Вы находитесь на странице: 1из 2

"Волатильность на нефтяном рынке зависит от

того насколько быстро удастся взять эту


вспышку под контроль"

30.01.2020
Антон Соколов - независимый эксперт в области ТЭК
В январе 2020 года цена нефти продемонстрировала необычное
равнодушие к террористическим и военным угрозам, но среагировала
на пока незатронувшую рынок эпидемию коронавируса в Китае.
После того, как 3 января в Ираке был убит иранский генерал Касем
Сулеймани, цена Brent к 7 января повысилась лишь с $66 до $71 за
баррель, а после атаки КСИР 8 января на американское военные
объекты в Иране с утра подскочила до $70, но уже к вечеру того же дня
снизилась до $65.
19 января ливийский маршал Халиф Хафтар отдал приказ прекратить
экспорт нефти из пяти портов Ливии. К 27 января добыча нефти в
Ливии снизилась до 284 тыс. баррелей в день с обычного уровня 1,22
млн, то есть рынок потерял около 1 мбд. Реакция была аналогичной.
Однако за последние три дня цена нефти опустилась уже почти на
10%, с $65 до $58-59 из-за паники вокруг китайского коронавируса,
который пока не оказал никакого влияния не мировой рынок нефти.
Антон, как Вы считаете, почему цены на нефть практически не
реагировали на теракты в Ираке и события в Ливии, а опустились
вследствие ничем пока не подтвержденных предположений о
возможном распространении китайского коронавируса и снижении
вследствие этого потребления нефти?
На мой взгляд, прямой корреляции тут нет. Если мы взглянем на
последние широко освещаемые медиа эпидемии: атипичная пневмония в
2002, птичий грипп в 2003, свиной грипп в 2009, то увидим, что падения
цен на нефть либо не наблюдалось вообще, либо оно было связано с
другими факторами, например, финансовыми кризисами и военными
операциями на Ближнем Востоке. Даже 20% падение, вызванное
вспышкой атипичной пневмонии, было скорректировано очень быстро.
Некоторые эксперты связывают текущее падение со снижением
туристического трафика, причиной чему истерия вокруг коронавируса, но
не стоит забывать о том, что главным потребителем продуктов
нефтепереработки является автомобильный транспорт, а не воздушный
или морской.
Влияние коронавируса на нефтяные цены, скорее, опосредованное.
Вызывая спад на внутреннем рынке Китая, являющимся крупнейшим
потребителем углеводородного сырья, он способен воздействовать на
сырьевые рынки.
- Возможно ли, что продолжение развития эпидемии в Китае
приведет к дальнейшему падению нефтяных цен?
Если оно приведет к дальнейшему снижению китайского рынка и
расширению ограничительных мер, касающихся использования
транспорта, то вполне вероятно, что цена на нефть может опуститься еще
ниже, до 50-55 долларов за баррель.
- Пойдет ли ОПЕК в случае падения цен на нефть на новое
сокращение добычи?
Возможно. Проблема, на мой взгляд, в другом: поможет ли это остановить
снижение цен? Вы приводите пример ливийской нефти – миллион
баррелей ежедневно выпадает и это не оказывает никакого влияния на
рынок.
- В каких пределах может колебаться цена нефти в ближайшие
месяцы, и какие события, кроме китайского вируса, могут
потенциально оказать влияние на цену?
Я бы напрямую связал продолжительность и силу колебаний с тем,
насколько быстро удастся взять эту вспышку под контроль и
предотвратить ее дальнейшее разрастание. Чем быстрее это произойдет,
тем быстрее цены вернуться в коридор 60-65 долларов за баррель.
Наблюдаемые темпы падения позволяют предположить, что цены
опустятся до 55 долларов за баррель, но едва ли преодолеют порог 50. В
целом, вспышка коронавируса – это классический «черный лебедь», чье
появление едва ли можно было спрогнозировать, как и возникновение
подобных ситуаций в будущем. Что касается прочих событий, которые
способны повлиять на рынок углеводородов, то это, безусловно,
возможное форсирование энергоперехода в странах ЕС.