Вы находитесь на странице: 1из 354

VISIT…

А К А Д Е М И Я Н А У К С С С Р

Институт философии

Д. П. ГОРСКИЙ

ВОПРОСЫ
А Б С Т Р А К Ц И II
И ОБРАЗОВАНИЕ
понятий

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР


Москва 196 i
ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР

профессор С. А. ЯНОВСКАЯ
ВВЕДЕНИЕ

Иногда самые простые, на первый взгляд, вопросы мо­


гут в ы з в а т ь р я д з а т р у д н е н и й : простое иногда о к а з ы -
иаотся весьма с л о ж н ы м . Допустим, написано число 2.
1
1 то оно собой представляет — з н а к или совокупность
каких-то двух предметов, или понятие? Ясно, что отожде­
ствить число 2 со знаком, его в ы р а ж а ю щ и м , н е л ь з я . Это
ж е число м о ж н о в ы р а з и т ь и знаком I I . З н а ч и т , число 2 есть
нечто, н е з а в и с я щ е е от формы его в ы р а ж е н и я . П о п ы т а е м с я
число 2 отождествить с какими-то к о н к р е т н ы м и п а р а м и
предметов (парой галош, и л и парой глаз и т. п . ) . Ясно, что
такое отождествление неправомерно, так к а к число 2 п р и ­
меняется как х а р а к т е р и с т и к а с а м ы х р а з л и ч н ы х пар пред-
метоп, независимо от качества элементов, их составляющих.
Кетеетвеннее всего число 2 с ч и т а т ь понятием, о т р а ж а ю ­
щим то общее, что существует в любых по своей качест­
венной х а р а к т е р и с т и к е парах предметов. Но тогда возни­
кает иной вопрос. Если это понятие, то почему, с л о ж и в 2
п 2, мы получим 4. Ведь если мысль о белом (т. е. п о н я ­
тие) объединить с мыслью о белом (т. е. с п о н я т и е м ) ,
ничего иного, кроме мысли о белом, не получится. Ч т о ж е
и таком с л у ч а е позволяет нам о б р а щ а т ь с я с числами к а к
с м а т е р и а л ь н ы м и предметами, х о т я они таковыми не
пиля ются?
Ни постно, что в н а у к е н а м п р и х о д и т с я оперировать с
такими а б с т р а к ц и я м и («абстрактными п р е д м е т а м и » ) , к а к
«точка», «прямая», «абсолютно упругое тело», «инерция»,
«ндоильный газ» и т. п. Д л я этих абстракций м о ж н о о т ы ­
скать соответствующие прообразы в м а т е р и а л ь н о й дейст-
нитслыюоти. Однако в действительности не с у щ е с т в у е т

3
точек, не и м е ю щ и х и з м е р е н и я , абсолютно п р я м ы х линий,
абсолютно у п р у г и х тел и т. п. Абстракции такого рода
с в я з а н ы с идеализацией, «огрублением» предметов и отно­
ш е н и й действительного мира. Не подрывает ли теорию
о т р а ж е н и я наличие т а к и х абстракций в науке? Н е л ь з я ли
без них обойтись? А если нет, то к а к они образуются, как
обосновать с позиций диалектического м а т е р и а л и з м а их
правомерность?
Более того, в науке приходится пользоваться и такими
а б с т р а к ц и я м и , к а к «мнимое число», « п р у ж и н ы , не имею­
щ и е массы», «частицы, и м е ю щ и е массу, но не имеющие
объема». Этим а б с т р а к ц и я м н е л ь з я непосредственно в
материальной действительности найти прообраза. Право­
мерно ли в таком с л у ч а е использование т а к и х абстракций
в науке? Если да, то как обосновать с позиций марксист­
ской теории о т р а ж е н и я введение их в науку?
В науке мы пользуемся такими абстракциями и поня­
т и я м и , к а к 1) «человек», «планета»; 2) «число», «стои­
мость»; 3) «точка», « и н е р ц и я » ; 4) «удельный вес», «ско­
рость»; 5) «атом», «электрон» и т. п. Возможно ли образо­
вание п е р е ч и с л е н н ы х групп п о н я т и й и абстракций при
помощи одних и тех ж е видов абстрагирования, можно л и
сформулировать некоторые общие методы образования,
ф о р м и р о в а н и я у к а з а н н ы х групп п о н я т и й и абстракций?
Известно, что о к р у ж а ю щ а я нас м а т е р и а л ь н а я действи­
тельность д и а л е к т и ч н а по своему х а р а к т е р у . К а ж д ы й
предмет постоянно и з м е н я е т с я . Но несмотря на это,
в н а у к е мы вводим строгие р а з г р а н и ч е н и я д л я предметов,
даем им строгие и точные определения, отождествляем в
процессе р а с с у ж д е н и я предмет с с а м и м собой. З а к о н н о ли
это? Н е р и с к у е м л и м ы при т а к о м отождествлении посто­
янно в ы с к а з ы в а т ь л о ж ь (предмет постоянно меняется,
а м ы о т о ж д е с т в л я е м его с с а м и м собой)?
К а к и е а б с т р а к ц и и и и д е а л и з а ц и и при этом допуска­
ются и п р а в о м е р н ы ли они?
В процессе абстракции мы всегда о т в л е к а е м с я от ка­
ких-то х а р а к т е р и с т и к предметов и какие-то в ы д е л я е м .
Достаточно л и д л я н а у к и , д л я ф о р м и р о в а н и я н а у ч н ы х по­
н я т и й отвлечения от каких-то о б ъ е к т и в н ы х х а р а к т е р и с т и к
и з у ч а е м ы х предметов, не прибегаем ли м ы при этом и к
отвлечению от некоторых н а ш и х с у б ъ е к т и в н ы х возможно­
стей?

4
В р а м к а х аксиоматических теорий мы всегда некоторые
элементарные задачи принимаем за р е ш е н н ы е . Н а п р и м е р ,
и геометрии Эвклида постулируется, что две точки, сколь
fii.t удаленными они ни были, м о ж н о соединить п р я м о й ;
любой отрезок прямой, сколь м а л ы м бы он ни был, можно
разделить пополам; в ф о р м а л и з о в а н н ы х системах логики
предполагается, что для э л е м е н т а р н ы х ф о р м у л вопрос о их
осмысленности у ж е решен и т. п. Н а основании этих
элементарных задач, п р и н и м а е м ы х за р е ш е н н ы е , м ы ре­
шаем иные более с л о ж н ы е задачи. Возникает вопрос о
правомерности отвлечения от р а з р е ш и м о с т и этих задач в
пределах аксиоматических теорий.
Ответам на перечисленные в ы ш е (и аналогичные им)
вопросы и п о с в я щ е н а н а с т о я щ а я работа.
Автор стремился показать, что все трудности, с в я з а н ­
ные с проблемами процесса абстракции и образования по­
нятий могут быть р е ш е н ы л и ш ь с позиций д и а л е к т и ч е с к о ­
го материализма, на основе диалектического метода и
учета роли практики и человеческом познании, а не только
л и ш ь нутом сопоставлении отдельных «готовых» абстрак­
ции и ич систем о (рангами непосредственного опыта, к а к
ато пытаются долить неопозитивисты. И м е н н о л и ш ь про­
слеживая исторический путь ф о р м и р о в а н и я абстракций в
процессе р а з в и т и я наук, в ы я с н я я роль абстракций в про­
цессе познания, в процессе их п р и м е н е н и я (точнее, н а у ч ­
ных теорий, о п е р и р у ю щ и х ими) д л я р е ш е н и я р а з л и ч н ы х
практических задач, возможно обосновать о т р а ж а т е л ь н ы й
характер абстракций, правомерность и х в в е д е н и я в н а у к у .
.Мини, такой подход к проблемам п о з н а н и я и, в частности,
к проблемам абстракции дает возможность оправдать тео­
рию о т р а ж е н и я во всем ее объеме.
Науки, к а к известно, р а з в и в а ю т с я диалектически.
Поэтому в ходе их р а з в и т и я постоянно о б н а р у ж и в а ю т с я
противоречия, которые р а з р е ш а ю т с я в процессе прогресса
человеческого з н а н и я . Д а ж е в т а к и е строгие н а у ч н ы е дис­
циплины к а к теория множеств и м а т е м а т и ч е с к а я логика
проникают п р о т и в о р е ч и я . П р о т и в о р е ч и я в н а у к а х возни­
кают не только вследствие несоответствия существующей
теории вновь о т к р ы в а е м ы м ф а к т а м , но и вследствие того
(как, например, в математических н а у к а х ) , что исходные
оо положения (допущения, абстракции, исходные п о н я ­
тии) о к а з ы в а ю т с я неправомерными, т р е б у ю щ и м и уточне-
5
ния, углубления, а подчас и з а м е н ы их новыми абстрак­
циями, п р е д п о л о ж е н и я м и , п о н я т и я м и . Не случайно поэто­
му бурные темпы р а з в и т и я научного з н а н и я в X X столе­
т и и выдвинули в качестве задач первостепенной в а ж н о с т и
а н а л и з его логических основ, исходных понятий, абстрак­
ций н а у ч н ы х теорий, их логического а п п а р а т а .
Возникновение новых н а у ч н ы х дисциплин, и м е ю щ и х
чрезвычайно обобщенный х а р а к т е р ( м а т е м а т и ч е с к а я л о ­
гика, кибернетика и д р . ) , сделало необходимым изучение
понятий большой общности и весьма абстрактного' содер­
ж а н и я ( и н ф о р м а ц и я , у п р а в л е н и е , сложность, строгость и
т. п . ) , поставило вопрос об и х определении, о правомерно­
сти их использования, об их объективном х а р а к т е р е и т. п.
Т а к , н а п р и м е р , спор м е ж д у представителями т а к н а з ы ­
ваемого конструктивного и классического н а п р а в л е н и й в
математике определяется соответственно н е п р и н я т и е м или
п р и н я т и е м абстракции а к т у а л ь н о й бесконечности. Исполь­
зование абстракций и общих п о н я т и й в науке полностью
оправдало себя. Р а з в и т и е н а у к и свидетельствует о том,
что ее прогресс во многом обязан введению различного
рода абстракций, и д е а л и з и р о в а н н ы х объектов, понятий
предельно широкой общности. Н а п р и м е р , м а т е м а т и к а воз­
н и к л а в с в я з и с образованием т а к и х а б с т р а к т н ы х объектов
как числа, точка, п р я м а я ; б у р н ы й ее прогресс с в я з а н с
введением т а к и х абстракций, к а к мнимое число, ф у н к ц и я
и т. п.; развитие ф и з и к и нового времени началось с п р и м е ­
н е н и я таких а б с т р а к ц и й к а к и н е р ц и я , масса, сила, энер­
гия и т. п. Поэтому не чем иным к а к с о о б р а ж е н и я м и миро­
воззренческого х а р а к т е р а м о ж н о о б ъ я с н и т ь р е а к ц и о н н ы е
попытки неопозитивистской ф и л о с о ф и и номиналистиче­
ского толка у с т р а н и т ь абстракции, и д е а л и з и р о в а н н ы е
объекты («универсалии») из н а у к и , п р и н и з и т ь роль аб­
стракций в познании. В. И. Л е н и н не случайно у к а з ы в а л ,
что р е а к ц и о н н ы е поползновения в н а у к е порождаются ее
прогрессом.
Н е с м о т р я на то, что в н а у к е м ы постоянно пользуемся
а б с т р а к ц и я м и и р а з л и ч н ы м и способами абстрагирования,
до сих пор само понятие абстракции (и в смысле известно­
го мыслительного процесса, и в смысле результатов этого
процесса) остается недостаточно проанализированным.
О самых общих исходных п о н я т и я х н а у к и п р и н я т о
говорить к а к о наиболее простых в аналитическом смысле.
6
Однако эти п о н я т и я к ином смысле я в л я ю т с я , может быть,
наиболее с л о ж н ы м и . И х слож1 гость состоит, н а п р и м е р ,
в трудностях их определения, а то или иное их определе­
ние, как известно, влияет на с о д е р ж а н и е р а з в и в а е м ы х на
этой основе теорий. Не случайно н а у к и , достигшие в своем
развитии весьма высокого у р о в н я р а з в и т и я , вновь и вновь
в о з в р а щ а ю т с я к в ы я с н е н и ю , к а н а л и з у своих основ. По­
этому главным затруднением, с к о т о р ы м с т о л к н у л с я автор
при а н а л и з е проблемы а б с т р а к ц и и и о б р а з о в а н и я поня­
т и и , было з а т р у д н е н и е , с в я з а н н о е с определением основных
исходных понятий. Свестт; (редуцировать) наиболее про­
стое тг общее к еще более простому и общему в а н а л и т и ч е ­
ском смысле, к а к в случаях: о п р е д е л е н и я и н ы х неисходных
понятий развиваемой теопии, не п р е д с т а в л я е т с я возмож­
ным '.
Поэтому естественным способом определения т а к и х
понятий я в л я е т с я : 1) установление отношений между тем,
что определяется и тем, что для определяемого я в л я е т с я
с м е ж н ы м с ц е л ь ю о т л и ч е н и я последнего от определяемого;
2) выяснение подвидов определяемого и приведение соот­
ветствующих примеров.
Однако у с т а н о в л е н и е таких отношений и подвидов
•ребует специального исследования. А в т о р поэтому выбрал
следующий путь. В качестве определений процесса аб­
стракции, «абстрактного предмета» и т. и. приводятся
определения, преследующие часто л и ш ь цель д о с т и ж е н и я
некоторой большей интуитивной ясности, что просто иног­
да с в я з а н о с заменой научного т е р м и н а более п р и в ы ч н ы м
и ясным д л я нас словом. Так, н а п р и м е р , термин «абстрак­
ция» п о я с н я е т с я н а м и через более привычное д л я людей,
т в о р я щ и х на русском я з ы к е , слово «отвлечение». Б о л е е
или менее н а у ч н ы е о п р е д е л е н и я а б с т р а к ц и и , «абстрактного
предмета» и др. в ы я с н я ю т с я в ходе д а л ь н е й ш е г о анализа,
через сопоставление, н а п р и м е р , процесса абстракции с
процессом обобщения, через а н а л и з отдельных видов аб­
стракции, через установление с в я з е й м е ж д у р а з л и ч н ы м и
видами а б с т р а к ц и и и их р е з у л ь т а т а м и и т. п. Поэтому
читателю, ж е л а ю щ е м у у я с н и т ь т о ч к у з р е н и я автора по

' Речь здесь не идет о так называемых индуктивных опре­


делениях, где мы не прибегаем к сведению (редуцированию)
определяемого понятия к иному, более простому в аналитиче­
ском смысле,
поводу основных а н а л и з и р у е м ы х им понятий, н е и з б е ж н о
п р и д е т с я прочесть немало с т р а н и ц , на которых освещают­
ся довольно общеизвестные истины. За это автор и просит
извинения у читателя.
В данной работе уделено большое внимание с т р у к т у р ­
н ы м особенностям п о н я т и й и абстракций («абстрактных
предметов») как у ж е готовых, с ф о р м и р о в а в ш и х с я мыслей,
и здесь, р а з у м е е т с я , исследование не выходит за пределы
формально-логического а н а л и з а мыслительных процессов
и его форм.
Однако в работе имеется и тот аспект исследования
процесса абстракции и понятий, который х а р а к т е р е н для
логики диалектической, и з у ч а ю щ е й законы ф о р м и р о в а н и я ,
и з м е н е н и я и р а з в и т и я нашего п о з н а н и я . Поэтому там, где
р а с с м а т р и в а ю т с я вопросы о роли практики в формирова­
нии понятий, вопрос о р а з в и т и и абстрагирующей д е я т е л ь ­
ности м ы ш л е н и я , об отображении постоянно д в и ж у щ е й с я ,
и з м е н я ю щ е й с я действительности в точных, определенных
и д и с к р е т н ы х единицах н а ш е г о м ы ш л е н и я ( а б с т р а к ц и я х ,
понятиях) и т. п., мы неизбежно вторгались в область,
и з у ч а е м у ю диалектической логикой.
Мы сочли возможным, однако, специально не оговари­
вать где кончается формально-логический анализ и н а ч и ­
н а е т с я а н а л и з , о т н о с я щ и й с я к к о м п е т е н ц и и логики диа­
лектической, п р е д о с т а в л я я этот вопрос р е ш а т ь самому
читателю.
Отметим, что в н а с т о я щ е й работе а н а л и з и р у е т с я л и ш ь
с а м ы й п е р в о н а ч а л ь н ы й этап в формировании п о н я т и й и
абстракций, с в я з а н н ы й л и ш ь с отвлечением одних свойств
и о т н о ш е н и й от других свойств и отношений и от самих
предметов действительности, а т а к ж е процесс формирова­
н и я «абстрактных предметов». Вопросы ж е , с в я з а н н ы е с
о т р а ж е н и е м в п о н я т и я х существенных свойств и законо­
м е р н ы х с в я з е й действительности, в работе з а т р а г и в а ю т с я
л и ш ь попутно. Ч т о ж е касается процессов р а з в и т и я поня­
тий и их определения, то они в работе не рассматриваются
совсем.
Глава I

ПОНЯТИЕ ОБ АБСТРАКЦИИ

1. НЕКОТОРЫЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Значение процесса абстракции в жизни человека

Человеческое познание, ж и з н ь человека к а к обществен­


ного существа н е м ы с л и м ы без процесса абстракции.
Ч е л о в е к не м о ж е т ни познавать, н и осуществлять речевое
общение, пи успешно п р а к т и ч е с к и действовать без абстра­
гирующей деятельности м ы ш л е н и я . Так, самый простей­
ший акт п о з н а н и я , состоящий в отождествлении в е щ е й
между собой и в и х различении, предполагает у ж е абстра­
гирующую деятельность м ы ш л е н и я : о т о ж д е с т в л я я предме­
ты м е ж д у собой, человек о т в л е к а е т с я (абстрагируется) от
их р а з л и ч и й и, наоборот, отличая вещи друг от друга, че­
ловек о т в л е к а е т с я (абстрагируется) от того, в ч е м они
сходны.
В м а т е р и а л ь н о й действительности все предметы нахо­
дятся во в з а и м н о й связи и обусловленности. Однако для
того, чтобы и з у ч и т ь о к р у ж а ю щ и й нас мир, о т к р ы т ь з а к о н ы ,
действующие в тех или и н ы х с ф е р а х действительности,
необходимо в ы д е л я т ь определенные ее ступени, звенья,
свойства, связи, абстрагировать их от и н ы х ее частей и
сторон ( н е л ь з я и з у ч а т ь действительность сразу во всем ее
объеме, во всех ее с в я з я х и о п о с р е д с т в о в а н и я х ) .
И з у ч а я свойства и о т н о ш е н и я отдельных предметов,
мы абстрагируем их от других свойств и о т н о ш е н и й этих
предметов и д а ж е от самих предметов, с которыми они в
материальной действительности н е р а з р ы в н о с в я з а н ы , и н а ­
чинаем р а с с у ж д а т ь о них, к а к об особых, самостоятельных

9
предметах ( н а п р и м е р , о теплоте, о м ы ш л е н и и , об электро­
проводности, о красоте, о дружбе, о патриотизме и т. п . ) .
Процесс речевого о б щ е н и я м е ж д у людьми в о з м о ж е н
л и ш ь при условии, если отдельные звуки или их комплек­
2
сы употребляются в одном и том ж е з н а ч е н и и , т. е. отно­
сятся к одним и тем ж е предметам. Последнее возможно
л и ш ь тогда, когда с определенными з в у к а м и или пх ком­
плексами т о ю или иного я з ы к а с в я з ы в а ю т с я отличитель­
ные (специфические) свойства тех предметов, к которым
эти з в у к и или комплексы относятся. Выделение ж е отли­
чительных свойств предметов из числа и н ы х и х свойств
> , ,
• >сущ< ' тв.'"яет< я посредством процесса абетг-чкцял.
Любое практическое действие, любой трудовой акт
предполагает процесс абстракции. В процессе трудовой
деятельности м ы всегда в ы д е л я е м те свойства предметов и
о т н о ш е н и я их к и н ы м предметам (например, орудиям
т р у д а ) , учет которых необходим д л я д о с т и ж е н и я той цели,
которую мы ставим перед производственным процессом, и
абстрагируемся от тех свойств и отношений, которые, к а к
предполагается, не в л и я ю т на исход данного трудового
процесса. У ж е р е ш е н и е самой элементарной задачи —
3
пронести некоторый ж е с т к и й предмет через дверь,
предполагает выделение и оценку его пространственных
свойств и абстрагирование от и н ы х его свойств, не в л и я ю ­
щих на р е ш е н и е поставленной задачи.

Превратное решение вопросов абстракции —


о д и н из г н о с е о л о г и ч е с к и х к о р н е й
в о з н и к н о в е н и я религии и и д е а л и з м а

Н е у м е н и е научно р е ш и т ь вопросы абстракции было


одной из важных- гносеологических причин возникновения
религиозных верований и р а з л и ч н ы х идеалистических кон­
цепций.
2
Проблема значения является чрезвычайно сложной. Говоря
в дальнейшем о значении слов, мы будем иметь в виду слова,
имеющие так называемые вещественные значения, т. е. будем
иметь в виду лишь слова, звуковые комплексы которых могут
быть непосредственно отнесены к тем или иным предметам мате­
риальной действительности.
3
Под «жестким» понимается предмет, не изменяющийся в
некоторых интересующих нас характеристиках в то время, когда
он является предметом рассуждения или изучения..

1Q
Бессилие первобытного человека перед силами приро­
ды, его полная зависимость о т них, неумение объяснить
наблюдаемые я в л е н и я приводили к возникновению р а з ­
л и ч н ы х религиозных верований, которые при этом всегда
базировались на неумении правильно р е ш и т ь соотношение
индивидуального и общего, а именно, были с в я з а н ы с от­
рывом общих свойств от их и н д и в и д у а л ь н ы х , м а т е р и а л ь ­
н ы х носителей. П р и этом абстрагированные свойства пред­
метов («абстракции») рассматривались к а к с у щ е с т в у ю щ и е
в том ж е смысле, что и и н д и в и д у а л ь н ы е м а т е р и а л ь н ы е
предметы. Н е к о т о р ы е из т а к и х абстракций н а д е л я л и с ь
свойствами субъекта (волей, ж е л а н и я м и и т. п.) и при
этом в гипертрофированном виде. Так, наблюдая я в л е н и я
сна, смерти, п е р в о б ы т н ы й человек приходил к мысли о
существовании отдельно от тела особого предмета — д у ш и .
У самых р а з л и ч н ы х народов слова «душа», «дух» связы­
в а ю т с я с я в л е н и е м «дыхания», которое п р е к р а щ а е т с я н
момент смерти (например, в русском я з ы к е есть в ы р а ж е ­
ние «испустить д у х » ) . Вера в существование «душ»,
«духов», отдельных от тела, оформилась в к у л ь т духов и
демонов, которые или покровительствуют или вредят
людям.
П ы т а я с ь о б ъ я с н и т ь о к р у ж а ю щ и е я в л е н и я , человек,
стоящий на весьма низкой ступени общественного разви­
тия, опирается на свой собственный, л и ч н ы й опыт. З н а я ,
что всякое его действие есть р е з у л ь т а т его собственной
волевой деятельности, человек приходит к мысли, что и
наблюдаемые им с и л ы и с т и х и и природы, от которых за­
висела его ж и з н ь (дождь, ветер, огонь, гром и молния
и т. п . ) , т а к ж е я в л я ю т с я результатом волевой деятельно­
сти какого-то существа. Здесь человек о п я т ь абстрагирует
человеческую волю и иные его способности, я в л я ю щ и е с я
свойствами индивидуальных, м а т е р и а л ь н ы х существ, и на­
деляет их существованием, подобным существованию ма­
териальных и н д и в и д у а л ь н ы х цредметов. Носителю воли,
подобной человеческой, он п р и п и с ы в а е т человеческие
ж е л а н и я , влечения, а ф ф е к т ы и цели. Ч е л о в е к начинает
чтить это существо, любить или с т р а ш и т ь с я его в зависи­
мости от того, к а к это существо себя п р о я в л я е т . Т а к возни­
кает ф е т и ш и з а ц и я природы.
П о я в л е н и е в я з ы к е слов, обозначающих отдельные
свойства предметов, что свидетельствовало о р а з в и т и и

11
абстрагирующей деятельности м ы ш л е н и я людей, приво­
дило к мысли об их особом, отдельном от наблюдаемых
предметов существовании. Т а к о й вывод, в частности, под­
с к а з ы в а л с я с л е д у ю щ и м , н е п р а в о м е р н ы м в логическом от­
ношении соображением: раз к а ж д о м у существующему
предмету соответствует имя, то н а л и ч и е имени д л я того
или иного свойства предмета рассматривалось как доказа­
тельство с у щ е с т в о в а н и я этих свойств в том же смысле, в
каком существуют и сами единичные м а т е р и а л ь н ы е пред­
меты. Х о т я р а з л и ч н ы е свойстза человек у ж е умел абстра­
гировать от единичных предметов, но он часто не мог
абстрагировать и м я предмета от самого предмета, о чем
свидетельствует весьма ш и р о к о р а с п р о с т р а н е н н а я у отста­
л ы х народов «магия слов».
В. И. Л е н и н в этой с в я з и п и с а л : «Идеализм первобыт­
н ы й : общее (понятие, и д е я ) есть отдельное суще­
ство. Это к а ж е т с я диким, чудовищно (вернее: ребячески)
нелепым. Но разве не в том ж е роде {совершенно в таком
ж е роде) современный идеализм, К а н т , Гегель, идея бога?
Столы, с т у л ь я и идеи стола и стула; м и р и идея мира
(бог), в е щ ь и «нумсн», н е п о з н а в а е м а я «вещь в себе»;
с в я з ь земли и солнца, природы вообще — и закон, логос,
бог. Раздвоение п о з н а н и я человека и возможность идеа­
лизма ( = р е л и г и и ) даны уже в первой элементарной
4
абстракции «дом» вообще и отдельные домы» .
^ Одним из в а ж н е й ш и х гносеологических корней и объек­
тивного и субъективного и д е а л и з м а я в л я е т с я превратное
р е ш е н и е им вопросов а б с т р а к ц и и : вторичное (идея, п о н я ­
т и е ) , п о я в и в ш е е с я в ходе р а з в и т и я н а у к и , в результате
абстрагирования от единичных м а т е р и а л ь н ы х вещей, объ­
я в л я е т с я первичным, н а д е л я е т с я самостоятельным сущест­
вованием в том ж е смысле, в к а к о м существуют единичные
вещи, и провозглашается творцом всего с у щ е с т в у ю щ е г о .
В этом как н е л ь з я более я р к о п р о я в л я е т с я и з в р а щ е н и е
идеализмом действительного соотношения единичного и
общего.
П р а в и л ь н о е освещение этого с о о т н о ш е н и я — к а к и дру­
гих соотношений сторон действительности и м ы ш л е н и я ,
ф и к с и р у е м ы х в к а т е г о р и я х материалистической д и а л е к т и -

4
В. И. Л е н и в . Сочинения, т. 38, стр. 370.
ки — помогает разобраться в с л о ж н ы х процессах нашего
познания и в вопросах абстракции в частности.
Н произведении IV. Маркса и Ф. Энгельса «Святое се­
мейство» следующим образом в с к р ы в а е т с я мистика геге­
левского объективного и д е а л и з м а :
Нмачале из отдельных яблок, г р у ш и так д а л е е обра­
зуют идею плода вообще, а затем отдельные яблоки, г р у ш и
об'ыпишют простыми формами с у щ е с т в о в а н и я , модусами
плода \ «С.жчсулнтиииыи разум видит в яблоке то ate,
что II груше, н груше то ж е , что в миндале, а именно —
«плод»... Р а з л и ч и м о по споим особенностям действитель­
ные плоды иплннпт.н отныне л и ш ь иллюзорными плодами,
истинную c y i i u i o c i I . которых составляет «субстанция»
«п л о д» ".
Оборачивание первичного, того, что существует до и
независимо от нашего п о з н а н и я , и того, что в о з н и к а е т
л и ш ь на известной ступени п о з н а н и я в р е з у л ь т а т е абстра­
гирующей деятельности м ы ш л е н и я , я в л я е т с я и з л ю б л е н н ы м
методологическим приемом и д е а л и з м а . П р и этом идеализм
спекулирует на том, что в ходе р а з в и т и я н а у к и м ы часто
встречаемся с т а к и м процессом, когда п о я в и в ш и е с я в
истории н а у к и п о н я т и я затем, при ее д а л ь н е й ш е м прогрес­
се (в особенности, когда встает вопрос о с и с т е м а т и з а ц и и
се результатов, о логическом способе ее и з л о ж е н и я ) , утра­
чивают свою связь с теми р е з у л ь т а т а м и и н а у ч н ы м и про­
блемами, которые привели к формированию этих понятий.
Более того, эти п о н я т и я н а ч и н а ю т в ы с т у п а т ь к а к первич- ,
ныв по отношению к породившим их р е з у л ь т а т а м и проб­
лемам — логическое отрывается от исторического.
Т а к , в ф о р м а л и з о в а н н ы х д е д у к т и в н ы х системах утра­
ч и в а е т с я д е й с т в и т е л ь н а я связь и с п о л ь з у е м ы х при этом
формальных п р а в и л с р е а л ь н ы м процессом п о з н а н и я : из
этих систем не видно, к а к эти п р а в и л а были о т в л е ч е н ы от
самих предметов действительности, к а к и е р е а л ь н ы е труд­
ности в ходе р а з в и т и я н а у к п р и в е л и к их в ы я в л е н и ю , к а к
конкретно о с у щ е с т в л я л с я их генезис. О т р ы в а я логическое
от исторического, современные позитивисты о б ъ я в л я ю т ,
например, логические п р а в и л а произвольными п р а в и л а м и ,
созданными людьми по с о г л а ш е н и ю , правилами, не отли-
5
См. К. М а р к с а Ф. Э н г е л ь с . Соч., т. 2. М., Госполитяздат,
1055, стр. 63.
6
Там же, стр. 63.

13
ч а ю щ и м и с я в этом отношении от п р а в и л ш а х м а т н о й или
1
к а р т о ч н ы х игр . В действительности ж е п р а в и л а м и логи­
ческих действий, ф о р м у л и р у е м ы м и в ф о р м а л и з о в а н н ы х
д е д у к т и в н ы х системах, мы пользуемся в процессе позна­
ния действительности. И м и пользуется л ю б а я н а у к а . Эти
правила не произвольны, они — о т р а ж е н и е наиболее общих
связей действительности, рассматриваемой вне и з м е н е н и я
и развития.
Х о д р а з в и т и я н а у к и может быть п р а в и л ь н о понят л и ш ь
в том случае, если логическое и историческое н е о т р ы в а ­
ются друг от друга; логическое не р а с с м а т р и в а е т с я к а к
демиург исторического, а, наоборот, историческое рассмат­
р и в а е т с я к а к первичное и определяющее по о т н о ш е н и ю
к логическому; если логическое и историческое понимаются
в их диалектической взаимосвязи.
К. Маркс в своих математических р у к о п и с я х проследил,
к а к из соотношений элементарной алгебры вырастает диф­
ф е р е н ц и а л ь н о е исчисление и с п е ц и ф и ч е с к а я для него сим­
волика и к а к в д а л ь н е й ш е м то, что было исторически
первичным, с т а н о в и т с я в т о р и ч н ы м в определенной системе
научного з н а н и я . Р о л и т е п е р ь переменились: теперь у ж е
и щ е т с я не д и ф ф е р е н ц и а л ь н ы й символ, о т р а ж а ю щ и й дан­
ное реальное соотношение, а, наоборот, по данному симво­
лу — соответствующее ему реальное соотношение. С одной
стороны, Маркс п р е д у п р е ж д а е т , что в том случае, если мы
не проследим исторический процесс, п р и в е д ш и й к введе­
нию д и ф ф е р е н ц и а л ь н ы х символов, и будем последние рас­
с м а т р и в а т ь «как дитя р я д о м со своей матерью до того, к а к
та была беременна», м ы придем к мистике (как это и слу­
чилось с Ньютоном и Л е й б н и ц е м ) . С другой стороны,
К. Маркс подчеркивает, что отрыв д и т я т и от породившей
его матери и п е р е м е н а ролей м е ж д у ними н е и з б е ж н а и про­
грессивна, поскольку л и ш ь в таком случае мы можем
использовать все п р е и м у щ е с т в а д и ф ф е р е н ц и а л ь н о г о исчис­
ления. Лагранж, пытавшийся развить дифференциальное
исчисление из алгебры (т. е. подойти к его возникновению
исторически), не обернувший соотношений м е ж д у алгеброй
и д и ф ф е р е н ц и а л ь н ы м и символами, не с д е л а в ш и й д и ф -

7
R. K a m a p. Logische ?yntax der Sprache. Wien, 1934,
S. Ill—TV.

14
ференциал исходным пунктом нового исчисления, так и не
8
доходит до собственно дифференциального и с ч и с л е н и я .
Поэтому, борясь против идеализма, необходимо встать
на т о ч к у з р е н и я д и а л е к т и к и , проследить, к а к формиро­
вались, как с к л а д ы в а л и с ь те или и н ы е н а у ч н ы е п о н я т и я ,
те или иные логические приемы в результате о т р а ж е н и я
действительности и одновременно а н а л и з и р о в а т ь в точных
и д е а л и з и р о в а н н ы х ф о р м у л и р о в к а х их логическую природу,
которую они получают в строгих н а у ч н ы х системах. П р и
этом надо материалистически обосновывать необходимость
или целесообразность того оборачивания логического и ис­
торического, которое имеется в н а у ч н ы х системах.
Д о м а р к с и с т с к и й м а т е р и а л и з м был не в силах последо­
вательно материалистически р е ш и т ь вопросы абстракции.
Идеализм в своей борьбе против м а т е р и а л и з м а использовал
слабости домарксистского м а т е р и а л и з м а . Те трудности,
с которыми он встретился при а н а л и з е вопросов абстрак­
ции, преодолевает л и ш ь диалектический материализм,
включающий, в отличие от предшествующего м а т е р и а л и з ­
ма, в теорию п о з н а н и я общественную п р а к т и к у к а к основу
п о з н а н и я и к р и т е р и й истины.

П р о ц е с с а б с т р а к ц и и — о д н о из средств
б о л е е г л у б о к о г о п о з н а н и я действительности

Мы у ж е отмечали, что без процесса абстракции было бы


невозможно человеческое познание, познание посредством
м ы ш л е н и я . Более того, прогресс н а ш е г о п о з н а н и я , его
успехи, как свидетельствует история н а у к и , непосредствен­
но с в я з а н ы с выработкой все более ш и р о к и х обобщений
и абстракций. К л а с с и к и м а р к с и з м а - л е н и н и з м а отмечали
одну из в а ж н е й ш и х черт д и а л е к т и к и н а ш е г о п о з н а н и я ,
состоящую в том, что путь к о т к р ы т и ю новых истин, зако­
нов природы с в я з а н с переходом от ч у в с т в е н н ы х форм
о т р а ж е н и я действительности к о т р а ж е н и ю действительно­
сти п р и помощи м ы ш л е н и я , с переходом от конкретного
к абстрактному: абстрагирование от всего богатства х а р а к -

8
См. С. А. Я н о в с к а я . Современные течения в буржуазной
философии математики. «Сборник статей по философии матема­
тики» под ред. С. А. Яновской. М., Учпедгиз, 1936, стр. 90—91.

15
теристик предмета в процессе его п о з н а н и я связано не с
обеднением нашего з н а н и я о предмете, а, наоборот, с его
обогащением и прогрессом. В. И. Л е н и н в с в я з и с этим
п и ш е т : «Мышление, восходя от конкретного к абстрактно­
му, не отходит — если оно правильное...— от истины,
а подходит к ней. А б с т р а к ц и я материи, закона природы,
а б с т р а к ц и я стоимости и т. д., одним словом все н а у ч н ы е
( п р а в и л ь н ы е , серьезные, не вздорные) абстракции отра­
9
ж а ю т природу г л у б ж е , вернее, полнее» .
Восхождение от конкретного к абстрактному создает
огромные п р е и м у щ е с т в а лля н а ш е г о п о з н а н и я . Г р а н и ц ы
чувственного п о з н а н и я , связанного с о щ у щ е н и я м и , воспри­
я т и я м и , о г р а н и ч е н ы непосредственной связью субъекта
и познаваемого объекта: объект может быть з а ф и к с и р о в а н
в его чувственно воспринимаемых свойствах, если он не­
посредственно воздействует на н а ш и органы чувств. Н е т
этой непосредственной связи и нет о щ у щ е н и й и воспри­
я т и й . Кроме того, многие свойства предметов ( н а п р и м е р ,
э л е к т р о м а г н и т н ы е к о л е б а н и я определенной длины) не вос­
п р и н и м а ю т с я о р г а н а м и чувств непосредственно. Восприни­
м а я ж е их через прибор, мы воспринимаем не сами невос-
п р и н и м а е м ы е ч у в с т в е н н ы м путем предметы, н а п р и м е р ,
рентгеновы л у ч и , а и х воздействие на прибор. С у щ н о с т ь
воздействующих т а к и м путем на прибор предметов ра­
с к р ы в а е т с я посредством м ы ш л е н и я , в ходе которого ис­
пользуется процесс а б с т р а к ц и и .
Переход к м ы ш л е н и ю , с в я з а н н о м у с а б с т р а г и р у ю щ е й
деятельностью, с я з ы к о м позволяет преодолеть о г р а н и ч е н ­
ность чувственного п о з н а н и я , делает возможности нашего
п о з н а н и я поистине безграничными. М ы ш л е н и е освобожда­
ет людей от необходимости быть всегда непосредственно
с в я з а н н ы м и с и з у ч а е м ы м объектом. Оно дает возможность
мысленно о п е р и р о в а т ь с предметом, с т а в я его в р а з л и ч н ы е
с о о т н о ш е н и я с другими о б ъ е к т а м и , сопоставлять вновь п р и ­
обретаемое з н а н и е об объекте с ранее приобретенным. Т е м
с а м ы м о т к р ы в а е т с я путь д л я у м о з а к л ю ч а ю щ е й д е я т е л ь ­
ности. М ы ш л е н и е дает возможность р а с к р ы в а т ь с у щ н о с т ь
явлений, о которых м ы знаем л и ш ь через взаимодействие
предметов с и н ы м и п р е д м е т а м и ( н а п р и м е р , с п р и б о р о м ) ,
в р е з у л ь т а т е а н а л и з а р е з у л ь т а т о в этих взаимодействий.

9
В. И. Л е п и н. Сочинения, т. 38, стр. 161.

16
Используя процесс абстракции, мы получаем возможность
через анализ соответствующих отношений, в которые всту­
пают изучаемые предметы, познавать т а к и е их свойства,
которые не только не могут быть в о с п р и н я т ы непосред­
ственно, но и познаны посредством соответствующих при­
боров. Процесс абстракции делает возможным отход от
рассмотрения предмета в данных конкретных условиях
его восприятия: меняя условия, в которых находится изу­
чаемый предмет, мы выясняем, что п р и н а д л е ж и т предмету
самому по себе (что у предмета я в л я е т с я инвариантным по
отношению к различным условиям) и что в предмете за­
висит от данных к о н к р е т н ы х условий.
М ы ш л е н и е и процесс абстракции, п р и м е н я е м ы й к чув­
ственному опыту, позволяет отделить общее от единичного,
существенное от несущественного в предметах и сформи­
ровать о них н а у ч н ы е п о н я т и я , вскрыть закономерные
связи м е ж д у ними, с ф о р м у л и р о в а т ь з а к о н ы .
Восхождение от конкретного к абстрактному элимини­
рует тот с у б ъ е к т и в н ы й момент, который привносит по­
знающий субъект в познаваемый объект, дает возможность
выделить общезначимое, объективное, не з а в и с я щ е е от
субъекта. Т а к , если восприятия, представления о той или
иной местности, о том или ином человеке у р а з л и ч н ы х ин­
дивидуумов могут варьировать в значительной степени,
то мысли о числе 10, о классическом отрицании (в логике)
тождественны у самых разных людей (правда, тоже отно­
сительно т о ж д е с т в е н н ы ) . Поэтому не случайно, что в ходе
развития ф и з и к и все более и более подчеркивался прост­
ранственно-временной аспект и з у ч а е м ы х явлений, наиболее
родственный м а т е м а т и к е и логике: ф и з и к а все я в л е н и я
о к р у ж а ю щ е г о пас мира с известного периода ее р а з в и т и я
начинает осмысливать в категориях пространства и време­
ни. П о д н и м а я с ь в процессе м ы ш л е н и я па все более высокие
ступени абстракции, мы it известном отношении с о к р а щ а ­
ем роль памяти в познании. Если отсталые народы, не об­
л а д а ю щ и е письменным я з ы к о м , давали р а з л и ч н ы е назва­
ния множеству единичных предметов и запоминали их
(об удивительной памяти отсталых пародов свидетель­
| 0
ствуют многие исследователи) , то в настоящих условиях

10
См. Л е в и В р ю .1 ь. Первобытное мышление. М„ «Атеист»,
1930.

2 Д . Ц. Горский 17
к у л ь т у р ы эта сторона деятельности памяти в значитель­
ной мере компенсируется знанием правил, по которым
м о ж н о в соответствующих с п р а в о ч н и к а х и руководствах
отыскать н у ж н ы е сведения.
Р е з у л ь т а т ы п о з н а н и я , достигаемые с помощью м ы ш л е ­
н и я , используются на п р а к т и к е . В ходе ж з практической
деятельности н а м приходится всегда оперировать с инди­
в и д у а л ь н ы м и м а т е р и а л ь н ы м и предметами. П р и м е н е н и е
результатов п о з н а н и я к единичному, отдельному, ч р е з в ы ­
чайно облегчает н а ш у п р а к т и ч е с к у ю деятельность, по­
скольку дает возможность п о н я т ь единичное в его законо­
м е р н ы х с в я з я х , произвести к л а с с и ф и к а ц и ю единичного
с точки з р е н и я его с у щ е с т в е н н ы х , необходимых свойств
и отношений.
К л а с с и к и м а р к с и з м а всегда р а с с м а т р и в а л и проблемы
теории п о з н а н и я в связи и с п р а к т и к о й и с п р и н ц и п о м
р а з в и т и я . Д и а л е к т и к о - м а т е р и а л и с т и ч е с к и й а н а л и з теории
поэтому всегда с в я з а н с рассмотрением ее практической
применимости, с сопоставлением р а з л и ч н ы х этапов р а з в и ­
т и я теории, с в ы я в л е н и е м фактов, обусловливающих ее
д а л ь н е й ш е е развитие, и т. п.
К о н к р е т н у ю р е а л и з а ц и ю этот подход к а н а л и з у проблем
з н а н и я находит в созданном К. Марксом учении о восхож­
дении от абстрактного к конкретному. Под а б с т р а к т ­
н ы м Маркс понимает в ы д е л е н н ы е путем процесса абст­
р а к ц и и отдельные определения, отдельные стороны пред­
метов, р а с с м а т р и в а е м ы е изолированно от других определе­
ний, сторон предметов. Под к о н к р е т н ы м понимается
совокупность (точнее — система) о т д е л ь н ы х определений
предметов, р а с к р ы в а ю щ а я их з а к о н о м е р н ы е с у щ е с т в е н н ы е
связи. Абстрактное при такой постановке вопроса с т а н о ­
в и т с я моментом, стороной конкретного. В свою очередь
конкретное знание о предметах, р а с к р ы т и е их сущности
о с у щ е с т в л я е т с я в р е з у л ь т а т е синтеза многочисленных
а б с т р а к т н ы х определений. К о н к р е т н о е з н а н и е т а к и м обра­
зом выступает к а к более богатое по содержанию, по своей
глубине, по сравнению со з н а н и е м а б с т р а к т н ы м .
Основой плодотворной п р а к т и ч е с к о й деятельности я в ­
л я е т с я конкретное з н а н и е . К о н к р е т н о с т ь з н а н и я постоянно
возрастает в ходе р а з в и т и я теории.
И т а к в р е з у л ь т а т е а н а л и з а к о н к р е т н ы х предметов ма­
териальной действительности мы получаем возможность
18
в ы я в и т ь ряд а б с т р а к т н ы х определений изучаемых предмет
тов. Изучение этих определений, их синтез дает возмож­
ность вскрыть существенные закономерные связи между
и з у ч а е м ы м и предметами и получить о них конкретное зна­
ние. Иными словами, в ходе р а з в и т и я н а у к и мы постоянно
в о з в р а щ а е м с я к тому, что н а м и было познано, так с к а з а т ь ,
в первом «приближении» на основе более глубокого ана­
лиза отдельных сторон, связей изучаемого объекта и тем
самым углубляем п а ш е знание об объекте. История науки
нового времени свидетельствует о том, что создание науч­
ных понятий (последнее ж е необходимым образом связано
с в ы я в л е н и е м отдельных абстрактных определений пред­
метов и с их последующим анализом для в ы я в л е н и я н а и ­
более существенного) очень часто приводило к открытию
соответствующих законов. Так. формирование научного
понятия об атоме было связано с открытием закона крат­
ных отношений, формирование научного п о н я т и я о хими­
ческом элементе — с открытием известного закона о зави­
симости свойстп химических элементов от их атомного
веса, формирование научного п о н я т и я об энергии — с от­
к р ы т и е м закона сохранения и п р е в р а щ е н и я энергии, ф о р ­
мирование научного п о н я т и я о стоимости — с открытием
закона стоимости, формирование научного понятия об обще­
ственно-экономической формации — с открытием закона
обязательного соответствия х а р а к т е р а производственных
отношений уровню р а з в и т и я производительных сил и т . п . " .
В этой связи К. Маркс писал: «Конкретное потому кон­
кретно, что оно есть сочетание многочисленных определе­
ний, я в л я я с ь единством многообразного. В м ы ш л е н и и оно
поэтому представляется как процесс соединения, как ре­
зультат, а не к а к исходный пункт, хотя оно представляет
собою исходный пункт в действительности и, вследствие
этого, т а к ж е исходный пункт созерцания и представления.
На первом пути полное представление и с п а р я е т с я до сте­
пени абстрактного определения; при втором ж е абстракт­
ные определения ведут к воспроизведению конкретного
2
путем м ы ш л е н и я » ' .
п
См. Л. Т о н д л . О познавательной роли абстракции. Сб.
«Методологические и мировоззренческие проблемы абстракции».
М.. ИЛ, 1960.
12
К. М а р к е . К критике политической экономии. М., Гос-
нолитиздат, 1953, стр. 213.

2* 19
2. ПРОЦЕСС АБСТРАКЦИИ И РЕЗУЛЬТАТЫ
ПРОЦЕССА АБСТРАКЦИИ

В русском я з ы к е термин «абстракция» употребляется


в двух основных з н а ч е н и я х : во-первых, под абстракцией
понимается определенный п о з н а в а т е л ь н ы й процесс, во-
вторых — р е з у л ь т а т этого процесса.
Кроме того, часто термин «абстрактный» используется
для обозначения тех свойств и отношений предметов, ко­
торые противопоставляются нами свойствам и отношени­
ям, я в л я ю щ и м с я предметом непосредственного чувствен­
ного восприятия. Т е р м и н «абстрактный» используется
т а к ж е для обозначения т а к и х понятий и теорий, в кото­
рых элемент н а г л я д н ы х представлений, их сопровождаю­
щих, сведен до м и н и м у м а . В этом смысле, н а п р и м е р , по­
нятие о т ы с я ч е у г о л ы ш к е более абстрактно, чем п о н я т и е
о треугольнике, а неннтернретированные чисто ф о р м а л ь ­
ные исчисления математической логики более абстрактны,
чем а р и ф м е т и к а или теория множеств.
Впервые термин «абстракция» (abstractio) был введен
для обозначения процесса абстракции средневековым фи­
лософом Б о э ц и е м ( 4 8 0 — 5 2 5 ) . Этот термин я в л я е т с я пере­
водом на л а т и н с к и й я з ы к греческого термина acpcupeaig,
употреблявшегося Аристотелем д л я обозначения процесса
абстракции и его результатов.
Мы будем термин «абстракция» (имея в виду процесс
абстрагирования) употреблять к двух смыслах: в узком
смысле и в широком смысле.
Под п р о ц е с с о м а б с т р а к ц и и в узком смысле
мы понимаем процесс мысленного отвлечения от ряда
свойств предметов (предмет здесь понимается нами
в обобщенном смысле — к а к объект п о з н а н и я вообще)
и отношений м е ж д у ними и одновременного выделения,
вычленения интересующего нас свойства или отношения.
Под процессом абстракции в широком
смысле мы понимаем процесс отвлечения от чего-либо.
В ц е л я х простоты, о т н о ш е н и я между д в у м я , тремя
и т. д. п р е д м е т а м и или сторонами предметов иногда рас­
с м а т р и в а ю т с я к а к свойства у п о р я д о ч е н н ы х пар, троек
и т. д. предметов. Т а к , вместо того, чтобы говорить об
отношении «больше» м е ж д у числами 5 и 3 («5 больше
3 » ) , м ы будем иногда говорить, что упорядоченной паре

20
чисел 5 и 3 п р и н а д л е ж и т свойство «больше». З а п и с ы в а т ь
.по будем так: «больше (5, 3 ) » , или в общей форме
// (а, 'в).
Необходимо иметь т а к ж е в виду, что путем абстрак­
ции можно выделить у предмета не только простые евой-
c T i m (например, в некоторых н а у ч н ы х системах в к а ч е -
I'lite таковых могут в ы с т у п а т ь свойства «быть числом»,
«быть б е л ы м » ) , но и свойства с л о ж н ы е , которые, однако,
м н | ут быть представлены в п р о с т е й ш е м случае в виде к о н ъ ­
юнкции или д и з ъ ю н к ц и и более простых свойств. Т а к ,
свойство «быть драматургом», р а с с м а т р и в а е м о е как с л о ж ­
ное свойство, м о ж е т быть представлено в виде к о н ъ ю н к ­
ции более простых свойств: «быть писателем и писать
ш.есы».
Аналогичное свойство «быть супругом», р а с с м а т р и в а е ­
мое как сложное свойство, м о ж е т быть представлено в виде
строгой д и з ъ ю н к ц и и более простых свойств: «быть ж е н о й
пли быть м у ж е м » . И л и : «а супруг в~а м у ж в V в м у ж д»,
где ~ - - з н а к равнозначности, Y — з н а к д и з ъ ю н к ц и и .
В процессе а б с т р а к ц и и можно в ы д е л я т ь в п р е д м е т е це­
лый р я д свойств, о б ъ е д и н я я которые, например, к о я ъ ю н к - "
тивно, можно говорить об одном сложном свойстве иссле­
дуемого предмета.
В качестве р е з у л ь т а т о в процесса а б с т р а г и р о в а н и я
(в широком смысле) в ы с т у п а ю т р а з л и ч н ы е м ы с л и : п о н я ­
тия («растение», «животное», «человек» и т. п . ) , мысли об
отдельных свойствах предметов и о т н о ш е н и я х между
ними, рассматриваемых к а к особые «абстрактные пред­
меты» («белизна, «семь», объем», «длина», теплоем­
кость», «обратно-пропорциональная зависимость» и т. п . ) ,
мысли о так н а з ы в а е м ы х « и д е а л и з и р о в а н н ы х объектах»
(«точка», «абсолютно упругое тело» и т. п.) и т. д.
Об и д е а л и з и р о в а н н ы х объектах, образованных путем
абстракции, об отдельных свойствах и отношениях,
мыслимых изолированно от тех предметов, с к о т о р ы м и они
и объективной действительности н е р а з р ы в н о с в я з а н ы , мы
можем ф о р м и р о в а т ь соответствующие п о н я т и я (см. гл. I I ,
п. 2 ) .
Иногда термин «абстракция» (когда р е ч ь идет о
цизультатах а б с т р а г и р о в а н и я ) у п о т р е б л я е т с я для обозна-
и'иин л и ш ь мыслимых изолированно свойств предметов и
чИ1о|шчпп1 м е ж д у ними («абстрактных предметов»),

21
Иногда в современной литературе для обозначения таких
«абстрактных предметов» используется термин «абстракт­
ная сущность» ( a b s t r a c t e n t i t y ) .
Абстрагируя, н а п р и м е р , свойство «белизны», мы начи­
наем его мыслить отрешенно от его м а т е р и а л ь н ы х носите­
лей, т. е. от самих предметов, с которыми оно в м а т е р и а л ь ­
ной действительности н е р а з р ы в н о с в я з а н о . Т а к и м путем,
через абстракцию мы «образуем» новые «предметы». «Об­
разуем» — это условное в ы р а ж е н и е : мы не создаем новые
предметы — свойства с помощью абстракции, а выделяем
их, о т в л е к а я от м а т е р и а л ь н ы х носителей, и начинаем one
рировать с ними к а к с самостоятельно с у щ е с т в у ю щ и м и .
Свойства, м ы с л и м ы е в абстрагированной от своих мате­
риальных носителей форме, с в я з а н ы со своими носителями
иначе, чем м а т е р и а л ь н ы е и н д и в и д у у м ы (например, Солн-
•j це, З е м л я , Волга, Л . Толстой) м е ж д у собой. Если мате­
р и а л ь н ы е и н д и в и д у у м ы отделены друг от друга простран­
ственно, то свойство того или иного предмета н е может
быть отделено от него в пространственном отношении и
существовать в том ж е смысле, к а к и носитель этого свой­
ства. Оперировать свойствами в «чистом виде» независимо
от предметов, которым они п р и н а д л е ж а т ( н а п р и м е р , от­
д е л я т ь их от носителей, комбинировать с другими свой­
ствами и т. п.), можно л и ш ь через посредство абстракции.
Поэтому они и н а з ы в а ю т с я «абстрактными предметами»
(или а б с т р а к ц и я м и ) . К их числу относятся, например, аб­
с т р а к ц и и — «теплоемкость», «красота», «стоимость», «тра
ектория», «фасад», «ландшафт», «вес», «скорость», «рас­
стояние», «человечность», «разум», «время» и т. п.
Абстракция в познании используется нами обычно но
к а к некоторый и з о л и р о в а н н ы й м ы с л и т е л ь н ы й процесс, а в
с в я з и с иными м ы с л и т е л ь н ы м и процессами: обобщением,
а н а л и з о м , синтезом, и н д у к ц и е й и т. п.
Процесс абстракции можно рассматривать в двух пла­
нах: в плане онтогенеза, т. е. в п л а н е формирования н
у с в о е н и я индивидуумом у ж е выработанных человечеством
знаний, и в п л а н е филогенеза, в аспекте историческом.
И з у ч е н и е процесса абстракции в историческом плане
ставит себе з а д а ч е й в ы я с н е н и е путей, способов и условий
образования п о н я т и й , абстракций, которых еще не знало
человечество и п о я в л е н и е которых в н а у к е з н а м е н о в а л о
прогресс последней.

22
В домарксистской философии процесс образования
понятий, абстракций р а с с м а т р и в а л с я п р е и м у щ е с т в е н н о
в онтогенетическом плане. Заслугой марксистско-ленин­
ской философии я в л я е т с я в ы д в и ж е н и е на п е р в ы й п л а н
исследования проблем исторических, с в я з а н н ы х с форми­
рованием и развитием нашего з н а н и я в ходе р а з в и т и я н а у к
и общественной п р а к т и к и .
У к а з а н н ы е аспекты и з у ч е н и я процесса абстракции
существенным образом о т л и ч а ю т с я друг от друга. В самом
деле, выяснение путей и способов, с помощью которых
человек овладевает такими а б с т р а к ц и я м и к а к масса, число,
подобие и др., когда они ужо известны в н а у к е и входят и
программу обучения у ч а щ и х с я в средней школе — одна
задача; выяснение путей и способов, которыми они возни­
к а л и в ходе р а з в и т и я н а у к и и общественной п р а к т и к и
человека — задача качественно и н а я . Однако, неемотпш
на все р а з л и ч и е задач этих двух аспектов исследования
у к а з а н н о й проблемы, они могут быть р а з р а б о т а н ы л и ш ь с
позиций марксистско-ленинской философии. Более того,
сам этот а н а л и з теории абстракции в обоих п л а н а х входит
составной частью в марксистскую теорию п о з н а н и я . В на­
с т о я щ е й работе мы преимущественно будем рассматривать
проблемы абстракции во втором, т. е. историческом, фило­
генетическом п л а н е .
Ч е л о в е к абстрагирует те или иные свойства предметов
на к а ж д о м шагу. В л а д е я з а р а н е е т а к и м и а б с т р а к ц и я м и
к а к «цвет», «форма», «объем» и т. п., человек отвлекает
«цвет», «форму», «объем» предметов, с которыми сталки­
вается в своей повседневной п р а к т и к е , рассуждает, на­
пример, о цвете материи, форме с к у л ь п т у р ы , объеме со­
суда. Однако в этом случае, человек не образует новых
абстракций, поскольку он у ж е ими владеет. В процессе
р а с с у ж д е н и я о цвете, форме и объеме предметов он может
л и ш ь уточнить, к о н к р е т и з и р о в а т ь , углубить свои абстрак­
ции. Ч е л о в е к постоянно образует н о в ы е Понятия к а к в
плане онтогенеза, т а к и в п л а н е филогенеза. В первом
случае вновь образованное путем абстракции понятие я в ­
л я е т с я новым л и ш ь д л я человека, его образовавшего. Во
итором случае вновь образованное путем абстракции
понятие я в л я е т с я новым для н а у к и , для человечества в
цолом.

23
3. В И Д Ы А Б С Т Р А К Ц И Й

К а к мы у ж е у к а з а л и р а н ь ш е , процесс абстракции пред­


с т а в л я е т собой в широком смысле процесс мысленного от­
влечения от чего-либо. Его разнообразные в а р и а н т ы пред­
с т а в л я ю т собой р а з л и ч н ы е виды процесса абстракции. Эти
виды р а з л и ч а ю т с я характером в ы д е л я е м ы х свойств и
свойств, от которых м ы при этом отвлекаемся, а т а к ж е тем.
к а к у ю форму приобретает мысль в р е з у л ь т а т е абстрагиро­
в а н и я и в зависимости от других оснований. Мы не при­
водим к л а с с и ф и к а ц и ю всех видов абстракции, а перечис­
ляем л и ш ь те, которые использованы в н а с т о я щ е й работе,
не претендуя на соблюдение всех принципов научной клас­
сификации.
1) А б с т р а к ц п е й о т о ж д е с т в л е я п я назы­
1
вается процесс отвлечения от несходных, р а з л и ч а ю щ и х с я
свойств предметов и одновременного выделения одинако­
вых, тождественных их свойств.
В р е з у л ь т а т е такого отвлечения создается возможность
образовывать п о н я т и я . Посредством общего свойства, мыс­
лимого в п о н я т и и , м о ж н о (во всяком случае для р я д а по­
н я т и й , объем которых не м е н я е т с я в процессе данного рас-
с у ж д е п и я ) выделить о б ъ е м н о н я т и я — множество,
которое мыслится к а к особый «абстрактный предмет», об­
л а д а ю щ и й особыми свойствами по сравнению с индивиду­
у м а м и , с о с т а в л я ю щ и м и множество (см. гл. Т п. 4, гл. II п. 2,
гл. V п. 2 ) . В этом с л у ч а е к а ж д ы й элемент множества
может быть представителем всех других его элементов,
поскольку они рассматриваются л и ш ь с точки зрения об­
щ и х для них свойств.
В процессе абстракции отождествления .можно выде­
л я т ь чувственно воспринимаемые свойства — абстракция,
основанная на «непосредственном» отождествлении пред­
метов — и чувственно исвоспришгмаемыо свойства —аб­
с т р а к ц и я , п о л у ч е н н а я через отношения типа равенства.
На основе абстракции отождествления могут выделяться
и отношения м е ж д у предметами.
В истории логики этот вид процесса абстракции часто
н а з ы в а л и обобщающей абстракцией.
2. Абстракцией и з о л и р у ю щ е й пли а н а л и т л -
ч е с к о й н а з ы в а е т с я процесс о т в л е ч е н и я свойства или
отношения от предметов и их иных свойств, с которыми
они в. действительности неразрывно с в я з а н ы .

?4
Этот процесс абстракции приводит прежде всего к об­
разованию таг; называемых «абстрактных предметов»
(«белизна», «фасад», «эластичность», «твердость» и т. и.)
(см. гл. Л и. 7, 8 н гл. V I I п. 3 ) . Т а к у ю абстракцию в
истории логики иногда н а з ы в а л и формальной.
«Абстрактные предметы» в ы д е л я ю т с я и посредством
абстракции отождествления, если рассматривать этот про­
цесс в плане историческом, филогенетическом. Поэтому
данный вид абстракции м о ж н о рассматривать как вид
абстракции о т о ж д е с т в л е н и я . Однако здесь имеется и но­
вый по сравнению с абстракцией отождествления мо­
мент, а именно — процесс «опредмечивания» отвлекаемых
свойств и о т н о ш е н и й : они н а ч и н а ю т р а с с м а т р и в а т ь с я как'
некоторые «абстрактные предметы», отделенные от их
м а т е р и а л ь н ы х носителей. Поэтому д а н н ы й вид абстрак­
ции выделяется как самостоятельный.
'.). Отдельный вид абстракции представляет процесс
мысленного выделения тех частей предмета, которые нас
почему-либо интересуют, п временное отвлечение от иных,
но интересующих нас в д а н н ы й момент его частей. Т а к , при
изучении строения того или иного растительного и л и
животного организма, мы можем и з у ч а т ь какую-либо
одну его часть, временно абстрагируясь от других его
частей. Этот вид абстракции отличается от видов (1) и (2)
тем, что здесь умственно в ы д е л я е м а я часть изучаемого
предмета пространственно отделяется от самого предмета
(например, корень того или иного р а с т е н и я от его с т е б л я ) ,
тогда к а к свойства п отношения м е ж д у предметами мы не
в состоянии отделить от предметов в пространственном
смысле.
Иногда этот процесс, с в я з а н н ы й с отвлечением одних
частей предмета от других, отличают от процесса абстрак­
ции, относя его к более ш и р о к о м у классу умственных про­
цессов, н а з ы в а е м ы х аналитической деятельностью м ы ш л е ­
ния. Мы полагаем, что ого можно рассматривать и как
процесс абстракции в ш и р о к о м смысле, во всяком случае в
той его части, к о т о р а я связана с отвлечением от к а к и х - т о
частей изучаемого предмета и с выделением интересую­
щей нас части.
4. П р е д ы д у щ и е процессы абстракции могут быть осу­
ществлены при изучении предметов, у ж е каким-то образом
выделенных из о к р у ж а ю щ е й действительности, с которыми

25
можно оперировать к а к с «жесткими» предметами, кото­
рые м о ж н о отождествлять с самими собой и друг с
-другом.
Однако известно, что о к р у ж а ю щ а я н а с м а т е р и а л ь н а я
действительность постоянно и з м е н я е т с я , р а з в и в а е т с я по
з а к о н а м д и а л е к т и к и , все в ней взаимосвязано и взаимо­
действует друг с другом, она «текуча», в ней отсутствуют
«строгие р а з г р а н и ч и т е л ь н ы е л и н и и » . Поэтому процесс
п о з н а н и я действительности связан с выделением каких-то
отдельных предметов, с их н а и м е н о в а н и е м , с их отожде­
ствлением м е ж д у собой, с п р е в р а щ е н и е м непрерывного в
дискретное, «текучего» в «жесткое».
Действительность д и а л е к т и ч н а ; ее д и а л е к т и ч е с к и й х а ­
р а к т е р о т о б р а ж а е т с я в постоянно и з м е н я ю щ и х с я и р а з ­
в и в а ю щ и х с я н а у ч н ы х теориях, но на к а ж д о м этапе их р а з ­
в и т и я мы оперируем вполне о д н о з н а ч н о определенными
п о н я т и я м и , строго ф о р м у л и р у е м ы м и з а к о н а м и .
Процесс отвлечения от «зыбкости границ», «текучести»
отдельных предметов, отдельных сторон и этапов дей­
ствительности, с в я з а н н ы й с и х п р е в р а щ е н и е м в «жесткие»,
«•конструктивные» объекты, м о ж н о н а з ы в а т ь процессом
к о н с т р у к т и is и з а д и и действительности и рассмат­
р и в а т ь как вид абстракции. Процесс к о н с т р у к т и в и з а ц и и
действительности не означает ее произвольного ч л е н е н и я
на части и произвольного «огрубления». Этот процесс воз­
можен л и ш ь потому, что д и а л е к т и ч е с к и й х а р а к т е р дей­
ствительности н е о з н а ч а е т ее полного р е л я т и в и з м а : по­
с т о я н н о е д в и ж е н и е и изменение действительности с в я з а н ы
и с относительной и н в а р и а н т н о с т ь ю , с относительным
покоем и постоянством ее. З а д а ч а н а у к и и состоит в том,
чтобы во всех и з м е н е н и я х определенного рода в ы я в л я т ь
это относительно постоянное, и н в а р и а н т н о е . Н а к а ж д о м
этапе п о з н а н и я это и н в а р и а н т н о е и постоянное мы а б с о -
л ю т и з и р у е м, что позволяет нам давать весьма точ­
ные и общие формулировки законов и определения
понятий. Однако эта абсолютизация, с которой мы встре­
чаемся в н а у к а х , о к а з ы в а е т с я относительной, она постоян­
но с н и м а е т с я в процессе р а з в и т и я и и з м е н е н и я научного
з н а н и я : постоянно у т о ч н я ю т с я и р а з в и в а ю т с я н а у ч н ы е
п о н я т и я , у т о ч н я ю т с я формулировки законов и условия их
п р и м е н е н и я и т. п. В этом п р о я в л я е т с я глубокая диалек­
тика н а ш е г о п о з н а н и я ,

26
В. И. Л е н и н писал в а теш с в я з и : «Мы .не можем пред­
ставить, в ы р а з и т ь , изобразить д в и ж е н и я , н е п р е р в а в не­
прерывного, не упростив, угрубив, не разделив, не оперт-,
вив живого. И з о б р а ж е н и е д в и ж е н и я мыслью есть всегда
огрубление, оме"тглепп<\ - и не только .мыслью, но и ощу­
щенном, н е l U . - i u K o д в и ж е н и я , но и всякого п о н я т и я . И в
этом суть д и а л е к т и к и . Эту-то суть и выражает формула:
13
единство, тождество противоположностей» .
«Познание есть о т р а ж е н и е человеком природы. Но это
не простое, не непосредственное, не цельное о т р а ж е н и е ,
а процесс ряда абстракций, ф о р м и р о в а н и я , образования
п о н я т и й , законов etc, каковые п о н я т и я , з а к о н ы elc... и
охватывают у с л о в н о, приблизительно, универсальную
закономерность вечно д в и ж у щ е й с я и р а з в и в а ю щ е й с я при­
роды... Ч е л о в е к не м о ж е т охватить = отразить = отобра­
з и т ь природы всей, иол ностью, ее «непосредственной цель­
ности», он может л и ш ь вечно п р и б л и ж а т ь с я к этому, соз­
д а в а я абстракции, п о н я т и я , з а к о н ы , н а у ч н у ю к а р т и н у ми­
14
ра и т. д. и т. п.» . «Движение» и «момент»: улови его.
В к а ж д ы й момент д а н н ы й . Улови этот момент. I d e m в про­
15
стом механическом движении (contra Ч е р н о в ) » .
Относительность нашего познания таким образом tip-.F
я в л я е т с я не только в том, что к а ж д а я ступень достигнуто­
го з н а н и я есть л и ш ь знание частичное, но и в том, что
охват мыслью р а з н ы х сторон действительности всегда
предполагает ее огрубление, омертвление, у п р о щ е н и е , схе
матизацию («конструктивизацию»).
Рассмотрим несколько примеров к о н с т р у к т и в и з а ц и и :
Способы и з м е р е н и я , и м е ю щ и е столь огромное з н а ч е н и е
в точных н а у к а х , дают р е з у л ь т а т ы л и ш ь с известной сте­
пенью п р и б л и ж е н и я и мы абсолютизируем эти р е з у л ь т а т ы .
Способы анализа к о н к р е т н ы х форм д в и ж е н и я , и з м е н е н и я
и р а з в и т и я всегда предполагают их расчленение, их изме­
рение и. следовательно, всегда выделение участников из­
мерения и ф и к с и р о в а н и е времени, а тем самым, препари­
рование непрерывного в дискретное. Применение законов
формальной логики возможно л и ш ь в п р е д п о л о ж е н и и , что

13
В. И. Л е н и н . Сочинения, т. 38, стр. 255.
14
Там же, стр. 173.
15
Там же, стр. 192 (Разрядка моя,— Д. Г.),

27
иред.меты, о которых мы рассуждаем, .в определенных
отношениях не и з м е н я ю т с я , что т а к ж е , как известно, в дей­
ствительности не имеет места.
К о н с т р у к т и в и з а ц и я действительности, достигаемая в
процессе п о з н а н и я , постоянно с н и м а е т с я в процессе раз-
v вития самого п о з н а н и я в связи с прогрессом п а у к и и за­
меняется новой к о н с т р у к т и в и з а ц и е й , позволяющей более
глубоко и полно отразить, познать о к р у ж а ю щ и й нас мир.
Т а к , постоянно совершенствуются р а з л и ч н ы е способы
и з м е р е н и я , и м ы получаем возможность (когда это. разу­
меется, имеет смысл) добиваться все большей и боль­
ш е й степени точности. В с в я з и с развитием п а у к и , с кон­
струированием приборов и р а з л и ч н ы х технических уст­
ройств стало в о з м о ж н ы м не только о б н а р у ж и в а т ь не-
восщринимаемые непосредственно свойства объектов, но
и у с т а н а в л и в а т ь все более тонкие сходства и р а з л и ч и я
м е ж д у объектами. Н а п р и м е р , н а у ч и в ш и с ь ф и к с и р о в а т ь
весьма тонкие р а з л и ч и я м е ж д у силами (интенеивностя-
м и ) , тембрами, высотами и тонами звуков, мы можем
производить все более точные о т о ж д е с т в л е н и я м е ж д у
разными звуками. Отображая движущуюся, изменяю­
щ у ю с я действительность в строгих и точных н а у ч н ы х
теориях, мы одновременно получаем возможность точно
ф и к с и р о в а т ь те д о п у щ е н и я , которые с в я з а н ы с огрубле­
нием, схематизацией действительности, фиксировать
область п р и м е н е н и я законов этой теории, создавать
теории с иными д о п у щ е н и я м и . Н а п р и м е р , у к а з ы в а е м , что
закон Б о й л я - М а р и о т т а для р а з р е ж е н н ы х газов выпол­
н я е т с я с высокой степенью точности (и эта точность
у с т а н о в л е н а ) , что для газов сильно с ж а т ы х или о х л а ж ­
денных о б н а р у ж и в а ю т с я заметные отступления (и при
этом к а к и е ) от этого закона.
Создавая ф о р м а л и з о в а н н ы е и весьма строгие теории
логики, мы о б н а р у ж и в а е м внутри такой теории парадок­
с а л ь н ы е противоречия. Эти противоречия возникают в ре­
зультате того, что м ы а б с т р а г и р у е м с я от ф а к т о в времени,
считаем во всех с л у ч а я х объекты н е и з м е н я ю щ и м и с я ,
п о д ч и н я ю щ и м и с я з а к о н у тождества. П а р а д о к с ы эти уст­
р а н я ю т с я за счет и з м е н е н и я некоторых положений, при­
нимаемых нами за исходные в той или иной системе,
за счет их к о н к р е т и з а ц и и . Н а п р и м е р , парадоксы теории
множеств в одном случае могут р а з р е ш а т ь с я за счет уст--

28
р а н е н а я из системы так называемого принципа сверты­
вания (когда, например, множество всех нормальных
множеств р а с с м а т р и в а е т с я к а к некоторое новое множест­
во, к а к особый н е и з м е н я ю щ и й с я готовый о б ъ е к т ) , в дру­
гом — за счет у с т р а н е н и я п р е д п о л о ж е н и я о том, что к а ж ­
дое понятие н а ш е й системы имеет готовый н е и з м е н я ю ­
щ и й с я объем и т. п. Р а з в и т и е самих теорий создает необхо­
димые средства д л я и х совершенствования и уточнения,
позволяет отобразить действительность все с у м е н ь ш а ю ­
щ е й с я степенью ее огрубления.
5. Иногда под абстракцией понимают не отвлечение от
свойств и отношений реально с у щ е с т в у ю щ и х , д а н н ы х нам
предметов, а отвлечение от некоторых н а ш и х субъектив­
н ы х возможностей, н а п р и м е р , отвлечение от невозможно­
сти р е ш и т ь какую-либо задачу. При этом в силу тех или
и н ы х р а ц и о н а л ь н ы х оснований т а к а я задача п р и н и м а е т с я
за р е ш е н н у ю . Р а з у м е е т с я , что мы не м о ж е м п р и н и м а т ь за
решенные плохо сформулированные или п р и н ц и п и а л ь н о
н е р а з р е ш и м ы е задачи ( н а п р и м е р , сделать в р е м я обрати­
м ы м ) , а л и ш ь т а к и е , которые в каком-то смысле, в к а к и х -
то пределах нами р е ш а ю т с я , п р а к т и ч е с к и осуществляют­
ся. Т а к , н а п р и м е р , м ы п р и н и м а е м к а к р е ш е н н у ю задачу
разделить с помощью ц и р к у л я и л и н е й к и любой отрезок
пополам. При этом мы исходим из п р е д п о л о ж е н и я , что вла­
деем идеальным циркулем и идеальной линейкой, что мы
можем разделить пополам сколь угодно большой и сколь
угодно м а л ы й отрезок. П р и абстракции отождествления мы
т а к ж е принимаем за р е ш е н н у ю з а д а ч у — уметь в любом
случае установить, тождественны или р а з л и ч н ы в тех или
иных о т н о ш е н и я х те или иные предметы, что, однако, в не­
которых с л у ч а я х бывает весьма з а т р у д н и т е л ь н ы м .
В м а т е м а т и к е широко пользуются м ы с л и т е л ь н ы м и
процессами, н о с я щ и м и н а з в а н и е «абстракция актуальноп
бесконечности», «абстракция потенциальной осуществи­
мости», сущность к о ю р ы х состоит в отвлечении и\ некого,
рых невозможностей р е ш а т ь те или иные задачи и в при­
нятии т а к и х задач (в силу определенных р а ц и о н а л ь н ы х
оснований) за р е ш е н н ы е .
Абстракция актуальной бесконечности
состоит в отвлечении от п р и н ц и п и а л ь н о й невозможности
индивидуализировать (т. е. ф и к с и р о в а т ь и описать) к а ж ­
дый элемент бесконечного множества и одновременно в

29
принятии такой задачи за р е ш е н н у ю : с такими бесконеч­
ными множествами мы н а ч и н а е м оперировать к а к с конеч­
н ы м и , все э л е м е н т ы которых будто бы н а м и как-то ф и к ­
сированы ( н а п р и м е р , з а д а н ы с помощью законченного
списка их э л е м е н т о в ) . Т а к а я а б с т р а к ц и я дает н а м возмож­
ность бесконечное рассматривать к а к «актуально» данное,
к а к конечное и п р и м е н я т ь к т а к и м м н о ж е с т в а м все з а к о н ы
формальной логики, в ы я в л е н н ы е в р е з у л ь т а т е оперирова­
н и я с конечным.
Абстракция потенциальной осущест­
1 6
вимости (в м а т е м а т и к е она обычно противопостав­
л я е т с я а б с т р а к ц и и а к т у а л ь н о й бесконечности) состоит в
отвлечении от р е а л ь н ы х границ н а ш и х конструктивных
возможностей, обусловленных ограниченностью нашей
ж и з н и в пространстве и времени. Эта а б с т р а к ц и я не пред­
полагает и н д и в и д у а л и з а ц и и к а ж д о г о элемента бесконечно­
го м н о ж е с т в а , не предполагает, что может быть осуществ­
лено бесконечное число операций, но основывается на тохМ,
что может быть осуществлено л ю б о е конечное число опе­
р а ц и й — ш а г о в , букв, чисел и т. п. Эта а б с т р а к ц и я предпо­
лагает, что осуществив некоторое конечное число индиви­
д у а л и з а ц и и элементов какого-либо множества, м ы можем
всегда осуществить еще одну и н д и в и д у а л и з а ц и ю элемента
рассматриваемого м н о ж е с т в а .
Если п о н я т и е натурального числа можно представить
к а к в о з н и к а ю щ е е в р е з у л ь т а т е абстракции отождествле­
ния (см. п. 2 и 4 гл. V J ) , то при оперировании с числами
мы встречаемся с иным, типом абстракции, а именно — с
абстракцией потенциальной осуществимости, когда, на­
пример, говорим, что любое число м о ж е т быть представлено
рядом палочек, с л е д у ю щ и х друг за другом ( 1 , 11, i l l ,
1111, 11111 и т. д . ) . когда говорим, что любые два нату­
р а л ь н ы х числа можно сложить, что к любому числу м о ж н о
прибавить единицу и т. и.
А. Л. М а р к о в по поводу такой а б с т р а к ц и и п и ш е т сле­
д у ю щ е е : «В д а л ь н е й ш е м при рассмотрении а л ф а в и т о в ,
слов и алгорифмов будет играть в а ж н у ю роль а б с т р а к ц и я
потенциальной осуществимости.

16
Идеи абстракции потенциальной осуществимости в связи
с конструктивным направлением в математике развиваются со­
ветским математиком А. А. .Марковым и его учениками.

30
Она состоит в отвлечении от р е а л ь н ы х границ н а ш и х
конструктивных возможностей, обусловленных ограничен­
ностью н а ш е й ж и з н и в пространстве и времени. В при­
менении к а л ф а в и т а м эта а б с т р а к ц и я позволяет нам р а с ­
с у ж д а т ь о сколь угодно обширных а л ф а в и т а х и, в частно­
сти, считать, что ко всякому а л ф а в и т у может быть присое­
динена н о в а я буква. В применении к словам мы получаем
т а к и м образом возможность р а с с у ж д а т ь о сколь угодно
д л и н н ы х словах к а к об осуществимых. Их осуществимость
п о т е н ц и а л ь н а я , их представители были бы практически
осуществимы, если бы н а ш а ж и з н ь длилась достаточно
долго и мы имели бы достаточно места и м а т е р и а л о в для
практического о с у щ е с т в л е н и я этих представителей. П р и ­
н и м а я эту абстракцию, м ы будем в д а л ь н е й ш е м понимать
под «словом» абстрактное потенциально осуществимое
слово.
Мы считаем в о з м о ж н ы м р а с с у ж д а т ь о словах (в этом
смысле) совершенно т а к ж е , к а к р а с с у ж д а л и о практически
осуществимых словах, в чем и состоит суть абстракции по­
тенциальной осуществимости в данном ее применении.
В частности, м о ж н о говорить о буквах слова, о его пред­
ставителях, о том. что оно есть слово в данном а л ф а в и т е
17
и т. п.» .
В конструктивной м а т е м а т и к е п р и з н а е т с я л и ш ь только
то, что может б ы т ь осуществимо либо непосредственно
практически, о п ы т н ы м путем, либо потенциально, т. е.
при к а к и х - т о условиях, з а в и с я щ и х от факторов времени,
пространства, м а т е р и а л о в и т. н. (слово, состоящее из
1 0 0 0
10 букв, может быть осуществлено, т. е. записано, но
для этого потребуется очень долгое время, особое место
для записи и т. п . ) .
Существование математического объекта в конструк­
тивной м а т е м а т и к е отождествляется с возможностью его
построения в р а м к а х абстракции потенциальной осущест­
вимости. Теорема Существования (т. е., например, утвер­
ждение, что с у щ е с т в у е т некоторое число и, обладающее
такими-то свойствами) с ч и т а е т с я доказанной, если у к а з а н
способ построения объекта, существование которого утвер­
ждается. Математику^ при этом приходится иметь дело с

17
А. А. М а р к о в . Теория алгорифмов. Тр. Математич. ии-та
имени В. Л. Оеклова, XLII. М.. И:»д-во АН СССР, 1954, стр. 15.

31
Так н а з ы в а е м ы м и Параметрическими теоремами существо­
вания такого вида: «Какой бы ни был конструктивный
объект х, существует объект у, н а х о д я щ и й с я к х в данном
отношении». Т а к и е теоремы считаются д о к а з а н н ы м и , когда
найден алгоритм, к о т о р ы й по любому з н а ч е н и ю х дает
возможность построить у, н а х о д я щ и й с я к х в данном отно­
шении.
В классической м а т е м а т и к е говорят о существовании
бесконечных множеств как «сосчитанных множеств», на­
пример, о сосчитанном множестве н а т у р а л ь н ы х чисел, рас­
п о л о ж е н н ы х в их естественном порядке, и м е ю щ е м поряд­
ковое число Q. Ответить на вопрос, в каком смысле можно
говорить о существовании такого рода м н о ж е с т в к а к не­
которых «готовых» предметов, к л а с с и ч е с к а я м а т е м а т и к а не
умела. Процесс ж е образования такого а к т у а л ь н о сущест­
вующего бесконечного мпожества достигается с помощью
абстракции а к т у а л ь н о й бесконечности: «безгранично воз­
растающее», н а п р и м е р , н а т у р а л ь н ы й р я д чисел 1, 2, 3, 4,
о... о б ъ я в л я е т с я сосчитанным, з а к о н н ы м (от невозмож­
ности его з а в е р ш и т ь приходится о т в л е ч ь с я ) ; с ними на­
чинают оперировать по з а к о н а м формальной логики к а к с
конечными м н о ж е с т в а м и . Однако известно, что бесконеч­
ное множество с порядковым числом Я существенно от­
л и ч а е т с я от к о н е ч н ы х . Если, н а п р и м е р , сосчитывать сумму
п о р я д к о в ы х чисел двух конечных мпожеств. то безразлич­
но, в какой последовательности они с к л а д ы в а ю т с я —
результат будет всегда один и тот ж е . Если ж е мы имеем
дело с бесконечным множеством к а к с а к т у а л ь н о й беско­
нечностью, то порядок с о с ч и т ы в а ю т их элементов влияет
на получаемый результат. Так, если мы н а ч н е м н а т у р а л ь ­
ный р я д сосчитывать с 1 и до конца, то получим в резуль­
тате бесконечное порядковое чисто Q. Если ж е мы начнем
сосчитывать н а т у р а л ь н ы й ряд, р а с п о л о ж е н н ы й в порядке
2, 3, 4,..., 1, то, пересчитав его весь, мы получим в резуль­
тате Q + 1.
З а м е т и м , что н е в о з м о ж н о осуществить построение бес­
конечного объекта практически ( н а п р и м е р , упорядочен­
ного бесконечного мпожества н а т у р а л ь н ы х чисел с поряд­
ковым числом Q) л и ш ь тогда, когда мы пытаемся выра­
зить это бесконечное с помощью списка или чего-нибудь
аналогичного списку: н а п р и м е р , переходя от одного на­
турального числа к с л е д у ю щ е м у за ним числу в ряду иа-

32
/

т у р а л ь н ы х чисел. Однако очень часто н а м п р и х о д и т с я


иметь дело с другими способами последовательного «пере­
счета» элементов множества. П р е д с т а в и м себе, что по
л и н и и отрезка п р я м о й АВ к а т и т с я ш а р и к из точки О в
точку 1. Он при этом побывает в к а ж д о й точке отрезка,
в том числе в к а ж д о й точке из следующей последователь­
3
ности точек: в точке О, в точке 7г, в точке А , в точке Vs,—
в любой точке вида "/n+i
Т а к и м образом можно с к а з а т ь , что в процессе д в и ж е ­
н и я ш а р и к «практически» осуществляет всю а к т у а л ь н у ю
беконечность точек. П р и этом предполагается, что мы
имеем дело с л и н и е й и ш а р и к о м к а к с и д е а л и з и р о в а н н ы м и
о б ъ е к т а м и : мы отвлекаемся от шероховатостей поверхно­
стей, от их атомистической с т р у к т у р ы , предполагаем, что
умеем абсолютно точно ф и к с и р о в а т ь начало и конец дви­
жения.
Представление о непрерывности пространства и вре­
мени позволяет «осуществлять» бесконечное в процессе
д в и ж е н и я и я в л я е т с я оправданием д л я использования в
н а у к е абстракции а к т у а л ь н о й бесконечности. Если ж е м ы ,
поставив себе з а д а ч у сконструировать тот или иной эле­
мент множества, в ы я с н я е м алгоритмические способы
н а х о ж д е н и я такого элемента, то мы, обычно, удовлетво­
ряемся менее сильными а б с т р а к ц и я м и , а именно абстрак­
цией потенциальной осуществимости.
В свое время эта проблема ставилась в античной фило­
софии Зеноном Элейским. П ы т а я с ь отобразить д в и ж у ­
щ у ю с я действительность л и ш ь в к а т е г о р и я х дискретного
(известные апории З е н о н а ) , З е н о н приходит к выводу о
невозможности д в и ж е н и я . В споре с Зеноном Диоген
доказывал обратное, преодолевая р а з л и ч н ы е р а с с т о я н и я
шагами.
Рассмотрение процессов абстракции, с в я з а н н о е с пре­
одолением бесконечного, с образованием актуально-бес­
конечного множества я в л я е т с я с п е ц и ф и ч н ы м д л я класси­
ческой м а т е м а т и к и .
В конструктивной ж е м а т е м а т и к е отвергается а к т у а л ь ­
но бесконечное. Актуально-бесконечное з а м е н я е т с я п о н я ­
тиями «безгранично возрастающего», «безгранично убыва­
ющего», «сколь угодно большого» и т. д. В связи с этим аб-
1
гракция а к т у а л ь н о й бесконечности у с т у п а е т здесь место
'остракции потенциальной осуществимости.
1
Л . П . Горский 33
и\ П р е д с т а в л я е т с я в о з м о ж н ы м говорить о процессе
о т в л е ч е н и я от невозможности непосредственного обозре­
н и я всех членов к а к и х - л и б о классов к а к об особом виде
абстракции. Когда м ы оперируем т а к и м и классами к а к
«Материки земного ш а р а » , или «присутствующие н а д а н ­
ном собрании» м ы м о ж е м обозреть всех членов класса
непосредственно, перечислить все ч л е н ы д а н н ы х классов,
составить с п и с к и элементов, в х о д я щ и х в д а н н ы й класс.
В других с л у ч а я х этого сделать или п р а к т и ч е с к и невоз­
м о ж н о (как, н а п р и м е р , в случае класса «песчинки н а
берегу Волги») или п р и н ц и п и а л ь н о н е в о з м о ж н о (как, н а ­
п р и м е р , в с л у ч а е класса «человек», и м е я в виду людей
с у щ е с т в о в а в ш и х , с у щ е с т в у ю щ и х и тех, которые будут су­
ществовать) . В этих с л у ч а я х к л а с с ы з а д а ю т с я не перечис­
л е н и е м их элементов, а свойствами и х элементов. Е с л и при
этом мы говорим, что с п о м о щ ь ю т а к и х свойств мы полу­
чаем возможность выделить соответствующий им класс, то
м ы отвлекаемся при этом от невозможности осуществить
это выделение непосредственным п у т е м .
7. Н а м п р е д с т а в л я е т с я в о з м о ж н ы м к а к вид процесса
абстракции р а с с м а т р и в а т ь и т а к н а з ы в а е м ы й п р о ц е с с
и д е а л и з а ц и и , с в я з а н н ы й с образованием «идеализи­
р о в а н н ы х объектов», т а к и х к а к «абсолютно твердое тело»,
«несжимаемое тело», «абсолютно непроводящее тело»
и т. п. Однако г л а в н ы м моментом в ф о р м и р о в а н и и т а к и х
«объектов» я в л я е т с я не просто процесс отвлечения от
каких-то х а р а к т е р и с т и к и с с л е д у е м ы х объектов и от п р и н ­
ц и п и а л ь н о й невозможности осуществить такой предмет в
объективной действительности, но с п е ц и ф и к а того «мыс­
ленного э к с п е р и м е н т а » , того метода, к о т о р ы й п о з в о л я е т
прибегнуть к н е к о т о р ы м о т в л е ч е н и я м (см. гл. V I I I ) .
Все перечисленные виды а б с т р а к ц и и тесно с в я з а н ы
друг с другом.
В а ж н е й ш и м из них я в л я е т с я а б с т р а к ц и я отождествле­
н и я . Все п е р е ч и с л е н н ы е в ы ш е виды абстракции в той или
иной степени с в я з а н ы с абстракцией отождествления. Т а к
процесс к о н с т р у к т и в и з а ц и и , с в я з а н н ы й с отвлечением от
«зыбкости» г р а н и ц предметов, с в ы ч л е н е н и е м из т е к у ч е й
действительности е д и н и ч н ы х предметов в «жестком»
смысле, т е с н е й ш и м образом с в я з а н с абстракцией отожде­
ствления. Процесс к о н с т р у к т и в и з а ц и и можно р а с с м а т р и ­
в а т ь в известном смысле к а к процесс отождествления ка-

34
ких-то участков действительности с самими собой и выде­
л е н и я этих участков к а к единичных предметов в «жест­
ком» виде. И н ы е процессы абстракции т а к ж е включают
момент абстракции отождествления.
В процессе абстракции отождествления (например, при
образовании т а к и х п о н я т и й , к а к «животное», «растение»,
«человек») м ы не только абстрагируемся от р я д а свойств
предметов и в ы д е л я е м соответствующие с у щ е с т в е н н ы е
свойства, но и абстрагируемся от п р и н ц и п и а л ь н о й невоз­
м о ж н о с т и обозреть все отождествляемые п р е д м е т ы , по­
скольку они существовали в прошлом и будут существо­
в а т ь в будущем (одна из существенных з а д а ч научного
п о з н а н и я и состоит в обосновании правомерности такого
рода а б с т р а к ц и и ) . П р и образовании «абстрактных пред­
метов» («длина», «белизна» и т. п.) мы абстрагируемся не
только от всех свойств предметов за исключением у к а з а н ­
н ы х и от самих м а т е р и а л ь н ы х носителей предметов, но и
от п р и н ц и п и а л ь н о й иевозмояшости осуществить такие
п р е д м е т ы (в действительности существуют «длинные
ноги», «длинные ногти», но не существует длин к а к особых
п р е д м е т о в ) . В процессе абстракции, н а з ы в а е м о й и д е а л и ­
зацией, мы прибегаем к а н а л и з у к о н с т р у к т и в н ы х , «жест­
к и х объектов» (т. е. объектов, в ы д е л е н н ы х с п о м о щ ь ю п р о ­
цесса абстракции, называемого конструктивизацией').
пользуемся р а з л и ч н ы м и отождествлениями, абстраги­
р у е м с я от п р и н ц и п и а л ь н о й невозможности о с у щ е с т в и т ь
соответствующие «идеализированные объекты» в действи­
тельности и т. п.
Одной из в а ж н е й ш и х задач п р и разработке теории аб­
с т р а к ц и и я в л я е т с я в ы я с н е н и е о с н о в а н и й , в силу ко­
торых мы абстрагируемся от чего-либо и в ы д е л я е м что-
либо, ф и к с и р у я выделенное свойство, отношение или пред­
мет в его конструктивной или идеализированной форме с
помощью соответствующих имен.
Эти основания — троякого рода: основания — онтоло­
гические, основания п р а к т и ч е с к и е и основания методоло­
гические. В ы я с н е н и е онтологических оснований введения
тех или и н ы х абстракций в н а у к у дает возможность пока­
зать, ч е м у в действительности соответствуют п о н я т и я ,
абстракции, о т р а ж е н и е м чего они я в л я ю т с я . Эта задача
моя^ет быть р е ш е н а л и ш ь в с в я з и с рассмотрением гене­
зиса н а ш е г о п о з н а н и я . М е т а ф и з и ч е с к и й подход к р е ш е н и ю

3* 35
Этой проблемы, к а к это имеет место, н а п р и м е р , у современ-^
ных позитивистов, с т р е м я щ и х с я л и ш ь отыскивать «непо­
средственных референтов» в действительности для соответ­
с т в у ю щ и х терминов п предложений,— к а к и следовало
ожидать,— провалился.
В ы я с н е н и е п р а к т и ч е с к и х оснований введения в н а у к у
тех или и н ы х а б с т р а к ц и й (в данном случае и с к л ю ч а ю т с я
н а у к и м а т е м а т и ч е с к и е ) дает возможность обосновать, по­
чему в ы д е л я ю т одни свойства и о т н о ш е н и я и абстрагиру­
ются от и н ы х свойств и отношений, почему мы ч л е н и м
действительность на отдельные предметы (что связано с
процессом н а и м е н о в а н и я ) таким образом, а не и н ы м . Эти
о с н о в а н и я о б ъ я с н я ю т н а м , почему, н а п р и м е р , человека
в а ж н о в ы д е л я т ь из числа ж и в о т н ы х по одним общим спе­
ц и ф и ч е с к и м свойствам, а не по другим, почему в понятие
общественной п р а к т и к и не включаем теоретическую д е я ­
тельность, п о ч е м у из числа простых чисел мы и с к л ю ч а е м
единицу, почему, говоря о каком-либо сосуде, не и м е е м в
виду его содержимое, почему д л я одних частей предмета
с у щ е с т в у ю т с п е ц и а л ь н ы е имена, а говоря о других его ча­
стях, м ы в ы н у ж д е н ы прибегать иногда к весьма громозд­
ким описаниям.
И з того, что существует в самой действительности,
н а м и в ы д е л я е т с я , абстрагируется наиболее существенное
и важное для познания и практической деятельности.
Б а з о й д л я р е ш е н и я вопроса о существенности я в л я е т с я
о б щ е с т в е н н а я п р а к т и к а , я в л я ю щ а я с я основой н а ш е г о по­
знания.
В ы я с н е н и е методологических оснований в в е д е н и я тех
или и н ы х п о н я т и й , абстракций позволяет сформулировать
логические методы образования понятий, абстракций. Это
дает возможность п о к а з а т ь , что процесс образования аб­
с т р а к ц и й не есть некий мистический акт, а подчинен всег­
да строгим закономерностям.
Определение процесса а б с т р а к ц и и в у з к о м с м ы с л е
о х в а т ы в а е т более или менее процесс абстракции отожде­
ствления, и з о л и р у ю щ у ю абстракцию, с в я з а н н у ю с образо­
ванием «абстрактных предметов», и процесс абстракции,
с в я з а н н ы й с « к а н с т р у к т и в и з а ц и е й » . П р и этих процессах
а б с т р а к ц и и мы отвлекаемся от свойств и отношений, в том
числе и от изменчивости «текучести» т а к и х предметов,
которые с у щ е с т в у ю т в действительности и д а н ы н а м в
36
непосредственном опыте. Однако п р и этих процессах аб­
с т р а к ц и и мы прибегаем и к и н ы м а б с т р а к ц и я м , н а п р и м е р ,
к отвлечению от п р и н ц и п и а л ь н о й [невозможности о с у щ е ­
ствить в действительности т а к и е предметы, которыми
оперируем в м ы с л и . В этом случае м ы отвлекаемся не
только от свойств и отношений предметов, по и от н е к о ­
торых н а ш и х с у б ъ е к т и в н ы х возможностей.
Определение процесса а б с т р а к ц и и в ш и р о к о м смысле
дает возможность охватить все процессы отвлечения, к о ­
торыми мы п о л ь з у е м с я в познании, х о т я и не полностью.
У ж е у к а з ы в а л о с ь , что некоторые процессы абстракции,—
н а п р и м е р , процессы а б с т р а к ц и и , н а з в а н н ы е в ы ш е идеа­
лизацией, с в я з а н ы н е р а з р ы в н о не только с теми или и н ы ­
ми о т в л е ч е н и я м и , но включают в свой состав некоторый
«умственный эксперимент», о с у щ е с т в л я е м ы й но опреде­
л е н н ы м п р а в и л а м , который и приводит к образованию
некоторых «идеализированных объектов». Этот «умствен­
н ы й эксперимент» не и с ч е р п ы в а е т с я отвлечениями, ана­
литической деятельности н а ш е г о м ы ш л е н и я , но включает
и синтетическую деятельность.

4. П О Н Я Т И Е О К Л А С С Е И И Н Д И В И Д У А Л Ь Н О М ПРЕДМЕТЕ

Единичные (индивидуальные) предметы выделяются


из материальной действительности с помощью процесса
абстракции, н а з в а н н о г о в ы ш е процессом к о н с т р у к т и в и з а -
ции. Отличая одни предметы от других по и х индивиду­
а л ь н ы м свойствам, которые при всей их изменчивости об­
ладают некоторым относительным постоянством, м ы эти
индивидуальные свойства в известной степени абсолюти­
зируем в процессе п о з н а н и я , что и дает возможность го­
ворить о строгих р а з л и ч и я х м е ж д у индивидуальными
предметами, р а с с у ж д а т ь о них к а к о «жестких» п р е д м е т а х
в соответствии с з а к о н а м и ф о р м а л ь н о й логики. И н д и в и ­
дуальными свойствами н а з ы в а ю т с я т а к и е свойства п р е д ­
метов, которые п о з в о л я ю т о т л и ч а т ь к а ж д ы й предмет от
Iti'.ox иных предметов вообще ( И Л И от всех и н ы х предме-
|иц дивной предметной о б л а с т и ) . Эти объективно су-
пнп'иующие индивидуализирующие различия отдель­
ных предметов дают нам возможность н а д е л я т ь их соб-
|ионными и м е н а м и . Собственные имена вводятся или

37
непосредственно д л я предметов, у которых о б н а р у ж е н ы
и н д и в и д у а л ь н ы е свойства, или опосредственно — через
и н ы е имена, н а п р и м е р , когда и м я дается только что родив­
ш е м у с я ребенку. В ы я в и т ь какие-либо и н д и в и д у а л ь н ы е
свойства только что родившегося ребенка п р е д с т а в л я е т с я
з а т р у д н и т е л ь н ы м . Поэтому наделение его собственным
и м е н е м предполагает не только ф и к с и р о в а н и е времени и
места р о ж д е н и я (этих х а р а к т е р и с т и к может о к а з а т ь с я не­
достаточно д л я и н д и в и д у а л и з а ц и и родившегося р е б е н к а ) ,
но и у к а з а н и е имен родителей.
Ч а с т о ( н а п р и м е р , в ф о р м а л ь н ы х системах) собствен­
ные имена в виде р а з л и ч н ы х символов вводятся автоним-
по: подобно тому к а к предметы отличаются друг от друга
по их о б ъ е к т и в н ы м х а р а к т е р и с т и к а м , т а к ж е и вводимые
символы р а с с м а т р и в а ю т с я к а к предметы, р а з л и ч а ю щ и е с я
г >
по форме н а п и с а н и я . Лппгт- п " и н т е р п р е т а ц и и такой те­
ории эти символы н а ч и н а ю т р а с с м а т р и в а т ь к а к имена для
соответствующих и н д и в и д у а л ь н ы х предметов.
Выделение и н д и в и д у а л ь н ы х предметов связано с не­
которыми трудностями. Когда, н а п р и м е р , говорится «этот
стол», то одновременно обозначается и определенный ин­
д и в и д у а л ь н ы й предмет, о т н о с я щ и й с я к мебели, и совокуп­
ность его частей, и совокупность молекул, составляющих
д а н н ы й предмет. Б о л е е того, один и тот ж е кусок материи
можно н а з в а т ь по-разному: и с п о л ь з у е м ы й д л я з а к р ы т и я
окон — занавеской, для п о к р ы в а н и я стола — скатертью,
а д л я п о к р ы в а н и я к р о в а т и — п о к р ы в а л о м . Это означает,
что процесс в ы д е л е н и я индивидуального предмета и его
н а и м е н о в а н и я не может быть осуществлен в условиях аб­
с т р а г и р о в а н и я от его практического употребления. П р а к ­
тическое употребление предмета и позволяет из числа его
многочисленных свойств в ы д е л я т ь определенную группу
и н д и в и д у а л и з и р у ю щ и х его свойств и именно и х и фикси­
ровать ч е р е з соответствующее и м я . Поэтому в ы р а ж е н и е
«этот стол», если этим столом п о л ь з у ю т с я к а к предметом
мебели, естественно и относить к тем свойствам стола как
индивидуального предмета, которые при этом использу­
ются в н а ш е й деятельности, а пе к совокупности молекул,
с о с т а в л я ю щ и х д а н н ы й стол. Р а з л и ч н о е использование од­
ного и того ж е предмета ( к у с к а материи) с в я з а н о с аб­
страгированием у него р а з л и ч н ы х групп и н д и в и д у а л и з и ­
р у ю щ и х свойств, что и связано с введением р а з л и ч н ы х

38
таен. Этим обусловлено и то, что одни и те ж е индивиду­
альные предметы могут и з у ч а т ь р а з л и ч н ы е н а у к и .
В. И. Л е н и н у к а з ы в а л , что выделение, абстрагирова­
н и е связей, сторон изучаемого предмета, их оценка к а к
основных и в а ж н е й ш и х о п р е д е л я ю т с я практикой, кон­
кретной п р а к т и ч е с к о й задачей, р е ш а е м о й при изучении
того или иного предмета. П р а к т и к а р е ш а е т , к а к и е сторо­
ны данного предмета необходимо включить в его опреде­
ление. В. И. Л е н и н в этой связи п и ш е т : «...вся человече­
с к а я п р а к т и к а д о л ж н а войти в полное «определение»
предмета и к а к к р и т е р и й истины и к а к п р а к т и ч е с к и й оп­
18
ределитель с в я з и предмета с тем, что н у ж н о человеку» .
И н д и в и д у а л ь н ы е предметы, с у щ е с т в у ю щ и е в матери­
альной действительности, о т л и ч а ю т с я друг от друга. Н а ­
пример, о таких предметах к а к «этот дом», «этот станок»
говорят к а к (о в е щ а х , а о т а к и х к а к «эта к а т а с т р о ф а » ,
«этот взрыв» к а к о событиях. Однако м ы на а н а л и з е этих
различий в н а с т о я щ е й работе останавливаться не будем.
Известно, что и н д и в и д у а л ь н ы е п р е д м е т ы обладают и
общими свойствами. «Общее,— у к а з ы в а л В. И. Л е н и н , —
, 9
существует л и ш ь в отдельном, через отдельное» . В от­
дельном, индивидуальном предмете и и н д и в и д у а л ь н ы е и
общие свойства существуют совместно, к а к поотделенные
друг от друга. Н а л и ч и е тех или и н ы х общих свойств у
различных предметов обусловливает и х большее и л и м е н ь ­
шее сходство м е ж д у собой. П о э т о м у м о ж н о с к а з а т ь , что
и самой действительности с у щ е с т в у ю т г р у п п ы более или
менее сходных предметов.
В процессе п о з н а н и я , в р е з у л ь т а т е о т о ж д е с т в л е н и я
предметов м е ж д у собой по о б щ и м д л я н и х свойствам об­
разуются к л а с с ы (множества) предметов, обладающих
идшгми и т е м и ж е свойствами (от и н ы х свойств м ы при
ном а б с т р а г и р у е м с я ) . В процессе п о з н а н и я , в процессе
мысленного о б ъ е д и н е н и я предметов в к л а с с ы и образова­
нии о них понятий используются и другие абстракции,
например, абстрагируются от невозможности непосредст­
венно с-бозреть все элементы тех или и н ы х классов, от не­
которых и н д и в и д у а л и з и р у ю щ и х р а з л и ч и й общих свойств,
п р и н а д л е ж а щ и х ч л е н а м классов. Общие и с у щ е с т в е н н ы е

И. И. Л е н и н . Сочинения, т. 32, стр. 72.


| u
I). И. Л е н и н. Сочиненря, т. 38, стр. 359,

39
свойства, по которым предметы объединяются в соответ­
с т в у ю щ и е классы, никогда не бывают тождественными
друг другу в абсолютном смысле, в смысле формального
тождества. Так, о б ъ е д и н я я людей в класс, н а п р и м е р , по
такому их общему свойству к а к «быть способным к ч л е ­
нораздельной речи», надо абстрагироваться от тех разли­
чий в способностях к членораздельной речи, в владении
членораздельной речью, которые и м е ю т с я у р а з л и ч н ы х
людей.
Процесс отождествления предметов в соответствующие
к л а с с ы ( к а к и процесс в ы д е л е н и я и н д и в и д у а л ь н ы х пред­
метов) не может быть понят вне его с в я з и с п р а к т и к о й ,
с ц е л я м и и з а д а ч а м и исследования. Известно, н а п р и м е р ,
что одни и те ж е к л а с с ы предметов и з у ч а ю т с я р а з л и ч н ы ­
ми н а у к а м и , которые создают о них р а з л и ч н ы е п о н я т и я
( н а п р и м е р , п о н я т и я о воде в ф и з и к е и химии, п о н я т и я
о человеке в биологии и общественных н а у к а х ) , что свя­
зано с в к л ю ч е н и е м в с о д е р ж а н и е этих п о н я т и й р а з л и ч ­
н ы х групп общих и с у щ е с т в е н н ы х свойств.
С помощью р а з л и ч н ы х видов абстракций м ы в ы д е л я е м
классы объектов п о з н а н и я , о т о ж д е с т в л я я и х по известно­
му свойству. Элементы этих классов с т а н о в я т с я т а к и м об­
разом д л я нас н е р а з л и ч и м ы м и с точки з р е н и я этого свой­
ства. Т е м самым становится в о з м о ж н ы м р а с с у ж д а т ь обо
всех элементах данного класса, х о т я возможности опыта
могут быть о г р а н и ч е н ы обозрением л и ш ь некоторого их
числа.
Т а к в п р е д л о ж е н и и «все люди смертны» свойство смерт­
ности в ы с к а з ы в а е т с я обо всех л ю д я х ; это предложение
р а с с м а т р и в а е т с я к а к истинное, хотя в опыте мы никогда
не встречались с теми людьми, которые будут ж и т ь после
нас. Мы м о ж е м абстрагироваться от этой невозможности
обозрения всех людей в непосредственном опыте, посколь­
к у в н а у к е доказано, что в с я к о м у ж и в о м у существу, в том
числе и человеку, присуще свойство смертности. В об­
щ и х п р е д л о ж е н и я х такого рода, т. е. в таких, где с в я з ь
субъекта с предикатом в н а у к е д о к а з а н а к а к связь необ­
ходимая, в ы с к а з ы в а е т с я мысль о всех элементах данного
класса. О всех элементах класса с т р о я т с я у т в е р ж д е н и я и
в тех случаях, когда эти э л е м е н т ы могут быть з а д а н ы
списком ( н а п р и м е р , когда говорим о м а т е р и к а х земного
ш а р а , об у ч а с т н и к а х того или иного с о б р а н и я ) . В других

40
случаях, к а к н а п р и м е р , н п р е д л о ж е н и и «ни один человек
не достигает роста выше чем три метра», в ы с к а з ы в а е м о м
к а к истинное, естественно, имеются в виду те люди, кото­
рые как-то фиксировались в опыте человечества и не име­
ются в виду люди, которые, н а п р и м е р , будут существо­
вать. П р е д л о ж е н и я вида «все люди смертны» допускают
различного рода логический а н а л и з . Это предложение мо­
ж н о а н а л и з и р о в а т ь через о т н о ш е н и е в к л ю ч е н и я класса в
класс (класс, людей в к л ю ч а е т с я в к л а с с смертных су­
щ е с т в ) , н т а к ж е через отношение элемента класса к к л а с ­
су: V.r (,!•(•) людям —>xQ смертным с у щ е с т в а м ) , т. е. если
.г п р и н а д л е ж и т к классу людей, то он п р и н а д л е ж и т и к
2 0
классу смертных с у щ е с т в . Это п р е д л о ж е н и е м о ж н о а н а -
лизнрпвпть и иначе, вводя в рассмотрение п р о п о з и ц и о ­
нальную ф у н к ц и ю . З а п и ш е м его т а к : У ж (х—• человек
».'' смертен) (для всякого х, если х — человек, то он
смертен).
В современной позитивистской л и т е р а т у р е п е р в ы е два
истолкования п р е д л о ж е н и я считаются истолкованиями в
21
духе реализма, а третье в духе н о м и н а л и з м а .
Это отмечалось еще Расселом, который у к а з ы в а л , что
в ы р а ж е н и е «у €,х Р) (у п р и н а д л е ж и т классу х, обладаю­
щ и х свойством Р) следует з а м е н я т ь в ы р а ж е н и е Р (у)
(«// обладает свойством Р). Первое в ы р а ж е н и е по Р а с с е л у
предполагает рассмотрение классов к а к особых предметов,
существующих в том ж е смысле, что и индивидуумы, его
составляющие. Второе в ы р а ж е н и е свободно от такого
д о п у щ е н и я : в нем какой-то элемент у при замене п е р е ­
менной у индивидуумом выступает всегда в конкрет­
ной чувственно воспринимаемой форме и пе з а с т а в л я е т
пас обращаться к такой абстракции к а к класс (класс —
это ф и к ц и я ) . Если мы и п о л ь з у е м с я классами в р а с с у ж д е ­
нии, то это есть не что иное к а к facon de parler — «способ
2 2
объясниться» .
Т а к а я точка з р е н и я определяется общими философ-
г о
Зпак vx — квантор общности и читается «для любого .г»;
С — знак принадлежности элемента класса классу, -*• — знак им­
пликации, выражаемой в языко обычно условным союзом
«(!СЛИ... то».
21
См. W. S t e g m tiller. Spracho und Logik. Studium Genera­
lly 1956, H. 2, S. 61.
2 2
CM. The Philosophy of B . Rnssel. The Library of Living Phi­
losopher's. Evanston, 1S46, v. V, p. 342.
41
скими у с т а н о в к а м и неопозитивизма. Неопозитивизм ис­
ключает из р а с с м о т р е н и я м ы ш л е н и е (и, следовательно,
и а б с т р а к ц и и к а к р е з у л ь т а т ы о т р а ж а т е л ь н о й мыслитель­
ной д е я т е л ь н о с т и ) , а а н а л и з з н а н и я ограничивает чисто
ф о р м а л ь н ы м а н а л и з о м я з ы к а , ф и к с и р у ю щ е г о это знание.
П р и этом то общее, что в ы р а ж е н о в я з ы к е , неопозитиви­
с т ы с т р е м я т с я свести к чувственным д а н н ы м ( s e n s e - d a t a ) .
Поэтому, с точки з р е н и я неопозитивизма, введение в ф и ­
лософию и логику термина «класс» к а к нучного термина
м о ж е т быть обосновано л и ш ь в том с л у ч а е , если ему будет
соответствовать некоторый особый предмет в действитель­
ности, точнее — в н а ш е м опыте, который бы восприни­
м а л с я к а к и н д и в и д у а л ь н ы й предмет. Но п о с к о л ь к у т а к и х
предметов не существует, то не существует и классов. Е с ­
ли ж е человек рассуяедает о классах, не д а н н ы х непос­
редственному восприятию, к а к о чем-то отличном от чув­
ственно в о с п р и н и м а е м ы х индивидуумов, то, с точки з р е н и я
неопозитивистов, он становится на позиции платонизма.
В противоположность позитивизму, д и а л е к т и ч е с к и й
м а т е р и а л и з м исходит из того, что к л а с с ы , р а з у м е е т с я , не
существуют в самой действительности в том ж е смысле,
что и и н д и в и д у у м ы , и х с о с т а в л я ю щ и е : в мире м а т е р и а л ь ­
н ы х вещей не существует, н а п р и м е р , «дома вообще» к а к
особого предмета. В действительности существуют отдель­
ные дома, обладающие общими свойствами. О классе к а к
о чем-то отличном от индивидуумов, его составляющих,
имеет смысл говорить, когда в р е з у л ь т а т е мыслительной
деятельности и р я д а с в я з а н н ы х с ней абстракций выделе­
на к а к а я - т о совокупность предметов по их общим свойст­
вам, образовано п о н я т и е об этой совокупности предметов.
Нет н и к а к о й надобности освобождаться от т а к и х абст­
р а к ц и й к а к «класс», сводя его к перечислению всевозмож­
н ы х индивидуумов, ему соответствующих. Введение тех
или и н ы х а б с т р а к ц и й в н а у к у , к а к правило, связано
с н е к о т о р ы м элементом гипотезы: оно часто, к а к было по­
к а з а н о в ы ш е , связано с п р и н я т и е м некоторой задачи за
р е ш е н н у ю . Е щ е в а н т и ч н о й древности люди в ы с к а з ы в а л и
к а к истинное у т в е р ж д е н и е о том, что «все люди смертны».
Это у т в е р ж д е н и е , а н а л и з и р у е м о е к а к соотношение к л а с ­
сов, р а з у м е е т с я , в к л ю ч а л о элемент гипотетичности, по­
с к о л ь к у н а у к а того времени е щ е не р а с к р ы в а л а необхо­
димой связи м е ж д у свойствами «быть человеком» и «быть

42
смертным»: это утверждение возникло на основе обобще
н и я фактов, относящихся к п р о ш л о м у опыту. В ходе р а з
в и т и я н а у к и оперирование т а к и м и а б с т р а к ц и я м и оправ
далось полностью., Ф. Энгельс, н а п р а в л я я острие своей
к р и т и к и против плоского эмпиризма, подчеркивал, что нет
научного м ы ш л е н и я без гипотезы. «Формой р а з в и т и я
естествознания,— у к а з ы в а л Ф . Энгельс,— поскольку оно
2 3
мыслит, я в л я е т с я гипотеза» . Р а з л и ч н ы е п р е д п о л о ж е н и я ,
вводимые в н а у к у , затем проверяются, и проверка эта
о с у щ е с т в л я е т с я не только путем непосредственного сопо­
с т а в л е н и я с действительностью, но и опосредствованными
методами, например, практической применимостью тео­
р и и . В основе т а к о й проверки л е ж и т общественная п р а к ­
тика. Говоря о к р и т е р и и п р а к т и к и , В. И. Л е н и н писал:
«Этот к р и т е р и й тоже настолько «неопределенен», чтобы не
позволять з н а н и я м человека п р е в р а т и т ь с я в «абсолют»,
и в то ж е время настолько определенен, чтобы вести беспо­
щ а д н у ю борьбу со всеми разновидностями и д е а л и з м а и
2 4
агностицизма» . Но поскольку п р а к т и ч е с к и е методы про­
верки не я в л я ю т с я абсолютно ж е с т к и м и , поскольку они
сами постоянно совершенствуются, это и обеспечивает по­
с т о я н н ы й прогресс нашего з н а н и я .
П р е д л о ж е н и я типа «все люди смертны» в зависимости
от ц е л е в ы х установок можно а н а л и з и р о в а т ь всеми пере­
численными нами способами и ни один из них не означа­
ет ни и н т е р п р е т а ц и и его в духе р е а л и з м а , н и и н т е р п р е т а ­
ции его в духе н о м и н а л и з м а . Р а з л и ч и я и н т е р п р е т а ц и й в
гносеологическом смысле кроются в х а р а к т е р е и уровнях
используемых при этом абстракций. П р и истолковании
п р е д л о ж е н и я «все люди смертны» в виде условного пред­
ложения, содержащего пропозициональные функции V х
(х — человек - У Х — с м е р т е н ) , не предполагается, что об­
щ и е свойства, о б н а р у ж и в а е м ы е у р я д а и н д и в и д у у м о в , име­
на которых («Иван, «Петр» и т. п.) затем могут быть
подставлены вместо п е р е м е н н о й х, о б н а р у ж е н ы абсолют­
но у всех людей. Здесь не произведено абстрагирование
от практической невозможности обозрения всех индиви­
дуумов, о б л а д а ю щ и х этим свойством. Е с л и ж е при а н а л и ­
зе этого п р е д л о ж е н и я использованы классы, то т а к у ю
2 3
Ф. Э н г е л ь с. Диалектика природы. М., Госполитиздат,
1955, стр. 191.
2 4
В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 14, стр. 130.

43
а б с т р а к ц и ю у ж е произвели. П р и этом, о п и р а я с ь на д а н н ы е
н а у к и , м о ж н о обосновать правомерность т а к о й абстракции.
Истолкование общих п р е д л о ж е н и й в виде и м п л и к а ц и й ,
с в я з ы в а ю щ и х соответствующие п р о п о з и ц и о н а л ь н ы е ф у н к ­
ции, я в л я е т с я наиболее общей и н т е р п р е т а ц и е й , так к а к
оно годится и д л я п р е д л о ж е н и я т и п а «ни один человек не
достигает роста более трех метров», поскольку интерпре­
т а ц и я его к а к условного п р е д л о ж е н и я не требует д л я обо­
с н о в а н и я истинности в в е д е н и я д о п о л н и т е л ь н ы х оговорок
о том, что речь идет не о всех людях, которые были, есть
и будут, что н а у к а не д о к а з ы в а е т невозможности такого
я в л е н и я и т. п., поскольку имеется в виду, что перемен­
н ы е в п р о п о з и ц и о н а л ь н ы х ф у н к ц и я х могут п р и н и м а т ь
значение собственных имен людей, о существовании ко­
торых н а м известно.
Вопрос о строгом определении класса я в л я е т с я очень
с л о ж н ы м . Всех трудностей, с в я з а н н ы х с этим определе­
нием мы к а с а т ь с я здесь не будем. К л а с с (множество) опре­
д е л я е т с я через абстракцию. Под классом понимается то об­
щ е е , что имеется у всех э к в и в а л е н т н ы х друг другу свойств.
Свойства Р и Q н а з ы в а ю т с я э к в и в а л е н т н ы м и в том случае,
если и только если к а ж д ы й предмет, обладающий свойст­
вом Р, обладает и свойством Q и наоборот. Этим общим,
очевидно, и о к а ж е т с я некоторый класс.
Допустим, д а н ы с л е д у ю щ и е э к в и в а л е н т н ы е свойства:
«обладать членораздельной речью», «обладать м ы ш л е н и ­
ем», «обладать чувством комического», «обладать второй
сигнальной системой» и т. п. Общим д л я н и х будет и х
объем — т. е. класс, который им соответствует. П р и этом
м ы у ж е з а р а н е е отвлекаемся от т а к и х х а р а к т е р и с т и к эк­
в и в а л е н т н ы х свойств, которые з а в и с я т от с у б ъ е к т а : от
способов их н а и м е н о в а н и я , способов записи и т. п. Поэто­
м у такое о б щ е е д л я п е р е ч и с л е н н ы х в ы ш е свойств к а к
«быть в ы р а ж е н н ы м и словами», «быть в ы р а ж е н н ы м и на
русском я з ы к е » и т. п.— н а м и з а р а н е е и с к л ю ч а е т с я из
рассмотрения.

5. П Р О Б Л Е М А АБСТРАКЦИИ В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ.


СОВРЕМЕННЫЙ С П О Р ОБ УНИВЕРСАЛИЯХ

Проблема а б с т р а к ц и и ч р е з в ы ч а й н о многообразна и
с л о ж н а . Со времен античной древности эта проблема р а з ­
р а б а т ы в а л а с ь в р а з л и ч н ы х а с п е к т а х и в р а з л и ч н о й связи
44
философами, в том Числе логиками и психологами, й пред­
с т а в и т е л я м и р а з л и ч н ы х с п е ц и а л ь н ы х областей научного
знания.
Р а з в и т и е н а у к и , трудности процесса п о з н а н и я неиз­
бежно з а с т а в л я л и мыслителей прошлого о б р а щ а т ь с я к об-
сунедению вопросов абстракции. Столь ж е н е и з б е ж н о при
этом в ы я в л я л и с ь в а ж н е й ш и е методологические, мировоз­
зренческие аспекты этой проблематики, порождавшие
о ж е с т о ч е н н ы е споры; приводившие к р е ш и т е л ь н ы м схват­
к а м м а т е р и а л и з м а и идеализма.
П о ж а л у й , одна и з самых с л о ж н ы х и и м е ю щ и х непре­
х о д я щ е е научное з н а ч е н и е проблем абстракции была
сформулирована в е л и к и м древнегреческим философом-
д и а л е к т и к о м — Гераклитом.
Г е р а к л и т о б н а р у ж и л огромные трудности, с в я з а н н ы е
с процессом отождествления предметов м е ж д у собой по
к а к и м - т о вполне определенным «жестким» свойствам,
поскольку единичные п р е д м е т ы о к р у ж а ю щ е й нас действи­
тельности постоянно изменяются. 13 его знаменитом фраг­
менте о том что человек не может д в а ж д ы войти в одну
и ту ж е реку, вскрыта трудность о т о б р а ж е н и я д в и ж е н и я
в дискретных, четко отграниченных п о н я т и я х , абстрак­
ц и я х , ф и к с и р у ю щ и х вполне определенные свойства пред­
метов. К а к м о ж н о один предмет (одну и т у ж е реку) счи­
тать одним и тем ж е , если он постоянно изменяется? Не бу­
дем л и м ы в случае такого отождествления всегда выска­
з ы в а т ь о предметах ложь?
Н е у м е я научно р е ш и т ь глубоко д и а л е к т и ч е с к у ю проб­
л е м у об отображении д в и ж е н и я , непрерывного и текуче­
го, через дискретное, т а к и е философы, к а к К р а т и л , при­
ходили к полному р е л я т и в и з м у , а т а к ж е философы, к а к
З е н о н Элейскпй — к отрицанию возможности д в и ж е н и я .
Проблемами абстракции з а н и м а л с я и П л а т о н в связи
с его м е т а ф и з и ч е с к и м и идеалистическим учением об иде­
я х . Мир идей, мир сущностей в е щ е й — неизменный, со­
в е р ш е н н ы й и в е ч н ы й существует, согласно платоновскому
учению, вне времени и пространства в «умопостигаемом
месте», независимо от единичных м а т е р и а л ь н ы х вещей и
я в л я е т с я творческим началом, ф о р м и р у ю щ и м единичные
вещи.
Аристотель, к р и т и к у я П л а т о н а , у к а з ы в а е т , что общее
существует н е р а з р ы в н о с единичным, что никакого «царст-
45
ва идей», оторванного от единичных вещей, пет. Эти «идеи»,
п р е д с т а в л я ю щ и е «сущность» в е щ е й , существуют в самих
в е щ а х и и з в л е к а ю т с я н а м и из вещей путем абстракции
в ходе п о з н а н и я . Однако н и з к и й уровень р а з в и т и я есте­
ственно-научных з н а н и й , о с н о в а н н ы х на систематическом,
ц е л е н а п р а в л е н н о м наблюдении и эксперименте, с л а б а я р а з ­
работка методологии, используемой в естественных н а у к а х ,
о б щ а я м е т а ф и з и ч н о с т ь взглядов А р и с т о т е л я не позво­
л и л а ему в ы я с н и т ь , к а к и м образом общее абстраги­
р у е т с я от единичного, к а к возникают общие п о н я т и я ,
а б с т р а к ц и и в н а ш е й голове в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я еди­
ничного.
До А р и с т о т е л я процессы а б с т р а к ц и и не были вычлене­
н ы к а к особые процессы п о з н а н и я и рассматривались в
с в я з и с а н а л и з о м и н ы х т е о р е т и к о - п о з н а в а т е л ь н ы х проб­
лем. В п е р в ы е абстракцию к а к особый м ы с л и т е л ь н ы й
процесс в ы я в и л Аристотель. «То, что н а з ы в а е т с я абстрак­
цией, (ум) мыслит, к а к бы о н м ы с л и л курносостъ: или
к а к курносость в виде неотделимого свойства, или к а к
к р и в и з н у , если бы кто действительно ее помыслил,— по­
м ы с л и л без тела, которому п р и с у щ а к р и в и з н а ; т а к ( у м ) ,
м ы с л я м а т е м а т и ч е с к и е предметы, берет их в отвлечении,
2 5
(хотя они и) неотделимы от тел» . «Он (математик.—
Д. Г.) производит это рассмотрение, с п л о ш ь у с т р а н и в ш и
все чувственные свойства, н а п р и м е р , т я ж е с т ь и легкость,
ж е с т к о с т ь и противоположное ( е й ) , д а л е е тепло и холод
и все остальные ч у в с т в е н н ы е противоположности, а сохра­
н я е т только количественную определенность и непре­
26
рывность» . . .
Весьма и н т е р е с н ы е с о о б р а ж е н и я по вопросам абстрак­
ции были в ы с к а з а н ы Ф о м о й А к в п н с к и м , у ч и в ш и м , что
«универсалии создаются посредством абстракции от инди­
в и д у а л ь н ы х черт материи», посредством разума, который
Ф о м а с р а в н и в а л с t a b u l a rasa, н а которой ничего не н а п и ­
сано; он при этом у т в е р ж д а л , что «ничего нет в интел­
л е к т е , чего бы не было ранее в чувстве»

2 5
А р и с т о т е л ь . О „душе. М., Соцэкгиз., 1937, стр. 102.
2 8
А р и с т о т о л ь . 'Метафизика. М.— Л., Соцэкгиз., 1934,
ка. И, 1060 в 3 1 - 1 0 6 1 а 32.
2 7
См. Н. S c h o l z , Н. S c h w e i z e r . Die sogenannten Definiti-
onen durch Abstraktion. Leipzig, 1935, § 2.

46
Ф р а н ц у з с к и й философ II. Абеляр, о п и р а я с ь на римско­
28
го философа неоплатоника А. Б о э ц и я , в «Комментарии
к Порфирию» рассматривал вопросы абстракции в связи
с вопросом об образовании е д и н и ч н ы х и общих п о н я т и й .
Он у к а з ы в а л , что не только общие п о н я т и я образуются
через абстракцию. «Во всяком случае,— писал он,— еди­
ничные п о н я т и я т а к ж е (образуются) через абстракцию,
29
когда я говорю: эта субстанция, это тело» . О процессе
абстракции он говорит так: « П р е ж д е всего об а б с т р а к ц и и :
известно, что м а т е р и я и форма существуют совместно. Но
р а з у м нашего духа имеет силу р а с с м а т р и в а т ь то материю
с а м у по себе, то форму, то объединять их вместе. П е р в ы е
два (достигаются.— Д. Г.) через абстракцию. Т р е т ь е —
3 0
через соединение (Konjunction) » .
В средние века вопрос об абстракции обсуждался пре­
имущественно в связи с известным спором м е ж д у номи­
н а л и с т а м и и р е а л и с т а м и о существовании универсалий
(«абстрактных с у щ н о с т е й » ) . Р е а л и с т ы , следуя за П л а т о ­
ном, учили, что у н и в е р с а л и и («абстрактные сущности»:
«умопостигаемые формы») существуют до единичных ма­
териальных вещей, наряду с ними и после них; п р и этом,
хотя у н и в е р с а л и и и л и ш е н ы пространственных и времен­
ных характеристик, но они 'обладают т а к и м ж е р е а л ь н ы м
существованием, к а к и единичные м а т е р и а л ь н ы е веши.
Сторонники платонизма и получили наимецование р е а л и ­
стов потому, что универсалии с их точки з р е н и я сущест­
вуют к а к и м а т е р и а л ь н ы е в е щ и , независимо от- человека,
от его с у щ е с т в о в а н и я и мыслительной деятельности
(в этом о т н о ш е н и и у н и в е р с а л и и с у щ е с т в е н н ы м \образом
отличаются от н а ш и х мыслей, х о т я по природе своей и я в ­
л я ю т с я д у х о в н ы м и ) . Н о м и н а л и с т ы отрицали эти дтоложс
ння реалистов и у т в е р ж д а л и , что в мире существуют л и ш ь
отдельные вбши, н а х о д я щ и е с я в цространствр^и времени,
что универсалии сущеетвуюх.лищь-1тоете"'о"тдельиых в е щ е й
в виде общих терминов, вводимых человеком д л я обозна­
чения сходных предметов. Общие т е р м и н ы вводятся вза­
мен соответствующих классов вещей, п р е д с т а в л я ю щ и х зна­
чения общих т е р м и н о в .
2 8
Там же, S. 7, 12.
2 9
Цит. по кн.: L. l o r d a п. Schule der Abstraktion und der
Diiiloktik. Miinchen, 1932, S. 4.
3 0
Там же, S. 4.

47
Существует два основных тесно с в я з а н н ы х м е ж д у собой
р а ц и о н а л ь н ы х аргумента (теологические аргументы м ы не
р а с с м а т р и в а е м ) в пользу с у щ е с т в о в а н и я у н и в е р с а л и й ,
в ы д в и г а в ш и х с я р е а л и с т а м и в споре с номиналистами.
П е р в ы й а р г у м е н т : среди з н а м е н а т е л ь н о й лексики л и ш ь
имена собственные обозначают отдельные м а т е р и а л ь н ы е
вещи. Т а к и е ж е имена существительные, к а к «человек»,
«лошадь», «красота», «белизна», т а к и е имена п р и л а г а т е л ь ­
ные, к а к «красный», «твердый», «равный», такие имена
числительные, к а к «два», «пять», «четвертый» не обозна­
ч а ю т отдельных в е щ е й в действительности. Но р а з м ы
п о л ь з у е м с я этими терминами к а к и м е ю щ и м и значение, то
это означает, что они употребляются н а м и взамен чего-то
(иначе они не были бы и м е н а м и и не имели з н а ч е н и я ) .
З н а ч и т , в мире существуют н е к и е сущности, и м е н а м и ко­
торых они я в л я ю т с я . Эти сущности и я в л я ю т с я универса­
лиями.
Второй а р г у м е н т : к а ж д а я мысль не беспредметна. В с я ­
к а я мысль — о чем-то. П р и этом ее н е л ь з я отождествлять
с предметом мысли. О б ъ е к т а м и ж е мысли часто в ы с т у п а ю т
т а к и е сущности, которые непосредственно н е в о з м о ж н о
открыть с помощью чувств в о к р у ж а ю щ и х п р е д м е т а х :
н а п р и м е р , мысли о числах (иногда и очень б о л ь ш и х ) ,
о тысячеуголытиках и т. п. Д л я того чтобы существовали
эти мысли д о л ж н ы с у щ е с т в о в а т ь объекты, им соответст­
в у ю щ и е . Эти о б ъ е к т ы с у щ е с т в у ю т в форме универса­
лий. Б о л е е того, м ы с л ь об объекте, с у щ е с т в у ю щ е м в
действительности, о т л и ч а е т с я от самого объекта: в дейст­
вительное га нет абсолютно п р я м ы х линий, точек, абсолют­
но точных п р я м о у г о л ь н ы х треугольников, с которыми м ы
оперируем, н а п р и м е р , в геометрии. Эти объекты д о л ж н ы
с у щ е с т в о в а т ь к а к н е к о т о р ы е абсолютные образцы в форме
у н и в е р с а л и й , так к а к иначе т е о р и я и объекты, ей соответ­
с т в у ю щ и е , не согласовались бы друг с другом и
т е о р и я была бы л о ж н о й . П р и этом тезис о существо­
в а н и и у н и в е р с а л и й в онтологическом смысле (а не в смыс­
л е гносеологическом, к о н ц е п т у а л ь н о м ) обосновывался т а к :
человек оперирует ч и с л а м и к а к некоторыми е д и н и ч н ы м и
ф и з и ч е с к и м и о б ъ е к т а м и , х о т я они не я в л я ю т с я т а к о в ы м и :
р а с к р ы в а е т их свойства, производит н а д н и м и у м с т в е н н ы е
э к с п е р и м е н т ы , не о б р а щ а я с ь к ф и з и ч е с к о м у м и р у . Н а п р и ­
мер, он определяет среди н а т у р а л ь н о г о ряда чисел, к а к и е

48
из них я в л я ю т с я «квадратами чисел», а к а к и е нет. Б о л е е
того, у к а з ы в а л и реалисты, к в а д р а т н ы й корень из двух был
бы числом и р р а ц и о н а л ь н ы м , д а ж е если бы ни один человек
не мыслил этого числа, а н а и б о л ь ш а я площадь, о х в а т ы в а е ­
м а я , н а п р и м е р , веревкой данной длины, д о л ж н а была бы
иметь форму круга, независимо от того, мыслил это к а к о й -
либо ум или нет, о с у щ е с т в л я л человек соответствующие
и з м е р е н и я или доказательства или не осуществлял.
Следует отметить, что положение н о м и н а л и з м а в его
борьбе с реализмом было довольно с л о ж н ы м . Эту борьбу
с реализмом з а т р у д н я л резко в ы р а ж е н н ы й м е т а ф и з и ч е ­
ский образ м ы ш л е н и я средневековых номиналистов. Номи­
н а л и с т ы опирались на весьма общие и абстрактные п р и н ­
ц и п ы ( н а п р и м е р , н а тезис В. Оккамского о том, что не
следует п р и у м н о ж а т ь в мире сущностей, если это не необ­
ходимо) . Заслугой р я д а номиналистов я в л я е т с я то, ч т о к р п -
т и к у своих противников они вели не только в лоне узкого
академизма, а п ы т а л и с ь вскрыть р е а к ц и о н н ы й смысл у ч е ­
н и я реализма, у к а з ы в а я , н а п р и м е р , что реализм не имеет
н и к а к и х р а ц и о н а л ь н ы х оснований д л я своего вуществова-
пия, кроме веры в духов и волшебников.
Борьба против реализма п р о д о л ж а л а с ь многими фило­
софами нового времени; в нном плане эта борьба продол­
ж а е т с я и в современной б у р ж у а з н о й философии.
В новой философии Д. Л о к к , н а п р и м е р , п ы т а л с я с по­
зиций умеренного н о м и н а л и з м а ( к о н ц е п т у а л и з м а ) опро­
вергнуть реализм, п о к а з а в , к а к и м образом образуются
общие и а б с т р а к т н ы е идеи в голове человека. Л о к к стре­
мился показать, что это общее и абстрактное по предпола­
гает с у щ е с т в о в а н и я в качестве своих образцов соответст­
вующих универсалий, что общее и абстрактное п о я в л я е т с я
в голове человека в р е з у л ь т а т е мысленной обработки ч у в ­
ственных д а н н ы х . Б у д у ч и м е т а ф и з и к о м и не п о н и м а я
роли общественной п р а к т и к и в процессе п о з н а н и я , Д . Л о к к ,
столкнувшись с рядом трудностей, н е мог д а т ь нм удовле­
творительного р е ш е н и я .
Л е й б н и ц боролся против традиционного реализма, п ы ­
т а я с ь при этом согласовать н о м и н а л и з м со своей монадоло­
гией: согласно его учению духовные сущности существуют,
но в форме не универсалий, а монад. Поистине гениальной
диалектической догадкой Л е й б н и ц а я в л я е т с я его тезис
о том, что в природе не существует отдельных единичных

4 Д . П. Горский 49
предметов в том виде, к а к это понимали средневековые
н о м и н а л и с т ы , к а к , впрочем, и н о м и н а л и с т ы позитивист­
ского толка. Не существует, у т в е р ж д а л Л е й б н и ц , абсо­
лютно независимых, з а с т ы в ш и х предметов с абсолютно
точно ф и к с и р о в а н н ы м и свойствами, к а к неких п е р в и ч н ы х ,
э л е м е н т а р н ы х «кирпичей», из которых с к л а д ы в а е т с я по
определенным п р а в и л а м все мироздание.
Против средневекового р е а л и з м а вел борьбу и Д ж . Б е р ­
к л и , д о к а з ы в а я , что абстрактного общего не существует
не только в виде у н и в е р с а л и й в онтологическом плане, но
что отвлеченного от к о н к р е т н ы х единичных представле­
н и й абстрактного общего не существует и в н а ш е й мысли.
З а щ и т у н о м и н а л и з м а Д ж . Б е р к л и органически с в я з ы в а л с
борьбой против м а т е р и а л и з м а .
И . К а н т с позиций я р к о в ы р а ж е н н о г о к о н ц е п т у а л и з м а
дает острую к р и т и к у средневекового р е а л и з м а . Его к р и ­
т и к а к а с а л а с ь г л а в н ы м образом второго аргумента р е а ­
л и з м а . К а н т убедительно п о к а з а л в с в я з и с к р и т и к о й им
онтологического доказательства бытия б о ж и я Ансельмом
К е н т е р б е р и й с к и м , что если есть мысль о чем-то ( н а п р и ­
мер, о боге к а к всемогущем, всеведущем и всеблагом су­
щ е с т в е ) , то необязательно это «что-то» обладает действи­
т е л ь н ы м существованием.
Гегель, к р и т и к у я и т р а д и ц и о н н ы й средневековый реа-
л и з м и н о м и н а л и з м с позиций идеалистической д и а л е к т и к и ,
п ы т а л с я обосновать н а л и ч и е д у х о в н ы х сущностей.
Г е г е л е в с к а я абсолютная идея, о б л а д а ю щ а я атрибутом
постоянного и з м е н е н и я и р а з в и т и я в соответствии с з а р а ­
нее определенной целью этого и з м е н е н и я и р а з в и т и я ,
а т а к ж е все «обнаружения» абсолютной идеи в виде целой
с и с т е м ы логических к а т е г о р и й —- п р е д с т а в л я ю т собой д у ­
ховные с у щ н о с т и . Последние существуют до мира и опре­
д е л я ю т его развитие и п о з н а н и е . Заслугой Гегеля явилось
то, что проблемы, с в я з а н н ы е с процессом п о з н а н и я , в том
числе с процессом а б с т р а к ц и и , р а с с м а т р и в а л и с ь им диа­
л е к т и ч е с к и . В X I X в е к е в с в я з и со спором психологистов
и антипсихологистов по с у щ е с т в у л и н и ю средневекового
р е а л и з м а з а щ и щ а л и Б . Б о л ь ц а н о , Э. Гуссерль, Б . Рассел
(на первом этапе своего философского р а з в и т и я ) . Л и н и ю
ж е н о м и н а л и з м а в ХТХ веке, и д у щ е г о от Б е р к л и , продол­
ж а л и Д. Ст. Милль и махисты, а в X X веке ее п р о д о л ж а ю т
неопозитивисты.

50
Однако в философии нового времени, в отличие от
средневековой проблемы абстракции, к а к правило, р а з р а ­
батываются, н е в с в я з и с вопросом о с у щ е с т в о в а н и и
универсалий в онтологическом смысле, а в связи с пробле­
мами п о з н а н и я . Ц е н т р о м в н и м а н и я философов нового вре­
мени становятся процессы образования п о н я т и й ( Ф . Б е к о н ,
Д. Л о к к ) , в ы я с н е н и е вопроса о т о м , м о ж н о ли все з н а н и я
получить чисто эмпирическим путем (спор э м п и р и к о в
и р а ц и о н а л и с т о в ) , возмояшо ли обосновать всеобщность
и необходимость научного з н а н и я , если человек родился
с умом, п р е д с т а в л я ю щ и м собой t a b u l a r a s a , или д л я обо­
снования всеобщности, необходимости н а у к и требуются
д о п у щ е н и я в виде в р о ж д е н н ы х идей ( Д е к а р т ) , в р о ж д е н ­
ных п р и н ц и п о в ( Л е й б н и ц ) или а п р и о р н ы х категорий
( К а н т ) . Проблемы абстракции в ы я с н я л и с ь и в связи
<• разработкой методов, п р и м е н я е м ы х в процессе научного
познания ( а н а л и з а и синтеза, и н д у к ц и и и д е д у к ц и и ) .
Н о м и н а л и з м стал усиленно н а с а ж д а т ь с я в н о в е й ш е й
б у р ж у а з н о й философии неопозитивистами и в п е р в у ю
очередь п р е д с т а в и т е л я м и Венского к р у ж к а , о ф о р м и в ш е ­
ю с я в 1928 г. и объединившего представителей этого
направления.
Неопозитивизм ставил перед собой з а д а ч у обоснования
чистого эмпиризма, стремился истолковать в духе эмпи­
ризма, а по с у щ е с т в у в духе к о н в е н ц и о н а л и з м а , з а к о н ы
логики и м а т е м а т и к и . Он п ы т а л с я сконструировать м и р из
неких э л е м е н т а р н ы х «атомарных фактов» посредством при­
менения к соответствующим а т о м а р н ы м п р е д л о ж е н и я м
законов формальной логики. П р о в о з г л а ш а л борьбу с «мета­
физикой» за освобождение н а у к и от всего непроверяемого
с помощью непосредственного опыта. В с е эти з а м ы с л ы
неопозитивизма полностью провалились. Р е ш е н и е ж е по­
ставленных задач потребовало от неопозитивизма с в е д е н и я
общих понятий, а б с т р а к т н ы х «предметов», общих с у ж д е ­
ний к единичным чувственно в о с п р и н и м а е м ы м , а, следо-
имтелвно, непосредственно п р о в е р я е м ы м ф а к т а м . П р и этом
предполагалось, что таковые в м и р е с у щ е с т в у ю т и с у щ е с т -
иуюг в м е т а ф и з и ч е с к о м смысле, а именно к а к ф а к т ы
• мгмчииошо ж е с т к и е » , н е и з м е н н ы е и н е з а в и с и м ы е друг
ipyra.
Процессы образования, генезиса общих понятий, аб-
iiiTiii.ix предметов, общих с у ж д е н и й неопозитивизмом

4* 51
ire рассматриваются, а в ы я с н я е т с я л и ш ь соотношение гото­
вого сформировавшегося з н а н и я с ф а к т а м и действитель­
ности, понимаемой, р а з у м е е т с я , позитивистски.
Поскольку ж е готовое з н а н и е ф и к с и р у е т с я н определен­
н ы х терминах, з н а к а х , эта проблема рассматривается
в последнее время к а к проблема с е м а н т и ч е с к а я , т. е.
проблема соотношения з н а к а и обозначаемого.
Спор о существовании у н и в е р с а л и й , спор номинализма-
и р е а л и з м а переносится, к а к правило, в сферу я з ы к а .
Д л я современного н е о п о з и т и в и з м а х а р а к т е р н а следую­
щ а я постановка вопроса о н о м и н а л и з м е и р е а л и з м е .
Если п р и з н а е т с я существование т а к и х свойств, отноше­
ний, классов к а к «абстрактных предметов», 'Которые, не
у д а е т с я при этом свести к совокупности непосредственных
д а н н ы х опыта, то это р е а л и з м ( п л а т о н и з м ) , в противном
с л у ч а е — это номинализм. Т а к а я точка зрения последова­
тельно проводится, н а п р и м е р , В. Ш т е г м ю л л е р о м в статье
3 1
« Я з ы к и логика» . Он у к а з ы в а е т , что когда мы пользу­
емся и м е н а м и д л я классов,— мы с т а н о в и м с я сторонниками
экзистенционального платонизма, когда ж е пользуемся
и м е н а м и д л я свойств, то становимся п р е д с т а в и т е л я м и
32
интенционального п л а т о н и з м а . Этот вопрос а н а л и з и ­
руется в статье а м е р и к а н с к о г о философа А. П а п а «Мате­
матика, а б с т р а к т н ы е сущности и современная семанти­
3 3
ка» . А. П а п у к а з ы в а е т , что с о в р е м е н н а я семантика
с п р а в л я е т с я с а р г у м е н т а м и , которые выдвигались средне­
вековыми реалистами в пользу онтологического существо­
в а н и я у н и в е р с а л и й . Современной семантикой у с т а н а в л и ­
вается, что слово может и м е т ь значение, не я в л я я с ь именем
каких-либо предметов. Глагол «Ьо т е а п » («иметь з н а ч е ­
ние») я в л я е т с я глаголом и н т р а н з и т и в н ы м , а ие т р а н з и т и в ­
ным. В этом о т н о ш е н и и глагол «to т е а н » более н а п о м и н а е т
глаголы «желать» и «мечтать», чем глаголы «называть»
и «есть» ( п о г л о щ а т ь п и щ у ) . Глаголы «называть» и «есть»
у п о т р е б л я ю т с я нами, когда существует то, что м о ж е т быть
названо или съедено. «Но р а з в е это не гротеск,— заме­
чает П а п , — если бы я д о к а з ы в а л существование ж е н щ и н ы ,

3 1
W. S t e g m i i l l e r . Sprache and Logik. «Stadium Generale*.
1956, H. 2.
3 2
Ibid. S. 63.
3 3
A. P a p . Mathematics, Abstract Entities and Modern Seman­
tics. Minneapolis, 1957, v. 85, No 1.

52
к о т о р а я я в л я е т с я моей женой и соединяет в себе больше
добродетелей, чем л ю б а я д р у г а я ж и л ш и н а исходя из того
3 4
ф а к т а , что я ж е л а ю иметь т а к у ю ж е н у » .
Р а з л и ч е н и ю з н а ч е н и я и обозначения (имени) была
посвящена раеселовская теория дескрипций. Эта теория
была н а п р а в л е н а против п о с т у л и р о в а н и я сущностей в по­
тустороннем мире, я в л я ю щ и х с я з н а ч е н и я м и тех слов,
которые употребляются осмысленным образом в контексте,
но тем не менее не имеют р е ф е р е н т а в физическом мире.
П а п рассматривает известный пример Рассела из «Princi-
pia M a t h e m a t i c a * . П р е д л о ж е н и е «настоящий (т. е. ныне
здравствующий) король Ф р а н ц и и я в л я е т с я лысым» имеет
какой-то смысл, х о т я и известно, что во Ф р а н ц и и сейчас
пет и и к а к о г о короля. У ж е на грубом уровне семантическо­
го анализа видно, что все отдельные слова в предложении
имеют значение и с в я з а н ы м е ж д у собой в соответствии
с п р а в и л а м и г р а м м а т и к и . Однако значение этого предло­
ж е н и я в ы я с н и т с я , если мы его з а п и ш е м в равнозначной
форме: «существует один и только один индивидуум, кото­
рый я в л я е т с я н а с т о я щ и м королем Ф р а н ц и и , и этот и н д и -
"ИДУУМ я в л я е т с я л ы с ы м » . В р е з у л ь т а т е такого преобразо­
вания описание ( « н а с т о я щ и й король Ф р а н ц и и » ) превра­
щается в предикат. Ясно, что это п р е д л о ж е н и е я в л я е т с я
л о ж н ы м (его з н а ч е н и е — « л о ж ь » ) , х о т я описанию «настоя­
щий король Ф р а н ц и и » ничего в действительности не
соответствует. В с в я з и с этим Рассел вводит понятие «кон-
токстуального значения» т е р м и н а : контекст, с о д е р ж а щ и й
некоторый о п р е д е л е н н ы й термин, м о ж е т и м е т ь з н а ч е н и е ,
хотя сам этот термин ничего н е обозначает, т. е. не я в ­
ляется именем чего-либо. Т а к и м образом, если какое-либо
слово выступает к а к п р е д и к а т в п р е д л о ж е н и и , то оно не
обязательно д о л ж н о обозначать что-то, чтобы иметь зна­
чение (хотя бы к о н т е к с т у а л ь н о е ) . П е р в ы й и основной
иргу мент средневекового р е а л и з м а я в л я е т с я поэтому несо­
стоятельным. А. П а п н е случайно у к а з ы в а е т , что основной
догмой современного или семантического н о м и н а л и з м а
ниляется п о л о ж е н и е о с у щ е с т в о в а н и и контекстуального
иипчения слов. П о э т о м у задача поисков непосредственного
референта д л я и м е н и д о п о л н я е т с я з а д а ч е й формулирова-

м
Ibid., р. 3 1 .

53
н и я п р а в и л п р и м е н е н и я п р е д и к а т а к объектам с тем, чтобы
возникало осмысленное п р е д л о ж е н и е (при этом объектом
м о ж е т быть и пустой к л а с с ) . И м я «Джон» относится
к о б ъ е к т у не так, к а к свойство «синий» к синему к а р а н ­
д а ш у ; «синева» ж е относится к своему объекту — свойству
«синий» иначе, чем «Джон» и «синий». Т а к о й ж е п р е д и к а т
к а к «русалка» относится к своему объекту («пустому
к л а с с у » ) и н а ч е , ч е м п р е д ы д у щ и е п р е д и к а т ы и и м я «Джон»,
П а п у к а з ы в а е т , что, н а п р и м е р , в м а т е м а т и к е з н а ч е н и я
dx и dy п е р в о н а ч а л ь н о определялись к о н т е к с т у а л ь н о : че­
р е з п р а в и л а их употребления, через п р а в и л а оперирования
с ними. З н а ч е н и е бесконечно м а л ы х dx и dy н е л ь з я было
свести ни к к о н е ч н о м у (количеству, поскольку к о н е ч н а я
сумма бесконечно м а л ы х не р а в н а конечному количеству,
н и к нулю, поскольку бесконечно б о л ь ш а я сумма бесконеч­
но м а л ы х в е л и ч и н р а в н а конечному количеству. З н а ч е н и е
dx и dy к а к ф у н к ц и й в ы я с н я е т с я в математическом а н а л и ­
зе с помощью теории пределов.
Н а д о з а м е т и т ь , что в ы р а ж е н и я , подобные « н а с т о я щ и й
к о р о л ь Ф р а н ц и и я в л я е т с я лысым» или у «ведьмы хвост
длиннее, чем у к о ш к и » , естественно т р а к т о в а т ь к а к бес­
с м ы с л е н н ы е . Естественно с ч и т а т ь , что для того, чтобы
п р и д а т ь и м смысл, и х н у ж н о к а к - т о п р о а н а л и з и р о в а т ь :
истолковать, доопределить. Е с л и это п р е д л о ж е н и е истол­
к о в а т ь к а к общее, з а п и с ы в а е м о е с квантором общности:
V х (х — н а с т о я щ и й король Ф р а н ц и и х — л ы с ы й ) , т о это
п р е д л о ж е н и е о к а ж е т с я и с т и н н ы м , т а к к а к посылка и м п л и ­
к а ц и и , с т о я щ а я слева от з н а к а «—> », д л я всякого х л о ж н а .
П р о ч и т а т ь это п р е д л о ж е н и е следует т а к : «для всякого
предмета х, если он я в л я е т с я н а с т о я щ и м королем Ф р а н ­
ц и и , то он я в л я е т с я л ы с ы м , и л и короче: в с я к и й предмет,
я в л я ю щ и й с я королем Ф р а н ц и и , л ы с ы й » . Если ж е это вы­
р а ж е н и е доопределить с помощью к в а н т о р а с у щ е с т в о в а н и я
( к а к это и д е л а е т Р а с с е л ) , т о п р е д л о ж е н и е « Н а с т о я щ и й
король Ф р а н ц и и я в л я е т с я лысым» и с т о л к у е т с я к а к л о ж н о е .
И в том, и в другом с л у ч а е с у т ь дела состоит в том, что
королей Ф р а н ц и и в н а с т о я щ е е в р е м я нет: именно этим
о п р е д е л я е т с я истинность первого п р е д л о ж е н и я и л о ж н о с т ь
второго.
П а п приходит к справедливому выводу, что контек­
с т у а л ь н ы е о п р е д е л е н и я в м а т е м а т и к е недостаточны, по­
с к о л ь к у они не д а ю т возможности с о в е р ш и т ь переход от

54
35
чистой а р и ф м е т и к и к п р и к л а д н о й а р и ф м е т и к е , так как,
н а п р и м е р , определение 2 к а к 1' в пределах формального
неинтерпретированного исчисления, где «число», «О» и
«следующее за» (обозначаемое ш т р и х о м ) — п е р в и ч н ы е
термины, не в состоянии одно помочь решить, имеет ли
д а н н ы й класс два, более и менее членов. Ф р е г е и Рассел
видели недостатки к о н т е к с т у а л ь н ы х определений чисел и
п ы т а л и с ь в ы я с н и т ь , именами чего я в л я ю т с я ц и ф р ы .
Другими словами, Ф р е г е и Р а с с е л выбирают р е а л ь н у ю
и н т е р п р е т а ц и ю к а к п р е и м у щ е с т в е н н у ю , в то время к а к ив­
а н о в с к а я система аксиом д л я а р и ф м е т и к и допускала мно­
ж е с т в о и н т е р п р е т а ц и й . З а м е т и м , что к а ж д о е определение
включает в с е б я момент контекстуальности, если оно фор­
мально, поскольку все з н а к и системы о п р е д е л и т ь н е л ь з я —
36
в конце концов используется т а к о й м е т а - я з ы к , который
строится содержательно и предполагает обращение к не­
посредственному опыту. Всякое и м е ю щ е е смысл ф о р м а л ь ­
ное определение с в я з а н о поэтому с с о д е р ж а н и е м . Поэтому
и слова обычного я з ы к а , которые, к а к говорят неопозити­
висты, имеют к о н т е к с т у а л ь н о е з н а ч е н и е , всегда получают
реальную с о д е р ж а т е л ь н у ю и н т е р п р е т а ц и ю в виде свойств
предметов, классов классов, а иногда и в виде обрааов на­
шего в о о б р а ж е н и я и т. п.
Поскольку ж е число м о ж н о определить и через классы
всех подобных классов, и через общее свойство всех по­
добных классов (см. подробнее гл. V J I , п.п. 2, 4 ) , в с т а л во­
прос о том, какое из этих определений соответствует номи­
налистическим у с т а н о в к а м . Рассел полагал, что н о м и н а л и ­
стическим у с т а н о в к а м более соответствует определение
через классы, поскольку они, х о т я и я в л я ю т с я ф и к ц и я м и ,
по сводимы всегда к и н д и в и д у у м а м , в то в р е м я к а к общее
свойство (атрибут) предполагает некоторую у с к о л ь з а ю щ у ю

3 5
В чистой арифметике числа 1,2,3,4... определяются через
норвичные термины: «число». «О», «следующее за»; «1» — опреде­
ляется как «следующее за О» (О'); «2» как «следующее за 1»
(О") и т. д. Эти ж е первичные термины входят и в рекурсивное
определение операции сложения х + 0 = х\ х + у' = (х + у)'.
3 8
В логических системах различают «объектный» и «мета­
язык». Если объектный язык логического исчисления имеет
смысл для индивидуумов некоторой предметной области, то мета­
язык создается для изучения самого объектного языка, для фор­
мулирования некоторых правил, применяемых к объектному
мзыку.

55
сущность, рассматриваемую независимо от индивидуумов.
Однако П а п считает, что второе определение т а к ж е вполне
закономерно и к тому ж е свободно от некоторых трудно­
стей, с которыми с в я з а н о первое определение: оно, н а п р и ­
мер, не требует в в е д е н и я аксиомы бесконечности. З а д а ч а
и н т е р п р е т и р о в а т ь в номиналистическом духе все матема­
тические ф о р м у л ы и определения, в том числе и ф о р м у л ы
логических исчислений, где приходится оперировать со
свойствами и о т н о ш е н и я м и , р а с с м а т р и в а е м ы м и изолиро­
ванно от единичных предметов, остро стоит вообще д л я
позитивистов. Р е ш а я ату задачу, а м е р и к а н с к и й логик и ма­
3 7
т е м а т и к В. К в а й н в статье «Об у н и в е р с а л и я х » предлага­
ет свой способ и с т о л к о в а н и я д л я исчислений математиче­
ской логики. К в а й н преязде всего п р е д у п р е ж д а е т , что, во­
обще говоря, платоник мог бы согласиться с номиналистом
позитивистского толка в том, что общие термины,
хотя и имеют значение в контексте, тем по менее не я в л я ­
ются и м е н а м и , поскольку и м е н н а я к а т е г о р и я может б ы т ь в
я з ы к е э л и м и н и р о в а н а : переменные, с в я з а н н ы е оператора­
ми, можно з а с т а в и т ь с л у ж и т ь в качестве единственного
средства, у с т а н а в л и в а ю щ е г о непосредственный р е ф е р е н т
( е д и н и ч н ы й о б ъ е к т ) . « О д н а к о , — п и ш е т К в а й н , — сущест­
вуют т а к и е использования терминов, которые включают
3 8
прямое п р и з н а н и е того, что существуют универсалии» .
Это бывает, н а п р и м е р , тогда, когда мы начинаем р а с с у ж ­
дать об у н и в е р с а л и я х с целью их и з у ч и т ь , или когда имеем
дело с формулой, где п р е д и к а т я в л я е т с я п е р е м е н н ы м .
В у з к о м и с ч и с л е н и и предикатов,— согласно точке зре­
н и я К в а й н а , — т а к о й проблемы не возникает, поскольку мы
там и м е е м дело с о п р е д е л е н н ы м и ф и к с и р о в а н н ы м и преди­
к а т а м и , которые отнесены к определенной фиксированной
области и н д и в и д у а л ь н ы х предметов.
В том ж е случае, когда в р а с ш и р е н н о м исчислении
предикатов встречаются ф о р м у л ы , в к о т о р ы х имеются пе­
р е м е н н ы е п р е д и к а т ы (они п р и н и м а ю т з н а ч е н и я тех и л и
и н ы х свойств и л и отношений,— т. е. « у н и в е р с а л и й » ) , та­
кого рода ф о р м у л ы следует, по К в а й н у , истолковывать к а к
в ы р а ж е н и я м е т а - я з ы к а — к а к схему д л я в ы р а ж е н и й ис-

3 7
W. V. Q u i n e . On Universals. The Journal of symbolic lo­
gic, 1947, v. 12, No 3.
8 8
Ibid., p. 74.

56
ходного я з ы к а . Так, если у нас встречается, н а п р и м е р ,
формула Yx (FxAGx) Z) Уж F(a:) (пример К в а й н а ) ,
то эту формулу следует истолковывать к а к диаграмму, к а к
схему д л я множества р а з л и ч н ы х у т в е р ж д е н и й , щ том числе
и д л я у т в е р ж д е н и я «Ух (х — п р о т я ж е н н о Л ж — и м е е т
массу) IDV х (х — п р о т я ж е н н о ) » . П р и переходе от схемы
к у т в е р ж д е н и я м , не с о д е р ж а щ и м п е р е м е н н ы х предикатов,
м ы получаем ф о р м у л ы , употребляемые в узком исчисле­
нии, где проблемы универсалий, т. е. задачи оперирования
со свойствами и о т н о ш е н и я м и , м ы с л и м ы м и отрешенно от
и н д и в и д у а л ь н ы х носителей, не возникает.
А. П а п , имея в виду т а к и е номиналистические у х и щ р е ­
н и я , справедливо замечает, что они ч р е з в ы ч а й н о з а т р у д н я ­
ют использование в н а у к е такого «номиналистического»
я з ы к а . В частности, это приводит к тому, что ни одного
закона логики и м а т е м а т и к и номиналист не может сформу­
лировать в исходном объектном я з ы к е , а всегда в ы н у ж д е н
прибегать к м е т а - я з ы к у , поднимаясь при этом на более в ы ­
сокий уровень а б с т р а к ц и и : так, аксиому d i c t u m ' a «что вер­
но д л я всякого, т о верно и для любого» в математической
логике читают обычно так: «для любого у, если все х име­
ют атрибут /, то и у имеет атрибут / » .
Платоник, полагает П а п , м о ж е т этот з а к о н с ф о р м у л и ­
ровать в виде одной логической и с т и н ы : «для любого а т р и ­
бута / и для любого и н д и в и д у у м а у, если все х имеют / , то
и у имеет / » . Н о м и н а л и с т ж е должен п о д н я т ь с я на уровень
м е т а - я з ы к а и с ф о р м у л и р о в а т ь этот а а к о н т а к : «всякое пред­
ложение, имеющее форму «для любого у, если все х я в л я ­
ются /, тогда и у я в л я е т с я /» логически истинно».
В заключение А. П а п приходит к выводу, что современ­
ный спор «платоников» («реалистов») и «номиналистов»
пи в коем случае не следует п у т а т ь со спором н о м и н а л и ­
стов и реалистов в средние века. В н а с т о я щ е е в р е м я спор
идет об и н т е р п р е т а ц и и терминов, о целесообразности ис­
пользования того или иного я з ы к а ( я з ы к а , включающего
универсальные т е р м и н ы , или я з ы к а , э л и м и н и р у ю щ е г о эти
универсальные т е р м и н ы ) , а не об онтологическом сущест­
вовании у н и в е р с а л и й . Здесь ж е з а м е т и м , что А. П а п п р а в ,
у к а з ы в а я на р а з л и ч и я современного и средневекового спора
об у н и в е р с а л и я х . Однако А. П а п не у к а з ы в а е т что он воз-
пик не в р е з у л ь т а т е р е ш е н и я задач, в с т а ю щ и х в ходе р а з в и ­
т и я самой н а у к и , а был з а т е я н неопозитивистами л и ш ь в

57
ц е л я х о п р а в д а н и я своей путанной и по существу субъек­
тивно-идеалистической философской концепции.
Весьма показательно п р и з н а н и е А. П а п а , человека по
своим философским в з г л я д а м близкого к неопозитивизму,
в том, что я з ы к , с к о н с т р у и р о в а н н ы й по рецептам совре­
м е н н ы х номиналистов неопозитивистского толка, не я в л я ­
ется удовлетворительным. П а п п и ш е т : «Представляется
спорным, я в л я е т с я ли н о м и н а л и с т и ч е с к и й я з ы к более я с ­
3 9
ным и более п о н я т н ы м , чем реалистический» . П р и н я т и е
того и л и и н о г о я з ы к а скорее я в л я е т с я делом вкуса, чем
предпочтения, имеющего какие-либо р а ц и о н а л ь н ы е осно­
в а н и я , у к а з ы в а е т А. П а п .
А м е р и к а н с к и й логик Н. Гудмен в статье «Мир у н и в е р ­
4 0
салий» , в ы с т у п а я в з а щ и т у крайнего н о м и н а л и з м а пози­
тивистского т о л к а п и ш е т : « Д л я м е н я номинализм в своей
специфичности з а к л ю ч а е т с я в отрицании п р и з н а н и я клас­
4 1
сов» . Е с л и ж е м ы с о с т а в л я е м к л а с с ы и оперируем ими,
то они д о л ж н ы р а с с м а т р и в а т ь с я к а к предметы того ж е ти­
па, что и и н д и в и д у у м ы , их составляющие (т. е. к а к пред­
м е т ы нулевого т и п а ) . «Номинализм, который я описал,—
п р о д о л ж а е т Гудмен,—требует только, чтобы все допуска­
емые сущности, к а к о й бы природы они не были, интерпре­
4 2
тировались к а к индивидуумы» . Д л я п о я с н е н и я своей
мысли Г у д м е н приводит такой п р и м е р : если н а м дано п я т ь
5
и н д и в и д у у м о в , то из н и х м о ж н о образовать 2 — 1 классов
( н у л е в ы е множества Гудмен не р а з б и р а е т ) , которые следу­
ет р а с с м а т р и в а т ь к а к п р е д м е т ы нулевого у р о в н я . П л а т о -
пик ж е , у к а з ы в а е т Гудмен, может и з н и х построить бес­
конечное м н о ж е с т в о предметов. Т а к , р а з л и ч а я предметы
р а з л и ч н ы х типов и и м е я только пустое и х множество,
м о ж н о , построить бесконечное количество предметов. ( Н а ­
пример, из н у л я (0) — пустого множества предметов —
м о ж н о построить множество, с о д е р ж а щ е е у ж е один пред­
мет — пустое множество {0}. П у с т о е множество не имеет
элементов, но множество, е д и н с т в е н н ы м элементом кото­
рого я в л я е т с я пустое множество, у ж е не пусто. И з 0 и

3 9
А. P a p. Mathematics, Abstract Entities and Modern Seman­
tics. The Scientific Monthly, 1957, v. 85, No 1, p. 39.
4 Э
N. G о о d m e n. A World of Universale. The Problems of Uni­
versale. Notre Dame, Indiana, 1956.
4 1
Ibid., p. 16.
4 2
Ibid., p. 17.

58
О м о ж н о построить третий предмет {(0)0} и т. д. до бес­
конечности.
Согласно точке а р е н и я Гудмена, можно пользоваться
л и ш ь у з к и м исчислением предикатов, поскольку классов
классов, соответствующих переменной, бегущей по преди­
к а т а м в р а с ш и р е н н о м исчислении предикатов, у н а с вооб­
ще в о з н и к а т ь не будет.
С критикой подобных номиналистических позитивист­
ских точек з р е н и я по вопросам об у н и в е р с а л и я х выступа­
ет а м е р и к а н с к и й логик А. Ч е р ч . В статье «Пропозиции
4 3
и предложения» он справедливо обосновывает п р а в о ­
мерность и с п о л ь з о в а н и я у н и в е р с а л и й в н а у ч н ы х теориях,
в частности, использования в логических теориях у н и в е р ­
с а л и й «пропозиция в абстрактном смысле». Ч е р ч у к а з ы ­
вает, что традиционное понимание пропозиции с л о ж и ­
лось в средние века, когда ее п о н и м а л и как повествова­
тельное п р е д л о ж е н и е , в ы р а ж е н н о е на определенном я з ы ­
к е вместе с его значением. В д а л ь н е й ш е м многие логики
и философы с т а л и пользоваться понятием пропозиции в
абстрактном смысле (Лейбниц, К а н т , Б о л ь ц а н о , Ф р е г е и
4 4
Рассел) .
Р а з л и ч и е м е ж д у пропозицией в традиционном смысле
1
и в абстрактном смысле Ч е р ч п о я с н я е т следующим п р и ­
мером: если м ы имеем переводы одного и того ж е предло­
ж е н и я на р а з н ы е я з ы к и , то мы будем и м е т ь дело с р а в н ы ­
ми п р о п о з и ц и я м и в традиционном смысле и с одной и той
ж е пропозицией в абстрактном смысле. Ч е р ч справедливо
считает, что использование т а к и х абстракций в логике
необходимо. С его точки з р е н и я , концепции Гудмена„
К в а й н а и других позитивистов, в о з р а ж а ю щ и х против ис­
пользования подобного рода а б с т р а к ц и й в логике, не дают
возможности провести удовлетворительный логический
а н а л и з многих проблем, н а п р и м е р , п р е д л о ж е н и й о вере
(т. е. п р е д л о ж е н и й типа « Д ж о н думает, что»...). Ч е р ч
прав, когда у т в е р ж д а е т , что а б с т р а к ц и я м и мы н е и з б е ж н о
пользуемся во всех н а у к а х . Н а п р и м е р , в ф и з и ч е с к и х тео­
риях н е л ь з я обойтись описанием п о л у ч а е м ы х н а м и непо­
средственно о п ы т н ы х д а н н ы х . О п е р и р у я с предметами
4 3
A. C h u r c h . Propositions and Sentences. В сб. «The Prob­
lem of Universals», Notre Dame, Indiana, 1956.
4 4
Рассел разделял такую точку зрения лишь в первый пе­
риод своего творчества.
59
к а к с «жесткими» предметами, и м е ю щ и м и вполне опре­
деленные пространственные и в р е м е н н ы е х а р а к т е р и с т и к и ,
м ы у ж е прибегали к а б с т р а к ц и я м . Аналогично, мы и в
логике не о г р а н и ч и в а е м с я оперированием к о н к р е т н ы м и
по с о д е р ж а н и ю п р е д л о ж е н и я м и , в ы р а ж е н н ы м и опреде­
л е н н ы м и я з ы к о в ы м и средствами, а вводим в логический
синтаксис абстракцию пропозиции в абстрактном смысле.
Ч е р ч у к а з ы в а е т : «и те и другие — постулируемые с у щ ­
ности (некоторые могут предпочесть говорить о них к а к
о в ы в о д и м ы х с у щ н о с т я х ) , без к о т о р ы х теория будет не­
4 а
терпимо с л о ж н о й , если вообще возможной» .
В к р и т и к е непозитивистских с т р е м л е н и й покончить с
а б с т р а к ц и я м и в н а у ч н ы х т е о р и я х Ч е р ч безусловно п р а в
(в данном случае не идет р е ч и о п о н и м а н и и Ч е р ч е м при­
роды самих а б с т р а к ц и й ) .
Известно, что неопозитивизм рассматривает законы
логики и м а т е м а т и к и к а к произвольные построения н а ш е ­
го ума, т. е. чисто с у б ъ е к т и в и с т с к и . П р и этом д л я неопо­
з и т и в и з м а возникает задача — объяснить, почему приме­
нение логического и математического а п п а р а т а к д а н н ы м
опыта но привносит в этот опыт элементов с у б ъ е к т и в и з м а .
Н е к о т о р ы е неопозитивисты р е ш а ю т эту проблему сле­
46
д у ю щ и м о б р а з о м . Л о г и к а и м а т е м а т и к а рассматривает­
ся ими только л и ш ь к а к а п п а р а т , который п р и м е н я е т с я
н а м и к единичным п о с ы л к а м и в р е з у л ь т а т е п р и м е н е н и я
которого м ы вновь п о л у ч а е м е д и н и ч н ы е в ы с к а з ы в а н и я .
Общие ж е т е р м и н ы из я з ы к а , описывающего н а ш опыт,
согласно н о м и н а л и с т и ч е с к и м у с т а н о в к а м неопозитивизма,
могут быть э л и м и н и р о в а н ы . Если, н а п р и м е р , имеется
эмпирически проверенное единичное у т в е р ж д е н и е (при
этом оно м о ж е т быть ф о р м а л и з о в а н о ) о том, что Л у н а в
такое-то время видна в таком то созвездии, то применив
к н е м у з а к о н ы логики и м а т е м а т и к и , м о ж н о п о л у ч и т ь
п р е д с к а з а н и е о том, что в такое-то в р е м я , в таком-то ме­
сте на Земле м о ж н о наблюдать полное лунное затмение.
З а к о н ы логики и м а т е м а т и к и р а с с м а т р и в а ю т с я ими л и ш ь
к а к а п п а р а т , п р и м е н я е м ы й к з н а к а м , к а к нечто вспомога-
4 5
A. C h u r c h . Propositions and Sentences. В сб. «The Prob­
lem of Universale*, p. 9.
4 6
I. M. В о с h e n s k i. The Problem of Universale. В сб. «The
problem of universals»; A. C h u r c h . W. V. Quine. «Logic Symbo-
lic», «The Journal of Symbolic Logic», v. 23, N 2, June 1958.

60
тельное и промежуточное: а п п а р а т не присутствует пи н
исходных д а н н ы х , ни в п о л у ч а е м ы х р е з у л ь т а т а х . П р и
этом логико-математический а п п а р а т пе должен получать
иной более содержательной и н т е р п р е т а ц и и . Этот а п п а р а т
п о д ч и н я е т с я п р а в и л а м двух родов: п р а в и л а м в в е д е н и я и
п р а в и л а м у с т р а н е н и я . Н а п р и м е р , правило введения кван­
тора общности и п р а в и л о его э л и м и н а ц и и . Использование
а п п а р а т а логики и м а т е м а т и к и они уподобляют его ис­
пользованию м а ш и н о й , работающей по определенной за­
данной программе. По в ы р а ж е н и ю швейцарского фплосо-
фа-неотомиста И. М. Бохенского а п п а р а т логики и мате­
матики п о н и м а е т с я неопозитивистами к а к абак.
Проблему э л и м и н а ц и и абстракций из н а у к и а а т р а г а в а -
ют в своей книге «Комбинаторная логика» а м е р и к а н с к и е
4 7
логики X. К э р р и и Р . Ф е й с . С одной стороны, п о н и м а я ,
что м а т е м а т и к а не может обойтись без абстракций, а с
другой,— что ж е л а т е л ь н о (следуя номиналистическим
установкам позитивистского толка) их истолковать чисто
эмпирически, они предлагают м а т е м а т и ч е с к и е абстракции
(например, абстракции ф у н к ц и и , множества) рассматри­
вать как в ы р а ж е н и е , ф о р м у записи, к а к некоторый объект,
данный в непосредственном опыте. От некоторых абст­
ракций можно, с их точки з р е н и я , освобождаться тем ме­
тодом, который предлагал еще Б . Рассол. Т а к , если требу­
ется в ы р а з и т ь , что некоторый у п р и н а д л е ж и т множеству
.г, обладающих свойствами М, т. е. (у е хМ), то это в ы р а ­
ж е н и е м о ж н о з а п и с а т ь в виде М (у), т. е. «у обладает свой­
ством М». Т а к и м путем мы освобождаемся от «абстракт­
ного предмета» — «множество». Однако в м а т е м а т и к е при­
ходится часто вести р а с с у ж д е н и я и о самих м н о ж е с т в а х
к а к особых предметах. В т а к и х с л у ч а я х предлагается рас­
суждение о м н о ж е с т в а х з а м е н я т ь р а с с у ж д е н и я м и о формах
и х записи.
По поводу подобных попыток элиминировать абстрак­
ции следует з а м е т и т ь следующее. Ч а с т о в м а т е м а т и к е
действительно оперирование «абстрактными предметами»
з а м е н я е т с я оперированием с в ы р а ж е н и я м и их з а м е н я ю ­
щ и м и . Н а п р и м е р , в к о н с т р у к т и в н о й логике действитель­
ное число п р е д с т а в л я е т с я в виде определенного з н а к а и

< 7
Н. В. С и г г у, R. F е у s. Combinatory Logic. Amsterdam,
1958, v. 1.

61
алгоритма, определяющего операции н а д знаком. Однако
представление «абстрактных предметов» в виде подобных
в ы р а ж е н и й не означает э л и м и н а ц и и абстракций. В этом
случае р о л ь абстрактного з н а н и я начинают в ы п о л н я т ь
операции над з н а к а м и . Содержание «абстрактного пред­
мета» в таком случае в ы я в л я е т с я через правила опериро­
в а н и я с ним.
П о поводу з а т р о н у т ы х в ы ш е к о н ц е п ц и й н о м и н а л и з м а
и современного спора об у н и в е р с а л и я х следует в ы с к а з а т ь
некоторые критические з а м е ч а н и я .
Единственной реальностью все неопозитивисты счита­
ют непосредственно д а н н ы й ч у в с т в е н н ы й опыт. И м е н н о к
нему д о л ж н о быть сведено и им обосновано любое научное
з н а н и е (в том числе и общие п о н я т и я , законы, абстракции
и т. п . ) . Этим о б ъ я с н я ю т с я и номиналистические тенден­
ции неопозитивизма, с т р е м я щ е г о с я обосновать возмож­
ность э л и м и н и р о в а н и я у н и в е р с а л ь н ы х терминов из я з ы ­
ка. Д а н н ы е чувственного опыта выступают, согласно нео­
позитивизму, в виде отдельных в е щ е й и событий, т. е. в
виде е д и н и ч н ы х предметов. Б у д у ч и м е т а ф и з и к а м и , неопо­
з и т и в и с т ы единичные п р е д м е т ы понимают к а к существу­
ю щ и е в «жестком» смысле — к а к неизменные, о т о р в а н н ы е
друг от друга, т о ж д е с т в е н н ы е самим себе и сосуществую­
щие спокойно друг с другом. Об этих предметах, по их
мнению, можно сразу ж е р а с с у ж д а т ь по з а к о н а м ф о р м а л ь ­
ной логики без предварительной их мысленной обработ­
ки, исходя из онтологической версии закона тождества:
(а = а).
В действительности ж е о к р у ж а ю щ и й нас мир не пред­
с т а в л я е т собой совокупности единичных, с у щ е с т в у ю щ и х в;
м е т а ф и з и ч е с к о м смысле предметов ( н е к и х «атомарных
ф а к т о в » ) . Все в мире постоянно д в и ж е т с я и и з м е н я е т с я ;
д в и ж у т с я и и з м е н я ю т с я отдельные в е щ и и события. П о ­
этому к а ж д ы й о т д е л ь н ы й предмет пе я в л я е т с я е д и н и ч н ы м
в абсолютном смысле, а п е р в о н а ч а л ь н о предстает перед
н а м и во множестве своих х а р а к т е р и с т и к (при этом объек­
т и в н ы е х а р а к т е р и с т и к и предмета не отделены е щ е от
с у б ъ е к т и в н ы х ) . Д л я того, чтобы в ы д е л и т ь е д и н и ч н ы й пред­
мет, обладающий о п р е д е л е н н ы м и о б ъ е к т и в н ы м и и «жест­
кими» х а р а к т е р и с т и к а м и , требуется б о л ь ш а я у м с т в е н н а я
работа, в том числе и а б с т р а г и р у ю щ а я деятельность че­
ловеческого м ы ш л е н и я .

62
Нет иного средства отображения д в и ж е н и я , измене­
н и я , кроме к а к через его остановку, через в ы д е л е н и е и
фиксирование его отдельных этапов, через временное от­
влечение от д в и ж е н и я и и з м е н е н и я , через п р е в р а щ е н и е
непрерывного в дискретное, через . и д е а л и з а ц и ю и з у ч а
емых предметов, которые всегда т е к у ч и в известной сте­
пени неопределенны.
Р е ш е н и е вопроса о том, к а к и е х а р а к т е р и с т и к и п р и н а д ­
л е ж а т так н а з ы в а е м о м у единичному' предмету (т. е. тому,
который м о ж е т быть обозначен собственным именем)
и к а к и е не п р и н а д л е ж а т , имеем ли мы дело с одним еди­
н и ч н ы м предметом и л и с несколькими, предполагает не
только п р и м е н е н и е с л о ж н ы х м ы с л и т е л ь н ы х операций, но
и в к л ю ч е н и е этого предмета в процесс м а т е р и а л ь н о й об­
щественной деятельности людей. Игнорирование послед-
пего ведет к полному с у б ъ е к т и в и з м у . В. Д ж е м с , н а п р и ­
мер, писал: «Что м ы н а з ы в а е м вещью? По-видимому, это
дело нашего полного произвола, ибо в зависимости от
своих потребностей (имеются в виду л и ч н ы е , с у б ъ е к т и в ­
ные потребности. / / . Г.) выделяем, что угодно, подобно
тому как мы выделяем созвездии... м ы по своему произво­
4 8
лу долим потоп; чувственного опыта на вещи» .
Допустим, мы впервые увидели авторучку в ф у т л я р е
или ведро с водой, и л и черепаху в п а н ц ы р е , или самолет
па аэродроме и к нему вплотную п р и д в и н у т а лестница, по
которой с п у с к а ю т с я и поднимаются люди. Н а м н а з ы в а ю т
первый предмет «авторучка», в т о р о й — « в е д р о » , т р е т и й —
«черепаха», ч е т в е р т ы й — «самолет». Р е ш и т ь вопрос о том,
принадлежит ли ф у т л я р авторучке, вода ведру, п а н ц и р ь
черепахе и лестница с а м о л е т у к а к составные части еди­
ничного предмета, без д о п о л н и т е л ь н ы х р а з ъ я с н е н и й не­
возможно. Е щ е более с л о ж н ы м процесс в ы д е л е н и я еди­
ничного и его н а и м е н о в а н и я о к а з ы в а л с я тогда, когда че­
ловек в процессе р а з в и т и я п о з н а н и я о б н а р у ж и в а л новые
предметы. Д л я того, н а п р и м е р , чтобы установить, что
п а н ц и р ь п р и н а д л е ж и т черепахе не так, к а к дом п р и н а д ­
л е ж и т человеку, требовалось сравнение м е ж д у собой мно­
гих черепах и наблюдение з а ними, н а ч и н а я с их р о ж д е ­
ния, чтобы убедиться в том, что они не строят п а н ц и р ь

В. Д ж е м с . Прагматизм. СПб., 1910, стр. 155.

63
так, к а к птица вьет гнездо. Из детской психологии и
педагогики хорошо известно, к а к часто дети отождествляют
предметы по тождеству х а р а к т е р и с т и к , не о т н о с я щ и х с я к
самим единичным предметам: н а п р и м е р , считают за одно­
го и того ж е человека двух или нескольких людей, и м е ю ­
щ и х одну и ту ж е и л и п о х о ж у ю одежду (кстати такого
рода отождествления часто делают и в з р о с л ы е ) . Весьма
т р у д н ы м п р е д с т а в л я е т с я и р е ш е н и е вопроса о том, к а к и е
х а р а к т е р и с т и к и единичного предмета я в л я ю т с я объектив­
н ы м и и к а к и е привносятся субъектом. Перед ребенком,
впервые з н а к о м я щ и м с я с р а з л и ч н ы м и п р е д м е т а м и , встает
много трудностей: почему, н а п р и м е р , о ведре с водой
взрослый говорит, что оно легкое, тогда к а к ему о б ъ я с н я ­
ли, что оно т я ж е л о е ; почему об одном и том ж е предмете
говорят, что он к р у г л ы й и что он овальный. Все эти во­
просы человеку приходилось р е ш а т ь самостоятельно, без
о б ъ я с н е н и й со стороны, в процессе его исторического р а з ­
в и т и я . Все эти вопросы р е ш а л и с ь человеком в ходе п р и м е ­
н е н и я с л о ж н ы х м ы с л и т е л ь н ы х действий в процессе п р а к ­
тической деятельности. Ставя п р е д м е т ы в р а з л и ч н ы е от­
н о ш е н и я друг к другу, с т а л к и в а я с ь с ними в р а з л и ч н ы х
с и т у а ц и я х , человек в ы д е л я л то объективное, и н в а р и а н т ­
ное, что' п р и н а д л е ж и т самим предметам, у с т а н а в л и в а л у
н и х н а л и ч и е некоторых относительно прочных, повторяю­
щ и х с я х а р а к т е р и с т и к и тем самым создавал базу д л я их
н а и м е н о в а н и я . Очевидно, если подойти к процессу воз­
н и к н о в е н и я собственных имен исторически, то человек
с н а ч а л а вновь о т к р ы в а е м ы е п р е д м е т ы описывал, а затем
н а и м е н о в ы в а л . С такого ж е рода трудностями отделения
объективного от субъективного мы в с т р е ч а е м с я и в н а у к е .
Д о п у с т и м н а м д а н а к р и в а я в определенной системе коор­
динат, с о о т в е т с т в у ю щ а я определенной ф у н к ц и и y = f(x).
П е р е д н а м и встает з а д а ч а и з у ч и т ь объективные свойства
к р и в о й самой по себе и абстрагироваться от тех свойств
кривой, которые обусловлены у нес определенной, в ы ­
бранной н а м и системой координат. Д л я этого мы н а ч и н а ­
ем м е н я т ь системы координат и т а к и м путем в ы я с н я е м ,
к а к и е свойства к р и в о й при этом о к а ж у т с я и н в а р и а н т н ы ­
ми, п р и н а д л е ж а щ и м и самой кривой. С еще большими
с л о ж н о с т я м и в определении о б ъ е к т и в н ы х свойств предме­
тов м ы с т а л к и в а е м с я в с ф е р е общественной ж и з н и , где
в ы я в л е н и е свойств предметов н е и з б е ж н о связано с оце-

64
ночным подходом, в основе к о т о р о г о ' л е ж а т вкусы, психи­
ческий склад определенных общественных групп людей
и т. п.
Трудности определения того, что я в л я е т с я единичным,
к а к и е компоненты относятся к единичному предмету и,
следовательно, обозначаются собственными именами, а ка­
кие нет; к а к и е х а р а к т е р и с т и к и единичного предмета я в ­
л я ю т с я о б ъ е к т и в н ы м и и к а к и е з а в и с я т от познающего
субъекта, у с у г у б л я ю т с я тем, что один и тот ж е предмет
постоянно и з м е н я е т с я и, строго говоря, не я в л я е т с я од­
ним и тем ж е предметом. В связи с этпМ возникает слож­
н а я проблема тождества: к а к мы достигаем того, что о по­
стоянно и з м е н я ю щ е м с я предмете р а с с у ж д а е м к а к об од­
ном и том ж е предмете.
При рассмотрении того или иного предмета, н а п р и м е р ,
человека, мы у б е ж д а е м с я , что этот человек не обладает
точными и определенными количественными х а р а к т е р и ­
стиками. В любом человеке ( к а к и в любом другом пред­
мете) постоянно происходит обмен составляющих его ато­
мов с атомами о к р у ж а ю щ е й его среды. Постоянно часть
.у атомов организм теряет в процессе происходящих в пем
химических р е а к ц и й . Если ж е н а б л ю д а е м ы й н а м и чело­
век поглощает п р и этом пищу, то в р я д ли удастся с абсо­
лютной точностью установить, когда молекулы, состав­
л я ю щ и е п и щ у , с т а н о в я т с я м о л е к у л а м и . его организма.
Ото означает, строго говоря, что вес человека постоянно
варьирует. Точно так ж е и г р а н и ц ы тела не имеют (стро­
го говоря) той ф о р м ы , которую м ы придаем ему при во­
сприятии и фотографировании.
Эта неопределенность границ, х а р а к т е р и с т и к и н д и в и ­
дуального предмета в ы я в л я е т с я еще более я р к о , к а к толь­
ко м ы н а ч и н а е м р а с с м а т р и в а т ь этот предмет з п р о м е ж у т ­
ки времени, обычно х а р а к т е р и з у е м ы е н а м и к а к р а з л и ч ­
ные. Тогда один и тот ж е человек м о ж е т предстать нам
таким, к а к и м он был то в детстве, то в юности, то ш к о л ь ­
ником, то студентом; то на стадионе, то дома; 'то в про­
филь, то а н ф а с и т. п. Т а к , а н а л и з и р у я Л . Толстого к а к
индивидуума, м ы р а з л и ч а е м молодого Толстого, Толстого
периода н а п и с а н и я романов «Война и мир» и «Анна К а ­
ренина» и позднего Толстого.
Следовательно, индивидуум п е р в о н а ч а л ь н о выступает
для нас к а к и м е ю щ и й х а р а к т е р и с т и к у множественности.
б Д . П . Горский 65
Это означает, что любой и н д и в и д у а л ь н ы й предмет, к а к
один и тот ж е «жесткий» предмет, п о з н а е т с я н а м и в ре­
з у л ь т а т е сложного мыслительного процесса, в ходе кото­
рого м ы абстрагируемся от в с я к и х и з м е н е н и й предмета и
с в я з а н н ы х с этим его отличий от самого себя.
Процесс у с т а н о в л е н и я того, что р а з л и ч н ы е х а р а к т е р и ­
с т и к и предмета, с в я з а н н ы е с изменением этого предме­
та,— с у т ь х а р а к т е р и с т и к и т о г о же самого предме­
та — относится к процессу абстракции, названного н а м и
процессом к о н с т р у к т и в и з а ц и и . • В данном случае по этим
х а р а к т е р и с т и к а м предмет не отождествляется сам с собой
т а к и м путем, к а к и м м ы , н а п р и м е р , отождествляем м е ж д у
собой ж в а ч н ы х ж и в о т н ы х : всех ж и в о т н ы х , и м е ю щ и х
с л о ж н ы й ж е л у д о к , м ы относим к классу ж в а ч н ы х , а не
и м е ю щ и х такового, и с к л ю ч а е м из класса ж в а ч н ы х . В рас­
смотренном ж е в ы ш е случае следует убедиться, что пред­
мет, и м е ю щ и й р а з л и ч н ы е х а р а к т е р и с т и к и , есть тем не ме­
нее один и тот ж е предмет. В таком случае не у д а е т с я об­
н а р у ж и т ь тождества в р а з л и ч и и тем путем, к а к и м м ы об­
н а р у ж и в а е м его, н а п р и м е р , с о п о с т а в л я я р а з л и ч н ы е гри­
бы м е ж д у собой (хотя и в т а к и х с л у ч а я х встречаются
большие т р у д н о с т и ) . В данном с л у ч а е все х а р а к т е р и с т и к и
р а з л и ч н ы х в а р и а ц и й одного и того ж е предмета выступа­
ют к а к весьма значительно о т л и ч а ю щ и е с я друг от друга
и могут быть отождествлены по непрерывности измене­
н и я этого предмета. П р и этом необходимо абстрагировать­
с я от трудностей, которые могут в о з н и к н у т ь на п у т и уста­
н о в л е н и я непрерывности и з м е н е н и я предмета. Отождест­
вив р а з л и ч н ы е в а р и а ц и и предмета по непрерывности их
и з м е н е н и я , м ы тем с а м ы м а б с т р а г и р у е м с я от и з м е н е н и й
предмета и н а ч и н а е м р а с с у ж д а т ь о нем, к а к о существу­
ю щ е м в «жестком» смысле, к а к о данном индивидуальном
предмете, отличном от и н ы х предметов.
О б ы ч н ы й процесс к л а с с и ф и к а ц и и предметов, основан­
н ы й на а б с т р а к ц и и отождествления, т а к ж е часто с в я з а н
с трудностями, в о з н и к а ю щ и м и в силу диалектического
х а р а к т е р а действительности.
Р а с с м а т р и в а я действительность в развитии, м ы обна­
р у ж и в а е м , к а к у ж е у к а з ы в а л о с ь , что у р а з л и ч н ы х ее эта­
пов нет абсолютно р е з к и х р а з г р а н и ч и т е л ь н ы х линий, что
среди к л а с с и ф и ц и р у е м ы х предметов всегда о б н а р у ж и ­
в а ю т с я переходные ф о р м ы ( т а к о в ы е существуют м е ж д у

66
металлами и н е м е т а л л а м и , ж и в о т н ы м и п растениями, м е ж ­
ду земноводными и м л е к о п и т а ю щ и м и и т. п . ) . Ч т о б ы избе­
ж а т ь этих затруднений, в ряде случаев д л я переходных
форм образуют новые классы, с н а б ж а ю т к л а с с и ф и к а ц и и
оговорками и т. п. В других ж е с л у ч а я х необходимо твердо
р е ш и т ь , п р и н а д л е ж и т д а н н ы й и н д и в и д у у м этому классу
или иному, т. е. р е ш и т ь вопрос в смысле альтернативного
«или — или», т а к к а к в противном случае с этими предме­
тами мы но с м о ж е м оперировать при р е ш е н и и в а ж н ы х
п р а к т и ч е с к и х задач.
Н а п р и м е р , п р и рассмотрении ф а к т а убийства ребенка
в чреве м а т е р и необходимо ж е с т к о е р е ш е н и е вопроса о
том, с какого в р е м е н и плод в чреве м а т е р и следует рас­
с м а т р и в а т ь к а к ж и в о е существо, ж и з н ь которого р е г у л и ­
р у е т с я и з в е с т н ы м и п р а в о в ы м и нормами и, следовательно,
4 9
убийство которого должно к а р а т ь с я законом . Однако, пи­
сал ПО' этому поводу Ф. Энгельс, это очень с л о ж н ы й вопрос,
трудности которого п р е к р а с н о известны юристам, п ы т а в ­
ш и м с я о т к р ы т ь действительную драницу, за которой
у м е р щ в л е н и е ребенка в утробе матери м о ж н о считать
5 0
убийством .
Альтернативного р е ш е н и я требует т а к ж е вопрос о
том, с какого возраста человек я в л я е т с я «обладающим и з ­
бирательным правом» и до какого не я в л я е т с я т а к о в ы м
(т. е. не п р и н а д л е ж и т классу «обладающих избиратель­
ным п р а в о м » ) .
Р е ш е н и е этих вопросов в п р а к т и к е н а ш е й жизни
всегда связано с известным огрублением действитель­
ности.
Т а к , К о н с т и т у ц и е й Советского Союза избирательное
право д а е т с я к а ж д о м у г р а ж д а н и н у , достигшему 18-лет­
него возраста. Предполагается, что человек к этому воз­
расту становится настолько з р е л ы м , сознательным, что
у ж е может участвовать в выборах. Это не означает, одна­
ко, что р я д людей не с т а н о в я т с я несколько р а н ь ш е на­
столько сознательными, что могли бы участвовать в вы­
борах и, с другой стороны, что не могут встретиться люди,

4 9
Исключительно интересный анализ таких случаев содержит­
ся в кн.: В е р к о р. Люди и животные. М., ИЛ, 1957.
5 0
См. Ф. Э н г е л ь с . Анти-Дюринг. М., Госполитиздат, 1957,
стр. 22.

Б* 67
Которые к 18 годам не достигают той степени зрелости,
к о т о р а я требуется д л я у ч а с т и я в выборах.
П р и р а з р е ш е н и и подобных вопросов в «альтернатив­
ном» плане возникает возможность по весьма общему и
простому п р а в и л у р е ш а т ь р я д задач, с в я з а н н ы х с опреде­
л е н и е м п р и н а д л е ж н о с т и индивидуума к тому или иному
классу.
В т а к и х с л у ч а я х мы п о л ь з у е м с я абстракцией, отвле­
к а я с ь от зыбкости г р а н и ц предметов и с л о ж н ы х переход-
пых форм м е ж д у ними.
Этот с л о ж н ы й процесс познания, в ходе которого про­
исходит п р е в р а щ е н и е непрерывного в дискретное, процесс
в ы д е л е н и я «жестких» предметов, о которых можно рас­
с у ж д а т ь по з а к о н а м ф о р м а л ь н о й логики, н а з ы в а е т с я про­
цессом к о н с т р у к т и в и з а ц и и действительности. П р е д м е т ы ж е
и соответствующие им п о н я т и я , в о з н и к а ю щ и е в р е з у л ь т а т е
процесса п о з н а н и я , связанного с к о н с т р у к т и в и з а ц и е й дей­
5 1
ствительности, будем н а з ы в а т ь к о н с т р у к т и в н ы м и .
З а м е т и м , что большую роль в формировании т а к и х
«жестких», «конструктивных» объектов в процессе позна­
н и я играет введение в обиход и в н а у к у о б о з н а ч а ю щ и х их
знаков (букв, ц и ф р , слов-имен и т. д . ) , поскольку они об­
ладают большей «жесткостью», чем то, что ими обознача­
ется. Эта и х ж е с т к о с т ь и и н в а р и а н т н о с т ь (тоже, правда,
о т н о с и т е л ь н а я ) и з а к р е п л я е т , символизирует «жесткость»,
«конструктивность» о б о з н а ч а е м ы х ими объектов, кото­
р а я достигается в процессе их п о з н а н и я .
Т а к , все эталоны и з м е р е н и я у с т р а и в а ю т с я с таким рас­
четом, чтобы они были более «жесткими» или во всяком
с л у ч а е такими ж е , к а к п р е д м е т ы , к которым и х приходит­
ся п р и м е н я т ь .
Этот процесс к о н с т р у к т и в и з а ц и и п р и м е н я е т с я не толь­
ко к м а т е р и а л ь н ы м единичным предметам, но и к н а ш и м
5 2
м ы с л я м о действительности ( н а п р и м е р , к п о н я т и я м ) .
П о н я т и я о т р а ж а ю т постоянно д в и ж у щ у ю с я и и з м е н я ю -

5 !
В математике термин «конструктивный объект» исполь­
зуется в более узком смысле: конструктивными называются объ­
екты, рассмотрение которых возможпо лишь в рамках абстрак­
ции потенциальной осуществимости.
5 2
Идеи о конструктивизации действительности были разви­
ты проф. С. А. Яновской в докладе «О диалектической логике»,
прочитанном в институте философии АН СССР в марте 1959 г.

68
щ у ю с я действительность, а потому, строго говоря, не име­
ют фиксированного объема. Т а к , м ы не м о ж е м з а ф и к с и р о ­
вать в виде инвентарного списка объем т а к и х п о н я т и й ,
к а к «человек», « г р а ж д а н и н Советского Союза» и т. п. Это
означает, что по своей природе многие п о н я т и я не подчи­
н я ю т с я з а к о н а м ф о р м а л ь н о й логики. И х закономерности
и р а с к р ы в а ю т с я с помощью категорий диалектического
материализма. Однако м ы их «конструктивизируем» всег­
да настолько, что получаем возможность р а с с у ж д а т ь о них
но п р а в и л а м ф о р м а л ь н о й логики. Эта «копструктивиза-
ция», которая с в я з а н а с остановкой д в и ж е н и я , с п р е в р а щ е ­
нием непрерывного в дискретное, всегда сопровождается
уточнением области и условиями п р и м е н е н и я понятий, вы­
явлением тех «допущений», которые с в я з а н ы с введени­
ем того или иного п о н я т и я . К конструктивизированпому
таким путем знанию мы л и ш ь и м о ж е м п р и м е н и т ь методы
ф о р м а л и з а ц и и . Эти методы позволяют в ы я в и т ь все под­
разумеваемые п о с ы л к и , используемые нами в р а з л и ч ­
ных р а с с у ж д е н и я х , позволяют в этом смысле более
полно р а с к р ы т ь содержание р а с с у ж д е н и й . В свою оче­
редь это дает возможность отвлечься от конкретного со­
д е р ж а н и я посылок и оперировать с ними чисто ф о р м а л ь н о
( т а к а я обработка с о д е р ж а н и я производится всегда при
программировании д л я р а з л и ч н ы х кибернетических ма­
шин) .
Возникает вопрос, к а к произвести эту «остановку»
д в и ж е н и я с целью к о н с т р у к т и в и з а ц и и объектов действи­
тельности п н а ш е г о п о з н а н и я и с у щ е с т в у е т ли л и ш ь един­
с т в е н н а я возможность д л я т а к о й остановки? «Остановка»
всегда производится не абстрактно, а в соответствии с
марксистским п р и н ц и п о м конкретности и с т и н ы (абстракт­
ной и с т и н ы нет, истина всегда к о н к р е т н а » ) . Эта «останов­
ка» для о т о б р а ж е н и я действительности зависит от приро­
ды и з у ч а е м ы х объектов, от целей и задач создаваемой те­
ории и и н ы х условий. Т а к , в м а т е м а т и к е м ы пользуемся
принципом полной м а т е м а т и ч е с к о й индукции, п р и м е н е ­
ние которого основано на п р е д п о л о ж е н и и , что у нас не
возникает парадоксов типа парадокса «куча» и «лысый».
В ф и з и к е , биологии и других естественных п а у к а х , где
мы оперируем не с ч и с л а м и и и н ы м и «абстрактными объ­
ектами», а с р е а л ь н ы м и объектами,— такое д о п у щ е н и е не
может иметь места. Это д о п у щ е н и е привело бы к л о ж н ы м

6?
з а к л ю ч е н и я м , н а п р и м е р , мы могли бы доказать, что чело­
век всю ж и з н ь остается ребенком (родившись на свет,
т. е. в н у л е в у ю с е к у н д у , человек я в л я е т с я ребенком, е щ е
через одну секунду — он т о ж е ребенок; значит если в
какой-то момент ж и з н и человек я в л я е т с я еще ребенком,
то через 1 с е к у н д у он в р я д ли перестанет быть ребенком.
Но в т а к о м случае по п р и н ц и п у полной математической
и н д у к ц и и следует, что в к а ж д у ю с е к у н д у своей ж и з н и че­
ловек я в л я е т с я р е б е н к о м ) .
В классической м е х а н и к е м ы имеем дело с т а к и м и
о б ъ е к т а м и , которые могут быть и з у ч е н ы с помощью м а т е ­
матического а н а л и з а : здесь м ы к р и в у ю на м а л о м участке
отождествляем с п р я м о й и считаем, что в очень малом
п р о м е ж у т к е д в и ж у щ и е с я тела п о к о я т с я или во всяком
с л у ч а е д в и ж у т с я с неизменной скоростью.
В квантовой м е х а н и к е т а к о г о рода д о п у щ е н и я , с в я з а н ­
н ы е с отождествлением прямого и кривого, с рассмотрени­
ем д в и ж е н и я , где на малом и н т е р в а л е д в и ж у щ е е с я тело
р а с с м а т р и в а е т с я к а к п о к о я щ е е с я , не годятся. Т а м нет та­
к и х интервалов, где п р я м о е о т о ж д е с т в л я е т с я с к р и в ы м , и
м а л ы х и н т е р в а л о в «моментов», где д в и ж у щ е е с я тело р а с ­
с м а т р и в а е т с я к а к п о к о я щ е е с я . Это находит свое в ы р а ж е ­
ние в применении в квантовой м е х а н и к е иного м а т е м а т и ­
ческого а п п а р а т а — а п п а р а т а теории вероятностей.
Т а к и м образом, «остановка» д в и ж е н и я , «конструкти-
визацпя» действительности о с у щ е с т в л я е т с я по-разному,
в зависимости от х а р а к т е р а самих исследуемых предметов,
от целей и задач, которые стоят перед теорией.
Ж е л а я и з у ч и т ь логические с в я з и м е ж д у в ы с к а з ы в а ­
н и я м и («логика в ы с к а з ы в а н и й » ) , м ы о т в л е к а е м с я от рас­
члененности в ы с к а з ы в а н и я па с у б ъ е к т и предикат. Ж е л а я
ж е и з у ч и т ь логические с в я з и более полно, мы их рас­
с м а т р и в а е м к а к состоящие из с у б ъ е к т а и п р е д и к а т а («ло­
гика п р е д и к а т о в » ) . П р и этом следует всегда и м е т ь в виду,
что т а к и е отвлечения и о т о ж д е с т в л е н и я , с которыми с в я ­
зана т а или и н а я «конструктивизация» действительности,
не создают новых сфер действительности, а всегда осно­
в а н ы на учете и выделении тех или и н ы х о б ъ е к т и в н ы х
свойств, сторон и з у ч а е м ы х предметов.
Введение тех или и н ы х способов к о н с т р у к т и в и з а ц и и
не я в л я е т с я с у б ъ е к т и в н ы м , з а в и с я щ и м от н а ш е г о произ­
вола, а о п р е д е л я е т с я объективным ходом р а з в и т и я самой
70
науки и общественной п р а к т и к и . Именно п р а к т и к а застав­
ляет нас (в случае о б н а р у ж е н и я противоречий м е ж д у
теорией и п р а к т и к о й ) у т о ч н я т ь и и з м е н я т ь способы кон-
с т р у к т и в и з а щ ш (например, м е н я т ь д о п у щ е н и я , связан­
ные с «остановкой» д в и ж е н и я , создавать новые теории,
прибегая к и н ы м д о п у щ е н и я м , к и н ы м исходным о т о ж д е ­
с т в л е н и я м и а б с т р а к ц и я м ) . С т а к и м случаем мы встре­
чаемся в теории относительности, когда вводим новое по­
нятие одновременности, основанное на более точном о т о ж ­
дествлении двух событий, производя п о п р а в к у па в р е м я
распространения сигнала от события до н а б л ю д а т е л я .
Этим обусловлено и создание «логики модальностей»,
в которой кроме оценок п р е д л о ж е н и я с точки з р е н и я исти­
ны или л ж и ( « к л а с с и ч е с к а я логика») вводится еще, на­
пример, х а р а к т е р и с т и к а вероятности: в ы с к а з ы в а н и я в
этом случае отождествляются м е ж д у собой более д и ф ф е ­
р е н ц и р о в а н н ы м образом.
Однако необходимо со всей решительностью подчерк­
нуть, что процессы м ы ш л е н и я , с в я з а н н ы е с внесением
«жесткости», «конструктивности» в и з у ч а е м ы е объекты не
означают, что в процессе п о з н а н и я мы н а в я з ы в а е м пред­
метам т а к и е х а р а к т е р и с т и к и , которых они не имеют. Дело
в том, что «текучесть», «изменчивость» действительности
не отменяет ее некоторой определенности, и н в а р и а н т н о ­
сти. Подобно тому как д в и ж е н и е не о т м е н я е т покоя, «те­
кучесть» и «изменчивость» действительности не отменя­
ют ее относительной определенности, и н в а р и а н т н о с т и .
В процессе п о з н а н и я мы не только в ы д е л я е м эту опреде­
ленность и и н в а р и а н т н о с т ь в и з м е н я ю щ и х с я предметах
действительности, но nppi этом и д е а л и з и р у е м , обобщаем
в ы д е л е н н ы е свойства и о т н о ш е н и я предметов, рассматри­
ваем и х в «чистом виде», временно рассматриваем их к а к
«жесткие», к а к т о ж д е с т в е н н ы е с а м и м себе. К. Маркс в этой
связи писал: «...в теории предполагается, что з а к о н ы
капиталистического способа производства р а з в и в а ю т с я
в чистом виде. В действительности всегда имеется н а л и ц о
5 3
л и ш ь некоторое приближение» . В ходе р а з в и т и я н а у к и
одни «остановки» и «огрубления» з а м е н я ю т с я и н ы м и ,
д а ю щ и м и возможность все более глубоко и полно отразить
действительность.

5 3
К. М а р к с . Капитал, т. III. М., Госполитиздат, 1955, стр. 182

71
П е р е х о д я в ходе р а з в и т и я н а у к и от одной конструк­
тивизации к иной, с в я з а н н о й с более точным отождеств­
лением, с и н ы м и а б с т р а к ц и я м и и д о п у щ е н и я м и , мы все
более полно и глубоко познаем о к р у ж а ю щ у ю пас действи­
тельность. В этом п р о я в л я е т с я д и а л е к т и к а процесса на­
шего познания, его противоречивый х а р а к т е р : чтобы по­
з н а т ь непрерывное, н у ж н о совершить переход к дискрет­
ному; чтобы познать «непосредственно данное», следует
прибегнуть к опосредствованному; чтобы познать кон­
кретное, мы д о л ж н ы сначала перейти к абстрактному,
а з а т е м у ж е с о в е р ш а т ь «восхождение от абстрактного к
конкретному».
П р и и з у ч е н и и я з ы к а и логики в зависимости от целей
их п р и м е н е н и я , в зависимости от р е ш а е м ы х задач можно
иногда сводить у н и в е р с а л ь н ы е т е р м и н ы или классы со­
ответственно к собственным и м е н а м или и н д и в и д у у м а м .
Т а к , в классической м а т е м а т и к е мы пользуемся множест­
54
вом «универсальных» общих понятий, в конструктивной
ж е избегаем их, з а м е н я я эти п о н я т и я п р а в и л а м и опериро­
в а н и я со з н а к а м и , их в ы р а ж а ю щ и м и . От этого не проигры­
вает ни та, ни д р у г а я м а т е м а т и к а . Б о л е е того, при обосно­
вании конструктивной м а т е м а т и к и многие м а т е м а т и к и
часто пользуются я з ы к о м классической.
По поводу т р а к т о в к и некоторыми неопозитивистами
математического и логического а п п а р а т а к а к чисто фор­
мального, вспомогательного и промежуточного необходимо
з а м е т и т ь следующее. З а д а ч а п а у к и состоит не в опери­
р о в а н и и е д и н и ч н ы м и ф а к т а м и и д а ж е не в п р е д с к а з а н и и
е д и н и ч н ы х ф а к т о в . З а д а ч а н а у к и состоит в о т к р ы т и и об­
щего, инвариантного во всех и з м е н е н и я х предметов и их
соотношений. На основе п о з н а н и я этого общего, и н в а р и ­
антного, необходимого и ф о р м у л и р у ю т с я з а к о н ы н а у к и .
Ф о р м у л и р о в к и законов н а у к и поэтому в к л ю ч а ю т в свой
состав (неявно, р а з у м е е т с я ) квантор общности. Поэтому
чисто логические к о м п о н е н т ы а п п а р а т а присутствуют
и в з а к л ю ч и т е л ь н ы х р е з у л ь т а т а х его п р и м е н е н и я , а не
только в самом процессе обработки единичных о п ы т н ы х
д а н н ы х . И с т о р и я н а у к и свидетельствует о том, что нельзя
а п п а р а т м а т е м а т и к и р а с с м а т р и в а т ь чисто формально, что
5 4
Для конструктивной математики характерно то, что в ней
пе разрешается пользоваться абстракцией актуальной бесконеч­
ности и связанным с ней законом исключенного третьего.

72
с о д е р ж а т е л ь н ы е и н т е р п р е т а ц и и математического а п п а р а т а
были ч р е з в ы ч а й н о плодотворны для р а з в и т и я м а т е м а т и ­
ки. Т а к обстояло дело, например, с м н и м ы м и (вообще с
комплексными) числами. М н и м ы е (вообще к о м п л е к с н ы е )
числа первоначально не имели содержательной и н т е р п р е ­
тации. И х р а с с м а т р и в а л и л и ш ь к а к вспомогательные сред­
ства математического доказательства, р а с ш и р я ю щ и е воз­
можности о п е р и р о в а н и я с действительными числами. Т а к
считали в свое время и К о ш и и Лобачевский. М н и м ы е
числа использовались в процессе р е ш е н и я кубических
у р а в н е н и й д л я п о л у ч е н и я действительных р е з у л ь т а т о в ;
они использовались при р а з л о ж е н и и в ы р а ж е н и й на мно­
2 2 2 2
ж и т е л и ( н а п р и м е р , суммы х + у + z + и ). П р и этом
м н и м ы х чисел не имелось пи в исходных посылках, ни
в з а к л ю ч и т е л ь н ы х р е з у л ь т а т а х . Однако в гидродинамике
пришлось иметь дело с такими р е з у л ь т а т а м и , которые
включают в свой состав мнимые числа. Здесь они и н т е р ­
претируются к а к векторы на плоскости. И м е н н о рассмо­
трение этих чисел к а к вполне з а к о н н ы х и р а в н о п р а в н ы х
с действительными явилось м о щ н ы м стимулом д л я р а з ­
витии теории ф у н к ц и и комплексного переменного.
К тому ж е сам ф о р м а л ь н ы й а п п а р а т постоянно и з м е ­
няется, уточняется, совершенствуется. По отношению ко
всем достаточно с и л ь н ы м ф о р м а л ь н ы м а п п а р а т а м действу­
ет теорема Г е д е л я о неполноте. Поэтому при использова­
нии формального а п п а р а т а его всегда необходимо сопо­
с т а в л я т ь с с о д е р ж а н и е м ( н а п р и м е р , с теми с о д е р ж а т е л ь ­
ными у т в е р ж д е н и я м и , которые не выводимы в р а м к а х
определенной теории чисто ф о р м а л ь н ы м и с р е д с т в а м и ) .
Это сопоставление всегда предполагает процессы абстрак­
ции, а н а л и з а и синтеза и т. п.
Диалектический материализм чужд и номинализму
и реализму, в том числе и умеренному. В статье польского
философа Л . Колаковского «Актуальность спора об у н и ­
версалиях» ставится вопрос об о т н о ш е н и и м а р к с и з м а к
р е а л и з м у и н о м и н а л и з м у и в с к р ы в а ю т с я некие я к о б ы
почти непреодолимые трудности в р е ш е н и и этого вопроса.
Л. К о л а к о в с к и й , н а п р и м е р , у т в е р ж д а е т что если м ы р а с ­
сматриваем отдельные в е щ и и на основании в ы д е л е н и я их
общих чувственно воспринимаемых свойств образуем
общие п о н я т и я , то мы не отходим от номинализма. Ког­
да ж е мы р а с с м а т р и в а е м свойства, возникающие через

73
о т н о ш е н и я , то мы н е и з б е ж н о переходим на позиции, близ­
кие к платонизму. «В частности,— п и ш е т он,— п р и з н а н и е
д и а л е к т и ч е с к о й методологии, п о л ь з у ю щ е й с я п о н я т и е м це­
лого и с л у ж а щ е й д л я исследования свойств, в о з н и к ш и х из
о т н о ш е н и й по з а к о н а м данного целого, было бы р а в н о ­
55
сильно п р и з н а н и ю п л а т о н и з м а » . «Если бы марксисты
о б н а р у ж и л и самостоятельную ценность абстрактной н а у к и
посредством в ы я в л е н и я такого у н и в е р с у м а (имеется в ви­
ду о п р е д е л е н н а я п р е д м е т н а я область.— Д. Г.) в конкрет­
н ы х в е щ а х материального мира, то мы имели бы дело с
56
у м е р е н н ы м реализмом (а не с п л а т о н и з м о м ) . . . » . «В кон­
це своего мысленного экскурса,— п и ш е т польский фило­
соф-марксист Ч . Новинский,— автор (т. е. Л. К о л а к о в -
ский.— Д. Г.) н а т ы к а е т с я на стену противоречия м е ж д у
м а р к с и с т с к и м м а т е р и а л и з м о м и выводами в духе Платона,
с д е л а н н ы м и из методологических категории марксизма»
Спасение м а р к с и з м а от п л а т о н и з м а , — по мнению К о л а к о в -
ского,— состоит в п р и з н а н и и им того, что некоторые свой­
ства в е щ е й могут с ч и т а т ь с я абсолютными, т. е. определяе­
мыми чувственно у совершенно изолированных в е щ е й .
Все р а с с у ж д е н и я Колаковского н а д у м а н ы , искусствен­
ны, ничего общего не имеют с марксистской постановкой
вопроса об единичном и общем и основаны на совершенно
недопустимой п у т а н и ц е понятий, в р е з у л ь т а т е которой
К о л а к о в с к и й и п р и п и с ы в а е т м а р к с и з м у точки з р е н и я , ка­
к и х тот никогда не р а з д е л я л .
М а р к с и з м ни при к а к и х обстоятельствах н е л ь з я о т о ж ­
д е с т в л я т ь с н о м и н а л и з м о м у ж е х о т я бы потому, что номи­
н а л и з м исходит из с у щ е с т в о в а н и я р а з р о з н е н н ы х , н е з а в и ­
с и м ы х и и з о л и р о в а н н ы х предметов в действительности.
Р о д ы и виды, с точки з р е н и я средневекового номинализма,
приобретают реальность л и ш ь благодаря общим терминам,
которыми м ы их н а и м е н о в ы в а е м . М а р к с и з м не п р и з н а е т
с у щ е с т в о в а н и я и з о л и р о в а н н ы х , н е з а в и с и м ы х друг от друга
вещей, а реальность родов и видов в е щ е й о б ъ я с н я е т с я не
а к т о м и х н а и м е н о в а н и я , а тем, что единичные п р е д м е т ы
объективно обладают о п р е д е л е н н ы м и сходствами и р а з л и -
5 5
Цит. по статье: Ч. Н о в и н с к и й . Единичное и общее.
В сб. «Методологические и мировоззренченские вопросы абстрак­
ции». М., ИЛ, I960, стр. 63.
5 6
Там же, стр. 64.
6 7
Там же, стр. 63—64.
74
ч и я м и : единство мира в его материальности, а не в упо­
р я д о ч и в а ю щ е й деятельности с у б ъ е к т а .
Марксизм ни п р и к а к и х обстоятельствах н е л ь з я ото­
ж д е с т в л я т ь и с реализмом ( п л а т о н и з м о м ) , поскольку м а р к ­
сизм не п р и з н а е т с у щ е с т в о в а н и я «универсалий» до и н е ­
зависимо от м а т е р и а л ь н ы х единичных вещей. М а р к с и з м
н е л ь з я отождествлять и с у м е р е н н ы м реализмом (типа
А р и с т о т е л я или Ф . А к в и н с к о г о ) , поскольку общее в в е щ а х ,
существующее, правда, н е р а з р ы в н о с ними, у м е р е н н ы й
р е а л и з м отличал по субстанции от м а т е р и а л ь н ы х предме­
тов, тогда к а к м а р к с и з м отождествляет свойства, отноше­
н и я вещей и их носителей в том отношении, что все они
являются материальными.
Сама постановка вопроса об отношении марксизма к
п л а т о н и з м у и н о м и н а л и з м у и его р е ш е н и е основаны на
л о ж н о м методологическом п р и н ц и п е (якобы р а з д е л я е м о м
м а р к с и з м о м ) , состоящем в том, что отношения, законо­
м е р н ы е связи п е р в и ч н ы по отношению к свойствам в е ­
щ е й и, следовательно, обладают к а к и м - т о отличным видом
с у щ е с т в о в а н и я в с р а в н е н и и с предметами, и м е ю щ и м и ка­
кие-то чувственно воспринимаемые свойства.
Необходимо со всей решительностью подчеркнуть, что
с точки з р е н и я м а р к с и з м а предметы с их чувственно вос­
п р и н и м а е м ы м и свойствами и с и х с в я з я м и и взаимодей­
с т в и я м и существуют в одном и том ж е смысле (т. е. су­
щ е с т в у ю т к а к м а т е р и а л ь н ы е о б ъ е к т ы до и независимо от
н а ш е г о с о з н а н и я ) . Другое дело, что в процессе п о з н а н и я
о к р у ж а ю щ е й нас действительности оперирование отноше­
н и я м и предшествует познанию свойств. О т н о ш е н и я более
непосредственно с в я з а н ы с п р а к т и ч е с к о й деятельностью
человека. Т а к , уте сам процесс в ы д е л е н и я единичного
предмета и его н а и м е н о в а н и е предполагают практическое
оперирование с п р е д м е т а м и , в ходе которого м ы ставим их
в различные отношения.
Именно потому, что действительные соотношения ме­
ж д у о т н о ш е н и я м и и свойствами были и з в р а щ е н ы К о л а -
ковским, он видит единственное «спасение» м а р к с и з м а от
обвинения его в п л а т о н и з м е в п р и з н а н и и с у щ е с т в о в а н и я
изолированных в е щ е й со свойствами, п о з н а н и е к о т о р ы х
может быть осуществлено независимо от отношений.

75
С ф о р м у л и р у е м некоторые выводы.
1. Основным методологическим пороком неопозити­
вистской философии, х а р а к т е р и з у ю щ и м ее глубоко мета­
ф и з и ч е с к и й х а р а к т е р , я в л я е т с я то, что она стремится все
с л о ж н ы е и глубоко д и а л е к т и ч е с к и е по своему х а р а к т е р у
проблемы п о з н а н и я , в том числе и проблему абстракции,
р е ш и т ь р а з и навсегда д л я всех случаев ж и з н и и при том
в некотором «жестком», абсолютном смысле. Момент ги­
потезы, п р е д п о л о ж и т е л ь н ы й х а р а к т е р р я д а д о п у щ е н и й ,
п р и с у т с т в у ю щ и х постоянно в н а ш е м познании, рассматри­
вается неопозитивистами к а к свидетельство к р а й н е й не­
н а д е ж н о с т и з н а н и я или категорически исключается. Если
«готовая» с ф о р м и р о в а в ш а я с я а б с т р а к ц и я м о ж е т быть п о л -
н о с т ь ю сведена к ф а к т а м непосредственного о п ы т а , то
она правомерна, если ж е такого непосредственного ре­
ф е р е н т а нет, то она — ф и к ц и я и д о л ж н а быть исключена
из н а у к и , з а я в л я ю т они. Н е говоря у ж е о том, что п р а ­
вомерность абстракций, их о б ъ е к т и в н ы й , о т р а ж а т е л ь н ы й
х а р а к т е р не могут быть обоснованы без а н а л и з а гене­
зиса п о з н а н и я и процесса их п р а к т и ч е с к о й применимости в
системе научного з н а н и я , неопозитивизм не понимает того,
что введение тех или и н ы х абстракций в н а у к у очень часто
связано с п р и н я т и е м некоторой з а д а ч и за р е ш е н н у ю . Н а
вопрос ж е о правомерности п р и н я т и я этой задачи за ре­
ш е н н у ю можно ответить л и ш ь в ходе р а з в и т и я науки, ее
п р и м е н е н и й на п р а к т и к е , а не с помощью какого-то жест­
кого к р и т е р и я ( « п а л о ч к и - в ы р у ч а л о ч к и » ) . Поэтому не слу­
чайно многие абстракции, ранее п р и н и м а в ш и е с я н а у к о й
( н а п р и м е р , а б с т р а к ц и я с в о т о р о д а , флогистона, т е п л о р о д а ) ,
со временем были исключены из пес и, наоборот, считавши­
еся многими в свое в р е м я ф и к ц и я м и ( н а п р и м е р , абстрак­
ц и я числа «нуль» «мнимое ч и с л о » ) , прочно вошли в н а у к у .
Те и л и иные задачи п р и н и м а ю т с я н а м и за р е ш е н н ы е л и ш ь
в том случае, когда они в каком-то смысле практически
могут быть осуществлены. Н а п р и м е р , м ы м о ж е м п р и н я т ь за
р е ш е н н ы е з а д а ч и : разделить любой отрезок прямой попо­
лам, сколько бы м а л или сколь бы в е л и к он ни был, прове­
сти абсолютно точную п р я м у ю л и н и ю , осуществить абсо­
лютно равномерное д в и ж е н и е , и з м е р и т ь скорость тела
в любой точке пути и т. п., поскольку в действительности
мы п р и б л и ж е н н о м о ж е м делить д а н н ы е в к а ж д о м конкрет­
ном случае п р я м ы е отрезки, поскольку мы м о ж е м проводить

76
в случае надобности все более и более точные п р я м ы е
и т. д. П р и н я т и е т а к и х задач за р е ш е н н ы е и связано с введе­
н и е м в н а у к у соответствующих абстракций, которые носят
и д е а л и з и р о в а н н ы й х а р а к т е р : н а п р и м е р , абстракций, «точ­
ка», «прямая», «равномерное прямолинейное д в и ж е н и е » ,
«скорость в точке прямой» и т. п. П р а к т и ч е с к а я осущест­
вимость в у к а з а н н о м смысле задач, п р и н и м а е м ы х за р е ш е н ­
ные, свидетельствует об о т р а ж а т е л ь н о м х а р а к т е р е вводи­
м ы х в н а у к у абстракций: т а к и е абстракции имеют прибли­
ж е н н ы е прообразы в самой действительности (действи­
тельность здесь понимается в самом широком с м ы с л е ) .
И н ы е задачи, в о з н и к а ю щ и е в пределах той или иной н а у ч ­
ной теории, р е ш а ю т с я уя^е на основе исходных абстракций,
введенных в результате п р и н я т и я некоторых задач за ре­
ш е н н ы е . В конечном счете правомерность и о б ъ е к т и в н а я
истинность используемых в науке абстракций о п р е д е л я е т ­
ся практикой, п р и м е н е н и е м н а у ч н ы х теорий к р е ш е н и ю
тех или и н ы х к о н к р е т н ы х н а у ч н ы х , технических и и н ы х
проблем.
2. Сведение неопозитивистами единичного к единично­
му в абсолютном смысле есть м е т а ф и з и к а . Е д и н и ч н ы е
предметы в «жестком» смысле, которые они рассматрива­
ют к а к нечто «непосредственно данное», в действительно­
сти есть результат к о п с т р у к т и в и з а ц и и , результат н а ш е г о
п о з н а н и я , в ходе которого, к а к и при образовании п о н я т и й
и «абстрактных предметов», мы ш и р о к о пользуемся п р о ­
цессом а б с т р а к ц и и и п р о ш л ы м н а к о п л е н н ы м опытом, опе­
р и р у ю щ и м а б с т р а к ц и я м и . Е д и н и ч н ы е предметы к а к д а н ­
ные непосредственного опыта первоначально включают в
себя элемент множественности.
3. Свойства, о т р а ж а е м ы е в н а ш е й мысли в виде «аб­
с т р а к т н ы х предметов» и множества к а к м а т е р и а л ь н ы е
предметы, и м е ю щ и е общие свойства, существуют объек­
тивно. Однако в процессе п о з н а н и я м ы отделяем друг от
друга то, что н е р а з р ы в н о связано, элементы м н о ж е с т в а
«склеиваем» в один элемент, прибегаем при этом к р а з л и ч ­
ного рода абстракциям, и д е а л и з а ц и я м , абсолютизации.
Д л я неопозитивизма проблема у н и в е р с а л и й н е р а з р е ш и ­
ма именно потому, что он все объекты рассматривает либо
в сфере действительности, понимаемой субъективно иде­
алистически, либо в сфере я з ы к а , и с к л ю ч а я при этом из
рассмотрения с ф е р у м ы ш л е н и я к а к м е т а ф и з и ч е с к у ю . Это

77
приводит к огромным з а т р у д н е н и я м , которые неопозити­
визм не может р е ш и т ь удовлетворительным образом. Т а ­
ковы, н а п р и м е р , з а т р у д н е н и я , с в я з а н н ы е с р е ш е н и е м про­
блемы контекстуального з н а ч е н и я .
4. Современный спор об у н и в е р с а л и я х , з а т е я н н ы й нео­
позитивистами, я в л я е т с я схоластическим спором, кото­
р ы й не обусловлен потребностями р а з в и т и я н а у к и , а н а в я ­
зан субъективно-идеалистическими у с т а н о в к а м и авторов.
Н е с м о т р я на то, что представители современного семан­
тического н о м и н а л и з м а всячески подчеркивают, что их
проблематика, с в я з а н н а я с у н и в е р с а л и я м и , совершенно
отлична от средневековых споров об онтологическом суще­
ствовании универсалий, она, тем не менее, с этим спором
с в я з а н а : д л я многих современных номиналистов, к а к и д л я
средневековых, единственным методом проверки универса­
лий и обоснованием возможности и х использования я в л я ­
ются поиски абсолютного «жесткого» непосредственно
данного ф а к т а , соответствующего тому и л и иному инди­
в и д у а л ь н о м у з н а к у (общие т е р м и н ы при этом они п ы т а ­
ются элиминировать, сведя и х к е д и н и ч н ы м ) .
Введение контекстуального з н а ч е н и я (т. е. з н а ч е н и я ,
определяемого а к с и о м а т и ч е с к и ) и определяется провалом
попыток свести весь я з ы к к именам, и м е ю щ и м непосред­
ственные «референты» в действительности.
М ы полагаем, что я з ы к может в к л ю ч а т ь в свой состав
любые т е р м и н ы (в том числе и т а к и е общие т е р м и н ы , ко­
торые обозначают « у н и в е р с а л и и » ) . Т а к а я точка з р е н и я не
ведет к п л а т о н и з м у , поскольку «абстракции», общие п о н я ­
т и я с у щ е с т в у ю т не в платоновском смысле, а образуются
в р е з у л ь т а т е о т р а ж е н и я действительности. Р а с к р ы т и е про­
цесса и х ф о р м и р о в а н и я , и х п р а к т и ч е с к а я проверка в ходе
р а з в и т и я н а у к и и дает возможность обосновать правомер­
ность и х и с п о л ь з о в а н и я .
5. Н а у ч н о п о с т а в л е н н а я проблема «универсалий» с в я ­
зана с в ы я с н е н и е м того, к а к в р е з у л ь т а т е о т р а ж е н и я об­
щего, с у щ е с т в у ю щ е г о в н е р а з р ы в н о й связи с единичным в
о б ъ е к т и в н о й действительности, возникает общее в н а ш е й
м ы с л и , к а к в р е з у л ь т а т е о т р а ж е н и я действительности,
в р е з у л ь т а т е процесса а б с т р а к ц и и возникают «абстрактные
п р е д м е т ы » . Эта проблема т а к ж е с в я з а н а с в ы я с н е н и е м
того, к а к п р о в е р я е т с я общее, к а к р а з в и в а е т с я , обогащает­
ся, п р о в е р я е т с я н а у ч н ы й логический а п п а р а т , иснользую-
78
щ и й «универсальные»- т е р м и н ы . Только при условий
такого анализь м о ж н о в ы я с н и т ь , к а к целесообразнее
строить н а у ч н ы й ф о р м а л и з о в а н н ы й я з ы к , когда целесооб­
р а з н е е использовать в нем «универсальные термины», и н ­
т е р п р е т и р у е м ы е к а к классы, к л а с с ы классов, свойства,
и когда целесообразнее и х элиминировать.
6. Не отвергая з н а ч е н и я семантических исследований,
к а к они осуществляются применительно к ф о р м а л и з о в а н ­
н ы м дисциплинам в логической семантике, м ы полагаем,
что семантический а н а л и з в более ш и р о к о м п л а н е м о ж е т
базироваться л и ш ь на п р и н ц и п а х д и а л е к т и к о - м а т е р и а л и -
сгической теории. Установление того, что в объективной
действительности соответствует тем и л и и н ы м т е р м и н а м ,
н е в о з м о ж н о во всех с л у ч а я х в р е з у л ь т а т е непосредственно­
го сопоставления готового з н а н и я , в ы р а ж а е м о г о в соот­
в е т с т в у ю щ и х терминах, с о б ъ е к т и в н о й действительностью.
Ч а с т о установление такого соответствия требует а н а л и з а
процесса ф о р м и р о в а н и я и р а з в и т и я н а ш е г о п о з н а н и я .
Отметим, что неопозитивисты вообще почти не з а н и м а ­
ются проблемой генезиса, ф о р м и р о в а н и я «универсалий».
Д л я обоснования введения общих понятий и а б с т р а к ц и й
совсем не обязательно сводить их к о т д е л ь н ы м чувственно
воспринимаемым в е щ а м в абсолютном смысле: п е р е ч и с л я т ь
все и н д и в и д у у м ы класса или уметь э к з е м п л и ф и ц и р о в а т ь
абстракции для всех случаев их возможного использования.
Достаточно это уметь делать д л я каких-либо определенных
индивидуумов и случаев. Отметим, что представители т а к
н а з ы в а е м о й общей с е м а н т и к и (А. К о ж и б с к и й , Ст. Ч е й з ,
А. Раппопорт и К°) п р и н ц и п ы семантического а н а л и з а ,
р а з в и в а е м ы е академической семантикой, п ы т а ю т с я п р и м е ­
н и т ь ко всем я в л е н и я м общественной ж и з н и . Они п ы т а ю т с я
развить теорию о процессе абстракции. Однако эти «анали­
зы» с в я з а н ы с т а к и м и грубыми э л е м е н т а р н ы м и о ш и б к а м и ,
что и х рассмотрение не представляет никакого научного
интереса. Отметим л и ш ь , что представители этой г р у п п ы
неопозитивизма выступают к а к откровенные апологеты к а ­
питализма, к а к я р ы е противники к о м м у н и з м а ; их к а н н и ­
бальская сущность п р о я в л я е т с я в оправдании ими войн
и расовой д и с к р и м и н а ц и и .

79
6. А Н А Л И З ПРОЦЕССА АБСТРАКЦИИ
В МАТЕМАТИЧЕСКОЙ ЛОГИКЕ

Под формулой в современной математике и матема­


тической л о г и к е понимается обычно такое в ы р а ж е н и е ,
которое ф и к с и р у е т либо п р е д л о ж е н и е (истинное и л и
л о ж н о е ) , либо форму п р е д л о ж е н и я (т. е. в ы р а ж е н и е ,
п р е в р а щ а ю щ е е с я в и с т и н у и л п л о ж ь п р и замене встре­
ч а ю щ и х с я в нем свободных переменных именами пред­
метов, в з я т ы х из области значений этих переменных).
Т а к , ф о р м у л а м и я в л я ю т с я следующие в ы р а ж е н и я :
Рг (2) (2 — простое число), а ^Ь(а — меньше или р а в н о Ъ),
^х(Рг(х)-^Чу(у=^='УАу^=х—>х~у), где V — з н а к к в а н ­
тора общности, Д — з н а к к о н ъ ю н к ц и и , а черта над
в ы р а ж е н и е м х\у — з н а к о т р и ц а н и я . («Для в с я к о г о х, если
оно простое ч и с л о , то любое у, если т о л ь к о оно отлично
от е д и н и ц ы и от числа х, не делит х>>, и л и короче:
«всякое простое число д е л и т с я т о л ь к о на единицу и
н а самого себя»); (х) ( s i n ж -f- c o s ж = 1).
2 2

З а м е т и м , что в ы р а ж е н и я а-\-Ъ, a-b, sin , обозна­


чающие п р и замене в х о д я щ и х в н и х свободных п е р е ­
менных к а к и м и - л и б о из и х в о з м о ж н ы х з н а ч е н и й не
и с т и н у и л и л о ж ь , а снова к а к о й - н и б у д ь предмет (истина
и л о ж ь обычно не я в л я ю т с я предметами р а с с м а т р и в а е м о й
предметной области), н а з ы в а ю т с я чаще всего не форму­
лами, а термами.
В математической л о г и к е и в о с н о в а н и я х м а т е м а т и к и ,
и з л а г а е м ы х строго л о г и ч е с к и , у п о т р е б л я ю т с я обычно
ф о р м у л ы д в о я к о г о рода: з а м к н у т ы е и о т к р ы т ы е .
Замкнутыми называются такие формулы, в которых
все переменные (если они имеются) с в я з а н ы к а к и м и -
н и б у д ь о п е р а т о р а м и ( к в а н т о р о м общности, к в а н т о р о м
с у щ е с т в о в а н и я , оператором «тот который» и т . п . ) . Т а к о в ы ,
например, формулы:
2 2
Ча V& ( а - 6 ) = (а + b) (a—b), YaYb{a + b = b + а).

В д в у х з н а ч н о й логике правильно образованным (и ос­


м ы с л е н н ы м ) з а м к н у т ы м ф о р м у л а м соответствует значение
и с т и н ы или л ж и .
О т к р ы т ы м и н а з ы в а ю т с я т а к и е ф о р м у л ы , которые со­
д е р ж а т свободные п е р е м е н н ы е , точнее: которые содержат

80
свободные в х о ж д е н и я переменных. Т а к , ф о р м у л ы 5 I а
(5 делит число а), а + Ъ — Ъ + а, V х (х \ a->x = lVx = а),
о т к р ы т ы е формулы. В первой и последней из н и х свобод­
ной переменной я в л я е т с я а, во второй — а и Ъ. Н а м прихо­
дится говорить не просто о свободных п е р е м е н н ы х , а о том
или ином в х о ж д е н и и свободных п е р е м е н н ы х потому, что
одна и т а ж е п е р е м е н н а я может входить в ф о р м у л у не
один раз и п р и т о м к а к в связанном, так и в свободном виде.
Т а к , в формуле Y х(х | а->{х=1\х=*а) А V а V Ь(а +
+ Ъ = +а) п е р е м е н н а я а в первую часть ф о р м у л ы входит
к а к свободная, а во вторую часть ф о р м у л ы к а к с в я з а н н а я .
В этой формуле говорится, что число х, д е л я щ е е число а.
равно 1 и л и равно числу а, и п р и этом любое число а,
будучи сложено с любым числом Ь, подчиняется з а к о н у
коммутативности с л о ж е н и я .
Когда та или и н а я формула (и з а м к н у т а я , и о т к р ы т а я )
дана в составе того или иного исчисления, н а м ничего не­
известно о п р е д м е т н о й области, образующей совокупность
вовможных з н а ч е н и й переменных, в х о д я щ и х в ф о р м у л ы .
П р е д м е т н а я область включается н а м и в рассмотрение,
когда мы строим модель д л я д а н н ы х формул. В этом
случае д л я р а з л и ч н ы х п е р е м е н н ы х м о ж н о у с т а н а в л и в а т ь
р а з л и ч н ы е области и х в о з м о ж н ы х з н а ч е н и й (одна п е р е ­
м е н н а я может, н а п р и м е р , ч е р п а т ь свои з н а ч е н и я из об­
л а с т и н а т у р а л ь н ы х чисел, д р у г а я — из области действи­
т е л ь н ы х и т. д . ) . П р и этом в п р и л о ж е н и я х т а к н а з ы в а е ­
мого узкого и с ч и с л е н и я предикатов одни п е р е м е н н ы е
могут п р и н и м а т ь значение и н д и в и д у а л ь н ы х предметов,
другие — п р е д и к а т о в , множеств.
В п р и м е н е н и я х расширенного и с ч и с л е н и я предикатов
без теории типов п р е д м е т н а я область предполагается
о х в а т ы в а ю щ е й все вообще м ы с л и м ы е предметы, в том
числе и т а к и е к а к множества или свойства, поэтому з н а ч е ­
нием переменной м о ж е т быть и и м я какого-нибудь м а т е ­
риального объекта, и свойство «делиться на 3», и «мно­
жество всех множеств» и др.
З а м е т и м , что в открытой формуле может с о д е р ж а т ь с я
пе одна, а две и более свободных п е р е м е н н ы х . Т а к о в а ,
например, формула 3 Р[1(Р, а) Л 1(Р, Ъ]. В этой формуле
знак 3 — квантор существования, Р — сокращенная
запись «точка Р», «а» — с о к р а щ е н н а я запись « п р я м а я а»,
1 — сокращенная запись отношения инцидентности

6 Д . П. Горский 81
« л е ж а т ь па», черта над в ы р а ж е н и е м Э Р обозначает опе­
р а ц и ю о т р и ц а н и я . Ф о р м у л у в целом следует прочитать
т а к : не существует такой точки Р, которая бы л е ж а л а на
п р я м о й а и на п р я м о й Ъ (имеется в в и д у п л а н и м е т р и я ) .
С о с т а в л я я открытые формулы, м ы исходим из некото­
р ы х основных операций и отношений к а к д а н н ы х нам
заранее.
Т а к , при составлении открытой ф о р м у л ы Уж(ж | а-^х=
= 1V х = а) м ы исходили из отношений х \ а (х делит а),
1 1
отношения равенства и операций у V (импликации,
дизъюнкции и квантора общности).
В общем случае з а м к н у т а я формула представляет
собой, к а к у ж е у к а з ы в а л о с ь , у т в е р ж д е н и е , т. е. имеет з н а ­
чение либо истины, либо л ж и .
О т к р ы т а я ж е ф о р м у л а содержит по к р а й н е й мере одно
свободное в х о ж д е н и е переменной. Поэтому т а к а я ф о р м у л а
не в ы р а ж а е т (непосредственно истины или л ж и , но стано­
вится истиной или л о ж ь ю при замене свободных в х о ж д е ­
н и й переменной какими-либо и з их возможных з н а ч е н и й
(при этом одна и та ж е свободная п е р е м е н н а я во всех
MiecTax в ф о р м у л е з а м е н я е т с я одним и тем ж е з н а ч е н и е м ) .
Т а к и м образом, всякой открытой формуле соответствует
некоторое м н о ж е с т в о з н а ч е н и й переменных, д л я к о т о р ы х
формула о б р а щ а е т с я в истину. В частном случае это
множество м о ж е т быть пусто, состоять из одного предмета
или д а ж е из всех предметов области, если речь идет, длг
простоты, об одной свободной неременной.
Можно с к а з а т ь поэтому, что о т к р ы т ы м и ф о р м у л а м и
о п р е д е л я ю т с я соответствующие множества предметов.
Так, открытой ф о р м у л о й 3 < г с < 1 0 в а р и ф м е т и к е н а т у р а л ь ­
н ы х чисел о п р е д е л я е т с я множество, состоящее из чисел 4,
5, 6, 7, 8, 9. Сложнее обстоит дело в том случае, когда со­
ответствующее множество бесконечно, потому что при
этом мы л и ш е н ы возможности перечислить все его эле­
менты. В т а к и х с л у ч а я х говорят обычно, что открытой ф о р ­
мулой определяется непосредственно н е множество,
а свойство (если свободных п е р е м е н н ы х одна) или отноше­
ние (если свободных п е р е м е н н ы х две или б о л е е ) . В этом
у т в е р ж д е н и и с о д е р ж и т с я в действительности некоторый
п р и н ц и п , п о з в о л я ю щ и й з а м е н и т ь с л о ж н ы е в ы р а ж е н и я про­
стыми и н д и в и д у а л ь н ы м и п р е д и к а т а м и (свойствами или
отношениями).

82
Т а к , с л е д у ю щ а я о т к р ы т а я формула ух(х I а-^-х~
= lVa; = o)Va=f= 1, где а — свободная (переменная, а ж —
с в я з а н н а я , о п р е д е л я е т свойство — «быть простым числом»
(множество простых чисел, к а к известно, бесконечное мно­
ж е с т в о ) . Эту формулу м о ж н о прочитать следующим об­
разом: д л я любого х, если х делит а, то х = 1 или х—а и
a=f=l. Эта с л о ж н а я формула может быть заменена простым
и н д и в и д у а л ь н ы м предикатом, п р и н а д л е ж а щ и м к а ж д о м у
из элементов множества а, а именно предикатом «быть
простым числом» или Рг(а).
Эту з а м е н у можно з а п и с а т ь т а к :

Рг(а) == t Vx(x
D ] a —> x = 1 Vx = а ) д a =j= 1

(знак = — з н а к эквивалентности, з н а к Dt' — с о к р а щ е н ­


н а я з а п и с ь «по о п р е д е л е н и ю » ) . Д р у г и м и словами, откры­
тую ф о р м у л у м о ж н о з а м е н и т ь другой открытой формулой,
состоящей из свободной переменной а, в х о д я щ е й в исход­
н у ю формулу, и и м е н и индивидуального п р е д и к а т а Рг,
относящегося к переменной а.
Т а к а я замена одной ф о р м у л ы другой возможна л и т ь
потому, что с помощью открытой ф о р м у л ы о т предметов,
входящих в область з н а ч е н и й свободной переменной а,
отвлекается, абстрагируется новое свойство (Рг).
Этот п р и н ц и п , п о з в о л я ю щ и й з а м е н я т ь с л о ж н ы е в ы р а ­
ж е н и я простыми и н д и в и д у а л ь н ы м и предикатами, носит
название п р и н ц и п а свертывания.
Если о т к р ы т а я формула содержит не одну, а две и
более переменных, то с помощью принципа с в е р т ы в а н и я
можно отвлечь, абстрагировать не свойство, а отношение
(которое, к а к у к а з ы в а л о с ь н а м и ранее, может быть р а с ­
смотрено к а к свойство п а р ы , тройки и т. п. п р е д м е т о в ) .
Рассмотрим ф о р м у л у : 3P[I(P, а)М(Р, Ь)] ( не
существует такой точки Р, к о т о р а я бы одновременно л е ­
ж а л а на прямой а и п р я м о й Ъ). В этой формуле с в я з а н а
п е р е м е н н а я Р и я в л я ю т с я свободными п е р е м е н н ы е а и Ь.
П р и м е н я я п р и н ц и п с в е р т ы в а н и я , м ы м о ж е м выделить,
абстрагировать новое отношение, з а м е н и в данное слож­
ное в ы р а ж е н и е новым в ы р а ж е н и е м , где будут л и ш ь две
свободные п е р е м е н н ы е и и м я индивидуального предиката,
относящегося к п а р а м предметов, в з я т ы х из области з н а ­
чений свободных переменных. Это новое, вырая^ение
6* 83
м о ж н о з а п и с а т ь так: П р л (а, Ь) (а п а р а л л е л ь н о Ь). В ре­
з у л ь т а т е з а м е н ы получим в ы р а ж е н и е : П р л (a, b) — D ( 3 P
[/ (Р, а) А I ( Р , Ь)] ( « л и н и и а и Ъ я в л я ю т с я по опреде­
лению п а р а л л е л ь н ы м и , если не существует такой т о ч к и Р ,
которая бы л е ж а л а одновременно на п р я м о й а и на п р я ­
мой Ъ»).
У к а з а н н ы й п р и н ц и п с в е р т ы в а н и я имеет свои ограни­
ч е н и я : н е в с я к у ю о т к р ы т у ю ф о р м у л у можно свернуть.
С т а к и м и о г р а н и ч е н и я м и м ы встречаемся в теории мно­
ж е с т в , построенной аксиоматически, где не введена теория
типов.
И т а к , если в н а у к е имеется сложное описание к а к и х -
то предметов с помощью ф о р м у л ы , в к л ю ч а ю щ е й свобод­
ные п е р е м е н н ы е , то это описание определяет, в ы д е л я е т
свойство или отношение, и м е н е м которого и у к а з а н и е м
соответствующих свободных п е р е м е н н ы х это сложное
описание может быть з а м е н е н о .
Эти свойства или о т н о ш е н и я , в ы д е л е н н ы е , абстраги­
р о в а н н ы е у к а з а н н ы м п у т е м и н а д е л е н н ы е определенны­
ми и м е н а м и , п р е д с т а в л я ю т собой п о н я т и я . П о н я т и е
(см. об этом подробнее следующую г л а в у п. 1) это опреде­
л е н н а я ф у н к ц и я , а именно п р о п о з и ц и о н а л ь н а я или логи­
ч е с к а я ф у н к ц и я , у с т а н а в л и в а ю щ а я соответствие меяеду
п р е д м е т а м и определенной предметной области, я в л я ю щ и ­
мися з н а ч е н и я м и ее аргумента, и истиной и л о ж ь ю . П р и
этом под понятием п о н и м а е т с я именно ф у н к ц и я , а не
з н а ч е н и я ее аргументов. В ы р а ж е н и е «а — простое чис­
ло» — двусмысленно: его м о ж н о р а с с м а т р и в а т ь и к а к ф у н к ­
цию, у с т а н а в л и в а ю щ у ю у к а з а н н о е соответствие, и к а к
значение ф у н к ц и и «простое число» д л я неопределенного
з н а ч е н и я аргумента а, если это в ы р а ж е н и е п о н и м а е т с я
к а к истина или л о ж ь , в о з н и к а ю щ а я в р е з у л ь т а т е подста­
новки вместо а и м е н и н д и в и д у а л ь н ы х предметов из об­
л а с т и н а т у р а л ь н ы х чисел.
Т а к , в в ы р а ж е н и и Рг(а) (а — простое число) содер­
ж и т с я п о н я т и е , соответствующее свойству «быть простым
числом», т. е. п о н я т и е «простое число». На место свобод­
ной переменной а в приведенную ф о р м у л у м о ж н о под­
с т а в л я т ь -различные числа, я в л я ю щ и е с я з н а ч е н и я м и ее
аргумента а, и при этом м ы будем п о л у ч а т ь и с т и н н ы е
и л и л о ж н ы е в ы с к а з ы в а н и я . Т а к , подставив вместо а
число 2, получим истину: «2 — простое число». Подста-
84
вив вместо а число 4, получим л о ж ь : «4 — простое число».
П р и определении того, я в л я е т с я число простым или нет,
мы естественно п о л ь з у е м с я с л о ж н ы м описанием, которое
было заменено н а м и через в ы р а ж е н и е Рг (а). П у т е м т а к и х
подстановок м о ж н о выделять отдельные элементы из обла­
сти значений д л я данной переменной а в формуле
Рг (а). Однако о п и с а н н ы м путем невозможно выделить
всех чисел, у д о в л е т в о р я ю щ и х ф о р м у л е Рг (а).
Если хотят с к а з а т ь , что вся совокупность предметов
а, удовлетворяющих формуле Рг (а), выделена, п е р е м е н ­
ную а связывают особым оператором. Ф о р м у л е Рг (а) при
этом соответствует выраясение а Рг (а), где п е р е м е н н а я а
с в я з а н а оператором а. Это в ы р а ж е н и е обозначает м н о ж е ­
ство з н а ч е н и й переменной а, о б р а щ а ю щ и х в ы р а ж е н и е
Рг (а) в истину. Данное множество рассматривается н а м и
п р и этом к а к особый предмет. Этот новый предмет есть
множество простых чисел: а Рг (а) = {2, 3, 5, 7,
И и т. д . } .
И т а к , связав ф о р м у л у Рг (а) оператором а, мы получи­
ли новый предмет — множество простых чисел (2, 3, 5, 7,
11 и т. д . ) . Это означает, что в ы д е л е н н о м у путем п р и н ц и ­
па с в е р т ы в а н и я свойству соответствует определенный
предмет — множество, п р е д с т а в л я ю щ е е собой о б ъ е м по­
нятия.
В большинстве дедуктивных ф о р м а л и з о в а н н ы х систем
именно такой процесс образования о б ъ е м а п о н я т и я
и н а з ы в а е т с я процессом абстракции. По существу, в нем
содержится п р и н ц и п , согласно которому к а ж д ы й предмет
имеет объем. В том случае, когда с л о ж н у ю формулу,
с о д е р ж а щ у ю свободную переменную, м ы предваритель­
но з а м е н я е м более простой формулой, н а д е л я е м ее
новым именем, процесс абстракции слагается из после­
довательного п р и м е н е н и я двух п р и н ц и п о в : принципа
с в е р т ы в а н и я и п р и н ц и п а образования объема преди­
ката.
П р и н ц и п образования объема п р е д и к а т а , т а к ж е к а к
и п р и н ц и п с в е р т ы в а н и я , имеет свои о г р а н и ч е н и я : в дей­
ствительности не все п о н я т и я имеют определенный объем.
Это хорошо известно и из повседневной ж и з н и . Т а к , н а п р и ­
мер, понятие «член собрания профсоюза такой-то о р г а н и ­
зации, в такое-то время» имеет определенный объем,
п р е д с т а в л я ю щ и й собой множество членов профсоюза д а н -

85
ной организации в данное в р е м я . Известно, что определен­
ные р е ш е н и я могут п р и н и м а т ь с я л и ш ь общим собранием,
т. е. всем множеством членов профсоюзов. Однако в опреде­
ленном смысле этого м н о ж е с т з а к а к объема п о н я т и я почти
никогда не существует. Именно в силу того, что в этом
смысле объем у к а з а н н о г о п о н я т и я не всегда может быть
осуществлен, у с т а н а в л и в а е т с я м и н и м у м количества пред­
ставителей у к а з а н н о г о множества, который может р е ш и т ь
вопросы, п о д л е ж а щ и е р е ш е н и ю всего множества предста­
вителей.
Иногда д л я выделенного мпожества -описанным п у т е м
вводится особое и м я этого мпожества. Т а к , выделив через
отношение равномощности (равночисленности) данному
множеству, н а п р и м е р , м н о ж е с т в у пальцев на р у к е , то
общее, что существует во всех множествах, ему равно­
численных, мы начинаем рассматривать множество мно­
ж е с т в , р а в н о ч и с л е н н ы х числу пальцев на р у к е . Это м н о ж е ­
ство м н о ж е с т в м ы с н а б ж а е м особым и м е н е м , а именно
н а з ы в а е м его именем «пять». В ы д е л и в ж е множество
простых чисел о п и с а н н ы м в ы ш е путем, м ы не вводим д л я
него особого и м е н и и говорим просто о множестве всех
простых чисел: в этом случае множество н а з ы в а е м тем
ж е именем, что и свойство, объемом которого оно я в л я ­
ется.
Известно, что процесс а б с т р а к ц и и имеет р а з л и ч н ы е
ступени. Так, н а п р и м е р , от определенных пар л и н и й
можно отвлечь свойство «быть п а р а л л е л ь н ы м » . А н а л о ­
гично м о ж н о путем абстракции отвлечь свойства «быть
к р а с и в ы м » , «быть скромным», «быть бедным», «быть бе­
лым», и т. п. и образовать соответствующие им п о н я т и я :
«красивый», «скромный», «белый», «бедный» и т. п. Х о т я
эти свойства и не о п р е д е л я ю т ж е с т к о м н о ж е с т в а предме­
тов, им соответствующих, тем не менее обычно говорят,
что п о н я т и я , соответствующие этим свойствам, имеют
объем. Эти свойства не м ы с л я т с я еще н а м и о т р е ш е н н о от
предметов, от которых они отвлечены.
На другой, более высокой ступени абстрагирования
м ы н а ч и н а е м эти свойства м ы с л и т ь отрешенно от пред­
метов. Вместо п о н я т и й « п а р а л л е л ь н ы й » , «красивый»,
«скромный», «белый», «бедный» м ы образуем п о н я т и я
«параллельность», «красота», «скромность», «бедность»,
«белизна». Эти п о н я т и я м ы с л я т с я н а м и к а к особые пред-

86
меты. Они не я в л я ю т с я п р е д и к а т а м и , а представляют со­
бой «абстрактные предметы». Они, к а к и иные индивиду­
альные предметы, существуют в единственном числе и
имеют и н д и в и д у а л ь н ы е имена. В отличие от р е а л ь н ы х ,
м а т е р и а л ь н ы х предметов, эти «абстрактные предметы»
в своем отвлеченном от индивидуумов виде существуют
л и ш ь к а к о т р а ж е н и я в н а ш е м уме определенных свойств
м а т е р и а л ь н ы х предметов. Итак, необходимо р а з л и ч а т ь
самую логическую ф у н к ц и ю ( п о н я т и е ) , значение этой
ф у н к ц и и д л я неопределенного з н а ч е н и я ее аргумента и
«абстрактный предмет», соответствующий той или иной
ф у н к ц и и и х а р а к т е р и з у ю щ и й более высокую ступень аб­
с т р а к ц и и . В современной логике обсуяедается вопрос о
том, к а к отличить ту или и н у ю ф у н к ц и ю от з н а ч е н и й этой
ф у н к ц и и , к а к отличить логическую ф у н к ц и ю к а к понятие
от ф у н к ц и и к а к «абстрактного предмета». Эти р а з л и ч е н и я
а м е р и к а н с к и й логик А. Ч е р ч осуществляет с помощью
оператора А, ( л а м б д а ) . Б е з введения этого оператора было
бы трудно в применении к пропозициональным ф у н к ц и я м
отличить понятие ( ф у н к ц и ю ) «простое число» от и м е ю щ е ­
го ф о р м у в ы с к а з ы в а н и я з н а ч е н и я ф у н к ц и и «х — простое
число». Н а исчислении «X — конверсии» Ч е р ч а мы сейчас
к р а т к о остановимся.
Действительно, если, воспользовавшись другим приме­
ром, мы имеем дело с в ы с к а з ы в а н и е м «5 больше 3» ( 5 >
3 ) , то перед н а м и два имени предметов — чисел: 5 и 3 и
одно и м я — о т н о ш е н и я : «больше». В чем ж е состоит, од­
нако, это отношение? К а к выделить (абстрагировать) его
в чистом виде? Ведь, само по себе, без предметов, м е ж д у
которыми оно имеется, это отношение не существует.
G целью такого «выделения» будем и з м е н я т ь предметы,
о которых идет речь в н а ш е м в ы с к а з ы в а н и и , и посмот­
рим, что при этом будет происходить. Если вместо
предмета «5» подставим, н а п р и м е р , «7», а вместо предме­
та «3» — «9», то получим « 7 > 9 » , что л о ж н о ; наоборот,
« 9 > 7 » — истинно. Мы можем представить себе поэтому,
что отношение «больше» определяется всем множеством
упорядоченных п а р предметов, м е ж д у которыми оно и м е ­
ется. П а р ы (5, 3 ) , (9, 7) войдут в это множество, и н а ч е
ж е упорядоченные п а р ы тех ж е предметов: (3, 5 ) , (7, 9) —
не войдут. Отношению «больше» п р и этом соответствует
его объем — множество всех у п о р я д о ч е н н ы х п а р предметов,

87
м е ж д у которыми оно имеется. Но один и тот ж е объем
может соответствовать нескольким р а з н ы м о т н о ш е н и я м .
Т а к , в н а ш е м примере отношение «больше» мож­
но з а м е н и т ь отношением «не м е н ь ш е и не равно» («5 не
меньше и не равно 3 » ) . Введение символики исчисления
X конверсии и д о л ж н о с л у ж и т ь этим целям. В н а ш и х п р и ­
мерах опо должно п о к а з ы в а т ь , что мы отвлекаемся от
значений аргументов отношения, т. е. от предметов, м е ж ­
ду которыми оно имеется, и сохраняем самое отношение:
в одном примере отношение «параллельность», в другом
примере — «больше». Это делается с помощью символа X.
За ним п о м е щ а ю т с я п е р е м е н н ы е . З н а ч е н и я м и этих пе­
р е м е н н ы х определяется истинность или ложность некото­
рого в ы с к а з ы в а н и я , говорящего о том отношении, которое
н а м н у ж н о абстрагировать из фактов, о т р а ж а е м ы х в ы с к а ­
5 8
з ы в а н и я м и определенного вида. В л и т е р а т у р е рассмат­
р и в а е т с я несколько р а з л и ч н ы х видов исчислений А,-кон-
версии. Ч а щ е всего при этом ф у н к ц и и от двух или более
аргументов сводятся к ф у н к ц и я м от одного аргумента,
з н а ч е н и я м и которого в т а к и х с л у ч а я х могут быть и ф у н к ­
ц и и . Отношение, в частности, при этом сводится к свойст­
ву. Д л я у п р о щ е н и я и з л о ж е н и я мы этого делать не будем.
П о р я д о к п е р е м е н н ы х пусть будет у нас при этом т а к о в
ж е , к а к и порядок а р г у м е н т н ы х мест в в ы р а ж е н и и отноше­
н и я . В н а ш и х п р и м е р а х этому соответствуют в ы р а ж е н и я :
X аЪ П р л {а, Ъ) и % аЪ (а>Ь), из к о т о р ы х первым в ы д е л я ­
ется отношение «параллельности», а вторым — отношение
«больше». Аналогично отношению, таким ж е образом из в ы ­
р а ж е н и й , з н а ч е н и я истинности которых определяются з н а ­
ч е н и я м и одной предметной переменной, абстрагируется и
свойство. Так, н а п р и м е р , в ы р а ж е н и я м : X а (а — к р а с н о е ) ,
X п (п — четное ч и с л о ) , X х (х — ч е л о в е к ) , соответству­
ют свойства: «быть к р а с н ы м » , «быть ч е т н ы м числом»,
«быть человеком»,— и соответственно п о н я т и я : «красное»,
«четное число», «человек». Н а способах в ы д е л е н и я с по­
мощью символа X а б с т р а к ц и и математической ф у н к ц и и ,
ф у н к ц и и вообще, з н а ч е н и я м и которой не я в л я ю т с я толь­
ко «истина» или «ложь», мы здесь о с т а н а в л и в а т ь с я не
будем.

5 8
См. например: Н. В. C u r r y , R. F е у з. Combinatory Logic.
Amsterdam, 1958, v. 1.

88
Д р у г а я основная о п е р а ц и я исчисления ^-конверсии,
обратная первой, позволяет п р и л а г а т ь абстрагированное
понятие (отношение или свойство) к тем или и н ы м пред­
метам, п о л у ч а я , т а к и м образом, некоторое в ы с к а з ы в а н и е
или отношение с м е н ь ш и м числом аргументов, зависи­
мость м е ж д у которыми оно в ы р а ж а е т . Д л я этой операции
«приложения» ( п р и п и с ы в а н и я ) с п е ц и а л ь н ы й символ не
вводится: имена предметов, к которым абстрагированное
понятие «прилагается», помещаются непосредственно
вслед за ^ - в ы р а ж е н и е м (порядок «приложения» пусть со­
ответствует порядку переменных, следующих за знаком
X). Если п р и л о ж е н и е осуществляется на место части пе­
ременных, то переменные з а м е щ а ю т с я в порядке их с л е ­
д о в а н и я за знаком X, перед н е з а м е щ е н н ы м и п е р е м е н н ы м и
ставится знак X. Т а к X аЪ (а>Ъ) (3, 1) означают у нас то
ж е , что и 3 > 1 ; X аЪ (а>Ъ) 3 — т о ж е , что и X Ъ ( 3 > & ) ;
X Ьа (а>Ъ) 3 — то ж е , что и X а (а>Ъ). В последних двух
п р и м е р а х мы с помощью отношения «больше» получили
свойства: «быть м е н ь ш е трех», «быть больше трех». К а к
у ж е было отмечено, именно этой способностью п р и л а г а т ь ­
ся через их имена к предметам той предметной области, с
помощью которых данное понятие было образовано, абст­
рагировано, понятие и о т л и ч а е т с я от «абстрактного пред­
мета». Т а к , п о н я т и е «красный» м о ж н о п р и л о ж и т ь к н е к о ­
торому данному предмету, получив т а к и м образом истин-
п ы е или л о ж н ы е в ы с к а з ы в а н и я , вроде, н а п р и м е р , «эта роза
красная».
Соответствующий ж е этому понятию «абстрактный
предмет» — «краснота» н е л ь з я п р и л о ж и т ь к «этой розе»
так, чтобы не получилось бессмысленное в ы с к а з ы в а н и е
(вряд ли кому-нибудь придет в голову с к а з а т ь : «Эта роза —
краснота»).
Итак, д л я образования т а к и х абстракций к а к ф у н к ц и я
в математической логике с у щ е с т в у е т особый принцип.
Этот п р и н ц и п носит название п р и н ц и п а «^.-свертывания».
Он (точнее, одна из его разновидностей) состоит в с в я з ы ­
в а н и и особым оператором свободной переменной в о т к р ы ­
той формуле. Т а к , если у нас имеется ф о р м у л а Прл (а, Ъ)
(а п а р а л л е л ь н о Ъ), то ей соответствует отношение п а р а л ­
лельности, для в ы д е л е н и я «в чистом» виде которого м ы
д о л ж н ы у с т р а н и т ь п е р е м е н н ы е (а и Ь). Устранение их р а в ­
носильно отвлечению от к о н к р е т н ы х п а р предметов, вхо-

89
д я щ и х в объем п р е д и к а т а «параллельный» и осуществляет­
ся с помощью с в я з ы в а н и я п е р е м е н н ы х а, Ъ оператором К.
С помощью процесса абстракции мы таким образом
в ы д е л я е м в «чистом» виде свойства и о т н о ш е н и я , кото­
рые в действительности существуют только в вещах. Од­
н а к о после о б р а з о в а н и я абстракции происходит, говоря
словами Маркса, «оборачивание метода»: вторичное, т. е.
а б с т р а к ц и я м е н я е т с я местами с п е р в и ч н ы м , т. е. с кон­
к р е т н ы м и в е щ а м и и событиями, и выступает к а к предшест­
в у ю щ е е ему, х о т я в действительности оно д а ж е самостоя­
тельно не существует. Е с л и д л я образования абстрактно­
го п о н я т и я мы д о л ж н ы б ы л и располагать у ж е не только
отдельными в е щ а м и , но и их и м е н а м и , то теперь, наобо­
рот, с помощью свойств и отношений м о ж н о образовывать
особые имена предметов: вводить имена д л я предметов,
в том числе и абстрактных, соответствующие их описани­
я м . В математической логике а н а л и з описаний в ы п о л н я ­
ется с помощью особых операторов, которым в обычном
я з ы к е соответствует у к а з а т е л ь н о е в ы р а ж е н и е «тот..., к о ­
торый», «тот, который вошел последним», «тот х, кото­
рый есть четное простое число», и д р . Обычно такой опе­
ратор вводится л и ш ь после того, к а к удается доказать, что
предмет, обладающий соответствующим свойством, дей­
ствительно существует, и при том только один. Но если,
введя такого рода «предмет» в н а у к у , мы будем всякий
раз, говоря что-нибудь о нем, добавлять «если таковой су­
ществует», то к а к и х - н и б у д ь л о ж н ы х з а к л ю ч е н и й не полу­
ч и м : чтобы у т в е р ж д а т ь что-нибудь категорически о таком
предмете, н а м н у ж н о будет доказать сначала, что он су­
ществует. И м е н н о т а к вводится известный е-оператор
Гильберта. Т а к , в частности, были введены в м а т е м а т и к у
мнимые числа: а именно, через число i «то, которое, бу­
дучи у м н о ж е н о само на себя, дает (— 1)», хотя в этом
с л у ч а е было д а ж е доподлинно известно, что среди дей­
с т в и т е л ь н ы х чисел такого числа нет. Конечно, полное оп­
р а в д а н и е м н и м ы е числа получили только после того, к а к
п о н я т и е числа было р а с ш и р е н о и к о м п л е к с н ы е числа по­
л у ч и л и ire менее естественную и н т е р п р е т а ц и ю (в виде,
н а п р и м е р , векторов на п л о с к о с т и ) , чем действительные,
а действительные о к а з а л и с ь ч а с т н ы м случаем комплекс­
ных. Глубоко прав поэтому Энгельс, у к а з ы в а я на то, что
люди получили в процессе обычной абстракции понятие

90
числа. П р и этом он все ж е считает необходимым отметить,
что к м н и м ы м числам люди п р и ш л и другим п у т е м : они
получили их не п у т е м отвлечения, о п е р и р у я непосредст­
венно с в е щ а м и внешнего мира, а у ж е к а к продукты «...сво­
5 9
бодного творчества и воображения самого разума» .
П р и таком способе введения абстракций в пауку, т. е.
при введении новых и м е н д л я предметов через их дескрип­
ции, всегда имеется опасность, что т а к а я а б с т р а к ц и я ока­
ж е т с я неправомерной или д а ж е бессмысленной. Поэтому
введение в н а у к у т е х или и н ы х а б с т р а к ц и й п р и х о д и т с я
оправдывать. Юбщим методом о п р а в д а н и я введения тех
пли и н ы х абстракций я в л я е т с я , к а к у ж е у к а з ы в а л о с ь в
предыдущем п а р а г р а ф е , приложимость теорий к р е ш е н и ю
практических задач. Однако в некоторых теориях пользу­
ются д л я этой цели и и н ы м и с п е ц и а л ь н ы м и методами. Об
одном из них м ы у ж е у п о м и н а л и в с в я з и с м н и м ы м ч и с ­
лом: а б с т р а к ц и я считается научной, правомерной, если
она получает и н т е р п р е т а ц и ю в р а м к а х какой-либо содер­
ж а т е л ь н о й теории. Другой метод введения абстракции
у к а з а н н ы м путем был разработан Д. Гильбертом. Основ­
ное с о д е р ж а н и е его так называемой е-теоремы состоит
в следующем: если при доказательстве какой-либо мате­
матической теоремы мы пользуемся «некоторым» абст­
р а к т н ы м предметом, введенным с помощью е-оператора,
и если в формулировке этой теоремы такого «абстрактного
предмета» нет, то этому доказательству м о ж н о сопоставить
иное доказательство этой теоремы, где м ы не прибегаем к
такого рода абстракции. Поэтому т а к и м «абстрактным
предметом» и можно пользоваться при доказательстве.
В исчислениях ^-конверсии А. Ч е р ч а т а к ж е существу­
ют методы э л и м и н а ц и и ф у н к ц и о н а л ь н о й абстракции (аб­
стракции « ф у н к ц и я » ) . О п е р а ц и я ф у н к ц и о н а л ь н о й абст­
р а к ц и и я в л я е т с я исходной при построении исчислений
А.-конверсии. С помощью ее строятся множества, ф у н к ц и и
и т. п., в в ф я т с я иные операции. С помощью другой опера­
ц и и ( « п р и л о ж е н и я » ) строятся выра?кения, в которых у ж е
абстракции («абстрактного предмета») «функция» не
встречается.
Когда абстракции можно исключить при всех обстоя­
тельствах, сводя их к совокупностям и н д и в и д у а л ь н ы х

6 0
<1>. Э н г е л ь с , Лпти-Дюринг, 1957, стр. 37.
9t
объектов, от которых они были отвлечены (и при этом
данное преобразование всегда связано с получением экви­
валентного р е з у л ь т а т а ) , то это означает, что введение аб­
с т р а к ц и и преследовало л и ш ь цель с о к р а щ е н и я . Если ж е
э л и м и н а ц и я абстракций в о з м о ж н а при известных допу­
щ е н и я х и в определенном смысле, то это означает, что
введение таких а б с т р а к ц и й преследует не только цель со­
к р а щ е н и я , но связано с приобретением т а к и х н о в ы х к а ­
ч е с т в е н н ы х моментов, которые обеспечивают огром­
ные п р е и м у щ е с т в а нашего п о з н а н и я , дают возможность
глубже познать действительность. Н е с л у ч а й н о поэтому
в ы р а ж е н и я , с о д е р ж а щ и е т а к и е абстракции, и в ы р а ж е н и я ,
где эти абстракции элиминированы, не всегда можно свя­
з а т ь отношением р а в е н с т в а . П р и преобразовании п е р в ы х
во вторые часть с о д е р ж а н и я первых у т р а ч и в а е т с я и по­
этому м ы их с в я з ы в а е м отношением частичной упорядо­
ченности, говоря, что если имеются первые, то есть и
вторые.
Глава II

ПОНЯТИЕ КАК РЕЗУЛЬТАТ ПОЗНАНИЯ

1. П О Н Я Т И Е И Е Г О О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Ч а щ е всего понятие определяется к а к мысль, в кото­


рой о т р а ж а ю т с я общие и с у щ е с т в е н н ы е свойства и от­
н о ш е н и я предметов действительности. Иногда в опре­
делениях идет речь л и ш ь о свойствах и при этом, очевид­
но, предполагается, что о т н о ш е н и я могут быть истол­
к о в а н ы к а к свойства. П р и этом п о д р а з у м е в а е т с я следу­
ющее.
Во-первых, само общее охватывает здесь и индиви­
д у а л ь н ы е свойства и свойства, ф и к с и р у е м ы е в п о н я т и я х с
н у л е в ы м объемом. В противном случае единичные п о н я ­
т и я и п о н я т и я с н у л е в ы м объемом — такие к а к «русалка»,
3
«диагональ к в а д р а т а , р а в н а я /г его стороны», «вещь в
себе» и т. п.— пришлось бы исключить и з числа понятий.
Во-вторых, существенное т а к ж е р а с с м а т р и в а е т с я в самом
широком, обобщенном смысле: всякое общее о т л и ч и т е л ь ­
ное, специфическое свойство д л я любого определяемого
множества предметов рассматривается к а к с у щ е с т в е н н о е .
И н а ч е определение будет д а в а т ь с я не п о н я т и я м вообще,
а л и ш ь строго н а у ч н ы м п о н я т и я м . Ограничение ж е к л а с ­
са понятий л и ш ь строго н а у ч н ы м и означало бы, что ч е ­
ловек, не в л а д е ю щ и й н а у к а м и , не владеет и п о н я т и я м и ,
а мыслит л и ш ь представлениями, что выработка п о н я т и й
у человека н а ч и н а е т с я л и ш ь тогда, когда он овладевает,
по к р а й н е й мере, основами научного з н а н и я . Это означало
бы, что человечество до в о з н и к н о в е н и я наук, т. е. до

93
периода отделения умственного труда от физического, т. е.
до периода рабовладельческого общества, вообще не вла­
дело н и к а к и м и п о н я т и я м и .
Но п эти у т о ч н е н и я определения п о н я т и я но делают
его, с н а ш е й точки з р е н и я , удовлетворительным. П р и в е ­
денное определение с т р а д а е т тем с у щ е с т в е н н ы м недостат­
ком, что оно не дает возможности отличить понятие от
с у ж д е н и я , соответственно от п р е д л о ж е н и я , в ы с к а з ы в а н и я ,
так к а к в последних т а к ж е ф и к с и р у ю т с я з н а н и я о сущест­
венном, и р а с к р ы т ь действенную, а к т и в н у ю роль п о н я т и я
в процессе п о з н а н и я : оно х а р а к т е р и з у е т с я л и ш ь к а к ко­
пия, о т р а ж е н и е действительности, его ф у н к ц и и в процес­
се у г л у б л е н и я и р а с ш и р е н и я н а ш и х з н а н и й не в ы я с ­
няются.
К определению п о н я т и я , т. е. к в ы я в л е н и ю его спе­
ц и ф и ч е с к и х с у щ е с т в е н н ы х черт, м о ж н о подойти по-
разному.
Во-первых, м о ж н о у к а з а т ь , к а к и е стороны действитель­
ности о т р а ж а ю т с я в п о н я т и и и не о т р а ж а ю т с я в сужде­
н и я х , а т а к ж е в т а к и х образах, к а к п р е д с т а в л е н и я и вос­
п р и я т и я . Однако такой путь определения представляется
чрезвычано с л о ж н ы м . Если д а ж е в этом определении не
о п и р а т ь с я на такое с л о ж н о е и недостаточно п р о а н а л и з и ­
рованное понятие к а к «существенное» и определять по­
н я т и е к а к мысль о с п е ц и ф и ч е с к и х о т л и ч и т е л ь н ы х свойст­
вах и отношениях предметов, то все равно такое опреде­
ление н е л ь з я с ч и т а т ь удовлетворительным: отличительные
свойства ф и к с и р у ю т с я в п р е д с т а в л е н и я х п восприятиях,
а т а к ж е и в с у ж д е н и я х . Т а к , с у ж д е н и е «все ромбы — р а в ­
носторонние п р я м о у г о л ь н и к и » ф и к с и р у е т отличительное,
с п е ц и ф и ч е с к о е свойство ромбов. Если п р и н я т ь приведен­
ное в ы ш е определение п о н я т и я , то следует создать т а к у ю
систему определений «восприятие — представление — с у ж ­
дение — понятие», в которой б ы восприятие, представле­
ние и суждение определялись бы независимо от п о н я т и я
и т е х терминов, которые входят в определение последне­
го. Т а к у ю систему м о ж н о создать, не о г р а н и ч и в а я с ь , одна­
ко, ф и к с а ц и е й сторон действительности, о т р а ж а е м ы х в
в о с п р и я т и я х , п р е д с т а в л е н и я х и с у ж д е н и я х , а прибегая при
этом к в ы я с н е н и ю р а з л и ч н ы х приемов и условий образо­
в а н и я восприятий, представлений, с у ж д е н и й , к в ы я с н е ­
нию р а з л и ч и й их ф у н к ц и й в познании и т. п. В данной

94
работе мы не будем давать определения понятию столь
с л о ж н ы м путем.
Во-вторых, к определению п о н я т и я можно подойти ге­
нетически, т. е. в ы я с н и т ь специфически пути образования
п о н я т и й — и в п л а н е филогенеза и в п л а н е онтогенеза —
в отличие от путей образования восприятий, представле­
н и й и с у ж д е н и й . В н а с т о я щ е й работе дан такой аспект
определения: в последующих главах р а с с м а т р и в а ю т с я
специфические способы образования п о н я т и й . Однако
н е л ь з я быть уверенным, что исчерпаны все способы обра­
з о в а н и я понятий, и к тому ж е в данной работе не пред­
с т а в л я е т с я в о з м о ж н ы м п о к а з а т ь , к а к и м и специфическими
способами образуются восприятия, представления и с у ж ­
дения.
В-третьих, п о н я т и е можно определить через у к а з а н и е
тех специфических физиологических механизмов, которые
л е ж а т в основе о б р а з о в а н и я п о н я т и й и оперирования ими.
Но на данной ступени р а з в и т и я н а у к и в р я д ли это удастся
1
сделать и с ч е р п ы в а ю щ и м о б р а з о м .
В-четвертых, к определению п о н я т и я можно подойти
с точки з р е н и я его с т р у к т у р н ы х особенностей, его форм
в ы р а ж е н и я , сто роли в процессе усвоения и у г л у б л е н и я
н а ш и х з н а н и й . Этот путь о п р е д е л е н и я наиболее прост, он
дает возможность р а с к р ы т ь действенную, а к т и в н у ю роль
п о н я т и я в освоении о к р у ж а ю щ е й нас действительности.
Остановимся на этом несколько подробнее.
П о н я т и е представляет собой пропозициональную ф у н к ­
цию. Пропозициональной (логической) н а з ы в а е т с я ф у н к ­
ц и я , у с т а н а в л и в а ю щ а я соответствие м е ж д у предметами
определенной предметной области, которые я в л я ю т с я
з н а ч е н и я м и ее аргумента, и истиной и л о ж ь ю . В логиче­
ских исчислениях п о н я т и я выступают в роли п р е д и к а ­
тов. П р и м е р а м и п о н я т и й могут быть «человек», «растение»,
«материк», «брат», «больше» и т. п. П р о п о з и ц и о н а л ь н ы е
ф у н к ц и и з а п и с ы в а ю т с я обычно в виде следующих в ы р а ж е -
1
Весьма интересная попытка такого рода содержится в
статье: Я. Р е й к о в с к и й. К вопросу о физиологической основе
и специфике понятий. В сб. «Мировоззренческие и методологиче­
ские проблемы научной абстракции». М., ИЛ, 1960. Автор пы­
тается выяснить специфические физиологические механизмы,
лежащие в основе образования понятий и оперирования поняти­
ями у ребенка, в отличие от физиологических механизмов вос­
приятия и представления.

95
н и й : «х — человек», «х — р а с т е н и е » , «х — материк», ах —
брат г/», «х больше у» и т. п., где х и у — свободные пере­
менные, принимающие значения имен индивидуальных
предметов • из соответствующих предметных областей,
а «человек», «растение», «материк», «брат», «больше» —
п р е д и к а т ы . П е р в ы е три п р е д и к а т а — одноместные, а по­
следние два — д в у м е с т н ы е . В обобщенном виде ф у н к ц и и
от одной переменной м о ж н о з а п и с а т ь в виде в ы р а ж е н и я
Р{х), а от двух п е р е м е н н ы х — xRy или (х, у) R.
В этих п о н я т и я х (соответственно п р е д и к а т а х ) о т р а ж е ­
н ы о п р е д е л е н н ы е свойства или отношения, в ы д е л е н н ы е в
р е з у л ь т а т е а б с т р а к ц и и в ходе и з у ч е н и я соответствующих
и н д и в и д у а л ь н ы х предметов определенных предметных
областей. Свойства и о т н о ш е н и я , о т р а ж а е м ы е в п о н я т и я х ,
или непосредственно абстрагированы в результате изу­
чения и н д и в и д у а л ь н ы х предметов или образованы в ре­
з у л ь т а т е принципа с в е р т ы в а н и я : 'Составленное сложное
описание предмета может быть при этом заменено, «свер­
нуто» некоторым п р о с т ы м именем.
И м е н н о в силу того, что в п о н я т и я х о т р а ж а ю т с я свой­
ства и отношения, п р и н а д л е ж а щ и е определенным предме­
т а м , п о н я т и я могут в процессе м ы ш л е н и я играть роль
ф у н к ц и й . Эти ф у н к ц и и у с т а н а в л и в а ю т соответствие м е ж ­
ду предметами определенной области и истиной и л о ж ь ю .
( И м е е т с я в виду, р а з у м е е т с я , п р е д м е т н а я область, для
которой д а н н а я ф у н к ц и я имеет смысл, т. е. область зна­
чений ее аргументов.) И м е н н о поэтому, что свойства и от­
н о ш е н и я , з а ф и к с и р о в а н н ы е в п о н я т и я х , в ы д е л е н ы , абст­
р а г и р о в а н ы в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я предметов соответст­
в у ю щ и х п р е д м е т н ы х областей, они могут б ы т ь вновь к
ним «приложены», им «приписаны». В ходе исторического
процесса ф о р м и р о в а н и я п о з н а н и я эти свойства и о т н о ш е ­
н и я абстрагировались в р е з у л ь т а т е непосредственного опе­
р и р о в а н и я с предметами, на основе общественной п р а к ­
тики. Процесс ж е «приложения» готовых п о н я т и й к пред­
метам соответствующих областей в ходе оперирования
ими осуществляется через посредство имен этих предме­
тов. Е с л и предметной областью были ж и в ы е о р г а н и з м ы и
в результате их и з у ч е н и я мы о т в л е к л и такое свойство,
п р и с у щ е е части этих предметов, к а к «быть растением», то
затем, оперируя этим понятием, мы постоянно «прилага­
ем» его к и н д и в и д у у м а м этой предметной области, полу-

96
ч а я при этом истинные или л о ж н ы е в ы с к а з ы в а н и я . Так,
если в ф у н к ц и ю «х — растение» вместо переменной х под­
ставить «росянка», то получится истинное в ы с к а з ы в а н и е
«росянка •-- растение», если же вместо х подставить «ин­
ф у з о р и я » , то получится л о ж н о е в ы с к а з ы в а н и е («инфузо­
р и я — растение» — лоясь). В истинности в ы с к а з ы в а н и я
«росянка - • растение» мы можем убедиться тогда, когда
отличительные свойства^раетений, з а к р е п л е н н ы е за тер­
мином «растение», о б н а р у ж и м и у росянки. Наоборот, не
о б н а р у ж и в этих свойств у и н ф у з о р и и , можно з а к л ю ч и т ь ,
что в ы с к а з ы в а н и е «инфузория — растение» я в л я е т с я лож­
н ы м . П р и образовании п о н я т и я «растение» мы пользова­
лись, разумеется, принципом с в е р т ы в а н и я , вводя вместо
сложного описания свойств организма, о т л и ч а ю щ и х с я от
ж и в о т н ы х , новое простое и м я — «растение».
I Гопигин поэтому в процессе м ы ш л е н и я в ы с т у п а ю т не
iuiк некоторые «безжизненные», пассивные копии, образы
предметов о к р у ж а ю щ е г о нас мира, а к а к образы, копии,
постоянно сопоставляемые нами с самой действитель­
ностью, постоянно связанные с образованием соответст­
вующих с у ж д е н и й , с их оценкой с точки з р е н и я истинно­
сти и ложности, с методами проверки этих с у ж д е н и й .
В этом в ы р а ж а е т с я действенная роль понятий в освоении
действительности и не только в ее освоении, по и в углуб­
л е н и и н а ш и х знаний о действительности. Постоянное со­
поставление тех или иных понятий с соответствующими
предметными областями, которые т а к ж е то р а с ш и р я ю т с я ,
то с у ж а ю т с я в процессе р а з в и т и я п о з н а н и я , дает в о з м о ж ­
ность углублять, изменять, у т о ч н я т ь у ж е с л о ж и в ш и е с я по­
нятия.
Необходимо при этом отличать понятие как пропози­
ц и о н а л ь н у ю ф у н к ц и ю от з н а ч е н и я этой ф у н к ц и и (для ка­
кого-либо з н а ч е н и я ее а р г у м е н т а ) .
Отметим, что д а ж е в такой строгой н а у к е к а к м а т е м а ­
тика это отличие не всегда у ч и т ы в а е т с я . Когда мы, н а п р и ­
2
мер, говорим, что х — 9, то сообщаем, что значение функ­
2
ц и и «квадрат» есть 9. Когда ж е мы говорим, что «х есть
алгебраическая ф у н к ц и я » , то м ы р а с с у ж д а е м не о значе­
нии ф у н к ц и и «квадрат», а о самой этой ф у н к ц и и . Точно
2
т а к ж е , когда пишем ^ х = 2х, то сообщаем, что произ
2
водной ф у н к ц и и от х является линейная алгебраическая
7 Д . П. Горений 97
ф у н к ц и я , о т н о с я щ а я числу х число 2х, т. е. сообщаем, что
производной от одной ф у н к ц и и я в л я е т с я и н а я ф у н к ­
ц и я . Поэтому здесь речь идет о самой ф у н к ц и и , а не о ее
з н а ч е н и я х . Если ж е мы хотим рассмотреть значение про­
изводной в некоторой точке, т. е. «цриписать» значение
производной некоторому з н а ч е н и ю ее аргумента, то н а м
у ж е приходится думать о специальном выборе обозначений
2
д л я в ы р а ж е н и й этого з н а ч е н и я . Т а к , в точке 3 f ^ a ; j = 6 ,
g

2 2
что н е л ь з я в ы р а з и т ь , н а п и с а в ^ З == 6, т а к как З'
есть ф у н к ц и я , тождественно р а в н а я п у л ю .
В м а т е м а т и к е обычно не з а д у м ы в а ю т с я над различием
м е ж д у значением ф у н к ц и и д л я неопределенного аргумен­
та х (у, z...) и с а м о й ф у н к ц и е й , хотя, к а к п о к а з а л амери
2
к а н с к и й логик X. К э р р и , в ряде случаев отсутствие стро­
гого р а з л и ч е н и я этих в е щ е й может привести к ошибкам.
Эти с о о б р а ж е н и я о необходимости р а з л и ч е н и я самой
ф у н к ц и и от з н а ч е н и я этой ф у н к ц и и д л я какого-либо зна­
ч е н и я ее а р г у м е н т а о т н о с я т с я не только к математиче­
ским, но и к логическим (пропозициональным) ф у н к ц и я м ,
которые соответствуют п о н я т и я м .
В ы р а ж е н и я «х — человек», «х — растение», или в обоб­
щ е н н о й форме — Р (х) — двусмысленны. Подобно в ы р а ж е ­
2
нию х , они, в зависимости от контекста, могут быть за­
писью к а к д л я самой ф у н к ц и и , так и д л я ее з н а ч е н и й .
Если эти в ы р а ж е н и я п о н и м а ю т с я к а к истина или л о ж ь , по­
л у ч а ю щ и е с я в р е з у л ь т а т е подстановки на место х и м е н
каких-либо и н д и в и д у а л ь н ы х предметов из соответствую­
щ е й предметной области, то м ы будем иметь дело со зна­
чением данной ф у н к ц и и ; это значение не я в л я е т с я п о н я ­
тием. Если ж е данное в ы р а ж е н и е понимается к а к в ы р а ж е ­
ние, с помощью которого у с т а н а в л и в а е т с я соответствие
м е ж д у предметами предметной области, для которой эта
ф у н к ц и я имеет смысл, и истиной и л о ж ь ю , то м ы будем
и м е т ь дело с ф у н к ц и е й , которой соответствует п о н я т и е .
Ч т о б ы это р а з л и ч е н и е как-то з а ф и к с и р о в а т ь , в ы р а ж е н и я
«х — человек», «х — растение», или в обобщенной форме —
Р (х) — будем р а с с м а т р и в а т ь п р е и м у щ е с т в е н н о к а к значе­
н и я соответствующих ф у н к ц и й д л я неопределенного зна-
2
См. Н. В. C u r r y , R. F е у s. Combinatory logic, v. I. Amster­
dam, 1958.

98
чения аргумента. В ы р а ж е н и я же «человек», «растение»,
или в обобщенной форме — «Р» — м ы будем р а с с м а т р и ­
вать к а к в ы р а ж е н и я с а м и х ф у н к ц и й , п о н я т и й и при этом
к а к имена того соответствия, которое у с т а н а в л и в а е т с я
м е ж д у з н а ч е н и я м и х и истиной или л о ж ь ю .
Л о г и ч е с к а я ф у н к ц и я в этом с л у ч а е м о ж е т быть опре­
делена через совокупность п а р , где первый элемент
п а р ы — з н а ч е н и е х, т. е»ообственное и м я индивидуума, а
второй элемент п а р ы — значение истины или л ж и .
П о н я т и е , т а к и м образом, представляет собой мысль
о свойствах или отношениях, в ы п о л н я ю щ у ю в процессе
3
м ы ш л е н и я роль пропозициональной ф у н к ц и и .
(джокуипоеть ж е з н а ч е н и й переменной х, д л я которых
/ ' ( . / ) истинно, не я в л я е т с я понятием, а представляет л и ш ь
о б ъ е м понятия. Т а к , если мы имеем понятие «простое
число», а предметной областью н а т у р а л ь н ы е числа, то че­
рез подстановку вместо переменной х р а з л и ч н ы х чисел в
в ы р а ж е н и е «х — простое число» м о ж н о выделить о б ъ е м
этого п о н я т и я . Т а к , числа 3, 5 войдут в объем п о н я т и я
«простое число», т а к к а к п р е д л о ж е н и я «3 — простое чис­
ло», «5 — простое число» — истинны, числа ж е 4, 6 не вой­
дут в объем этого п о н я т и я , так к а к предлоя№ния «4—
простое число», «6 — простое число» я в л я ю т с я лоя-ншми.
11 оэтому, с ч и т а я объемы понятий в ы д е л е н н ы м и через свой­
ства и отношения, о т р а ж е н н ы е в п о н я т и я х , м о ж н о с к а ­
зать, что эти свойства и о т н о ш е н и я я в л я ю т с я отличитель­
ными, специфическими для предметов, в х о д я щ и х в объе­
мы соответствующих понятий.
Итак, п о н я т и е есть мысль, в которой
отражаются отличительные, специфиче­
ские свойства предметов действитель­
ности и отношения между ними; мысли­
мые в понятии свойства и отношения
имеют х а р а к т е р логических, т. е. п р о п о ­
зициональных функций, устанавливаю-
3
Анализ понятия, близкий к тому, который рассматривается
' в настоящей работе, впервые встречается у выдающегося немецко­
го математика и логика второй половины XIX века Г. Фреге. Он
предложил рассматривать понятие как особого рода функцию.
IjCJIH нам известно, что представляет собой предмет и что такое
собственное имя, то тогда, согласно Фреге, функцию можно опре­
делить, следующим образом: «Функция есть такого рода выраже­
ние, которое не является непосредственно именем никакого пред-

7* 99
щ и х соответствие между предметами
определенной предметной области, для
которой эта функция имеет смысл и в
результате изучения которых она от­
влечена, и истиной и ложью. С т р у к т у р а по­
н я т и я и есть с т р у к т у р а щропозициональной ф у н к ц и и и з а ­
п и с ы в а е т с я обычно в виде ф о р м у л JP (х) д л я п о н я т и й о
с в о й с т в а х и (x,y)R — для понятий о двуместных отноше­
н и я х . Т а к о е о п р е д е л е н и е п о н я т и я дает в о з м о ж н о с т ь о т л и ­
ч и т ь его от п р е д с т а в л е н и й , с одной с т о р о н ы , и от с у ж д е ­
ния, п р е д л о ж е н и я , в ы с к а з ы в а н и я — с другой. Ч т о к а с а е т ­
с я п р е д с т а в л е н и й , то это п о н я т и е недостаточно п р о а н а л и ­
зировано в ф и л о с о ф с к о й и психологической л и т е р а т у р е .
О д н а к о б о л ь ш и н с т в о психологов и философов согласны,

мета и нуждается в некотором восполнении для того, чтобы стать


именем предмета» (G. F г е g е. Grundgesetze der Arithmetik. Wien,
1893, В. I, S. 7). Так, выражение x + 4 является функцией. Оно
станет именем предмета, когда переменная х заменяется каким-
либо именем. Подставив вместо х, например, 4, можно получить
имя индивидуального предмета (числа), а именно числа «восемь».
Такого рода функции не являются понятиями. Но есть другого
рода функции. Например, выражения ах — простое число», ах > 3»
соответствуют понятиям. Подставив вместо переменной х число 5
в оба выражения, получим истинные утверждения («5 — простое
число, «5 > 3» — истины). Если подставить в выражение ах — про­
стое число» вместо х число С, получим ложное утверждение («6 —
простое число» — ложь). Понятия — это такого рода функции, ко­
торые относят либо истину, либо ложь к любому значению аргу­
мента.
Если функции типа х + 4 пеле замены переменной на различ­
ные постоянные приводят к образованию множества новых пред­
метов, то функции типа ах — простое число» приводят к образова­
нию лишь двух предметов — «истина» и «ложь» (истина и ложь
рассматриваются Фреге как особые предметы). Совокупность зна­
чений таких функций, которые при замене переменной на фикси­
рованные постоянные приводят к образованию истинных значений,
представляет собой объем понятия (Фреге определяет объем через
«график функции»). Объемом понятия «простое число» будет мно­
жество, состоящее из чисел 2, 3, 5, 7, 11, 13 и т. д.
Выражения, подобные х > у , также, ш> Фреге, являются поня­
тиями, поскольку при подстановке вместо хну различных чисел
(точнее, имея различных чисел) мы также будем получать истину
или ложь: но если понятия вида ах — простое число» являются
понятиями о свойствах, поскольку данная функция есть функция
от одной переменной, то понятия вида ах > у» являются понятия­
ми об отношениях, поскольку функция ах > yt> есть функция у ж е
от двух переменных.

100
что представления это ч у в с т в е н н ы е образы единич­
ного, и н д и в и д у а л ь н о г о ^ отнесенные -к этому «здесь» и к
этому «теперь». Это отнесение осуществляется за счет
того, что образ представления всегда воспроизводится на
фоне определенной ситуации, в которой воспринимался
предмет. П о н я т и е отличается от представления тем, что
предмет, ему соответствующий, м ы с л и т с я л и ш ь с
точки з р е н и я вполне определенных, в ы д е л е н н ы х свойств,
в нем з а ф и к с и р о в а н н ы х . Эти свойства я в л я ю т с я с п е ц и ф и ­
ческими д л я предмета. Мы при этом о т в л е к а е м с я от и н ы х
свойств предмета и от к о н к р е т н о й ситуации, в которой он
в о с п р и н и м а л с я . Однако п р е д с т а в л е н и я бывают р а з н ы е :
с одной стороны, их образы могут быть близки к той си­
туации, в которой воспринимался соответствующий пред­
мет, с другой стороны,— более отвлеченные, обобщенные.
Вопрос о р а з л и ч н ы х типах представлений по степени их
отвлеченности и обобщенности недостаточно разработан и
и потому м ы его к а с а т ь с я не будем. Здесь в а ж н о л и ш ь
отметить, что, в отличие от п о н я т и я , представление я в л я ­
ется именно ч у в с т в е н н ы м образом.
Отличие п о н я т и я от с у ж д е н и я з а к л ю ч а е т с я в следую­
щ е м . В к а ж д о м с у ж д е н и и в ы я в л е н предмет мысли —ин­
дивидуум, множество индивидуумов, множество п а р ин­
дивидуумов и т. п.,— к которому отнесено в форме
у т в е р ж д е н и я некоторое свойство или отношение. Этот
предмет может быть выделен с помощью собственного
имени (например, в п р е д л о ж е н и и «Волга в п а д а е т в К а с ­
пийское море») или с помощью описания ( н а п р и м е р ,
в п р е д л о ж е н и и «Самая б о л ь ш а я река в Европе в п а д а е т
в Каспийское м о р е » ) . В ы я в л е н и е предметов, о которых
идет речь в с у ж д е н и и , м о ж е т быть осуществлено и с помо­
щью операторов, соответствующих, н а п р и м е р , к в а н т о р у
общности или к в а н т о р у с у щ е с т в о в а н и я . Они используют­
с я при образовании соответственно о б щ и х и ч а с т н ы х с у ж ­
дений. Эти операции в обычном я з ы к е в ы р а ж а ю т с я соот­
ветственно словами «все» и «некоторые». С помощью
квантора общности (обозначим его знаком Vx и будем
читать его «для любого х верно...») м о ж н о образовать
общее суждение, у т в е р ж д а я , что к а ж д о м у элементу к а к о ­
го-либо м н о ж е с т в а п р и н а д л е ж и т определенное свойство.
Н а п р и м е р , в с у ж д е н и и «Все м е т а л л ы электропроводны»
утверждается, что для любого элемента множества

101
«металлы» верно, что о н я в л я е т с я э л е к т р о п р о в о д н ы м . Это
м о ж н о з а п и с а т ь так — м е т а л л —> х — э л е к т р о п р о -
в о д е н ) , т. е. д л я любого э л е м е н т а х верно, что если х —
м е т а л л , то х — электропроводен. А н а л о г и ч н о с п о м о щ ь ю
квантора существования (обозначим его з н а к о м
и будем ч и т а т ь : «существует т а к о й х, д л я которого в е р ­
но...») м ы м о ж е м в ы д е л и т ь какой-то п р е д м е т из области
н а ш е г о р а с с у ж д е н и я , которому в ф о р м е у т в е р ж д е н и я п р и ­
п и с ы в а е т с я некоторое свойство. Т а к , в с у ж д е н и и «неко­
т о р ы е м е т а л л ы ж и д к и » у т в е р ж д а е т с я , что с у щ е с т в у е т
но к р а й н е й мере один т а к о й м е т а л л , к о т о р ы й я в л я ­
ется ж и д к и м . Это м о ж н о з а п и с а т ь т а к : "3.x (х — м е т а л л
Ах — ж и д к и й ) , т. е. с у щ е с т в у е т т а к о й э л е м е н т х в м н о ­
жестве металлов, который является жидким (знак Л —
з н а к к о н ъ ю н к ц и и ) . Это о з н а ч а е т , что в с у ж д е н и я х н е
4
имеется свободных п е р е м е н н ы х ж : они и л и з а м е н е н ы соб-

4
Термип «переменная» в математике употребляется в двух
основных значениях, а именно в значении «переменной величины»
и «переменного знака», встречающегося в формулах.
Под переменной величиной понимается функция, т. е. такая
величина «у», которая зависит от изменения другой величины «г»
(переменные величины в математику были введены Декартом).
2
например, функция у — х .
Постоянную величину при этом можно рассматривать как
частный случай переменной, подобно тому, как покой рассматри­
вается как частный случай движения. Например, в функции
x
V = f( ), где при любых значениях xj(x) = 1, у будет постоянной.
Под переменным знаком в смысле исчисления понимается знак,
на место которого разрешается производить по определенным пра­
вилам подстановку имен индивидуальных предметов; сама ж е пе­
ременная — не имя, а пустое место для имен.
2 2 2
В выражении х + 2ах + а = (а + х) знаки х ж а являются
переменными во втором смысле. На их место разрешается (само
ж е разрешение и есть правило) производить подстановку любых
натуральных, рациональных, действительных и комплексных
чисел.
В пропозициональных функциях, соответствующих тем или
иным понятиям, переменная х употребляется во втором смысле,
т. е. как переменный знак в смысле исчисления, на место которого
могут быть подставлены имена индивидуальных предметов.
С помощью переменных в математике и логике отобраясаются
изменения, существующие в изучаемых объектах. Выражение «пе­
ременный предмет», которое будет употребляться нами ниже, озна­
чает лишь то, что переменная в соответствующей пропозициональ­
ной функции, с помощью которой мы стремимся отобразить изме­
нения в изучаемых объектах, может принимать значения различ­
ных имен этих предметов.

102
ственными именами или о п и с а н и я м и и н д и в и д у а л ь н ы х
предметов или с в я з а н ы р а з л и ч н ы м и операторами, н а п р и ­
мер, к в а н т о р а м и общности пли с у щ е с т в о в а н и я . П о н я т и е ж е
к а к ф у н к ц и я отличается не только от з н а ч е н и я ф у н к ц и и
д л я неопределенного з н а ч е н и я ее аргументов ( Р отличает­
ся не только от Р (х)), но и от ее определенных значений,
в о з н и к а ю щ и х в результате подстановки на место аргумен­
та ж в в ы р а ж е н и и Р (х) имен и н д и в и д у а л ь н ы х предметов
из соответствующей предметной области. Если слово «чело­
век» в ы р а ж а е т понятие, «.х — человек» — значение ф у н к ­
ции «человек» д л я неопределенного з н а ч е н и я ее аргу­
мента, то « С о к р а т — ч е л о в е к » , «Наполеон — человек» —
с у ж д е н и я . Если в ы р а ж е н и е «.х — четное число» понимается
нами к а к значение ф у н к ц и и для неопределенного значе­
н и я ее аргумента, т о в ы р а ж е н и е у х (х — четное число) —
у ж е с у ж д е н и е и при этом л о ж н о е («все числа — ч е т н ы е » ) .
В ы р а ж е н и е же Ях(х — четное число) — т а к ж е с у ж д е ­
ние и При этом истинное: «существует четное число»,
«некоторые числа я в л я ю т с я четными». И т а к , если у нас
имеются какие-то выделенные путем абстракции свойства
пли о т н о ш е н и я ( ф у н к ц и и ) , то они не истинны н не л о ж ­
ны. Истина или л о ж ь (суждение, п р е д л о ж е н и е , в ы с к а з ы ­
вание) возникают в результате «приписывания» свойств
и отношений, о т р а ж а е м ы х в п о н я т и и , соответствующим
предметам. Это «приписывание» о с у щ е с т в л я е т с я в р е з у л ь ­
тате з а м е н ы переменной х в в ы р а ж е н и и Р (х) и м е н а м и
и н д и в и д у а л ь н ы х предметов или в р е з у л ь т а т е п р и м е н е н и я
к этому в ы р а ж е н и ю операций, соответствующих, н а п р и ­
мер, к в а н т о р у общности или к в а н т о р у с у щ е с т в о в а н и я .
К л а с с и ф и к а ц и я понятий, когда о н и у ж е с ф о р м и р о в а н ы
в р е з у л ь т а т е а б с т р а г и р у ю щ е й деятельности м ы ш л е н и я ,
обычно обосновывается через «приписывание», «ириложе-
ние» понятий к тем предметным областям, в р е з у л ь т а т е
изучения которых они образованы. Т а к , можно с к а з а т ь ,
что данное п о н я т и е Р я в л я е т с я единичным, если пере­
менной х в в ы р а ж е н и и Р (х) соответствует л и ш ь один
единственный предмет из соответствующей предметной
области, подстановка имени которого в это в ы р а ж е н и е
п р е в р а щ а е т его в истину. И наоборот, понятие Р я в л я ­
ется общим, если в соответствующей предметной области
существует более чем один предмет, подстановка которых
вместо х в в ы р а ж е н и е Р (х) п р е в р а щ а е т его в истину.
103
2. ЕДИНИЧНЫЕ (ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ) И ОБЩИЕ СВОЙСТВА;
ПРЕДМЕТНАЯ ОБЛАСТЬ

Свойства предметов бывают единичными и общими.


Тот или иной предмет действительности м о ж н о отличить
от и н ы х предметов в мире: в о к р у ж а ю щ е м н а м мире не
существует абсолютно тождественных предметов. Это
означает, что к а ж д ы й предмет м о ж н о рассматривать со
стороны свойств, п р и с у щ и х только ему, т. е. к а к индиви­
д у а л ь н ы й предмет.
Однако далеко не д л я всех предметов в мире мы выде­
л я е м и х и н д и в и д у а л ь н ы е свойства, поскольку т а к а я зада­
ча я в л я е т с я нереальной и бессмысленной для п о з н а н и я
и п р а к т и ч е с к о й деятельности.
Бессмысленно заниматься выявлением индивидуальных
свойств каждого к и р п и ч а , к а ж д о й песчинки, к а ж д о г о де­
рева, каждого комара и т. п. Н о в некоторых с л у ч а я х это
бывает в а ж н о . Мы в ы я в л я е м индивидуальные свойства
к а ж д о й реки, к а ж д о г о города, каждого дома, каждого чело­
века, и это находит свое в ы р а ж е н и е в том, что к а ж д ы й ин­
дивидуум у к а з а н н ы х классов получает определенное, срав­
нительно устойчивое собственное и м я . Д р у г и е ж е предме­
ты в случае надобности их отличения от всех других пред­
метов в ы д е л я ю т с я не с помощью собственных имен, а с по­
мощью о п и с а н и й ( д е с к р и п ц и й ) .
Процесс о б о з н а ч е н и я предмета собственным именем
обычно предполагает в ы я в л е н и е у этого предмета свойств,
отличающих его от и н ы х предметов. Н а п р и м е р , при з а п и ­
си вновь р о д и в ш е г о с я человека ф и к с и р у е т с я , что и м я
«Сергей Иванович Иванов» носит тот человек, который
тогда-то и там-то р о д и л с я от родителей, н о с я щ и х такие-то
имена и и м е ю щ и х т а к о й - т о возраст; п р и этом предпола­
гается, что не может п о я в и т ь с я двух людей в одном и том
ж е месте, в один и тот ж е день от родителей, и м е ю щ и х те
ж е имена и тот ж е возраст. В некоторых отношениях эти
свойства н е с у щ е с т в е н н ы , в других ж е имеют существенное
значение.
Единичными (индивидуальными) свой­
с т в а м и н а з ы в а ю т с я т а к и е свойства предметов, которые
в достаточной мере о т л и ч а ю т к а ж д ы й из предметов от
остальных предметов; в с л у ч а е надобности предметы, обла-

104
д а ю щ и е этими свойствами, могут быть обозначены собст­
венными именами.
Если м ы з н а е м л и ш ь собственное и м я предмета, то
еще не знаем многих свойств этого предмета. Это бывает,
например, в тех с л у ч а я х , когда нам показывают к а к о й -
либо новый предмет и называют его; в т а к и х с л у ч а я х мы
не м о ж е м знать, к а к и е именно специфические свойства
«закреплены» за д а н н ы м собственным именем. Если же
м ы з н а е м, к а к и е свойства соответствуют собственному
имени того или иного предмета, собственное и м я выступа­
ет у ж е как носитель определенного знания об этом
предмете.
Необходимо в связи с определением п о н я т и я отметить
следующее. Н е л ь з я из определения п о н я т и я исключать
у п о м и н а н и е о том, что в понятии о т р а ж а ю т с я и индивиду­
а л ь н ы е свойства, что, к с о ж а л е н и ю , имеется в большин­
стве работ, где дается определение п о н я т и я . Е д и н и ч н ы е
п о н я т и я , где о т р а ж а ю т с я и н д и в и д у а л ь н ы е свойства пред­
метов, имеют колоссальное значение д л я науки. Т а к и е
п о н я т и я к а к «социализм», «капитализм» (если рассматри­
ваются определенные общественно-экономические форма­
ции, о т л и ч н ы е от других ф о р м а ц и й ) я в л я ю т с я единичны­
ми п о н я т и я м и . П о н я т и я о тех или и н ы х ф у н к ц и я х , рядах,
числах (например, числе я ) в м а т е м а т и к е суть единичные
п о н я т и я . П о н я т и я о теплоемкости, упругости и т. п.
в физике также можно рассматривать как единичные
п о н я т и я , к о л ь скоро стоит задача отличить свойства
теплоемкости, у п р у г о с т и и т. п. от всех иных свойств
предметов. Если ж е термины «теплоемкость», «упругость»
употребляются соответственно для обозначения классов
различных предметов, обладающих этими свойствами, то
понятия, соответствующие этим классам, будут общими.
П о н я т и я «социализм», «капитализм» при другом подходе
т а к ж е могут выступить как общие, если, например, социа­
л и з м или к а п и т а л и з м рассматривать с точки з р е н и я их
р а з л и ч н ы х этапов.
О б щ и м и с в о й с т в а м и н а з ы в а ю т с я т а к и е свойст­
ва, которые п р и н а д л е ж а т не одному единственному пред­
мету, а многим. П р и этом общие свойства предметов д а н ­
ного множества, или, к а к мы будем говорить, класса, могут
п р и н а д л е ж а т ь членам только этого класса ( с п е ц и ф и ­
ч е с к и е общие свойства) и не п р и н а д л е ж а т ь другим
105
предметам, а могут п р и н а д л е ж а т ь членам данного класса
и одновременно п р и н а д л е ж а т ь другим предметам. Т а к ,
свойство «обладать членораздельной речью» я в л я е т с я спе­
ц и ф и ч н ы м д л я людей: это свойство п р и н а д л е ж и т только
людям. Свойство яге «быть м л е к о п и т а ю щ и м » , я в л я я с ь
общим для людей, не я в л я е т с я д л я них с п е ц и ф и ч н ы м :
существуют другие ж и в о т н ы е , которым п р и н а д л е ж и т это
свойство.
Необходимо отметить, что общие свойства, с п е ц и ф и ч ­
ные д л я членов определенного класса, п общие свойства,
м ы с л и м ы е в понятии и п р и н а д л е ж а щ и е не только ч л е н а м
данного класса, но и и н ы м предметам, м ы с л я т с я при этом
к а к с в я з а н н ы е к о н ъ ю н к т и в н о (точнее, в смысле пересече­
н и я множеств, соответствующих этим с в о й с т в а м ) . В про­
тивном случае одному п о н я т и ю соответствовало бы не­
сколько объемов.
В зависимости от того, о т р а ж а ю т с я ли в понятии еди­
н и ч н ы е или общие свойства предметов, п о н я т и я разделя­
ются на о б щ и е и е д и н и ч н ы е .
П р и оперировании каким-либо понятием, оно всегда
мыслится в составе определенной предметной области.
Так, геометрические п о н я т и я могут м ы с л и т ь с я то в соста­
ве геометрии плоскостей, то в составе геометрии прост­
ранства, то в составе четырехмерпого пространства и
т. п. Если м ы говорим о геометрии плоскости, то само
собой п р е д п о л а г а е т с я , что р а с с м а т р и в а е м ы е н а м и объекты
п р и н а д л е ж а т одной и той ж е плоскости, и у к а з а н и я на
нее в я в н о м виде не в к л ю ч а ю т с я в р а с с м а т р и в а е м ы е н а м и
ф о р м у л ы . Т а к ж е обстоит дело, если, н а п р и м е р , р а с с у ж ­
дать только о людях. Ч т о б ы в ы р а з и т ь мысль о том, что
все люди смертны, достаточно сказать, что д л я всех х
верно, что х с м е р т е н : ух (х — с м е р т е н ) . Естественно,
однако, ж е л а н и е в ы я в и т ь все п о д р а з у м е в а е м ы е при этом
посылки и у к а з а т ь в я в н о й форме, что р е ч ь в данном
с л у ч а е идет о л ю д я х . У к а з а н и е на это будет равносильно
у к а з а н и ю на предметную область, к о т о р а я в таком слу­
чае в к л ю ч а е т с я в соответствующий п р е д и к а т : в данном
случае в предикат «быть человеком». Тогда п р е д л о ж е н и е
«все люди с м е р т н ы » . м о ж н о в ы р а з и т ь так: «для всякого
х. если х — человек, то х с м е р т е н » : V х [человек (х) —>•
смертен (х)]. В ы р а з и в в я в н о м виде п о д р а з у м е в а е м у ю пред­
метную область д л я в ы р а ж е н и я ух (х — с м е р т е н ) , а

106
именно то, что речь в данном с л у ч а е идет о людях, м ы не
избавились от новой не формулируемой явно предметной
области.
Естественно в таком случае поставить вопрос, в составе
какой предметной области м ы с л я т с я нами люди: ведь гово­
р я о людях, м ы н е и з б е ж н о в ы д е л я е м их из состава к а к о г о -
то множества предметов.
П р и определении п о н я т и я через род и видовое отли­
чие мы п р е в р а щ а е м определяемое понятие в к о н ъ ю н к ц и ю
двух предикатов, из которых один представляет род, а
другой — видовое отличие. Род и представляет собой у к а ­
зание на ту предметную область, из состава которой и
имеет смысл в ы д е л я т ь о п р е д е л я е м ы е предметы. В к л ю ч и в
предметную область в само определение (т. е. в с о д е р ж а ­
ние п о н я т и я ) , мы тем не м е н е е не избавились от предмет­
ной области вообще: п р е д м е т н а я область сохраняется, но
становится при этом более широкой.
Г. Ф р е г е предполагал, что существует одна единст­
в е н н а я самая ш и р о к а я п р е д м е т н а я область, в к л ю ч а ю щ а я
мое предметы мира ( а к т у а л ь н о с у щ е с т в у ю щ и е и потен­
ц и а л ь н ы е ) , которую м о ж н о специально не оговаривать
именно потому, что она всегда одна и та ж е . П р и этом
элементы этой предметной области он представлял себе
к а к строго отличимые друг от друга, абсолютно неизмен­
ные и р а в н о д у ш н ы е друг к другу, т а к к а к иначе их н е л ь з я
было бы р а з л и ч а т ь и отождествлять в применении к лю­
бому предикату". И н ы м и словами, Ф р е г е м ы с л и л предмет­
ную область м е т а ф и з и ч е с к и , а не диалектически. Поэтому
в его системе и о к а з а л и с ь формально-логические проти­
воречия. Т а к о й yHHBqpcaflbnofi предметной области, ко­
торую м ы с л и л Фреге, не существует. Если мы хотим рас­
с у ж д а т ь об элементах, которые следует строго р а з л и ч а т ь
и отояедествлять, то мы всегда в ы н у ж д е н ы м ы с л и т ь и х
в системе определенной (неявно допускаемой) предмет­
ной области, из состава которой и следует выделить эти
э л е м е н т ы и к о т о р а я не ф и г у р и р у е т в ф о р м у л а х , у с т а н а в ­
л и в а ю щ и х соотношения м е ж д у этими элементами.
Д р у г и м и словами, любая строгая ф о р м а л ь н а я система
предполагает существование некоторой неформализован­
ной, неуточненной, неогрубленной области предметов.
В этом п р о я в л я е т с я глубокая диалектичность нашего по­
знания.

107
3. П О Н Я Т И Е И « А Б С Т Р А К Т Н Ы Й ПРЕДМЕТ»

П о н я т и е в смысле данного н а м и определения в п у н к т е


первом н а с т о я щ е й г л а в ы следует отличать от так н а з ы в а ­
емых «абстрактных предметов» (abstract entities). К чис­
л у «абстрактных предметов» о т н о с я т с я в ы д е л е н н ы е путем
а б с т р а к ц и и отдельные свойства, стороны и состояния пред­
метов («объем», «вес», «стоимость», «теплоемкость», «бед­
ность», «радиоактивность», «белизна», «кипение», «доб­
родетель», «мышление», «температура», «внешний вид»,
«рост», «цвет л и ц а » , «фасад» и т. п . ) , а т а к ж е к л а с с ы
( о б ъ е м ы ) , р а с с м а т р и в а е м ы е к а к особые, самостоятельные
предметы.
В объективной действительности мы не встречаемся с
белизной, с добродетелью к а к с особыми предметами, с у щ е ­
с т в у ю щ и м и в том ж е смысле, что и отдельные белые ма­
т е р и а л ь н ы е предметы, что и отдельные добродетельные
люди. Однако в процессе м ы ш л е н и я , р а с с у ж д е н и я мы, к а к
правило, оперируем т а к и м и предметами к а к с у щ е с т в у ю ­
щ и м и самостоятельно, вне и независимо от их м а т е р и а л ь ­
н ы х носителей, с к о т о р ы м и они в объективной действи­
тельности н е р а з р ы в н о с в я з а н ы . Мы постоянно строим
в ы с к а з ы в а н и я , в к о т о р ы х свойства и стороны предметов,
мыслимые о т р е ш е н н о от их м а т е р и а л ь н ы х носителей, в ы ­
ступают к а к объекты, к а к предметы, о которых нечто
у т в е р ж д а е т с я . Мы говорим, что «мышление о т л и ч а е т с я от
воли», «бедность не порок», «стоимость следует отличать
от цены», « т е м п е р а т у р у н е л ь з я отояодествлять с энерги­
ей» и т. п. Но в действительности такого рода «абстрактные
предметы» не я в л я ю т с я а б с т р а к т н ы м и с у щ н о с т я м и в
платоновском смысле, они не существуют в том ж е
смысле, что и отдельные м а т е р и а л ь н ы е предметы. Эти
«абстрактные предметы» образованы в процессе абстраги­
р у ю щ е й деятельности нашего у м а : м ы отвлекаем отдель­
ные свойства предметов и н а ч и н а е м р а с с у ж д а т ь о них к а к
об особых предметах. Эти а б с т р а к ц и и не вздорные, не
бессмысленные (не даром ими постоянно пользуются и в
н а у к а х и в повседневном м ы ш л е н и и ) : м о ж н о всегда обос­
новать, от к а к и х и н д и в и д у а л ь н ы х предметов, с которыми
is объективной действительности они неразрывно связа­
ны, они отвлечены. Использование ж е их в процессе

108
м ы ш л е н и я не только не препятствует процессу п о з н а н и я ,
но, наоборот, создает д л я него р я д п р е и м у щ е с т в : оно сви­
детельствует об огромных у с п е х а х п о з н а в а т е л ь н о й де­
ятельности, освобождая нас к а ж д ы й раз при р а с с у ж д е н и и
о каких-либо свойствах от перечисления всех тех предме­
тов, от которых они отвлечены. Эти ж е соображения от­
носятся и ко второго рода «абстрактным предметам» —
классам, множествам, объемам п о н я т и й . Когда речь идет
о классах к а к собраниях предметов, обладающих опреде­
л е н н ы м и свойствами, то не имеется в виду у т в е р ж д е н и е ,
что собрания из одного индивидуального предмета я в л я ­
ются реальными, независимо от нас существующими
предметами, а с о б р а н и я из двух и более предметов, «абст­
р а к т н ы е предметы», существуют л и ш ь к а к образованные
в процессе абстрагирующей деятельности: одна галоша и
собрание из двух галош существуют в одинаковом
смысле. П р и рассуждении о классах как об «абстрактных
предметах» -имеется в виду следующее.
1) О классах (объемах понятий) часто р а с с у ж д а ю т
к а к об особых предметах, п р и п и с ы в а я классам т а к и е
свойства, которые не п р и н а д л е ж а т к а ж д о м у его элемен­
ту. Н а п р и м е р , образовав класс людей, говорят, что он
многочислен" (тогда к а к у т в е р ж д е н и е , что к а ж д ы й чело­
в е к — многочислен, я в л я е т с я б е с с м ы с л е н н ы м ) . Говоря,
например, что собрание и з двух галош есть пара галош,
что его мощность и з м е р я е т с я числом 2, м ы относим эти
х а р а к т е р и с т и к и к д а н н о м у собранию к а к целому, а не к
к а ж д о й галоше. Это означает, что о классе мы р а с с у ж д а ­
ем к а к об особом, самостоятельно, по сравнению с элемен­
т а м и его составляющими, с у щ е с т в у ю щ е м предмете.
2) Элементы класса тождественны, поскольку они
р а с с м а т р и в а ю т с я л и ш ь с точки з р е н и я свойств, о т р а ж а ­
емых в понятии. Н е случайно поэтому к а ж д ы й элемент
класса в таких с л у ч а я х может быть представителем лю­
бого другого элемента класса. Р а з л и ч и т ь элементы м о ж н о
поэтому л и ш ь по их именам. И н д и в и д у а л ь н ы е предме­
ты, с у щ е с т в у ю щ и е объективно, обладающие множеством
свойств, в процессе о б р а з о в а н и я классов п р е в р а щ а ю т с я
путем абстракции в некие предметы, обладающие л и ш ь
свойствами, м ы с л и м ы м и в понятии.
Можно п р е д л о ж и т ь логический критерий, позволяю­
щ и й р а з л и ч а т ь п о н я т и я и «абстрактные предметы».
109
Всякое выделенное путем абстракции свойство или
отношение, м ы с л и м о е в понятии, отличается тем, что оно
может быть в ы с к а з а н о о любом предмете (парах, трой­
ках и т. п. предметов — при рассмотрении отношения) из
той предметной области, в п р и м е н е н и и к которой оно вво­
дится, в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я которой оно могло быть
отвлечено. П р и этом будут получаться либо истинные,
либо л о ж н ы е в ы с к а з ы в а н и я . Т а к и м образом, когда м ы
имеем дело с п о н я т и я м и , свойства и отношения, м ы с л и ­
мые в них, о к а з ы в а ю т с я « ц р и л о ж и м ы м и » , «приписывае­
мыми» к предметам рассматриваемой предметной области.
Т а к свойства «быть у м н ы м » , «быть честным» (мыслимые
в п о н я т и я х «умный», «честный») «цриложимы» к людям.
« А б с т р а к т н ы е предметы» «ум», «честность» не «прило-
ж и м ы » к отдельным людям. Если в ы с к а з ы в а н и я «Анд­
рей — умен», «Андрей — честен» я в л я ю т с я осмысленными
(истинными или л о ж н ы м и ) , то в ы с к а з ы в а н и я «Андрей —
ум», «Андрей — честность» являются бессмыслен­
н ы м и . О свойствах, м ы с л и м ы х в п о н я т и я х , т а к ж е можно
нечто в ы с к а з ы в а т ь , к а к и об «абстрактных предметах».
Н а п р и м е р , можно с к а з а т ь , что свойство «быть честным»
есть свойство, п р и с у щ е е человеку. Однако указанное
н а м и р а з л и ч и е свойств, м ы с л и м ы х в п о н я т и и и «абст­
р а к т н ы х предметов», остается в сп.че: свойство «быть
честным» н р и л о ж и м о к отдельным людям, а «абстракт­
н ы й предмет» «честность» — нет.
Е с л и в ы р а ж е н и е «я больше Ь», где а и Ъ— свободные
п е р е м е н н ы е , соответствует п о н я т и ю «больше», то в ы р а ж е ­
ние X аЪ (а~>Ъ) соответствует «абстрактному предмету»
«больше», а и Ъ в этом в ы р а ж е н и и — с в я з а н н ы е перемен­
ные и подстановка вместо н и х з а п р е щ е н а . П р и м е н и в ж е к
этой а б с т р а к ц и и о п е р а ц и ю «приложение» (Я. аЪ ( а >
>Ъ)аЪ) мы получаем в ы р а ж е н и е а>Ь, куда у ж е подста­
новка индивидуумов вместо а и b возможна. Мы пони­
з и л и уровень данной а б с т р а к ц и и , п р е в р а т и в «абстрактный
предмет» «больше» в понятие «больше», которое могло
быть получено л и ш ь в р е з у л ь т а т е абстракции отождеств­
ления.
П р и этом необходимо иметь в виду с л е д у ю щ е е : то, что
я в л я е т с я «абстрактным предметом» по о т н о ш е н и ю к од­
ной предметной области (а именно, по отношению к той
предметной области, в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я которой от-

110
влечено свойство, мыслимое в соответствующем п о н я т и и ) ,
может быть рассмотрено как понятие по отношению к
другой предметной области. Т а к , «белизна», «краснота»,
«честность», «любовь» — «абстрактные предметы», если
их р а с с м а т р и в а т ь соответственно но отношению к пред­
метам, обладающим окраской, и к людям, т. е. но отноше­
нию к предметным областям, в результате и з у ч е н и я ко­
торых они были отвлечены. Но «белизна», «краснота»,
«честность» и «любовь» могут быть «приложимы» к пред­
метам иной предметной области. П р и атом с а м а предмет­
н а я область м о ж е т оказаться состоящей из «абстрактных
предметов». В атом случае «белизна», «краснота», «чест­
ность» и «любовь» будут в ы п о л н я т ь роль логических
ф у н к ц и й , у с т а н а в л и в а ю щ и х соответствие м е ж д у предме­
тами предметной области и истиной и л о ж ь ю .
Так, в в ы с к а з ы в а н и и «его п р и в я з а н н о с т ь — это л ю ­
бовь», «любовь» п р и л а г а е т с я у ж е н е к самому человеку,
а к одному из его качеств. Эти ж е р а с с у ж д е н и я mutatis
mutandis можно повторить и по отношению к таким
«абстрактным предметам», к а к и м и я в л я ю т с я «классы»,
объемы понятий.
Раскрывая содержание «абстрактных цредметов».
описывая их с помощью п р и н а д л е ж а щ и х им специфиче­
ских свойств, мы создаем о н и х п о н я т и я .
В строгой логической теории, по-видимому, м о ж н о
было бы д о к а з а т ь общую теорему, позволяющую к а ж д о м у
«абстрактному предмету» поставить т а к и м путем в соот­
ветствие понятие, дающее полное описание изучаемого
«абстрактного предмета», р а с к р ы в а ю щ е г о его с у щ е с т в е н ­
ные свойства, которые в своей совокупности п р и н а д л е ж а т
ему и только ему. К о н ъ ю н к ц и я этих свойств и дает в та­
ком случае полное определение «абстрактного предмета»,
который при этом и м о ж е т быть описан к а к «тот пред­
мет, который обладает этим с л о ж н ы м свойством». К о н ъ ­
ю н к ц и я этих свойств будет р а с с м а т р и в а т ь с я н а м и при
этом как предикат (Р) в ф у н к ц и и Р (х), где х м о ж е т
п р и н и м а т ь л и ш ь одно единственное значение, а именно
и м я изучаемого «абстрактного предмета». Это и о з н а ч а ­
ет, что в данном с л у ч а е имеется пропозициональная
ф у н к ц и я , соответствующая п о н я т и ю .
Так, стоимость к а к «абстрактный предмет» определя­
ется через а б с т р а к т н ы й труд, количество которого из-

111
м е р я е т с я общественно необходимым рабочим временем.
П р и этом описание данного абстрактного предмета через
а б с т р а к т н ы й труд и общественно необходимое рабочее
в р е м я будет р а с с м а т р и в а т ь с я как соответствующая про­
позициональная функция (понятие); переменная же х в
в ы р а ж е н и и этой ф у н к ц и и Р(х) будет п р и н и м а т ь л и ш ь одно
единственное з н а ч е н и е : вместо х м о ж н о подставить л и ш ь
имя исследуемого «абстрактного предмета» — «стоимость».
А н а л о г и ч н о ' «краснота» ( к р а с н ы й цвет) может быть
описана через д л и н у электромагнитных волн: это тот
предмет, который представляет собой электромагнитные
волны определенной длины. П р и этом данное описание мы
рассматриваем как функцию (понятие); переменная же
этой ф у н к ц и и в в ы р а ж е н и и Р (х) может п р и н и м а т ь л и ш ь
одно единственное значение, п р е в р а щ а ю щ е е ее в истину,
а именно имя изучаемого абстрактного предмета «красно­
та». В качестве более простого п р и м е р а приведем следую­
щий.
Е щ е Л е й б н и ц о п р е д е л я л число «4» (здесь д л я удобст­
ва рассмотрим число «3») как следующее за следующим
за следующим за 1 (единица вводилась им без определе­
н и я ) . А р и ф м е т и ч е с к у ю ф у н к ц и ю (а/) м о ж н о з а м е н и т ь
предикатом от двух аргументов «быть с л е д у ю щ и м з а » :
S (х, у) ( ч и т а е т с я это в ы р а ж е н и е : «х следует за у»).
Этот предикат обладает т е м свойством, что если х следу­
ет за у и 2 следует за у, то x = z, т. е. что существует толь­
ко один предмет (одно ч и с л о ) , следующее за д а н н ы м
предметом у.
Рассмотрим теперь предикат — g у (S (х, у) А
S (г/, 1 ) ) («существует такое у, что х следует за этим у
и у следует за 1 » ) . Ясно, что этот предикат п р и с у щ только
одному предмету и нетрудно сообразить — к а к о м у : если
у следует за 1, то у есть число 2, а х, следующее за у, есть
число 3. Это означает, что н а ш е м у п р е д и к а т у g у (S (х,
у) A S (у, 1)) удовлетворяет один единственный предмет
3. Мы м о ж е м поэтому с к а з а т ь , что число 3 есть тот пред­
мет, которому п р и с у щ е приведенное в ы ш е сложное свой­
ство. Ч и с л о 3 и будет объемом этого выделенного путем
абстракции свойства, мыслимого в понятии, а самое это
свойство и будет с о д е р ж а н и е м п о н я т и я , соответствую­
щего «абстрактному предмету» 3. Следует подчеркнуть,
что для р а с к р ы т и я существенных свойств «абстрактных

112
предметов» (стоимости, красного цвета и т. п.) необхо­
димо вновь в о з в р а т и т ь с я к а н а л и з у тех м а т е р и а л ь н ы х
предметов и их р а з л и ч н ы х соотношений м е ж д у собой, от
которых н а м и были абстрагированы эти свойства, а так­
ж е к а н а л и з у соотношений этих м а т е р и а л ь н ы х предме­
тов с другими п р е д м е т а м и . Так, д л я р а с к р ы т и я с у щ н о с т и
стоимости, после того к а к у обмениваемых друг на друга
товаров было выделено свойство стоимости и образован
«абстрактный предмет» — «стоимость», необходимо обра­
т и т ь с я вновь к а н а л и з у обмена товаров, к а н а л и з у к а п и ­
талистического способа производства и р а с п р е д е л е н и я
товаров. Д л я р а с к р ы т и я свойств красного цвета необходи­
мо исследовать природу цредметов, о т р а ж а ю щ и х к р а с ­
ные л у ч и спектра и п о г л о щ а ю щ и х и н ы е л у ч и спектра, а
т а к ж е исследовать самую природу света, вступающего во
взаимодействие с р а з л и ч н ы м и т е л а м и .
«Абстрактные предметы» к а к особые предметы, т а к и м
образом, о т л и ч а ю т с я от понятий, а т а к ж е и от и н д и в и ­
д у а л ь н ы х м а т е р и а л ь н ы х предметов действительноети.
Р а с с м а т р и в а я такой «абстрактный предмет» к а к класс,
необходимо иметь в виду е щ е одно в а ж н о е р а з л и ч е н и е : не­
обходимо о т л и ч а т ь класс (множество) предметов как
особый предмет от элементов его составляющих. Это от­
личие играет весьма существенную роль в п а у к е . Оно,
н а п р и м е р , весьма существенно в теории множеств. Т а м
на к а ж д о м ш а г у м ы встречаемся с у т в е р ж д е н и я м и вида:
«Множество М я в л я е т с я счетным», «Множество М рав­
ночисленно м н о ж е с т в у N». В этих у т в е р ж д е н и я х м н о ж е ­
ства р а с с м а т р и в а ю т с я к а к самостоятельные особые пред­
меты, отличные от элементов, их с о с т а в л я ю щ и х .
Н е р а з л и ч е н и е множеств к а к самостоятельных пред­
метов и элементов, с о с т а в л я ю щ и х их, приводит иногда к
противоречиям. С такой трудностью в процессе п о з н а н и я
столкнулась еще а н т и ч н а я ф и л о с о ф и я . Т а к , у П л а т о н а в
5
диалоге «Гиппий Б о л ь ш и й » мы в с т р е ч а е м с я с парадок­
сами, которые возникают в силу н е р а з л и ч е н и я множеств
и их элементов. Этих парадоксов П л а т о н р а з р е ш и т ь не
мог. К числу их п р и н а д л е ж и т с л е д у ю щ и й : если м ы име­
ем два предмета, то имеем у ж е бесконечное множество
5
См. П л а т о н . Гиппий Больший. Полное собр. творений. М.,
1923, т. 9, стр. 3 7 - 3 8 .
8 Д- П. Горский 113
предметов. Это «обосновывается» с л е д у ю щ и м образом;
Е с л и м ы имеем два предмета (а и Ъ), то м ы имеем и три
предмета: предмет а, предмет Ъ и множество предметов,
состоящих из а и Ъ; если мы и м е е м три предмета: а, Ъ
и множество из а и Ъ, то м ы и м е е м и четыре предмета:
а, Ъ, множество из а и Ъ и множество, составленное из
п р е д ы д у щ и х трех предметов (а, Ъ и множества из а и 6 )
и т. д. до бесконечности.
Необходимо и м е т ь в виду, что множества могут ха­
р а к т е р и з о в а т ь р а з л и ч н ы е у р о в н и абстракции.
Из и н д и в и д у а л ь н ы х м а т е р и а л ь н ы х предметов (типа
«этот дом», «этот стол», «это созвездие» и т. д.) м о ж н о со­
с т а в л я т ь м н о ж е с т в а предметов М, N, Р, Q и т. д. И з полу­
7
ч е н н ы х множеств М, Л , Р , Q и т. д. м о ж н о составлять
новые м н о ж е с т в а , где у ж е э л е м е н т а м и этих новых м н о ­
ж е с т в будут п о л у ч е н н ы е р а н е е м н о ж е с т в а М, N, Р, Q
и т. д. Здесь м ы будем иметь дело у ж е с м н о ж е с т в а м и
множеств предметов. С п о н я т и е м «множество множеств»
мы т а к ж е в с т р е ч а е м с я в н а у к е . Н а п р и м е р , число 5 м о ж н о
определить к а к множество м н о ж е с т в , р а в н о ч и с л е н н ы х
ч и с л у п а л ь ц е в на р у к е .
Известно, что на определенном э т а п е р а з в и т и я м а т е ­
м а т и к и возник вопрос о ее логических основах, встала
з а д а ч а сведения всех с л о ж н ы х м а т е м а т и ч е с к и х п о н я т и й к
простейшим, л е ж а щ и м в основе этих понятий, задача
обоснования право-мерности; использования в м а т е м а т и к е
логических средств, п р и м е н я е м ы х в ходе доказательств.
Д л я обоснования п о л о ж е н и й м а т е м а т и к и была и с ­
пользована т е о р и я множеств. С помощью этой теории
удалось д о к а з а т ь р я д и с т и н н ы х по с о д е р ж а н и ю , но стро­
го не д о к а з а н н ы х р а н е е п о л о ж е н и й м а т е м а т и к и . Поэтому
возникла мысль о в о з м о ж н о с т и в ы в е с т и из аксиом теории
м н о ж е с т в все не д о к а з а н н ы е в р а м к а х м а т е м а т и ч е с к о й те­
ории (но и с т и н н ы е по содержанию) п о л о ж е н и я , т. е. о
возможности вывести м а т е м а т и к у из аксиом теории мно- \
ж е с т в . Однако в ходе р е ш е н и я такой задачи о б н а р у ж и л и с ь
антиномии — п р о т и в о р е ч и я , которые не могли б ы т ь р е ш е ­
н ы чисто логическими средствами, и с п о л ь з у е м ы м и в р а м ­
к а х определенной теории.
С а м ы й с и л ь н ы й у д а р по теории м н о ж е с т в б ы л н а н е ­
сен Б . Расселом, о б н а р у ж и в ш и м антиномию, которая, в
о т л и ч и е от ранее и з в е с т н ы х парадоксов, отличалась тем,

114
что опиралась на само п о н я т и е м н о ж е с т в а . Парадокс Б .
Рассела состоит в следующем. К а ж д о е 'множество либо
содержит себя в качестве своего элемента либо нет. Т а к ,
множество понятии: само я в л я е т с я п о н я т и е м (понятие о
всей совокупности п о н я т и й само я в л я е т с я понятием) и
потому входит в качестве элемента в свой собственный
' о б ъ е м , тогда к а к , например, множество коров не я в л я е т с я
коровой и п о т о м у н е м о ж е т б ы т ь включено в свой собст­
венный объем. Рассмотрим т е п е р ь множество т е х м н о ­
жеств, которые не входят в свой собственный объем в к а ­
честве одного из его элементов, т. е. не с о д е р ж а щ и х с е б я .
Н а з о в е м это множество м н о ж е с т в о м М. Множество М
о к а з ы в а е т с я противоречивым. Действительно, если мно­
жество М не в к л ю ч а е т с я в свой собственный объем, т. е.
не содержит себя, то оно к а к множество, не с о д е р ж а щ е е
себя, должно быть включено в М, поскольку последнее
составлено из такого рода м н о ж е с т в ; если ж е мы
включим его в объем М, то оно станет множеством, содер­
ж а щ и м себя в качестве своего элемента, а потому д о л ж н о
быть (исключено из множества М, к у д а входят л и ш ь м н о ­
ж е с т в а , по с о д е р ж а щ и е себя. И т а к , возникает противоре­
чие: если множество М и не содержит само себя, то оно
должно с о д е р ж а т ь само себя; если ж е множество М содер­
ж а т само себя, то оно не должно с о д е р ж а т ь само себя. Д л я
р а з р е ш е н и я такого рода з а т р у д н е н и й Б . Р а с с е л п р е д л о ж и л
«теорию типов». «Теория типов» представляет собой логи­
ческое исчисление, которое, по м ы с л и автора, должно быть
непротиворечивым (в н е м д о л ж н а быть и с к л ю ч е н а в о з м о ж ­
ность п о я в л е н и я антиномий) и достаточно с и л ь н ы м , чтобы
из него могла быть выведена вся м а т е м а т и к а .
П а р а д о к с ы д о л ж н ы были и с к л ю ч а т ь с я тем, что пре­
д и к а т ы разбивались н а счетное число типов, и при этом
аргументом д л я предиката т и п а К м о г с л у ж и т ь п р е д и к а т
типа меньшего, ч е м К. К ш и р о к о м у исчислению п р е д и к а ­
тов были добавлены следующие о г р а н и ч е н и я . П р и л ю б ы х
обстоятельствах следовало считать бессмысленными ут­
верждения:
1) что значение ф у н к ц и и равно (или не равно) ее з н а ­
чению д л я аргумента, равного самой этой ф у н к ц и и ;
2) что значение ф у н к ц и и р а в н о ее значению д л я аргу­
мента, равного другой ф у н к ц и и , определенной д л я той ж е
предметной области;

8* 115
3) что значение ф у н к ц и и равно ее значению для ар­
гумента, равного другой ф у н к ц и и более низкого типа, и
при этом с т е п е н ь р а з л и ч и я их типов более 1;
4) что значение ф у н к ц и и р а в н о ее значению для а р ­
гумента, равного другой ф у н к ц и и более высокого типа.
Смысл этих ограничений молото пояснить с л е д у ю щ и м
образом. Необходимо р а з л и ч а т ь и н д и в и д у а л ь н ы е предме­
ты (это один тип предметов — нулевой т и п ) , множества,
составленные из этих предметов (это более высокий тип
п р е д м е т о в — т и п № 1 ) , множества м н о ж е с т в (это еще
более высокий тип предметов — тип № 2) и т. д. Поэтому,
если мы имеем в ы р а ж е н и е , соответствующее пропозици­
ональной ф у н к ц и и , — «х— белый», то а р г у м е н т х моя^ст
п р и н и м а т ь з н а ч е н и я из области и н д и в и д у а л ь н ы х пред­
метов (предметов т а к называемого нулевого т и п а ) . Под­
с т а в л я я и н д и в и д у а л ь н ы е предметы (точнее, имена инди­
в и д у а л ь н ы х предметов) в в ы р а ж е н и е «х — белый», полу­
чим и с т и н у и л и л о ж ь ( н а п р и м е р , «нарцисс — белый» —
истина, «вода — белая» — л о ж ь ) . Если ж е подставим вме­
сто «х» предметы более высокого типа, то получим
бессмысленные в ы р а ж е н и я . Н а п р и м е р , подставим вме­
сто х предмет «множество городов» и получим бессмыс­
лицу («множество городов — белое» — б е с с м ы с л и ц а ) .
Н е л ь з я подставлять в в ы р а ж е н и е «х — белый» самую
эту ф у н к ц и ю . Подставив ее вместо х, получим бессмыс­
л и ц у ( « ф у н к ц и я чх — белый» — белая») и т. п.
По отношению к теории множеств з а п р е щ а л и с ь к л а с ­
сы, с о д е р ж а щ и е самих себя в качестве своих элементов
(соответственно з а п р е щ а л и с ь все о п р е д е л е н и я с к р у г о м ) .
У т в е р ж д е н и е , что какой-то класс содержит себя в к а ч е ­
стве своего элемента, следовало" считать бессмысленным.
П р и м е н я я это к логике, можно с к а з а т ь , что н е л ь з я , на­
пример, в ы с к а з ы в а т ь с у ж д е н и й , ;в которых то, что ут­
в е р ж д а е т с я в с у ж д е н и и , у т в е р ж д а е т с я и о самом с у ж д е н и и
( н а п р и м е р , суяадение «снег — бел» само не бело и потому
п р е д и к а т белизны не может у т в е р ж д а т ь с я о самом с у ж д е ­
н и и : он у т в е р ж д а е т с я о индивидуальном п р е д м е т е ) .
«Теория типов» в ее расселовском истолковании но
и м е л а ' у с п е х а , поскольку ограничения, в в е д е н н ы е Р а с с е ­
лом, з а п р е щ а л и п о л ь з о в а т ь с я п а р а д о к с а л ь н ы м и опреде­
л е н и я м и ( о п р е д е л е н и я м и с к р у г о м ) , что в свою очередь
приводило к л и к в и д а ц и и р я д а достижений м а т е м а т и к и

116
( н а п р и м е р , в а ж н е й ш е й теоремы теории множеств о том,
что д л я любого бесконечного множества с у щ е с т в у е т дру­
гое, более мощное бесконечное м н о ж е с т в о ) . Однако са­
ма мысль о р а з л и ч е н и и предметов р а з л и ч н ы х т и п о в о к а ­
залась плодотворной. Т а к и м путем м о ж н о у с т р а н и т ь м н о -
. гие парадоксы из теории м н о ж е с т в и математической ло­
гики, если при этом подходить к этому вопросу не мета­
физически, а с позиций диалектического м а т е р и а л и з м а ,
с точки з р е н и я марксистско-ленинского у ч е н и я о кон­
кретности истины, т. с. вводя в рассмотрение в р е м я и
6
и н у ю к о н к р е т и з а ц и ю условий .
Р а с с м о т р е н н ы й пример свидетельствует о том, что и
м а т е м а т и к е и логике множества предметов приходится
отличать от индивидуумов, их с о с т а в л я ю щ и х , р а з л и ч а т ь
предметы р а з л и ч н ы х типов и оперировать с ними как с
особыми предметами.
Вопросы о том, Можно ли рассматривать р а з л и ч н ы е
собрания предметов к а к новый самостоятельный предмет,
о соотношении части и целого рассматривались и в а н т и ч ­
ное время, п в средние века. В повое вре.мя этот вопрос
детально исследовал Л е й б п и ц . Он п р е ж д е всего ставит
вопрос о собраниях предметов, соответствующих так на­
з ы в а е м ы м «собирательным п о н я т и я м » . Можно ли гово­
рить, что т а к и е собрания, к а к «стадо овец», «куча к а м ­
ней», «армия людей», «стая рыб», «Голландская компа­
н и я Восточной Индии» (примеры Л е й б н и ц а ) , м о ж н о рас­
сматривать к а к особые предметы? Н а этот вопрос Л е й б ­
ниц дает о т р и ц а т е л ь н ы й ответ. Н е с м о т р я на то, что мы
говорим об одном стаде, об одной куче к а м н е й и т. д., эти
предметы я в л я ю т с я , по Л е й б н и ц у , ф и к ц и я м и , они не
представляют собой субстанции; употребления в языке
в ы р а ж е н и й «Я вия?у стадо овец», «Я в и ж у к у ч у камней»
с л у ж а т л и ш ь ц е л я м с о к р а щ е н и я , экономии нашего м ы ш ­
л е н и я и н а ш е й речи. Л е й б н и ц п и ш е т : «...ум находит слу­
чай соединять р а з л и ч н ы е субстанции в м ы ш л е н и и и соз­
давать и м я д л я целого собрания предметов, и м я которо­
го с л у ж и т средством для р а с с у ж д е н и я ; н о м ы не д о л ж н ы
делать ошибки, д у м а я , что они я в л я ю т с я с у б с т а н ц и я м и
6
Более подробно этот вопрос рассматривается в статье автора
«Извращение неопозитивизмом вопросов логики». См. сб. «Совре­
менный субъективный идеализм». М., Госполитиздат, 1957,
стр. 240—241.

117
7
или подлинно р е а л ь н ы м бытием (beings) » . И далее:
8
«...их бытие и м е е т свое единство только в н а ш е м уме» .
Они п р е д с т а в л я ю т собой «средство с о к р а щ а т ь н а ш е м ы ш ­
э
л е н и е и символизировать я в л е н и е » . Поэтому такое
п р е д л о ж е н и е , к а к «Я в и ж у стадо овец», следует рассмат­
ривать к а к сокращение р я д а т а к и х п р е д л о ж е н и й , как
«Я в и ж у овцу а». «Я в и ж у овцу в» и т. д. А предложепие
« А н г л и я вторгается во Ф р а н ц и ю » (пример Л е й б н и ц а )
я в л я е т с я с о к р а щ е н и е м д л я ряда т а к и х п р е д л о ж е н и й : «Том
пересекает к а н а л и вступает в бой с Альфонсом», «Дик
1 0
пересекает к а н а л и в с т у п а е т в бой с Гастоном» и т. д.
Т е м более Л е й б н и ц отрицает правомерность рассмат­
ривать к а к особые предметы множества, соответствую­
щ и е таким свойствам, к а к «быть человеком», «быть бе­
лым» и т. д., поскольку эти п р е д м е т ы могут быть разде­
л е н ы м е ж д у собой большим пространством. Он з а я в л я е т ,
что м ы м о ж е м , конечно, говорить о б р и л л и а н т е Великого
герцога и б р и л л и а н т е великого Могула (Mogul) к а к о
п
п а р е бриллиантов, но это ч и с т а я у с л о в н о с т ь - Б о л е е
того, Л е й б н и ц отрицает возможность р а с с м а т р и в а т ь и та­
кие п р е д м е т ы , к а к «глыба м р а м о р а » , «квадратный лист
бумаги» в качестве самостоятельных субстанций, имею­
щих самостоятельное существование, покольку они могут
быть д е л и м ы до бесконечности. Он приводит а р г у м е н т ы ,
которые, якобы, позволяют р а с с м а т р и в а т ь физические
о б ъ е к т ы к а к с а м о с т о я т е л ь н ы е отдельные в е щ и . Этих а р ­
гументов т р и : 1) они не имеют р а з л и ч и м ы х р а с с т о я н и й
м е ж д у своими ч а с т я м и ; 2) ч а с т и д в и ж у щ е г о с я ф и з и ч е ­
ского объекта с о х р а н я ю т почти то ж е самое относитель­
ное п о л о ж е н и е ; 3) части и х довольно трудно отделить
1 2
д р у г от д р у г а . З а т е м он опровергает эти аргументы.
С н а ш е й точки з р е н и я такое рассмотрение Л е й б н и ц е м
собраний предметов и отдельных ф и з и ч е с к и х объектов
определялось его ф и л о с о ф с к и м и у с т а н о в к а м и , его у ч е н и ­
ем о монадах. Д е й с т в и т е л ь н ы м существованием, состав-

7
Цит. по кн.: R. М. J o s t . Leibniz and Philosophical Analysis
University of California Press, 1954, p. 9—10.
8
Там же, p. 10.
9
Там же, p. 9.
10
Там же, p. 10.
11
Там же, р. 11.
Там же, р. 12.
1 2

118
л я ю щ и м суть бытия, я в л я ю т с я , по Л е й б н и ц у , единичные
неделимые, н е у н и ч т о ж и м ы е н е р а з р ы в н о с в я з а н н ы е м е ж д у
собой духовные сущности — монады. Эти свойства, п р и ­
н а д л е ж а щ и е духовным с у щ н о с т я м — монадам, представ­
л я ю щ и м собой субстанции и составляющим сущность в е ­
щей, не п р и н а д л е ж а т ни отдельным м а т е р и а л ь н ы м в е щ а м ,
пи их собраниям.
Эта н о м и н а л и с т и ч е с к а я точка з р е н и я п р о д о л ж а е т с я и
современным позитивизмом, объявляющим, например,
классы ф и к ц и я м и . Мы у ж е у к а з ы в а л и (гл. I, п. 5 ) , что
классы к а к особые предметы, р а с с м а т р и в а е м ы е и м е н н о
к а к «абстрактные предметы», образованные в р е з у л ь т а т е
абстрагирующей деятельности мышления, являются
вполне н а у ч н ы м и а б с т р а к ц и я м и , использование кото­
рых в науке я в л я е т с я весьма плодотварным.

4. Н А У Ч Н Ы Е П О Н Я Т И Я И ПОНЯТИЯ,
СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫМ ЗНАЧЕНИЯМ СЛОВ;
ВОПРОС О СУЩЕСТВЕННЫХ И НЕСУЩЕСТВЕННЫХ СВОЙСТВАХ

Мы определили понятие в самом ш и р о к о м смысле.


Этим определением о х в а т ы в а е т с я л ю б а я мысль, выпол­
н я ю щ а я роль пропозициональной ф у н к ц и и , в которой от­
р а ж а ю т с я отличительные, специфические свойства и л и от­
н о ш е н и я предметов. Известно, однако, что естественные и
общественные п а у к и не у д о в л е т в о р я ю т с я отысканием
л и ш ь отличительных, с п е ц и ф и ч е с к и х свойств предметов.
Из числа о т л и ч и т е л ь н ы х свойств в н а у к е отбираются н а и ­
более с у щ е с т в е н н ы е свойства или о т н о ш е н и я . И м е н н о они
и включаются в содержание научных понятий.
Ч е л о в е к а от ж и в о т н ы х м о ж н о отличать по многим
свойствам, н а п р и м е р , по свойствам «обладать чувством
комического», «обладать мягкой мочкой у х а » и т. п. Одна­
ко в с о д е р ж а н и е научного п о н я т и я о человеке к а к обще­
ственном существе м а р к с и с т с к а я н а у к а включает свойство
«быть способным производить орудия труда», т. е. то свой­
ство, которым человек в процессе своего филогенетическо­
го р а з в и т и я стал отличать себя от и н ы х ж и в о т н ы х : на­
учившись производить орудия труда, человек в ы д е л и л себя
из всего животного царства, приобрел р а з в и т у ю способ­
ность к м ы ш л е н и ю и р е ч и .

119
Во всякой подлинно научной, а не вспомогательной
к л а с с и ф и к а ц и и в о с н о в у д е л е н и я предметов на к л а с с ы и
подклассы к л а д е т с я не любой отличительный, а с у щ е ­
с т в е н н ы й отличительный п р и з н а к .
Известно, что К. Л и н н е й в своей к л а с с и ф и к а ц и и поль­
зовался просто отличительными п р и з н а к а м и д л я д е л е н и я
р а с т е н и й на виды, роды, семейства и т. п. (основанием д л я
д е л е н и я растений по р а з л и ч н ы м группам для Л и н н е я
было число тычинок в цветке и способ и х п р и к р е п л е н и я ,
с р а с т а н и я м е ж д у собой). Поэтому к л а с с и ф и к а ц и я Л и н н е я
не была научной. Современная же н а у ч н а я к л а с с и ф и к а ­
ц и я организмов п о л ь з у е т с я с у щ е с т в е н н ы м и отличитель­
н ы м и свойствами. Л у ч ш е й к л а с с и ф и к а ц и е й считается та,
где з н а н и е о п р и н а д л е ж н о с т и классифицируемого пред­
мета к той или иной группе дает возможность сделать
м а к с и м а л ь н о е число у т в е р ж д е н и й о свойствах данного
предмета. Само собой попятно, что если в один вид в к л а с ­
с и ф и к а ц и и Л и н н е я п о п а д а л и дуб и ф и а л к а , то, основы­
в а я с ь на з н а н и и того, что то или иное растение п р и н а д л е ­
ж и т к этой ж е группе, н е л ь з я было сделать и м е ю щ и х ка­
кой-либо з н а ч и т е л ь н ы й н а у ч н ы й смысл у т в е р ж д е н и й о
свойствах этого р а с т е н и я , поскольку в состав единого вида
п о п а д а л и особи, ч р е з в ы ч а й н о о т л и ч а ю щ и е с я друг от дру­
га. Если же в основу к л а с с и ф и к а ц и и берут с у щ е с т в е н н ы е
свойства, у ч и т ы в а ю щ и е не только строение организма и
его в н у т р е н н и х органов, но и их общность в отправлении
с у щ е с т в е н н ы х ж и з н е н н ы х ф у н к ц и й , то т а к а я к л а с с и ф и ­
к а ц и я д а е т возможность р а с к р ы т ь в н у т р е н н е е родство
организмов, пути о б р а з о в а н и я одних видов из других, тол­
к а е т мысль к р а с к р ы т и ю з а к о н о м е р н ы х связей м е ж д у клас­
сифицируемыми объектами.
К л а д я в Фснову к л а с с и ф и к а ц и и существенные свой­
с т в а предметов, мы часто получаем возможность устано­
в и т ь и з в е с т н у ю з а к о н о м е р н у ю связь меяеду теми или
и н ы м и их свойствами. Так, р а с п о л о ж и в химические эле­
м е н т ы по их атомному весу в порядке его возрастания,
Д . И. Менделеев о б н а р у ж и л з а к о н о м е р н у ю с в я з ь м е ж д у
а т о м н ы м весом элемента и его х и м и ч е с к и м и свойствами.
Это дало возможность с ф о р м у л и р о в а т ь закон о периодиче­
ской зависимости свойств элементов от их атомного веса.
Необходимо отметить, что в системе той или иной н а у ­
к и цредметы не только о т о ж д е с т в л я ю т с я по существен-

120
п ы м свойствам, но и различение их осуществляется через
у к а з а н и е т а к и х с у щ е с т в е н н ы х отличительных свойств.
Т а к , определение предметов позволяет н а м выделять,
отличать п р е д м е т ы или т р у п п ы предметов от других пред­
метов. П р и этом в н а у к а х основные определения даются
с таким расчетом, чтобы, отличая определяемый предмет
от и н ы х предметов изучаемой области, мы одновременно
р а с к р ы в а л и существенные свойства определяемого пред­
мета.
Н а у ч н ы е о п р е д е л е н и я поэтому дают возможность вы­
вести большее число следствий, относящихся к определя­
емому предмету (здесь но имеются в 'виду м а т е м а т и ч е с к и е
определения).
Определение человека к а к животного, обладающего
способностью производить орудия труда, взятое в связи с
и н ы м и определениями, п р и н я т ы м и в п а у к е , дает возмож­
ность не только отличить человека от других ж и в о т н ы х , но
и в ы я с н и т ь основные условия ф о р м и р о в а н и я человека как
общественного существа, основные условия формирова­
н и я иных его с п е ц и ф и ч е с к и х способностей.
Т а к и е ж е определения человека,' рассматриваемого с
точки з р е н и я его места в биологической к л а с с и ф и к а ц и и ,
к а к : «человек есть двуногое животное, но без перьев»,
«человек есть животное, обладающее мягкой мочкой
уха», н е л ь з я рассматривать к а к н а у ч н ы е , так к а к чело­
век здесь определяется л и ш ь через отличительные свой­
ства, не я в л я ю щ и е с я с у щ е с т в е н н ы м и .
Р а с к р ы т и е существенных свойств предмета я в л я е т с я
весьма в а ж н ы м для в ы я с н е н и я необходимых з а к о н о м е р н ы х
связей. Т а к , раскрыв сущность стоимости, К. Маркс в ы ­
я с н и л природу прибавочной стоимости, сущность к а п и т а ­
листической э к с п л у а т а ц и и , закономерные тенденции р а з ­
в и т и я к а п и т а л и з м а , обосновал неизбежность пролетарской
революции. И з у ч е н и е свойства упругости газов дало воз-
можность в ы я в и т ь закономерное соотношение между
объемом газа и давлением.
И т а к в содержание н а у ч н ы х п о н я т и й в к л ю ч а ю т с я от­
л и ч и т е л ь н ы е с у щ е с т в е н н ы е свойства предметов, т. е. т а к и е
свойства, познание которых ведет к р а с к р ы т и ю закономер­
н ы х связей предметов, способствует в ы я с н е н и ю других
свойств предметов и знание о которых входит в т у или
иную н а у ч н у ю систему.

1?1
Однако любые свойства предметов, р а с с м а т р и в а е м ы е
с точки з р е н и я л и ш ь и х отличительной ф у н к ц и и , часто
я в л я ю т с я ч р е з в ы ч а й н о в а ж н ы м и д л я удовлетворения, реа­
л и з а ц и и тех и л и и н ы х потребностей, целей человека.
Т а к , любые с п е ц и ф и ч е с к и е свойства предметов, рассматри­
в а е м ы е со стороны их отличительной ф у н к ц и и и с в я з ы в а ­
емые с теми и л и И Р Г Ы М И к о м п л е к с а м и звуков в пределах
определенного я з ы к а , и г р а ю т ч р е з в ы ч а й н о в а ж н у ю роль
в процессе речевого о б щ е н и я . Два беседующих человека
смогут п о н я т ь друг друга, произнося слова, обладающие
в е щ е с т в е н н ы м значением, только тогда, когда одно и то ж е
слово для каждого и з них отнесено к одному и тому ж е
к р у г у предметов. Это отнесение слов к одному и т о м у ж е
к р у г у предметов осуществляется за счет того, что они
с в я з ы в а ю т с одним и тем ж е звуковым комплексом отли­
ч и т е л ь н ы е , специфические свойства, п р и н а д л е ж а щ и е одно­
му и т о м у ж е к р у г у предметов. Эти с п е ц и ф и ч е с к и е свой­
ства могут быть любыми по с о д е р ж а н и ю , но они д о л ж н ы
быть специфическими д л я одного и того ж е круга предме­
тов. И ребенок, и взрослый, и человек без высшего обра­
з о в а н и я , и профессор поймут слова другого человека —
«Принеси воды», если они с з в у к о в ы м комплексом «вода»
ассоциируют один и тот ж е предмет; п р и этом один может
мыслить этот предмет к а к вещество, молекула которого
состоит из двух молекул водорода и одной м о л е к у л ы к и с ­
лорода, а другой — к а к ж и д к о с т ь , бесцветную и без з а п а х а ,
пригодную д л я п и т ь я , и которая течет из к р а н а водопро­
вода.
И з этого примера видно, что любое из о т л и ч и т е л ь н ы х
с п е ц и ф и ч е с к и х свойств предметов, связываемое с опреде­
л е н н ы м комплексом звуков, ч р е з в ы ч а й н о в а ж н о д л я чело­
века. Однозначное отнесение з в у к о в ы х комплексов бесе­
д у ю щ и м и л ю д ь м и к одним и тем ж е п р е д м е т а м возможно
л и ш ь потому, что с этими з в у к о в ы м и к о м п л е к с а м и они
с в я з ы в а ю т о т л и ч и т е л ь н ы е свойства тех предметов, о кото­
рых они беседуют.
В зависимости от того, о т р а ж а ю т с я л и в п о н я т и я х спе­
ц и ф и ч е с к и е с у щ е с т в е н н ы е свойства, р а с с м а т р и в а е м ы е при
этом не только со стороны их ф у н к ц и и р а з л и ч е н и я пред­
метов, но и со с т о р о н ы их н а у ч н о й значимости, или специ­
ф и ч е с к и е свойства, р а с с м а т р и в а е м ы е с точки з р е н и я л и ш ь
их отличительной ф у н к ц и и , мы будем и м е т ь дело с д в у м я

122
видами п о н я т и й : н а у ч н ы м и п о н я т и я м и и п о н я т и я м и , я в ­
л я ю щ и м и с я в е щ е с т в е н н ы м и з н а ч е н и я м и слов.
Впервые с а н а л о г и ч н ы м р а з л и ч е н и е м двоякого рода
п о н я т и й м ы встречаемся у Аристотеля. Аристотель р а з л и ­
ч а л понятия, р а с к р ы в а ю щ и е сущность предмета, я в л я ю ­
щ и е с я определением изучаемого предмета, отвечающие на
вопрос «что п р е д с т а в л я е т собой предмет?» ( н а у ч н ы е п о н я ­
тия) , и понятия, определяющие соответствующие з н а ч е н и я
слов.
В первом значении Аристотель н а з ы в а е т п о н я т и е речью
о форме, отвечающей на вопрос: «что именно есть что-
1 3 1 4
либо» или «сутью бытия» или «определением», п о н и ­
15
м а е м ы м к а к «значение сути б ы т и я и сущности» .
П о н я т и е во втором з н а ч е н и и Аристотель п о н и м а е т
просто к а к «мыслимое», отвлеченное от к о н к р е т н ы х усло­
вий места и времени рассмотрения изучаемого предмета;
это мыслимое Аристотель н а з ы в а е т н о в м о й . В этом
смысле Аристотель говорит о п о н я т и и к а к об элементе,
термине посылки, поскольку при а н а л и з е п о с ы л о к умоза­
ключения в а ж н о не знание сущности предмета, а точное
установление объема п о н я т и я (который р а в н ы м образом
может быть определен любым о т л и ч и т е л ь н ы м п р и з н а к о м :
и с у щ е с т в е н н ы м , и не я в л я ю щ и м с я т а к о в ы м ) и л и точное
установление з н а ч е н и я термина, о п р е д е л я ю щ е е отнесен­
ность того или иного звукового комплекса к определенной

группе предметов . Аристотель в данном случае имеет в
виду то, что если в состав посылки у м о з а к л ю ч е н и я входят
т е р м и н ы «животное, способное к абстрактному м ы ш л е н и ю
и речи», «животное, обладающее чувством комического»,
«животное, обладающее м я г к о й мочкой у х а » , то все мысли,
выражаемые различными терминами, представляющими
собой р а з л и ч н ы е словосочетания, я в л я ю т с я совершенно
э к в и в а л е н т н ы м и с точки з р е н и я и х о б ъ е м а : они отнесены
к одному и т о м у ж е к р у г у предметов ( л ю д е й ) . М ы рас­
сматриваем в т а к о м с л у ч а е свойства, о т р а ж е н н ы е в п о н я ­
тии, л и ш ь с точки з р е н и я их отличительной ф у н к ц и и .
Необходимо иметь в виду, что р а з г р а н и ч е н и е сущест­
венных и просто отличительных свойств в у к а з а н н о м н а м и
1 3
А р и с т о т е л ь . Метафизика. III, 3, 998, Ь 12.
1 4
Там же, VII, 4, 1029 Ь 12—15.
1 5
Там же, VII, 5, 1031 а 12.
6
> А р и с т о т е л ь . Первая Аналитика. I, 1, 24 b 16—18.

123
смысле, к а к у к а з ы в а л о с ь , не имеет силы д л я математиче­
с к и х н а у к . З д е с ь любое отличительное свойство я в л я е т с я
в р а в н о й степени существенным. Определить предмет в
м а т е м а т и к е , это з н а ч и т отличить его от других предметов.
Отличив ж е предмет от других предметов по каким-либо
ого свойствам, мы получаем возможность вывести из этого
определения все остальные свойства этого предмета. Так,
определим ли м ы к в а д р а т как равносторонний п р я м о ­
угольник, или к а к равноугольный ромб, или как ч е т ы р е х ­
у г о л ь н и к с р а в н ы м и , в з а и м н о - п е р п е н д и к у л я р н ы м и диаго­
н а л я м и , д е л я щ и м и с я в точке их пересечения пополам, из
к а ж д о г о этого о п р е д е л е н и я м о ж н о логически вывести все
о с т а л ь н ы е свойства к в а д р а т а . Это о б ъ я с н я е т с я тем, что в
м а т е м а т и к е мы оперируем с весьма и д е а л и з и р о в а н н ы м и
объектами, где у ж е з а ф и к с и р о в а н ы абстрагированные от
предметов действительности с у щ е с т в е н н ы е количествен­
н ы е и п р о с т р а н с т в е н н ы е свойства и отношения.
Необходимо и м е т ь в виду, что в ы р а ж е н и е «существен­
ное свойство» в н а ш е й логической и философской литера­
т у р е у п о т р е б л я е т с я не в значении научного т е р м и н а .
В с в я з и с этим иногда возникает р я д недоразумений.
И м е н н о отсутствие специально разработанной термино­
логии, которой бы фиксировалось к а ж д о е из з н а ч е н и й слов
«существенный» и «несущественный», и порождает иногда
р я д з а т р у д н е н и й . У к а ж е м л и ш ь на одно из т а к и х затруд­
нений.
Известно, что одна н а у к а изучает определенные свой­
ства предметов и не и з у ч а е т других. Т а к , х и м и я , и з у ч а я
воду, исследует р я д т а к и х ее свойств, которые не иссле­
дуются специально в ф и з и к е . П р и этом часто говорят, что
эти свойства я в л я ю т с я с у щ е с т в е н н ы м и д л я химии и несу­
щ е с т в е н н ы м и д л я ф и з и к и . Здесь существенное противопо­
с т а в л я е т с я н е с у щ е с т в е н н о м у отнюдь не в п л а н е свойств,
в а ж н ы х д л я р а с к р ы т и я сущности предмета и не я в л я ю ­
щ и х с я т а к о в ы м и . В этом с л у ч а е словосочетания «сущест­
в е н н ы е свойства» и «несущественные свойства» исполь­
з у ю т с я в з н а ч е н и я х « в а я ш ы е д л я п о з н а н и я сущности пред­
мета и и з у ч а е м ы е химией» и « в а ж н ы е д л я п о з н а н и я с у щ ­
ности предмета, но не и з у ч а е м ы е химией, а и з у ч а е м ы е
ф и з и к о й » . Д р у г и м и словами, здесь противопоставление
существенного и несущественного ведется в п л а н е сопо­
с т а в л е н и я свойств, р а с к р ы в а ю щ и х сущность и исоледуе-

124
мых определенной н а у к о й , и свойств, т а к ж е р а с к р ы в а ю щ и х
сущность предмета, о т которых, однако, эта н а у к а отвле­
к а е т с я . От того, что та или и н а я п а у к а при и з у ч е н и и сво­
его предмета отвлеклась от тех или иных его свойств, они
не стали 'несущественными для самого объективно сущест­
вующего предмета. Человека, который использует такого
рода противопоставления существенного и несущественно­
го, часто обвиняют в р е л я т и в и з м е . Дело ж е здесь не в
релятивизме, а в том, что человек использует словосочета­
н и я «существенные свойства» и «несущественные свойст­
ва» без н а д л е ж а щ е г о их р а з ъ я с н е н и я .
С этим противопоставлением м ы встречаемся т а к ж е ,
например, при образовании п о н я т и й в пределах одной и
той ж е научной дисциплины.
Т а к , и з у ч а я отдельные химические элементы, м ы обра­
зуем о них единичные п о н я т и я , в к л ю ч а я в их содержание
с у щ е с т в е н н ы е с п е ц и ф и ч е с к и е свойства э т и х элементов.
Если ж е мы ставим себе задачу, и з у ч а я х и м и ч е с к и е эле­
менты, образовать о н и х общее понятие, т. е. п о н я т и е о
химическом элементе вообще, то не включаем в его содер­
ж а н и е специфических свойств каждого элемента: отвлека­
емся от них как от н е с у щ е с т в е н н ы х и в ы д е л я е м к а к с у щ е ­
ственные некоторые свойства, общие д л я всех элементов.
Е д и н и ч н ы е свойства, от которых мы о т в л е к а е м с я к а к от
несущественных при образовании о б щ и х понятий, на са­
мом деле для п о з н а н и я вообще с о х р а н я ю т свое значение
я я в л я ю т с я для него существенными, р а с к р ы в а ю щ и м и
сущность и з у ч а е м ы х предметов. Они становятся несущест­
венными л и ш ь в том смысле, что мы от них абстрагируем­
ся при образовании общих понятий.
Вопрос о существенности и несущественности свойств
может р е ш а т ь с я при рассмотрении предмета не абстрактно,
а конкретно по отношению к тем или и н ы м дисциплинам,
в связи с учетом целей, стоящих перед н а у ч н ы м исследо­
ванием, в связи с учетом задач, р е ш а е м ы х в ходе п р а к т и ч е ­
ской деятельности.
Чтобы подобного рода з а т р у д н е н и я не возникали, не­
обходимо вместо двух словосочетаний «существенное свой­
ство» и «несущественное свойство» ввести по к р а й н е й мере
шесть терминов, р а з л и ч а ю щ и х с я по своим в а ж н ы м д л я
познания х а р а к т е р и с т и к а м , достойным того, чтобы их на­
делили особыми и м е н а м и .

125
Необходимы:
1) т е р м и н д л я обозначения свойств, которые х а р а к т е ­
р и з у ю т с у щ н о с т ь предмета, познание к о т о р ы х ведет к по­
з н а н и ю и объяснению и н ы х свойств предмета, к познанию
з а к о н о м е р н ы х связей предметов ( н а п р и м е р , свойство чело­
века «быть способным производить о р у д и я т р у д а » ) ;
2) т е р м и н д л я обозначения свойств, могущих выпол­
н я т ь п р и данном уровне р а з в и т и я н а у к и л и ш ь отличитель­
н у ю ф у н к ц и ю , но не в ы п о л н я ю щ и х ф у н к ц и ю р а с к р ы т и я
сущности в пределах н а у к и (таково, н а п р и м е р , свойство
человека «обладать мягкой мочкой у х а » ) ;
3) т е р м и н д л я о б о з н а ч е н и я свойств, р а с к р ы в а ю щ и х
сущность предметов, но р а с с м а т р и в а е м ы х л и ш ь с точки
з р е н и я и х отличительной ф у н к ц и и (например, когда чело­
век, ж е л а я л и ш ь н а у ч и т ь с я отличать с т е р л я д ь от осетра,
о б р а щ а е т с я к пособиям по и х т и о л о г и и ) .
4) Термин, обозначающий любое специфическое свойст­
во (в том числе и р а с к р ы в а ю щ е е с у щ н о с т ь ) , рассматривае­
мое с точки з р е н и я их отличительной ф у н к ц и и (например,
когда м ы о б ъ я с н я е м ребенку пезнакомое слово, м ы пере­
числяем самые р а з л и ч н ы е отличительные свойства пред­
мета, к о т о р ы й им обозначается; этим словом п р и этом часто
н а з ы в а ю т с я и свойства, р а с к р ы в а ю щ и е сущность предмета
и не я в л я ю щ и е с я т а к о в ы м и ) ;
5) термин д л я свойств, которые р а с к р ы в а ю т сущпость
предметов, но от к о т о р ы х м ы отвлекаемся в процессе по­
з н а н и я (как, н а п р и м е р , в рассмотренном случае образова­
н и я п о н я т и я «химический э л е м е н т » ) ;
6) термин для любых свойств, не в ы п о л н я ю щ и х ф у н к ­
ц и и р а с к р ы т и я сущности, от которых мы отвлекаемся в
процессе п о з н а н и я (при образовании любого п о н я т и я мы
о т в л е к а е м с я от массы свойств, которые вообще не р а с к р ы ­
вают сущности предмета и не я в л я ю т с я предметом изуче­
н и я какой-либо н а у к и ) .
В з а к л ю ч е н и е отметим, что в метафизической домарк­
систской философии р е ш е н и е вопроса о существенных
свойствах (в первом с м ы с л е ) часто связывалось с отыска­
нием некоторых основных, исходных и абсолютно н е и з ­
м е н н ы х свойств предметов, о п р е д е л я ю щ и х все остальные
свойства. С другой стороны, р е л я т и в и з м стирал р а з л и ч и е
м е ж д у с у щ е с т в е н н ы м (в первом смысле) и несуществен­
ным, о б ъ я в л я я критерий, п о з в о л я ю щ и й проводить это р а з -

126
личение, чисто с у б ъ е к т и в н ы м . Современный позитивизм
вообще исключает эту проблему и з философии как псевдо­
научную, не п о д л е ж а щ у ю в е р и ф и к а ц и и в ее позитивист­
ском понимании.
Д и а л е к т и ч е с к и й материализм, с одной стороны, отли­
чает существенное (в первом смысле) от несущественного
и дает к р и т е р и й д л я такого р а з л и ч е н и я , а именно крите­
р и й п р а к т и к и , и с другой, у к а з ы в а е т , что их объективное
различие не абсолютно, а относительно. Д и а л е к т и ч е с к и й
подход к проблемам п о з н а н и я позволяет вскрыть эту от­
носительность и одновременно вести борьбу против всяче­
ского р е л я т и в и з м а .
Так, если в свое время существенным свойством х и м и ­
ческого элемента, определяющего его химические свойства,
с ч и т а л с я атомпый вес, то в н а с т о я щ е е в р е м я выяснено,
что основным с у щ е с т в е н н ы м свойством я в л я е т с я з а р я д
я д р а атома химического элемента. Однако это не означа­
ет, что свойство атомного веса перестало быть существен­
н ы м . Оно я в л я е т с я существенным, так с к а з а т ь , в первом
п р и б л и ж е н и и ( я в л я е т с я сущностью менее глубокого по­
р я д к а ) , поскольку само оно получает свое объяснение через
свойство з а р я д а я д р а атома. Это означает, что деление
свойств на с у щ е с т в е н н ы е (в первом смысле) и несущест­
венные я в л я е т с я само относительным.

5. Ф У Н К Ц И И П О Н Я Т И Я В П Р О Ц Е С С Е ПОЗНАНИЯ

П р а к т и к а , удовлетворение человеком самых р а з л и ч н ы х


и постоянно р а с т у щ и х потребностей з а с т а в л я ю т его все
глубже п о з н а в а т ь о к р у ж а ю щ и й мир, н а к а п л и в а т ь опыт,
з н а н и я об этом мире. Но н а к а п л и в а т ь опыт и использовать
его д л я и з м е н е н и я о к р у ж а ю щ е г о мира н е в о з м о ж н о без
в ы я в л е н и я общего и существенного, без в ы я в л е н и я законо­
мерных связей я в л е н и й .
Констатирование, з а п о м и н а н и е единичного и его про­
с т е й ш е е обобщение в смысле с о б и р а н и я и с у м м и р о в а н и я
аналогичных ф а к т о в д л я дальнейшего использования п а
практике не могут быть н а д е ж н ы м руководством к дейст­
вию, не могут быть н а д е ж н о й основой п р е д в и д е н и я буду­
щего, результатов деятельности человека. Всем известно,
сколь н е н а д е ж н а н е п о л н а я и н д у к ц и я , о с у щ е с т в л я е м а я без
а н а л и з а , без с в я з и с дедукцией, без о б ъ я с н е н и я . К тому ж е

127
запоминание отдельных положений, к а с а ю щ и х с я с а м ы х
р а з л и ч н ы х фактов и самых р а з л и ч н ы х условий, в которых
они осуществляются, имеет свои п р е д е л ы : пределы чело­
веческой п а м я т и не б е з г р а н и ч н ы .
Д л я того чтобы и з у ч е н и е о к р у ж а ю щ и х предметов и
я в л е н и й стало действительно основой, руководством к дея­
тельности, д л я того чтобы оно стало прочной основой науч­
ного предвидения, необходимо выделение существенного
общего, п о з н а н и е закономерных с в я з е й . Это достигается
применением а н а л и з а и синтеза, абстракции, обобщения и
систематизации, применением в познании научной мето­
дологии.
Однако д а ж е простейшие п о н я т и я , основанные на р а с ­
к р ы т и и л и ш ь специфического общего в единичных м а т е ­
р и а л ь н ы х предметах, дают возможность произвести перво­
н а ч а л ь н ы е к л а с с и ф и к а ц и и предметов, обозреть всю сово­
купность известных единичных предметов и я в л е н и й ,
осуществить речевое общение м е ж д у ч л е н а м и человече­
ского коллектива. У ж е на этой р а н н е й с т у п е н и п о з н а н и я
неизбежно выявляются существенные отношения между
классами предметов и соответствующих им п о н я т и й
( н а п р и м е р , родовые и видовые о т н о ш е н и я ) . П р и м е н е н и е
ж е научного метода к а н а л и з у фактов, добытых в р е з у л ь ­
т а т е непосредственного, чувственного в о с п р и я т и я предме­
тов и я в л е н и й действительности, ч р е з в ы ч а й н о р а с ш и р я е т
возможности н а ш е г о п о з н а н и я . Мы получаем в о з м о ж н о с т ь
выделить существенное в предметах и я в л е н и я х , сформу­
лировать общие з а к о н ы , о б ъ я с н и т ь отдельные ф а к т ы опы­
та, объединить н а ш и з н а н и я в систему, создать н а у к у .
Создание н а у ч н ы х понятий, систем понятий в пределах
той или иной области н а у к и дает возможность затем п р а к ­
тически оперировать с единичными предметами и я в л е н и ­
я м и у ж е на новой основе — на основе п о з н а н и я существен­
ного и закономерного, дает в о з м о ж н о с т ь подходить к ана­
л и з у вновь о т к р ы в а е м ы х ф а к т о в с точки з р е н и я у ж е
п о з н а н н ы х закономерностей.
Всякое научное понятие к а к з н а н и е о существенном
17
выполняет р я д в а ж н е й ш и х п о з н а в а т е л ь н ы х ф у н к ц и й .
17
Вопрос о функциях понятия в процессе познания обстоя­
тельно рассматривается в статье Клея «Понятие и образование по­
нятий» (см. I. С l a v . Begriff und Begriffsbildung. «Synthese», V. a,
1947).

128
Во-первых, Понятие, а тем более системы научных По­
нятий, я в л я е т с я концентрацией н а ш е г о з н а н и я , а потому
л и ш ь овладение определенной совокупностью понятий дает
возможность человеку осмысливать я в л е н и я , происходя­
щие вокруг него.
Во-вторых, п о н я т и я о с у щ е с т в е н н ы х свойствах и отно­
ш е н и я х действительности я в л я ю т с я в а ж н е й ш и м средст­
вом ориентировки в той массе е д и н и ч н ы х предметов и
явлений, с которыми человек с т а л к и в а е т с я на к а ж д о м
шагу. А потому л и ш ь овладение известной совокупностью
понятий дает возможность человеку осуществлять плано­
мерную целесообразную деятельность по преобразованию
мира, в ы р а б а т ы в а т ь соответствующее поведение, соответ­
ствующее отношение к я в л е н и я м общественной ж и з н и .
В-третьих, поскольку в п о н я т и я х и системах понятий
фиксируется опыт, н а к о п л е н н ы й человечеством, постоль­
ку овладение известной совокупностью п о н я т и й я в л я е т с я
необходимым условном дальнейшего прогресса науки,
дальнейшего прогресса п о з н а н и я . Понятие я в л я е т с я в этом
случае базой, на основе котором осуществляется научный
прогресс.
В-четвертых, понятие есть в а ж н е й ш е е средство упоря­
доченного м ы ш л е н и я . П о н я т и е , я в л я я с ь отраа-сеиие.и дей­
ствительности, возникая в результате мысленной обработ­
ки знаний, полученных посредством органов чувств, в
д а л ь н е й ш е м выступает как первичное по отношению и
получаемому вновь чувственному опыту. Б у д у ч и по с у щ е ­
ству продуктом чувственного опыта, с л о ж и в ш е е с я понятие
начинает в ы с т у п а т ь как средство упорядочения, как обра­
зец, но которому должен обрабатываться наш опыт. Роли
оборачиваются: то, что па известной ступени развития
познания выступало как вторичное, на другой ступени
п о з н а н и я выступает как первичное; в этой связи следует
вспомнить гениальные мысли К. Маркса об оборачивании
l8
метода ( U m s h l a g in dor Melhode) .
Когда еще у человека не было опыта, методологии обра­
з о в а н и я , ф о р м и р о в а н и я понятий, п о н я т и я формировались
т ы с я ч е л е т и я м и ( н а п р и м е р , п о н я т и е о ч и с л е ) . В настоя­
щ е е время, когда у ж е имеется опыт образования понятий,
18
См. К. М а р к с . Математические рукописи. В кн.: «Марксизм
н естествознание». М., Плртиздат. \d'i'i, раздел 11.

9 д . п. Горский 129
в ы я в л е н ы логические и экспериментальные средства, при
помощи которых эти п о н я т и я образуются, процесс этот осу­
щ е с т в л я е т с я более быстрыми темпами. В п р а к т и к е инди­
видуального р а з в и т и я человек усваивает множество поня­
тий, в ы р а б о т а н н ы х ранее человечеством. Ч е м богаче его
о п ы т усвоения понятий, тем этот процесс осуществляется
плодотворнее.
Отсутствие исторического, диалектического подхода к
данному вопросу приводило р я д м ы с л и т е л е й прошлого к
идеалистическим выводам. Абсолютизируя роль п о н я т и я в
обработке чувственного материала, не в и д я того, что п о н я ­
тия, л е ж а щ и е в основе этой чувственной обработки, сами
образовались опытным путем, в процессе практической
деятельности, Кант, например, о б ъ я в л я е т р я д основных
п о н я т и й а п р и о р н ы м и . Р я д же соображений К а н т а о ф у н к ­
ц и и п о н я т и я к а к средства обработки чувственных д а н н ы х
я в л я е т с я весьма ценным, если их и н т е р п р е т и р о в а т ь м а т е ­
р и а л и с т и ч е с к и . Он, н а п р и м е р , п и с а л : «Понятие..., т. е. д е я ­
тельность рассудка, при соединении разнообразного в пред­
19
с т а в л е н и и по п р а в и л у его единства» .
В-пятых, научное понятие, система н а у ч н ы х понятий
есть средство овладения объективным знанием, не з а в и с я ­
щ и м от воли и ж е л а н и я субъекта. В н а у ч н ы х понятиях,
о т р а ж а ю щ и х существенное, необходимое, закономерное,
ф и к с и р у е т с я то, что не зависит от воли и ж е л а н и я познаю­
щего субъекта. В ы р а ж а я с ь математическим я з ы к о м , поня­
т и е и н в а р и а н т н о в д в у х о т н о ш е н и я х : не только в отноше­
нии субъекта, но и в отношении единичных ф а к т о в , от
которых оно отвлечено. Дело в том, что не существует аб­
солютно т о ж д е с т в е н н ы х единичных предметов и я в л е н и й .
Т а к , людей с у щ е с т в у е т огромное множество, с их особен­
н ы м и , и н д и в и д у а л ь н ы м и свойствами, однако подлинно
научное п о н я т и е о человеке ( к а к общественном или как
биологическом существе) одно и то ж е . П р и этом инвари­
антность п о н я т и я (и в отношении к с у б ъ е к т у и в отноше­
нии к объекту) всегда относительна. Эта относительность
п р о я в л я е т с я , н а п р и м е р , в следующем. П о н я т и я образуются
всегда субъектом; процесс п о з н а н и я о к р у ж а ю щ е й действи­
тельности опосредствован известными субъективными рам­
к а м и . Т а к . л а ш а п п а р а т м ы ш л е н и я устроен таким образом,

19
К а и т. Антропология. СПб., 1900, § 7, стр. 21.

130
что мы не можем мыслить одновременно все стороны изуча­
емого предмета. Мы изучаем предмет, абстрагируя его раз­
личные стороны, ч л е н я его на части, в ы р ы в а я его из кон­
текста всего многообразия взаимосвязей с другими предме­
тами. Поэтому изучение любого предмета, а следовательно,
отражение его в соответствующих п о н я т и я х связано с его
огрублением. Однако система понятий, применение методо­
логии диалектического м а т е р и а л и з м а позволяет в дальней­
шем «снять» те огрубления, которые н е и з б е ж н ы при члене­
нии предмета, при абстрагировании его р а з л и ч н ы х сторон,
при умственной его и з о л я ц и и от других предметов.
В. И. Л е н и н в этой связи у к а з ы в а л : «Логические п о н я т и я
субъективны, пока остаются «абстрактными», в своей аб­
страктной форме, но в то я^е в р е м я в ы р а ж а ю т и вещи п
себе. Природа и конкретна и абстрактна, и явление и суть,
и мгновение, и отношение. Ч е л о в е ч е с к и е п о н я т и я с у б ъ е к ­
т и в н ы в своей абстрактности, оторванности, но объективны
2 0
и целом, в процессе, в итоге, в тенденции, в источнике» .
Относительность инвариантности п о н я т и я п р о я в л я е т с я и в
том, что изучаемый п р е д а е т неисчерпаем, что он к тому ж е
постоянно и з м е н я е т с я , р а з в и в а е т с я . Поэтому и п о н я т и я о
предметах постоянно р а з в и в а ю т с я , и з м е н я ю т с я , у т о ч н я ю т ­
ся. Многие философы прошлого ( н а п р и м е р , П л а т о н ) мета­
физически абсолютизировали о д н у сторону п о з н а н и я ,
а именно инвариантность п о н я т и я по отношению к чувст­
венно воспринимаемым единичным предметам. П о н я т и я
как в ы р а ж е н и е общего, необходимого, о т р ы в а ю т с я П л а т о ­
ном от чувственно в о с п р и н и м а е м ы х и з м е н я ю щ и х с я еди­
ничных вещей, приобретают особую форму действительно­
го с у щ е с т в о в а н и я н а р я д у с существованием единичного
(помещаются в особое «умопостигаемое место»), н а д е л я ­
ются вечной формой, п р е в р а щ а ю т с я в творческое начало,
формирующее единичные вещи, и получают н а з в а н и е
идей.
6. Е Д И Н И Ч Н Ы Е , О Б Щ И Е И О С О Б Е Н Н Ы Е СВОЙСТВА
И ИХ О Т Р А Ж Е Н И Е В ПОНЯТИИ

Познание общего и существенного в предметах и я в л е ­


ниях действительности не самоцель. Мы формируем мно­
жество понятий, приводим их в соответствующие н а у ч н ы е
системы для того, чтобы использовать в процессе д а л ь н е й -
i 0
В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 38, сгр. 19!).
9* 131
шего п о з н а н и я действительности, для того, чтобы плодо­
творно п р и м е н я т ь н а ш и з н а н и я на п р а к т и к е для преобра­
з о в а н и я действительности. П о н я т и я , которыми владеет
человек, поэтому постоянно соотносятся им с единичным,
п р и м е н я ю т с я к единичному. Однако, образуя общие п о н я ­
т и я , м ы отвлекаемся, абстрагируемся от единичных инди­
в и д у а л ь н ы х свойств предметов. Возникает вопрос, к а к
м о ж н о п р и м е н я т ь общие п о н я т и я к отдельным предметам,
если м ы , о б р а з у я общие п о н я т и я , совершенно исключаем
из н а ш е г о рассмотрения единичное, индивидуальное. Д р у ­
гими словами, встает вопрос о том, в каком смысле отра­
ж а ю т с я в п о н я т и и особенное и единичное? Точнее, к а к о в а
связь общего, отражаемого в понятии, с единичным и
особенным?
Под особенным м ы будем понимать свойства, п р и с у щ и е
части индивидуумов класса, общие свойства которого от­
р а ж е н ы в п о н я т и и . Так, имея общее понятие «человек»,
н а м приходится п р и м е н я т ь его не только для х а р а к т е р и ­
стики индивидуумов ( И в а н а , П е т р а и т. д . ) , которые выде­
л я ю т с я нами с точки з р е н и я единичных свойств, прису­
щ и х л и ш ь им, но и постоянно совершать м ы с л е н н ы й пере­
ход от класса людей (и соответствующего ему п о н я т и я
«человек») к т а к и м подклассам к а к «русский», «физик»,
«слесарь» и т. п. И з числа людей мы в ы д е л я е м эти под­
к л а с с ы по особенным свойствам, п р и с у щ и м не всем людям
и не отдельным и н д и в и д у у м а м , а р я д у людей. Подкласс,
х а р а к т е р и з у е м ы й каким-либо особенным свойством, будет
п о н и м а т ь с я при рассмотрении данной проблемы не в обоб­
щ е н н о м смысле, т. е. не так, к а к в м а т е м а т и к е . И н ы м и
словами, если р а с с м а т р и в а е т с я класс людей, то мы не
будем р а с с м а т р и в а т ь в качестве его подклассов сам класс
людей и класс, состоящий из одного индивидуума ( н а п р и ­
мер, класс, определяемый свойством «создатель теории
относительности»).
Момент постоянной с в я з и единичного и общего в про­
цессе м ы ш л е н и я , в процессе о п е р и р о в а н и я п о н я т и я м и от­
мечался рядом в ы д а ю щ и х с я домарксистских философов.
Кант, н а п р и м е р , у к а з ы в а л , что н а ш е м ы ш л е н и е без опыта
пусто, а без п р е д с т а в л е н и я и п о н я т и я слепо. Объединение
опыта п понятий (основные из которых К а н т , к а к известно,
считал а п р и о р н ы м и ) и обеспечивает одновременно содер­
ж а т е л ь н ы й , синтетический х а р а к т е р м ы ш л е н и я и придает

132
ому черты всеобщности п необходимости. Справедливо от­
мечая н е р а з р ы в н у ю с в я з ь единичного и общего в процессе
м ы ш л е н и я , Гегель включал а к т у а л ь н о в содержание этих
понятий единичное и особенное. Единичное, особенное
и всеобщее д л я Г е г е л я с в я з а н ы н е р а з р ы в н о и одним и тем
ж е способом и в действительности и в понятии. Такое ре­
шение проблемы единичного, особенного и общего очень
хорошо с л у ж и л о обоснованию гегелевской объективно-иде­
алистической системы и было в значительной степени ее
продуктом. Гегель полагал, что поскольку о к р у ж а ю щ а я
нас действительность я в л я е т с я производной по отношению
к абсолютной идее, к понятию, я в л я е т с я результатом воп­
л о щ е н и я п о н я т и я в о к р у ж а ю щ и й нас мир, постольку в дей­
ствительности могло появиться л и ш ь то. что имелось и в
понятии. Р а з в действительности м ы наблюдаем в опреде­
ленной форме связь единичного, особенного и всеобщего,
в такой ж е форме о н а д о л ж н а существовать и в понятии
(гегелевский принцип тождества материального идеально­
му реализовался им и т а к о м решении у к а з а н н о й про­
блемы) .
Классики м а р к с и з м а - л е н и н и з м а неоднократно отмеча­
л и взаимосвязь единичного, особенного и всеобщего (по­
н и м а я под всеобщим не простое суммирование о б щ и х
свойств группы предметов, а общее как существенное, за­
кономерное, необходимое) ire только в действительности,
по ir в процессе п о з н а н и я . Л е н и н , конспектируя « Н а у к у
логики» Гегеля, писал: « П р е к р а с н а я ф о р м у л а : «Не только
абстрактно всеобщее, но всеобщее такое, которое вопло­
щ а е т в себе богатство особенного, индивидуального, отдель­
2 1
ного (все богатство особого и отдельного!)!! Tres bien!» .
Из этого, однако, н и к а к не следует, что к л а с с и к и мапк-
сизма-ленинизма в к л ю ч а л и а к т у а л ь н о ( к а к это делал Ге­
гель) в содержание общих понятий всю совокупность еди­
ничных и особенных свойств предметов. Во многих слу­
чаях в другой связи В. И. Л е н и н подчеркивал, что п о н я т и я
всегда с в я з а н ы с абстрагированием, отвлечением от мно
жества второстепенного и несущественного, что, в ы д е л я я
существенное, закономерное, мы г л у б ж е п о з н а е м о к р у ж а ­
ющий мир. В. И. Ленин у к а з ы в а л , что «понятие не есть

г
' В. И. Л & н и я. Сочинения, т. 38, стр. 87.

133
нечто непосредственное (хотя понятие есть «простая»
вещь, но эта простота «духовная», простота идеи) — непо­
средственно только о щ у щ е н и е «красного» («это — к р а с ­
ное») и т. п. П о н я т и е не есть «только вещь сознания», но
понятие есть сущность предмета (gegenstandlicb.es
2 2
W e s e n ) , есть нечто An sich, «само себе»» .
В. И. Л е н и н у к а з ы в а л , что п о н я т и я это «.учеты отдель­
23
ных сторон д в и ж е н и я » , что «познание есть о т р а ж е н и е
человеком природы. Но это не простое, не непосредствен­
ное, не цельное о т р а ж е н и е , а процесс ряда абстракций,
ф о р м и р о в а н и я , о б р а з о в а н и я понятий, законов etc., к а к о в ы е
п о н я т и я , з а к о н ы etc... и охватывают условно, приблизитель­
но у н и в е р с а л ь н у ю закономерность вечно д в и ж у щ е й с я и
2 4
р а з в и в а ю щ е й с я природы» .
Включение в с о д е р ж а н и е общего п о н я т и я индивидуаль­
н ы х и особенных свойств предметов в том ж е смысле,
в к а к о м там о т р а ж е н ы общие и с у щ е с т в е н н ы е свойства,
означало бы л и к в и д а ц и ю н а у к и вообще, поскольку этим
самым стиралось бы р а з л и ч и е м е ж д у общим и единичным,
с у щ е с т в е н н ы м и несущественным, закономерным, необхо­
димым и с л у ч а й н ы м . З а д а ч а же н а у к и и состоит в в ы я в л е ­
нии и систематизации общего, существенного и закономер­
ного. С другой стороны, как это у ж е отмечалось, понятие
в реальном процессе м ы ш л е н и я неразрывно связано с еди­
н и ч н ы м и особенным. Рассмотрим сначала, как осущест­
вляется эта связь общего с единичным.
Эта с в я з ь общего, отраженного в понятии, с единичным
о с у щ е с т в л я е т с я по с л е д у ю щ и м л и н и я м :
а) общие свойства, о т р а ж а е м ы е в том или ином п о н я ­
тии, могут быть в ы я в л е н ы в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я отдель­
н ы х предметов определенной предметной области, которые
при этом р а з л и ч а ю т с я памп по их и н д и в и д у а л ь н ы м , еди­
н и ч н ы м свойствам;
б) общее п о н я т и е в процессе м ы ш л е н и я постоянно
соотносится с о т д е л ь н ы м и п р е д м е т а м и той области, в ре­
з у л ь т а т е и з у ч е н и я которой оно было образовано путем
а б с т р а к ц и и . Это соотношение общего с единичным в тер­
м и н а х логики м о ж н о представить с л е д у ю щ и м образом.

2 2
В. И. Л е н и н . Сочинения, т. 38, стр. 276.
2 3
Там же, стр. 136.
2 4
Там же, стр. 173
134
Структуре любого, конкретного по содержанию, п о н я т и я
соответствует в ы р а ж е н и е Р(х) (где Р означает, что мы
имеем дело с каким-то конкретным, фиксированным поня­
т и е м ) . В процессе м ы ш л е н и я п е р е м е н н а я х постоянно за­
м е н я е т с я нами на имена отдельных предметов, облада­
ю щ и х единичными свойствами, в з я т ы х из соответствую­
щ е й предметной области. При этом мы будем получать
либо истинные, либо л о ж н ы е в ы с к а з ы в а н и я . Это означает,
что оперирование общим понятием всегда предполагает
у м е н и е отождествлять и р а з л и ч а т ь предметы из соответ­
ствующей области по их и н д и в и д у а л ь н ы м свойствам.
Тот ф а к т , что любые процессы абстракции, обобщения,
анализа и с в я з а н н ы е с ними процессы образования поня­
тия или его преобразования с в я з а н ы не только с превра­
щ е н и е м и н д и в и д у а л ь н ы х предметов (постоянных) в пе­
р е м е н н ы е , но и в последующей замене этих «перемен­
ных» индивидуумами, от р а з л и ч и й которых мы при этом
отвлекались, находит свое подтверждение в кибернетике
и, в частности, в п р а к т и к е к о н с т р у и р о в а н и я автоматиче­
ских устройств, образующих п о н я т и я . З а д а ч а при этом
состоит в том, чтобы м а ш и н а обозначала, не в з и р а я на все
р а з л и ч и я поступающих в нее сведений в качестве «не­
посредственного опыта», одинаковые в существенных
свойствах объекты одинаковыми символами, т. е. одина­
ковыми з н а к а м и . Т а к , если в качестве таких сведений в
нее дается круг, то, независимо от величины его, поворо­
та, окраски, освещенности и т. п., м а ш и н а должна обозна­
чать его одним и тем ж е символом и отличать круг от иных
геометрических фигур. Тот ф а к т , что м а ш и н а оперирует
з н а к а м и и индивидуумами в у к а з а н н о м смысле и означает,
что она «оперирует» понятиями. Такие машины,
конечно, л и ш ь моделируют р а з л и ч н ы е психические дейст­
в и я человека; м е ж д у такого рода автоматом и мозгом че­
л о в е к а не отношение тождества, а л и ш ь отношение а н а ­
логии. Н о эта а н а л о г и я не п у с т а я , не вздорная, а основан­
н а я на^ и з у ч е н и и существенных ф у н к ц и й ' г о л о в н о г о мозга
человека. А м е р и к а н с к и й у ч е н ы й Д. М. Маккей п и ш е т :
«Наш вывод: автомат, который по статистическим п р и н ­
ц и п а м может р а з в и т ь внутреннюю о р г а н и з у ю щ у ю .програм­
му для адаптивного ответа на р е г у л я р н ы е изменения сен­
сорного входа, способен в принципе в ы р а б а т ы в а т ь без пред­
варительной и н с т р у к ц и и свои собственные с и м в о л ы

135
для понятий любого порядка абстракции, включая мета­
лингвистические п о н я т и я .
Всякое сходство м е ж д у автоматом описанного типа п
человеческим мозгом едва ли случайно, но недопустимо в
2 5
качестве логического аргумента» .
К а к ж е мыслятся и общем П О Н Я Т И И особенные свойства?
В процессе м ы ш л е н и я мы постоянно совершаем пере­
ход от общих понятий к особенным (ограничение) и от
особенных к общим (обобщение). При переходе от осо­
бенных понятий (видовых) к общим (родовым) мы от­
влекаемся от с п е ц и ф и ч е с к и х свойств, в ы д е л я ю щ и х под­
множество из множества, соответствующего родовому
понятию. Т а к , от п о н я т и я «люди умственного труда», от­
влекаясь от особенного свойства людей «заниматься умст­
венным трудом», мы переходим к понятию «человек». П р и
этом отвлечение от особенного свойства не означает его
простого з а б ы в а н и я , в ы ч е р к и в а н и я : в случае необходи­
мости мы вновь м о ж е м совершить умственный переход от
п о н я т и я «человек» к понятию «человек умственного тру­
да». Это означает, что, м ы с л я общее понятие, мы всегда
н е я в н ы м образом имеем и виду не только предметную об­
ласть, в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я которой оно отвлечено, не
только умение отождествлять, р а з л и ч а т ь отдельные пред­
меты по их единичным свойствам (без чего, как у к а з ы ­
валось в ы ш е , н е в о з м о ж н о применение общего к единич­
н о м у ) , но и н е я в н ы м образом имеем в виду и особенные
свойства, по которым м о ж н о выделять подмножества ис­
ходного множества. Это исходное множество выделяется
с помощью общих свойств, з а ф и к с и р о в а н н ы х в общем по­
нятии.
Переход от общего к единичному, в ы р а ж а я с ь я з ы к о м
логики, осуществляется в результате подстановки имен
и н д и в и д у а л ь н ы х предметов вместо переменной х в выра­
ж е н и е Р(х). Переход же от общего к особенному м о ж н о
представить себе как з а м е н у некоторых п е р е м е н н ы х осо­
б е н н ы м и свойствами. З н а ч и т , в ц е л я х в ы я в л е н и я этой осо­
бенности общего п о н я т и я его ф о р м у л у Р{х) следует де­
тализировать, введя п е р е м е н н у ю д л я свойств.

2 5
Д. М. М а к к с й. Проблема образования понятий автома­
та АГИ. В сб. «Автоматы», под. ред. К. Э. ТПенпона и Дж. Маккартн.
М., ПЛ, 1956, стр. 325 (разрядка моя.—Д. Г.)

V36
В случае введения такой переменной формула бу­
дет иметь вид (A i\P(x)), где А — п е р е м е н н а я , м о г у щ а я
принимать з н а ч е н и я имен для особенных свойств и з соот­
ветствующей предметной области, а х — п е р е м е н н а я д л я
имен индивидуумов и Л — знак к о н ъ ю н к ц и и . Если Р в ы ­
ражает свойство «быть человеком», а в процессе опериро­
вания понятием п е р е м е н н а я А п р и н и м а е т значение свой­
ства «заниматься умственным трудом», то получается но­
вое особенное понятие «люди умственного труда». Это
понятие через переменную х, в свою очередь, может соот­
носиться с индивидуумами предметной области, в р е з у л ь ­
тате и з у ч е н и я которой было образовано понятие «чело­
век».
Итак, особенное при оперировании с л о ж и в ш и м и с я по­
н я т и я м и всегда в неявной форме предполагается, так как
иначе невозможен был бы переход от общего к особенно­
му. Мы коснулись л и ш ь одного аспекта связи общего и
особенного, рассматривая оперирование у ж е с л о ж и в ш и м и ­
ся понятиями. П р и генетическом подходе к этому вопро­
су можно было бы выявить и иные связи единичного,
особенного и общего (всеобщего). Т а к , известно, что об­
щее в познании часто возникает как результат р а з в и т и я
з н а н и я о единичном через стадию особенного. В этой с в я з и
.достаточно вспомнить пример Ф . Энгельса о п р е в р а щ е н и и
различных видов энергии друг в друга. Иногда ж е з н а н и е
об особенном возникает в результате п р и м е н е н и я у ж е сло­
жившегося общего к единичному и т. н. С т р у к т у р ы поня­
тий могут быть гораздо более с л о ж н ы м и . Так, свойства,
о т р а ж е н н ы е в понятиях, могут мыслиться не только как
с в я з а н н ы е к о п ъ ю н к т и в н о , но и как с в я з а н н ы е д и з ъ ю н к т и в ­
но и с помощью других операций. В таких п о н я т и я х свой­
ства цредметов, от которых они отвлечены, м ы с л я т с я не
как рядом п о л о ж е н н ы е и объединенные операцией к о н ъ ­
юнкции (этот и тот и т. д.) или д и з ъ ю н к ц и и (этот или
гот), по более с л о ж н ы м и о т н о ш е н и я м и порядка суборди­
нации н иными з а к о н о м е р н ы м и с в я з я м и . Т а к о в ы п о н я ­
тия порядкового числа — в м а т е м а т и к е , инерции, энергии,
относительности, тяготения — в ф и з и к е , р а з в и т и я — в
биологии и философии, валентности и химического эле­
мента — в химии и т. д. Объем т а к и х понятий представ­
ляет не просто множество предметов, а упорядоченное во
времени или пространстве множество, или множество пар,

137
троек и т. д. предметов, или упорядоченное множество
н а р , троек и т. д.
М е ж д у предметами, от которых отвлечено то или иное
п о н я т и е , часто мыслится упорядоченность не только вре­
м е н н а я и пространственная, но и упорядоченность п р и ч и н ­
н а я , ф у н к ц и о н а л ь н а я и т. н. Т а к и е п о н я т и я в науке я в л я ­
ются м о щ н ы м и средствами научного исследования, о р у д и я ­
ми о т к р ы т и я новых истин.
Д. И Менделеев в ы я с н и л , что х а р а к т е р н е й ш и м свой­
ством химического элемента, определяющим его химиче­
ские свойства, я в л я е т с я его атомный вес. В объеме п о н я т и я
о химическом элементе мыслится не просто совокуп­
ность отдельных химических элементов, а особым обра­
зом у п о р я д о ч е н н ы й ряд. Н а таком понятии химического
элемента базируется и з в е с т н ы й периодический закон х и ­
мических элементов, о т к р ы т ы й Менделеевым. Такое п о н я ­
тие о химическом элементе с л у ж и л о путеводной звездой
д л я п р е д с к а з а н и я с у щ е с т в о в а н и я еще не о т к р ы т ы х эле­
ментов, д л я п р е д с к а з а н и я их химических свойств. Анало­
гично «виды энергии» — это такое п о н я т и е , в объем кото­
рого входят не просто рядом п о л о ж е н н ы е раличные виды
энергии, а виды энергии, с в я з а н н ы е м е ж д у собой отноше­
н и я м и в з а и м о п р е в р а щ а е м о с т и и притом такой взаимонре-
в р а щ а е м о с т и , при которой количество ее остается постоян­
н ы м . Это понятие р а с п р о с т р а н я е т с я нами со всеми законо­
мерностями, основанными на т а к о м понимании энергии и
ее видов на новые ф а к т ы опыта, н а п р и м е р , на р а д и о а к т и в ­
н ы й распад.
П о н я т и е «относительности», в х о д я щ е е в формулиров­
ку известного п р и н ц и п а относительности Эйнштейна, та­
кого ж е рода п о н я т и е , и мы п р е д с к а з ы в а е м на его основе
отклонение света в поле т я г о т е н и я Солнца.
Х а р а к т е р н о й чертой метафизического способа м ы ш л е ­
н и я я в л я е т с я р а з р ы в свойств и отпошений. М е т а ф и з и к а
прошлого сводила в п о д а в л я ю щ е м большинстве случаев
о т н о ш е н и я к свойствам и потому у с т р а н я л а о т н о ш е н и я
к а к с а м о с т о я т е л ь н ы й объект и з у ч е н и я из логики и фило­
софии; современные м е т а ф и з и к и - п о з и т и в и с т ы считают
с о д е р ж а н и е м любой конкретной н а у к и и логики — не поз­
н а н и е свойств и взаимосвязей объективно существующих
предметов (в данном с л у ч а е идет речь о н а у к а х о приро­
де и о б щ е с т в е ) , а п о з н а н и е отношений, в ы я в л я е м ы х н а м и

138
в результате анализа непосредственного опыта, который
при этом истолковывается ими в духе махизма.
А н т и ч н а я м е т а ф и з и к а , сводя о т н о ш е н и я к свойствам,
опиралась в основном на состояние н а у к того времени.
У р о в е н ь р а з в и т и я античной м а т е м а т и к и (пифагорейцы,
Эвклид, Архимед, Аполлоний и др.) давал базу д л я в ы ­
д е л е н и я отношений к а к специальной проблемы логики и
философии, тем не менее п о д а в л я ю щ е е большинство
естественных н а у к ( ф и з и к а , биология и др.) з а н и м а л и с ь
описанием свойств отдельных предметов. Это было свя­
зано с тем, что в а н т и ч н у ю эпоху отсутствовали научно
разработанные методы научного эксперимента. Основным
методом научного исследования в то в р е м я считалось наб
людение. Вопрос о закономерности, в ы с т у п а ю щ е й в фор­
ме причинной связи, не был в достаточной мере разрабо­
тан в греческой философии. Поэтому логика Аристотеля,
созданная им к а к органон, как орудие п о з н а н и я , в р е з у л ь
тате п р и м е н е н и я которого можно было достигнуть истины,
базировалась на изучении свойств предметов, на сведении
всех многообразных отношений, взаимосвязей предметов
к о т н о ш е н и я м п р и с у щ н о с т и или иеприсущиости свойств
предметам.
Аристотель, р а с с м а т р и в а я в «физике» явление т я ж е ­
сти, о б ъ я с н я л тот ф а к т , что одни тела падают вниз, а дру­
гие поднимаются вверх, особым свойством, п р и с у щ и м
телам — свойством «стремиться в определенное место».
«Ведь к а ж д о е из них,— пишет Аристотель,— если ему
не препятствовать, несется в свое собственное место, одно
2 6
вверх, другое вниз...» . Сами х а р а к т е р и с т и к и верха и низа
оказываются не соотносительными, з а в и с я щ и м и от си­
стемы координат, а п р и с у щ и м и действительности в аб­
солютном смысле. «Именно, верх,— п и ш е т Аристотель,—
находится не где придется, а куда несутся огонь и легкое
тело; р а в н ы м образом, не где придется н а х о д и т с я нпз,
21
а куда двигаются тела т я ж е л ы е и землистые...» .
Ф и з и к а нового времени, н а ч и н а я с Г а л и л е я и Ньютона,
рассматривает я в л е н и е п а д е н и я тел иначе. Ньютон рас­
сматривает падение как результат взаимодействия
(взаимоотношения) м е ж д у телами. Сила т я г о т е н и я п р я м о

2 6
Аристотель. Физика. М., Соцэкгиз, 1937, стр. 70.
2 7
Там же.

139
пропорциональна массам взаимодействующих тел н обрат­
но пропорциональна к в а д р а т у расстояния м е ж д у ними.
З е м л я и падающее тело притягиваются друг к другу. Но
поскольку масса п а д а ю щ е г о на З е м л ю тела н и ч т о ж н а по
сравнению с массой З е м л и , первой можно пренебречь. Это
означает, что свойство т я ж е с т и тела к а к проявление
взаимодействия м е ж д у д в у м я телами не существует поми­
мо этого взаимодействия ( о т н о ш е н и я ) .
Д и а л е к т и ч е с к и й м а т е р и а л и з м у к а з ы в а е т на м а т е р и а л ь ­
ный х а р а к т е р и свойства предметов и отношений м е ж д у
ними и па их н е р а з р ы в н у ю с в я з ь в о к р у ж а ю щ е й нас дей­
ствительности. В объективной действительности свойства
не существуют вне отношений, так ж е как и отношения не
существуют помимо тел, н а д е л е н н ы х свойствами. Поста­
новка вопроса о том, каково свойство тела вне его отноше­
н и я к другим телам, или о том, каково отношение м е ж д у
телами вне их свойств, я в л я е т с я насквозь м е т а ф и з и ч е ­
ской. Л и ш ь в процессе п о з н а н и я мы имеем возможность,
в ы д е л я я свойства, абстрагироваться от отношений и, н а ­
оборот, в ы д е л я я о т н о ш е н и я , абстрагироваться от свойств
и образовывать отдельно п о н я т и я о свойствах и отдельно
об отношениях. Свойства предметов и о т н о ш е н и я м е ж д у
ними не создаются н а м и в процессе п о з н а н и я , они л и ш ь
о т к р ы в а ю т с я в ходе этого процесса.
Д л я метафизической философии X V I I — X V I I I веков
было т а к ж е х а р а к т е р н ы м сведение отношений предметов
к их свойствам. Но к отличие от античного времени в нау­
ке тогда прочно у т в е р ж д а е т с я идея закономерности, осно­
в а н н а я на понятии о т н о ш е н и я причинности; ф и з и к а ново­
го времени основной в а ж н е й ш е й • задачей ставит рас­
к р ы т и е з а к о н о м е р н ы х п р и ч и н н ы х отношений. Изучение
природы закономерных с в я з е й начинает п р о н и к а т ь и в фи­
лософию. Обобщение э к с п е р и м е н т а л ь н ы х методов иссле­
дования того времени н а ш л о свое о т р а ж е н и е в «Новом
Органоне» Ф . Б э к о н а . Бэкон ставит своей задачей в ы я в и т ь
общие приемы, используемые при р а с к р ы т и и п р и ч и н н ы х
з а к о н о м е р н ы х отношений, которые он н а з ы в а е т ф о р м а м и .
«Ибо, х о т я в природе не существует ничего действитель­
ного помимо обособленных тел, о с у щ е с т в л я ю щ и х сообразно
с законом отдельные чистые действия, однако в науках
этот Же самый з а к о н и его р а з ы с к а н и е , открытие и объяс­
нение с л у ж а т основанием к а к знанию, так и деятельности.

140
Й этот Же самый закол и его р а з д е л ы мы разумеем поД
н а з в а н и е м форм, тем более, что это н а з в а н и е укоренилось
2 8
и обычно встречается» .
Л е й б н и ц выдвигает в качестве одной из основных за­
дач философии и логики изучение отношений, их общих-
логических свойств.
Однако чаще в метафизической философии X V I I —
XV11I веков встречается сведение многообразных взаимо­
с в я з е й и взаимоотношений м е ж д у п р е д м е т а м и к их свой­
ствам. Поэтому в логике изучалось л и ш ь отношение при­
сущности (неприсущности) свойства предмету (Гоббс,
Л о к к , Вольф, К а н т п д р . ) , а т а к ж е отношения тождества
и р а з л и ч и я . Это н а ш л о свое в ы р а ж е н и е в логических
у ч е н и я х н а з в а н н ы х мыслителей. В действительности ж е
р а з л и ч е н и е свойств и отношений к а к одноместных и соот­
ветственно многоместных предикатов оказалось весьма
плодотворным д л я логики и прочно закрепилось в ней.

Ф . П и к о н . Новым (')рпшом. Ооцэкптз, 1935, стр. 198.


Глава III

АБСТРАГИРУЮЩАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЫШЛЕНИЯ


И ЯЗЫК

1. Я З Ы К — В А Ж Н Е Й Ш Е Е СРЕДСТВО
АБСТРАГИРУЮЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЫШЛЕНИЯ

Я з ы к , так ж е , к а к и м ы ш л е н и е , непосредственно свя­


з а н н ы й с процессом абстракции, я в л я е т с я в а ж н е й ш и м
средством а б с т р а г и р у ю щ е й деятельности м ы ш л е н и я . По­
этому в ы я в л е н и е р я д а п р и н ц и п и а л ь н ы х положений, к а с а ю ­
щ и х с я я з ы к а , должно быть предпослано а н а л и з у способов
о б р а з о в а н и я понятий и абстракций.
Я з ы к есть в а ж н е й ш е е средство общения, обмена мыс­
л я м и м е ж д у людьми. Я з ы к — общественное я в л е н и е . Он
возник и о ф о р м и л с я в процессе общественной трудовой
деятельности людей п с л у ж и т удовлетворению н у ж д чело­
века к а к общественного существа.
Я з ы к в ы п о л н я е т множество ф у н к ц и й . У к а ж е м в поряд­
ке п е р е ч и с л е н и я на некоторые из них.
1. Я з ы к — могучее средство п о з н а н и я — средство аб­
с т р а г и р у ю щ е й деятельности м ы ш л е н и я .
2. Я з ы к з а к р е п л я е т успехи п о з н а н и я , успехи абстраги­
р у ю щ е й деятельности м ы ш л е н и я .
3. Я з ы к с л у ж и т в ы р а ж е н и ю н а ш и х мыслей, чувств, оце­
нок объекта; з а к р е п л я я и в ы р а ж а я н а ш и з н а н и я , я з ы к
дает возможность п е р е д а в а т ь их от человека к человеку,
от поколения к поколению.
4. Я з ы к обозначает, дает н а з в а н и я о к р у ж а ю щ и м нас
объектам.
5. Я з ы к есть средство и п о к а з а т е л ь развития интел­
лекта человека, его к у л ь т у р ы .
142
6. Я з ы к , п р о я в л я ю щ и й с я в речи отдельных индивиду­
умов, есть средство ф о р м и р о в а н и я р а з л и ч н ы х психиче­
ских действий человека и средство р е г у л и р о в а н и я его соб­
ственного поведения и т. п.
Сложность я з ы к а как общественного я в л е н и я обусло­
вила и то, что он я в л я е т с я предметом и з у ч е н и я с а м ы х
р а з л и ч н ы х н а у к : я з ы к о з н а н и я , психологии, логики, этно­
графии, философии и т. д.
Важнейшее отношение, а н а л и з которого позволяет
р а с к р ы т ь р я д философских проблем я з ы к а , есть отноше­
ние м е ж д у говорящим ( с л у ш а ю щ и м ) субъектом, зна­
ком и объектом действительности, к которому отнесен
знак.
Существуют р а з л и ч н о г о ' р о д а з н а к и . Так, мы часто го
ворим о том, что дым есть знак огня («наличие дыма сви­
детельствует о том, что там есть огонь»), что мокрые к р ы ­
ши есть з н а к того, что прошел д о ж д ь , и т. п. Это — знаки,
которые с в я з а н ы с обозначаемым п р и ч и н н ы м отношением.
Эти з н а к и часто называют з н а к а м ч - п н д е к с а м и (Т. Гоббс
н а з ы в а л их естественными з н а к а м и ) . Имеются т а к ж е зна­
ки-копии. Они я в л я ю т с я воспроизведениями, репродук­
циями, более или менее сходными с обозначаемым. П р и м е ­
ром т а к и х знаков могут быть фотографии, отпечатки
пальцев, отпечатки древних ж и в о т н ы х на к а м н я х и т. п.
З н а к и , с которыми имеет дело я з ы к , существенно отли­
чаются от знаков-индексов и знаков-копий. Это з н а к и ,
которые не с в я з а н ы с обозначаемым ни причинным отно­
шением, пи отношением сходства.
Отношение з н а к а к обозначаемому в я з ы к е не обуслов­
лено, если рассматривать это отношение л и ш ь в логическом
плане, ни п р и ч и н н ы м и о т н о ш е н и я м и , ни о т н о ш е н и я м и
сходства. Эти з н а к и мы будем н а з ы в а т ь з н а к а м и о б щ е н и я .
Если ж е рассматривать з н а к и обозначаемое в иных п л а н а х
( н а п р и м е р , в п л а н е исторической эволюции я з ы к а ) , то мы
обнаружим, что отнесение знаков к предметам в з н а ч и т е л ь ­
ной степени не зависит от нашего произвола, от соглаше­
ния м е ж д у людьми, поскольку р а з в и т и е я з ы к а совершает­
ся путем постепенных его к а ч е с т в е н н ы х изменений и все­
гда обусловлено п р е д ш е с т в у ю щ и м состоянием я з ы к а : нали­
чием с л о ж и в ш и х с я значений слов и способов их в ы р а ж е ­
ния, грамматических правил, фонетических особенностей
п т. п.

143
Основным средством общения м е ж д у людьми является
звуковой я з ы к . Однако область п р и м е н е н и я условных зна­
ков общения гораздо ш и р е . З н а к и общения применяются
при любой с и г н а л и з а ц и и (например, при регулировании
уличного д в и ж е н и я ) . З н а к и о б щ е н и я п р и м е н я ю т с я и
в искусственных «языках» н а у к , я в л я ю щ и х с я вспомога­
1
тельными языковыми средствами .
З н а к и , используемые в обычном я з ы к е , я в л я ю т с я мате­
р и а л ь н ы м и п р е д м е т а м и (это или к о л е б а н и я воздуха или
з н а к и , н а п и с а н н ы е краской на бумаге, на доске и т. д . ) .
З н а к о б щ е н и я в обычном я з ы к е я в л я е т с я посредником
м е ж д у субъектом и обозначаемым объектом, поскольку его
восприятие позволяет понять с л у ш а ю щ е м у мысль говоря­
щего, т. е. в ы я с н и т ь , на какие- предметы и их связи в дей­
ствительности она н а п р а в л е н а . Поэтому м о ж н о условно
с к а з а т ь (а мы так и г о в о р и м ) , что я з ы к я в л я е т с я «носите­
лем» определенного знания об объекте, что он имеет
вещественное значение. Если нидойтп к этому ж е вопросу
с точки з р е н и я физиологии в ы с ш е й нервной деятельности,
то можно с к а з а т ь , что з н а к я з ы к а в определенном смысле
м о ж е т з а м е н я т ь обозначаемый им предмет: слово может
в ы п о л н я т ь ф у н к ц и ю такого ж е условного р а з д р а ж и т е л я ,
как и обозначаемый им предмет.
У человека в отличие от животного ф у н к ц и ю вещест­
венного условного р а з д р а ж и т е л я может в ы п о л н я т ь слово,
благодаря тому, что оно имеет значение. О той «чрез­
вычайной прибавкой, которую составляет овладение
словом и которая п о я в л я е т с я л и ш ь у ч е л о в е к а , - - писал
И. П. Павлов.— вводится новый п р и н ц и п нервной дея­
тельности — п р и н ц и п отвлечения и обобщения бесчислен­
ных сигналов п р е д ш е с т в у ю щ е й системы..., п р и н ц и п , обу­
словливающий безграничную ориентировку в о к р у ж а ю щ е м
мире и создающий высшее приспособление человека —
2
науку» .
Для в з а и м о п о н и м а н и я м е ж д у людьми необходимо,
чтобы один и тот ж е з н а к в процессе общения относился
л ю д ь м и , в с т у п а ю щ и м и в обмен мыслями, к одним и тем же

' О принципиальном отличии языков наук от обычного языка


см. ст. «Роль ЯЗЫКА в познании» и сб. «Мышление и язык». М., Гос-
политиздат, 1956.
2
И. П. П а в л о в . Полное собр. трудов, т. III. >М., 11зд-во АН
СССР, 1949, стр. 476.

144
объектам. В свою очередь, это возможно л и ш ь в том с л у ­
ч а е , когда у людей с одним и тем ж е з н а к о м ассоциируются
отличительные свойства объекта, к которому этот з н а к
относится. Сам процесс общения, о с у щ е с т в л я е м ы й с по­
мощью знаков, предполагает вычленение, абстрагирова­
ние определенных с п е ц и ф и ч е с к и х свойств объекта и ассо­
циирование их с определенным знаком (или, к а к мы часто
говорим, «закрепление» за определенным знаком с п е ц и ф и ­
ческих свойств п р е д м е т а ) . Отнесенность з н а к а к опреде­
ленному объекту по отличительным свойствам этого объек­
та и образует его вещественное значение. В этом смысле
я з ы к , я з ы к о в о е общение я в л я е т с я в а ж н ы м средством аб­
с т р а г и р у ю щ е й деятельности м ы ш л е н и я . Поэтому обучение
я з ы к у , в котором к а ж д ы й з н а к имеет значение, позволяет
одновременно п е р е д а в а т ь о б у ч а ю щ е м у с я знание з н а ч е н и й
слов, формировать у него п о н я т и я и р а з в и в а т ь способно­
сти к а б с т р а г и р у ю щ е й деятельности. Обозначая одним
и тем ж е знаком р а з л и ч н ы е предметы одного и того ж е
класса, мы н а п р а в л я е м мысль ребенка (да и вообще в с я к о ­
го слушающего) на то общее, что существует в этих р а з ­
л и ч н ы х предметах, и том с а м ы м подготовляем выделение,
абстрагирование этого общего. И м е н н о тот ф а к т , что з н а к ,
(используемый в я з ы к е , не имеет никакого сходства с обоз­
начаемым, создает беспредельные возможности д л я обоб­
щ е н и я предметов, в ы д е л е н и я , а б с т р а г и р о в а н и я у н и х
самых р а з л и ч н ы х свойств. Условный з н а к общения может
быть или похож на обозначаемый объект или не п о х о ж на
него. Е с л и бы з н а к был похож на него, то он мог бы быть
его копией («фотографией») и л и быть сходным с обозна­
чаемым л и ш ь в и з в е с т н ы х свойствах. В первом с л у ч а е
усвоение знака не стимулировало бы вообще никакой
абстрагирующей деятельности м ы ш л е н и я , поскольку з н а к
воспроизводил бы все множество с у щ е с т в е н н ы х и н е с у щ е ­
ственных свойств обозначаемого, и при этом все свойства
в ы с т у п а л и бы к а к рядом п о л о ж е н н ы е , не абстрагирован­
ные друг от друга. Т а к о й з н а к мог бы з а м е н я т ь предмет,
но он сам к а к и предмет д о л ж е н был бы быть предметом
специального и з у ч е н и я с целью а б с т р а г и р о в а н и я общих
и с у щ е с т в е н н ы х свойств обозначаемого. Д л я их з а к р е п л е ­
н и я понадобилось бы введение н о в ы х законов. Если бы
з н а к - б ы л похож на обозначаемый предмет л и ш ь в некото­
р ы х свойствах, допустим д а ж е с у щ е с т в е н н ы х (речь не

1 0 Д . П. Горский 145
идет о той н е з н а ч и т е л ь н о й группе з в у к о п о д р а ж а т е л ь н ы х
слов, в с т р е ч а ю щ и х с я в я з ы к е ) , то усвоение т а к и х з н а к о в
было бы связано с абстрагированием этих с у щ е с т в е н н ы х
свойств. Но в т а к о м с л у ч а е во всех своих опосредствова-
н и я х предмет н а м и р а с с м а т р и в а л с я бы л и ш ь с точки зре­
н и я этих свойств. Это бы тормозило процесс нашего поз­
н а н и я , поскольку в процессе своего интеллектуального
р а з в и т и я человек в ы д е л я е т предмет с н а ч а л а по менее су­
щ е с т в е н н ы м свойствам, затем по более существенным
свойствам, р а с с м а т р и в а я предмет в одной связи, он с в я з ы ­
вает с определенным з н а к о м одни с у щ е с т в е н н ы е свойства
предмета, р а с с м а т р и в а я предмет в другой связи, он с в я з ы ­
вает с определенным знаком другие с у щ е с т в е н н ы е свой­
ства и т. д. Многие свойства, не н а ш е д ш и е своего в ы р а ж е ­
н и я в знаке, человек д о л ж е н был бы о б н а р у ж и в а т ь
в самом предмете и для их з а к р е п л е н и я вводить новые
знаки.
Слово к а к з н а к о б о з н а ч а е м о г о не имеет н и к а ­
кого сходства с о б о з н а ч а е м ы м и не имеет постоянного
о т н о ш е н и я к к а к и м - т о определенным, з а р а н е е ф и к с и р о в а н ­
н ы м предметам, а м о ж е т и з м е н я т ь свое з н а ч е н и е в про­
цессе р а з в и т и я п о з н а н и я . Это с л у я ш т одним из условий
п р е в р а щ е н и я слова в могучее средство а б с т р а г и р у ю щ е й
деятельности м ы ш л е н и я , так к а к «...в словесном обозна­
ч е н и и к а ж д о й в е щ и происходит абстрагирование от ее
3
к о н к р е т н ы х свойств» .
Д о к а з а т е л ь с т в о м того, что овладение речью я в л я е т с я
могучим средством а б с т р а г и р у ю щ е й деятельности м ы ш л е ­
н и я может, н а п р и м е р , с л у ж и т ь с л е д у ю щ и й ф а к т .
«Обозначая п р е д м е т ы и л и действия жестом, глухоне­
мой, не обученный речи, о к а з ы в а е т с я не в состоянии аб­
с т р а г и р о в а т ь качество и л и действие реального предмета,
с ф о р м и р о в а т ь отвлеченного п о н я т и я и систематизировать
я в л е н и я внешнего мира соответственно тем отвлечен­
н ы м п р и з н а к а м , которыми обладает я з ы к , но которые
не свойственны наглядному, п р а к т и ч е с к и усвоенному
4
опыту» .

3
Учебник физиологии, под ред. К. М. Быкова, изд. 3. М., Мед-
гиз, 1954, стр. 771.
4
А. Р. Л у р и я и Ф. Я. Ю д о в и ч. Речь и развитие психиче­
ских процессов у ребенка. М., АПН, 1956, стр. 22.

146
У ребенка овладение словом перестраивает все основ­
ные психические процессы, совершенствует сам процесс
о т р а ж е н и я им действительности, формирует новые формы
в н и м а н и я , п а м я т и , м ы ш л е н и я и действия.
• Овладение словом не только предполагает абстраги­
р у ю щ у ю деятельность м ы ш л е н и я , но и помогает система­
тизировать все множество я в л е н и й , воспринимаемых ре­
бенком. У с в а и в а я слово «чернильница», ребенок с необ­
ходимостью у с в а и в а е т о т л о ж и в ш и е с я в этом слове формы
систематизации в о с п р и н и м а е м ы х я в л е н и й , незаметно д л я
себя относя ч е р н и л ь н и ц ы к группе вещей, имеющих отно­
шение к к р а с к а м ( « ч е р н » ) , орудиям (суффикс «ил»)
5
и вместилищам ( с у ф ф и к с «ниц») .
Овладение речью углубляет и обогащает м ы ш л е н и е
человека, вносит существенно новые ч е р т ы в его психику.
Ребенок с н а ч а л а у с в а и в а е т систему словесных п р и к а з о в
взрослого, а затем н а ч и н а е т п о л ь з о в а т ь с я ими д л я регули­
рования собственного поведения. С в я з ь м е ж д у предметом
и словом первоначально образуется постепенно, н у ж д а е т ­
ся в постоянном подкреплении и у г а с а е т без этого под­
к р е п л е н и я . З а т е м , в связи с овладением я з ы к о м , эта связь
начинает в ы р а б а т ы в а т ь с я быстро, «...иногда «с места»,
прочно з а к р е п л я е т с я , перестает н у ж д а т ь с я в постоянном
подкреплении и н а ч и н а е т п р о я в л я т ь те ч е р т ы «саморегуля­
ции», которые И. П. Павлов отмечал, к а к существенную
б
особенность в ы с ш е й нервной деятельности человека» .
В я з ы к е «закрепляются» р а з л и ч н ы е уровни абстраги­
рующей деятельности м ы ш л е н и я . В лексике каждого я з ы ­
ка мы встречаемся, н а п р и м е р , с и м е н а м и собственными,
именами с у щ е с т в и т е л ь н ы м и , п р и л а г а т е л ь н ы м и , глаголами,
именами ч и с л и т е л ь н ы м и , и со словами, в ы р а ж а ю щ и м и ло­
гические с в я з и («есть», «все», « к а ж д ы й » , «некоторые»,
различные с о ю з ы ) . Д л я простоты рассмотрим т а к и е имена
существительные, п р и л а г а т е л ь н ы е и глаголы, которые
непосредственно обозначают предметы, свойства и состоя­
ния о к р у ж а ю щ е й нас материальной действительности, т. е.
конкретную, а не абстрактную лексику.

6
Л. P. JI у р и я и Ф. Я. Ю д о в и ч. Речь и развитие психиче­
ских процессов у ребенка, стр. 11.
• Там же, стр. 19.

10* 147
Имена собственные с л у ж а т р а з л и ч е н и ю и н д и в и д у а л ь ­
н ы х предметов. Иногда они вводятся к а к с о к р а щ е н и я
соответствующих описаний индивидуумов через их
специфические свойства ( н а п р и м е р , описание «планета,
б л и ж а й ш а я к Солнцу» может быть заменено собственным
именем « М е р к у р и й » ) . Имена собственные х а р а к т е р и з у ю т
тот уровень абстракции, к о т о р ы й в логике носит н а з в а н и е
«нулевого». Этот уровень обычно с в я з а н с о б н а р у ж е н и е м у
индивидуума специфического свойства и н а д е л е н и е м его
именем. Имена существительные, п р и л а г а т е л ь н ы е и гла­
голы х а р а к т е р и з у ю т более высокий уровень абстрагирую­
щ е й деятельности. Эти части речи вместе с их з н а ч е н и я м и ,
вместе с в ы р а ж а е м ы м и ими п о н я т и я м и , я в л я ю т с я пропо­
з и ц и о н а л ь н ы м и ф у н к ц и я м и . Слова «человек», «красный»,
«бежит» м о ж н о представить в виде в ы р а ж е н и й «х — чело­
век», «х — к р а с н ы й » , «х — бежит», которые будут превра­
щ а т ь с я в и с т и н у или л о ж ь п р и подстановке вместо пере­
менной х собственных имен и н д и в и д у а л ь н ы х предметов
или их описаний. Слово «человек» обозначает не отдель­
ного и н д и в и д у у м а , а любого и з индивидуумов, о б л а д а ю щ е ­
го теми свойствами, которые (путем п р и н ц и п а с в е р т ы в а ­
н и я ) д а н ы в виде с о к р а щ е н н о й з а п и с и «человек». Слово
«красный» о б о з н а ч а е т свойство красного цвета, которое
м о ж е т быть интерпретировано к а к класс к р а с н ы х предме­
тов. Слово «бежит» обозначает определенное состояние,
которое может быть, н а п р и м е р , интерпретировано к а к
класс всех бегущих ж и в о т н ы х .
Имена существительные, прилагательные, глаголы
х а р а к т е р и з у ю т более высокий уровень абстракции («пер­
вый» у р о в е н ь ) , с в я з а н н ы й с образованием соответствую­
щ и х классов к а к «особых» предметов. И м е н а числительные
(количественные) относятся к п р е д м е т а м еще более высо­
кого по уровню а б с т р а к ц и и типа, если м ы их рассматри­
в а е м в составе предметной области, состоящей из
м а т е р и а л ь н ы х и н д и в и д у а л ь н ы х предметов. К а ж д о е из чис­
л и т е л ь н ы х «один», «два», «три» и т. д. может быть и н т е р ­
претировано не просто к а к множество индивидуумов, а к а к
множество м н о ж е с т в , р а в н о ч и с л е н н ы х к а к о м у - л и б о кон­
к р е т н о м у м н о ж е с т в у , п р и н я т о м у за эталон. Х о т я м ы
иногда и р а с с м а т р и в а е м числа (в составе иной предметной
области) к а к и н д и в и д у а л ь н ы е предметы, относящиеся
к нулевому типу, но это т о ж е а б с т р а к т н ы е предметы. В этой

148
связи г. Р а й х е н б а х справедливо з а м е ч а е т : «Мы рассмат­
риваем физические объекты к а к образующие нулевой у р о ­
вень; они могут быть н а з в а н ы объектами в абсолютном
смысле, и соответствующий им объектный я з ы к будет то­
гда абсолютным объектным я з ы к о м . Иногда могут рассмат­
риваться другие виды объектов: н а п р и м е р , числа. Мы тог­
да говорим, что они я в л я ю т с я о б ъ е к т а м и в относительном
смысле, и что соответствующий о б ъ е к т н ы й я з ы к я в л я е т с я
1
относительно о б ъ е к т н ы м языком» .
Здесь мы коснулись части я з ы к а , обозначающей т а к и е
объекты, среди к о т о р ы х не встречаются з п а к и самого я з ы ­
ка, т. е. м ы имели дело с так н а з ы в а е м ы м объектным я з ы ­
ком. Если ж е рассматривать з н а к и самого я з ы к а к а к осо­
бые объекты и з у ч е н и я , д л я обозначения которых вводятся
новые з н а к и , то мы будем иметь дело с так н а з ы в а е м ы м
мета-языком (строгие определения объектного я з ы к а и
м е т а - я з ы к а н а м здесь не п о т р е б у ю т с я ) .
К а ж д о е слово объектного я з ы к а м о ж е т быть переведено
в соответствующее слово м е т а - я з ы к а . Т а к слово «город»
в объектном я з ы к е отнесено к и н д и в и д у а л ь н ы м городам,
в ы р а ж е н и е ж е «город» в м е т а - я з ы к е есть особый з н а к о в ы й
объект нулевого уровня, о котором можно, н а п р и м е р ,
в ы с к а з а т ь : « в ы р а ж е н и е «город» состоит из пяти букв».
Исследуя з н а к и к а к особые объекты нулевого у р о в н я аб­
стракции, мы вводим новые т е р м и н ы , отсутствующие
а объективном я з ы к е . Т а к д л я в ы р а ж е н и й «стоять», «бе­
ж а т ь » , «лежать» :и т. п., х а р а к т е р и з у ю щ и х нулевой у р о -
ионь абстракции в пределах м е т а - я з ы к а , вводится слово
«глагол», которое обозначает некоторый класс в ы р а ж е н и й
и потому соответствует первому уровню абстракции и т. д.
Введение новых знаков по отношению к исходным
всегда х а р а к т е р и з у е т новый уровень абстракции и ведет
к образованию предметов более высокого типа.
Высказываемое о свойстве з н а к а , к а к м ы у ж е говори­
ли, относится к более высокому уровню абстракции. Мно­
гие парадоксы в логике в о з н и к а ю т именно потому, что
мы в ы с к а з ы в а е м что-либо о том и л и ином в ы р а ж е н и и на
языке того у р о в н я абстракции, к которому относится само

7
II. R е i с h е n b а с h. Elements of Symbolic Logic. New York,
III1K, ]>. 14.

149
данное в ы р а ж е н и е . Т а к и е в ы с к а з ы в а н и я в логике счи­
таются бессмысленными. С подобным с л у ч а е м мы встре­
чаемся, н а п р и м е р , в известном софизме Эпименида
8
« К р и т я н и н » . П р о т и в о р е ч и я , в о з н и к а ю щ и е из-за н е р а з л и ­
чения уровней абстракции в я з ы к е , н а з ы в а ю т с я семантиче­
с к и м и парадоксами. П е р в о н а ч а л ь н ы м в а р и а н т о м «теории
типов» Б . Рассела такого рода парадоксы не р е ш а л и с ь . Д е ­
ло в том, что слова и п р е д л о ж е н и я , какого бы они с о д е р ж а ­
н и я ни были, я в л я ю т с я м а т е р и а л ь н ы м и и н д и в и д у а л ь н ы м и
объектами, подобными всем и н ы м ф и з и ч е с к и м м а т е р и а л ь ­
н ы м объектам, и потому в теории типов Рассела они д о л ж ­
н ы были р а с с м а т р и в а т ь с я к а к предметы нулевого типа.
В д а л ь н е й ш е м Рассел создал т а к н а з ы в а е м у ю р а з в е т в л е н ­
ную теорию типов, в которой у с т р а н я л и с ь не только ло­
гические, но и семантические парадоксы.
Необходимо и м е т ь в виду, что с о к р а щ е н и я , подобные
«СССР», «США», которые с т а в я т с я н а м и взамен т а к и х
словосочетаний к а к «Союз Советских Социалистических
Р е с п у б л и к » , «Соединенные Ш т а т ы А м е р и к и » , я в л я ю т с я
в ы р а ж е н и я м и , п р и н а д л е ж а щ и м и к тому ж е уровню я з ы ­
ка, что и з а м е н я е м ы е и м и словосочетания. Они не я в л я ю т ­
с я з н а к а м и знаков, а з н а к а м и , которые вводятся взамен
з н а к о в . Аналогично и переменные в ф о р м у л а х пропози­
ц и о н а л ь н ы х ф у н к ц и й ( н а п р и м е р , п е р е м е н н а я х в пропози­
циональной ф у п к ц и и «х — человек») следует рассматри­
в а т ь к а к с о к р а щ е н и я д л я множества и н д и в и д у а л ь н ы х
предметов, которые могут быть представлены вместо п е ­
ременной х, а не к а к з н а к д л я всех з н а к о в , у п о т р е б л я ю ­
щ и х с я д л я обозначения и н д и в и д у а л ь н ы х людей.
В заключение отметим, что некоторые слова, присут­
с т в у ю щ и е в п р е д л о ж е н и я х м е т а - я з ы к а , всегда я в л я ю т с я
словами объектного я з ы к а . Т а к о в ы , н а п р и м е р , слова, обо­
з н а ч а ю щ и е логические связи (связка «есть», союзы «или»,
«и» и т. д . ) . Так, н а п р и м е р , в п р е д л о ж е н и я х м е т а - я з ы к а
«Волга есть с а м а я б о л ь ш а я река в Европе», «Слово «окно»
есть русское слово», слово «есть» обозначает те ж е с а м ы е
логические связи, что и в соответствующих п р е д л о ж е н и ­
я х объектного я з ы к а .

8
Решение этого парадокса в связи с различением уровней
языка дается в кн.: Н. R e i c h e n b a c h . Elements of Symbolic
Logic, p. 224.

150
2. РАЗВИТИЕ А Б С Т Р А Г И Р У Ю Щ Е Й Д Е Я Т Е Л Ь Н О С Т И М Ы Ш Л Е Н И Я
И ИСТОРИЯ ЯЗЫКА

История я з ы к а свидетельствует о постоянном р а з в и ­


тии абстрагирующей и обобщающей деятельности чело­
веческого м ы ш л е н и я . В я з ы к а х народов, с т о я щ и х на срав­
нительно н и з к о й ступени общественного развития, сохра­
нились т а к и е особенности, которые свидетельствуют о
том, что и х а б с т р а г и р у ю щ а я и обобщающая деятельность
существенно отличалась от таковой у современного взрос­
лого человека. А н а л и з этих я з ы к о в показывает, что чело­
веческое м ы ш л е н и е первоначально способно было л и ш ь к
с а м ы м э л е м е н т а р н ы м а б с т р а к ц и я м , но что эта способ­
ность постоянно р а з в и в а л а с ь и совершенствовалась. Сна­
чала человек мог создавать весьма у з к и е по объему обоб­
щ е н и я и л и ш ь по чувственно в о с п р и н и м а е м ы м свойст­
вам, а затем стал делать обобщения все более и более ш и ­
рокие и не только по чувственно в о с п р и н и м а е м ы м в н е ш ­
ним свойствам предметов, но и по свойствам, чувственно
не воспринимаемым, о б н а р у ж и в а е м ы м в предметах в ре­
зультате глубокого анализа соотношений м е ж д у и з у ч а е ­
мыми предметами.
Сначала в о з н и к а л и п о н я т и я весьма узкого объема, ча­
сто относящиеся к одному или нескольким предметам,
о ч е м свидетельствует множество слов в я з ы к а х отсталых
народов, и м е ю щ и х весьма к о н к р е т н ы е з н а ч е н и я .
Известно, что д л я некоторых племен северо-американ-
ских индейцев «рука и нога, которую они себе представ­
ляют, я в л я е т с я всегда рукой и л и ногой кого-нибудь, кто
обозначается одновременно с этой р у к о й и ногой. Во мно­
гих я з ы к а х северо-американских индейцев нет отдельно­
го слова д л я глаза, руки и д л я других частей и органов
тела: слова, обозначающие эти предметы, в с т р е ч а ю т с я
всегда с и н к о р п о р и р о в а н н ы м (вставленным) или п р и с т а в ­
л е н н ы м местоимением, обозначая мою руку, твой глаз,
9
его ногу и т. д.» . «На М а р ш а л ь с к и х островах нет слова
для в ы р а ж е н и я общего п о н я т и я отца, это слово всегда
употребляется к а к часть сложного слова и п р и л а г а е т с я
к определенному л и п у . Т а к же обстоит дело и со словами
10
брат, мать, сестра и т. д.» .
9
Цит. по кн.: Л е в и Б р ю л ь. Первобытное мышление. М.,
«Атеист», 1930, стр. 111.
13
Там же, стр. 111.

151
Э. Эйр (английский исследователь Австралии) отно­
сительно австралийцев п и ш е т : «У них нет родовых в ы ­
р а ж е н и й , к а к дерево, рыба, птица и т. д., у них есть видо­
вые термины, п р и л о ж и м ы е к к а ж д о й особой породе де­
п
ревьев, рыб, птиц» . Отсюда огромное количество слов в
словарях отсталых людей, имеющих весьма у з к у ю область
п р и м е н е н и я . Маори, у к а з ы в а е т Лови Б р ю л ь , ссылаясь на
источники других авторов, имеют ч р е з в ы ч а й н о полную
н о м е н к л а т у р у д л я ф л о р ы Новой З е л а н д и и . «Они знают
пол деревьев ...они имеют р а з н ы е и м е н а для м у ж ж и х и
ж е н с к и х деревьев определенных видов. Они и м е к г р а з ­
л и ч н ы е имена д л я деревьев, листья к о т о р ы х м е н я к т фор­
м у в р а з н ы е моменты их роста. Во многих с л у ч а я х они
имеют специальные имена д л я цветов деревьев и вообще
растений, отдельные имена д л я его н е р а с п у с т и в ш и х с я
листьев и д л я ягод... П т и ц а Коко или Т у п имеет четыре
н а з в а н и я (два д л я самца и два д л я с а м к и ) в соответствии
с в р е м е н а м и года. У н и х имеются р а з н ы е слова д л я хво­
с т а п т и ц ы , животного, рыбы, три н а з в а н и я к р и к а попу­
г а я К о к о (для обычного крика, д л я гневного и испуганно­
1 2
го)» и т. д. В процессе р а з в и т и я общественной п р а к т и ­
ки людей и общественного опыта в о з н и к а л и п о н я т и я все
большей общности. Исследователи сообщают, что в я з ы ­
ке племени чироки вместо местоимения «мы», которое в
р а з в и т ы х я з ы к а х у к а з ы в а е т на множественное число дей­
ствующих лиц, и м е ю т с я более к о н к р е т н ы е способы в ы р а ­
ж е н и я этой ж е и д е и . Вместо м е с т о и м е н и я «мы» т а м
встречается множество местоимений, в ы р а ж а ю щ и х следу­
ю щ и е п о н я т и я : «я и ты», «я и вы», «я и вы двое», «я и он»,
«я, вы и он (или о н и ) » и т. д. В ряде австралийских я з ы к о в
н а р я д у с м н о ж е с т в е н н ы м числом (а т а к ж е в тех с л у ч а я х ,
когда оно отсутствует) с у щ е с т в у е т двойственное, тройст­
венное и четверное число. В некоторых я з ы к а х существует
множество глагольных приставок, н а з н а ч е н и е м которых
я в л я е т с я у к а з а н и е на то, сколько ч е л о в е к действует и на
к а к о е количество людей р а с п р о с т р а н я е т с я действие этих
людей. Г л а г о л ь н ы е ф о р м ы ч р е з в ы ч а й н о д и ф ф е р е н ц и р о в а ­
н ы . П р и помощи р а з л и ч н ы х г р а м м а т и ч е с к и х средств

11
Цит. по кн.: Л е в и Брюль. Первобытно* мышление,
стр. 112.
1 2
Там же, стр. 113—114.

152
(суффиксов, вспомогательных глаголов) можно в ы р а з и т ь
множество оттенков, с в я з а н н ы х с детализацией места и
времени действия ( н а п р и м е р , в к а ф р с к о м я з ы к е п л е м е н и
н ж е у м б а ) . Это свидетельствует о большой конкретности
грамматических средств, используемых в я з ы к е . Добав­
л я я , например, р а з л и ч н ы е о к о н ч а н и я к глаголу «моло­
тить», можно в ы р а з и т ь следующие м ы с л и : я буду .моло­
тить утром; я б у д у молотить весь день; я буду молотить
ночью; я буду молотить снова.
Х а р а к т е р н ы м д л я этих я з ы к о в я в л я е т с я то, что в н и х
существовало м н о ж е с т в о г р а м м а т и ч е с к и х средств д л я
точного и весьма детального ф и к с и р о в а н и я пространствен­
н ы х соотношений. В к л а м а т с к о м я з ы к е имеются особые
местоимения, и м е ю щ и е тот ж е смысл, что и м е с т о и м е н и я
«этот», отдельно д л я о д у ш е в л е н н ы х и д л я н е о д у ш е в л е н ­
н ы х предметов, отдельно д л я предметов, к которым м о ж ­
но прикоснуться, отдельно для предметов, находя­
щ и х с я совсем близко, отдельно д л я предметов, с т о я щ и х
перед говорящим, и отдельно для предметов, которые на­
х о д я т с я в поле нашего з р е н и я .
Н а р е ч и я т а к ж е весьма конкретно и детально в ы р а ж а ­
ют о т н о ш е н и я в пространстве. Так, в кламатском я з ы к е
нет абстрактного местоимения «здесь», но зато имеются
н а р е ч и я , в которых к о н к р е т и з и р у е т с я это понятие, а и м е н ­
но следующие: «здесь совсем близко», «здесь напротив»,
«здесь сбоку» и т. п. Я х г а н ы Огненной Земли, и с п о л ь з у я
местоимения, всегда при этом у к а з ы в а ю т при помощи
определенных г р а м м а т и ч е с к и х средств, находится ли че­
ловек на самом верху вигвама ( ж и л и щ а ) или у двери,
находится ли он в глубине, в п р а в о или влево от вигвама,
в самом вигваме, у порога или вне ж и л ь я .
Первоначально свойства предметов, по которым про­
исходило объединение этих предметов в группы, еще не
отделялись, не абстрагировались окончательно от их но­
сителей. Об этом свидетельствуют я з ы к о в ы е ф а к т ы , гово­
р я щ и е о том, что отсталые в общественном отношении
народы п о н я т и я об этих свойствах в ы р а ж а ю т описатель­
но. Это означает во всяком случае то, что было в р е м я , ког­
да у них не было а б с т р а к т н ы х п о н я т и й об отдельных ч у в ­
ственно в о с п р и н и м а е м ы х свойствах и с п е ц и а л ь н ы х имен,
им соответствующих, и что и х выделение было с в я з а н о с
выработкой их словесного з а к р е п л е н и я через описание.

153
Эйр п и ш е т :
, « Т а с м а н и й ц ы не имели слов д л я в ы р а ж е н и я отвлечен­
н ы х понятий... Они но были в состоянии отвлеченно вы
р а з и т ь свойства: твердый, тихий, горячий, холодный, длин
н ы й , короткий, к р у г л ы й и т. д. Д л я обозначения твердости
они говорили: к а к к а м е н ь , «высокий» у них звучало: д л и н ­
ноногий, «круглый» — у них в ы р а ж а л о с ь : к а к л у н а , к а к
ш а р . П р и этом они обычно к словам п р и б а в л я л и ж е с т ы ,
подтверяедая знаком, о б р а щ е н н ы м к глазу, то, что они хо­
13
тели в ы р а з и т ь звуками» .
Это означает, что в основе абстрагирования отдельных
чувственно в о с п р и н и м а е м ы х свойств л е ж и т процесс с р а в ­
н е н и я предметов, процесс у с т а н о в л е н и я о т н о ш е н и я тожде­
ства м е ж д у ними.
П р и этом п е р в о н а ч а л ь н о (до полного отделения свой­
ства от предмета) абстрактное свойство представлялось
через чувственно в о с п р и н и м а е м ы й в ы д е л е н н ы й предмет
(или г р у п п у п р е д м е т о в ) , обозначенный именем (так н а ­
пример, твердость в ы р а ж а л а с ь через отношение к к а м ­
ню, высота — через отношение к величине ног человека
,и т. д . ) .
В тот период, когда е щ е свойства не были отвлечены
от их м а т е р и а л ь н ы х носителей, эти свойства и их
носители в ы р а ж а л и с ь иногда одним составным именем,
п е р в а я часть которого' обозначала свойство, а в т о р а я —
его носителя. « Д л я того, чтобы образовать п р и л а г а т е л ь ­
ное «твердый», надо у м е т ь абстрагировать свойство твер-
. дости,— п и ш е т Р . А. Б у д а г о в , — от твердых тел и мыс­
л и т ь его независимо... Свойства, м ы с л и в ш и е с я н е р а з ­
дельно со своими носителями, в ы р а ж а л и с ь т а к : «зелень-
трава» вместо «зеленая трава», «камень-стена» вместо
« к а м е н н а я стена», «свет-вода» вместо «светлая вода».
И н ы н е « ж а р - п т и ц а » , «душа-человек», «царь девица»
и
и т. д.» .
Б ы л такой период в р а з в и т и и абстрагирующей дея­
тельности м ы ш л е н и я , когда человек мог у ж е отвлечен­
но представить себе отдельные свойства предметов, но они

1 3
Цит. по кн.: Л е в и Б р ю л ь . Первобытное мышление,
стр. 112.
1 4
Р. А. Б у д а г о в . Очерки по языкознанию. Изд-во АН СССР,
1953, стр. 162.

154
еще не имели специального имени и в ы р а ж а л и с ь тем ж е
словом, что и предмет, от которого они были абстрагиро­
ваны.
«Материалы, полученные в р е з у л ь т а т е исследования
я з ы к а в прошлом одного из с а м ы х отсталых в экономиче­
ском и к у л ь т у р н о м отношении племен — арунта, п о к а з ы ­
вают, что, н а п р и м е р , слово со з н а ч е н и е м «камень» одно­
временно означало и «лежачий». Одно и то ж е значение
имели слова «небо», «ясный» и «голубой»; «яма» и «глу­
бокий»; «наконечник д л я копья», «острие» и «'острый»;
«отец» и «большой». Аналогичное я в л е н и е м о ж н о просле­
15
дить в истории и многих других языков» .
Имена с у щ е с т в и т е л ь н ы е , которые имеют весьма аб­
страктное вещественное значение, в ы р а ж а ю щ е е п о н я т и я
о чувственно н е в о с п р и н и м а е м ы х свойствах предметов, ве­
дут свое происхождение от слов, и м е в ш и х весьма кон­
кретные з н а ч е н и я , в ы р а ж а в ш и х п о н я т и я о чувственно
воспринимаемых свойствах.
«По мнению одного из к р у п н е й ш и х советских линг­
вистов, а к а д е м и к а Л . В. Щ е р б ы , — п и ш е т Г. А. Спир-
кин,— отвлеченный философский т е р м и н «истина», обо­
з н а ч а ю щ и й соответствие н а ш и х з н а н и й действительности,
происходит от слова с менее отвлеченным з н а ч е н и е м —
«есть» ( « е с т и н а » ) , т. е. существовать, быть в действитель­

ности» .
Т а к и е предлоги, к а к «под», «около», произошли соот­
1 7
ветственно от слов-названий: под (у п е ч и ) , к о л е с о .
Аналогично в немецком я з ы к е многие слова с весьма
абстрактными з н а ч е н и я м и ведут свое происхождение от
слов, имеющих весьма к о н к р е т н ы е з н а ч е н и я . Н а п р и м е р :
greifen — begreifen ( х в а т а т ь — п о н и м а т ь )
u b e r l e g e n — u b e r l e g e n ( п е р е к л а д ы в а т ь с места на ме­
сто — о б д у м ы в а т ь ) .
erwagen — e r w a g e n ( в з в е ш и в а т ь — с о о б р а ж а т ь ) .
Подобные я в л е н и я м о ж н о проследить и в и н ы х я з ы ­
ках.

15
А. Г. С п и р к и н. Формирование абстрактного мышления.
«Вопросы философии», 1954, № 5, стр. 72.
16
Там же, стр. 71.
17
См. М. И. С т е б л и н - К а м е н с к и й . Об основных призна­
ках грамматического значения. «Вестпик МГУ», 1954, № 6,
стр. 165.

155
И т а к , в я з ы к е ф и к с и р у ю т с я р е з у л ь т а т ы абстрагирую­
щ е й познавательной деятельности м ы ш л е н и я , более того,
р а з л и ч н ы е уровни абстракции. Однако анализ я з ы к о в
народов, с т о я в ш и х на низкой ступени общественного р а з в и ­
т и я , свидетельствует о том, что процесс абстракции нахо­
д и л с я в постоянном р а з в и т и и . Если первоначально чело­
век мог л и ш ь п о д н я т ь с я до абстрагирования чувственно
в о с п р и н и м а е м ы х свойств предметов и до весьма ограни­
ч е н н ы х по своему о б ъ е м у обобщений, то современный че­
л о в е к способен к весьма с л о ж н ы м а б с т р а к ц и я м и обобще­
ниям.
Глава IV

ПРОБЛЕМА ТОЖДЕСТВА

1. О П Р Е Д Е Л Е Н И Е Ф О Р М А Л Ь Н О Г О ТОЖДЕСТВА

Т р и в и а л ь н ы м фактом, не т р е б у ю щ и м особых д о к а з а ­
тельств, я в л я е т с я то, что человек умеет отождествлять и
р а з л и ч а т ь п р е д м е т ы не только в э л е м е н т а р н ы х с л у ч а я х ,
но и в с л у ч а я х весьма с л о ж н ы х , о чем свидетельствует
прогресс н а у к и .
Однако ответ на вопрос о том, что же такое тождество,
далеко не т р и в и а л е н . Н а у ч н о е определение тождества мы
встречаем впервые у Л е й б н и ц а — одного и з творцов д и ф ­
ференциального и интегрального исчисления. С и т у а ц и я ,
с в я з а н н а я с формированием п о н я т и я тождества, я в л я е т с я
скорее не случайной, а закономерной. История н а у к и сви­
детельствует, что многие п о н я т и я возникли до того, к а к им
были д а н ы т о ч н ы е н а у ч н ы е определения. Этими п о н я т и я ­
ми люди пользовались, п р и м е н я я и х в процессе своей
практической деятельности и в процессе н а у ч н ы х исследо­
ваний. Отсутствие строгих н а у ч н ы х определений до поры
до времени ие я в л я л о с ь п р и этом п р е п я т с т в и е м д л я р а з ­
вития науки.
Т а к , благодаря работам Г а л и л е я и Ньютона м е х а н и к а
достигла огромных результатов, тогда к а к з н а ч е н и я т а к и х
терминов к а к «сила», «масса», «одновременность» пред­
с т а в л я л и с ь спорными.
Ф у н д а м е н т а л ь н е й ш и м понятием м а т е м а т и к и я в л я е т с я
понятие о числе. М а т е м а т и к а у м е л а оперировать числами,
сделала огромные успехи, но не могла в то ж е самое в р е м я
дать ответ в общей форме, что же представляет собой чис-

1 157
ло. Т а л а я попытка, к а к известно, на основе теоретико-мно­
жественного подхода к а р и ф м е т и к е б ы л а п р е д п р и н я т а Р а с ­
селом. Однако и до настоящего времени вопрос этот в ы з ы ­
вает много опоров. В логике, м а т е м а т и к е и других точных
н а у к а х с самого н а ч а л а их в о з н и к н о в е н и я использовался
термин «логическое следование». Говорили, н а п р и м е р :
«Это п о л о ж е н и е с необходимостью (логически) следует
из того-то», но не у м е л и дать ответа на вопрос в общей
ф о р м е : а что значит логически (с необходимостью) сле­
довать? Ответ на этот вопрос д а е т с я л и ш ь в X X веке
Б . Расселом.
Аналогичное п о л о ж е н и е было и в политической эконо­
мии. Л ю д и давно пользовались в ы д е л е н н ы м путем абстрак­
ции свойством стоимости, у м е я у с т а н а в л и в а т ь э к в и в а л е н т ­
ности по стоимости м е ж д у обмениваемыми т о в а р а м и .
Известно, что а н а л и з о м стоимости з а н и м а л с я еще А р и ­
стотель. Однако научное определение стоимости дал только
К. М а р к с . Точно так ж е такими терминами к а к «государ­
ство», «право», «революция»- люди пользовались задолго
до того, к а к строго н а у ч н ы е определения этим п о н я т и я м
были д а н ы марксизмом.
А н а л о г и ч н ы м образом у ч е н и к и в ш к о л е умеют дока­
з ы в а т ь весьма с л о ж н ы е и громоздкие теоремы, не у м е я ,
к а к правило, ответить на вопросы о том, что значит до­
к а з а т ь , почему ты у в е р е н , что теорема д о к а з а н а и т. п.
Т о ч н ы е и строгие определения тех или и н ы х н а у ч н ы х
п о н я т и й создаются в н а у к е л и ш ь на сравнительно высокой
с т у п е н и ее р а з в и т и я . П о я в л е н и ю строгих определений
1
в н а у к е предшествует д л и т е л ь н ы й период их формирова­
н и я и р а з в и т и я . П р и с и с т е м а т и з а ц и и ж е н а у ч н ы х теорий
эти определения н а ч и н а ю т в ы с т у п а т ь к а к исходные, п е р ­
в и ч н ы е . Построение строгой научной теории обычно н а ч и ­
н а е т с я с введения строгих и точных определений основных
п о н я т и й той или иной т е о р и и .
Р а с с м а т р и в а я п р о б л е м у тождества, Л е й б н и ц имеет
в в и д у п р е ж д е всего тождество ( р а в е н с т в о ) , с которым
н а м приходится о п е р и р о в а т ь в м а т е м а т и к е и логике.
И м е н н о в этих д и с ц и п л и н а х и возникает задача дать точ­
ное определение тождества ( р а в е н с т в а ) , п о с к о л ь к у л о г и к а
и м а т е м а т и к а с п е ц и а л ь н о и з у ч а ю т проблему т о ж д е с т в а .
Определение тождества, данное Л е й б н и ц е м , ф о р м у л и ­
р у е т с я обьгчпо т а к :
158
«х =у, если и только если х обладает к а ж д ы м свой­
ством, которым обладает у, & у обладает к а ж д ы м свойст­
1
вом, которым обладает х» .
Это определение Рассел символически записывает т а к :

(я = 2 0 = м У / [ / » = /(!/)]..

(Два предмета ж и г / равны по определению м е ж д у собой,


если и только если д л я любого свойства / будет справед­
ливо, что если это / п р и н а д л е ж и т х, то оно п р и н а д л е ж и т
и у и наоборот.)
Д а н н о е определение с в я з а н о с рядом трудностей. Во-
первых, оно о п и р а е т с я н а п о н я т и я «свойство» и «предмет»,
которые непосредственно в р я д ли более ясны, чем понятие
тождества ( р а в е н с т в а ) . Во-вторых, в данном определении
речь идет о тождестве двух р а з л и ч н ы х предметов, что не­
законно, поскольку ( к а к говорится в определении) два
тождественных п р е д м е т а н е р а з л и ч и м ы , совпадают м е ж д у
собой.
И н ы м и словами р е ш е н и е логической проблемы д а ж е
формального т о ж д е с т в а приводило к необходимости за­
н я т ь с я анализом онтологических проблем, проблем соотно­
ш е н и я тождества и р а з л и ч и я . Определение Л е й б н и ц а в ы ­
зывало необходимость з а н я т ь с я и семантическими пробле­
мами, поскольку в определении говорится об обладании
Предмета свойством, что равносильно у т в е р ж д е н и ю , что
соответствующее в ы с к а з ы в а н и е о том, что предмет обла­
дает определенным свойством, я в л я е т с я и с т и н н ы м .
Р а з у м е е т с я , можно строить логику, вводя первоначаль­
но аксиому равенства без и н т е р п р е т а ц и и . Однако п р и ­
менить ф о р м а л ь н у ю систему д л я р е ш е н и я т е х или и н ы х
н а у ч н ы х проблем м о ж н о л и ш ь тогда, когда ой д а е т с я и н ­
т е р п р е т а ц и я . А следовательно, мы всегда д о л ж н ы отдавать
себе отчет в том, что ж е представляет равенство, и обра­
щ а т ь с я к р е ш е н и ю онтологических, т е о р е т и к о - п о з н а в а т е л ь ­
ных и семантических проблем.
В л и т е р а т у р е по вопросам логики имеются попыт­
ки уточнения лейбиицевского определения понятия
формального тождества ( р а в е н с т в а ) . Т а к и е п о п ы т к и мы

1
См. А. Т а р с к и й. Введение в логику и методологию дедук­
тивных наук. М., ИЛ, 1948, стр. 91.

159
встречаем у И. И. Ж е г а л к и н а , Г. Р а й х е я б а х а , В. К в а й н а ,
Д ж . Б . Росоера, Ст. Л е ш н е в с к о г о и др.
Наиболее интересными и плодотворными н а м пред­
с т а в л я ю т с я с о о б р а ж е н и я , в ы с к а з а н н ы е в этой с в я з и
2
И. И. Ж е г а л к и н ы м .
Ж е г а л к и н исходит из того, что некоторые предметы мы
у м е е м отождествлять и р а з л и ч а т ь , опираясь н а . опыт.
Т е о р и я тождества и д о л ж н а н а у ч и т ь нас отождествлять
и р а з л и ч а т ь и е э л е м е н т а р н ы е предметы, о п и р а я с ь на пред­
варительное у м е н и е р а з л и ч а т ь и отождествлять некоторые
элементарные предметы, из которых они и с о с т а в л я ю т с я .
Допустим, у нас имеется последовательность чисел
( п р е д м е т о в ) : 2, 1, 7, б, 3, 1...
П е р е н у м е р у е м ч л е н ы этой последовательности следу­
ю щ и м образом:
2, 1, 7, 6, 3 , 1 . . .
a а a
a
2i °3i ii Ь) 6- ••

Мы м о ж е м при этом з а п и с а т ь следующее р а в е н с т в о :


а = а.
2 6

По Ж е г а л к и н у это равенство означает л и ш ь следую­


щ е е : а,2 есть у п о р я д о ч е н н а я пара чисел ( 1 , 2 ) , где на пер­
вом месте стоит сам и з у ч а е м ы й предмет, а на втором его
н о м е р ( и н д е к с ) ; а н а л о г и ч н о йв есть у п о р я д о ч е н н а я п а р а
(1,6).
Эти п а р ы о т л и ч а ю т с я тем, что первые их ч л е н ы т о ж -
д е с т в е н н ы , а в т о р ы е р а з л и ч н ы . П р и отождествле­
н и и двух предметов мы имеем дело с д в у м я п а р а м и , где
одни члены тождественны, а другие р а з л и ч н ы . Поэтому
во всякой н а у ч н о й теории мы о п и р а е м с я на умение отож­
дествлять и р а з л и ч а т ь некоторые предметы, что дается н а м
опытом, а с их помощью мы отождествляем иные п р е д м е т ы
и при том так, что тождество всегда включает в свой
состав р а з л и ч и е .
В том случае, когда мы в с т р е ч а е м с я с п а р а м и , которые
совпадают в обоих членах, н а п р и м е р : (3, 4) = (3, 4 ) , м ы
м о ж е м с к а з а т ь , что п е р в ы й р а з м ы в з я л и пару (3, 4 ) , а вто­
рой р а з ту я{е самую пару. Т а к и м путем о т о ж д е с т в л я я эти

2
И. И. Ж е г а л к и н. Трансфинитные числа. М., 1910.

160
п а р ы , мы и х р а з л и ч а е м к а к «первую» и как «вторую»
пары, образуя следующие новые сложные пары:
{(3, 4 ) 1 ] = [ ( 3 , 4 ) 2 ] .
Однако теория тождества И. И. Ж е г а л к и н а о п и р а е т с я
н а понятие упорядоченной п а р ы , дать определение кото­
рому довольно сложно.
В. К в а й н п р е ж д е всего у к а з ы в а е т , что равенство в фор­
м у л а х связывает н е сами предметы, а их имена, так к а к
вместо переменных х и у в равенстве х = у мы м о ж е м
подставлять не сами предметы, а их н а и м е н о в а н и я . Если
при этом окажется, что х — у — истинно, то это будет о з ­
начать, что хну — имена одного и того ж е предмета. П р и
этом К в а й н исходит из очень сильного предположения
(которое никогда, например, не р е а л и з у е т с я в обычных
н е ф о р м а л и з о в а н н ы х я з ы к а х ) , а именно из того, что к а ж ­
дому имени соответствует л и ш ь один предмет, который
э т и м именем обозначается. Р . К а р п а п справедливо к р и т и ­
3
к у е т К в а й н а . Он показывает, что сильное предположение,
из которого исходит последний, не р е а л и з у е т с я и в фор­
м а л и з о в а н н ы х я з ы к а х , поскольку имена для классов _всегда
могут рассматриваться как имена и д л я соответствующих
и м свойств; значит и здесь по имени невозможно однознач­
но отыскать соответствующий ему предмет.
Равенство К в а й н определяет через отношение элемен­
тов класса к классу (это отношение обозначается з н а к о м
«6»):х = z (z&x = zGy), где з н а к ^ читается «обо­
значает то ж е самое, что и...». В этом определении сказано,
что классы х и у равны, если они имеют одни и те ж е
элементы. По К в а й н у класс, единственным элементом ко­
х
торого я в л я е т с я х, есть сам предмет х, т. е. ({ } = х).
Поэтому, если в в ы р а ж е н и я х z€.x и zGy х и у — отдель­
н ы е предметы, то эти в ы р а ж е н и я означают то ж е самое,
что и z — x и z = y (это у к а з ы в а е т на то, что не в с я к и й z
м о ж н о рассматривать как элемент х). Поэтому для отдель­
н ы х предметов определение равенства будет выглядеть т а к :
х = у ^ Vz (z = х = z = у).

Своим определением К в а й н п ы т а е т с я и з б е ж а т ь известного


парадокса Рассела, опираясь на то, что не для всякого
3
Р. К а р н а п. Значение и необходимость. М., ИЛ, 1959,
стр. 167—169.
11 Д . П. Горский 161
класса его элемент находится к нему в отношении принад­
лежности.
Д ж . Россер п ы т а е т с я с ф о р м у л и р о в а т ь определение
тождества т а к и м образом, чтобы и з б е ж а т ь кванторов по
п р е д и к а т а м , т. е. у т в е р ж д е н и й т и п а «для всякого свойства
/ верно, что...», п р и с у т с т в у ю щ и х в определении Л е й б ­
ница. С этой целью он п р е в р а щ а е т определение Лейбница
4
в обобщенное правило .
Если имеется ф у н к ц и я Р с некоторым числом свобод­
н ы х переменных, н а п р и м е р , Р(х, у, z...), то если х=у и на
место z м ы подставим п е р в ы й раз х, а второй раз у, то по­
л у ч и м и м п л и к а ц и ю вида: Р (х, у, х...)^Р (х, у, у...). После
того к а к мы д о к а ж е м , что у = х, в р е з у л ь т а т е соответствую­
щ е й подстановки получим и м п л и к а ц и ю в другую сторону
Р{х, г/, у...) Р(х, у, х...) и, следовательно, д о к а ж е м экви­
валентность Р(х, у, х) = Р(х, у, у).
Р а й х е н б а х у т о ч н я е т лейбницевское определение, ис­
п о л ь з у я м е т а - я з ы к . Определение в таном с л у ч а е будет
в ы г л я д е т ь т а к : «два з н а к а обозначают одну и т у ж е вещь,
если два соответствующих п р е д л о ж е н и я , с о д е р ж а щ и е эти
з н а к и в соответствующих местах, я в л я ю т с я одинаково ис­
5
тинными» . В данном случае определение тождества ф о р ­
м у л и р у е т с я в виде п р а в и л а з а м е н ы : два знака обозначают
о д н у и ту ж е в е щ ь , если в р е з у л ь т а т е подстановки одного
з н а к а вместо другого в истинном в ы с к а з ы в а н и и его
истинность по будет и з м е н я т ь с я (т. е. останется той ж е
с а м о й ) . Против данного уточненного о п р е д е л е н и я т о ж д е ­
ства м о ж н о было б ы возразить. Оно о п и р а е т с я на п о н я т и е
тождественности в ы с к а з ы в а н и й в смысле их истинности
(«истинность в ы с к а з ы в а н и я остается той ж е с а м о й » ) .
Однако это в о з р а ж е н и е вряд ли состоятельно. К а к у ж е
у к а з ы в а л о с ь в ы ш е , многими п о н я т и я м и мы владеем в до­
статочной степени, не з н а я и х н а у ч н ы х определений. П о н и ­
м а н и е з н а ч е н и я термина, умение оперировать термином в
определенных пределах иногда и не предполагает з н а н и я
строгого научного о п р е д е л е н и я соответствующего п о н я т и я .
Одна из задач определения и состоит в том, чтобы р а с к р ы т ь
в явной форме, п у т е м ф и к с и р о в а н и я свойств о п р е д е л я е м о ­
го предмета то, что н а м и п о н и м а е т с я , когда этот предмет
4
См. J. В. R о s s е г. Logic for Mathematiciens. New York, 1958.
3
H. R e i c b e n b a c h . Elements of Symbolic Logic. New York,
1948, p. 241.

162
выступает в к о н к р е т н ы х отношениях к другим предметам.
Поэтому в приведенном в ы ш е определении (и в подобных
ему определениях, часто в с т р е ч а ю щ и х с я в формализован­
н ы х д и с ц и п л и н а х ) нет никакого порочного к р у г а : если мы
говорим, что два в ы с к а з ы в а н и я в равной степени я в л я ю т с я
истинными, то п о н я т и е их тождественности в смысле
истинности совсем не предполагает з н а н и я тождества в
смысле его определения. Эти в ы с к а з ы в а н и я отождествля­
ются л и ш ь в определенных отношениях, и это отождествле­
ние в смысле их истинности м о ж н о осуществить н е л о г и ч е ­
скими средствами (например, р а з л и ч н ы м и способами
опытной п р о в е р к и ) .
К а ж д у ю из этих у т о ч н е н н ы х формулировок закона
Л е й б н и ц а можно использовать преимущественно при
р е ш е н и и тех или и н ы х задач. П р и этом н и одно из уточ­
н е н н ы х определений не может претендовать на абсолют­
н у ю универсальность. Может быть, наиболее общим я в л я ­
ется определение тождества (равенства) И. И. Ж е г а л к и -
ным, поскольку оно с самого н а ч а л а не претендует на
универсальность и полноту ф о р м а л и з а ц и и , п р е д п о л а г а я ,
что в конечном счете опыт д о л ж е н р е ш и т ь вопрос о т о ж д е ­
стве некоторых э л е м е н т а р н ы х предметов.
И з закона Л е й б н и ц а нетрудно логически вывести р я д
других законов, о п р е д е л я ю щ и х свойства отношения т о ж ­
дества ( р а в е н с т в а ) . Из него м о ж н о п о л у ч и т ь свойство
рефлексивности ( в с я к и й предмет р а в е н самому себе: х = х),
свойство симметричности (если х = у, то у=х), свойство
транзисивности (если х = у и y = z, x = z), п о л о ж е н и е о
том, что если два предмета р а в н ы одному т о м у ж е предме­
6
ту, то они р а в н ы м е ж д у собой и т. п .
З а к о н Л е й б н и ц а позволяет в м а т е м а т и к е з а м е н я т ь одно
в ы р а ж е н и е другим, о б о з н а ч а ю щ и м тот ж е с а м ы й предмет
(этим мы всегда пользуемся п р и р е ш е н и и систем у р а в н е ­
ний) .
В логике этим законом всегда п о л ь з у ю т с я в формализо­
ванных д и с ц и п л и н а х (например, в логических исчислени­
я х ) . Вводя в систему некоторую совокупность элементар­
ных предикатов и способы образования из н и х с л о ж н ы х
предикатов, затем одни с л о ж н ы е п р е д и к а т ы з а м е н я ю т на

" См. А. Т а р с к и й. В в е д е н а в логику и методологию дедук­


тивных наук, стр. 92—94.

11* 163
Другие, тождественные им, с л о ж н ы е п р е д и к а т ы в соответ­
с т в у ю щ и х формулах, с л о ж н ы е в ы р а ж е н и я другими п р о
стыми з н а к а м и и т. п .
Поскольку формулировка закона Л е й б н и ц а (х = у) =
— Df(f) U(x)=f(y)] предполагает область всех предика­
тов / как-то выделенной, фиксированной (в формуле у нас
имеется квантор общности ( / ) , т. е. «для любого / » ) , по­
стольку этот закон в ф о р м а л ь н ы х системах не п р и м е н я ю т
в его общей форме. Это правило вводится не для всех пре­
дикатов вообще, а л и ш ь д л я н е к о т о р ы х — элементарных.
П р и этом вводятся правила, о б р а з о в а н и я с л о ж н ы х п р е д и к а ­
тов из простых. Поэтому р а з р е ш а е т с я з а м е н я т ь х и у и,
наоборот, не во всех, вообще говоря, случаях, а д л я о п р е ­
д е л е н н ы х предикатов, с которыми мы оперируем в н а ш е й
системе и которые могут быть подставлены в закон Лейб­
ница вместо переменной / .
П р и таком подходе вместо абстрактного формального
тождества, которое с о д е р ж и т с я в общей формулировке
закона Лейбница, получается частичное тоя?дество. Это
частичное тождество и м е е т с и л у л и ш ь д л я предикатов,
которые образуются по определенным п р а в и л а м из т е х
э л е м е н т а р н ы х предикатов, для которых справедливость
з а к о н а Л е й б н и ц а н а м и была п р е д п о л о ж е н а с самого начала.
Вопрос о правомерности использования формального
т о ж д е с т в а в точных п а у к а х будет освещен в следующем
параграфе.

2. М Е Т А Ф И З И Ч Е С К И Й И Д И А Л Е К Т И К О - М А Т Е Р И А Л И С Т И Ч Е С К И Й
П О Д Х О Д Ы К ПРОБЛЕМЕ ТОЖДЕСТВА

У т о ч н е н и е п о н я т и я тождества не у с т р а н я е т , однако,
основной теоретико-познавательной, философской трудно­
сти, с в я з а н н о й с этой проблемой. Эта трудность была под­
мечена еще в е л и к и м древнегреческим мыслителем Г е р а к ­
литом, но научно р а з р е ш е н а л и ш ь в философии диалекти­
ческого м а т е р и а л и з м а . Г е р а к л и т у к а з ы в а л , что человек не
м о ж е т войти д в а ж д ы в одну и т у ж е реку, в ы я в л я я тем
самым трудность отождествления предмета с самим собой.
Проблему, п о с т а в л е н н у ю Гераклитом, можно сформулиро­
вать так: к а к м о ж н о постоянно и з м е н я ю щ у ю с я т е к у ч у ю
м а т е р и а л ь н у ю действительность отобразить через в ы р а -

164
ж а е м ы е в словах п о н я т и я , обладающие известной точно­
стью и определенностью? К а к можно единый м а т е р и а л ь ­
н ы й мир, где все предметы с в я з а н ы друг с другом р а з л и ч ­
н ы м и в з а и м о с в я з я м и , а с а м и с собой непрерывностью
своего и з м е н е н и я , отобразить с п о м о щ ь ю в ы р а ж е н н ы х в
словах систем дискретных понятий?
Эта проблема интересовала философию па п р о т я ж е н и и
тысячелетий.
Платон р е ш а е т ее с позиций объективного и д е а л и з м а
метафизически. Л о г и к а его р а с с у ж д е н и й по данному
1
вопросу вкратце такова .
Подлинное з н а н и е всегда есть истинное знание. Истин­
ное ж е знание д о л ж н о отвечать всегда, по к р а й н е й мере,
т р е м у с л о в и я м : оно должно точно о т р а ж а т ь объект, быть
независимым от субъекта и обладать некоторой непреходя­
щ е й ценностью (не может б ы т ь такого п о л о ж е н и я , чтобы
высказываемое к а к истинное предлоя;ение тотчас бы
устаревало и п р е в р а щ а л о с ь в л о ж ь ) . Это третье условие и
делает н е в о з м о ж н ы м п р и з н а н и е объектом подлинного зна­
н и я мир в е щ е й : в е щ и постоянно меняются, возникают и
исчезают, а истина остается истиной, н е в з и р а я на это. Е с л и
бы н а ш е познание точно о т р а ж а л о мир вещей, то истины
к а к чего-то прочно установленного не существовало бы.
Поэтому к о н ц е п ц и я истинного з н а н и я , которой п р и д е р ж и ­
вался Платон, з а с т а в л я е т его постулировать особый мир —
мир идей, вечный и н е и з м е н н ы й , н е с о в е р ш е н н ы м отблес­
ком которого и я в л я е т с я к р а й н е и з м е н ч и в ы й мир в е щ е й .
Этот род б ы т и я мира,— у к а з ы в а е т Платон,— я в л я е т с я веч­
но себе т о ж д е с т в е н н ы м . З а к о н тождества П л а т о п и форму­
л и р у е т по отношению к этому идеальному м и р у с у щ н о с т е й ;
согласно этому закону н е л ь з я одну и т у ж е идею считать
8
иной и иное тем ж е с а м ы м .
Истинное з н а н и е и возможно к а к знание в е ч н ы х н е ­
изменных объектов («идей») потустороннего мира. П о з н а ­
ние, однако, о с у щ е с т в л я е т с я через познание м а т е р и а л ь ­
н ы х н е с о в е р ш е н н ы х вещей — «отблесков», «несовершен­
н ы х копий» идей, н а п о м и н а ю щ и х человеку, д у ш а которого
некогда пребывала в царстве идей, о совершенном мире

7
См. П л а т о н . Сочинения, т. VI, «Тимей». М., 1879.
8
Там же, т. V, «Софист». М., 1879 (253 Д ) .

165
(теория в о с п о м и н а н и я ) . Подобная теория в современной
философии р а з в и в а л а с ь Э. Гуссерлем.
Аристотель, к р и т и к о в а в ш и й П л а т о н а за отрыв матери­
а л ь н ы х вещей от их сущности ( « и д е й » ) , не сумел преодо­
л е т ь до конца п л а т о н и з м а : родовые с у щ н о с т и в е щ е й , хотя
и не отрываются Аристотелем от с а м и х вещей, но отлича­
ются им от м а т е р и а л ь н ы х в е щ е й по и х субстанции. Эти
идеи через Ф . Аквинекого п е р е ш л и к современному неото­
мизму. В средневековом споре об у н и в е р с а л и я х эта точка
з р е н и я была п р е д с т а в л е н а к а к точка з р е н и я «умеренного
р е а л и з м а » : общее, сущность, не существует помимо еди­
н и ч н ы х м а т е р и а л ь н ы х вещей, но тем не менее она отлична
от материального по своей субстанции.
Метафизический материализм XVII—XVIII веков
( Д . Л о к к , Т. Гоббс и др.) выступил не только против
средневекового р е а л и з м а ( « п л а т о н и з м а » ) , но и против
умеренного р е а л и з м а . Л о к к и Гоббс (несмотря на р а з ­
л и ч и я и х взглядов к а к точек з р е н и я к о н ц е п т у а л и з м а и но­
м и н а л и з м а ) обосновывали в е р н у ю мысль о том, что общее,
сущности в е щ е й , с у щ е с т в у ю щ и е н е р а з р ы в н о с с а м и м и
м а т е р и а л ь н ы м и в е щ а м и , не отличаются от последних по
своей субстанции: это общие и с у щ е с т в е н н ы е свойства и
о т н о ш е н и я самих м а т е р и а л ь н ы х в е щ е й . Л о к к создал тео­
р и ю абстракции, к о т о р а я позволяла проследить, к а к общее
в о з н и к а е т в н а ш е м у м е в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я единичного.
Однако в ц е л я х обоснования к о н ц е п ц и и истинного зна­
н и я , по которой определенные и н в а р и а н т н ы е н а у ч н ы е
п о н я т и я , ф и к с и р у ю щ и е с у щ е с т в е н н ы е свойства и отно­
ш е н и я вещей, вполне согласуются с действительностью,
м а т е р и а л и с т ы - м е т а ф и з и к и эти свойства определенности,
дискретности, неизменности перенесли и н а самую мате­
р и а л ь н у ю действительность, З а к о н тождества получил
свою онтологическую т р а к т о в к у в м е т а ф и з и ч е с к о м смыс­
л е : «а есть а» ( « к а ж д а я в е щ ь в действительности равна
с а м о й с е б е » ) . Только в этом с л у ч а е с их точки з р е н и я и
м о ж н о было обосновать соответствие н а ш и х м ы с л е й дей­
ствительности.
И. К а н т , т а к ж е к а к и Д. Юм, полагал, что н а ш непо­
средственный опыт отличается большой неопределенно­
с т ь ю в смысле отсутствия в нем в с я к о й всеобщности и н е ­
обходимости. Однако, борясь против скептических в ы в о ­
дов Ю м а по поводу х а р а к т е р а научного з н а н и я , где

166
в отличие от неопределенности непосредственного опыта
все определенно, он п р и ш е л к выводу, что эта определен­
ность обеспечивается наличием н е к и х а п р и о р н ы х форм
чувственного с о з е р ц а н и я и категорий рассудка. Т о ж д е ­
ство и различие п о м е щ а ю т с я им в рассудок. Л и ш ь в сфе­
ре рассудка опыт приобретает такой вид, который обеспе­
чивает применение к нему формально-логического т о ж ­
дества.
Современный позитивизм исходит из непосредственно­
го опыта к а к первично данного. В с я к и е «подпорки»
в виде м а т е р и а л ь н ы х или и д е а л ь н ы х субстанций позитиви­
сты устраняют, поскольку т а к и е п р е д п о л о ж е н и я ведут,
с их точки з р е н и я , к псевдопроблемам. В опыте они пы­
тались отыскать н е к и е исходные «атомарные факты»,
подчиняющиеся у ж е з а к о н у тождества. Эти «атомарные
факты» и я в л я ю т с я базой д л я р а з л и ч н ы х логических по­
строений.
Перечисленные точки з р е н и я ( и с к л ю ч а я г е р а к л и г о в -
с к у ю ) на проблему тождества я в л я ю т с я метафизически­
ми: все они или о б ъ я в л я ю т мир вещей полностью
отвечающим т р е б о в а н и я м формально-логического з а к о н а
тождества и л и конструируют особый м и р и д е а л ь н ы х н е и з ­
менных сущностей, т о ж д е с т в е н н ы х самим себе, и л и о б ъ я в ­
ляют закон тождества априорно п р и с у щ и м л и ш ь субъекту,
о ф ц р м л я ю щ е м у опыт в соответствии с этим законом.
(Здесь ж е отметим, что м а т е р и а л и с т и ч е с к и е м е т а ф и з и ч е ­
ские к о н ц е п ц и и тождества, п р о т и в о с т о я щ и е идеалистиче­
ским к о н ц е п ц и я м тождества, и м е л и в свое время п о л о ж и ­
тельное з н а ч е н и е ) .
Заслугой Гегеля было то, что он подчеркнул диалек­
тический х а р а к т е р тождества, дав при этом справедливую
критику метафизического п о н и м а н и я з а к о н а тождества в
применении к действительности. Однако проблемы т о ж ­
дества, поставленной еще Гераклитом, Гегель н а у ч н о ре­
ш и т ь не мог.
Подлинно научное решение этой проблемы оказалось
возможным л и ш ь с позиций материалистической д и а л е к ­
тики.
Ф. Энгельс был совершенно прав, к р и т и к у я «принцип
тоиедества в старометафизическом смысле», принцип
«абстрактного тождества», который ф о р м у л и р о в а л с я м н о ­
гими домарксистскими м е т а ф и з и к а м и по отношению к

167
самой действительности (а = а — к а ж д а я в е щ ь равна с а м о й
с е б е ) . Энгельс, п о д ч е р к и в а я д и а л е к т и ч е с к и й х а р а к т е р м а ­
т е р и а л ь н о й действительности, отмечал, что во всех с ф е р а х
действительности д л я метафизического принципа т о ж д с -
ства нет места: «...Уже в неорганической природе т о ж д е ­
ство к а к таковое в действительности не существует. К а ж ­
дое тело беспрерывно подвержено механическим, ф и з и ч е ­
ским, химическим воздействиям, которые все в р е м я произ­
9
водят в н е м и з м е н е н и я , модифицируют его тождество» .
Абстрактное тождество тем более неприменимо в о р г а н и ­
ческой природе. «Растение, животное, к а ж д а я клетка,—
у к а з ы в а е т Энгельс,— в к а ж д о е мгновение своей ж и з н и
тождественны с собою и тем не менее отличаются от са­
мих себя благодаря усвоению и в ы д е л е н и ю веществ, бла­
г о д а р я д ы х а н и ю , образованию и отмиранию клеток, благо­
д а р я п р о и с х о д я щ е м у процессу ц и р к у л я ц и и — словом, бла­
годаря сумме н е п р е р ы в н ы х м о л е к у л я р н ы х изменений, ко­
10
торые составляют жизнь...» .
По о т н о ш е н и ю к общественной ж и з н и , где процесс
и з м е н е н и я и р а з в и т и я протекает более быстрыми т е м ­
п а м и , н е п р и м е н и м о с т ь принципа абстрактного тождества
выступает еще я р ч е .
Диалектический характер окружающей нас дей­
ствительности не о з н а ч а е т того, что она хаотична и абсо­
лютно неопределенна. Подобно тому к а к при абсолютно­
сти д в и ж е н и я имеет место относительный покой, так и
д и а л е к т и ч е с к а я изменчивость, т е к у ч е с т ь действительности
необходимо с в я з а н а со свойствами ее относительной о п ­
ределенности. Эта определенность п р о я в л я е т с я в следую­
щ и х ее чертах.
1. Процесс изменений, с которыми м ы встречаемся в
о к р у ж а ю щ е м нас мире, всегда детерминирован предшест­
в у ю щ и м и состояниями и з м е н я ю щ е г о с я предмета и усло­
в и я м и , в которых он находится. Виды этой д е т е р м и н а ц и и
могут быть р а з л и ч н ы м и и сравнительно простыми (на­
пример, в случае и з м е н е н и я объема тела при повышении
его т е м п е р а т у р ы ) и очень с л о ж н ы м и (например, в слу­
чае детерминированности последующих состояний э л е -

9
Ф. Э н г е л ь с . Диалектика природы. М., Госполитиздат, 1955,
стр. 169.
10
Там же, стр. 168—169.

168
ментарной ч а с т и ц ы некоторыми п р е д ш е с т в у ю щ и м и со­
с т о я н и я м и ) . Но во всех с л у ч а я х на основании учета опре­
деленных данных, х а р а к т е р и з у ю щ и х первоначальное со­
стояние предмета и и з м е н е н и я н а ч а л ь н ы х условий, м ы
м о ж е м строить п р е д с к а з а н и я относительно последующих
изменений его состояний (иногда л и ш ь с известной сте­
пенью в е р о я т н о с т и ) .
2. Процесс п р е в р а щ е н и й предметов с одними свойст­
вами в предметы с и н ы м и свойствами, который постоян­
но наблюдается в природе и обществе, осуществляется
1
не беспорядочно: и з м е н я ю щ и й с я предмет может превра­
титься не во что угодно, а л и ш ь , к а к в ы р а ж а л с я Гегель,
в «свое другое». Афродита, если бы т а к о в а я и существо­
вала, пе могла п о я в и т ь с я из пены морской, к а к и е бы и з ­
м е н е н и я последняя не п р е т е р п е в а л а .
З а д а ч а н а у к и и состоит в том, чтобы р а с к р ы т ь и в ы ­
д е л и т ь это инвариантное, относительно определенное и
неизменное (относительно тоя?дествеиное) в предметах и
я в л е н и я х о к р у ж а ю щ е г о нас мира.
«Закон,— к а к у к а з ы в а л В. И. Л е п и н , — есть прочное
(остающееся) в явлении... ( З а к о н — идентичпое в я в л е ­
1 1
нии) З а к о н = спокойное о т р а ж е н и е я в л е н и й » .
Отвлечение этого относительно определенного и инва­
риантного осуществляется не в р е з у л ь т а т е пассивного
с о з е р ц а н и я мира, а в ходе п р а к т и ч е с к о й деятельности
людей, н а п р а в л е н н о й на преобразование о к р у ж а ю щ е й
действительности. П р а к т и ч е с к и е потребности людей не
только определяют ход р а з в и т и я н а у к и , н а у ч н ы е поиски,
п р а к т и к а не только я в л я е т с я з а к л ю ч и т е л ь н ы м этапом
познания, п р о в е р я ю щ и м истинность той и л и иной н а у ч ­
ной теории посредством ее п р и м е н е н и я в технике, но
включается (непосредственно пли косвенно) в процесс
познания на с а м ы х п е р в о н а ч а л ь н ы х его этапах. У ж е п р о ­
с т е й ш и й акт п о з н а н и я , состоящий в отличении единич­
ных предметов друг от друга, что связано с процессом
установления их тоя1дественности с с а м и м и собой, с и х
наименованием, не о с у щ е с т в л я е т с я к а к акт, н е з а в и с и м ы й
от п р а к т и ч е с к и х потребностей, от практической д е я т е л ь ­
ности людей.

п
В. И. Л о н и н . Сочинения, т. 38, стр. 140,

169
Т а к ребенок начинает отличать м а т ь от других людей
о т н ю д ь не по свойству «быть ж е н щ и н о й , р о д и в ш е й его на
свет», а к а к такого человека, к о т о р ы й его кормит, у к л а ­
д ы в а е т спать, переодевает и вообще п р о я в л я е т всяческую
заботу. Воду ребенок отличает от других предметов не
к а к вещество, м о л е к у л а которого имеет состав НгО, а к а к
вещество, которое м о ж н о пить, которое утоляет ж а ж д у
и т. п. Процесс о т о ж д е с т в л е н и я предметов, и м е ю щ и х одно
и то ж е и м я , может б ы т ь произведен, когда один и т о г ж е
предмет ставится н а м и в р а з л и ч н ы е о т н о ш е н и я к и н ы м
п р е д м е т а м и наблюдается в этих р а з л и ч н ы х о т н о ш е н и я х .
Если мы, у к а з ы в а я ребенку на ведро с водой, н а з ы в а е м
его «ведро», ребенок, естественно, не м о ж е т р е ш и т ь , от­
носится это имя именно к ведру с водой и л и к ведру без
коды. Но н а з ы в а я этим ж е именем пустое ведро, м ы тем
самым создаем условия для правильного употребления
и м е н и и для отождествления предмета, называемого вед­
ром, с самим собой: н а з ы в а я различное одним и тем ж е
именем, м ы н а п р а в л я е м м ы с л ь ребенка на то общее, что
существует в этом р а з л и ч н о м .
Процесс в ы д е л е н и я идентичного, инвариантного, т о ж ­
дественного в предметах и я в л е н и я х о к р у ж а ю щ е й нас
действительности н е и з б е ж н о с в я з а н с ее идеализацией,
с «огрублением», с ее «омертвлением», с «остановкой» дви­
ж е н и я и и з м е н е н и я . В. И. Л е н и н в той связи писал: «Мы
не м о ж е м представить, в ы р а з и т ь , смерить, изобразить
д в и ж е н и я , не п р е р в а в непрерывного, не упростив, у г р у -
бив, не разделив, не омертвив живого. И з о б р а ж е н и е дви­
ж е н и я мыслью есть всегда огрубление, омертвление,—
и не только мыслью, но и о щ у щ е н и е м , и не только д в и ж е ­
ния, но и всякого п о н я т и я . И в этом суть д и а л е к т и к и .
Эту-то суть и в ы р а ж а е т ф о р м у л а : единство, тождество
12
противоположностей» .
У ж е простой акт о т о ж д е с т в л е н и я предметов с самими
собой и л и д р у г с другом предполагает отвлечение от их
р а з л и ч и й , и з о л я ц и ю и х из совокупности тех многочис­
л е н н ы х с в я з е й , в которые они в с т у п а ю т с другими предме­
тами. Б о л е е того, то тождественное, что в ы д е л я е т с я н а м и
в предметах и я в л е н и я х к а к относительно тождественное

12
В. И. Л е н я н . Сочинения, т. 38, стр. 255,

170
(поскольку при с у щ е с т в у ю щ е й определенности цредме­
тов и я в л е н и й они постоянно и з м е н я ю т с я ) , н е и з б е ж н о
р а с с м а т р и в а е т с я н а м и к а к тождественное в некотором аб­
солютном смысле (мы производим п р и этом «остановку»
д в и ж е н и я и и з м е н е н и я ) . Это относится не только к ло­
гике и м а т е м а т и к е , но и ко всем и н ы м н а у к а м , использу­
ю щ и м математический аппарат. Т а к з а к о н ы ф и з и к и
з а п и с ы в а ю т с я на математическом я з ы к е в виде соответ­
ствующих равенств ( т о ж д е с т в ) . П р а в ы е и левые части
этих р а в е н с т в м ы п р и этом р а с с м а т р и в а е м к а к в ы р а ж е ­
ния, п о д ч и н я ю щ и е с я з а к о н у Л е й б н и ц а (с теми оговорками
о к о н к р е т н ы х у с л о в и я х его п р и м е н е н и я , которые б ы л и
с д е л а н ы в ы ш е ) . Однако такое рассмотрение я в л я е т с я н е ­
которой и д е а л и з а ц и е й действительности, поскольку при­
менение математического а п п а р а т а в т а к и х с л у ч а я х п р е д ­
полагает р я д допущений, которые н и к о г д а в абсолютном
смысле не имеют места в действительности. Так, в ы ч и с л я я
путь, пройденный р а в н о м е р н о д в и ж у щ и м с я телом со ско­
ростью v в течение времени t но ф о р м у л е s=vt, м ы пред­
полагаем, что в природе существуют абсолютно равномер­
ные д в и ж е н и я (чего на самом деле н е т ) . И з еще более
сильного п р е д п о л о ж е н и я исходят, когда описывают н е р а в ­
номерное д в и ж е н и е : предполагается умение измерить
скорость в каждой точке пути (т. е. мгновенную ско­
рость) :

At-* О,

что на самом деле невозможно в абсолютном смысле.


В этом п р о я в л я е т с я г л у б о к а я д и а л е к т и к а нашего поз­
н а н и я , осуществляющегося всегда через противоречия:
изменение и д в и ж е н и е м ы отображаем через их «оста­
новку», непрерывное через дискретное, «текучее» через
«жесткое», целое через его части; восходя от конкрет­
ного к абстрактному, м ы имеем возможность глубже ото­
бразить конкретное, понять его в его закономерных
связях.
П р и м е н е н и е закона Л е й б н и ц а , определяющего фор­
мальное тождество в р а з л и ч н ы х н а у к а х , и с п о л ь з у ю щ и х
математический а п п а р а т , не о з н а ч а е т того, что сама
действительность п о д ч и н я е т с я п р и н ц и п у формального

171
тождества. Этот з а к о н п р и м е н я е т с я л и ш ь в процессе
п о з н а н и я , в ходе которого м ы н е и з б е ж н о прибегаем
к «остановкам» д в и ж е н и я , к и д е а л и з а ц и и действительности.
Б о л е е того, п р и м е н е н и е этого з а к о н а в процессе п о з н а н и я
не означает и абсолютной остановки, окостенения процесса
познания, который, к а к известно, п о д ч и н я е т с я д и а л е к т и ­
ческим закономерностям. Одни «остановки» д в и ж е н и я на
определенном у р о в н е р а з в и т и я п о з н а н и я , одни отождеств­
л е н и я и р а з л и ч е н и я предметов, с в я з а н н ы е с образовани­
ем соответствующих понятий и абстракций, с м е н я ю т с я
и н ы м и «остановками», иными о т о ж д е с т в л е н и я м и п р е д м е ­
тов и с в я з а н н ы м и с ними п о н я т и я м и и абстракциями,,
х а р а к т е р и з у ю щ и м и более глубокий у р о в е н ь нашего позна­
н и я . Это п р о я в л я е т с я в изменении, развитии, уточнении
с у щ е с т в у ю щ и х н а у ч н ы х теорий и в создании новых теорий.
Сформулируем основные выводы.
1. П р и н ц и п формального тождества, определяемый
законом Л е й б н и ц а , п р и м е н я е т с я по крайней мере во всех
науках, использующих математический аппарат.
2. Использование закона Л е й б н и ц а в н а у к а х не озна­
чает того ( к а к это полагали м а т е р и а л и с т ы - м е т а ф и з и к и и
полагают современные п о з и т и в и с т ы ) , что сама м а т е р и ­
а л ь н а я действительность подчиняется этому з а к о н у и я в ­
л я е т с я метафизической по своему х а р а к т е р у .
3. Использование этого закона в н а у к а х н е означает и
того (как это, н а п р и м е р , полагал К а н т и к а н т и а н ц ы ) , что
тождество привносится в действительность н а ш и м рас­
судком, что оно я в л я е т с я априорной категорией нашего
рассудка.
4. Д и а л е к т и ч е с к и й х а р а к т е р действительности н е оз­
н а ч а е т ее полной неопределенности ( к а к это полагал Ге­
раклит).
5. Определенность, и н в а р и а н т н о с т ь в с в я з я х и свой­
ствах предметов в процессах д в и ж е н и я и и з м е н е н и я ок­
р у ж а ю щ е г о нас мира о т р а ж а е т с я н а м и в виде р а з л и ч н ы х
понятий и законов.
6. В процессе о т р а ж е н и я относительной определенно­
сти, и н в а р и а н т н о с т и в с в я з я х и свойствах предметов,
в процессах д в и ж е н и я и и з м е н е н и я мы эту определенность,
и н в а р и а н т н о с т ь абсолютизируем: производим «остановку»
д в и ж е н и я , прибегаем к и д е а л и з а ц и я м и т. п.

172
7. И м е ш ю к знанию, н а х о д я щ е м у с я в состоянии вре­
менной «остановки», в состоянии той и д е а л и з а ц и и , кото­
рую м ы здесь п р и м е н я л и , п р и м е н я е т с я формальное т о ж ­
дество, определяемое законом Л е й б н и ц а .
8- К а ж д а я т а к а я «остановка» я в л я е т с я временной; от
одной «остановки» д в и ж е н и я , от одних и д е а л и з а ц и и , отож­
дествлений и с в я з а н н ы х с ними п о н я т и й и абстракций мы
по мере р а з в и т и я н а ш и х з н а н и й об о к р у ж а ю щ е м мире
переходим к и н ы м .
Т а к осуществляется процесс р а з в и т и я и совершенст­
в о в а н и я н а ш и х з н а н и й . К а ж д а я «остановка» д в и ж е н и я с
целью его о т о б р а ж е н и я в дискретных п о н я т и я х и точных
ф о р м у л и р о в к а х я в л я е т с я относительной временной. П р о ­
цесс ж е с н я т и я т а к и х «остановок» в ходе р а з в и т и я н а ш е г о
п о з н а н и я я в л я е т с я абсолютным.

3. О Т Н О Ш Е Н И Я Т И П А РАВЕНСТВА

В связи с вопросом абстракции н а м в а ж н о о т м е т и т ь


следующее. Свойства рефлексивности, симметричности
и транзитивности п р и н а д л е ж а т многим отношениям, в з я ­
т ы м к а к из области м а т е м а т и к и , так и из других н а у к
(например, отношению одновременности, обмопиваемости
товаров, взаимодействия, параллельности, конгруэнтности,
р а в н о в е с и я и т. п . ) . З а м е т и м , что в с л у ч а я х таких отноше­
ний к а к отношение параллельности и в з а и м о д е й с т в и я м ы
считаем соответственно, что к а ж д а я п р я м а я п а р а л л е л ь н а
самой себе, к а ж д ы й предмет, взаимодействующий с дру­
гим, взаимодействует сам с собой. О т н о ш е н и я , которые об­
л а д а ю т у к а з а н н ы м и т р е м я свойствами, относятся к отноше­
н и я м т и п а р а в е н с т в а . Эти о т н о ш е н и я отличаются
тем, что если они имеют место м е ж д у всеми предметами
определенной области, то разбивают д а н н у ю область пред­
метов н а классы, не и м е ю щ и е общих элементов. Т а к , если
м е ж д у каким-то классом событий устаповлены отноше­
н и я одновременности, то события, одновременные с собы­
тием А, образуют один класс событий, события, одновре­
менные с отличным от него по времени событием В,
образуют другой класс событий и т. п. Если товары обме­
ниваются друг на друга, то предметы, обмениваемые на
товар А, образуют класс предметов, отличный от классов

173
товаров, обмениваемых rra иные, отличающиеся от А по
стоимости товары В, С, D и т. д. Д р у г и м и словами,
область предметов соответственно разбивается
н а к л а с с ы равноодновременных событий, р а в н о с т о я щ и х
товаров.
Принцип разбиения области предметов, м е ж д у
к о т о р ы м и имеет место отношение т и п а равенства R, п о з ­
в о л я е т его з а м е н и т ь о т н о ш е н и е м тождества м е ж д у пред­
метами. Д р у г и м и словами, этот п р и н ц и п позволяет эли­
м и н и р о в а т ь о т н о ш е н и е R.
Посредством п р и м е н е н и я этого п р и н ц и п а образуются
м н о ж е с т в а , элементы которых тождественны в опреде­
л е н н ы х свойствах. Н а п р и м е р , м ы образовали т а к и м путем
множество событий, элементы которых одновременны с
событием А, м н о ж е с т в о событий, э л е м е н т ы которых од­
н о в р е м е н н ы с событием В и т. д. О т о ж д е с т в л я я п р е д м е т ы
по определенным, о т л и ч н ы м друг от друга свойствам, мы
делаем элементы этих множеств н е р а з л и ч и м ы м и с точки
з р е н и я этих свойств. В м а т е м а т и к е часто говорят в таком
с л у ч а е , что элементы множеств «склеиваются» м е ж д у со­
бой. В р е з у л ь т а т е этого к а ж д ы й элемент м о ж е т высту­
п а т ь к а к представитель всего класса. Е с л и р а н ь ш е эти
э л е м е н т ы р а с с м а т р и в а л и с ь с точки з р е н и я существующего
м е ж д у н и м и о т н о ш е н и я типа равенства R (например,
с точки з р е н и я о т н о ш е н и я о д н о в р е м е н н о с т и ) , то в р е з у л ь ­
т а т е п р и н ц и п а р а з б и е н и я получаются множества, эле­
м е н т ы которых тождественны м е ж д у собой в определен­
н ы х свойствах. Одновременно и число предметов в
рассматриваемой области с о к р а щ а е т с я : вместо множества
п а р и н д и в и д у а л ь н ы х предметов, с в я з ы в а е м ы х отноше­
н и е м R, м ы п о л у ч а е м определенные множества, состав­
л е н н ы е из этих п а р ; при этом полученные м н о ж е с т в а
можно рассматривать как индивидуальные предметы
( р а з у м е е т с я , нового, более высокого т и п а ) .
О т н о ш е н и е частичного тождества есть т а к ж е отноше­
ние типа равенства. Это отношение обладает и свойством
рефлексивности: если А тождественно в каких-то свойст­
в а х с В, то они т о ж д е с т в е н н ы самим себе в этих свойствах.
Это отношение обладает свойством симметричности: если
А тождественно в к а к и х - т о свойствах с В , то и наоборот,
В тождественно в этих ж е свойствах с А. Н а к о н е ц , оно об­
л а д а е т и свойством т р а н з и т и в н о с т и : если А тождественно

174
в каких-то свойствах с В, а. В тождественно в этих ж е свой­
ствах с С, то А тождественно в этих свойствах с С.
Отношение частичного тождества иногда н а з ы в а ю т от­
н о ш е н и е м одинаковости (в одних и тех ж е свойствах) и л и
отношением сходства в одних и тех ж е свойствах. Свойства,
в которых сходны предметы рассматриваемой области, к а к
у ж е отмечалось в ы ш е , могут •варьировать. Н е т абсолютно
тождественных цветов предметов, форм предметов. Б о л е е
того, одни и те ж е свойства в р а з н ы х отношениях в ы с т у п а ­
ют в р а з л и ч н ы х м о д и ф и к а ц и я х . Т а к , свойство «быть смерт­
н ы м » , в котором о д и н а к о в ы люди, выступает в р а з л и ч н ы х
м о д и ф и к а ц и я х в зависимости от аспекта рассмотрения
этого свойства (люди могут ж и т ь и 20 и 50 и 100 и т. д.
л е т ) , люди могут у м и р а т ь в один и тот ж е день, в один и тот
ж е год, в одно и то ж е десятилетие. Отношение частичного
тождества предметов определенной области р а з б и в а е т по­
этому эту область на классы, не и м е ю щ и е общих элементов.
Т а к , людей по общему д л я них отношению тождественно­
сти в свойстве смертности молото разбить па к л а с с ы , цс
и м е ю щ и е о б щ и х элементов: н а п р и м е р , на людей, у м и р а ю ­
щ и х до 30 лет, на людей, у м и р а ю щ и х о т 30 до 40 л е т и т.. д.
З а м е т и м , что п р и н ц и п р а з б и е н и я области предметов на
классы, не и м е ю щ и е общих элементов, применим всегда
к и д е а л и з и р о в а н н ы м предметам, н а п р и м е р к числам. Когда
же м ы п р и м е н я е м его к постоянно и з м е н я ю щ и м с я м а т е р и ­
а л ь н ы м предметам, он очень часто дает осечку, посколь­
ку предметы текучи, изменчивы, поскольку м е ж д у ними
не существует, к а к писал Энгельс, h a r d and fast lines
(твердых р а з г р а н и ч и т е л ь н ы х л и н и й ) . Д л я п р и м е н е н и я
этого принципа необходимо к о н к р е т и з и р о в а т ь и т е м са­
мым идеализировать, огрубить предметы исследуемой
области, а затем у ж е п р и м е н я т ь у к а з а н н ы й логический
принцип.
Рассмотрим сначала, к а к происходит процесс частично­
го отождествления предметов по их простейшим чувст­
венно воспринимаемым свойствам, к а к в этих с л у ч а я х
осуществляется процесс абстракции и образования про­
стейших понятий. З а т е м перейдем к вопросу об абстраги­
ровании чувственно н е в о с п р и н и м а е м ы х свойств (к воп­
росу об образовании соответствующих «абстрактных
предметов») через о т н о ш е н и я типа равенства.
Глава V

ПРОЦЕСС АБСТРАКЦИИ, СВЯЗАННЫЙ


С НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕМ
ПРЕДМЕТОВ; ОБРАЗОВАНИЕ НА ЭТОЙ ОСНОВЕ
ПОНЯТИЙ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ПРАКТИКА

1. О Г Р А Н И Ч Е Н Н О С Т Ь Д О М А Р К С И С Т С К И Х
МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ЭМПИРИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ
НА ПРОЦЕСС АБСТРАКЦИИ

Вопрос об а б с т р а к ц и и передовые мыслители в домар­


ксистской м а т е р и а л и с т и ч е с к о й ф и л о с о ф и и ставили и ре­
ш а л и п р е и м у щ е с т в е н н о в с в я з и с процессами отождествле­
н и я предметов по р я д у общих свойств и отвлечения от
свойств и н д и в и д у а л ь н ы х и особенных. П р и этом рассматри­
вались в основном свойства чувственно воспринимаемые,
на основе которых образовывались простейшие общие по­
н я т и я . Но д а ж е п р и т а к о й скромной и ограниченной задаче
м а т е р и а л и с т ы до М а р к с а не могли п р а в и л ь н о р е ш и т ь мно­
гих вопросов, с в я з а н н ы х с процессом абстракции. В этой
с в я з и м ы к р а т к о к о с н е м с я учений об абстракции Д ж . Л о к -
к а и ф р а н ц у з с к и х материалистов отметим и некоторые
з а с л у г и Ф . Б э к о н а . В основе локковской теории абстрак­
ции л е ж и т я р к о в ы р а ж е н н о е сенсуалистическое положе­
ние, что в и н т е л л е к т е нет ничего такого, что не "содержа­
лось бы р а н ь ш е в чувстве.
У ч е н и е Л о к к а об абстракции было н а п р а в л е н о против
у ч е н и я Д е к а р т а о в р о ж д е н н ы х и д е я х . Л о к к с т а в и л себе
з а д а ч е й обосновать ф а к т п р о и с х о ж д е н и я всего нашего

1
См. А. Л. С у б б о т и н . Вопросы абстракции у Д. Локка.
«Вопросы философии», 1955, № 2.

176
з н а н и я из опыта. Он разработал, к а к у к а з ы в а л К. Маркс,
философию здравого смысла, о п и р а ю щ у ю с я на п о к а з а н и я
2
органов чувств . Ч е р е з о щ у щ е н и я или р е ф л е к с и ю приоб­
ретаются простые идеи, я в л я ю щ и е с я о т р а ж е н и е м либо
в н е ш н и х качеств вещей, либо в н у т р е н н е й деятельности
д у ш и . Эти простые идеи я в л я ю т с я материалом д л я полу­
ч е н и я более с л о ж н ы х идей. Процесс образования более .
с л о ж н ы х идей из более простых, д а н н ы х нам в чувствен­
ном восприятии, и представляет собой процесс абстракции.
А б с т р а г и р у ю щ а я способность — есть особая способность
нашего разума.
Процесс абстракции протекает, по Л о к к у , с л е д у ю щ и м
образом. Допустим, даны предметы Х\, Хг, Х и т. д., к а ж ­ 3

д ы й и з которых обладает рядом свойств. П у с т ь Xi имеет


свойства а, Ъ, с, d, Х2 — свойства a, b\, с\, d\, Х3 — свойства
а, & , С2, ^ 2 и т. д. П р е д м е т ы с их чувственно восприни­
2

м а е м ы м и свойствами о т р а ж а ю т с я в виде простых идей.


Простые идеи затем поступают в р а с п о р я ж е н и е н а ш е г о
разума, который, а н а л и з и р у я д а н н ы е чувственного опыта,
отбрасывает то свойства, которые не п р и н а д л е ж а т всем
предметам рассматриваемой группы, и у д е р ж и в а ю т те
свойства, которые п р и н а д л е ж а т всем ее предметам. Это
общее свойство, выделенное путем абстрагирования, вхо­
дит в с о д е р ж а н и е соответствующего общего понятия
( а б с т р а к ц и и ) . В с в я з и с этим Л о к к пишет, что, у с т р а н я я
из с л о ж н ы х идей «Петр» и «Яков», «Мария» и «Анна» то,
что было своеобразного в к а ж д о м лице, и у д е р ж и в а я
«только то, что у них всех есть общего», м ы получаем об­
щ у ю идею «человек». И далее: «Если из с л о ж н ы х идей,
о з н а ч а е м ы х и м е н а м и «человек» и «лошадь», у с т р а н и т ь те
особенности, которыми они р а з л и ч а ю т с я , у д е р ж а т ь только
то, в чем они сходятся, образовать из этого новую, особо
с л о ж н у ю идею и дать ей имя «животное», то п о л у ч а е т с я
более о б щ и й термин, обнимающий вместе с человеком
3
другие р а з л и ч н ы е существа» .
И з приведенных слов Л о к к а видно, что у д е р ж а н и е
общего и отбрасывание своеобразного основывается на

2
См. К. М а р к о й Ф. Э н г е л ь с . Сочинения, т. 2. М., Госполит-
издат, 1955, стр. 144.
3
Д ж о н Л о к к . Опыт о человеческом разуме. М., 1898,
стр. 406—407.

12 д. п. Горский 177
непосредственном восприятии, с одной стороны, и на
особой к л а с с и ф и ц и р у ю щ е й способности нашего р а з у м а —
с другой.
Л о к к о в с к а я т е о р и я абстракции, т а к и м образом, обхо­
дит вопрос о тех логических средствах, с помощью которых
происходит выделение общего свойства, отражаемого
в понятии. Она л и ш ь констатирует следующее: после того
к а к в р е з у л ь т а т е в о с п р и я т и я приобретен некоторый опыт,
м ы с помощью р а з у м а подразделяем все свойства на два
к л а с с а : класс о б щ и х свойств, п р и с у щ и х к а ж д о м у пред­
мету изучаемой г р у п п ы , и класс необщих свойств, прису­
щ и х л и ш ь некоторым предметам и з у ч а е м о й г р у п п ы ; затем
общие свойства в к л ю ч а ю т с я в состав с о д е р ж а н и я п о н я т и я
об изучаемой группе предметов, а необщие — исключают­
ся из него. П р а в и л ь н о , хотя оно и осталось совершенно не
р а з р а б о т а н н ы м , п о л о ж е н и е Л о к к а , что в процессе выде­
л е н и я и н т е р е с у ю щ и х пас общих свойств и о т в л е ч е н и я от
свойств необщих м ы ф и к с и р у е м на п е р в ы х свое внимание
и обозначаем их новым именем.
Л о к к о в с к а я т е о р и я абстракции, к а к и все прочие
домарксистские сенсуалистические теории, исходила из
того, что сопоставляемые м е ж д у собой в процессе абстра­
г и р о в а н и я свойства д о л ж н ы носить ч у в с т в е н н ы й ( н а г л я д ­
н ы й , о с я з а е м ы й и т. п.) х а р а к т е р .
Процесс абстракции они иллюстрировали па примере
свойств, подобных т а к и м к а к «быть белым», «быть гром­
к и м » , «быть вкусным», «быть к р у п н ы м » , «иметь з е л е н у ю
окраску» и т. н. Л о к к чувствовал ограниченность своей
чисто сенсуалистической точки з р е н и я , когда перед ним
в с т а в а л вопрос об абстрагировании чувственно невоспри-
н и м а е м ы х свойств, т а к и х к а к «быть субстанцией», «обла­
д а т ь силой» и т. п. Т а к , с точки з р е н и я этой теории абст­
р а к ц и и невозможно объяснить, к а к и м путем мы образуем
идею цвета вообще. Согласно теории абстракции Л о к к а ,
общее свойство м о ж н о абстрагировать л и ш ь путем отбра­
с ы в а н и я -свойств, не я в л я ю щ и х с я общими д л я рассматри­
ваемой г р у п п ы предметов, и у д е р ж а н и я общих. В данном
с л у ч а е н а ш е м у чувственному в о с п р и я т и ю даются л и ш ь
р а з л и ч н ы е цвета ( к р а с н ы й , белый и т. п . ) . О т б р а с ы в а я
это р а з л и ч н о е (красное, белое и т. п . ) , о б н а р у ж и в а е м о е
в с а м ы х р а з л и ч н ы х предметах, мы никогда не увидим
«цвета вообще», а следовательно, и не сумеем образовать

178
идеи «цвета вообще», т а к как, согласно учению Д о к к а ,
в содержание п о н я т и я входит л и ш ь то общее, что присуще
всем с р а в н и в а е м ы м в е щ а м (точнее и д е я м об этих в е щ а х ) ,
что нами о б н а р у ж и в а е т с я после у с т р а н е н и я тех свойств,
которые не п р и с у щ и к а ж д о м у предмету анализируемой
г р у п п ы . После Я \ е у с т р а н е н и я р а з л и ч и й в нескольких р а з ­
нородных цветах мы никогда не о б н а р у ж и м их общего
родового свойства «быть цветом», поскольку это свойство
н е дано н а м в чувственном опыте, поскольку оно не может
быть предметом непосредственного восприятия.
П о п ы т к и Л о к к а р е ш и т ь эти вопросы неизбежно приво­
дили его к агностицизму, к к о л е б а н и я м в сторону идеа­
лизма, з а с т а в л я л и в с т у п а т ь в противоречие со своим
исходным у т в е р ж д е н и е м о том, что нет ничего в уме, чего
не было бы ранее в чувстве (в о щ у щ е н и и ) .
Так, а н а л и з и р у я понятие «субстанция», Л о к к у к а з ы ­
вает, что это понятие есть предположение «о неизвестной
подпорке» (support) тех качеств, которые способны произ­
водить в нас простые идеи и которые обыкновенно зовутся
4
а к ц и д е н ц и я м и » . Л о к к у к а з ы в а е т , что «субстанция всегда
с ч и т а е т с я чем-то кроме протяженности, фигуры, плотно­
сти, д в и ж е н и я , м ы ш л е н и я или других доступных наблю­
5
дению идей, х о т я мы и не знаем, что она такое» . П о н я т и е
о субстанции не может быть получено ни через о щ у щ е н и е ,
ни через р е ф л е к с и ю . Поэтому под субстанцией следует
понимать «неопределенное нредполоя^ение неизвестно
6
ч е г о » . О подобных з а т р у д н е н и я х «чистого» э м п и р и з м а
Энгельс писал: «Это с т а р а я история. Сперва создают абст­
р а к ц и и , о т в л е к а я их от ч у в с т в е н н ы х вещей, а затем ж е ­
л а ю т п о з н а в а т ь их чувственно, ж е л а ю т видеть время
и обнять пространство. Эмпирик до того в т я г и в а е т с я
в привычное ему эмпирическое познание, что воображает
себя все еще н а х о д я щ и м с я в области чувственного поз­
7
н а н и я д а ж е тогда, когда он о п е р и р у е т а б с т р а к ц и я м и » .
Противопоставив я в л е н и е сущности, р е ш а я вопросы абст­
ракции в отрыве от общественной п р а к т и к и человека,
в отрыве от истории п о з н а н и я , Л о к к , столкнувшись с труд-

4
Д. Л о к к. Опыт о человеческом разуме, стр. 277.
5
Там же, стр. 288.
в
Там же, стр. 71.
7
Ф. Э н г е л ь с . Диалектика природы. М., Госполитиздат, 1955,
стр. 187.

12* 179
ПОСТАМИ, свойственными чистому сенсуализму, склоняется
к точке з р е н и я , что с у щ н о с т ь в е щ е й непознаваема, что
п р е д с т а в л е н и я об этой сущности создаются с а м и м умом
и с т а к и м расчетом, чтобы они не в с т у п а л и в противоречие
с опытом. Выделение ж е общего в а к д и д е н т а л ь н ы х свой­
ствах с л у ж и т л и ш ь обозначению многого, но не р а с к р ы в а е т
их с у щ н о с т и .
Л о к к п и ш е т : « З а п а с ш и с ь раз простыми идеями, она
(т. е. душа.— Д. Г.) может с к л а д ы в а т ь их в р а з л и ч н ы е
соединения и создавать т а к и м образом разнообразные
с л о ж н ы е идеи, не исследуя того, с у щ е с т в у ю т ли о н и в та­
ком сочетании в природе. Оттого-то, я думаю, такие идеи
и зовут «понятиями», что они к а к будто имеют в челове­
ческой мысли более исконное и прочное существование,
н е ж е л и в действительности вещей, и что д л я образования
т а к и х идей достаточно, чтобы д у ш а соединила их части
и чтобы они были согласны с разумом, без отношения
8
к тому, имеют ли они какое-нибудь реальное б ы т и е » .
И д а л е е : «Общее и у н и в е р с а л ь н о е не п р и н а д л е ж и т дей­
с т в и т е л ь н о м у с у щ е с т в о в а н и ю вещей, но изобретено и соз­
дано р а з у м о м д л я собственного у п о т р е б л е н и я и к а с а е т с я
9
только з н а к о в , слов и л и идей...» .
Ф р а н ц у з с к и е м а т е р и а л и с т ы X V I I I века р а з в и в а ю т
м а т е р и а л и с т и ч е с к у ю сторону локковского с е н с у а л и з м а
вообще, в том числе и локковской теории абстракции.
Гельвеций отвергает способность нашего ума создавать
идеи «по произволу». Он считает, что отношения м е ж д у
м а т е р и а л ь н ы м и в е щ а м и определяют и о п е р а ц и и н а ш е г о
ума. «Что такое ум?» — с п р а ш и в а е т Гельвеций. И отве­
чает: «Ум есть способность подмечать сходства и р а з л и ч и я ,
соответствия и несоответствия, которые имеют м е ж д у
10
собой р а з л и ч н ы е цредметы» . У м , т а к и м образом, создает
идеи, понятия, о т в л е к а я , а б с т р а г и р у я свойства самих
вещей.
Дидро, к р и т и к у я т о ч к у з р е н и я духовного и физического
п а р а л л е л и з м а Л е й б н и ц а и М а л ь б р а н ш а , согласно которой
«все и з м е н е н и я , которые д у ш а претерпевает, обусловлены
ее в н у т р е н н и м принципом, самим строением души, что она
8
Д. Л о к к . Опыт о человеческом разуме, стр. 269.
9
Там же, стр. 408—409.
10
К. А. Г е л ь в е ц и й . О человеке, его умственных способно­
стях и воспитании. М., Соцэкгиз, 1938. стр. 90.

180
в себе имеет весь набор представлений, создающих к а р т и ­
и
н у мира» , у к а з ы в а е т , что он не может согласиться с этой
точкой зрения, что абсурдно у т в е р ж д а т ь , будто «сама д у ш а
создает представления, независимо от д в и ж е н и я или впе­
12
ч а т л е н и я объекта» .
Ф р а н ц у з с к и е м а т е р и а л и с т ы отмечают огромную (роль
с р а в н е н и я в процессе образования понятий. «Допустим,
например,— п и ш е т Г е л ь в е ц и й , — ч т о - д в а человека д о л ж н ы
рассмотреть некоторое качество, общее двум телам. Оба
эти тела м о ж н о сравнивать м е ж д у собой по их массе, в е л и ­
чине, плотности, форме, наконец,- по их р а з л и ч н ы м
к р а с к а м . Ч т о с т а н у т делать эти люди? Они захотят п р е ж д е
всего определить предмет своего исследования. Оба эти
тела белы и если н у ж н о сравнить м е ж д у собой только их
цвет, то они п р и д у м а ю т слово белизна. П р и помощи этого
слова они сконцентрируют все свое в н и м а н и е на этом об­
щ е м д л я обоих тел качестве и сумеют, благодаря этому, тем
13
л у ч ш е судить о р а з л и ч н ы х оттенках их белизны» .
П р и этом человек воспроизводит в своем уме множество
идей, о т р а ж а ю щ и х р а з л и ч н ы е стороны и з у ч а е м ы х предме­
тов, и выбирает из них путем с р а в н е н и я л и ш ь те, которые
необходимы д л я образования того или иного п о н я т и я .
Ч е л о в е к у «...приходится,— у к а з ы в а е т Гельвеций,— в ы з ы ­
вать в п а м я т и множество идей, ч у ж д ы х р а с с м а т р и в а е м о м у
вопросу, и сделать м е ж д у ними бесконечное число сравне­
14
ний» .
Т е о р и я м а б с т р а к ц и и ф р а н ц у з с к и х материалистов, одна­
ко, были п р и с у щ и все недостатки сенсуалистического

материализма .
Отсутствие диалектического взгляда на вопросы позна­
ния, непонимание роли общественной п р а к т и к и в процессе
п о з н а н и я привели ф р а н ц у з с к и х материалистов к тому, что
они встали на п у т ь о т р и ц а н и я строгой детерминированно­
сти процесса п о з н а н и я , к тому, что они не могли о б ъ я с н и т ь
появление в н а у к е понятий, в которых о т р а ж е н ы чувствен-
11
К. А. Г е л ь в е ц и й . О человеке, его умственных способ­
ностях и воспитании. М., Соцэкгаз, 1938, стр. 168.
1 2
Там же.
1 3
Там же, стр. 327.
14
Там же, стр. 161—162.
1 5
Вопрос этот подробно освещен в диссертации А. Л. С у б б о ­
т и н а «Природа абстракции и общественная практика» (МГУ,
философский факультет, 1953).

181
Ho новоспринимаемые свойства предметов, не могли пра­
вильно оценить той роли, которую играют такого рода аб­
с т р а к ц и и в процессе п о з н а н и я .
Гельвеций, н а п р и м е р , у к а з ы в а е т , что образованию той
или иной идеи, необходимой д л я процесса познания, мы
о б я з а н ы всегда счастливой случайности. Он п и ш е т : «Слу­
чай представляет в н и м а н и ю предметы, из сравнения кото­
16
рых получаются плодотворные идеи и в а ж н ы е открытия» .
Н и Гельвеций, н и Дидро, не п о н и м а я качественного
р а з л и ч и я м е ж д у непосредственными ф о р м а м и о т р а ж е н и я
действительности (ощущением, в о с п р и я т и е м ) и м ы ш л е ­
нием, р а с с м а т р и в а я м ы ш л е н и е к а к некое универсальное
чувство, не могли о б ъ я с н и т ь возникновение понятий,
в которых о т р а ж е н ы чувственно невоспринимаемые свой­
ства, становясь в этом вопросе з а ч а с т у ю на позиции лок-
ковского агностицизма.
Гельвеций писал, что «все у м с т в е н н ы е операции сво­
17
дятся к ощущению» , что «знания человека никогда не
18
достигают большего, чем дают его чувства» . Дидро т а к ­
же у к а з ы в а е т , что «абстракция состоит л и ш ь в том, чтобы
отделять в мысли чувственные качества т е л друг от друга
19
или от самого того тела, которое с л у ж и т им основой» .
Г е л ь в е ц и й поэтому и с п ы т ы в а е т непреодолимые труд­
ности, когда ему п р и х о д и т с я с т а л к и в а т ь с я с т а к и м и аб­
с т р а к ц и я м и к а к «сила», «малость», «величина», «преступ­
ление», в которых о т р а ж е н ы более отвлеченные свойства.
Он приходит к отрицанию реального з н а ч е н и я з а такого
рода а б с т р а к ц и я м и до того момента, пока м ы их не начи­
наем п р и м е н я т ь к единичным с л у ч а я м . «Слова эти,—
п и ш е т Гельвеций,— дают н а м я с н ы е р е а л ь н ы е идеи л и ш ь
2 0
в момент, когда их п р и м е н я ю т к к о н к р е т н о м у предмету» .
Алгебраические п о н я т и я , с точки з р е н и я Гельвеция, «...не
имеют никакого р е а л ь н о г о з н а ч е н и я до п р и м е н е н и я их к
чувственным предметам и не представляют никакой
21
определенной и д е и » .

1 6
К. А. Г е л ь в е ц и й . О человеке..., стр. 138.
1 7
Там же, стр. 52.
1 8
Там же, стр. 441.
1 9
Д е н и Д и д р о . Избранные философские произведения. М.,
Госполитиздат, 1941, стр. 45—4G.
2 0
К. А. Г е л ь в е ц и й. О человеке..., стр. 61.
21
Там же, стр. 60—61.
182
Такого рода идеи Дидро относит к р а з р я д у созданий
р а з у м а ; ибо «...они я в л я ю т с я л и ш ь способами м ы ш л е н и я ,
объекты их, в е щ и универсальные, обладают только иде­
2 2
альным существованием» .
Т а к и м образом, передовые теории абстракции домарк­
систского сенсуалистического м а т е р и а л и з м а н е могли п р а ­
вильно р е ш и т ь проблемы абстракции.
Основные недостатки домарксистских материалисти­
ческих теорий абстракции состоят в следующем.
1. По существу сенсуалистические теории абстракции
(если не считать Ф. Б э к о н а ) сводили весь многообразный
процесс абстракции к выбору из числа свойств, данных
н а м и чувственном восприятии, общих свойств и к отвле­
чению от свойств необщих.
Вопрос о логических средствах, способах в ы д е л е н и я
общего и о т в л е ч е н и я от свойств и н д и в и д у а л ь н ы х и особен­
н ы х домарксистскими материалистами-сенсуалистами, по
существу не ставился. У к а з ы в а л о с ь л и ш ь на такой в а ж ­
н ы й психологический ф а к т о р абстракции к а к в н и м а н и е и
на т а к и е в а ж н ы е логические средства абстрагирования,
к а к и м и я в л я ю т с я с р а в н е н и е и з а к р е п л е н и е р е з у л ь т а т а аб­
с т р а г и р о в а н и я в слове. Однако эти ц е н н ы е у к а з а н и я не
н а ш л и сколько-нибудь детальной разработки в сочинени­
ях у к а з а н н ы х философов.
2. Н и одна д о м а р к с и с т с к а я м а т е р и а л и с т и ч е с к а я т е о р и я
абстракции не ставила вопроса о том, к а к познаются и аб­
страгируются свойства, которые еще не были п о з н а н ы
н а у к о й . Домарксистские материалистические теории аб­
с т р а к ц и и исследовали процесс в ы д е л е н и я свойств на при­
мере т а к и х свойств, которые у ж е б ы л и познаны наукой.
Вопрос об абстрагировании свойств, следовательно, сводил­
ся ими к в ы я с н е н и ю того, к а к происходит познание, выде­
ление свойств, у ж е известных н а у к е , к а ж д ы м отдельным
человеком в ходе его онтогенеза. Вопросу ж е о том, как
в ходе р а з в и т и я н а у к и , в ходе р а з в и т и я общественной
п р а к т и к и человека возникали те или иные п о н я т и я
( н а п р и м е р , понятие числа, веса, субстанции и т. п . ) , уделя­
лось к р а й н е мало в н и м а н и я .
3. Домарксистские материалистические теории абстрак-
2 2
Д е н и Д и д р о . Сочинения, т. 7. М.— Д., Изд-во АН СССР,
1939, стр. 174, ; '

183
ц и и вопросы об абстрагировании р е ш а л и на примерах ч у в ­
ственно в о с п р и н и м а е м ы х свойств, т а к и х к а к «быть белым»,
«быть круглым», «иметь зеленую окраску», «жить в воде»
и т. п. Представители у к а з а н н ы х теорий не могли р е ш и т ь
вопроса о том, к а к абстрагируются свойства, не восприни­
м а е м ы е ч у в с т в е н н ы м путем (такие к а к «быть числом»,
«быть стоимостью», «быть субстанцией» и т. п . ) . В тех ж е
с л у ч а я х , когда такого рода вопросы ставились, представи­
тели сенсуалистического м а т е р и а л и з м а становились па
п у т ь агностицизма, на п у т ь подрыва своих собственных
исходных позиций.
4. Домарксистские м а т е р и а л и с т и ч е с к и е теории абстрак­
ции (за исключением теории Ф . Б э к о н а ) не ставили д а ж е
вопроса о том, к а к и м образом абстрагируются отношения,
без п о з н а н и я и а б с т р а г и р о в а н и я которых невозможно
сформировать ни одного закона н а у к и (закон всегда яв­
л я е т с я отношением и при том отношением с у щ е с т в е н н ы м ) .
В з а к л ю ч е н и е отметим, что отрицательное в л и я н и е на
р а з р а б о т к у проблем п о з н а н и я вообще и н а р а з р а б о т к у во­
просов абстракции в частности оказало не только непо­
н и м а н и е м е т а ф и з и к а м и роли общественной п р а к т и к и в
процессе п о з н а н и я , н е только рассмотрение ими мира вне
р а з в и т и я (в н а у ч н о м смысле этого с л о в а ) , но и н е у м е н и е
п р а в и л ь н о р е ш и т ь вопросы соотношения единичного и об­
щего, н е з н а н и е законов с о о т н о ш е н и я сущности и я в л е н и я ,
что имеет особо в а ж н о е значение д л я верного р е ш е н и я
проблем абстракции и о б р а з о в а н и я п о н я т и й .
Однако, несмотря н а п е р е ч и с л е н н ы е в ы ш е недостатки
теорий абстракции домарксистского матеттиали'зма, они
были для своего времени прогрессивными, были непосред­
ственно с в я з а н ы с н а у к о й , с потребностями производства,
с борьбой передовых общественных сил против идеологии
ф е о д а л и з м а . В этой с в я з и необходимо отметить заслуги
Ф. Б э к о н а , внесшего весьма ц е н н ы й в к л а д в р а з р а б о т к у
проблем абстракции. Х о т я Б э к о н и не д е л а е т этот вопрос
предметом специального и з у ч е н и я , о д н а к о его установки
по вопросу о д о с т и ж е н и и з н а н и й о п р и ч и н н ы х необходи­
м ы х с в я з я х были с в я з а н ы с в ы я с н е н и е м ряда момен­
тов, весьма с у щ е с т в е н н ы х д л я п о н и м а н и я процесса аб­
стракции.
Б э к о н в отличие от Л о к к а и ф р а н ц у з с к и х м а т е р и а ­
листов, во-первых, ставит вопрос об абстрагировании з а к о -
184
номерных необходимых связей ( о т н о ш е н и й ) , а не только
свойств. Во-вторых, он изучает по с у щ е с т в у процесс аб­
стракции в с в я з и с выработкой н а у ч н ы х методов выделе­
ния, абстрагирования необходимых связей м е ж д у я в л е ­
н и я м и . Л о к к о м ж е и ф р а н ц у з с к и м и материалистами эти
вопросы ставились в связи с а н а л и з о м п о з н а в а т е л ь н ы х
механизмов, обеспечивающих переход от чувственного к
рациональному в п л а н е онтогенеза и при этом проблемы
собственно теоретико-познавательные часто подменялись
ими психологическими. Свой метод п о л у ч е н и я достовер­
ных знаний о необходимом, о п р и ч и н а х Б э к о н н а з ы в а е т
наведением. «Наведение,— п и ш е т Бэкон,— мы считаем
той формой доказательства, которая считается с д а н н ы м и
чувства и настигает природу и у с т р е м л я е т с я к п р а к т и к е ,
2 3
почти с м е ш и в а я с ь с нею» . Этот метод не я в л я е т с я ин­
д у к ц и е й через простое перечисление, которую Б э к о н н а з ы ­
вает «детской». Он отличается тем, что в н е м «...постоян­
но и постепенно у с т а н а в л и в а ю т с я аксиомы, чтобы только
в последнюю очередь прийти к наиболее общему, и само
это наиболее общее получается не в виде бессодержатель­
ного п о н я т и я , а о к а з ы в а е т с я хорошо определенным и та­
ким, что природа признает в нем нечто подлинно ей изве­
2 4
стное и укорененное в самом сердце вещей» . «Для
наук,— продолжает Б э к о н , — н у ж н а т а к а я форма н а в е д е ­
н и я , к о т о р а я производила бы в опыте разделение и отбор,
и путем д о л ж н ы х исключений и отграничений делала бы
2 5
необходимые выводы» .
П о л у ч е н н ы е т а к и м путем а б с т р а к ц и и о т р а ж а ю т сами
в е щ и и их соотношения и и с п р а в л я ю т п о к а з а н и я н а ш и х
органов чувств. В р е з у л ь т а т е п р и м е н е н и я этого метода
люди приходят «к самим в е щ а м и к с в я з я м вещей».
Почему, с точки з р е н и я Б э к о н а , так в а ж н о применение
его метода н а в е д е н и я , т а к в а ж н ы истинные достоверные
п о н я т и я о необходимых п р и ч и н н ы х с в я з я х , о сущности
предметов? Это в а ж н о по двум п р и ч и н а м . Во-первых, если
мы п о л ь з у е м с я л о ж н ы м и исходными п о л о ж е н и я м и , то вся
н а у к а р у ш и т с я : в н а у к е одни п о л о ж е н и я в ы в о д я т с я и з
других, одни обосновываются другими; если в числе и х

2 3
Ф. Б э к о и. Новый Органон. Л., Соцэкгиз, 1935, стр. 90.
2 4
Там же.
2 5
Там же.

185
будут л о ж н ы е п о л о ж е н и я , то из них мы можем д о к а з а т ь
все, что угодно. «Поэтому, если п о н я т и я р а з у м а (которые
составляют к а к бы д у ш у слов и основу всего такого (по­
строения и деятельности) дурно и опрометчиво отвлечены
от вещей, с м у т н ы и недостаточно определены и очерчены,
короче, если они порочны во многих отношениях, то все
2 б
р у ш и т с я » . Во-вторых, познание законов, причин, сущ­
ности предметов необходимо потому, что оно я в л я е т с я
основой могущества человека над силами природы. «Ника­
кие силы,— п и ш е т Ф. Б э к о н , — не могут разорвать или
раздробить цепь причин, п природа побеждается только
подчинением ой. И т а к , два человеческие стремления — к
з н а н и ю и могуществу поистине совпадают в одном и том.
ж е и неудача в п р а к т и к е более всего происходит от незна­
2 7
н и я причин» . Сам метод Б э к о н а представлял собой со­
вокупность методов о п р е д е л е н и я п р и ч и н н ы х связей между
я в л е н и я м и , и з в е с т н ы х под н а з в а н и е м «метода сходства»,
«метода р а з л и ч и я » , «метода сопутствующих изменений».
Борьба м а т е р и а л и з м а и идеализма в домарксистской
философии, в частности, н а ш л а свое проявление в борьбе
материалистических и и д е а л и с т и ч е с к и х теорий абстрак­
ции. Против передовых д л я своего времени сенсуалисти­
ческих теорий а б с т р а к ц и и м е т а ф и з и ч е с к о г о материализма
в ы с т у п и л и и д е а л и с т ы со своими теориями абстракции.
Т а к , н а п р и м е р , Л е й б н и ц в ответ на сочинение Л о к к а
«Опыт о человеческом разуме» п и ш е т свое сочинение
«Новые о п ы т ы о человеческом разуме» (1700—1705),
в котором подвергает с объективно-идеалистических пози­
ций резкой к р и т и к е с е н с у а л и з м вообще и сенсуалистиче­
скую теорию а б с т р а к ц и и Л о к к а — в частности. Л е й б н и ц
с т р е м и т с я доказать, что точка з р е н и я сенсуалистического
м а т е р и а л и з м а ведет к подрыву научного з н а н и я , к агности­
ц и з м у и с у б ъ е к т и в и з м у . О б ъ е к т и в н ы й х а р а к т е р научного
з н а н и я , с точки з р е н и я Л е й б н и ц а , м о ж е т быть обоснован
л и ш ь с позиции объективного идеализма, с точки з р е н и я
его монадологии. А п о д и к т и ч е с к и й х а р а к т е р научного зна­
н и я б а з и р у е т с я на двух п р и н ц и п а х .
1. Н а п р и н ц и п е п о т е н ц и а л ь н о й врожденности истин
м а т е м а т и к и и логики. Это означает, что п р е д л о ж е н и я мате-

Ф. Б а к о ц. Новый Органон, стр. 89.


Там же, стр. 100,

186
матики и логики носят а н а л и т и ч е с к и й х а р а к т е р ( а н а л и т и ­
ческий х а р а к т е р имеют не только п р е д л о ж е н и я , в которых
п р е д и к а т обозначает свойства, но и п р е д л о ж е н и я , ф и к с и ­
р у ю щ и е о т н о ш е н и я ) . П р и н ц и п п р о в е р к и т а к и х предложе­
ний —, «закон противоречия». П о с к о л ь к у в аналитических
п р е д л о ж е н и я х с о д е р ж а н и е п р е д и к а т а заключено в содер­
ж а н и е субъекта (как, н а п р и м е р , в п р е д л о ж е н и и «квадрат
есть ч е т ы р е х у г о л ь н и к » ) , то в п р е д и к а т е н е л ь з я мыслить
его отрицание, не вступив в противоречие с п о н я т и е м
субъекта: помыслив, что к в а д р а т у не п р и н а д л е ж и т свой­
ство четырехугольное™, мы вступаем в противоречие с
определением к в а д р а т а .
В с л у ч а я х логики и м а т е м а т и к и п о н я т и е истинности
совпадает с понятием непротиворечивости.
2. На п р и н ц и п е логического доказательства. И с т и н ы
фактические, приобретенные с помощью опыта, д о л ж н ы
быть обоснованы другими истинами; в конечном счете они
опираются н а аксиомы, и м е ю щ и е х а р а к т е р потенциально
в р о ж д е н н ы х нам принципов. П р и н ц и п проверки предложе­
ний, я в л я ю щ и х с я обобщением опыта,— закон достаточ­
ного основания, который требует, чтобы к а ж д о е п о л о ж е ­
ние, с которым м ы о п е р и р у е м в н а у к е , было доказано.
Лейбниц, т а к и м образом, своим у ч е н и е м о в р о ж д е н ­
ности з н а н и я в 'значительной мере в ы х о л а щ и в а л с а м у ю
проблему абстракции, с н и м а я вопрос об образовании ос­
новных исходных п о н я т и й н а у к и в р е з у л ь т а т е обобщения
опыта, в р е з у л ь т а т е о т р а ж е н и я действительности. Р а з у м е ­
ется, что человек н е р о д и т с я с t a b u l a r a s a в локковском
смысле. Организму человека и от его родителей и его д а л е ­
ких предков передается о г р о м н а я н а с л е д с т в е н н а я и н ф о р ­
м а ц и я . Однако эта и н ф о р м а ц и я никогда не передается в
виде некоторых идеальных принципов, а л и ш ь в виде
определенных м а т е р и а л ь н ы х механизмов.
С резкой критикой материалистических теорий
абстракции с п о з и ц и й субъективного идеализма выступил
Д ж . Б е р к л и . Во многом (в том числе и в своем п о н и м а н и и
процесса абстракции) современные позитивисты следуют
за Д ж . Б е р к л и и потому мы остановимся подробнее на его
взглядах на абстракцию. Б е р к л и считает борьбу против ма­
териалистических теорий абстракции одним из в а ж н е й ш и х
пунктов борьбы против м а т е р и а л и з м а вообще, поскольку
он полагает (и совершенно с п р а в е д л и в о ) , что м е ж д у основ-

«87
ными философскими у с т а н о в к а м и и т е о р и я м и абстракции
существует непосредственная с в я з ь : м а т е р и а л и з м у свой­
ственны свои теории абстракции, а и д е а л и з м у — свои.
« Н а р я д у с в н е ш н и м существованием предметов в о с п р и я т и я
другим обильным источником з а б л у ж д е н и й и з а т р у д н е н и й
по отношению к идеальному познанию с л у ж и т учение об
2 8
отвлеченных идеях» .
Отрицание Б е р к л и с у щ е с т в о в а н и я о т в л е ч е н н ы х идей
используется им д л я борьбы с м а т е р и а л и з м о м следующим
образом: п о с к о л ь к у пет отвлеченных и д е й и, следователь­
но, предметов, соответствующих отвлеченным идеям,
постольку и т а к а я о т в л е ч е н н а я и д е я к а к «материя» я в л я ­
ется ф и к ц и е й , ничего н е обозначающей в действительно­
сти. Этот аргумент, в ы д в и н у т ы й Б е р к л и в борьбе против
м а т е р и а л и з м а , я в л я е т с я основным аргументом современно­
го позитивизма в арсенале его средств борьбы против мате­
риализма.
Р а з о б р а в локковское учение об абстракции, Б е р к л и
п и ш е т : «что к а с а е т с я меня, то я д о л ж е н сознаться, что
не обладаю такой чудесной способностью образовывать от­
в л е ч е н н ы е идеи. Я , действительно, н а х о ж у в себе способ­
ность в о о б р а ж а т ь или п р е д с т а в л я т ь себе идеи единичных,
в о с п р и н я т ы х мною вещей, и разнообразно сочетать и де­
л и т ь их. Но я о т р и ц а ю , чтобы я мог отвлекать одно от дру­
гого т а к и е качества, которые не могут с у щ е с т в о в а т ь в
т а к о й отдельности, или чтобы я мог образовывать общее
п о н я т и е , о т в л е к а я его от частных в ы ш е у к а з а н н ы м спосо­
2 9
бом» .
В противовес локковской теории а б с т р а к ц и и Б е р к л и
в ы д в и г а е т свою, н а з в а н н у ю им теорией з а м е щ е н и я . С у щ ­
ность ее состоит в с л е д у ю щ е м . Отвлеченных п о н я т и й в
н а ш е м уме не существует. Обладают д е й с т в и т е л ь н ы м
с у щ е с т в о в а н и е м л и ш ь н а ш и и н д и в и д у а л ь н ы е восприятия,
р а з л и ч н ы е с о ч е т а н и я которых н а з ы в а ю т с я о б ъ е к т а м и .
Т а к о г о рода о б ъ е к т ы я в л я ю т с я основой д л я ф о р м и р о в а н и я
соответствующих общих идей. Т а и л и и н а я о б щ а я и д е я
всегда соотнесена ч е р е з ч у в с т в е н н ы й образ с определенным
е д и н и ч н ы м объектом. Б е р к л и н е отрицает с у щ е с т в о в а н и я

2 8
Д. Б е р к л и . Трактат о началах человеческого знания. СПб.,
1905, стр. 131.
2 9
Там же, стр. 38—40.

188
общего в н а ш е й мысли, он отрицает л и ш ь существование
о т в л е ч е н н о г о общего.
«Здесь д о л ж н о заметить,— п и ш е т он,— что я о т р и ц а ю
абсолютно существование не общих идей, а л и ш ь отвлечен­
3 0
н ы х общих идей...» . Это означает, что д л я Б е р к л и н е су­
ществует общего в его специфичности, качественно отли­
ч а ю щ е й его от единичного. Общее, по его мнению, есть не
что иное, к а к з н а н и е того, что данное чувственное н а г л я д ­
ное представление может быть в ы з в а н о р а з л и ч н ы м и инди­
в и д у а л ь н ы м и предметами, а следовательно, представлять
( з а м е щ а т ь ) их.
Свою точку з р е н и я на общее Б е р к л и поясняет следую­
щим образом: «Геометр п о к а з ы в а е т способ р а з д е л е н и я л и ­
ний на две р а в н ы е части. Он чертит ч е р н у ю линию длиной
в дюйм; эта л и н и я , будучи сама по себе частного л и н и е й ,
тем н е менее обща в 'отношении ее з н а ч е н и я , к а к она т у т
употребляется, потому что она п р е д с т а в л я е т собою все
к а к и е бы то ни б ы л о ч а с т н ы е л и н и и ; так что то, что дока­
зано о ней, доказано о всех л и н и я х или, другими словами,
о линии вообще. И к а к эта ч а с т н а я л и н и я становится
общей, у п о т р е б л я я с ь в качестве з н а к а , т а к и н а з в а н и е
«линия», будучи само по себе частным, сделалось общим
3 1
через употребление его к а к знака» .
Б е р к л и не понимает, что тот или иной отрезок п р я м о й
л и н и и м о ж е т в ы с т у п а т ь к а к представитель любого о т р е з к а
п р я м о й л и ш ь потому, что мы о т в л е к л и с ь (абстра­
гировались) о т тех свойств, от тех особенностей, которые
п р и с у щ и д а н н о м у отрезку 'прямой (от его длины, от его
н а п р а в л е н и я и т. п.) и сохранили л и ш ь то ого свойства, ко­
торые п р и с у щ и всем отрезкам прямой, т. е. у ж о совершили
абстракцию, совершили отвлечение.
Д л я обоснования своей точки з р е н и я на абстракцию
Б е р к л и , к а к и современные позитивисты, спекулирует на
специфических особенностях м а т е м а т и ч е с к и х абстрак­
ций. В м а т е м а т и к е , н а п р и м е р в геометрии, действитель­
но правомерность того или иного п о л о ж е н и я (теоремы)
д о к а з ы в а е т с я один раз, и доказательство ведется на единич­
ной модели ( ч е р т е ж е ) . Б е р к л и и многие современные по-

3 0
Д. Б о р к л и . Трактат о началах человеческого знания,
стр. 43.
31
Там же, стр. 43—44.

189
зитивисты отсюда заключают, что абстракции вообще не
н у ж н ы д л я в ы я в л е н и я и обоснования в а ж н е й ш и х науч­
н ы х положений. Вот что п и ш е т по этому поводу Б е р к л и :
«Так, когда я д о к а з ы в а ю какое-нибудь п р е д л о ж е н и е , ка­
с а ю щ е е с я треугольников, то предполагается, что я и м е ю в
виду общую идею треугольника, что д о л ж н о быть пони­
маемо не так, чтобы я мог образовать идею треугольника,
который не будет ни равносторонним, ни неравносторон­
ним, н и равнобедренным, но только так, что частный
треугольник, который р а с с м а т р и в а е т с я мною, безразлично,
будет л и о н того или иного рода, одинаково з а м е н я е т или
п р е д с т а в л я е т собою все п р я м о л и н е й н ы е треугольники вся­
3 2
кого рода и в этом смысле общ» и д а л е е : «Хотя идея, ко­
торую я имею в виду в то в р е м я , к а к веду доказательство,
есть,- н а п р и м е р , и д е я равнобедренного треугольника, сто­
роны которого имеют определенную длину, я могу не менее
быть у в е р е н н ы м в том, что оно р а с п р о с т р а н я е т с я на все
прочие п р я м о л и н е й н ы е треугольники, к а к о й бы ф о р м ы или
в е л и ч и н ы они н и были, и именно потому, что ни п р я м о й
угол, н и равенство и о п р е д е л е н н а я длина двух сторон не
33
п р и н и м а л и с ь вовсе в соображение при доказательстве» . 1

П р и этом Б е р к л и заверяет, что геометр п р и д о к а з а ­


тельстве теоремы о сумме в н у т р е н н и х углов треугольника
на единичном примере н е образовал н и к а к о й отвлечен­
ной идеи, а л и ш ь «...не заботится о величине, в частности,
велика она и л и мала, но считает это безразличным д л я до­
3 4
казательства» .
Все это р а с с у ж д е н и е Б е р к л и основывается н а отожде­
с т в л е н и и модели треугольника, н а которой мы д о к а з ы в а е м
теорему, и п о н я т и я о треугольнике. Модель треугольника
( ч е р т е ж ) , п а котором м ы д о к а з ы в а е м теорему, всегда еди­
н и ч н ы й предмет со всеми его и н д и в и д у а л ь н ы м и п р и з н а ­
ками ( и н д и в и д у а л ь н о й длиной сторон, индивидуальной
величиной углов и т. п . ) . Но эта и н д и в и д у а л ь н а я модель
м о ж е т быть и с п о л ь з о в а н а д л я доказательства общего по­
л о ж е н и я л и ш ь потому, что м ы имеем у ж е общее (отвле­
ченное) понятие о треугольнике. Н а л и ч и е этой общей от-

3 2
Д. Б е р к л и. Трактат о началах человеческого знания,
стр. 47.
3 3
Там же, стр. 48.
3 4
Там же, стр. 159.

190
влеченной идеи о треугольнике и позволяет н а м отвлекать­
ся от и н д и в и д у а л ь н ы х особенностей ч е р т е ж а в процессе
доказательства теоремы.
Точка з р е н и я Б е р к л и на вопросы абстракции обуслов­
л и в а е т его номиналистичпость взглядов в целом. Слово д л я
Б е р к л и не выступает никогда носителем общей отвлечен­
ной идеи, а я в л я е т с я знаком, с л у ж а щ и м л и ш ь д л я обозна­
чения единичных вещей. «Слово,— пишет Беркли,— ста­
новится общим, становясь знаком н е отвлеченной идеи,
а многих частных идей, любую из которых оно безраз­
3 5
лично в ы з ы в а е т в п а ш е м уме» .
Точка -зрения Б е р к л и на вопросы абстракции по с у щ е ­
ству означает отрицание н а л и ч и я абстракций в п а ш е й
мысли, означает ноход 'против абстракций вообще. Б е р к л и ,
к а к и современные позитивисты, о б ъ я в л я е т войну против
н а у ч н ы х абстракций, в с т у п а я тем самым в вопиющее про­
тиворечие с н а у к о й , к о т о р а я не может существовать и р а з ­
в и в а т ь с я без абстракций. Поэтому не случайно Б е р к л и
боролся против в ы д а ю щ и х с я н а у ч н ы х открытий, которые
знаменовали силу научного п о з н а н и я и абстрагирующей
способности человеческого м ы ш л е н и я , в ы с т у п а я против
основных п о л о ж е н и й ньютоновской м е х а н и к и и д и ф ф е р е н ­
циального исчисления, открытого Л е й б н и ц е м и Ньютоном.
Материалистические сенсуалистические теории аб­
с т р а к ц и и подвергались к р и т и к е и со стороны объективных
идеалистов более позднего времени ( н а п р и м е р , Г. Гегеля,
Э. Гуссерля, Б . Р а с с е л а — периода н а п и с а н и я книги «Про­
блемы философии» и др.) и априоржстов кантианского
толка. И з л ю б л е н н ы м аргументом против теорий абстраг •
ции локковского типа я в л я е т с я следующий. Когда м ы на­
чинаем отбирать и н д и в и д у у м ы ( н а п р и м е р , людей) с целью
отвлечения от них общих свойств д л я образования о в их
п о н я т и я «человек», мы з н а е м у ж е , к а к производить отбор:
мы отбираем именно людей, а не каких-либо других инди­
в и д у а л ь н ы х ж и в о т н ы х . З н а н и е общего т а к и м образом,—
з а к л ю ч а ю т они,— всегда п р е д ш е с т в у е т оперированию с
единичным и потому не может быть отвлечено от него.
Если б ы м ы отбирали предметы д л я о б р а з о в а н и я о них
п о н я т и й , не п о л ь з у я с ь у ж е з а р а н е е какой-либо общей

3 5
Д. Б е р к л и . Трактат о началах человеческого знания,
стр. 42.

191
идеей, то невозможно было бы образовать вообще к а к о е -
либо понятие, имеющее н а у ч н ы й смысл.
Т а к , на порочный к р у г в сенсуалистических м а т е р и а л и ­
с т и ч е с к и х т е о р и я х абстракции у к а з ы в а е т немецкий логик
X. З и г в а р г . Эти теории предполагают, по его мнению, за­
р а н е е такое з н а н и е р а с с м а т р и в а е м ы х предметов, которое
м о ж е т в о з н и к н у т ь л и ш ь в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я этих пред­
метов.
«Хотеть образовать понятие посредством абстракции,—
п и ш е т Зигварг,— это равносильно, следовательно, тому,
к а к если бы те очки, которые сидят у м е н я на носу, я
3 6
в з д у м а л и с к а т ь при помощи тех ж е самых очков» .
Э. Касеирер — н е м е ц к и й философ н е о к а н т и а н е ц конца
X I X и н а ч а л а X X века, т а к ж е к р и т и к у е т сенсуалистиче­
ские теории а б с т р а к ц и и . Он п и ш е т : «Если мы подводим
в и ш н и и мясо под г р у п п у к р а с н ы х , сочных, съедобных
тел, то мы т а к и м п у т е м получаем не какое-нибудь пригод­
ное логическое понятие, а л и ш ь ничего не з н а ч а щ и й набор
слов, не д а ю щ и й н а м ровно ничего д л я п о н и м а н и я отдель­
ных случаев. Т а к и м образом, ясно, что общее формальное
п р а в и л о само по себе недостаточно, что скорее оно молча­
ливо д о п о л н я е т с я к а к и м - т о другим логическим к р и т е ­
3 7
рием» .
Этот «другой логический критерий» к а н т и а н е ц Касеи­
рер видит в том, что основные общие п о н я т и я в качестве
р у к о в о д я щ и х принципов д о л ж н ы быть п о м е щ е н ы в н а ш
рассудок. Т о л ь к о п р и этом условии возможно приобретение
опыта на основе и з у ч е н и я единичного. К ч и с л у т а к и х р у к о ­
в о д я щ и х принципов он относит, н а п р и м е р , идею тождества.
«В основе в с я к о й «абстракции»,— п и ш е т Касеирер,—
л е ж и т акт о т о ж д е с т в л е н и я » . Этот акт я в л я е т с я ф у н к ц и е й
рассудка и «...не имеет н и к а к о г о непосредственного кор­
3 8
р е л я т а в с р а в н и в а е м ы х п е р е ж и в а н и я х » . «...Это собствен­
3 9
ные формы сознания» .
Р у с с к и й психолог и логик Н. Л а н г е т а к ж е у к а з ы в а л ,
что «сами по себе в е щ и не могут быть н а з в а н ы р а з л и ч -
3 6
Христоф Зигиарт. Логнка, т. 1. СПб., 1908, стр. 281—
282.
3 7
Э р н с т К а с е и р е р . Познание и действительность. СПб.,
1912, стр. 16.
3 8
Там же, стр. 26.
3 9
Там же, стр. 40.

192
ными, к а к и сходными... Л и ш ь д л я м ы ш л е н и я , которое
соединяет с р а в н и в а е м ы е в е щ и , они связываются в пред­
с т а в л е н и я х о логических отношениях сходства и р а з л и ­
4 0
чия» .
С точки з р е н и я Э. Гуссерля познание о к а з ы в а е т с я воз­
м о ж н ы м , если посредством особой «мнящей интенции»
у д а е т с я познавать родовую общность предметов, родо­
вые и абстрактные сущности, независимо от единичных
предметов. П о с т и ж е н и е этих абстрактных сущностей в
ходе сверхчувственного п о з н а н и я Гуссерль называет
идеацией, а о с у щ е с т в л я ю щ у ю с я при этом абстракцию —
идеирующей абстракцией. Гуссерль пишет, что «логически
или гносеологически под абстракцией н у ж н о р а з у м е т ь не
простое выделение частичного с о д е р ж а н и я , а то своеобраз­
ное сознание, которое непосредственно у л а в л и в а е т родовое
4 1
единство на и н т у и т и в н о м основании» .
Идеализм с п е к у л и р у е т на тех трудностях, которые и м е ­
лись в домарксистских м а т е р и а л и с т и ч е с к и х и сенсуалисти­
ческих теориях абстракции и которые не могли быть
р е ш е н ы с п о з и ц и й метафизического м а т е р и а л и з м а . Все
указанные затруднения решаются лишь с позиций диалек­
тического материализма, о чем р е ч ь будет и д т и н и ж е .
Современные позитивисты т а к ж е с т а в я т вопросы о
процессе а б с т р а к ц и и и образования понятий, о природе
универсалий. Р а с с м а т р и в а я эти проблемы с п о з и ц и й
«чистого эмпиризма», вне связи с общественной п р а к т и к о й
и процессами р а з в и т и я , неопозитивизм р е ш а е т их в духе
субъективного и д е а л и з м а , х о т я на словах и п ы т а е т с я от­
р и ц а т ь этот ф а к т .
Неопозитивизм противопоставляет общие п о н я т и я о не­
посредственных д а н н ы х опыта а б с т р а к ц и я м логики и мате­
матики. Эти общие п о н я т и я и абстракция, в свою очередь,
противопоставляются неопозитивистами а б с т р а к ц и я м - ф и к ­
ц и я м . К числу т а к о в ы х они относят философские аб­
с т р а к ц и и («материя», «мышление», «причинность») и не­
которые физические (например, « а т о м » ) . Если первые име­
ют глубоко н а у ч н ы й смысл, то вторые о б ъ я в л я ю т с я бес­
с м ы с л е н н ы м и . В основе т а к о й оценки общих п о н я т и й и
абстракций л е ж и т их п р и н ц и п «верификации», т. е. п р и н ц и п
4 0
Н. Л а н г е. Учебник логики. Одесса, 1898, стр. 36—37.
41
Е. Н u s s е г 1. Logische Untersuchungen, В. II. Halle, 1913,
S. 156.

13 Д . П. Горений 193
проверки, согласно которому я в л я е т с я и с т и н н ы м (или во
всяком случае имеет н а у ч н ы й смысл) то, что может быть
проверено непосредственно в личном о п ы т е людей.
Общие п о н я т и я о непосредственных о п ы т н ы х д а н н ы х
рассматриваются неопозитивистами как «сокращения
н а ш е й р е ч и » . Процесс абстракции здесь состоит во введе­
нии нового общего имени взамен множества собственных,
имен. Так, взамен имен «Петр», «Иван», «Владимир»,
«Анна» и т. п. вводится новое общее и м я «человек». Это
позволяет с о к р а щ а т ь речь. Вместо того, чтобы говорить
«Петр — с м е р т е н » , «Иван — смертен», « В л а д и м и р — с м е р ­
тен», «Анна — смертна» и т. д. м ы просто говорим «чело­
век — смертен». Это п р е д л о ж е н и е должно р а с с м а т р и в а т ь с я
к а к истинное л и ш ь с известной степенью п р е д п о л о ж и т е л ь ­
ности, поскольку оно образовано в р е з у л ь т а т е п р и м е н е н и я
п р и н ц и п а неполной и н д у к ц и и : в смертности н ы н е ж и в у ­
щ и х л ю д е й и людей будущих поколений еще никто в
л и ч н о м о п ы т е не убеждался.
Е с л и процесс абстракции, с в я з а н н ы й с образованием
общих п о н я т и й о непосредственных ч у в с т в е н н ы х д а н н ы х ,
сводится неопозитивистами л и ш ь к введению имени, с о ­
к р а щ а ю щ е м у н а ш у речь, то процесс абстракции, с в я з а н ­
н ы й ic образованием логических и м а т е м а т и ч е с к и х аб­
с т р а к ц и й , есть, с их точки з р е н и я , процесс свободного
творчества новых объектов. Эти абстракции создаются че­
ловеком по своей воли и ж е л а н и ю . Отсюда и з а к о н ы логики
и законы математики выступают для них не как объектив­
ные законы, а к а к правила, подобные п р а в и л а м и г р ы в
ш а х м а т ы , или правила к а р т о ч н о й игры. Здесь,— у к а з ы в а ­
ют неопозитивисты,— т а к ж е п р и м е н и м п р и н ц и п в е р и ф и к а ­
ции, поскольку создание логических и м а т е м а т и ч е с к и х аб­
с т р а к ц и й о с у щ е с т в л я е т с я всегда в с ф е р е индивидуального
опыта. Н е с м о т р я на всю н е н а в и с т ь к а б с т р а к ц и я м , не­
опозитивисты п о н и м а ю т , что м а т е м а т и к а не может обой­
тись без них (числа, ф и г у р ы , п р я м ы е , ф у н к ц и и и т. п.—
а б с т р а к ц и и ) . Поэтому они предлагают иногда рассматри­
вать м а т е м а т и ч е с к и е абстракции к а к и м е н а вместе с
п р а в и л а м и о п е р и р о в а н и я этими и м е н а м и . Поскольку ж е
имена и правила, которые могут быть з а п и с а н ы , суть ч у в ­
ственно в о с п р и н и м а е м ы е объекты, постольку, считают
они, абстракции у с т р а н е н ы и м а т е м а т и к а п р и м и р е н а с
«чистым эмпиризмом».

194
Наконец, т а к и е абстракции к а к «материя», «мышле­
ние», «причинность», «пространство» и т. п., с точки з р е н и я
неопозитивизма, я в л я ю т с я ф и к ц и я м и , бессмыслицами и
потому п о д л е ж а т у с т р а н е н и ю и з н а у к и . Эти абстракции
я в л я ю т с я бессмысленными, п о с к о л ь к у к ним не применим
позитивистский п р и н ц и п в е р и ф и к а ц и и . Эти абстракции
(точнее п р е д л о ж е н и я , в к л ю ч а ю щ и е в свой состав т а к и е
абстракции) н е могут быть проверены в личном опыте
индивидуума, а потому к н и м не п р и м е н и м а оценка с
точки з р е н и я и х истинности или ложности. То ж е , что не
м о ж е т быть проверено, о б ъ я в л я е т с я бессмысленным.
В этом отношении х а р а к т е р н а с т а т ь я Р . К а р н а п а
4 2
«Эмпиризм, семантика и онтология» . В этой статье ста­
вится вопрос о том, в к а к о м смысле можно говорить о
существовании классов предметов, их свойств, логических
предложений и т. п. Д р у г и м и словами, с т а в и т ь с я вопрос,
во-первых, о том, существуют л и объективно п р е д м е т ы
материального м и р а с их свойствами и отношениями, и во-
вторых, п р а в о м е р н о ли то, что в п а у к е мы пользуемся аб­
с т р а к ц и я м и , не ведет ли п р и з н а н и е н а у ч н ы х абстракций к
онтологии платоновского типа.
К а р н а п у к а з ы в а е т , что р е ш е н и е этой п р о б л е м ы п р е д ­
полагает введение п о н я т и я с т р у к т у р ы . Со структурой, по
К а р н а н у , мы и м е е м дело тогда, когда предметы, которыми
мы оперируем, которые изучаем, у п о р я д о ч е н ы в простран­
стве и времени. П р и и з у ч е н и и той и л и иной с т р у к т у р ы
надо р а з л и ч а т ь двоякого рода проблемы: в н у т р е н н и е и
внешние. В н у т р е н н и е проблемы относятся к вопросам
логического а н а л и з а структуры, к методам проверки ее
п р е д л о ж е н и й ; в н е ш н и е проблемы — к вопросам о реаль­
ности с у щ е с т в о в а н и я самой с т р у к т у р ы .
Т а к , система н а т у р а л ь н ы х чисел есть структура. В н е й
мы встречаемся с терминами, обозначающими и н д и в и ­
д у а л ь н ы е п р е д м е т ы ( 1 , 2, 3, 4...), с т е р м и н а м и , обозначаю­
щ и м и свойства этих и н д и в и д у а л ь н ы х предметов, напри­
мер, «быть четным», «быть нечетным». В этой структуре
мы, наконец, в с т р е ч а е м с я с т е р м и н а м и , з а м е н я ю щ и м и
к л а с с ы и н д и в и д у а л ь н ы х предметов, н а п р и м е р , термин
«натуральное число» может з а м е н я т ь любой из предметов

4 2
R. С а г n а p. Empirizism, Semantics and Ontology. В сб.
«Semantics and the Philosophie of Language)). Urbana, 1952.

13* 195
н а ш е й с т р у к т у р ы , т е р м и н «простое число» Может заменить
любое из чисел 2, 3, 5, 7, 11 и т. д. П р и этом у с т а н а в л и в а ­
ются п р а в и л а о п е р и р о в а н и я этими т е р м и н а м и и п р а в и л а и х
проверки. Так, если- в н а ш е й структуре определены тер­
м и н ы «простое число» и «число п я т ь » , то п р е д л о ж е н и е
« П я т ь есть простое число» будет осмысленным п р е д л о ж е ­
нием. Оно будет и с т и н н ы м , так к а к данное и н д и в и д у а л ь ­
ное число действительно обладает свойствами, которые
п е р е ч и с л е н ы н а м и в определении простого числа. П р и этом
п р е д л о ж е н и е « П я т ь — простое число» будет а н а л и т и ч е ­
ским, поскольку его истинность зависит л и ш ь от того, к а к
м ы о п р е д е л и л и в н а ш е й системе т е р м и н «простое число».
Р а з л и ч н ы е с т р у к т у р ы можно описывать, пользуясь и
повседневным «предметным» я з ы к о м , у п о т р е б л я ю щ и м с я
обычно в естественных и о б щ е с т в е н н ы х н а у к а х и в обыден­
ной ж и з н и . Здесь м ы с т а л к и в а е м с я с необходимостью
о с у щ е с т в л я т ь п р о в е р к у т а к и х п р е д л о ж е н и й : к а к «Имеется
ли лист бумаги на' моем столе?», « Ж и л ли действительно
король Артур?», «Существуют ли к е н т а в р ы в действитель­
ности?». Д л я обоснования подобных п р е д л о ж е н и й в отли­
чие от п р е д л о ж е н и й , в х о д я щ и х в с т р у к т у р ы математиче­
ских и логических дисциплин, мы о б я з а н ы прибегать к
эмпирической проверке, к о т о р а я м о ж е т быть осуществлена
в личном опыте.
П о к а мы не выходим за п р е д е л ы «структуры», м ы н а ­
х о д и м с я в р а м к а х н а у к и . П о н я т и е реальности в п р е д е л а х
с т р у к т у р ы , — у к а з ы в а е т К а р н а п , — научное, не м е т а ф и з и ­
4 3
ческое , поскольку м ы п р и н я л и определенный «языковый
к а р к а с » , т. е. определенный я з ы к с его терминами, спосо­
бами п о с т р о е н и я 'предложений, способами и х проверки и
п р и этом не ставим з а д а ч и в ы я с н и т ь , существуют или нет
п р е д м е т ы , свойства, о т н о ш е н и я и т. п., о которых говорит­
с я с помощью выбранного я з ы к а .
К а р н а п с ч и т а е т м е т а ф и з и ч е с к и м и в н е ш н и е проблемы
с т р у к т у р ы . Они к а к бессмысленные, не п р о в е р я е м ы е опыт­
н ы м п у т е м и потому не и м е ю щ и е з н а ч е н и я , по его мнению,
д о л ж н ы быть и с к л ю ч е н ы из философии, если п о с л е д н я я
претендует на то, чтобы быть н а у к о й . В н е ш н и е пробле­
м ы — это воцросы о реальности 'существования с а м о й

4 3
R. C a m а p. Empirizism, Semantics and Ontology. В сб. «Se-
mantics and the Philosophy of Lang\iage», p. 208.

196
структуры, о реальности с у щ е с т в о в а н и я мира вещей, их
свойств, отношений, классов, с у ж д е н и й и т. п. К а р н а п счи­
тает, что все попытки решить эту проблему в философии
были безуспешными, так к а к бессмыслицы-де не могут быть
ни опровергнуты, н и д о к а з а н ы методами н а у ч н о й проверки.
Н е п р а в ы , с точки з р е н и я К а р н а п а , и материалисты, счи­
т а ю щ и е , что мир вещей существует независимо ни от ка­
кого опыта, и субъективные идеалисты, о т р и ц а ю щ и е с у щ е ­
ствование мира независимо от н а ш е г о опыта, а т а к ж е и
платоники, п р и з н а ю щ и е объективное существование у н и ­
версалий.
Поэтому «быть реальным», по К а р н а п у , означает не что
иное, к а к п р и н а д л е ж а т ь к той или иной структуре. « Б ы т ь
р е а л ь н ы м в научном смысле этого слова,— п и ш е т Р. К а р ­
нап,— это значит б ы т ь элементом с т р у к т у р ы ; следователь­
но, это понятие не может быть осмысленно применимо к
44
самой структуре» . Если, говорит К а р н а п , кто-либо п р и ­
нимает п р е д м е т н ы й я з ы к , то м о ж н о сказать, что он п р и н я л
мир вещей. Но п р и н я т и е мира вещей не означает, что чело­
век допускает его действительное существование. «При­
н я т и е мира вещей,— п и ш е т К а р н а п , — не означает ничего
иного, кроме п р и н я т и я конкретной ф о р м ы я з ы к а , другими
словами, п р и н и м а т ь мир в е щ е й — значит п р и н и м а т ь п р а в и ­
ла д л я ф о р м у л и р о в а н и я п р е д л о ж е н и й и д л я их проверки
45
с целью их доказательства или опровержения» .
Общие п о н я т и я существуют т а к ж е л и ш ь к а к элемент
структуры, к а к з н а к и для сокращенного описания инди­
в и д у а л ь н ы х элементов с т р у к т у р ы . У н и в е р с а л и и , абстракт­
н ы е сущности существуют л и ш ь к а к термины, обозначаю­
щ и е отдельные свойства или отношения, о существовании
которых, однако, мы ничего не м о ж е м сказать.
Сделаем теперь р я д к р и т и ч е с к и х з а м е ч а н и й в адрес нео­
позитивизма по поводу и с т о л к о в а н и я им у к а з а н н ы х трех
групп п о н я т и й .
П о н я т и я первой группы, в о з н и к а ю щ и е в р е з у л ь т а т е
обобщения о п ы т н ы х данных, н е л ь з я рассматривать к а к
простые с о к р а щ е н и я речи. Т а к о е их рассмотрение ведет
неизбежно к тому, что все н а ш е естественно-научное зна­
ние о к а з ы в а е т с я крайне гипотетичным, основанным на
4 4
R. С а г n а p. Empirizism, Semantics and Ontology. В сб.
(•Semantics and the Philosophy of Language*, p. 211.
4 5
Ibid.

197
п р и н ц и п е неполной и н д у к ц и и . В действительности же
в естествознании мы имеем дело с д о к а з а н н ы м и истинами,
обладающими х а р а к т е р о м необходимости и закономерно­
сти. Т е р м и н ы , в ы р а ж а ю щ и е п о н я т и я , н а м и действительно
часто вводятся в р е з у л ь т а т е з а м е н ы сложного о п и с а н и я
простым термином ( « п р и н ц и п с в е р т ы в а н и я » ) . Однако само
сложное описание предметов и и х в з а и м о с в я з е й не дости­
г а е т с я л и ш ь в процессе простого наблюдения, чисто эмпи­
рического описания. У ч е н ы й для о б н а р у ж е н и я этих
свойств обращается и к эксперименту, а т а к ж е д о к а з ы в а е т
необходимый х а р а к т е р присущности тех или и н ы х свойств
и о т н о ш е н и й исследуемым предметам, о п и р а я с ь на иные
у с т а н о в л е н н ы е в н а у к е з а к о н ы , на весь п р е д ш е с т в у ю щ и й
н а у ч н ы й опыт, на общественную п р а к т и к у . П р и этом он
пользуется с а м ы м и р а з л и ч н ы м и методами научного обосно­
в а н и я , не ограничиваясь методом неполной индукции. По­
н я т и я есть результат а н а л и з а , и з у ч е н и я о к р у ж а ю щ е й нас
действительности, с в я з а н н о й с р а з н о о б р а з н ы м и методами
н а у ч н о й проверки, но не р е з у л ь т а т простого с о к р а щ е н и я
о п ы т н ы х д а н н ы х , п о л у ч е н н ы х путем н а б л ю д е н и я , в ц е л я х
удобства н а ш е й речи.
П о н я т и я второй г р у п п ы , т. е. абстракции, и п о н я т и я
м а т е м а т и к и и логики, не я в л я ю т с я произвольными кон­
с т р у к ц и я м и н а ш е г о ума, а я в л я ю т с я о т р а ж е н и е м действи­
тельности, правда, весьма опосредствованным и и д е а л и з и ­
рованным. С в я з ь этих абстракций с действительностью
всегда можно установить, если проследить историческое
р а з в и т и е п о з н а н и я , м а т е м а т и к и и логики. Е с л и бы м а т е м а ­
тика с ее а б с т р а к ц и я м и была р е з у л ь т а т о м свободного твор­
чества, то невозможно было бы объяснить, н а п р и м е р , такой
факт