Вы находитесь на странице: 1из 14

Содержание

Введение.......................................................................................................................2
1. Подготовка к войне...............................................................................................3
2. Стратегия нападения или обороны?....................................................................8
Заключение................................................................................................................13
Список источников и литературы............................................................................14
Введение

Более 60 лет прошло с тех пор, как закончилась Вторая мировая война,
однако интерес историков и общества к тем далеким событиям не ослабевает,
потому что эта война хранит еще множество тайн и загадок. Так, по сей день
продолжаются дебаты, о военной стратегии руководства Красной Армией в
период Второй мировой войны.
В рамках данной работы невозможно охватить весь период военных
действий, поэтому представляется необходимым остановиться на начальном
периоде Великой Отечественной войны и выяснить вопрос была ли готова
Красная Армия к войне и как развивалась ее стратегия.
Эта тема не новая, за ней в советское время написано немало работ, но у
них есть противоречия, недосказанности. Из политических и моральных
соображений многие историки не хотят поднимать вопрос войны, когда еще
живет старшее поколение, большинство которого воспитано на мифах о войне.
Маршал Советского Союза Г. Жуков говорил, что «действительно большинство
военных писателей, генералов, маршалов так перекрутили историю Великой
Отечественной войны, что от действительной истории иногда остается лишь
общий фон, схема, скелет»1. Однако в СССР это мало кого беспокоило.
Главным было показать в истории Великой Отечественной войны
руководящую роль КПСС, преимущество социализма, искусство советских
полководцев, мощь Красной Армии, готовность народа защитить завоевания
Октября и т. п.
Целью работы является изучение военной стратегии руководства Красной
Армией в период Второй мировой войны на начальном этапе. Для выполнения
данной цели ставятся следующие задачи: охарактеризовать подготовку к войне;
определить была ли стратегия Красной Армии обороной или нападением
накануне войны.

1
Бешанов В.В. Год 1942 - "учебный" / Бешанов В.В. - Минск, 2002. – С. 3
2
1. Подготовка к войне

На протяжении десятилетий в сознание советских людей воплощалась


тезис, что в основе катастрофы Красной Армии в начале войны лежит
преимущество Германии в количестве вооруженных сил и вооружении и
военной технике, боевом опыте, вероломном и внезапном нападении и тому
подобное.
Эти версии, как и другие, связанные с неудачами Красной Армии, были
хорошо разработаны и в течение многих лет настолько прочно укоренились в
военно-исторических кругах и менталитете бывших советских людей, особенно
старшего поколения, что любые попытки внести элементы сомнения в
реальность этих мифов воспринимаются сегодня как попытка переписать
«истинную» советскую историю.
Этот миф был очень выгоден для военно-политического руководства
СССР, так как позволял легко перекладывать собственные просчеты в
подготовке страны и ее вооруженных сил на вероломного противника.
Пожилых людей, которые верили в эти мифы, трудно изменить, они с
ними сжились, как и те, кто воевал, с их собственной значимости в войне. Уже
нет в живых бывших командующих фронтами, армиями, дивизиями, а остались
в основном рядовые. Люди, которые воевали за Отечество и освобождение
совей страны от немецко-фашистских захватчиков. Советский Союз потерял в
этой страшной войне 7,5 млн. человек (данные при И. Сталине), 20 млн.
(данные при Л. Брежневе), 27 млн. (данные при М. Горбачеве), 38 млн. (данные
при Б. Ельцине) виноваты в некоторой степени советские «полководцы»,
потому что не умели воевать, не жалели людей.
Готовился ли СССР к войне, какое количество войск и вооружения имела
Красная Армия и вермахт, какой моральный дух в войсках перед началом
военных действий?

3
После подписания 23 августа 1939 г. Пакта Молотова-Риббентропа о
ненападении сроком на 10 лет и тайного дополнительного протокола к нему
через 8 дней, 1 сентября 1939 г., вспыхнула Вторая мировая война. Она
началась с нападения Германии на Польшу. Через 16 дней к вооруженным
силам Германии присоединится Красная Армия, начав 17 сентября боевые
действия против Польши. В газете «Правда» в те дни война называлась
советско-польской, а не «освободительным походом»2. После поражения
Польши, 28 сентября 1939 г. между Германией и СССР будет заключен
Договор о границе и дружбе, а в ряде городов - Бресте, Львове, Минске -
пройдут совместные парады победы.
И. Сталин, заключив пакт с нацистской Германией, отклонил
предложение демократических государств Запада - Англии, Франции -
объединиться против агрессора. Тайный дополнительный протокол очертил
сферы влияния в Европе между СССР и Германией. Начав войну против
Польши, советские командиры имели карты, до каких рубежей им наступать.
1 сентября 1939 г. был принят закон «Об всеобщей воинской
обязанности», согласно которому снимались все классовые ограничения на
службу в Красной Армии. Это позволило до июня 1941 г. довести численность
Вооруженных Сил СССР до 5 млн. 427 тыс 3. В июне 1940 г. был принят закон
«О семидневной рабочей неделе и восьмичасовом рабочем дне», вместо
шестидневной недели и семичасового рабочего дня. Запрещался самовольный
уход с работы. В СССР была создана мощная оборонная промышленность,
начавшая техническое переоснащение Красной Армии. Все народное хозяйство
работало на вооруженные силы ускоренными темпами, выпуская с каждым
годом все больше вооружения и военной техники. Сельское хозяйство тоже
накапливали большие запасы зерновых для армии и флота, что составило 6 млн.
тонн. Это позволило создать фонды продовольствия и фуража для 4-6-

2
Советско-Польская война / / Правда. - 1939. - 18 сентября.
3
Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., 1961. – С. 146
4
месячного обеспечения на случай войны. В 1940 г. бюджетные ассигнования на
оборону составили 40%4. Создавались и другие мобилизационные запасы.
Расширялась сеть военных учебных заведений. Кадры для вооруженных
сил готовили 18 академий, 214 училищ, 8 факультетов при гражданских
высших учебных заведениях. В мае 1941 г. был проведен досрочный выпуск из
военных учебных заведений, давший 70 тысяч командиров, но нужно было 1,5
года, чтобы укомплектовать полностью армию и флот командными кадрами.
Нехватка кадров стала результатом необоснованных репрессий 1937-1938 гг.,
когда в Красной Армии было репрессировано 45 тыс. командного состава.
Согласно плану мобилизации страны нужно было призвать
дополнительно 4,9 млн. человек, хотя в резерве было достаточно рядового и
сержантского состава 1890-1921 гг. рождения и руководящего состава, что
составляло вместе 23 млн. 698 тыс. человек.
Готовилось к войне и гражданское население, сдавая разные нормы на
значки ГТО, «Ворошиловский стрелок», на лучшего снайпера, медсестру,
парашютиста, принимая участие в учениях по гражданской обороне.
6 мая 1941 г. И. Сталин стал главой правительства, чтобы лично
возглавить военные действия. До июня 1941 г. в Советском Союзе были
созданы мощные вооруженные силы в мире, за исключением ВМФ,
занимавшего по общему тоннажу седьмое место в мире. По качеству советское
вооружение и военная техника, кроме отдельных образцов, значительно
уступали западному.
С целью удобного управления войсками, их лучшего снабжения, а также
исходя из оперативно - стратегического и мобилизационного соображений, вся
территория СССР была разделена на 16 военных округов и один фронт
(Дальневосточный).
К приграничным округам, что прикрывали территории СССР с запада,
относились пять военных округов: Ленинградский, особые - Прибалтийский,
Западный, Киевский и Одесский, - в которых было 170 дивизий, 2 стрелковые
4
Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945. - М., 1984. – С. 49.
5
бригады и 47 авиационных дивизий; восемь внутренних округов - Московский,
Орловский, Архангельский, Северо - Кавказский, Приволжский, Уральский,
Сибирский и Харьковский, которые имели 77 дивизий; два южных военных
округа - Закавказский и Среднеазиатский, в которых было 25 дивизий;
дальневосточные военные округа - Забайкальский и Дальневосточный фронт в
составе 34 дивизий5.
Готовясь к нападению на СССР Германия сосредоточила у западных
границ СССР три группы армий – «Север», «Центр», «Юг», насчитывавшие 3
млн. 340 тыс. личного состава, 3560 танков и самоходных установок, 4955
самолетов, 47 орудий и минометов. С учетом союзников Германии количество
дивизий равнялось 1906.
Основные переброски войск к западным границам немцы осуществили
пятью эшелонами: в первом - четвертом эшелонах перебрасывались войска,
предназначенные для наступления в первый день войны 103 дивизии (10
танковых); в пятом эшелоне выдвигались войска, поступавшие в резерв
Главнокомандующего Сухопутными войсками - 24 дивизии. Начиная с февраля
и до начала июня, первые четыре эшелона были переброшены на восток, а с 10
июня началось их приближение к границе: пехотных дивизий - в 7-20 км от
границы, танковых и моторизованных - в 20-30 км. С 18 июня 1941 г. дивизии
первого эшелона начали выдвигаться в исходное положение для наступления,
закончив его 21 июня. Пятый эшелон - 24 дивизии должен был прибыть двумя
частями - 13 дивизий - до 4 июля и еще 11 - после этой даты7.
Таким образом, никакого преимущества агрессор не имел, только по
личному составу с начала войны было равновесие, а по вооружению и военной
техникой Красная Армия намного превосходила противника, хотя согласно

5
Военное искусство во Второй мировой войне и в послевоенный период. Стратегия и
оперативное искусство. - М., 1988. – С. 17-18.
6
Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933-1945 /Мюллер-Гиллебранд Б. -
М., 2002. – С. 186.
7
Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., 1961.. – С. 54.
6
правилам военного искусства, тот, кто нападает, должен иметь преимущество в
3-4 раза, поскольку оборона является лучшим видом военных действий.
Однако, согласно фундаментальным советским источникам, «противник
преобладал над Красной Армией по количеству личного состава и танков
вдвое, по боевым самолетам новых типов - 3,2 раза, по пушкам и минометам-в
1,2 раза»8.
Безусловно, что внезапность имеет большое значение, но военные всегда
находятся в постоянной боевой готовности, поэтому разговоры о том, что враг
напал вероломно, внезапно - неправда. Ни один из командующих советскими
фронтами в своем боевом донесении с началом войны об этом не писал.
Советская военная мысль перед войной исходила из того, что войны теперь не
объявляются, а начинаются внезапно. Другое дело, что оповещения в Красной
Армиии было плохое, боевая готовность неудовлетворительная, боевая
подготовка поставлена слабо, халатность в исполнении своих обязанностей
большая и т. п.
Красная Армия приобретала боевой опыт перед войной в 1938 г. у озера
Хасан на Дальнем Востоке и на р. Халхин-Гол в 1939 г. в Монголии против
Японии, в 1939 г. в войне с Польшей, а в 1939-1940 гг. в войне с Финляндией. В
октябре 1939 г. СССР добился от Прибалтийских республик согласия ввести
туда войска, создав свои военные союзы, а в августе 1940 г. «включил»
Прибалтику в состав Советского Союза. В июне 1940 г. руководство СССР
заставило Румынию «вернуть» Бессарабию и заодно «передать» Северную
Буковину, введя туда войска. Это все называлось в Советском Союзе
обеспечением своей безопасности накануне Второй мировой войны.

2. Стратегия нападения или обороны?


8
История Второй мировой войны 1939-1945. - Т. 4. - М., 1975. – С. 27-28.
7
В мае-июне 1941, все войска, которые были в пограничных военных
округах, пошли к границе. Это было большое перемещение войск к границе в
истории цивилизации. Но войска почему-то не готовились к обороне, не
обустраивали окопов, минных полей, проволочных заграждений. Для чего они
шли? Чтобы создать мощную оборону или готовились к наступлению? Это
вопрос не новый, он давно поднимался советскими историками.
А. Гитлер, выступая в Мюнхене 11 декабря 1941 г., говорил: «Я не искал
войны, а наоборот делал все, чтобы ее избежать, хотя столкновение было
неизбежно и советская Россия - это опасность не только для германского рейха,
но и для всей Европы. Я решил всего за несколько дней до этого столкновения
дать команду наступления. Сегодня есть неоспоримые, действительно
аутентичные материалы, подтверждающие факт намерений россиян совершить
нападение на нас. Точно также нам известен и тот момент, когда должно
произойти это нападение»9. Нельзя сказать, что можно верить словам Гитлера,
но факт остается фактом.
В СССР в 1974 г. выходит работа преподавателей Генерального штаба
СССР, где отмечено, что немецкому командованию перед войной, с 8 по 22
июня 1941 г., удалось упредить советские войска о завершении развертывания
и тем самым создать благоприятные условия для захвата стратегической
инициативы в начале войны10.
Генерал армии Н. Гареев, профессор, работал в архивах Генерального
штаба России и увидел карту, датированную мартом 1941 г., за подписью
начальника оперативного управления М. Ватутина, о начале наступления 12
июня 1941 г. Правда, сосредоточение Красной Армии к указанному сроку не
было завершено и нападение на Германию был отодвинуто на 16 июля 1941 г 11.

9
Якобсен Г.А., Тейлор А. Вторая мировая война. Два взгляда /Якобсон Г.А., Тейлор А. - М.,
1995. – С. 170.
10
Начальный период войны / Под ред. генерала армии С.П. Иванова. - М., 1974. – С. 212.
11
Гареев М. Неоднозначные страницы войны / Гареев М. - М., 1995. – С. 939.
8
Даже В. Молотов говорил, что руководство СССР потеряло время и Гитлер нас
опередил.
Если бы Сталин действительно готовился к обороне, то:
1) не допустил бы такого исключительно наступательного перекоса
структуры армии, формируя и оборудуя огромное количество (больше, чем у
всех армий мира вместе!) чисто наносили удары военных формирований,
абсолютно неэффективных в оборонительных боях: сверхмощных «ударных»
армий, военно-воздушных, кавалерийских и горно-стрелковых корпусов и тому
подобное; такой же перекос был допущен и в разработке и изготовлении новых
образцов вооружений — показателен, в частности, отказ Сталина от создания
стратегической авиации, которую, кстати, — и из тех же соображений — даже
не пытался создать Гитлер;
2) не пренебрегал бы подготовкой войск, в том числе и авиации к
ведению боевых действий в условиях обороны, отработкой вопросов
взаимодействия войск для отражения нападения... Вот лишь одно
свидетельство из мемуаров генерала Попеля, который на то время был
заместителем командира 8-го механизированного корпуса с политподготовки:
«В штабных играх и на учениях мы — упаси Боже! — отнюдь не предполагали
преимущества сил противника. Не предвидели мы и оборонного варианта
пограничных боев... У нас не было плана взаимодействия с пограничными
войсками, плана высадки в воздух, минирования бродов и тому подобное. У нас
даже не было удовлетворительных карт своей территории, только карты района
на запад от границы...»12.
Об этом же свидетельствуют известные военачальники — скажем,
Рокоссовский, тогда командир 9 мехкорпуса, «не мог разобраться, каков план
действий наших войск в тех обстоятельствах на случай нападения немцев»,
поскольку видел, что «это походило на приготовление к прыжку вперед» 13, а

12
Попель Н. В тяжкую пору [Электронный ресурс]. URL:
https://royallib.com/book/popel_nikolay/v_tyagkuyu_poru.html (дата обращения 30.11.2018).
13
Военно-исторический журнал, 1989, № 4, С. 54
9
авторский коллектив под руководством генерала армии С. Иванова, анализируя
начальный период войны, отмечает14, что советские войска должны были
завершить концентрацию в заранее намеченных районах с 1 июня до 10 июля
1941 года», но «немецко-фашистскому командованию буквально в последние
две недели перед войной удалось упредить наши войска в завершении
развертывания».
«Война не была неожиданной», — пишет инвалид войны, подполковник в
отставке А. Титов15 и рассказывает, как в конце 1940 г. они — а служил он
тогда в Забайкальском военном округе — постоянно «прорабатывали вопрос о
погрузке танков на железнодорожные платформы» и их тщательной
маскировки. А уже 1 мая 1941 г. «мы скачали танки», и «началось наше
передвижение на запад». При этом, отмечает А. Титов, «двигалась на запад вся
16–я армия». Конечно, не только она — «всего в мае перебрасывалось из
внутренних округов ближе к западным границам 28 стрелковых дивизий и
четыре армейских управления», уточняет маршал Жуков16, а маршал А.
Василевский17 замечает, что, кроме уже названной 16–й армии к западным
границам железной дорогой «были переброшены 19, 21 и 22–я армии из
Северо–Кавказского, Приволжского и Уральского военных округов». А уже
«12-15 июня, - отмечает О. Василевский, - этим округам было приказано
вывести дивизии, расположенные в глубине округа, ближе к государственной
границе. 19 июня эти округа получили приказ маскировать аэродромы,
воинские части, парки, склады и базы и рассредоточить самолеты на
аэродромах».
По тревоге 13-15 июня войска приграничных военных округов выходили
к границе для развертывания при проведении учений. Мысль о нападении
Красной Армии на Германию поддерживают известные отечественные
историки Б. Соколов, В. Данилов, П. Бобылев и др. А вообще российские
14
Начальный период войны / Под ред. генерала армии С.П. Иванова. - М., 1974. – С. 211-212.
15
Самсонов А. Знать и помнить: Диалог историка с читателем. — М., 1988. – С. 67-68.
16
Жуков Г. Воспоминания и размышления. — М., 1971. – С. 219.
17
Василевский А. Дело всей жизни. — Изд. 5–е. М., 1984. – С. 92.
10
исследователи установили, опираясь на архивные документы, что об
оборонительных операциях Красной Армии или подготовке к удару в ответ
речи не было, а речь шла только о нападении на Германию и ее союзников18.
Если посмотреть на схему развертывания приграничных округов на 22
июня 1941 г., то можно увидеть, что войска выстроились для проведения
глубокой наступательной операции, а не для обороны, однако не успели,
поскольку датой окончательного развертывания было 25-30 июня.
Так, в 5 км от границы была так называемая пограничная зона длиной
4520 км. В этой зоне было 53 пограничных отряда (ПЗ), 9 пограничных
комендатур, 11 полков Народного комиссариата внутренних дел (НКВД), 50
батальонов стрелковых дивизий, выдвинутых для ведения оборонных работ и
наблюдения, гарнизоны укрепленных районов - вместе около 100 тыс. человек.
В 5-50 км от границы размещались мобилизационные ресурсы (склады, базы) и
первый эшелон армий прикрытия, в котором было 56 стрелковых и
кавалерийских дивизий и две стрелковые бригады. На расстоянии 50-100 км от
границы был второй эшелон армий прикрытия. В 100-400 км от границы
размещался резерв фронтов, в котором было 62 дивизии.
Именно первый и второй эшелоны прикрытия государственной границы и
резерв фронтов (округов) составляли первый стратегический эшелон
Вооруженных Сил СССР, в составе которого было 170 дивизий, 2 стрелковые
бригады и 47 авиационных дивизий. На расстоянии 400 км и более от границы
размещался второй стратегический эшелон Вооруженных Сил СССР (резерв
Главного командования), куда входило 77 дивизий внутренних военных
округов19.
Такое расположение уже имело боевые порядки, предназначенные для
наступления и проведения глубокой наступательной операции, то есть
одновременного подавления обороны противника на всю его глубину, прорыв
его тактической зоны на избранном направлении с последующим

18
Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина / Мельтюхов М.И. - М., 2002. – С. 402.
19
Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., 1961. – С.150.
11
стремительным развитием тактического успеха и высадки воздушных десантов.
Для проведения наступательной операции войска выстраиваются в эшелоны.
Армия действует в полосе 50-80 км, на глубину 75-100 км. Первый эшелон -
эшелон атаки из стрелковых дивизий и бригад совместно с танками
непосредственной поддержки пехоты и при поддержке артиллерии и авиации
прорывают тактическую оборону противника в полосе 20-30 км. После того,
как эшелон атаки войдет в тактическую зону обороны противника на глубину
10-12 км, в бой вводится эшелон прорыва в составе механизированных или
кавалерийских корпусов для развития тактического успеха прорыва обороны
противника на всю ее глубину, а в тыл высаживаются воздушные десанты. Все
это можно увидеть в подготовке советских войск.
Немало фактов, что именно армии советских войск готовились к
наступлению, приводит в своих трудах В. Суворов. И в советских, некогда
закрытых, документах отмечалось, что группировка вооруженных сил,
созданная по плану прикрытия государственной границы, была подчинена
задачам перехода в наступление.
И. Сталин не верил в нападение немцев в 1941 г., но когда они начали
разворачиваться для наступления на СССР, не успел нанести первым удар,
поскольку Красная Армия не была готова для обороны, также как и немцы.
Первый удар гитлеровские войска нанесли по отрядам Красной Армии,
которые разворачивались в боевые порядки возле границы.
Что касается морального духа Красной Армии, то он был низкий, начиная
с высшего командного состава, который потерпел большую «чистку» в 1937-
1938 гг. В Красной Армии было много самоубийств, нарушений воинской
дисциплины.

Заключение

12
Итак, труды советских историков, которые выполняли политический
заказ и писали, что гитлеровцы имели численное преимущество в личном
составе, вооружении и военной технике перед Красной Армией, советские
войска внезапного и вероломного нападения не ждали и не были
отмобилизованы, не имели боевого опыта, является неправдой. Однако, судя по
воспоминаниям военноначальников Красной Армии, стратегия Советского
Союза все же заключалась не в обороне от Германии, а в нападении на нее.
Пока что остается спорным вопрос, готовилась Красная Армия первой
нанести удар фашистской Германии? Это можно будет увидеть через лет десять
- двадцать, когда будут открыты все архивы, касающиеся Второй мировой
войны и этот вопрос найдет свой ответ. Однако, сегодня уже известно, что
Вооруженные Силы СССР имели четыре варианта плана нападения на
Германию и ее союзников и никакого плана обороны.

Список источников и литературы

13
1. Бешанов В.В. Год 1942 - "учебный" / Бешанов В.В. - Минск, 2002.
2. Василевский А. Дело всей жизни. — Изд. 5–е. М., 1984.
3. Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945. - М., 1984.
4. Военное искусство во Второй мировой войне и в послевоенный период.
Стратегия и оперативное искусство. - М., 1988.
5. Военно-исторический журнал, 1989, № 4.
6. Гареев М. Неоднозначные страницы войны / Гареев М. - М., 1995.
7. Жуков Г. Воспоминания и размышления. — М., 1971.
8. История Второй мировой войны 1939-1945. - Т. 4. - М., 1975.
9. Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина / Мельтюхов М.И. - М., 2002.
10.Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933-1945 /Мюллер-
Гиллебранд Б. - М., 2002.
11.Начальный период войны / Под ред. генерала армии С.П. Иванова. - М.,
1974.
12.Попель Н. В тяжкую пору [Электронный ресурс]. URL:
https://royallib.com/book/popel_nikolay/v_tyagkuyu_poru.html (дата
обращения 30.11.2018).
13.Самсонов А. Знать и помнить: Диалог историка с читателем. — М., 1988.
14.Советско-Польская война / / Правда. - 1939. - 18 сентября.
15.Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. - М.,
1961.
16.Якобсен Г.А., Тейлор А. Вторая мировая война. Два взгляда /Якобсон
Г.А., Тейлор А. - М., 1995.

14

Вам также может понравиться