Вы находитесь на странице: 1из 56

ДОЛГ, ЧЕСТЬ, РОДИНА!

МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ


Учреждение образования «Военная академия Республики Беларусь»

Дикселис В.П.

ФИЛОСОФИЯ

Методологические проблемы современной рациональной


философии

Минск 2006

Предисловие

В теме учебно-методического пособия обозначены два положения,


которые необходимо учесть, прежде чем начинать анализировать
раскрывающие ее вопросы.
Во-первых, мы должны понять, что хочет сказать автор, предлагая в
пособии рассматривать методологические проблемы современной
философии.
Известно, что термин методология состоит из двух греческих слов:
метод и логос. Метод в переводе на русский язык означает – путь
исследования или познания, теория, учение; логос – слово, понятие, учение
(выделены употребляемые сегодня переводы). В зависимости от контекста в
настоящее время понятие «методология» используется в разных смысловых
значениях: учение о методе; система принципов и способов организации и
осуществления теоретической и практической деятельности людей;
обозначение теоретической и практической значимости проблем, явлений,
процессов. Именно последнее значение рассматриваемого понятия имеет
ввиду автор, когда ставит задачу в пособии проанализировать
методологические проблемы современной рациональной философии.
Во-вторых, мы должны уяснить, что означает понятие рациональная
философия и почему автор решил изучать ее проблемы. Философия –
греческое слово, в переводе означающее любовь к мудрости. С момента ее
возникновения и практически до середины XIX века философия
представляла собой рациональную (разумную) классическую философию. С
точки зрения этой философии мир устроен разумно и развивается сам по
себе (материалистическое понимание мира – материализм) или зависит от
разумного идеального начала – сверхъестественной силы (Бога), сознания
человека (идеалистическое понимание мира – идеализм объективный и
субъективный). Это прежде всего философия древнегреческих мыслителей,
философия Нового времени, марксистско-ленинская философия,
современная диалектико-материалистическая научная философия.
Возникшая с середины XIX века так называемая нерациональная
(иррациональная) философия, наоборот, считает, что все в мире зависит не от
разумного начала, а от бессознательных психических процессов,
эмоционально-волевых актов сознания человека, его инстинктов. Примером
могут служить философия А.Шопенгауэра (1788−1860), С. Кьеркегора
(1813−1855), Ф. Ницше (1844−1900), постструктурализм, философствующий
постмодернизм.
Следует при этом отметить, что в настоящее время значительная часть
создателей учебной и научной литературы, правильно выделяя два явно
выраженных этапа в развитии философии – классический и неклассический
(постклассический) − не замечают, что классическая является рациональной
философией, а неклассическая порождает иррациональную философию,
которая в новейшей истории получает все большее и большее
распространение. В пособии будет учитываться различие указанных
воззрений на мир, но основное внимание будет уделяться рациональной
философии и разумному решению философских проблем, о чем
свидетельствует само название работы.
Кроме того, вопросы данного пособия будут рассматриваться главным
образом с позиции философии материалистического направления, то есть с
позиции реального, а не извращенного понимания жизненных явлений и
процессов и с учетом военного аспекта темы.

1. Возникновение (зарождение) философии, ее сущность и предмет


исследования

Проблема возникновения философии не имеет четкого решения. Есть


разные мнения. Как минимум, можно выделить три подхода при определении
времени и обстоятельств ее зарождения.
Одни исследователи считают, что первые зачатки философской мысли
появились в Вавилоне и Египте в конце IV – начале III тысячелетия до н.э. и
были связаны со становлением и развитием рабовладельческих отношений в
этих государствах, с возникновением в них древнейшей культуры,
трансформацией сугубо религиозного смысла мифов в философский, с
первыми шагами науки о мире – астрономии, космологии, математики 1[1].
При этом следует отметить, что в некоторых философских источниках речь
идет о другом времени зарождения философии в Вавилоне и Египте: конец
III – начало II тысячелетия до н.э. 2[2] Правда, сам подход к решению
проблемы и принципиальная схема дальнейшего развития возникшего
феномена остаются общими.
Другие мыслители возникновение философии размещают в так
называемое осевое время (рубеж VIII−II вв. до н.э.), когда в разных частях
света – на Ближнем и Дальнем Востоке, в античной Греции − она
зарождается и существует поныне в виде специфического типа духовного
производства, формы общественного сознания. При этом ее связь с
социально-политическими, экономическими процессами минимальна, все это
− порождение духовной сферы, начало рефлективной (от позднелат. reflexio –
обращение назад; в современном переводе данное понятие означает форму
теоретической деятельности человека, направленную на осмысление своих
собственных действий) стадии существования, «когда, осознавая свое
содержание и границы, человек осмысливает высшие ценности и цели, –
сознание оборачивается на сознание, мышление представляет себя
собственным объектом анализа»3[3].
И все же большинство аналитиков полагают, что философия возникла в
Древней Греции с появлением Милетской философской школы в VI в. до н.э.
Это было одновременное зарождение и науки. Первым философом и ученым
стал родоначальник данной школы Фалес (ок. 625−547 гг. до н.э.).
Зарождение философии и одновременно науки имело общие корни:
сформировавшуюся в условиях развитого рабовладельческого строя более
совершенную форму социально-экономической и политической организации
общества − полис (город-государство, определившее и новые возможности
творчества мыслителей, и их новое отношение к явлениям общественной
жизни); способность мыслителей, познавая мир, выявлять причинно-
следственные связи, создавать теории (как определенную систему знаний), в
которых закладывались традиции универсального взгляда на мир.
Есть разные объяснения, почему именно в Древней Греции впервые
возникла философия. Среди них, на наш взгляд, оригинальным является
соображение авторов фундаментального учебного пособия,
сформулированное в аннотации: философия зародилась в Древней Греции, «а
то, что существовало на Древнем Востоке, проходит по ведомству
1[1]
См.: Краткий очерк истории философии/ Под ред. М.Т. Иовчука, Т.И.Ойзермана, И.Я.Щипанова. –
М.,1967. – С.34−36.
2[2]
См. Макаров А.Д. Историко-философское введение к курсу марксистско-ленинской философии. –
М.,1967. – С.25.
3[3]
Ильин В.В. Философия: Учеб. для вузов. – М.,1999. – С.40.
мифологии, религии, ранних форм теоретического знания, в лучшем случае –
предфилософии»4[4].
Безусловно, все подходы при определении времени и обстоятельств
зарождения философской мысли имеют право на существование. Вместе с
тем последний подход, как нам кажется, наиболее четко подчеркивает то, что
отличает философию с самого начала ее возникновения от мифологии,
религии, ранних форм индивидуального и общественного сознания – это ее
интеллектуально-теоретический уровень, который является определяющим и
при выявлении сущности самой философии.
Вначале постараемся коротко осмыслить исключительно важный
компонент любого научного исследования, разобраться в термине
«сущность» и в методологических аспектах ее постижения.
Есть предположение, что первым употребил понятие «сущность»
Аристотель (384−322 гг. до н.э.): «...В наибольшей мере считается
сущностью первый субстрат...5[5] такой субстрат в одном смысле
обозначается как материя, в другом – как форма, и в третьем – как то, что из
них состоит»6[6].
В энциклопедических, философско-энциклопедических словарях,
современных учебных пособиях и учебниках по философии даются разные
определения сущности.
То, что объединяет эти определения, на наш взгляд, можно
сформулировать следующим образом: сущность – категория7[7] диалектики,
обозначающая главное в вещах, процессах, устойчивую их основу.
Постигается это главное путем раскрытия основных свойств, законов и
противоречий их развития.
Трудно переоценить методологическую значимость понятия
«свойство». Свойство – это сторона предметов, выражающая их различие
или сходство с другими предметами и проявляющаяся при сравнении этих
предметов или при их взаимодействии. Сказанное можно подтвердить
примерами, начиная с элементарного (веса атома), включая всеобщие
характеристики вещей (качество, количество, содержание, форму и т.п.). Все
предметы обладают значительным числом свойств и они могут быть
необходимые и случайные, основные и неосновные, существенные и
несущественные и т.д. Задача познания, задача исследователя − не просто
обнаружить свойства предметов, а найти необходимые, основные их
свойства, поскольку только они обусловливают качество конкретного
предмета, как выражался Г.Гегель (1770−1831), его сущую определенность.
Не менее важное место в содержании сущности вещи, процесса
занимают законы и противоречия их развития. Закон – это существенная,

4[4]
Мареев С.Н., Мареева Е.В. История философии (общий курс): Учеб. пособие. – М., 2003. – С.2.
5[5]
По Аристотелю, субстрат (есть мнение, что и это понятие он предложил) – это то, в чем сказывается все
остальное, тогда как он сам уже не сказывается в другом. Сегодня в философии под субстратом понимается
общая материальная основа всех процессов и явлений.
6[6]
Кисиль В.Я., Рибери В.В. Галерея античных философов: В 2т. – М., 2002. – Т.1. − С.198.
7[7]
Категория (греческое слово) в современном понимании максимально общее, фундаментальное понятие.
Каждая научная дисциплина имеет свои категории.
общая, объективно-необходимая, устойчивая связь (отношение) между
предметами действительности. Такие связи выражают законы электричества,
экономики, войны, вооруженной борьбы и др. В природе эти законы
действуют однозначно и стабильно, в обществе − получают выражение через
деятельность людей и представляют собой зачастую не четко обозначенное
отношение, а только определенную направленность – тенденцию развития.
Но и в обществе относительная стабильность законов сохраняется. Законы в
целом проявляют себя как необходимость, тем самым определяя и выражая
главное в сущности предметов, процессов, относительную устойчивость и
единство всех многообразных их форм.
Противоречие – это отношение между противоположными сторонами
(которые взаимополагают и исключают друг друга) вещей, процессов
окружающего нас мира. Все состоит из таких сторон, а значит противоречий,
начиная с самого простого (элементарной частицы, атома), кончая
Вселенной. Например, во всех вещах и в природе в целом действуют силы
притяжения и отталкивания, в экономике происходит
взаимообусловливающее развитие производства и потребления, в войне идет
противоборство противостоящих сил и средств. Ведя речь о противоречиях,
Г.Гегель требовал в самой сущности предметов вскрывать противоречие,
которое «есть корень всякого движения и жизненности, лишь поскольку оно
имеет в самом себе противоречие, он движется, обладает импульсом и
деятельностью»8[8].
Таким образом, содержание сущности включает основные свойства,
законы и противоречия развития предметов и процессов, обусловливающие
качественную определенность, устойчивую основу и источник их развития.
Сущность – внутренняя сторона предметов, но есть у них и внешняя
сторона – явление. Это также категория диалектики, обозначающая менее
устойчивую сторону предметов, чувственно воспринимаемую. Эти
взаимообусловленные стороны предметов (сущность и явление) играют
исключительно важную роль в познании и практической деятельности
людей, и мы эти категории основательно изучим позже, при освоении курса
философии. В данной работе нас интересуют только отдельные аспекты этой
взаимосвязи. В первую очередь то, что явление представляет собой форму
проявления сущности, а сущность раскрывается в явлении. Единство
сущности и явления не означает их совпадения. Если бы такое было, то не
нужна была бы и наука.
Явление изменчиво, а сущность, наоборот, устойчива. Например, война
как явление постоянно менялось (средства и способы ее ведения), а
сущность ее (продолжение политики насильственными средствами)
практически на протяжении множества веков сохранялась неизменной.
Однако это не говорит о том, что сущность неизменна. «...Не только явления
преходящи, подвижны, текучи..., но и сущность вещей также» 9[9], и это
подтверждает жизнь, коренные изменения не только в современной
8[8]
Гегель Г. Наука логики: Соч. – М., 1937– Т.5. – С.520.
9[9]
Ленин В.И. Философские тетради. – М., 1969. – С.227.
вооруженной борьбе, но и в войне в целом, в ее сущности. Если раньше
сущность войны понимали как продолжение политики воюющих сторон
только средствами вооруженного насилия, то сегодня сущность войны – это
продолжение политики средствами духовного, политического,
экономического и других видов подавления и уничтожения противника, где
вооруженная борьба не является единственным и основным средством10[10].
Сущность вскрывается человеком прежде всего при помощи
логического понятийного мышления. Он мыслит идеальными образами,
постигая главное, устойчивую основу конкретных вещей (предметов,
процессов, лиц и т.д.), получивших словесное имя. Слова же не только
обозначают имена вещей, но и выражают их сущность в соответствующих
определениях, формулируемых в различных словарях. Желаешь знать
сущность той или иной вещи, процесса, обращайся к словарям.
Надо иметь в виду, что выразить четко в определении суть того или
иного предмета (фактически, ее внутреннее содержание в единстве всех
многообразных и противоречивых форм его бытия) очень сложно. В
определениях обычно схвачено только самое главное. Например, сущность
окружающего нас мира получает свое выражение в философской категории
материи, обозначающей объективную реальность, данную нам в ощущениях.
Использованы в данном определении из множества свойств объективной
реальности только два важнейших ее свойства – объективность и
способность вызывать ощущения. А вот сущность войны как продолжение
политики другими (насильственными) средствами определяется при помощи
противоречивой взаимообусловленности политики и насильственных
средств, прежде всего вооруженной борьбы. Эта зависимость представляет
собой и противоречие, и закон. Многие не без основания считают ее
основным законом войны.
Таким образом, содержание сущности любого предмета, хотя и
включает основные свойства, законы и противоречия его развития, они не
обязательно все должны войти в конкретное ее определение.
Определение сущности имеет объективную основу – реальное
существование предмета и результаты познавательной деятельности
человека. Поскольку люди не только по своей природе, но и по социальному
положению, интеллекту разные, у них может быть и неодинаковое
мировоззрение, понимание науки, ее методологии, а значит, формулируемое
ими определение сущности того или иного предмета может фиксировать
основное (свойства, законы, противоречия развития этого предмета) или
второстепенное, поверхностное и даже искаженное отражение реального
бытия.
Все сказанное нами о сущности, методологических аспектах ее
постижения находит место и при раскрытии сущности самой философии. На
наш взгляд, удачно решили данную проблему авторы учебного пособия,

10[10]
См.: Мальцев Л.С. Вооруженные Силы Республики Беларусь: История и современность. – Минск, 2003.
– С.38−51.
изданного в Минске под общей редакцией Ю.А.Харина, и учебника
Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова.
В учебном пособии философия понимается как «исторически
изменяющаяся система фундаментальных идей, теоретически объясняющих
отношение человека к миру в его целостности и ориентирующих людей в их
социальных действиях»11[11]. В учебнике указывается, что «сущность
философии – в размышлениях над всеобщими проблемами в системе «мир −
человек»12[12].
Эти на первый взгляд разные определения имеют общее основание:
понимание философии как формы общественного сознания, специфика
которой обусловливается важнейшими свойствами реальной
действительности и самой философии, теми ориентирами, которые возникли
еще в древней философии и сохранились в ее классическом виде –
нацеленность на познание окружающего человека мира и отношения его к
этому миру.
Достоинством этих определений, на наш взгляд, является их
толерантность – терпимость к чужим мнениям и верованиям, охват ими всей
исключительно разной современной философии. Одновременно это является
и их недостатком. В них нет даже намека на противоречивость развития
философии (в особенности современной), на то, что сегодня в философии,
кроме нами обозначенного рационального подхода к действительности и
органической его составной части – научной философии, существует еще и
нерациональная (иррациональная) философия, а значит, имеют место
противоположные мнения и соображения как результат разного восприятия,
понимания и оценки мира, рекомендации теоретического и практического
характера.
В этих обстоятельствах есть необходимость обозначить наше
понимание научной философии. Эта философия опирается в первую очередь
на классическую философию, современное естествознание (квантовую
теорию, релятивистскую физику, космологию и т.д.), рациональную
социальную философию; сама стремится наиболее адекватно отражать
закономерный характер действительности, ее логику. Ядром такой
философии является современный диалектический материализм. Его
концепция развития формулирует законы, категории и принципы, которые
отражают реальные процессы действительности и носят всеобщий характер,
способствуют систематизации представлений человека о мире в целом.
Сказанное позволяет полагать, что научная философия – это наука о
всеобщем, система наиболее общих представлений о мире в целом, об
универсальных законах его функционирования и развития.
Приведенные нами определения сущности философии не являются
единственными. Наряду с ними в новейшей истории философской мысли
существуют и другие.
11[11]
Философия: Учеб. пособие/ Ю.А.Харин, В.Ф.Берков, П.А.Водопьянов и др.; Под общ. ред. Ю.А.
Харина. – Минск,2002. – С.14.
12[12]
Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. – М., 1997. – С.4.
Так, Н.Бердяев (1874−1948) повторяет известные слова А.Шопенгауэра
о том, что «философия...есть искусство, а не наука»13[13]. Фактически, это же
утверждает немецкий мыслитель М.Хайдеггер (1889−1976): «Философия –
ни наука, ни мировоззренческая проповедь», а «есть
14[14]
философствование...» . Подобные соображения со своими сентенциями
высказывают и некоторые современные западные и российские философы.
Например, американские доктора философии Р.Поупкин и А.Стролл, авторы
учебника, используемого в самых престижных учебных заведениях Запада,
включая Оксфорд и Кембридж, сами себя не затрудняя определением
философии, советуют своим читателям: «Повторяем: лучший способ понять,
что такое философия, – это изучать ее и «философствовать»15[15].
Яркий образец философствования, на наш взгляд, дают авторы
учебника, подготовленного на основе курсов философии, прочитанных в
Российском государственном гуманитарном университете. В его
предисловии говорится, что философия – это жизнь, в которой нет готовых
образцов, стереотипов, нет шаблонов, на которые можно оглядываться и
следовать им. Авторы опасаются, что их учебник будет порождать иллюзии
того, что философию можно выучить, на манер физики или математики, а не
выстрадать. Они считают, что философия должна не передавать знания, а
будить человека, будить его душу, зажечь огонь понимания, и благодаря
этому огню может произойти «второе рождение» человека – рождение его в
духе16[16].
Все эти соображения, советы, поучения, в основе своей претендующие
на определение философии, ее сущности, объединяет главное – отрицание
научности философии (прямое или скрытое), понимание ее как философии
свободного творчества, философствования, позволяющего говорить и
творить что угодно и как угодно. Это способствует, по нашему мнению,
деградации философской мысли, человеческого интеллекта; правы те
исследователи истории философии, которые считают, что «неклассическая
философия в итоге своего более чем полуторавекового развития
трансформируется в очень специфическую литературу и мифологию, в
которой много позы и мало реального содержания»17[17].
Подводя черту под нашими рассуждениями, следует особо отметить
исключительно большую значимость философско-научного понимания
сущности, методологических аспектов ее постижения в научном
исследовании. Познание сущности является целью науки, оно позволяет
проникнуть в глубинные процессы, вскрыть качественную определенность
явления, основу, источник и перспективу его развития. В научно

13[13]
Бердяев Н.А. Философия свободы. – М., 1989. – С.284.
14[14]
Философия: Учеб. пособие/Ю.А.Харин, В.Ф.Берков, П.А.Водопьянов и др.; Под общ. ред. Ю.А.Харина.
– Минск, 2002. – С.20.
15[15]
Поупкин Р., Стролл А. Философия. Вводный курс: Учеб./Под общ. ред. И.Н. Саренко. – М., 1998. – С.17.
16[16]
Более подробно об этом см.: Философия: Учеб./Под ред. В.Д.Губина, Т.Ю. Сидориной, В.П.Филатова. –
М., 1997. – С.3.
17[17]
Мареев С.Н., Мареева Е.В. История философии (общий курс):Учеб. пособие. – М., 2003. – С.870.
формулируемой сущности явления содержится и предмет 18[18] дальнейшего
его исследования. Другими словами, сущность как бы направляет усилия
человека на дальнейшее познание явления − бесконечный процесс
постижения истины.
Руководствуясь соображениями представителей классической
философии, прежде всего Аристотеля, И.Канта (1724−1804), Г.Гегеля о том,
что философия – это наука о всеобщем, − мы имеем все основания полагать,
что всеобщее и есть то главное, на что направлено познание философии и
именно это является прежде всего ее предметом.
Предмет философии обусловлен историческим развитием самой
философии и науки. Зарождаясь как любовь к знаниям и одновременно как
знание об окружающем человека мире, т. е. как начальное научное знание –
преднаука, философия уже содержала воззрения мыслителей античности о
всеобщем –первооснове мира (например, Фалес первоосновой мира считал
воду; Анаксимен (ок.588 – ок.525 гг. до н.э.) – воздух; Гераклит (ок. 540 –
ок.480 гг. до н.э.) – огонь), источнике всякого движения (по Гераклиту, таким
источником является единство и борьба противоположностей). Возникшее в
данной философии стихийное, неосознанное оформление всеобщего как ее
предмета закрепляет Аристотель. Он внутри философии (преднауки), которая
противостоит мифологии и религии, выделяет «первую философию», тем
самым разделяя философию (преднауку) на две части: на частное знание –
эмпирическое, практическое (астрономия, математика, физика, медицина и
т.п.) и теоретическое – так называемую «первую философию».
Первая философия – наука о первых началах, о всеобщем,
впоследствии получившая название «метафизика»19[19] (от греч. meta ta
physika − после физики); в течение многих веков была общей теорией всех
частных наук. Существовала философия, структурными компонентами
которой были все частные науки и их всеобщая теоретическая основа –
метафизика. Об этом следующим образом писал Р.Декарт (1596−1650): «Вся
философия подобна как бы дереву, корни которого – метафизика, ствол –
физика, а ветви, исходящие из этого ствола, – все прочие науки, сводящиеся
к трем главным: медицине, механике и этике»20[20]. Только во второй
половине XVII века происходят коренные изменения в философии.
Завершается длительный по времени процесс (начался он еще в IV в. до н.э. в
эллинистический период древнегреческой философии) обретения
самостоятельности отдельными научными дисциплинами: механикой,
астрономией и математикой. В целом процесс отделения (отпочкования) от
философии частных наук занимает не одно столетие и завершается только в

18[18]
Понятие «предмет» в философии имеет разные значения. Смысловое содержание его необходимо
искать в первую очередь в контексте. Оно может обозначать конкретные предмет, объект и то, что
познается, например, философией, что является главным в ее исследовании.
19[19]
Сегодня термин «метафизика» может обозначать: онтологию – учение о бытии, фундаментальных
принципах существования природы общества, человека; философию вообще (указанные варианты
использования понятия имеют широкое распространение на Западе); всеобщий метод, противоположный
диалектике (об этом будет сказано ниже).
20[20]
Декарт Р. Избранные произведения. – М., 1950. – С.421.
ХХ веке. Последними от философии отделились научные дисциплины,
связанные с изучением человеческого сознания, например психология.
Одновременно с процессом отделения от философии частных наук в
рамках метафизики растет тенденция к оформлению и самой философии в
самостоятельную науку. Значительную роль в этом деле сыграла философия
Г.Гегеля, в которой впервые получили осмысление на идеалистической
основе всеобщие законы развития мира. Становление философии как
самостоятельной науки завершается примерно в середине XIX века. Тем
самым происходит размежевание философии и частных наук и в
теоретической сфере. За философией остаются проблемы всеобщего
характера, прежде всего универсальные связи и отношения объективной
действительности, то, чем не занимаются частные науки, но то, что их всех
непосредственно касается, например причинно-следственные связи. Нет
безпричинных явлений. Это понимает и учитывает любой здравомыслящий
ученый, но что собой представляют причина и следствие, какова их
диалектика, как учитывать и использовать закон причинности в
теоретической и практической деятельности людей – всеми этими
проблемами занимается только рациональная философия.
Таким образом, с зарождения философии и по сегодняшний день
предметом ее было и остается всеобщее. Правда, в различных философских
течениях, школах, учениях философов всеобщее понималось и понимается
по-разному. Философия рациональная – ранняя античная (до Сократа),
классическая (до середины XIX века − вся философия, далее − отдельная ее
часть), современная научно-ориентированная – это теория о всеобщем. Она
изучала и изучает весь окружающий нас мир (природу, общество и
человеческое мышление), одновременно исследуя то общее, что касается
всех явлений и процессов мира, влияет на них и является их основой,
например всеобщие законы развития. Даже представители так называемой
натурфилософии (от лат. natura – природа; фактически первая историческая
форма философии) наряду с изучением природы постигали тайны общества,
отношений людей. Так, Демокрит (ок.460−371 до н.э.), продолжая
соображения своего учителя Левкиппа, сформулировал атомистическую
гипотезу об атомах как первооснове мира, одновременно занимался
вопросами познания, социально-политическими и этическими проблемами.
Еще ярче все это проявилось в классической греческой философии: в
учениях Платона (427−347 гг. до н.э.), Аристотеля.
Вместе с тем Г.Гегель, формулируя всеобщие законы, считал их
проявлением более высокого уровня всеобщего – Абсолютной идеи – Бога.
Более конкретно эти взгляды выражают религиозные философы. Для
средневекового схоласта Ф.Аквинского (1225/26−1274), русских мыслителей
Н.А.Бердяева (1874−1948), И.А.Ильина (1882−1954) предметом философии
является Бог. Яркий представитель неопозитивизма21[21] Б.Рассел (1872−1970),
21[21]
Неопозитивизм − одна из форм позитивистской философии. Позитивизм (от лат. positivus –
положительный) основан в 30-х гг. XIX в. О.Контом. Неопозитивизм – это третий этап эволюции
позитивизма, одно из основных течений философии ХХ века. С точки зрения неопозитивизма философия не
занимаясь созданием логически совершенного языка, абсолютизировал его
роль, придав ему значимость всеобщности и адекватности. Он считал, что
мир – фактически язык. Исследование реального мира – это исследование
языка.
Чтобы придать всем этим трактовкам всеобщего соответствующую
упорядоченность, получить более точное определение того, что изучает
философия, на наш взгляд, следует выделить объект познания философии и
ее предмет, понимаемый в широком и узком смысле слова.
Под объектом главным образом понимают то, что противостоит
субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности.
Предметом познания обычно считают некоторую целостность, выделенную
из явлений и процессов объекта, на что направлено основное усилие
исследования. Вместе с тем, понятие предмета может употребляться и в
менее строгом смысле, отождествляя его с понятием объекта. Формой
фиксации объекта, предмета познания является проблема, тема исследования.
В предлагаемом нами варианте под объектом современной научной
философии следует считать действительность (природу, общество,
человеческое мышление). Под предметом в широком смысле слова
понимается всеобщее (уже известное, например: пространство, время,
движение, отражение, системность и другие всеобщие неотъемлемые
свойства материи, ее атрибуты (от лат. attributum – приданное), а также то,
что еще предстоит открыть − общесодержательный аспект всеобщего); в
узком смысле слова – более конкретное всеобщее, постижение сущности
явлений всеобщего характера и значимости, универсальных законов
функционирования и развития мира.
Такое определение предмета философии подтверждает ее научность.
Предмет нацеливает мыслителей не на беспредметное философствование, а
на постижение сущности реально существующих явлений, их закономерных
связей и отношений. Оно же четко формулирует то, что отличает научную
философию от других наук. Это − исследование всеобщего, прежде всего
изучение всеобщих законов, что одновременно объединяет философию с
частными науками, так как она дает им возможность решать
исследовательские задачи познания любого явления с учетом всеобщего
характера его сторон, аспектов и форм.
Центральным звеном предмета научной философии является закон как
категория и явление. Мы уже вели речь об органической взаимосвязи
сущности и закона. Сейчас остановимся еще на одном аспекте этой
взаимосвязи. По меткому выражению Г.Гегеля, закон есть существенное
отношение. Комментируя эти слова, В.И.Ленин (1870−1924) подчеркнул, что
«закон есть отношение....Отношение сущностей или между сущностями»22[22].
должна заниматься самостоятельным исследованием реальности, мировоззренческими проблемами, а
должна описывать данные естественных наук, не объясняя их. Главная задача данной философии –
логический анализ научного языка. Претендуя на разработку методологических проблем науки,
неопозитивизм не смог дать их действительного решения. Сыграл значительную роль в развитии
современной формальной, математической логики и логики науки.
22[22]
Ленин В.И. Философские тетради. – М., 1969. – С.138.
Сказанное говорит о том, что признак существенности является
важнейшим при определении понятия «закон», что свою сущность имеет не
только явление, но и отношение, что закон можно определить не только как
отношение сущностей, но и как отношение категорий, выражающих эти
сущности. Например, сущность войны как продолжение политики другими
(насильственными) средствами – это закономерное отношение между
категориями (понятиями) «политика» и «другие (насильственные) средства»,
выражающими сущность соответствующих явлений.
Сущность войны одновременно выражает и противоречие – единство и
борьбу противоположностей политики и других (насильственных) средств.
Действующие жизненные противоречия – это проявление всеобщего закона
единства и борьбы противоположностей (закона диалектической
противоречивости). Данный закон выражает источник развития всего сущего,
обладает особой формой всеобщности. Исследование данного закона, его
проявлений, закона как противоречия – важная составная часть предмета
научной философии.
Законы являются главными в предмете научной философии еще и
потому, что они в целом проявляют себя как существенное отношение,
объективная необходимость, имеют общий устойчивый характер,
следовательно выступают как определенные «требования жизни», являются
основой жизнедеятельности людей. Все человеческие достижения (научные,
технические, экономические, социальные и др.) базируются на учете и
использовании законов, действующих в природе, обществе и человеческом
мышлении. Например, на основе закона земного притяжения,
аэродинамических законов создана и работает вся летательная техника; на
базе законов экономики функционирует и развивается экономика отдельных
стран и мирового сообщества в целом. Законы мышления (законы
формальной, математической логики и особенно принципы диалектической
логики23[23], выражающие требования законов материалистической
диалектики) дают человеку возможность строить разумную деятельность,
согласованную с «требованиями жизни», т.е. с законами действительности.
Итак, закон – это существенное отношение, противоречие – источник
развития, «требование жизни», основа целесообразной деятельности людей,
главный атрибут диалектико-материалистической философии.
Представители нерациональной (иррациональной) философии
фактически также считают всеобщее предметом своей философии, правда, в
собственной интерпретации. Например, экзистенциализм 24[24] предметом
23[23]
Почему мы выделяем диалектическую логику? Потому что формальная логика (иногда обозначаемая
как аристотельская, по имени ее родоначальника) и логика математическая главным образом заняты
мышлением, не связанным органически с объективным миром. Этот пробел заполняет диалектическая
логика – логика реальной действительности. Только совместное их использование на основе диалектической
логики может дать оптимальный результат познания в любой области знания.
24[24]
Экзистенциализм (от позднелат. exsistentia – существование) – философия существования,
нерациональное (иррациональное) течение философии. Возник в нач. ХХ в. в России (Л.
Шестов,Н.А.Бердяев), после первой мировой войны получил распространение и развитие в Германии
(М.Хайдеггер, К.Ясперс), в период второй мировой войны − во Франции (Ж.П.Сартр, Г Марсель), после
войны − в других европейских странах и США. Характерные черты экзистенциализма − пессимизм,
своей философии считает внутренний мир человека, прежде всего его
чувства, эмоции, бессознательные психические процессы. Именно этот мир
обладает всеобщим характером, от этого внутреннего мира зависит вся
окружающая человека действительность.
Предмет философии определяет не только то главное, что изучает та
или иная философия, но и ее структуру, систему.

2. Философия как система, место в ней диалектики

Хотя при определении сущности философии часто употребляется


понятие «система» (например, философия – это система фундаментальных
идей), составные части философии фактически не рассматриваются как
компоненты системы. Обычно речь идет о структурно-содержательной
модели философии, конкретных разделах ее структуры.
Сегодня, на наш взгляд, настало время анализа философии как
определенного системного образования. Чтобы в этом разобраться со
знанием дела, предлагаем несколько теоретико-методологических
соображений о системе в целом.
Первые представления о системе возникли еще в древнегреческой
философии. Парменид (ок.540−470 гг. до н.э.) и Гераклит с разных
мировоззренческих позиций представляли систему как упорядоченность и
целостность бытия. Платон, Аристотель, Евклид (ок. 356−ок. 300 гг. до н.э.)
разрабатывали идею системности знания. А. Энштейн (1879−1955) об этом
писал: «Мы почитаем Древнюю Грецию как колыбель западной науки. Там
была впервые создана геометрия Евклида – это чудо мысли, логическая
система (подчеркнуто мною.− Д.В.), выводы которой с такой точностью
вытекают один из другого, что ни один из них не был подвергнут какому-
либо сомнению» 25[25]. Проблемами системности занимались разные
философы и ученые, но только в ХХ веке, главным образом во второй его
половине, появилась общая теория систем.
Существует множество определений понятия «система», но наиболее
четко выразил суть этого термина австрийский биолог, теоретик, один из
основоположников общей теории систем Л. Берталанфи (1901−1972):
система – это комплекс взаимодействующих элементов. При анализе
данного понятия необходимо обратить внимание, на то, что система – это
комплекс, множество элементов. Все сущее состоит из элементов, начиная с
самого простого (атома, его ядра), заканчивая системой галактик.
Фактически, не существует бессистемных предметов и явлений. Системность
– это важнейшее свойство, атрибут материи и принцип современного
диалектического материализма. Кроме того, система – это ряд
субъективистское толкование свободы, отрицание рационального познания и утверждение интуитивного
постижения реальности. Положительные аспекты экзистенциализма: стремится выявить реальные
противоречия между личностью и обществом, противоречия межличностных отношений; раскрывает
отрицательные стороны научно-технической революции; уделяет значительное внимание глобальным
проблемам современности, прежде всего экологическим.
25[25]
Кисиль В.Я., Риберг В.В. Галерея античных философов: В 2т.: – М., 2002. – Т.1. − С.438.
соответствующих элементов. Элемент системы – это ее компонент, без
которого она существовать не может. Значит, система – это ограниченное
количество элементов, это основные элементы предмета, явления. Система и
элемент носят относительный характер. Элемент системы также
представляет собой систему со своими компонентами. С этой точки зрения
весь мир – это система систем. Системами могут быть и системы связей,
отношений (например, система основных и неосновных законов и т.п.).
Одновременно система есть взаимодействие элементов, в теории систем
обозначаемое понятием «структура». Структура – это прежде всего
совокупность существенных, необходимых, устойчивых связей и отношений
между элементами системы. Нетрудно догадаться, что обозначенное
взаимодействие носит закономерный характер, выражает отношения и связи
между элементами, определяющими как возможность самого
существования, так и развития системы.
Изучение системы основывается на ее теории и представляет собой
способ познания – системный подход (системный анализ), который может
иметь свою специфику в каждой отдельной области знаний и предполагает
прежде всего:
определение типа системы, расчленение ее на составные элементы,
рассмотрение их качественной определенности и роли в системном
образовании;
анализ структуры системы, т.е. закономерных связей и отношений,
действующих между ее элементами;
исследование взаимодействия системы с другими системами, ее
функционирование и развитие.
Естественно, любое системное образование имеет не только элементы,
без которых оно не может существовать, но и целый ряд компонентов,
играющих исключительно важную роль в его жизнедеятельности. Так, когда
речь идет в целом о системе современного философского знания, то обычно
выделяют следующие его разделы: история философии, онтология,
диалектика, гносеология, социальная философия, общая этика, теоретическая
эстетика, философские проблемы частных наук (например, философско-
методологические проблемы военной теории и практики), философия
религии, философия философии (теория философского знания). В данном
конкретном случае под системой современного философского знания
понимается его структура, содержание, единство равноправных разделов,
элементов.
Если же определять систему, руководствуясь общей теорией систем, то
из совокупности компонентов современного философского знания
необходимо выделить основные элементы, без которых это знание как
система существовать не может. Такими элементами, на наш взгляд,
являются:
онтология (от греч.ontos – сущее и logos – слово, понятие, учение) –
учение о бытии, об окружающем нас мире;
диалектика (от греч. dialektikē – искусство вести беседу, спор) –
учение о всеобщей взаимосвязи и всеобщем развитии явлений мира и
диалектическая логика – как органическая часть диалектики, логика
реальной действительности и адекватного мышления;
гносеология (от греч. gnosis – познание и логос) – учение о познании
мира.
Таким образом, осуществляемое исследование системы современного
философского знания имеет важную эвристическую и методологическую
ценность, так как позволяет не только глубоко разобраться в данной системе,
сущностном ее содержании, выделить в нем главное, но и в ее структуре –
закономерных связях элементов. Так понимаемая система философского
знания соответствует сущности и предмету научной философии, поскольку
обозначенные элементы системы содержат наиболее общие представления о
мире в целом, об универсальных законах его функционирования и развития.
Исключение любого из элементов ведет к упразднению системы, потому что
онтология дает представление о мире как материи в целом, о формах ее
существования, основных свойствах, структурных элементах; диалектика
вскрывает всеобщие законы существования и развития всего сущего;
гносеология позволяет все это постигать, формулирует основные
закономерности, формы и методы познания мира. Включение в этот
системный ряд других разделов философского знания, например социальной
философии (философского учения об обществе) изменило бы суть самой
философии; она перестала бы быть системой наиболее общих представлений
о мире в целом, всеобщих законах его развития. Кроме того, данный раздел
не является основным элементом системы современного философского
знания, без которого она не может существовать. Ее проблемами без четкой
конкретики и специфического анализа занимаются онтология, диалектика и
гносеология.
Все разделы современного рационального знания и все его элементы
изучаются в курсе философии, в данном же пособии главное внимание
уделяется центральному элементу системы – диалектике, которую некоторые
«радикальные» мыслители стараются сократить, исключить как немодную из
курса философии.
Диалектика, будучи элементом системы, сама представляет собой
сложное системное образование. Она состоит из элементов (систем): законов,
категорий и принципов.
Основными всеобщими законами диалектики, действующими во всех
явлениях и процессах природы, общества и человеческого мышления
являются:
закон единства и борьбы противоположностей (закон диалектической
противоречивости). В последнее время данный закон стали называть законом
диалектической противоречивости потому, что, во-первых, единство и
борьба противоположностей выражают противоречие; во-вторых, главный
его разработчик Гегель, ведя речь о нем, использовал термин
«противоречие»; в-третьих, противоречие – источник развития. Последнее
осуществляется прежде всего путем взаимовлияния противоположностей
(например, средств нападения и средств защиты), в результате разрешения
противоречий, устранения препятствий в функционировании и развитии
явления, системы (своевременная замена, к примеру, старых форм
вооруженного противоборства новыми). Этот закон называют ядром
диалектики, поскольку он является источником развития всего сущего, в том
числе и самой диалектики, и проявляет себя во всех ее законах, в том числе и
в основных;
закон перехода количества в качество раскрывает механизм развития,
показывает, как происходит развитие. Развитие с точки зрения данного
закона осуществляется от старого к новому путем накопления
количественных изменений и их скачкообразного перехода в коренные
качественные преобразования. Все те качественные преобразования, которые
произошли, например, в современной вооруженной борьбе, когда
приоритеты в ней отдаются неконтактным действиям, когда удары наносятся
без входа носителей в зону поражения, действиям сил специальных операций
– и есть результат количественных накоплений и изменений, прежде всего в
средствах ведения вооруженной борьбы;
закон отрицания отрицания (закон диалектического синтеза)
показывает направление развития, т.е. куда идет развитие, какова связь
между старым и новым. Согласно этому закону старое отрицается новым. В
свою очередь новое отрицается более новым и получается цикл в виде
«тезис–антитезис−синтез». В результате отрицания и отрицания отрицания
сохраняется преемственность в
развитии и происходит в итоге двойного отрицания-синтеза повторение
пройденного, но на более высокой основе. Все это можно увидеть на
множестве примеров, в том числе на примере качественно нового уровня
идеологической работы, проводимой в войсках. В синтезе заключено самое
ценное, что было в тезисе и антитезисе, поэтому данный закон еще
называется законом диалектического синтеза.
Теория этих законов разработана в диалектике, они действуют
одновременно, вместе, определяя глубокие преобразования, поступательное
развитие любых явлений и систем, в том числе и самой диалектики26[26].
Под категориями диалектики понимаются прежде всего так
называемые парные категории:
единичное и общее;
сущность и явление;
содержание и форма;
причина и следствие;
необходимость и случайность;
возможность и действительность и др.

26[26]
Подробный анализ основных законов диалектики см.: Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. –
М., 1997. – С.463−508; Философия: Учеб. пособие/Ю.А.Харин, В.Ф.Берков, П.А.Водопьянов и др.; Под общ.
ред. Ю.А. Харина – Минск, 2002. – С.96−137.
Все они выражают существенные, общие, необходимые, устойчивые,
универсальные связи и отношения, т.е. являются всеобщими законами.
Обычно их называют неосновными законами диалектики. Одновременно они
представляют собой единство и борьбу противоположных начал
(противоречие), а значит являются источником развития явлений и систем.
Единичное и общее, сущность и явление, содержание и форма – это стороны
предмета, системы. Причина и следствие, необходимость и случайность,
возможность и действительность обозначают всеобщую
взаимообусловленность явлений, систем, элементов внутри систем. Все
парные категории, будучи элементами системы категорий, одновременно
представляют собой собственные системные образования27[27].
Что касается принципов диалектики, то следует иметь в виду, что само
понятие «принцип» используется в разном смысловом значении. В данном
случае под принципом понимается теоретическое положение, определяющее
рациональную интеллектуальную и практическую деятельность людей.
Принцип – это императив (от лат. imperativus – повелительный) – требование,
отражающее закономерности реальной действительности. Принципы
диалектики выражают требования всеобщих законов объективного мира
(законов диалектики), логику этого мира, являясь одновременно принципами
диалектической логики, и всеобщими принципами мышления.
Основными принципами диалектической логики являются:
объективность рассмотрения явления, процесса;
необходимость изучения объекта познания во всех его связях и
отношениях;
обязательность анализа предмета, явления в их изменении, развитии;
принцип конкретности истины, отражающий закономерное изменение
и развитие мира;
принцип диалектического противоречия, требующий нахождения в
явлениях действительности единства противоположностей, учета и
использования их борьбы как источника развития этих явлений;
принцип восхождения в познании от абстрактного к конкретному и,
наоборот, от конкретного к абстрактному;
принцип единства исторического и логического, предполагающий
рассмотрение объективной реальности в движении и развитии с
одновременным отражением этой реальности в виде понятий, суждений,
идеальных образов;
принцип системности, отражающий всеобщее свойство материи и
требующий использования системного подхода при глубинном анализе
явлений;
принцип детерминизма (от лат. determinare – определять), полагающий
необходимость учета всеобщей обусловленности явлений действительности
и др.
Диалектика реальной действительности – это всеобщее развитие и
всеобщая взаимосвязь явлений мира, универсальные законы его развития.
27[27]
См.: Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. – М., 1997. – С.391−446.
Эта диалектика функционирует сама по себе, не зависит от сознания и
называется объективной диалектикой. Отражение данной диалектики в
сознании людей принято считать субъективной диалектикой. Образно
говоря, диалектика вещей порождает диалектику идей. При этом адекватное
отражение объективной диалектики, и прежде всего главного
интегрирующего начала – всеобщих законов развития мира (фактически
логики реальной действительности) в сознании человека − обеспечивает
единство субъективной диалектики, теории познания и логики мышления,
реальность и научность человеческих соображений. Именно всеобщие
законы представляют собой интегрирующие связи и системы научной
философии, выражают структуру данной системы и являются в ней
главными. Диалектика – это наука о наиболее общих законах развития
природы, общества и человеческого мышления.
Диалектика через всеобщие законы, принципы диалектической логики
органически связана со всеми разделами современного философского знания.
Например, философско-методологические проблемы военной теории и
практики – это прежде всего проблемы сущности, содержания войн, причин
их возникновения, количественных и качественных изменений,
диалектических отрицаний, разрешения противоречий как в Вооруженных
Силах, так и в формах, способах и средствах ведения вооруженной борьбы, в
управлении войсками, в обучении и воспитании воинов и т.д. Все эти
проблемы военной теории и практики, как мы видим, – это фактически
вопросы диалектики, диалектической логики, по крайней мере, они решаемы
на их основе, с их помощью.
Однако наряду с адекватными и положительными толкованиями
диалектики, как мы уже отмечали, существует и отрицательное к ней
отношение.
Диалектической логике противопоставляются ее альтернативы, в
первую очередь софистика (греч.sоphistike – умение хитроумно вести
прения) и эклектика (от греч. еklektikos – выбирающий) как формы
антидиалектического мышления. В современной трактовке они выражают:
софистика – использование ложных доводов (софизмов) в суждениях,
субъективизм, односторонний подход к явлениям; эклектика – произвольное
механическое непоследовательное соединение множества сторон предмета,
суждений о нем без выделения главного.
Своеобразным проявлением софистики и эклектики можно считать, на
наш взгляд, то, что многие противники диалектики28[28] стараются вообще ее
не замечать, исключают диалектику, прежде всего теоретические разработки
диалектики советского периода, современную научную материалистическую
диалектику из содержания учебников и учебных пособий. А если и идет речь
о диалектике, то главным образом о диалектике Гегеля, которая
отождествляется с ее системой. Последняя представляет собой учение о
28[28]
Это условное обозначение касается не только тех авторов изданий, философов, которые открыто не
признают современной диалектики, но и тех, кто это делает, используя разные ухищрения, в том числе
софистику и эклектику.
природе и обществе как формах существования абсолютной идеи и
составляет консервативную сторону философии Гегеля. Диалектика же
великого мыслителя отражает реальные процессы и взаимосвязи, хотя и
зависимые от абсолютной идеи, и выражает прогрессивную сторону его
учения. Противники диалектики выделяют особенно те аспекты системы
Гегеля, которые определяют шаблонное построение этой системы в виде
тезиса−антитезиса−синтеза и считают, что эта триада развертывается в
пределах знаменитой гегелевской диалектики и что это и есть процесс
развития по Гегелю29[29]. Таким образом, догматизм системы переносится на
диалектику, следовательно, напрашивается естественный вывод, что и
современная научная диалектика, диалектическое мышление как
продолжение и развитие диалектики Гегеля (превращение идеалистической
диалектики в материалистическую), также носит шаблонный,
консервативный, догматический характер. Естественно, противники
диалектики не анализируют систему законов, категорий и принципов
диалектики великого немецкого мыслителя – подлинную ценность его
философии.
Прав известный белорусский философ Ю.А. Харин, когда
подчеркивает, что «к софистике и эклектике как способам мыслительной
деятельности обычно прибегают те, кто заинтересован в искажении истины,
в субъективистски извращенном представлении действительности, в
утаивании своих подлинных намерений, а то и просто в нежелании
разобраться в существе дела».30[30]
Неуклюжей, слабо аргументированной выглядит и редко
встречающаяся критика диалектики (критиковать научную диалектику – это
критиковать логику реальной действительности) отдельными философами.
Так, автор известного российского учебника В.А.Канке, не отрицая основных
законов диалектики, сомневается в их всеобщности31[31]. Он полагает,
например, что закон единства и борьбы противоположностей действует не во
всех видах реальности. Он утверждает, что в микромире есть частицы
нейтрального электрозаряда, и физикам не удалось обнаружить между ними
каких-либо противоречий. Не вникая в тонкости квантовой теории, хотелось
бы напомнить уважаемому автору о том, что наши знания главным образом
носят относительный характер, что сегодня у нас одно представление о
каком-то явлении, а завтра − другое. Более 20 веков считалось, что атом
неделим, в настоящее же время известно, что он имеет сложную структуру. А
раз так, то, возможно, спустя определенное время мы можем стать
свидетелями новых научных открытий, которые дадут основание утверждать,
что и в микромире все частицы взаимодействуют как диалектические
противоречия.
29[29]
См.: Поупкин Р., Стролл А. Философия. Вводный курс: Учеб. /Под общ. ред. И.Н.Сиренко. – М., 1998. –
С.214; Философия: Учеб./Под ред. В.Д.Губина, Т.Ю.Сидориной, В.П. Филатова. – М., 1997. – С.94.
30[30]
Философия: учеб. пособие/Ю.А.Харин, В.Ф.Берков, П.А.Водопьянов и др.; Под общ. ред. Ю.А. Харина.
– Минск, 2002. – С.143−144.
31[31]
См.: Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс: Учеб. для вузов. – М., 2002. –
С.165−166.
Отрицательное, негативно-критическое отношение к диалектике,
фактически ее отторжение от философии, имеет свои причины.
Это связано, прежде всего, с марксистско-ленинской теорией
диалектики, развитием диалектического материализма. В XIX веке
А.И. Герцен (1812−1870), один из первых в истории не только русской, но и
мировой философской мысли предпринял попытку, критически переработав
диалектику Гегеля, освободить ее от идеализма и соединить с
материализмом. К.Маркс (1818−1883) и Ф.Энгельс (1820−1895) эту задачу
довели до логического конца, создав материалистическую диалектику и
диалектический материализм. Диалектика Платона, Кузанского, Гегеля –
диалектика Идеи, Духа − стала диалектикой реальной действительности.
Материализм метафизический, опиравшийся главным образом на
формальную логику Аристотеля (логику человеческого мышления,
построенную на готовых понятиях), стал диалектическим, основой которого
теперь стала логика понятий, отражающая изменение, развитие, взаимосвязи
объективного мира.
Теория диалектики и материализма (диалектический материализм)
получила фундаментальное всестороннее развитие в работах В.И. Ленина
(1870−1924), советских ученых и философов. Достижения диалектического
материализма советского периода убедительно показаны в серьезном
исследовательском труде американского философа профессора
Массачусетского технологического института Л.Р. Грэхэма. В
заключительных замечаниях своей книги он отмечает: «...советский
диалектический материализм является впечатляющим интеллектуальным
достижением. Улучшение ранних положений Энгельса, Плеханова и Ленина
и развитие их в систематическую интерпретацию природы представляет
собой наиболее оригинальное интеллектуальное творение советского
марксизма... По универсальности и степени разработанности диалектико-
материалистическое объяснение природы не имеет равных среди
современных систем мысли»32[32].Следует обратить внимание на последние
слова американского философа: в них выражена мысль о том, что роль
диалектического материализма не ограничивается философией, а
распространяется на человеческую мысль в целом, в том числе и на
естественнонаучную. Подчеркивая это, он пишет, что характерная функция
советского диалектического материализма «вытекает из всеобъемлющего
характера его концепции и тесной его взаимосвязи с современной научной
теорией»33[33].
Все сказанное, особенно слова Л.Р. Грэхэма о том, что диалектико-
материалистическое объяснение природы не имеет равных среди
современных систем мысли, о тесной взаимосвязи диалектического
материализма с современной наукой, являются сильным раздражителем для

32[32]
Грэхэм Л.Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. – М.,
1991. – С.415.
33[33]
См. там же.
противников диалектики. Однако, не имея аргументов для возражения, они,
как мы уже отмечали, стараются просто этого не замечать.
Но самым главным раздражителем все же является философское
учение классиков марксизма-ленинизма о диалектике. В этом учении, в
отличие от теоретических соображений его противников, классики не
отказывают идеалистической диалектике в праве на существование, сами
изучают и рекомендуют другим это делать. Например, В.И. Ленин требует
«организовать систематическое изучение диалектики Гегеля с
34[34]
материалистической точки зрения» .
Разрушение Советского Союза, абсолютное неприятие противниками
диалектики марксистско-ленинской теории привели к тому, что они убрали
из создаваемых ими учебных программ, учебников, учебных пособий для
вузов материалистическую диалектику, а фактически и диалектику вообще.
Не менее важной причиной, порождающей негативное отношение к
современной научной диалектике, являются трудности ее постижения и
реализации ее требований. Обусловлено это прежде всего исключительно
сложной, вечно изменяющейся и развивающейся действительностью,
отражаемой в теории диалектики и интерпретируемой в человеческом
мышлении в виде принципов диалектической логики. Осознать и освоить
диалектику как науку, диалектический способ мышления нелегко, но не
менее трудно руководствоваться ими в интеллектуально-познавательной и в
практической деятельности. Чтобы действительно знать предмет,
диалектическая логика требует изучить все его стороны, все связи и
отношения, его развитие, используя при этом все знания и опыт,
накопленные человечеством. А если вести речь более конкретно, то
необходимо раскрывать единичное и общее; сущность и ее проявление;
содержание и форму предмета; его количественные изменения и
качественные преобразования; диалектические противоречия; причинно-
следственные и другие связи; анализ элементов и структуры предмета как
системы и т.д. Все это создает определенные проблемы, требует зачастую
колоссального умственного напряжения, затрудняет понимание диалектики и
даже может порождать отрицательное к ней отношение. В условиях, когда,
по мнению немецко-французского мыслителя А. Швейцера, бездумье стало
для человека второй натурой, все эти трудности освоения и применения
диалектики, диалектической логики ловко используют противники
диалектики, чтобы принизить ее роль и отторгнуть от философии.
Отношение к диалектике, а также к современной научной философии в
целом в значительной степени зависит от мировоззренческой позиции
философа, от того, какому философскому направлению он принадлежит.

3. Основные направления развития философской мысли

Критерием деления философской мысли на основные направления ее


развития является так называемый основной вопрос философии,
34[34]
Ленин В.И. Избранные произведения: В 3 т. – М., 1966. – Т.3. – С.613.
сформулированный в XIX веке Ф.Энгельсом в работе «Людвиг Фейербах и
конец классической немецкой философии»: «Великий основной вопрос всей,
в особенности новейшей, философии есть вопрос об отношении мышления к
бытию»35[35]. Он имеет две стороны. Первая его сторона состоит в
определении того, что является первичным – мышление или бытие, сознание
или материя. Вторая – решает проблему познаваемости мира.
В зависимости от решения первой стороны основного вопроса
философии философы и разделились на два больших лагеря (по-
современному выражаясь, на два основных направления) – материалистов и
идеалистов.
Материалисты считают, что материя первична, а сознание вторично.
Материя (окружающий человека мир) существует независимо от сознания,
она в результате эволюционных изменений на нашей планете Земля
породила человека и важнейшее свойство его мозга и центральной нервной
системы – сознание. Нет другого сознания, кроме человеческого. К
материалистам относятся, например, древнегреческий философ Гераклит,
который считал, что мир, единый из всего, не создан никем из богов и никем
из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем; голландский философ
XVII в. Б. Спиноза (1632−1677), объявлявший мышление неотъемлемым
свойством-атрибутом материи; французский философ XVIII в. П. Гольбах
(1723−1789) утверждавший, что в основе мироздания лежит материя, а она
есть то, что может оказывать воздействие на наши органы чувств и
производить ощущения.
Идеалисты, наоборот, полагают, что первично сознание, а вторична
материя. Сознание порождает материю, материя зависит от сознания.
Если материалисты уверены, что материальное начало первично,
духовное вторично, а идеалисты считают, что наоборот, то есть еще и такие
философы, которые, решая основной вопрос философии, признают
равноценность, равноправие обоих начал – материального и духовного. Их
называют дуалистами. Классическим представителем дуализма является
Р. Декарт. При этом он был материалистом в своей физике. По мнению
Декарта, чтобы объяснить природу, достаточно одной материи и движения.
«Дайте мне материю и движение, − говорил он, − и я покажу, как устроена
Вселенная» (т.е. здесь не требуется никакой сверхъестественной силы, Бога).
А вот что касается человека и его души, то здесь не обойтись без
нематериальной души и Бога. Деятельность человеческой души, полагал
Декарт, никак нельзя объяснить из механических принципов36[36]. Все это
позволяет материалистам и идеалистам относить великого мыслителя к
своим, что довольно часто происходит.
В зависимости от того, как в идеалистической философии понимается
духовное начало, в ней различаются объективный и субъективный идеализм.

35[35]
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т.21. – С.282.
36[36]
См.: Мареев С.Н., Мареева Е.В. История философии (общий курс): учеб. пособие. – М., 2003. –
С.346−349.
Объективные идеалисты признают существование реального мира вне
человека, но считают, что в основе этого мира лежит объективное,
независимое ни от кого духовное начало (это и определяет название данного
идеализма) – мировая идея, мировой разум, абсолют, т.е. Бог.
Крупнейшими представителями объективного идеализма в истории
философии были Платон, Г. Гегель. С точки зрения данных философов, мир
устроен разумно, потому что он − не что иное как воплощение, выражение
идеального разумного начала. Но существует и другая разновидность
объективного идеализма – иррационалистическая. Например, А. Шопенгауэр
утверждает, что в основе мира лежит бессознательное неразумное начало –
некая «мировая воля». И все же объективный идеализм главным образом
является рациональной философией. Его представители в современных
условиях – это мыслители различных течений религиозной философии.
С точки зрения субъективных идеалистов, мир не существует вне
сознания человека, вне субъекта. Он есть не что иное как порождение
познавательных способностей человека, его ощущений. Например,
классический представитель субъективного идеализма, один из его
основоположников, английский епископ Дж. Беркли (1685−1753) сводит
свойства предметов к человеческим ощущениям, отождествляет вещи с
«комбинациями» ощущений. Поэтому, с точки зрения Беркли, существует
только то, что можно воспринимать. «Быть» означает «быть в восприятии».
Сведение качественных и количественных параметров, свойств
предметов к различным ощущениям, утверждение, что они существуют лишь
потому, что воспринимаются, логически ведет к солипсизму (лат. solus –
один, единственный и ipse – сам), к крайней форме субъективного идеализма,
признающего единственной реальностью лишь мыслящий субъект, а
предметы, явления действительности, существующие только в сознании
данного субъекта. Получается следующее: есть субъект-человек – есть и мир;
нет субъекта − нет и мира. Выход из этой ситуации Дж. Беркли находит в
Боге. Предметы, явления не могут исчезнуть, даже если исчезнут все
субъекты, потому что предметы остаются существовать как совокупность
идей Бога.
При всем своем различии представители объективного и
субъективного идеализма едины в главном. Они уверены, что природные и
общественные явления зависят от сознания, духа и в этом отношении
противостоят материализму.
Что касается второй стороны основного вопроса философии, то она
определяет позицию философов по проблеме познаваемости мира.
Большинство философов полагают, что мир познаваем (это материалисты и
большая часть объективных идеалистов). Но есть мыслители, которые имеют
противоположное мнение (в основном, представители субъективного
идеализма). Одни из них выражают сомнения в возможности познания мира,
в существовании какого-либо надежного критерия истины. Их называют
скептиками (скептицизм – от греч. skeptikos – разглядывающий,
расследующий). Другие утверждают, что мир непознаваем. Их именуют
агностиками (агностицизм – от греч. agnostos – недоступный познанию).
Необходимо иметь в виду, что значительная часть современных философов
считает, что агностики не ведут речь о прямом отрицании познаваемости
мира, а об отрицании возможности достоверного познания предметов, их
сущности, закономерностей природы и общества.
Скептицизм – это ранняя форма агностицизма. Школа скептиков
возникла в IV в до н.э. в древнегреческой философии. Основателем
античного скептицизма был Пиррон (ок.365−275 гг. до н.э.). Классическими
представителями агностицизма являются Д. Юм (1711−1776) и И. Кант37[37].
Материализм и идеализм имеют прежде всего гносеологические
(познавательные) корни.
Гносеологические корни материализма обусловлены объективными
материальными и духовными потребностями развития общества и получают
свое выражение в том, что материалистическая философия нацелена и
осуществляет адекватное, верное отражение мира и его законов в сознании
человека.
Философский материализм тесно связан с наукой, опирается на ее
положения и выводы. В свою очередь, сама наука вырастает из
материалистического подхода человека к миру, его объективности.
Гносеологические корни идеализма представляют собой
преднамеренное или непроизвольное преувеличение, абсолютизацию
отдельных сторон, моментов, граней сложного, противоречивого процесса
познания. В зависимости от того, какая сторона, какой момент его
абсолютизируется, возникает соответствующая разновидность идеализма.
Обычно полагают, что гносеологическими корнями объективного
идеализма являются:
возможность отрыва мысли при абстрагировании от реального мира и
превращение ее, как у Г.Гегеля, в абсолютную идею;
возможность отрыва общих понятий от действительности и
превращение их в первичные сущности, из которых «конструируется»
внешний мир. Например, у Платона общие понятия, идеи составляли особое
царство, порождающее мир видимых вещей;
абсолютизация творческой активности человека. Большая часть того,
что окружает человека − это результат его деятельности, поэтому ему не так
просто отказаться от мысли, что мир никем не сотворен. А раз так, то должен
быть и вселенский творец.
Познание мира – активное целенаправленное отражение его в сознании
человека. Это отражение выступает как субъективный образ объективного
мира. Абсолютизация субъективного момента познания, прежде всего
чувственных восприятий человека, понимание предметов действительности
как совокупность этих восприятий – основные причины, гносеологические
корни различных течений субъективного идеализма.

37[37]
Более подробно о познаваемости мира см.: Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. – М.,1997. –
С.102−117.
Наряду с гносеологическими существуют и социальные причины
идеализма. Это факторы общественной жизни, способствующие
возникновению и распространению идеалистических воззрений. К ним
прежде всего относится отделение умственного труда от физического.
К. Маркс и Ф. Энгельс об этом писали: «После того как господствующие
мысли были отделены от господствующих индивидов, а главное, от
отношений, порожденных данной ступенью способа производства, и таким
образом был сделан вывод, будто в истории неизменно господствуют мысли,
– после этого очень легко абстрагировать от этих различных мыслей «мысль
вообще», идею и т.д. как то, что господствует в истории, и тем самым
представить все эти отдельные мысли и понятия как «самоопределения»
«понятия», развивающегося в истории»38[38].
К социальным корням идеализма также относятся несправедливое
устройство мира, постоянный рост богатства у одних и нищеты у других.
Выступая на 60-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Президент нашей
страны подчеркнул: «СПИД, другие болезни душат Африку и Азию.
Бедность и нищета стали настоящим, а не виртуальным оружием массового
уничтожения, причем расово избирательным. Торговля людьми стала
процветающим бизнесом. Продажа в сексуальное рабство женщин и детей –
обыденное явление, едва ли не норма жизни»39[39].
Естественно, есть силы в мире, которые виновны во всем этом, и они
стремятся, чтобы люди имели искаженное представление об этих
общественных процессах – идеалистическое восприятие мира, не видели
истинных причин несправедливости, угнетения и эксплуатации.
К социальным корням идеализма еще относят интересы, потребности,
культурные традиции, верования, другие подобные явления не
ориентированные на науку. Их теоретическое выражение обычно
приобретает идеалистическое содержание.
Материализм и идеализм прошли длительный путь своего развития. Те,
кто связывают возникновение философии с Древним Востоком, считают, что
зачатки атеистических и материалистических соображений, противостоящих
господствующим религиозным, мифологическим и идеалистическим
воззрениям, появились еще в Древнем Вавилоне и Египте. В таких древних
литературных памятниках этого периода, как «Диалог господина и раба «о
смысле жизни»», «Песня арфиста», «Беседа разочарованного со своим
духом» под сомнение берется истинность религиозных верований в «вечную
жизнь на том свете», предлагается устраивать свои дела на Земле, в наивной
форме ставится вопрос о материальной первооснове природных явлений,
упоминается о прохладной воде как источнике всех живых существ, а также
о воздухе, заполняющем пространство и пребывающем во всех вещах. Как
утверждал греческий писатель и философ-моралист Плутарх (ок. 45-ок.127),

38[38]
Маркс К., Энгельс Ф.Соч. – 2-е изд. – Т.3. – С.48.
39[39]
Беларусь выступает за усиление роли ООН//Белорусская военная газета. − 2005. − 17 сентября. – С.1.
древнегреческий философ Фалес именно у египтян заимствовал мысль о
воде как первопричине и начале всех вещей40[40].
Хотя материализм и идеализм в своем зачаточном виде возникли более
двух с половиной тысячелетий назад, как термины они появились лишь в
начале XVIII в. В 1702 г. немецкий философ и ученый Г. Лейбниц (1646-
1716) писал о древнегреческих философах Эпикуре (ок.342−270гг. до н.э.) и
Платоне как о самом крупном материалисте и самом крупном идеалисте
соответственно41[41].
История философской мысли знает три основные формы
материализма: наивный и стихийный материализм древних греков и римлян;
метафизический и механистический материализм XVII – XVIII вв.;
диалектический материализм.
Наиболее яркими представителями древнего материализма были
греческие мыслители Фалес, Гераклит, Демокрит, Эпикур. Они осуществили
восхождение от конкретных природных явлений к обобщенным и
абстрактным представлениям о свойствах и строении мира, попытались
определить первоначало всего сущего, осмыслить мир диалектически в его
становлении и развитии, разработали ряд учений, сформулировали
гениальные гипотезы, например: учение о развитии; учение о единстве и
борьбе противоположностей (Гераклит); гипотеза об атомистическом
строении мира (Демокрит). Но это был наивный материализм. Он строился в
силу неразвитости научных знаний на здравом смысле, житейских
соображениях, стихийно-материалистических догадках. Присутствовали в
нем еще и мифологические наслоения.
Более совершенной формой материализма стал материализм
метафизический и механистический. Наиболее выдающимися
представителями его были Ф. Бэкон (1561−1626), Д. Локк (1632−1704),
Т. Гоббс (1588−1679), Б. Спиноза, Д. Дидро (1713−1784), П. Гольбах и др.
Достижения данного материализма связаны с развитием промышленности,
техники, науки, особенно механики, с зарождением и укреплением
капиталистических общественно-экономических отношений. В этот период
главную задачу философы, естествоиспытатели видят в увеличении власти
человека над природой и в совершенствовании самого человека. Это требует
развития научного познания, в первую очередь его методов. Активно они
занимаются и исследованием вечно существующей материи (природы), ее
движения, мира как единой материальной субстанции (Т. Гоббс),
обоснованием роли науки и ее пропагандой (Ф. Бэкон), разработкой
различных учений, а среди них − учения о необходимости и свободе
(Б. Спиноза) и т.д. Однако их материализм не был последовательным. Как мы
уже указывали, он был метафизическим (метафизика в данном случае – это
философский метод, противостоящий диалектике), его представители не

40[40]
Более подробно об этом см.: Краткий очерк истории философии./ Под ред. М.Т.Иовчука,
Т.И.Ойзермана, И.Я.Щипанова. − 2-е изд., переработ. – М., 1967. – С.35−36.
41[41]
Философский энциклопедический словарь/Гл. ред.: Л.Ф.Ильичев, П.Н.Федосеев, С.М.Ковалев,
В.Г.Панов. – М.,1983. – С.197.
понимали идеи универсального закономерного развития природы и
общества. Данный материализм был еще и механистическим. Действие
законов механики распространялось не только на природу, но и на общество,
даже на мышление. Он же сохранял и идеализм во взглядах на общество.
Возникновение диалектического материализма в середине XIX века
связано с именами К.Маркса и Ф.Энгельса. В результате
взаимопроникновения материализма и диалектики был создан единый
научный взгляд на природу, общество и мышление, произошло совпадение
на материалистической основе диалектики, теории познания и логики,
опирающихся на принцип единства законов бытия, познания и мышления.
Материализм получил свое распространение и на понимание общественной
жизни. Так был создан исторический материализм.
Теоретическое содержание диалектического материализма в ХХ веке
не всегда успевало за изменениями реальной действительности, в первую
очередь за преобразованиями социума, зачастую приобретало догматические
наслоения. Его использование не всегда соответствовало требованиям жизни
и в таких случаях, естественно, приводило к негативным последствиям, даже
социальным потрясениям (например, развал СССР).
Наряду с основными формами материализма в истории философской
мысли существовали и промежуточные, например: материализм Древнего
Востока, материализм эпохи Возрождения, материализм русских
революционных демократов XIX века и т.д.
При глубинном исследовании материализма используется и типология
его школ. Обычно выделяют материализм последовательный и
непоследовательный, созерцательный и практически действенный,
диалектический и метафизический, научный и вульгарный, а также другие
его разновидности.
У идеализма свои особенности развития.
Исторический прообраз объективного идеализма, например, можно
обнаружить в древнеиндийских Ведах, в первую очередь в упанишадах, где
речь идет об истинной реальности божественного первоначала – Брахмане
(безличном божественном начале всего сущего). В концептуальном виде
объективный идеализм приобрел первое законченное оформление в
философии Платона. Дальнейшее развитие он получил в философии
средневековья, главным образом в учении великого схоласта Ф.Аквинского,
а также в Новое время в философских системах Лейбница, Шелинга, Гегеля.
Хотя субъективный идеализм был характерен для некоторых
философов древности как классическое направление, он оформился и
получил наиболее яркое выражение в учениях английских идеалистов XVIII
в. Дж. Беркли и Д.Юма.
В античной философии, философии средневековья, эпохи
Возрождения, Нового времени господствующее положение занимает
объективный идеализм.
Наивысшего расцвета идеализм рациональный, объективный и
субъективный достиг в немецкой классической философии (конец XVIII −
первая половина XIX века), прежде всего в учениях великих мыслителей
И.Канта и Г.Гегеля. Здесь получила обоснование и развитие новая
историческая форма рационализма – идеалистическая диалектика.
С середины XIX века доминирующей чертой идеалистической
философии становится поворот к иррационализму в его различных
вариантах. Иррационализм связан в первую очередь с субъективным
идеализмом. Именно он в современных условиях имеет самое широкое
распространение, прежде всего в виде таких философских течений, как
экзистенциализм, постмодернизм42[42].
По своему происхождению и на всех ступенях своего развития (по
крайней мере, до середины XIX века) идеализм тесно связан с религией. Он
возник главным образом как концептуальное выражение религиозного
мировоззрения и сегодня в виде религиозной философии служит для защиты
и обоснования религиозной веры.
Обозначение двух основных форм идеализма не исчерпывает
многообразия различных вариантов идеалистических философских систем,
действующих в рамках этих форм. Эти варианты зависят от того, как
понимается духовное первоначало. Например, если это мировой разум, то все
сотворенное им носит разумный, логический характер, и эта разновидность
идеализма именуется панлогизмом (от греч. pan – все); если первоначало –
мировая воля, то и все связано с волей, и такой идеализм будет называться
волюнтаризмом (от лат. voluntas – воля); если существует единая духовная
субстанция, то это будет идеалистический монизм (от греч. monos – один,
единственный); если имеет место множество духовных первоэлементов, то
такой идеализм будет монадологией (от греч. monas (monados) – единица,
единое); если духовное первоначало незакономерное, алогичное «свободное»
начало, не постигаемое научным познанием, то это будет представлять собой
иррационализм (от лат. irrationalis – неразумный).
Между материализмом и идеализмом всегда шла борьба. Сегодня
сторонники идеализма стараются философствованием об идеях, проблемах в
отрыве от реальной действительности показать несостоятельность
материалистов, т.е. тех, кто опирается на человеческую практику, стремятся
учесть требования жизни, объективных ее законов. Как и в противостоянии
диалектике, аргументов у противников материализма нет и они прибегают к
софистике, эклектике, различным уловкам. Так, в научной литературе,
учебниках по философии они, во-первых, стараются не замечать
материалистов (как и материалистических идей), а сами себя к идеалистам не
относят, хотя в целом теоретические соображения построены у них на
42[42]
Постмодернизм (от лат. post – после и франц. moderne – новейший, современный). Впервые этот термин
в области философии применил Жан-Франсуа Лиотар в работе «Состояние постмодерна» (1979), где
предложил говорить о «постмодернистском состоянии» современного общества. В настоящее время термин
«постмодернизм» используется для обозначения особого направления в философии конца ХХ в., а термин
«постмодерн» – для обозначения особой эпохи современной цивилизации. Постмодернизм представляет
собой крайне разнородное течение, не получившее никакого организованного оформления. Он ставит задачу
избавления культуры от диктата разума и традиций. На место Истины, Добра, Красоты предлагается
абсолютный релятивизм, аморализм, эстетика безобразия. Наиболее яркими его представителями являются:
Ж.-Ф.Лиотар (1924),Ж.Делез(1925−1995), Ж.Деррида(1930), Ф.Гваттари (1930−1992) и др.
идеалистической основе43[43];во-вторых, подвергают сомнению материализм
Фалеса, Анаксимандра (ок.610−546 гг. до н.э.), Анаксимена и других
древнегреческих философов на том основании, что они признают
существование богов, но забывают при этом то, что, с точки зрения этих
философов, все имеет материальную основу. Например, Анаксимен
подчеркивает, что все состоит из воздуха и порождается им, что «не богами
создан воздух, а что они сами из воздуха» 44[44]. По сути дела, таким же
образом отлучаются от материализма А.Н.Радищев и М.В.Ломоносов.
Известный православный мыслитель В.В.Зеньковский, к примеру,
утверждает, что существует легенда о А.Н.Радищеве, в котором видят иногда
зачинателя социализма в России, первого русского материалиста, на деле же
он был реалистом45[45], а не материалистом. Что касается М.В.Ломоносова, то
он был религиозным по своей натуре46[46]; в-третьих, основной вопрос
философии заменяют, по их мнению, более важной проблемой, например,
стоит или не стоит жить (экзистенциализм), или намекают: «деление
философов на два лагеря – материалистов и идеалистов – давно устарело, ибо
оно упрощает сложную мозаику современной философии»47[47].
Можно согласиться с тем, что современная философия представляет
собой сложную мозаику ( в этом мы убедились уже при анализе основных
направлений развития философской мысли), но ведь вся эта мозаика
базируется на определенной мировоззренческой позиции, понимании и учете
первоосновы мироздания. Существует и развивается ли оно само по себе или
зависит от сознания человека, различных вариантов идей,
сверхъестественной силы? Это нестареющий вопрос, всегда имеющий
познавательные и социальные причины и, видимо, никогда до конца не
решаемый. А раз так, то и эти два направления философской мысли
обречены на вечное взаимовлияние, противоборство. И это благо для
философии, потому что это противоречивое единство материализма и
идеализма является важнейшим источником ее развития.
Следует, пожалуй, согласиться с мнением тех, кто считает, что
противоположность материализма и идеализма в решении основного вопроса
философии не означает их принципиальной несовместимости в решении
других вопросов. Не только в материалистических, но и в идеалистических
системах дана их глубокая теоретическая разработка, содержатся положения,
представляющие значительную ценность. Одновременно представители как
одного, так и другого направления допускали неточности, делали и делают
ошибки. Поэтому нет оснований рассматривать одно из них как нечто
негодное к употреблению. В каждом философском учении − и
43[43]
См.: Философия:Учеб./Под ред. В.Д.Губина, Т.Ю.Сидориной, В.П.Филатова. – М., 1997.
44[44]
Кисиль В.Я., Рибери В.В. Галлерея античных философов: В 2т.: – М., 2002.Т.1. – С.134.
45[45]
Реализм (от позднелат. realis – вещественный, действительный), философское направление, признающее
лежащую вне сознания реальность, которая истолковывается либо как бытие идеальных объектов (Платон,
средневековая схоластика), либо как объект познания, независимый от субъекта, познавательного процесса
и опыта (философия реализма ХХ века).
46[46]
См. :Зеньковский В.В. История русской философии: В 2т. – Л.,1991, – Т.1. − Ч.1. – С.96−106.
47[47]
См.: Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс: Учеб. для вузов. 4-е. изд. –М.,
2002.– С.332.
материалистическом, и идеалистическом важно найти рациональное
содержание, оказывающее положительное влияние на развитие
48[48]
представления о мире и человеке .
Вместе с тем в сущностном содержании этих основных направлений
коренится то, что и определяет преимущества материалистической
мировоззренческой ориентации. Если идеализм порожден субъективизмом,
верой в сверхъестественные силы, оторван от реальной действительности и
наукой может только прикрываться, не имея общего с ней фундамента, то
материализм диалектический органически связан с наукой, опирается на ее
положения и выводы, у них единый принцип объективности, полагающий
объективный характер как самого мира, так и полученных истинных знаний о
нем и не допускающий привнесения в них чего-либо субъективного или
сверхприродного. Именно это прежде всего имеют в виду многие, когда
формулируют основные соображения, мотивирующие их приверженность к
материализму. «... Материализм, − отмечают авторы учебника Московского
государственного университета, − лежит в основе миросозерцания
большинства ученых в рамках их профессиональной деятельности. Они
предполагают объективность предмета своего исследования, верят в
существование объективных закономерных связей, раскрытие которых
считают своей основной задачей, признают фактуальную, эмпирическую
обусловленность всего научного знания и т.д.»49[49].
О теоретической и методологической значимости материалистической
философии, на наш взгляд, убедительно сказал Министр обороны
Республики Беларусь Л.С.Мальцев: «... важным фактором формирования
мировоззрения военных теоретиков и историков, военачальников, внесших
значительный вклад в развитие взглядов на понимание сущности войны, в
развитие военной науки в целом, являлась философия, преимущественно
материалистического направления. Материалистическая потому, что она
ориентировала военных мыслителей на выявление в войне и вооруженной
борьбе материальных и реальных, а не сверхъестественных сил. Тем самым
она позволяла выявлять закономерные связи и отношения в них, а на их
основе формулировать принципы и правила ведения вооруженной борьбы и
войны в целом»50[50].
Основные направления развития философской мысли, их позитивные и
негативные аспекты проявляют себя в теоретических основах современной
рациональной философии, становлении и развитии ее как научной
концепции.

4. Теоретические основы философии, ее научность

48[48]
См.: Философия: Учеб. пособие для вузов/Под ред. В.И.Кириллова, С.И.Попова, А.Н. Чумакова. – М.,
1996. Ч. 1: История философии – С.13.
49[49]
См.:Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. – М., 1997. – С.346.
50[50]
Мальцев Л.С. Вооруженные Силы Республики Беларусь: История и современность. – Минск, 2003. –
С.17−18.
Как и любая область знания современная рациональная философия
представляет собой фундаментальную высокоразвитую форму организации
научного знания, которая базируется на массиве интеллектуальных
достижений философской мысли в целом. Из этого массива важно уметь
выделить как при изучении философии, так и при ее развитии узловые
пункты – теоретические, методологические ее основы, которые помогут и
усвоить многовековую человеческую мудрость, и реализовать ее
рекомендации на практике.
В данном пособии мы постараемся эту задачу решить путем анализа и
синтеза основных идей системных разделов философии как научной
дисциплины.
В первую очередь это касается онтологии. Обычно ее понимают как
философию бытия, учение о фундаментальных принципах существования
природы, общества и человека. Само понятие «онтология» иногда в мировой
философской мысли отождествляется с метафизикой (в нашей терминологии
с философией), но чаще рассматривается как ее основополагающая часть, т.е.
как метафизика бытия.
Сказанное об онтологии позволяет нам выделить главное в ее
теоретическом содержании − проблему сущности бытия и его структуры.
Понятие «бытие» является исходным в философском осмыслении мира,
фиксирует то общее, что присуще всему и вся в мироздании –
существование. Считается, что впервые это понятие в философию ввел
древнегреческий мыслитель Парменид (ок. 540−ок.470 гг. до н.э.). В своей
поэме «О природе» он дает абстрактную характеристику бытия. Это вечная
единая неподвижная основа мира, которую он часто, характеризует как
шарообразную, следуя мифологическим представлениям о совершенстве.
Понимаемое как шар бытие не имеет никаких пустот и частей, в нем
отсутствует всякое движение и изменение. Лишь бытие подлинно
существует, а многообразный мир – это мнимость, видимость. Для
Парменида бытие и мышление тождественны. «Одно и то же есть мысль и то,
о чем она мыслит…»51[51], – говорил он. Мыслимое существует, а мысль без
бытия – ничто. Небытие не существует, так как о нем нельзя мыслить.
Против превращения бытия в мысль, отрицания изменения, развития,
противоречивости бытия выступает живущий в это же время другой
древнегреческий философ Гераклит, полагающий, что бытие − это
существование материального совершенного космоса (мира). Оно, по своей
сути, есть вечное изменение, процесс, развитие. Бытие и небытие
представляют собой единство противоположностей, взаимопереходы.
Воззрения Парменида и Гераклита определили две линии понимания
бытия как абсолютного основания мироздания и его внутренних процессов.
По мнению Парменида, бытие – это мысль устойчивая, неизменная. Гераклит
же полагал, что бытие – это космос (мир), вечно изменяющийся,
развивающийся. Отстаивание Парменидом взгляда на неизменность,
неподвижность бытия – мысли − позволило аналитикам сделать вывод о том,
51[51]
Кисиль В.Я., Рибери В.В. Галерея античных философов: В 2 т. − М., 2002. – Т.2. − С.81.
что он явился первым в истории философской мысли теоретиком
метафизики52[52]. За разработку учения о развитии как необходимом
закономерном процессе и соответственно о вечном изменении бытия –
космоса − Гераклит заслужено получил имя отца диалектики.
Эти две линии давали и дают о себе знать на протяжении всей истории
философии, хотя раннегреческая онтология богата не менее интересными
идеями других мыслителей.
Важное место в философской онтологии занимают идеи учений
Платона и Аристотеля. Если бытие, по Платону, есть совокупность идей −
умопостигаемых сущностей, отражением которых является многообразие
вещественного мира, − то Аристотель понимает под бытием существование
предметного мира, воспринимаемого с помощью ощущений.
Платон проводит границу между бытием – идеями, которые вечны, не
возникают и не погибают, − и становлением − изменчивостью чувственно
воспринимаемого мира, − а также между бытием и «безначальным началом»
бытия – непостижимой основой, называемой им «благом». По Платону, если
первоосновой вещей являются идеи, то сами идеи находятся в зависимости
от так называемого «блага».
У Аристотеля другие зависимости, которые делают его начальные
материалистические соображения идеалистическими. Все вещи, по его
мнению, состоят из материи и формы. Материя – это материал, пассивная и
бесформенная масса, из которой состоят вещи. По Аристотелю, существуют
материя вообще и конкретная материя. Под материей вообще он понимает
возможность бытия, некую актуальность, из которой, когда ей придается
форма, возникает конкретное проявление материи – вещь. Форма –
идеальное начало, именно она придает материи конкретность и жизненность.
Форма у Аристотеля предстает как сумма свойств, отличающих один
предмет от другого, и является сущностью как предмета, так и бытия в
целом. Он полагает, что существует и «форма вообще». Это не что иное, как
«форма форм», или Бог.
Особое место в философии средневековья занимает учение о бытии
Ф.Аквинского. Это учение он развивает, опираясь прежде всего на
Аристотеля, его идеи о соотношении материи и формы. Ф. Аквинский, как и
другие представители философии средневековья, считает, что вечным
бытием обладает только Всевышний. Когда речь идет о форме,
подчеркивается, что она может существовать как в единстве с материей, так
и сама по себе. Примером существования нематериальных форм могут
служить бестелесные небесные существа − ангелы. Эти «чистые сущности»
(ангелы) понимаются как бытие, посредующие между Богом и миром. И
здесь, как и у Платона, бытие не является окончательно целостным
образованием, оно имеет соответствующие уровни. У Платона − это бытие и
«благо», а у Ф.Аквинского и представителей средневековой философии –
бытие и чистые сущности.

52[52]
В данном случае под метафизикой понимается философский метод, противоположный диалектике.
В философии эпохи Возрождения особого внимания заслуживают
онтологические идеи Дж.Бруно (1548−1600). Развивая теоретические
положения гелиоцентрической системы мира Н.Коперника (1473−1543), он
делает важный вывод: Вселенная бесконечна и бесконечно множество миров.
Впервые человеческая мысль выходит за пределы Солнечной системы в
понимании мира. Еще один шаг в его углубленном осмыслении –
отождествление Бога не только с миром (природой), но и с материей. При
этом Дж.Бруно понимает материю как субъект всех своих изменений, а
значит материя у него превращается в субстанцию, которую он называет
«субстанциальным началом»53[53]. Материя, как считает Дж.Бруно,
«свидетельствует о себе, что она есть богиня (а именно обладает подобием с
Богом), так как она есть беспричинная причина» 54[54]. Формулируя эти
положения, Дж.Бруно фактически достигает современного научно-
материалистического уровня трактовки субстанции55[55].
Все эти соображения Дж. Бруно были подготовлены прежде всего
развитием науки, техники и материального производства того периода. Они
оказали значительное влияние и на концепции бытия Нового времени. В них
бытие рассматривается главным образом как реальность, противостоящая
человеку, как сущее, осваиваемое человеком в его деятельности. Бытие
ограничивается природой, миром естественных тел, а духовный мир
статусом бытия не обладает.
Наряду с этой линией в новоевропейской философии формируется
иной способ истолкования бытия. Бытие определяется при помощи
познавательного анализа сознания и самосознания. Данный способ
представлен в исходном тезисе философии Р.Декарта – «мыслю,
следовательно, существую», в трактовке Г.Лейбницем бытия как отражения
деятельности духовных субстанций – монад56[56], в субъективно-
идеалистическом признании Дж. Беркли в качестве единственной реальности
лишь реальность ощущений. Свое завершение эта интерпретация бытия
получает в классическом немецком идеализме. Для Канта, например, бытие
не является свойством вещей; это реальность – категория мышления, при
помощи которой субъект организует и осмысливает различные ощущения.
Несмотря на то, что роль Г.Гегеля в разработке проблемы бытия
оценивается по-разному, на наш взгляд, она значима. Да, он начинает
построение своей философской системы с наибеднейшего и абстрактнейшего
понятия – с понятия чистого бытия (ничто). И некоторые аналитики считают,
что это понятие у него оказалось крайне бедным и, по сути дела, негативно
определяемым. Другие (и к ним присоединяемся мы) считают, что у Гегеля
это понятие наполняется глубоким диалектическим содержанием, связанным
с идеей развития, становления. Разумеется, Гегель понимал всю
53[53]
Бруно Дж. Избранное. – Самара, 2000. – С.263.
54[54]
Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. – М., 1980. – С.273.
55[55]
С точки зрения современного материализма субстанцией материи (мира) является сама материя.
56[56]
Монада – понятие, обозначающее в различных философских учениях основополагающие элементы
бытия: число в пифагореизме; единое начало бытия в пантеизме Дж.Бруно; психически активная субстанция
в монадологии Г.Лейбница, воспринимающая и отражающая другие монады и весь мир.
парадоксальность ситуации и отмечал, что здравый смысл тут может вдоволь
посмеяться: как, бытие тождественно ничто?! На деле чистое бытие связано с
началом, начало же – с наличием возможности. Сама возможность − это уже
нечто, пусть как потенция, форма будущего бытия как наличного. В
зародыше, в потенции объединены ничто и нечто – единство
противоположностей. Взаимодействие, «борьба» между ними ведут к
становлению, переходу ничто в нечто. Таким образом, ясно, что нет
абсолютного ничто, ибо это исходная форма проявления нечто. Вот почему
Гегелем бытие рассматривается как первая непосредственная ступень в
восхождении духа к самому себе.
Современная философия, ее иррациональное и рациональное
направления имеют разное отношение к бытию и его толкованию.
Одни представители иррационального направления, например
экзистенциалисты, решая каждый по-своему проблему бытия, в целом
считают, что структура переживаний человека – это и есть характеристика
самого бытия. Другие – постмодернисты − востребовали парменидовскую и
гераклитовскую версии бытия и на их основе сформулировали новую идею
бытия, характерную для многих его представителей. Бытие – это становление
мышления, а наиболее точным выражением этого становления, по их
мнению, является внерациональная словесная текучесть 57[57]. Тем самым
подчеркивается неразумность бытия, а человеческой жизни придается
иррациональная направленность.
Философы рационального направления также решают по-разному
анализируемую нами проблему. Так, представители неотомизма считают, что
единственным подлинным бытием обладает только Бог, который является
актуальным началом всего сущего. В неопозитивизме радикальная критика
его сторонников, прежней онтологии и ее субстанциализма перерастает в
отрицание самой проблемы бытия как философской псевдопроблемы.
На наш взгляд, последовательно научное решение проблемы бытия
имеется только у современного материализма. С точки зрения данной
философии бытие – философская категория, обозначающая реальность,
существующую объективно, вне и независимо от сознания человека. Эта
позиция – результат материалистического решения основного вопроса
философии, не сводящая бытие к предметно-вещественному миру, как это
делали материалисты Нового времени, а представляющая сущее во всем
многообразии материального и идеального. Бытие включает: материально-
предметную реальность, природу; «вторую природу» – общество и человека;
все духовное (идеальное), которое делится на индивидуализированное и
внеиндивидуализированное духовное. Обычно при глубинном исследовании
структуры бытия выделяются его виды, уровни, формы58[58].
Безусловно, сегодня на понимание существующего мира, структуры
бытия огромное влияние должны оказать данные о Вселенной, полученные
57[57]
См.: Философия: Учеб. для высших учебных заведений. – Ростов н/Д., 2000. – С.157−160.
58[58]
См.: Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. – М., 1997. – С.342−345; Философия: Учеб. пособие/
П.А.Водопьянов, В.Ф. Берков и др.; Под общ. ред. Ю.А.Харина. – Минск, 2002. – С.32−35.
современными средствами исследования космического пространства и в
первую очередь уникальным американским астрономическим инструментом
– космическим телескопом «Хаббл». Он сумел заглянуть в глубины
Вселенной примерно на 11 миллиардов световых лет. С помощью его и
соответствующей методики удалось, как было заявлено в Остине (штат
Техас) на конференции американского астрономического общества,
обнаружить в видимой части Вселенной примерно 125 миллиардов
галактик. Чтобы это немыслимо огромное число чуть-чуть больше
прояснить, видимо, следует напомнить, что размеры нашей Галактики
(Млечный Путь) в диаметре 100 000 световых лет (скорость света ≈300 000
км/с) и что только одних звезд (наподобие нашего Солнца) в каждой из
галактик сотни миллиардов59[59].
Эти естественнонаучные данные о Вселенной в настоящее время не
получили еще своего осознания, философского обобщения, но они еще раз
подтвердили верность диалектико-материалистического учения, прежде
всего о «неисчерпаемости» материи.
Важнейшими интеллектуальными источниками в области диалектики,
составляющими фундаментальную основу современной рациональной
философии, являются, на наш взгляд, теоретико-методологические
постулаты диалектики как науки и учения мыслителей, раскрывающие
глубинный смысл содержания диалектики, главным образом, как логики
реальной действительности.
В первую очередь следует учитывать, что сегодня научная диалектика
есть философская теория о наиболее общих закономерных связях
становления и развития бытия, познания, основанная на этой теории
методология творческого мышления и деятельности. Проще говоря,
диалектика сегодня – это система всеобщих законов, категорий и принципов,
которые прямо касаются не только всех составных разделов философии, но и
всех областей человеческого знания.
Что касается философских учений, то в них (в идеалистических и
материалистических) содержится множество ценных диалектических идей,
на некоторые из них мы постараемся обратить внимание читателя. Так,
Гераклит – «отец диалектики» − разработал учения о развитии и единстве и
борьбе противоположностей, обратил внимание на то, что движение и
изменение мира – это необходимый и закономерный процесс. Известны его
слова: «все течет», «нельзя дважды войти в одну и ту же реку».
Существенное изменение, по Гераклиту, – это переход противоположностей
друг в друга: сухое становится влажным, влажное − сухим и т.п.
Противоположности находятся в единстве и вечной борьбе. Борьба
противоположностей – источник развития. Таким образом, Гераклит на
примитивном уровне ведет речь о стержневом принципе современной
диалектики – принципе всеобщего развития − и ее центральном законе –
единства и борьбы противоположностей. Однако он не понял сути развития,
его поступательности. По его мнению, движение происходит по кругу.
59[59]
См.: Рогачев В. Сколько галактик во Вселенной?//Советская Белоруссия. − 1999. − 16 января.
Стихийно-диалектические идеи получают свое выражение у
Демокрита, Эпикура и других атомистов (тех философов, которые считали,
что все состоит из атомов). Появление любой вещи из атомов есть
диалектический «скачок», поскольку каждая вещь несет в себе новое
качество в сравнении с составляющими ее атомами.
Особое место в развитии диалектических идей занимают философские
учения Сократа и Платона. Сократ первым употребил термин «диалектика» и
понимал его как умение вести спор, беседу. При их помощи, считал он,
удается осмыслить диалектические противоречия и установить истину.
Истину он понимал как объективное, независимое от мнения людей знание.
Таким образом, до конца неосознанно Сократ и его последователи путем
диалога, уточнения содержания понятий постигали знания и логику понятий,
соответствующих самой реальной действительности.
Продолжая мысли Сократа о понятиях и трактуя это по-своему, а
именно как мир понятий или идей, как особую самостоятельную
действительность, Платон понимает диалектику не только как искание
истины с помощью вопросов и ответов, но и как знание относительно сущего
(реального мира) и истинно сущего (мира идей). По его мнению, этого можно
достичь лишь с помощью сведения противоречивых частностей в цельное и
общее. Другими словами, Платон ведет речь о том, что диалектика – это и
знание, и метод абстрактного мышления; именно при помощи диалектики
можно познать даже мир идей. Диалектику он считал главной наукой и
приписывал ей божественное происхождение.
Аристотель превратил платоновские идеи (доведенные до автономных
сущностей – мир идей и мир вещей) в единичные формы вещей (по
Аристотелю, любая вещь наряду с материей – материалом, из которого она
состоит, − имеет и идейное начало – форму или свою душу). Материя и
форма в конкретных вещах взаимосвязаны. То, что выступает в качестве
формы в одном отношении, в другом выступает как материя. Так, глина есть
оформленная материя – это земля, в которую привнесена форма (сущность)
глины. Но по отношению к кирпичу, сделанному из глины, глина выступает в
качестве материи, в которую привнесена форма кирпича. Форма любой
существующей вещи является по отношению к этой вещи ее сущностью,
источником движения, причиной, целью. «Форма форм» (Бог) выступает у
Аристотеля в качестве высшей сущности всего бытия, перводвигателя,
первопричины и высшей цели. Она еще и некий Мировой ум, мыслящий сам
себя. Все это − диалектические аспекты аристотелевской теории, видимые
глазами аналитика60[60]. Сам же Аристотель под диалектикой понимает
средство разрешения противоречия, с которым сталкивается знание на
уровне единичного. Сущность не может быть противоречивой. Поэтому на
уровне сущностей (формы) диалектики нет, здесь действует логика, или, как
ее именует Аристотель, аналитика. Последнее и в целом аристотелевская
логика как философский метод, отрицающий противоречие на уровне
60[60]
См.: Гриненко Г.В. История философии: Учеб. – М., 2004. – С.98−99; Мареев С.Н., Мареева Е.В.
История философии (общий курс): Учеб. пособие. – М.,2003. – С.102−105.
сущности, сыграли негативную роль в развитии как философии, так и самой
диалектики.
В эпоху Возрождения идеи диалектики получают свое развитие в
учении Николая Кузанского (1401−1464) о вечном движении, совпадении
противоположностей. «Все вещи, − пишет он в труде «Об ученом незнании»,
− состоят из
противоположностей,... выявляя свою природу из двух контрастов путем
преобладания одного над другим» 61[61]. Примеры совпадения
противоположностей он находит в математике, познании человека.
Например, он считает, что процесс познания есть единство
противоположностей (познаваемой природы и непознаваемого Бога),
ограниченных способностей рассудка (возможность познания только
природы) и более высоких возможностей разума (способностей мыслить
всеобщее, понять смысл противоположностей и их единства). Последнее он
объясняет тем, что рассудок способен фиксировать в вещах лишь одну из
противоположностей, т.е. или единство, или множество, или бесконечность,
или конечность. Разум же видит единство в множестве и множество в
единстве, конечное в бесконечном и бесконечное в конечном.
Диалектические соображения Н.Кузанского получают дальнейшее
развитие в философии Дж. Бруно. В отличие от Н.Кузанского, диалектика
которого ограничивалась главным образом теологической областью и
опиралась на примерах математики, Дж.Бруно видел диалектические основы,
фактически, всего сущего, не только единство, но и борьбу
противоположностей.
Вершиной классической идеалистической диалектики и основным ее
теоретическим источником является философское учение Г.Гегеля. Его
основные диалектические идеи содержатся в работах «Наука логики» и
«Энциклопедия философских наук». В первую очередь в них он на
идеалистической основе представил весь природный, исторический и
духовный мир в виде процесса, т.е. в движении и развитии, определив, что
важнейшим источником этого процесса являются действующие в нем
противоречия. Задача философии − их выявлять и определять пути их
разрешения. Все это связано с созданием (вместо классической,
аристотелевской или формальной логики) новой диалектической логики.
Поскольку исходным пунктом философии Гегеля выступает тождество
мышления (сознания) и бытия, его диалектическая логика оказывается
одновременно онтологией (учением о развитии бытия), гносеологией
(учением о развитии познания, где сам процесс познания, по Гегелю,
повторяет процесс развития бытия) и логикой (учением о законах и формах
мышления). Получается, что диалектическая логика – это логика бытия,
познания и мышления. Если у Гегеля все это определяется развитием
Абсолютной идеи, то в материалистической диалектике − отражением
реальных процессов действительности в сознании человека.

61[61]
Кузанский Н. Соч.: В 2т. – М., 1979. − Т.1. – С.96.
Для того чтобы все это понять, фундаментально разобраться в
диалектике Гегеля как философском методе, прежде всего необходимо
глубоко изучить основное содержание его логики: учение о бытии, учение о
сущности, учение о понятии. При этом, на наш взгляд, особо важно для
понимания диалектики разобраться в бытии как самом первом и самом
абстрактном определении мысли, в чистом бытии и наличном бытии (мы уже
кое-что сделали в этом плане при анализе онтологических воззрений Гегеля),
в качестве, количестве, мере как категориях бытия, в диалектике
количественных и качественных изменений, что позднее получило название
закона перехода количества в качество. В учении о сущности следует,
прежде всего, уяснить, что сущность есть внутренняя основа бытия, а бытие
– внешняя форма сущности. Сущность − внутренняя причина бытия,
выражающая его внутреннюю противоречивость. Противоречие – главная
проблема учения о сущности. Все существующее содержит в себе
противоречие, единство противоположных моментов, что и является
источником развития всего. Показывая несостоятельность формальной
логики, которая запрещает логические противоречия, Гегель пишет:
«Противоречие – вот что на самом деле движет миром, и смешно говорить,
что противоречие нельзя мыслить»62[62]. В учении о сущности необходимо
обратить внимание и на анализ формы и сущности, формы и материи,
формы и содержания, возможности и действительности, необходимости и
случайности, причинно-следственной связи, а так же категорий «закон»,
«свобода».
Поскольку у Гегеля само развитие трактуется как саморазвитие
Абсолютной идеи, проходившей в своем поступательном шествии от бытия к
сущности, а от сущности к понятию, то в последнем он находит высший
расцвет и бытия, и сущности. У него понятие выступает и как субъект, и как
объект, и как Абсолютная идея. Вот почему в своем учении о понятии
Г.Гегель подчеркивает, что понятие есть начало всякой жизни63[63]. В данном
учении важным является указание на диалектическую связь между общим,
особенным и единичным, на конкретность как их органическое единство.
Здесь же глубокое рассмотрение получает ряд проблем: роль практики в
процессе познания, сущность диалектического метода, взаимоотношение
абсолютной и относительной истины и т.д.
Несмотря на то что диалектика Г.Гегеля была идеалистической, а сам
он допускал ошибки при решении отдельных ее проблем, например, не
признавал противоречия между новым содержанием и старой формой,
считал, что явления физико-органической и духовной жизни не могут быть
подведены под причинную связь, трудно переоценить роль великого
мыслителя в развитии диалектики. Он − творец высокого уровня диалектики,
ее системы. Именно эта диалектика становится материалистической и
получает всестороннее развитие в произведениях классиков марксизма64[64],

62[62]
Гегель Г. Энциклопедия философских наук. – М. – Л. 1929. – Ч.1. – Логика. − С.206.
63[63]
Гегель Г. Энциклопедия философских наук. – М. – Л. 1929. – Ч.1. – Логика. − С.264.
советских естествоиспытателей65[65], философов66[66], в учебниках, учебных
пособиях, работах современных философов67[67].
Зарождение европейской гносеологии (теории познания) и ее
теоретических основ происходит в Древней Греции. Многие исследователи
считают, что родоначальником материалистической гносеологии является
Демокрит. Он сформулировал теорию «истечения», согласно которой от
материальных тел истекают копии, тончайшие образы, которые проникают в
душу человека и вызывают ощущения. Чувственное восприятие – источник
познания, но оно дает лишь «темное» знание. «Светлое», более глубокое,
знание постигается разумом. Он способен проникнуть даже в сущность
мира, которую составляет единство атомов и пустоты. В этих наивных
соображениях содержатся ценные идеи и догадки об объективной основе
знания, о различии чувственного и рационального познания, об «истечении»
как прообразе отражения мира в человеческом сознании.
Создателем идеалистической теории познания считается Платон.
Поскольку нет у него цельного, законченного изложения этой теории, то
могут быть разные ее толкования. Вместе с тем при любой ее интерпретации
в ней присутствуют два компонента: источник познания – «теория
воспоминания» и метод познания – диалектика. В основе «теории
воспоминания» лежит признание бессмертия души и ее переселения с мира
идей в рождающегося человека. В этой теории Платон определял
абстрактное мышление как независимый от чувственных восприятий,
абсолютно самостоятельный процесс припоминания человеком того, что его
душа созерцала, находясь в мире идей, когда она там якобы вела независимое
от тела существование.
Ведя речь о диалектике, Платон, продолжая и развивая идеи своего
учителя Сократа, подчеркивает, что диалектика − не только умение вести
спор, беседу, но и метод, способ познания при помощи мышления,
позволяющий углубиться в мир идей и вспомнить душой ранее в нем
64[64]
См.: Маркс К. Капитал. Маркс К., Энгельс Ф. Соч.–2-е изд. –Т.23; Энгельс Ф. Анти-Дюринг// Маркс К.,
Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т.20; Энгельс Ф. Диалектика природы. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. –
Т.20; Ленин В.И. Философские тетради/Полн. собр. соч. – Т.29.
65[65]
См.: Александров А.Д. Теория относительности как теория абсолютного пространства –
времени//Философские вопросы современной физики. – М., 1959; Амбарцумян В.А. Некоторые
методологические вопросы космогонии// Философские проблемы современного естествознания. – М., 1959;
Фок В.А. Теория пространства, времени и тяготения. – М., 1961; Блохинцев Д.И. Принципиальные вопросы
квантовой механики. –М.,1966; Омельяновский М.Э. Философские вопросы квантовой механики. – М.,
1956; Он же. Ленин и философские проблемы современной физики. – М., 1968.
66[66]
См.: Кедров Б.М. Единство диалектики, логики и теории познания. – М., 1963; История марксистской
диалектики. От возникновения марксизма до ленинского этапа. – М., 1971; История марксистской
диалектики. Ленинский этап. – М., 1973; Копнин П.В. Диалектика как логика и теория познания. – М., 1973;
Ильенков Э.В. Диалектическая логика. Очерк истории и теории. – М., 1974; Материалистическая
диалектика. Краткий очерк теории. – М., 1980; Материалистическая диалектика. Т.1 – М., 1981; Т.2. – М.,
1982; Материалистическая диалектика. Краткий очерк теории. – М., 1985; Харин Ю.А. Марксистская
социальная диалектика. – Минск, 1985.
67[67]
См.: Рузавин Г.И. Диалектика и современное научное мышление// Философские науки. – 1990. − №1; Он
же. Диалектика, логика и теория аргументации//Философские науки. – 1992. – №1; Алексеев П.В., Панин
А.В. Теория познания и диалектика. – М., 1991; Силин А.А. Концепция развития в естествознании и
философии// Философские науки. – 1997. – №2; Материалистическая диалектика и ее альтернативы.
Философия: Учеб. пособие/ Ю.А.Харин, В.Ф. Берков и др.; Под общ. ред. Ю.А.Харина. – Минск, 2002.
увиденное. Диалектику, дающую возможность познать идеи, а через них и
чувственные вещи как воплощение идей, Платон ставил выше всех других
наук, приписывая ей божественное происхождение.
Главная ценность теории познания Платона, на наш взгляд,
заключается в том, что диалектика в ней становится методом мышления,
постигающим истину.
В теории познания Аристотеля обращает на себя внимание прежде
всего то, что реально существует мир и вещи в нем независимо от человека.
Они – вещи − познаются с помощью ощущений. Но ощущения дают
человеку лишь знание единичного, общее же познается наукой.
Аристотель − первый философ науки. Он осуществляет попытку
классификации научного знания, определения места философии в нем.
Фактически является создателем ряда новых наук: физики, биологии,
психологии, этики, логики. В своих работах он указывает, как нужно
правильно строить научное исследование и изложение его результатов.
Аристотель предлагает глубоко изучить исследуемое явление, все
имеющиеся источники о нем и только после этого формулировать проблему,
решать ее на основе обоснованных предположений. В итоге полученному
результату придать теоретическое оформление. При этом рекомендует
активно использовать законы мышления (логики). Предложенный
Аристотелем путь научного исследования в основе своей используется и
сегодня.
Вместе с тем соображения Аристотеля как в области познания, так и в
области науки имеют свои недостатки, среди которых, думается, необходимо
выделить следующие:
отрыв чувственного познания от мышления и (так же, как и у Платона)
абсолютизация последнего;
отнесение к критериям истинности человеческих знаний вместо
практики, употребление правильных логических форм (преувеличение роли в
познании его аналитики – формальной логики);
описание аристотелевской наукой мира как замкнутого и относительно
небольшого по размерам космоса, в центре которого находится Земля.
След средневековой философии в гносеологии в том, что почти десять
веков в познании мира вера считалась выше разума, и только в поздней
схоластике (XIII – XIV вв.) усилиями Д.Скота и У.Оккама удалось уравнять в
правах веру и разум, что составило основу их теории «двух истин».
В эпоху Возрождения важными были соображения Н.Кузанского и
Дж.Бруно о том, что мир познается при помощи ума, а значит чувств,
рассудка и разума. Оба мыслителя подчеркивали роль разума в познании.
Так, по мнению Дж.Бруно, чувство только возбуждает разум. Оно
ограничено горизонтом, тогда как мысль простирается за горизонт. По
мнению мыслителя, разум − главный источник постижения истины. К
сожалению, он не проявлял должного внимания к знанию, основанному на
эксперименте. Значительный интерес также представляет его утверждение о
том, что целью познания является достижение максимального обобщения
знаний. Совершеннейшим математиком был бы тот, «кто сумел бы свести к
одному-единственному положению все положения, рассеянные в началах
Евклида; превосходнейшим логиком − тот, кто все мысли свел бы к
одной»68[68].
Однако особо ценным в основах рациональной гносеологии является
теоретическое обоснование Г.Галилеем (1564−1642) роли эксперимента в
научном познании. И сегодня главным критерием результативности научного
исследования принято считать подтверждение истинности достижения
планомерно поставленным опытом. Руководствуясь тем, что Г.Галилей
является основателем естествознания и в теоретическом плане
родоначальником эксперимента, без чего современная наука немыслима,
значительная часть ученых считает, что мы живем в условиях галилеевской
науки.
Философы Нового времени, прежде всего представители так
называемого европейского материализма XVII века , активно занимаются
проблемами Теории познания, разработкой общего метода познания. Правда,
решая указанные проблемы, одни шли по пути сенсуализма (от лат. sensus –
восприятие, чувство), другие − по пути рационализма (от лат. rationalis –
разумный). Сенсуалисты (Ф.Бэкон, Дж.Локк) в познании мира главным
считали чувственное познание и разрабатывали методы анализа и индукции.
Рационалисты (Т.Гоббс, Р.Декарт, Б.Спиноза), наоборот, в познании мира
главным считали мышление человека и разрабатывали методы синтеза и
дедукции.
Особого внимания, на наш взгляд, заслуживают гносеологические
соображения Р.Декарта. Попавший в список европейских материалистов за
материалистические взгляды по вопросам естествознания, Декарт не только
дуалист (признавал два субстанциональных начала – материю и дух, тело и
душу), но и чистейший идеалист при решении философских проблем. По его
мнению, истина постигается только двумя путями: интуицией и дедукцией.
Определение интуиции у Декарта по объему большое 69[69] и мы
сформулируем сокращенный его вариант: интуиция – это легкое и
отчетливое понимание, рождающееся в ясном и внимательном уме
посредством этого же ума. Дедукция же, по Декарту, – это не
аристотелевский силлогизм, а восхождение от простого к сложному и
движение мысли по логике самих вещей. Однако, как и всякая дедукция, она
есть умозаключение от общего, прежде всего от врожденных идей, присущих
разуму. Согласно Декарту, интуиция и дедукция – результат размышления и
сомнения. Сомнение в его учении играет конструктивную роль, служит для
того, чтобы избавиться от ложных представлений и постигнуть истину.
Обращая основное внимание на деятельность человеческого разума,
Декарт находится в постоянном поиске правил, по которым он должен
действовать. В книге «Правила для руководства ума» он предлагает 21 такое
правило, а в «Рассуждении о методе» сводит их к четырем:
68[68]
Бруно Дж. Диалоги. – М., 1949. – С.285.
69[69]
См.: Декарт Р. Соч. в 2 т. – М., 1989. – Т.1. – С.84.
«Первое – никогда не принимать за истинное ничего, что я не признал
бы таковым с очевидностью...
Второе – делить каждую из рассматриваемых мною трудностей на
столько частей, сколько потребуется, чтобы лучше их разрешить.
Третье – располагать свои мысли в определенном порядке, начиная с
предметов простейших и легко познаваемых, и восходить мало-помалу, как
по ступеням, до познания наиболее сложных...
И, последнее – делать всюду перечни настолько полные и обзоры столь
всеохватывающие, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено»70[70].
Абсолютизируя роль указанных правил, интуиции, дедукции, разума в
познании мира, Декарт не отрицал полностью значения данных чувств и
опыта, видя в них дополнительный способ подтверждения знаний.
В рассматриваемый период трудно переоценить роль классической
немецкой философии, и в первую очередь теории познания И.Канта, в
развитии гносеологии. Он делает попытку преодолеть ограниченность
эмпиризма и рационализма и в своих произведениях «Критика чистого
разума», «Пролегомены» разрабатывает цельную и законченную концепцию
познания. Главное в ней то, что существует независимо от сознания людей
внешний мир, а в нем − вещи сами по себе. Они − источник наших
ощущений. Человек познает этот мир при помощи способностей трех типов:
чувственности, рассудка и разума. Чувственность – это способность к
ощущениям; рассудок – к понятиям и суждениям; разум – к
умозаключениям, доходящим до идей. По мнению Канта, сознанию человека
присущи врожденные, так называемые априорные, т.е. доопытные формы. У
каждого типа познавательных способностей, полагал Кант, свои априорные
формы. Так, чувственное познание имеет априорные формы – пространство и
время; рассудочное – двенадцать категорий (единство, множество,
всеобщность, реальность, отрицание, ограничение, принадлежность,
причинность, общение, возможность, существование, необходимость);
разумное – идеи-понятия о душе, о мире, о Боге, обусловливающие единство
явлений мира.
Процесс познания, с точки зрения Канта, состоит в наложении
априорных форм чувственности, категорий рассудка, идей разума человека
на «материал» ощущений. Априорные формы сознания как бы организуют
наши ощущения, придают четкую логичность нашим представлениям.
Человек при этом познает только явления, то, что сам формирует. Сущность
вещей – «вещь в себе», по Канту, познать невозможно. Это
сверхчувственный мир. А раз так, то человек способен только описать
явления, не вскрывая их глубинного смысла. Эта методологическая
установка говорит о непознаваемости мира – агностицизме (от греч. agnōstos
– недоступный познанию) Канта. Она несостоятельна. Еще Г.Гегель вел речь
о том, что никаких априорных форм нет и быть не может, что не только
явление, но и сущность его познаваемы. Странным сегодня выглядит и
утверждение Канта, что пространство и время являются не формами
70[70]
Декарт Р. Соч.: В 2 т.– М., 1989. – Т.1. – С.260.
существования материи-мира, а формами человеческого сознания. Несмотря
на все это, данная методологическая установка активно используется. На
основе ее строятся философские концепции и течения (например,
неокантианство, позитивизм, неопозитивизм и др.), работа западных средств
массовой информации.
Указанные недостатки теории познания великого немецкого
мыслителя не перечеркивают то многое и ценное, что она содержит. Канту в
ней удалось поднять центральные проблемы познания и логики. Сделана
попытка диалектического их решения. Он первый в философии Нового
времени показал сложность и противоречивость процесса познания,
активность субъекта в этом процессе. После Канта многие мыслители стали
считать только такие концепции философскими, которые основательно
занимаются проблемами познания.
Что касается результата разработки западной философской мыслью
теории познания, то он, как нам кажется, достаточно убедительно определен
американскими философами, авторами известного учебника по философии.
Они отмечают, что, начиная с великого философа Иммануила Канта,
мыслители многими способами старались построить теорию познания,
которая обеспечила бы достоверность того немногого, что мы знаем. И далее,
уже словами Бертрана Рассела, они подчеркивают, «что никому еще не
удалось разработать теорию, одновременно и внушающую доверие, и
логически непротиворечивую. Наиболее правдоподобные теории, похоже,
совершенно несостоятельны, а наиболее стройные – невероятны»71[71].
Думается, что эти слова не касаются материалистической теории
познания как теории отражения, получившей всестороннюю разработку в
произведе-
ниях классиков марксизма-ленинизма, трудах советских авторов72[72]. Эта же
теория в новейшее время получила современную интерпретацию и
дальнейшее развитие в учебных пособиях, учебниках, произведениях
мыслителей73[73].
Рассмотренные нами теоретические основы философии, состоящие из
различных идей, концепций (как и разделы философии, их элементы,
философия в целом), могут быть научными или ненаучными. Утверждая это,
мы, безусловно, имеем в виду не философствования, спекулятивные
71[71]
Поупкин Р., Стролл А. Философия. Вводный курс: Учеб./Под общ. ред. И.Н.Сиренко. – М.,1998. –
С.367.
72[72]
См.: Маркс К. Тезисы о Фейербахе. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т.3; Маркс К. Экономическо-
философские рукописи 1844 года. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т.42; Энгельс Ф. Анти-Дюринг.
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т.20; Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Полн. собр. соч.
– Т.18; Ленинская теория отражения и современная наука: В 3 т. – София, 1973; Копнин П.В.
Гносеологические и логические основы науки. – М., 1974; Диалектика научного познания. – М.,1978;
Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. – М., 1980; Диалектика познания. – Л., 1983; Швырев В.С.
Научное познание как деятельность. – М., 1984; Диалектика. Познание. Наука. – М., 1988; Никифоров А.В.
Познание мира. – М., 1989;
73[73]
См.: Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. – М., 1991; Алексеев П.В., Панин А.В.
Философия: Учеб. – М., 1997. – С.102−341; Теория познания: В 4 т./Под ред. В.А. Лекторского, Т.И.
Ойзермана. – М., 1991. – Т. 1,2; 1993. – Т. 3; 1995. – Т.5; Философия: Учеб. пособие/ Ю.А.Харин,
В.Ф.Берков, П.А.Водопьянов и др.; Под общ. ред. Ю.А.Харина. – Минск, 2002. – С.175−220.
соображения, а знания. Именно знания, в том числе и философские, как
результат познания могут быть научными или ненаучными. Знания являются
научными, если они соответствуют определенным критериям. Обычно
такими критериями считают:
объективную истинность знаний. Истинные знания – это знания,
соответствующие действительности, они же объективны, поскольку не могут
зависеть от сознания и мнения людей. Любой субъективизм в данном случае
ведет к искажению истины и порождает ложь. Примером последнего
являются так называемые двойные стандарты, когда белое становиться
черным. Так, победителями во второй мировой войне, оказывается, были
США, а оккупация ими Ирака считается его освобождением. Необходимо
иметь в виду, что объективность знаний (когда они соответствуют
действительности) определяется еще и объективностью самой
действительности. А Эйнштейн об этом выразился следующим образом: «Ни
один физик не верит, что внешний мир является производным от сознания,
иначе он не был бы физиком»74[74]. Таким образом, подлинно истинные
знания есть еще и подлинно объективные, независимые в том числе и от
сверхъестественного;
нацеленность познания на раскрытие сущности явлений
75[75]
действительности, закономерностей и противоречий их развития.
Объективно истинные знания являются научными, если они раскрывают
глубинные процессы явлений, их основные свойства, общие, необходимые,
устойчивые связи и отношения этих явлений, противоречия их развития.
Примером в этом плане может служить современная белорусская военная
наука, которая опирается на диалектико-материалистическое понимание
войны, ее атрибутов, на учет и использование в теории и практике военного
дела законов войны и вооруженной борьбы, противоречий их развития.
Данный критерий является главным. Именно он четко отделяет науку,
раскрывающую сущностное содержание логики реальной действительности,
от обыденного знания, теоретизирования в виде субъективных соображений;
обоснованность, доказательность идей, концепций. Достигается это на
основе подтверждения их самой жизнью и отражающими ее требования
постулатами и принципами, известными науке законами и противоречиями
развития материального мира;
системность знаний. Научные знания должны иметь высокую
организованность, четкую логичность. Обусловливается это прежде всего
тем, что все нас окружающее и мы сами − все представляет собой различные
типы системных образований. Системность мира определяет и системность
теорий, его отражающих;
проверяемость научных истин. В данном случае речь идет о
возможности и необходимости проверки соответствия теоретических
74[74]
Эйнштейн А. Собр. науч. тр. – М., 1987. – Т.4. – С.317.
75[75]
В данном пособии понятия «закон» и «закономерность» употребляются как синонимы прежде всего
потому, что, несмотря на различный подход некоторых исследователей при их определении, в целом эти
понятия отражают одинаковые черты и признаки объективных связей, отношений и тенденций развития
явлений действительности.
положений о действительности с самой действительностью. Это может
решить только практика, эксперимент. При этом следует иметь в виду, что
практика, как и все сущее, находясь в постоянном изменении, развитии,
может не только опережать, но и отставать от теории, и не каждый
конкретный момент может выполнять свою функцию критерия истины.
Тогда эту проблему «помогают» решать как научные знания в целом, так и те
критерии, которые определяют научность теории76[76].
Естественно, эти же критерии служат и для определения научности или
ненаучности философских знаний. Те мыслители, которые считают, что
философия не наука, а искусство, философствование (например,
Н.А.Бердяев, М.Хайдеггер), могут быть правы только в том случае, если
ведут речь о своей собственной философии. Распространять это на всю
философию никак нельзя. Философия бывает, как мы это уже выяснили,
рациональной и иррациональной и, безусловно, научной и ненаучной. Все
зависит от того, что она отражает − требования жизни, законы и
противоречия ее развития или субъективные идеи мыслителей. Часто сегодня
приходится еще встречаться и с такими явлениями, когда авторы учебных
пособий, учебников много говорят о науке, а понимают научность в отрыве
от объективной реальности, по-своему. Примером такого отношения к науке
может служить соображение уже известного нам В.А. Канке. Он считает, что
«знание признается научным в том случае, если оно непротиворечиво,
обоснованно, системно организовано, подтверждается на деле, открыто для
всесторонней критики»77[77]. Эти слова уважаемого автора не содержат, на
наш взгляд, главные критерии научности – объективную истинность знаний,
нацеленность познания на раскрытие сущности явлений действительности,
закономерностей и противоречий их развития. А раз так, то получается, что
научные знания не обязательно должны адекватно отражать реальную жизнь,
вскрывать глубинный смысл ее явлений, их существенные, необходимые,
устойчивые связи, отношения – основу целесообразной деятельности людей.
От правильности понимания мыслителем научности зависит не только
интеллектуальный уровень его соображений, формулируемой им
философской теории, их глубина и истинность, но и функции этой теории.

5. Основные функции философии

«Функция» (лат. functio – выполнение работы) является


полисемическим понятием, т.е. имеет много значений. В зависимости от
контекста оно используется по-разному. Когда речь идет о философии, то ее
функции могут выражать значение, роль философского знания в жизни
общества, «выполняемую работу» (что соответствует прямому переводу с
латинского языка данного термина) философией в системе человеческого
знания в целом.

76[76]
См.: Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. – М., 1997. – С.53−54.
77[77]
Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс: Учеб. для вузов. – М., 2002. – С.262.
При выделении функций философии нет единого подхода. Так, авторы
учебника «Введение в философию» считают, что основными функциями
философии являются: экспликация (от лат. explicatio – истолкование,
объяснение) – выявление наиболее общих идей, представлений, форм опыта,
на которых базируется та или иная конкретная культура или общественно-
историческая жизнь людей в целом, называемых универсалиями культуры;
рационализация – перевод в логическую, понятийную форму всего
эксплицируемого; систематизация – теоретическое выражение суммарных
результатов человеческого опыта во всех его формах78[78].
В свою очередь, авторы отечественного учебного пособия имеют свое
видение проблемы и считают, что главными функциями философии
являются:
онтологическая – выработка самых общих теоретических оснований
представлений людей о бытии природной и социальной действительности,
человека и его предметной деятельности;
гносеологическая – создание обобщенной картины познания,
формирование принципов познавательного отношения субъекта к объекту,
доказательство возможности адекватного познания мира, разработка
универсальных методов научного познания и логического мышления;
аксиологическая – критический анализ коренных теоретических
оснований ценностных ориентаций людей, их нравственно-эстетических
идеалов, духовных регулятивов поведения человека в мире культуры;
праксеологическая – опосредованное воздействие на практическую
деятельность людей, определение их социальных целей и идеалов, выбор
средств и методов индивидуальных и массовых действий79[79].
В учебных пособиях и учебниках называют и ряд других философских
функций: воспитательную, обучения, критическую, интерпретаторскую и др.
Признавая множество функций философии, автор данного пособия
присоединяется к мнению тех, кто считает, что основными функциями
философии являются две: мировоззренческая и методологическая. И хотя эти
функции не только философии, но и других наук, в развитом и
концентрированном виде они присущи только философии.
Сущность мировоззрения в виде соответствующего определения
формулируется мыслителями не одинаково. Мы полагаем, что мировоззрение
– это система взглядов на мир в целом и место в нем человека, на отношение
человека к этому миру и самому себе. Указанное отношение – это,
фактически, отношение сознания к материи (основной вопрос философии),
обусловливающее главное в понимании мира: существует он сам по себе или
зависит от сознания (человека, сверхъестественного начала).
Основой же мировоззрения являются знания, выражающие его
информационную составляющую. Познавательная структура мировоззрения
образуется прежде всего в результате обобщения естественно-научных,
78[78]
См.: Введение в философию: Учеб. для вузов: В 2 ч. – М., 1989. – Ч.1. − С.53 – 56.
79[79]
См.: Философия: Учеб.пособие//Ю.А.Харин, В.Ф.Берков, П.А.Водопьянов и др.; Под общ. ред.
Ю.А.Харина. – Минск, 2002. – С.24−27.
социально-исторических, технических и философских знаний. Ни одна наука
в отдельности, ни совокупность наук не могут охватить мир в его единстве и
целостности. Только научная философия может решать эту задачу, опираясь
на постигаемые ею всеобщие аспекты действительности, на специальные
науки, обобщая их достижения. Именно такая философия является
теоретическим ядром научного мировоззрения. Связано это прежде всего с
тем, что большинство философских течений во второй половине XIX века, и
особенно в ХХ веке, отказались от изучения мира в целом, исследования его
как целостной системы и занялись узкой проблематикой, например: языком
(герменевтика)80[80], в том числе научным (неопозитивизм); внутренним
миром человека, его сознанием и бессознательным (экзистенциализм);
культурой (постмодернизм).
Знания прочно занимают свою нишу в системе мировоззрения, когда
становятся убеждениями. Убеждения – это интеллектуальная позиция,
устойчивая психологическая установка человека, уверенность в правоте
своих взглядов, идей, принципов. Они подчиняют себе его чувства, совесть,
волю и поступки.
Органически связана со знаниями и убеждениями ценностная
ориентация мировоззрения человека. Знания, подкрепленные убеждениями,
и ценности – это, фактически, единство противоположностей. Если знание –
это результат познания истины, т.е. объективное постижение реальной
действительности, то ценностное сознание выражает особое отношение
человека ко всему его окружающему в соответствии с его потребностями,
интересами. Он оценивает все происходящее с точки зрения им понимаемых
добра и зла, справедливости и несправедливости, красоты и уродства.
Важнейшим компонентом мировоззрения как определенной системы
являются и идеалы – решающие жизненные цели человека. Характер его
представлений о мире способствует постановке соответствующих целей, из
обобщения которых формируется план, придающий мировоззрению
действенную силу.
Сказанное позволяет утверждать, что мировоззрение – это
субъективно-объективное понимание человеком мира, когда на объективном
знании оставляет свой отпечаток индивидуально-личностное, в первую
очередь эмоциональный опыт человека, его чувства, переживания
положительного и отрицательного характера. Мировоззрение проявляет себя
прежде всего в поведении личности. В ней, как в определенной системе,
представлены познавательные, ценностные и поведенческие подсистемы в их
тесной взаимообусловленности.

80[80]
Герменевтика (от греч. hermēneutikē – разъясняющий, истолковывающий) – искусство толкования
текстов (классической древности, Библии и т.п.), учение о принципах их интерпретации. Выделяют
герменевтику сознания и герменевтику бытия. Герменевтики сознания считают, что понимание есть
вживание в психологический мир другого, форма сопереживания. Герменевтики бытия полагают, что
понимание – это интерпретация бытийной ситуации в языке. Основными представителями герменевтики
являются: Ф.Шлейермахер (1768−1834), В.Дильтей (1833−1911), М.Хайдеггер, Х.Гадамер (1900).
Обычно основными типами мировоззрения считают обыденное,
философское и религиозное. Обыденное мировоззрение порождается
непосредственными условиями жизни и существует в виде здравого смысла,
несистематизированных традиций и представлений, передающихся людьми
из поколения в поколение. Религиозное мировоззрение связано с признанием
сверхъестественного мирового начала, с отражением в сознании людей тех
внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни.
Философское мировоззрение человека, людей зависит от философии,
которую они исповедуют, является ли эта философия научной, ненаучной
или даже антинаучной, отражает ли она в виде понятий, категорий реальный
мир или дает искаженную его картину.
Все эти типы мировоззрения представляют некое единство и это
обусловлено тем, что они имеют общий круг вопросов философского
характера: как сознание соотносится с материей, что собой представляет
человек, его место во всеобщей взаимосвязи явлений мира, как человек
познает мир, что такое добро и зло, как происходит развитие человеческого
общества? Во всем этом явная очевидность значимости философии, что
позволяет некоторым мыслителям определить философию как теоретически
сформулированное мировоззрение81[81].
Формируемое философией мировоззрение играет исключительно
важную практическую роль. Оно влияет на нормы поведения людей,
отношения человека к труду, воина к службе, на их интересы и цели. Через
мировоззрение люди воспринимают и переживают все окружающее. Особую
значимость при этом приобретает научно-философское мировоззрение в
воинской службе. Оно способствует реальной оценке воинами всего того, что
происходит в нашей республике и за ее пределами, порождает у них гордость
за ее успехи в социально-экономическом и духовном развитии, чувства
патриотизма, преданности Отечеству, верность ее идеалам, готовность при
необходимости до конца выполнить свой воинский долг.
С мировоззренческой функцией органически связана и
методологическая функция. Научное мировоззрение обычно предполагает и
соответствующую ему методологию. Иное мировосприятие, представляющее
неточное или искаженное отражение действительности, будет иметь (если
вообще будет иметь) и аналогичные методологические соображения.
В предисловии пособия уже велась речь о методологии,
подчеркивалось многосмысловое значение данного понятия. При анализе
методологической функции философии мы, безусловно, будем
руководствоваться тем, что методология – это система принципов (теперь
нам известно, что это система требований жизни, законов реальной
действительности) и способов организации и осуществления теоретической и
практической деятельности людей. Одновременно будем учитывать и то, что
данное определение методологии выражает только самое главное в ее
содержании, что методологическая функция («работа») философии
проявляет себя многоаспектно. Например, научная философия (прежде всего
81[81]
См.: Введение в философию: Учеб. для вузов; В 2 ч. – М.: 1981. – Ч.1. − С.40.
материалистическая диалектика) осуществляет глубинный анализ проблемы
истины (ведущей проблемы философии познания), разрабатывает
рекомендации по постижению объективно-истинного знания, определяет
основные этапы развития научного познания, средства исследования и т.д.
Трудно переоценить роль истины, ее методологическую значимость в
познании, научном исследовании. Она обусловливает цель познания, придает
ему смысл, выражает его результат.
Существуют разное понимание и определение истины:
истина – соответствие знаний действительности;
истина – опытная подтверждаемость;
истина – полезность знания, его эффективность;
истина – соглашение и другие.
Первое определение истины, согласно которому истина есть
соответствие знаний действительности, было сформулировано еще
Платоном: «Тот, кто говорит о вещах в соответствии с тем, каковы они есть,
говорит истину; тот же, кто говорит о них иначе – лжет» 82[82]. Такое же
понимание истины имели Аристотель, Ф.Аквинский, П.Гольбах, Г.Гегель,
К.Маркс. Разделяют его и многие современные философы. Верность такого
понимания истины обусловливается тем, что она прошла испытание
временем, стала классической и имеет исключительно надежный критерий
проверки – практику, эксперимент.
Вместе с тем данное понимание истины в первой половине ХХ века
получает значительное изменение. Неопозитивизмом, часто именуемым
логическим позитивизмом, формулируется принцип верификации (от лат.
verus – истинный и facio – делаю), который становится критерием истины и
одновременно критерием демаркации (от франц. demarcation −
разграничение) – проведения четкой логической границы между наукой и
ненаукой. С точки зрения неопозитивизма предложение (теоретическое
положение) научно только в том случае, если оно верифицируемо, т.е. если
его истинность может быть установлена наблюдением. Если же предложение
неверифицируемо, то оно ненаучно. Следует при этом обратить внимание на
то, что идея соответствия мысли действительности трансформируется в идею
соответствия отдельного предложения тому фрагменту действительности,
который оно описывает, т.е. некоторому факту. Поэтому представители
неопозитивизма фактически отказались от понятия истины, поставив на его
место понятие частичного подтверждения.
Верификационизм в целом, и в частности его понятие подтверждения,
были подвергнуты критике К.Поппером (1902 – 1994), ярким представителем
философии науки83[83]. Он считает, что подтверждаемость не может служить
82[82]
Платон. Соч.: В 4 т. – М., 1968. – Т.1. − С.417.
83[83]
Философия науки – это главным образом англо-американское философское течение, исследующее
структуру научного знания (научного языка), средства и методы научного познания, способы обоснования и
развития научного знания. Обычно в это течение включают и исторические формы позитивизма
(классический позитивизм, эмпириокритицизм, неопозитивизм), хотя они почти всегда изучаются как
самостоятельное философское течение. Кроме этих форм чаще всего к философии науки относят
критический рационализм известного британского философа К.Поппера, концепцию парадигм
американского мыслителя Т.Куна, методологию научно-исследовательских программ талантливого
признаком истинности, ибо подтверждение не может быть окончательным
(истинность определяется отдельным фрагментом действительности), зато
опровержение этим фрагментом является окончательным и выступает
несомненным критерием ложности, фальсифицируемости.
Фальсифицируемость (от лат. falsus – ложный и facio – делаю), по мнению
Поппера, − принципиальная опровержимость любого утверждения, любой
теории, относимых к науке. Фальсифицируемость (опровержимость) теории
становится критерием ее научности и демаркационной линией, разделяющей
науку и ненауку. Хотя Поппер и употребляет понятие истины, он не признает
существования ее критерия. А без критерия это понятие становится пустым и
бесполезным. Поэтому у последователей Поппера понятие истины исчезает.
Ее нет в концепции парадигм Т.Куна, методологии научно-
исследовательских программ И.Лакатоса. А П.Фейерабенд объявляет истину
зловредным монстром. Так, постепенно западная философская мысль в лице
научной философии, наиболее тесно связанной с научным знанием, его
структурой, развитием отрекается от фундаментальной основы методологии
познания – поиска истины как высшей цели научного исследования. Главной
причиной такого подхода, думается, можно считать отказ философии науки
от принципа отражения, фактически отрыв научного знания от
действительности.
Что касается демаркационной линии между наукой и ненаукой, то, по
мнению Куна и Лакатоса, все, что относится к концепции парадигм и
методологии научно-исследовательских программ, является научным.
Фейерабенд идет дальше, он считает, что наука оказывается существенно
иррациональной и ничем не отличается от мифа и религии.
Методологическая функция научной философии заключается и в
определении основных этапов постижения истины, научного познания в
целом и соответствующих этим этапам форм развития знания. Органически
связывая себя с действительностью, практикой, данная философия видит
следующие основные формы развития знания в научном исследовании:
эмпирический факт, научная проблема, гипотеза, теория. Эмпирический (от
греч. empeiria – опыт) факт – это явление, процесс, имеющие место на самом
деле и, подтвержденные наблюдением или экспериментом. Стремление
объяснить явление, вскрыть его сущность порождает научную проблему.
Вкратце научную проблему можно определить как знание о нашем незнании.
Это, фактически, предмет исследования. Решается проблема при помощи
выдвижения гипотезы, ее смены и уточнения. Гипотеза (от греч. hypothesis –
основание, предположение) – это научно обоснованное предположение,
вероятностное знание. Чтобы стать знанием достоверным, истинным,
гипотеза должна быть доказана. Есть разные пути ее доказательства, среди
которых прямое подтверждение гипотезы, подтверждение гипотезы путем

британского философа И.Лакатоса, эписистемологический анархизм американского философа


П.Фейерабенда. (Все эти концепции изучаются в курсе философии.) Они получили достаточно глубокий
анализ в различных исследованиях, учебных пособиях, учебниках и в первую очередь в книге Никифорова
А.Л. Философия науки: История и методология: Учеб. пособие. – М., 1998.
выведения из нее следствия, допускающее опытную проверку, логическое
обоснование гипотезы. Доказанная гипотеза превращается в теорию. Теория
– наиболее развитая форма научного знания, представляющая собой систему
основных идей, понятий, законов, противоречий, принципов, обобщенно
отражающих определенную область мира, материальную и духовную
деятельность людей.
Научная философия как методология научного познания определяет и
основные средства исследования. Это прежде всего информационная
система, представляющая собой архив информации, собранный и
организованный за столетия, включающий книги, журналы, кинофильмы,
дискеты, компакт-диски и т.д., а также система специальных технологий,
которая включает соответствующую материально-техническую часть,
методы и организацию процесса исследования.
Философия как методология науки определяет и основные компоненты
психики человека, входящие в систему научного исследования и
составляющие его основу. Это прежде всего: знание – адекватное отражение
в сознании человека действительности в виде представлений, понятий,
суждений, умозаключений, теорий; эмоции – осознанные переживания,
отношение к действительности; воля – осознанные стремления, побуждения к
действию; интеллектуальные силы, выражающие аналитические и
творческие способности сознания человека в виде рассудка (способности
сознания оперировать готовым знанием) и разума (способности сознания
творить новые знания); интеллектуальная интуиция – прямое постижение
истины без обоснования при помощи доказательств. Эта же философия
определяет и роль обозначенных компонентов психики в научном познании
человека, их органическую взаимообусловленность через человеческую
деятельность, а также диалектическую связь указанных компонентов с
основными формами и элементами системы научного исследования.
Научная философия занимается и определением методологии научно-
исследовательской деятельности конкретной науки, системных элементов
этой методологии. Это можно проанализировать на любой науке, в том числе
и на военной. Важнейшими методологическими компонентами военно-
исследовательской деятельности являются:
теория военной науки как отражение процессов военной практики.
Включает прежде всего теорию военного искусства (стратегию, оперативное
искусство и тактику) и военную историю;
основополагающие документы в области обеспечения национальной
безопасности страны. В нашей республике − это Конституция Республики
Беларусь, Концепция национальной безопасности Республики Беларусь,
Военная доктрина Республики Беларусь;
понятийно-категориальный аппарат военной науки, например: война,
вооруженная борьба, военный конфликт, вооруженный конфликт, военная
операция, наступление, оборона и др.;
общенаучные методы, специфика их проявления в военно-научном
исследовании. К ним относятся: наблюдение, эксперимент, анализ и синтез,
индукция и дедукция, аналогия, моделирование, математические методы,
системный подход и др. А также военный аспект этих методов – военное
наблюдение, математические методы в военно-научном исследовании
(оценка боевой эффективности, определение боевых возможностей войск,
нахождение оптимальных вариантов боевых действий), использование
статистических методов в военном деле и др.;
специальные методы военно-научного познания, исследования, среди
которых следует выделить войсковые и опытные тактические учения,
командно-штабные учения, отработку «стратегии непрямых действий»,
полигонные и войсковые испытания;
законы войны и вооруженной борьбы, соответствующие им принципы.
Законы войны – это главным образом зависимости победы или поражения в
войнах и вооруженных конфликтах от экономических, научных, социально-
политических, духовных, информационных, военных потенциалов,
возможностей противоборствующих сторон. Законы вооруженной борьбы:
соответствие военных целей имеющимся силам и средствам; сосредоточение
превосходящих сил против наиболее уязвимого места в боевом порядке
(оперативном построении) войск противника; единство информации и
дезинформации; упреждение противника в действиях (внезапности) и т.д.
Основные принципы войны и вооруженной борьбы: определяющая роль
политики по отношению к войне и обусловленность политики ходом и
исходом войны; зависимость хода и исхода войны от потенциалов
противоборствующих сторон; тщательное планирование и всестороннее
обеспечение боевых действий; сочетание всех способов и форм
вооруженной борьбы; взаимодействие войск по месту, времени и цели;
сосредоточение превосходящих сил и средств на главном направлении и в
решающий момент и др.;
образцы решения конкретных военно-научных задач в виде научно-
исследовательских работ, диссертаций, монографий.
Философия не только определяет методологические элементы военно-
научного исследования, но и их взаимообусловленность, приоритеты,
противоречивость зависимостей, например: между явлением и сущностью
войны; политикой и войной, вооруженной борьбой; содержанием и формой
современной войны; возможностями обороноспособности страны и их
реализацией.
Одновременно философия сама по себе выступает как всеобщий метод,
формулируя собственные требования к научному исследованию в виде
соответствующих принципов.
На сегодняшний день, практически, существует только одна целостная,
концептуально оформленная философская система как всеобщий метод,
методология науки – материалистическая диалектика, включающая такие
элементы, как системы законов, категорий и принципов. Как мы уже
отмечали, сила ее в том, что она является отражением законов и
противоречий функционирования и развития объективной действительности,
ее логики.
В западной философии в настоящее время подобной методологии не
существует, есть лишь формулируемые отдельные философские методы,
например: феноменологический метод, анализ как собственный философский
метод, метод понимания и др. Отсутствие целостной методологии в
современной западной философии, на наш взгляд, можно объяснить
следующим образом:
ее течения, школы, отдельные концепции занимаются не
исследованием реального мира, его явлений и процессов, а прежде всего
изучением идеальных, психических (часто иррациональных),
сверхъестественных сил, фактически оторванных от чувственно
воспринимаемого объективного мира;
оторванные от реальной логики развития мира философские идеи и
соображения нередко являются ошибочными, легко подвергаются критике.
Представители данной философии, критикуя друг друга, доказали свою
несостоятельность сами. Примером в данном случае может служить
проводимый ими анализ проблем истины и демаркации, о чем было сказано
выше;
возникший кризис западной философии науки (признаваемый самими
ее представителями), прежде всего в результате отказа ее от принципа
отражения, а значит и от правильного понимания истины, обусловили, как
нам кажется, и отрицательное отношение к методологии науки в целом.
Обобщенное выражение данного отношения мы находим в философии уже
известного нам мыслителя П.Фейерабенда. Он выступает против всяких
универсальных методологических правил и стандартов. Случайному и
неупорядоченному росту знания (а этот рост, по Фейерабенду, так и
происходит) никакая методология не нужна84[84].
Поскольку глубинный анализ материалистической диалектики как
всеобщего метода будет осуществлен при изучении курса философии, то в
данном пособии мы только вкратце обозначим методологическую
значимость, рекомендации и требования отдельных законов, категорий и
принципов диалектики, которыми следует руководствоваться в военном деле
и военно-научном исследовании. Безусловно, все это будет касаться и любой
другой области деятельности и знания.
Например, если закон единства и борьбы противоположностей (закон
диалектической противоречивости) требует раздвоения единого и познания
противоречивых его частей, изучения противоречия в самой сущности
явлений, учета и использования противоречия как источника развития, то
применительно к военной области это означает, что все явления и процессы
военного дела, войны следует анализировать с точки зрения их
противоречивых частей и взаимосвязей, например: причины и следствия,
необходимости и случайности, возможности и действительности в средствах
и способах борьбы, в управлении войсками, воспитании личного состава
Вооруженных Сил. В свою очередь, в обучении войск следует учитывать
84[84]
См.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. – М., 1990; Никифоров А.Л. Философия
науки: история и методология: Учеб. пособие. – М., 1998. – С. 102 – 130.
противоречивое единство объема необходимых знаний и времени на
обучение, требований войны и уровня боевой подготовки воинов и т.п.
При этом отношения противоположностей обязательно необходимо
видеть в самой сущности войны – между политикой государства (коалиции
государств) и современными средствами борьбы; в самих средствах – между
средствами нападения и средствами защиты; в способах борьбы – между
наступлением и обороной и т.д. Одновременно следует учитывать и
использовать эти противоречия как источник развития военной теории и
практики.
Важную методологическую роль играют и парные категории –
неосновные законы диалектики. Их глубинное осмысление и понимание,
например, необходимости и случайности позволяют эффективно
использовать данные категории в научном исследовании, теории и практике
военного дела. В данном случае познание объективной необходимости
является главной задачей, однако здесь, как нигде, следует учитывать
всевозможные случайности. Нельзя, например, пренебрегать случайностями,
которые способствуют решению поставленной задачи (ошибочные решения
противника, изменение погодных условий и т.д.). Не менее важно
своевременно обнаружить и устранить или, по крайней мере, максимально
обезвредить действие таких случайностей, которые отрицательно влияют на
исход боя. В военном деле и военно-научном исследовании имеют большое
значение и статистические закономерности (они обусловлены причинностью,
которая включает в себя не только необходимую, но и случайную связь,
причем необходимость проявляется через совокупность случайностей с
определенной вероятностью), на основе которых строятся статистические
методы и методы теории вероятностей. Эти методы активно используются в
областях стратегии, оперативного искусства и тактики, а также в теории
стрельбы, разработке военных проблем, обусловленных большим
количеством случайностей.
Что касается принципов диалектики – принципов диалектической
логики − то к ним относятся не только те, что мы обозначили, анализируя
диалектику как системный элемент рациональной философии, но и
рекомендации, требования основных и неосновных законов диалектики.
Методологическую значимость принципов диалектической логики
трудно переоценить. Они, отражая требования логики реальной
действительности, «предлагают» человеку согласовывать с ними свою
теоретическую и практическую деятельность. Если, например, принцип
всеобщей взаимосвязи рекомендует в научном познании учитывать как все
внутренние, так и внешние связи исследуемого явления, во всем видеть
причинную обусловленность, находить в цепи событий главное звено,
определяющее развитие всех ее событий, то согласовывать военно-научную
деятельность с этими рекомендациями означает рассматривать сущность
войны как органическую взаимосвязь общих, необходимых ее свойств и
связей, войну как системное образование со свойственной ему структурой;
учитывать в войне взаимообусловленность средств вооруженной,
экономической, информационной, психологической борьбы и иных видов
насилия, причинно-следственные связи во всех этих явлениях и процессах;
находить в них главные звенья, основные факторы обеспечения
национальной безопасности и успешного решения боевых задач.

Заключение

При написании данной работы автор также руководствовался


принципом «главного звена». В пособии рассмотрены наиболее важные
проблемы рациональной философии, прежде всего основные направления
развития философской мысли, проблемы диалектики. Именно они в
современной философской литературе часто замалчиваются, игнорируются.
Нередко причина такого подхода банальна. По мнению некоторых авторов,
эти проблемы перестали быть модными. Думается, такие соображения нельзя
считать разумными.
В работе сделана попытка противопоставить глубинный анализ
изучаемых проблем (с выделением разных точек зрения по этим проблемам и
обоснованной авторской позиции) как идущей еще от Канта тенденции в
познании мира не объяснять явления, а только их описывать (охватывающей
все большую и большую часть философского пространства), так и
философствованию, которое сегодня фактически превратилось в
специфическую литературу и мифологию (постструктурализм,
постмодернизм).
В центре внимания анализируемых вопросов пособия находятся
методология научного познания, методологические аспекты образования и
содержания философских категорий (сущность, предмет изучения
философии, закон, противоречие, принцип и др.), их взаимообусловленность.
Особое место в исследовании занимают проблемы диалектики как
системного элемента рациональной философии, всеобщего метода –
методологии науки. Автор уверен, что сегодня материалистическая
диалектика – это единственная научная целостная методологическая система,
способная обеспечить научное познание, исследование в соответствии с
«требованиями» жизни, логикой реальной действительности.
В рамках возможностей данного пособия автор старается увязать
изучение методологических вопросов с военным аспектом темы, считая, что
в настоящее время созрела необходимость осуществления фундаментального
исследования по философско-методологическим проблемам военной теории
и практики.
Подводя итоги проделанной работы, следует особо подчеркнуть, что не
все в ней проанализировано фундаментально и всесторонне. Многие
проблемы только обозначены. Они будут подробно рассматриваться в курсе
философии. Главная задача пособия, на наш взгляд, заключается даже не в
том, что все, что оно содержит, следует основательно изучить, а в том, чтобы
адъюнктов, магистрантов, соискателей и тех, кто эту работу будет читать,
«заставить» мыслить, творчески решать как теоретические, так и
практические задачи, и прежде всего научные.