Вы находитесь на странице: 1из 4

Начало 20 века - это переломный рубеж развития музыки.

Эстетика нового
времени, ход исторических событий требовали от художников, музыкантов,
писателей поиска нового языка, новых средств выразительности. Классико-
романтическая гармония рассыпалась на бесчисленное множество разных
стилей, жанров, направлений, в каждой из которых пытался по своему
отреагировать на тот кризис, моральный, нравственный, духовный, который
возник в то время. Однако сохранился целый ряд композиторов
продолжателей традиций, то были: Глазунов, Мясковский, Метнер,
Рахманинов, они также пытались найти правду бытия, стремились быть
нужными и современными своей эпохи, старались поднимать в своих
произведениях самые животрепещущие вопросы. При том, что они искали
новые средства выразительности и новый язык, все свои поиски они
продолжали основывать на классико- романтической традиции.Свои знания,
свой опыт они передавали следующему поколению композиторов - своим
ученикам. Часть из этих композиторов, например Метнер и Рахманинов
имигрировали и продолжали служить своему делу за рубежом, но были и
такие, которые нашли в себе мужество остаться на родине несмотря на все
препятствия и трудности, с которыми им пришлось здесь столкнуться. Одним
из таких оставшихся на родине композиторов является Н.Я.Мясковский.
Именно он стоит у истоков советской музыкальной культуры. Он впитал в
себя в полной мере музыкальные традиции композиторов большой кучки
Чайковского, а затем сделал очень важную вещь, он адаптировал свои
знания к реалиям нового времени, это было очень важно для становления
музыкальной культуры новой России, но еще более важным делом
Мясковского было передать последующему поколению музыкантов, которые
продолжили и преумножили его труды. Среди его учеников такие мэтры как:
Л.Половинкин, Д.Кабалевский, В.Мурадели, А.Мосолов, А.Эшпай и Е.Голубев.
Каждый из них продолжил дело учителя в соответствии своей
индивидуальности и музыкально эстетическими представлениями.
Данный реферат посвящён одному из выдающихся учеников Н. Мясковского
– Е.Голубева. Его детство и юность проходили в тяжелое для России время.
Когда ему исполнилось 4 года, началась Первая мировая война, а когда ему
исполнилось 7 лет началась Октябрьская революция, а его юношеские годы
пришлись на тяжелое время восстановления России после этих потрясений.
При этом композитор не ожесточился сердцем, не впал в отчаяние, не стал
искать лучшей доли за рубежом, а напротив, сохранил в своей душе любовь
к прекрасному, прилежно учился, впитал в себя все эстетические принципы
своего учителя и внес огромный вклад в развитие музыкальной культуры
своей родины. Во всем этом круговороте событий, он не потерял своего
почерка работы, своих эстетических убеждений, а также не потерялся на
фоне таких гигантов как: Прокофьев, Шостакович и другие. С другой стороны
он не был до конца понят и оценен своими современниками и эту задачу
предстоит осуществить нам, его потомкам.
Есть композиторы, которые специализируются на одном жанре и
достигают высот в нём, оставляя другие жанры на втором плане. Голубев же
в своем творчестве охватил практически все жанры, начиная от миниатюры,
заканчивая огромными симфоническими полотнами. Его перу принадлежат
8 симфоний, 6 инструментальных концертов, из которых три для фортепиано
и по одному для скрипки, альта и виолончели, увертюра в честь открытия
МГУ, симфоническая поэма героя октября.
Также Голубев не обделил вниманием и камерно - инструментальную
музыку. Ее составляют 24 струнных квартета, два квинтета – фортепианный и
арфовый, три сонаты для скрипки, виолончели и трубы, а также
разнообразные миниатюры для арфы, голоса, виолончели соло. Но
безусловно центральное место в его творчестве занимает вокально-
симфонический жанр. Он представлен двумя ораториями, написанными по
особому случаю. Одна из них, получившая название «Возвращение солнца»
была его дипломной работой. Однако он продолжал работу над ней на
протяжении всего своего жизненного пути. Вторая получила название «Герои
бессмертны» и посвящена памяти героев Великой Отечественной Войны.
Также в копилку его вокально-симфонического жанра входят: Октябрьская
кантата для хора и оркестра и вокально симфоническая поэма «смерть
поэта".
Поскольку автор этого реферата является практикующим скрипачом, ему
хотелось бы особо обратиться к сочинениям Голубева, в которых участвует
скрипка, то есть к его концерту, сонате, квартетам и квинтетам.
Скрипичный концерт написан в 1970 году, в период зрелого творчества
композитора. Концерт имеет одночастную форму с чертами сонатности. В
своем концерте композитор поднимает извечный философский вопрос о
смысле бытия, о месте и предназначении личности в этом мире, о борьбе
личности как внешними препятствиями так и с внутренними
противоречиями. В этом концерте личность проходит огромный путь,
начиная во мраке ре минора, проходя различные одессеи и заключения,
находясь в постоянной борьбе. Лишь ей одной известно цена ре мажорной
коды в конце…
Этот концерт отражает дух эпохи, в которой был написан. Уже первые так ты
оркестрового вступления задают настроение всего концерта.
Характерные черты танго явно отображаются в фактуре оркестровой партии.
Нашему воображению представляются мрачные сцены. Партия скрипки
вступает с соответствующим характером, задействуя зловещий тембр баска.
Эта партия совершенно ясно показывает насколько глубокими знаниями
обладал композитор в области скрипичной фактуры. Композитор хотел
изобразить тяжесть, надрывность звучания и те средства, которые он
использовал для воплощения своей задумки оказались как нельзя более
подходящими для этой задачи. Партия скрипки написана в настолько
труднодоступных позициях баска скрипки, что это становится очевидным для
слушателя и уже само по себе является средством выразительности.
Слушателю тут же приходят на ум мысли о тяжелой и где то трагической
жизни. Партия скрипки органично сливается с партией оркестра, что говорит
о ее симфонизации. Опираясь на анализ его фортепианных концертов,
написанных ранее скрипичного, мы можем судить о том, что симфонизация
инструментальных концертов Голубева была ему присуще в крайней
степени. Наиболее ярко этот феномен проявил себя в скрипичном концерте.
Побочная партия концерта является контрастной главной партии, но контраст
этот выражен именно в жанре. Танцевальность главной партии уступает
место тонкому и изысканному лиризму побочной партии. Сложный
гармонический фон, изломанная мелодия, полная всяческих альтераций и
диссонансов, по - вагнеровски длинная фраза, томление, выстроенное
нарастающе - вот главное состовляющее побочной партии скрипичного
концерта. Побочная партия символизирует борьбу внутри самого героя. Он
обуреваем сомнениями, раздираем внутренними противоречиями. Он не
знает своего предназначения и мучается неизвестностью. Больше всего его
тревожит то, что он нигде не может обрести спокойствие: ни в жизни, ни
внутри самого себя. Отдельной страницей этой борьбы является каденция.
Вообще каденция как никакой другой раздел концерта являет мышление
композитора и его творческий замысел. Каденция в концерте Голубева
представляет из себя трагический монолог, также полный диссонансов, не
находящих разрешение. Этот прием, известный со времен «Тристана и
Изольды» Вагнера, призван подчеркнуть особую напряженность момента
томление и безысходность. На протяжении всей каденции, композитор
чередует арко и пиццикато, причём темы, которые исполняются арко,
принадлежат в области побочной партии, а фразы пиццикато по своему
торговому ритму ближе к главной партии, сначала фразы пиццикато играют
аккомпанирующую роль, но их линия имеет сквозное развитие и постепенно
набирает силу и к концу каденции будто бы притягивает репризу, оркестр
вторит партии пиццикато и внезапно накрывает партию скрипки как символ
рока. Драматургический слом происходит чуть далее, в оркестре звучат
фанфары, на фоне которых в партии скрипки происходит ритмическое
обновление, звучат триоли. Именно с этого момента берет свое начало
благоприятная развязка. Партия оркестра по прежнему изломана и
изобилует диссонансами. Однако на интуитивном уровне, у нас появляется
чувство, что благоприятный исход близок – это удивительный психологизм
Голубева: держать аудиторию в напряжении всего концерта и в тоже время
не отнять у нее надежду и оптимизм.
Концерт редко исполняем, поэтому достаточно трудно составить
статистику интерпретаций. Я слушала этот концерт в исполнении Григория
Жислина. Музыкант исполняет очень качественно, добротно, однако, на мой
взгляд, не достаточно разнообразно. Музыкант применяет палитру красок
недостаточно гибко. Задумываясь интерпретацией этого концерта, я
подчеркнула бы жанровый контраст между главной и побочной партией, а
триоли заключительной партии сделала бы более скерцозными,
механистическими и токкатными. Каденцию я бы исполняла более свободно
и импровизационно, с большей бы силой подчеркнула сквозное развитие
пиццикатной партии.
В целом на мой взгляд концерт незаслуженно не популярен, следовало бы
чаще исполнять его, что я и планирую сделать.