Вы находитесь на странице: 1из 2

Aнализ смыслообразующих ценностей наркозависимой личности.

Kакие смыслообразующие ценности после психокоррекции становились


главными, зависила эффективность психокоррекции наркозависимости.
Наркозависимые личности первой группы, для которой после
психокоррекции главными ценностями жизни становились преимущественно
ценности переживания (т.е. в качестве объекта, вызывающего
положительное эмоционально-оценочное отношение выступало само
переживание), достигали больших успехов в оздоровлении.
Ценностям переживания (отдых на природе, слушание музыки,
любовные переживания и различные внедеятельностные мании: богомания,
гурмания, телевизоромания.После потребления наркотических средств
личность открывает ранее не замечаемые ценности. Исходные ценности
переживания, благодаря ценностям наркопереживания, теряют свою
привлекательность и превращаются лишь в понимаемые, но не
переживаемые ценности. Все ценности и мотивы наркозависимой
деятельности сосредотачиваются исключительно на внедеятельностных
ценностях переживания (наркоопьянения).
Наркозависимые личности, для которых после психокоррекции
главными смыслообразующими ценностями жизни становились
преимущественно внедеятельностные понимаемые ценности, имели самый
меньший успех в оздоровлении.
Эти ценности выступали в основном как ценности для себя. Для них
ценности определялись позицией или отношением, которую они имели к
тем обстоятельствам, ситуации, своей судьбе. Ценностью становилась в этом
случае понимание и оценка личностью себя как волевой, состоявшейся
личности, способной не потреблять наркотические средства. Это понимание
и оценка преимущественно формировалась за счёт окружающей среды
(семья, дети, родственники, коллеги по работе и т.д.) Именно поэтому эта
ценность была преимущественно понимаемой. Она ориентировала человека
на достижение цели - жить (выживать) трезвым, ответственным,
нужным и т. п. Благодаря этому имело место противостояние
антинаркотической ориентации деструктивным установкам
наркозависимой личности. Личность в этом случае может испытывать
негативные переживания, но благодаря страху умереть после потребления
наркотического средства, чувству ответственности перед родственниками,
оплатившими дорогое лечение, ответственности, основанном на
осознании нужности себе и другим, своему горькому прошлому и т. п .,
иметь на некоторое время установку на трезвость. Такая нарколичность не
могла жить долгое время внедеятельностной понимаемой ценностью.
Поэтому эта ценность в конечном счёте приводила к утрате
привлекательности жизни и как следствие к потреблению наркотических
средств.
Смысл жизни часто путают со смыслом бытия. Под смыслом жизни правильнее
понимать нечто, связывающее человека с жизнью, делающую жизнь привлекательной. Это
нечто – ценности, которые привязывают нас к жизни. Так одной из этих ценностей
выступает ценность переживания экзистенции – чувство, в основе которого лежит
ощущение смысла бытия в мире, чувство глубинной связи себя как части мира, который
нуждается в тебе. Это забота по Хайдеггеру.
Смысл жизни – это некий внутренний психический смысл бытия человека. А смысл
бытия – трансцедентный смысл, который вне человека, но открыт к нему и наполняет его
смысл жизни. Иными словами, ценность переживания экзистенции, являющаяся
составляющей смысла жизни – некая часть изнанки смысла бытия, повернутая к человеку
и поэтому частично наполняющая его смысл жизни. Но эта часть является неким
цементирующим звеном между различными ценностями как составляющими смысла
жизни.В пограничной ситуации происходит некое “вымывание” всех ценностей,
привязывающих человека к жизни и остается одна ценность – ценность переживания
смысла “внешнего” бытия, как некий каркас, как некая глубинная связь бытия
человека и бытия мира. Эта глубинная связь имеет свою иерархию.
Экзистенция – каркас психологического бытия. Поэтому психическое бытие
можно изучать в терминах внешнего мира, так как есть глубинная связь психической
(внутренней) и природной (внешней) реальности
Человек живет не потому, что его жизнь наполнена смыслом, а потому, что жизнь
наполнена ценностями переживания. Понять разумом смысл – суицидно. Если человек
поднял этот вопрос для себя, то это уже проблема. Человек живет не ради чего-то (не
только), не потому, что осознает смысл. Таким образом, с одной стороны, если нет
смысла, то рождается феномен суицидных переживаний. С другой стороны, человек
живет, не задумываясь о смысле. Понятие смысла открывается только при депрессии, а не
при потере смысла жизни. И мы опять приходим к выводу, что необходимо понятие,
которое вбирало бы в себя эти противоречия. В этом понятии должна быть некая скрытая
составляющая. Такая, что когда смысл есть, человек бы не задумывался о том, ради чего
он живет. Когда смысл появляется, он задумывается. Смысл – продукт рассудка, который
начинает работать из-за страха. Эмоции первичны. Таким образом, понятие “смысл” не
лечит. Если человеку объяснить в чём смысл его жизни, а не снять депрессию, он не
вылечится, он не поймет слова психотерапевта. Объяснить смысл, ещё не значит его
дать. Необходимы не просто слова, необходимы действия (преодоление), действующие
слова, слова-действия. И мы опять приходим к тому, что необходимо введение нового
понятия, нового понятийного пространства, нечто шире, чем понятие “смысл”, которое
рождено ЭГО. Таким понятием, на наш взгляд является “ценность”. Ценность вбирает в
себя и смысл и эмоцию.

Оценить