Вы находитесь на странице: 1из 23

Елена Труфанова

Тварь и Котенок

= 1 =

— Никогда еще мужчина не засовывал в меня руку так глубоко.


Айвен задышала быстрее, пытаясь хоть так сдержать крик. Проклятый кот, казалось,
запихнул руку в ее живот по самый локоть.
— И для меня это новый опыт. Необычные ощущения, знаешь ли.
— Ты ведь все это выдумал, чтобы поиздеваться надо мной? — вообще-то болтать с
боевой особью модификантов было ниже достоинства истинного прима, но именно от кота
сейчас зависела жизнь Айвен.
— Конечно! Специально сцепился с тобой на площади Прималюса, чтобы потом закопаться
руками в твои примовские кишки. Тогда же подставил под твой захват свою любимую
левую руку, ведь правая у меня далеко не такая ловкая, отличный повод затянуть
удовольствие!
— Я догадалась.
На самом деле она и предположить не могла, что имус так спокойно позволит сломать
ему руку, чтобы вырваться из захвата и оттолкнуть Айвен.
— Ненавижу этот городишко! Каждый. Каждый раз, как я в него попадаю…
Он еще сильнее ввинтился пальцами во внутренности Айвен, будто бы нарочно стараясь
сделать ей побольнее. На глазах сразу же выступили слезы и захотелось отпихнуть
этого садиста. Но она только сильнее вцепилась руками в торчавшие из земли корни
дерева, чувствуя, как крепкая древесина крошится под пальцами.
— …обязательно случается какая-то гадость, — имус продолжил свою пытку, даже не
повернувшись в сторону Айвен. — Дважды меня там убивали, теперь забросили в мертвый
мир вместе с чокнутой примовской девкой…
Айвен сделала себе мысленную заметку, что нужно будет наказать имуса за эти слова,
но все же не выдержала и закричала. Боль отпустила почти сразу, а кот повернулся к
ней, зажимая в пальцах темный снаряд, уже начавший выпускать ростки.
За время, пока она без движения стояла на площади Прималюса, альтеры сделали
неплохой скачок вперед в деле убийства «бессмертных». Извлеченный из ее тела снаряд
продолжал расти и сейчас, каждую секунду добавляя по миллиметру к проклюнувшимся
росткам. За несколько часов пять всаженных в ее живот пуль успели бы опутать
побегами все внутренности. И тогда достать их было бы намного сложней.
Точнее, Айвен думала, что снарядов четыре, пятый каким-то необъяснимым образом
почувствовал кот. Нужно будет поблагодарить его за это, но чуть позже, пока что
самое время немного передохнуть и зарастить раны на животе. А то до сих пор
казалось, что по ее внутренностям шарят чьи-то пальцы.
Кот забросил пулю на несколько метров в сторону и устало повалился рядом с Айвен,
даже не потрудившись вымыть руки от крови. Или просто не смог? Они-то вдвоем попали
под обстрел этой пушки. И если бы кот не дернул Айвен в сторону, дырок в ее теле
было бы гораздо больше.
Кажется, теперь и она начала ненавидеть Прималюс. Стоило ли выходить из длившегося
пять тысячелетий анабиоза, чтобы сразу же угодить в разборки местных политиков? И
пообещать содействие в поимке этого самого кота?
Да. Она отлично справилась: имус надежно упрятан на погибшей Колыбели, притом
вместе с ней. Правители Авроры могут спать спокойно: одним махом избавились и от
досаждавшего им проходимца, неизвестно как завладевшего почти божественной силой, и
от восставшей из тьмы веков истинной прим-леди.
Разрезы на животе срастались медленно, нехотя. Энергии на нормальную регенерацию не
хватало, но стихающая боль все равно дарила настоящее удовольствие. Что там секс!
Когда ничего не болит — вот истинное блаженство.
Кот, не вставая, расшатал и вырвал себе обломок зуба, затем зашвырнул тот поближе к
пулям. Ну, значит и она его все же немного потрепала, не все так плохо. По ее
подсчетам в драке они пострадали примерно одинаково, но выстрел из многозарядной
портативной пушки больше вреда причинил именно ей.
— Далеко отсюда до ближайшего телепорта? — Айвен уже успела заметить, что коту
тяжело давалось молчание. Но сейчас его болтливость была к месту: невыносимо
хотелось спать, а оставаться на открытом месте, да еще и залитом кровью — глупо.
— Триста восемьдесят два километра, плюс-минус километр.
Уже договорив, Айвен вспомнила, что кот страдал дислексией и не различал букв и
цифр, поэтому почти сразу добавила:
— Три-четыре дня пути максимум.
Имус кивнул, то ли понял, то ли просто сделал вид. В любом случае, показывать ему
число на пальцах Айвен не собиралась. По знакомой местности и в хорошей форме она
бы преодолела это расстояние часов за тридцать. И это с учетом остановок для отдыха
и перекуса. Но сейчас ресурсы организма были на нижнем пределе, и от местной флоры
и фауны неизвестно, чего можно ожидать. Поэтому пришлось ориентироваться на самый
неблагоприятный расклад
— Встаем и движемся вон туда, — кот указал рукой на северо-запад. Это было немного
в стороне от их цели, но все же направление он выбрал верно.
Айвен кивнула и с помощью имуса встала на ноги. Едва заживший живот ожидаемо
заболел, но это вполне можно перетерпеть. Тем более кот не стал отстраняться, и
Айвен смогла опереться на него.
Первые несколько десятков метров они еле плелись. Через сто — упали. И Айвен даже
не могла сказать, кто оступился первым. Но поднялись почти одновременно, она всего-
то на пару секунд опередила кота. Затем, так же опираясь друг на друга, поплелись
дальше. Через пятьсот тридцать один метр Айвен поняла, что устала высчитывать длину
шагов и переводить все это в метры. Таращиться на бурую траву с редкими
вкраплениями цветов проще. К тому же мозг требовал прорву энергии, пришлось
«отключить» большую часть происходящих в нем процессов. Альтеры как-то
довольствуются двадцатью-тридцатью процентами от того, что доступно примам и не
жалуются. А ей всего-то нужно дойти до намеченной котом точки и не попасться на зуб
местной живности.
С другой стороны, кот и сам должен следить за округой, у него это происходит на
бессознательном уровне, так что Айвен может и расслабиться. Совсем немного. Не зря
же имус прыгнул за ней в телепорт. В Бездну все! Она не понимала мотивов кота.
Говорить в данной ситуации слишком энергозатратно, но послать небольшое послание —
можно, тем более у котов высокий уровень эмпатии, наверняка поймет.
— Зачем прыгнул за мной?
В ответ пришла не слишком четкая картинка с Айвен, горько рыдавшей под деревом. Тем
самым, за корни которого она держалась, когда имус вытаскивал из ее живота пули.
Боялся, что она сгинет на Колыбели и больше некому будет отвлекать совет Двенадцати
и лично Крейга от безумного аватара Уводящего? Не зря же он вытащил ее из анабиоза,
использовав для этого туповатого Леффариана. Расчетливый шельмец! Ну да и ладно,
главное — пока не выберутся отсюда, кот будет холить и лелеять Айвен, а до «потом»
еще нужно дожить.
Больше от имуса не было никаких картинок, и у нее самой тоже пропало желание
болтать. Точнее, Айвен хотелось бы узнать, как тот вообще заполучил себе силу бога
смерти, но она сама ни за что бы не ответила на такой вопрос, глупо ожидать от кота
иного.
Оставалось только шагать вперед, мерно переставляя ноги. Шаг-шаг-шаг. Опереться на
кота, чтобы немного отдохнуть, затем отстраниться и идти дальше. Шаг-шаг-шаг.
Пейзаж вокруг не менялся, и от этого казалось, что они топчутся на месте. Сплошная
буроватая степь и медленно ползущее по небосводу светило. В какой-то момент Айвен
не выдержала и обернулась, ища взглядом то самое дерево, но его уже не было,
значит, они все же продвинулись вперед.
Энергия восстанавливалась медленно, нехотя. Еда и вода помогли бы с этим, но кроме
бурой травы жевать здесь было нечего, а на измельчение и переваривание травы она
потратит сил больше, чем получит в результате.
— Сможешь зарастить мне руку? — кот говорил с трудом, отчего его голос казался еще
более хриплым, чем обычно.
— Да, но после этого я засну часа на два.
Это было достаточно рискованное признание. Со здоровой рукой кот легко перейдет в
транспортную форму и сможет достаточно далеко убежать, а вот Айвен истратит на его
лечение всю скопленную энергию и останется совершенно беззащитной. Но на данный
момент выбора у нее не было: либо доверять коту, либо пытаться в одиночку дойти до
телепорта. Чуть меньше четырехсот километров по недружественной территории.
— Дойдем вон туда, — он указал рукой на небольшую возвышенность, — и действуй.
— Ты не обнаглел ли, командовать примом?
— Ну давай крепостью яиц померяемся, сейчас самое время.
— Ха-ха-ха! Очень забавно. Знал бы ты, сколько самоуверенных мужчин уже проиграли в
этом соревновании. До меня ни одна из женщин не забиралась так высоко в армии.
— До меня ни один имус не становился Великим князем. Да и просто князем. Вот такие
мы с тобой бравые борцы за равноправие. Все, потрясли флагами и хватит, нужно
действовать, иначе загнемся от голода.
Он тяжело опустился на землю и сел, скрестив ноги. Айвен же неподобающе для прима
легла, с наслаждением вытянувшись на теплой земле.
— Давай свою руку, кот, — все же решилась Айвен.
— Анрир, я несколько раз называл свое имя, его несложно запомнить.
Он придвинулся ближе и потянул к ней «любимую левую руку». Переломы уже начали
срастаться, но до полного восстановления было далеко. Бездна! Это же сожрет прорву
энергии!
— Имусу не положено имя. Могу дать тебе порядковый номер, — Айвен старалась лечить
осторожно, чтобы не обжечь и не вызывать сильный приступ боли, но получалось не
слишком хорошо, впрочем кот сидел смирно, не пытаясь вырваться.
— Придумай прозвище, что угодно, кроме «кота». Так называют абсолютно всех моих
сородичей.
О, так он хочет быть индивидуальностью? Нужно будет запомнить. И у самых
отмороженных есть болевые точки.
— Хорошо, Котенок, — он нахмурился, но дальше развивать эту тему не стал, скорее
всего понял, что это был предел терпимости Айвен. Называть имуса по имени! Что за
дикость?
Закончив с лечением, Айвен повернулась на бок и подтянула колени к груди, чтобы
сократить расход энергии на обогрев. После чего заснула. Оставалось только верить,
что Котенок не сбежит.
Когда энергия добралась до нижнего предела, Айвен проснулась и сразу же села. Имус
дремал рядом, прислонившись к ее боку, не иначе грелся. У этой разновидности
модификантов были серьезные проблемы с терморегуляцией, из-за чего вечно возникала
канитель с бумагами и выбиванием для них лишних одеял и теплой одежды. А иначе
среди них начинались повальные эпидемии пневмоний.
Глупые и неуместные воспоминания. Армия Союза Равных пала на ее глазах, вместе с
тысячами имусов, кастелянов, поваров, медиков и прочих, выбравших смерть, а не
дезертирство. И все это ради того, чтобы остановить вырвавшуюся силу Смерти. Жаль
только, что Айвен не погибла там же. Это было бы правильно. А вот прийти в себя
через пять тысяч лет в изменившемся мире — нет. Может, все-таки прибить имуса за
такой «подарок», пока он спит? Айвен задумчиво провела по волосам кота, примеряясь,
как с одного удара проломить тому височную кость.
— Бей уже скорее, так спина ноет, самому сдохнуть хочется, — говорил он лениво, не
открывая глаз.
Айвен же, не таясь, погладила его по волосам и легонько почесала за ухом. Точно
так, как жалела собственных сторожевых хетов, давших этому типу имусов множество
своих генов. Пусть не зазнается.
— Сильно болит?
— Да просто конец, — честно признался кот, по-прежнему не шевелясь. — Так что бей
быстрее, примам же свойственно милосердие.
— На твою беду, я очень зла.
Айвен перевела руку на пояс коту и попыталась просканировать его внутренности.
Бездна знает, во что тот мог вляпаться, пока она спала. Впрочем, позвоночник был
цел, а вот в правой почке застряло семь мелких дробинок, к счастью, самых обычных,
не растущих внутри тела. Не так страшно, сами выйдут из организма, но неприятных
ощущений доставят порядочно.
— Нужно было сразу же взяться за руки и прыгнуть в тот телепорт, а не колошматить
друг друга, подставляясь под снаряды, — она попыталась раздробить хотя бы тот кусок
стали, что застрял в мочеточнике, но при таком уровне энергии вышло плохо: всего
шесть частей, вместо запланированных ста пятнадцати.
— Это ты меня колошматила, я просто не давал себя убить. И пытался оттащить нас от
телепорта.
Кот все же сел и отодвинулся подальше от Айвен. Она же попыталась в деталях
вспомнить их поединок, но весомых доводов против теории имуса так и не нашла,
действительно, удары наносила в основном она, но специально ли он сдерживался или
же просто не мог атаковать, нельзя было сказать с уверенностью.
— Я тронута.
— Зря. Это был эгоизм с моей стороны. И да, прекрати на меня так смотреть, я уже
передумал умирать.
— Полегчало? Ничего, я дождусь следующего приступа, — Айвен дружелюбно улыбнулась и
протянула руку, чтобы снова почесать имуса за ухом, но тот легко уклонился, после
чего встал на ноги.
— Не стоит себя обнадеживать, это был разовый приступ слабости. К тому же без меня
ты здесь загнешься.
— Не зазнавайся, я выживала и не в таких переделках.
Кот хмыкнул, затем сгорбился и зарычал. За спиной Айвен кто-то тоже зарычал, но
как-то неуверенно, словно бы сомневаясь, что стоит это делать.
Она обернулась и замерла, наконец-то заметила огромную стаю гиеноподобных хищников.
Бездна! Совсем она потеряла бдительность, нужно срочно активизировать мозг, но
энергии мало, непозволительно мало.
— Расслабься, — махнул рукой кот, — они тебя не тронут. Хотя и втолковать, что
самки бывают такими страшными, было непросто. Они упорно считали тебя моей едой и
требовали долю.
— Гм…, — Айвен посмотрела на стаю, высчитывая количество хищников. Двадцать семь. И
каждый примерно такого же размера, как и имус в своей звериной форме. Если стая
бросится на них, шансов спастись будет мало. Но кот, похоже, не беспокоился.
— Идем, там есть еда.
Айвен кивнула и пошла вслед за котом, отставая на пару шагов, как приличная самка.
Впрочем, «страшную» она добавила в список прегрешений имуса.
Стая почтительно расступалась перед котом, только один из самцов снова попытался
зарычать. Но имус ощерился и рыкнул в ответ, заставив гиен заскулить от страха.
Метров через двадцать возле огромной ямы обнаружилась туша крота-переростка, с
развороченным горлом. С боку в шкуре был вырезан солидный кусок, через который
вырезали мясо.
— Я не узнаю ни одно из местных животных. Это странно, за пять тысяч лет они не
могли измениться так сильно, — Айвен взяла в руки протянутый котом нож и подошла к
туше. Она не слишком жаловала сырое мясо, тем более без соли и какого-либо гарнира,
но по сравнению с травой оно казалось деликатесом.
— Не могу ничего сказать, на Колыбели я еще не бывал. Думаю, все это ваши
примовские штучки.
— Все примы погибли пять тысяч лет назад. Вместе с этой планетой. Знаю, были
хранилища с семенами растений и минимальными популяциями животных, но…
Там хранились другие образцы. Нашла с кем это обсуждать, кот, скорее всего даже не
знает значения слова «популяция». Лучше уж есть. Мясо подванивало мускусом, так что
пришлось временно заблокировать обоняние и вкусовые рецепторы и просто жевать.
Заодно и до предела усилить выработку пищеварительных ферментов.
— Не все такие, как ты. Многие выжили. Они-то и восстанавливали Колыбель. Хотя не
понимаю твоего возмущения: звери как звери. Ихтизоиды Авроры намного хуже: тупые,
злые, зубастые.
— Выжили либо трусы, вроде Леффа, либо те, кто изначально отрекся от Колыбели. С
чего бы им заботиться об этом мире? Но все равно странно. Нужно будет позже с этим
разобраться, — когда разберется с предыдущими ста двадцатью семью проблемами,
стоящими выше в списке приоритетных задач. — Кстати, ты почему не ешь?
Мясо крота было жестким и откусывалось с большим трудом. Приходилось отрезать его
небольшими кусками, из-за чего процесс восстановления энергии, — у Айвен даже в
мыслях не получалось назвать это «обедом», — грозил затянуться надолго. А гиены уже
начинали волноваться и скалиться, требуя свою долю добычи.
— Я уже. Редкая дрянь, кстати. Но эти, — он кивнул на гиен, — еще хуже.
— И склизобрюхи — тоже, — поддержала его Айвен. Тем временем одна из гиен
подобралась к туше и попыталась цапнуть лапу крота. За что немедленно схлопотала
мощный пинок от кота и отлетела на несколько метров. — За что ты их так? Мяса на
всех хватит.
— Мяса — да, уважения — нет. Вначале ест главный самец, затем его самка, только
после этого все остальные. Ты же не хочешь, чтобы на нас бросились? Они и так
возмущаются тем, что ты такая страшная, и не хочешь спариваться. Да и ешь
многовато.
Он улыбнулся, после чего зарычал на одного из самцов. Айвен же пожала плечами:
всего-то три килограмма. Нужно еще минимум столько же. Что ж, придется гиенам
потерпеть.
— Что думаешь делать со своей стаей дальше?
Кот пожал плечами, еще раз рыкнув на гиен.
— Милостиво оставлю им этого крота и запрещу идти следом. Они веселые создания, но
их постоянные попытки завалить меня крайне утомительны. Здорово напоминают этим
большинство людей, кстати.
— И отлично. Мне они тоже не нравятся. Как думаешь, можно взять кусок мяса с собой?
Кот задумался, после чего ответил:
— Можно, но тащиться вперед с этой вонючей дрянью не хочется. Впереди река, наловим
там рыбы. И так тошнит от этого запаха.
Айвен дожевала еще один кусок, запихнула нож за пояс, — у кота все равно еще меч
есть, а она совсем без оружия, — встала и со вздохом отошла от туши. Передвигаться
на полный желудок тяжело, и кот прав: хотелось оказаться подальше от смердящего
крота. Одно воспоминание об этом запахе вызывало тошноту. Гиены радостно затявкали
и рванули к еде, только пара самцов еще пару минут перерыкивались с имусом, словно
бы и в самом деле разговаривали. Советовали бросить страшную и прожорливую самку,
наверное. Но узнавать она не будет.
Имус и сам все разболтает, он вообще не способен долго молчать. Она угадала, уже
через пятнадцать минут тот заговорил:
— Первый раз вижу настолько небрезгливую женщину.
— Прим-леди, — автоматически поправилаАйвен.
— Не напоминай, сразу хочется тебя убить.
— Это взаимно.
— Странно. Ведь сам по себе я довольно милый и мирный парень. Просто ты меня плохо
знаешь.
— Ты меня тоже. Так что поверь на слово, при необходимости я тебя убью без лишних
сантиментов, а если будет необходимость, то еще и съем. После этого крота и
склизобрюхов это будет нее так уж и сложно.
Имус недоверчиво изогнул бровь, но промолчал. А еще через час тишина начала
тяготить и саму Айвен. Через два — от постоянно всплывающих воспоминаний и жажды
захотелось выть. И где обещанная река? А, между прочим, уже начало темнеть. Это не
особо смущало Айвен, она неплохо видела и в темноте, а в крайнем случае всегда
могла обходиться и вовсе без зрения. Как и кот. Но все же передохнуть было
нелишним.
— Чувствуешь запах воды? Перейдем реку, после остановимся на ночлег.
Айвен принюхалась, но так нечего и не почувствовала.
— Далеко еще? — с каждым метром жажда мучила все сильнее.
Кот прикусил губу и перебирал пальцами, словно бы пытался решить в уме непосильную
задачу.
— Как хороший секс.
— О, весьма точное определение.
— Какое есть, — пожал плечами кот. — Слишком устал, чтобы еще выдумывать.
Айвен мысленно выдала ему подзатыльник, но дальше допытываться не стала. До сих пор
вспоминались первые из котов, которых ей предоставили в качестве боевого усиления.
Сражались они неплохо, временами. Зато есть, мыться и даже ходить в туалет они
могли только после особых приказов. После котов усовершенствовали, добавили им
сообразительности, но не слишком много. Все же обладая такой физической силой и
развитым интеллектом, имусы могли бы и свергнуть примов.
Чем этот конкретный имус и занимается. И надо признать, достаточно успешно. Если бы
среди примов или альтеров был хоть один равный ему человек…
Айвен автоматически считала секунды, чтобы отвлечься от усталости и монотонного
передвижения. Темнело достаточно быстро, и приходилось все больше сил тратить на
наблюдение за окружающим пространством. Имус тоже молчал, постоянно принюхиваясь и
дергая ушами. Он видел хуже Айвен, зато другие чувства полностью компенсировали
этот недостаток.
— Уже близко. Но в воде полно хищников, придется остаться на этом берегу.
— Убьем парочку и перейдем. Заодно поедим.
Сейчас она здорово жалела, что не отрезала кусок от того крота. Пускай мясо и было
жестким и откровенно смердящим, зато хорошо восстанавливало энергию.
Кот без предупреждения сменил форму и прыгнул вперед. Айвен по-прежнему ничего не
видела, кроме той же однообразной травы, но все же вытащила нож и выставила его
перед собой.
Кот тоже исчез, только звуки борьбы и невнятное рычание намекали, что он где-то
рядом. Внезапно кто-то тонко заскулил, словно бы вымаливая себе последние мгновения
жизни, и мир вокруг резко изменился.
Степь исчезла, сменившись широкой рекой, а в паре десятков метров кот догрызал
горло здоровенной рогатой твари, наполовину скрывшейся в воде.
На запах крови к месту битвы уже начали собираться ящеры и мелкие рыбы, и имус
ловко выпрыгнул на берег, отряхиваясь от воды.
— Ты бросил наше мясо! — Айвен с сожалением смотрела на медленно исчезающего зверя,
тушу которого уже рвали местные хищники.
— Так иди и отбей, — он устало махнул рукой и поплелся выше по течению.
Айвен вздохнула и поплелась следом. Зря она это сказала, кот молодец, что смог
распознать иллюзию. Откуда она здесь взялась? Или местные животные уже научились ее
наводить? Колыбель изменилась, стала совершенно чужой. Впрочем, как и весь
остальной мир.
— Там моллюски на ветках, насобираем на ужин?
Кот, не останавливаясь, вздохнул и сломал пару веток. Айвен взялась за дело
активнее, и через пять минут у нее в руках была целая охапка. Все равно питательная
ценность у них невысокая, оставалось надеяться, что на вкус они будут получше
крота.
— Я начинаю тебя бояться, — имус сломал еще несколько веток, после чего все же
начал переходить реку.
— Мудро, — Айвен оглядывалась по сторонам, но, кажется, все хищники сейчас пировали
тушей убитого котом зверя.
Имус же внезапно прыгнул с места, взметнув кучу брызг, выхватил меч и вытащил из
воды здоровенную рыбу. После чего так же с мечом отдал Айвен.
— Держи. Большой, вонючий и питательный. Все как ты любишь.
— Благодарю. Мне можно одной его съесть?
Айвен взвесила рыбину на рук, килограмм шесть с небольшим. Вполне можно наесться.
— А после тебе хватит сил раздробить еще один снаряд у меня в почке?
— Возможно.
— Хочешь, еще пару таких поймаю?
— Нет, больше мне за раз не съесть, но восстановление после раны требует слишком
много энергии, так что не знаю.
Когда они вышли на берег, кот с удовольствием повалился на землю, сразу же
свернувшись в клубок.
Айвен же выпотрошила рыбу, после чего запихнула в рот здоровенный кусок. Он вонял
тиной и не очень отличался от нее на вкус, зато по питательной ценности был весьма
хорош. Только мелкие кости так и норовили впиться в небо и язык. Что ж. Будет
жевать тщательнее. Ополовинив рыбину, Айвен наконец-то смогла активизировать еще
немного резервов мозга. Мир сразу же стал ярче, ночь наполнилась запахами и
звуками. Это словно бы обрести зрение после долгой слепоты.
Теперь можно подумать и о коте. Айвен вымыла руки в воде, поморщилась от рыбного
запаха и села рядом с имусом, погладив того по спине. Когда-то ее учили, что перед
тем, как причинять боль, нужно сделать что-то приятное.
— Хороший котенок, хороший. А теперь быстро раздевайся и ложись на живот.
Кот сел и склонил голову набок, словно бы прислушиваясь к чему-то. Айвен же сложила
руки на груди, намекая, что не собирается повторять второй раз. Имус хмыкнул, но
все же выполнил ее распоряжение без лишних вопросов.
— Сейчас я измельчу дробь, затем усыплю тебя на пару часов. После — твоя очередь
дежурить. А одежда пока посушится.
— Тогда и постирай ее.
— Это наглость.
— Это рациональность. Но можешь сама лечь спать, а я займусь стиркой, кто-то должен
это сделать: наши вещи пропахли кровью.
— Уговорил.
Айвен положила руки коту на спину, чем ближе к месту воздействия, тем меньше
энергии потратится. Но дотронуться до изображения символа Уводящего так и не
смогла. Наверное, так и не научится спокойно относиться к этой птице, погубившей
весь ее мир.
Последними погибли сестры. Айро и Айзи продержалась долго, но синий туман уничтожил
и их, вместе с остатками ее войска.
«Дойди…дойди…дойди…».
Айвен не знала, слышала ли она на самом деле послание сестер, или же оно было
плодом воображения. Но шла. Упрямо шла вперед, когда туман жрал ее тело…
Айвен тряхнула головой и передвинула руки, совсем немного, чтобы пальцы коснулись
когтей птицы. Ничего не произошло. Она по прежнему жива и все в том же кошмаром
состоянии, что и раньше.
— Полечи, потом щупай сколько хочешь.
— Не отвлекай.
Она надавила на кожу, вычисляя положение дробинок. Четыре из них двигались вниз и
наверняка вызывали сильную боль. Но кот ни разу не пожаловался. И не остановился.
— Как ты вообще дошел?
Она постаралась измельчить все снаряды, хоть и потратила на это почти весь
скопленный запас энергии. Сейчас она беспомощней альтера, коту ничего не стоит
взять и…
Айвен одернула руки и отстранилась от имуса, забыв усыпить того. Но он только
перевернулся на бок и подтянул колени к груди.
— Представлял себе этот момент: я могу лежать и боли почти нет. Я чутко сплю, не
переживай.
После чего он подмигнул, закрыл глаза и почти сразу заснул.
Айвен же подтянула к себе рыбу и продолжила есть. Похоже, у нее начало развиваться
какое-то психическое расстройство. И обратиться с ним не к кому. А ведь долгие годы
считалось, что примы не страдают подобным.
Нужно просто хорошенько обо всем подумать. О ней, о нынешнем положении день, о
паршивце-Крейге, скинувшем ее сюда, о коте, который непонятно чего хочет.
После рыбы настала очередь моллюсков. Но Айвен съела только треть, нужно было все
же заняться одеждой. Хорошо, что у нее завалялся кусок мыла. Айвен вытащила его из
тени и отругала себя за непредусмотрительность: что стоило насовать туда же пару
ножей, по примеру кота?
Айвен опустила вещи в воду, чтобы немного размочить грязь и кровь, после этого
вытащила их на камни и принялась натирать мылом. За пять тысяч лет кусок ничуть не
потерял своей способности разъедать грязь, выталкивая ее наружу вместе с пеной, так
что через пару минут она уже развешивала вещи по кустам. Стиркой Айвен было не
испугать. За время учебы в военной академии она, казалось, перестирала центнеры
вещей, сказала бы точнее, но в то время она еще не умела производить подобные
подсчеты. Позже, когда она сама вошла в число командного состава и появились люди,
на которых можно было бы спихнуть хозяйственные заботы, именно воспоминания об этих
постирушках заставляли Айвен саму следить за своей формой.
А теперь дожилась до того, что стирает тряпки имуса. Айвен вздохнула и села рядом с
котом. Коты вечно мерзли, на привалах они жались друг к другу, сколько
дополнительных слоев одежды не выдай.
Но этот бы точно не стал ни к кому жаться. Интересный экземпляр. Внешне — почти
идеальный представитель своей разновидности, разве что по росту не добирает около
трёх сантиметров, а по характеру и умственному потенциалу — практически прим.
Впрочем, у Айвен была теория на этот счет.
Стоило ей прислониться к его спине, как кот вначале дернулся, затем все же
придвинулся поближе. Кожа у него оказалась настолько ледяной, что Айвен пришлось
отодвинуть в сторону моллюсков, лечь и обнять кота за плечи.
— Обещай, что если соберешься меня убивать, сделаешь это быстро.
— Обещаю, котенок. Ты даже не проснешься, — она погладила имуса по волосам.
— И не закапывай кости. Мясо-то ты наверняка съешь. Ненавижу откапываться из-под
земли.
Айвен не стала отвечать на эту глупость, тем более что на полный желудок и возле
нагревающейся спины имуса ее клонило в сон. А нужно продержаться еще час сорок семь
минут до кошачьего дежурства.
— И давай я тебя обниму, так привычнее.
Он перевернулся лицом к Айвен и обнял ее за плечи. Так и правда было удобнее, зато
поза вышла донельзя двусмысленной.
— Если все равно не спишь, последишь, чтобы нас никто не съел?
Кот кивнул и прижал Айвен к себе, явно наслаждаясь теплом.
— И обещай, что если решишь меня изнасиловать, сделаешь это быстро.
— Ты даже не проснешься.
Айвен не видела лицо кота, но чувствовала, как тот ухмыляется. Ничем не прошибить.
И хорошо. С другим бы они не смогли пройти такое расстояние по незнакомому миру.
Она тоже обняла имуса и мгновенно заснула.

= 2 =

Анрир прижал к себе примовскую тварь и поморщился от запаха тины. Они вдвоем
насквозь пропитались им, словно бы заправские рыбаки. Нужно было и самому вымыться
перед сном, но проклятая боль в пояснице думать не давала, не то что шевелиться.
Определенно вернется домой — откроет центр по борьбе с заболеваниями почек. Никто
не должен так мучиться.
Тварь спала крепко, даже не дернулась, когда Анрир почесал себе нос. Убить бы ее.
Но нельзя, от примовской девки очень много зависело, потому и приходилось тащить ее
на себе, защищать от гиен и кормить, хотя больше всего хотелось упасть и не
шевелиться. Одно хорошо — тварь теплая, даже горячая, в такой холод, когда все вещи
сушатся, самое то.
Анрир прикрыл глаза, чтобы дать им немного отдохнуть и бессовестно закинул ногу на
девку. Та все равно спит, как бревно, а он хоть немного погреется. Заодно можно
немного подремать, прислушиваясь к происходящему вокруг. Первое время все было
достаточно спокойно, какой-то некрупный хищник попытался подкрасться к ним, но
короткий рык, обозначавший: «пшел прочь с моей территории и от моей самки», его
моментально спугнул.
Внезапно по спине мазнуло нехорошее чувство чужого взгляда. Вполне разумного и
любопытного. Анрир лениво, будто бы во сне, повалил тварь на спину и закрыл своим
телом.
Она проснулась мгновенно, словно бы и не спала, но не вскочила и не подняла
скандал. Только бросила короткое мысленное послание: «Что случилось?».
В ответ Анрир постарался как можно точнее воспроизвести свои ощущения. С передачей
слов у него было хуже, это понимать он мог почти все, даже то, что люди предпочли
бы скрыть.
«Убьем?»
Сомнение. Источник опасности далеко. Просьба не шевелиться, чтобы не выдать себя.
Если они заметят женщину, так просто не отвяжутся. И сразу же Анрир понял, как
сглупил: рядом сушились вещи, которые при самой бурной фантазии не примешь за
мужские. Он лениво отодвинулся от твари, давая той возможность лечь удобнее.
«Они все еще там?»
«Да». Анрир неспешно сел и потер лицо руками, нужно было уходить отсюда, и как
можно скорее. Если им повезет, то они разминутся с основной массой местных.
— А теперь медленно вставай, начинай ныть, и помни: ты обычная альтеровская девка,
в темноте не видишь, сырую рыбу килограммами не ешь.
Тварь не пошевелилась до тех пор, пока Анрир ее не толкнул в бок.
— Вставай!
— Господин, не надо! Можно еще немного поспать? — она кокетливо изогнула спину и с
наслаждением потянулась. Если отвлечься от мыслей о происхождении твари, то вышло
даже красиво. Сразу захотелось что-то такое нарисовать: призывно изогнутая спина и
взгляд матерого хищника. Как у самки нефиллы, съедающей самца после спаривания.
Анрир дернул ушами и принюхался, но присутствия чужаков так и не обнаружил.
— Они далеко, только видят нас, но не слышат.
— Вот и славно, — она встала и потянулась за одеждой, не забыв споткнуться по
пути. — Чтобы им Путающий Дороги все везение отбил. Не дали нормально поспать. И
одежда не высохла.
— Считай им и так не повезло: встретили двоих самых отмороженных психов за всю
историюКолыбели.
— Которые сейчас далеко не в лучшей форме, и это меня беспокоит.
Анрир кивнул, подал ей руку и повел за собой. Нужно торопиться, если они хотят
убраться подальше от наблюдателей.
— Откуда здесь люди? Ведь все погибли… Хотя глупый вопрос.
— Угу, мы здесь не первопроходцы, — он не рисковал оглядываться по сторонам, но все
еще чувствовал чужой взгляд. От усталости закрывались глаза, а мышцы подрагивали и
плохо слушались. Ничего, вернется домой — будет сутки спать, не меньше.
— А правда, что ты сжигала всех мужчин, с которыми спала? — сейчас хоть поругается
с тварью, отвлечется от мыслей об отдыхе.
— О да! Еще ни один не выжил, — она внимательно осматривала округу, наверняка в
поисках пищи. Анрир бы и сам ее покормил, все же сытый прим в бою полезнее
голодного и истощенного, но ничего подходящего поблизости не было.
— Слышала, ты имеешь привычку съедать девственниц после секса?
— Пить кровь. Не нужно приписывать лишнего! А ведь были времена, когда меня считали
простым насильником…
— Тиран, убийца, насильник, аферист, лжец и садист. Признаться, я ожидала чего-то
более зловещего, чем хитрый имус с кучей комплексов и фобий.
Тварь взяла его за руку и медленно поплелась рядом.
— Забыла упомянуть мою неспособность читать и считать.
Об этом напоминали почти все его знакомые, кто сочувственно, кто желая уязвить.
Анрир привык к этому недостатку и по мере возможностей старался его компенсировать,
но постоянные намеки на неполноценность здорово утомляли.
— Это как раз таки ничуть не удивительно, около тридцать процентов котов страдают
дислексией, у более ранних биомоделей этот процент намного выше. Странно то, что ты
проявляешь недюжинный интеллект и способности к просчету вероятностей событий в
других областях. Это требует большего расхода ресурсов головного мозга, чем у тебя
заложено генетически.
Анрир покосился на тварь, интересно, издевается или нет? Но похоже она просто
погрузилась в свои мысли. Зато тварь никогда не пыталась говорить с ним по слогам,
сопровождая это жестами, как часто делали другие.
— Я просчитываю не все, только самый худший вариант. Эта стратегия не подводит.
— Умно, — она замолчала и почти повисла на его руке, видимо, тоже не успела
отдохнуть и теперь страдала без энергии.
— Постой здесь, — Анрир уже в своем кошачьем облике погнался за небольшим копытным.
Сил мало, хорошую скорость не развить, но если не догонит — на новую охоту его уже
не хватит. Будущая еда петляла и пыталась разорвать расстояние, настоящего хищника
она, пожалуй, провела. Но не Анрира, предчувствующего каждый шаг жертвы.
Погоня, прыжок, впиться в горло и перекусить позвоночник. Кровь потекла в рот
тошнотворной соленой рекой, но сейчас не до переборчивости. Поэтому, прежде чем
отнести твари тушу, Анрир тоже поел. В зверином облике, так было проще рвать мясо
зубами. Он глотал и обещал себе, что дома будет месяц питаться только овощами и
сыром. А возможно — полностью перейдет на них. Или на лечебное голодание.
Мечты и самообман. Дома не выспишься и не сменишь рацион, слишком много желающих
убрать Великого князя с должности.
Анрир выплюнул не дожёванный кусок и сел на траву уже как человек. Тошнило до
одури, но если его сейчас вырвет, второй раз сырое мясо есть будет еще труднее.
Нужно терпеть и тащиться к твари.
Но та уже сама нагнала его, села рядом и начала отрезать куски.
— А ты молодец! — она начала жевать, а Анрир отвернулся в сторону. Тошнило от
запаха крови, рыбы, от соленого привкуса во рту и от слабости.
— Только ешь мало, — продолжила тварь, успевая болтать и жевать. — Так нельзя,
нужно восполнять силы. Иначе туго придется, если все же пересечемся с местными.
— Отстань, — рот медленно наполнялся слюной, пришлось встать и отойти на несколько
метров, чтобы запах был не таким сильным.
— Расскажи о своих проблемах, вместе проще будет разобраться.
Настырная тварь! Сама жрет сырое мясо и даже не кривится.
— Ты точно больше не хочешь? Такую маленькую газель я и сама съем, не хочется
оставлять тебя голодным.
Его все же вырвало. Затем еще и еще раз, пока вместо проклятого мяса не полилась
желчь. Анрир сделал несколько шагов и повалился на землю, встать сил уже не было,
зато немного полегчало.
— Эй, что случилось? Снова болит? — тварь моментально оказалась рядом и теперь
гладила его по волосам, вглядываясь в лицо.
— Ничего. Просто дай полежать.
— Хорошо, поваляйся пару минут и присоединяйся ко мне.
Анрир отвернулся от нее и закрыл глаза. Тварь права: не время перебирать пищей. Так
что сейчас еще немного полежит…
Когда он подошел к твари, та почти ополовинила тушу. Анрир присвистнул, вытащил из
тени нож и отрезал себе кусок мяса.
— А соли у тебя нет? — она запихнула в рот еще кусок печени.
— Нет. Три ножа, два меча и набор отмычек, больше мне туда не впихнуть. Странно,
что у тебя там только кусок мыла.
— Ооо, у меня там кое-что посерьезнее твоих ковырялок, но вытащить не могу, энергии
не хватит.
Анрир попытался изобразить любопытство, но тварь его проигнорировала, все так же
запихивая в себя еду. Впрочем, через минуту она все же продолжила разговор:
— Знаешь, я в тебе разочарована. Всего три часа семь минут — весьма средние
показатели, а ты обозначил их как хороший секс.
Анрир задумался, вспоминая, насколько ошибся в расчетах времени, которое займет
дорога до реки, но потом пожал плечами и через силу проглотил следующий кусок.
— Не люблю приукрашивать свои способности.
— А как же «хороший парень»?
— Так я и есть хороший, мы просто мало знакомы, ты еще не успела проникнуться моим
обаянием.
— А вдруг я им так проникнусь, что захочу проверить, насколько хорошими будут эти
три часа? — тварь наконец-то отложила еду, отошла от туши и легла за спиной Анрира,
словно бы нарочно выводя его из себя.
— А потом ты меня сожжешь?
— Если ты не успеешь первым выпить мою кровь.
— О да, отличная бы из нас вышла пара, родись мы альтерами.
— Я и сейчас не вижу препятствий. Мы оба сильные и физически привлекательные,
вполне можем заняться сексом, не опасаясь поранить друг друга.
Анрир усмехнулся и повернулся к твари:
— А если и пораним, то все заживет за пару минут. Все, можешь больше не болтать об
этой ерунде, я уже поел.
— Вот и славно. Тогда давай отойдем отсюда подальше и попробуем еще немного
поспать.
Она встала и протянула руку Анриру. Он спрятал нож и пошел рядом с тварью,
подставив той локоть. Она права, нужно поспать, иначе скоро они просто упадут.
— Давай еще поболтаем, глаза закрываются.
— Хочешь расскажу о Кираре, твоем прославленном предке? Что-нибудь такое, обыденное
и негероическое, например, как мы прогуливали уроки или воровали реактивы из
лаборатории?
— Давай в другой раз. Хочу еще немного пожить сохраняя в голове светлый образ
первого короля свободных хетов, — Анрир принюхался, но запах крови все еще
ощущался. Значит, нужно идти вперед.
— Моя первая попытка заняться сексом?
— Я и твой светлый образ живой легенды и победительницы отступников хочу сохранить.
Хотя он уже и так пошел трещинами.
— Сам что-нибудь расскажи, такое обыденное, о чем не напишут в хрониках.
Да о нем вообще не напишут в хрониках. Кроме как очередную страшную сказочку, вроде
привычки есть девственниц. Так что можно рассказывать что угодно.
— Каждый год на свой день рождения я отправляюсь в столицу одного из княжеств и
напиваюсь в кабаке. Еще я был дважды женат, и после каждой из смертей делаю
татуировку.
— Надо думать, ты обоих жен убил.
— И выпил кровь!
— А если серьезно? — тварь опустилась на землю и устало легла на спину. Анрир снова
принюхался, но ничего подозрительного не почувствовал. Кажется, невидимые
наблюдатели были слишком далеко, пожалуй, можно и отдохнуть. Анрир лег рядом с
тварью и обнял ее, чтобы согреться. Та тоже прижалась и пристроила голову у него на
плече.
— Если серьезно, то первая жена повторила твои злодеяния и сожгла меня в ночь после
свадьбы. Правда, не рассчитала свои силы и тоже погибла. Со второй же мы развелись
спустя год, до сих пор общаемся. Вроде бы она снова собирается замуж.
— Интересно, какая из твоих татуировок сделана в честь первой жены?
Анрир задрал рубашку, обнажая низ живота.
— Символично, — согласилась тварь и закрыла глаза.
Знала бы она — насколько. В тот момент, когда Анрир решил ее набить, он думал не о
причинах своей смерти, а о том, до какого места ему теперь женщины и отношения с
ними.
Он тоже закрыл глаза, греясь о тварь. Хватит с него и слуха, раз уж рассвет все
равно не скоро. Очень хотелось спать, но кто-то же должен следить за окрестностями.
* * *
Айвен проснулась через пару часов и разрешила коту отдохнуть. Она и так чувствовала
себя виноватой, что спихнула на него первое дежурство и все заботы о добыче
пропитания. С одной стороны — имусы и создавались для помощи примам, с другой —
Котенок совсем не походил на имуса, скорее — на странного альтера. А уж гонора у
нег она целого прим-лорда хватит. Она плотнее прижалась к его боку и разбросала по
округе небольшую следящую сеть. Энергии все равно не хватало, даже несмотря на
съеденную почти целиком газель.
И никогда не хватит. Скорее всего Айвен так и не сможет вернуть себе все
возможности. Слишком пострадала в своей последней битве. Прим, который слабее
большинства альтеров. Но кот и без магии ухитряется держать в страхе всю Аврору.
Она точно не хуже.
Люди шли медленно, прячась за каким-то защитным полем, но подобраться незаметно не
вышло. Айвен едва заметно потормошила кота, но тот не просыпался и не реагировал.
Куда подевалось его хваленое предчувствие?
— Просыпайся же!
Ног кот только перевернулся на бок и зашелся в приступе сухого кашля. Этого еще не
хватало! Неужели простыл? Но температуры же нет! Айвен попыталась его
просканировать, но незнакомцы подошли уже слишком близко и больше не таились.
— Рады приветствовать гостей на нашей территории! — один из них, до невозможности
грязный и вонючий, в кое-как сшитых лохмотьях, и закрывающей один глаз повязкой,
вышел вперед и изобразил издевательское подобие реверанса. — Особенно — дам! Дамам
мы всегда рады!
— А ну свалил от моей бабы! — кот вскочил настолько быстро, что Айвен невольно
дернулась в сторону. Сгорбившийся, со скрюченными пальцами и обнаженными зубами он
еще сильнее, чем обычно, напоминал зверя.
— Мои извинения! — главарь местных отщепенцев примирительно поднял руки вверх и
отступил на шаг назад. — Мы не имели желания спровоцировать конфликт.
Еще бы имели: их было всего лишь пятеро, слишком мало, чтобы всерьез рассчитывать
победить боевого имуса. Кот же зарычал, почти в точности повторив все то, что делал
при встрече с гиенами. Айвен же сжалась и попыталась как можно правдоподобнее
изобразить испуг.
— Тогда какого сюда приперлись? — кот выпрямился, подошел к главарю и навис над
ним.
— Всегда приятно встретить земляков! — он продолжил улыбаться, отчего Айвен стало
не по себе. Действительно, зачем они пришли? Пятеро — слишком мало для победы над
котом, но много для простых переговоров. И о чем им разговаривать? У них с котом
нет никаких товаров, которые можно было бы продать. Даже одежда настолько изорвана,
что подойдет только самым непритязательным.
— И наш главарь хотел бы предложить тебе достаточно выгодный обмен. Заодно и
местечко в нашей уютной компании.
Анрир задумался, склонив голову набок, затем кивнул.
— Уговорил, веди к своему командиру. Но если кто-нибудь только попытается чихнуть в
мою сторону или тронуть мою бабу — убью.
Одноглазый расплылся в улыбке и поманил их за собой. Остальные же лениво опустив
оружие поплелись следом. Кот же достаточно грубо поднял Айвен на ноги и потащил за
собой, едва заметно сжав ей руку. Что ж, оставалось надеяться, что он не заведет их
в очередную ловушку. И не свалится по дороге от болезни. Иначе Айвен останется
наедине с альтерами. Пятеро — маловато, чтобы всерьез угрожать приму, но кто знает,
сколько их еще?
Удивительно, но лагерь местных оказался только чуть в стороне от их основного
маршрута, так что эта заминка не сильно тормозила. Имус как будто бы заранее знал
все это. Но что он собрался менять? Айвен вдруг затормозила, догадавшись. Странно,
что раньше не сообразила. Не что, а кого.
Она огляделась по сторонам, прикидывая в какую сторону лучше бежать и кого из
противников вырубить первым. Самым опасным был кот, но с ним так просто не
справиться. Айвен начала просчитывать варианты их сражения, но кот нагло обнял ее
за плечи и потащил вперед:
— Пошли, шалава, — и прежде, чем она успела что-то ответить, повернулся к альтерам
и добавил: — она у меня пугливая. И дура.
— Печально весьма, — вздохнул одноглазый. — Нас бояться не стоит! Седобородый Дри
тщательно следит, чтобы с дамами в нашем небольшом сообществе обращались достойно.
— Слышишь? — кот легонько тряхнул Айвен. — Никто тебя не съест, идем!
Когда они выберутся отсюда, имус поплатится. Очень сильно. Но пока что она не будет
торопиться с уроком уважения к примам.
В лагере действительно было достаточно тихо и спокойно, притом, что почти все
встреченные люди носили при себе то или иное оружие. Да и сам лагерь располагался
небольшой роще, за двойным забором из заточенных кольев. Внушительная защита по
меркам этого мира. Оружие местных, конечно, было так себе, и в основном состояло из
заточенных палок, редко у кого были заржавевшие ножи или мечи, оставшиеся, судя по
всему, еще со времен Союза равных.
Сорок восемь взрослых мужчин и девятнадцать женщин разного возраста. Достаточно
внушительное количество, так просто от них не сбежать. Особенно — одной. Но кот по-
прежнему крепко сжимал ее плечо, не давая свободы маневра. Знает, что делает? Или
решил просто променять «свою бабу» на припасы в дорогу?
Кроме еды взять у местных было нечего: они сами жили в ужасающей бедноте. Почти вся
посуда — деревянная или же настолько убогая металлическая, что из нее страшно было
есть. Вместо домов — небольшие шалаши, сложенные из веток. Одежда вся сплошняком
состоит из лохмотьев, обуви почти ни у кого нет. Это и не удивительно: судя по их с
котом случаю, преступников сюда сбрасывали в чем были, без возможности прихватить с
собой что-то полезное.
Одноглазый довел их до самого большого из шалашей и указал на место около
небольшого костра. Кот указал Айвен на подстилку из веток, а сам остался стоять,
лениво разглядывая окрестности, словно бы гулял по саду, а не оказался среди
вражеского лагеря. Айвен оставалось только завидовать такому спокойствию, сама она
уже неоднократно просчитала все возможные варианты сражения и пути отхода. Шансы на
победу были весьма средними — около тридцати восьми процентов, но и не близкие к
нулю, что тоже радовало.
«Вождь» появился примерно через минуту, царственно откинул затрепанный полог шатра
и вышел наружу.
— Вставай давай, — кот еле ощутимо пихнул ее в спину, точно решив испытать предел
терпения Айвен. Еще один такой поступок — и мало ему не покажется.
— Приветствую гостей в нашем скромном селении! — вождь был относительно молод, даже
волосы еще не начали седеть. Только вот борода была абсолютно белого цвета.
Достаточно любопытная аномалия, как и сам альтер. Он казался выше и шире в плечах,
чем остальные собравшиеся здесь, да и двигался чересчур быстро и плавно. Скорее
всего — употреблял какие-то вещества из разряда модификантов. Шансы на победу сразу
же сползли вниз аж на двенадцать процентов,
— И тебе доброго дня. Времени у меня мало, так что давай сразу к делу.
— Вроде бы в нашем мире некуда торопиться, ну как знаешь, — Дри развел руками и сел
возле костра, кот тоже сел, потянув за собой Айвен.
— Я иду на север, хочу присоединиться к отряду Рогатой Смерти, мы с ним пару раз
пересекались на Атроксе.
— Глупо. Здесь спокойно и хватает еды, а на севере с этим хуже. Не ходил бы ты к
этим мечтателям, отсюда нельзя выбраться, они только зря стараются.
Вместо ответа кот хищно улыбнулся, почти обнажив клыки. Вождь дернул углом рта, а
Айвен снова попыталась просчитать какие-то варианты побега, чтобы хоть так
отвлечься от медленно подбирающейся паники. Они на вражеской территории, а кот
просто сидит и болтает. К тому же он, оказывается, в курсе каких-то местных дел. Но
откуда? Ведь Колыбель не имеет связи с остальными мирами. Или… Бездна! Она даже не
знает, впервые ли кот попал сюда или нет.
— Симпатичная у тебя девка, — вождь погладил бороду, а несколько его «советников»
поддержали его смешками.
— Эта? — кот брезгливо поморщился. — Мне ее бывший хозяин подарил за хорошую
службу, когда ему самому надоела. Шалава конченная. Из-за нее сюда и попал.
Кот говорил настолько искренне и убежденно, что Айвен невольно сама заслушалась.
Потрясающий талант к лжи. Если бы сама не знала, как все было на самом деле —
непременно бы поверила. Но за «шалаву» он еще поплатится.
— С папашей своим ее застукал, ну и вспылил немного.
— Можешь дальше не рассказывать, — махнул на него рукой вождь. — Папаша-то жив?
— Жив, драный кот. Упрятал меня в другой мир и счастлив. Хоть девку с собой
прихватил, — имус положил руку ей на плечо и легонько потрепал. Айвен же попыталась
отпихнуть его, но кот сразу же зарычал, пришлось сделать вид, что она испугалась.
— А не хочешь ее нам оставить?
— Мы за ней хорошо присмотрим, не хуже твоего папаши.
— Скучать не дадим!
Местные расхохотались, но Дри вскинул руку, и они замолчали.
— Мы же с вами цивилизованные люди. Уверен, если бы наш новый знакомый решил
расстаться со своей дамой. Наверняка бы сам предложил такой вариант.
— Дааа, — протянул кот, прижимая Айвен к себе, — сам шалаву убью, но чуть позже.
Впрочем, кое-что я могу вам предложить.
Он незаметно вытащил из-за пояса Айвен нож и протянул его вождю.
— На что меняешь? — Дри уставился на нож с гораздо большим интересом чем до этого
рассматривал Айвен. Еще бы, хорошая сталь и достаточная длина, чтобы использовать в
бою. Самой жалко расставаться, но сейчас не время ссориться с котом.
— Запас еды, желательно — овощей, и вяленое мясо. Одна фляга для воды и что-нибудь
от простуды. Шалава хлипкая такая, как бы не загнулась по пути.
Это кто еще из них хлипкий! Мерзкий кот! Все, больше котенком его называть не
будет. Только по номеру.
— Многовато…, — вождь наклонился ближе к коту, все еще не выпуская из рук нож.
— Не дури. Я прошу не больше, чем стоит эта железка. А чтобы завалить меня,
придется положить треть твоих людей. Сам подумай, стоит ли оно того.
— Как говоришь, тебя зовут? — Дри снова погладил бороду и довольно откинулся назад,
словно бы догадавшись о чем-то.
— Кот. Обычно к этому добавляют «Патлатый», «В плаще» или «Придурок», но здесь я
единственный кот, так что не спутаешь.
— Не спутаешь, это точно. Удачи во всех начинаниях, Кот. Ей, выдайте ему паек и
запас плодов циги.
= 3 =

Айвен до конца не верила в это, но уже через пятнадцать минут они вполне мирно
покинули лагерь Седобородого, даже перекусив напоследок. Правда, кот почти всю свою
порцию скормил Айвен, под предлогом: «дура, жри, может сиськи вырастут».
Когда они отошли на достаточное расстояние, он вытащил из тени один меч и протянул
его Айвен.
— У меня плохое предчувствие, лучше и тебе быть с оружием.
— С ума сошел? — она сложила руки на груди. — Я не умею с ним обращаться. Давай
лучше нож.
Имус кивнул, спрятал меч и протянул ей оба ножа. Айвен же убрала их за пояс. Затем
размахнулась и влепила коту пощечину. Тот дернулся, но перехватывать руку не стал.
Только потом проверил зубы.
— Да целы они. Это — за шалаву и все остальное. Зачем мы вообще потащились в
лагерь? А если бы на нас напали?
— Не напали бы. Мирное поселение, женщин хватает, еды тоже, друг другом дорожат
сильнее, чем парочкой плодов циги. Нормально обменяли нож. Брось, я бы тебя не
продал, зря ты так тряслась.
— Я не тряслась! Но и пинать меня тоже было лишним. Я вполне могла бы зайти туда
как свободный человек…
— Еще скажи, прим-леди.
Кот тяжело закашлялся, после чего отхлебнул воды и запихнул в рот очередной плод
циги. Айвен пообещала себе, что будет злиться на него еще ровно семнадцать минут,
после чего все же попытается полечить.
— Стило бы хоть кому-нибудь сопоставить твой образ сильной и независимой женщины с
образом прим-леди, и нас бы никто так просто не отпустил. Они же не знают о твоих
сложностях в отношениях с правительством Авроры. А упускать такой шанс на
бесплатный билет с Колыбели дураков нет.
— Все равно ты выбрал неправильную модель поведения.
— Зато она сработала. Мы живы, почти здоровы и раздобыли немного еды. Все, отстань,
нет сил на болтовню. Нужно отойти как можно дальше отсюда и потом хоть немного
отдохнуть перед этим.
— Чем этим?
— Не знаю. Но ничего хорошего нас не ждет.
Он снова закашлялся, а Айвен мысленно отругала кота, влепила ему еще несколько
затрещин, прочитала длинную лекцию о превосходстве примов над имусами и правильном
поведении последних и все же активировала слабенькое лечащее заклинание, на большее
она пока не способна.
В Бездну все эти различия, сейчас им главное выжить. Присвоит коту временный статус
альтера.
* * *
Два следующих дня прошли в относительном спокойствии. Анрир дергался от царапающего
спину чувства чужого взгляда и надвигающихся неприятностей, но все было тихо. Тварь
по мере сил лечила его, не давая воспалению легких совсем уж разыграться, а Анрир
охотился, благо продукты закончились еще в конце первого дня.
Но прожорливость — это такой несущественный минус по сравнению с другими
достоинствами твари, что Анрир уже начинал чувствовать к ней подобие симпатии. С
тварью было интересно болтать, она не тормозила их в пути, не требовала ползать
перед ней на коленях и не пыталась его убить. Так что рядом с ней Анрир смог даже
спать. Почти по-настоящему, полностью доверив кому-то другому приглядывать за
окружающим пространством. А еще она была горячей и позволяла обнимать себя, чтобы
погреться, не храпела и не пиналась. Почти идеальный партнер для сна.
Вернется домой — обязательно расскажет об их совместных ночевках Кейташи. Правда,
тот ни за что не поверит, что они просто спали, и снова нафантазирует себе то, чего
в реальности не было и быть не могло. Старинный враг всегда любил приукрашивать
деяния Анрира.
Тварь же с каждым днем становилась все мрачнее, словно бы не хотела добраться до
цели. Возможно, так оно и было. Там был город, точнее — его остатки. Наверное, она
боялась увидеть место, где когда-то жила. Анрир не страдал излишней
сентиментальностью. Да и за свою жизнь не успел привязаться ни к одному из жилищ.
Но тварь было отчасти жаль. Все же оказаться совершенно одной в полностью
изменившемся мире — не самое легкое испытание.
Еще за ними постоянно кто-то следил. И чем ближе они подбирались к цели, тем
сильнее чувствовалось чужое внимание. Анрир прислушивался и принюхивался, но не мог
засечь наблюдателей. Значит, они были очень и далеко и пользовались какими-то
приборами.
— Там что-то блеснуло, — тварь не остановилась и не показала рукой, только кивнула
куда-то в сторону видневшихся на западе зарослей. Это было плохо, именно в той
стороне Анрир чувствовал присутствие наблюдателей.
— Нас ведут, и уже достаточно давно. И оторваться от них не выходит.
— Я думала, что это были те самые веселые ребята из лагеря.
Анрир покачал головой и пошел вперед быстрее, тварь сразу подхватила его темп и не
стала задавать лишних вопросов.
— Похоже, нас узнали. Вопрос только в том: тебя или меня, — он бросил взгляд на
тварь, но та, казалось, ничего не замечала вокруг, только сосредоточенно шагала
вперед.
— Думаешь, есть разница? — она ответила не быстро, за это время они уже успели
пройти солидное расстояние.
— Есть. Мои поклонники попытаются нас убить, с твоими возможны варианты.
— Не знаю, я бы все же попыталась и тебя захватить. Не каждый день в руки попадает
целый аватар бога смерти.
— И что бы ты со мной делала?
Она хмыкнула, но отвечать не стала, толи посчитала вопрос глупым, толи не хотела
распространяться о своих планах. Пожалуй, тварь была единственным человеком, в
устремлениях которого Анрир совершенно не разбирался. Опасный противник. Хитрый и
расчетливый, а главное — достаточно сильный, чтобы действительно поймать Анрира. От
нее следовало бы держаться подальше. Чем он и собирается заняться сразу после того,
как они выберутся с Колыбели.
Он не слышал свист, скорее — почувствовал что-то, заставившее дернуться. Тварь
среагировала правильнее — упала на землю и потащила Анрира за собой. Почти
одновременно с этим в землю влетела пуля, взрыхлившая грунт.
— СВ-700, — тварь вытащила из земли пулю и вертела ее в руках, стараясь не
подниматься над травой. — Где они только достали эту рухлядь?
— Без разницы. Главное — как нам теперь выбираться отсюда, — Анрир отполз на пару
метров в сторону и попытался выглянуть.
— Ты не прав. Разница есть, и весьма существенная. Хотя бы в том, что можно узнать
сколько там еще таких винтовок, и в каком состоянии конкретно эта.
— Сама и спросишь. Только не высовывайся пока.
Анрир попытался встать, но тварь удержала его:
— Стой. Нас не хотели убивать, стреляли под ноги, а если ты попытаешься на них
напасть, могут начать бить наверняка.
— Не попадут.
Она кивнула и отпустила его рукав, после чего просто исчезла из виду. Анрир по-
прежнему чувствовал ее запах и ощущал жар от тела, только глаза подводили его,
отражая пустую степь.
— Как думаешь, насколько они далеко?
— Как плохой секс, — Анрир чувствовал веселье твари, хотя и не видел ее. Значит,
запомнила о его трудностях с определением времени и решила пошутить на эту тему.
Лааадно. Позже вернет ей эту подколку.
Он сменил форму и побежал в том направлении, где чувствовал чужой взгляд. Тварь
оказалась права: по нему действительно начали палить, к счастью, не слишком
прицельно. К тому же в перерывах между выстрелами он успевал преодолеть
существенное расстояние. Когда он подобрался ближе, палить стали сразу с двух
сторон. Но с одной — чаще и прицельнее, явно из какого-то другого оружия. Впрочем,
первого из стрелков он убил прежде, чем в него успели попасть хоть один раз.
Второй, завидев гибель товарища, закричал, но это не спасло: Анрир прыгнул и выбил
у того из рук оружие. После чего с силой ударил по голове, лишив сознания.
Странно, но Анриру все еще продолжало казаться, что за ними наблюдают. Надо будет
обсудить все это с тварью, возможно у нее будут свои идеи. Пока же он связал
выжившего стрелка и лег на землю. Отдыхать и дожидаться прихода твари.
Та не заставила себя долго ждать, как будто бы бежала следом.
— А ты хорош, — она села рядом с их пленником и вытащила нож, после чего тряхнула
мужчину, чтобы привести в чувство.
— Ты тоже не самый плохой из встреченных мной примов. Только в сексе не
разбираешься.
— Не рассчитала время твоей пробежки.
— Может вы отпустите меня, а потом бу…, — пленник сразу же схлопотал оплеуху от
твари. Сама же она равнодушно провела по его животу ножом, как будто примериваясь,
что отрезать.
— Не смей перебивать меня. И отпускать мы тебя не станем, в лучшем случае — сломаем
ноги и оставим здесь. Видишь, насколько я честна с тобой? Поэтому буду благодарна
за ответную услугу: ты так же честно отвечаешь на мои вопросы, а я обещаю сделать
все быстро и максимально безболезненно.
Пленник попытался отползти в сторону, но Анрир его слишком хорошо связал, чтобы
такой маневр оказался возможным. Впрочем, ему и самому захотелось оказаться от
твари как можно дальше: сейчас особенно остро вспомнилось все его общения с
примами. А также то, насколько хорошо они умеют спрашивать.
— Кто вы такие и зачем следите за нами?
— Вольные охотники Колыбели. Нам заказали тебя, примовская суч…
Следующая оплеуха, от которой «охотник» долго плевался кровью и скулил от боли.
Тварь даже не злилась, просто выполняла ряд давно заученных действий.
Действительно, она же боевой офицер, и надо думать, не только на парадах с техникой
красовалась.
— Нужно уважительно относиться к примам. Теперь сосредоточься и просто ответь на
мои вопросы. Иначе будет больнее. Сколько вас? Кто заказал меня и зачем?
— Нас без малого две сотни, все вооружены. О заказчиках ничего не знаю, вроде бы
правитель одного из северных городов Авроры хочет пополнить тобой свой гарем. Денег
обещали кучу и вытащить всех нас отсюда.
* * *
Айвен еще раз проверила ТСВ и АПШ и патроны к ним, после чего всучила коту все
раздобытые у «охотников» продукты, а оружие пристроила так, чтобы можно было легко
вытащить.
Семнадцать и сорок два. Значит, охотников станет на пятьдесят девять меньше.
Возможно, на пятьдесят восемь, все же оружие нужно пристрелять. Но все равно
останется почти полторы сотни. Слишком много для них с котом. Так что был только
один вариант спастись — дойти до резиденции Арк Хай раньше, чем они встретятся с
врагами. Забавно, что в той, прошлой жизни Айвен никогда не любила этот особняк:
расположен далеко от столицы, но и не в уединённой глуши, чтобы можно было
отдохнуть в тишине; обставлен слишком пафосно, охранные системы устаревшие. А у
Айвен так и не дошли руки их обновить. Радовало, что в изменившемся мире даже такое
старье было почти равно божественной мощи. И она обязательно использует эту мощь в
своих целях.
На горизонте уже виднелся край стены Арк-полиса, золотого города, сейчас наверняка
проигрывающего битву с растениями. Когда-то у семьи Айвен были собственные города и
даже миры, а сейчас она — единственная живая представительница одного из сильнейших
кланов Колыбели тащится пешком по степи вместе с ненормальным котом. Который,
кстати, вел себя очень странно и старался держаться от Айвен подальше.
— Ну что там снова с тобой случилось?
— Размышляю о том, что ты станешь со мной делать, если поймаешь.
— И какие варианты? — даже любопытно, что он там напридумывал.
— Не слишком радостные, — кот закашлялся, после чего потянулся к фляге с водой.
Пневмония никак не желала его отпускать, несмотря на все усилия Айвен. Но к чести
кота, ни единой жалобы на плохое самочувствие не было. — Обещай, что не будешь
пытать. Я и сам все расскажу, правда.
Айвен тяжело вздохнула и покачала головой. Да он просто над ней издевается. Или
пытается манипулировать и давить на жалость. Как-то не верилось, что он это
серьезно.
— Только если сам не попросишь, Котенок, — она подмигнула ему и послала воздушный
поцелуй. Кот скептически прищурился, но промолчал. — Поверь, я знаю состав по
меньшей мере пяти препаратов, под действием которых ты выболтаешь все-все-все. Без
всех этих вырванных ногтей, сломанных пальцев, затушенных о тело сигар и плотоядных
моллюсков, отщипывающих плоть по крохотному кусочку.
— Ногти можно отрывать и просто так, для личного удовольствия.
— Даже не пытайся. Я не настолько ограниченная, чтобы верить в сказки о бедненьком
побитом котенке, который ищет любви и покоя.
— Все равно найду способ тебя окрутить, — кот вернул ей поцелуй и протянул остатки
хлеба.
— Попробуй честность. Это единственное, что может сработать.
— Я и так сама честность. И никаких намеков о любви с моей стороны не было. Есть
вещи, давить на которые нельзя.
Надо же! Сложно предположить, что для кота вообще есть запретные рычаги для
давления на окружающих. Человек, использовавший купившего его прима в своих целях,
точно чужд сантиментам, иначе не смог бы проворачивать все это. Поэтому Айвен и
решила не продолжать беседу дальше, а просто понаблюдать за приближающимся
Аркполисом. Когда-то здесь уже начинались одноэтажные дома пригорода, небольшие и
уютные, с крохотными садами и клумбами. Тысячелетия запустения не пощадили их, не
оставив даже фундаментов. Скорее всего, их резиденция, защищенная магией и
техникой, была единственным, что сохранилось в городе. Впрочем, еще до захода
солнца она сама все увидит. Плохо то, что в городе больше возможностей установить
ловушки и устроить засаду. Кот, наверняка, тоже подумал об этом, потому как
напрягся и постоянно дергал ушами. Айвен мысленно улыбнулась: совершенно звериная
привычка, так неподходящая манерному имусу.
— За нами наблюдают. Но не могу понять как.
Он оглянулся назад, но что можно увидеть в этой степи, кроме бурой травы и
приближающейся городской стены? Или это снова его интуиция? За тысячелетия, которые
она провела в анабиозе, коты здорово изменились: поумнели и адаптировались к
самостоятельной жизни, а еще научились пользоваться интуицией, как одним из органов
чувств. Создатели удивились бы, заметив во что время превратило их детище. С другой
стороны — многих ли котов видела Айвен? Возможно, этот уникален.
— Сможешь уничтожить этот прибор? — он подошел совсем близко и обнял Айвен за
плечи, едва касаясь кожи. Не хотел обидеть непрошенным прикосновением или же просто
брезговал, кто его разберет, но трогать ее без причины кот бы не стал.
— Смотря насколько хорошо ты его чувствуешь.
— Будь он на земле — смог бы разбить. Но эта штука летает по небу и никогда не
опускается так низко, чтобы я мог допрыгнуть.
Айвен прислонила голову к его плечу и попыталась влезть в мысли кота. Ментальной
магией она владела плохо, ровно настолько, насколько нужно для допросов, да и не
любила это дело. Залезая в чужие мысли неизбежно узнаешь много неприятного. Но
сейчас ей и не нужно ничего сверхъестественного: самый верхний слой мыслей, простой
информационный поток, проникающий в сознание.
Кот видел гораздо хуже ее, но все же не так плохо, как альтеры. Зато запахи, звуки
и едва уловимые движения ветра и колебания земли оглушили Айвен. Это было
невероятно: мир как будто обрел еще несколько измерений. Она ощущала запахи их тел
и раздражение кота, что он не может вымыться и вынужден кого-то пустить в свои
мысли. И его тревогу за будущее. А также чей-то взгляд, направленный сверху. Имус
был прав: он достаточно точно определял местоположение дрона. Айвен вычислила
координаты, погрешности при стрельбе, затем быстро вскинула винтовку и выстрелила в
невидимую цель. Дрон сразу же пошел рябью и начал медленно опускаться вниз,
расходуя ресурсы на то, чтобы сохранить максимальную целостность. Но Айвен не
собиралась давать противнику такой козырь, и следующая же пуля окончательно
уничтожила «шпиона».
Кот сразу же отстранился и потер виски, хотя Айвен была уверена, что не причинила
ему боли или дискомфорта. Наверное, снова пытается давить на жалость.
— Теперь нас не видят, — Айвен повесила винтовку на плечо и двинулась вперед.
— Им и не нужно. Выстроили засаду и ждут, как пауки глупых мошек. Так что пока мы
идем, подумай, есть ли хотя бы один способ отбиться от полутора сотен человек.
— Есть, — и Айвен даже о нем думала, в самом начале их пути, пока еще не успела
проникнуться к коту уважением. — Но мне придется тебя убить.
* * *
Кот хмыкнул, ничуть не испугавшись ее слов.
— Это был максимально честный ответ на твой вопрос, — пожала плечами Айвен.
— Это был совершенно бессмысленный ответ, — он все так же оглядывался по сторонам и
дергал ушами. — Расскажи все по порядку, чтобы я тоже мог подумать о том, насколько
это реалистичный вариант.
Он всерьез собирается умереть ради ее спасения? Надо же, насколько сильно кот
нуждается в возвращении прославленной прим-леди. Но он уже восемь раз умирал, что
ему еще один поход в царство Уводящего?
— Хорошо. У меня в тени лежит облегченная броня с парой плетей. Она, конечно,
больше подходит для парадов, чем для боев, но при вашем уровне технологий ее
невозможно разрушить. Одна беда — чтобы вытащить броню из тени, нужно вычерпать мою
энергию до дна. Но у тебя не хватит знаний для ее использования.
— Поэтому ты хочешь вычерпать мою энергию?
Айвен кивнула и через прицел винтовки посмотрела на городскую стену. Охотников
видно не было, но кто знает, где они могли затаиться.
— Нас ждут за этой стеной, — озвучил ее опасения кот. — Так что продумай все
варианты своего спасения.
— Нашего. Мы расстанемся только за пределами Колыбели.
Кот хмыкнул, затем ненавязчиво вышел вперед, заслоняя Айвен спиной. Какая глупость!
Охотникам она нужна живой, в отличие от имуса. Но спорить не хотелось: Айвен уже
видела, насколько кот хорош против альтеровских снайперов.
— К тому же мне не нужно убивать тебя насовсем. Достаточно будет нескольких минут:
после я восстановлю немного энергии и снова запущу тебе сердце.
— Давай не будем развивать эту тему? Просто сделай это, если других вариантов не
будет.
— Какой ты заботливый. Сделать бы частичную коррекцию генов — потрясающий альтер
вышел. Я бы такому родила с пяток сыновей.
— Ты еще и шутишь скверно. Светлый образ безупречного героя прошлого рассыпается на
глазах, — притворно вздохнул кот.
— Ты первый, кто вообще заметил мое чувство юмора.
И первый, кроме родни, кто столько о ней заботился. Пускай и в своих корыстных
целях, но раньше мужчинам не приходило в голову, что настолько могущественному
приму может понадобиться помощь, даже…
— Не кисни, — кот обнял ее за плечи, все так же едва касаясь, — мои шутки тоже
никто не ценит.
— Неправда. О них постоянно вспоминают, — она положила руку коту на талию и как
можно плотнее прижалась. Пусть понервничает немного. — У Крейга есть даже
своеобразная летопись самых скандальных выходок Безумного князя.
— Он давний поклонник моего таланта. И как истинный почитатель мечтает заполучить
кумира в безраздельное пользование.
И с завидной регулярностью пытается воплотить мечту в жизнь. Айвен уже успела
заметить нездоровый интерес Крейга к коту. Хотел ли он устранить угрозу
благополучию жителей Авроры или же простого конкурента в борьбе за власть? Пока что
вопросов и неизвестных ей фактов слишком много, но было бы время, она во всем
разберется.
Кот не стал ее отпихивать, наоборот плотнее прижал к себе, наклонился к уху, как
будто собирался поцеловать и прошептал:
— Будь готова исчезнуть. После этого зайдешь внутрь города и спрячешься подальше от
ворот. Я тебя найду.
Она едва заметно сжала руку кота и широко улыбнулась на случай, если за ними
наблюдали. Можно было бы снова залезть к нему в голову, но хотелось верить, что
если кот сам не предложил, то от Айвен сейчас ничего не зависело.
Все так же обнимаясь с котом, они и прошли сквозь ворота. Нынешний Аркполис мало
отличался от джунглей: всюду зелень и воздух невозможно спертый и влажный. Такой
резких переход от одной природной зоны к другой огорошил Айвен, это означало, что
кто-то вмешивался в естественный ход вещей. И возможные варианты ее совсем не
радовали. Технологии для подобного были только у ее сородичей, но если это
действительно сделали они, то, возможно, оставили здесь свои наблюдательные посты.
А попадаться им в поле зрения решительно не хотелось. Озабоченный альтер с Авроры —
меньшее из возможных зол, сбежать от такого не составит труда. Но если ей
заинтересуются собратья…
— Раньше здесь было поменьше зелени, — произнес кот, ловко пробираясь через
заросли.
— Насколько раньше? — он действительно бывал на Колыбели? Но как выбрался? Воистину
кот полон сюрпризов.
— Не могу сосчитать. Меньше, чем столько, — он показал ей десять пальцев. Сводящий
Вместе точно решил подшутить над ней, когда подсунул такого союзника. — Но тогда и
крупных зверушек почти не было, только всякая мелочь.
— Это плохо. Зато теперь понятно откуда эти охотники раздобыли оружие и дронов.
Но всегда оставался вариант найти хотя бы один из постов слежения и с помощью его
генератора вытащить из тени броню.
— И я придумала способ, как спастись без твоего убийства. Нужно найти что-то такое.
Айвен послала коту несколько десятков мысленных изображений следящих постов, и
генераторов, на случай если удастся разобрать механизм. Имус потряс головой, затем
глухо зарычал.
— Хорошо-хорошо, больше ничего никаких мысленных посланий без предупреждения.
Просто найди такую штуку, и мы без проблем выберемся отсюда.
— Спрячься и жди меня здесь. Я попробую.
— Сам же говорил: отойти от стены.
Вместо ответа он снова зарычал, после чего сменил облик и скрылся из виду. Айвен
применила простейшее маскировочное заклинание, — на большее бы все равно не хватило
сил, — и начала взбираться вверх по дереву. «Здесь» — довольно растяжимое понятие,
а на высоте лучше обзор и удобнее позиция для стрельбы. Меньше чем через минуту она
уже устроилась на одной из ветвей, прислонилась к стволу и закрыла глаза, чтобы
немного отдохнуть. Все равно видно отсюда было немного: сплошной ковер зелени и
городская стена.
Время шло, но кот все никак не возвращался. И чем сильнее сгущалась темнота, тем
больше писка, вскриков и сердитого рычания доносилось со всех сторон. А если ее
догадки верны, и биосистему создавали искусственно, то здесь вполне могут обитать
опасные для прима звери. Но не они беспокоили Айвен.
— Датчики говорят, что примовская сучка бродит где-то здесь.
О! У нее появилось новое прозвище. Но после «золотой блудницы» и «шалавы» звучало
даже мило. По крайней мере оно не намекало на ее доступность.
— Достала уже эта шлюха! — альтеры наконец появились в поле зрения. Всего трое,
совсем не считаются с ее боевым опытом. Но сзади, поскрипывая, шагал примитивный
тяжело бронированный дрон с двумя пулеметами на спине. И он, в отличие от альтеров,
уже обнаружил Айвен, потому как остановился и начал наводить на нее оружие.
— Тупая железка! — один из альтеров пнул дрона по задней ноге. — Здесь никого нет.
— Ты тупее дрона: девка здесь, — голос был в чем-то знакомым, как и внешность
нового участника разговора. Будь Айвен чуть дальше, а одежда у мужчины другой,
спутала бы этого кота со «своим». Но его присутствие осложняло ее положение
сильнее, чем дрон.
— Я чувствую ее запах, — кот с наслаждением втянул воздух, поднял голову вверх и
улыбнулся. Сейчас было заметно, насколько имусы разные, этот был гораздо ближе к
классическому образу этих биомодов. И, надо думать, еще сильнее, чем ее котенок.
Хотя, ее ли? Он исчез больше четырех часов назад и даже интуиция не привела его
обратно.

= 4 =
— Слезай сама, дрянь, — кот прыгнул с места и приземлился у корней «ее» дерева.
Айвен же чуть усилила маскировку и продолжила взламывать защиту дрона. Она
примитивная, должна легко поддаться. Вопрос в том, что случится раньше: она
подберет код, или же у охотников закончится терпение. Но в итоге не вытерпел кот:
вытащил пистолет и начал палить в Айвен. Следующим открыл огонь дрон. В такой
ситуации оставалось только бежать.
Айвен подскочила на ноги и со всей возможной скоростью понеслась вперед, прыгая по
веткам. Пули пролетали совсем рядом, но ни разу не задели Айвен. Она же мысленно
считала выстрелы, чтобы хоть примерно высчитать остатки боезапасов. У альтеров и
неповоротливого дрона не было шансов угнаться за ней, но кот был в куда лучшей
форме.
И, как выяснилось, не он один: стоило только порадоваться тому, что преследовали
отстали, как пространство перед ней поплыло и из него выпрыгнул еще один альтер и
сразу же выстрелил в Айвен. Она успела уклониться и выстрелить в ответ, но альтер
снова исчез, продолжив играть с пространством.
Появился справа и выстрелил ей в ногу. Затем — сзади и попытался продырявить спину.
Спереди… И с жутким криком упал на землю, располосованный неожиданно сжавшимся
пространством. Айвен на ходу вытерла хлынувшую из носа кровь и поспешила вперед, но
уже намного медленнее. Слишком потратилась на этого альтера, но и оставлять его
было опасно, по ней бы он не попал, но и тормозил порядочно.
Плохо, что спрятаться у нее не выйдет: кот все равно почувствует. Нужно избавиться
от него.
Где носит «ее» имуса с генераторами? Или же паршивец решил бросить Айвен здесь, а
сам уже подбирается к телепорту? Как-то же он выбрался отсюда в прошлый раз. И с
чего она взяла, что котенок действительно сдержит обещание и поможет добраться до
резиденции? До нее, кстати говоря, оставалось не больше пары километров.
Но по открытому пространству.
Айвен остановилась на самой опушке и посмотрела на огромную площадь в центре
которой и возвышалась резиденция Арк Хай. И, если судить по опаленной поверхности
брусчатки, растительность убрали специально к ее приходу. Значит, охотникам в самом
деле помогает кто-то из примов.
Жаль, что самой Айвен сейчас никто не помогает. Но справится и так. Всего-то и
нужно поймать кота и с помощью его жизненных сил вытащить броню. Отличный план был
бы, не подстрели ее кот первым.
Айвен остановила кровь и развернулась для ответного выстрела, но вместо этого
просто опустила оружие: котов было уже шесть.
— Пошли прочь! — Айвен постаралась вложить в этот приказ максимум убедительности.
Подчинение примам было в крови у имусов, но насколько хватит их послушания?
Коты замерли и теперь глухо рычали на Айвен. Уйти им мешал старый приказ, но и
совсем проигнорировать слова прима тоже невозможно.
— Прочь! — повторила она, отчего коты попятились. Беспокоила рана в ноге, но сесть
и спокойно ее залечить — значило дать слабину, а соответственно и повод на нее
напасть.
Один из имусов зарычал громче и все же начал двигаться вперед. И сразу же его сшиб
другой кот. Точнее — котенок. Айвен облегченно выдохнула и села, чтобы нормально
залечить ногу. Другие имусы следили за потасовкой и не вмешивались, благо уже через
пару секунд котенок повалил соперника лицом в траву и сел сверху. Затем встал и
помог подняться коту, остальные имусы убрали оружие и начали расходиться.
Айвен же таращилась на них и не верила своим глазам. Так просто? А ее эти коты чуть
было не скрутили.
— Теперь уже я начинаю тебя бояться, — пробормотала она себе под нос.
— Да брось, — отмахнулся кот, вытаскивая из-за пазухи пару генераторов. Маловаты
конечно, но в ее ли положении привередничать? — Просто объяснил им, кто здесь
главный самец и чья ты самка. А у нас принято уважать чужие права.
— Скорее — чужую силу, — Айвен все-таки зарастила ногу и повалилась на траву,
растратив последние крохи энергии. Нужно немного восстановиться и двигаться дальше,
где-то рядом были альтеры с боевым дроном, а на них фокусы кота не подействуют. — И
прекрати называть меня своей самкой.
Кот тоже лег рядом и прикрыл глаза, только дергающиеся ноздри выдавали, что на
самом деле он внимательно следит за округой.
— Они и так с трудом поверили, что ты — самка. Слишком быстрая, сильная и опытная.
К тому же от тебя не пахнет самцом.
— Выветрилось за пять тысяч лет. Как вы могли все это обсудить?
Кот изобразил какой-то невнятный жест левой рукой. После чего резко подскочил и
потянул Айвен за собой.
— А теперь у нас реальные проблемы.
* * *
— А я так рассчитывала отдохнуть, — тварь притворно вздохнула и повертела в руках
генераторы.
— Да? — Анрир чувствовал приближение охотников и их ходячих механизмов. Огромные и
неспешные, они представляли нешуточную угрозу своим оружием. Струи огня и облака
газа, непрерывный поток пуль и жутковатые круглые резаки, вращающиеся с бешеной
скоростью. В прошлый раз он уже сталкивался с такими, но смог сбежать, правда,
отлеживался после этого несколько дней, залечивая раны. Сейчас же механизмов было
намного больше, Анрир чувствовал их специфический, «машинный» запах, слышал скрежет
сочленений, а ноги едва заметно подрагивали от колебаний земли под их шагами.
— Я тоже надеялся отлежаться в теньке, пока великая прим-леди Айвен в своей
непревзойденной броне будет крошить их на мелкие кусочки.
— Покрошу, не сомневайся. Но не раньше, чем через три минуты и двадцать четыре
секунды. А пока не отвлекай меня.
Договорив, она снова опустилась на землю, скрестила ноги и положила светящиеся
штуковины прямо перед собой. Анрир зарычал на нее, не найдя подходящих слов, затем
двинулся навстречу охотникам. Знать бы еще, как долго длятся эти три минуты. Но раз
нужно, он потянет время. Жаль только, что сил на сражение не осталось, он и на
ногах-то держался с трудом. Впрочем, как раз в таких случаях пригождался второй из
его талантов — вести переговоры. Нужно просто придумать, что он может предложить
охотникам, главное, чтобы его не подстрелили прежде, чем начнет говорить.
Анрир поднял руки вверх и уверенно вышел из-за кустарников. Выстрела не
последовало, но прямо пред его лицом замерли два механизма с активизированными
огнеметами.
— Эй, охотники, кто из вас реально хочет выбраться из этого задроченного мира?
— Мы и так выберемся, — ответивший даже не потрудился выйти из-за механизма. Это
было плохо, все же Анрир предпочитал видеть своего собеседника, так было проще
считывать его реакцию.
— Мечтай. Вас всех порешат, как только передадите девку заказчику. После таких дел
не оставляют свидетелей.
— Да не трынди! Каких — таких? Обычная баба, хоть и была когда-то примом, — в этот
раз говорил кто-то другой, похоже, единого лидера у них нет, или же тот просто
предпочитает не лезть в разговор.
— Не прикидывайтесь дебилами. — Интересно, сколько времени уже прошло? Долго еще
тварь будет возиться со своей броней? — Она такая же обычная, как я — обычный кот.
Из-за этой девки войну начать не побоятся, не то что прибить пару сотен придурков.
Так что подумайте, хотите отсюда выбраться или нет. Я предлагаю реальный шанс на
спасение.
Ответа не последовало, до Анрира доносилось только приглушенное шушуканье и споры.
Ему удалось немного поколебать чашу весов, теперь нужно грамотно подкидывать
камешки аргументов.
— И выбраться отсюда — половина дела, — продолжил Анрир, — вторая половина — найти
себе источник доходов в другом мире. Я могу гарантировать, что голодать и ночевать
под открытым небом вы не будете.
Конечно, не будут. Для такого отребья он всегда найдет место в бесконечных северных
шахтах. Зато там кормят три раза в день и вполне сносно. Анрир пристально следил за
условиями, в которых содержат заключенных. Но главное для этих ушлепков — если
сейчас согласятся помочь ему, они действительно имеют шанс выжить.
— За шалаву заплатят достаточно, — снова говорил первый из его собеседников.
— Будущим покойникам можно пообещать любую сумму, нужно понимать такие простые
вещи. А вас даже искать никто не станет, кому нужна кучка отбросов, которых просто
выкинули в необитаемый м…
В этот же момент в него выстрелили. Анрир дернулся, чтобы пуля прошла мимо сердца,
и повалился на землю.
* * *
Когда до конца перезагрузки брони оставалось сорок девять секунд, раздался выстрел.
И Айвен уже точно знала, в кого стреляли. Не имус, а ходячее несчастье, и трех
минут не может прожить без ее присмотра!
— Какой ублюдок стрелял в моего котенка? — она вышла к дронам, уверенно обошла
первый ряд и остановилась только перед альтерами. Те же, как один, вскинули оружие
и прицелились. Айвен хмыкнула. Всего-то одиннадцать человек, трое из которых будут
мешать друг другу при стрельбе. Все остальные не могли пробиться к ней из-за
дронов. Потрясающе дилетантское построение на поле боя.
— Я задала вопрос, — напомнила она. Двадцать секунд, всего двадцать, и этим
недоумкам мало не покажется.
— Кот слишком много болтал, — один из охотников вышел вперед, опустил ружье и встал
напротив Айвен, мерзко улыбаясь.
— Он болтал по делу. К тому же был без оружия. Ну не скотство ли стрелять на
поражение?
Альтер расхохотался, после чего навел ружье прямо ей в голову.
— Ты бы тоже не болтала. И за труп прим-леди неплохо заплатят. А кот вернется к
жизни через девять дней даже если сдох. И за него обещали солидный куш. Видишь, как
здорово мы наживемся на ваших трупах?
Он расхохотался, следом его веселье подхватили другие. Айвен же закипала от ярости.
Тупые, жадные и злобные скоты, недостойные называться «альтерами». У них даже не
хватало ума подумать, что котенок может оказаться прав. И на то, что он предлагал
им единственный шанс на спасение. Не заказчики, так сама Айвен отправят охотников
на встречу с Уводящим.
Но где броня? Снова зависла на последних процентах загрузки. Проклятая железка, так
и не дошли руки ее починить.
— Жаль, ваши трупы не послужат ничем, кроме пищи для местной живности.
Альтер резко опустил ружье, замахнулся на Айвен и изо всех сил влепил пощечину по
металлической щеке шлема. Теперь, когда броня наконец заняла свое место, можно и
повоевать. Альтер завопил, несколько других начали палить по ней, почти сразу
подключились дроны.
Но Айвен не чувствовала никакого дискомфорта: ни жара от пламени огнеметов, ни
запаха отравляющего газа, ни ударов пуль. Броню, хоть и создавали для показных
выступлений, но сделали на совесть. Айвен тряхнула руками, разматывая плеть, после
чего начала расчищать себе дорогу, избавляясь от альтеров и дронов. Раскаленная до
белизны плеть прожигала тело до костей, впрочем, как и металл. Осознав, в какую
заварушку попали, охотники бросились в рассыпную. У брони был серьезный минус:
никакого дальнобойного оружия, только плети, а как бы сейчас пригодился пулемет…
Впрочем, всегда можно раздобыть себе оружие, просто отобрав его у альтеров, но
Айвен не собиралась отстреливать убегающих с поля боя, и так чувствовала себя
убийцей беззащитных младенцев, слишком велика была разница между возможностями
брони и альтеров.
Айвен пыталась найти в этой мешанине тел и металла котенка, но тот куда-то
запропастился. Хотелось верить, что он пострадал не так уж сильно и просто отполз в
безопасное место. Но мысли о нем не давали Айвен уйти с площади и двинуться в
сторону резиденции. Все же потерять единственную доступную ей единицу личного
состава — непозволительный проступок.
Внезапно дроны застыли на месте, опустив оружие, а броня осыпалась на землю
бесполезными пластинами. Айвен же обессиленно опустилась на колени. Кто-то не
побоялся использовать электро-магнитный импульс, чтобы вырубить всю технику.
Воздуха не хватало, а оставшееся без поддержки искусственных мышц тело не желало
двигаться. Выжившие альтеры, наоборот, приободрились, окружили ее с совершенно
немирным настроем. Убивать не станут, но помучают знатно. Айвен невольно вспомнила
все то, что обычно делают с пленными женщинами и поежилась. Но пьяные от шальной
радости альтеры не успели дойти до нее: один за другим отправились на встречу с
Уводящим, котенок же попросту уронил мечи и подошел к Айвен, с трудом переставляя
ноги. Он до невозможности напоминал оживший труп: вся одежда залита кровью, в груди
все еще зияет рана, кожа бледная до синевы, глаза запали и потеряли блеск.
— Теперь уже я начинаю тебя бояться, — Айвен взяла его за руку и медленно встала.
После чего они почти привычно оперлись друг о друга и потащились в сторону
резиденции Арк Хай.
Котенок ухмыльнулся, затем закашлялся, отплевываясь кровью.
— Ей, я запрещаю тебе умирать, — Айвен потащила его вперед, в резиденции точно были
регенерационные капсулы.
— Как скажешь. Единственный приказ прима, который исполню с удовольствием. Но,
интуиция подсказывает, что скоро ты можешь передумать.
— Ха-ха. Убивать единственного, кто может вернуться из царства Уводящего? Кода меня
саму пытаются похитить всякие озабоченные недоумки, родной мир превратился
непонятно во что, а у самой сил едва больше, чем у альтера. Серьезно, погоня за
самовлюбленным, изворотливым котом-манипулятором — не моя цель.
— Не такие уж у тебя проблемы, — через пару минут ответил кот, — восстановишь силы,
настучишь по загребущим рукам похитителям девиц и собратьям, решившим сделать из
Колыбели парк развлечений.
— Как все просто.
— Не переживай, мы и не на то способны.
— Мы? Прим-леди, потерявшая силы, и ненормальный имус? Да уж, отличная пара.
Кот пожал плечами:
— Пара скверная, но партнеры из нас выйдут отличные.
— О да. Пришло время слегка потрясти Аврору.

Оценить