Вы находитесь на странице: 1из 10

1

Ф. Дергачев

Пятая Книга Федора

Часть 3
Наука и гениальность

2020 год
2

Постепенно проясняется, в чем особенность моей Пятой Книги. Дело в том, что Части 1 и
2 я писал как непосредственное продолжение Четвертой Книги – мне было важно
опробовать те приемы и навыки, которые я в ней наработал. Здесь же, в «Части 3»,
оставляю прежние наработки («кухню» исследователя) «за кадром». Безусловно, все
навыки остаются при мне, но «на гора» выдам только готовый ответ. Характерно, что
нередко этот ответ уже был предложен мной десятилетием ранее.

Наука

Перечитал «Часть 2» и понял, что потребуется объемное дополнение. В первую очередь,


это касается следующей моей рекомендации:

«Мир целостен и един, но вот только совершенно иначе, чем описывает нынешняя
официальная наука. Если мне будет предоставлена возможность, то предложу
вдумчивым исследователям («мыслителям») начать создавать не «ретушированную», а
истинную картину окружающего мира, наполненную тайнами и аномалиями».

Неплохо было бы, - подумал я, - предложить правительствам откровенный анализ кризиса


в современной науке, а также конкретные рекомендации по его преодолению. Но на этот
раз – без так называемых «эзотерических вставок» (невидимых знаков, ПОСТИЖЕНИЯ и
Предначертания). Потому что все возможности и «рычаги» для реализации подобных
предложений находятся в руках именно правительств, а не смоделированных мной
«вдумчивых исследователей». А «власть предержащие» предпочитают конкретику, а не
философию. Что же, пожалуйста – читайте «Часть 3»

Естественно, стал просматривать заметки прошлых лет и быстро нашел то, что искал. Ибо
тема-то наболевшая – я писал о ней много и охотно. Итак, цитирую свою публикацию
апреля 2011 года (ссылка будет приведена в конце текста). Замечу при этом, что за девять
с половиной лет статья не только не устарела, но стала невероятно актуальной.

Почему гениальный математик Григорий Перельман отказался от


миллиона долларов и ушел из научного сообщества 

   
3
«Григорий Перельман… прилетел в США и прочитал лекции в ведущих университетах,
собирая полные залы. И сразу же посыпались предложения о будущей работе. Ученый и
на этот раз отверг все и вернулся в Россию. А вскоре отверг и медаль Филдса - аналог
Нобелевской премии для математиков - и награду в миллион долларов за
доказательство гипотезы Пуанкаре.

Хотя, казалось бы, представители института сделали все возможное и даже невозможное,
чтобы вручить Перельману премию на любых его условиях. Более того, он разочаровался
в своих коллегах, математиках. И вообще ушел из института, прервав общение даже с
самыми близкими коллегами… 

Перельман преподнес науке великий дар. Бесценный, как «Джоконда». А что ему
предложили? Для него и миллион, и 100 миллионов не имели значения. У него была своя
шкала ценностей... Перельман хотел получить признание от математиков. Но не
формальное, а настоящее. Чтобы действительно оценить его подвиг, они должны были
вслед за ним взойти на математический Эверест. Потому и представил на суд коллег не
разжеванное решение, а зашифрованное, почти как письмена инков. Не дав ни одной
подсказки. Нашлись всего четыре смельчака, крупных американских математика, которые
на целых 1,5 года, оставив свои исследования, корпели над этим ребусом. Но Перельману
этого было мало, он надеялся на массовое восхождение. Наивность, достойная гения».
(«Разгадка Перельмана». «Российская газета» (Федеральный выпуск) N5460 от 20 апреля 2011 года). 
   
Видео: 
«Чары гипотезы Пуанкаре. The Spell of the Poincare Conjecture» (2008)     
Документальный фильм «Иноходец. Урок Перельмана»
   
Из какой науки ушел гениальной математик 
   
…Мировая официальная наука больна вся, и ни в одной отдельно взятой стране ученые
не могут похвастаться, что свободны от лжи, зависти, подсиживания…  
   
Китай  
   
«Но это лишь малая доля в череде разочарований. Например, неприятную возню вокруг
гипотезы Пуанкаре устроили китайские ученые, заявив, что именно они поставили в
доказательстве последнюю точку, а Перельман лишь дал промежуточные результаты.
Правда, затем они признали свою ошибку. («Разгадка Перельмана»). 
   
США 
   
«Но самым сильным ударом для [Перельмана] стала реакция американца Ричарда
Гамильтона - наивысшего авторитета в гипотезе Пуанкаре. Ученый около 20 лет назад
нашел правильный путь решения задачи, и все эти годы бился об эту стену. И вот теперь
Гамильтон отмалчивался. А ведь он был для Перельмана не только крупнейшим
авторитетом, но и образцом ученого, олицетворением чистой математики. Когда
Гамильтон наконец все же разговорился, то, по сути, заявил, что вклад в доказательство
гипотезы надо поделить между несколькими математиками, что приоритета нет ни у
кого…» («Разгадка Перельмана»). 
  
Комментарий в «facebook» 
   
Небольшой комментарий Салавата Бегушева к статье «Разгадка Перельмана»:
4
   
«…Творчество («стяжение истины», как говорили древние) само по себе - есть высшее
наслаждение. Процесс творчества - по сути духовный , а не материальный, если писать
вкратце. Человеку, кто познал его плоды - вряд ли будут интересны признание,
материальное вознаграждение и прочее. А духовного признания Перельману никто не
предлагал, как я понимаю? Никто не предложил ему создать его, Перельмана,
собственную школу математики, к примеру?» (Salavat Begushev. 21 апреля 2011 года).  
   
Необходима утопия 
   
То, что систему взаимоотношений и ценностей в науке надо менять, бесспорно.
Вышеприведенные факты и мнения свидетельствуют об этом достаточно красноречиво.
Но система научных учреждений – одна из самых старых и «устоявшихся», сломать ее –
сложнее, чем сменить политический режим в какой-либо стране. Но «хирургическая
операция» тем не менее, необходима, и рано или поздно она будет проведена. Причем,
чем позднее она состоится, тем болезненнее пройдет. 
   
Хотелось бы предложить какие-либо изменения в «храме науки». Конечно, популярный в
средневековье жанр утопии вышел из моды, и сейчас очень больно жалят и высмеивают за
беспочвенные фантазии. Но все дело в том, что есть очень могущественная часть властной
элиты, которая сама может ужалить кого угодно, причем смертельно. Для этих людей
«видные политики» – лишь пешки, смахиваемые с доски. А почтенные академики –
несмышленые приготовишки.
   
Мое мнение может быть принято во внимание, потому что оно абсолютно независимо. Я
не претендую на славу, должности, солидное финансирование, а стало быть, по
достижении результата получу лишь моральное удовлетворение. Если на смертном одре
пойму, что постиг сокровенные тайны Вселенной – то умру счастливым, вне зависимости
от признания моих идей. Полное или частичное признание мне нужно не для славы (тем
более, что пишу под псевдонимом), а для мониторинга правильности выбора направления
своих исследований.  
   
Понятно, что «обремененные регалиями» специалисты обеспечены всем необходимым –
дорогостоящее оборудование, «космические» оклады и премии.   

Естественно, заказчик доверяет «матерым» ученым официальной науки, рассчитывая на


объективные рекомендации. И таковые как-то даются – вплоть до наступления эпохи
перемен.  

Но все это совершенно неочевидно для государственной элиты ведущих стран мира, не
интересующейся точными науками. В результате «светилам» официальной науки
дополнительно выделяются время и деньги, а также продлевается кредит доверия. А зря –
в эпоху перемен на счету каждый месяц и каждый день. Обидно, что время,
растраченное начетчиками от науки, обернется в итоге сотнями тысяч (а затем и
миллионами) ни в чем не повинных погибших мирных жителей. 
   
Не спорю, что существующая система взаимоотношений в науке худо-бедно справляется с
поддержанием порядка в «научном цеху» в бескризисное время. А с уходом из данного
цеха таких гениев, как «странный» Григорий Перельман, можно было бы смириться – уж
очень редко они рождаются.
   
5
Другое дело – время кризиса. «Нормальные» ученые в экстремальных условиях не
смогут перестроить свое мышление для решения задач с минимумом начальных данных в
кратчайшие сроки. Обычные стимулы – регалии, «Нобелевка» - хороши для неторопливой
работы с полным набором вводных. Маститые академики очень авторитетно расскажут,
почему решить поставленную экстремальную задачу невозможно.
   
В срочном порядке придется разыскивать Перельмана и других «странных» гениев,
ушедших из науки. Но не факт, что озлобленные и разочарованные люди, даже в случае
согласия на сотрудничество (что не факт), смогут найти в себе силу и настрой для столь
ответственной работы. Да и новые стимулы «власть имущие» предложить не смогут – на
«выгодные предложения» Перельман не клюнул.
   
«Власть имущим» останется «бить на жалость» - с надрывом говорить об угрозе гибели
человечества. Но встанет резонный вопрос – о чем же вы, уважаемые «владыки мира»,
думали раньше?  
   
Ситуация ясна – необходимо прямо сейчас создавать кризисный «мозговой центр» -
единый для всего мира (а не в каждой стране отдельно). Но для этого надо сделать очень
серьезную надстройку в мировой науке, причем действующую одновременно во всех
странах мира. 
   
Итак, что же хотелось бы увидеть «на выходе»? Предупреждаю: дальше начинается
путешествие в Страну Утопию.
  
Город Солнца 

[Образцовый город, который придумал еще Томазо Компанелла. В настоящее время


считается синонимом утопии].
   
Представляю Григория Перельмана (надеюсь, он сам на меня не обидится – в данном
случае его образ является обобщающим) полным энергии и находящимся в разгаре
публичной научной деятельности. Он очень много ездит, встречается с коллегами, хотя и
не все из них общаются с ним по своей воле. Ученый носит очень ответственное звание
«Носитель Разума Человечества», которое присваивается «Международным Кризисным
центром», решения которого обязательны для всех государств.
   
Согласно регламенту этого звания, Перельман свободно передвигается по всему миру, и
абсолютно все его рекомендации обязательны для исполнения. Он выбирает
перспективных молодых математиков, включает их в любые из существующих, самые
престижные научные коллективы, либо создает новые центры, одновременно задавая им
тематику работы. Причем заново создаваемые им группы получают наименование
«Школа носителя Разума Человечества» и полностью обеспечиваются правительством
соответствующей страны, вне зависимости от мнения Академии наук и «обремененных
регалиями» авторитетов.
   
Вся старая система организации науки остается и работает параллельно новой системе. Но
уже в подчиненном варианте – рекомендации «Носителя Разума Человечества»
обязательны для исполнения всеми Академиями наук, исследовательскими центрами,
университетами, лабораториями. Соответствующие изменения внесены в их уставы.
Причем Перельман вовсе не является инспектором. Он посещает научное учреждение
только в том случае, если обнаруживает там креатив. Он ничего не запрещает, а лишь
6
поддерживает перспективные направления. Если коллеги хотят упрекнуть руководство
научного учреждения в застое, то говорят: «что-то давно вас не посещал Перельман». 
   
Закономерен вопрос: как сделать так, правительства ВСЕХ стран мира брали под козырек
при появлении «Носителя Разума Человечества»? Предлагается следующий механизм.
«Международный Кризисный
центр» определяет квоту
количества людей от каждой
страны, подлежащих
кризисному размещению в
международные подземные
убежища или космической
эвакуации. И баллы, которые
влияют на эту квоту – не
финансовые взносы, а
активность «Носителя Разума
Человечества» в данной
стране. 
   
Налицо ускоренное воспроизводство талантов. Офисы Григория Перельмана в огромных
количествах получают электронные письма о перспективных математиках и креативных
подходах со всего мира. Причем ответы на запросы «Носителя Разума Человечества»
приходят от специалистов и организаций немедленно, без затяжек и «дежурных»
отписок. 
  
Совет постороннего 
   
Все эти дорогостоящие «игрушки» рассчитаны на «включение» в момент внешней
катастрофы, угрожающей существованию человечества.
   
В момент наступления угрозы извне (не буду уточнять, какой именно – об этом я и так
пишу постоянно), «Международный Кризисный центр» приступает к формированию
рабочих групп для экстренного мозгового штурма ситуации. Цель – выработка самой
оптимальной стратегии ликвидации угрозы. И вот тут-то я хочу дать совет.
   
Несмотря на цейтнот, надо создать не одну, а две группы. В одну пусть войдут
увешанные регалиями светила официальной науки. А во вторую Перельман и другие
«Носители» пусть включат самых талантливых и перспективных представителей «Школ
носителя Разума Человечества», даже не обладающих пока никакими регалиями. Группы
не должны общаться между собой, но могут использовать любые технические
возможности и базы данных.
   
Та группа, стратегия которой будет самой оптимальной по мнению «Международного
Кризисного центра», получат карт-бланш на ее реализацию с применением всей мощи
человеческой цивилизации. Естественно, в случае итогового успеха (ликвидации угрозы)
члены группы не просто приобретут все, что пожелают, а получат бессмертную славу.
   
Если вторая группа («новички») вообще ничего при таком соревновании не теряет, то
первая группа («светила официальной науки») при поражении просто потеряет лицо.
   
При данном варианте участники мозгового штурма будут не только «пахать» через «не
могу», но парить как на крыльях. Идеи будут рождаться даже не пачками, а штабелями.
7
Выдающиеся физики и математики станут великими, великие – гениальными. Это будет
«звездный час» не просто двух команд, но всего человечества. По окончании кризиса
одних черновиков и отброшенных вариантов останется столько, что лишь на их разборе и
претворении десятки ученых получат престижнейшие премии, звания, кафедры,
лаборатории.
   
После окончания кризиса звание «Носителя Разума Человечества», думаю, будет
упразднено. Человечество повзрослеет и перестанет нуждаться в няньках. 
    
А Перельман и его коллеги окажутся завалены работой «выше крыши»…
Источник: Ф.Д. «Эпоха перемен: советы постороннего. Часть 2». (26 апреля 2011 года. Отредактировано и
сокращено).

Обращаю внимание, что не стал цитировать здесь другую, гораздо более резкую
публикацию 2014 года - впрочем, я и так на нее постоянно ссылаюсь.

Дело в том, что специально хочу сосредоточиться не на критике, а на конкретных


предложениях по изменению ситуации – и, как удалось показать в этой Части, они у меня
есть.

Гениальность

Теперь постараюсь дополнить рекомендации о системном мышлении, интуиции и


гениальности, приведенные в «Части 1» - и, аналогично предыдущему разделу, обойтись
без «эзотерических вставок». На этот раз процитирую свою публикацию 2009 года –
ссылку укажу в конце текста.
   
Использование скрытых возможностей мозга
   
Уверен, что для решения задач, которые подсказаны логикой развития нашей
цивилизации, «Человек разумный» придет к решению проблемы максимального
использования возможностей своего мозга. Причем это произойдет вне зависимости
осознания человечеством своего места во Вселенной. 
   
Хочу обратить внимание читателей на неисчерпаемые возможности человеческого мозга,
к рациональному использованию которых мы не подошли даже близко. Интересна в этой
связи статья проф. В.В. Иванова:
   
«Что касается информационных возможностей мозга, то наука в последнее время здесь
далеко продвинулась. Мы примерно можем оценить возможности каждого из нас,
каждого нормального человека, речь не идет о каких-то гениях. Хотя, может быть,
каждый из нас – это и есть гений. Это, собственно и есть тот вывод, к которому 
приходит наука. При рождении каждый человек - это уникальный гений. Почему?
Потому, что мозг каждого человека в состоянии переработать некоторое
астрономическое количество единиц информации. Цифра 10 в 15 степени дает
некоторое представление.
    
Более замечательно другое обстоятельство. Мой коллега по академии Кардашов, один из
крупных специалистов по проблемам возможности установления связи с вероятными
другими, внеземными цивилизациями, занимался такой конкретной проблемой: а какой
информационный объем нашей человеческой цивилизации?
8
    
Предположим, мы открываем в каких-то местах цивилизацию. Как и что мы будем
передавать этой цивилизации? Каков объем? Он просчитал количество информации,
которое находится во всех библиотеках мира и во всех хранилищах информации,
включающих, например, долгоиграющие пластинки, разные виды хранения звуковой и
зрительной информации, помимо той, которая заключена в книгах. И оказалось, что
размеры того, что накопило человечество, примерно соответствуют возможностям
мозга одного человека. То есть любой из нас при рождении приготовлен, чтобы
узнать все то, что знает всё человечество». (Вячеслав Всеволодович Иванов, с 1989 по 1993 г. –
заведующий кафедрой мировой культуры МГУ, с 1992 г. – профессор кафедры славянских языков и
литератур и Программы индоевропейских исследований Университета Калифорнии в Лос-Анжелесе.
Лекция «Вероятно, каждый из нас - гений». Часть 2. «Новая газета. Свободное пространство». № 43, 9 – 15
ноября.2007 года).
   
Просматривая литературу по эволюции человека, просто невозможно понять, какие
изменения окружающей среды и условия жизни привели к формированию такого
совершенного инструмента. Причем в настоящее время мозг практически не меняется.
Даже официальная наука признает, что он оставался неизменным последние
тысячелетия. Избитое упоминание о микроскопе, которым забивают гвозди, даже близко
не отражает степени использования человеком своего мозга. 
   
Понятно, что человеческий мозг не демонстрирует таких возможностей в повседневной
жизни. И это не удивительно ученые единодушно признают, что человек использует лишь
ничтожную часть потенциала своего мозга.
   
Изучение материалов по теме показало мне, что значительная часть данного потенциала
скрыта в глубоко спрятанных «сверхвозможностях» человеческого мозга. К примеру,
известны случаи, когда «люди-феномены» запоминают наизусть энциклопедии и
телефонные справочники. Знамениты феномены – «счетчики», производящие в уме
арифметические операции над многозначными числами. С. Иванов в книге «Формула
открытия» (М., 1976, стр. 177) пишет: «О существовании обширной бессознательной памяти
свидетельствовали и давно известные врачам случаи гипермнезии, или сверхпамяти. На
одном из психологических конгрессов рассказывалось о каменщике, описавшем под
гипнозом все щербинки в кирпичной стене, которую он возводил за двадцать лет до
гипнотического сеанса».
   
Не эти ли «сверхспособности»
имел в виду профессор В.В.
Иванов, говоря, что «может
быть, каждый из нас – это и
есть гений»?

Однако первая же попытка


проанализировать творчество
гениев (для начала, в области
точных наук) показала, что но
способностями «суперсчетчиков»,
ни гипертрофированной памятью
(гипермнезией) гении не
обладали. Они поражали
современников креативом и
нестандартным мышлением, неожиданными поворотами мысли, точностью логических
построений. Но главное качество гениев – колоссальная работоспособность, позволявшая
9
им систематизировать огромное количество информации. Так что, как ни
парадоксально, именно к мышлению гениев «сверхспособности» вроде бы не относятся.
   
На самом деле никакого парадокса нет. Ограничение на применение феноменальных
способностей заложено в мозгу человека неспроста. Скажем, «нестирающаяся»
долговременная память сделала бы жизнь человека невыносимой – навязчивые подробные
воспоминания о прошлом мешали бы восприятию и анализу настоящего.
   
«Пропустив через себя» рассуждения профессора В.В. Иванова о возможностях мозга
каждого человека, я задался вопросом: а нельзя ли разработать методику, позволяющую
их реализовать? Причем так, чтобы были задействованы скрытые «сверхвозможности».
   
«Подводным камнем» становится то, что человек, обладающий гипертрофированными
способностями в одном, является ущербным в другом. Примеров тому множество.
Поэтому я отказался от мысли попробовать «разбудить» эти способности так, чтобы
напрямую управлять ими.
   
Начать же решил с того, что попробовал нащупать «окольные пути» управления
креативом. Обратившись к своим архивам, сразу же обнаружил интересный самоанализ:  
   
«Еще в школе меня особенно привлекали две науки – математика и история. Обе науки
представлялись мне великолепными совершенными конструкциями, в которых теоремы
имеют как доказательства, так и следствия (в математике); каждое последующее
событие строго определяется предыдущим (история). Обеим наукам присуща красота и
внутренняя гармония. Позднее пришло понимание, что любая наука является не
беспорядочным набором фактов, а лучше или хуже организованной системой. Это
позволило помещать в память новую информацию на соответствующую ей «полку», а
затем быстро её оттуда доставать. В экстремальных ситуациях, требующих
быстрого решения, я просто «посылал запрос». И подсознание тут же «выдавало»
нужный ответ, обходясь без «судорожного» перебирания вариантов. (Конечно, мозг –
не компьютер, многое забывается. Но структурирование памяти позволяет очень
быстро восстановить забытую информацию с помощью энциклопедий, справочников,
монографий).
    
Следующим шагом стала «подсознательная» оценка событий, когда за доли секунды
надо принять решение на основе очень скудного фактического материала. Не всегда в
спокойной обстановке я мог «разложить по полочкам» то или иное своё интуитивное
решение, кстати, как правило оказывавшееся верным… В любой ситуации стараюсь
если не понять, то хотя бы интуитивно почувствовать внутреннюю логику событий, и
поступить согласно этой логике… Постепенно я стал доверять своей интуиции
абсолютно». 
   
Итак, задействованы сразу два удачных хода: систематизации информации при
запоминании и максимальное использование интуиции.
   
Причем интуиция является здесь целенаправленным использованием аналитической
деятельности подсознания.
   
Рассуждая логически, следующим шагом должно стать привлечение подсознания к
обходу ограничения на применение скрытых способностей мозга.
   
10
Представляется интересным процесс, при котором подсознание независимого
исследователя специально тренируется для перебора занесенной в «скрытую память»
информации. Ход процесса может быть следующим:
   
1. Информацию нужно сознательно запоминать, предварительно систематизировав, а,
стало быть, системное мышление должно быть присуще мозгу исследователя
априори.
   
2. Исследователь должен доверять своей интуиции, Я, например, нередко прибегаю к
практике принятия «мгновенных» решений (напомню изречение: «первое
побуждение» - самое правильное).
   
3. Затем необходимо «подкинуть» интуиции некий «крепкий орешек» в виде
нестандартной проблемы, к которой постоянно и безрезультатно возвращается сознание
исследователя. Причем проблема должна быть такой, чтобы ее нельзя было решить с
помощью стандартных логических схем.
   
В заключение считаю нужным напомнить: вопросы функционирования мозга каждый
человек решает для себя индивидуально.

Источник: «В лаборатории исследователя. Часть 1» (20 августа 2009 года. Отредактировано).

В «Части 3» я попытался не только критиковать принятые ныне методики познания


окружающего мира, но и дать свои конструктивные предложения по их изменению.
Надеюсь, что мои предложения будут услышаны.

Железнодорожный Московской области, 2020 год


Последнее редактирование 26 октября 2020