Вы находитесь на странице: 1из 3

"Механизм сокращения добычи ОПЕК+ если не

исчерпал себе, то перестал работать


надлежащим образом, однако пока, вероятно,
непрямые эффекты от соглашения для нас
важнее, чем прямая финансовая выгода"

17.02.2020
Антон Соколов - независимый эксперт в области ТЭК
Участники встречи нефтяников с главой Минэнерго РФ Александром
Новаком в среду 12 февраля обменялись мнениями относительно
соглашения ОПЕК+, однако к окончательному решению о позиции
России не пришли. Большая часть российских нефтяных компаний
склоняется к продлению сделки ОПЕК+ с текущими квотами на второй
квартал 2020 года. Окончательное решение по судьбе сделки будет
принято правительством РФ позже.
Технический комитет ОПЕК+ на прошлой неделе сначала рекомендовал
членам организации сократить добычу на 600 тысяч баррелей в сутки,
но потом пересмотрел свою позицию, и предлагает оставить добычу
неизменной.
ОПЕК в своем февральском отчете ухудшила прогноз роста мирового
спроса на нефть в 2020 году на 230 тыс. баррелей в сутки - до 990 тыс.
баррелей. В ОПЕК полагают, что спрос ослабнет из-за
распространения нового коронавируса. В ОПЕК ожидают, что в первом
полугодии спрос на нефть в Китае из-за распространения коронавируса
упадет на 200 тыс. баррелей в сутки. В целом в 2020 году мировой спрос
на нефть ожидается на уровне 100,73 млн баррелей в сутки против
99,74 млн баррелей в 2019 году.
При этом спрос на нефть ОПЕК снизится на 1,3 млн баррелей в сутки
по сравнению с прошлым годом, рост предложения нефти из стран, не
входящих в альянс, составит 2,25 млн баррелей. Рост поставок
ожидается со стороны США, Норвегии, Бразилии, Канады, Гайаны и
Австралии.
Антон, как Вы считаете, какая позиция в отношении сохранения квот
ОПЕК на добычу, их расширения, или, наоборот, сокращения,
оптимальна для российской нефтяной отрасли?
Палка о двух концах. С одной стороны, мы, безусловно, заинтересованы
в поддержании высоких цен на нефть, с другой, сокращение добычи –
прямая дорога к потере доли мирового рынка. На сегодняшний день
можно с уверенностью сказать, что механизм сокращения добычи для
поддержания рыночных цен если не исчерпал себе, то, по крайней мере,
перестал работать надлежащим образом для стран с высокой
себестоимостью добычи. Если отбросить политический аспект
соглашения, позволяющего нам теснее взаимодействовать с Саудовской
Аравией, то, возможно, России пора задуматься о выходе из соглашения
ОПЕК+. С другой стороны, если мы по-прежнему соглашаемся на
квотирование добычи в ситуации, когда оно неспособно изменить
рыночную ситуацию, то, вероятно, непрямые эффекты от соглашения для
нас важнее, чем прямая финансовая выгода.
- Как можно оценить эффективность стратегии ОПЕК по сокращению
добычи для поддержания цены нефти в условиях роста
предложения со стороны стран «не ОПЕК», в первую очередь,
производителей сланцевой нефти, снижения мировых темпов роста
потребления сырья и форс-мажорных факторов вроде китайского
коронавируса?
Современный нефтяной рынок сильно отличается от рынка 70-90-х, роль
международных организаций, даже таких крупных картелей как ОПЕК,
значительно ослаблена и тот факт, что механизм снижения добычи
значительно просел в эффективности всего за три года, прошедших с
момента подписания Венского соглашения, лишнее тому подтверждение.
Что касается коронавируса, то, как я уже говорил, чем быстрее вспышка
будет локализована, а судя по последним новостям из КНР жесткий
карантинный режим позволил добиться как раз этого, тем незначительнее
будет его влияние на рынок, тем быстрее произойдет коррекция цен.
- Есть ли смысл для России и других стран пытаться учредить новую
организацию для координации рынка нефти наподобие ОПЕК, но без
ее недостатков?
Едва ли. Хотя организация, объединяющая крупнейших потребителей,
могла бы стать нетривиальным инструментом регулирования рынка.
Создать такую организацию можно было бы на базе БРИКС – крупнейшие
потребители и одни из крупнейших производителей в группе и так
собрались. Другого объединения под предводительством или, по крайней
мере, с активным участием России я себе представить не могу. Едва ли
мы сможем создать единую группу, например, с Соединенными Штатами.