова "ариран" не существует (в диссертации приводятся разные его трак-
товки). Напевы Ариран характеризует многообразие форм интонирования.
По принципу соотношения поэтического текста и мелодии их можно раз-
делить на силлабическую (с минимальным числом кратких распевов) и ме-
лизматическую группы (названия условные). В метроритмическом плане
большинство напевов Ариран опираются на трехдольность; встречается и
пятидольная основа (5/8). В ладозвукорядном отношении рассматриваемые
напевы демонстрируют широкое разнообразие ладозвукорядных видов (от
узкообъемных ангемитонных до гемитонных широкого диапазона). Отно-
сительно ладовой организации согласно разработанной автором диссерта-
ции типологии отметим, что интонационно-мелодическое движение этих
напевов формирует ладовые структуры всех трех типов.
В анализе напева Ариран, который знают практически все корейцы
(не только в Корее), реализованы несколько подходов. Один из них на-
правлен на исследование ладозвукоряда aJ-el-gl-al-hl-d2t который может
быть отнесен ко II типу ладов (с главным устоем g1 и переменным d1) с
двухуровневой организацией ладовой переменности. Рассмотрение мело-
дико-мотивного строения проявило вариантную связь трех основных мо-
тивов, контрастирующих с кульминационным. Другие подходы связаны с
рассмотрением формообразующих функций, ассоциирующихся с принци-
пом волны, а также абстрактно-логического аспекта, подразумевающего
выявление симметричных (зеркальных и периодичных) отношений (пара-
дигматических и синтагматических) и некоторых акустических закономер-
ностей. Все аспекты нацелены на раскрытие ладоинтонационной идеи это-
го напева. Анализ показывает, что, по-видимому, не случайно именно этот
21

напев так широко известен среди корейцев, проживающих не только в са-


мой Корее, но также и в других странах, в том числе и в России. При бли-
жайшем рассмотрении можно с определенностью отметить, что во всех
отношениях он представляет собой своего рода совершенство. Не говоря
уже о мелодической линии напева, которая чрезвычайно изящна в своей
простоте, его организация в различных аспектах поражает своей безупреч-
ной целостностью.
В Заключении содержится краткая характеристика основных резуль-
татов диссертационного исследования, и намечаются дальнейшие перспек-
тивы изучения проблематики, связанной главным образом с вопросами ла-
довой организации фольклорных и других традиционных корейских жан-
ров. Качественный анализ и типология ладозвукорядов корейской фольк-
лорной песенности могут быть дополнены соображениями, касающимися
как ангемитонных и ангемитонно-пентатонических, так и гемитонных
структур. Последние требуют самостоятельной систематизации.
Одно из важных направлений дальнейшего исследования ладовой
организации корейских напевов связывается с рассмотрением музыкаль-
ной специфики локальных фольклорных стилей как в самой Корее, так и за
ее пределами. Несомненный интерес представляют истоки и своеобразие
фольклорной традиции корейцев Сахалина, а также сравнение напевов са-
халинских корейцев с образцами, бытующими в Корее.
Наряду с этим весьма перспективным можно считать историческую
и теоретическую разработку культурологических и музыкально-
стилистических параллелей между различными жанрами корейской музы-
ки, исследование вопросов формирования каких-либо ее жанров, в том
числе и в ладовом аспекте. Не менее продуктивно изучение музыкально-
культурных взаимовлияний традиций страны Утренней Свежести и других
стран Дальнего Востока (например, Китая, Японии), а также в целом стран
Азиатско-тихоокеанского региона.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. И Нам Сун. Ладовое строение корейской традиционной


музыки: проблемы изучения // Сборник тезисов докладов Новосибир-
ской межвузовской конференции "Интеллектуальный потенциал Си-
бири". - Новосибирск: б/изд., 1996. - С. 7 (0, 1 п. л.).
2. И Нам Сун. О типологии ангемитонной пентатоники в
корейской народной песне // Сборник тезисов докладов Новосибир-
ской межвузовской конференции "Интеллектуальный потенциал Си-
бири". - Новосибирск: б/изд., 1997. - С. 39-40 (0,1 п. л.).
22

3. И Нам Сун. О корейской народной песне Ариран // Му-


зыкальная культура Дальнего Востока и стран АТР. Тезисы докладов
региональной научно-практической конференции. - М.: Композитор,
1998.'-С. 47-49 (0, I n . л.).
4. И Нам Сун. Ариран: строение напева в контексте зер-
кальной симметрии; // Сборник тезисов докладов Новосибирской
межвузовской конференции "Интеллектуальный потенциал Сибири".
- Новосибирск: б/изд., 1998. - С. 56-58 (0,1 п. л.).
5. И Нам Сун. К вопросу о корейской традиционной музы-
кальной культуре // Культура и образование этнических общностей
Сибири. Осмысление феноменов этнонациональных культур и их
влияния на духовную жизнь общества. Тезисы докладов и тематиче-
ские материалы IV традиционной ежегодной научно-практической
конференции. - Новосибирск: Изд-во Российско-Немецкого Дома,
2000. - С . 46-47 (0,1 п. л.).
6. И Нам Сун. Ариран: о ладовом строении // Проблемы
музыкознания: статьи молодых музыковедов / Новосибирская госу-
дарственная консерватория им. М.И. Глинки. - Новосибирск, 2000. -
Вып. 1 - С . 68-79 (0,5 п. л.).
7. И Нам Сун. Проблемы изучения традиционной корей-
ской музыки в отечественном этномузыкознании // Теоретические
концепции XX века. Итоги и перспективы отечественной музыкаль-
ной науки. Материалы Всероссийской научной конференции / Ново-
сибирская государственная консерватория им. М.И. Глинки. - Ново-
сибирск, 2000. - С. 310-315 (0,3 п. л.).
8. И Нам Сун. Ангемитонная пентатоника и зеркальная
симметрия // Сибирская архитектурно-художественная школа: Мате-
риалы Всероссийской научно-практической конференции - Новоси-
бирск: Агентство "Сибпринт", 2001. - С. 110-113 (0,4 п. л.).
9. И Нам Сун. К проблеме жанровой классификации тради-
ционной корейской музыки // Культура Дальнего Востока России и
стран АТР: Восток Запад / Материалы Всероссийской научной кон-
ференции. - Вып. 8. - Владивосток: Изд-во Дальневосточного уни-
верситета, 2002. - С. 211-212 (0,1 п. л.).
10. И Нам Сун. Ладозвукорядные структуры корейского пе-
сенного фольклора. - Новосибирск, 2004. - 1 п. л. (в печати).
Подписано в печать 4.12.2003 г. Формат 84x60x1/16
Бумага офсетная. Тираж 120 экз. Печ. л. 1,2
Заказ № 6 9 9

Отпечатано в типографии
Новосибирского государственного технического университета
630092, г. Новосибирск, пр. К. Маркса, 20