Вы находитесь на странице: 1из 3

"Минск пытается продолжать делать хорошую

мину при плохой игре"

27.02.2020
Антон Соколов - независимый эксперт в области ТЭК
Заместитель председателя концерна «Белнефтехим» Владимир Сизов
25 февраля сообщил агентству БелТА о подписании в Москве
протокола о компенсацию за поставки загрязненной хлорорганикой
нефти из нефтепровода «Дружба» из расчета 15$ за баррель.
Рассчитанная по текущим курсам валют сумма компенсации составит
около $62 млн. В «Транснефти» факт подписания протокола на утро 26
февраля не подтвердили.
21 февраля министр энергетики Александр Новак разъяснил очередные
предложения российской стороны Белоруссии: «Предложен подход,
учитывающий снижение экспортной пошлины, а именно — снижение
премии примерно на 2 доллара за тонну каждый год, т. е.
пропорционально снижению экспортной пошлины. Это позволит
частично компенсировать эффект от уменьшения экспортной
пошлины».
Одновременно «в соответствии с действующим экспортным графиком
“Транснефть” приняла от нескольких нефтяных компаний заявки на
март для поставки нефти на белорусские НПЗ. Принятием этих заявок
“Транснефть” подтвердила технические возможности по прокачке
нефти». О суммарном объеме заявок на прокачку «Транснефть» не
сообщила.
В это же время: "Поставки по "Одесса-Броды" начнутся в ближайшее
время, в марте. Объем - несколько танкеров", - заявил Владимир Сизов.
"Мы ведем работу по приобретению ресурсов в Черном море. Есть
возможность приобретения ресурсов как производства
азербайджанской компании, так и производителя из Российской
Федерации", - сказал Сизов.
Вопросы:
1. Каковы возможные причины достижения договоренности между РФ и
Белоруссией о компенсации $15 за баррель загрязненной нефти, ведь
ничего нового со стороны России не прозвучало?
2. «Транснефть» принимает заявки на прокачку нефти в Беларусь.
Означает ли это, что Минск согласился с предложением главы Минэнерго
А. Новака о снижении премии на $2? Какая возможна другая причина
достижения договоренности о начале поставок нефти?
3. Как можно оценить заявление Сизова о поставке в марте нефти через
трубу Одесса-Броды? Эти слова прямо противоречат предложению
Новака и фактам о заявках «Транснефти».
4. Насколько нефть из Одессы может оказаться дороже российской нефти,
поставляемой по «Дружбе», с учетом неготовности «Одесса-Броды» (это
время подготовки, стоимость технологической нефти для заполнения,
другие финансовые вложения в техническую реанимацию трубы)?
Мнение эксперта:
Иного выбора у Беларуси, кроме как согласиться на условия России, не
было. При этом Минск пытается продолжать делать хорошую мину при
плохой игре, именно так можно расценивать заявления г-на Сизова.
Разумеется, для страны, которая связала свое экономическое
благополучие с поставками дешёвых продуктов переработки на
европейские рынки, не обладая при этом сколь-нибудь значимыми
собственными запасами углеводородов, наличие нескольких поставщиков
– это просто страховка от возможных экономических или политических
рисков. Поэтому очередные заявления о закупках сырья у третьих стран,
можно было бы расценить как реализацию позиции г-на Лукашенко
относительно диверсификации поставок нефти на белорусские НПЗ.
Однако не следует забывать, что отечественная нефть, в любом случае,
сохранит доминирующее положение на белорусском рынке, как в силу
своих физико-химических свойств, так и причин финансового характера.
Во-первых, для обеспечения нормальной работы белорусских НПЗ
потребуется любое приобретенное не у российских компаний сырье
кондиционировать, чтобы максимально приблизить его к нефти марки
Urals, для переработки которой они изначально и создавались. Во-вторых,
цена российской нефти, при прочих равных, всегда будет ниже. Можно
демонстративно закупать сырье в Венесуэле или Норвегии, но ни одна
другая страна в обозримом будущем стратегическим поставщиком для
Беларуси стать не сможет из-за довлеющих логистических сложностей.
С другой стороны, наличие твердой политической позиции может
заставить отступить любые рациональные доводы, но в этом случае у
Беларуси и ее партнеров из числа третьих стран должны хотя бы быть
технические возможности по организации транспорта сырья по
нефтепроводу «Одесса-Броды», а их наличие вызывает существенные
сомнения.