Вы находитесь на странице: 1из 7

29 сентября в «Российской газете» была опубликована инструкция ЦИК «О

порядке предоставления эфирного времени и публикации агитационных


предвыборных материалов в периодических печатных изданиях», которая
касалась государственных СМИ. Период агитации длился с 15 ноября по 15
декабря, полчаса с 7 до 10 утра и полчаса с 18 до 23.

Выборы проходили на фоне резкого снижения поддержки действий власти,


вызванного многомесячными перебоями выплат зарплат бюджетникам и
крайне непопулярной войной в Чечне. «По опросам Всероссийского центра
изучения общественного мнения (ВЦИОМ), в сентябре 1994 года работу
Бориса Ельцина на посту президента одобряли 29,8%, а в сентябре 1995 года
— только 14,1%. К концу ноября — началу декабря только 3,3% называли
обстановку в России ‘спокойной’, а остальные считали ее ‘нестабильной’
(55,4%) или даже ‘взрывоопасной’, — отмечал годы спустя «Коммерсант».
— Наибольшую тревогу у граждан вызывали рост цен (44,2%), рост числа
уголовных преступлений (40,4%), отсутствие уверенности в завтрашнем дне
(32,4%). 27,7% респондентов беспокоили задержки с выплатами зарплаты,
примерно столько же — вооруженный конфликт в Чечне. Было бы ‘лучше,
если бы все в стране оставалось так, как было до начала перестройки’ в 1985
году, констатировали тогда более половины опрошенных».
Итоги выборов в Государственную Думу в 1995 году по партийным
спискам
Партии, объединения и блоки Количество голосов, % Количество мест
КПРФ 22, 3 157
«Наш дом – Россия» 10, 1 55
ЛДПР 11, 2 51
«Яблоко» 6, 9 45
О ночи подведения итогов вспоминал позже в мемуарах глава ВГТРК Олег
Попцов. «Ночь с 17-го на 18-е, заявленная на телевидении как ночь
ожиданий, миновала, — писал он. – Мы закончили эфир в семь утра. Особых
потрясений не произошло. В тот момент еще устойчиво верили, что команда
Гайдара преодолела пятипроцентный барьер. Коммунисты выиграли, они
должны были выиграть. Но разгромить центристов, либерально-
реформаторское крыло им не удалось. Они выиграли устойчиво, с
внушительным преобладанием, опередив блок Черномырдина более чем в
два раза. Утром премьер поздравил Гайдара с преодолением
пятипроцентного барьера. А спустя час разразился скандал. Рябовский
подсчет по избирательным округам оказался излишне оптимистичным.
‘Выбор России’ по мере подсчета голосов в арифметической
последовательности, куда подавляющим массивом входила периферия, стал
терять одну десятую процента за другой. <…>   Жириновский потерял почти
50% своего электората, который перетащили к себе коммунисты и отчасти
КРО. Откусив часть электората, эти движения, наподобие КРО, ‘Державы’
Руцкого, ‘Вперед, Россия’ Федорова, ‘Женщин России’, аграриев, не сумели
отстоять своих позиций, как и блок Святослава Федорова, который вместе с
Гайдаром мог бы усилить либеральное и демократическое крыло в Думе 1995
года». Попцов, Олег. «Тревожные сны царской свиты». «Совершенно
секретно».
КПРФ, которая представлялась партией Петра Великого, Ленина и Жукова,
получила наибольшее количество мест в Думе. После этого, отмечал
исследователь СМИ Рафаэль Овсепян, газета «Завтра» перестала быть
«газетой духовной оппозиции». «Она объявила себя ‘Газетой государства
Российского’, — писал он. — Но от этого мало что изменилось в ее
содержании. Все те же требования ‘восстановить СССР, чего бы это ни
стоило’, ‘нам нужна, нам необходима Империя’».Овсепян, Р. «История
новейшей отечественной журналистики. Переходный период (середина 80-х
– 90-е годы)». Москва, 1996.
Как ожидал президент, правительственный блок НДР должен был набрать
около 20% голосов, но, несмотря на широкую рекламную кампанию и
телевизионную поддержку партии власти, ее результат оказался вдвое
меньше. И именно после этих выборов, увольняя в январе 1996-го Анатолия
Чубайса, президент обвинил его в провале НДР: не будь Чубайса, партия
получила бы на 10% больше, сказал он. Выпуск программы «Куклы» по
мотивам этой отставки сделал фразу «Во всем виноват Чубайс» крылатой.

«Центр».
Курс Президента РФ Б. Н. Ельцина и его правительства в это время стал
смещаться в сторону центра. Правительство покинули многие реформаторы
начала 1990-х, председатель правительства В. С. Черномырдин был уже
политиком совершенно другого типа, чем бывший и. о. премьера Е. Т.
Гайдар. Журналист О. Кашин замечает в одном из своих интервью:
«Две ключевые фигуры, наверное, это Лужков и Черномырдин, это 1992 год,
когда на службу <…> власти пошла топовая советская номенклатура, потому
что Лужков и Черномырдин были оттуда»
Мэр Москвы Ю. М. Лужков упомянут не случайно. Достигнув пика своей
популярности к середине 1990-х годов, Лужков поддержал курс Б. Н.
Ельцина, существенно подняв его поддержку в столице (настроенной
достаточно оппозиционно) и упрочив позиции свежесозданного блока «Наш
дом - Россия». Можно сказать, тот факт, что проправительственный блок
НДР оказался в руках, по выражению О. Кашина «топовой советской
номенклатуры», плюс в федеральный список вошёл целый ряд знаковых
людей консервативных убеждений, вроде режиссёра Н. С. Михалкова и
генерала Л. Я. Рохлина, обозначил принципиальный переход власти на
другие позиции. Теперь это был не общедемократический,
праволиберальный фланг, а правоцентристский, который позднее
превратится в правоконсервативный.
Первоначальная попытка договориться и включить в НДР «Партию
российского единства и согласия» (ПРЕС) обернулась неудачей - лидер
ПРЕС С. М. Шахрай решил вести партию самостоятельно, но известный
политик правоцентристского толка А. Н. Шохин, в 1993 году шедший в думу
вторым номером в федеральном списке ПРЕС, присоединился к НДР, так же
оказав влияние на её позиционирование.
Левоцентристский проект власти «Блок Ивана Рыбкина», отмечают А. В.
Иванченко и А. Е. Любарев, получалось выстроить намного хуже .И. П.
Рыбкин, председатель Государственной Думы первого созыва, оттолкнул от
себя избирателей слишком резкой «эволюцией вправо» и сменой
политической позиции с критической на пропрезидентскую. Растеряв крайне
левый и оппозиционный электорат, Рыбкин не смог объединить вокруг себя
по-настоящему популярные и авторитетные организации. К моменту
выборов перспективы «Блока Ивана Рыбкина» были туманными.
Среди организаций и политиков, отказавшихся от участия в блоке Рыбкина
были центристские «Профсоюзы и промышленники России - Союз Труда»,
во главе с последним советским министром экономики В. И. Щербаковым,
председателем Федерации независимых профсоюзов России М. В.
Шмаковым и президентом Российского союза промышленников и
предпринимателей А. И. Вольским, и «Моё Отечество», чью первую тройку
составляли известные люди - генерал Б. В. Громов, академик С. С. Шаталин
и певец И. Д. Кобзон. Оба этих объединения пошли на выборы
самостоятельно, тем самым ещё больше размывая электоральную базу
«Блока Ивана Рыбкина».
На левоцентристских позициях так же стояли «Партия самоуправления
трудящихся» С. Н. Фёдорова, блок «Социал-демократы» бывшего мэра
Москвы Г. Х. Попова.
«Национал-патриоты».
Относительно новой чертой выборов 1995-го года стало оформление
национально-патриотического фланга как важного фактора российской
политики. Различные политические силы тяготели к нему и ранее, но только
к середине 1990-х население оправилось от удара, вызванного крушением
Советского Союза, и смогло сформулировать запрос на возвращение
престижа страны в международной политике и социальную справедливость
во внутренней. К этому добавлялись напряжённые межнациональные
отношения, обострившиеся после распада Советского Союза и краха
советского национального проекта. Постсоветская российская власть, как, в
частности, замечает А. И. Вдовин в работе "Русские в XX веке" так и не
смогла сформулировать внятные предложения для русского народа. Зато,
подчёркивается в этой же работе, национально-патриотическую повестку
смогла перехватить КПРФ. Приводятся слова Г. А. Зюганова:
«С этой точки зрения представляется совершенно правильным
провозглашенный Зюгановым возврат к исконным национальным ценностям,
признание необходимости восстановления преемственности исторического
развития страны, отказ от воинствующего атеизма и маскировавшегося под
лозунгом “пролетарского интернационализма” безразличия к судьбам
собственно народов России, готовности принести их вековые особенности и
национальные интересы в жертву молоху “мировой революции”» [9, 268 ст.].
Несмотря на то, что всё это вполне укладывалось бы во вполне
консервативную программу - национально-патриотические силы в
большинстве своём выступали за кардинальные решения в области
перераспределения собственности. Проведённая в эти годы ваучерная
приватизация и последовавшие за ней залоговые аукционы вызвали рост
крайне негативного отношения к носителям либеральной идеологии. Таким
образом, на левом фланге оказались люди и движения, с
правоконсервативными взглядами на национальную и международную
политику, но с левыми и даже крайне левыми - на политику внутреннюю и
экономическую.
КПРФ, впрочем, была далеко не единственной силой на этом поле, хотя,
несомненно, и самой успешной.
Большой популярностью пользовался «Конгресс русских общин», который
возглавляли бывший секретарь Совета безопасности РФ Юрий Скоков,
набирающий всероссийскую известность генерал Александр Лебедь и
депутат Государственной Думы экономист Сергей Глазьев. Бывший соратник
Глазьева по Демократической партии режиссёр С. С. Говорухин так же
выдвинулся на выборы с патриотическими и социальными лозунгами,
возглавив «Блок Станислава Говорухина». Другим заметным объединением
этого направление стало движение «Держава» бывшего вице-президента РФ
А. Руцкого, одного из лидеров оппозиции во время событий октября 1993-го
в Москве.
«Правые».
Демократические и либеральный лагеря так же не смогли удержать своё
единство, раздробившись на множество списков. «Выбор России»,
перешедший в оппозицию к действующей власти, был преобразован в
партию «Демократический выбор России», существенно потеряв в
поддержке и членстве. Несмотря на то, что Е. Т. Гайдар прикладывал все
усилия для объединения демократических сил в блок «Демократический
выбор России -- Объединенные демократы», привлечь удалось лишь
несколько организаций. В частности, «Российскую партию социальной
демократии» «архитектора перестройки» А. Н. Яковлева.
Среди избирательных объединений и блоков, зарегистрировавших свои
списки, было еще пять, которые можно считать «осколками» блока «Выбор
России». Это в первую очередь движение «Вперед, Россия!» во главе с
Борисом Федоровым, избирательный блок «Общее дело», который
возглавила депутат Государственной Думы Ирина Хакамада, избирательный
блок «89 (89 регионов России)», не представленный федеральным списком,
возглавлявшаяся депутатом от «Выбора России» Виталием Савицким партия
«Христианско-демократический союз - Христиане России» и
возглавлявшееся кандидатом от «Выбора России» на выборах 1993 г. Олегом
Новиковым Федерально-демократическое движение.
Намного монолитнее на этом фоне выглядело дрейфующее в сторону социал-
либеральной повестки объединение «Яблоко». Несмотря на разрыв с
Республиканской партией России и Социал-демократической партией
России, пошедшими на выборы отдельными списками, «Яблоко» смогло
удержать свои позиции на демократическом фланге.
«Националисты».
Среди объединений, стоявших на националистических позициях, самым
заметным была Либерально-демократическая партия России В. В.
Жириновского, победитель выборов 1993 года. Несмотря на определённое
падение популярности, ЛДПР и её лидер сумели сохранить ядро своих
сторонников, предлагая всё тот же «третий путь».
«Левые».
Кроме КПРФ за левую часть электората так же боролась АПР М. Лапшина и
два избирательных блока: блок «Власть - народу!» во главе с бывшим
председателем Правительства СССР Николаем Рыжковым и лидером
Российского общенародного союза, бывшим лидером фракции «Россия» в
Верховном Совете РФ Сергеем Бабуриным и леворадикальный блок
«Коммунисты -- Трудовая Россия -- За Советский Союз» (первая тройка --
Виктор Тюлькин, Анатолий Крючков, Виктор Анпилов).
Интересна и ещё одна категория партий, о которой А. В. Иванченко и А. Е.
Любарев в своей работе «Российские выборы от перестройки до суверенной
демократии» пишут так:
«Полтора десятка участвовавших в выборах избирательных объединений и
блоков не имели внятной политической ориентации (Партия любителей пива,
Партия «Народный союз», Союз работников жилищно- коммунального
хозяйства России и др.)» [12, 98 ст.].
Здесь необходимо отметить объединение с анекдотическим названием
«Партия любителей пива». Первым номером в федеральном списке этой
партии баллотировался К. Э. Калачёв, политтехнолог, будущий руководитель
«Политической экспертной группы» [39]. Таким образом, «Партию
любителей пива» можно назвать одним из ранних образцов
профессионального юмора политтехнологов - людей, которые в следующей
политической эпохе займут одно из ключевых мест в российской политике
как таковой.
17-го декабря прошли выборы в Государственную Думу второго созыва. В
отличие от предыдущих, на этот раз по партийным спискам в думу прошло
всего лишь четыре объединения, в сумме набравшие чуть больше 50%
голосов (см. таблицу 2). Первое место заняла КПРФ, сделав серьёзную заявку
на предстоящие в будущем году президентские выборы, второе место
осталось за НДР, показавшей, впрочем, существенно худший результат, чем
рассчитывали её создатели, третье место заняла ЛДПР, и четвёртое -
«Яблоко», оставшееся единственной партией демократического,
либерального фланга в Государственной думе.
Таблица 2. Результаты выборов в Государственную Думу II созыва
Избирательное Количество
Место Голосов Процент
объединение мандатов
“Коммунистическая
15 432
1 партия Российской 22,30% 99
963
Федерации”
“Либерально-
7 737
2 демократическая 11,18% 50
431
партия России (ЛДПР)”
“Всероссийское
общественно- 7 009
3 10,13% 45
политическое “Наш 291
дом - Россия”
“Общественное 4 767
4 6,89% 31
объединение “Яблоко” 384
Число
действительных
бюллетеней: 67 884
200 Общее число
избирателей: 107
496 558
Ни один из «осколков» бывшей «партии власти» «Выбора России» в
Государственную Думу не прошёл, не прошёл туда и «Конгресс русских
общин», и другие национально-патриотические партии. Несмотря на то, что
количество баллотировавшихся объединений увеличилось в несколько раз,
репрезентативность Государственной Думы существенно снизилась.
Дума, в которой три из четырёх партий представляли оппозицию разной
степени радикальности, стала серьёзным препятствием для проведения
властью дальнейших преобразований.