Вы находитесь на странице: 1из 34

На правах рукописи

Рагулин Андрей Викторович

Профессиональные права
адвоката-защитника в Российской Федерации:
вопросы теории и практики

12.00.11 - Судебная деятельность, прокурорская


деятельность, правозащитная и
правоохранительная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации иа соискание ученой степени
доктора юридических наук

г г АПР 2015
ООбЬЬ
Москва, 2015
Диссертация выполнена на кафедре судебной власти, правоохранительной и
правозащитной деятельности юридического факультета ФГАОУ ВО
«Российский университет дружбы народов»
Научный консультант: доктор юридических наук, профессор
Гребенников Валерий Васильевич,
заведующий кафедрой судебной власти,
правоохранительной и правозащитной деятельности
юридического факультета ФГАОУ ВО
«Российский университет дружбы народов»

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор


Власов А1гятолнй Александрович,
профессор кафедры международного частного н•
гражданского права ФГБОУ НПО «Московский
государственный институт международных отношений
(>'ниверситет) Министерства иностранных дел Российской
Федерации»

доктор юридических наук, профессор


Грудцьта Людмила Юрьевна,
профессор кафедры «Гражданское право» ФГБОУ ВПО
«Финансовый университет при Правительстве Российской
Федерации»

доктор юридических наук, доцент


Деханов Сергеи Александрович,
советник Управления по взаимодействию с Российской
академией наук и обеспечению деятельности научно-
координационного Совета Федерального агентства научных
организаций
Ведущая организация ФГБОУ ВПО «Московский государственный
юридический университет им. O.E. Кутафина (МГЮА)»

Защита диссертации состоится «


/Ци^^ 2015 г. в часов на
заседании диссертационного совета Д 212.203.29 при Российском университете дружбы
народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6., каб. № 347, Зал
заседаний Ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться в УНИБЦ (Научная библиотека)
Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-
Маклая, д. 6.
Автореферат и объявление о защите диссертации отправлены для размещения на
официальном сайте Министерства образования и науки Российской Федерации:
vak2.ed.gov.ru
Автореферат разослан «/ О » апреля 2015 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета Д 212.203.29
кандидат юридических наук, доцент •Р. Батяева
3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Важнейшей


предпосылкой для достижения Российской Федерацией уровня экономического и
социального развития, соответствующего статусу ведущей мировой державы XXI
века, занимающей передовые позиции в глобальной экономической конкуренции
и надежно обеспечивающей национальную безопасность и реализацию
конституционных прав граждан, является создание и развитие институтов,
направленных на обеспечение прав человека и эффективное исполнение
законодательства. Достижение этой цели невозможно без развития адвокатуры -
института гражданского общества, обеспечивающего соблюдение
частноправовых и публично-правовых интересов и, посредством элементов его
структуры - адвокатов, осуществляющего оказание квалифицированной
юридической помощи.
Ключевой функцией адвоката в рамках уголовного судопроизводства и
производства по делам об административных правонарущениях является функция
защиты. Адвокат-защитник способствует нуждающимся лицам в реализации
принадлежащего и гарантированного ст. 48 Конституции Российской Федерации
права на получение квалифицированной юридической помощи которое, в свою
очередь, неразрывно связано с естественными правами каждого человека.
В Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в
Российской Федерации» и процессуальном законодательстве определен широкий
спектр профессиональных прав адвоката-защитника, однако анализ практики
применения отечественных нормативно-правовых актов и имеющихся к
настоящему времени научных данных показывает, что многие правовые нормы,
призванные способствовать адвокату-защитнику эффективно осуществлять свою
процессуальную функцию, отчасти носят несовершенный характер как в связи с
их недостаточной проработанностью, так и в силу существующих дефектов
правоприменения, препятствующих их реализации. Вследствие этих основных
причин адвокат-защитник нередко не имеет возможности осуществлять
полноценную и эффективную профессиональную деятельность.
Современное состояние правозащитной и правоохранительной деятельности
свидетельствуют о необходимости разработки и последующего принятия
организационных и правовых мер, направленных на обеспечение надлежащей
правовой регламентации и практической реализации профессиональных прав
адвоката-защитника, поскольку отсутствие возможностей для их эффективного
использования влечет не только принижение роли адвоката в современной
системе осуществления правосудия и юридическом сообществе, но и
невозможность полноценной реализации права граждан на квалифицированную
юридическую помощь, а значит и целого ряда других, взаимосвязанных с ним
прав.
Одной из основных задач Государственной программы «Юстиция» в рамках
подпрограммы «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав
гралсдан и орга}шзаций» является повышение статуса адвоката в
профессиональном юридическом сообществе, обеспечение эффективного доступа
адвоката к различной информации и документам, строгое соблюдение
конфиденциального характера взаимоотношений между адвокатом и его
доверителем. Это свидетельствует о признании со стороны государства наличия
проблем в регламентации и реализации профессиональных прав адвоката-
защитника и о существовании запроса на их решение.
Анализ значительного числа научных трудов, подготовлешштх ведущими
отечественными учеными-правоведами показывает, что современное состояние
научной разработанности вопросов, связанных с институтом профессиональных
прав адвоката-защитника представляет собой двойственную картину: к
настоящему времени вышло в свет немало работ, в которых рассматриваются
различные аспекты адвокатской деятельности, однако комплексное рассмотрение
вопросов правовой природы и содержания института профессиональных прав
адвоката-защитника, основанное на анализе широкого круга научных данных и
материалов современной правоприменительной практики в отечественном
правоведении ранее не проводилось, что обусловливает необходимость
выведения этой научной проблемы на новый исследовательский уровень.
Вышеуказанные обстоятельства обусловили актуальность темы настоящего
диссертационного исследования для отечественной юридической науки, а тао<е
правоохранительной и правозащитной деятельности.
Степень научной разработанности темы исследования. Рост числа
публикаций и диссертационных исследований, посвященных проблемам
организации и деятельности адвокатуры, имеющий место во второй половине
XX- начале XXI вв., свидетельствует о значительном интересе исследователей к
вопросам устройства системы осуществления правосудия. Однако состояние
наушых знаний об институте профессиональных прав адвоката-защитника в
отечественной юридической науке вряд ли следует признать
удовлетворительным, поскольку специальных комплексных монографических
исследований этой научной проблемы до настоящего врел1ени не проводилось. В
то же время, отдельные вопросы, связанные со становлением, развитием и
современным состоянием института профессиональных прав адвоката-защитника
были затронуты в учебной и научной литературе.
За последнее время в России был опубликован ряд работ, так или иначе
связанных с объектом и предметом настоящего диссертационного исследования.
Эти труды, прежде всего, учебного и учебно-научного характера, были
подготовлены как отдельными авторами (Ю.Ф. Лубшев, А.П. Рыжаков, А.Г.
К)^ерена, Г.Б. Мирзоев, Н.Д. Эриашвили и A.A. Власов и др.), так и их
коллективами (издания под редакцией A.B. Гриненко, И.Л. Трунова, H.A.
Колоколова, С.С. Юрьева и др.). В то же время, очевидно, что специфическое
предназначение учебных изданий - дать обучающимся общее представление об
институте профессиональных прав адвоката-защитника, поэтому в тексте этих
работ, как правило, рассматривается лишь незначительная доля вопросов,
связанных со становлением, развитием и функционированием этого института.
Ряд имеющихся к настоящему времени источников научной и научно-
практической литературы посвящен как общим (A.A. Воронов, Т.В.
Варфоломеева, А.Д. Бойков, М.О. Баев, С.Н. Гаврилов, Д.С. Игнатов, A.A.
Тарасов, A.B. Закомолдин, В.В. Конин, В.Л. Кудрявцев, Н.Д. Муратова, И.Л.
Трунов, Ю.И. Стецовский и др.), так и специальным (Д.Т. Арабули, В.А. Вайпан,
B.B. Печерский, M.A. Фомин, Ф.Г. Шахкелдов, B.B. Мельнпк, Я.В. Серебряков и
др.) вопросам адвокатской деятельности. В работах этой группы, вопросы,
связанные с институтом профессиональных прав адвоката-защитника
рассматриваются в контексте иной основной проблематики.
Характеризуя третью группу источников, представляющих собой статьи в
научных и научно-практических изданиях и материалах выступлений на
конференциях, отметим, что спектр освещаемых в этих работах вопросов, прежде
всего по объективным причинам, весьма узок, однако в их числе имеется ряд
работ, непосредственно связанных с предметом настоящего исследования:
вопросами регламентации и реализации свидетельского иммунитета (П.А.
Астахов, Р.Г. Мельниченко), адвокатской тайны (В.Н. Буробин, А.П. Галоганов и
др.), применения мер безопасности (А.Ю. Епихин, O.A. Зайцев), права на особый
процессуальный порядок производства в отношении адвоката допроса (Н.
Соколов), обыска (С. Колосовский) и оперативно-розыскных мероприятий (В.И.
Руднев). Существуют работы, в которых в общем виде приводится
характеристика гарантий независимости адвоката (Г.Б. Мирзоев, A.A. Воронов,
В.Л. Кудрявцев, Б.М. Бургер, Г.М. Резник, В.И. Сергеев, Ю.И. Стецовский и др.).
Ряд работ посвящен проблемам участия адвоката-защитника в процессе
доказывания (Е.А. Карякин, H.A. Колоколов, Е.Г. Мартынчик, В.А. Лазарева),
права адвоката на привлечение частного детектива (A.B. Агутин, Т.И. Жеребцова,
Ю.И. Кручинин) и специалиста (Д.Т. Арабули, H.A. Классен, А.Н. Классен и A.B.
Кудрявцева), права на использование технических средств (Л.Н. Бардин), права на
свидание с подзащитным и переписку с ним (Л.В. Брусницын, Ю.П. Гармаев),
права на ознакомление с материалами уголовного дела (A.B. Васяев, Л. Казанцев),
права на направление запросов (Л.Ю. Грудцына, М.Г. Коробицын, С.Ю.
Макаров), но практически нигде, в силу необходимости проведения тщательного
научно-практического анализа, не были сформированы научные положения,
раскрывающие ответы на основные проблемные вопросы, связанные со
становлением, развитием и функционированием института профессиональных
прав адвоката-защитника.
Единственными проведенными к настоящему времени диссертационными
исследованиями, наиболее тесно примыкающими к рассматриваемой нами
проблематике, являются диссертации Ю.С. Пилипенко' и А.Т. Филипповой^,
причем первая из этих работ посвящена лишь рассмотрению вопросов правового
режима адвокатской тайны, а, следовательно, в рамках нее проанализирована
лишь небольшая часть вопросов, связанных с институтом профессиональных прав
адвоката-защитника, а положения второй, в силу иного предмета, характера и
объема исследования, таюке не охватывают всех теоретических и прикладных
вопросов соответствующей научной проблемы.
Таким образом, следует заключить, что состояние научных знаний по
вопросам, связанным со становлением, функционированием и современным
состоянием института профессиональньгх прав адвоката-защитника, следует
охарактеризовать как фрагментарное, поскольку комплексных исследований.

' Пилипенко Ю.С. Адвокатская тайна: Теория и практика реализации: Автореф. дне. ... докт. юрид. наук, М., 2009.
^ Филиппова А.Т. П р о б л е м ы реализации полномочий адвокатов в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук, М., 2008.
специально посвященных этим проблемам, в России до настоящего времени не
проводилось.
Анализ содержания имеющихся научных работ позволяет утверждать, что
до настоящего времени в российской юридической науке не выработан
концептуальный подход к вопросу о существовании, функционировании и
развитии института профессиональных прав адвоката-защитника, не
сформулированы научные подходы к классификации и систематизации
профессиональных прав адвоката-защитника, окончательно не сформированы
научные представления об их действительном количественном составе, не
подвергнуты системному анализу этапы становления и развития данного
правового института, отсутствуют результаты сравнительно-правовых
исследований в этой области, не подвергнуты обстоятельному научному анализу
определения основных операционных понятий, юридически и фактически
применяемых в рамках правоохранительной и правозащитной практики, таких как
«профессиональные права адвоката», «вмешательство в деятельность адвоката»,
«воспрепятствование деятельности адвоката», «юридические гарантии
независимости адвоката».
В то же время, научно-практический анализ выщеупомянутых правовых
явлений способствовал бы послед)тощему формулированию комплекса
взаимосвязанных и взаимообусловленных научно-обоснованных предложений,
которые, при их длительной, всесторонней и надлежащем уровне финансируемой
научной разработке, позволили бы вывести на новый уровень прогрессивного
развития правовые нормы, составляющие институт профессиональных прав
адвоката-защитника, что в свою очередь, содействовало бы выведению на новый
уровень развития всей системы правоохранительной и правозащитной
деятельности, существующей в нашей стране, чем было бы обеспечено
предназначение науки - достижение общественного, государственного, мирового
прогресса.
Целью днссертационного исследования является разработка
оригинальной авторской концепции института профессиональных прав адвоката-
защитника, предполагающая обоснование его понятия, характеристики, системы,
а также формулирование научно-обоснованных предложений и рекомендаций по
совершенствованию российского законодательства и правовых основ организации
и деятельности адвокатуры.
Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач:
- определение основных исторически обусловленных закономерностей
становления и развития института профессиональных прав адвоката-защитника в
России;
- выработка основных операционных понятий института профессиональных
прав адвоката-защитника, его разграничение со смежными правовыми
институтами, разработка авторской модели классификации профессиональных
прав адвоката-защитника;
- обоснование основных направлений совершенствования правовых и
организационных механизмов, обеспечивающих юридическое закрепление,
практическую реализацию и охрану профессиональных прав адвоката-защитника;
- выявление основных тенденций в правовом закреплении института
профессиональных прав адвоката-защитника обусловленных содержанием
международно-правовых норм и отралсенных в законодательстве зарубежных
государств;
разработка и обоснование на базе теоретических положений
диссертационного исследования и с учетом отечественной и зарубежной
законотворческой и правоприменительной практики комплексных рекомендаций,
направленных на соверщенствование правого закрепления института
профессиональных прав адвоката-защитника.
Объектом днссертационного исследования выступает комплекс
общественных отношений, складывающихся в сфере реализации
конституционного права на квалифицированную юридическую помощь в
Российской Федерации посредством деятельности адвоката-защитника.
Предмет диссертационного исследования составляют нормы
материального и процессуального права регулирующие вопросы юридического
закрепления и реализации профессиональных прав адвоката-защитника, взгляды и
хшения, изложенные в трудах отечественных и зарубежных ученых-правоведов и
выраженные в результатах анкетирования юристов-практиков, деятельность
органов адвокатского самоуправления и общественных объединений адвокатов в
сфере охраны профессиональных прав адвоката-защитника, деятельность
адвоката-защитника в рамках юрисдикционного производства состоящая в
реализации профессиональных прав, материалы, содержащиеся в средствах
массовой информации и сети Интернет, опубликованные, а также полученные
автором в результате обобщения результатов эмпирических исследований
статистические сведения.
Методологической основой диссертационного исследования явились
основные методы познания, разработанные юридической и философской науками,
и прежде всего, общенаучные методы: диалектический метод познания правовой
действительности через механизм возникновения и разрешения противоречий,
существующих в современной правозащитной и правоохранительной
деятельности, метод системного анализа, с помощью которого были выявлены
системообразующие элементы института профессиональных прав адвоката-
защитника, функциональный метод, который применялся при изучении
взаимодействия адвоката-защитника с государственными органами и их
доллшостными лицами в различных условиях осуществления профессиональной
деятельности, а таюке методы анализа, синтеза, аналопн!, индукции, дедукции,
применительно к исследованию, систематизации и обобщению его результатов.
Среди специальных методов в диссертации наиболее широко использовались
формально-юридический (формально-логический), исторический, сравнительно-
правовой (компаративистский), статистический методы, метод изучения
документов, социологические методы (анкетирование и интервьюирование), метод
теоретического моделирования.
Формально-юридический метод послужил основой для анализа правовых
актов, отражающих юридическую составляющую регламентации института
профессиональных прав адвоката-защитника. Исторический метод позволил
сформировать доктринальное представление об истоках становления и развития
института профессиональных прав адвоката-защитника в России и установить его
содержание и значение в конкретный исторический период. Компаративистский
метод исследования позволил проанализировать зарубежный опыт правовой
регламентации института профессиональных прав адвоката-защитника, определить
как общие, совпадающие подходы в различных странах, так и особенные, не
совпадающие. Выявление общих тенденций в регламентации отдельных
профессиональных прав адвоката-защитника в зарубежных государствах
послужило предпосылкой для формирования идей о возможности использования
положительного зарубежного опыта в этой сфере в отечественной
законотворческой и правоприменительной практике. С помощью статистического
метода бьши исследованы вопросы организации отдельных элементов
правозащитной и правоохранительной деятельности, и на основе полученных
данных определены тенденции развития рассматриваемого в диссертационном
исследовании правового института. При помощи метода изучения документов
были проанализированы материалы конкретных уголовных дел и дел об
административных правонарущениях. Применение социологических методов
способствовало уяснению места и роли института профессиональных прав
адвоката-защитника в структуре правового статуса адвоката, в организации
адвокатской деятельности как элементе правозащитной и правоохранительной
деятельности. При формулировании идей, направленных на соверщенствование
правового закрепления норм, составляющих исследуемый институт, применялся
метод теоретического моделирования.
Правовую основу днссертационного исследования составили
международно-правовые нормы. Конституция Российской Федерации,
Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской
Федерации» и другие отечественные нормативно-правовые акты, имеющие
отношение к предмету исследования. Решения Европейского суда по правам
человека. Постановления и Определения Конституционного Суда РФ и иных
судебных органов, акты Федеральной палаты адвокатов РФ и адвокатских палат
субъектов РФ. В ходе исследования использовался широкий круг «памятников
права», документов и нормативно-правовых актов царской России, СССР и
РСФСР, законодательство государств бывшего СССР и дальнего зарубежья.
Теоретическую основу диссертационного исследования составили
разработки ведущих отечественных и зарубежных ученых в рамках различных
направлений юридической науки: теории государства и права (С.С. Алексеев,
H.A. Власенко, Е.А. Киримова, A.B. Мальке, Н.И. Матузов, И.Н. Сенякин, A.B.
Стремоухов, А.Г. Хабибуллин, Р.В. Шагиева и др.), истории государства и права
(Е.В. Васьковский, А.Я. Кодинцев, A.B. Клевцов, М.В. Немытина, Ю. Хаски и
др.), международного права (А.Х. Абашидзе, М. Ансель, С.Л. Зивс, С.Ю.
Марочкин, Г.И. Муромцев, Н.Б. Сонькнн и др.), конституционного права (С.А.
Авакьян, H.A. Богданова, Н.С. Бондарь, В.В. Гриб, Ю.А. Дмитриев, В.М. Жуйков,
Е.Ю. Киреева, A.A. Клишас, O.E. Кутафин, Т.Я. Хабриева, Б.С. Эбзеев и др.),
административного права (Ю.Е. Аврутин, А.Б. Зеленцов, А.Н. Козырни, И.Ш.
Килясханов, А.И. Стахов, С.З. Женетль, Я.В. Серебряков, О.Ю. Усков, O.A.
Ястребов и др.), уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного
права (В.В. Векленко, A.B. Галахова, Л.В. Иногамова-Хегай, B.C. Комиссаров,
А.И. Коробеев, В.Н. Кудрявцев, Т.Ф. Минязева, Ю.И. Кулешов, В.Ф. Щепельков
и др.), уголовно-процессуального права (A.B. Агутин, М.О. Баев, О.Я. Баев, C.B.
Бажанов, Л.А. Воскобитова, Б.Я. Гаврилов, А.И. Глушков, А.Ю. Епихин, A.B.
Закомолдин, O.A. Зайцев, С.Д. Игнатов, A.B. Кудрявцева, В.Л. Кудрявцев, В.А.
Лазарева, A.A. Леви, П.А. Лунинская, В.Н. Махов, В.В. Мельник, З.В. Макарова,
A.B. Победкин, В.А. Попелюшко, А.П. Рыжаков, В.А. Семенцов, Е.В. Селина,
A.A. Тарасов, И.Л. Трунов, О.В. Хпмичева, Г.П. Химичева, С.П. Щерба и др.),
криминалистики (P.C. Белкин, Т.В. Варфоломеева, Ю.П. Гармаев, Е.А. Карякин и
др.), гражданского процессуального права (Б.С. Антимонов, С.Л. Герзон, В.Н.
Ивакин, Я.А. Розенберг, М.С. Шакарян и др.), теории правозашитной и
правоохранительной деятельности (М.Ю. Барщевский, А.Д. Бойков, В.Г.
Бессарабов, В.Н. Буробин, A.A. Власов, A.A. Воронов, А.П. Галоганов, В.В.
Гребенников, Л.Ю. Грудцына, С.А. Деханов, В.В. Дорошков, А.Г. Залужный,
М.И. Клеандров, Л.М. Колодкин, H.A. Колоколов, А.Г. Кучерена, Ю.Ф. Лубшев,
С.Ю. Макаров, Г.Б. Мирзоев, Ю.С. Пилипенко, A.C. Подшибякин, Ю.И.
Стецовский, А.Т. Филиппова, И.С. Яртых и др.).
Эмпирическую базу диссертационного исследования составили
материалы опубликованной судебной практики Верховного Суда СССР, РСФСР и
РФ за период с 1987 по 2014 гг., опубликованная практика Европейского Суда по
правам человека за период с 1980 по 2014 гг.. В процессе исследования на основе
специально разработанной анкеты проанализированы триста шестьдесят дел об
административных правонарушениях и одна тысяча материалов об отказе в
возбуждении уголовного дела и уголовных дел, прекращенных по различным
правовым основаниям следственными подразделениями органов внутренних дел,
ФСКН и Следственного комитета РФ, а также дел, рассмотренных мировыми
судьями и районными судами г. Уфы, Верховным судом Республики
Башкортостан, Верховным Судом Российской Федерации за период с 2002 по
2014 годы. Наряду с документальными материалами эмпирическую базу
исследования составили результаты проведенного анкетирования пятисот
адвокатов (членов Адвокатских палат г. Москвы, Московской области.
Республики Башкортостан, Челябинской области, Оренбургской области.
Самарской области. Республики Татарстан), а также двухсот следователей,
дознавателей и оперативных сотрудников органов внутренних дел, сотрудников
прокуратуры и судей Республики Башкортостан (обобщенные сведения о
результатах изучения материалов дел и анкетирования приведены в приложениях
к диссертации). В работе использованы статистические данные, предоставленные
Федеральной палатой Адвокатов РФ, общественными объединениями адвокатов,
результаты ранее проведенных эмпирических исследований, а также сведения,
полученные в результате контент-анализа материалов средств массовой
информации и материалов сети Интернет за период с 2005 по 2014 гг.
Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что
впервые в российском правоведении на ос[юве комплексного и системного подхода
создана и обоснована научно-теоретическая концепция института
профессиональных прав адвоката-защитника.
Оригинальность авторской концепции заключается в теоретическом
обосновании существования в российском праве института профессиональных
10

прав адвоката-защитника базирующегося на специальной, межотраслевой,


регулятивно-охранительной, процессуально-процедурной совокупности
юридических норм, определяющих особую группу полномочий адвоката в
юрисдикционных производствах, выявлении этапов и закономерностей
становления и развития этого института, его разграничении со смежными
правовыми институтами, предложении авторской модели классификации
профессиональных прав адвоката-защитника, выявлении основных принципов
правового регулирования института в международно-правовых нормах и
тенденций его правового закрепления в законодательстве зарубежных государств,
предложении основных направлений модернизации организационных
механизмов, существующих в современной отечественной адвокатуре и
призванных обеспечивать практическую реализацию и охрану профессиональных
прав адвоката-защитника, доказывании необходимости внедрения разработанной
автором системы взаимосвязанных и взаимообусловленных мер, направленных на
соверщенствование ряда отечественных нормативно-правовых актов в целях
минимизации негативных аспектов применения правовых норм,
регламентирующих институт профессиональных прав адвоката-защитника,
введении в оборот авторских дефиниций «профессиональные права адвоката-
защитника», «вмещательство в деятельность адвоката», «воспрепятствование
деятельности адвоката», «юридические гарантии независимости адвоката».
Проведенное исследование показало, соответствует ли современное
состояние правового регулирования института профессиональных прав адвоката-
защитника международным нормам и стандартам, а также интересам лиц,
оказывающих квалифицированную юридическую помощь, лиц, нуждающихся в
ней, интересам общества и государства, а также соверщенствование каких
действующих нормативно-правовых актов будет способствовать укреплению
основ правоприменительного механизма в сфере правоохранительной и
правозащитной деятельности.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Институт профессиональных прав адвоката-защитника в российской
правовой доктрине формируется на основе совокупности специальных,
межотраслевых, регулятивно-охранительных, процессуально-процедурных
юридических норм, устанавливающих правовые возможности адвоката по
оказанию квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим
лицам, в целях защиты их прав, свобод и интересов в юрисдикционных
производствах и обеспечению доступа к правосудию.
Полномочия адвоката, установленные законодательством об адвокатской
деятельности и адвокатуре и полномочия защитника, установленные нормами
процессуального законодательства, являются составными элементами института
профессиональных прав адвоката-защитника.
Значение института профессиональных прав адвоката-защитника состоит в
том, что он выступает одной из юридических гарантий реализации права каждого
на квалифицированную юридическую помощь, установленного ст. 48
Конституции РФ.
2. В диссертации обосновывается следующая периодизация этапов развития
института профессиональных прав адвоката-защитника в России:
п

I. Этап зарождения института прав защитника в России (ХУв. - 1864 г.);


II. Этап институционализации прав защитника в законодательстве
царской России (1864-1917 гг.);
III. Этап ликвидации присяжной адвокатуры и создания института
защитников (1917-1922 гг.);
IV. Этап институционализации прав адвоката-защитника в Советском
законодательстве (1922-1956 гг.);
V. Этап расширения прав адвоката-защитника в Советском
законодательстве (1956-1991 гг.);
VI. Постсоветский этап развития прав адвоката - защитника (1993 г. - 2001
г.).
VII. Современный этап развития прав адвоката - защитника (2001 г. - по
Н.В.).
Развитие и совершенствование входящих в состав института правовых норм
обусловлено постепенным возрастанием уровня демократизации правозащитной
и правоохранительной деятельности, расширением процессуальных прав
подозреваемых и обвиняемых, повышением статуса адвокатуры и адвоката-
защитника. Проведенное исследование позволило выявить тенденцию
постепенного расширения профессиональных прав адвоката-защитника как за
счет совершенствования уголовно-процессуальных норм, так и за счет
модернизации профессиональных прав адвоката, включенных в положения
законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
3. В диссертации обосновано авторское понимание дефиниции
«юридические гарантии независимости адвоката»: - это система
предусмотренных нормами международного права и российского
законодательства средств и способов, обеспечивающих независимость адвоката
от постороннего незаконного вмешательства в его деятельность и
воспрепятствования ей.
Гарантии независимости адвоката, закрепленные в ст. 8 и 18 ФЗ «Об
адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и отраженные в
процессуальном законодательстве представляют собой базу для выделения
наиболее значимой группы профессиональных прав адвоката-защитника,
основанных на его требовании о соблюдении соответствующих гарантий,
адресованном к государственным органам, должностным лицам, иным
физическим и юридическим лицам.
4. Использование в качестве основания для классификации
профессиональных прав адвоката-защитника свойств нормативного акта, в
котором они закреплены и анализ практики применения соответствующих
правовых норм в ходе адвокатской деятельности позволил разработать авторскую
модель классификации профессиональных прав адвоката-защитника:
1. Статусные профессиональные права адвоката-защитника:
- профессиональные права адвоката-защитника, основанные на гарантиях
независимости адвоката;
- профессиональные права адвоката-защитника, реализуемые посредством
действий, производимых адвокатом.
2. Отраслевые профессиональные права адвоката-защитника:
12

2.1. Уголовно-процессуальные права адвоката-защитника:


- права адвоката-защитника, принадлежащие ему на всех стадиях
уголовного судопроизводства;
права адвоката-защитника на досудебных стадиях уголовного
судопроизводства (общие права адвоката-защитника на стадии предварительного
расследования; права адвоката-защитника как участника следственных действий;
права адвоката-защитника при назначении и производстве экспертизы; права
адвоката-защитника на ознакомление с материалами предварительного
расследования; права адвоката-защитника при рассмотрении вопросов о мере
пресечения; права при рассмотрении отдельных вопросов, связанных с
переведением уголовного дела в категорию дел особого производства);
права адвоката-защитника на судебных стадиях уголовного
судопроизводства (общие права адвоката-защитника на судебных стадиях
уголовного судопроизводства; права адвоката-защитника при рассмотрении
уголовного дела в суде I инстанции; права адвоката-защитника при рассмотрении
уголовного дела на стадии обжалования судебного рещения).
2.2. Права адвоката-защитника в производстве по делам об
административных правонарущениях:
- общие права адвоката-защитника при производстве по делу об
административном правонарушении;
- права адвоката-защитника при рассмотрении дела об административном
правонарушении.
В диссертации обосновано, что в нормах российского законодательства
прямо предусмотрено не менее ста профессиональных прав адвоката-защитника,
при этом их перечень нельзя считать исчерпывающим, поскольку адвокат-
защитник вправе реализовывать любое, даже прямо не предусмотренное законом
профессиональное право пока не будет установлено, что его осуществление
прямо запрещено законом.
5. Положения отечественных нормативно-правовых актов, на которых
базируется институт профессиональных прав адвоката-защитника, не должны
вступать в коллизию друг с другом, поскольку нормы ФЗ «Об адвокатской
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» призваны уточнять,
расширять, укреплять гарантии и права, предоставленные адвокату-защитнику и
закрепленные в положениях УПК РФ и КоАП РФ. Однако недостаточная
регламентация отдельных профессиональных прав адвоката-защитника, а также
наличие ряда противоречий между положениями ФЗ «Об адвокатской
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и УПК РФ, в силу
положений ст. 7 УПК РФ, устойчиво воспринимается правоприменителями как
основание для применения положений УПК РФ без учета норм ФЗ «Об
адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», что ведет к
фактическому ограничению профессиональных прав адвоката-защитника в
уголовном судопроизводстве. Положения КоАП РФ не противоречат нормам ФЗ
«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», однако
они не содержат прямого указания на возможность использования адвокатом-
защитником при производстве по делам об административных правонарущениях
большинства прав, которые предусмотрены специальным законом, что на
13

практике влечет необоснованные ограничения в их использовании. Вследствие


этого изначально верно заложенный в правовые нормы смысл и законодательная
воля, искажаются в результате неправильной практики их применения.
6. В диссертации делается вывод о том, что обеспечение права каждого на
квалифицированную юридическую помощь возможно лишь тогда, когда
специально предусмотренный для этого субъект правового механизма, то есть
адвокат-защитник, имеет реальную возможность в условиях отсутствия
воспрепятствования и неуместного вмешательства со стороны кого бы то ни
было, осуществить реализацию предоставленных ему законодательством
профессиональных прав. Указывается, что на современном этапе развития
отечественного права требуется осуществление частичного совершенствования
законодательства путем юридико-технической модернизации правовых норм
регулирующих отдельные профессиональные права адвоката-защитника и
введения материально-правовых и процессуально-правовых санкций, для
обеспечения их соблюдения. Также необходима модернизация основных
организационных механизмов, существующих в адвокатской деятельности и
предназначенных для обеспечения реализации и охраны профессиональных прав
адвоката-защитника.
7. Установлено, что основными критериями, обусловленными содержанием
международно-правовых норм, которым должно соответствовать
внутригосударственное законодательство в сфере юридического закрепления
института профессиональных прав адвоката-защитника являются:
- обеспечение своевременного доступа адвоката к подзащитному;
- обеспечение конфиденциальности контактов адвоката с подзащитным;
- закрепление в законодательстве такого объема профессиональных прав
адвоката, который, в современных условиях развития государства и общества,
является достаточным для эффективного выполнения соответствующей
процессуальной функции;
- обеспечение невозможности наказания адвоката за осуществление законной
профессиональной деятельности;
- обеспечение невмешательства в законную профессиональную деятельность
адвоката;
- охрана от незаконных посягательств на личность, собственность и
профессиональную деятельность адвоката со стороны государства.
8. На основе анализа современного состояния юридического закрепления
института профессиональных прав адвоката-защитника в государствах, ранее
входивших в состав СССР, в диссертации выявлены основные позитивные
тенденции, которые необходимо учитывать в отечественной законотворческий и
правоприменительной практике:
- введение в законодательство положений, устанавливающих запрет на
истребование и изъятие материалов адвокатского производства (Азербайджан,
Литва, Латвия, Узбекистан);
- установление усложненного порядка проведения в отношении адвоката
оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий и привлечения
адвоката к уголовной ответственности с элементами контроля за этой процедурой
14

СО стороны органов адвокатского самоуправления (Армения, Украина, Молдова,


Эстония, Литва, Латвия, Кыргызстан);
- введение в законодательство положений содержащих широкий спектр
прямо предусмотренных в нем профессиональных прав адвоката-защитника, и
механизмов их практической реализации (Азербайджан, Беларусь, Украина,
Молдова, Казахстан, Узбекистан, Армения, Кыргызстан, Таджикистан);
- введение уголовной и административной ответственности за различные
формы противоправного вмешательства в деятельность адвоката-защитника и
воспрепятствования такой деятельности (Казахстан, Кыргызстан, Литва,
Украина).
9. К основным позитивным тенденциям, выявленным в законодательстве
государств Европы, Азии, Южной и Северной Америки и Африки, которые
следует учитывать в отечественной законотворческий и правоприменительной
практике, применительно к юридическому закреплению норм, составляющих
институт профессиональных прав адвоката-защитника, относятся:
- приравнивание статуса адвоката к статусу судьи в части уголовно-правовой
охраны его профессиональных прав и особенностей его привлечения к
ответственности (Болгария, Турция, Аргентина);
- введение в законодательство детальной регламентации оснований и порядка
проведения обыска в жилище или служебном помещении адвоката (Албания,
Италия, Турция, Канада);
- установление запрета на прослушивание и фиксацию телефонных
переговоров и иных коммуникаций между адвокатом-защитником и его
доверителем, а также строгие ограничения и запреты на изъятие у адвоката
принадлежащих ему книг, предметов, документов, сведений в электронной
форме, средств коммуникации (Румыния, Македония, Албания, Болгария, Босния
и Герцеговина, Черногория, Италия, Камбоджа);
- введение необходимости предварительного получения согласия от органа
адвокатского самоуправления на задержание адвоката либо информирование
этого органа о произведенном задержании (Македония, Босния и Герцеговина);
- существование особого, усложненного порядка уголовного преследования
адвоката (Турция);
установление уголовной ответственности за противоправное
вмешательство или воспрепятствование профессиональной деятельности
адвоката-защитника (Румыния, Македония, Босния и Герцеговина, Испания,
Норвегия, Турция, Судан, Алжир).
10. В связи с тем, что основным организационным механизмом, имеющимся
в структуре органов адвокатского самоуправления, и призванным способствовать
обеспечению практической реализации н охраны профессиональных прав
адвоката-защитника, являются комиссии по защите прав адвоката,
функционирующие в составе адвокатских палат субъектов Российской
Федерации, в диссертации разработан ряд предложений, направленных на
повышение эффективности деятельности указанных комиссий:
- обеспечение надлежащей правовой регламентацпи деятельности комиссий;
15

- привлечение к работе колп1ссий адвокатов, имеющих опыт защиты


профессиональных прав и высокий личный, профессиональный и научный
авторитет среди юридического сообщества соответствующего региона;
- обеспечение повыщения квалификации членов комиссий в части их
теоретического и практического обучения методике осуществления защиты
профессиональных прав адвокатов;
- расширение спектра деятельности комиссий за счет проведения
мониторинга нарушений профессиональных прав адвокатов, разработки
методических рекомендаций, проведения разъяснительной работы среди
адвокатов, сотрудников правоохранительных органов и судей, усиления
взаимодействия с Общественными палатами и Общественными Советами при
государственных органах, а также со средствами массовой информации, развития
взаимодействия комиссий друг с другом.
11. В диссертации предложено следующее авторское понимание дефиниции
«вмешательство в деятельность адвоката»: - это умышленные противоправные
действия, посредством которых заинтересованное физическое или юридическое
лицо (в том числе государство в лице его органов или их сотрудников) оказывает
негативное воздействие на адвоката с целью каким бы то ни было образом
изменить ход выбранной им совместно с доверителем и (или) подзащитным
стратегии осуществления профессиональной деятельности по оказанию
квалифицированной юридической помощи по конкретному делу, и вследствие
совершения которых причиняется вред или создается угроза причинения вреда
интересам правосудия.
Дается также авторское понимание дефиниции «воспрепятствование
деятельности адвоката»: - это умышленные противоправные действия
(бездействие), направленные на созда1И1е заинтересованным физическим или
юридическим лицом (в том числе государством в лице его органов или их
сотрудников) помех в реализации профессиональных прав адвоката в рамках его
деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи по
конкретному делу в целях помешать реализации стратегии деятельности адвоката
и его доверителя и (или) подзащитного, вследствие совершения которых
причиняется вред или создается угроза причинения вреда интересам правосудия.
12. Доказывается необходимость принятия комплексного законопроекта,
направленного на совершенствование регламентации и повышение
эффективности реализации профессиональных прав адвоката-защитника,
основанного на положениях международно-правовых актов, учете зарубежного
опыта, а также следующих предложениях:
- об установлении невозможности привлечения адвоката к ответственности за
непредставление сведений (информации), составляющей адвокатскую тайну, по
запросу должностных лиц государственных органов и иных лиц;
- об уточнении порядка и оснований для привлечения адвоката к
ответстве1шости за выраженное им при осуществлении профессиональной
деятельности мнение;
- о конкретизации перечня лиц, связанных с адвокатом, на которых
распространяется государственная защита, путем включения в него
16

родственников и близких лиц и расширении перечня государственных органов,


осуществляющих защитительные мероприятия;
- об уточнении перечня лиц, не подлежащих вызову и допросу в качестве
свидетелей и перечня обстоятельств, о которых они не могут допрашиваться, а
также включение в него доверителя и (или) подзащитного адвоката,
применительно к допросу о содержании бесед с адвокатом и о содержании
правовых советов, данных адвокатом;
- о введении прямого запрета на истребование от адвоката-защитника при
встречах с подзащитным иных документов, помимо удостоверения адвоката и
ордера, о придании удостоверению адвоката статуса документа, удостоверяющего
личность;
- о конкретизации и устранении рассогласований в части регламентации
профессионального права адвоката-защитника на непосредственное участие в
процессе доказывания и закреплении права на представление доказательственной
информации, необходимой для оказания юридической помощи с одновременным
введением процессуальной санкции за отказ в удовлетворении ходатайства
защитника о проверке и приобщении к материалам дела этой информации;
- о введении судебного санкционирования получения адвокатом-
защитником ответа на запрос, в случаях, если запрашиваемые сведения содержат
информацию ограниченного доступа, о сокращении срока получения ответа на
запрос адвоката;
- о введении нормативной регламентации порядка производства и
оформления процедуры опроса адвокатом лиц с их согласия и получения
предметов и (или) документов;
- о конкретизации содержания профессионального права адвоката-
защитника на привлечение специалиста в части формулирования перечня
действий, выполняемых специалистом, о запрете на отказ в удовлетворении
ходатайства о привлечении специалиста;
- о разрешении проносить на территорию места содержания под стражей
персональные компьютеры для совместного с подзащитным изучения материалов
уголовного дела и составления процессуальных документов;
о разрешении адвокату-защитнику без ограничений применять
технические средства;
- о детализации содержания права адвоката-защитника на ознакомление с
материалами уголовного дела в процессе предварительного расследования и о
закреплении необходимого перечня документов, с которыми он вправе
знакомиться, о разрешении при этом снимать с них копии и об уточнении перечня
оснований, не позволяющих адвокату-защитнику получать и хранить при себе
копии из материалов дела;
- об устранении запрета на разглашение адвокатом-защитником данных
предварительного расследования, если это необходимо в связи с осуществлением
им защиты подозреваемого или обвиняемого по уголовгюму делу.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что выявленные в
результате его проведения тенденции развития отечественного и зарубежного
законодательства, обозначенные направления модернизации правовых и
организационных механизмов регламентации и реализации профессиональных
17

прав адвоката-защптника, а также конкретные предложення по корректировке


положений действующего законодательства, способствуют переосмыслению
важнейших аспектов развития, современного состояния и нормативного
регулирования института профессиональных прав адвоката-защитника,
содействуют имплементации международно-правовых норм в отечественное
законодательство и использованию в нем позитивного зарубежного опыта в целях
повышения качества оказываемой адвокатом-защитником юридической помощи,
а также создают научную основу для проведения дальнейших исследований по
рассмотренной в работе проблематике. Сформулированные в диссертации
дефиниции («профессиональные права адвоката-защитника», «юридические
гарантии независимости адвоката», «вмешательство в деятельность адвоката»,
«воспрепятствование деятельности адвоката»), а также обоснованная в результате
исследования структура профессиональных прав адвоката-защитника,
восполняют существенный пробел в юридической науке, развивают, дополняют и
систематизируют ее понятийный и категориальный аппарат.
Практическая значимость диссертационного исследования состоит в
том, что его результаты способствуют совершенствованию правовых и
организационных механизмов юридического закрепления и практической
реализации профессиональных прав адвоката-защитника и обеспечению
надлежащего уровня их правовой охраны.
Выводы, предложения и рекомендации, сформулированные в диссертации,
могут быть использованы в законотворческом и правотворческом процессе для
подготовки и правовой экспертизы законопроектов, связанных с организацией
адвокатуры и деятельностью адвокатов; при разработке правовых позиций для
постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и решений
Конституционного Суда Российской Федерации; при подготовке актов
Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, адвокатских палат
субъектов Российской Федерации, общественных объединений адвокатов и
адвокатских образований, в том числе, в деятелыюсти комиссий по защите
професспональных прав, как в целях организационного совершенствования их
деятельности, так и для осуществления защиты прав адвокатов в конкретных
случаях; в адвокатской практике - для осуществления защиты и самозащиты
профессиональных прав адвоката, для подготовки к участию в следственных и
процессуальных действиях, анализа материалов уголовного дела, подготовки к
судебному разбирательству и участия в нем, при формулировании позиции,
излагаемой в заявлениях, ходатайствах и жалобах по различным вопросам,
возникающим в процессе реализации профессиональных прав адвоката-
защитника и их охраны; в судебной и следственной практике, при принятии
решений, связанных с защитой или ограничением профессиональных прав
адвоката; при разработке методических материалов для адвокатов, сотрудников
оперативных и следственных подразделений, прокуроров и судей.
Результаты исследования могут быть также использованы в учебном
процессе юридических вузов и факультетов при преподавании правовых основ
адвокатуры и курсов, посвященных изучению различных аспектов деятельности
адвоката-защитника, а также других учебных дисциплин, связанных с
рассматриваемой проблематикой, в системе повышения квалификации адвокатов.
18

сотрудников правоохранительных органов и судей, при подготовке методических


и учебных пособий по данной проблематике, а также в научно-исследовательской
деятельности.
Апробация н внедрение результатов диссертационного исследования.
Автором опубликована семьдесят одна работа по теме диссертации, из них
тридцать статей в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, в
которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций
на соискание ученой степени доктора юридических наук и семь научных статей в
зарубежных рецензируемых научных журналах. Кроме того, апробация
результатов исследования осуществлялась посредством публикации работ автора
в виде трех монографии, одного учебника (в соавторстве), десяти статей в иных
рецензируемых научных и научно-практических журналах, а также посредством
размещения ранее опубликованных работ в открытом доступе на веб-сайтах в
сети Интернет.
Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялась
посредством выступлений автора на двадцати отечественных и зарубежных
научно-практических конференциях, среди которых - «Адвокатура. Государство.
Общество» (г. Москва, 2010-2013 гг.); «Кутафинские чтения» (г. Москва, 2010-
2014 гг.); «Малиновские чтения» (Украина, г. Острог, 2012, 2013 гг.);
«Доказывание и принятие рещений в современном уголовном судопроизводстве»
(г. Москва, 2011 г.); «Актуальные проблемы уголовно-процессуального права и
практика его применения» (Казахстан, г. Караганда, 2009 г.); «Гражданское
общество и правовое государство как факторы модернизации российской
правовой системы» (г. Санкт-Петербург, 2009 г.); «Правовая защита частных и
публичных интересов» (г. Челябинск, 2008 г.); «Права человека: историческое
наследие и перспективы развития правового регулирования» (г. Екатеринбург,
2008 г.); «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г.
Москва, 2009 г.); «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и
правоприменения» (г. Уфа, 2011-2014 гг.); «Татищевские чтения; актуальные
проблемы науки и практики» (г. Тольятти, 2009, 2010, 2012 гг.) и других.
Тематика конференций подбиралась с таким расчетом, чтобы максимально
приблизить рассматриваемые на них вопросы к проблемам, подвергаемым анализу в
рамках диссертационного исследования и обеспечить значительный количественный
состав участников и широкую географию соответствующих научных мероприятий.
Апробация результатов исследования также производилась в рамках выступлений
автора в ходе круглых столов, проводившихся с представителями адвокатского
сообщества, как в России (Москва, Санкт-Петербург, Уфа, Саратов, Казань,
Краснодар, Челябинск, Ижевск и др., 2006-2014 гг.), так и за рубежом
(Республика Беларусь, Минск, 2009 г.; Республика Азербайджан, Баку, 2010 г.;
Республика Абхазия, Сухум, 2011, 2013 гг.).
Результаты проведенного исследования используются в деятельности
органов адвокатского самоуправления и общественных объединений адвокатов
(Федеральной палате адвокатов Российской Федерации, Адвокатской Палате
Республики Башкортостан, Гильдии Российских адвокатов), а также внедрены в
учебный процесс Российского университета дружбы народов (г. Москва),
Российской академии адвокатуры и нотариата (г. Москва), Восточной экономико-
19

юридической гуманитарной академии (г. Уфа) и деятельность Евразийского


научно-исследовательского института проблем права (г. Уфа).
Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования и
состоит из введения, четырех глав, объединяющих пятнадцать параграфов,
заключе1шя, списка использованных источников и литературы, а также
приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования,


характеризуется состояние научной разработанности проблемы, определяются
цели и задачи исследования, формулируются его объект и предмет,
методологическая и теоретическая основы, раскрывается научная новизна,
формулируются основные положения, выносимые на защиту, аргументируется
теоретическое и практическое значение работы, приводятся сведения об
апробации результатов проведенного исследования, обозначается его структура.
В параграфе 1 главы 1 «Становление, развитие и характеристика
института профессиональных прав адвоката-защитника в Российской
Федерации», носящем название «Исторические аспекты становления и
развития института профессиональных прав адвоката-защитника в России»
обосновывается, что рассматриваемый институт прощел через следующие этапы
исторического развития: этап зарождения института прав защитника в России
(ХУв.-1864 г.); этап институционализации прав защитника в законодательстве
царской России (1864-1917 гг.), этап ликвидации присяжной адвокатуры и
создания института защитников (1917-1922 гг.), этап институционализации прав
адвоката-защитника в Советском законодательстве (1922-1956 гг.), этап
расширения прав адвоката-защитника в Советском законодательстве (1956-1993
гг.), постсоветский этап развития прав адвоката-защитника (1993-2001 гг.). В
параграфе приводится общая характеристика каждого из этапов и формулируются
основные выводы, полученные на основе их исследования.
Параграф 2 главы 1 «Институт профессиональных прав адвоката-
защитника: понятие, характеристика, разграничение со смежиылп!
правовыми институтами» посвящен рассмотрению вопросов об определении
понятия и структуры правового статуса адвоката, о месте института
профессиональных прав адвоката-защитника в структуре правового статуса
адвоката, о современном состоянии развития института, выработке определения
понятия «профессиональные права адвоката-защитника». Особое внимание
уделяется соотношению рассматриваемого института с правами защитника,
профессиональными правами адвоката, процессуальными правами адвоката,
конституционными правами адвоката как физического лица. Исследуется вопрос
о взаимосвязи рассматриваемого института с гарантиями независимости адвоката,
формулируется авторское определение понятия «юридические гарантии
независимости адвоката».
В параграфе 3 главы 1 «Система профессиональных прав адвоката-
защитника в Российской Федерации» автором обосновывается, что
использование в качестве оснований для классификации профессиональных прав
20

адвоката-защитника свойств нормативного акта, в котором они закреплены в


сочетании с различными стадиями производства по уголовному делу (в их
укрупненном виде), является наиболее оптимальным и продуктивным.
Использование этого подхода позволило сформулировать в тексте диссертации
развернутый перечень, включающий в себя, как минимум, сто профессиональных
прав адвоката-защитника.
В параграфе 4 главы 1 «Правовые и организационные средства
обеспечения реализации профессиональных прав адвоката-защитника в
России» делается вывод о том, что необходимо выведение правовой
регламентации норм, составляющих институт профессиональных прав адвоката-
защитника на новый качественный уровень и введение материально-правовых и
процессуально-правовых санкций к лицам, допускающим вмещательство в
деятельность адвоката-защитника и препятствующим ей. Также рассматриваются
основные организационные средства обеспечения реализации профессиональных
прав адвоката-защитника, существующие в современном механизме
правоприменительной деятельности: комиссии по защите прав адвокатов при
адвокатских палатах и общественных объединениях адвокатов. Общественные
палаты. Общественные советы при органах исполнительной власти,
межведомственные комиссии. Анализируются основные факторы,
обусловливающие недостаточную эффективность деятельности
выщеперечисленных образований, в особенности - комиссий по защите прав
адвокатов и вырабатывается комплекс мер, направленных на нейтрализацию этих
факторов.
Параграф 1 главы 2 «Меиадународно-правовые основы и зарубежный
опыт правового регулирования института профессиональных прав адвоката-
защитника», носящий название «Международно-правовые основы института
профессиональных прав адвоката-защитника» посвящен анализу положений
основных международно-правовых актов в области регламентации
профессиональных прав адвоката-защитника: Устава Организации Объединенных
наций (26 июня 1945 г.). Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948 г.).
Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (4 ноября
1950 г.). Международного пакта о гражданских и политических правах (16
декабря 1966 г.). Конвенции ООН против пыток и других жестоких,
бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (10
декабря 1984 г.), Основных принципов, касающихся роли юристов (август 1990
г.). Кодекса поведения для юристов в Европейском сообществе (28 октября 1988
г.). Стандартов независимости сообщества юристов (7 сентября 1990 г.).
Рекомендаций Комитета министров Совета Европы «О свободе осуществления
профессии адвоката» (25 октября 2000 г.). На основе анализа правовых актов
формулируются основные критерии, которым должно отвечать
внутригосударственное законодательство в сфере регламентации
профессиональных прав адвоката-защитника и их реализации.
Параграф 2 главы 2 «Опыт правового закрепления профессиональных
прав адвоката-защитника в государствах, ранее входивших в состав Союза
Советских Социалистических Республик», посвящен исследованию вопросов
регламентации профессиональных прав адвоката-защитника, обеспечению их
21

реализации и охраны по законодательству таких государств как Азербайджанская


Республика, Республика Армения, Республика Грузия, Республика Беларусь,
Республика Украина, Республика Молдова, Республика Эстония, Латвийская
Республика, Республика Литва, Республика Казахстан, Республика Таджикистан,
Кыргызская Республика, Республика Узбекистан и Республика Туркменистан. В
результате проведенного анализа в диссертации выявлены основные позитивные
тенденции, имеющиеся в законодательстве этих государств и предложено
осуществить рецепцию положений ряда норм в части определения
содержательного перечня профессиональных прав адвоката-защитника.
В параграфе 3 главы 2 «Нормативно-правовое закрепле1И1е
профессиональных прав адвоката-защитника в странах Европы»
рассмотрены основные положения законодательства ряда государств (Румыния,
Венгрия, Черногория, Македония, Албания, Босния и Герцеговина, Болгария,
Гер.мания, Испания, Франция, Италия, Нидерланды, Норвегия) связанные с
правовой регламентацией, обеспечением реализации и правовой охраной
профессиональных прав адвоката-защитника. В результате проведенного анализа
выделяются основные тенденции, имеющиеся в законодательстве
соответствующих государств, которые следует учитывать при реформировании
отечественного законодательства в части усиления гарантий независимости
адвоката, а также предлагается осуществить рецепцию положений ряда норм
законодательства государств Европы в части определения содержательного
перечня профессиональных прав адвоката-защитника.
В параграфе 4 главы 2 «Норматнвпо-правовое закрепле1И1е
профессиональных прав адвоката-защитника в государствах Азии, Южной и
Северной Америки и Африки» рассматриваются основные положения
законодательства таких государств как Вьетнам, Камбоджа, Бруней, Индия,
Китай, Япония, Турция, США, Канада, Мексика, Венесуэла, Чили, Уругвай,
Аргентина, Гватемала, Никарагуа, Алжир, Судан, Танзания, Эфиопия, Того,
Демократическая Республика Конго и исследуются основные тенденции
правового регулирования профессиональных прав адвоката-защитника в этих
государствах. На основе изучения зарубежного опыта формулируется ряд
выводов и предложений, направленных на соверщенствование российского
законодательства путем внедрения в него эффективных правовых механизмов,
направленных на обеспечение реализации отдельных профессиональных прав
адвоката-защитника.
В параграфе 1 главы 3 «Характеристика профессиональных прав
адвоката-защитника, основанных на гарантиях независимости адвоката»,
носящем название «Профессиональные права адвоката-защитника,
обеспечивающие невмешательство в его профессиональную деятельность»
формулируются авторские определения понятий «вмешательство в деятельность
адвоката» и «воспрепятствование деятельности адвоката», раскрывается
содержание подобных действий. Обосновывается необходимость введения
уголовной ответственности за незаконное вмешательство в деятельность адвоката
и воспрепятствование такой деятельности в ст. 294.1 УК РФ. Предлагается
изменить действующую редакцию ст. 294 УК РФ в целях исключения
необоснованного привлечения адвокатов-защитников к уголовной
22

ответственности за воспрепятствование осуществлению правосудия и


производству предварительного расследования.
При рассмотрении права адвоката-защитника требовать принятия мер по
обеспечению безопасности адвоката, его семьи и имущества обращается
внимание на то, что обязанность по осуществлению государственной защиты
адвоката и членов его семьи возлагается исключительно на органы внутренних
дел. Однако, на основании ч.З ст. 3 ФЗ «О государственной защите потерпевщих,
свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» осуществление мер
безопасности возлагается и на органы ФСБ, ФСКН, ФТС, а также на иные
государственные органы. Кроме того, системный анализ законодательства
показывает, что к защищаемым субъектам относятся не только сами участники
уголовного судопроизводства и члены их семьи, но и иные лица. В связи с этим
обосновывается предложение о конкретизации перечня лиц, связанных с
адвокатом, на которых распространяется государственная защита, путем
включения в него родственников и близких лиц, а также о расщирении перечня
государственных органов, осуществляющих защитительные мероприятия.
В параграфе 2 главы 3 «Профессиональные права адвоката-защитника,
обеспечивающие особый порядок его привлечения к ответственности»
обращается внимание на противоречивость конструкции правовой нормы,
закрепленной в ч.2 ст. 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в
Российской Федерации». Формулируется вывод о том, что адвокат может быть
привлечен к ответственности не за выражение мнения, а за неэтичный,
некорректный способ его выражения, что подтверждается практикой ЕСПЧ и
материалами дисциплинарной практики адвокатских палат. Предлагается
уточнить порядок и основания для привлечения адвоката к ответственности за
выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение и о
закреплении возможности этих действий лишь при наличии установленного в
рамках дисциплинарного производства факта нарушения адвокатом положений
действующего законодательства.
В рамках исследования профессионального права адвоката-защитника на
требование соблюдения особого порядка его уголовного преследования
отмечается, что представители прокурорского и судейского корпуса в силу их
статуса некоторым образом защищены от необоснованного привлечения к
уголовной ответственности, чего нельзя сказать об адвокатах. В связи с этим
формулируется вывод о необходимости введения возможности привлечения
адвоката к уголовной или административной ответственности лишь при наличии
согласия квалификационной комиссии Адвокатской палаты субъекта РФ, с
предоставлением комиссии права отказать в даче согласия, в случае если будет
установлено, что производство указанных мероприятий или действий
обусловлено позицией, занимаемой адвокатом при осуществлении им
адвокатской деятельности.
В параграфе 3 главы 3 «Профессиональные права адвоката-защитника,
обеспечивающие тайну его общения с довер1ггелем» обращается внимание на
публично-правовой характер адвокатской тайны, а также на значительное число
имеющихся в правоприменительной практике фактов запросов у адвоката-
защитника сведений, составляющих адвокатскую тайну. Автор приходит к
23

выводу о том, что адвокат не имеет иммунитета от привлечения к


ответственности по ст. 19.7 и 15.6 КоАП РФ за непредставление информации по
запросу должностных лиц государственных органов, вследствие чего
аргументируется необходимость установления невозможности привлечения
адвоката к ответственности за непредставление сведений (информации),
составляющей адвокатскую тайну.
В параграфе делается вывод о том, что следственные действия, которые
при их производстве в общем порядке в некоторых случаях не требуют судебного
санкционирования, в т.ч. и обыск в жилище адвоката или в помещении
адвокатского образования, во всех случаях требуют предварительного получения
судебного решения.
При рассмотрении права на запрещение использования сведений, предметов
и документов в качестве доказательств обвинения в случаях, когда они входят в
адвокатское производство, обращается внимание на неопределенность понятия
«адвокатское производство», рассматривается вопрос о предметах, на которые не
распространяется соответствующее профессиональное право, обращается особое
внимание на рассогласование положений ст. 75 УТЖ РФ и ч. 3 ст. 8 ФЗ «Об
адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», поскольку в
первой, идет речь лишь о нарушениях норм УПК РФ при собирании
доказательств, а о возможности признания недопустимыми доказательств,
полученных с нарушением любого другого закона, в ней речь не идет. Уделяется
внимание рассмотрению вопроса о различном правовом статусе следственных
действий и административно-процессуальных мероприятий (обыск и досмотр),
при различных гарантиях прав личности при их соблюдении, но одинаковом
значении соответствующих действий, придаваемом правоприменительной
практикой. Аргументируется необходимость закрепления в тексте УПК РФ
запрета на использование в качестве доказательств при производстве по
уголовным делам сведений, предметов и документов, входящих в производство
адвоката по делам его доверителей, за исключением орудий преступления, а
также предметов, которые запрещены к обращению или оборот которых
ограничен законодательством РФ.
Обосновывается тезис о том, что адвокат, продолжающий оказывать
доверителю юридическую помощь и исполняющий данную функцию, не может
быть допрошен в качестве свидетеля, а адвокат-защитник, прекративший
исполнять эту функцию может быть допрошен в качестве свидетеля по
ходатайству его бывшего доверителя (и) или подзащитного, при наличии согласия
самого адвоката. Аргументируется важность уточнения перечня лиц, не
подлежащих вызову и допросу в качестве свидетелей и перечня обстоятельств, о
которых они не могут допрашиваться, а также включение в него доверителя и
(или) подзащитного адвоката, применительно к допросу о содержании бесед с
адвокатом и о содержании правовых советов, данных адвокатом.
В параграфе 1 главы 4 «Характеристика профессиональных прав
адвоката-защитника, реализуемых посредством действии, производимых
адвокатом», носящем название «Права адвоката-защитника иа
самостоятельное участие в процессе доказывания» предлагается способ
устранения рассогласований между УПК РФ и законодательством об адвокатской
24

деятельности и адвокатуре путем установления права адвоката-защитника на


представление доказательственной информации, необходимой для оказания
юридической помощи с одновременным введением правила, согласно которому, в
удовлетворении ходатайства о проверке и приобщении к материалам дела
собранной им доказательственной информации, а также в использовании этой
информации в процессе доказывания, не может быть отказано. Для действенной
реализации этой идеи предлагается введение процессуальной санкции.
Рассматриваются проблемы регламентации и реализации права адвоката-
защитника на запрос сведений и аргументируется предложение о введении
судебного санкционирования получения адвокатом-защитником ответа на запрос,
справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти,
органов местного самоуправления, общественных объединений и иных
организаций, в случае если они могут содержать государственную или иную
охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов
ограниченного доступа. Предлагается установить административную
ответственность за непредставление сведений (информации) по запросу адвоката
и сократить предусмотренный законом срок получения ответа на запрос адвоката.
Анализируются законодательные инициативы в этом направлении. Исследуются
проблемные вопросы регламентации и реализации прав адвоката-защитника на
опрос лиц с их согласия и сбор и представление предметов и документов, которые
могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, а также
предлагаются меры направленные на оптимизацию их правового регулирования.
При рассмотрении права адвоката-защитника на привлечение специалиста
формулируется ряд предложений, направленных на конкретизацию содержания
этого права и на совершенствование механизма его реализации путем
формулирования перечня действий, выполняемых специалистом и запрете на
отказ в удовлетворении ходатайства о привлечении специалиста.
В параграфе 2 главы 4 «Право адвоката-защитника на
беспрепятственные встречи с доверителем» аргументируются выводы о
необходимости уточнения содержания этого профессионального права, вносятся
и обосновываются предложения о нормативном придании удостоверению
адвоката значения документа удостоверяющего как статус адвоката, так и его
личность, предлагается разрешить проносить на территорию места содержания
под стражей персональных компьютеров для совместной с подзащитным работы
над материалами дела, обосновывается идея о запрете производства ОРМ во
время встреч и тезис о значимости конкретизации оснований для осуществления
перлюстрации переписки адвоката с подзащитным, содержащимся под стражей,
детализации оснований и порядка проведения личного досмотра адвоката при
посещении мест изоляции.
В параграфе 3 главы 4 «Право адвоката-защитника на фиксащ1ю
информации, содержащейся в материалах дела» аргументируются выводы о
необходимости разрешения адвокату-защитнику при участии, как в следственных,
так и в процессуальных действиях применять технические средства для фиксации
хода и результатов этих действий. Отмечается, что адвокату-защитнику не
запрещено знакомиться с рядом материалов дела и снимать с них копии еще на
стадии предварительного расследования, однако реализация данного права
25

сопряжена со значительными сложностями. Вносятся предложения,


направленные на уточнение содержания данного права. Аргументируется
необходимость введения прямого разрешения на снятие копии с
соответствующих материалов. Обращается внимание на важность введения
процедуры ознакомления, исключающей произвольное изменение и дополнение
материалов дела, уточнения перечня оснований, не позволяющих адвокату-
защитнику хранить при себе копии из материалов дела.
В параграфе 4 главы 4, «Право адвоката-защитнпка совершать иные
действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации»,
подчеркивается, что положения п.7 ч.З ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации», и п.И ч.1 ст.53 УПК РФ могут и должны
применяться не только для правового обоснования конкретных действий, но и при
разрешении любых спорных вопросов, связанных с применением любых
профессиональных прав адвоката-защитника. Формулируются предложения о
расширении перечня статусных профессиональных прав адвоката-защитника.
Особое внимание уделяется проблемам привлечения адвокатом-защитником
частного детектива.
В заключении приводятся общие выводы проведенного исследования и
текст разработанного на основе положений диссертационного исследования
комплексного законопроекта, направленного на совершенствование
юридического закрепления профессиональных прав адвоката-защитника.
В приложениях к диссертации содержатся сведения об обобщенных
результатах анкетирования адвокатов, сотрудьп1Ков правоохранительных органов
и судей, а также о результатах проведенного изучения материалов уголовных дел
и материалов дел об административных правонарушениях.
26

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии:

1. Рагулин A.B. Профессиональные права адвоката-защитника в Российской


Федерации и зарубежных государствах: монография. - М.: Юрлитинформ, 2012. -
3 6 8 с. ( 2 3 П.Л.).
2. Рагулин A.B. Современные проблемы регламентации и охраны
профессиональных прав адвоката-защитника в России: монография. - М.:
ЮРКОМПАНИ, 2012 г. - 544 с. (34 п.л.) (рецензия опубликована в журнале
«Юридический мир», 2012. № 6. - С. 65-68.).
3. Рагулин A.B. Организация деятельности адвоката-защитника:
соверщенствование регламентации и реализации профессиональных прав:
монография. - М.: Юрлитинформ, 2013. - 432 с. (27 п.л.) (рецензии опубликованы
в журнале «Адвокатская практика», 2013. №6. - С. 41-44 и «Евразийский
юридический журнал», 2014. № 8 ( 7 5 ) - С. 218-220.).

Учебники:

1. Рагулин A.B. Глава 2. Актуальные проблемы теории и практики


организации и деятельности адвокатуры /Адвокатская деятельность и адвокатура
в России: учебник для бакалавров/ под ред. И.Л. Трунова. Гриф УМО. - 2 - е изд.,
перераб и доп.- М.: Изд-во Юрайт, 2014. - С. 70-149. (6 п.л.).

Научные статьи в ведущих рецензируемых научных журналах,


рекомендованных Высщей аттестационной комиссией
Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Рагулин A.B. К вопросу о необходимости усиления гарантий независимости


адвоката и сохранения адвокатской тайны // Ученые труды российской академии
адвокатуры. 2008. № 3 (8). - С. 10-15. (О, 5 п.л.).
2. Рагулин A.B. О соверщенствовании законодательства в направлении охраны
профессиональных прав адвокатов // Ученые труды российской академии
адвокатуры и нотариата. 2009. № 4 (15). - С. 14-19 (0,4 п.л.).
3. Рагулин A.B. О праве адвоката на собирание предметов и документов,
служащих основой для формирования доказательств в уголовном процессе //
Евразийский юридичесю1й журнал. 2010. № 5 (24). - С. 112-114 (0,3 п.л.).
4. Рагулин A.B. Правовая регламентация взаимодействия адвоката-защитника
и частного детектива нуждается в совершенствовании // Евразийский
юридический журнал. 2010. Х2 6 (25). - С. 126-128 (0,3 п.л.).
5. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и
их обеспечения по законодательству Республики Армения // Евразийский
юридический л<урнал. 2010. № 9 (28). - С. 124-128 (0,71 п.л.).
6. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и
их обеспечения по законодательству Кыргызской Республики // Евразийский
юридический журнал. 2010. № 11 (30). - С. 123-127 (О, 67 п.л.).
27

7. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и


их обеспечения по законодательству Украинской Республики // Правовое
государство: теория и практика. 2010. № 4 ( 2 2 ) - С. 94-98 (0,5 п.л.).
8. Рагулин A.B. Проблемные вопросы реализации адвокатом-защитником
права на ознакомление с материалами уголовного дела до выполнения требований
ст. 217 УПК РФ // Вестник ВЭГУ: Научный журнал. Юриспруденция. 2010. № 5
( 4 9 ) . - С . 76-83 (О, 51 п.л.).
9. Рагулин A.B. Правовые и организационные средства обеспечения
реализации профессиональных прав адвокатов // Социальная политика и
социология. 2010. № 8 (62). - С. 356-358 (О, 3 п.л.).
10. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и
их обеспечения по законодательству Республики Беларусь // Евразийский
юридический журнал. 2011. №г 3 (34). - С. 135-138 (0,62 п.л.).
11. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и
их обеспечения по законодательству республики Молдова // Евразийский
юридический журнал. 2011. № 10 (41). - С. 109-112 (0,7 п.л.).
12. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и
их обеспечения по законодательству Латвийской Республики // Евразийский
юридический журнал. 2011. № 11 (42). - С. 137-138 (О, 34 п.л.).
13. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и
их обеспечения по законодательству Республики Эстония // Евразийский
юридический журнал. 2011. № 12 (43). - С, 122-123 (О, 34 п.л.).
14. Рагулин A.B. Основные организационно-правовые средства обеспечения
реализации и защиты профессиональных прав адвоката // Ученые труды
российской академии адвокатуры и нотариата. 2011. №4 ( 2 3 ) . - С. 12-17 (0,5 п.л.).
15. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и
их обеспечения по законодательству Республики Литва // Евразийский
юридический журнал. 2012. № 1 ( 4 4 ) . - С . 118-119 (0,34 п.л.).
16. Рагулин A.B. Профессиональные права лиц, осуществляющих функцию
защиты в уголовном процессе, на начальном этапе зарождения адвокатуры в
России // Исторические, философские, политические и юридические науки,
культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 1 (15)
Часть 1 . - С . 160-164. (0,63 п.л.).
17. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и
их обеспечения по законодательству Республики Туркменистан // Евразийский
юридический журнал. 2012. № 2 (45). - С. 124-126 (0. 53 п.л.).
18. Рагулин A.B. О праве адвоката-защитника отказывать в предоставлении
сведений, связанных с оказанием юридической помощи // Адвокатская практика.
2012. № 2. - С. 15-17 (0,4 п.л.).
19. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника требовать запрета на
вмешательство в адвокатскую деятельность либо препятствование ей каким бы то
ни было образом: проблемы законодательной регламентации и практической
реализации И Евразийский юридический журнал. 2012. Ха 4 (47). - С. 136-143 (1,2
п.л.).
20. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника знакомиться с протоколом
судебного заседания, подавать на него замечания, изготавливать и (или) получать
28

его копию: проблемы регламентации и практической реализации // Вестник


ВЭГУ: Научный журнал. 2012. № 3 (59). - С. 61-66. (0,51 п.л.).
21. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника на ознакомление с материалами
уголовного дела после завершения предварительного расследования: проблемные
вопросы регламентации и практической реализации // Адвокат. 2012. № 4. - С. 16-
25.(1,03 П . Л . ) .
22. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника на привлечение специалиста:
проблемы реализации и пути их решения // Вестник Волжского университета
имени В.Н. Татищева. 2012. № 2 (76). - С. 57-66 (0,88 п.л.).
23. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника на использование технических
средств: проблемные вопросы реализации и пути их решения // Ученые труды
российской академии адвокатуры и нотариата. 2012. №2 (25). - С. 8-12 (О, 42 п.л.).
24. Рагулин A.B. «Профессиональные права адвоката-защитника»:
формулирование определения понятия // Адвокатская практика. 2012. № 4. - С.
21-25 (0,51 П.Л.).

25. Рагулин A.B. Некоторые проблемы регламентации и практической


реализации права адвоката-защитника на получение ответа на запросы //
Юридический мир. № 8 (188). 2012. - С. 14-18 (0,74 п.л.).
26. Рагулин A.B. Регламентация и реализация профессионального права
адвоката-защитника на соблюдение особого порядка уголовного преследования //
Евразийский юридический журнал. 2013. № 1 (56). - С. 139-142. (0,67 п.л.).
27. Рагулин A.B. Основные положения совершенствования регламентации
института профессиональных прав адвоката-защитника// Закон и право. 2013. №
8 . - С . 75-78.(0,4 п.л.).
28. Рагулин A.B. К вопросу о содержании права адвоката-защитника совершать
действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации // Вестник
Московского университета МВД России. 2013. № 10. - С. 113-115. (0,4 п.л.)
29. Рагулин A.B. Понятие и система института профессиональных прав
адвоката-защитника//Государство и право. 2013. № 1 1 . - С . 81-85. (О, 74 п.л.).
30. Рагулин A.B. Статусные профессиональные права адвоката-защитника по
законодательству Белорусии, Молдавии и Украины // Вестник Российского
университета дружбы народов. Серия: Юридические науки, 2014. № 2. - С. 243-
2 5 1 (О, 6 5 П.Л.).

Научные статьи в рецензируемых зарубежных научных журналах:

1. Рагулин A.B. Некоторые правовые и организационные аспекты обеспечения


практической реализации профессиональных прав и соблюдения гарантий
независимости адвоката // Актуальные проблемы государственного и правового
строительства в Азербайджанской Республике. 2009. № 4. - С. 34-42 (0,75 п.л.).
2. Рагулин A.B. Уголовная ответственность за посягательства на права
адвоката по законодательству Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана //
Вестник института законодательства Республики Казахстан, 2011. № 2 (22). - С.
94-98. (0,38 п.л.) (Включен в перечень ведущих рецензируемых научных
журналов Казахстана).
29

3. Рагулин A.B. Регламентация профессиональных прав адвоката-защитника и


обеспечения их реализации по законодательству государств Восточной Европы //
Пор1вняльно-правов1 досл1дження. 2011. № 2. - С. 292-300 (0,5 п.л.). (Включен в
перечень ведущих рецензируемых научных журналов Украины).
4. Рагулин A.B. Проблемные вопросы правовой регламентации
профессионального права адвоката на запрет привлечения к ответственности за
мнение, выраженное при осуществлении адвокатской деятельности // Вестник
Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева. 2011. № 3 (9).
Серия Юридические науки.- С. 131-140. (0,52 п.л.) (Включен в перечень ведущих
рецензируемых научных журналов Казахстана).
5. Рагулин A.B. Правовой статус адвоката-защитника в уголовном
судопроизводстве России // Пауков! записки Гнституту законодавства Верховно!
Ради Укра'ши. 2012. № 1. - С. 192-197. (0,53 п.л.). (Включен в перечень ведущих
рецензируемых научных журналов Украины).
6. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника давать подзащитному краткие
консультации в присутствии следователя: проблемные вопросы правовой
регламентации и практической реализации // Право и политика. 2012. № 1. - С.
132-134. (0,32 П . Л . ) . (Включен в перечень ведущих рецензируемых научных
журналов Кыргызстана).
7. Рагулин A.B. Становление и развитие института профессиональных прав
адвоката-защитника в России: краткий ретроспективный анализ //Часопис
Нац10нального ун1верситету «Острозька академ1я». Сер1я «Право».2012.№
2(6):[Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://lj.oa.edu.ua/articles/2012/n2/12ravkra.pdf (0,58 п.л.). (Включен в перечень
ведущих рецензируемых научных журналов Украины).

Научные статьи в иных рецензируемых научных журналах:

1. Рагулин A.B. Право адвоката на ознакомление с материалами уголовного


дела на начальной стадии предварительного расследования // Наука и практика.
2009. № 1 (38). - С.94-98 (0,4 п.л.).
2. Рагулин A.B. Гарантии независимости адвоката по российскому
законодательству: понятие и содержание // Новая правовая мысль. 2011. № 5 (48).
- С. 54-57.(0,41 П . Л . ) .
3. Рагулин A.B. Правовая регламентация профессионального права адвоката-
защитника на беспрепятственность встречи с доверителем нуждается в
совершенствовании! // Право и жизнь. 2012. № 164 (2). - С. 263-269 (0,4 п.л.).
4. Рагулин A.B. Проблемные вопросы правовой регламентации и реализации
профессионального права адвоката-защитника на обжалование действий
(бездействия) должностных лиц государственных органов, осуществляющих
производство по уголовному делу // Образование и право. 2012. № 3 (31). - С.
202-217.(1,1 П . Л . ) .
5. Рагулин A.B. Некоторые проблемные вопросы правовой регламентации и
практической реализации профессиональных прав адвоката-защитника на участие
в назначении и производстве экспертиз // Эксперт-криминалист. 2012. № 2. - С.
27-30. (0,41 П . Л . ) .
30

6. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника требовать запрещения своего


вызова на допрос и на производство допроса в качестве свидетеля // Советник
юриста. 2012. № 6. - С. 18- 25. (0,66 п.л.).
7. Рагулин A.B. Институционализация профессиональных прав адвоката-
защитника в Советском законодательстве // Новый юридический журнал. 2012. №
3.- С. 101-110. (0,9 П . Л . ) .
8. Рагулин A.B. Регламентация прав адвоката-защитника на опрос лиц с их
согласия и представление предметов и документов // Евразийская адвокатура.
2013. № 1 ( 2 ) . - С . 50-52.(0,4 п.л.).
9. Рагулин A.B. Основные способы борьбы с нарущением профессиональных
прав адвокатов // Адвокатские вести России. 2013. № 9-10 (153-154). - С. 16-22.
(О, 6 6 П.Л.).
10. Рагулин A.B. Этапы становления института профессиональных прав
адвоката-защитника в России и их общая характеристика // Евразийская
адвокатура. 2014. № 1 (8). - С. 19-28. (1,1 п.л.).

Материалы выступлений в сборниках научно-практических конференций:

1. Рагулин A.B. Некоторые проблемные вопросы реализации стороной защиты


процессуальных прав при назначении экспертизы по уголовному делу //Правовая
защита частных и публичных интересов: Материалы V Международной
мел<вузовской научно-практической Интернет-конференции. - Челябинск, 2008. -
С. 147-151. (0,3 П . Л . ) .
2. Рагулин A.B. К вопросу об обеспечении невозможности наказания адвоката
за профессиональную деятельность // Права человека и проблемы безопасности
общества и личности в современной России: Материалы III Межрегиональной
научно-практической конференции, Волгоград, 26 ноября 2009 г. - Волгоград:
Изд-во ВолГМУ, 2 0 1 0 , - С. 241-244. (О, 2 п.л.).
3. Рагулин A.B. К вопросу о необходимости усиления уголовно-правовой
охраны личных, имущественных и профессиональных прав адвокатов //
Материалы VI Международной научно-практической конференции «Татищевские
чтения: актуальные проблемы науки и практики». - Ч III.- Тольятти, 2009. - С.
247-256 (0,55 п.л.).
4. Рагулин A.B. К вопросу о необходимости установления процессуальной
санкции за нарушение прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ // Материалы 2-й
международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной
экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 24-25 июня 2009 г.). - М.:
Проспект, 2 0 0 9 . - С. 328-331 (0,25 п.л).
5. Рагулин A.B. Механизм реализации права адвоката - защитника на
заявление ходатайств нуждается в совершенствовании //Актуальные проблемы
уголовно-процессуального права и практика его применения: Материалы
международной дистанционной научно-практической конференции,
состоявшейся 30 апреля 2009 г., Караганда: КЮИ МВД PK им. Б. Бейсенова, 2009.
-С.128-131 (0,2 П . Л . ) .
6. Рагулин A.B. Некоторые проблемы правовой регламентации
взаимодействия адвоката и частного детектива в уголовном судопроизводстве //
31

Материалы VII Международной научно-практической конференции


«Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики». Ч П.- Тольятти,
2 0 1 0 . - С . 271-276 (0,3 п.л.).
7. Рагулин A.B. О совершенствовании законодательства в направлении охраны
профессиональных прав адвокатов // Роль адвокатских корпоративных
объединений в укреплении престижа и повышении эффективности адвокатской
деятельности: материалы международной научно-практической конференции,
посвященной 15-летию Гильдии российских адвокатов и 20-летню коллегии
адвокатов «Московский юридический центр». - М.: ИГ «ГРАНИЦА», 2010. - С.
109-115. (0,37 П . Л . ) .
8. Рагулин A.B. О необходимости криминализации посягательств на
профессиональные права адвокатов // Адвокатура. Государство. Общество:
Сборник материалов VII ежегодной научно-практической конференции, 2010 г. -
М.: Информ-Право, 2010. - С. 259-266 (0,5 п.л.).
9. Рагулин A.B. Уголовная ответственность за посягательства на
профессиональные и иные права адвоката по законодательству Армении и
Азербайджана // Актуальные проблемы совершенствования законодательства и
правоприменения: материалы международной научно-практической конференции
(г. Уфа, 21 февраля 2011 г.). - Уфа, 2011. - С. 223-226. (0,2 п.л.).
10. Рагулин A.B. О необходимости совершенствования регламентации права
адвоката-защитника на беспрепятственные встречи с подзащитным в условиях его
изоляции // Актуальные проблемы совершенствования законодательства и
правоприменения: материалы II международной научно-практической
конференции (г. Уфа, 23 января 2012 г.). - Уфа, 2012. - С. 264-267. (О, 24 п.л.).
11. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника на запрос сведений и проблемы его
реализации // Адвокатура. Государство. Общество. Сборник материалов VII
ежегодной научно-практической конференции. - М., 2012. - С. 202-209 (0,3 п.л.).
12. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника на использование технических
средств и проблемные вопросы его реализации // Материалы IX Международной
научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы
науки и практики». - Ч П.- Тольятти, 2012. - С. 318-325. (0,43 п.л.).
13. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника на запрос сведений и проблемы его
реализации // Материалы международной нау^шо-практической конференции. IV
Международная научно-практическая конференция «Кутафинские чтения».
Сборник тезисов.-М. 2 0 1 2 . - С . 15-19. (О, 32 п.л.).
14. Рагулин A.B. Профессиональные права адвоката-защитника по
законодательству Африканских государств // Материал! I М!жнародно1 науково-
практично! конференцП «Малиновсьи читания» м. Острог, 16-17 листопада 2012
року. - Острог, 2 0 1 2 . - С. 239-241 (0,31 п.л.).
15. Рагулин A.B. Право адвоката-защитника знакомиться с протоколом
судебного заседания, подавать на него замечания, изготавливать и (или) получать
его копию: проблемы совершенствования регламентации // Современное
состояние и перспективы развития уголовно-процессуального законодательства:
теоретические и практические аспекты: сборник материалов Международной
научно-практической конференции в форме «круглого стола» / ФГБОУВПО
«РАП», Центральный филиал Воронеж, 2012 - С. 184-191. (0,41 п.л.).
32

16. Рагулин A.B. Международно-правовые нормы, регламентирующие


содержание, обеспечение реализации и правовую охрану профессиональных прав
адвоката-защитника // Актуальные проблемы соверщенствования
законодательства и правоприменения: материалы III международной научно-
практической конференции (г. Уфа, 8 февраля 2013 г.). - Уфа, 2013. - С. 183- 187.
(О, 3 3 П.Л.).

17. Рагулин A.B. К вопросу о классификации профессиональных прав адвоката-


защитника по законодательству Российской Федерации // Материал! II
М1жнародно1 науково-практично! конференцй «Малиновсью читання» м. Острог,
15-16 листопада 2013 року. - Острог, 2013. - С. 339-343. (0,4 п.л.).
18. Рагулин A.B. Международно-правовые основы национальной
законодательной регламентации института профессиональных прав адвоката-
защитника // Адвокатура. Государство. Общество: сборник материалов IX научно-
практической конференции.-М., 2 0 1 3 . - С . 96-102. (О, 36 п.л.).
19. Рагулин A.B. Закрепление статусных профессиональных прав адвоката-
защитника в законодательстве государств Азии // Актуальные проблемы
соверщенствования законодательства и правоприменения: материалы FV
международной научно-практической конференции (г. Уфа, 8 февраля 2014 г.): в
2 ч . - Уфа, 2014. Часть 2. - С. 330-337. (0,4 п.л.).
20. Рагулин A.B. Правовое регулирование статусных профессиональных прав
адвоката-защитника по законодательству государств Западной Европы // Право в
современном мире: 20 лет Конституции РФ: Материалы международной научно-
практической конференции. Екатеринбург, 6 декабря 2013 г. В 2 ч. Часть 1. -
Екатеринбург: Уральский институт - филиал РАНХиГС, 2013. - С. 221-223. (О, 35
п.л.).
33

Рагулин Андрей Викторович

Профессиональные права адвоката-защитника в Российской Федерации:


вопросы теории п практики

Диссертация представляет собой исследование института


профессиональных прав адвоката-защитника в законодательстве Российской
Федерации, в результате которого сформирована авторская концепция этого
института, выявлены его основные исторически-обусловленные закономерности
становления и развития, определено его место в структуре правового статуса
адвоката, выработаны дефиниции операционных понятий института
профессиональных прав адвоката-защитника и сформулирована авторская модель
их классификации, выявлены основные направления совершенствования
организационных механизмов, существующих в современной отечественной
адвокатуре и обеспечивающих практическую реализацию и охрану
профессиональных прав адвоката-защитника, определены и проанализированы
основные тенденции в правовом закреплении, этого института, обусловленные
содержанием меледународно-правовых норм и отраженные в законодательстве
зарубежных государств, выработана система предложений, направленных на
совершенствование института профессиональных прав адвоката-защитника в
России.

Ragulin Andrey Viktorovich

Professional rights of the lawyer-defender in Russian Federation:


theory and practice questions

The thesis represents research of institute of the professional rights of the lawyer
defender in the legislation of the Russian Federation as a result of which historical
caused regularities of formation and development of institute of the professional rights
of the lawyer defender in Russia are revealed, its place in structure of legal status of the
lawyer is defined, separate aspects of its importance for human rights and law-
enforcement activity are specified and revealed, scientific bases for creation of the
operational concepts connected with existence of institute of the professional rights of
the lawyer defender are developed and the theoretical basis for creation of their
classification is formulated, the main directions of improvement of the organizational
mechanisms existing in modem domestic legal profession providing practical
realization and protection of the professional rights of the lawyer defender are revealed,
the main tendencies in legal fixing of this institute in international legal norms and in
foreign countries are revealed, system of the offers directed on improvement of institute
of the professional rights of the lawyer defender in the legislation in Russia.
Подписано в печать: 21.02.2015
Объем: 2,5 усл. п.л.
Тираж: 150 экз. Заказ № 2090
Отпечатано в типографии «Реглет»
119526, г. Москва, Мясницкие Ворота д.1, стр. 3
(495)971-22-77; www.reglet.ru