Вы находитесь на странице: 1из 79

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

В.А.Терёхин

СЕНСОРНО-ПЕРЦЕПТИВНАЯ
ОРГАНИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА

Учебное пособие

Ростов-на-Дону
2010

Рецензент:
Скрипкина Т.П., Зав. кафедрой психологии развития
и акмеологии факультета психологии ФГАОУ ВПО ЮФУ
профессор, доктор психологических наук

В.А.Терёхин
Сенсорно-перцептивная организация человека: Учебное
пособие. – Ростов н/Д., 2010.

Учебное пособие «Сенсорно-перцептивная организация


человека» предназначено для оснащения курса «Общей
психологии» раздела «Ощущения и восприятие», читаемого
студентам факультета психологии ЮФУ. Учебное пособие состоит
из трех взаимосвязанных частей, охватывающих основные
концептуальные положения сенсорно-перцептивной организации
человека. Составлено в полном соответствии с требованиями
государственного стандарта высшего профессионального
образования. Данная работа представляет собой три модуля,
которые посвящены последовательному и системному изложению
учебного материала с привлечением современных исследований,
концепций и теорий сенсорных и перцептивных систем в
отечественной и зарубежной психологии. Учебное пособие
разработано на модульной основе с квалиметрическим контролем.

2
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ............................................................................................... 4

МОДУЛЬ 1. СЕНСОРНЫЕ СИСТЕМЫ................................................... 5


1.1. Общее представление о сенсорных системах.............................. 5
1.2. Виды сенсорных систем.................................................................. 7
1.3. Чувствительность сенсорных систем............................................. 11
1.4. Изменчивость чувствительности.................................................... 14
Проектные задания к модулю 1............................................................. 20
Тесты к модулю 1.................................................................................... 20

МОДУЛЬ 2. ПЕРЦЕПТИВНЫЕ СИСТЕМЫ............................................ 21


2.1. Перцепция как активный психический процесс............................. 21
2.2. Иллюзии перцепции........................................................................ 25
2.3. Особенности построения перцептивного образа......................... 30
2.4. Свойства перцепции....................................................................... 33
2.5. Виды перцепции............................................................................... 42
Проектные задания к модулю 2............................................................. 43
Тесты к модулю 2.................................................................................... 43

МОДУЛЬ 3. ЕДИНСТВО СЕНСОРНО-ПЕРЦЕПТИВНОЙ


ОРГАНИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА................................................................... 44
3.1. Особенности сенсорно-перцептивной деятельности
в отражении пространства............................................................... ..... 44
3.2. Специфика сенсорно-перцептивных процессов
в отражении времени.............................................................................. 50
3.3. Характеристика сенсорно-перцептивной организации
человека в контексте отражения движения.......................................... 61
Проектные задания к модулю 3............................................................. 72
Тесты к модулю 3.................................................................................... 73

ЗАКЛЮЧЕНИЕ......................................................................................... 74

ЛИТЕРАТУРА.......................................................................................... 74

3
Человеку в целом, как индивиду и
личности, соответствует сенсорно-
перцептивная организация как единая
система анализаторов всех без исключения
модальностей, включенная, в свою очередь,
в общую структуру человеческого развития.
Б.Г.Ананьев

ВВЕДЕНИЕ

Человек как субъект деятельности, активно


взаимодействуя с предметами и явлениями окружающего
мира, отражает объективную реальность и выступает как
субъект познания. При этом сенсорные и перцептивные
процессы не существуют в отрыве от других психических
процессов - с точки зрения реально отражаемого мира, все
психические процессы переплетены в одно целое.
Сенсорно-перцептивная система человека не является
неким застывшим образованием, она активно развивается в
процессе онтогенеза, обеспечивая саморегуляцию человека
и его взаимодействие с окружающей средой. Постоянно
совершенствуясь, она все в большей степени отображает
качественное многообразие мира.
Целью нашей работы является формирование у
студентов полноценного представления о сенсорных и
перцептивных процессах как субъективных познавательных
процессах непосредственно чувственного отражения
человеком объективной действительности.
В рамках поставленной цели задачами данного пособия
является усвоение:
- общего представления о сенсорных и перцептивных
познавательных процессах;
- строения и функционирования сенсорной системы
человека;
- строения и функционирования перцептивной системы
человека;
- теорий сенсорно-перцептивного взаимодействия.
Изложение учебного материала построено по
модульному принципу.

4
Общие положения:
Первый модуль посвящен общим вопросам теории
сенсорных систем и дает представление о строении и
функционировании сенсорной системы человека;
Второй модуль посвящен общим вопросам теории
перцептивных систем и дает представление о строении и
функционировании перцептивной системы человека;
В третьем модуле рассматриваются вопросы
взаимодействия сенсорных и перцептивных систем в
сложных видах восприятия.
Предложенное учебное пособие на модульной основе
позволяет подробно рассмотреть основные положения
теории и сформировать у студентов полноценное
представление о сенсорных и перцептивных составляющих
чувственного познания действительности.

МОДУЛЬ 1.
СЕНСОРНЫЕ СИСТЕМЫ

Комплексные цели модуля:


- освещение наиболее общих вопросов, связанных с
представлением о сенсорных системах,
- раскрытие биологических основ, на базе которых
возникают сенсорные процессы;
- рассмотрение видов существующих сенсорных систем.

1.1. Общее представление о сенсорных системах.


Сенсорный – от латинского sensus – чувство, ощущение.
Ощущение – активный психический процесс частичного
отражения предметов и явлений окружающего мира и
внутренней среды организма в сознании человека при
непосредственном воздействии раздражителей на органы
чувств.
Сенсорная система представляет собой целостный
нервный механизм, осуществляющий прием и анализ
сенсорной информации. Синонимом сенсорной системы в
отечественной психологии является термин «анализатор»,
который впервые ввел выдающийся русский физиолог
И.П.Павлов.

5
Анализатор состоит из трех частей:
1) периферического отдела - рецептора,
осуществляющего прием и трансформацию внешней энергии
в нервный процесс, и эффектора – органа или системы
органов, реагирующих на действия внешних или внутренних
раздражителей, выступающих в роли исполнительного звена
рефлекторного акта;
2) проводящих путей - афферентных (восходящих) и
эфферентных (нисходящих), соединяющих периферический
отдел анализатора с центральным;
3) центрального отдела – представленного подкорковыми
и корковыми ядрами и проекционными отделами коры
больших полушарий, где происходит переработка нервных
импульсов, приходящих из периферических отделов.

В каждом анализаторе имеется ядро, т.е. центральная


часть, где сконцентрирована основная масса рецепторных
клеток, и периферия, состоящая из рассеянных клеточных
элементов, которые в том или ином количестве расположены
в различных областях коры. Ядерная часть анализатора
состоит из большой массы клеток, которые находятся в той
области коры головного мозга, куда входят
центростремительные нервы от рецептора. Рассеянные
(периферические) элементы данного анализатора входят в
области, смежные с ядрами других анализаторов. Тем самым
обеспечивается участие в отдельном сенсорном акте
большой части всей коры головного мозга. Ядро анализатора
выполняет функцию тонкого анализа и синтеза, например,
дифференцирует звуки по высоте. Рассеянные элементы
связаны с функцией грубого анализа, например, различение
музыкальных звуков и шумов.
Определенным клеткам периферических отделов
анализатора соответствуют определенные участки корковых
клеток. Так, пространственно разными точками в коре
представлены, например, разные точки сетчатки;
пространственно разным расположением клеток представлен
в коре и орган слуха. То же самое относится и к другим
органам чувств.
Многочисленные опыты, проведенные методами
искусственного раздражения, позволяют в настоящее время

6
довольно определенно установить локализацию в коре тех
или иных видов чувствительности. Так, представительство
зрительной чувствительности сосредоточено главным
образом в затылочных долях коры головного мозга. Слуховая
чувствительность локализуется в средней части верхней
височной извилины. Осязательно-двигательная
чувствительность представлена в задней центральной
извилине и т.д.
Для возникновения сенсорного процесса необходима
работа всего анализатора как целого. Воздействие
раздражителя на рецептор вызывает появление
раздражения. Начало этого раздражения заключается в
превращении внешней энергии в нервный процесс, который
производится рецептором. От рецептора этот процесс по
восходящим путям достигает ядерной части анализатора.
Когда возбуждение достигает корковых клеток анализатора,
возникает ответ организма на раздражение. Мы ощущаем
свет, звук, вкус или другие качества раздражителей.
Таким образом, анализатор составляет исходную и
важнейшую часть всего пути нервных процессов, или
рефлекторной дуги. Рефлекторная дуга состоит из
рецептора, проводящих путей, центральной части и
эффектора. Взаимосвязь элементов рефлекторной дуги
обеспечивает основу ориентировки сложного организма в
окружающем мире, деятельность организма в зависимости от
условий его существования.

1.2. Виды сенсорных систем.


Долгое время зрительная, слуховая, осязательная,
обонятельная и вкусовая чувствительность представлялась
основой, на которой с помощью ассоциаций строится вся
психическая жизнь человека. В 19 веке этот список стал
быстро расширяться. К нему были добавлены
чувствительность к положению и движению тела в
пространстве, была открыта и изучена вестибулярная
чувствительность, осязательная чувствительность и т.д.
Первая классификация была выдвинута Аристотелем,
жившим в 384-322 г.г. до н.э., который выделял 5 видов
«внешних чувств»: зрительные, слуховые, обонятельные,
осязательные, вкусовые.

7
Немецкий физиолог и психофизик Эрнст Вебер (1795-
1878) расширил аристотелевскую классификацию, предложив
разделить осязание на: чувство прикосновения, чувство
веса, температурное чувство.
Кроме этого, он выделил особую группу чувств: чувство
боли, чувство равновесия, чувство движения, чувство
внутренних органов.
Классификация немецкого физика, физиолога, психолога
Германа Гельмгольца (1821-1894) основана на категориях
модальности, фактически эта классификация – также
расширение классификации Аристотеля. Поскольку
модальности выделяются по соответствующим органам
чувств, например, сенсорные процессы, связанные с глазом,
относятся к зрительной модальности; сенсорные процессы,
связанные со слухом – к слуховой модальности, и т.д. В
современной модификации этой классификации используется
дополнительное понятие субмодальности, например, в такой
модальности, как кожное чувство, различают
субмодальности: механические, температурные и болевые.
Аналогично, внутри зрительной модальности выделяют
субмодальности ахроматические и хроматические.
Немецкий психолог, физиолог, философ Вильгельм
Вундт (1832-1920) считается родоначальником
классификации сенсорных систем на основе типа энергии
адекватного раздражителя для соответствующих рецепторов:
физические (зрение, слух); механические (осязание);
химические (вкус, обоняние).
Эта идея не получила широкого развития, хотя была
использована И.П.Павловым для разработки принципов
физиологической классификации.
Классификация ощущений выдающегося русского
физиолога Ивана Петровича Павлова (1849-1936) опирается
на физико-химические характеристики раздражителей. Для
определения качества каждого из анализаторов он
использовал физико-химические характеристики сигнала.
Отсюда наименования анализаторов: световые, звуковые,
кожно-механические, запаховые и т.д., а не зрительный,
слуховой и т.п., как обычно классифицировались
анализаторы.

8
Рассмотренные выше классификации не позволяли
отразить разноуровневый характер разных видов рецепций,
одни из которых являются более ранними и низшими по
уровню развития, а другие - более поздними и более
дифференцированными. Представления о разноуровневой
принадлежности тех или иных сенсорных систем связаны с
разработанной Г.Хэдом моделью кожных рецепций человека.

Английский невролог и физиолог Генри Хэд (1861-1940) в


1920 г. предложил генетический принцип классификации. Он
различал протопатическую чувствительность (низшую) и
эпикритическую чувствительность (высшую).

В качестве эпикритической, или дискриминативной,


чувствительности высшего уровня была выделена тактильная
чувствительность; а протопатической чувствительности,
архаического, низшего уровня – болевая. Он доказал, что
протопатические и эпикритические компоненты могут быть
как присущи различным модальностям, так и иметь место
внутри одной модальности. Более молодая и совершенная
эпикритическая чувствительность позволяет точно
локализовать объект в пространстве, она дает объективные
сведения о явлении. Например, осязание позволяет точно
определить место прикосновения, а слух – определить
направление, в котором раздался звук. Относительно
древние и примитивные ощущения не дают точной
локализации ни во внешнем пространстве, ни в пространстве
тела. Например, органическая чувствительность – чувство
голода, чувство жажды и т.п. Их характеризует постоянная
аффективная окрашенность, и они отражают скорее
субъективные состояния, чем объективные процессы.
Соотношение протопатических и эпикритических компонентов
в различных видах чувствительности оказываются
различными.
Алексей Алексеевич Ухтомский (1875-1942), выдающийся
русский физиолог, один из основателей физиологической
школы Санкт-Петербургского университета, также применял
генетический принцип классификации. Высшие рецепции по
Ухтомскому - слух, зрение, которые находятся в постоянном

9
взаимодействии с низшими, благодаря чему они
совершенствуются и развиваются. Например, генезис
зрительной рецепции заключается в том, что сначала
осязательная рецепция переходит в осязательно-зрительную,
а затем - в чисто зрительную рецепцию.
Английский физиолог Чарльз Шеррингтон (1861-1952) в
1906 г. разработал классификацию, учитывающую место
расположения рецептирующих поверхностей и выполняемую
ими функцию:
1. Экстероцепция (внешняя рецепция): а) контактная; б)
дистантная; в) контактно-дистантная;
2. Проприоцепция (рецепция в мышцах, связках и т.д.):
а) статическая; б) кинестетическая.
3. Интероцепция (рецепция внутренних органов).
Системная классификация Ч.Шеррингтона разделила все
сенсорные системы на три основных блока.
Первый блок – экстероцепция, которая доводит до
человека информацию, поступающую из внешнего мира и
являются основной рецепцией, связывающей человека с
внешним миром. Именно к ней относятся: зрение, слух,
осязание, обоняние, вкус. Вся экстероцепция разделена на
три подгруппы: контактная, дистантная и контактно-
дистантная.
Контактная экстероцепция осуществляется при
воздействии раздражителя непосредственно на поверхность
тела или соответствующие рецепторы. Типичным примером
могут служить сенсорные акты прикосновения и давления,
осязания, вкуса.
Дистантная экстероцепция осуществляется без
непосредственного контакта раздражителя с рецептором. При
этом источник раздражения находится на некотором
расстоянии от рецептирующей поверхности
соответствующего органа чувств. К ней относятся зрение,
слух, обоняние.
Контактно-дистантная экстероцепция осуществляется как
при непосредственном контакте с раздражителем, так и
дистантно. К ней относятся температурные, кожно-болевые.
вибрационные сенсорные акты.
Второй блок составляет проприоцепция, которая доводит

10
до человека информацию о положении его тела в
пространстве и состоянии его опорно-двигательного
аппарата. Вся проприоцепция разделена на две подгруппы:
статическую и кинестетическую рецепцию.
Статическая рецепция сигнализирует о положения тела в
пространстве и равновесии. Рецепторные поверхности,
сообщающие об изменении положения тела в пространстве,
заложены в полукружных каналах внутреннего уха.
Кинестетическая рецепция сигнализирует о состоянии
движения (кинестезии) отдельных частей тела относительно
друг друга, и положений опорно-двигательного аппарата.
Рецепторы кинестетической, или глубокой, чувствительности
находятся в мышцах и суставных поверхностях (сухожилиях,
связках). Возбуждения, возникающие при растяжении мышц,
изменении положения суставов, вызывают кинестетическую
рецепцию.
Третий блок включает интероцепцию, сигнализирующую
о состоянии внутренних органов человека. Данные рецепторы
находятся в стенках желудка, кишечника, сердца,
кровеносных сосудов и других висцеральных образований.
Интероцептивными являются чувство голода, жажды,
половые ощущения, ощущения недомогания и т.п.
Современные авторы используют дополненную
классификацию Аристотеля, различая рецепцию:
прикосновения и давления, осязания, температурную,
болевую, вкусовую, обонятельную, зрительную, слуховую,
положения и движения (статические и кинестетические) и
органическую (голод, жажда, половые ощущения, болевые,
ощущения внутренних органов и т.д.), структурируя ее
классификацией Ч.Шеррингтона. Уровни организации
сенсорных систем базируются на генетическом принципе
классификации Г.Хэда.

1.3. Чувствительность сенсорных систем.


Чувствительность – способность органов чувств
реагировать на появление раздражителя или его изменение,
т.е. способность к психическому отражению в форме
сенсорного акта.
Различают абсолютную, дифференциальную и
разностную чувствительность. Абсолютная чувствительность

11
– способность воспринимать раздражители минимальной
силы (обнаружение). Дифференциальная чувствительность –
способность воспринимать изменение раздражителя или
различение близких раздражителей в пределах одной
модальности.
Чувствительность измеряется или определяется силой
раздражителя, которая в данных условиях оказывается
способной вызвать ощущение. Ощущение - есть активный
психический процесс частичного отражения предметов или
явлений окружающего мира, а также внутренних состояний
организма, в сознании человека при непосредственном
воздействии раздражителей на органы чувств.
Минимальной силой раздражителя, способной вызвать
ощущение, определяется нижний абсолютный порог
ощущения. Раздражители меньшей силы называются
подпороговыми. Нижний порог ощущений определяет
уровень абсолютной чувствительности данного анализатора.
Чем меньше величина порога, тем выше чувствительность.
Е = 1/Р , где Е – чувствительность, Р – пороговая
величина раздражителя.
Величина абсолютного порога зависит от возраста,
характера деятельности, функционального состояния
организма, силы и длительности действующего
раздражителя.
Верхний абсолютный порог ощущения – определяется
максимальной силой раздражителя, вызывающей ещё
характерное для данной модальности ощущение.
Существуют надпороговые раздражители. Они вызывают
болевые ощущения и разрушение рецепторов анализаторов,
на которые действует надпороговая стимуляция.
Минимальное различие между двумя раздражителями,
вызывающее различные ощущения в одной модальности,
определяет разностный порог, или порог различения.
Разностная чувствительность обратно пропорциональна
порогу различения.
Французский физик П.Бугер в 1729 г. пришел к выводу о
том, что разностный порог зрительного восприятия прямо
пропорционален его исходному уровню. Через 100 лет после
П.Бугера немецкий физиолог Эрнст Вебер установил, что эта
закономерность характерна и для других модальностей.
Таким образом, был найден очень важный психофизический

12
закон, который был назван законом Бугера-Вебера.
Закон Бугера-Вебера: ∆I / I = const, где ∆I – разностный
порог , I – исходный раздражитель.
Отношение разностного порога к величине исходного
раздражителя является величиной постоянной и
называется относительным разностным или
дифференциальным порогом.
Согласно закону Бугера-Вебера, дифференциальный
порог есть некоторая постоянная часть величины исходного
раздражителя, на которую он должен быть увеличен или
уменьшен для того, чтобы получить едва заметное
изменение ощущения. Величина дифференциального порога
зависит от модальности ощущения. Для зрения она примерно
1/100, для слуха 1/10, для кинестезии 1/30 и т.д.
Величина, обратная дифференциальному порогу,
называется дифференциальной чувствительностью.
Последующие исследования показали, что закон справедлив
только для средней части динамического диапазона
сенсорной системы, где дифференциальная
чувствительность максимальна. Пределы этой зоны
различны для различных сенсорных систем. За пределами
этой зоны дифференциальный порог возрастает, иногда
очень значительно, особенно при приближении к
абсолютному нижнему или верхнему порогу.
Немецкий физик, психолог и философ Густав Фехнер
(1801-1887), основатель психофизики как науки о
закономерной связи физических и психических явлений,
используя ряд найденных к тому времени психофизических
закономерностей, в том числе закон Бугера-Вебера,
сформулировал следующий закон.
Закон Фехнера: S = К lg i , где S – интенсивность
ощущения, i – сила раздражителя, К – константа Бугера-
Вебера.
Интенсивность ощущений пропорциональна логарифму
силы действующего раздражителя, то есть ощущение
изменяется гораздо медленнее, чем растет сила
раздражения.
По мере увеличения интенсивности сигнала для того,
чтобы разницы между единицами измерения ощущений (S)
оставались равными, требуется все более значительная

13
разница между единицами измерения интенсивности (i).
Иными словами, в то время как ощущение увеличивается
равномерно (в арифметической прогрессии),
соответствующее увеличение интенсивности сигнала
происходит физически неравномерно, но пропорционально (в
геометрической прогрессии). Связь между величинами, одна
из которых изменяется в арифметической прогрессии, а
вторая - в геометрической, выражается логарифмической
функцией.
Закон Фехнера получил в психологии название основного
психофизического закона.
Закон Стивенса (степенной закон) - вариант основного
психофизического закона, предложенный американским
психологом Стэнли Стивенсом (1906-1973), и
устанавливающий степенную, а не логарифмическую
зависимость между интенсивностью ощущения и силой
раздражителей:
S  ki n , где S – интенсивность ощущения, i – сила
раздражителя, k – константа, зависящая от единицы
измерения, n – показатель степени функции. Показатель
nстепенной функции различен для ощущений разных
модальностей: пределы его вариации от 0,3 (для громкости
звука) до 3,5 (для силы электрического удара).
Сложность обнаружения порогов и фиксации изменения
интенсивности ощущения является объектом исследования и
в настоящее время. Современные исследователи,
занимающиеся изучением обнаружения сигналов различными
операторами, пришли к выводу о том, что сложность этого
сенсорного действия заключается не просто в невозможности
воспринять сигнал из-за его слабости, а в том, что он всегда
присутствует на фоне маскирующих его помех или «шума».
Источники этого «шума» многочисленны. Среди них
посторонние раздражители, спонтанная активность
рецепторов и нейронов в ЦНС, изменение ориентации
рецептора относительно раздражителя, колебания внимания
и другие субъективные факторы. Действие всех этих
факторов приводит к тому, что испытуемый зачастую не
может с полной уверенностью сказать, когда сигнал
предъявлялся, и когда его не было. В результате сам процесс
обнаружения сигнала приобретает вероятностный характер.

14
Эта особенность возникновения ощущений околопороговой
интенсивности учитывается в ряде созданных в последнее
время математических моделей, описывающих эту
сенсорную деятельность.

1.4. Изменчивость чувствительности.


Чувствительность анализаторов, определяемая
величиной абсолютных и разностных порогов, не постоянна и
может изменяться. Эта изменчивость чувствительности
зависит как от условий внешней среды, так и от ряда
внутренних физиологических и психологических условий.
Выделяют две основные формы изменения
чувствительности:
1) сенсорная адаптация – изменение чувствительности
под влиянием внешней среды;
2) сенсибилизация – изменение чувствительности под
влиянием внутренней среды организма.
Сенсорная адаптация – приспособление организма к
действиям окружающей среды благодаря изменению
чувствительности под влиянием действующего
раздражителя. Различают три вида адаптации:
1. Адаптация как полное исчезновение ощущения в
процессепродолжительного действия раздражителя. В случае
действия постоянных раздражителей ощущение имеет
тенденцию к угасанию. Например, одежда, часы на руке,
вскоре перестают ощущаться. Обычным фактом являетсяи
отчетливое исчезновение обонятельных ощущений вскоре
после того, как мы попадаем в атмосферу с каким-либо
устойчивым запахом.Интенсивность вкусового ощущения
ослабевает, если соответствующее вещество в течение
некоторого времени держать во рту.
И, наконец, ощущение может угаснуть совсем, что
связано с постепенным повышением нижнего абсолютного
порога чувствительности до уровня интенсивности постоянно
действующего раздражителя. Явление характерно для всех
модальностей, кроме зрительной.
Полной адаптации зрительного анализатора при
действии постоянного и неподвижного раздражителя в
обычных условиях не наступает. Это объясняется
компенсацией постоянного раздражителя за счет движений

15
самого рецепторного аппарата. Постоянные произвольные и
непроизвольные движения глаз обеспечивают непрерывность
зрительного ощущения. Эксперименты, в которых
искусственно создавались условия стабилизации
изображения относительно сетчатки глаз, показали, что при
этом зрительное ощущение исчезает спустя 2—3 секунды
после его возникновения.
2. Адаптация как притупление ощущения под действием
сильного раздражителя. Резкое снижение ощущения с
последующим восстановлением - охранная адаптация.
Так, например, когда мы из полутемной комнаты
попадаем в ярко освещенное пространство, то сначала
бываем ослеплены и не способны различать вокруг какие-
либо детали. Через некоторое время чувствительность
зрительного анализатора восстанавливается, и мы начинаем
нормально видеть. То же происходит, когда мы попадаем в
ткацкий цех и первое время кроме грохота станков мы не
можем воспринимать речь и другие звуки. Через некоторое
время способность слышать речь и другие звуки
восстанавливается. Это объясняется резким повышением
нижнего абсолютного порога и порога различения с
последующим восстановлением этих порогов в соответствии
с интенсивностью действующего раздражителя.
Описанные 1 и 2 вид адаптации можно объединить
общим термином «негативная адаптация», так как
результатом их является общее снижение чувствительности.
Но «негативная адаптация» не является «плохой»
адаптацией, так как является приспособлением к
интенсивности действующих раздражителей и способствует
предотвращению разрушения сенсорных систем.
3. Адаптация как повышение чувствительности под
влияниемслабого раздражителя (снижение нижнего
абсолютного порога). Этот вид адаптации, свойственный
некоторым видам ощущений, можно определить как
позитивную адаптацию.
В зрительном анализаторе это темновая адаптация,
когда увеличивается чувствительность глаза под влиянием
пребывания в темноте. Аналогичной формой слуховой
адаптации является адаптация к тишине. В температурных
ощущениях позитивная адаптация обнаруживается тогда,
когда предварительно охлажденная рука чувствует тепло, а

16
предварительно нагретая — холод при погружении в воду
одинаковой температуры.
Исследования показали, что одни анализаторы
обнаруживают быструю адаптацию, другие — медленную.
Например, тактильные рецепторы адаптируются очень
быстро. Сравнительно медленно адаптируется зрительный
рецептор (время темновой адаптации достигает нескольких
десятков минут), обонятельный и вкусовой.
Явление адаптации можно объяснить теми
периферическими изменениями, которые происходят в
функционировании рецептора по влиянием прямой и
обратной связи с ядром анализатора.
Адаптационное регулирование уровня чувствительности
в зависимости от того, какие раздражители (слабые или
сильные) воздействуют на рецепторы, имеет огромное
биологическое значение. Адаптация помогает посредством
органов чувств улавливать слабые раздражители и
предохраняет органы чувств от чрезмерного раздражения в
случае необычайно сильных воздействий.
Итак, адаптация является одним из важнейших видов
изменения чувствительности, указывающим на большую
пластичность организма в его приспособлении к условиям
среды.
Другим видом изменения чувствительности является
сенсибилизация. Процесс сенсибилизации отличается от
процесса адаптации тем, что в процессе адаптации
чувствительность меняется в обоих направлениях – то есть
повышается или понижается, а в процессе сенсибилизации –
только в одном направлении, а именно, повышении
чувствительности. Кроме того, изменение чувствительности
при адаптации зависит от условий окружающей среды, а при
сенсибилизации - преимущественно от процессов,
протекающих в самом организме, как физиологических, так и
психических. Таким образом, сенсибилизация – это
повышение чувствительности органов чувств под влиянием
внутренних факторов.
Различают два основных направления повышения
чувствительности по типу сенсибилизации. Одно из них носит
длительный постоянный характер и зависит

17
преимущественно от устойчивых изменений, происходящих в
организме, второе носит непостоянный характер и зависит от
временных воздействий на организм.
К первой группе факторов, меняющих чувствительность,
относятся: возраст, эндокринные сдвиги, зависимость от типа
нервной системы, общее состояние организма, связанное с
компенсацией сенсорных дефектов.
Исследования показали, что острота чувствительности
органов чувств нарастает с возрастом, достигая своего
максимума к 20-30 годам, с тем, чтобы в дальнейшем
постепенно снижаться.
Существенные особенности функционирования органов
чувств зависят от типа нервной системы человека. Известно,
что люди, обладающие сильной нервной системой,
обнаруживают большую выносливость и меньшую
чувствительность, а люди со слабой нервной системой при
меньшей выносливости обладают большей
чувствительностью.
Очень большое значение для чувствительности имеет
эндокринный баланс в организме. Например, при
беременности обонятельная чувствительность резко
обостряется, тогда как зрительная и слуховая
чувствительность падает.
К повышению чувствительности приводит компенсация
сенсорных дефектов. Так, например, утрата зрения или слуха
в известной мере компенсируется обострением других видов
чувствительности. У людей, лишенных зрения, высоко
развито осязание, они способны читать руками. Этот процесс
чтения руками носит специальное название – гаптика. У
людей лишенных слуха, сильно развивается вибрационная
чувствительность. Например, великий композитор Людвиг
Ван Бетховен в последние годы жизни, когда он лишился
слуха, использовал именно вибрационную чувствительность
для прослушивания музыкальных произведений.
Ко второй группе факторов, меняющих чувствительность,
можно отнести фармакологические воздействия, условно-
рефлекторное повышение чувствительности, влияние второй
сигнальной системы и установки, общее состояние
организма, связанное с утомлением, а также взаимодействие

18
ощущений.
Существуют вещества, вызывающие отчетливое
обострение чувствительности. К таковым относится,
например, адреналин, применение которого вызывает
возбуждение вегетативной нервной системы. Аналогичное
действие, обостряющее чувствительность рецепторов, может
иметь фенамин и ряд других фармакологических средств.
К условно-рефлекторному повышению чувствительности
можно отнести ситуации, в которых присутствовали
предвестники угрозы функционирования организма человека,
закрепленные в памяти предыдущими ситуациями.
Например, резкое обострение чувствительности наблюдается
у членов оперативных групп, участвовавших в боевых
действиях, при проведении последующих боевых операций.
Вкусовая чувствительность обостряется при попадании
человека в обстановку, сходную с той, в которой он ранее
участвовал в обильном и приятном застолье.
Повышение чувствительности анализатора может быть
вызвано и воздействием второсигнальных раздражителей.
Например: изменение электрической проводимости глаз и
языка в ответ на слова «кислый лимон», что в
действительности и происходит при непосредственном
воздействии сока лимона.
Обострение чувствительности наблюдается также под
влиянием установки. Так, слуховая чувствительность резко
повышается при ожидании важного телефонного звонка.
Изменения чувствительности наступают и в состоянии
утомления. Утомление сначала вызывает обострение
чувствительности, то есть человек начинает обостренно
ощущать не связанные с основной деятельностью
посторонние звуки, запахи и т.д., а затем при дальнейшем
развитии утомления происходит снижение чувствительности.
Изменение чувствительности может быть вызвано и
взаимодействием разных анализаторов.
Общая закономерность взаимодействия анализаторов
заключается в том, что слабые ощущения вызывают
повышение, а сильные - понижение чувствительности
анализаторов при их взаимодействии. Физиологические
механизмы в данном случае, лежащие в основе

19
сенсибилизации. - это процессы иррадиации и концентрации
возбуждения в коре головного мозга, где и представлены
центральные отделы анализаторов. По Павлову, слабый
раздражитель вызывает в коре больших полушарий процесс
возбуждения, который легко иррадиирует (распространяется).
В результате иррадиации повышается чувствительность
других анализаторов. При действии сильного раздражителя
возникает процесс возбуждения, вызывающий, наоборот,
процесс концентрации, что приводит к торможению
чувствительности других анализаторов и понижению их
чувствительности.
При взаимодействии анализаторов могут возникнуть
межмодальные связи. Примером этому явлению может
служить факт возникновения панического страха при
воздействии звука сверхнизких частот. Это же явление
подтверждается, когда человек чувствует воздействие
радиации или чувствует взгляд в спину.
Произвольное повышение чувствительности может быть
достигнуто в процессе целенаправленной тренировочной
деятельности. Так, например, опытный токарь в состоянии
«на глаз» определить миллиметровые размеры мелких
деталей, дегустаторы различных вин, духов и т.п., даже
обладая неординарными врожденными способностями,
чтобы стать настоящими мастерами своего дела, вынуждены
годами тренировать чувствительность своих анализаторов.
Рассмотренные виды изменчивости чувствительности не
существуют изолированно именно потому, что анализаторы
находятся в постоянном взаимодействии друг с другом. С
этим связано парадоксальное явление синестезии.
Синестезия – возникновение под влиянием раздражения
одного анализатора ощущения, характерного для другого
(например: холодный свет, теплые цвета). Это явление
широко используется в искусстве. Известно, что
способностью «цветного слуха» обладали некоторые
композиторы, в том числе Александр Николаевич Скрябин,
которому принадлежит первое в истории цветомузыкальное
произведение – симфония «Прометей», представленная в
1910 году и включающая партию света. Литовский живописец
и композитор Чюрлёнис Миколоюс Константинас (1875-1911)

20
известен своими символическими картинами, в которых он
отразил зрительные образы своих музыкальных
произведений – «Соната Солнца», «Соната весны»,
«Симфония моря» и др.
Явление синестезии характеризует постоянную
взаимосвязь сенсорных систем организма и целостность
чувственного отражения мира.

Проектные задания к модулю 1:


1. Построить общую схему работы анализатора
2. Провести сравнительный анализ классификаций
сенсорных систем.
Тесты к модулю 1:
Выбрать из предложенных вариантов правильный ответ:
1. Способность организмов реагировать на биологически
значимые воздействия изменениями
А) Чувствительность
Б) Раздражимость
В) Рефлекс
2. Трансформация энергии внешнего мира в нервный
процесс возбуждения
А) Рефлексия
Б) Интуиция
В) Рецепция
3. Нервный аппарат, осуществляющий функцию анализа
и синтеза раздражителей, исходящих из внешней и
внутренней среды организма
А) Анализатор
Б) Нейрон
В) Синапс
4. Он выделил пять основных видов сенсорных систем:
слуховая, зрительная, обонятельная, осязательная и
вкусовая
А) Г.Хэд
Б) Аристотель
В) В.Вундт
5. Он ввел классификацию сенсорных систем, исходя из
характера отражения и места расположения рецепторных

21
зон: экстероцептивные, проприоцептивные и
интероцептивные
А) Ч.Шеррингтон
Б) Г.Хэд
В) И.П.Павлов
Правильные ответы: 1Б, 2В, 3А, 4Б, 5А. Каждый
правильно выбранный ответ оценивается в 1 балл,
максимальное количество баллов – 5.

МОДУЛЬ 2.
ПЕРЦЕПТИВНЫЕ СИСТЕМЫ

Комплексные цели модуля:


- проанализировать сущность перцептивных систем
человека как активного познавательного психического
процесса;
- рассмотреть перцептивные процессы во взаимосвязи с
другими психическими процессами;
- раскрыть основные свойства перцепции.

2.1. Перцепция как активный психический процесс.


Перцепция – от латинского perceptio – восприятие,
непосредственное отражение объективной действительности
органами чувств.
Восприятие – активный психический процесс целостного
отражения предметов и явлений окружающего мира и
внутренней среды организма в сознании человека при
непосредственном воздействии раздражителей на органы
чувств.

Поскольку любой предмет как раздражитель является


сложным, обладает рядом свойств, то в формировании его
образа участвует обычно несколько анализаторов в течение
определенного времени. Таким образом, перцептивная
система представляет собой сложное образование,
включающее в себя как анализатор, так и структуры коры
головного мозга, ответственные за психические процессы
памяти, мышления, воображения, обеспечивающие
аналитико-синтетическую деятельность при формировании

22
образа восприятия. В зависимости от того, какой из
анализаторов доминирует в данном акте восприятия,
различают зрительную перцептивную систему, слуховую
перцептивную систему, осязательную и т.д.
Практика заставляет человека переходить от
непреднамеренного восприятия к целенаправленной
деятельности - наблюдению; на этой стадии восприятие уже
превращается в специфическую мыслительнуюую
деятельность, которая включает анализ и синтез,
осмысление и истолкование воспринятого. Таким образом,
связанное первично в качестве компонента или условия с
какой-либо конкретной практической деятельностью,
восприятие, в конце концов, в форме наблюдения переходит
в более или менее сложную деятельность мышления, в
системе которого оно приобретает новые специфические
черты. Развиваясь в другом направлении, восприятие
действительности переходит в связанное с творческой
деятельностью создание художественного образа и
эстетическое созерцание мира.
Воспринимая, человек не только видит, но и смотрит, не
только слышит, но и слушает, а иногда он не только смотрит,
но рассматривает или всматривается, не только слушает, но
и прислушивается; он часто активно выбирает установку,
которая обеспечит адекватное восприятие предмета;
воспринимая, он таким образом производит определенную
деятельность, направленную на то, чтобы привести образ
восприятия в соответствие с предметом, необходимое в
конечном счете в силу того, что предмет является объектом
не только осознания, но и практического действия,
контролирующего это осознание.
Восприятие является чувственным отображением
предмета или явления объективной действительности,
воздействующей на наши органы чувств. Восприятие
человека — не только чувственный образ, но и осознание
субъектом выделяющегося из окружения объекта. Осознание
чувственно данного предмета составляет основную,
наиболее существенную отличительную черту восприятия.
Процесс восприятия предполагает у субъекта способность не
только реагировать на чувственный раздражитель, но и

23
осознавать чувственное качество как свойство определенного
предмета. Для этого предмет должен выделиться как
относительно устойчивый источник исходящих от него на
субъект воздействий, и как возможный объект направленных
на него действий субъекта. Восприятие поэтому
предполагает довольно высокое развитие не только
сенсорного, но и двигательного аппарата. Если
координированное, направленное на предмет действие, с
одной стороны, предполагает восприятие предмета, то в
свою очередь, и восприятие как осознание субъектом
предметов объективной действительности предполагает
возможность не только автоматически реагировать на
сенсорный раздражитель, но и оперировать предметами в
координированных действиях. В частности, восприятие
пространственного расположения вещей совершенно
очевидно формируется в процессе реального двигательного
овладения пространством — сначала посредством
хватательных движений, а затем передвижения.
Эта связь с действием, с конкретной деятельностью
определяет весь путь исторического развития восприятия у
человека. Специфический аспект, в котором люди
воспринимают предметы окружающей их действительности,
преимущественное выделение в ней одних сторон перед
другими и т. п., несомненно, существенно обусловлен
потребностями действия. В частности, развитие высших
специфически человеческих форм восприятия неразрывно
связано со всем историческим развитием культуры, в том
числе, и искусства — живописи, музыки и т. п.
В специфических видах деятельности, например,
деятельности художника, композитора, писателя эта связь
восприятия с деятельностью выступает особенно отчетливо.
Восприятие действительности в творческом процессе и
отображение воспринятого невозможно оторвать друг от
друга; не только творчество обусловлено его восприятием, но
и само восприятие в известной мере обусловлено
отображением творчески воспринятого им; оно подчинено
условиям отображения и преобразовано в соответствии с
ними. Процесс творческого отображения и процесс
творческого восприятия образуют взаимодействующее

24
единство.
В отношении художественного восприятия полную силу
приобретает аналогия между соотношением восприятия и его
изображением в рисунке, в живописи, с одной стороны, и
между мышлением и его выражением в речи — с другой. Как
речь, в которой мышление формируется, в свою очередь,
участвует в его формировании, так и художественное
изображение воспринятого не только выражает, но и
формирует восприятие художника. Оно вместе с тем
воспитывает и, значит, формирует восприятие людей,
которые на художественных произведениях учатся по-
настоящему воспринимать мир.
Восприятие не только связано с действием, с
деятельностью - и само оно специфическая познавательная
деятельность сопоставления, соотнесения возникающих в
нем чувственных качеств предмета. В восприятии
чувственные качества как бы извлекаются из предмета — для
того, чтобы быть отнесенными к нему. Восприятие — это
форма познания действительности в процессе субъект-
объектного взаимодействия.
Возникающие при этом чувственные данные и
формирующийся наглядный образ приобретают предметное
значение, т. е. относятся к определенному предмету. Этот
предмет определен понятием, закрепленным в слове; в
значении слова зафиксированы признаки и свойства,
вскрывшиеся в предмете в результате общественной
практики и общественного опыта.
Сопоставление, сличение, сверка образа, возникающего
в индивидуальном сознании, с предметом, содержание -
свойства, признаки – которого, выявленные общественным
опытом, зафиксированным в значении обозначающего его
слова, составляет существенное звено восприятия как
познавательной деятельности.
Процесс восприятия включает в себя познавательную
деятельность обследования, распознавания предмета через
образ; возникновение образа из чувственных качеств, в свою
очередь, опосредовано предметным значением, к которому
приводит истолкование этих чувственных качеств.
Предметное значение как бы вбирает в себя и истолковывает

25
чувственные данные, возникающие в процессе восприятия.
Восприятие является по существу своему решением
определенной задачи, которое исходит из тех или иных
раскрывающихся в процессе восприятия чувственных
данных, с тем, чтобы определить их значение и найти
адекватную интерпретацию.
Восприятие строится на чувственных данных ощущений,
доставляемых нашими органами чувств под воздействием
внешних раздражений, действующих в данный момент.
Восприятие вместе с тем не сводится к простой сумме
ощущений. Оно всегда является более или менее сложным
целым, качественно отличным от тех ощущений, которые
входят в его состав. В каждое восприятие входит и
воспроизведенный прошлый опыт, и мышление
воспринимающего, а также его чувства и эмоции. Отражая
объективную действительность, восприятие вместе с тем
субъективно, потому что в нем одновременно преломляется
вся психическая жизнь конкретной личности
воспринимающего.

2.2. Иллюзии перцепции.


Восприятие не является простой механической суммой
друг от друга независимых, лишь суммирующихся в процессе
восприятия ощущений, поскольку при этом различные
раздражения находятся в многообразных
взаимозависимостях, постоянно взаимодействуя друг с
другом.
Наблюдение и экспериментальные исследования
свидетельствуют, например, о воздействии цвета на видимую
величину предмета: белые и вообще светлые предметы
кажутся больше, чем равные им черные или темные
предметы (так, в светлом платье человек кажется крупнее,
полнее, чем в темном), относительная интенсивность
освещения влияет на видимую отдаленность предмета.
Расстояние или угол зрения, под которым мы воспринимаем
изображение или предмет, влияет на его видимую окраску:
цвет на расстоянии существенно изменяется. Включение
предмета в состав того или иного, так или иначе,
окрашенного целого влияет на его воспринимаемый цвет.
Таким образом, в восприятии обычно каждая часть зависит от

26
того окружения, в котором она дана.
Значение структуры целого для восприятия входящих в
состав его частей обнаруживается очень ярко и наглядно в
некоторых оптико-геометрических иллюзиях.
Во-первых, воспринимаемая величина фигур оказывается
зависимой от окружения, в котором они даны, как это видно
из рисунка (оптические иллюзии), где средние круги равны, но
видятся нами неравными (см. рис. 1.).

Рис. 1. Иллюзия контраста

Очень яркой является иллюзия Мюллера-Лайера (рис. 2.)

Рис. 2. Иллюзия Мюллера-Лайера

и ее эббингаузовский вариант (рис.3.).

27
Рис. 3. Иллюзии Эббингауза

Иллюзии, изображенные на этом рисунке, показывают,


что воспринимаемые размеры отдельных линий оказываются
зависимыми от размеров тех фигур, в состав которых они
входят. Особенно показательна в этом отношении иллюзия
параллелограмма, в которой диагональ меньшего из
параллелограммов кажется меньшей, а большего —
большей, хотя объективно они равны (рис. 4.).

Рис. 4. Иллюзия параллелограмма

Зависимым от структуры целого оказывается не только


восприятие величины, но и направление каждой входящей в
состав какого-нибудь целого линии – иллюзия параллельных
линий.

28
На приведенном рисунке 5 параллельные средние
отрезки кажутся расходящимися, потому что расходящимися
являются те кривые, в состав которых они входят.

Рис. 5. Иллюзия параллельных линий

Перенос с целого на части, впрочем, не столько


объясняет, сколько характеризует в описательном плане ряд
иллюзий. Существуют многообразные иллюзии;
многообразны, по-видимому, и причины, их вызывающие.
Наряду с иллюзиями, которые обусловлены оценкой
фигуры в целом или переносом с целого на часть, имеются
иллюзии «от части к целому». Имеется ряд иллюзий, в основе

29
которых лежит переоценка острых углов. В основе других
иллюзий лежит переоценка вертикальных линий по
сравнению с горизонтальными и т. д.
Те случаи, когда иллюзорное восприятие получается под
воздействием окружения в виде контрастной оценки
величины, можно было бы, не ограничиваясь соображениями
о влиянии «целого», объяснить общим психологическим
законом контраста. Иллюзорное преувеличение размера
светлых предметов по сравнению с равновеликими им
темными можно скорее всего объяснить как эффект
иррадиации.
Если от таких объяснений перейти к более общему
обоснованию, то можно будет принять в качестве гипотезы то
положение, что иллюзорное восприятие абстрактных
геометрических фигур обусловлено приспособленностью к
адекватному восприятию реальных объектов.
Так, переоценку вертикальных линий по сравнению с
горизонтальными, можно объяснить следующим образом:
когда мы воспринимаем дом, стоя перед ним, равные ширина
и высота его дают неравные отображения от того, что в силу
нашего небольшого роста мы видим их под различными
углами. Мы как бы корректируем эту деформацию,
переоценивая высоту, вертикальную линию по сравнению с
шириной, с горизонталью. Эта необходимая коррекция,
продолжая осуществляться по отношению к отражению
вертикалей и горизонталей на сетчатке при восприятии
рисунка, и влечет за собой иллюзию переоценки вертикали.
В иллюзии Мюллера — Лайера существенное значение,
несомненно, имеет тот факт, что размеры реальных
объектов перевешивают частичные оценки элементов этих
объектов: линии с расходящимися углами образуют
большую фигуру, чем линии с идущими внутрь углами. В
эббингаузовской иллюзии также две ласточки ближе друг к
другу, две другие более удалены, несмотря на равенство
расстояний от клюва. Иллюзорное восприятие последних
обусловлено, очевидно, установкой восприятия на
правильную оценку реальных расстояний между реальными
конкретными объектами.
Из вышеописанных иллюзий можно сделать тот вывод,

30
что образ на сетчатке сам по себе не определяет образа
восприятия; в частности величина этого образа сама по себе
не дает никакой определенной величины воспринимаемого
образа. Это значит, что свойства элемента или части не
определены однозначно только местным раздражением. В
восприятии часть какого-нибудь целого отлична от того, чем
она была бы внутри другого целого. Так, присоединение к
фигуре новых линий может изменить все ее непосредственно
видимые свойства; одна и та же нота в различных мелодиях
воспринимается по-разному; одно и то же цветовое пятно на
разных фонах воспринимается различно.

2.3. Особенности построения перцептивного образа.


Когда говорят о влиянии целого на восприятие частей, то
по существу это влияние целого заключается: во внутреннем
взаимодействии и взаимопроникновении частей; в том, что
некоторые из этих частей имеют господствующее значение
при восприятии остальных.
Таким образом, структурная целостность восприятия
свидетельствует не только о влиянии восприятия целого на
восприятие частей, но и о влиянии частей на восприятие
целого.
Так, если в доказательство влияния целого на части
приводят факты, свидетельствующие о том, что цвет фигуры
влияет на ее воспринимаемые размеры, яркость освещения
— на оценку воспринимаемого расстояния и т.д., то дело, по
существу, сводится в данном случае к взаимодействию
частей внутри единого восприятия. И если говорить о
зависимости восприятия части целого (видимой величины
фигуры) от свойств целого (его освещение), то с не меньшим
основанием можно подчеркнуть в этом же факте обратную
зависимость - целого от частей; изменением одной части -
освещения - изменена и воспринимаемая величина - значит,
радикально изменено восприятие в целом. Если отмечают,
что одно и то же цветовое пятно на разных фонах выглядит
по-разному, то и изменение одного цветового пятна в одном
соответственно выбранном месте картины может придать
иной колорит всей картине в целом. Если подчеркивают, что
одна и та же нота в разных мелодиях приобретает новые

31
оттенки, то изменение какой-нибудь ноты или введение новой
ноты в мелодию может не только придать новый оттенок той
же мелодии, а вовсе изменить мелодию. Зависимость целого
от части оказывается, таким образом, еще более
значительной, чем зависимость части от целого.
При этом значимость различных частей внутри целого,
конечно, различна. Изменение некоторых частей не окажет
сколько-нибудь заметного влияния на впечатление от целого,
между тем как их восприятие может в более или менее
значительной мере зависеть от основных свойств этого
целого, в состав которого они входят.
Необходимо учесть и то, что восприятие целого
фактически определяется восприятием частей - не всех без
различия, а основных, доминирующих в данном конкретном
случае. Так, мы можем не заметить пропуска или искажения
какой-нибудь буквы в слове, потому что при чтении мы
руководствуемся в значительной мере общей, привычной
нам, структурой слова в целом. Но распознание этой
целостной структуры слова, в свою очередь, опирается на
отдельные преобладающие в нем буквы, от которых по
преимуществу зависит эта структура слова. В более или
менее длинном слове можно проглядеть пропуск буквы, не
изменяющей сколько-нибудь заметно общей формы слова, но
пропуск буквы, выступающей вверх или вниз строчки, обычно
бросится в глаза. Причина в том, что сама структура целого
определяется его частями, по крайней мере, некоторыми из
них. В частности, общее впечатление от структуры целого в
значительной мере зависит от выступающих из строки букв и
их расположения в ряду прочих.
Таким образом, для восприятия существенно единство
целого и частей.
Поскольку восприятие не сводится к простой
механической сумме ощущений, определенное значение
приобретает вопрос о структуре восприятия, т. е.
расчлененности и специфической взаимосвязи его частей. В
силу этой расчлененности и специфической взаимосвязи
частей воспринимаемого, оно имеет форму, связанную с его
содержанием, но и отличную от него. Такое структурирование
воспринимаемого находит свое выражение, например, в

32
ритмичности, представляющей определенное членение и
объединение, т. е. структурирование звукового материала. В
зрительном материале такое структурирование проявляется
в виде симметрического расположения однородных частей
или в известной периодичности чередования однородных
объектов.
Форма в восприятии обладает некоторой относительной
независимостью от содержания. Так, одна и та же мелодия
может быть сыграна на разных инструментах, дающих звуки
различного тембра, и пропета в различных регистрах: каждый
раз все звуки будут различны; иными будут и высота и тембр
их, но если соотношение между ними останется все тем
же, мы воспримем её как одну и ту же мелодию.
На наличии в восприятии различных по содержанию
входящих в него «элементов» или частей общей структуры
основывается возможность так называемой транспозиции.
Транспозиция, или перенос, имеет место тогда, например,
когда при изменении размеров, окраски и прочих свойств
различных частей какого-нибудь тела мы - если только при
этом остаются неизмененными геометрические соотношения
частей - узнаем в нем одну и ту же геометрическую форму.
Транспозиция имеет место тогда, когда, как в
вышеприведенном примере, мы узнаем одну и ту же
мелодию, хотя она поется в различных регистрах или
играется на инструментах, дающих звуки различного тембра.
Обладая некоторой относительной независимостью от
содержания, форма вместе с тем и связана с содержанием. В
восприятии даны не форма и содержание, а форма
некоторого содержания, и сама структура зависит от
структурирования смыслового содержания восприятия.
Поскольку оказывается, что элементы, или части,
воспринимаемого обычно так или иначе структурируются,
возникает вопрос, чем определяется это структурирование
нашего восприятия.
С вопросом о структурности восприятия связано
выделение фигуры из фона. Фон и фигура отличаются друг от
друга: фон обычно является неограниченным и
неопределенным; фигура ограничена, рельефна; обладает
предметностью. Только различием фигуры и фона

33
невозможно объяснить наше восприятие реальных
предметов - то, почему мы обычно видим вещи, а не
промежутки между ними, совершенно не учитывая более
существенной зависимости восприятия от объективной
значимости реальных вещей.
Всякое восприятие является восприятием объективной
действительности. Ни одно восприятие не может быть
истинно понято, и правильно истолковано вне отношения к
объективному предмету, к определенному участку или
моменту объективной действительности.

2.4. Свойства перцепции.


Основные свойства перцепции:
Предметность, Целостность, Структурность,
Константность, Осмысленность, Активность, Апперцепция,
Историчность, Обобщенность, Избирательность,
Изменчивость.
1. Предметность. Предметность восприятия связана с
актом объективации (знания, получаемые нами из
окружающего мира, мы относим к этому миру). Без такого
смысла восприятие не может выполнять свою
ориентирующую и регулирующую функцию в практической
деятельности человека.
Предметность не врожденное свойство. Существует
определенная система действий, которая обеспечивает
человеку предметную действительность мира. Решающую
роль здесь играет осязание и движение. Предметность
формируется на основе процессов, обеспечивающих контакт
с самими этими предметами. Без участия осязания и
движений (действий) наше восприятие было бы
беспредметным (зрительное ощущение само по себе не
обеспечивает предметности).
Предметность, как качество восприятия, играет особую
соль в регуляции поведения (кирпич и взрывчатка: форма
одинаковая, свойства разные).
2. Целостность. В отличие от ощущения, отражающего
отдельные, воздействующие в данный момент на органы
чувств, свойствапредмета, восприятие есть целостный образ,
складывающийся на основе обобщенных знаний об

34
отдельных свойствах и качествах предмета, получаемых в
виде отдельных ощущений.
3. Структурность. Восприятие в значительной мере не
отвечаетнашим мгновенным ощущениям и их сумме. Мы
воспринимаем абстрагированную от этих ощущений,
обобщенную внутреннюю структуру предмета или явления,
которая формируется в течение некоторого времени в
процессе субъект-объектного взаимодействия.
4. Константность (неизменность). В виду множества
степенейсвободы, положений окружающих нас объектов и
бесконечного многообразия условий их появления, эти
объекты непрерывно изменяют свой облик. Однако,
благодаря свойству константности, состоящему в
способности перцептивной системы компенсировать эти
изменения, мы воспринимаем предметы окружающего мира
неизменными по форме, величине, цвету. (Например:
известно, что изображение предмета, в том числе и
изображение на сетчатке глаза, увеличивается, когда
расстояние до предмета сокращается). Константность - не
врожденное свойство, а приобретенное на основе
взаимодействия с окружающим миром.
Свойство константности объясняется тем, что восприятие
представляет собой саморегулирующееся действие,
обладающее механизмом обратной связи,
подстраивающееся к особенностям воспринимаемого
объекта и условиям его существования, формирующееся в
процессе чувственной деятельности.
Различают виды константности восприятия –
константность величины, константность формы,
константность цвета.
Свойство константности обеспечивает относительную
стабильность окружающего мира, отражая и единство
предметов и условия их существования.
5. Осмысленность. Хотя восприятие возникает при
непосредственном воздействии предметного мира на органы
чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное
смысловое значение. Восприятие у человека тесно связано с
мышлением. Сознательно воспринять предмет – это значит
мысленно назвать его, отнести к определенной группе

35
предметов и обобщить их в слове. Даже при виде
незнакомого предмета мы пытаемся уловить в нем сходство
со знакомыми нам объектами.
6. Активность. Восприятие – активный процесс, в ходе
которогочеловек производит много различных перцептивных
действий дляформирования адекватного образа предмета.
Свойство активностисостоит в участии эффекторных
компонентов анализаторов в процессе восприятия.
7. Апперцепция. Восприятие зависит не только от
спецификидействующего на нас раздражителя, но и от
самого воспринимающего субъекта (воспринимает не глаз, а
сам человек). Поэтому в восприятии сказываются
особенности личности воспринимающего по отношению к
воспринимаемому. Зависимость восприятия от
содержанияпсихической жизни человека, от особенностей его
личности и прошлого опыта называется апперцепцией. При
восприятии предмета всегда активизируются следы прошлых
восприятий. Поэтому один и тот же предмет может по-
разному восприниматься разными людьми.
Восприятие зависит и определяется поставленной перед
человеком задачей и мотивом его деятельности.
Существенным фактором восприятия является установка.
8. Историчность (социальная обусловленность).
Восприятие, как сознательный процесс, включено в процесс
исторического развития. Восприятие у человека не есть
только сенсорный акт, обусловленный лишь физической
природой рецепторов. Восприятие есть только относительно
непосредственный акт познания. Восприятие
действительности на данной ступени развития человечества
появляется на основе опосредования его всей прошлой
общественной практикой.
9. Обобщенность. Процесс всякого восприятия состоит в
чрезвычайно быстрой смене ряда моментов или ступеней,
причем каждая последующая ступень представляет
психическое состояние менее конкретно, более обобщенно,
но более четко и дифференцированно. На основе
выделенных ранее признаков мы воспринимаем обобщенное
представление предмета.
Свойство обобщенности и свойство осмысленности тесно

36
связаны.
10. Избирательность (селективность). Из большого числа
воздействий лишь некоторые выделяются человеком с
большей отчетливостью, чем все остальные. Эта
особенность характеризует избирательность восприятия,
которая зависит от интересов, установок личности,
доминирующих в момент акта восприятия потребностей, с
одной стороны, а с другой – обусловлена особенностями
самого предмета восприятия, его необычностью,
контрастностью и т.д.
11. Изменчивость. Характеризует вариативность
восприятия в зависимости от изменений условий окружающей
среды, образа жизни,содержания психического мира
человека.
Кратко охарактеризовав основные свойства восприятия,
остановимся более подробно на важнейших из них –
константности, осмысленности и историчности восприятия.
Значение тех свойств объективной действительности,
которые восприятие отображает, для всего психофизического
процесса восприятия выступает с особенной рельефностью в
центральной по своему теоретико-познавательному значению
проблеме константности. Константность восприятия
выражается в относительном постоянстве величины, формы
и цвета предметов при изменяющихся в известных пределах
условиях их восприятия.
Если воспринимаемый нами на некотором расстоянии
предмет удалить от нас, то отображение его на сетчатке
уменьшится как в длину, так и в ширину, и значит,
уменьшится и площадь его, а между тем в восприятии
образ сохранит в определенных пределах приблизительно
ту же постоянную, свойственную предмету величину. Точно
так же форма отображения предмета на сетчатке будет
изменяться при каждом изменении угла зрения, под которым
мы видим предмет, но его форма будет нами восприниматься
как более или менее постоянная. Колеса стоящего перед
нами автобуса воспринимаются нами как круглые, в
соответствии с отображением на сетчатке, но отображение,
которое получается на сетчатке от колес транспорта позади
автобуса не круглое, а овальное - это эллипсы, удлиненность

37
которых зависит от угла зрения, под которым мы их видим.
Тем не менее, видимая нами форма предметов остается
относительно постоянной – в соответствии с объективной
формой самих предметов. Аналогичная константность имеет
место и для цвето- и светоощущения.
В процессе восприятия различается собственный размер
предмета и его удаление от воспринимающего, объективная
форма предмета и угол зрения, под которым он
воспринимается, собственный цвет предмета и освещение, в
котором он является.

Легко понять, как велико практическое значение


постоянства величины, формы и цвета. Если бы наше
восприятие не было константно, то при каждом нашем
движении, при всяком изменении расстояния, отделяющего
нас от предмета, при малейшем повороте головы или
изменении освещения, т. е. практически непрерывно,
изменялись бы все основные свойства, по которым мы
узнаем предметы. Не было бы вообще восприятия
предметов, было бы одно непрерывное мерцание
непрерывно сдвигающихся, увеличивающихся и
уменьшающихся, сплющивающихся и растягивающихся пятен
и бликов неописуемой пестроты. Мы перестали бы
воспринимать мир устойчивых предметов. Наше восприятие
превратилось бы в сплошной хаос. Оно не служило бы
средством познания объективной действительности.
Ориентировка в мире и практическое воздействие на него на
основе такого восприятия были бы невозможны.
Постоянство величины, формы и цвета предметов,
будучи необходимым условием ориентировки в окружающем
мире, имеется уже у животных. У человека константность
величины, формы, цвета от 2 до 14 лет совершенствуется, но
в основном формируется уже к двухлетнему возрасту.
Константность заключается в том, что основные
чувственные качества восприятия и при некотором изменении
субъективных условий восприятия следуют за остающимися
постоянными свойствами воспринимаемых предметов.
Отношение к периферическому раздражению подчинено
регулирующему его отношению к предмету.

38
Адекватное соотношение между восприятием и
отображенными в восприятии предметами объективной
действительности — это основное соотношение, в
соответствии с которым, в конечном счете, регулируются все
соотношения между раздражителями, раздражениями и
состояниями сознания.
Восприятие человека не только константно, но предметно
и осмысленно. Оно не сводится к одной лишь чувственной
основе. Мы воспринимаем не сочетание ощущений и не
структуры, а предметы, которые имеют определенное
значение.

Практически для нас существенно именно значение


предмета, потому что оно связано с его употреблением:
форма не имеет самодовлеющей ценности; она обычно
важна лишь как признак для опознания предмета в его
значении, т.е. в его отношениях к другим вещам и в
возможном его употреблении. Мы можем сразу сказать, какой
предмет мы восприняли, хотя затруднились бы
воспроизвести те или иные его свойства — его цвет или
точную форму. По различному колеблющемуся,
изменяющемуся содержанию мы узнаем один и тот же
предмет. Будучи осознанием предмета, восприятие человека
включает акт понимания, осмысления. Восприятие человека
представляет собой единство чувственного и логического,
чувственного и смыслового, ощущения и мышления.
Чувственное и смысловое содержание восприятия
характеризуются тем, что одно не надстраивается внешним
образом над другим; они взаимообусловливают и
взаимопроникают друг в друга. Прежде всего, смысловое
содержание, осмысливание предметного значения опирается
на чувственное содержание, исходит из него и является не
чем иным, как осмысливанием предметного значения данного
чувственного содержания.
В свою очередь, осознание значения воспринимаемого
уточняет его чувственно-наглядное содержание. В этом
можно убедиться на простом примере. Стоит попытаться
воспроизвести звуковой ряд речи людей, говорящих при нас
на неизвестном нам языке. Это окажется очень трудно

39
сделать, между тем как никаких трудностей не составит
воспроизвести слова на родном или вообще знакомом языке:
знакомое значение слов помогает дифференцировать
звуковую массу в нечто членораздельное. Чувственное
содержание восприятия до известной степени
перестраивается в соответствии с предметным значением
воспринятого: одни черты, связанные с предметным
значением, выступают больше на первый план, другие
отступают, как бы стушевываются; в результате оно
обобщается. В частности, осмысленное восприятие звуков
речи и есть такое обобщенное восприятие — восприятие
фонем.
В целом, осмыслить восприятие — значит, осознать
предмет, который оно отображает. Осмыслить восприятие —
значит, выявить предметное значение его сенсорных данных.
В процессе осмысливания чувственное содержание
восприятия подвергается анализу и синтезу, сравнению,
отвлечению различных сторон, обобщению. Единство и
взаимопроникновение чувственного и логического составляют
существенную черту человеческого восприятия.
Осмысленность восприятия означает, что в него
включается мышление, осознание значения, но мышление
всегда заключает переход от единичного через особенное к
общему. Тем самым, восприятие человека приобретает в
известной степени обобщенный характер. Воспринимая
единичный предмет или явление, мы можем осознать его как
частный случай общего. Этот переход от единичного,
отдельного к общему совершается уже внутри восприятия.
Но степень его обобщенности может быть различной. Эту
лежащую передо мной книгу я могу воспринять именно как
эту мне принадлежащую книгу с какой-то пометкой на
титульном листе, я могу в другом случае воспринять ее как
экземпляр такого-то курса психологии такого-то автора; я
могу, далее, воспринять этот же предмет как книгу вообще,
фиксируя сознательно лишь те черты, которыми
книговедение характеризует книгу в отличие от других
продуктов полиграфического производства. Когда этот
единичный, данный мне в чувственном восприятии предмет я
воспринимаю в качестве просто «книги», налицо обобщенное

40
восприятие.
Восприятие человека характеризуется тем, что,
воспринимая единичное, он обычно осознает его как частный
случай общего. Уровень этой обобщенности изменяется в
зависимости от уровня теоретического мышления. В силу
этого наше восприятие зависит от интеллектуального
контекста, в который оно включено. По мере того, как мы
иначе понимаем действительность, мы иначе и
воспринимаем ее. В зависимости от уровня и содержания
наших знаний мы не только по-иному рассуждаем, но и по-
иному непосредственно видим мир.
При этом в зависимости от значимости воспринятого, для
личности оно остается либо только более или менее
безличным предметным знанием, либо включается в
личностный план переживания. Из просто воспринятого оно
становится в последнем случае пережитым, испытанным, в
таком случае оно не только открывает тот или иной аспект
внешнего мира, но и включается в контекст личной жизни
человека.
Как сознательный процесс, восприятие включается в
процесс исторического развития сознания.
Человеческое восприятие исторично. Чувственное
восприятие человека не есть только сенсорный акт,
обусловленный лишь физиологической природой рецепторов;
оно только относительно непосредственный акт познания
мира историческим человеком. Непосредственное
восприятие действительности на данной ступени развития
вырастает на основе опосредования его всей прошлой
общественной практикой человечества, в процессе
которой изменяется и чувственность человека. Порождая
новые формы предметного бытия, историческое развитие
общественной практики порождает и новые формы
предметного сознания. Лишь благодаря предметно
развернутому богатству человеческого существа
порождается и развивается богатство субъективной
человеческой чувственности: музыкальное ухо, чувствующий
красоту формы глаз. Не только пять внешних чувств, но и
так называемые духовные чувства, человеческие чувства,
человечность чувств,— возникают благодаря очеловеченной

41
природе. Образование пяти внешних чувств — это работа
всей предшествующей всемирной истории.
Человеческий слух развился в значительной мере
благодаря развитию речи и музыки. По аналогии можно было
бы, пожалуй, сказать, что геометрия и изобразительные
искусства в известной мере определяют человеческое
зрение. В процессе развития современной живописи
развивалось современное понимание и восприятие
перспективы. Развитие техники перестраивает, далее,
зрительное восприятие человека.
Всякое восприятие предмета фактически является
включением воспринятого объекта в организованную систему
представлений, в определенную систему понятий. Эта
система понятий, запечатлевшаяся в речи, представляет
собой продукт общественно-исторического развития.
Человеческое восприятие является обусловленной всем
предшествующим историческим развитием человечества,
общественной формой познания. Мы воспринимаем мир
сквозь призму общественного сознания. Итог всей
общественной практики человечества направляет и
формирует наше восприятие.
Становясь все более сознательным и обобщенным,
наше восприятие приобретает вместе с тем все большую
свободу по отношению к непосредственно данному. Мы все
более свободно можем расчленять непосредственно данное,
выделять в нем отдельные, с определенной точки зрения
существенные, моменты и соотносить их с другими.
Восприятие никогда не бывает пассивным, только
созерцательным, изолированным актом. Воспринимает не
изолированный глаз, не ухо само по себе, а конкретный
живой человек, и в его восприятии — если взять его во всей
его конкретности — всегда в той или иной мере сказывается
весь человек, его отношение к воспринимаемому, его
потребности, интересы, стремления, желания и чувства.
Эмоциональное отношение как бы регулирует и расцвечивает
воспринимаемое — делает яркими, выпуклыми одни черты и
оставляет другие затушеванными, в тени.
Влияние интересов и чувств проявляется в восприятии
сначала в форме непроизвольного внимания. Но восприятие

42
может осуществляться на различных уровнях. Если на
низших уровнях процесс восприятия протекает независимо от
сознательного регулирования, то в высших своих формах,
связанных с развитием мышления, восприятие превращается
в сознательно регулируемую деятельность наблюдения.
Восприятие, поднявшееся до уровня сознательного
наблюдения, является волевым актом.
В своих наиболее совершенных формах наблюдение,
исходя из четкой целевой установки и приобретая плановый
систематический характер, превращается в метод научного
познания. Восприятие в обыденной жизни относительно
редко достигает той сознательной направленности, до
которой оно поднимается в условиях научного познания, но
оно никогда не опускается до уровня чисто пассивного,
совершенно не направленного переживания.
Таким образом, в ходе изучения восприятия все глубже
раскрывается подлинное содержание того исходного
утверждения, что восприятие не является простой суммой
ощущений, что оно — сложный целостный процесс. Это
утверждение означает, что ощущения и вызывающие их
раздражения взаимодействуют в процессе восприятия, так
что даже взятое лишь в своем чувственном составе
восприятие представляет собой нечто большее и иное, чем
простой комплекс ощущений. Это утверждение означает
также, что восприятие вообще не ограничивается одной лишь
чувственной основой, образуемой ощущениями. Восприятие
человека представляет собой в действительности единство
чувственного и логического, чувственного и смыслового. Оно
всегда не только сенсорная данность, но и осмысливание ее
объективного значения. Это утверждение означает, наконец,
что в восприятии отражается вся многообразная жизнь
личности — ее установки, интересы, общая направленность и
прошлый опыт — апперцепция — и притом не одних лишь
представлений, а всего реального бытия личности, ее
реального жизненного пути.

2.5. Виды перцепции.


Механизмами, лежащими в основе восприятия,
обеспечивающими формирование первичного образа в

43
тесной взаимосвязи с другими психическими процессами,
являются сенсорно-перцептивные системы. При этом
восприятие носит комплексный характер и включает
межмодальные связи. По степени доминирования
модальности той или иной сенсорно-перцептивной системы
различают зрительное восприятие, слуховое восприятие,
осязательное восприятие и т.д.
Восприятие окружающего мира во всем его многообразии
есть не что иное как отражение в сознании человека
различных форм движения материи: пространства, движения,
времени, в соответствии с чем выделяют восприятие
пространства, восприятие движения, восприятие времени.
Перечисленные виды восприятия обеспечиваются
различными группами сенсорно-перцептивных систем при их
активном как внутри, так и межмодальном взаимодействии.
Характер активности человека как субъекта отражения
предполагает наличие как непреднамеренного, так и
преднамеренного восприятия. Непреднамеренное восприятие
есть активный психический процесс отражения окружающего
мира без какой-либо специальной цели – созерцание.
Преднамеренное восприятие есть активный
целенаправленный процесс, характеризующийся
плановостью и системностью – наблюдение.
По характеру и продолжительности восприятие может
быть симультанным или сукцессивным, т.е. либо
развернутым в пространстве, одномоментным, обобщенным,
целостным; либо последовательным, развернутым во
времени, поэтапным.

Проектные задания к модулю 2:


1. Раскрыть понятие восприятия и рассмотреть его виды.
2. Проанализировать взаимосвязь свойств восприятия в
процессе формирования чувственного образа.
Тесты к модулю 2:
Выбрать из предложенных вариантов правильный ответ:
1. Активный психический процесс целостного отражения
предметов и явлений окружающего мира, а также
внутреннего состояния организма в сознании человека при
непосредственном воздействии раздражителей на органы
чувств.

44
А) ощущения
Б) восприятие
В) сенсибилизация
2. Восприятие действительности благодаря этому его
свойству опосредовано общественной практикой
человечества.
А) историчность
Б) осмысленность
В) обобщенность
3. Свойство восприятия, которое выражается в так
называемом акте объективации – т.е. в отнесении сведений,
получаемых из внешнего мира, к самому этому внешнему
миру.
А) историчность
Б) целостность
В) предметность
4. Свойство восприятия, показывающее зависимость
восприятия от склада личности человека и его прошлого
опыта.
А) Историчность
Б) Аттракция
В) Апперцепция

5. Благодаря этому свойству восприятия – сознательно


воспринять предмет – значит мысленно назвать его, отнести
его к определённой группе предметов, обобщить в слове:
А) Предметность
Б) Обобщенность
В) Осмысленность
Правильные ответы: 1Б, 2А, 3В, 4В, 5В.
Каждый правильно выбранный ответ оценивается в 1
балл, максимальное количество баллов – 5.

МОДУЛЬ 3.
ЕДИНСТВО СЕНСОРНО-ПЕРЦЕПТИВНОЙ
ОРГАНИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА

Комплексные цели модуля:


- рассмотреть неразрывную связь и взаимозависимость
сенсорных и перцептивных систем при формировании

45
первичного образа в сложных видах восприятия;
- показать роль сенсорно-перцептивной организации в
формировании феноменального мира человека.

Понятия пространства, времени и движения


первоначально были заимствованы психологией у философии.
Эти понятия относятся к бесконечному миру, в котором
события разворачиваются в их длительности и протяженности.
Восприятие пространства, времени и движения ярко
демонстрируют единство сенсорно-перцептивной организации
человека.

3.1. Особенности сенсорно-перцептивной


деятельности в отражении пространства.
Восприятие формы. Восприятие формы предметов
обычно осуществляется с помощью зрительного,
тактильного и кинестезического анализаторов.
У некоторых животных наблюдаются врожденные
реакции, так называемые врожденные пусковые механизмы
поведения, при воздействии объектов, имеющих
определенную форму. Эти врожденные механизмы строго
специализированы. Примером может служить
оборонительная реакция молодняка семейства куриных на
картонный крест, имитирующий силуэт хищной птицы.
Наиболее информативный признак, который нужно
выделить при ознакомлении с формой, это контур. Именно
контур служит раздельной гранью двух реальностей, т. е.
фигуры и фона. Благодаря микродвижениям глаз может
выделять границы объектов (контур и мелкие детали).
Зрительная система должна быть способна не только
выделять границу между объектом и фоном, но и научиться
следовать по ней. Это осуществляется посредством
движений глаз, которые как бы вторично выделяют контур и
являются необходимым условием создания образа формы
предмета.
Аналогичный процесс мы имеем в осязательном
восприятии. Чтобы определить на ощупь форму невидимого
предмета, необходимо брать этот предмет, поворачивать его,
прикасаться к нему с разных сторон. При этом рука

46
ощупывает предмет легкими движениями, то и дело
возвращаясь назад, как бы проверяя, правильно ли
воспринята та или иная его часть. Формирующийся образ
предмета складывается на основании объединения в
комплекс тактильных и кинестезических ощущений.
Зрительное восприятие формы предмета определяется
условиями наблюдения: величиной предмета, его
расстоянием от глаз наблюдателя, освещенностью,
контрастом между яркостью объекта и фона и т. п.
Восприятие величины. Воспринимаемая величина
предметов определяется величиной их изображения на
сетчатке глаза и удаленностью от глаз наблюдателя.
Приспособление глаза к четкому видению различно
удаленных предметов осуществляется с помощью двух
механизмов: аккомодации и конвергенции.
Аккомодация — это изменение преломляющей
способности хрусталика путем изменения его кривизны. Так,
при взгляде на близко расположенные предметы происходит
мышечное сокращение, в результате чего уменьшается
степень натяжения хрусталика и его форма становится более
выпуклой. С возрастом хрусталик постепенно становится
менее подвижным и теряет способность к аккомодации, т. е. к
изменению своей формы при взгляде на различно удаленные
предметы. В результате развивается дальнозоркость,
которая выражается в том, что ближайшая точка ясного
видения с возрастом отодвигается все дальше и дальше.
Аккомодация обычно связана с конвергенцией, т. е.
сведением зрительных осей на фиксируемом предмете.
Определенное состояние аккомодации вызывает и
определенную степень сведения зрительных осей, и
наоборот, тому или иному сведению зрительных осей
соответствует определенная степень аккомодации.
Угол конвергенции непосредственно используется как
индикатор расстояния, как своеобразный дальномер. Можно
изменить угол конвергенции для данного расстояния с
помощью призм, помещенных перед объектом. Если при этом
угол конвергенции увеличивается, видимая величина объекта
тоже увеличивается, а воспринимаемое до него расстояние
уменьшается. Если же призмы расположены так, что угол

47
конвергенции уменьшается, то видимый размер объекта тоже
уменьшается, а расстояние до него увеличивается.
Комбинация двух раздражителей – величины
изображения предмета на сетчатке и напряжения глазных
мышц в результате аккомодации и конвергенции - является
условно-рефлекторным сигналом размера воспринимаемого
предмета.
Восприятие глубины и удаленности. Аккомодация и
конвергенция действуют лишь в очень небольших пределах,
на небольших расстояниях: аккомодация – в пределах 5—6
метров, конвергенция – до 450 метров. Между тем человек
способен различать глубину воспринимаемых предметов и
занимаемого ими пространства на расстоянии до 2500
метров.
Восприятие глубины и удаленности предметов
осуществляется главным образом благодаря бинокулярному
зрению. При бинокулярной фиксации дальних объектов
(например, звезд на небе) зрительные линии обоих глаз
параллельны. При этом изображения удаленных предметов
видятся нами в одних и тех же местах пространства,
независимо от того, падают ли эти изображения на сетчатку
правого или левого глаза или обоих глаз. Следовательно,
некоторым точкам сетчатки одного глаза соответствуют
определенные точки сетчатки другого глаза. Эти
симметрично расположенные точки сетчаток обоих глаз
называются корреспондирующими точками.
Корреспондирующие точки — такие точки сетчатки, которые
совпали бы, если бы при наложении одной сетчатки на
другую вертикальные и горизонтальные оси совместились.
Возбуждение корреспондирующих точек сетчатки дает
ощущение одного объекта в поле зрения. При каждом
положении глаз корреспондирующим точкам сетчаток
соответствуют строго определенные точки во внешнем
пространстве. Графическое изображение точек пространства,
обеспечивающих видение одного объекта при данном
положении глаз, называется гороптером.
Если изображение предмета падает в оба глаза на
различно удаленные от центра сетчатки
некорреспондирующие, или диспаратные, точки, то имеет

48
место один из двух эффектов: возникновение двойственных
изображений (если диспаратность точек достаточно велика)
или впечатление большей или меньшей удаленности данного
объекта по сравнению с фиксируемым (если диспаратность
невелика). В последнем случае появляется впечатление
объемности, или стереоскопический эффект.
Этот эффект можно наблюдать с помощью стереоскопа -
аппарата для раздельного предъявления двух картин
левому и правому глазу. Эти картины образуют стереопару,
которая получается при раздельной съемке двумя
фотокамерами, расположенными на расстоянии, равном
расстоянию между глазами. Таким образом, получаются
диспаратные изображения, при рассматривании которых
возникает рельефное изображение.
Если в стереоскопе предъявляют два изображения,
различия между которыми настолько велики, что не
обеспечивают слияния изображений, то возникает
своеобразный эффект: то одна, то другая фигура появляются
в чередующейся последовательности. Это явление известно
как бинокулярное соревнование. Иногда при этом два
объекта выступают в форме, представляющей собой
комбинацию обеих фигур. Например, рисунок изгороди,
предъявляемый одному глазу, и рисунок лошади,
предъявляемый другому, могут вызвать впечатление, что
лошадь прыгает через изгородь.

Восприятие глубины может достигаться благодаря


вторичным признакам, являющимся условными сигналами
удаленности: видимая величина предмета, линейная
перспектива, загораживание одних предметов другими, их
цвет.
В некоторых ситуациях тот факт, что интерпретация
глубины может полностью меняться на обратную, имеет
исключительное значение. Так, при посадке самолета
может случиться, что восприятие посадочной полосы
пилотом будет перевернутым по глубине. Подобное явление
наблюдается ночью или во время тумана, когда не видны те
детали обстановки, которые служат для пилота условными
сигналами, помогающими адекватному отражению

49
удаленности предметов. Одним из таких сигналов является
яркость огней на посадочной полосе (известно, что яркие
источники света кажутся расположенными ближе, чем
тусклые), и достаточно неудачного сочетания световых
сигналов, чтобы возникло перевернутое восприятие глубины.
Один из важных моментов пространственного
различения - это восприятие направления, в котором
находятся объекты по отношению к другим объектам или
наблюдателю. Направление, в котором мы видим объект,
определяется местом его изображения на сетчатке глаза и
положением нашего тела по отношению к окружающим
предметам.
Для человека характерно вертикальное положение тела
по отношению к горизонтальной плоскости земли. Это
положение, созданное общественно-трудовой природой
человека, является исходным для определения направления,
в котором человек распознает окружающие предметы.
Поэтому в пространственном видении, в том числе и
восприятии направления, помимо зрительных ощущений,
большую роль играют не только кинестезические ощущения
движений глаз или рук, но и статические ощущения, т. е.
ощущения равновесия и положения тела. При бинокулярном
зрении направление видимого предмета определяется
законом тождественного направления. По этому закону,
раздражители, падающие на корреспондирующие точки
сетчатки, видятся нами в одном и том же направлении. Это
направление дается линией, соединяющей пересечение
зрительных линий обоих глаз с точкой, соответствующей
середине расстояния между обоими глазами. Иными
словами, изображения, попадающие на корреспондирующие
точки, мы видим на прямой, идущей как бы от одного
«циклопического глаза», находящегося посередине лба.
Известно, что на сетчатке глаза образуется перевернутое
изображение тех предметов, на которые мы смотрим.
Перемещение наблюдаемого объекта вызывает
перемещение сетчаточного изображения в обратном
направлении. Однако мы воспринимаем предметы, и
движущиеся и неподвижные, не в искаженном виде, а такими,
какими их передает на сетчатку оптическая система глаз. Это

50
происходит благодаря сочетанию зрительных ощущений с
тактильными, кинестезическими и другими сигналами.
Интересные данные были получены в опытах, в которых
ориентация изображений на сетчатке глаз испытуемых
намеренно искажалась с помощью специальных оптических
приспособлений. Последние давали возможность получать
изображения, перевернутые как в вертикальном, так и в
горизонтальном направлении. Оказалось, что спустя
некоторое время наступает адаптация и мир, видимый
испытуемыми, перестраивается.
Подобное приспособление оказалось невозможным у
животных. Так, к глазам кур прикрепляли призмы,
переворачивающие изображение слева направо, и изучали
способность птиц клевать зерна. У кур этот навык резко
нарушался, и даже после трехмесячного ношения очков
никакого реального улучшения навыка не наблюдалось.
Сходные данные были получены на земноводных. Очевидно,
врожденные зрительные реакции у животных на
расположение предметов не могут изменяться под влиянием
обучения, если требуется, чтобы животное усвоило реакцию,
антагонистическую инстинктивной.
Восприятие направления, в котором находятся объекты,
возможно не только с помощью зрительного, но и с помощью
слухового и обонятельного анализаторов. Для животных
нередко звук и запах - единственные сигналы, действующие
на расстоянии и предупреждающие об опасности.
Восприятие направления звука осуществляется при
биноуральном слушании. Основу дифференцировки
направлений звука составляет разность во времени
поступления сигналов в кору головного мозга от обоих ушей.
Звуки могут локализоваться не только в левом и правом
направлении по горизонтали, но и по направлению вверх и
вниз. Экспериментальные данные показали, что в последнем
случае для восприятия пространственного расположения
звука необходимы движения головы испытуемого. Таким
образом, механизм локализации звука учитывает не только
слуховые сигналы, но и данные других анализаторных
систем.

51
3.2. Специфика сенсорно-перцептивных процессов в
отражении времени.
Когда человек говорит, что он живет «во времени», то тем
самым он лишь хочет подчеркнуть свою подверженность
многочисленным изменениям. Психология времени — это не
что иное, как изучение всевозможных поведенческих реакций
человека применительно к этим изменениям. В числе этих
реакций восприятие и оценка времени непосредственно
связаны с умением распознавать различные признаки
изменений. Изменения, о которых идет речь, — это не только
изменения физической среды, технические и социальные
изменения, но и изменения, происходящие в нас самих. В
каждый данный момент человек сталкивается с
событиями двоякого рода – внешними и внутренними, –
которые он и воспринимает в различной степени.
В этой связи традиционно рассматриваются:
1. Восприятие последовательности. Об изменении, а
стало быть, и о времени можно говорить лишь в том
случае, если имеется последовательная смена фаз или
состояний. Каковы же условия восприятия
последовательности? Это первая проблема, которую ставит
изменение, – проблема возникновения самого опыта
времени.
2. Восприятие длительности. Две фазы изменения более
или менее быстро следуют друг за другом. Их разделяет
какой-то промежуток времени. Восприятие длительности,
неотделимое от оценки этой последней, зависит от различных
аспектов изменения и их связей с переживающим эти
изменения субъектом.

3. Ориентировка во времени. В бесконечном ряду


изменений есть такие, периодичность которых (дни, времена
года и т. д.) позволяет создать систему отсчета, с тем, чтобы
датировать, установить время изменения. Каковы те
признаки, благодаря которым становится осуществимой такая
ориентировка?
Ответные реакции организма применительно ко всем
этим проблемам можно отнести к двум уровням. Одни

52
реакции являются общими и для животных, и для человека.
Восприятие последовательности, оценка длительности,
ориентировка во времени - все организмы в различной
степени могут учитывать эти параметры изменения при
детерминации своего поведения. Биологическая основа в
этом случае имеет много общего, и психофизиологические
исследования позволяют мало-помалу понять ее природу.
Другие присущи только человеку. Отличительной их
особенностью является осознание различных аспектов
изменения и психологическая переработка данных опыта. Это
позволяет человеку не только адаптироваться к изменениям,
но и познать их законы, а тем самым и научиться в
определенной мере управлять временем.
Восприятие последовательности.
Мы воспринимаем стимулы окружения лишь с того
момента, когда возникает возбуждение в рецепторных
центрах коры. В первом приближении можно допустить, что
одновременным возбуждениям центров соответствуют
одновременные восприятия, а с последовательными связано
восприятие последовательности. Из этого следует, что
восприятие последовательности зависит не только от
последовательности физических явлений, но также и от
условий восприятия. Если интервал между двумя какими-
либо событиями достаточно отчетливо выражен, то такой
аспект проблемы представляется малоинтересным, ибо в
этом случае мы имеем дело с восприятием длительности
интервала. Проблема последовательности приобретает
смысл лишь на границе перехода от одновременности к
последовательности. В этом случае все, что замедляет или
ускоряет передачу в рецепторные центры информации о
стимулах, определяет воспринимаемый порядок. В этой связи
мы будем различать физические, биологические и
психологические факторы.
Физические факторы.
Молния, например, предшествует грому, потому что
скорость света намного больше скорости звука.
Биологические факторы.
Расстояние рецепторов от коры. Этот фактор имеет
значение лишь для тактильных стимулов. Два

53
одновременных раздражения лба и бедра воспринимаются
как последовательные. Одновременность восстанавливается
лишь тогда, когда раздражение бедра на 20—35 мс
предшествует раздражению лба, что почти точно
соответствует времени прохождения нервного импульса от
бедра до коры.
Характер и структура сенсорных рецепторов.
Рецепторные клетки разных органов чувств имеют различный
латентный период. При самых оптимальных условиях
минимальное латентное время зрения на 40 мс больше, чем
латентное время слухового восприятия. Латентное время
тактильной чувствительности приближается к слуховой.
Кроме всего прочего, латентный период зависит от
интенсивности стимуляции, и этот фактор приобретает
особое значение в зрительном восприятии. Данные факторы
могут оказывать влияние не только на восприятие двух
последовательных гетерогенных стимулов, но даже и на
восприятие двух одновременных зрительных раздражений,
действующих на различные рецепторные клетки. Если
одновременно освещать светом разной интенсивности две
небольшие близко расположенные светящиеся поверхности,
то эти раздражения не будут восприниматься как
одновременные. Возникает иллюзия движения от
поверхности более освещенной к поверхности менее
освещенной. Словом, кажущееся движение возникает тогда,
когда два стимула быстро следуют один за другим.
Различные рецепторы отличаются также присущей им
инерцией, и этот фактор приобретает важное значение, когда
речь идет о восприятии последовательности стимулов,
действующих на одни и те же клетки. В самом деле, если
стимулы слишком часты, то возникает восприятие
непрерывности. При стимулах несколько менее частых все
еще воспринимается непрерывное возбуждение, однако
уровень его колеблется (мелькание - для зрения,
потрескивание - для слуха, вибрация – для тактильной
чувствительности). Порог восприятия прерывности
приближается к 10 мс для слуха и тактильной
чувствительности и к 100 мс - для зрения.
Кажущееся движение. При идентичных стимулах,

54
вызывающих возбуждение в различных точках одного и того
же сенсорного органа, между восприятием одновременности
и восприятием последовательности возникают феномены
интеграции в форме кажущегося движения. Создается
впечатление, что один стимул перемещается от места
появления первого стимула к месту появления второго.
Временные границы зависят от интенсивности стимулов и
интервала между ними. Для зрения оптимальное кажущееся
движение наблюдается, когда интервал между двумя
стимулами составляет около 60 мс, и полностью исчезает,
уступая место восприятию последовательности, при
интервале, превышающем 200 мс. Феномен кажущегося
движения был отмечен также и для тактильной
чувствительности.
Психологические факторы.
Установка субъекта. Скорость восприятия зависит не
только от латентного периода рецепторов и их расстояния от
мозга, но и от установки субъекта. Стимул, на который
обращено наше внимание, воспринимается раньше, чем
стимул неожиданный. Отсюда следует, что если в одних и тех
же условиях на организм воздействуют два стимула, то
стимул, на который обращено внимание, будет
восприниматься как предшествующий другому стимулу. Так,
Ж.Пиаже (1946) обнаружил, что если дети наблюдают за
двумя одновременно загорающимися лампами
(расположенными на расстоянии 1 м друг от друга и
симметричными по отношению к средней линии тела), то в
80% случаев они ошибочно считают, что лампа, на которой
фиксировано их внимание, загорается раньше. Не исключено,
что в этом случае причину запаздывания следует искать в
периферической стимуляции.
Направленность внимания может предопределяться
инструкцией или перцептивным контекстом, а также просто
тем, что при наличии каких-либо двух стимулов один из них
интересует нас больше, чем другой. В этом случае будет
казаться, что «интересный» стимул появляется раньше, даже
если объективно они являются одновременными. Точно так
же, например, свет, как правило, воспринимается раньше, чем
звук, особенно если источник последнего скрыт от нас.

55
Естественная упорядоченность. Различение
последовательности тем легче, чем «естественнее» структура
стимулов. Порядок двух различных звуков легче определить,
если, например, более высокий звук предваряется или же
сменяется звуком более низким. Однако если предъявляются,
скажем, свет и звук, то одновременность или
последовательность их появления становится менее
очевидной. Существует зона неясного восприятия, в
пределах которой порядок, равно как и одновременность, не
может быть определен точно, что касается света и звука, то
здесь зона неопределенности может достигать 120 мс. Между
двумя слуховыми или же двумя тактильными стимулами зона
неопределенности составляет лишь 100 мс. При
предъявлении слухового и тактильного стимулов она
равняется 30 мс, а при слуховом и зрительном стимулах - 80
мс.
Если последовательные стимулы поддаются какой-либо
организации, то восприятие последовательности влечет за
собой также и восприятие порядка стимулов. Так, услышав
или увидев ряд из нескольких букв, мы легко воспроизводим
его в том же порядке и испытываем большие затруднения,
пытаясь воспроизвести его в обратном порядке. Нетрудно
воспроизвести ряд из 4—5 звуков, строго соблюдая порядок
интервалов, и практически невозможно воссоздать обратную
структуру.
Организация зависит от целого ряда признаков, наиболее
важным из которых является, видимо, качественная
идентичность раздражителей. Если испытуемому
предъявлять визуально последовательность из трех цифр,
например 7—2—3, и одновременно предъявлять на слух три
другие цифры, например 9—4—5, то он сможет их
воспроизвести лишь повторив вначале слуховой, а затем
зрительный ряд или же наоборот: 7—2—3— 9—4—5 или 9—4
—5—7—2—3. Как слуховым, так и зрительным
раздражителям присуща своя особая организация. Этот
феномен группировки может являться также следствием
локализации раздражения: так, например, когда через
наушники одновременно предъявляется на одно ухо один ряд
цифр, а на другое — другой. Этот же закон действует при

56
одновременном прослушивании двух голосов, с различной
скоростью записанных на магнитофонную ленту. Вторым
основным фактором организации является скорость
последовательного предъявления раздражителей. Эта
скорость должна позволить отчетливо воспринять каждый
элемент последовательности и в то же время быть
достаточно большой, чтобы сохранить спонтанность
организации стимулов. Так, в экспериментах испытуемые
могли чередовать цифры одного ряда с цифрами другого
лишь в том случае, если интервал между стимулами был не
менее 1,5—2 с. Когда интервал между двумя стимулами
превышает 2 с, то спонтанно эти стимулы уже не
организуются в определенную последовательность. Ряд
звуков, например, лишается в таком случае своих признаков
ритмической структуры и воспринимается как ряд
изолированных стимулов.
Привнесенная упорядоченность. Когда порядок
последовательности не задан самой организацией стимулов,
перцептивные данные теряют свою устойчивость и возникает
необходимость в использовании дополнительной
информации для того, чтобы путем ряда преобразований
восстановить последовательность событий. Как мы отмечали,
звук и свет плохо поддаются упорядочению. Ж.Пиаже (1946)
показал, какие трудности испытывает пятилетний ребенок,
пытаясь установить порядок остановки двух человечков,
параллельно перемещающихся по столу в одном
направлении, если пространственный порядок вступает в
противоречие с порядком временным. Так, например, когда
один человечек, остановившийся первым, находится
несколько ближе, ребенок 5 лет не может с уверенностью
определить временную последовательность прибытия
человечков. Семилетний ребенок в этой ситуации уже не
ошибается, ибо он в состоянии учесть место отправления и
место прибытия, а также скорость движения объектов, что
позволяет ему вносить коррективы в мимолетное восприятие.
Точно так же нам нетрудно восстановить в памяти
очередность событий нашей жизни, относящихся к какому-
либо одному ряду явлений, таких, например, как личная

57
жизнь, карьера, политические события, происходившие в то
время, и т. п. Однако разнородные события мы сможем
упорядочить, лишь прибегнув к определенным умственным
конструкциям: использование ориентиров и учет порядка
следования и интервалов между событиями.
Восприятие длительности
Два последовательных события разделены во времени
некоторой длительностью, а эта последняя в свою очередь
ограничена двумя какими-то событиями или же появлением, а
затем прекращением действия стимулов. Длительность - это
объективная реальность, позволяющая организмам
адаптироваться к экологической среде. При каких условиях и
в какой степени организм может учитывать длительность? Мы
знаем, что человек воспринимает длительность, что он может
достаточно точно ее оценить.
Оценка длительности
Абсолютные оценки. Простейшие реакции человека
навоспринимаемую длительность выражаются в том, что он
оценивает эту длительность как слишком большую или
слишком маленькую, то есть соотносит ее с субъективным
эталоном привычной длительности данного действия. Эти
качественные характеристики часто являются единственным
источником знания при изучении психически больных, однако
прогресс наших знаний был достигнут благодаря
использованию количественных методов.
Количественные оценки основываются на
использовании общепринятых единиц времени. Этот метод
является наиболеераспространенным, однако точность его
оставляет желать лучшего. Мы с большим трудом оперируем
теми единицами измерения, для которых не можем найти
чувственных ориентиров. Интра- и интериндивидуальная
вариабельность оценок при этом методе очень значительна.
Оценка по методу воспроизведения. В этом случае
испытуемому предлагается воспроизвести длительность,
равноценную той, которая была предложена ему в
качестве эталона. Преимуществом метода является то,
что здесь не возникает необходимости соотнесения с
абстрактными единицами, однако сфера его применения
ограничена небольшими длительностями, не превышающими

58
нескольких минут.
Оценка по методу продуцирования. Испытуемому
предлагается выполнить какое-либо задание в течение
определенного времени.
Наибольшая ошибка допускается при методе оценки,
наименьшая — при методе воспроизведения, метод
продуцирования занимает промежуточное положение. В
экспериментах предлагалось испытуемым оценить различные
длительности, не превышающие 3 мин. При методе
воспроизведения ошибки, допущенные двумя
«нормальными» взрослыми, варьировали в пределах 12—
28%, при методе оценки — в пределах 30—78%.
Оценка по методу сравнения. Экспериментатор или
испытуемый предлагает другому испытуемому две какие-либо
длительности, которые последний должен сравнить.
Когда длительность короткая (не превышает 2 с), мы
можем ее воспринять, в противном случае мы можем лишь
оценить ее. Восприятие — это непосредственная реакция на
действующий в данный момент стимул. Когда мы говорим, что
можем воспринять длительность, это означает, что мы можем
почти одновременно улавливать последовательные аспекты
изменения. Из этого факта был сделан вывод о
существовании психологического настоящего. Мы
воспринимаем непрерывные изменения как движение,
характеризующееся определенной скоростью, а быстрые
прерывистые изменения как удары метронома с присущей им
частотой. Точно так же мы можем воспринимать и отсутствие
изменения, и это последнее ощущается нами как
длительность, разделяющая начало и конец двух изменений.
Если стимуляция непрерывна, говорят о заполненном
времени, если же сигналы ограничивают лишь начало и конец
интервала, то такой интервал принято называть
незаполненным, оба эти выражения отражают природу
физического изменения. В рамках восприятия начало и конец
относятся к одному и тому же перцептивному акту. Во всех
остальных случаях человек прибегает к оценке, используя
для этого многочисленные экстероцептивные и
интероцептивные ориентиры.
Итак, можно сказать, что воспринимаемая длительность

59
определяется организацией последовательности стимулов.
Восприятие длительности становится возможным лишь при
условии существования такой организации и в рамках
последней. Это положение нетрудно проверить
экспериментально. Там, где последовательность трудно
поддается организации, восприятие длительности
затруднено. Гораздо труднее сравнивать длительность двух
соседних интервалов, ограниченных стимулами разной
модальности (звук — свет — звук), чем двух интервалов,
ограниченных тремя идентичными звуками. Если интервал
между крайними ограничивающими его звуками равен 1 с, и
если при этом меняется место промежуточного стимула, то
испытуемый, сравнивая вновь образованные интервалы,
убеждается в том, что зона неопределенности (когда он
затрудняется решить, какой из двух интервалов больше)
составляет 60 мс в том случае, когда промежуточным
стимулом является звук, и 196 мс, когда таковым является
свет. Последовательность из трех звуков образует, в
сущности, очень гармоничную структуру, чего нельзя сказать
о свете, сочетающемся с двумя ограничивающими звуками. В
этом случае для того, чтобы сравнить длительности,
испытуемые как бы дублируют последовательность
гетерогенных стимулов последовательностью стимулов
гомогенных, таких, например, как движения рук или
воспроизводимые одновременно с предлагаемыми
стимулами фонемы. Другим, не менее наглядным примером
может служить восприятие ритма. Всякий ритм
характеризуется своей собственной структурой (ямб, дактиль,
амфибрахий и т. п.). Эта структура воспринимается лишь при
условии, если элементы и отношения длительности будут
включены в рамки одного и того же психологического
настоящего. Если пропорционально увеличивать все
входящие в какую-либо структуру длительности, то наступит
момент, когда будет восприниматься уже не ритм, а
последовательность не связанных между собою звуков. Этот
порог достигается при интервалах, приближающихся в
среднем к 2 с. Вместе с организацией исчезает восприятие и
различение длительностей, образующих ритм.
Порог длительности. При каких условиях длительность

60
становится перцептивной реальностью? Здесь возможны
двеситуации:
1) Незаполненные интервалы времени. В этом случае
порогдлительности соответствует порогу перехода от
одновременностик последовательности двух стимулов. Этот
порог равен 10 мс для тактильных и слуховых стимулов, 100
мс для зрительных стимулов и от 50 до 100 мс для двух
разномодальных стимулов.
2) Заполненные интервалы времени. Здесь порог
является переходом от одномоментной стимуляции к
стимуляции длящейся. В этом случае граница трудно
определима, однако полученные в исследованиях величины
сопоставимы с выше приведенными, а именно: 10—50 мс для
слуховой стимуляции и 110—120 мс для зрительной.
Качество воспринимаемых длительностей и
нейтральный интервал. Все авторы, изучавшие восприятие
времени, пришли к убеждению, что в диапазоне
воспринимаемых длительностей существуют
многочисленные зоны, характеризующиеся качественно
различными восприятиями. Соотнося различные данные,
можно, выделить три зоны:
- Короткие интервалы, не превышающие 0,5 с. При
таких интервалах воспринимаются скорее границы серии
последовательных событий, а не сам по себе интервал.
- Нейтральные интервалы, то есть ни короткие, ни
длинные, величина которых приблизительно 0,5—1 с. В этом
случае и границы, и интервал образуют единство.
- Длинные интервалы от 1 до 2 с, когда преобладающим
является восприятие интервала и когда необходимо
некоторое усилие, чтобы объединить две границы в одно и то
же психологическое настоящее.
Ориентировка во времени
Ориентировка во времени заключается в том, чтобы
определить место данной фазы изменения в общем цикле
изменений. Все известные нам факты свидетельствуют о том,
что человек располагает двумя системами ориентиров,
позволяющих ему определять фазы суточного цикла.
Первой, и наиболее важной, является система
ориентиров, образуемых сменой дня и ночи, и в частности

61
положением солнца и теней (солнечные часы). Чтобы
усовершенствовать эти индикаторы, человек изобрел
часы, позволяющие разделить сутки на ряд периодических
изменений и тем самым с большой точностью определять
время.
Вторую систему ориентиров составляют признаки,
образуемые ритмами организма, соответствующими ритмам
активности и возникновения или удовлетворения
потребностей, зависящими в свою очередь от ритмов дня и
ночи. О роли этих ориентиров мы можем судить по нашему
повседневному опыту. Известно, что времени приема пищи
предшествует ощущение голода, а времени отхода ко сну —
появление чувства усталости. Опыты показывают, что
испытуемый, 4 дня находившийся в полной физической и
социальной изоляции, определял время суток с ошибкой, не
превышающей 40 мин, руководствуясь при этом, как явствует
из протокола эксперимента, ритмом своих элементарных
потребностей (голод, сон).
По мере развития общества значение этих внутренних
ориентиров для определения времени все более и более
уменьшается, однако фактически это самый простой способ,
позволяющий связать ориентиры с наиболее привычными
формами активности. Использование естественных или
искусственных периодических систем является более
сложным и предполагает наличие способности определять
место данного ориентира в последовательности
периодических изменений.
О трудностях такой ориентировки свидетельствует тот
факт, что умение правильно использовать понятия,
обозначающие различные моменты временного цикла,
формируется очень медленно.
Система внутренних и внешних индикаторов позволяет
ориентироваться в настоящем. Животному доступна лишь
такая ориентировка. Человек же ею не ограничивается. Он
может определить место настоящего по отношению к
предшествующим и последующим изменениям. Иными
словами, человек способен представить в настоящем
прошлое и будущее. Начиная с первых лет жизни, эта

62
способность проходит в своем развитии три стадии. На
первой стадии - это способность мысленно представлять
изменения, на второй - это способность их организовывать, с
тем, чтобы как можно точнее воспроизвести пережитую или
воображаемую картину этих изменений, и наконец, на
третьей – это способность устанавливать связь между этими
изменениями.

3.3. Характеристика сенсорно-перцептивной


организации человека в контексте отражения движения.
Детекторы движения. С эволюционной точки зрения
восприятие движения представляет собой базовый аспект
зрения, имеющий принципиальное значение для выживания
видов. В естественных условиях движение объекта может
быть сигналом опасности, от которой нужно как можно
быстрее скрыться, либо свидетельством появления пищи или
особи противоположного пола. Большинство животных, в том
числе и все позвоночные, обладают способностью
воспринимать движение, причем в основе восприятия
движения многими видами лежат сложные нейронные
процессы. Более того, установлено, что нейронные
механизмы, специализирующиеся на анализе движения,
формируются в очень раннем возрасте. Так, ребенок
способен следить за движущимся предметом вскоре после
появления на свет.
Существуют рецепторы, чувствительные к движению.
Известна специфическая реакция на движущийся стимул
ганглиозных клеток сетчатки. Дополнительные
доказательства существования нейронов,
специализирующихся на восприятии движения, получены и
при изучении коры головного мозга (затылочной доли).
Существуют клетки, которые реагируют не просто на
движение, но на движение в определенном направлении.
Более того, определенный слой затылочной доли коры
головного мозга получает нейронный импульс от
реагирующих на движение клеток зрительной коры. В то
время как рецептивные поля чувствительных к движению
клеток зрительной коры относительно малы, избирательны и
реагируют только на локальное перемещение, многие

63
нейроны воспринимают движение, совершаемое на больших
по площади участках поля зрения. Однако, как и
иннервирующие их чувствительные к движению клетки
зрительной коры, многие нейроны демонстрируют ярко
выраженную избирательность по отношению к направлению
движения. Существует точка зрения, согласно которой эти
нейроны интегрируют информацию о различных формах
движения, выступая в роли основных его детекторов.
Хотя нейронные процессы, лежащие в основе восприятия
движения человеком, и распределены по многим участкам
мозга, основную роль в них играют нейроны одного из слоев
затылочной доли коры головного мозга. Это подтверждается
результатами клинического обследования женщины, у
которой после перенесенного инсульта была повреждена эта
зона. Результатом этих повреждений явилась некая форма
агнозии движения, называемая акинетопсией (что в
дословном переводе с греческого означает «взгляд, плохо
видящий движение»). Несмотря на то, что зрение пациентки
сохранило все свои функции, включая остроту и
бинокулярность, а также восприятие формы и цвета, она
утратила способность воспринимать большую часть
движений, совершаемых как на плоскости, так и в
пространстве, и только фиксировала конечный результат
движения — сам факт перемещения предметов с одного
места на другое. Со временем, однако, она научилась
справляться со своим недугом и компенсировать
неспособность воспринимать движение. Так, например, она
научилась оценивать приближение машин по возрастающему
шуму. Невозможность воспринимать движение носила очень
специфический характер и касалась только ее зрительной
системы. У пациентки сохранилась способность тактильного
восприятия движения (т.е. она без труда реагировала на
раздражитель, перемещающийся по поверхности ее кожи) и
способность реагировать на звук как признак движения (т. е.
на движущийся источник звука).
Системы глаза, обеспечивающие восприятие движения.
Наиболее общий способ вызвать восприятие движения —
последовательная стимуляция ряда соседних сетчаточных
элементов. Однако таким образом нельзя вызвать

64
восприятие всех форм движения. Движения объекта
воспринимаются только в том случае, если его образ на
сетчатке относительно неподвижен, т. е. тогда, когда глаза
совершают следящие движения. При этом движения глаз
совпадают с движением объекта, вследствие чего
ретинальное изображение более или менее неподвижно. По
мнению Грегори, существуют две взаимосвязанные системы
восприятия движения: «изображение—сетчатка» и «глаз—
голова».
Для системы «изображение-сетчатка» эффективный
способ вызвать восприятие движения – последовательная
стимуляция примыкающих друг к другу сетчаточных
рецепторов. Если глаз относительно неподвижен, как,
например, во время фиксации взгляда, по сетчатке
«пробегает» ряд изображений, вызванных движущимся
стимулом.
Регистрируемое таким образом движение — результат
последовательной активности рецепторов сетчатки, через
которые «пробегает» образ предмета. Система,
обеспечивающая восприятие движения «глаз-голова»: когда
мы следим глазами за движущимся объектом (как правило,
наши глаза совершают при этом следящие движения),
изображение объекта на определенном участке сетчатки (или
центральной ямки) остается более или менее неподвижным,
В этом случае движение глаз компенсирует движение
объекта, но это не мешает нам воспринимать его. Если
объект, за которым ведется наблюдение, передвигается на
фоне неподвижной текстурированной поверхности, например,
если речь идет о наблюдении за катящимся по полу мячом,
изображение объекта на сетчатке остается неподвижным, а
изображение текстурированной поверхности будет скользить
(«пробегать») по ней. Однако для восприятия движения
объекта восприятие стимуляции поверхностью не
обязательно. Например, движение светящейся точки в
темной комнате дает достаточно информации для
восприятия движения, хотя в то время, когда мы следим за
ней, нет никакой стимуляции сетчатки фоном.
Каким образом объект может быть воспринят как
находящийся в движении, если его изображение на сетчатке

65
более или менее неподвижно? Чтобы ответить на этот
вопрос, нужно хотя бы вкратце рассказать о том, как
зрительная система управляет движениями глаз. Когда глаза
следят за движущимся объектом, мозг посылает им
нейронные сигналы, называемые эфферентными сигналами,
благодаря которым глаза в глазницах двигаются именно так,
как надо в данный момент. Эти нейронные сигналы —
команды глазным мышцам – поступают непосредственно как
ответ на движение объекта и только тогда, когда глаза
совершают произвольные движения. В данном контексте
активными, или произвольными, называются не только
сравнительно редкие, непосредственно контролируемые и
осознанные движения глаз, которые мы совершаем,
например, если сознательно переводим взгляд справа
налево. Этим термином мы также обозначаем и те обычные
движения глаз, и прежде всего следящие движения, т. е. те
движения, которые совершаются автоматически и
бессознательно и регистрируются зрительной системой,
когда мы читаем, следим за движущимся объектом или
просто смотрим по сторонам.
Теория упреждения сигнала. Одним из наиболее
распространенных зрительных событий является
сканирование окружающей обстановки и восприятие ее как
стационарной. Например, читая текст на этой странице и
переводя взгляд слева направо и сверху вниз, вы
стимулируете этим свои сетчатки, однако и страница, и текст
остаются неподвижными. Каким бы простым и обыденным ни
казалось это явление, оно тоже заставляет нас обратиться
все к тому же принципиальному вопросу: почему, несмотря на
движения глаз, то, что находится в поле нашего зрения,
остается неподвижным? Когда наши глаза совершают
активные движения, пусть даже и незначительные, по
сетчатке проносится поток образов окружающих нас
предметов, при этом стимулируется ряд рецепторов сетчатки,
и в соответствии с тем, что было сказано о системе
восприятия движения «изображение — сетчатка», мы должны
были бы воспринимать движение. Однако этого не
происходит. Для объяснения этого явления в рамках теории
упреждения сигнала была высказана мысль о наличии

66
гипотетического нейронного механизма, который учитывает
командные сигналы, автоматически приводящие глаза в
движение, и сравнивает их с результирующими изменениями
изображения на сетчатке, вызванными движениями глаз. Так,
когда глаза совершают активные движения, эфферентные
двигательные сигналы, посылаемые мозгом глазным мышцам
и приводящие глаза в движение, нейтрализуются,
отменяются или подавляются (компенсируются)
результирующим потоком образов, вызываемых этими
самопроизвольными движениями глаз.
Более конкретно суть теории упреждения сигнала может
быть изложена следующим образом: когда мозг посылает
глазным мышцам моторную команду, он одновременно
посылает в гипотетический центральный блок сравнения
сигналов и связанный с этой командой упреждающий сигнал
(также называемый утечкой сигнала).
Полагают, что функции центрального блока сравнения
сигналов, хотя бы частично, исполняет мозжечок, сложная
подкорковая структура, играющая принципиальную роль в
поддержании равновесия тела и координации движений.
Следовательно, сигналы, приводящие в движение глаза,
регистрируются сетчаткой. Эта вводная информация о
движении, или афферентные сигналы, зарегистрированные
сетчаткой, поступают в центральный блок сравнения
сигналов, где сравниваются с упреждающими сигналами,
пришедшими в центральный блок сравнения из мозга.
Роль центрального блока сравнения проявляется в двух
ситуациях: когда глаза совершают произвольные движения, а
объект наблюдения неподвижен; и когда глаза неподвижны,
а объект наблюдения перемещается. Если входящие сигналы
согласуются с упреждающим сигналом или соответствуют
ему (т. е. если оба сигнала указывают на присутствие
движения), движения глаз вызывают перцептивную отмену,
или подавление, перемещения сетчаточного образа.
Вследствие этого окружающая обстановка и воспринимается
как стационарная, несмотря на изменения в ретинальном
изображении, вызванные его перемещением. Следовательно,
если изменения в сетчаточном образе произвольны, т. е.
являются исключительно результатом активных движений
глаз, а не результатом движения объекта или всего того, что

67
находится в поле зрения, последующий сетчаточный
входящий сигнал соответствует упреждающему сигналу и
зрительная система компенсирует (подавляет) или отменяет
эти изменения. Перцептивным результатом такой ситуации
является восприятие визуального объекта как неподвижного.
Подобные изменения в сетчатке происходят и при беглом
осмотре объектов, находящихся в поле зрения
(сканировании) неподвижных предметов, находящихся в поле
зрения.
Напротив, если движение образа на сетчатке,
отражением которого является сигнал, входящий в
центральный блок сравнения, не соответствует
упреждающему сигналу, движение воспринимается.
Следовательно, когда глаза неподвижны и перемещаются
только объекты, находящиеся в поле зрения, упреждающий
сигнал, способный отменить результирующее движение,
отраженное во входном сигнале, не возникает и движение
воспринимается. Это типичные условия функционирования
нашего зрения, в которых «работает» система восприятия
движения «изображение-сетчатка». Следовательно,
благодаря стимуляции системы восприятия движения
«изображение-сетчатка», наша зрительная система способна
отличить движение ретинального изображения, вызванное
одними лишь активными, произвольными движениями глаз,
от его движения, причиной которого является реальное
перемещение различных объектов.
Способность воспринимать движение объекта при
слежении за ним проявляется даже тогда, когда его
ретиналыюе изображение остается неподвижным. В данном
случае произвольные следящие движения глаз создают
упреждающие сигналы, не соответствующие входным
афферентным сигналам. Вместо того, чтобы генерировать
входные сигналы, свидетельствующие о перемещении
сетчаточного образа, образ физически перемещающегося
объекта стабилизируется на сетчатке. Поскольку стимуляция
сетчатки не отменяется и не компенсируется упреждающими
сигналами, объект воспринимается как движущийся.
Следовательно, когда мы следим за перемещающимся
объектом, его образ остается зафиксированным на сетчатке:

68
упреждающий сигнал не вызывает его перцептивной отмены.
Именно поэтому мы и воспринимаем движение. С другой
стороны, входные сигналы, являющиеся следствием
стимуляции сетчатки фоном объекта, отменяются и фон
воспринимается как неподвижный. То есть, когда глаза
совершают активные следящие движения, поле зрения
неподвижного фона объекта стабильно, и воспринимается
только перемещение физически движущихся объектов.
Из этого анализа системы восприятия движения «глаз —
голова» следует, что когда движения глаз непроизвольны — а
это значит, что отсутствуют упреждающие сигналы, -
стимуляция сетчатки перемещающимися по ней
изображениями не может быть компенсирована и движение
объектов или всего того, что находится в поле зрения, будет
восприниматься. Это подтверждается и наблюдением,
которое приписывается Герману фон Гельмгольцу и суть
которого заключается в том, что когда глазное яблоко
приводится в движение искусственно, пассивно, т.е. когда
стимулируется только система восприятия движения
«изображение-сетчатка», создается превратное впечатление,
что все, попадающее в поле зрения, находится в движении.
Пассивное движение глазного яблока проявится, если
закрыть один глаз и осторожно провести пальцем по нижнему
веку открытого глаза справа налево или сверху вниз. Вам
покажется, что все, что вы видите, перемещается в
направлении, противоположном направлению движения
глаза. Когда вы прикасаетесь к глазному яблоку, глаз
начинает двигаться, что, в свою очередь, вызывает
перемещение по сетчатке образа воспринимаемого вами
стимула. Однако поскольку движение глаза - пассивное
движение (т.е. оно вызвано не командой мозга глазным
мышцам, а вашим пальцем), оно стимулирует только систему
восприятия движения «изображение-сетчатка». Вследствие
этого не возникает никакого упреждающего сигнала,
способного отменить перемещение изображения по сетчатке,
и вы воспринимаете сцену в движении. Эту же мысль можно
выразить и по-другому: поскольку отсутствуют какие-либо
доказательства того, что перемещение образа по сетчатке
является результатом движений глаза, мозг решает, что оно

69
вызвано перемещением самих визуальных объектов. В
результате вам кажется, что они перемещаются, ибо глаз
совершает пассивные движения и отсутствуют как
произвольные импульсы, активно направляющие движения
глаз, так и сопровождающие их упреждающие сигналы. Таким
образом, при наблюдении за стационарными объектами
пассивные движения глазного яблока стимулируют систему
восприятия движения «изображение-сетчатка» без
соответствующих упреждающих сигналов, в результате чего и
создается впечатление движения.
Дополнительные доказательства роли упреждающих
сигналов в восприятии движения получены выдающимся
физиком Эрнстом Махом, который провел эксперимент,
противоположный эксперименту Гельмгольца. Он не
пользовался приемами, искусственно вызывающими
движения глаз, а напротив, фиксировал их мастикой так,
чтобы они не могли двигаться. Когда же он все-таки
попробовал привести их в движение, оказалось, что
визуальная сцена движется в том же направлении, в котором
пытались двигаться глаза. В условиях этого эксперимента
возникали и самопроизвольные сигналы-команды глазным
мышцам, и упреждающие сигналы, но поскольку глаза были
зафиксированы, они не сопровождались никакими
афферентными сигналами (т. е. движением изображения по
сетчатке). Иными словами, одни лишь упреждающие сигналы
без сравнимых с ними афферентных сигналов движения
создают такое впечатление, что поле зрения перемещается в
том же направлении, в каком пытаются, но не могут двигаться
глаза.
Поразительные результаты получены в ходе
клинического обследования человека, у которого при
активных движениях глаз не возникали упреждающие
сигналы. Нейрологическое обследование выявило патологию
того участка первичной зрительной коры, который имеет
критически важное значение для обработки информации о
движении, сообщаемой активными движениями глаз. Без
упреждающих сигналов пациент не мог компенсировать
самопроизвольные движения глаз, и поэтому каждый раз,
когда он смотрел на неподвижные предметы, ему казалось,

70
что они двигаются со скоростью, соответствующей скорости
движения его глаз.
В ситуации, при которой активна только система
«изображение-сетчатка». Объект перемещается в поле
зрения, его образ на сетчатке изменяется, но глаза
неподвижны. Упреждающих сигналов, способных отменить
(компенсировать) изменения, происходящие на сетчатке, нет,
и движение воспринимается. Подобное возможно в том
случае, когда ваш взгляд зафиксирован на неподвижном
объекте, а в поле вашего зрения возникает другой,
движущийся объект. В другой ситуации активна система «глаз
— голова». Глаза сканируют неподвижную сцену, вызывая
изменения сетчаточного образа. Однако, поскольку движения
глаз самопроизвольны, результирующие упреждающие
сигналы отменяют в центральном блоке сравнения сигналов
сигналы об изменениях, происходящих на сетчатке, и
движение не воспринимается. Именно это и происходит,
когда вы просто смотрите на неподвижные предметы вокруг
себя. Третья ситуация тоже описывает активную систему
«глаз — голова». Объект перемещается на фоне другого,
неподвижного объекта, а глаза наблюдателя совершают
следящие движения. Изображение объекта на сетчатке
зафиксировано. В результате, поскольку движения глаз
самопроизвольны, упреждающие сигналы отменяют
изменения в ретинальном изображении, вызванные
стимуляцией фоном, который поэтому и воспринимается как
неподвижный. Однако поскольку эти сигналы не
компенсируют сигналов от неподвижного ретинального
изображения объекта, за которым следят глаза, последний и
воспринимается как движущийся. Подобное происходит
тогда, когда ваши глаза следят за перемещающимся
объектом.
Когда мы поворачиваем голову, шею или поворачиваемся
всем корпусом и эти движения совершаются независимо от
движений глаз, нам не кажется, что вокруг много
двигающихся объектов. Общий механизм, лежащий в основе
системы восприятия движения «глаз — голова», не просто
следит за движениями глаз, но и управляет общей
ориентацией индивидуума. А это значит, что центральная

71
нервная система таким образом учитывает взаимодействие
визуальной информации и информации о положении тела в
пространстве, что, совершая активные движения, мы,
несмотря на вызванные ими изменения сетчаточного
изображения, преимущественно воспринимаем окружающий
мир как относительно стабильный. Так, произвольные,
активные сигналы-команды, которые мы подаем
глазодвигательным мышцам, когда ходим, бежим трусцой,
бегаем, прыгаем, просто встаем со стула или поднимаемся по
лестнице, объединяются с результирующими изображениями
через сетчатку и отменяются вместе с этим движением,
Следовательно, благодаря упреждающим сигналам,
генерируемым во время наших активных движений, мы
обычно воспринимаем окружающий нас мир как относительно
стабильный.
Оптическая стимуляция как источник восприятия
движения. В окружающем нас мире предметы перемещаются
по-разному, в разных направлениях и с разными скоростями.
В довершении к этому, по мере того как перемещается сам
наблюдатель, постоянно изменяется и местоположение
точки, с которой он видит то, что его окружает. Все эти
динамичные события вызывают соответствующие изменения
освещенности ретинального изображения. Следовательно,
восприятие движения вычленяется из сложного паттерна
изменяющихся стимуляций, отраженного в сетчаточном
образе.
Когда человек перемещается в окружающем его мире,
изображение на сетчатке изменяется в соответствии с
физическими характеристиками движения. Иными словами,
по мере того как наблюдатель перемещается, непрерывно
изменяется оптическая проекция большинства поверхностей
(т.е. полов, стен, потолков, дорог и полей). Паттерн
изменений, создаваемый движением наблюдателя,
называется паттерном оптического потока.
Поскольку паттерн оптического потока создается
движением наблюдателя, он является надежным источником
информации о направлении этого движения. Все мы
постоянно сталкиваемся с паттернами оптического потока.
Они возникают всякий раз, когда мы едем в машине, или
бежим трусцой по дороге, или идем по коридору какого-либо

72
здания, глядя прямо перед собой. Нетрудно смоделировать
любой сложный паттерн оптического потока, создающий
впечатление движения в определенном направлении. Именно
манипулирование паттернами оптического потока при
помощи сложных световых дисплеев и создает
поразительные эффекты движения в большинстве видеоигр.
Сетчаточная экспансия и скорость движения.
Информация о характере изменений в сетчатке тоже
помогает наблюдателю оценивать относительную скорость их
движения. При движении к стационарной поверхности
сетчаточный образ увеличивается. Источник информации о
движении, образующийся в результате этого, называется
сетчаточной экспансией. По мере приближения наблюдателя
к стационарной поверхности скорость сетчаточной экспансии
(т. е. степень увеличения сетчаточного образа стационарной
поверхности) непосредственно отражает скорость его
приближения. Быстрое увеличение образа поверхности на
сетчатке наблюдателя, приближающегося к стационарной
поверхности, может быть потенциальным сигналом,
предупреждающим о возможности столкновения с ней.
Аналогичным образом можно представить себе и
противоположную ситуацию, при которой поверхности или
предметы приближаются к неподвижному наблюдателю.
Объект на поверхности, расположенной перед наблюдателем
на близком или дальнем расстоянии, будет восприниматься
как приближающийся с некоторой скоростью, если его
ретинальное изображение начнет увеличиваться.
Следовательно, увеличение изображения на сетчатке
неподвижного наблюдателя воспринимается последним как
движение в его сторону, и скорость увеличения изображения
отражает скорость движения объекта. Это перцептивное
явление называется луминг.
Изменения величины образа объекта на сетчатке могут
также свидетельствовать о таком редком, а потому
маловероятном явлении, как изменение величины
стационарного объекта. Когда непосредственных
пространственных признаков для восприятия движения
недостаточно, увеличение изображения объекта на сетчатке
может явиться результатом одного из двух независимых друг

73
от друга событий: 1) объект неподвижен по отношению к
наблюдателю, но он увеличивается в размере или 2) объект
действительно приближается к наблюдателю с некоторой
постоянной скоростью. Если у неподвижного наблюдателя
нет никакой другой зрительной информации, постепенное
увеличение сетчаточного образа, например: круглого
предмета, может означать, что стационарный шар
постепенно раздувается, но это также может означать и то,
что шар, габариты которого не изменяются, постепенно
приближается к наблюдателю. В ситуации, не дающей
достаточных оснований для ее однозначного толкования,
изменения габаритов объекта могут явиться как признаком
его физического увеличения, так и сигналом его движения.
Пороги восприятия движения. Насколько эффективно
мы обнаруживаем движение? С одной стороны, объекты
могут с такой скоростью проноситься по полю зрения, что в
лучшем случае мы замечаем лишь размытое пятно. Но, с
другой стороны, есть и такие объекты и события, скорость
движения которых настолько мала, что мы едва замечаем
его. Змея может очень медленно подкрадываться к своей
жертве, но поражает ее с такой быстротой, что человек
вообще может не увидеть никакого движения. Обратившись к
более знакомым примерам, можно сказать, что мы не
замечаем движения часовой стрелки часов и с трудом
замечаем движение минутной стрелки, а вращающиеся
лопасти мощного электрического вентилятора практически
неразличимы. Пороговые значения для восприятия движения
— минимальная скорость, которая может быть обнаружена,
— зависят от многих физических и психофизиологических
факторов, а не только от скорости движения как таковой.
Порог восприятия движения зависит от таких факторов, как
величина объекта и компоненты пространственной частоты,
расстояние от движущегося объекта и его фон (например,
однородный он или текстурированный), уровень
освещенности, стимулируемый участок сетчатки и степень
адаптации глаз. Так, лучше всего движение обнаруживается
(т. е. пороговые значения самые низкие) в тех случаях, когда
хорошо освещенные стимулы, образы которых проецируются

74
на центральную ямку, перемещаются на фоне неподвижных
предметов. Рассмотрим следующие конкретные пороговые
условия. Когда стимулируется центральная ямка, хорошо
освещенный стимул величиной 0,8 см 2, находящийся на
расстоянии, равном 2 м, обнаруживается при условии, что
скорость его движения равна примерно 0,2 см/с. Когда же
стимул, находящийся на расстоянии 2 м от наблюдателя,
двигается со скоростью, превышающей 150 см/с, он
воспринимается скорее как размытое пятно, нежели как
движущийся стимул. Можно сказать, что существуют как
нижний предел порога — минимальная обнаруживаемая
скорость, ниже которой движение не воспринимается, так и
верхний предел порога — максимальная обнаруживаемая
скорость, выше которой движение также не обнаруживается.
Таким образом, объекты, которые перемещаются либо
слишком медленно, либо слишком быстро, не
воспринимаются как движущиеся.

Проектные задания к модулю 3:


1. Проанализировать механизмы возникновения
зрительных иллюзий.
2. Рассмотреть основные механизмы специфически
человеческой оценки времени.
3. Проанализировать основные механизмы восприятия
реального движения.

Тесты к модулю 3:
Выбрать из предложенных вариантов правильный ответ:
1. Геометрическое место точек пространства, которые
дают недиспаратные изображения при данной степени
конвергенции, называется:
а) гороптером
б) бинокулярным соревнованием
в) стереопсисом

75
2. Каждая сетчатка двух глаз имеет такие точки,
одновременное раздражение которых дает слитное
изображение. Они называются:
а) диспаратные
б) корреспондирующие
в) ретинальные
3. Наблюдаемые субъектом две фазы изменения более
или менее быстро следуют друг за другом. Их разделяет
какой-то промежуток времени. Это:
А) восприятие последовательности
Б) восприятие длительности
В) ориентировка во времени
4. Внутренними ориентирами определения времени
являются:
А) смена дня и ночи
Б) смена времен года
В) биологические ритмы организма
5. Паттерн изменений, создаваемый движением
наблюдателя, называется
А) паттерном оптического потока
Б) паттерном направления
В) паттерном движения

Правильные ответы: 1А, 2Б, 3Б, 4В, 5А.


Каждый правильно выбранный ответ оценивается в 1
балл, максимальное количество баллов – 5.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сенсорные и перцептивные процессы, в отличие от


других психических процессов, участвуют в создании
первичного образа, т.е. они работают тогда, когда на нас
непосредственно действует раздражитель. Получаемая нами
информация о предметах и явлениях окружающего нас мира
ни в коей мере не является результатом простого

76
раздражения органов чувств и доведения до коры мозга
возбуждения от периферических воспринимающих органов.
Сенсорные и перцептивные процессы правильней всего
обозначить как воспринимающую деятельность субъекта.
Результатом этой деятельности является целостное
представление о предметах или явлениях, с которыми мы
сталкиваемся в обыденной жизни. Мы с помощью своих
ощущений и восприятия создаем этот мир. Таким образом,
мир объективно существует вне нас, но ощущается и
воспринимается нами субъективно.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ананьев Б.Г. Теория ощущений. – Л.:ЛГУ, 1961.


2. Ананьев Б.Г. О проблемах современного
человекознания – М.:Наука, 1977.
3. Артамонов И.Д. Иллюзии зрения. – М.: Наука, 1969.
4. Бардин К.В. Проблема порогов чувствительности и
психофизические методы. – М., 1976.
5. Большой психологический словарь /Под ред.
Мещерякова Б.Г., Зинченко В.П. – СПб: «прайм-Еврознак»,
2006.
6. Величковский Б.М., Зинченко В.П., Лурия А.Р.
Психология восприятия – М.: МГУ, 1973.
7. Восприятие и действие. /Под ред. А.В. Запорожца. М.:
«Просвещение», 1976.
8. Восприятие и деятельность. /Под ред. Леонтьева
А.Н.. М.: МГУ, 1976.
9. Восприятие. Механизмы и модели. М.: «МИР», 1974.
10.Ганзен В.А. Восприятие целостных объектов. – Л,
1974.
11. Гельдфанд С.А. Слух. Введение в психологическую и
физиологическую акустику. М., 1984.
12. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному
восприятию, М.: Прогресс,1988.
13. Годфруа Ж.Что такое психология. В 2-х томах. /Пер. с
франц. – М.: Мир, 1992.
14. Грегори Р.Л. Глаз и мозг. М.: «Прогресс», 1970.
15. Запорожец А.В. Избранные психологические труды.
Т.1. Психическое развитие ребенка. – М.,1986.

77
16. Измайлов Ч.А., Соколов Е.Н., Черноризов А.М.
Психофизиология цветового зрения М.: МГУ, 1989.
17. Исследования по психологии восприятия. /Под ред.
С.Л. Рубинштейна. М.-Л., АН СССР, 1948.
18. Канаев И.И. Очерки из истории проблемы физиологии
цветового зрения от античности до ХХ века. – Л.: Наука, 1971.
19. Коссов Б.Б. Проблемы психологии восприятия. – М.:
Высшая школа, 1971.
20. Кравков С.В. Очерк общей психофизиологии органов
чувств. М.-Л.: АН СССР, 1946.
21. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. ПСС ,
т. 18.
22. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: МГУ,
1972.
23. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у
человека. /Введение в психологию/. М.: «Мир», 1974.
24. Логвиненко А.Д. Психология восприятия.- М.: МГУ,
1987.
25. Логвиненко А.Д. Зрительное восприятие
пространства. - М.: МГУ, 1981.
26. Ломов Б.С. Методологические и теоретические
проблемы психологии. – М., 1984.
27. Лурия А.Р. Ощущения и восприятие. М.: МГУ, 1975.
28. Надирашвили Ш.А. Психологическая природа
восприятия. – Тбилиси: «Мецниереба»,1976.
29. Носуленко В.Н. Психология слухового восприятия. –
М.: Наука, 1988.
30. Общая психология /Под ред. Петровского А.В.,
Брушлинского А.В., Зинченко В.П. и др. – 3-е изд., перераб. и
доп. – М.: Просвещение, 1986.
31. Обозов Н.Н. Психология человека. – СПб: «Облик»,
2001.
32. Познавательные процессы: ощущения, восприятие.
/Под ред. Запорожца А.В., Ломова Б.Ф., Зинченко В.П.. М.:
Педагогика, 1982.
33. Психология. Учебник. /Под ред. Крылова А.А. – М.:
«Проспект», 1998.
34. Психология ощущений и восприятия. Изд-е 2-е,
исправленное и дополненное. /Под ред. Гиппенрейтер Ю.Б.,
Любимова В.В. и Михалевской М.Б.. – М.: ЧеРо, 1999. –
(Серия: Хрестоматия по психологии).

78
35. Психология. Словарь. /Под общ. ред. Петровского
А.В., Ярошевского М.Г.. – 2-е изд., испр. и доп. – М.:
Политиздат, 1990.
36. Психология. Словарь. /Под ред. Зинченко В.П. – М.,
1999.
37. Психология восприятия /Материалы советско-
норвежского симпозиума. – М.: Наука, 1989.
38. Психофизические исследования восприятия и
памяти / Под ред. Забродина Ю.М. – М.: Наука, 1981.
39. Рок И. Введение в зрительное восприятие. Книга 1;
/Пер. с англ. - М.: Педагогика, 1980.
40. Рок И. Введение в зрительное восприятие. Книга 2;
/Пер. с англ. - М.: Педагогика, 1980.
41. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Т.1, М.:
Педагогика, 1989.
42. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. – М., 1957.
43. Сапогова Е.Е. Психология развития человека. /Уч.
Пособие. – М.: «Аспект Пресс», 2001.
44. Сенсорные и сенсомоторные процессы. /Под ред.
Ломова Б.Ф. - М.: «Педагогика», 1972.
45. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема
активности психического отражения. – М.: МГУ, 1985.
46. Соловьева А.И. Основы психологии слуха. – М., 1972.
47. Тихомиров О.К. Психология. Учебник /Под ред.
Гордеевой О.В. – М.: Высшее образование, 2006.
48. Традиции и перспективы деятельностного подхода в
психологии: школа А.Н.Леонтьева. /Под ред. Войскунского
А.Е., Ждан А.Н., Тихомирова О.К. – М.: Смысл, 1999.
49. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология.
Вып. V1, М.: «Прогресс», 1978.
50. Хрестоматия по ощущению и восприятию. /Под ред.
Гиппенрейтер Ю.Б., Михалевской М.Б.. М.: МГУ, 1975.
51. Шехтер М.С. Зрительное опознание: закономерности
и механизмы. – М.: Педагогика, 1981.
52. Шиффман Х.Р. Ощущение и восприятие. СПб.: Питер,
2003.

79