Вы находитесь на странице: 1из 225

Министерство образования и науки Российской Федерации

Российская академия архитектуры и строительных наук


ФГБУ ВО «Курский государственный университет»

БЕЗОПАСНОСТЬ СТРОИТЕЛЬНОГО ФОНДА РОССИИ


ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Материалы международных академических чтений


24 – 25 ноября 2016 года

Курск 2016

1
УДК 624
ББК Н 5
Б40

Рецензент
доктор технических наук, профессор, академик Российской академии
архитектуры и строительных наук В.С. Федоров

Безопасность строительного фонда России. Проблемы и решения


[Текст]: материалы международных академических чтений / редкол.:
С.И.Меркулов (отв. ред.) [и др.]; Курск. гос. ун-т. – Курск, 2016. – 224 с.
ISBN 978-5-88313-889-7

В сборник включены материалы Международных академических чтений


«Безопасность строительного фонда России. Проблемы и решения». Курск,
24 – 25 ноября 2016 года.
Повышение надежности и безопасности строительного фонда России
связано с износом и старением основных фондов. В докладах представлены
результаты исследований, направленных на разработку новых конструктивных
решений, совершенствование методов расчета конструкций зданий и
сооружений с учетом реальных свойств материалов и условий эксплуатации, на
создание и развитие методов диагностики, усиления и реконструкции зданий и
сооружений, на решение архитектурных и градостроительных аспектов
реконструкции строительного фонда.
Сборник рассчитан на научных работников, сотрудников проектных и
строительных организаций, аспирантов и студентов строительных
специальностей.

Сборник включен в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) и


размещен в научной электронной библиотеке (www.elibrary.ru).

2
СОДЕРЖАНИЕ

1. СТРОИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ И КОНСТРУКЦИИ……………… 8

Варламов А.А, Гаврилов Б.Б.


КОМПОЗИТНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ
ТОНКОСТЕННЫХ ПРОФИЛЕЙ…………………................... …....... 8
Ерофеев В. Т., Аль Дулайми Салман Давуд Салман,
Мишуняева О. А.
СПОСОБЫ ПОВЫШЕНИЯ ДОЛГОВЕЧНОСТИ И НАДЕЖНОСТИ
ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ КОНСТРУКЦИЙ ЦИЙ...................................... 13
Ионов А.Ю., Котляр В. Д.
ВЛИЯНИЕ РАСПОЛОЖЕНИЯ ПУСТОТ В КЕРАМИЧЕСКОМ
КИРПИЧЕ НА ЕГО ДОЛГОВЕЧНОСТЬ……………………………… 19
Карпушин С. Н.
ИССЛЕДОВАНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ МАССОСОДЕРЖАНИЯ
БИОЦИДНЫХ ЦЕМЕНТНЫХ КОМПОЗИТОВ С АКТИВНОЙ
МИНЕРАЛЬНОЙ ДОБАВКОЙ В УСЛОВИЯХ ВОЗДЕЙСТВИЯ
МОДЕЛЬНОЙ СРЕДЫ МИЦЕЛИАЛЬНЫХ ГРИБОВ …………… 23
Латыпов В.М., Латыпова Т.В., Луцык Е.В., Дербинян Г.К.
О МОДЕЛИРОВАНИИ ПРОЦЕССОВ КОРРОЗИИ БЕТОНА…….... 28
Леонович С.Н., Полейко Н.Л.
ПОРИСТОСТЬ И МОРОЗОСТОЙКОСТЬ БЕТОНА
ЗАЩИЩЕННОГО ЦЕМЕНТНЫМ СОСТАВОМ
ПРОНИКАЮЩЕГО ДЕЙСТВИЯ «КАЛЬМАТРОН»………………... 31
Ликомаскина М.А.
ИССЛЕДОВАНИЕ БИОЛОГИЧЕСКОЙ СТОЙКОСТИ
ПЕСЧАНЫХ АСФАЛЬТОБЕТОНОВ……………………..................... 37
Меркулов С.И., Есипов С.М.
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОЧНОСТЬ И
ДЕФОРМАТИВНОСТЬ УГЛЕВОЛОКОННОГО ЛАМИНАТА ПРИ
ОДНООСНОМ РАСТЯЖЕНИИ……………………………….............. 42
Сальникова А.И.
ИССЛЕДОВАНИЕ АСФАЛЬТОВЫХ ВЯЖУЩИХ МЕТОДОМ
ИНФРАКРАСНОЙ СПЕКТРОСКОПИИ……………….…..………… 47
Федюк Р.С., Смоляков И.Г.
БЕТОНЫ НА КОМПОЗИЦИОННЫХ ВЯЖУЩИХ ДЛЯ
ВЫСОКОПРОЧНЫХ ФОРТИФИКАЦИОННЫХ СООРУЖЕНИЙ… 53

3
2. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ РАСЧЕТА КОНСТРУКЦИЙ
ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ…………………………………………… 58
Авдяков Д.В., Щуров В.В.
ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДА КОНЕЧНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ДЛЯ
КОНТРОЛЯ ТРЕЩИНОСТОЙКОСТИ ИЗДЕЛИЙ И
КОНСТРУКЦИЙ ИЗ ЦЕЛЬНОЙ И КЛЕЕНОЙ ДРЕВЕСИНЫ……… 58
Гордон В.А., Хресчатова И.Н.
МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДИНАМИЧЕСКИХ ДОГРУЖЕНИЙ
В МНОГОПРОЛЕТНОЙ БАЛКЕ НА ДЕФОРМИРУЕМЫХ
ОПОРАХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ВНЕЗАПНОГО ОБРЫВА СВЯЗИ В
ОПОРЕ…………………………………………………………………… 63
Делова М.И.
К РАСЧЕТУ ИЗГИБАЕМЫХ КЛЕЁНЫХ ДЕРЕВЯННЫХ
КОНСТРУКЦИЙ ПО ПЕРВОЙ ГРУППЕ ПРЕДЕЛЬНЫХ
СОСТОЯНИЙ.. ………………………………………………………. 70
Кришан А.Л., Мухаметзянов А.И.
РЕАЛИЗАЦИЯ ДЕФОРМАЦИОННОЙ МОДЕЛИ
ЖЕЛЕЗОБЕТОНА ПРИ РАСЧЕТЕ ПРОЧНОСТИ КОРОТКИХ
ТРУБОБЕТОННЫХ КОЛОНН………………………………………… 75
Купченко Ю.В.
УЧЕТ УСЛОВИЙ РАБОТЫ ЦЕНТРАЛЬНО-СЖАТЫХ
СТАЛЬНЫХ СТЕРЖНЕЙ……………………………………………… 82
Меркулов Д.С., Татаренков А.И.
АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ
ИССЛЕДОВАНИЙ УСИЛЕННЫХ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ
КОНСТРУКЦИЙ……………………………………………................... 85
Меркулов С.И.
СХЕМЫ РАЗВИТИЯ ПРОГРЕССИРУЮЩЕГО РАЗРУШЕНИЯ
ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ……………………................................... 90
Михайленко Т.Г.
УЧЁТ РАЗМЕРОВ ЗОНЫ ПЛАСТИЧНОСТИ ПРИ
ПРОЕКТИРОВАНИИ СВАРНЫХ СОЕДИНЕНИЙ………………….. 95
Плевков В.С., Балдин И.В., Балдин С.В.
РАСЧЕТ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ПРИ
СОВМЕСТНОМ ДЕЙСТВИИ ИЗГИБАЮЩИХ МОМЕНТОВ,
ПРОДОЛЬНЫХ И ПОПЕРЕЧНЫХ СИЛ……………………………... 99
Полякова Н. В.
ПРОЕКТИРОВАНИЕ ЗДАНИЙ С УЧЕТОМ ВОЗМОЖНОГО
ПРОГРЕССИРУЮЩЕГО РАЗРУШЕ В УСЛОВИЯХ АВАРИЙНОЙ
СИТУАЦИИ……………………………………………………............... 107

4
Попов Е.В., Филиппов В.В., Журавлева Т.П., Мелехов В.И.,
Лабудин Б.В.
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛИЯНИЯ
ЖЕСТКОСТИ СВЯЗЕЙ НА НАПРЯЖЕННО−
ДЕФОРМИРОВАННОЕ СОСТОЯНИЕ ПАНЕЛЕЙ НА
ДЕРЕВЯННОМ КАРКАСЕ…………………………………………….. 111
Потураева Т.В., Гордон В.А.
ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ РАССЛОЕНИЯ НА ЧАСТОТЫ
ПОПЕРЕЧНЫХ КОЛЕБАНИЙ БАЛКИ………………………………. 117
Тамразян А. Г., Дехтерев Д.С.
К ВЛИЯНИЮ ВЕСОМОСТИ КОНСТРУКЦИОННЫХ
ПАРАМЕТРОВ СТЫКОВ СБОРНЫХ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ
КОЛОНН КАРКАСНЫХ ЗДАНИЙ НА ИХ НАДЕЖНОСТЬ С
ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДА СТАТИСТИЧЕСКОГО
МОДЕЛИРОВАНИЯ……………………………………………………. 123
Тур А. В.
РАСЧЁТНЫЕ КРИТЕРИИ ДЛЯ ПРОВЕРКИ ЖИВУЧЕСТИ
КАРКАСНЫХ КОНСТРУКТИВНЫХ СИСТЕМ ИЗ
ЖЕЛЕЗОБЕТОНА В ОСОБЫХ РАСЧЁТНЫХ СИТУАЦИЯХ……… 129
Тур В.В., Надольский В.В. , Черноиван А.В.
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ СКОРОСТИ ВЕТРА ДЛЯ
КЛИМАТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ……... 138
Тур В.В., Дереченник С.С., Колевчук В.В.
ПОДХОДЫ К ПОСТРОЕНИЮ ГРАДУИРОВОЧНЫХ
ЗАВИСИМОСТЕЙ ДЛЯ ОЦЕНИВАНИЯ ПРОЧНОСТИ БЕТОНА
НА СЖАТИЕ, ПРИНЯТЫЕ В СТБ EN 13791 И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ
СТАНДАРТАХ………………………………………………………….. 143

3. ДИАГНОСТИКА, РЕКОНСТРУКЦИЯ И РЕНОВАЦИЯ


СТРОИТЕЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ.
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТРОИТЕЛЬНОГО ФОНДА…..... 153
Варламов А.А.
ОЦЕНКА СРОКОВ РЕМОНТА И ДОЛГОВЕЧНОСТИ
ЗДАНИЙ И КОНСТРУКЦИЙ………………………………………..... 153
Кожемяка С.В., Крупенченко А.В.
ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ПОДКРАНОВЫХ БАЛОК В ПРОЦЕССЕ
ДЛИТЕЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ…………………………………… 158
Кузина Е.С.
МЕТОД УСИЛЕНИЯ НЕСУЩИХ КОНСТРУКЦИЙ ЗДАНИЙ И
СООРУЖЕНИЙ УГЛЕВОЛОКНОМ………………………………….. 165

5
Мазур В.А., Новицкая Е.И.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ГЛУБИНЫ ОТКОСОВ НА ВЫБОР
КОНСТРУКТИВНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РЕШЕНИЯ
УСТРОЙСТВА ФАСАДОВ……………………………………………. 170
Меркулов С.И.
РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ АВАРИЙНОГО ЖИЛИЩНОГО
ФОНДА…………………………………………………………………... 175
Меркулова Е.В.
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ВЫСОТНЫХ
ЗДАНИЙ…………………………………………………………………. 179
Меркулова Е.В.
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ОЦЕНКИ КОМФОРТНОСТИ
ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ……………………………………………….. 184
Пириев Ю.С., Пириева С.Ю.
ПРОБЛЕМЫ РЕКОНСТРУКЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И
ВОЗМОЖНЫЕ МЕТОДЫ УСИЛЕНИЯ КОНСТРУКЦИЙ………….. 187
Рудометов А.Н., Сѐмина Е.Н.
РЕКОНСТРУКЦИЯ СТУДЕНЧЕСКОГО ОБЩЕЖИТИЯ С
УВЕЛИЧЕНИЕМ УРОВНЯ КОМФОРТНОСТИ................................... 190
Смоляго Г.А., Дрокин С.В., Дронов А.В., Белоусов А.П., Пушкин
С.А., Смоляго Е.Г.
ОЦЕНКА ОСТАТОЧНОГО РЕСУРСА ВОДООЧИСТНЫХ
СООРУЖЕНИЙ СТОЧНЫХ ВОД ПРИ КОРРОЗИОННЫХ
ПОВРЕЖДЕНИЯХ БЕТОНА…………………………………………... 195
Стародубцев В.Г.
ИССЛЕДОВАНИЕ МОРОЗОСТОЙКОСТИ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ
КОНСТРУКЦИЙ ЭКСПЛУАТИРУЕМЫХ НЕОТАПЛИВАЕМЫХ
ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ…………………………………………… 203
Талантова К.В., Кручинина А.Н.
ПРОБЛЕМА НАКОПЛЕНИЯ ТОКСИЧНЫХ ПРОМЫШЛЕННЫХ
ОТХОДОВ И ПОИСКИ СПОСОБОВ ЕЁ РАЗРЕШЕНИЯ ………….. 207
Часовских Г.А., Кликунова Е.В.
К ВОПРОСУ ОБ АРХИТЕКТУРНОЙ ЛЕТОПИСИ КУРСКОГО
КАФЕДРАЛЬНОГО ЗНАМЕНСКОГО СОБОРА…………………….. 213
Югов А.М., Павлова И.Г.
ТЕХНОЛОГИЯ УСТРОЙСТВА ТЕПЛОИЗОЛЯЦИОННОЙ
ЗАЩИТЫ МЕТАЛЛИЧЕСКОГО РЕЗЕРВУАРА…………………….. 219

6
ПРЕДИСЛОВИЕ

Тематика академических чтений, посвященных проблемам безопасности


зданий и сооружений, чрезвычайно актуальна и свидетельствует о
профессиональной ответственности научного сообщества за развитие
архитектурно – строительной отрасли. В последнее время помимо вопросов
реконструкции и реновации строительных объектов на основе комплексной
оценки конструктивной безопасности получили вопросы обеспечения
живучести зданий и учета возможного прогрессирующего разрушения
конструктивных систем. Тематика ежегодных академических чтений
«Безопасность строительного фонда России. Проблемы и решения» является
актуальной, причем сейчас проблема безопасности в строительной науке
получила новый тренд в ответ на современные вызовы.
Строительному комплексу России и профессиональному научному
сообществу предстоит решить масштабную комплексную проблему
ликвидации в России аварийного и ветхого жилья, что потребует концентрации
значительных технических, финансовых ресурсов, а также соответствующего
научного сопровождения.
Проблема безопасности выдвигает перед специалистами задачи
разработки новых конструктивных систем с учетом оптимального соотношения
экономичности решения и возможными рисками, применения новых
строительных материалов, специфики условий эксплуатации зданий и
сооружений, влияния износа и повреждений, требует разработки
всеобъемлющей системы мониторинга технического состояния зданий и
сооружений. Кроме того решение обозначенной задачи требует учета
архитектурных, градостроительных, технологических и экологических
аспектов.
Ежегодные академические чтения, которые проводятся Российской
академией архитектуры и строительных наук и Курским государственным
университетом, стали площадкой для обмена опытом специалистов в области
безопасности зданий и сооружений.

7
1. СТРОИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ И КОНСТРУКЦИИ

УДК 621.771.63

А.А. Варламов, В.Б. Гаврилов


Магнитогорский государственный технический университет им.
Носова, г. Магнитогорск, Россия

КОМПОЗИТНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ


ТОНКОСТЕННЫХ ПРОФИЛЕЙ

Рассмотрено применение тонкостенных профилей в виде гнутых


швеллеров в композитных конструкциях из легкого бетона. Численное
моделирование выявило три зоны работы такой конструкции – зона тяжелого
бетона, легкого и полистирол бетона. Приведены результаты испытания
натурных композитных плит покрытий

В последнее время в строительной индустрии наметилась устойчивая


тенденция к применению все большего количества гнутых металлических
профилей [1,2]. За последние 20 лет увеличились не только объемы
производства гнутых металлических профилей, но и существенно расширился
их сортамент. Сегодня гнутые профили применяются практически во всех
областях строительства – от возведения несущих и ограждающих
конструкций до применения их в качестве финишных, отделочных и
декоративных элементов.
Широкое применение гнутых профилей для строительства обусловлено
значительной экономией металла и трудовых затрат, возможностью получения
тонкостенных гнутых профилей практически любого поперечного сечения.
В гражданском строительстве наиболее эффективно применение
конструкций из оцинкованных гнутых профилей в сейсмических районах,
малоэтажных коттеджах комплектной поставки и при реконструкции зданий:
надстройке мансардных этажей, создании вентилируемых фасадов и замене
плоских рулонных кровель на малоуклонные металлические с герметичными
стыками. Применение этих конструкций вместо традиционных из
железобетона, кирпича, дерева или стального проката дает значительный
экономический эффект в вышеприведенной области строительства благодаря
снижению нагрузок от собственного веса и сейсмических нагрузок,
уменьшению транспортных расходов и трудозатрат на монтаже, сокращению
сроков строительства без применения строительных машин.
Использование тонкостенных профилей в качестве несущих конструкций
ограничено устойчивостью стенок профиля. Для повышения устойчивости
стенок изменяют сечение профиля, что не всегда экономично, используют
раскрепляющие элементы, что много дельно и не всегда эффективно. Другим
возможным способом является помещение профиля в связующую среду.

8
Использование гнутого тонкостенного профиля, помещенного в упругую
среду, для плит перекрытия, стен, панелей представляется перспективной
и экономически обоснованной задачей. Упругая среда будет обеспечивать
устойчивость стенки профиля, воспринимать часть нагрузки, обеспечивать
звукоизоляцию и теплоизоляцию, а так же выполнять защитные функции,
основную же нагрузку будет нести профиль эффективного сечения.
Полученная конструкция отличается простотой изготовления, невысоким
весом, а вследствие этого легкостью доставки на стройплощадку и монтажом.
Видимым преимуществом является и возможность изготовления такой
конструкции непосредственно в проектном положении на месте.
Исходя из вышеизложенного, предложен эксперимент, целью которого
являлось изучение влияния упругой среды на работу стальных профилей на
изгиб.
Образец для испытаний представлял собой балку длинной 1000 мм,
выполненной из металлического профиля сечением 100х50 мм, толщиной
0,55 мм. В ходе испытаний профиль заполняли упругой средой с различным
модулем упругости E0. Между металлическим профилем и упругой средой
находился связующий слой. В основу расчета модели положен метод конечных
элементов. Балка представлялась как пространственная система и
рассчитывалась на статические нагрузки.
Характеристики упругой среды слоя приведены в таблице, исходя из
возможных вариантов среды [3]. В качестве связующего слоя использовали 3
варианта:
1. «слой 1» с модулем упругости Е0=13 кг/см2, толщиной t=0,1 мм;
2. «слой 2» с модулем упругости Е0=1500 кг/см2, толщиной t=0,1 мм;
3. «слой 1» с модулем упругости Е0=13 кг/см2, толщиной t=5,1 мм.
На рисунке 1 показано сечение исследуемого элемента.

Рис. 1. Сечение исследуемого элемента и расположение контрольных точек

Балка длиной 1000 мм делилась на три части: крайние части имели длину
300 мм, средняя часть – 400 мм. Каждая треть балки разбивалась на объемные
конечные элементы. Размер грани элементов средней части – 5 мм, крайних –

9
10 мм. В процессе проведения испытаний в середине пролета балки
производили замеры напряжений в контрольных точках.

№ Название упругой Плотность, Коэффициент Модуль


3
образца среды кг/см вариации V упругости, кг/см2
1 Пенопласт 0,0001 0,1 13
2 Полистиролбетон 1 0,0001 0,1 130
3 Полистиролбетон 2 0,0001 0,1 1500
4 Полистиролбетон 3 0,0001 0,1 4500
5 Полистиролбетон 4 0,0001 0,1 7500
6 Легкий бетон 1 0,0001 0,1 15000
7 Легкий бетон 2 0,0001 0,1 60000
8 Бетон В 7,5 0,0001 0,1 160000

К верхней полке балки прикладывали равномерно-распределенную


нагрузку. В процессе испытания определяли напряжения и дефформации
профиля в характерных точках. Результаты испытаний позволили выявить
наиболее эффективную среду для повышения устойчивости стенок стальных
тонкостенных профилей.
По результатам испытаний были построены графики зависимости
напряжений Ny от модуля упругости E0 и графики зависимости перемещений по
вертикальной оси Z от модуля упругости E0.
На рисунках 2, 3 приведены графики зависимости перемещений по оси Z и
напряжений Ny от модуля упругости E0 для контрольной точки 3. Полученные
графики аналогичны и для других точек.
Графики условно можно разделить на 3 зоны: (Е0: 0÷8000 кг/см2 – условно
зона полистирол бетона; Е0: 8000÷60000 кг/см2 – условно зона легких бетонов;
Е0: 60000÷160000 кг/см2 – условно зона тяжелых бетонов).
Как видно из рисунков 2 и 3 наиболее эффективная работа упругой среды
прослеживается в зоне полистиролбетона, т.к. в ней возникает наибольшее
изменение относительной величины σ/E0 по сравнению с другими зонами. Так в
зоне легких бетонов соотношение σ/E0 = 5∙10-5, в зоне тяжелых бетонов σ/E0 =
5∙10-6, в зоне полистирол бетона это соотношение наибольшее σ/E0 = 5∙10-3.
Такой же эффект показывает и график перемещений.
Влияние зоны полистирол бетона на напряжения можно описать линейным
уравнением: σsb = σs - E0/12800, где σs - напряжение в стальной балке без
упругой среды.
Изменение модуля упругости связующего слоя с Е0 =13 кг/см2 до
Е0=1500 кг/см2 практически не повлияло на напряжения в металлической
оболочке;

10
Рис.2. График зависимости перемещений по оси Z от модуля упругости E0

Рис.3. График зависимости напряжений Ny от модуля упругости E0

11
Увеличение толщины связующего слоя (Е0=13 кг/см2) с 0,1 мм до 5,1 мм,
т.е. в 51 раз, привело к увеличению напряжений в зоне полистирол бетона на
13%, в зоне легких бетонов – на 18%, в зоне тяжелых бетонов – на 26%. Тоже,
приводит к увеличению перемещений в зоне полистирол бетона на 11%, в зоне
легких бетонов – на 15%, в зоне тяжелых бетонов – на 14%.
Также в образце с модулем Юнга упругой среды Е0=1500 кг/см2 была
смоделирована вертикальная трещина. С момента зарождения трещины до
достижения ею длины 100 мм напряжения в металлической оболочке
увеличились на 18%.
Результаты моделирования показали эффективность применения
полистиролбетона для повышения устойчивости стенок тонкостенных
профилей.
В последующем были изготовлены и испытаны образцы балок и плит
длиной 3 и 6 м [4,5]. Плиты выполняли в натуральную величину 600х100х20
см. В качестве несущих использовали гнутые профили из стали толщиной 0,8
мм и профили «ИНСИ» с просечками. В плитах профили устанавливали с
шагом 20 см. Образцы изготавливали из пенобетона плотностью 600 кг/м3и
полистиролбетона плотностью 500 кг/м3. Загружение осуществляли штучными
грузами с измерением деформаций и прогибов. Разрушающая полезная
нагрузка составила 540 кг/м2 для гнутых профилей и 780 кг/м2 для профилей
«ИНСИ» и полистиролбетона. Несущая способность плит из пенобетона была
на 20% ниже. Потеря устойчивости профилей происходила на расстоянии
равном 1/3 пролета от опоры после достижения в них предела составил 0,005.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Тришевский И.С., Клепанда В.В. Металлические облегченные
конструкции: Справ. Пособие. Киев: Будивельник, 1978. С.61– 63.
2. Варламов А.А., Гаврилов В.Б., Круциляк Ю.М. Техническое
обследование конструкций зданий и сооружений. Магнитогорск: ГОУ ВПО
«МГТУ им. Г.И. Носова», 2007. 123с.
3. Варламов А.А.. Синицин А.В. Исходные данные для изучения
поведения бетона// materialy 1V mezinarodni vedecko-praktika conference
―EVROPSKA VEDA XX1 STOLETI -2008‖, Dil 15, Praha, Publishing House
―Education and Science‖s.r.o. – 2008. – С.41–43.
4. Нищета С.А, Нищета А.С. Результаты исследования сталебетонной
плиты.// Актуальные проблемы современной науки, техники и образования:
материалы 73-й международной науч.-техн. конференции.-Магнитогорск: Изд-
во Магнитогорск гос. техн. ун-та им. Г.И. Носова. – 2015. – Т.2. – С.11–14
5. Варламов А.А. Нищета А.С. Изучение новой конструкции
сталебетонной плиты Архитектура, строительство, землеустройство и кадастры
на Дальнем Востоке в XXI веке: материалы Междунар. Науч. - практ. конф.,
Комсомольск-на-Амуре, 22-24 апреля 2015 г. /редкол. : О.Е. Сысоев (отв. ред.)
[и др.]. – Комсомольск-на-Амуре: ФГБОУ ВПО «КнАГТУ». – 2015. – С.181–
184

12
Сведения об авторах:
1.Варламов Андрей Аркадьевич, МГТУ им. Г.И.Носова, профессор, канд.
техн. наук, главный строитель ОАО «Магнитогорскгражданпроект», 455051,
г.Магнитогорск, Жукова 7/1-144, mgrp@mgn.ru.
2. Гаврилов Вадим Борисович, МГТУ им. Г.И.Носова, доцент кафедры
проектирования конструкций, зданий и сооружений, канд. техн. наук,
Fatim77@inbox.ru.

УДК 691.32

Ерофеев В.Т., Аль Дулайми Салмен Давуд Салме, Мишуняева О.А.


Национальный исследовательский Мордовский государственный
университет им. Н.П. Огарѐв, г. Саранск, Россия

СПОСОБЫ ПОВЫШЕНИЯ ДОЛГОВЕЧНОСТИ И НАДЕЖНОСТИ


ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ КОНСТРУКЦИЙ

В статье проведен обзор известных на сегодняшний день технологий для


повышения долговечности и надежности железобетонных конструкций, а
также описана инновационная технология усиления железобетонных
конструкций посредством биотехнологий.

Обеспечение долговечности и надежности железобетонных конструкций


в условиях эксплуатационной среды - одно из наиболее актуальных и
перспективных направлений в развитии современной строительной науки и
практике во всем мире.
Аварии строительных конструкций зданий и сооружений создают
угрозы масштабных гуманитарных и экологических катастроф. Проблема
предотвращения катастрофических аварий строительных конструкций в
настоящее время актуальна и носит фундаментальный характер [1].
Снижение долговечности бетона, изделий и конструкций на его основе,
сопровождается существенными экономическими потерями. Значительного
сокращения затрат в этом случае можно достичь правильным назначением
защитных мероприятий на стадии проектирования, ремонтно-
восстановительных и антикоррозионных работ [2].
Необходимость усиления железобетонных строительных конструкций
возникает как в результате реконструкции и технического перевооружения
объектов, так и вследствие физического износа, вызванного различными
факторами, такими как коррозия материалов, нарушение условий
эксплуатации, сверхнормативное воздействие, воздействие агрессивной
среды, некачественное изготовление конструкций, нарушение правил
технологии производства, работ [3]. Также причинами повреждений

13
железобетонных конструкций являются коррозийные процессы,
развивающиеся в результате неблагоприятного воздействия окружающей
среды, где всегда присутствуют макро- и микроорганизмов [2].
Комплекс вышеуказанных факторов приводит к снижению несущей
способности элементов сооружения и, как следствие, к уменьшению их
способности обеспечить безопасность эксплуатации строительного объекта.
Анализ строительного рынка в последнее время показывает, что с
увеличением роста возведения новых зданий и сооружений происходит и
увеличение объема ремонтных работ. В работах по восстановлению
эксплуатационных характеристик нуждаются как обычные жилые дома,
административные и торгово-развлекательные здания, так и уникальные
сооружения, к которым относятся и памятники архитектуры. Например, в
настоящее время в индустриально развитых странах инвестиции в новое
строительство и ремонт уже существующих зданий и сооружений
практически сравнялись [4].
На современном этапе развития науки и техники ведущей концепцией
повышения надежности строительных конструкций является системный
подход. Он охватывает весь жизненный цикл любого инженерного
сооружения: проектирование, строительство, эксплуатация, включая
мониторинг его текущего состояния, проведение диагностических
исследований перед усилением, выполнение проектных работ по ремонту,
собственно технологические операции по ремонту и усилению с
последующим контролем качества выполненных работ [4].
Возрастающая потребность в ремонтных работах, увеличение
трудоемкости и стоимости таких работ приводят к необходимости
разработки новых технологий ремонта и применения современных
материалов. Долговечность строительных конструкций зависит прежде
всего от правильно реализованной защиты от агрессивных действий
окружающей среды. Повышение коррозионной стойкости железобетонных
конструкций обычно достигается применением специальных цементов,
добавок, увеличением плотности бетона [5, 6]. Для повышения надежности
и коррозийной стойкости железобетонных конструкций используют новые
виды арматурных сталей высокой надежности [7]. Рассмотрим наиболее
используемые методы.
Известен способ восстановления защитного слоя железобетонных
конструкций путем нанесения на подготовленную поверхность
поврежденной конструкции слоя раствора с разравниванием [8].
Недостатками этого способа являются низкая прочность сцепления
наносимого слоя раствора с поверхностью ремонтируемой конструкции,
невысокие показатели прочности, водопроницаемости и коррозионной
стойкости восстановленного слоя.
Для восстановления и усиления железобетонных конструкций
применяют пропитку пористой структуры бетона различными веществами
[6, 9, 10, 11]. Технология заключается в том, что готовые бетонные

14
конструкции подвергают пропитке полимерными, жидкостекольными и
другими составами. В результате пропитки бетона получают материал,
обладающий более высокой химической стойкостью, а также, в ряде
случаев, улучшенными прочностными и деформативными показателями
[12]. Некоторые полимеры используют для повышения огнестойкости
железобетонных конструкций. Однако использование пропитки бетона
является дорогостоящим, поэтому целесообразно применять данную
технологию при длительном сроке эксплуатации сооружений.
В этом случае более эффективны композиции проникающего действия.
Это как правило сухие смеси с широким диапазоном свойств, позволяющие
ремонтировать, восстанавливать и усилить эксплуатационные свойства
бетона и железобетона, а также придавать новые свойства, например,
теплоизоляционные, гидроизоляционные и т.д. [13, 14]. В результате
использования проникающих смесей «Виатрон», «Пенетрон», «Кальматрон»
и другие, также достигается повышение прочности и водонепроницаемости
цементного камня в результате дополнительного синтеза в системе цемент-
вода-химические добавки водостойких кристаллогидратов [7, 15].
Метод усиления конструкций углепластиками в настоящее время
является самым «бережным» методом ремонта и восстановления
строительных конструкций. Он позволяет производить реконструкцию
элементов в короткие сроки, является более экономичным, по сравнению с
традиционными, увеличивает срок службы конструкции. Особыми
преимуществами композиционных материалов, по сравнению с
традиционными способами, являются также легкость транспортировки и
изготовления усиливающих элементов необходимых размеров на месте
выполнения работ, возможность усиления поверхностей с различной
кривизной, непрерывность эксплуатации сооружения во время проведения
работ по усилению [16].
Чрезвычайно важной задачей является решение проблем, связанных с
биологическим разрушением железобетонных конструкций. Повреждение
строительных материалов, вызванные заселением и развитием бактерий,
грибов, актиномицетов могут представлять серьезную опасность как
непосредственно для железобетонных конструкций, так и для здоровья
людей [17, 18]. Для защиты железобетонных конструкций от
биоповреждений применяют пропитки, повышающие фунгицидные
свойства железобетонных конструкций [11, 19].
С недавнего времени интерес исследователей начал привлекать осадок
карбоната кальция микробиологического происхождения (ОККМП),
образующийся в результате метаболической деятельности в бетоне
некоторых специфических микроорганизмов и улучшающих общие
свойства бетона. Ранее проведенные исследования с участием аэробных
микроорганизмов (Bacillus asteurii и Pseudomonas aeruginosa) показали
значительное увеличение (около 18 %) прочности при сжатии цементного
раствора [20].

15
Образование ОККМП включает ряд сложных биохимических реакций
[21]. В процессе метаболизма некоторые штаммы бактерий вырабатывают
уреазу, которая ускоряет разложение мочевины с образованием CO и 2

2
2
аммиака, что приводит к повышению pH среды, в которой ионы Ca и СO 3

осаждаются в виде CaCO . Возможные биохимические реакции в среде,


3

вызывающие осаждение CaCO на поверхности клеток и образование


3

центров кристаллизации, можно в общем виде представить следующим


образом:
2 2
Ca + клетка  клетка- Ca . (1)
 2

Cl + HСO + NH3  NH Cl + СO .
3 4 3
(2)
2
2
клетка- Ca + СO  клетка- CaCO  .
3 3
(3)
Разработан инновационный метод восстановления поврежденных
конструкций на основе процесса селективного микробиологического
закупоривания, в котором метаболическая активность микроорганизмов
способствует осаждению карбоната кальция в виде кальцита [22]. В
качестве образованного микроорганизмами герметика CaCO проявляет 3

свой позитивный потенциал выборочно укреплять смоделированные


разломы и поверхностные трещины в гранитах и песчаниках [23, 24].
Таким образом, существует множество методов, с помощью которых
можно повысить долговечность и надежность железобетонных
конструкций. В каждом случае эти методы необходимо всесторонне
оценить, выяснить ограничения, влияющие на железобетонные
конструкции. Выбор того или иного метода определяется свойствами
проектируемой объекта.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Кущенко В.Н. Основные принципы обеспечения безопасности
строительных конструкций // Металлические конструкции. – 2009. – №2. –
С. 147–155.
2. Карпенко Н.И., Карпенко С.Н., Ярмаковский В.Н., Ерофеев В.Т. о
современных методах обеспечения долговечности железобетонных
конструкций //Academia. Архитектура и строительство. – 2015. – № 1. –
С. 93 – 102.
3. Гроздов В. Т. Реконструкция зданий и сооружений, техническое
обследование, испытание и усиление строительных конструкций:
учеб. пособие для вузов / В. Т. Гроздов, В. Н. Татаренко. – СПб: ВИТУ. –
2004. 114c.
4. Шилин А.А., Пшеничный В.А., Картузов Д.В. Внешнее
армирование железобетонных конструкций композиционными
материалами. – М.: Стройиздат, 2007. 184c.
5. Кондрашов Г.М. Долговечность бетонов и растворов

16
модифицированных латексом ВДВХМК-65 Е-ВДК // Успехи современного
естествознания. – 2007. – №10. – С. 88 – 90.
6. Пат. 2095386 Российская Федерация, МПК C 08 K, C 09 D, C 04 В,
B 32 B. Способ получения защитного покрытия. / А.В. Смирнов, О.Г.
Орлов, П.Н. Голипад, Ю.Н. Корякин; заявитель и патентообладатель:
Смирнов Александр Витальевич. – 92000566/04; заявл. 14.10.1992; опубл.
10.11.1997.
7. Пат. 2383695 Российская Федерация, МПК Е 04 С. Артатурный
каркас для железобетонных изделий. / Н. А. Ильин, П.Н. Славкин, А.П.
Шепелев; заявитель и патентообладатель: Государственное
образовательное учреждение высшего профессионального образования
"Самарский государственный архитектурно-строительный университет" –
2008127959/03; заявл. 08.07.2008; опубл. 10.03.2010.
8. Технология строительных процессов: Учебник для вузов / Под
ред. А.А.Афанасьева, Н.Н.Данилова, В.Д.Копылова и др. – М.: Высшая
школа, 2001. 464с.
9. Пат. 2460756 Российская Федерация, МПК C 08 K. Трудногорючая
полимерная композиция для производства изделий методом экструзии,
литья под давлением, прессованием / В.В. Новиков, И.В. Дубровский, Т.В.
Дорохина; заявитель и патентообладатель: Общество с ограниченной
ответственностью "Ул. Полимер Композит". – 2011109044/05; заявл.
10.03.2011; опубл. 10.09.2012.
10. Пат. 2137793 Российская Федерация, МПК C 09 D. Композиция для
термостойкого покрытия / В.С. Варакосов, Л.Г. Матвеев, Ю.Т. Ефимов,
Н.В. Брагина, В.Д. Немков, И.А. Желтухин, А.А. Железчикова; заявитель и
патентообладатель: Открытое акционерное общество "Химпром". –
97115362/04; заявл. 16.09.1997; опубл. 20.09.1999.
11. Пат. 2461533 Российская Федерация, МПК C 04 В. Композиция для
пропитки бетонных и железобетонных изделий. / В.Т. Ерофеев, А.В.
Дергунова, В.А. Спирин, Е.В. Завалишин, С.В. Казначеев, А.Д. Богатов;
заявитель и патентообладатель: Государственное образовательное
учреждение высшего профессионального образования "Мордовский
государственный университет им. Н.П. Огарева" – 2011116017/03,; заявл.
22.04.2011; опубл. 20.09.2012.
12. Баженов Ю.М. Бетонополимеры – М.: Стройиздат, 1983. 472c.
13. Erofeev V.T., Bogatov A.D., Bogatova S.N., Smirnov V.F., Rimshin
V.I., Kurbanov V.L. Вioresistant bulding composites on the basis of glass
wastes //Biosciences Biotechnology Research Asia. – 2015. – T. 12. – №1. – С.
661 – 669.
14. Erofeev V.T., Zavalishin E.V., Rimshin V.I., Kurbatov V.L., Moslakov
B.S. Frame Composites Based On Soluble Glass // Research Journal of
Pharmaceutical, Biological and Chemical Sciences. – 2016. – T. 7. – №3. –
С.2506 – 2517.
15. Прощин О.Ю., Яковлева Р.А., Костюк Т.А., Быков Р.А.,

17
Качоманова М.П., Кибина О.С. Многофункциональные материалы
«Виатрон» // Труды 6-ой Московской Международной конференции
/Теория и практика технологии производства изделий из композиционных
материалов и новых металлических сплавов (ТПКММ). – М.: Маска, 2009.
С.337 – 341.
16. Курлапов Д.В., Куваев А.С., Родионов А.В., Валеев Р.М. Усиление
железобетонных конструкций с применением полимерных композиций //
Инженерно-строительный журнал. – 2009. – №3. – С. 17 – 21.
17. Гусев Б.В., Ерофеев В.Т., Смирнов В.Ф., Дергунова А.В., Богатов
А.Д. Разработка способов повышения биостойкости строительных
материалов // Промышленное и гражданское строительство. – 2012. – № 4.
– С. 52–58.
18. Калашников В.И., Ерофеев В.Т., Мороз М.Н., Троянов И.Ю.,
Володин В.М., Суздальцев О.В. Наногидросиликатные технологии в
производстве бетонов // Строительные материалы. – 2014. – № 5. – С. 88 –
91.
19. Ерофеев В.Т., Дергунова А.В. Экономическая эффективность
повышения долговечности строительных конструкций
// Строительные материалы. – 2008. – № 2. – С. 88 – 89.
20. Ramachandran, S. K., Ramakrishnan, V., and Bang, S. S. (2001).
―Remediation of concrete using microorganisms.‖ American Concrete Institute
Materials J., 98, 3 – 9.
21. Stocks-Fischer, S., Galinat, J. K., and Bang, S. S. (1999).
―Microbiological precipitation of СаСОЗ.‖ Soil Biology and Biochemestry, 31,
1563 – 1571.
22. Gollapudi, U. K., Knutson, C. L., Bang, S. S., and Islam, M. R.
(1995).―A new method for controlling leaching through permeable cban -
nels.‖Chemosphere, 30,695 – 705.
23. Zhong, L., and Islam, M. R. (1995). ―A new microbial process and its
impact on fracture remediation.‖ 70thAnnual Technical Conference and
Exhibition of the Society of Petroleum Engineers. Oct 22-25, Dallas, Texas.
24. Achat, V., Mukhetjee, A., Basu, P. C., and Reddy, M. S. (2009a).
―Lactose mother liquor as an alternative nutrient source for microbial con crete
production by Sporosarcina pasteurii.‖ Journal of Industrial Microbiology and
Biotechnology, 36, 433 – 438.

Сведения об авторах:
1. Ерофеев Владимир Трофимович, Национальный исследовательский
Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарѐва, заведующий
кафедрой строительных материалов и технологий, доктор технических наук,
профессор, 430005 г. Саранск, ул. Большевистская, 68, fas-duild@adm.mrsu.ru
2. Аль Дулайми Салман Давуд Салман, Национальный исследовательский
Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарѐва, аспирант кафедры

18
строительных материалов и технологий, доктор технических наук, профессор,
430005 г. Саранск, ул. Большевистская, 68, fas-duild@adm.mrsu.ru
3. Мишуняева Ольга Александровна, Национальный исследовательский
Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарѐва, магистр кафедры
строительных материалов и технологий, доктор технических наук, профессор,
430005 г. Саранск, ул. Большевистская, 68, fas-duild@adm.mrsu.ru

УДК 691.421

А.Ю. Ионов, В.Д. Котляр


Донской государственный технический университет, г. Ростов-на-Дону,
Россия

ВЛИЯНИЕ РАСПОЛОЖЕНИЯ ПУСТОТ В КЕРАМИЧЕСКОМ


КИРПИЧЕ НА ЕГО ДОЛГОВЕЧНОСТЬ

Показано влияние расположения пустот в керамическом лицевом кирпиче


на его преждевременное разрушение. Дана модель диффузии водяного пара
через облицовочный слой сплошной кирпичной стены. Представлена
конструкция кирпича, имеющего рациональное расположение пустот.
На сегодняшний день проблема долговечности стен зданий и различных
сооружений является одной из наиболее актуальныхв реализации
национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России».
Естественно, что длительность эксплуатации зданий и сооружений во многом
зависит от долговечности применяемых при строительстве материалов, среди
которых основную долю занимает керамический кирпич. Данный материал
является универсальным, он сочетает в себе как хорошие эксплуатационные
свойства, так и высокие эстетические. Обычно для облицовки применяется
пустотелый керамический лицевой кирпич марки по прочности не менее М100
и по морозостойкости не менее F50 [1].
В большинстве случаев факторами, определяющими долговечность стен
зданий и конструкций, являются теплофизические свойства и морозостойкость
облицовочного материала [2]. Применение качественного лицевого кирпича
позволяет обеспечить безремонтный срок службы наружных стен не менее 80
лет, а во многих случаях и гораздо больше. Однако на некоторых зданиях
наблюдается разрушение пустотелого лицевого кирпича спустя 40-50 лет
эксплуатации. Причиной таких случаев чаще всего является нарушение правил
проектирования или возведения наружных стен.
Наружный слой стены, выполненный из различных материалов,
подвергается воздействию агрессивных сред, в том числе и отрицательных

19
температур. Климатические условия региона строительства определяют
количество перепадов температуры ниже 0 °C в облицовочном слое. Данная
специфика при определении марки по морозостойкости принятым методам не
учитывается. Также не принимается во внимание степень теплоизоляции
наружных стен и их конструкция.
Согласно исследованиям А. А. Ананьева преждевременное разрушение
лицевого керамического кирпича происходит, в том числе и от
иррационального расположения пустот в изделии из-за чего в ложковых и
тычковых рядах кладки создаются различные друг от друга температурно-
влажностные условия [3]. Со временем это приводит к разрушению некоторых
элементов фасадов зданий. В ложковых рядах обычно наблюдаются
наибольшие разрушения, в тоже время разрушение того же кирпича, но
находящегося в тычковых рядах, практически отсутствует. На основе этого
можно сделать предварительный вывод, что долговечность пустотелого
кирпича зависит от термического сопротивления воздушных пустот,
расположенных параллельно и перпендикулярно по отношению к направлению
теплового потока.
v

Рис. 1. Фрагмент фасада здания с разрушающимся лицевым кирпичом


Отличное друг от друга расположение пустот в тычковом и ложковом
направлениях в лицевом керамическом кирпиче образует в наружном слое стен
зоны с пониженными теплозащитными свойствами. Это усиливает диффузию
водяного пара к наружным ложковым рядам кладки. Происходящие в течение
года фазовые переходы влаги в таком лицевом слое стены: пар → иней →
вода → лѐд → вода приводят к преждевременному разрушению наружных
керамических стен из лицевого кирпича [4].
По данным практических испытаний теплопроводность семищелевого
кирпича в тычковом направлении составляет 0,35 – 0,40 Вт/(м·°С), в ложковом
– 0,6 Вт/(м·°С) [3]. Данное различие приводит к снижению термического
сопротивления лицевого наружного слоя ложковой кладки при равнозначной
толщине с тычковой. Пониженное сопротивление паропроницанию кирпича
ложковых рядов лицевого слоя, по сравнению с тычковыми, приводит к

20
повышению диффузии водяного пара и ухудшению температурно-
влажностного режима лицевого слоя кладки стены.
Опираясь на представленную модель диффузии водяного пара (рис. 2)
видно, что его движение через ложковые ряды существенно отличается от
проходящего через тычковые ряды [5]. В тычковых рядах кирпича
продвижению водяного пара к наружной поверхности стены препятствуют
четыре керамические диафрагмы и четыре воздушных прослойки. В таких
условиях количество водяного пара проходящего через четыре диафрагмы и
четыре воздушные прослойки постепенно уменьшается в результате потерь на
их увлажнение. И поэтому наружная керамическая диафрагма тычкового
кирпича увлажняется незначительно. В ложковых рядах кирпича водяной пар,
преодолев сопротивление одной растворной и одной керамической диафрагмы,
увлажнив воздух воздушной прослойки конденсируется на внутренней
поверхности наружной керамической диафрагмы, превращаясь в иней. При
потеплении иней переходит в жидкую влагу, которая заполняет поры и
трещины в наружной керамической диафрагме, увлажняя еѐ. При очередном
похолодании влага, находящаяся в порах и трещинах в жидкой фазе переходит
в твѐрдую фазу (лѐд), что приводит к еѐ увеличению в объѐме, а следовательно
разрушению крайней стенки пустотелого керамического кирпича.
Попеременное снижение и повышение температуры окружающей среды ниже и
выше нуля способствует интенсификации процессов разрушения.

Рис. 2. Модель диффузии водяного пара через облицовочный слой


сплошной кирпичной стены: 1– лицевой семищелевой керамический кирпич
тычкового ряда; 2 – то же, ложкового ряда; 3 – полнотелый керамический
кирпич

21
На основании выше изложенного можно считать целесообразным
размещение пустот таким образом, чтобы их коэффициенты теплопроводности
и паропроницаемости были одинаковыми в тычковом и ложковом
направлениях. Это позволит повысить морозостойкость кирпича и его
теплоэффективность, за счет чего изделие станет более долговечным. Что в
свою очередь снизит затраты на ремонт фасадов зданий, выполненных из
кирпича с обозначенным расположением пустот. Конструкция такого кирпича
представлена на рисунке 3.

Рис. 3. Конструкция лицевого керамического кирпича с рациональным


расположением пустот
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. ГОСТ 530-2012 «Кирпич и камень керамические. Общие технические
условия».
2. Баркаускас И.И., Станкявичус В.И. Прогнозирование долговечности
наружной облицовки // АВОК. – М., № 2. 1991.
3. Ананьев А.А. Козлов В.В., Дуденкова Г.Я. и др. Долговечность лицевого
керамического кирпича и камня в наружных стенах зданий // Строительные
материалы. М., № 2. 2007.
4. Лукьянов В.И. Нестационарный массоперенос в строительных
материалах и конструкциях при решении проблем повышения защитных
качеств ограждающих конструкций зданий с влажным и мокрым режимом.
Автореферат на соискание ученой степени доктора технических наук. – М.,
1993.
5. Гагарин В.Г. Теория состояния и переноса влаги в строительных
материалах и теплозащитные свойства ограждающих конструкций зданий.
Автореферат на соискание ученой степени доктора технических наук. – М.,
2000.

22
Сведения об авторах:
1. Ионов Анатолий Юрьевич, Донской государственный технический
университет, магистр, г. Ростов-на-Дону, пл. Гагарина 1, ionov–t23@mail.ru.
2. Котляр Владимир Дмитриевич, Донской государственный технический
университет, зав. кафедрой «Строительные материалы», доктор технических
наук, профессор, г. Ростов-на-Дону, пл. Гагарина 1, diatomit_kvd@mail.ru.

УДК 691.542:66.022.32:620.193.81

С. Н. Карпушин
Национальный Исследовательский Мордовский Государственный
Университет имени Н. П. Огарева, г. Саранск, Россия

ИССЛЕДОВАНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ МАССОСОДЕРЖАНИЯ


БИОЦИДНЫХ ЦЕМЕНТНЫХ КОМПОЗИТОВ С АКТИВНОЙ
МИНЕРАЛЬНОЙ ДОБАВКОЙ В УСЛОВИЯХ ВОЗДЕЙСТВИЯ
МОДЕЛЬНОЙ СРЕДЫ МИЦЕЛИАЛЬНЫХ ГРИБОВ

Приведены результаты сравнительных исследований изменения


массосодержания цементных композитов, изготовленных с применением
портландцемента общего назначения и цементов с биоцидными свойствами.
Исследования выполняли на основе математических методов планирования
эксперимента. В качестве матрицы планирования использовали план Коно,
состоящий из 13 опытов. Реализация матрицы планирования позволила
получить уравнения регрессии, по которым построены графики. Установлены
зависимости изменения массосодержания исследуемых составов после
испытания в модельной среде мицелиальных грибов.

Стойкость цементных композитов к биокоррозии зависит от состава


компонентов, содержащихся в составе материала, а также степени воздействия
агрессивной среды. В этой связи важным является проведение исследований по
установлению зависимостей изменения показателей массосордержания
цементных композитов от воздействия мицелиальных грибов. Известно, что
среду мицелиальных грибов можно моделировать водным раствором кислот и
перекиси водорода [2], поэтому проведены исследования по установлению
влияния вида наполнителя и состава агрессивной среды, моделирующей
воздействие мицелиальных грибов, на изменение массосодержания цементных
композитов.
В условиях воздействия агрессивных сред предлагается применение
различных коррозиоустойчивых материалов [2]. В то же время поиск новых
композиционных материалов с комплексом улучшенных показателей

23
интенсивно продолжается. К таким материалам в большей мере относятся
биоцидные композиты на цементных вяжущих [1]. Однако вероятность
биологических повреждений строительных композиционных материалов на
основе цементных вяжущих остается достаточно высокой. С учетом
вышесказанного, изучение изменения массосодержания таких композиционных
материалов в модельных средах мицелиальных грибов представляет интерес.
Для получения цементов с активной минеральной добавкой использовался
метод совместного помола цементного клинкера, двуводного гипса (Порецкое
месторождение), минеральной добавки и биоцидной добавки (Na2SO4). В
работе использовалcя портландцементный клинкер производства ОАО
«Мордовцемент» (Россия, п. Чамзинка). В качестве наполнителя применялась
зола-уноса Красноярской ТЭЦ-3 с удельной поверхностью 2600-2800 см2/г.
В качестве предполагаемых агентов химической коррозии, вызванной
воздействием мицелиальных грибов, в эксперименте были использованы
комбинации лимонной и щавелевой кислот и перекиси водорода с
концентрацией до 5 %. Образцы в средах были выдержаны в течение 40 сут.
Исследования проведены с применением методов математического
планирования эксперимента. В качестве матрицы планирования использовали
план Коно, состоящий из 13 опытов. Варьируемыми факторами служили: Х1 –
концентрация лимонной кислоты; Х2 – концентрация щавелевой кислоты; Х3 –
концентрация перекиси водорода. Матрица планирования, рабочая матрица и
результаты эксперимента приведены в таблице 1.
Таблица 1. Матрица планирования, рабочая матрица модельной среды
и зависимость изменения массосодержания от состава композита
Матр
ица Изменение
плани Рабочая матрица массосодержания,
рован ∆G, %
ия
щавелевая кислота,

перекись водорода,


лимонная кислота,

портландцемент с
портландцемент

портландцемент

опыта
Биоцидный

Биоцидный

золой-унос
Рядовой

Х1 Х2 Х3
%

1 0 +1 +1 2,5 5 5 1,13 3,09 2,89


2 +1 0 +1 5 2,5 5 0,68 1,17 0,69
3 –1 0 +1 0 2,5 5 0,90 1,08 0,15
4 0 –1 +1 2,5 0 5 1,22 0,30 1,30
5 +1 +1 0 5 5 2,5 0,14 0,14 1,56

24
6 –1 +1 0 0 5 2,5 0,11 0,31 0,26
7 0 0 0 2,5 2,5 2,5 1,05 0,22 0,22
8 +1 –1 0 5 0 2,5 2,04 1,56 0,78
9 –1 –1 0 0 0 2,5 0,20 0,26 0,29
10 0 +1 –1 2,5 5 0 0,16 0,36 0,27
11 +1 0 –1 5 2,5 0 0,29 0,13 0,03
12 –1 0 –1 0 2,5 0 0,46 0,14 0,06
13 0 –1 –1 2,5 0 0 1,73 0,62 0,12
После проведения статистической обработки результатов эксперимента
получены уравнения регрессии, связывающие зависимости изменения
массосодержания цементных композитов от состава модельной среды.

Таблица 2. Значения коэффициентов математических моделей изменения


массосодержания цементных композитов на различных цементах от времени
выдерживания модельной среде мицелиальных грибов
Значения коэффициентов
экспозиции,
Длительнос

Вид
вяжущего
b11

b22

b33

b12

b13

b23
b0

b1

b2

b3
сут
ть

Рядовой
-0,456

-0,453

-0,453

-0,012

-0,015
0,185

0,161

0,025

0,370
1,050

портландц
емент

Биоцидны
-0,058

-0,368
0,151

0,145

0,549

0,025

0,405

0,762

0,467
й 40
0,22

портландц
емент
Биоцидны
й
-0,205
0,220

0,288

0,311

0,569

0,203

0,142

0,708

0,360

0,217

портландц
емент с
золой-унос

Графические зависимости изменения массосодержания цементных


композитов от состава модельной среды после 40 суток приведены на рисунках
1–3.

25
а б в
Рис. 1. Изменение массосодержания цементных композитов (100 мас. ч.клинкера, 8,6
мас. ч. CaSO4-2H2O), в зависимости от состава модельной среды на основе перекиси
водорода, лимонной и щавелевой кислот: а– модель при 5% концентрации перекиси
водорода (Х3 =+1); б– то же, 2,5% (Х3 = 0); в– то же, 0 % (Х3 = – 1); Х1– концентрация
лимонной кислоты (0–5%); Х2– концентрация щавелевой кислоты (0–5%)

а б в
Рис. 2. Изменение массосодержания цементных композитов (100 мас. ч.клинкера, 8,6
мас. ч. CaSO4-2H2O, 3,5 мас. ч. Na2SO4), в зависимости от состава модельной среды на
основе перекиси водорода, лимонной и щавелевой кислот: а– модель при 5% концентрации
перекиси водорода (Х3 =+1); б– то же, 2,5% (Х3 = 0); в– то же, 0 % (Х3 = – 1); Х1–
концентрация лимонной кислоты (0–5%); Х2– концентрация щавелевой кислоты (0–5%)

а б в
Рис. 3. Изменение массосодержания цементных композитов (100 мас. ч.клинкера, 8,6
мас. ч. CaSO4-2H2O, 3,5 мас. ч. Na2SO4, 20 мас. ч. золы-уноса), в зависимости от состава
модельной среды на основе перекиси водорода, лимонной и щавелевой кислот: а– модель
при 5% концентрации перекиси водорода (Х3 =+1); б– то же, 2,5% (Х3 = 0); в– то же, 0 % (Х3
= – 1); Х1– концентрация лимонной кислоты (0–5%); Х2– концентрация щавелевой кислоты
(0–5%)

26
Согласно проведенным исследованиям, изменение массосодержания
цементных композитов состава 100 мас. ч. клинкера, 8,6 мас. ч. CaSO4-2H2O в
продуктах метаболизма мицелиальных грибов после 40 суток выдерживания
происходит в пределах от 0,11 до 2,04 %. Изменение массосодержания
цементных композитов состава 100 мас. ч. клинкера, 8,6 мас. ч. CaSO4-2H2O,
3,5 мас. ч. Na2SO4 происходит от 0,13 до 3,09% , а при применении композитов
состава 100 мас. ч. клинкера, 8,6 мас. ч. CaSO4-2H2O, 3,5 мас. ч. Na2SO4, 20
мас. ч. золы-уноса наблюдается изменение показателя массы от 0,03 до 2,89%.
Следует отметить, что для составов, у которых отмечено максимальное
изменение массосодержания, характерно уменьшение коэффициентов
стойкости при сжатии. Например, при исследовании композитов состава 100
мас. ч. клинкера; 8,6 мас. ч. CaSO4∙2H2O; 3,5 мас. ч. Na2SO4; 20 мас. ч. золы-
уноса, можно отметить, что в среде № 13 изменению массосодержания
образцов, равному 3,08 %, соответствуют коэффициенты стойкости при сжатии
– 0,571, а при эксплуатации образцов состава 100 мас. ч. клинкера, 8,6 мас. ч.
CaSO4∙2H2O в среде № 10, изменению массосодержания 2,65 % соответствует
коэффициент стойкости при сжатии, равный 0,906.
Таким образом, методами математического планирования эксперимента
изучено влияние вида наполнителя и состава модельной агрессивной среды на
основе лимонной и щавелевой кислот и перекиси водорода на изменение
массосодержания цементных композитов. Установлены оптимальные составы
цементов, использование которых приводит к повышению стойкости
композитов к воздействию агрессивных сред, моделирующих продукты
жизнедеятельности микроорганизмов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Родин А.И. Повышение биостокости цементных композитов с помощью
препарата «Ультрадез-Био» / Родин А.И., Карпушин С.Н., Боциев Б.В.,
Балатханова Э.М., Смирнов В.Ф., Ерофеев В.Т. // Фундаментальные
исследования. – 2014. – № 9. – С. 1946 – 1950.
2. Ерофеев В.Т. и др. Микробиологическое разрушение материалов. //
Учебное пособие для студентов, обучающихся по направлению 270100
«Строительство» под общ. ред. В.Т. Ерофеева и В.Ф. Смирнова. Москва, 2008.
3.Карпушин С.Н. Получение биоцидных цементных композитов с активной
минеральной добавкой// Материалы четырнадцатой международной научно-
технической конференции. – Саранск. Изд-во «Федеральное государственное
бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального
образования "Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарѐва"».–
2015. – С. 57 – 59.
4. Ерофеев В.Т. Получение и физико-механические свойства цементных
композитов с применением наполнителей и воды затворения месторождений
Чеченской республики / Ерофеев В.Т., Баженов Ю.М., Балатханова Э.М.,
Митина Е.А., Емельянов Д.В., Родин А.И., Карпушин С.Н. // Вестник МГСУ. –
2014. – № 12. – С. 141 – 151.

27
5.Ерофеев В. Т. Стойкость цементных композитов на биоцидном
портландцементе с активной минеральной добавкой в условиях воздействия
модельной среды бактерий / Ерофеев В. Т., Калашников В. И., Смирнов В. Ф.,
Карпушин С. Н., Родин А. И., Красноглазов А. М., Челмакин А. Ю. //
Промышленное и гражданское строительство. – 2016. – № 1. – С. 11 – 17.

Сведения об авторе:
Карпушин Сергей Николаевич, Национальный Исследовательский
Мордовский Государственный Университет им. Н. П. Огарева, инженер, г.
Саранск, Проспект 70 лет Октября, д. 84, кв. 82. karpushin1990snk@mail.ru

УДК 699.8
В.М. Латыпов, Т.В. Латыпова, Е.В. Луцык, Г.К. Дербинян
Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа,
Россия

О МОДЕЛИРОВАНИИ ПРОЦЕССОВ КОРРОЗИИ БЕТОНА


Как обеспечить соответствие фактической долговечности конструкций
проектному сроку эксплуатации? Путем соблюдения условий эксплуатации и
соответствия изготовленной конструкции проекту. Однако, при разработке
раздела проекта железобетонной конструкции, связанного с обеспечением ее
долговечности, современный проектировщик каких-либо расчетов (даже
простейших) не выполняет, а пользуется лишь таблицами. В принципе,
эффективно можно проектировать и по таблицам, если таблицы отражают
закономерность, выраженную математической зависимостью. Однако,
практически все таблицы нормативов по коррозии бетона отражают лишь
«точечные» результаты масштабных экспериментов по коррозии бетона и
железобетона, проведенных в нашей стране и за рубежом во второй половине
XX и начале XXI века. Но с 60-х годов XX века и по настоящее время
математические описания коррозионных процессов в бетоне и железобетоне
уже вполне «созрели» для того, чтобы стать новой основой таблиц
нормативов по коррозии. И тем самым «сгладить» имеющиеся в них локальные
неоднородности.

В условиях воздействия агрессивных сред снижение несущей способности


бетонных и железобетонных конструкций происходит, как правило, не от
механических нагрузок, а вследствие повреждений бетона и арматуры,
вызванных нагрузками коррозионными. Задачей исследований в области
долговечности бетона и железобетона является, в конечном счете, определение

28
скорости деструктивных процессов в бетоне и железобетоне и сопоставление ее
с допускаемой [1].

Пошаговый алгоритм
проектирования долговечности
бетона и железобетона[3]

29
Инженерная формула, положенная в основу нормирования коррозии стали
имеет весьма простой вид ( , где n=1, а k-средняя скорость
равномерной коррозии), и этому есть простое объяснение: продукты коррозии
стали (ржавчина) в отличие от оксидов многих металлов имеют весьма низкую
прочность и не оказывают диффузионного сопротивления прониканию
агрессивной среды. При коррозии бетона ситуация принципиально отличается
от коррозии металла: корродированный слой бетона, как правило, не удаляется
с поверхности конструкции, а, претерпев некоторые изменения (снижение
прочности, изменение пористости, а следовательно - проницаемости)
сохраняется на поверхности бетона, оказывая при этом заметное диффузионное
сопротивление проникновению агрессивной среды вглубь бетона.
Лучшим на наш взгляд «инструментом» для создания математических
моделей коррозии бетона является разработанный в 60…90-х гг. XX века
профессором А.Ф.Полаком подход, основанный на физико-химической
сущности коррозионных процессов [2]. Решение дифференциальных
уравнений коррозии бетона, описываемых первым и вторым законами
диффузии Фика, с допущениями, всегда приводит к закону «корня квадратного
от времени» (т.е. n=2). Однако, решение этих уравнений в строгой постановке,
с применением современных программных комплексов, позволило в последние
годы получить уравнение «корня кубического от времени» (n=3) [3]. При
обработке экспериментальных данных по карбонизации высокопрочного
бетона установлено, что n→∞. При сильной агрессивности среды (например,
при воздействии концентрированной кислоты) корродированный слой всегда
разрушается (т.е. n=1), а в «саморазрушающихся» бетонах (щелочная коррозия)
возможно даже не замедление, а ускорение процесса коррозии во времени (т.е.
n<1). Таким образом, очевидно, что уравнение L=L(t) для бетона может быть
разным - в зависимости от механизма (вида) коррозии бетона. Имеющиеся в
настоящее время математические описания коррозионных процессов в бетоне и
железобетоне уже вполне «созрели» для того, чтобы стать новой основой
таблиц нормативов по коррозии. И тем самым «сгладить» имеющиеся в них
локальные неоднородности (рис.) [3].
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Латыпов В.М., Латыпова Т.В., Луцык Е.В., Федоров П.А. Долговечность
бетона и железобетона в природных агрессивных средах: монография: 2-ое
изд., перераб. и доп. – Уфа. РИЦ УГНТУ. 2014. 288 с.
2. Полак А.Ф. Моделирование коррозии железобетона и прогнозирование
его долговечности / А.Ф. Полак // Итоги науки и т ехники. Коррозия и защита
от коррозии; Т. XI. – М.: ВИНИТИ. – 1986. – С. 136 –180.
3. Анваров, А.Р. Разработка методов обеспечения долговечности
железобетона при воздействии углекислого газа воздуха: автореф. дис. … канд.
техн. наук. – Уфа, УГНТУ. 2007. 22 с.

30
Сведения об авторах:
1. Латыпов Валерий Марказович, Уфимский государственный нефтяной
технический университет, доктор технических наук, профессор, 450080 г. Уфа,
ул. Менделеева, 195, stexpert@mail.ru
2. Латыпова Татьяна Владимировна, Уфимский государственный нефтяной
технический университет, кандидат технических наук, доцент, 450080 г. Уфа,
ул. Менделеева, 195, stexpert@mail.ru
3. Луцык Екатерина Валерьевна, Уфимский государственный нефтяной
технический университет, доцент, 450080 г. Уфа, ул. Менделеева, 195,
3505040@gmail.com
4. Дербинян Георгий Каренович, Уфимский государственный нефтяной
технический университет, аспирант, 450080 г. Уфа, ул. Менделеева, 195,
derbinyan@mail.ru

УДК 691.327:666.973

С.Н. Леонович, Н.Л. Полейко


Белорусский национальный технический университет, г. Минск,
Республика Беларусь

ПОРИСТОСТЬ И МОРОЗОСТОЙКОСТЬ БЕТОНА


ЗАЩИЩЕННОГО ЦЕМЕНТНЫМ СОСТАВОМ ПРОНИКАЮЩЕГО
ДЕЙСТВИЯ «КАЛЬМАТРОН»

В данной работе приводятся результаты исследований бетона


строительных конструкций защищенных цементным составом проникающего
действия «Кальматрон». Подтверждены предпосылки о том, что со временем
в результате химических реакций происходили кольматация капиллярных пор,
снижается водопроницаемость бетона, увеличивается водонепроницаемость,
морозостойкость, прочность, а также адгезионная способность состава
«Кальматрон» к бетонной поверхности.
Установлено, что область контакта состава «Кальматрон» с бетоном
монолитна. В слое бетона до глубины 2 мм от поверхности поры частично
растворимой части состава «Кальматрон» прослеживается до глубины 45 мм
от поверхности. Промышленное применение состава «Кальматрон»
осуществлено на ряде объектов.

Учитывая тенденцию последних лет использования в промышленности


строительных материалов отходов производства, применения для изготовления

31
бетонных и железобетонных конструкций вяжущих с пониженным
содержанием клинкерного фонда, необходимо решать вопросы долговечности
этих конструкций даже при эксплуатации в нормальных атмосферных условиях
[1].
Водонепроницаемость – одна из основных технических характеристик,
определяющих эксплуатационность и долговечность бетонных конструкций.
Проницаемость бетона в значительной степени зависит от состава бетонной
смеси, качества уплотнения, ухода за бетоном, степени гидратации цемента и
условий эксплуатации конструкций. Особо остро стоит вопрос о
восстановлении водонепроницаемости бетона в условиях эксплуатации, при
которых выявлены признаки разрушения бетона.
Технологический процесс изготовления конструкций, режима
тепловлажностной обработки бетона сопряжены с большой вероятностью
образования температурных, усадочных и силовых трещин, наличием зон
контакта свежеуложенной бетонной смеси и затвердевшего бетона, наличием
водных пленок под арматурой и крупным наполнителем.
Постоянная миграция влаги в массиве бетона за счет капиллярного
подсоса, испарения, перепада температур на различных поверхностях являются
определяющим фактором процесса разрушения цементного камня.
Установлено, что от параметра проницаемости в значительной степени
зависит и морозостойкость, косвенно характеризующая долговечность бетона
конструкций. Снижение проницаемости бетонных конструкций достигается
различными способами, но наиболее эффективным и радикальным, по нашему
мнению, является кольматация пор и капилляров бетона [2, 3, 4].
Состав цементный проникающего действия «Кальматрон» представляет
собой сухую смесь: вяжущего – цемента, фракционированного песка и
специальных химических добавок и изготавливается по СТБ 1543-2005 «Смеси
сухие гидроизоляционные. Технические условия».
Состав «Кальматрон» предназначен для защиты капиллярно-пористых
строительных материалов (тяжелых, легких, мелкозернистых и ячеистых
бетонов и кирпича) от климатических и техногенных видов коррозии для
гидроизоляции строительных конструкций, сооружений, емкостей. Основные
показатели состава «Кальматрон» приведены в таблице 1.
Для проведения испытаний состава «Кальматрон» в качестве защитного
покрытия на бетоне были изготовлены контрольные образцы, а также образцы
бетона, предназначенные для нанесения материала. В качестве вяжущего
применялся портландцемент ОАО «Красносельскстройматериалы» ПЦ-400-
Д0»; в качестве мелкого заполнителя применялся кварцевый песок карьера
«Крапужино», крупного заполнителя – гранитный щебень фракции 5…20 мм
Микашевичского карьера. Расход материалов на 1 м3 бетона: цемент – 320 кг;
песок – 630 кг; щебень – 1120 кг; вода – 175 л.
После изготовления бетонные образцы были выдержаны в камере
нормально-влажностного твердения в течение 28 суток, затем покрыты
составом «Кальматрон».

32
Таблица 1. Физико-механические показатели состава «Кальматрон»
Наименование показателя Нормативное значение
1 2
Внешний вид Серый порошок с серыми включениями
Влажность, % не более 2,5
Сроки схватывания, мин
– начало, не менее 30
– окончание, не более 180
Прочность при сжатии, МПа не менее М 25
Марка по морозостойкости, не менее F 300
Марка по водонепроницаемости, не менее W 10
Коррозионное состояние стальной арматуры Устойчиво-пассивное
Удельная поверхность, см2/г 2874

Для проведения испытаний состава «Кальматрон» в качестве защитного


покрытия на бетоне были изготовлены контрольные образцы, а также образцы
бетона, предназначенные для нанесения материала. В качестве вяжущего
применялся портландцемент ОАО «Красносельскстройматериалы» ПЦ-400-
Д0»; в качестве мелкого заполнителя применялся кварцевый песок карьера
«Крапужино», крупного заполнителя – гранитный щебень фракции 5…20 мм
Микашевичского карьера. Расход материалов на 1 м3 бетона: цемент – 320 кг;
песок – 630 кг; щебень – 1120 кг; вода – 175 л.
После изготовления бетонные образцы были выдержаны в камере
нормально-влажностного твердения в течение 28 суток, затем покрыты
составом «Кальматрон».
Приготовление рабочего состава на основе сухой смеси «Кальматрон» и
нанесение покрытия на образцы осуществляли согласно технологической карты
ТК 111.03.07-2004. Для приготовления рабочего состава сухую смесь затворяли
водой в количестве 240…250 мл на 1 кг материала.
Все бетонные образцы перед нанесением состава «Кальматрон»
насыщались водой. Нанесение состава «Кальматрон» на бетонные поверхности
образцов осуществлялось с помощью шпателя за один проход. Толщина
нанесенного защитного слоя покрытия составляла 3…5 мм. Образцы с
нанесенным покрытием выдерживали до испытаний в камере нормально-
влажностного твердения.
Определение водонепроницаемости бетонных образцов-цилиндров с
покрытием на основе состава «Кальматрон» и бетонных образцов без защиты
проводили в соответствии с требованиями ГОСТ 12730.5-84 «Бетоны. Методы
определения водонепроницаемости». Перед проведением испытаний образцы с
нанесенным составом «Кальматрон» погружали рабочими поверхностями в
емкость с водой на глубину 5 мм (толщина гидроизолирующего слоя состава
«Кальматрон») и выдерживали в течение 72 часов. Давление поднимали
ступенями по 0,2 МПа, начиная с 0,2 до 1,2 МПа, и выдерживали на каждой
33
ступени в течение 6 часов. Испытания продолжали до появления мокрого пятна
на верхней торцевой поверхности. Водонепроницаемость серии образцов
оценивали максимальным давлением воды, при котором на четырех из шести
образцов не наблюдается признаков фильтрации воды.
Для бетонных образцов с покрытием на основе состава «Кальматрон»
испытания проводили при прямом (со стороны покрытия) и обратном (со
стороны торца образца, необработанного покрытием) давлении воды.
Результаты испытаний на водонепроницаемость представлены в таблице 2.

Таблица 2. Результаты испытаний на водонепроницаемость


Маркировка Вид материала Направление Результат по серии
образцов давления образцов
Серия 1а Бетон с покрытием Прямое W 10
«Кальматрон»
Серия 1б Бетон с покрытием Обратное W6
«Кальматрон»
Серия 2 Контрольные образцы Прямое W2
бетона

В соответствии с результатами испытаний, покрытие на основе состава


«Кальматрон» повышает марку по водонепроницаемости бетона при прямом
давлении воды – на четыре ступени, при обратном – на две ступени.
Определение морозостойкости бетонных образцов с покрытием составом
«Кальматрон» и без покрытия проводили в соответствии с требованиями ГОСТ
10060.2-95 «Бетоны. Методы определения морозостойкости». Морозостойкость
определяли по ускоренному методу при многократном переменном
замораживании – оттаивании в пятипроцентном растворе хлорида натрия при
температуре минус 505С. Оттаивание образцов происходило при температуре
182С. Оценку состояния образцов с покрытием производили по изменению
внешнего вида и прочности.
Морозостойкость образцов оценивали числом циклов замораживания –
оттаивания, при котором не наблюдалось снижения прочности бетона
контрольного и обработанного составом «Кальматрон» более, чем на 5% от
исходной величины. Контрольные образцы бетона после 12 циклов
практически полностью разрушились.
Результаты испытаний на морозостойкость показали, что образцы бетона с
покрытием на основе состава «Кальматрон» выдержали 8 циклов
замораживания – оттаивания, бетон без защиты – 5 циклов, что соответствует
марке по морозостойкости F 300 и F 200 соответственно.
Определение прочности сцепления покрытия «Кальматрон» с бетоном
проводили в соответствии с ГОСТ 28574-90 «Защита от коррозии в
строительстве. Конструкции бетонные и железобетонные. Методы испытаний
адгезии защитных покрытий». Для определения количественной величины
адгезии материалов к основанию использовали метод нормального отрыва,
34
заключающийся в изменении силы отрыва покрытия от защищаемой
поверхности при помощи приклеенного к покрытию металлического штампа и
динамометра.
Результаты определения адгезии покрытия «Кальматрон» к бетону
показали, что покрытие обладает высокими адгезионными свойствами.
Величина адгезии составляет 3,3 МПа.
Определение прочности на сжатие проводили на контрольных образцах из
бетона и бетонных образцах, обработанных составом «Кальматрон», в
соответствии с ГОСТ 10180-90 «Бетоны. Методы определения прочности по
контрольным образцам». Установлено, что повышение прочности при сжатии
бетонных образцов, обработанных составом «Кальматрон», по сравненю с
контрольными образцами бетона без защиты составляет около 7%.
Определение глубины проникновения состава «Кальматрон» в бетон
проводили на образцах, одна из граней которых была обработана составом
«Кальматрон». Для решения поставленной задачи проводился
морфологический анализ с использованием оптической и электронной
микроскопии.
Визуальный анализ срезов показал, что в обоих представленных образцах
под поверхностью нанесенного слоя «Кальматрон» наблюдается область,
отличающаяся более темным цветом (т.е. имеющая статистически более
низкую отражательную способность примерно на 25%). Область
распространяется на глубину до 45 мм.
Морфологический анализ слоя «Кальматрон» показал, что он имеет
микропористую структуру. Граница между слоем «Кальматрон» и бетона
отсутствует, и различить их можно только по виду заполнителя.
Основная пористость распределена в интервале 1050 мкм с центром
распределения 15 мкм, относительная пористость 9,8%.
Анализ структуры бетона показывает, что он является крупнопористым
объектом с равномерно распределенными фильтрационными и диффузионными
каналами. Бетон имеет развитую структуру пор воздухововлечения размером от
10 мкм до 1,5 мм, с преобладанием мелкопористой структуры с центром
распределения 50 мкм. Поры обособленные. Пористость бетона – 12,4%.
Для анализа распространения кальматирующего вещества проводилось
электронно-микроскопическое исследование скола. Анализ показал, что до
глубины 1,5…2 мм под поверхностью состава «Кальматрон» обнаруживаются
заполненные фильтрующимся веществом поры, с увеличением глубины от
обработанной поверхности число заполненных пор уменьшается, и на глубине
около 4 мм их количество не превышает 1% общего числа пор.
Взаимодействие состава «Кальматрон» с бетоном происходит поэтапно.
При затворении водой состава «Кальматрон» образуются гидраты клинкерных
минералов и водный раствор.
Таким образом, установлено, что область контакта состава «Кальматрон» с
бетоном (толщиной до 0,5 мм) монолитна, в слое бетона до глубины 2 мм от
поверхности поры частично заполнены фильтрующимся веществом, а зона
35
влияния проникновения растворимой части состава «Кальматрон»
прослеживается до глубины 45 мм от поверхности.
Выводы
Покрытие на основе состава «Кальматрон» обладает высокими
адгезионными свойствами к бетонной поверхности (3,3 МПа). Нанесение
покрытия на основе состава «Кальматрон» на бетон позволяет увеличить марку
бетона по водонепроницаемости на 4 ступени (с W 2 до W 10) при прямом
давлении воды, на 2 ступени при обратном давлении, повысить
морозостойкость бетона с 200 до 300 циклов, и прочность бетона – на 7%.
Результаты физико-химических исследований показали, что область
контакта состава «Кальматрон» с бетоном монолитна, в слое бетона до глубины
2 мм от поверхности поры заполнены фильтрующимся веществом, а зона
влияния проникновения растворимой части состава «Кальматрон»
прослеживается до глубины 45 мм от поверхности. Промышленное применение
кольматирующих составов проведено на ряде объектов Республики Беларусь.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Розенталь Н.К., Степанова В.Ф., Чехний Г.В. Защитные материалы
проникающего действия для повышения долговечности конструкций /
«Долговечность строительных конструкций. Теория и практика защиты от
коррозии». – М.: Центр экономики и маркетинга. 2002. – С. 75 – 79.
2. Герчин Д.В. Особенности применения защитного состава «Кальматрон»
для повышения долговечности бетонов зданий и сооружений / Материалы
Международной конференции «Проблемы долговечности зданийи сооружений
в современном строительстве». – СПб.: РНФ «Роза мира». – 2007. – С. 338 –
343.
3. Полейко Н.Л., Осос Р.Ф., Полейко Д.Н., Журавский С.В. Повышение
долговечности бетона с применением состава «Кальматрон» / Материалы
Международной конференции «Проблемы долговечности зданийи сооружений
в современном строительстве». – СПб.: РНФ «Роза мира». – 2007. – С. 377 –
383.
4. Полейко Н.Л., Осос Р.Ф., Полейко Д.Н. Гидроизоляционный материал
«Кальматрон» – перспективы применения / Архитектура и строительство. –
2005. – №5. – С. 94 – 97.

Сведения об авторах:
1. Леонович Сергей Николаевич, Белорусский национальный технический
университет. доктор технических наук, профессор кафедры «Технология
строительного производства», 220013, Минск, пр-т Независимости, 65,
leonovichsn@tut.by
2. Полейко Николай Леонидович, Белорусский национальный технический
университет, кандидат технических наук, доцент кафедры «Технология
строительного производства», 220013, Минск, пр-т Независимости, 65,
pdn1309@gmail.com

36
УДК 691.168

М.А. Ликомаскина
Национальный исследовательский Мордовский государственный
университет им. Н.П. Огарѐва, г. Саранск, Россия

ИССЛЕДОВАНИЕ БИОЛОГИЧЕСКОЙ СТОЙКОСТИ ПЕСЧАНЫХ


АСФАЛЬТОБЕТОНОВ

В статье представлены исследования биологической стойкости песчаных


асфальтобетонов, изготовленных с применением материалов, используемых
подрядными организациями дорожной отрасли Республики Мордовия.
Показаны физико-механические свойства асфальтобетонных составов.
Выявлено, что песчаные асфальтобетоны подвержены микробиологическому
разрушению. Установлено, что введение в состав асфальтобетонной смеси
полимерно-битумного вяжущего приводит к повышению биологической
стойкости материала.

Благодаря своей достаточно высокой стойкости и экономичности


битумные материалы широко применяют в качестве покрытий
антикоррозионной защиты железобетонных конструкций, стальных труб и др.,
а также в качестве гидроизоляционного материала в гражданском,
промышленном и дорожном строительстве при изготовлении асфальтобетонов
и т.д. Во время эксплуатации асфальтобетонные покрытия подвергаются
воздействию не только транспортной нагрузки, но и атмосферных факторов,
химических и биологических агрессивных сред, к последним в большей
степени относятся микроорганизмы. Причем воздействие различных факторов
среды на старение асфальтобетонов способствует развитию
микробиологических процессов, вызывающих усиление повреждения этих
материалов [1,2].
Необходимо отметить, что вопросу изучения биостойкости строительных
материалов на основе органических вяжущих веществ – битума,
асфальтобетона, мастик, эмульсий, до настоящего времени не уделяется
достаточное внимание, несмотря на то, что биоразрушение конструкций,
гидроизоляционных материалов на основе органических вяжущих в
современных условиях становится все более распространенным явлением,
поэтому эта тема требует более детального изучения и проработки [3,4].
В данной статье проведены исследования устойчивости составов
асфальтобетона при воздействии на них различных микроорганизмов.
На начальном этапе главной задачей было получение рациональных
составов асфальтобетонов с применением материалов, используемых
подрядными организациями дорожной отрасли Республики Мордовия при

37
изготовлении асфальтобетонов. Для выполнения поставленной задачи были
изготовлены и испытаны асфальтобетонные образцы из составов, приведенных
в таблице 1. Различное содержание нефтяного битума было назначено для
определения влияния структуры асфальтобетона на изменение его свойств в
процессе биодеструкции.

Таблица 1. Содержание компонентов в асфальтобетонных смесях


Содержание составляющих компонентов в составах, масс, %

БНД 60/90,сверх 100%


Природный песок

ПБВ, сверх 100%


Отсев дробления

Минеральный

Стеклобой
порошок
№№ составов

Мука
Состав №1 87 - 13 - - 12 -
Состав №2 87 - 13 - - 8 -
Состав №3 60 34 6 - - 10 -
Состав №4 60 34 6 - - 6 -
Состав №5 25 69 6 - - 6 -
Состав №6 25 69 6 - - 10 -
Состав №7 87 - - 13 - 8 -
Состав №8 87 - - 13 - 12 -
Состав №9 87 - 13 - - - 8
Состав №10 87 - 13 - - - 12
Состав №11 60 34 6 - - - 10
Состав №12 60 34 6 - - - 6
Состав №13 25 69 6 - - - 6
Состав №14 25 69 6 - - - 10
Состав №15 87 - - - 13 8 -
Состав №16 87 - - - 13 12 -
Состав №17 60 34 - - 6 10 -
Состав №18 60 34 - - 6 6 -
Состав №19 25 69 - - 6 6 -
Состав №20 25 69 - - 6 10 -

Свойства битумных композитов приведены в таблице 2.


Для определения биологической стойкости указанных асфальтовых составов
были сформированы образцы - балочки размером 1,0х1,0х3,0 см в специально
изготовленных формах [5]. Испытания материалов на грибостойкость и
фунгицидные свойства проводились в соответствии с ГОСТ 9.049 – 91 – ГОСТ
9.053 – 91. Методы лабораторных испытаний на стойкость к воздействию
плесневых грибов.
38
Таблица 2. Физико-механические свойства асфальтобетонных смесей
№ Наименование показателей асфальтобетонной смеси и единицы измерения
сост Средняя Водонасы Преде Преде Преде Коэффиц Коэффицие Коэффиц
ава плотнос щение, % л л л иент нт иент
ть по объему прочн прочн прочн водостой теплоустой теплостой
уплотне ости ости ости кости чивости кости
нного при при при
материа сжати сжати сжати
ла, и и и
3
г/см t=50° t=20° t=0°C,
C, C, МПа
МПа МПа
1 2,19 0,75 0,86 2,73 5,57 1,01 3,17 6,48
2 2,07 12 0,95 2,15 6,38 1,38 2,26 6,72
3 2,26 3,01 1,82 4,53 8 1,02 2,49 4,40
4 2,15 12,4 0,62 2,77 5,14 1,03 4,47 8,29
5 2,31 9,3 2,32 6,35 9,49 0,88 2,74 4,09
6 2,36 0,1 2,74 7,11 10,69 1,03 2,59 3,90
7 - - - - - - - -
8 - - - - - - - -
9 2,15 6 1,04 3,81 5,92 0,83 3,66 5,69
10 2,27 0,4 0,94 4,84 5,17 0,61 5,15 5,50
11 2,30 2,10 4,29 6,85 11,56 1,00 1,60 2,69
12 2,19 8,65 1,46 4,19 7,43 0,93 2,87 5,09
13 2,33 4,7 2,23 7,4 11,3 0,74 3,32 5,07
14 2,38 0,05 2,63 8,29 12,73 1,00 3,15 4,84
15 2,06 12,11 2,29 2,18 6,34 1,40 0,95 2,77
16 2,17 1,30 0,68 2,53 5,29 0,78 3,72 7,78
17 2,21 13,40 1,48 3,64 5,77 0,79 2,46 3,90
18 2,13 13,40 1,45 2,84 4,92 1,05 1,96 3,39
19 2,30 9,41 3,66 6,38 9,45 0,90 1,74 2,58
20 2,34 0,65 2,56 6,91 10,41 0,80 2,70 4,07

Испытания проводились двумя методами. Метод 1 – без дополнительных


источников питания и Метод 3 – на твердой питательной среде Чапека–Докса.
Их сущность заключается в выдерживании материалов, зараженных спорами
плесневых грибов, в оптимальных для их развития условиях с последующей
оценкой грибостойкости и фунгицидности образцов. Методом 1
устанавливают, является ли материал питательной средой для микромицетов.
Метод 3 определяет наличие у материала фунгицидных свойств и влияние
внешних загрязнений на его грибостойкость. В качестве характеристики для
оценки микробиологической стойкости материалов рассматривалась

39
обрастаемость их грибами, которую определяли после 30 суток с момента
установления режима. Оценку грибостойкости проводили по пятибалльной
шкале: ноль – при осмотре под микроскопом рост плесневых грибов не виден;
один – при осмотре под микроскопом видны проросшие споры и незначительно
развитый мицелий в виде неветвящихся гиф; два – при осмотре под
микроскопом виден мицелий в виде ветвящихся гиф, возможно спороношение;
три – при осмотре невооруженным глазом рост грибов едва заметен, но
отчетливо виден под микроскопом; четыре – при осмотре невооруженным
глазом рост грибов отчетливо виден и покрывает до 25% поверхности
испытуемого образца; пять – при осмотре невооруженным глазом отчетливо
виден рост грибов, покрывающий более 25% поверхности. Материал считается
грибостойким, если он получает оценку от нуля до двух по методу 1. Он
обладает фунгицидными свойствами, если на поверхности и на краях образцов
наблюдается рост грибов, оцениваемый 0 и 1 баллом. Показатели
биологического сопротивления асфальтобетонов различных составов
приведены в таблице 3.

Таблица 3. Устойчивость песчаных асфальтобетонных образцов к


воздействию микроорганизмов
Степень роста грибов в баллах
Состав Характеристика по
по методу
ГОСТ 9.049-91
№ 1 3
1 2,3,2 5
2 3 5
3 3,3,2 5
4 3,2,3 5
Негрибостойкий,
5 3,2,3 5
нефунгицидный
6 3,2,2 5
7 5 5
8 5 5
9 3 5
10 2 5
Грибостойкий,
11 2 5
нефунгицидный
12 2 5
13 4 5
14 3,2,3 5
15 3,4,4 5
16 3,2,3 5 Негрибостойкий,
17 3,2,3 5 нефунгицидный
18 3,2,3 5
19 3,2,2 5
20 3,3,2,2 5

40
В ходе испытаний установлено, что практически все составы испытанных
асфальтобетонов показали свою негрибостойкость и нефунгицидность.
Исключением стали образцы на полимерно-битумном вяжущем.
Результаты исследований показывают, что асфальтобетоны подвержены
микробиологическому разрушению, что требует принятия мер по повышению
их биостойкости. У плотных асфальтобетонных смесей показатели
биологической стойкости, как правило, выше пористых.

БИБЛЕОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Соломатов В.И., Ерофеев В.Т., Калгин Ю.И., Мищенко Н.И. Эпоксидно-
битумные композиты / Промышленное и гражданское строительство. – 2000. −
№ 11. − С. 22 – 25.
2. Лаврухин В.П., Калгин Ю.И., Ерофеев В.Т. Усталостная долговечность
асфальтобетонов на модифицированных битумах / Вестник Мордовского
университета. – 2001. − № 3-4. − С. 128.
3. Ерофеев В.Т., Баженов Ю.М., Калгин Ю.И. [и др.]. Дорожные
битумоминеральные материалы на основе модифицированных битумов
(технология, свойства, долговечность): монография / под ред. Ю.М. Баженова,
В.Т. Ерофеева. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. 2009. 85 с.
4. Руденский А.В., Никонова О.Н., Казиев М.Г. Повышение долговечности
асфальтобетонов введением активного комплексного модификатора //
Строительные материалы. – 2011. – №10. – С. 10 – 11.
5. Заявка на изобретение № 2014151065, МПК В 22 С 9/00, G 01 N 33/38.
Форма для изготовления асфальтобетонных образцов / Ерофеев В.Т.,
Сальникова А.И., Ликомаскин А.И., Ликомаскина М.А., Авдонин В.В., Луценко
А.Н., Лазарев А.В., Миронов А.А. Заявитель: ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.
Огарѐва», заявл. 16.12.2014.

Сведения об авторе:
Ликомаскина Майя Алексеевна, Национальный исследовательский
Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарѐва, аспирант, г.
Саранск, ул. Большевистская. Д. 68, chakichevama@list.ru

41
УДК 69.059.3

С.И. Меркулов
Курский государственный университет, г. Курск, Россия
С.М. Есипов
Белгородский государственный технологический университет
им.В.Г. Шухова, г. Белгород, Россия

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОЧНОСТЬ И


ДЕФОРМАТИВНОСТЬ УГЛЕВОЛОКОННОГО ЛАМИНАТА ПРИ
ОДНООСНОМ РАСТЯЖЕНИИ

В данной статье представлен метод оценки прочности анизотропной


однонаправленной углеволоконной ткани при растяжении в плоскости
ориентации волокон. Экспериментально изучены механизмы деформирования и
разрушения образцов ткани, оценена прочность ткани при наличии и
отсутствии пропитки эпоксидной смолой. Задачей исследования является
выявление применимости углеволокна для усиления потерявших прочность
растянутых зон железобетонных элементов.

Наибольшее распространение при создании композиционных материалов


для усиления изгибаемых железобетонных строительных конструкций
получили углеродные волокна. Состояние и перспективы развития применения
композиционных материалов приведены в [6,7]. Они обладают высокой
прочностью на растяжение и высоким модулем упругости. Последний параметр
имеет серьезное значение при усилении конструкций композиционными
элементами без предварительного напряжения, а также при усилении
конструкций, к которым предъявляются высокие требования по
трещиностойкости [5]. Углекомпозиты разгружают рабочую арматуру
растянутой зоны изгибаемого элемента и сдерживают раскрытие трещин,
увеличивая жесткость конструкции. В подавляющем большинстве случаев
(свыше 85%) использования композитов для усиления и ремонта строительных
конструкций в виде внешнего армирования используются композитные
материалы при так называемом "мокром" способе. Способ заключается в
наклеивании на поверхность элемента холстов из углеволокна послойно при
помощи клеевых составов либо эпоксидных смол с пропиткой каждого слоя.
Так как растягивающие усилия перераспределяются на внешнее
армирование, то от механических характеристик композита в полной мере
зависит несущая способность усиленного элемента. Из этого следует, что для
корректного проектирования и выбора материалов усиления железобетонных
элементов необходимо получить достоверную информацию о прочности и
деформативности композита при работе на растяжение, в частности
углеволокна.

42
Образцы и технология их подготовки. Для корректности испытаний
необходимым условием является наличие однородного поля деформаций. В
композитах принцип Сен-Венана обуславливает расширение зон действия
краевого эффекта, что, в свою очередь, диктует необходимость увеличения
длины образцов [1, 4]. Для определения механических характеристик
использовались полосы ткани шириной 75 мм длиной 700 мм. Ориентация
волокон углеткани параллельна продольной оси образца. Толщина сухого
волокна – 0.131 мм. Толщина пропитанного связующим ламината – 1 мм. Для
анкеровки в клиновых захватах испытательной машины WEW-600D образцы
оборудуются накладками из фольгированного текстолита длиной 100 мм [1], из
чего следует, что длина рабочей части образца составила 500 мм. Согласно
требованиям [1] количество образцов для корректного эксперимента принято 8-
ми: однослойный образец без пропитки связующим - 1 шт. (образец 1а),
контрольный однослойный образец с пропиткой связующим - 1 шт. (образец
1б), однослойный образец с пропиткой связующим - 6 шт. (образцы 2а-2е). В
качестве тензометрического оборудования применены наклеиваемые
фольговые датчики с базой 20 мм, цифровой измеритель деформаций Терем-
4.1, экстензометр ИДН-10-50. На одном контрольном образце установлены 3
датчика в продольном направлении для проверки соосности приложения
нагрузки. На остальных образцах установлен экстензометр ИДН-10-50 в
продольном направлении. Эскизы испытательных образцов, схема их
нагружения и схема тензометрического оборудования показаны на рисунке 1.

Рис. 1. Эскиз образца для испытаний (а), схема расположения


тензодатчиков (б), схема расположения экстензометра (в): 1 - полоса
однонаправленного волокна; 2 - текстолитовая накладка; 3 - тензорезистор; 4 -
опорный столик экстензометра; 5 - измеритель продольной деформации ИДН-
10-50.

Методика испытаний. Методика испытаний образцов основана на


указаниях п.5.1-5.11 [1]. Испытания проводились в закрытой лаборатории при
43
стандартной атмосфере по [2]. Кондиционирование образцов составляло не
менее 20 минут. Испытания проводились в 2 серии в течение 2-х дней. Ход
эксперимента заключался в следующем:
1. Первоначально для понимания работы ткани под нагрузкой был доведен
до разрушения образец без пропитки связующим (1а);
2. После для калибровки разрывной машины был испытан контрольный
образец (1б) с тремя наклеенными тензорезисторами. Скорость нагружения
составляла 0.05 кН/с. Согласно п. 2.3 [1] были определены относительные
деформации на линейном участке диаграммы в трех точках, после чего было
сделано заключение о соосности приложения нагрузки к образцу;
3. Образцы 2а-2е помещались в испытательную машину, на опорные
столики монтировался экстензометр. Образцы нагружались трижды со
скоростью 0.1 кН/с до 50% разрушающей нагрузки, после чего каждый образец
был доведен до разрушения (рис. 2).

Рис. 2. Внешний вид подготовленных для испытаний образцов:


непропитанный (а), пропитанный (ламинат) (б).

В ходе проведенных испытаний, были получены следующие результаты:


1. Образец 1а деформировался линейно и разрушился (рис. 4) при нагрузке
в 14.74 кН. Характер разрушения - лавинообразный выход из строя отдельных
волокон. Стоит выделить, что продольные деформации по длине образца
неоднородны, наибольшие значения оказались в средней трети длины,
приопорные участки не показали приращения деформаций.
2. Образцы 2а-2е показали схожесть процессов деформирования и
разрушения между собой (рис. 3). При нагрузке P  ( 0 . 76  0 . 86 ) P
п .т . разр

образовывается продольная трещина, соосная с продольной осью образца и


проходящая между волокнами. Площадь поперечного сечения при этом
остается неизменной. Образец разрушается хрупко, от разрыва волокон в
нескольких поперечных сечениях. Проскальзывания в опорных частях не
происходит. Численные показатели нагрузки и деформации в пределах одной
серии достаточно однородны (табл. 1). Физико-механические параметры были
определены согласно [1].
3. Средняя по серии величина расчетного усилия растяжения при
удлинении 0.6% составила 11.55 кН. Номинальное паспортное значение,
приведенное производителем материала – 11.25 кН.

44
4. Величины исправленных результатов измерений нагрузки и деформаций
подчиняются закону нормального распределения. Систематических
погрешностей выявлено не было. Статистическая оценка величины предела
прочности при растяжении составила 2820 МПа, модуля упругости при
растяжении – 276 000 Мпа.

Таблица 1. Физико-механические характеристики образцов углеволоконного


ламината при испытании на растяжение
Абсолютно Относительна Предел Модуль
е я продольная
Номер Разрушающа прочности упругости
я нагрузка удлинение деформация при
образц при
, кН при при растяжени растяжени
а P
разрушении разрушении  , и  , МПа
разр

и Е, МПа
 l , мм
в
%
1а 14.74 9.45 1.89 1911.58 101 114
1б 21.98 4.985 0.999 2850.8 279 585
2а 22.67 5.07 1.014 2940.3 286 900
2б 20.28 5.055 1.011 2630.35 259 400
2в 21.5 4.875 0.975 2788.58 285 343
2г 21.78 5.12 1.025 2824.58 275 568
2д 21.96 5.14 1.028 2847.92 277 035
2е 21.72 5.24 1.048 2816.79 268 777

Выводы.
Экспериментальное исследование работы углепластикового композита
позволило оценить его несущую способность при одноосном нагружении в
плоскости волокон. Деформирование по достижении определенного уровня
напряжений вызывает постепенное разрушение перегруженных волокон,
заканчивающееся хрупкой потерей несущей способности.

Рис. 3. Диаграммы деформирования образцов

45
Рис. 4. Внешний вид образцов после разрушения: сухой (а), образцы
ламината 2д, 2е (б)

Относительное удлинение при разрыве сухого углеволокна выше, чем у


ламината. Показатели составили 1.89% и 0.992% соответственно. Это связано с
отсутствием перераспределения усилий в поле матрицы и отсутствием
сдерживания поперечного деформирования. Омоноличивание волокон в
эпоксидном связующем, т.е. создание композитного ламината меняет характер
работы углеродных волокон: жесткость и несущая способность увеличивается.
Характер разрушения композитного материала – хрупкий. Разрушение
происходит от нормальных напряжений в рабочей зоне. Плоскость разрыва
волокон перпендикулярна оси приложения нагрузки.
Были определены экспериментальные значения физико-механических
характеристик углеволоконного ламината при одноосном растяжении.
Полученные данные в высокой степени соотносятся с номинальными
значениями характеристик, приведенными производителем материала ООО
«Конкритстрой». Отклонение расчетных значений связано с дисперсией
механических характеристик углеволокна.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. ГОСТ 25.601-80 Расчеты и испытания на прочность. Методы
механических испытаний композиционных материалов с полимерной матрицей
(композитов). Метод испытания плоских образцов на растяжение при
нормальной, повышенной и пониженной температурах. – М.: Государственный
комитет СССР по стандартам. 1980. 15 с.
2. ГОСТ 12423-66 Пластмассы. Условия кондиционирования и испытания
образцов (проб). – М.: Комитет стандартов, мер и измерительных приборов при
Совете Министров СССР. 1967. 8 с.

46
3. ГОСТ Р 8.736-2011 ГСИ. Измерения прямые многократные. Методы
обработки результатов измерений. Основные положения. –М.: Федеральное
агентство по техническому регулированию и метрологии. 2013. 23 с.
4. Стрижало В. А., Земцов М. П. Жесткость и прочность слоистых
углепластиков при одноосном нагружении // Проблемы прочности. – 2001. –
№6. – С. 61 – 71.
5. Фролов Н.В., Обернихин Д.В. Железобетонные балочные элементы
трапециевидного поперечного сечения // В сборнике: Образование, наука,
производство Белгородский государственный технологический университет им.
В.Г. Шухова. – 2015. – С. 2513 – 2516.
6. Римшин В.И., Меркулов С.И. Элементы теории развития бетонных
конструкций с неметаллической композитной арматурой // Промышленное и
гражданское строительство. – 2015. – № 5. – С. 38 – 42.
7. Римшин В.И., Меркулов С.И. О нормировании характеристик стержневой
неметаллической композитной арматуры // Промышленное и гражданское
строительство. – 2016. – № 5. – С. 22 – 26.

Сведения об авторах:
1. Меркулов Сергей Иванович, Курский государственный университет,
заведующий кафедрой промышленного и гражданского строительства, доктор
технических наук, профессор, 305000 Курск, ул. Радищева, 33, pgs@kursksu.ru
2. Есипов Станислав Максимович, Белгородский государственный
технологический университет им. В.Г. Шухова, ассистент кафедры
строительства и городского хозяйства, г.Белгород, ул. Костюкова, 46,
sk31.sm@gmail.com

УДК 691.16

А.И. Сальникова
Национальный исследовательский Мордовский государственный
университет им. Н.П. Огарѐва, г. Саранск, Россия

ИССЛЕДОВАНИЕ АСФАЛЬТОВЫХ ВЯЖУЩИХ МЕТОДОМ


ИНФРАКРАСНОЙ СПЕКТРОСКОПИИ

В статье представлены результаты исследований асфальтовых вяжущих


на основе битумов модифицированных добавками «Телаз марок Л5 и Л7» и
«Олазол», а также на основе полимербитумных вяжущих, включающих
термоэластопласт «Kraton D –1101» методом инфракрасной спектроскопии.

47
Выявлены основные функциональные группы асфальтовых вяжущих. Показано
влияние добавок на процессы структурообразования.

Свойства асфальтобетона в значительной степени зависят от свойств


асфальтового вяжущего, используемого при приготовлении асфальтобетонной
смеси [1]. Именно поэтому для изучения свойств битумных вяжущих
испытания были проведены на асфальтовых вяжущих (бинарная смесь битума и
минерального порошка). В асфальтовое вяжущее водились дополнительно
модификаторы и термоэластопласты с целью направленного
структурообразования, улучшения свойств и получения требуемых
характеристик битумов и материалов на их основе
Известно, что органические вяжущие представляют собой системы,
состоящие из смесей различных ароматических СnH2n-6, нафтеновых СnH2n, реже
метановых СnH2n+2 относительно высокомолекулярных углеводородов, а также
гетероциклических (содержащих другие атомы O, S, N) соединений [2].
Инфракрасную спектроскопию используют для определения
сравнительного содержания в битумах или их фракциях функциональных групп
[3].
С помощью ИК-спектроскопии получают спектр поглощения материала в
виде полос и линий различной высоты и ширины, которые характеризуют
зависимость интенсивности поглощения от частоты. Полосы поглощения
позволяют идентифицировать исследуемый материал, оценить силу и характер
межмолекулярного взаимодействия. Используя экспериментальные результаты,
с помощью справочных таблиц ИК-спектра можно сделать вывод о
структурных превращениях, происходящих в результате агрессивных сред [4].
В смесях молекул различного типа, что в основном и характеризует
химический состав битумов, происходит взаимное наложение полос
поглощения компонентов, затрудняющее расшифровку спектров. По этой
причине инфракрасная область поглощения используется лишь для
определения функциональных групп. Сложность состава битумов не всегда
позволяет судить об их составе и строении. Часто битумы и остаточные
продукты с одинаковым ИК-спектром поглощения существенно отличаются
друг от друга, и для изучения состава и строения битумов необходимы
комплексные исследования.
Однако метод ИК-спектроскопии позволяет с высокой точностью
фиксировать в материале изменения, происходящие при воздействии на него
атмосферных факторов, при старении, появлении новых полос поглощения,
новых связей. При старении битумов растут полосы поглощения,
соответствующие карбонильным связям [5].
Согласно работе Руденской И.М., увеличение содержания ароматических
углеводородов в битумах обуславливает лучшее прилипание битумов к
поверхности каменных материалов, большую стабильность битума при
нагревании и воздействии атмосферных факторов, меньшую температурную

48
чувствительность [6]. Согласно исследованиям в работе [7] данная
закономерность подтверждается.
Метод ИК-спектроскопии основан на поглощении отдельных
функциональных групп в ИК-области. При облучении образца инфракрасным
светом с непрерывно меняющейся частотой определенные участки спектра
излучения поглощаются молекулой, вызывая растяжение или изгиб
соответствующих связей. Регистрируя интенсивность прошедшего излучения в
зависимости от волновых числе, получают кривую, на которой видны полосы
поглощения. Каждой связи в молекуле соответствует определенная частота,
называемая характеристической, на которой наблюдаются пики поглощения.
Сопоставляя спектр вещества с известными характеристическими частотами
отдельных химических соединений можно судить о составе исследуемого
вещества [8].
Для приготовления асфальтовых вяжущих использовались следующие
материалы. Вяжущее: битумы марки БНД 60/90, отвечающие требованиям
ГОСТ 22245-90 (ОАО «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез», г. Кстово);
термоэластопласт Kraton D-1101 – линейный блок-сополимер на основе стирола
и бутадиена с содержанием стирола 31 % масс (KRATON Polimers U.S. LLC,
США). Модификаторы: Телазы марок Л5, Л7 – аминопроизводные соединения,
специально синтезированные добавки (ООО «Интерпромсервис», г. Саров) и
Олазол - продукт конденсации кислот с полиаминами (диэтилентриамин,
триэтилентриамин) (НП ОАО «Синтез-ПАВ», г. Шебекино). Пластификатор:
масло индустриальное марки И-20А по ГОСТ 20799-88. Наполнитель:
неактивированный минеральный порошок МП-1 из карбонатных горных пород
для асфальтобетонных и органоминеральных смесей по ГОСТ Р 52129-2003
(ООО «Иссинский комбинат строительных материалов», п.г.т. Исса).
Для проведения испытания образцы асфальтового вяжущего растирали и
тщательно перемешивали с кристаллами KBr. Из полученной смеси с помощью
гидравлического пресса формовали образцы в виде таблеток толщиной около 1
мм. Образцы-таблетки, зажатые в держателе, помещали в основной канал
спектрофотометра. Регистрацию ИК-спектров образцов осуществляли на
спектрометре «ИнфраЛЮМ ФТ». В качестве области для анализа был выбран
диапазон с волновыми числами 3700-500 см-1. Интенсивность полос
поглощения выражали в виде относительной оптической плотности (ООП).
ООП определяли с использованием метода базисной линии в сочетании с
методом внутреннего стандарта. В качестве такового была выбрана полоса
поглощения, не меняющая интенсивность [9, с. 67-68].
В качестве области для анализа был выбран широкий диапазон (волновые
числа 3700-500 см-1), так называемая средняя ИК-область. Однако, например, в
работе К. Наканиси установлено, что низкочастотная область инфракрасного
спектра (волновые числа 1300 - 600 см-1) называется «отпечатком пальцев»
вещества [10].
Были исследованы образцы асфальтовых вяжущих, составы которых
приведены в таблице 1.

49
Таблица 1. Составы асфальтовых вяжущих

Компоненты Содержание компонентов в составах, мас.%


1 2 3 4 5 6
Минеральный порошок 84,5 84,5 84,5 84,5 84,5 84,5
МП-1
Битум марки БНД 60/90 15,5 13,5 13,5 13,5 7,5 9,5
Олазол - 2,0 - - 2,0 -
Телаз марки Л5 - - 2,0 - - -
Телаз марки Л7 - - - 2,0 - -
Kraton D-1101 - - - - 3,0 3,0
Масло индустриальное И- - - - - 3,0 3,0
20А

В таблице 2 приведены результаты физико-механических испытаний


асфальтовых вяжущих, установленные испытанием образцов цилиндрической
формы с d=50 мм.

Таблица 2. Результаты испытаний асфальтовых вяжущих

Свойства Показатели для составов


1 2 3 4 5 6
Средняя плотность, г/см3 1,99 2,02 2,05 2,01 1,98 1,87
Водонасыщение, % 4,94 3,62 5,29 2,95 4,74 10,13
Предел прочности при сжатии при 50 3,32 3,65 2,90 3,01 3,55 3,16
ºС, МПа
Предел прочности при сжатии при 20 7,84 6,82 7,05 6,98 6,87 6,76
ºС, МПа
Предел прочности при сжатии при 0 8,87 10,25 9,12 9,85 9,78 9,17
ºС, МПа
Коэффициент теплоустойчивости 2,36 1,87 2,43 2,32 1,94 2,14
R 20 / R 50

Коэффициент термостабильности 2,67 2,81 3,14 3,27 2,75 2,90


R 0 / R 50

Оценку изменения структурно-группового состава асфальтовых


вяжущих производили методом ИК-спектроскопии. ИК-спектрограммы
исследуемых составов приведены на рисунке 1.

50
а б

в г

д е

Рис. 1. ИК-спектрограммы асфальтовых вяжущих для состава 1 (а), состава


2 (б), состава 3 (в), состава 4 (г), состава 5 (д), состава 6 (е)

В области 3700-2500 см-1 валентных колебаний простых связей Х-Н: О-Н,


N-Y, C-H, S-H выявлены следующие особенности. Полоса поглощения в
области 3441-3426 см-1 показывает наличие в составах 1-6 вторичных аминов
N-H. Наибольшая интенсивность полосы поглощения наблюдается у состава 2 с
добавкой «Олазол». Полосы поглощения в области 2975-2845 см-1 показывает
наличие валентных колебаний связей С-Н в алканах. В составах 1, 2, 4, 5 и 6 в
области 2955-2951 см-1 наблюдаются функциональные группы –СН3. Таким
образом, в составе 3 с Телазом Л5 отсутствует функциональная группа –СН3. В
составах 1-6 в области 2921-2920 см-1 наблюдаются функциональные группы –
СН2. В составах 1-6 в области 2851-2850 см-1 наблюдаются функциональные
группы –СН2. В составах 4-6 наблюдаются пики в области 3021-3012 см-1,
характеризующие наличие валентных колебаний связей =С-Н в алкенах либо
связей Саром.-Н ароматического ядра. В составах 1-6 наблюдаются пики в
области 2627-2623 см-1 и 2523-2519 см-1.
В области 2500-1500 см-1 валентных колебаний кратных связей Х=Y, X≡Y:
C=C, C=O, C=N, C≡C, C≡N выявлены следующие особенности. Полоса
поглощения в области 1680-1620 см-1 показывает наличие валентных колебаний

51
двойной связи С=С алкенов. В составах 2-6 в области 1632-1620 см-1
наблюдаются функциональные группы С=С, либо указывает на присутствие в
материале кислородосодержащих соединений. В составах 3-6 наблюдаются
пики в области 1836-1828 см-1.
В области 1500-500 см-1 валентных колебаний простых связей Х-Y: C-C, C-
N, C-O и деформационных колебаний простых связей Х-Н: С-Н, O-H, N-H, S-H
выявлены следующие особенности. Полоса поглощения в области 1443-1435
см-1 у составах 1-6 возможно показывает наличие деформационных колебаний
метильной группы СН3 в молекуле. Полосы поглощения в области 1034-1030
см-1 у составах 1-6 характеризуют деформационные колебания плоскостных
связей Саром.-Н ароматического ядра либо валентные колебания простых связей
С-О спиртов и фенолов. В составе 5 также наблюдается в рассматриваемой
области спектра пик 1080 см-1. Полосы поглощения 876 см-1 на составах 1-6
характеризуют деформационные колебания внеплоскостных связей С аром.-Н
ароматического ядра либо характеризуют альдегиды С-Н либо
-1
нитросоединения С-N. Полосы поглощения 729 см на составах 1-6
характеризуют скелетные колебания связей С-С в алканах либо
деформационные колебания внеплоскостных связей Саром.-Н ароматического
ядра либо деформационные колебания внеплоскостных связей О-Н,
относящихся к гидроксильной группе. Только в контрольном составе 1
наблюдается полоса поглощения 714 см-1, показывающая деформационные
колебания внеплоскостных связей О-Н, относящихся к гидроксильной группе.
Исследуемые составы в основном представлены предельными
углеводородами, характерными для битума, с некоторым количеством
ароматических углеводородов (в модифицированных составах).

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Сахаров П.В. Способы проектирования асфальтобетонных смесей / П.В.
Сахаров // Транспорт и дороги города. – 1935. - № 12. – С.11-16.
2.Грушко И.М. Дорожно-строительные материалы : учебник для
автомобильно-дорожных институтов / И.М, Грушко, И.В, Королев, И.М. Борщ
[и др.]. – М.: Транспорт, 1983. - С. 383.
3. Руденская И.М. Органические вяжущие для дорожного строительства /
И. М. Руденская, А. В. Руденский. – М.: Транспорт, 1984. – С. 52.
4. Соломатов В.И. Биологическое сопротивление материалов / В.И.
Соломатов, В.Т. Ерофеев, В.Ф. Смирнов [и др.]. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-
та. – 2001. 23с.
5. Иллиополов С.К. Органические вяжущие для дорожного строительства:
учеб. пособие / С. К. Иллиополов, И. В. Мардиросова, Е. В. Углова. – Ростов
н/Д.: Юг. 2003. – С. 101–103.
6. Руденская И.М. Нефтяные битумы / И.М. Руденская. – М. : Высшая
школа, 1964. – С. 13-14.

52
7. Ерофеев В.Т. Климатическая стойкость композитов на основе битумных
связующих / В.Т. Ерофеев, А.И. Сальникова, О.В. Старцев [и др.] //
Фундаментальные исследования и последние достижения в области защиты от
коррозии, старения и биоповреждений материалов и сложных технических
систем в различных климатических условиях : сборник научно-технической
конференции. ФГУП «ВИАМ». – 2016. – С. 4.
8. Ерофеев В.Т. Дорожные битумоминеральные материалы на основе
модифицированных битумов (технология, свойства, долговечность) :
монография / В.Т. Ерофеев, Ю.М. Баженов, Ю.И. Калгин [и др.] ; под ред. Ю.М.
Баженова, В.Т. Ерофеева. - Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009. – 276 с.
9.Петрунин Д.А. Стойкость материалов на основе битумных связующих в
условиях воздействия активных сред : дис. …канд. тех. наук / Д.А. Петрунин ;
Пензен. госуд. универ. архит. и строит. - С. 67.
10. Наканиси К.Инфракрасные спектры и строение органических
соединений / К. Никаниси. – М., 1965.

Сведения об авторе:
Сальникова Анжелика Игоревна, Национальный исследовательский
Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарѐва, аспирант кафедры
строительных материалов и технологий, 430005 г. Саранск, ул.
Большевистская, 68, аnzhelika_salnikova@mail.ru

УДК 691.542

Р.С. Федюк, А.К. Смоляков,


Дальневосточный федеральный университет, г. Владивосток, Россия

БЕТОНЫ НА КОМПОЗИЦИОННЫХ ВЯЖУЩИХ ДЛЯ


ВЫСОКОПРОЧНЫХ ФОРТИФИКАЦИОННЫХ СООРУЖЕНИЙ

Установлена необходимость разработки бетонов, способных обеспечить


защиту от современных видов оружия. Выявлено, что существует
возможность повышения защитных характеристик бетона за счѐт
варьирования количества и вида добавок, тонкости помола компонентов
композиционного вяжущего и условий твердения. Соответственно, имеется
необходимость разработки дополнительных проектных решений по
производству композиционных материалов для сооружений защиты личного
состава и техники.

В современных политических реалиях, поддержание обороноспособности


является необходимой задачей. Современные фортификационные сооружения

53
должны удовлетворять требованиям по различным видам защиты.
Современные эффективные композиты позволят обеспечить защиту личного
состава и техники от самых современных видов оружия [1].
Сегодня строительство таких наземных сооружений военного назначения
из традиционных бетонов - дело почти бесполезное, имеется много видов
оружия, способных за один меткий выстрел или пуск вывести
фортификационное сооружение и его гарнизон из строя:
- боеприпасы объѐмного взрыва, газообразный взрывчатый состав
которых перед детонацией растекается по большой площади и может
проникнуть в помещения фортификационного сооружения через амбразуры и
воздуховоды;
- более эффективное оружие проникающего типа, появившееся во второй
половине XX века - например, бетонобойные бомбы с разгонным ракетным
двигателем БетАБ-500ШП, авиационные ракеты залпового пуска семейства «С-
13»;
- бронебойные стреловидные снаряды - при сегодняшней способности
пробивать броню вплоть до метровой толщины, они очень эффективны при
стрельбе из танка по фронтальной стене с амбразурой и по бронеколпаку;
- различные кумулятивные боеприпасы, особенно тандемного типа. Так,
кумулятивная струя снаряда переносного противотанкового комплекса «Метис-
М» пробивает бетонный монолит толщиной до 3 м и поражает находящуюся за
ним живую силу противника, оставляя само сооружение почти
неповреждѐнным;
- всевозможное высокоточное оружие, которое позволяет доставить
взрывной заряд в уязвимые места фортификационного сооружения (амбразура,
вход) вообще без необходимости военнослужащим приближаться к линии
обороны;
Целью современной военной фортификации является разработка бетонов
(нанобетонов на основе композиционного вяжущего) для защиты от различных
видов самого современного оружия (вакуумных бомб, акустического оружия,
психотропных волн), а также от традиционного оружия массового поражения
(ядерного, химического и биологического).
Областями применения данного разрабатываемого бетона может стать
военная сфера, космическая отрасль, атомная энергетика.
Известно, что теоретическая прочность бетона гораздо выше
практической, то есть использование потенциальных возможностей бетона еще
невелико. Это связано с тем, что нет единого мнения о структуре бетона, его
поведении под нагрузкой до образования микротрещин, нет четкого
представления о прочности бетона, ее физических свойствах, о критериях
оценки теоретической прочности и разрушительного процесса, о путях
снижения дефектности структуры бетона, отсутствуют достаточные знания о

54
сопротивлении бетона разрушению от совместного действия нагрузки и
окружающей среды и многом другом.
Потенциал теоретической прочности бетона раскрывается лишь на 0,07-
2,5%. Есть сведения [2] о том, что в США получен бетон обладающий
прочностью на сжатие через 28 сут. - 668 МПа при пористости 2-5%. При
пористости 10-15% материал имеет прочность 281-352 МПа. За рубежом
достигнута прочность тяжелого бетона 460 МПа при твердении его под
давлением 345 МПа и температуре 150ºС. В США, Финляндии и Норвегии
получены бетоны с прочностью до 250 МПа, а в промышленных условиях до
170 МПа.
Прочность бетона зависит от дефектности его структуры на нано-, микро- и
макроуровнях.
Дефектность структуры на наноуровне определяется дефектами в
кристаллах – отклонениями от их идеальной кристаллической структуры.
Точечные дефекты возникают по разным причинам, в том числе, и в результате
теплового движения частиц, которые перемещаются в кристалле. Атомы,
обладающие достаточно высокой энергией могут не только отдаляться на
значительное расстояние от положения равновесия, но и переходить на новую
ячейку. Кроме точечных имеются дефекты (дислокации), возникающие из-за
смещения ряда атомов в кристалле. Они бывают краевые и винтовые.
Дислокации в реальных кристаллах возникают в процессе их роста из раствора
на границе срастания кристаллов, в самих кристаллах при их формировании и
деформировании под нагрузкой. С ростом напряжений и степени
деформирования кристалла искажение решетки увеличивается и возрастает
плотность дислокаций. Дислокации смещаются в процессе пластической
деформации и, при огибании препятствия, приводят к еще большему
искажению решетки кристалла и требует дополнительной работы, что приводит
к упрочнению кристалла [3].
Разрабатываемый авторами бетон одновременно с большой прочностью и
непроницаемостью будет еще и обеспечивать радиационно-защитные функции.
При ядерном распаде наибольшую опасность для живых организмов
представляют γ-лучи и нейтронное излучение. Для защиты от них применяют
особо тяжелые бетоны классов B7,5; B10; B15. Наряду с обычными бетонами
применяют особо тяжелые бетоны (плотность от 2500 до 7000 кг/м 3), что
позволяет уменьшить толщину защитных экранов, так как способность
материала поглощать гамма-лучи пропорциональна его плотности. Ослаблять
поток нейтронов в материале могут элементы с малой атомной плотностью,
как, например, водород. Данными свойствами обладает бетон, так как он
обладает высокой плотностью (средняя плотность составляет 2500...6000 кг/м3)
и содержит достаточно большое количество водорода в химически связанной
воде [4].

55
В настоящее время на бетон для строительства особо ответственных
фортификационных сооружений и объектов военного назначения (командных
пунктов, подземных сооружений, ракетных шахт, космодромов и.т.д.) Учебным
военным центром Дальневосточного федерального университета готовится
заявка на грант Министерства обороны. Имеется тесное сотрудничество с
ведущей кафедрой строительного материаловедения в России (Белгородский
государственный технологический университет им. В. Г. Шухова), заведующий
кафедрой д.т.н. Лесовик В.С. оказывает научное консультирование. Имеется
мощная лабораторная база ДВФУ и БГТУ им. В.Г. Шухова для проведения
исследований по тематике проекта.
Научный задел публикации заключается в большой работе, проделанной
Федюком Р.С. (ДВФУ) под руководством д.т.н. Лесовика В.С. по теме
"Повышение непроницаемости фибробетонов на композиционном вяжущем"
[5–7]. Задачи, поставленные в работе, решались с помощью реализации
системного подхода в триаде «состав (сырье) – структура – свойства».
Исследования были проведены с использованием общепринятых физико-
механических и физико-химических методов оценки качества сырьевых и
синтезированных материалов, а также готовых изделий.
Был установлен характер влияния различного композиционного
вяжущего, полученного совместным помолом с гиперпластификатором в
варио-планетарной мельнице, на процесс структурообразования. При этом
оптимизация структуры цементного камня способствует снижению усадочных
деформаций, пористости и газо-водонепроницаемости системы. Установлена
возможность повышения защитных характеристик бетона за счѐт варьирования
количества и вида добавок, тонкости помола компонентов композиционного
вяжущего и условий твердения. Выявлена зависимость влияния состава
новообразований, пористости цементного камня и бетона на проницаемость
композита в наномасштабном уровне за счет использования композиционных
вяжущих с полидисперсными минеральными добавками; на микроуровне за
счет создания высокоплотной упаковки заполнителя и введения
гиперпластификатора; за счет применения стальной и базальтовой фибры – на
макроуровне.
Полученные результаты позволят создавать материалы для ограждающих
конструкций военного назначения с пределом прочности при сжатии свыше
100 МПа, с низкой проницаемостью в реальных условиях эксплуатации, и
используя при этом до 60% промышленных отходов. Разработанный
бетон имеет низкую проницаемость и представляет собой серьѐзную преграду
для ядовитых газов, радиации и ударной волны.

56
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Лесовик В.С., Федюк Р.С. Теоретические предпосылки создания
цементных композитов повышенной непроницаемости // Вестник Сибирской
государственной автомобильно-дорожной академии. – 2016. – № 1 (47). – С. 65
–72.
2. Шейкин А.Е. Структура и свойства цементных бетонов. – М.:
Стройиздат. 1979. 344 с.
3. Федюк Р.С. Свойства композиционных вяжущих на основе техног
енных отходов Дальнего Востока // Вестник гражданских инженеров. – 2016. –
№ 2 (55). – С. 132 – 136.
4. Есенов А.В. Эффективный серпентенитовый бетон «сухой»
радиационно-тепловой защиты реактора ВВЭР: дисс. … канд. техн. наук.
05.23.05. – М, 2014. 204 с.
5. Федюк Р.С. Повышение непроницаемости фибробетонов на
композиционном вяжущем // Вестник ТГАСУ. – 2016. – № 2 (55). – С. 154–163.
6. Лесовик В.С., Урханова Л.А., Федюк Р.С. Вопросы повышения
непроницаемости фибробетонов на композиционном вяжущем // Вестник
ВСГУТУ. – 2016. – № 1. – С. 5 – 10.
7. Агеева М.С., Лесовик Г.А., Шаповалов С.М., Михайлова О.Н., Тахиров
С.З., Помошников Д.Д., Федюк Р.С. Влияние времени помола на свойства
композиционного вяжущего // Вестник Белгородского государственного
технологического университета им. В.Г. Шухова. – 2015. – №4. – С. 28 – 32.

Сведения об авторах:
1. Федюк Роман Сергеевич, Дальневосточный федеральный университет,
старший преподаватель, 690911 г. Владивосток, ул. А. Щетининой 9-66,
roman44@yandex.ru
2. Смоляков Алексей Константинович, Дальневосточный федеральный
университет, студент, 690911 г. Владивосток, ул. А. Щетининой 9-66,
gera210307@yandex.ru

57
2. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ РАСЧЕТА СТРОИТЕЛЬНЫХ
КНОСТРУКЦИЙ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ

УДК 620.191.33+624.011.14

Д.В. Авдяков, В.В. Щуров


Курский государственный университет, г. Курск, Россия

ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДА КОНЕЧНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ДЛЯ


КОНТРОЛЯ ТРЕЩИНОСТОЙКОСТИ ИЗДЕЛИЙ И КОНСТРУКЦИЙ ИЗ
ЦЕЛЬНОЙ И КЛЕЕНОЙ ДРЕВЕСИНЫ

Проведен анализ возможности использования метода конечных


элементов для определения параметров трещиностойкости изделий и
конструкций из цельной и клееной древесины.

На сегодняшний день повышенный интерес исследователей вызывает


вопрос изучения процессов разрушения конструкций и изделий из
композиционных материалов (в т.ч. из цельной и клееной древесины),
поскольку на практике часто возникает необходимость контролировать
деформативные и прочностные характеристики конструкций с дефектами и
повреждениями в виде трещин, нередко появляющихся во время эксплуатации.
Механизм разрушения конструкций и изделий, разделяют на две стадии:
- образование трещины, происходящее на клеточном уровне (10 -8…
10-3 см) (за исследование этой стадии отвечают физика и материаловедение);
- рост трещины из-за действия внешних нагрузок (за исследование этой
стадии отвечает механика разрушения (МР).
Раскрытие трещины в зависимости от направления перемещения ее
берегов происходит по трем схемам (моделям) (рис. 1.):
I – трещина нормального отрыва;
II – трещина поперечного сдвига (плоского);
III – трещина продольного сдвига (антиплоского).
у у

х х у
х
z
z
z

Модель I Модель II Модель III

Рис. 1. Основные типы раскрытия трещин

58
Чаще всего силовые трещины появляются в конструкциях и изделиях из-
за действия нормальных (модель I) и касательных (модель II) напряжений и их
совместного действия (смешанная модель III) (рис.1).
Механика разрушения оперирует следующими основными базовыми
характеристиками:
1. Коэффициент интенсивности напряжений (КИН), K.
Данная характеристика служит для описания поля напряжений в вершине
трещины, и находится по формуле:
K   a Y

где Y – коэффициент (К-тарировка), зависящий от геометрических


характеристик тела и трещины; а – длина трещины; σ – нормальные
напряжения, вызванные внешней нагрузкой. Коэффициент интенсивности
напряжений имеет размерность Н/мм3/2, или МПам1/2.
2. Интенсивность освобождения энергии, G.
Данный параметр характеризует приращение упругой энергии,
необходимой на увеличение длины трещины на единицу, и находится по
формуле:
G   а Е ,
2

где Е – модуль Юнга. Интенсивность освобождения энергии имеет размерность


Н/м.
3. J–интеграл, J.
Является характеристикой суммарной плотности энергии деформации
вдоль замкнутого контура, расположенного в вершине трещины, и находится
по формуле
 u 
J 
  Wdy  T

 x
 dS ,


где S – замкнутый контур интегрирования (рис. 1.3); Т – перпендикулярный
контуру S вектор напряжений, направленный во внешнюю сторону; u – вектор
перемещений по оси ОХ; W – энергия упругой деформации единицы объема, и
находится по формуле
 ij

W 

0
ij
d  ij ,

где ij – тензор напряжений, ij – тензор деформаций.


4. Ширина раскрытия трещины δ является характеристикой
трещиностойкости материала при наличии пластических деформаций в
вершине трещины, и находится по формуле
8 а
  ,
ln sec   ( 2  т 
Е

59
y

T


y (x, 0)

x
l Z

Рис. 2. Распределение напряжений в вершине трещины


при нелинейной работе материала

Перечисленные характеристики являются постоянными для материала, то


есть при достижении величинами К, G, J-интеграл или  своих критических
значений начнется рост трещины
K  K C, G  G C, J  JC,   С.

где K C , G C , J C ,  С – критические значения коэффициента интенсивности


напряжений, интенсивности освобождения энергии, J-интеграла и ширины
раскрытия трещины соответственно.
Выше указанные величины могут быть рассчитаны аналитически путем
анализа напряженно-деформированного состояния (НДС) в вершине трещины с
использованием одного из существующих численных методов. На данный
момент метод конечных элементов (МКЭ) получил наибольшее
распространение, поскольку имеет по сравнению с другими ряд значимых
преимуществ:
- обладает большой гибкостью при выборе геометрии берегов и вершины
трещин, за счет большого ассортимента типов элементов, возможности задания
их граничных условий и плотности;
- существует возможность учесть все взаимодействия, присутствующие в
системе, поскольку уравнения решаются одновременно;
- определение исследуемых параметров возможно в любой точке
элемента, изделия или конструкции.
Основоположником метода конечных элементов считается русский
ученый-эмигрант Хреников А.П., опубликовавший в 1941 г. работу [6], где на
основе так называемой ферменной аналогии (frame work method) решались
задачи теории упругости. В 1943 г. Курант [7] использовал треугольные
элементы для исследования проблем кручения. Следующим шагом в развитии
МКЭ стало в 1950-х годах использование инженерами компании Боинг
треугольных элементов для моделирования крыла самолета.
Термин «конечный элемент» был впервые использован Клафом в 1960 г
[9]. Основу для дальнейшего развития исследований конечных элементов
заложила книга Аргириса [8], изданная в 1955 году и посвященная теоремам

60
энергии и матричным методам анализа напряженного состояния сплошных
упругих тел. В течение 1960-х годов, исследователи стали применять метод
конечных элементов в других областях техники, таких как передача тепла,
проблемы фильтрационных потоков и тд. В 1967 г Зенкевич и Ченг написали
первую книгу, целиком посвященую МКЭ [10]. В конце 1960-х и начале 1970-х,
МКЭ был применен к нелинейным задачам и значительным деформациям, а в
1971 г. был разработан первый программный комплекс на основе метода
конечных элементов - ANSYS. Основы, принципы и применение МКЭ
подробно описаны во многих работах [1-5].
Метод конечных элементов позволяет решать широкий спектр задач для
различных материалов. В работе [15] А. С. Пардаев и Н. М. Влащенко, проведя
теоретическое исследование приходят к выводу, что МКЭ является наиболее
предпочтительным для расчета изделий и конструкций из древесины, которая,
как известно, обладает явно выраженными анизотропными свойствами.
В зависимости от условий работы и геометрических размеров
анизотропию древесины можно задавать трансверсальную, ортогональную и
цилиндрическую [12-14],. А. С. Пардаев в работе [11] делает заключение, что
использование цилиндрической анизотропии целесообразно при расчете
деревянных изделий и конструкций с учетом кривизны годичных слоев,
ортогональная анизотропия эффективна при определении прочностных
характеристик материала, а трансверсальная - «при расчете большинства
столярных конструкций и их элементов». Автор также отмечает, что
цилиндрическая анизотропия может быть реализована в ANSYS элементами
SOLID64 или SOLID186 с заданием направления анизотропии при помощи
цилиндрической системы координат.
Для расчета каркасных деревянных конструкций в работе [16] П.В.
Максимов и А.И. Волков для дискретизации стержней (балок) рекомендуют
использовать элементы BEAM189, а для пластин - SHELL63, которые обладают
квадратической аппроксимацией и позволяют учитывать значительные
деформации.
В работах [17], [18] показана возможность эффективного использования
метода конечных элементов для описания напряженно-деформированного
состояния изделий и конструкций из цельной и клееной древесины в т.ч. с
дефектами и повреждениями в виде трещин.
Таким образом, метод конечных элементов является одним из наиболее
распространенных методов расчета изделий и конструкций из различных
материалов в том числе и из цельной и клееной древесины, который может
быть успешно реализован с помощью программного комплекса ANSYS,
обладающего широким спектром возможностей для реализации МКЭ.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1 Tanvir, W.S.; Utku, M., 1987: Sonlu eleman yonteminde varyasyonlu
yaklasim. Orta Dogu Teknik -Oniversitesi, Anadolu -Oniversitesi, Eskisehir.

61
2. Bathe, K. J., 1996: Finite element procedures. Prentice Hall, New Jersey,
USA.
3. Cook, R. D., 1981: Concepts and applications of finite element analysis.
Wiley & Sons, New York, USA.
4. Zieniewicz, 0. C.; Taylor, R. L., 1988: The finite element method: vol. 1-basic
formulation and linear problems. McGraw Hill, London.
5. Zienkiewicz, 0. C.; Taylor, R. L.,1989: The finite element method: vol. 2-
solid and fluid mechanics, dynamics and non-linearity. McGraw Hill, London.
6. Hrenikoff, A., 1941: Solution of problems in elasticity by the frame work
method. Journal of Applied Mechanics, Transactions ofthe ASME, 8: 169-175.
7. Courant, R., 1943: Variational methods for the solution of problems of
equilibrium and vibrations. Bulletin of the American Mathematical Society, 49: 1-23
8. Argyris, J. H., 1955: Energy theorems and structural analysis. Aircraft
Engineering, 27: Feb.-May.
9. Clough, R. W., 1960: The finite element method in plane stress analysis.
Proceedings American Society of Civil Engineers, 2d Conference on Electronic
Computation, Pittsburgh, Pennsylvania, 23: 345 – 378.
10. Zienkiewicz, 0. C.; Cheung Y. K., 1967: The finite element method in
structural and continuum mechanic, London: McGraw-Hill.
11. А. С. Пардаев Расчетные схемы механической анизотропии древесины и
их применение в САЕ-системах. Труды БГТУ. – 2011. – №2. – С.161 – 163.
12. Ашкенази, Е. К. Анизотропия древесины и древесных материалов / Е. К.
Ашкенази. – М.: Лесная пром-сть, 1978. – 223 с.
13. Соболев, Ю. С. Древесина как конструкционный материал / Ю. С.
Соболев. – М.: Лесная пром-сть, 1979. – 248 с.
14. Уголев, Б. Н. Древесиноведение с основами лесного товароведения:
учеб. для лесотехнических вузов / Б. Н. Уголев. – 3-е изд. – М.: МГУЛ, 2001. –
340 с.
15. А. С. Пардаев, Н. М. Влащенко. Исследование прочности деревянных
конструкций методом конечных элементов. Труды БГТУ. – 2013. – №2. – С.
124 – 126.
16. П.В. Максимов, А.И. Волков Расчет каркасных деревянных конструкций
с применением МКЭ. Вестник ПНИПУ. Механика. – №1 – 2012 – С. 73 – 92.
17. Гаппоев, М. М. Оценка несущей способности деревянных конструкций
методами механики разрушения : диссертация на соискание уч. степени
доктора технических наук. – Москва. 1996. 265 с.
18. Labans E., Kalnins K., Ozolins O. 2010. Experimental and Numerical
Identification of Veneers Mechanical Properties. RTU Constructions science,
Vol.11– p.38 – 43.

Сведения об авторах:
1. Авдяков Дмитрий Владимирович, Курский государственный
университет, доцент кафедры промышленного и гражданского строительства,
кандидат технических наук, 305000 Курск, ул. Радищева, 33, pgs@kursksu.ru

62
2. Щуров Владислав Владимирович, Курский государственный университет,
магистр, 305000 Курск, ул. Радищева, 33, project-xf3482@yandex.ru

УДК 624.072.233

В.А. Гордон
Орловский государственный университет, г. Орел, Россия
И.Н. Хресчатова
ОБУ «Курскгражданпроект», г. Курск, Россия

МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДИНАМИЧЕСКИХ ДОГРУЖЕНИЙ В


МНОГОПРОЛЕТНОЙ БАЛКЕ НА ДЕФОРМИРУЕМЫХ ОПОРАХ В
РЕЗУЛЬТАТЕ ВНЕЗАПНОГО ОБРЫВА СВЯЗИ В ОПОРЕ

В работе рассматривается метод расчета динамических догружений в


многопролетной балке на деформируемых опорах. Представленный расчет
основан на методе построения приближенных аналитических решений краевых
задач, описываемых дифференциальными уравнениями четвертого порядка.
Этот метод позволяет определить динамические приращения прогибов и
напряжений в пролетах многопролетной балки на упруго-податливых опорах с
жестким закреплением левой опоры балки и шарнирным опиранием правой
опоры.

Проблема конструктивной безопасности и живучести зданий и сооружений


требует разработки методик аналитического решения конструктивно
нелинейных систем с динамическими догружениями при внезапном
выключении связей или конструктивных элементов системы, вызванных
запроектными воздействиями. Решению таких задач применительно к
статически неопределимой пространственной раме, простейшим балочным
системам посвящен ряд работ [1-4]. В развитие этих исследований в данной
работе рассматривается методика определения динамических приращений
прогибов и напряжений в пролетах многопролетной балки на упруго-
податливых опорах с жестким закреплением левой опоры балки и шарнирным
опиранием правой опоры (рис. 1). В качестве запроектного воздействия
рассмотрено внезапное выключение одной из связей в левой опоре балки. В
результате внезапного изменения условий опирания (жесткое защемление
внезапно становится шарнирным) в конструкции возникают колебания,
распространяющиеся по длине балки, в ходе которых деформации и
напряжения получат приращения к статическим значениям.

63
Статическая задача (метод начальных параметров)
Рассмотрим неразрезную балку (Рис.1) с m пролетами длиной L, состоящую из
пролетов, каждый размером Li(i=1,2,3…,m).
Y
q н

r z -1
r1

rs
rz
X
r
L1 L2 L i- 1 L i L m -1 L m

Рис. 1. Расчетная схема неразрезной балки на упруго-податливых опорах

Балка имеет s=(m-1) упругих опор на демпферах и загружена равномерно


распределенной нагрузкой интенсивности q . н

Уравнение, характеризующее НДС i-ого пролета балки, запишем в виде:


4
d w
 q . (1)
i
4
dxi
q L cz L
3 3
xi w Li
где q  , xi  , w i 
i
, li  , cz  - безразмерные параметры,
Е бIб L L L Е бIб

q  ρб А б
 qн - распределенная нагрузка с весом балки,
1
сz  /
- коэффициент жесткости промежуточной опоры,
cz
R
сz 
/ z
- коэффициент податливости z-ой промежуточной опоры,
Е cА c

Rz – длина z-ой стойки.


Решение уравнения (1) для каждого пролета должно удовлетворять
граничным условиям и условиям сопряжения пролетов.
Условия сопряжения пролетов:
 w i ( l i )  w i  1 ( 0 ),

dw i d w i1
 ,

d x i x l d x i1 x  0
 i i i 1

 2
d w i
2
d w i1 (2)
 2
 2
,
 d x i x l i
d i
x i x 0 i 1

 3 3
d wi d w i1
   cz w i1 ( 0 ).
3 3
 dxi d x
 x l i 1
i
i
 1 x 0 i 1

Граничные условия в начале балки (жесткое защемление):

64
dw1
w 1 (0)  0,  0 . (3)
dx1 x1 0

Граничные условия в конце балки при x m  l m (шарнирное опирание):


2
d w m
w m (l
m
)  0, 2
 0 . (4)
dxm x m  lm

Lm
где lm  , m – количество пролетов балки.
L
Уравнения (2), (3), (4) формируют линейную алгебраическую систему
относительно постоянных интегрирования C . Решение системы уравнений i
1, 2 ,3 , 4

позволит найти неизвестные постоянные и функции начальных статических


прогибов пролетов балки.
Функция моментов для i-ого пролета имеет вид:
2
2
d w i qxi
М i (x i )    C1x i  C 2.
i i
2
(5)
dxi 2
Функция начальных статических прогибов для i-ого пролета имеет вид:
4 3 2
i i
qxi C1xi C2xi
(x i )     C3xi  C4. (6)
i i
w ст , i
24 6 2
Напряжение в произвольном сечении i-го пролета балки определяем по
формуле:
E бIб
σ ст . i ( x i )  М i (x i ) . (7)
Wc
где Wc – момент сопротивления поперечного сечения балки.
Собственные колебания поврежденной балки с шарнирным
опиранием левого конца
Уравнения собственных изгибных колебаний i-ого пролета и z-ой
промежуточной опоры балки имеют вид соответственно:
 w  w
4 2
i i

4
  0. (8)
τ
2
xi
 uz uz  uz
2 2

 2β  ε  0
2
2
. (9)
τ τ
2
yz

xi w t E бIб yz uz ρс E бIб
где xi  , wi 
i
, τ  2
, yz  , uz  , ε 
2

2
.
L L L ρбА б L L ρ б E сA бL

β E бIб
β  - безразмерные переменные и параметры, β - коэффициент
E сA с ρбА б
линейно-вязкого сопротивления стойки.
В процессе колебаний должны удовлетворяться граничные условия в
начале, в конце балки и в основании опоры:

65
w 1 0 , τ   0 , w l , τ   0 , w l , τ   0 , u ( 0 , τ )  0 .
//

m
m
m
m
z (10)
Условия сопряжения пролетов означают непрерывность функций
x  , поворотов x  и изгибающих моментов x в
/ //
перемещений w i
i
,τ w i i ,τ w i
i

точках x i  l i , x i 1  0 :
l ,τ  w l ,τ  w
/ /
w i
i
i 1 (0, τ) , w i
i
i 1 (0, τ) . (11)
l ,τ  w
// //
w i
i
i 1 (0, τ) .
0 , τ   l , τ   u z ( rz , τ )
/// /// /
w i 1 w i
i
.
R
где rz 
z
.
L
Условие сопряжения балки и стойки:
w (0, τ)  u (r , τ) .
i 1 z (12)
z

Разделим переменные в уравнении (8), считая, свободные колебания


гармоническими:
ωnτ
w  W ( x )e . (13) i
in
i

Подставляя (13) в (8), получим уравнение для форм собственных


колебаний i-ого пролета поврежденной балки:
IV
ω W  0.
2
W (14) in n in

где W in  W in ( x i )
.
Решение уравнения (14) ищем в виде:
λxi
. (15) W in  De
Согласно (15), общее решение уравнения (14) имеет вид:
W  C e C e C e C e . (16) in i1
λ1 x i
i2
λ2 xi
i3
λ3 xi
i4
λ4 xi

Преобразуя выражение (16) с помощью функций Эйлера, получим общее


решение уравнения (14):
 ω   ω   ω   ω   ω   ω   ω   ω 
W  A ch  x  cos  x   A ch  x  sin 
n
x   A sh  x  cos  x   A sh 
n
x  sin  x  . (17) n n n n n n

               
i i i i i i i i
in i1 i2 i3 i4

 2   2   2   2   2   2   2   2 
Разделим переменные в уравнении (9), считая свободные колебания
гармоническими:
ωnτ
u  U (y )  e . (18) z
z z

Подставляя (18) в (9), получим уравнение форм собственных продольных


колебаний z-ой опоры поврежденной балки:
II
U μ U 0.
2
(19) z z

где U z
 U z (y z ) , μ
. 2
 2 βω n  ε ω n
2 2

Решение уравнения (19) имеет вид:


 Ke
k yz
. U z
(20)
Решение уравнения (19) с учетом (20) имеет вид:

66
U z  К 1e  K 2e
k1 y z k2 yz

. (21)
Преобразуя функцию (21) с помощью функций Эйлера, получим общее
решение уравнения (19):
U  B sin μ y  B cos μ y . (22) z z1 z z2 z

Постоянные интегрирования A , A , A , A , B , B для каждого i1 i2 i3 i4 z1 z2

пролета находим, удовлетворяя граничным условиям.


Граничные условия (10), условия сопряжения пролетов (11) и условие
сопряжения пролетов и стойки (12) становятся следующими:
W  0   0 , W  l   0 , W 0   0 , W l   0 , U  0   0 .
// //
1n mn m 1n mn m z

W l   W   ( 0 ) , W l   W   ( 0 ) , W   0   W l   U ( r ) .
/ / // // /// /// /
in i i 1 n in i
(23) i 1 n i 1 n in i z z

W   (0)  U (r ) .
i 1 n z z

Введем функции Крылова:


 ωn   ωn   ωn   ωn 
S 1 ( x i )  ch  x i  cos  x i  , S 2 ( x i )  ch  x i  sin  xi.
 2   2   2   2 
       
 ωn   ωn   ωn   ωn 
S 3 ( x i )  sh  x i  cos  x i  , S 4 ( x i )  sh  x i  sin  xi.
 2   2   2   2 
       
Уравнения (23) формируют линейную алгебраическую систему уравнений,
записанную в матричном виде относительно постоянных интегрирования вида:
G∙F=V, (24)
Здесь G – квадратная матрица порядка 10хm.

G 1

G 1 (2 )

G 1 (1 )

G1

G i( i+ 1 )

G G i( z )

Gz

G (m -1 ) m

G m -1 (s)

Gs .
Gm

Где G1, Gm, G z - матрицы, описывающие граничные условия:


1 0 0 0
  ,
G1  ωn ωn
0 1
 2 2 
 S 1 l m  S 2 l m  S 3 l m  S 4 l m  
 
G  ωn ωn ωn ωn
m  S  l   S  l  S  l   S  l  S  l   S  l  S 3  l m   S 2  l m  
 3 m 2 m 1 m 4 m 1 m 4 m
 2 2 2 2 

67
G z 1.
Gi(i+1) – матрица, описывающая условия сопряжения пролетов балки:
 S1 (li ) S 2 (li ) S 3 (li ) S 4 (li ) 1 0 0 0 0 0 
 
 ω ω ω ω ωn ωn 
n
S 3 ( l i )  S 2 ( l i )  n
S 1 ( l i )  S 4 ( l i )  n
S 1 ( l i )  S 4 ( l i )  n
S 3 ( l i )  S 2 ( l i )  0   0 0 0
 2 2 2 2 2 2 
G i ( i 1) 
  ω nS 4 (li )  ω nS 3 (li )  ω nS 2 (li )  ω nS1 (li ) 0 0 0  ωn 0 0 
 
ωn ωn ωn ωn ωn ωn
ω S 3 ( l i )  S 2 ( l i )   ω n S 1 ( l i )  S 4 ( l i )  ω n S 1 ( l i )  S 4 ( l i )   ω n S 3 ( l i )  S 2 ( l i )  0 ω n  ωn  μ cos( μ r z ) μ sin( μ r z ) 
 n 0
 2 2 2 2 2 2 

G – условие сопряжения пролетов и стойки:


i(z)

G  1 0 0 0  sin  μ r   cos  μ r   .
i(z)
z z

Нулевые элементы матрицы G не выписаны.


F – матрица – столбец постоянных интегрирования:
 A 11   A i1   A m1 
 F1       
   A 12   A i2   A m2 
 ...  A  A  A 
F   Fi  , где F1    Fi    , Fm   m 3 
13 i3
, .
   A 14   A i4   A m4 
 ...       
  B B B
 11   z1   s1 
 Fm       
 B 12   B z2   B s2 
V – нулевая матрица – столбец.
Система уравнений (24) однородная, следовательно, условием
существования ненулевых решений является равенство нулю определителя
матрицы G – это и будет частотное уравнение для определения ωn (при n=1, 2,
…∞).
Зная спектр собственных частот изгибных колебаний поврежденной балки,
находим, решая систему уравнений (24), неизвестные постоянные
интегрирования Аij, Bzj, соответствующие n-ой частоте.
Вынужденные изгибные колебания балки после обрыва связи
Уравнение вынужденных изгибных колебаний i-ого пролета балки после
внезапного обрыва одной из связей в левой опоре имеет вид:
 w  w
4 2
i i

4
  q (25)
τ
2
xi
3
xi w t E бIб q нL
где xi  , wi 
i
, τ  2
, q   - безразмерные переменные и
L L L ρбА б E бIб
параметры, qн – интенсивность распределенной нагрузки на балке.
Решения уравнения (25) для каждого пролета должны удовлетворять
начальным условиям:
w i
w i ( x i ,0 )  w ст , i (x i ) ,  0 . (26)
τ
0,x i

где wст,i – начальный статический прогиб неповрежденного пролета балки,

68
w
- скорость движения точек i-ого участка.
i

τ
Решение неоднородного уравнения (25) для каждого пролета в
отдельности пишем в виде разложения по собственным функциям W ( x ) с in
i

коэффициентами в виде неизвестных функций Q ( τ ) : in

w i (x i, τ)   Q in
( τ )  W in ( x i ) . (27)
n 1

где n – номер частоты ω.


Подставляя (27) в (25) с учетом (14) получим уравнение вида:
 2
d Q in
 ( Q in ( τ ) ω n  )  W in  q . (28)
2

2
n 1 dτ
Умножим (28) на Win, проинтегрируем обе части по x от 0 до li для i-ого i

пролета и, используя свойство ортогональности собственных функций


W  W ( x ) , получим дифференциальные уравнения для функции Q ( τ ) :
in in
i
in

2
d Q in
 ω n Q in  R . (29)
2

2 in

li

q   W in ( x i ) d x i
где обозначено R in
 li
0
.
2
W in
( x i )d x i
0

Решая неоднородное уравнение (29) методом вариации произвольных


постоянных, получим уравнение, описывающее прогибы пролетов балки после
внезапных структурных изменений в левой опоре:

q 1 ωnτ 
w i (x i , τ)     K i cos  ω n τ   2 T i sin  W in ( x i ) .
2

 
(30)
n 1 Θi  ωn 2 
li li li
1
где обозначено: Θi  W
2
in
( x i )d x i , K i  W in
(x i )  w ст , i ( x i ) d x i , T i  2  W in ( x i ) d x i
0 q 0 0

.
Напряжения в сегментах в процессе колебаний описываются функцией:
2
E бIб d w i
σ i (x i, τ)   2
. (31)
Wc dxi
Эффект внезапного выключения одной из связей в левой опоре балки
w (x i ) σ ст . i ( x i )
оценивается коэффициентами и , показывающими
ст , i
M i
 Hi 
w i (x i, τ) σ i (x i , τ)

превышение прогибов и напряжений в сечении x i-ого пролета балки. i

Заключение. Представленный расчет неразрезной балки на упруго-


податливых опорах основан на методе построения приближенных
аналитических решений краевых задач, описываемых дифференциальными
уравнениями четвертого порядка. Дифференциальные уравнения описывают
69
динамический процесс в упругом теле, развивающийся при импульсном
изменении условия опирания балки на левой опоре. Представленный механизм
расчета позволяет оценить динамические приращения деформаций и
напряжений балки к ее статическим значениям и влияние внезапных
повреждений на всю конструкцию по длине балки.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Потураева Т.В. Переходные процессы в балках при внезапных
структурных перестройках и трещинообразовании. [Текст]: дисс. … канд. техн.
Наук : 05.23.17/ Потураева Татьяна Вячеславовна. – Орел, 2009. 24 с.
2. Гордон В.А., Кравцова Э.А. Влияние продольного расслоения
составного стержня на частоты собственных изгибных колебаний. Текст. / В.А.
Гордон, Э.А. Кравцова // Строительная механика и расчет сооружений, М.:
ОАО НИЦ «Строительство» – 2011. – №1. С.19 – 24.
3. P.L. Verniere De Irassar, G.M. Ficcadenti, P.A. A Laura, Dynamic analysis of
a beam with an intermediate elastic support, Journal of Sound and Vibration 96
(1984) 381–389.
4. Hsien-Yuan Lin, Dynamic analysis of a multi-span uniform beam carrying a
number of various concentrated elements, Journal of Sound and Vibration 309 (2008)
262–275.

Сведения об авторах.
1. Гордон Владимир Александрович, Орловский государственный
университет имени И.С. Тургенева, заведующий кафедрой «Высшая
математика», доктор технических наук, профессор, г. Орел, Наугорское шоссе,
29, gordon1312@mail.ru
2. Хресчатова Ирина Николаевна, ОБУ «Курскгражданпроект», инженер-
конструктор 1 категории, 305004 г. Курск, ул. Димитрова, 96/1,
xreschatova@yandex.ru

УДК 624.011:674

М.И. Делова
Курский государственный университет, г. Курск, Россия

К РАСЧЕТУ ИЗГИБАЕМЫХ КЛЕЁНЫХ ДЕРЕВЯННЫХ


КОНСТРУКЦИЙ ПО ПЕРВОЙ ГРУППЕ ПРЕДЕЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ

Приведены расчетные параметры клеѐных деревянных элементов при


изгибе в зависимости от сорта применяемых материалов при статической
нагрузке. Дан анализ изменения напряженно-деформированного состояния

70
клеѐных деревянных элементов, работающих в условиях изгиба при
наличии природных дефектов.

Прочностные и деформационные характеристики материалов определяют


несущую способность строительных конструкций. Поведение КДК под
нагрузкой сложно и неоднозначно. Так, при деформировании весьма ощутимы
временные эффекты – ползучесть, релаксация напряжений и снижение
прочности при длительном действии нагрузок. Иными словами, деревянные
конструкции способны изменять свое напряженно-деформированное состояние
во времени.
Другая особенность, присущая деревянным конструкциям – нелинейный
характер распределения деформаций по высоте сечения изгибаемого элемента,
а так же деформаций, развивающихся во времени.
Исследования напряженно-дефомированного состояния конструкции
является основным вопросом в изучении поведения конструкции под нагрузкой
и позволяют совершенствовать методы расчета клеѐных деревянных элементов
с учетом изменения параметров, характеризующих процесс деформирования
конструкции и распределение напряжений при эксплуатации.
В результате проведенных экспериментальных исследований характера
распределения деформаций по высоте сечения клеѐных деревянных балок в зоне
действия максимального изгибающего момента для образцов двух серий lр/h =16,
lр/h =7,5 (где h – высота сечения элемента, м; lр – расчетный пролет элемента, м)
установлено, что при напряжениях, не превышающих временных сопротивлений
древесины каждый слой клеѐной древесины по высоте сечения деформировался
линейно. Несмотря на это распределение деформаций в клееном пакете носит
нелинейный характер за счет разных механических свойств древесины в каждом
слое [1,2].
Как показывают теоретические исследования [3], для материалов с малой
сдвиговой жесткостью, к которым относится и древесина, на характер
распределения нормальных напряжений влияют два параметра: геометрический -
соотношение h/lр; физико-механический - соотношение E/G (где Е - модуль
упругости материала при изгибе, МПа; G - модуль сдвига, МПа).
Максимальные нормальные напряжения с учетом неравномерности их
распределения по высоте сечения можно определить по формуле [1]:
     1  m  , (1)
где m   / 5 – коэффициент неравномерности распределения нормальных
2

напряжений по высоте элемента;    h / 2 l   E / G – параметр анизотропии;  


p

– напряжение в крайнем растянутом (+) и крайнем сжатом (–) волокне балки,


МПа;  – напряжение, вычисляемое по формуле сопротивления материалов для
изгибаемых элементов, МПа.
Древесина является анизотропным материалом, для которого отношение
модуля упругости к модулю сдвига составляет переменную величину [1]. Эти
особенности не нашли отражения в существующих нормах проектирования
71
деревянных конструкций в расчетах по первой и второй группам предельных
состояний [5]. Так, при определении прогиба согласно [5] отношение E/G
принимается равным 20.
Согласно проведенных исследований [4] установлено, что при изменении
сортности древесины, отношение модуля упругости к модулю сдвига
изменяется. При увеличении относительных размеров пороков строения
древесины E при статическом изгибе снижается за счѐт ослабления рабочей части
сечения клеѐного элемента. Величина модуля сдвига G клеѐной древесины при
изгибе зависит от вида и размеров пороков, а так же от их расположения
относительно плоскости скалывания. Сучки, пересекающие плоскость
скалывания, действуют как нагели, повышая модуль сдвига. В то же время
наличие в плоскости скалывания трещин, наклона волокон - снижает G. Это
подтвердили кратковременные статические испытания клеѐных деревянных
балок на изгиб с отношением lр/h=15 выполненных из древесины I, II и III сортов
[4].

Таблица 1. Кратковременные испытания изгибаемых элементов из клеѐной


древесины разных сортов
Статистическая обработка
Среднее
Средне
Сорт элементов арифметическо Коэффицие
квадратичн Показатель
№ из клееной е значение нт
ое точности,
древесины временного вариации,
отклонение, %
сопротивления %
МПа
R и , МПа
1 I сорт 57,322 4,311 7,521 3,070
2 II сорт 47,400 4,895 10,326 3,903
3 III сорт 36,760 3,544 9,641 3,213

Средние значения модуля упругости E и модуля сдвига G для изгибаемых


элементов из клеѐной древесины I, II и III сортов приведены в таблице 2.

Таблица 2. Средние значения модуля упругости и модуля сдвига опытных


элементов при статическом изгибе кратковременной нагрузкой
Сорт пиломатериалов
№ Показатели
I II III
1 Модуль упругости Е, МПа 12986 10364 9637
2 Модуль сдвига G, МПа 541 535 563
3 Е/G 24 19,37 17,12
4  0,513 0,461 0,433
5 m 0,053 0,043 0,037

Проведенный анализ исследований [1,4] позволил установить зависимости


изменения модуля упругости и модуля сдвига от качества пиломатериалов и

72
прочности изгибаемых клеѐных деревянных элементов в относительных
координатах (рисунок 1, 2).

Рис. 1. Зависимость отношения Еi/ЕI от прочности клеѐных деревянных


элементов:
Еi – модуль упругости для I, II и III сортов древесины; ЕI –модуль упругости
для I сорта древесины; Rm;i – прочность клееных деревянных элементов из
пиломатериалов I, II и III сортов древесины при изгибе; Rn;I – прочность
клееных деревянных элементов из пиломатериалов I сорта древесины при
изгибе

Рис. 2. Зависимость отношения (Е/G)i/(Е/G)I от прочности клеѐных


деревянных элементов:
(Е/G)i – отношение модуля упругости от модуля сдвига для I, II и III сортов
древесины; (Е/G)I – отношение модуля упругости от модуля сдвига для I
сорта древесины; Rm;i – прочность клееных деревянных элементов из
пиломатериалов I, II и III сортов древесины при изгибе; Rn;I – прочность
клееных деревянных элементов из пиломатериалов I сорта древесины при
изгибе
73
Применение пиломатериалов II, III сорта в клеѐном пакете изгибаемых
конструкций снижает показатель коэффициента неравномерности распределения
нормальных напряжений по высоте элемента на 18,87% и 30,19 %,
соответственно.
Таким образом, при расчете клеѐных деревянных конструкций работающих
на изгиб по первой группе предельных состояний необходимо учитывать
изменение коэффициента неравномерности распределения напряжений по
высоте сечения клеѐного пакета m в зависимости от сорта применяемых
пиломатериалов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Делова М.И. Деформирование изгибаемых клеѐных деревянных
элементов при статическом нагружении: Автореф. дис. … канд. техн. наук
(05.23.01). – Белгород.: БелГТАСМ, 2001. – 19 с.
2. Делова М.И. Оценка напряжений и предельные условия прочности
клеѐных деревянных конструкций // Строительство и реконструкция. Известия
ОрелГТУ. – 2009. –№ 4/24. – С. 11-14.
3. Родионова, В.А. Прикладная теория анизотропных пластин и оболочек
[Текст] / В.А. Родионова, Б.Ф. Титаев, К.Ф. Черных; С.-Петерб. ун-т. СПб.,
1996. 280 с.
4. Поветкин С.В. Выносливость клеѐных деревянных элементов при
изгибе: Автореф. дис. … канд. техн. наук: 05.23.01. – Воронеж: ВИСИ, 1988. –
21 с.
5. СП 64.13330.2011. Деревянные конструкции. Актуализированная
редакция СНиП II-25-80. М.: Росстандарт, 2011. – 92 с.

Сведения об авторе:
Делова Маргарита Ивановна, Курский государственный университет,
доцент кафедры «Промышленное и гражданское строительство», кандидат
технических наук, 305000 г. Курск, ул. Радищева, д. 33, delova.rita@yandex.ru

74
УДК 624.012.3

А.Л.Кришан , А.И.Мухаметзянов
Магнитогорский государственный технический университет,
г. Магнитогорск, Россия

РЕАЛИЗАЦИЯ ДЕФОРМАЦИОННОЙ МОДЕЛИ ЖЕЛЕЗОБЕТОНА


ПРИ РАСЧЕТЕ ПРОЧНОСТИ КОРОТКИХ ТРУБОБЕТОННЫХ КОЛОНН

Предложен новый подход к расчету прочности трубобетонных колонн на


основе деформационной модели железобетона. Отличительная особенность
данного подхода заключается в способе многоточечного построения диаграмм
деформирования бетонного ядра и стальной оболочки. При этом
учитывается два основных фактора. Во-первых, стальная оболочка и
бетонное ядро работают в условиях сложного напряженного состояния. Во-
вторых, при пошаговом наращивании относительных деформаций с ростом
их уровня постоянно изменяется боковое давление на бетонное ядро и
стальную оболочку. В результате параметрические точки диаграмм
деформирования бетона и стали на каждом шаге меняются. Такой подход
позволяет точнее описать реальное напряженно-деформированное состояние
трубобетонных колонн.

Задача теоретического определения прочности трубобетонных колонн


(ТБК) является непростой. Основная сложность расчета заключается в
необходимости адекватного учета сложного напряженного состояния
бетонного ядра и стальной оболочки.
На современном этапе наиболее точное решение данной задачи можно
получить при использовании деформационной модели железобетона. При этом
вначале необходимо теоретически построить зависимости между
напряжениями и относительными деформациями объемно-сжатого бетона и
сжато-растянутой стальной оболочки.
Рассматривается силовое сопротивление короткой центрально сжатой
ТБК. Бетон можно считать трансверсально-изотропным телом. Для
аналитического описания его напряженно-деформированного состояния за
основу принимаются зависимости ортотропной модели Н.И.Карпенко [1]. Для
принятых допущений система уравнений, описывающих связь между
напряжениями и деформациями любой точки бетонного ядра в упругой и
упруго-пластической стадиях, имеет вид:
1 1
  bz  1   bz  2 zr  bi   bz 
     1 1 1 
   , (1)
  br  Eb    zr  bi ( br   rr  bi )    br 

где Eb − начальный модуль упругости бетона.

75
Учет неупругих свойств объемно сжатого бетонного ядра производится
путем использования в расчете прочности переменных коэффициентов
упругости  bj ( j  z , r , i ) и поперечной деформации  zr ,  rr бетона [2]. Здесь
индексы z и r соответствуют продольному и радиальному направлениям, а
индекс i соответствует коэффициенту упругости, определяющему модуль
деформации бетона в зависимости между интенсивностью напряжений и
интенсивностью деформаций.
Значения коэффициентов поперечных деформаций бетона с увеличением
уровня сжимающих напряжений возрастают от начальных  b =0,18÷0,25 до
предельных  jr
 jru (j=z,r) в вершине диаграммы деформирования. Для
определения текущих значений  jr предлагается следующая формула [3]
0 ,5
   
   (   b )  bi biu
 , (2)
jr jru jru
  
 oj biu 
в которой предельное значение коэффициента поперечной деформации, а также
коэффициенты упругости можно вычислить согласно рекомендациям работы
[1].
Стальная оболочка рассматривается как изотропное тело. Для нее
используется гипотезой единой кривой А.А.Ильюшина, согласно которой
зависимость «p−p», полученная при одноосном растяжении стальной
оболочки считается действительной для всех напряженных состояний при
замене текущих напряжений  p и деформаций p на интенсивность текущих
напряжений  pi и деформаций pi соответственно.
Исходная диаграмма «p−p» обычно принимается двухлинейной. При
использовании высокопрочных сталей с условным пределом текучести лучше
подходит трехлинейная диаграмма, принимаемая в соответствии с
рекомендациями СП 63.13330.2012.
Связь между деформациями и напряжениями для любой точки внешней
стальной оболочки в упругой и упруго-пластической стадиях
  pz   1  p
  p   pz

  1    
 p     1   p   
 p E s, p  
p p . (3)
     1    
 pr   p p  pr 

Здесь pz, p, pr – нормальные (главные) напряжения в трубе в осевом,


тангенциальном и радиальном направлениях; pz, p, pr – относительные
деформации стальной оболочки по соответствующим направлениям; Еs,p –
начальный модуль упругости стали; νp – коэффициент упругости стали; υp –
коэффициент поперечной деформации стали трубы.

76
В системе (3) не учитываются касательные напряжения и сдвиговые
деформации, так как рассматриваются напряжения и деформации по главным
площадкам.
Коэффициент упругости стали находится по формуле


pi
p
 . (4)
 pi E s , p
В упругой стадии работы оболочки значение начального коэффициента
упругости  po определяется по формуле
3
  , (5)
2 1   0 
po

где  0 – коэффициент Пуассона для стали.


При расчете прочности ТБК напряженно-деформированное состояние
бетонного ядра и стальной оболочки во многом определяется соотношением
текущих коэффициентов поперечной деформации бетона и стали. Именно
поэтому их точное определение является принципиально важным.
В работе [3] значение коэффициента поперечной деформации  p
предлагается определять по формуле
  p   pu 
  0 , 48   0 , 48   0  ,
(6)
p
   pu 
 po 
в которой  pu – коэффициент упругости в конце площадки текучести
(допускается вычислять по формуле (4) при  pi =0,025).
Основная сложность построения расчетных диаграмм «bz–bz» для
бетонного ядра и «pz−pz» для стальной оболочки связана с тем, что боковое
давление бетона на стальную обойму br, в значительной степени
определяющее их параметры, имеет переменную величину. При постепенном
увеличении относительных деформаций укорочения оно возрастает от нуля до
некой предельной величины bru, зависящей от конструктивных и
геометрических параметров ТБК.
Поэтому необходимые параметры диаграмм деформирования
рассчитываются многоточечным способом [4] для короткого центрально
сжатого трубобетонного элемента. Постепенно наращивая деформации bz на
каждом шаге совместно решаются системы уравнений (1) и (3). В расчете
учитываются условия равновесия и совместная работа бетонного ядра и
внешней стальной оболочки.
Из данного расчета выводится формула для вычисления бокового
давления на бетонное ядро

77
  bz 
   r zr   bz

 bi 
p

 br
 , (7)
K p
 Kb

где выражения для K p и K b − имеют следующий вид:

0 , 5 p  d  d 
K p
  p   1    1 ; (8)
 p E s,p     

r  2 zr   
2

Kb     rr  
bz bi
  . (9)
 bi
Eb   bi  br 

В формулах (8) и (9) d и  − диаметр и толщина стенки оболочки, а


r  d  2   d    .
В результате на каждом j-ом шаге будем иметь свое боковое давление бетона  brj .
При заданной величине деформации bz и известном боковом давлении можно
определить все другие компоненты напряженно-деформированного
состояния ТБК. Однако для этого необходимо иметь диаграммы деформирования
материалов, прежде всего криволинейную диаграмму для бетона.
Известно, что величина бокового давления оказывает определяющее
влияние на координаты параметрических точек диаграммы деформирования
бетонного ядра. Следовательно, данную диаграмму необходимо строить на
каждом шаге расчета (рис.1,а). Для каждой диаграммы, с учетом результатов
работы [5], можно определить прочность объемно сжатого бетона R b 3
Rb3   b Rb , (10)
где Rb – прочность бетона при осевом сжатии;
b – коэффициент, учитывающий увеличение прочности бетона при
трехосном сжатии и вычисляемый по формуле

2
  2   2 
 b  1  0 , 25       , (11)
4  4  b

в которой  – относительная величина бокового давления со стороны


стальной оболочки на бетонное ядро    brj R b ; b – коэффициент материала,
принимаемый по рекомендациям работы [1] на основании опытов.

78
а)

б)

Рис.1. Семейство диаграмм деформирования бетона при пошаговом


наращивании осевых деформаций: а – координаты вершин диаграмм, б – к
определению напряжений при увеличении относительных деформаций;
1 – одноосное сжатие, 2,3 – объемное сжатие на промежуточных этапах
деформирования, 4 – объемное сжатие в предельном состоянии;
где b0 - величина относительной деформации бетона при однородном
напряженном состоянии одноосно сжатого бетона.

79
Для определения относительной деформация объемно сжатого бетона в
вершине каждой его диаграммы «bz–bz» феноменологическим путем получена
следующая формула
2 ,5 2 ,5
 R  Rb3 R  R 
 b 00   b0  b3



  b  b3



, (12)
 Rb  Eb Eb  Rb 

В результате такого расчета существенно точнее определяются напряжения


 bz в бетонном ядре, соответствующие заданным величинам относительных
деформаций (рис. 1,б).
При известных осевых деформациях укорочения и напряжениях в
бетонном ядре вычисляются напряжения pz в стальной оболочке
 pz   pz  p E s , p  0 , 5 p  br  d   1 . (13)
Расчеты выполняют до достижения напряжениями  bz прочности объемно
сжатого бетона в предельном состоянии короткой центрально сжатой ТБК. Эта
прочность предварительно вычисляется при коэффициенте  b , найденном по
формуле (11) в зависимости от предельного относительного бокового давления
бетона [3]
 1,5 b
  0 , 48 e  ,
0 .8
(14)
где ρ – конструктивный коэффициент трубобетона, вычисляемый по
формуле
 Ap
 
y,p
. (15)
Rb A

в которой  y , p – предел текучести стали внешней оболочки ТБК; A и A p –


площади поперечных сечений бетонного ядра и стальной оболочки.
После этого проверяют соответствие последнего значения относительной
деформации εbz предварительно вычисленной по формуле (12) деформации в
вершине диаграммы деформирования бетона. При невязке  bz   b 00   (  –
величина, задаваемая расчетчиком) уточняют деформацию  b 00 и все расчеты
повторяют.
В результате выполненных расчетов получают массивы числовых данных
для построения диаграммы деформирования бетонного ядра  bzj    bzj    bj 
и стальной оболочки  pzj    pzj    pj  .
Построенные диаграммы деформирования бетонного ядра и стальной
оболочки в дальнейшем используются для расчета прочности внецентренно
сжатой ТБК. Такой расчет следует производить на основе нелинейной
деформационной модели согласно положениям действующих норм - СП

80
63.13330.2012. Цель расчета – определение предельных усилий, которые
способен воспринять сжатый трубобетонный элемент.
Однако в процессе проектирования ТБК не следует забывать о
свойственной им высокой деформативности. Для исключения чрезмерных
деформаций ТБК в процессе расчета прочности нормального сечения
одновременно с соблюдением условий прочности необходимо контролировать
осевые деформации конструкции. Допустимые деформации должен задавать
проектировщик с учетом конкретных условий работы колонн в составе
несущего каркаса здания.
Результаты сопоставления расчетов с опубликованными
экспериментальными данными показали, что предложенный подход к
построению диаграмм деформирования бетонного ядра и стальной оболочки
позволяет точнее описать реальное напряженно-деформированное состояние
ТБК.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Карпенко Н.И. Общие модели механики железобетона. – М.:
Стройиздат, 1996. – 416 с.
2. Krishan A.L., Troshkina E.A. Estimation of carrying capacity of eccentrically
compressed concrete-filled steel tube columns. Electronic magazine ―Advances of
Environmental Biology‖. Volume 8, № 6, May 2014, pp.1974–
1977,http://www.aensiweb.com/aeb online.html.
3. Кришан А.Л., Астафьева М.А., Сабиров Р.Р. Расчет и конструирование
трубобетонных колонн: монография. Saarbrucken, Deutschland: Palmarium
Academic Publishing, 2016.–261 с.
4. Карпенко Н.И., Карпенко С.Н., Петров А.Н., Палювина С.Н. Модель
деформирования железобетона в приращениях и расчет балок-стенок и
изгибаемых плит с трещинами. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2013. – 156 с.
5. Krishan A.L., Krishan M.A., 2014. Strength of axially loaded concrete-filled
steel tubular columns with circular cross-section // Electronic magazine ―Advances of
Environmental Biology‖. Vol. 8, № 6, May 2014, pp. 1991-1994, http://
www.aensiweb.com/aeb online.html

Сведения об авторах:
1.Кришан Анатолий Леонидович, Магнитогорский государственный
технический университет, заведующий кафедрой проектирования зданий и
строительных конструкций, доктор технических наук, профессор, 455006 г.
Магнитогорск, ул.Жасминовая,6, kris_al@mail.ru
2. Мухаметзянов Альберт Ильдарович, Магнитогорский государственный
технический университет, магистрант, 455000 г.Магнитогорск,
ул.Урицкого,11-212, innocent77@yandex.ru

81
УДК 624.014

Ю.В. Купченко
Одесская Государственная Академия Строительства и Архитектуры,
г. Одесса, Украина

УЧЕТ УСЛОВИЙ РАБОТЫ ЦЕНТРАЛЬНО-СЖАТЫХ СТАЛЬНЫХ


СТЕРЖНЕЙ

Учет влияния начальных искривлений сжатых стальных стержней


составного таврового сечения из двух уголков ферм покрытий и перекрытий с
гибкостью элементов λ ˃ 60 при расчете на устойчивость.

Особенности действительной работы стали, элементов конструкций и их


соединений, имеющие систематический характер, но не отражаемые
непосредственно в расчетах, учитываются коэффициентами условий работы.
Установленный в табл. 5.1, п. 5.4.1 [1] коэффициент условий работы γс =
0.8 (табл. 6, [2]; табл. 1, [3]) введен с целью учета фактических значений
начальных искривлений сжатых составных элементов таврового сечения из
уголков, в которых в связи с несимметричным расположением швов при
приварке прокладок между уголками начальные искривления превышают
учитываемые в расчетах.

Таблиця 5.1 Коефіцієнт умов роботи


Коефіцієнт умов роботи
Елементи конструкцій
с
4. Стиснуті основні елементи (крім опорних) 0.80
решітки складеного таврового перерізу з
двох кутиків у зварних фермах покриттів і
перекриттів при розрахунку на стійкість
зазначених елементів із гнучкістю  60

Расчет на устойчивость центрально-сжатых элементов сплошного


сечения выполняется по формуле ([1], п. 8.1.3):
N  n
1 . (1)
  A  Ry  c
где φ – коэффициент устойчивости при центральном сжатии, значение
которого при   0 . 4 необходимо определять по формуле:
 
0 .5

   
2
 39 . 48  
2
 . (2)

2

82
Значение коэффициента δ находится как:
  9 . 87  (1       )  
2

. (3)
где α и β – коэффициенты, характеризующие начальные искривления и
остаточные напряжения.

Рис. 1. Фермы с элементами из парных уголков

Коэффициент устойчивости φ определяется в настоящих нормах [1], [3] с


учетом того, что в реальных конструкциях существуют начальные искривления
стержней, связанные с разными факторами (погибь проката, недостатки
изготовления и монтажа), т.е. рассматривается не идеальный центрально-
сжатый стержень, а внецентренно-сжатый, имеющий небольшие
эксцентриситеты. Но ведь и коэффициент условий работы учитывает это
неблагоприятное обстоятельство, которое раньше [2] не отражалось в расчетах
прямым путем, а теперь учитывается определением значений коэффициента
устойчивости с учетом начальных искривлений сжатого элемента. Это может
приводить к определенному запасу устойчивости центрально-сжатых стержней
ферм и, в свою очередь, к повышению металлоемкости конструкции.
В таблице 1 представлены значения коэффициентов устойчивости для
различных значений гибкостей центрально-сжатых стальных стержней с
расчетным сопротивлением материала 240 МПа, определенные по
действующим [1] и предшествующим [2] нормам, при этом значение
коэффициента условий работы в рассматриваемых нормативных документах
одинаково (γс = 0.8).

83
Таблица 1
 
  (ДБН В.2.6 (СНиП II-23- Расхождение,
– 198:2014) 81*) %
60 2.05 0.805 0.735 - 8.7
70 2.39 0.754 0.674 - 10.6
80 2.73 0.686 0.611 - 10.9
90 3.07 0.612 0.549 - 10.3
100 3.41 0.549 0.490 - 9.6
110 3.75 0.478 0.438 - 8.4
120 4.1 0.419 0.388 - 7.4
130 4.44 0.364 0.346 - 4.9
140 4.78 0.315 0.310 - 1.6
150 5.12 0.276 0.278 0.01
160 5.46 0.244 0.251 2.9
170 5.8 0.218 0.226 3.7
180 6.14 0.202 0.196 3.06

Согласно результатов, приведенных в таблице 1, использование


коэффициента устойчивости, определенного по [1], при расчете на
устойчивость центрально-сжатых стержней ферм приводит к запасу
устойчивости до 10.9 % за счет повторного учета начальных искривлений
стержня, которые уже были учтены коэффициентом условий работы (γс = 0.8).
Вывод: При расчете на устойчивость стержней составного таврового
сечения из двух уголков ферм покрытий и перекрытий с гибкостью
элементов
λ ˃ 60 влияние начальных искривлений учитывается значениями и
коэффициента условий работы γс = 0.8 и коэффициента устойчивости φ. Это
приводит к запасу устойчивости сжатых стальных стержней ферм и к
повышению металлоемкости конструкции.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. ДБН В.2.6 – 198:2014 «Сталеві конструкції. Норми проектування»/
Мінрегіон України, Київ, 2014. 199 с.
2. СНиП II-23-81* «Стальные конструкции. Нормы проектирования»/ М.:
Госстрой СССР, 1991. 96 с.
3. СП 16.13330.2011 «Стальные конструкции» Актуализированная редакция
СНиП II-23-81*/Минрегион России, М., 2011. 171 с.
4. Нілов О.О., Пермяков В.О., Шимановський О.В., Білик С.І, Лавріненко
Л.І., Бєлов І.Д., Володимирський В.О. Металеві конструкції. 2-е видання. Київ:
«Сталь», 2010. 869 с.

84
Сведения об авторе:
Купченко Юрий Викторович, Одесская Государственная Академия
Строительства и Архитектуры, доцент кафедры «Металлических, деревянных и
пластмассовых конструкций», кандидат технических наук, доцент. 65029,
Украина, Одесса, ул. Пишоновская, д.23, кв. 13, Yunat2001@mail.ru

УДК 624.012.45

Д.С. Меркулов, А.И. Татаренков


Курский государственный университет, г. Курск, Россия

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ


ИССЛЕДОВАНИЙ УСИЛЕННЫХ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ КОНСТРУКЦИЙ

Рассмотрены результаты комплексных экспериментальных исследований


усиленных железобетонных конструкций. Усиление конструкций выполнялось
наращиванием сечения и изменением статической схемы. Получены данные о
прочности, деформативности и трещиностойкости усиленных конструкций
при различных вариантах компоновки сечения и уровня нагружения.

Надежность строительного объекта поддерживается обеспечением


долговечности и безотказности, которые требуют функции объекта в заданных
условиях и режимах эксплуатации. Соответствие параметров эксплуатируемых
конструкций проектным значениям определяется конструктивной
безопасностью [1,2]. Длительный срок эксплуатации зданий при
одновременном проявлении силовых и средовых воздействий приводит к
появлению и развитию повреждений. Для обеспечения проектных параметров
поврежденных конструкций разработаны разнообразные системы усиления
железобетонных конструкций [3,4].
В действующем своде правил СП 63.13330.2012 приведены требования к
восстановлению и усилению железобетонных конструкций, которые сведены к
общим указаниям по поверочным расчетам конструкций и по расчету усиления.
При проектировании усиления железобетонных конструкций необходимо
учитывать специфические особенности: наличие в усиливаемом элементе
повреждений, наличие в усиливаемом элементе напряженно-деформированного
состояния, многообразие конструктивных решений усиления железобетонных
конструкций, изменение граничных условий и трансформация внутренних и
внешних связей в процессе усиления, трансформация конструктивных систем
[4,5,6]. С позиций оценки напряженно-деформированного состояния усиленных
железобетонных конструкций выделяются два принципиальных направления:
усиление конструкции с предварительной разгрузкой и усиление конструкций

85
под нагрузкой [4]. Усиление конструкций с предварительной разгрузкой
возможно в ограниченном числе случаев, когда выполняется усиление
отдельного сборного элемента, не входящего в конструктивную систему
здания. Поэтому в теории усиленных железобетонных конструкций особую
значимость приобретает проблема учета предыстории нагружения конструкций
с позиций оценки временных процессов их деформирования, износа
материалов, повреждений за время эксплуатации, режима нагружения,
изменения напряженно-деформированного состояния.
Развитие теории усиления железобетонных конструкций возможно на
основе экспериментальных исследований. Ранее выполненные ранее
исследования малочисленны, они носятся фрагментарный характер, не в
полной мере отражают специфику усиления железобетонных конструкций и не
могут служить экспериментальной основой методов проектирования
конструкций рассматриваемого класса.
Учеными Курского государственного университета в последние годы
выполнены проблемно-направленные экспериментально-теоретические
исследования усиленных железобетонных конструкций, накоплен опыт
выполнения экспериментально-теоретических исследование по данной
проблеме. Основной целью выполненных исследований является
экспериментальное обоснование теории реконструкции железобетона.
Программа исследований усиленных железобетонных конструкций
представлена в таблице 1. Программа исследований включала:
- испытания №1 и №2: внецентренно сжатые элементы при
кратковременном и длительном сжатии без предварительного нагружения
усиливаемого элемента с вариантами сочетаний в сечении элемента различных
бетонов с эксцентриситетами приложения нагрузки e/h=0,06…0,3;
- испытания №3 и №4: внецентренно сжатые элементы, усиленные под
нагрузкой, при уровне нагружения усиливаемого элемента 0,3;0,4;0,6 с
эксцентриситетами приложения кратковременной нагрузки e/h=0,06…0,3; при
длительном нагружение с эксцентриситетами приложения нагрузки e/h=0,3 при
уровне нагружения усиливаемого элемента 0,6;
- испытания №5: две изгибаемые нагруженные однопролетные балки
объединяются в статически неопределимую двухпролетную систему
постановкой надопорной арматуры и наращиванием балок сверху по всей
длине, усиление балок выполнено под нагрузкой при уровне нагружения
усиливаемого элемента 0,78; таким образом, в результате усиления две
однопролетные балки трансформированы в двухпролетную неразрезную балку;
- испытания №6: изгибаемые предварительно напряженные элементы,
усиленные под нагрузкой, при уровне нагружения усиливаемого элемента 0,7;
усиление выполнено наращиванием сечения сверху при жестком и податливом
сопряжении усиливаемой конструкции и бетона усиления;
- испытания №7: элементы прямоугольного и таврового сечения,
усиленные с предварительной разгрузкой, при кратковременном изгибе с

86
кручением при соотношении величин крутящего и изгибающего моментов 0,2 и
0,3.
- испытания №1 - №7: изучено влияние технологических воздействий при
усилении железобетонных конструкций методом наращивания сечения, а
именно набухание бетона усиливаемого элемента от увлажнения при укладке
бетона усиления, изменение напряжений в бетоне, снижение прочности бетона
усиливаемой конструкции при увлажнении, набор прочности усиления и
перераспределение внутренних усилий с усиливаемого элемента на все
составное сечение усиленной конструкции.

Таблица 1. Экспериментальные исследования усиленных железобетонных


конструкций
№ Вид испытаний Характеристика испытаний Кол-во Источн
п/ опытн. ик
констр
п
1 Элементы, усиленные с Сжатие кратковременное 8 [4,7,8]
предварительной внецентренное с
разгрузкой. эксцентриситетами
приложения нагрузки
e/h=0,06…0,3
2 Элементы, усиленные с Сжатие длительное 4 [4,7,8]
предварительной внецентренное с
разгрузкой. эксцентриситетами
приложения нагрузки
e/h=0,3
3 Элементы, усиленные Сжатие кратковременное 8 [4,7,8]
под нагрузкой. Уровень внецентренное с
нагружения эксцентриситетами
усиливаемого элемента приложения нагрузки
0,3;0,4;0,6 e/h=0,06…0,3

4 Элементы, усиленные Сжатие длительное 4 [4,7,8]


под нагрузкой. Уровень внецентренное нагружение с
нагружения эксцентриситетами
усиливаемого элемента приложения нагрузки
0,6 e/h=0,3
5 Элементы, усиленные Однопролетные балки 4 [4,9,10]
под нагрузкой объединяются в статически
изменением статической неопределимую
схемы. Уровень двухпролетную систему
нагружения постановкой надопорной
усиливаемого элемента арматуры и наращиванием
0,7 балок сверху по всей длине

87
6 Элементы, усиленные Изгиб предварительно 4 [4,8,11]
под нагрузкой напряженных элементов,
изменением статической усиленных под нагрузкой,
схемы. Уровень при жестком и податливом
нагружения сопряжении усиливаемой
усиливаемого элемента конструкции и бетона
0,78 усиления
7 Элементы, усиленные с Изгиб элемента 12 [12,131
предварительной прямоугольного и таврового 4]
разгрузкой. сечения с кручением при
соотношении величин
крутящего и изгибающего
моментов 0,2 и 0,3.

Полученные результаты позволили сформулировать экспериментально


обоснованные предпосылки теории реконструированного железобетона
[4,15,16,17]. Испытания выявлены новые особенности деформирования,
трещинообразования и разрушения усиленных железобетонных конструкций.
Определяющим параметром работы усиленной железобетонной конструкции
является действие эксплуатационной нагрузки на усиливаемую конструкцию в
процессе усиления. Несущая способность усиленных конструкций под
нагрузкой по сравнению с аналогичным усилением конструкции с разгрузкой
снижается. Если в сжатом бетоне усиливаемой конструкции начался процесс
микротрещинообразования, то уже на начальных стадиях нагружения
усиленной конструкции происходит интенсивное перераспределение
внутренних усилий в сечении конструкции. Необходимо учитывать
технологические воздействия на конструкции в процессе усиления.
Увлажнение бетона усиливаемой конструкции приводит к значительному, хотя
и непродолжительному изменению его начальных параметров, которые
необходимо учитывать при проектировании усиления введением коэффициента
условий работы. Установлена многофакторная связь силового сопротивления
бетона и железобетона с уровневыми, граничными и режимными параметрами
нагружения, с технологическими особенностями формирования
конструктивного решения.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Меркулов С.И. Развитие теории конструктивной безопасности объектов
в условиях коррозионных воздействий// Вестник Белгородского
государственного технологического университета им. В.Г. Шухова. – 2014. –
№3. – С. 44 – 46.
2. Development of Theory of Structural for Buildings and Construction // S.I.
Merkulov, R.V. Lesovik, S.V. Klyuev, N.V. Kalashnikov. World Applied Sciences
Journal. 2013. T. 25. № 12. pp. 1747 – 1750.

88
3. Меркулов С.И. Анализ и перспективы развития усиления бетонных
конструкций композитной арматурой//Безопасность строительного фонда
России. Проблемы и решения: материалы международных академических
чтений. –К урск: Курский государственный университет. – 2015. – С. 167 – 171.
4. Меркулов С.И. Основы теории реконструкции железобетона. – Курск:
Курск. гос. тех. ун-т. 2009. 248 с.
5. Бондаренко В.М., Меркулов С.И. Методологические основы теории
конструктивной безопасности реконструированного
железобетона//Строительная механика инженерных конструкций и
сооружений. – 2008. – №3. – С.77 – 80.
6. Бондаренко В.М., Меркулов С.И. Некоторые вопросы развития теории
реконструированного железобетона//Бетон и железобетон. – 2005. – №1. – С.25.
7. Меркулов С.И. Экспериментальные исследования составных
железобетонных элементов// Известия высших учебных заведений. –
Строительство. – 2004. – №10. – С. 122 – 125.
8. Меркулов С.И., Дворников В.М., Татаренков А.И., Меркулов Д.С.
Исследования усиленных железобетонных конструкций//Известия высших
учебных заведений. – Строительство. – 2009. – №9. – С. 123 – 129.
9. Меркулов С.И., Поветкин М.С. Исследования усиленных изгибаемых
железобетонных конструкций под нагрузкой//Промышленное и гражданское
строительство. – 2009. – №8. – С. 45 – 47.
10. Меркулов С.И., Татаренков А.И. Усиление железобетонных
конструкций изменением статической схемы// Вестник Белгородского

государственного технологического университета им. В.Г. Шухова. – 2013. –


№5. – С. 49 – 53.
11. Меркулов С.И., Поветкин М.С. Экспериментальные исследования
трещиностойкости усиленных изгибаемых железобетонных конструкций//
Научный вестник Воронежского государственного архитектурно-строительного
университета. – Строительство и архитектура. – 2009. –№3. – С. 111– 116.
12. Меркулов С.И., Стародубцев С.В. Экспериментальные исследования
стержневых железобетонных элементов составного сечения, подвергнутых
изгибу с кручением//Строительство и реконструкция. –2012. – №2. – С. 20 – 24.
13. Меркулов Д.С. Комплексные исследования усиленных железобетонных
конструкций составного сечения при сложных напряженных
состояниях//Безопасность строительного фонда России. Проблемы и решения:
материалы международных академических чтений. – Курск: Курский
государственный университет. – 2015. – С. 318 – 325.
14. Меркулов Д.С. К выбору расчетной модели силового сопротивления
железобетонных элементов при изгибе с кручением// Промышленное и
гражданское строительство. – 2009. –№10. – С. 46 – 48.
15. Меркулов С.И., Татаренков А.И., Дворников В.М. Оценка резерва
несущей способности эксплуатируемых железобетонных конструкций//

89
Вестник Белгородского государственного технологического университета им.
В.Г. Шухова. – 2013. – №6. – С. 66 – 69.
16. Меркулов С.И. К вопросу о реконструкции и реновации
конструктивных систем// Строительство и реконструкция. – 2012. – №6. – С. 42
– 44.
17. Меркулов С.И., Дворников В.М., Татаренков А.И. Расчет усиленных
внецентренно сжатых железобетонных конструкций с учетом специфических
особенностей их работы//известия Орловского государственного технического
университета. Серия: Строительство и транспорт. – 2008. – №4-20. – С. 18 – 23.

Сведения об авторах:
1. Меркулов Дмитрий Сергеевич, Курский государственный университет,
доцент кафедры промышленного и гражданского строительства, кандидат
технических наук, 305000 Курск, ул. Радищева, 33, pgs@kursksu.ru
2. Татаренков Андрей Иванович, доцент кафедры промышленного и
гражданского строительства, кандидат технических наук, 305000 Курск, ул.
Радищева, 33, pgs@kursksu.ru

УДК 699.8

С.И. Меркулов
Курский государственный университет, г. Курск, Россия.

СХЕМЫ РАЗВИТИЯ ПРОГРЕССИРУЮЩЕГО РАЗРУШЕНИЯ


ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ

Предложены возможные схемы механизмов прогрессирующего


разрушения конструктивных систем. Приведен обзор некоторых исследований
по оценке прогрессирующего обрушения конструктивных систем. На
основании анализа и обобщения положений нормативных документов и
результатов научных исследований предложены положения предотвращения
прогрессирующего разрушения при проектировании зданий и сооружений.

Причиной прогрессирующего разрушения считают внезапное разрушение


одного элемента, которое вызывает мгновенное перераспределение внутренних
усилий в других элементах и их разрушение. Этот процесс развивается до

90
полного разрушения объекта или до достижения равновесного состояния
внутренних усилий в неразрушенной части здания. Очень важно при
разработке методов защиты зданий и сооружений определить причины и схемы
прогрессирующего разрушения объекта. В [1] дана классификация
прогрессирующего разрушения, которая носит описательную форму и не может
служить основой для построения теории прогрессирующего разрушения. Как
показано в [2] расчет конструктивных систем с учетом прогрессирующее
разрушение возможен в рамках метода предельных состояния, для чего
необходимо определить схему и характер разрушения. Предлагаются
следующие схемы механизмов прогрессирующего разрушения конструктивных
систем:
- Схема 1. Мгновенное разрушение всех конструкций одного из верхних
этажей с последующим обрушением конструкций вышележащих этажей с
возникновением динамической нагрузки на нижние этажи. Возможными
причинами являются воздействие от падения летательного аппарата, снеговая
нагрузка, взрыв газовоздушной смеси, огневое воздействие при пожаре.
- Схема 2. Разрушение одного из элементов конструктивной системы с
перераспределением усилий между смежными элементами и как следствие
разрушение этих элементов. Реализуется «принцип домино». Причинами
являются воздействия от удара транспортного средства, от локального взрыва,
от значительного увеличения эксплуатационной нагрузки, повторная
сейсмическая нагрузка на поврежденное здание.
- Схема 3. Потеря устойчивости формы одного из элементов конструкции
или конструкции в составе конструктивной системы. Причинами является
значительное увеличение эксплуатационной нагрузки, изменение по сравнению
с проектной схемы приложения нагрузок.
- Схема 4. Изменение статически неопределимой конструктивной схемы
здания в статически определимую геометрически изменяемую схему
вследствие образования пластических шарниров в узлах сопряжения
конструкциях. Причиной являются значительное увеличение
эксплуатационной нагрузки,
- Схема 5. Комбинация перечисленных схем разрушения при совокупном
действии различных воздействий.
Для всех предложенных схем характерны общие признаки: воздействие
события малой вероятности; внезапное разрушение отдельной конструкции с
последующим лавинообразным разрушением всей конструктивной системы
или еѐ значительной части; значительные масштабы разрушения объекта,
многократно превосходящие объем начального локального разрушения.
Конечное разрушение объекта по своим размерам и величине
экономического ущерба значительно превосходит начальное локальное
разрушение. Это позволило прогрессирующее разрушение определить как
непропорциональное разрушение. Введение понятия непропорциональное
разрушение позволило предложить критерии непропорциональности как
предельные размеры зоны результирующего обрушения. Так, при

91
проектировании объектов нормируются расчетные ситуации с ограниченными
областями локальных разрушений. В соответствии с [3,4] зона локального
разрушения несущих конструкций ограничивается площадью 80 квадратных
метров на одном этаже, и уровень начального обрушения ограничивается
одним верхним или нижним этажом. Аналогичные ограничения зон локального
разрушения установлены в европейских нормах и нормах США [5,6]. Следует
отметить, что в настоящее время специалистами применяется объединенный
термин «прогрессирующее разрушение».
При проектировании зданий и сооружений с позиций предотвращения
прогрессирующего разрушения должна быть учтена аварийная ситуация,
имеющая малую вероятность возникновения и небольшую продолжительность,
но приводящая к достижению предельных состояний. Такими аварийными
ситуациями определены взрывы, столкновения с аварией и (или) пожарами, а
также отказ одной из несущих конструкций. К настоящему времени
сформированы определенные подходы и методы оценки возможного
прогрессирующего обрушения и способы защиты зданий и сооружений [2,7-
10]. Сформулирована общая методология снижения рисков прогрессирующих
разрушений зданий и сооружений, основные положения которой следующие:
- предупреждение или полное исключение организационными методами
возможности аварийного воздействия, например, взрывов в результате теракта,
а именно такая рассматривается расчетная ситуация, при которой из
конструктивной системы мгновенно удаляется один или несколько элементов;
- уменьшение объѐма разрушения объекта конструктивными методами:
создание общей конструктивной неразрезности каркасов, введение в
конструктивную схему дополнительных связей, непрерывное армирование
элементов монолитных железобетонных перекрытий, исключение хрупкого
разрушения отдельных элементов и узлов их сопряжения и другие;
- предотвращение прогрессирующего обрушения: на основании анализа
выявляются конструктивные элементы, разрушение которых неизбежно
приводит к прогрессирующему обрушению и причинению наибольшего ущерба
объекту, персоналу и оборудованию. При проектировании обеспечивается
«абсолютная» прочность данного элемента на действие аварийных нагрузок.
Наиболее распространѐнным методом защиты от прогрессирующего
разрушения проектируемых зданий является уменьшение объемов
прогрессирующего разрушения за счет его локализации. Каркас здания
«разбивается» на отдельные объемы, выход очага разрушения, за пределы
которых исключен, для чего в горизонтальном направлении здание разбивается
деформационными швами, в вертикальном направлении устраиваются связевые
этажи или мощные ригели междуэтажных перекрытий. Другим направлением
уменьшения объема разрушения является введение в конструктивную схему
дополнительных связей, так рекомендует в несущих каркасах выполнять связи
по наружным колоннам, вертикальные связи, контурные связи, внутренние
связи. Безопасность проектируемого здания можно обеспечить, если для
предотвращения прогрессирующего разрушения несущая способность всех

92
элементов системы будет достаточной для восприятия начальных аварийных
воздействий. Такое решение значительно увеличивает материалоѐмкость
конструктивного решения. В железобетонных конструкциях каркасного
многоэтажного здания армирование, требуемое для восприятия аварийного
воздействия и приложенных нагрузок, превышает в 3 и более раз количество
арматуры, необходимое из расчета для обеспечения несущей способности
конструкций при проектных нагрузках. Таким образом, при рассмотрении
различных вариантов возможного прогрессирующего разрушения
анализируются все возможные варианты локальных повреждений. Но при этом
параллельно необходимо решать задачу экономичности полученного
технического решения. Необходимо отметить, что приводящие к
прогрессирующему разрушению причины сегодня пополнились взрывами,
террористической угрозой. Эти вызовы с позиций получения экономически
оправданных решений следует устранять профилактическими мероприятиями и
в отдельных случаях конструктивными решениями (устройство защитных
барьеров, экранов и другие), а не учетом в расчетных ситуациях при
проектировании зданий и сооружений.
Варианты реализации прогрессирующего разрушения конструктивных
систем:
1). Локальное разрушение поврежденной конструкции при проектных
нагрузках, приводящее к перераспределению усилий в элементах системы с
возможным последующим прогрессирующим разрушение конструктивной
системы.
2). Локальное разрушение отдельного элемента при аварийном
воздействии, приводящее к лавинообразному разрушению конструктивной
системы.
3). Потеря устойчивости элемента конструкции, приводящая к
лавинообразному разрушению конструктивной системы.
4). Комбинация факторов, приводящих к прогрессирующему разрушению
конструктивной системы.
Локальное разрушение конструкции при проектных нагрузках,
приводящее к перераспределению усилий в элементах системы с возможным
последующим прогрессирующим разрушение конструктивной системы,
возможно вследствие деградационных процессов, как старение, коррозия и
другие. В этом случае речь идет о разрушении конструкций,
эксплуатирующихся длительное время в условиях, снижающих проектную
несущую способность конструкций. При проектировании этих объектов не
выполнялся расчет на возможное прогрессирующее разрушение и для оценки
локального разрушения, прежде всего, необходимо обеспечить
конструктивную безопасность объекта [8,11,12]. Анализом экспериментально –
теоретических исследований установлено, что мгновенное разрушение
элемента или связи конструктивной системы при действии эксплуатационной
нагрузки приводит к динамическому догружению всех остальных элементов
системы и, как следствие, к возможному прогрессирующему обрушению [10]. В

93
настоящее время сформировались направления расчета конструктивных систем
при разрушении элемента и возникновении опасности прогрессирующего
обрушения. Первое направление: высокоточный нелинейный динамический
расчет; второе направление: приближенный динамический расчет в упруго-
линейной постановке; третье направление: упрощенный расчет, основанный на
применении эквивалентных статических нагрузок с введением коэффициента
динамичности. В последнее время получили развитие упрощенные методы
расчета, в которых линейная статическая процедура требует применения
повышающего коэффициента к нагрузкам, учитывающего как нелинейные, так
и динамические эффекты.
Разработанные на сегодняшний день методы предотвращения
прогрессирующего разрушения можно разделить на две группы. Первую
группу составляют методы, в которых проектируют «ключевые элементы» на
восприятие особых воздействий, что исключает возникновение локального
разрушения, или выполняют оценку перераспределения внутренних усилий в
системе при удалении элемента (или нескольких элементов). В обоих случаях
расчетные значения усилий и перемещений не должны превышать допустимых
значение. Вторая группа методов ограничивает зону локального разрушения
вследствие удаления элемента (или нескольких элементов) постановкой
системы горизонтальных и вертикальных связей. Необходимо отметить, что
проектирование «ключевых элементов» системы приводит к повышению
материалоемкости проектного решения.

БИБЛИОГРАФИЧЕЧКИЙ СПИСОК
1. Starossek U. Typology of progressive collapse. Hamburg University of
Technology (TUHH). Hamburg. Germany. Engineering Structures. Vol. 29. №9. Hh.
2302-2307, Sept. 2007.
2. Меркулов, С.И. Живучесть железобетонных конструкций и
конструктивных систем// Вестник Белгородского государственного
технологического университета им. В.Г.Шухова. – 2015. – №3. – С. 58 – 61.
3. МНСН 4.19-05 Многофункциональные высотные здания и комплексы. –
М.: Департамент градостроительной политики, развития и реконструкции г.
Москвы, ОАО ЦНИИЭПжилища, 2005. – 70 с.
4. МГСН 4.19-2005 Временные нормы и правила. Проектирование
многофункциональных высотных зданий и зданий-комплексов в городе
Москве. – Введ. 2005-12-28. М.: Правительство Москвы, Москомархитектура,
2005.
5. EN 1991-1-7 Part 1-7: General Actions – Accidental actions. CEN. 2003, pp.
69.
6. UFC 4-023-03. Design of buildings to resist progressive collapse. Department
of Defense, 2003, 176 p.

94
7. Алмазов, В.О. Динамика прогрессирующего разрушения монолитных
многоэтажных каркасов. Монография/ В.О.Алмазов, Кхой Као Зуй. – М.:
Издательство АСВ. – 2013. – 128 с.
8. Тамразян, А.Г. Снижение рисков в строительстве при чрезвычайных
ситуациях природного и техногенного характера: Научное издание. Под общ.
ред. А.Г.Тамразяна. М.: Издательство АСВ. – 2012. – 304 с.
9. Назаров, Ю.П. К проблеме обеспечения живучести строительных
конструкций при аварийных воздействиях / Ю.П.Назаров, А.С.Городецкий,
В.Н.Симбиркин // Строительная механика и расчет сооружений. – 2009. – №4. –
С.5 – 9.
10. Меркулов, С.И. К вопросу обеспечения живучести железобетонных
конструкций и конструктивных систем// Строительство и реконструкция. –
2015. – №2 (58). – С. 63 – 67.
11. Merkulov, S.I. Development of Theory of Structural for Buildings and
Construction // S.I. Merkulov, R.V. Lesovik, A.A, Metrohin, N.V. Kalashnikov.
World Applied Sciences Journal. 2014. T. 31. № 4. pp. 531 – 533.
12. Merkulov, S.I. Development of Theory of Structural for Buildings and
Construction // S.I. Merkulov, R.V. Lesovik, S.V. Klyuev, N.V. Kalashnikov. World
Applied Sciences Journal. 2013. T. 25. № 12. pp. 1747 – 1750.

Сведения об авторе:
Меркулов Сергей Иванович, Курский государственный университет,
заведующий кафедрой промышленного и гражданского строительства, доктор
технических наук, профессор, 305000 Курск, ул. Радищева, 33, pgs@kursksu.ru

УДК 004.942: 624.014.078.45 + 624.042.12

Т.Г. Михайленко
Курский государственный университет, г. Курск, Россия

УЧЁТ РАЗМЕРОВ ЗОНЫ ПЛАСТИЧНОСТИ ПРИ


ПРОЕКТИРОВАНИИ СВАРНЫХ СОЕДИНЕНИЙ

Остаточные сварочные напряжения являются одной из основных причин


хрупкого разрушения строительных конструкций. Однако строительные
нормы не дают конкретных рекомендаций учѐта этого опасного явления.
Определение ширины развития зоны пластических деформаций вокруг сварного
шва даст возможность избежать при проектировании размещения
ответственных участков конструкции в зонах возможного разрушения.

95
Так как остаточные сварочные напряжения являются одной из основных
причин появления горячих и холодных трещин в сварных соединениях, их
хрупкого разрушения, то строительными нормами [1, п.13.1] предлагается при
проектировании учитывать наличие остаточных напряжений, но данная
рекомендация сформулирована в общем виде, без конкретных указаний, каким
же образом это следует осуществлять. Пункт 13.2 [1] рекомендует по
возможности избегать расположения сварных швов в зонах действия
растягивающих напряжений, превышающих 0,4 Ry (сопротивление по пределу
текучести), и избегать пересечений сварных швов. В разделе 14[1],
посвящѐнном проектированию сварных соединений стальных конструкций, не
только не учитывается наличие остаточных напряжений, но даже не
упоминается об их влиянии на конструктивную прочность соединений, только
в пункте 14.1.4 подчѐркивается, что при проектировании сварных соединений
следует исключать возможность хрупкого разрушения конструкций согласно
требованиям раздела 13, в том числе и пунктов 13.1 и 13.2, которые были
упомянуты выше раздела 14. То есть основное внимание обращается на то, что
область сварного шва, заряженная остаточными напряжениями, достигшими
предела текучести со знаком "+" (растяжение), не должна догружаться ещѐ
больше во избежание хрупкого разрушения.
Нормы [2] в пункте 8.114 упоминают о том, что следует исключать
стесненное расположение привариваемых деталей при проектировании
стальных конструкций, и рекомендуют для повышения выносливости и
хладостойкости конструкций, а также снижения отрицательного влияния
остаточных деформаций и напряжений от сварки предусматривать
мероприятия конструктивного и технологического характера
(предварительный выгиб и местный подогрев; нагрев отдельных зон после
сварки; оптимальный порядок сборки и сварки элементов; роспуск швов;
полное проплавление и выкружки на концах обрываемых деталей, подходящие
по касательной к поверхности оставшейся части сечения; механическую
обработку зон концентрации напряжений и др.).
В пункте 8.135 [2] рекомендовано соблюдать расстояния между сварными
швами, а именно: «привариваемые к стенке или полке балки ребра жесткости,
параллельные заводским или монтажным сварным стыковым швам стенки или
полки, должны быть удалены от них на расстояние не менее 10 t w в
конструкциях обычного исполнения и 20 tw — северного исполнения.» (tw -
толщина стенки балки). «Перо или обушок уголка, используемый в виде ребра
жесткости и прикрепляемый к стенке болтами, от стыкового сварного шва
стенки должны быть удалены на расстояние не менее 5 t w» . В данной
рекомендации обращается внимание только на геометрический размер
(толщину) конструкции. Глубина проплавления металла, конечно, зависит от
его толщины. Но гораздо более важна для определения остаточных напряжений
при плоском напряжѐнном состоянии ширина зоны пластичности.
Определение размеров зоны пластичности, возникающей при сварке,
является одним из основных вопросов при расчѐте величины остаточных

96
напряжений и выборе методов снижения их отрицательного влияния. Ширина
этой зоны является определяющей при назначении предельно допустимых
расстояний между швами в конструкции.
В стандарте организации [3] приведены данные о размерах температурных
зон стали при сварке. Нетрудно подсчитать, что зона структурных изменений
стали при сварке (см. рис.1) примерно равна 2см.

Рис. 1. График температурных зон в металле при сварке:


0 - 6 - температурные зоны, в том числе: 0 - наплавленный металл; 1 - зона
сплавления (смесь основного расплавленного металла и сварочного материала)
шириной 1-2 мм; 2 - переходная зона термического влияния - участок перегрева
с крупнокристаллической структурой шириной 1-3 мм; 3 - участок
нормализации с мелкозернистой структурой шириной до 2 мм; 4 - участок
превращения перлита в аустенит и обратно с некоторым ростом зерна и
неполной перекристаллизацией, ширина 2 мм; 5 - участок незначительных
структурных изменений - отпуск, ширина 2-3 мм; 6 - участок деформационного
старения (синеломкость) с некоторым снижением ударной вязкости, ширина 2 -
8 мм.

Автором этой статьи было предложено в [4] находить предельную ширину


зоны пластичности по формуле:
0 , 2525  Q    E
r  , (1)
c    RY

97
где Q – интенсивность мгновенно действующего плоского источника,
Дж/см2; с - объѐмная теплоѐмкость, Дж/см3 С;  - коэффициент
температурного расширения, С; Е – модуль упругости материала, Мпа.
При расчѐте для режима сварки с силой тока I = 480 А, напряжением U =
34 V, скоростью сварки v=31 м/ час и стали класса С235 ширина области
развития пластических деформаций составила 7,76см.
Можно сделать вывод, что зона пластичности гораздо шире, чем зона
структурных изменений при сварке, и при еѐ определении для дальнейших
рекомендаций при конструировании сварных соединений важно знать не
столько геометрические характеристики соединения (см. пункт 8.135 [2]),
сколько величину интенсивности источника тепла и физические
характеристики материала.

БИБЛИОГРАФИЧЕСИЙ СПИСОК
1. СП 16.13330.2011 Стальные конструкции. Актуализированная редакция
СНиП II-23-81*.
2. СП 35.13330.2011 Мосты и трубы. Актуализированная редакция СНиП
2.05.03-84.
3. СТО 01393674-735-2006 Методика расчѐта и технологии правки
деформаций в стальных конструкциях мостов - М.: ОАО ЦНИИС, 2008.
4. Михайленко Т.Г. К определению размеров зоны пластичности при
расчѐте остаточных сварочных напряжений // Промышленное и гражданское
строительство. – 2014 – №2 – С.29 – 31.

Сведения об авторе:
Михайленко Татьяна Георгиевна, Курский государственный университет,
старший преподаватель кафедры «Промышленное и гражданское
строительство», кандидат исторических наук, доцент, 305000 Курск, ул.
Радищева, 33, mihailenko62@mail.ru

98
УДК 624.012.045/.042.8

В.С. Плевков, И.В. Балдин, С.В. Балдин


Томский государственный архитектурно-строительный университет,
г.Томск, Россия

РАСЧЕТ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ПРИ СОВМЕСТНОМ


ДЕЙСТВИИ ИЗГИБАЮЩИХ МОМЕНТОВ, ПРОДОЛЬНЫХ И
ПОПЕРЕЧНЫХ СИЛ

В статье рассмотрен метод расчета прочности и трещиностойкости


железобетонных элементов при совместном действии изгибающих моментов,
продольных и поперечных сил при статическом и динамическом нагружении с
использованием поверхностей относительного сопротивления на основе
деформационной модели. Показано влияние различных параметров сечения на
изменение областей относительной прочности и трещиностойкости.

В настоящее время проблемам проектирования и расчета железобетонных


конструкций при воздействии на них интенсивных динамических нагрузок
различного характера уделяется много внимания. При указанных воздействиях
с учетом пространственной работы зданий и сооружений в конструкциях
возникают сложные напряженные состояния, при которых в сечениях
элементов могут одновременно возникать изгибающие моменты, продольные и
поперечные силы, изменяющиеся не синхронно во времени, что вызывает
необходимость множества расчетов прочности нормальных и наклонных
сечений.
Действующие в настоящее время методы расчета прочности нормальных и
наклонных сечений железобетонных конструкциях имеют методологические
разрывы и не обладают концептуальным единством, позволяющим получать из
более общих расчетов частные расчеты прочности конструкций. Оценка
трещиностойкости при совместном действии изгибающих моментов,
продольных и поперечных сил от динамических воздействий отсутствует
вообще.
Предлагаемый метод расчета железобетонных элементов с использованием
поверхностей относительного сопротивления по прочности в пространстве
координат n, m, q на основе нелинейной деформационной модели,
реализующий нелинейные диаграммы деформирования бетона и арматуры
позволяет рассмотреть общий метод расчета прочности и трещиностойкости
конструкций при одновременном действии изгибающих моментов Mi(t),
продольных Ni(t) и поперечных сил Qi(t) при статическом или динамическом
нагружении во всем диапазоне загружения конструкции от центрального
растяжения до осевого сжатия.
Условиям прочности сечений железобетонных элементов в пространстве

99
относительных усилий
n = Ni /(Rbdbh), m = 8Mi /(Rbdbh2), q = Qi /(Rbdbh) (1)
соответствует замкнутая выпуклая поверхность относительного сопротивления
по прочности.
Границы пересечения поверхности с плоскостями m-n и q-n,
обозначенные на рис. 1 линиями «А» и «Б» соответственно, описываются
выпуклыми кривыми и отрезками прямых. Между этими плоскостями принята
линейная аппроксимация поверхности относительного сопротивления по
прочности (линия «В») железобетонных элементов. Выявлены закономерности
изменения границ областей относительной прочности нормальных сечений
железобетонных элементов (плоскость m-n) в зависимости от формы сечения;
вида и количества арматуры, еѐ расположения в сечении; характера
распределения напряжений в бетоне сжатой зоны и арматуры в сечении;
изменения прочностных характеристик бетона и арматуры с учѐтом истории
нагружения конструкции, а также кратковременных динамических воздействий
[5].

Рис. 1. Поверхность относительного сопротивления по прочности


железобетонных элементов
В плоскости действия продольной и поперечной силы границы области
относительной прочности железобетонных элементов описываются кривой
100
второго порядка, имеющей вид [1]

, (2)
( )
∑ ∑
где и – относительные усилия, воспринимаемые
растянутой и сжатой арматурой соответственно; ;
– коэффициент, характеризующий нагельный
эффект продольной арматуры.
Граница области относительной прочности (n - q) имеет три характерные
точки: точка – относительное усилие, воспринимаемое
бетонным сечением при растяжении, или – относительное усилие,
воспринимаемое арматурой при растяжении; точка qs = √ –
относительное усилие, воспринимаемое бетонным или железобетонным
сечением на срез; точка со значением, равным 1,0 – для бетонного сечения
(относительное усилие, воспринимаемое при сжатии) или 1+ – для
железобетонного сечения.
Между плоскостями (n-m) и (n-q) линейная зависимость описывается
выражениями
[ ]
{ , (3)
[ ]

что определяет прочность сечения при изгибающем моменте и поперечной силе


при постоянном значении продольной силы.
Условия прочности сечений железобетонных элементов в относительных
величинах будут иметь вид

(4)

Разность между компонентами векторов относительного сопротивления и


действующих относительных усилий является компонентами векторов запаса
прочности сечений железобетонных элементов.
Получены аналитические зависимости трещиностойкости железобетонных
элементов при действии изгибающих моментов, продольных и поперечных сил.
Условие образования трещин при действии изгибающих моментов,
продольных и поперечных сил представлено зависимостью
√ , (5)
с учетом продольной арматуры
√ (
.
)
(6)

101
Здесь k1 и k2 – коэффициенты, зависящие от количества и положения
арматуры в сечении.
Совмещение областей относительной прочности и трещиностойкости
(см. рис. 2) наглядно показывает соотношения усилий, при которых
рассматриваемые сечения, или конструкция в целом работают с трещинами или
без них.
При этом в области между границами трещиностойкости и прочности
ширина раскрытия трещин изменяется от минимального (нулевого) значения,
соответствующего границе относительной трещиностойкости, до
максимальных величин для границ области относительной прочности. Область
работы с трещинами, ограниченная границами областей относительной
трещиностойкости и прочности, может быть разделена на отдельные участки с
различной шириной раскрытия трещин.

Рис. 2. Поверхность относительной прочности (сопротивления)


и трещиностойкости сечений железобетонных элементов
при действии изгибающего момента М(t) (m), продольной
N(t) (n) и поперечной Q(t) (q) сил
Выполненные численные исследования влияния различных параметров
(класса бетона, количества и расположения арматуры в сечении и др.) на

102
изменение областей относительной прочности и трещиностойкости показали,
что с увеличением класса бетона относительная трещиностойкость сечения
уменьшается, а зона работы сечения элемента с трещинами увеличивается.
Появление нормальной трещины при уровне продольной сжимающей силы
n = 0,3...0,4 происходит при относительном моменте, меньше предельного
значения по прочности на 10...29 % в зависимости от прочности бетона.
При n = √ (n = 0,083 для бетона класса
B60 и n = 0,1645 для B10) разрушение элемента произойдет при образовании
первой нормальной трещины.
При n = √ (n = 0,5015 для бетона класса
B10 и n = 0,583 для B60) нормальные трещины перед разрушением не
образуются.
При рассмотрении плоскости n-q установлено, что образование
наклонной трещины при уровне продольной сжимающей силы n = 0,2...0,6
происходит при относительной поперечной силе, меньшей предельного
значения в 2,04...3,58 раза для бетона различной прочности.
Расположение арматуры в сечении (вертикально или горизонтально)
оказывает значительное влияние на прочность и трещиностойкость при
действии изгибающих моментов и продольных сил (в плоскости n-m). В
плоскостях n-q и m-q это влияние не значительно.
Увеличение коэффициента армирования с  = 0,005 до  = 0,036 приводит
к увеличению относительной трещиностойкости в плоскости n-m в 1,1...1,425
раза. В плоскости n-q относительная трещиностойкость с увеличением
армирования снижается в 1,15...1,25 раза.
Для верификации предпосылок и метода расчета по прочности при
совместном действии продольных и поперечных сил выполнены
экспериментальные и численные исследования 124 бетонных и
железобетонных образцов 22 серий, в которых варьировались количество и
диаметр арматуры, ее расположение в сечении, уровень обжатия, вид
поперечного воздействия (статическое или кратковременное динамическое).
Выполнена обработка экспериментальных данных с использованием
методов математической статистики. Получены аналитические зависимости,
описывающие области относительной прочности в плоскости действия
продольных и поперечных сил в виде выпуклых кривых второго порядка,
учитывающих данные экспериментальных исследований, с наложением
ограничителей, соответствующих характерным точкам – относительное усилие,
воспринимаемое бетонным или железобетонным сечением при растяжении и
сжатии.
Сопоставление результатов нелинейных расчетов бетонных образцов по
программе «Лира» с экспериментальными данными и с теоретическими
расчетами показывает достаточно хорошую сходимость по прочности при
уровне обжатия до n = 0,375.
На основе деформационной модели с учетом нелинейной работы бетона и
103
арматуры, а также предлагаемого метода расчета с учетом результатов
проведенных исследований, в том числе статистического анализа, разработаны
программы «JBK-MNQ» и «JBK-DM-SP» для расчета прочности
железобетонных элементов при одновременном действии изгибающих
моментов, продольных и поперечных сил, при статическом и динамическом
нагружениях. На разработанные программы расчета получены свидетельства об
официальной регистрации программ для ЭВМ в Федеральной службе по
интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам [3, 4].
Программы позволяют оперировать большим массивом расчетных сочетаний
усилий M, N, Q, полученным в результате расчетов пространственно
работающих железобетонных конструкций методом конечных элементов с
помощью существующих вычислительных комплексов. Такой подход
позволяет значительно снизить время при проектировании и проверке несущей
способности существующих железобетонных конструкций и принимать более
обоснованные решения.
Так, например, на основе описываемого метода предложены уточнения в
расчет прочности и трещиностойкости элементов решетчатых железобетонных
конструкций (двухветвевые колонны, фермы с параллельными поясами,
решетчатые стропильные балки) [2]. В настоящее расчет железобетонных
решетчатых конструкций производится из условия распределения продольной
силы N между ветвями (поясами) конструкций по закону «рычага», равного
распределения поперечной силы Q между ветвями, а изгибающие моменты от
действия поперечных сил определяют из условия, что нулевые точки моментов
расположены посередине высоты панели (рис. 3).
При действии в одной из ветвей растягивающих усилий и при образовании
в ней трещины поперечная сила полностью передается в сжатую ветвь (Q1 на
рис. 3, а), вследствие чего изгибающий момент в ней возрастает в два раза.
Предлагаемый метод с использованием областей относительного
сопротивления позволяет перераспределять величины поперечных сил в поясах
решетчатых конструкций в зависимости от величины продольной силы N.
Получены зависимости для определения относительных усилий α m, αq, αn,
согласно которым поперечная сила в поясах вычисляется: в относительных
величинах по формуле (2) заменяя на , на , где i = 1, 2 – номер
пояса решетчатой конструкции, что значительно изменяет перераспределение
внутренних усилий в поясах. По найденным относительным усилиям получаем
перераспределение поперечной силы в абсолютных величинах из выражений

(7)

(8)

104
Рис. 3. Распределение изгибающих моментов в элементах железобетонных
решетчатых конструкций: а – по существующему аналитическому
методу расчета; б – по предлагаемому методу

Полученные аналитические зависимости были подтверждены


экспериментальными исследованиями натурной предварительно напряженной
решетчатой балки.
Выводы
Предложенный метод расчета железобетонных элементов при совместном
действии изгибающих моментов, продольных и поперечных сил при
статическом и динамическом нагружении с использованием поверхностей
относительного сопротивления по прочности и трещиностойкости позволяет
подобрать минимальное армирование проектируемых железобетонных
конструкций, а также наглядно показывает соотношения усилий, при которых
рассматриваемые сечения, или конструкция в целом работают с трещинами или
без них. На основе описываемого метода предложены уточнения в расчет
прочности и трещиностойкости элементов решетчатых железобетонных
конструкций

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Балдин С.В. Прочность и трещиностойкость железобетонных элементов при
совместном действии изгибающих моментов, продольных и поперечных сил
при статическом и кратковременном динамическом нагружении /
105
Автореферат дисс. на соискание уч. степени канд. техн. наук. – Томск, 2013 .
– 26 с.
2. Плевков В.С., Балдин И.В., Балдин С.В. Расчет железобетонных решетчатых
конструкций при статическом и кратковременном динамическом
нагружении с использованием поверхностей относительного сопротивления
по прочности / В.С. Плевков, И.В. Балдин, С.В. Балдин // Вестник ТГАСУ.
2011. – № 2, С. 67-78.
3. Программа для расчета прочности железобетонных конструкций при
совместном действии изгибающих моментов, продольных и поперечных сил
с использованием областей относительного сопротивления («JBK-NMQ» ver.
1.0) / В.С. Плевков, И.В. Балдин, С.В. Балдин. Свидетельство об
официальной регистрации программы для ЭВМ № 2010612601 от 15.04.10.
4. Программа для расчета прочности нормальных сечений элементов
железобетонных конструкций на основе деформационной модели согласно
СП 52-101-2003 («JBK-DM-SP» ver. 1.0) / В.С. Плевков, И.В. Балдин, С.В.
Балдин. Свидетельство об официальной регистрации программы для ЭВМ
№ 2010610486 от 11.01.10.
5. V.S. Plevkov, I.V. Baldin, S.V. Baldin, A.G. Kolmagorov. LA SOLIDITE ET LA
FISSURATION DINAMIQUE DES CONSTRUCTIONS EN BETON ARME
SOUMISES A L’ACTION DES SOULLICITATIONS COMPLIQUES / REVUE
DES SCIENCES // UNIVERSITE GAMALABDEL NASSER DE CONAKRY.
REPUBLIQUEDE GUINEE. № 8. – 2010. pp. 58-63.

Сведения об авторах:
1.Плевков Василий Сергеевич, Томский государственный архитектурно-
строительный университет, г. Томск, доктор техн. наук, профессор.
г. Томск, ул. Советская, 92б, кв. 2,pvs@tomsksep.ru
2. Балдин Игорь Владимирович, Томский государственный архитектурно-
строительный университет, г. Томск, канд. техн. наук, доцент.
г. Томск, ул. Бирюкова, 26, кв. 76, biwem@yandex.ru
3. Балдин Сергей Владимирович. Томский государственный архитектурно-
строительный университет, г. Томск, канд. техн. наук, ст.н.с.
г. Томск, пр. Фрунзе, 77Б, кв. 20, Serb169@mail.ru

106
УДК 624-1

Н. В. Полякова
Курский государственный университет, г. Курск, Россия

ПРОЕКТИРОВАНИЕ ЗДАНИЙ С УЧЕТОМ ВОЗМОЖНОГО


ПРОГРЕССИРУЮЩЕГО РАЗРУШЕ В УСЛОВИЯХ АВАРИЙНОЙ
СИТУАЦИИ

Обоснована проблема в области сопротивления прогрессирующему


разрушению. Приведены определения терминов в данном направлении.
Выполнен обзор и анализ нормативных документов различных стран,
содержащих положения по защите зданий и сооружений от
прогрессирующего разрушения.

Основной задачей инженеров является обеспечение безопасности зданий и


сооружений. В последние годы к проблеме надежности строительных
конструкций стал проявляться повышенный интерес. В современном
проектировании производятся расчеты на множество аварийных ситуаций,
причинами которых является сейсмическое воздействие, пожары, сильные
ветры. Они определяются соответствующими сводами правил и обеспечивают
прочность и устойчивость конструкций. Но провалы в основаниях, ураганы,
взрывы, авиакатастрофы, ударное действие транспортных средств и другие
чрезвычайные ситуации, воздействие которых не учитывается в расчетах,
приводят к прогрессирующему разрушению, когда в результате повреждения
одного конструктивного элемента происходит полное обрушение здания.
Термин «прогрессирующее обрушение» предложен в 1970-х годах и к
сегодняшнему времени сложилось определение этого термина. В большинстве
случаев прогрессирующее разрушение определяют, как разрушение, в
окончательном виде значительно превышающее начальное локальное
повреждение, развитие которого имело цепной характер. Прогрессирующее
разрушение имеет ряд определенных признаков:
- аварийные ситуации, вызванные запроектными источниками (взрывы,
пожары, кастовые провалы, ДТП, дефекты конструкций, материалов,
некомпетентная реконструкция (перепланировка) и т.п. случаи);
- внезапное локальное разрушение отдельного(ых) конструктивного(ых)
элемента(ов), провоцирующее обрушение части конструктивной системы;
- непропорционально большие масштабы результирующего обрушения и
социально-экономические последствия по отношению к инициировавшему его
локальному разрушению.
При оценке возможного локального разрушения зданий, эксплуатируемых
длительное время в условиях снижающих проектную несущую способность,

107
прежде всего, необходимо оценить и обеспечить конструктивную безопасность
объекта [6,7].
Требования в отношении сопротивления прогрессирующему разрушению
содержат и Евронормы [3]. Согласно данным нормам, конструкции должны
быть запроектированы и построены таким образом, чтобы они не были
повреждены при наступлении таких событий, как взрыв, удар,
последовательность человеческих ошибок на величину, непропорциональную
исходной причине. В период с 1999 г. по 2006 г. были разработаны
рекомендации следующих типов зданий:
– крупнопанельные здания [8];
– жилые здания с несущими кирпичными стенами [9];
– жилые здания каркасного типа [10];
– монолитные жилые здания [11];
– высотные здания [12];
– большепролетные сооружения [13].
В Градостроительном Кодексе России, ГОСТе 27751-2014 «Надежность
строительных конструкций и оснований», Технических регламентах
повышением величины коэффициента надежности по ответственности
выделили уникальные и особо опасные сооружения. Это означает
обязательность расчета на особые воздействия и нагрузки.
В таблице 1 приведен обобщенный перечень документов, содержащих
положения по защите зданий и сооружений от прогрессирующего разрушения [

Таблица 1. Перечень нормативных документов, содержащих положения по


защите зданий и сооружений от прогрессирующего разрушения
ADA Building Regulations. Approved Document A. Великобри 1992 г.
Structure (Строительные нормы. Свод правил тания
«А». Конструкции)
EC1 EN 1991-1-7. Eurocode 1. Action on structures. Евросоюз 1998 г.
Accidential actions (Нагрузки на
конструкции. Основные нагрузки.
Случайные воздействия)
РПЗ Рекомендации по защите панельных Россия 1999 г.
зданий
РКЗ Рекомендации по защите каркасных жилых Россия 2002 г.
зданий
GSA Progressive collapse analysis and design США 2003 г.
guidelines for new federal office buildings and
major modernization projects. GSA
(Рекомендации по расчету
прогрессирующего обрушения и
проектированию новых федеральных
офисных зданий и крупных реконструкций)

108
МГСН МГСН 4.19-05 Временные нормы Москва, 2005 г.
проектирования многофункциональных Россия
высотных комплексов
UFC UFC 4-023-03 Design of buildings to resist США 2005 г.
progressive collapse (Проектирование зданий
для предотвращения прогрессирующего
обрушения)
РМЗ ТСН 31-332-2006 Жилые и общественные Санкт- 2005 г.
высотные здания Петербург,
Россия
РВЗ Рекомендации по защите высотных зданий Россия 2006 г.
от прогрессирующего обрушения
РМЗ Рекомендации по защите монолитных Москва, 2006 г.
жилых зданий от прогрессирующего Россия
обрушения
NYBC New-York Buildind Code (Строительные Нью-Йорк, 2007 г.
нормы города Нью-Йорк) США
МДС МДС 20-2.2008 Временные рекомендации по Москва, 2008 г.
обеспечению безопасности Россия
большепролетных сооружений от
лавинообразного (прогрессирующего)
обрушения при аварийных воздействиях
ТКП ТПК 45-3.02-108 Высотные здания. Минск, 2008 г.
Строительные нормы проектирования Беларусь

Несмотря на большую проделанную работу, остается много вопросов по


разработке мероприятий и проектных решений по предотвращению
прогрессирующего разрушения.
На данный момент известны три основных метода предупреждения
прогрессирующего разрушения строительных конструкций [4,5]:
- общее упрочнение всего сооружения;
- местное усиление отдельных элементов;
- обеспечение надежной конструктивной взаимосвязи элементов.
Таким образом, перед специалистами стоит ряд непростых задач,
требующих проведение большого количества исследований:
- определение наиболее полного перечня аварийных воздействий, приводящих
к прогрессирующему разрушению конструкций;
- разработка системы организационных мер, не допускающих образования
таких воздействий;
- определение опасных мест в конструктивных системах, в которых аварийные
воздействия могут повлечь за собой прогрессирующие обрушение;
- создание нормативной базы, комплексно охватывающей данную проблему.

109
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Азума Кобла Эдберт Прогрессирующее разрушение высотных зданий //
Научный вестник. Воронеж: Воронежский ГАСУ, 2011. №7. с. 30 – 38.
2. Айдемиров К.Р. Состояние проблемы прогрессирующего разрушения
зданий и сооружений, классификация задач и подходы к их решению // Вестник
Дагестанского государственного технического университета. Махачкала:
Дагестанский государственный технический университет, 2010. №18. с.117–-
130.
3. Алмазов В.О. Сопротивление прогрессирующему разрушению – путь
обеспечения безаварийности капитальных сооружений // Бетон и железобетон –
взгляд в будущее. III Всероссийская (II Международная) конференция по
бетону и железобетону. М.: 2014. Т II. с. 13 – 24.
4. Меркулов, С.И. Живучесть железобетонных конструкций и
конструктивных систем// Вестник Белгородского государственного
технологического университета им. В.Г.Шухова. – 2015. - №3. С. 58-61.
5. Меркулов, С.И. К вопросу обеспечения живучести железобетонных
конструкций и конструктивных систем// Строительство и реконструкция. –
2015. – №2 (58). – С. 63 – 67.
6. Merkulov, S.I. Development of Theory of Structural for Buildings and
Construction // S.I. Merkulov, R.V. Lesovik, A.A, Metrohin, N.V. Kalashnikov.
World Applied Sciences Journal. 2014. T. 31. № 4. pp. 531-533.
7. Merkulov, S.I. Development of Theory of Structural for Buildings and
Construction // S.I. Merkulov, R.V. Lesovik, S.V. Klyuev, N.V. Kalashnikov. World
Applied Sciences Journal. 2013. T. 25. № 12. pp. 1747-1750.Рекомендации по
предотвращению прогрессирующих обрушений крупнопанельных зданий. М.,
1999. 34 с.
8. Рекомендации по защите жилых зданий с несущими кирпичными
стенами при ЧС. М., 2002. 14 с.
9. Рекомендации по защите жилых каркасных зданий при чрезвычайных
ситуациях. М., 2002. 11 с.
10. Рекомендации по защите монолитных жилых зданий от
прогрессирующего обрушения. М., 2005. 76 с.
11. Рекомендации по защите высотных зданий от прогрессирующего
обрушения. М., 2006. 59 с.
12. МДС 20-2.2008. Временные рекомендации по обеспечению
безопасности большепролетных сооружений от лавинообразного обрушения. /
ФГУП «НИЦ Строительство». М.: ОАО «ЦПП»,2008. 16 с.

Сведения об авторе:
Полякова Наталья Владимировна. Курский государственный университет,
магистр кафедры промышленного и гражданского строительства, 305000
Курск, ул. Радищева, 33, pgs@kursksu.ru

110
УДК 624.078.4; 624.011.2

Попов Е.В., Филиппов В.В., Журавлева Т.П., Мелехов В.И., Лабудин Б.В.
Северный (Арктический) Федеральный Университет им. М.В.Ломоносова,
г. Архангельск, Россия

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛИЯНИЯ


ЖЕСТКОСТИ СВЯЗЕЙ НА НАПРЯЖЕННО-ДЕФОРМИРОВАННОЕ
СОСТОЯНИЕ ПАНЕЛЕЙ НА ДЕРЕВЯННОМ КАРКАСЕ

В статье приводятся результаты экспериментальных исследований


ребристых панелей на деревянном каркасе с обшивкой в верхней зоне из
плитных материалов (фанера, OSB). Панели выполнены с различными связями
обшивки и ребер (винты, комбинированное соединение с когтевыми шайбами
«Bulldog»; клеевое соединение). Установлено влияние типа связей и материала
обшивки на прочность и жесткость панелей.

Ребристые плиты и панели с обшивками из листовых и плитных


материалов используют при строительстве гражданских, промышленных и
сельскохозяйственных зданий и сооружений. Они являются универсальными
несущими и ограждающими конструкциями, используются в качестве
покрытий, перекрытий, стенового ограждения. В настоящее время широкое
применение они находят в домостроении, в т.ч. многоэтажном (с большими
нагрузками).
В ранних разработках в качестве обшивок деревянного каркаса
применялись асбестоцементные и цементностружечные обшивки, которые в
настоящее время запрещены для применения. Первые исследования панелей на
деревянном каркасе с асбестоцементной обшивкой проводились в 1960−х годах
под руководством И.М. Линькова в ЦНИИСК [1]. На данном этапе
исследований вопросы соединений решались чисто конструктивным подходом.
Крепление обшивок к каркасу производилось с помощью шурупов 5×60 мм.
Вопросами соединения обшивок и ребер панелей занимались так же Поляков
Н.Н и Муравьѐв Ю.А. и др. Проведѐнные исследования обусловили
техническую возможность и экономическую целесообразность использования
панелей на деревянном каркасе для малоэтажного домостроения. В 1976−78 гг.
ЦНИИСК им. В.В. Кучеренко выпускает рекомендации по испытаниям
деревянных конструкций [2] и рациональным областям применения плит
покрытий и панелей стен с деревянным каркасом и с обшивками из фанеры,
древесноволокнистых плит из асбестоцемента [3].
В нашей работе ставилась задача провести исследование панелей с
различным материалом обшивки, с тремя вариантами соединения обшивки и
ребер панели: винты, клей, комбинированное соединение с шайбами
"Bulldog" [4, 5] Преимущество такого комбинированного механического
соединения никем не обсуждалось [6]. Для испытаний приняты панели

111
перекрытия на деревянном каркасе без обшивок, с обшивкой OSB и фанеры.
Расчетный пролет панелей L=3 м. Высота сечения ребер h=150 мм, ширина
b=70 мм из возможности размещения шайбы с учетом требований [7].
Толщина обшивки принята t=18 мм из условия обеспечения нормативной
прочности при действии сосредоточенной нагрузки P=1,2 кН [8]. Обшивка
расположена в верхней сжатой зоне панели. Для испытаний изготовлено 6
панелей. Дополнительно, для сравнения, произведено испытание ребер без
обшивки. Маркировка панелей: 1) панель П−1: обшивка из фанеры,
крепление к ребрам – на упругоподатливых связях (винты); 2) П−2: обшивка
из фанеры, крепление к ребрам – на упругоподатливых связях
(винты+когтевые шайбы); 3) П−3: обшивка из фанеры, крепление к ребрам –
жесткое (клей); 4) П−4: обшивка из OSB, крепление к ребрам – на
упругоподатливых связях (винты); 5) П−5: обшивка из OSB, крепление к
ребрам – на упругоподатливых связях (винты+когтевые шайбы); 6) П−6:
обшивка из OSB, крепление к ребрам – жесткое (клей); 7) ребра без обшивки.
Шаг расстановки дискретных связей (для панелей П−1,П−2,П−4,П−5)
S=200 мм принят исходя из полученных результатов численных исследований
[9]. Конструкция испытываемых панелей представлена на рисунке 1.

Рис. 1. Конструкция экспериментальной панели: а – панель с дискретными


связями; б – панель с жестким креплением обшивки

Схема экспериментальной установки приведена на рисунке 2.


Конструкция экспериментальной установки состоит из замкнутого
испытательного контура в виде 2−х стальных рам, расстояние в осях между
которыми составляет 3 м. На одной из рам в месте опирания ребер
112
установлены шарнирно−неподвижные опоры, на другой −
шарнирно−подвижные. Для исключения смятия ребер опорной реакцией
нагрузка на опоры передается через стальные пластины. Схема загружения −
двухточечная, в третях пролета (по 2 точки на каждое ребро). Для загружения
применен гибравлический домкрат Q=5т. Домкрат упирается в массивную
балку из клееной древесины.

Рис. 2. Схема экспериментальной установки: а − схема установки в


аксонометрии; б − продольный и поперечный разрезы; в − фото установки

Последовательность экспериментального исследования:


1) Испытание каждой панели производилось до разрушения. Загружение
выполнялось ступенями по 5 кН с интервалом 15 минут (согласно [2]). На
каждом шаге загружения выполнялась фиксация вертикальных перемещений
(прогибов) ребер (рисунок 3,а), краевых деформаций с переходом к
напряжениям в растянутой (рисунок 3,б) и сжатой зонах ребер (рисунок 3,в),
торцевого сдвига на границе «ребро−обшивка» (рисунок 3,г).
2) Документирование характера разрушения ребер и анализ разрушения.
3) Построение диаграмм зависимостей напряжений в ребрах и обшивке,
прогибов ребер, суммарного сдвига на опорах от нагрузки.
6) Вычисление коэффициентов надежности и несущей способности
конструкции с учетом положений [2].
7) Сравнение результатов численного моделирования панели в
программе «SCAD» [10] и натурных испытаний.
8) Анализ полученных результатов, разработка выводов для составления
рекомендаций.
Разрушение всех панелей произошло из−за разрыва волокон в растянутой
зоне ребер. Характер разрушения − хрупкий, зависимости прогибов,
напряжений и взаимного сдвига слоев близки к линейным.

113
−−−− экпериментальные значения; − − − − теоретические значения (SCAD);
1 − ребра без обшивки; 2 − панель с соединением на винтах; 3 − панель с комбинированным
соединением; 4 − панель с клеевым соединением

Рис. 3. Зависимости: а − «нагрузка−прогиб панели»; б −


«нагрузка−суммарный сдвиг»; в − «нагрузка−напряжения (σx−)» для сжатой
зоны ребер; г − «нагрузка−напряжения (σx+)» для растянутой зоны ребер;
графики слева − панели с обшивкой из фанеры, справа − панели с обшивкой
из OSB

114
Максимальная разрушающая нагрузка приходится на панели с
приклеенной обшивкой (фанерной − 60 кН, OSB − 44 кН). Средние значения
разрушающей нагрузки показали панели с креплением обшивки на винтах
(фанерной − 27 кН, OSB − 32,5 кН) и панели с креплением обшивки
коннекторами «Bulldog» (фанерной − 47,5 кН; OSB − 41 кН). Минимальное
значение разрушающей нагрузки получено, как и следовало ожидать, для ребер
без обшивки − 22 кН. Результаты испытаний представлены в таблице 1.

Таблица 1. Результаты испытаний панелей


Наименование панели
Ед.

обшивки
Показатель

Ребра
изм.

П−1

П−2

П−3

П−4

П−5

П−6

без
Расчетная несущая
14,6 17,6 21,1 14,3 16,2 19,3 13,5
способность NП кН
Разрушающая нагрузка Nt 27 47,5 60 32,5 41 44 22
Коэффициент
− 2,47 2,43 2,42 2,46 2,44 2,44 2,48
безопасности Kхр
Несущая способность
− 1,85 2,69 2,84 2,27 2,53 2,28 1,63
конструкции (Nt/ NП ≥ K)
Прогиб (f) при нагрузке на
мм 15,2 9,9 7,4 15,8 12,7 9,3 18,4
панель 1,35 тс
Коэффициент жесткости Kж − 0,49 0,75 1 0,59 0,73 1 −
Нормальные сжимающие
напряжения |σx−| при нагрузке на 10,1 4,5 3,1 9,9 5,7 3,9 13,5
панель 1,35 тс
МПа
Нормальные растягивающие
напряжения (σx+) при нагрузке 12,2 9,6 8,3 12,3 10,3 8,8 13,2
на панель 1,35 тс
Коэффициент жесткости Kw − 0,68 0,86 1 0,71 0,85 1 −
Суммарный сдвиг (Δ) при
мм 1,17 0,43 0,01 1,42 0,74 0,01 −
нагрузке на панель 1,35 тс

1) Применение комбинированной конструкции с когтевыми шайбами


«Bulldog» позволило в значительной мере повысить сдвигоустойчивость этого
соединения на границе «ребро−обшивка» и «приблизить» работу еѐ к панели с
клеевым соединением.
2) Для панелей с комбинированными соединениями ребер и обшивок на
когтевых шайбах «Bulldog» наблюдается значительное увеличению
коэффициентов составности. Увеличение коэффициента kж, учитывающего
жесткость составной конструкции по сравнению с цельной, для панели с
фанерной обшивкой составляет 53%, для панели с обшивкой из OSB − 24%.
Увеличение коэффициента kW, учитывающего прочностъ составной
конструкции, для панели с фанерной обшивкой − 26,5%; для панели с
обшивкой из OSB − 16%.

115
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Линьков И.М. Разработка и внедрение панелей с деревянным каркасом
для стен и покрытий зданий. В.сб. «Строительные конструкции». Труды
ЦНИИСК. – Выпуск 7 «Панельные конструкции с деревянным каркасом для
стен и покрытий зданий». – М.,1970. – С. 5−51.
2. Рекомендации по испытанию деревянных конструкций/М.: Стройиздат,
1976. − 28 с (Центр. науч.−исслед. ин−т строит. конструкций им В. А.
Кучеренко Госстроя СССР ЦНИИСК).
3. Рекомендации по рациональным областям применения плит покрытий
и панелей стен на деревянном каркасе и с обшивками из фанеры,
древесноволокнистых плит и асбестоцемента (технические возможности).
ЦНИИСК им. В.В.Кучеренко. – М.: Стройиздат, 1978. – 54 с.
4. Попов Е.В. Испытание на сдвиг элементов деревянных конструкций,
соединенных с применением зубчатых шайб «Bulldog»/ Попов Е.В., Лабудин
Б.В., Мелехов В.И.// Безопасность строительного фонда России. Проблемы и
решения [Текст]: материалы Международных академических чтений /
редкол.: С.И. Меркулов (отв. ред.) [и др.]; Курск. гос. университет. Курск,
2015. 357 с.
5. Попов Е.В., Тюрикова Т.В., Лабудин Б.В., Мелехов В.И. О повышении
сдвигоустойчивости податливых связей составных деревянных конструкций
на когтевых шайбах «Bulldog» // Строительная механика и расчет
сооружений. − 2016. − №4. − С. 23−28.
6. Попов Е.В. Соединения элементов деревянных конструкций на
шпонках и шайбах В.И. Римшин, Б.В. Лабудин, В.И. Мелехов, Е.В. Попов,
С.И. Рощина // Вестник МГСУ − Москва, 2016 − №9. с. 35−50.
7. СтАДД-3.2-2011. Деревянные конструкции. Соединения деревянных
элементов с использованием зубчатых пластин. – СПб., 2012. – 40 с.
8. СП 64.13330.2011. Деревянные конструкции. Актуализированная
редакция СНиП II–22–81. - Москва 2011 – 66 с.
9. Попов Е.В. Влияние жесткости связей сдвига при расчете ребристых
панелей на деревянном каркасе /Попов Е.В., Филиппов В.В., Мелехов В.И.,
Лабудин Б.В., Тюрикова Т.В.//Лесной журнал − Архангельск, 2016 − №4. с.
123−134.
10. Вычислительный комплекс SCAD / Карпиловский B.C., Э.З.
Криксунов, А.А. Маляренко, М.А. Микитавренко, А.В. Перельмутер, М.А.
Перельмутер, − М.: Издательство "СКАД СОФТ", 2009. 656 с.

Сведения об авторах:
1. Попов Егор Вячеславович, САФУ им. М.В.Ломоносова, аспирант,
163002, Россия, г. Архангельск, пр. Советских Космонавтов 35−200,
EPV1989@yandex.ru;
2. Филиппов Василий Викторович, САФУ им. М.В.Ломоносова,
магистрант, 165136, Архангельская обл, Вельский район, с. Благовещенское,
д.15а, Vasya@yandex.ru;

116
УДК 642.074.4.042.7

Т.В. Потураева, В.А. Гордон


Орловский государственный университет им.И.С.Тургенева

ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ РАССЛОЕНИЯ НА ЧАСТОТЫ ПОПЕРЕЧНЫХ


КОЛЕБАНИЙ БАЛКИ

В работе [1] получены аналитические зависимости, позволяющие


определить приращения напряжений и деформаций при квазистатическом
расслоении статически неопределимой двухопорной балки, нагруженной
распределенной нагрузкой заданной интенсивности, исследуется величина
наибольших растягивающих и сжимающих напряжений в зависимости от
уровня продольного расслоения.
В настоящей работе предлагается методика определения спектра
собственных частот изгибных колебаний этой же стержневой системы с такими
же повреждениями. Результаты работы предполагается использовать при
модальном анализе вынужденных колебаний балки с дефектом в виде
продольного расслоения в зависимости от его уровня.

Постановка задачи
Ниже рассматриваются собственные изгибные колебания i  го сегмента
балки со сложным многоуровневым расслоением (рисунок 1). Расслоение в
пределах каждого сегмента образуется параллельно и на некотором, в том
числе и на нулевом, расстоянии от нейтрального слоя.

Рис. 1. Модель балки с трещиной


а) реальная трещина в балке; б) поперечное сечение балки; в) расчетная
модель балки

117
На рисунке 2 показана интенсивность распределенной контактной
нагрузки между двумя частями i-го сегмента балки, обусловленной
поперечными связями между частями и обозначена p  x  .

Рис. 2. Расчетная схема i-го сегмента балки


а) цельная балка; б) две части балки, соединенные поперечными связями.

Для последующего модального анализа вынужденных колебаний балки с


дефектом в виде продольного расслоения, образовавшегося в результате
внезапного разрушения связей сдвига, необходимо определить частоты и
формы (моды) собственных изгибных колебаний поврежденной балки.
Уравнения собственных колебаний частей балки имеют вид
 w ij  w ij
4 2

   1  p  x ,  j  1 , 2 
j
EI   bh ij (1)
ij  x 4 t
2
ij

где w ij  w ij  x i , t  – прогиб j -ой части i -го сегмента;


 , E – соответственно погонная плотность и модуль упругости материала
балки;
3
bh ij
I ij  – осевой момент инерции поперечного сечения j -ой части i -го
12
сегмента.
Уравнения (1) являются уравнениями собственных колебаний, несмотря на
наличие в них правых частей. Эти члены уравнений не являются внешней
нагрузкой, это – внутренние контактные распределенные усилия между
частями.
Полагая справедливым равенство прогибов частей балки-сегмента,
w i1  x i , t   w i 2  x i , t   w  x i , t  (2)
i
сложим уравнения (1) и получим уравнение
4 2
 wi  wi
EI i  A  0 , (3)
4 2
x t
i
где

118
3
1 2 bh
I i  I i1  I i 2  I 0   3n  , I0  .
i
 4  12
Введем безразмерные переменные и параметры
wi
i 1 EI x
wi  ; i  ;    0t ;  0  2 – основная (первая) собственная
L L L A
частота изгибных колебаний цельной балки.
Тогда уравнение (3) принимает вид
2
4
 wi  wi
 ri  0
4
4 2 , (4)
 
i
где
4 I0 1
r   .
i Ii 1 2
 3n
4 i
Полагая собственные колебания гармоническими, разделим переменные в
уравнении (4) с помощью представления
i 
w i  W i  e , (5)

где   – безразмерная собственная частота изгибных колебаний.
0
Подставляя (5) в (4), получим дифференциальное уравнение для форм
собственных изгибных колебаний
W IV  k 4 W i  0 , где k i  r i k (6)
i i
  AL
2 4
– (цельный стержень),
4
k 
EI

k  – волновое число,
R C

E 1 I
C  , R  .
2
 L A

Корнями дисперсионного уравнения являются числа k ,  k , ik ,  ik и


i i i i
общее решение уравнения (6) принимает вид
W i  D i1 cos k i  i  D i 2 sin k i  i  D i 3 chk i  i  D i 4 shk i  i . (7а)
Повороты поперечных сечений i - го сегмента
 i  W i  k i   D i1 sin k i  i  D i 2 cos k i  i  D i 3 shk i  i  D i 4 chk i  i  . (7б)
Изгибающий момент
M i
 W i  k
i
2
 D i1 cos k i  i  D i 2 sin k i  i  D i 3 chk i  i  D i 4 shk i  . (7в)
EI i

Поперечная сила

119
Qi
 W i k i  D i1 sin k i  i  D i 2 cos k i  i  D i 3 shk i  i  D i 4 chk i  .
3
i (7г)
EI i

Запишем зависимости (7) в матричной форме, введя следующие векторы и


матрицы:

Y i  W i ; W i; W i ; W i
T
 – вектор состояния в произвольном сечении  ;
D i   D i1 ; D i 2 ; D i 3 ; D i 4 T – вектор постоянных интегрирования, матрица Ui

 cos k i  i sin k i  i chk i  i shk i  i 


 
  k i sin k i  i k i cos k i  i k i shk i  i k i chk i  i 
U i  i ,     
k shk i  i  .
2 2 2 2
  k i cos k i  i  k sin k i  i
i
k chk i  i
i i
 3 3 3 3 
 k sin k   k cos k i  i k shk i  i k chk i  i 
 i i i i i i 
Тогда из соотношений (7) следует
Y i  U i  i ,   D i . (8)
Обозначим Y i 0  W i 0 ; W i0 ; W i0 ; W i0  вектор состояния в начале балки.
Из уравнения (8) следует при   0

Yi 0  B D i , (9)
i
где B i  U i 0 ,   невырожденная det B  4k 6
i i
 матрица
 1 0 1 0 
 
 0 ki 0 k 
Bi   2 2  ,
 ki 0 ki 0 
 3 3 
0  ki 0 k
 i 
имеющая обратную

 1 
1 0  0 
2
 ki 
 1 1 
0 0  
1 1  ki 3
k 
i .
B   
i 2  1
1 0 0 
 k
2 
 i 
 1 1 
0 0
 ki 3 
 ki 

Умножая уравнение (9) на матрицу B


1
слева, получим
i
1
D i  B i Yi0 (10)
и подставляя (10) в (8), выразим вектор состояния Yi через начальные
параметры Yi0 посредством матрицы влияния V i  i 

Y i  V i  i Y i 0 , (11)
где матрица V i   i  имеет вид

120
 K4 k 
i i
 k i  i 
K 3
K k i  i 
2
 
K1 k  
i i 

4
k K k 
i 1 i i
  K 4 k i  i  K 3 k  
i i
K 2 k   
i i 
V i  i    4 ,
k K k 
2
  k i4 K 1 k i  i  K 4 k   K 3 k   
 i i i i i i i 
4
k K k 
 i 3 i i
  k i4 K 2 k i  i  k K 1 k  
i
4
i i
K 4 k   
i i 

где K j  k   j  1  4 – функции Крылова

shk i  i  sin k i  i chk i  i  cos k i  i


K1  , K 2  ,
3 2
2ki 2ki
shk i  i  sin k i  i chk i  i  cos k i  i
K3  , K 4  .
2k 2
i

Обозначая  i  k i li , запишем вектор состояния для конца i -го сегмента


li
при  i  l i , где l i  .
L
Y i l  V  i Y i 0
, (12)
i

здесь V  i  - матрица влияния начального сечения   0 на концевое сечение


i -го сегмента.
Запишем соотношение для вектора состояния для балки, состоящей из
одного сегмента (12) , или в развернутом виде
 W  1    K 4  1  K 3  1  K 2
 1  K 1  1    W 
     10 
 k i K 1  1   1  K 3  1  K 2  1    W  
4
 W  1  
 K 4
, где  1  k 1 l1
10
    4   .
 k i K 2  1  k K 1  1   1  K 3  1   W 
4
 W   1  
K
i 4  10 
   4  
 k K    1  k K 1  1  K 4  1    W 10 
 W   1  
4 4
k K
 i 3 1 i 2 i 

Для балки, левый конец которой защемлен, а правый шарнирно оперт,


накладываются условия
W 1  0   W 1 0   W 1 l1   W 1l1   0 , (13)
Тогда,
 0   K 4  1  K 3  1  K 2
 1  K 1  1    0 
     
 k i K 1  1   1  K 3  1   1   
4
W   1   K 4
K 2 0 
    4   .
 k i K 2  1  k K 1  1   1  K 3  1   W 
4
0 K
  i 4  10 
 4 
   1    k K    1  k K 1  1   1    W 10 
4 4
W  i 3 1
k K
i 2 i
K 4

Получим систему однородных алгебраических уравнений относительно


W 10 и W 10
 W 10 K 2  1   W 10 K 1  1   0
 .
 W 10 K 4  1   W 10 K 3  1   0

121
Условием существования ненулевых решений этой системы является
равенство нулю ее определителя
K 2  1  K 1  1 
 0.
K 4  1  K 3  1 

Раскрывая определитель, получим частотное уравнение для балки,


состоящей из одного сегмента
tg  1   th  1   0
. (14)
На рисунке 3 изображены графики зависимостей двух безразмерных
низших частот  1 и  2 от уровня полного расслоения n . Эти частоты
являются корнями частотного уравнения (14), для балки, состоящей из одного
сегмента. Условия опирания балки, соответствуют формулам (13).

а) б)
Рис. 3. Зависимость частот собственных изгибных колебаний балки от
уровня полного расслоения балки а) собственная частота, б) вторая частота

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Кравцова Э.А. Перераспределение нормальных напряжений по
высоте сечения балки при разноуровневом расслоении / В.А. Гордон, Э.А.
Кравцова // Вестник Волгогр. гос. архит. -строит. ун-та. Сер.: Стр-во и архит. –
2013. – Вып. 31(5.2. Строительные науки). – С. 303 – 307.

Сведения об авторах:
1. Гордон Владимир Александрович, Орловский государственный
университет имени И.С. Тургенева, заведующий кафедрой «Высшая
математика», доктор технических наук, профессор, gordon1312@mail.ru
2. Потураева Татьяна Вячеславовна, Орловский государственный
университет имени И.С. Тургенева, доцент кафедры «Высшая математика»,
кандидат технических наук, доцент, tanpo77@mail.ru

122
УДК 69.07

А. Г. Тамразян, Д.С. Дехтерев


Национальный исследовательский Московский государственный
строительный университет, г. Москва, Россия

К ВЛИЯНИЮ ВЕСОМОСТИ КОНСТРУКЦИОННЫХ ПАРАМЕТРОВ


СТЫКОВ СБОРНЫХ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ КОЛОНН КАРКАСНЫХ
ЗДАНИЙ НА ИХ НАДЕЖНОСТЬ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДА
СТАТИСТИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ

В работе изучены параметры, оказывающие влияние на несущую


способность и надежность стыков колонн многоэтажных каркасных зданий с
использованием ванной сварки. Определена функция распределения
вероятности, показан индекс надежности и вероятность отказа
конструкций. Для оценки весомости контролируемых параметров на
надежность стыка выполнен статистический эксперимент.

В последние годы актуальна задача модернизации многоэтажных


каркасных зданий промышленной застройки. Основные элементы сборного
железобетонного каркасного здания выполняются в заводских условиях под
тщательным контролем, что существенно повышает качество технологических
процессов и надежность заводских элементов [7]. В этих условиях наиболее
ответственными элементами каркасного здания являются узлы сопряжения
колонн и ригелей, выполняемые на строительной площадке [8]. Самыми
значимыми элементами, определяющим надежность и долговечность
каркасного многоэтажного здания являются горизонтальные стыки сборных
железобетонных колонн. В ходе анализа конструктивных решений стыков
установлено, что наиболее распространенным и технологичным является
жесткий стык, выполняемый с применением ванной сварки продольной
арматуры. Данный стык чувствителен к различным конструктивным,
технологическим и др. отступлениям, что может привести к отказу
конструкции стыка и обрушению части здания [5].
Исследованием работы стыков колонн каркасных зданий занимались А.П.
Васильев, В.М. Горшкова, В.В. Иванов, Н.Н. Коровин, С.М. Крылов, Р.Р.
Латыпов, В.П. Малышев, М.Е. Гончаров и мн. др [11]. Имеющиеся на данный
момент теоретические и экспериментальные исследования стыков проводились
для уточнения их несущей способности и деформативности. Надежность
стыков, влияние отклонений различных параметров стыка на надежность
конструкции изучена недостаточно.
При проведении обследования инженерно-технического состояния
каркасного здания для целей реконструкции или капитального ремонта
возникает необходимость оценки несущей способности стыков колонн с учетом

123
выявленных проектных отклонений, дефектов строительства и
эксплуатационных повреждений. Выявляемые при обследовании здания
отклонения параметров стыка не одинаково влияют на надежность сооружения.
Актуальной задачей при проведении реконструкции и капитального ремонта
подобных зданий является определение наиболее значимых параметров,
влияющих на безопасность сооружения [2]. Это позволит повысить качество и
снизить сроки проведения обследования, выполнить количественную оценку
несущей способности и надежности.
Основные положения по расчету стыков колонн указаны в пособии В.С.
Кузнецова «Расчет и конструирование стыков и узлов элементов
железобетонных конструкций» [1]. Несущая способность жесткого стыка
колонн с ванной сваркой продольных стержней арматуры в стадии
эксплуатации определяется по двум случаям расчета внецентренно сжатых
стержней: с учетом работы бетона замоноличивания, но без учета косвенного
армирования или без учета бетона замоноличивания и с учетом косвенного
армирования стыка [1]. Прочность стыка считается обеспеченной при
выполнении хотя бы одного условия. Расчет проводится как для
прямоугольного сечения в зависимости от высоты сжатой зоны x. При
расположении нейтральной оси в полке и ξ<ξR несущая способность стыка
определяется по формуле:
N e  R bx  h  0, 5 x   R A  h  a 
b 0 sc
(1)s

здесь b и h0 – ширина и расчетная высота сечения колонны, Rb – расчетная


сопротивление бетона без учета косвенного армирования колонны (Rb,red – с
учетом косвенного армирования), x – высота сжатой зоны, R и A  расчетное sc s

сопротивление и площадь сжатой арматуры, е – эксцентриситет приложения


продольной силы N.
Применение вероятностно-статистического аппарата позволяет оценить
надежность конструкции стыка колонн. Начальная надежность стыка – это
вероятность выполнения условия прочности стыка, которое определяется
согласно [4] резервом несущей способности:
g  N e  R b b x  h 0  0 , 5 x   R s c A s  h  a   (2)
Для вычисления надежности стыка используем функцию распределения
вероятности [6]:
g
F g   f  g  dg (3)


При нормальном законе распределения вероятности, согласно [3]:


2
gg 
g 
2
1 2Sg
F g   e dg (4)
Sg 2


Вероятность отказа определяется выражением:


Q  F g  0
(5)

124
Рис. 1. Конструкция жесткого стыка колонн с применением ванной сварки
продольных стержней арматуры.

В результате преобразований получим:


2
 t
1
Q  0, 5  е
2 dt  0, 5  Ф    (6)
2
0

где  
g
– индекс надежности [6];
Sg

t – квантиль нормального распределения;


2
 t
1
Ф   е
2 dt – функция Лапласа.
2
0

Вычисление надежности стыка аналитически при наличии нескольких


случайных параметров затруднительно и требует значительных временных
ресурсов. При необходимости вычисления надежности с несколькими
случайными параметрами эффективно использование методов статистического
моделирования с применением ПК.
Для оценки влияния параметров стыка на его начальную надежность
проведен численный эксперимент по методу статистического моделирования. В
125
качестве расчетных параметров приняты: Rb – расчетное сопротивление бетона
колонны, da – диаметр стержней продольной арматуры, h – высота сечения
колонны, hpod – высота сечения подрезок, Rb, pod – расчетное сопротивление
бетона замоноличивания. Все указанные параметры независимы и
распределяются по нормальному закону.
При моделировании расчетных параметров с нормальным распределением
задаемся математическими ожиданиями, а также среднеквадратичными
отклонениями случайных величин. Среднеквадратичное отклонение
прочностных характеристик материалов назначаем по коэффициенту вариации
13,5%, являющимся среднестатистическим показателем по заводам ЖБИ.
Коэффициент вариации для отклонения высоты сечения колонны и высоты
подрезок принят по результатам наблюдений равным 3,8%, диаметра арматуры
4% [10].
Таблица 1. Исходные данные для статистического моделирования.
Математическое Среднеквадратичное
Параметр ожидание отклонение

X 

Расчетное сопротивление бетона


14,5 1,96
колонны Rb МПа
Диаметр арматуры рабочих стержней
20 0,8
da, мм
Высота сечения колонны hk, мм 400 15,2
Высота сечения подрезок hpod, мм 104 3,8
Расчетное сопротивление бетона
11,5 1,55
замоноличивания Rb, pod, МПа

Численный эксперимент по методу статистического моделирования


позволяет оценить влияние изменения отдельного расчетного параметра на
вероятность отказа стыка при случайных значениях других расчетных
параметров. В качестве постоянных величин приняты коэффициенты,
независимые от расчетных параметров. Границы изменения расчетных
параметров приняты по правилу 3.
По результатам численного эксперимента построен график зависимости
вероятности отказа стыка сборных железобетонных колонн на ванной сварке от
величины отклонения контролируемого параметра при нагрузке на стык
N=400кН, M=150кН*м (рисунок 2).
Согласно выполненным расчетам, запас несущей способности при расчете
стыкового соединения по средним значениям контролируемых параметров
составляет 24,9 кН*м, коэффициент использования конструкции стыка k=0,88.
Несмотря на внушительный запас расчетной прочности, стык, в результате
нормативной изменчивости входящих в расчет параметров, обладает некоторой
вероятностью отказа конструкции.

126
Рис. 2. График вероятности отказа стыка от величины отклонения
контролируемого параметра

Вывод. Определение надежности жесткого стыка колонн каркасных


многоэтажных зданий по методу статистического моделирования позволяет
установить влияние отдельных параметров на вероятность отказа конструкции.
Наибольшее влияние на вероятность отказа имеет снижение прочности бетона
колонны, а также уменьшение ее высоты сечения. При прочности колонны
выше проектного значения, вероятность отказа менее 0,2%. Также высоко
влияние на вероятность отказа повышение прочности бетона замоноличивания.
Повышению риска отказа конструкции способствует снижение диаметра
рабочих стержней арматуры. Изменение высоты сечения подрезок на
надежность конструкции стыка практического влияния не оказывает.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Кузнецов В.С., Расчет и конструирование стыков и узлов элементов
железобетонных конструкций. Учебное пособие. – М. АСВ, 2012. С.128.
2. Клюева Н.В., Тамразян А.Г. Основополагающие свойства
конструктивных систем, понижающих риск отказа элементов здания. Известия
Юго-Западного государственного университета. – 2012. № 5-2 (44). С. 126-131.
3. Моисеенко Р.П. Начальная надѐжность элементов строительных
конструкций. Методические указания – Томск: Изд-во Том. гос. архит.-строит.
ун-та, 2014. – 23 с.
4. Райзер В.Д. Теория надежности в строительном проектировании:
монография. Москва, АСВ, 1998 г. - 304 с.

127
5. Снижение рисков в строительстве при чрезвычайных ситуациях
природного и техногенного характера. А.Г.Тамразян [и др.]; под общ. ред.
Тамразяна А. Г. Москва, 2012. Изд-во МИСИ-МГСУ, 304с.
6. Тамразян А.Г., Карпов А.Е., Дехтерев Д.С., Ласковенко А.Г.
Определение расчетных параметров для оценки надежности платформенных
стыков панельных зданий. С.413- 416. В сборнике: Современные проблемы
расчета железобетонных конструкций, зданий и сооружений на аварийные
воздействия: сборник докладов Международной научной конференции,
посвященной 85-летию кафедры железобетонных и каменных конструкций и
100-летию со дня рождения Н.Н. Попова (19–20 апреля 2016 г., Москва) /под
ред. А.Г. Тамразяна, Д.Г. Копаницы; М-во образования и науки Рос.
Федерации, Нац. исследоват. Моск. гос. строит. ун-т. Москва: НИУ МГСУ,
2016. С. 528.
7. Тамразян А.Г., Дудина И.В. Влияние изменчивости
контролируемых параметров на надежность преднапряженных балок на стадии
изготовления. Жилищное строительство. 2001. № 1. С. 16-17.
8. Тамразян А.Г. Основные принципы оценки риска при
проектировании зданий и сооружений. Вестник МГСУ. 2011. № 2-1. С. 21-27.
9. Сатьянов С.В., Пилипенко П.Б., Котельников В.С., Четверик Н.П.,
Французов В.А., Тамразян А.Г., Бедов А.И. Риски в строительной деятельности
при возведении, реконструкции и капитальном ремонте строительных объектов
и их минимизация. Монтажные и специальные работы в строительстве.
2011. № 3. С. 12-13.
10. Тамразян А.Г., Дехтерев Д.С. Оценка влияния конструкционных
параметров на надежность платформенного стыка панельных зданий по методу
статистического моделирования. Промышленное и гражданское строительство.
2016. № 7. С. 20-25.
11. Гончаров М.Е. Прочность стыков железобетонных колонн,
усиленных металлическими элементами, при статическом и кратковременном
динамическом нагружениях. Диссертация на соискание ученой степени
кандидата технических наук. – Томск, 2014г. С. 206.

Сведения об авторах:
1. Тамразян Ашот Георгиевич, Национальный исследовательский
Московский государственный строительный университет, заведующий
кафедрой железобетонных и каменных конструкций, доктор технических наук,
профессор, 129337, Москва, Ярославское ш., д.26, gbk@mgsu.ru
2. Дехтерев Денис Сергеевич, Национальный исследовательский
Московский государственный строительный университет, аспирант кафедры
железобетонных и каменных конструкций, 129337, Москва, Ярославское ш.,
д.26, gbk@mgsu.ru

128
УДК [624.012.45: 539.413.3] (043.3)

А. В. Тур
Брестский государственный технический университет, г. Брест,
Республика Беларусь

РАСЧЁТНЫЕ КРИТЕРИИ ДЛЯ ПРОВЕРКИ ЖИВУЧЕСТИ


КАРКАСНЫХ КОНСТРУКТИВНЫХ СИСТЕМ ИЗ ЖЕЛЕЗОБЕТОНА В
ОСОБЫХ РАСЧЁТНЫХ СИТУАЦИЯХ

В работе представлены критерии для проверки живучести


конструктивных систем в особых расчѐтных ситуациях. Показан метод
построения квазистатических диаграмм деформирования, основанный на
положениях энергетического баланса, и способ определения предельной
динамической нагрузки. Представлен алгоритм расчѐта на прогрессирующее
обрушение зданий 3 класса ответственности по последствиям обрушения.

Прогрессирующее обрушение (англ. Progressive Collapse) является


относительно новым термином в теории сооружений и относится к поведению
конструктивных систем в особых расчетных ситуациях.
В соответствии с ТКП ЕН 1990 [1] особая расчетная ситуация – это
ситуация, относящаяся к особым условиям эксплуатации конструкции или к
особым условиям окружающей среды, включая пожар, взрыв, удар
транспортного средства в элементы конструктивной системы или локальное
разрушение.
По результатам собственных исследований [2] было предложено
следующее определение, вошедшее затем в технические нормативно-правовые
акты [3,4]: под прогрессирующим обрушением (или точнее,
непропорциональным обрушением, обусловленным цепной реакцией
повреждений (разрушений) конструктивных элементов системы,
распространяющейся вертикально и (или) горизонтально) понимают
катастрофическое частичное или полное обрушение здания или сооружения,
развивающееся после наступления некоторого анормального события (как
правило, анормального воздействия), приводящего к локальному повреждению
(разрушению) отдельного конструктивного элемента, которое не может быть
воспринято или предотвращено за счет начальной неразрезности и
деформативности (пластической податливости) конструктивной системы
здания.
Если каждую из угроз представить случайным событием Hi, тогда полная
вероятность обрушения конструктивной системы при реализации особого
события (угрозы) может быть записана следующим образом:
P ( F )   P ( F D H i )P ( D H i H i )P ( H i ) , (1)
i 1

129
где F – событие, определяемое как непропорциональное или
прогрессирующее обрушение конструктивной системы;
P(Hi) – вероятность появления особого события, связанного с угрозой;
P ( D H i H i ) – условная вероятность локального разрушения отдельного
конструктивного элемента при реализации особого события;
P ( F D H i ) – условная вероятность обрушения конструктивной системы
при условии, что произойдет локальное разрушение отдельного элемента при
реализации особого события Нi.
Современная строительная практика, как и социально-политические
изменения, показывают рост угроз, которые исторически не рассматривались
как существенные в процессе проектирования (например, взрыв или детонация)
или исключались скорее системой мер безопасности, чем формальными
конструкционными расчетами.
Таким образом, задача проектирования в особой расчетной ситуации
сводится главным образом к минимизации вероятности P ( F D H i ) . Эта
стратегия должна реализовываться в широком диапазоне: от конструктивных
мер, направленных на создание неразрезности и конструктивной целостности
системы до прямого расчета поврежденной конструктивной системы с учетом
эффектов, которые не учитываются при традиционном проектировании
(например: динамический характер приложения нагрузки, мембранные усилия
в перекрытиях, большие деформации и перемещения, физическая и
геометрическая нелинейность).
В общем случае стратегия управления рисками в особых расчетных
ситуациях фокусируется на способности поврежденной (модифицированной)
конструктивной системы сохранять живучесть после наступления особого
события, связанного с появлением анормального воздействия, т.е. когда
P ( D H i H i )  1, P ( H i )  1 .
Согласно ТКП ЕН 1991-1-7 [5] живучесть (robustness) – это свойство
конструкции противостоять таким событиям, как пожар, взрыв, удар, и
результатам человеческих ошибок, без появления повреждений, которые были
бы непропорциональны исходной причине (нечувствительность
конструктивной системы к локальному повреждению).
Живучесть является исключительным свойством конструктивной системы
в том смысле, что она не зависит от природы, причины и вероятности
локального разрушения. Таким образом, говоря о живучести в рассматриваемой
особой расчетной ситуации, следует говорить о свойстве модифицированной
конструктивной системы, в которой произвели внезапное удаление ключевого
конструктивного элемента. Данная стратегия может давать единственную
возможность для проверки конструктивной системы в случае
неидентифицированных воздействий, для которых на стадии проектирования
невозможно установить ни величину, ни направление.

130
При внезапном удалении вертикального элемента конструктивная система
демонстрирует ярко выраженную динамическую реакцию [6, 7, 8]. При
возрастании уровня внезапно прикладываемой нагрузки (в долях от
предельного значения) динамические колебания конструктивных систем,
выполненных из железобетона, имеют ярко выраженный затухающий характер,
и наибольший интерес для практических задач представляет динамическая
реакция системы на первом полупериоде колебаний, когда следует ожидать
появления максимальных динамических вертикальных перемещений.
Разработанный метод оценки живучести конструктивных систем в особых
- внезапное удаление колонны из конструктивной системы в соответствии
с расчетным сценарием эквивалентно эффекту от внезапного приложения к
модифицированной системе гравитационной нагрузки, воспринимавшейся этим
вертикальным элементом. Данное допущение позволяет получать практически
точные решения для систем с одной степенью динамической свободы, при
значительных вертикальных перемещениях.
Под внезапно приложенной нагрузкой, в свою очередь, понимают
нагрузку, время приложения которой от нуля до расчетного значения
составляет не более половины собственного периода колебаний
конструктивного элемента. Данное определение согласовано комитетом JCSS
[9] при оценке живучести конструктивных систем в особых расчетных
ситуациях.
Достаточно реалистичное представление о максимальной динамической
реакции системы, в частности максимальных динамических перемещениях на
первом полупериоде колебаний, без необходимости выполнения детального
динамического расчета можно получить, используя подход, основанный на
энергетическом балансе системы, подробно рассмотренный в работе [2].
Для решения задачи на основе энергетического баланса системы для
первого полупериода колебаний рассмотрим функцию, описывающую
нелинейное сопротивление системы, которая может быть получена либо с
использованием метода конечных элементов или при применении упрощенных
методов для установленного уровня дискретизации конструктивной системы.
Для основной формы колебаний равенство работы внешних сил на
перемещении  d , i и внутренней энергии системы достигается тогда, когда
равны площади фигур OABC и ODC (рисунок 1).
Работа внешних сил W i , для соответствующего уровня приложения
гравитационной нагрузки Pi   i  P0 при динамическом перемещении  d , i ,
равна:
W i   i  P0   d ,i (2)
Потенциальная энергия деформации системы Ui в общем случае может
быть определена:
d ,i
Ui   0
Fd d  st , (3)

131

где  d , i F d d  st представляет собой площадь, заключенную под функцией,
0

описывающей нелинейную статическую реакцию ― F   st ‖ при динамическом


перемещении  d , i .
Приравнивая (2) и (3) и решая относительно Pi   i P 0 , получаем:
1  d ,i
Pi   i P 0  0 Fd d st (4)
 d ,i

Рисунок 1 – Построение квазистатической диаграммы " Pi   d ,i " на


максимальном динамическом перемещении для соответствующего уровня
нагружения

Из выражения (4) следует, что внезапно приложенная гравитационная


нагрузка P i вызывает максимальное динамическое перемещение  d , i , такое же
по величине, как и усредненное статическое сопротивление, определенное для
области [0;  d , i ].
Таким образом, при установленной зависимости, описывающей
нелинейную статическую реакцию конструктивного элемента (или системы в
целом), может быть достаточно просто перестроена зависимость, связывающая
максимальные динамические перемещения с соответствующими уровнями
внезапно приложенной гравитационной нагрузки ― Pi   d ,i ‖.
Выполненный анализ показал, что при описании полной нелинейной
диаграммы ― P   ‖ конструктивной системы с достаточной для практики
точностью может быть использована двухлинейная (билинейная)
аппроксимация с наклонной ветвью на участке [  y ;  u ] (рисунок 2).

132
Рисунок 2 – К определению параметрических точек квазистатической
диаграммы и уровня предельно допустимой нагрузки

В этом случае для построения квазистатической диаграммы достаточно


установить два уровня внезапно приложенной нагрузки: Py ,d –
соответствующий динамическому перемещению  y ,d   y ,s t   y , при котором
достигаются относительные деформации текучести в растянутой арматуре
(образование пластического шарнира) и Pu , d – соответствующий предельному
значению перемещения  u ,d   u ,s t   u .
Подход, основанный на энергетическом балансе системы, является
довольно точным для систем с одной динамической степенью свободы с
сосредоточенной массой, приложенной в узле, в котором внезапно удаляется
вертикальный элемент. После внезапного удаления колонны преобладающим
является вертикальное движение массы, и горизонтальные инерционные силы
можно не учитывать ввиду их малости. При данном подходе не учитывается
эффект вязкого демпфирования системы в отличие от расчетов конструктивных
систем на сейсмические воздействия, когда учитывается несколько циклов
колебаний. В рамках принятой концепции при реализации сценария внезапного
приложения нагрузки расчет ограничивается одним полупериодом колебаний,
когда достигаются максимальные динамические перемещения.
Для реальных конструктивных систем представленный подход является
упрощенным, поскольку фактически массы являются распределенными, а не
сосредоточенными. Тем не менее, если система имеет одну преобладающую
форму колебаний, как в случае внезапного удаления колонны, динамическая
реакция может быть достаточно точно определена как для системы с
сосредоточенной массой, что доказано в работах [8, 13].

133
Принимая за основу положения энергетического подхода, проверку
предельного состояния живучести в особой расчетной ситуации следует
производить, опираясь на следующую гипотезу [2]:
модифицированная конструктивная система обладает требуемой
живучестью в особой расчетной ситуации, если работа, совершаемая усилием,
численно равным реакции в удаляемом вертикальном элементе, на
перемещении, имеющем место на первом полупериоде колебаний, не
превышает потенциальной энергии модифицированной системы, определенной
при том же вертикальном перемещении.
Таким образом, индекс живучести (критерий живучести) по которому
производят оценивание конструктивной системы, имеет следующий вид:
Pu , d
K  1 (4)
Ri
где Pu , d - предельное квазистатическое вертикальное усилие, которое
может воспринять конструктивная система на первом полупериоде колебаний,
определяемое при условии, что максимальное вертикальное перемещение
достигает предельного значения;
R i – усилие в удаляемом вертикальном элементе конструктивной системы,
определяемое из нелинейного статического расчета при особом расчетном
сочетании воздействий согласно [5].
В общем случае диаграмма ― P   ‖ может быть получена непосредственно
из нелинейного расчета модифицированной конструктивной системы с
удаленным вертикальным элементом. При этом, как было показано в работах
Vlassis G. [8], нелинейный расчет может быть выполнен как для системы в
целом, так и с незначительной погрешностью, для любого уровня
дискретизации конструктивной системы. Для решения нелинейной задачи
используют, как правило, конечно-элементные модели, реализованные в
вычислительных комплексах (например, в наиболее распространенном в
мировой практике SAP2000 [10]).
В соответствии с UFC 4-023-03 [11] для описания нелинейного поведения
конструктивной системы в еѐ элементе по специальным правилам производится
врезка пластических шарниров, моделирующих соединения. Как правило,
работа пластических шарниров моделируется диаграммой ―момент – угол
поворота‖. При этом до достижения напряжений текучести стержней арматуры
наиболее растянутого ряда принимается линейная зависимость между
моментом и углом поворота. В некоторых моделях, при расчете каркасов
особенно из железобетона, упругий поворот игнорируется, в силу того что его
значение исключительно мало по сравнению с пластическим поворотом.
Параметры диаграммы ――момент – угол поворота‖ в рамках вычислительного
комплекса SAP2000 [10] рассчитываются в автоматическом режиме в
зависимости от геометрических параметров сечений и элементов,
характеристик свойств материалов, коэффициентов армирования и схем
расположения арматуры в конструктивных элементах.

134
Необходимо подчеркнуть, что для расчета параметрических точек
диаграмм ―момент – кривизна‖, ―момент – угол поворота‖ в рамках
деформационного расчета следует использовать диаграммы деформирования
для материалов, модифицированные с учетом скорости деформирования [12].
На рисунке 3а представлен результат пошагового нелинейного
статического расчѐта модифицированной рамной конструктивной системы c
врезанными по правилам пластическими шарнирами (диаграмма ―сила-
перемещение‖). На рисунке 3б представлен график колебательного процесса
при нелинейном динамическом расчѐте (в качестве динамической нагрузки
принято значение реакции в ключевом элементе от особого сочетания
нагрузок). Значение стабилизировавшегося прогиба при нелинейном
динамическом расчѐте (95 мм, рисунок 3а) практически совпадает со значением
при нелинейном статическом расчѐте при соответствующем уровне нагружения
(91 мм, рисунок 3б). Это свидетельствует о том, что для оценки живучести
можно использовать квазистатическую диаграмму деформирования взамен
диаграммы, полученной из нелинейного динамического расчѐта.
а) б)

Рисунок 3 – Результаты нелинейного статического и динамического расчѐта


а) график нелинейной реакции для модифицированной системы
б) график колебательного процесса для случая динамического приложения нагрузки

Если по результатам первичной оценки было установлено, что


конструктивная система относится к 3 классу по последствиям обрушения, то в
общем случае проверку живучести можно осуществлять, пользуясь
алгоритмом, представленным на рисунке 4.
Предложенный метод, основанный на энергетическом балансе системы,
позволяет оценивать поведение конструктивной системы на первом
полупериоде колебаний, когда следует ожидать максимальных динамических
перемещений при наступлении особого события. Для систем класса 3, проверка
которых производиться на основе углубленного анализа модифицированных
конструктивных систем с удалѐнными ключевыми элементами, необходимо
устанавливать чѐткие критерии такой проверки.
135
Рис. 4. Алгоритм расчѐта на прогрессирующее обрушения (3 класс)

136
К таким основным критериям можно отнести значение предельно
допустимой динамической нагрузки и максимально допустимое динамическое
перемещение. Следует отметить, что для конструктивных систем более низкого
класса ответственности необходимо обеспечить выполнение требований метода
связевых усилий и конструктивных требований, касающихся неразрезности и
пластической деформативности.
Если использование полученного максимально-допустимого
динамического перемещения (из нелинейного статического расчѐта системы)
применимо в большей степени при выполнении нелинейного динамического
расчѐта, то определение уровня предельно допустимой нагрузки, полученной
по предложенной методике из энергетического баланса системы, позволяет
производить оценку живучести без применения динамических процедур,
обладающих такими неопределенностями как скорость приложения нагрузки и
параметры демпфирования.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Eurocode 0. Basic of Structural Design: EN 1990:2001. – Brussels: European
Committee for Standardization, 2001.
2. Тур, А. В. Сопротивление изгибаемых железобетонных элементов при
внезапном приложении нагрузки: дисс. канд. техн. наук: 05.23.01/ А. В. Тур;
Брест, 2012. – 228 с.
3. Высотные здания. Строительные нормы проектирования: ТКП 45-3.02-
108-2008. – Минск, 2008. – 178 с.
4. Рекомендации по защите конструктивных систем от прогрессирующего
обрушения. - Минск: БелНИИС. – 128 с.
5. General Actions – Accidental Actions (ТКП EН 1991-1-7 – Общие
воздействия. Часть 7. – Особые воздействия): EN 1991-1-7.
6. Smith, J. W. Structural Robustness Analysis and the Fast Fracture Analogy/ J.
W. Smith// JCSS and IABSE Workshop on Robustness of Structure.
7. Unified Facilities Criteria – Design of Building to Resist Progressive
Collapse: UFC 4-023-03. – January, 2005.
8. Vlassis, G. Progressive collapse assessment of tall buildings/ G. Vlassis. -
London, 2009. - 416 p.
9. Probabilistic Model Code (12th Draft): Part1 – Basis of Design – Joint
Committee of Structural Safety – JCSS – OSTL/DIA/VROU – 10-11-2000. – 57 p.
10. SAP 2000 v. 14.0 ―Linear and Nonlinear Static and Dynamic Analysis and
Design of Three-Dimensional Structures‖, Computers and Structures, Inc., Berkley,
California, USA, June, 2009.
11. Unified Facilities Criteria – Design of Building to Resist Progressive
Collapse: UFC 4-023-03. – January, 2010.
12. Тур, А. В. К построению трансформированных диаграмм
деформирования бетона и арматуры с учетом скорости изменения
относительных деформаций при нагружении/ А. В. Тур// Перспективы развития
новых технологий в строительстве и подготовке инженерных кадров

137
Республики Беларусь: сборник трудов XVII Междунар. научно-методического
семинара, Гродно, 17-19 сентября 2010 г.; редкол.: Т.М. Пецольд (отв. ред.), Е.
А. Ровба [и др.]. – Гродно: ГрГУ, 2010. – С. 184-189.
13. Menchel, K. Progressive collapse: Comparison of Main Standards,
Formulation and Validation of New Computation Procedures: diss. D. Eng. / K.
Menchel. – Brussels, 2009. – 122 p.

Сведения об авторе:
Тур Андрей Викторович, Брестский государственный технический
университет доцент кафедры ―Строительные конструкции‖, кандидат
технических наук, Республика Беларусь, г. Брест, ул. Фруктовая, д. 47,
aturphd@gmail.com

УДК 624.046.5:624.042.41

В.В. Тур, В.В. Надольский, А.В. Черноиван


Брестский государственный технический университет, г. Брест,
Республика Беларусь

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ СКОРОСТИ ВЕТРА ДЛЯ


КЛИМАТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

В статье отражены современные подходы к вероятностному описанию


ветрового воздействия с учетом европейских тенденций. Описана процедура
обработки первичной выборки эмпирических данных скорости ветра. Указаны
основные факторы, которые влияют на однородность
микрометеорологического ряда. Уточнены статистические параметры
скорости ветра для вероятностного описания ветрового воздействия для
климатических условий Республики Беларусь. На основании выполненного
исследования рекомендованы статистические параметры скорости ветра для
вероятностного расчета.

Введение.
Вероятностные модели базисных переменных, принятые в различных
исследованиях, зачастую отличаются друг от друга. Исследования надежности,
основанные на разных вероятностных моделях, могут привести к
несопоставимым результатам. «Используя откалиброванные значения
надежности, необходимо помнить, что они относятся к специфическому набору
конструктивных и вероятностных моделей. Использование откалиброванных
величин совместно с другими моделями может привести к непреднамеренному
высокому или низкому уровням надежности» [1, Е.4.3]. Поэтому формирование

138
единых подходов к назначению вероятностных моделей базисных
переменных является важной задачей.
В статье представлены статистические параметры скорости ветра для
климатических условий Республики Беларуси. Вероятностная модель ветрового
воздействия разработана на основании рекомендаций JCSS Probabilistic Model
Code [2] применительно к модели, регламентированной в ТКП EN 1991-1-4 [3].
Общие подходы к вероятностному моделированию ветрового
воздействия.
Параметры расчетных моделей ветрового воздействия характеризуются
неопределенностями вследствие географической, климатической изменчивости,
недостаточности знаний о физической сущности процессов, погрешности
измерений и т.д. Наличие вероятностной модели ветрового воздействия
позволяет выполнять расчеты надежности строительных конструкций, причем
ее точность и адекватность в ряде случаев оказывает доминирующее влияние
на результаты расчетов.
Обобщенная модель ветрового воздействия, применяемая при расчетах
конструкций, нечувствительных к динамическим эффектам, может быть
принята на основании рекомендаций JCSS Model Code [2] в виде:
w  c p  cg  z   cr  z   qb ,
2
(1)
где cp – аэродинамический коэффициент;
c g  1  7 I v  z  – коэффициент порывистости, зависящий от интенсивности
турбулентности Iv;
cr – коэффициент, учитывающий тип местности;
cd – динамический коэффициент;
qb – базовое значение скоростного напора ветра, определяемое по формуле:
qb  1 2   vb ,
2
(2)
здесь ρ – плотность воздуха, при стандартных условиях равная 1,25 кг/м3;
vb – базовое значение скорости ветра.
Для вероятностного описания ветрового воздействия необходимо
установить закон распределения и статистические параметры базисных
переменных, входящих в модель. В настоящей статье рассмотрены
статистические параметры базовых значений скорости ветра vb [3].
Закон распределения назначается на основании экспериментальных
данных. Однако эти данные часто недоступны или ограничены, что не
позволяет получить достоверные результаты, поэтому при выборе закона
распределения дополнительно используют аналитические закономерности.
Общие рекомендации, относящиеся к выбору подходящих законов
распределения базисных переменных, нормативно закреплены в документах
[1, 4]. Вероятностное моделирование скорости ветра, как правило, выполняют
с использованием распределения Вейбулла [5] с масштабным параметром
k ≈ 2. Однако при анализе надежности строительных конструкций для ветровой
нагрузки достаточно точной и наиболее распространенной является
139
вероятностная модель последовательности месячных (для определения
сопутствующего воздействия в сочетаниях) и годичных (для определения
доминирующего воздействия в сочетаниях) максимумов ветровой нагрузки.
Данная предпосылка позволяет перейти от вероятностного (статистического)
описания случайного процесса к описанию случайной величины. Для
сглаживания статистического распределения месячных и годовых максимумов
ветровой нагрузки наиболее часто применяют двойное экспоненциальное
распределение Гумбеля.
При калибровках частных коэффициентов принято статистические
параметры (среднее значение, коэффициент вариации) устанавливать по
доступной, и, как правило, ограниченной выборке данных. Теоретическое
распределение существенно отклоняется от опытных данных в области весьма
малых значений вероятностей (на т.н. «хвостах» распределений). Так, для
климатических воздействий, данное несоответствие может быть устранено
посредством оценивания распределения не по всей выборке, а по «хвостовой»
области эмпирических данных [6]. Такое статистическое оценивание позволяет
существенно повысить адекватность получаемых результатов при
нормировании характеристических значений переменных воздействий,
соответствующих квантилю 0,98 [4]. Однако в силу отсутствия эмпирических
данных, дальнейшая экстраполяция распределения в «хвостовой» части,
выполняемая при определении расчетных значений, соответствующих
квантилям порядка 0,999 и выше, содержит существенные неопределенности.
Статистические параметры базисных переменных могут изменяться по
ряду причин, что требует систематических и целенаправленных исследований.
Эмпирические данные скорости ветра.
Базовое значение скорости ветра vb является случайной величиной,
обладающей значительной изменчивостью; вместе с этим данная величина
сильно автокоррелирована. Однако переход на восьмисрочные наблюдения,
проводимые на метеорологических станций и постах через каждые три часа,
позволяет относить рассматриваемые процессы к статистически независимым
для большинства практических задач.
Вместе с тем, базовое значение скорости ветра является функцией
основного значения базовой скорости ветра vb,0, численно равного средней
скорости ветра на уровне 10 м над поверхностью земли для открытого типа
местности с низкой растительностью (например, такой как трава) и
изолированными отдельно стоящими преградами, расстояние между которыми
составляет как минимум 20 их высот, соответствующее 10-минутному
интервалу осреднения независимо от времени года и направления ветра [3].
Так как на метеостанциях зачастую не в полной мере выполняются
условия, позволяющие точно зафиксировать основные значения базовой
скорости ветра vb,0, для получения достоверной информации о ветровых
климатических условиях Республики Беларусь, а также выполнения
корректного сравнительного анализа полученных результатов на всех станциях
и постах РБ, используемые в расчетах параметры ветра были приведены к

140
однородному микрометеорологическому ряду. Ряд данных о скоростях ветра
принято называть микрометеорологически однородным, если все относящиеся
к нему результаты наблюдений можно рассматривать как полученные в
одинаковых или эквивалентных микрометеорологических условиях. Эти
условия определяются следующими факторами [7]:
 высотой установки ветроприемника над поверхностью земли;
 фактической шероховатостью поверхности окружающей местности;
 временем осреднения скорости ветра;
 сроками и количеством наблюдений в сутки;
 изменением конструкции ветроизмерительных приборов.
Статистические параметры.
Результаты статистического оценивания систематических измерений
годовых и месячных максимумов средних значений скорости ветра на 46
метеорологических станциях и постах Республики Беларусь за период 1966–
2013 гг., официально предоставленных ГУ «Республиканский
Гидрометеорологический центр» и приведенных к однородному
микрометеорологическому ряду, представлены в таблице.
Для создания полной вероятностной модели ветрового воздействия
необходимо оценить либо абсолютные значения статистических параметров
(см. табл.), либо, что является более предпочтительным, отношения основных
параметров функции распределения с характеристическим значением базисной
переменной Xk, используемым при проектировании. Данное представление
позволяет вычислять показатели надежности в безразмерных величинах.
Учитывается, что характеристическое значение базовой скорости ветра
соответствует квантилю 0,98 распределения Гумбеля. Отношение среднего µv,г
к характеристическому значению зависит только от коэффициента вариации Vv,г
и может быть представлено в следующем виде:
 v ,г X k
1 1  V v ,г  
  0 , 4 5  0 , 7 8 ln   ln  0 , 9 8    ,

(3)

Таблица – Результаты статистического оценивания vb,0


Метеостанция µv,г Vv,г µv,мес Vv,мес Метеостанция µv,г Vv,г µv,мес Vv,мес
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Барановичи 17,42 0,18 12,38 0,23 Кличев 17,85 0,17 12,62 0,24
Березинский
11,31 0,30 8,69 0,24 Костюковичи 16,77 0,21 12,46 0,21
заповедник
Березено 12,48 0,32 8,70 0,29 Лельчицы 13,96 0,25 9,90 0,28
Бобруйск 15,81 0,16 11,37 0,21 Лепель 13,30 0,40 9,17 0,36
Борисов 11,98 0,21 9,41 0,20 Лида 13,94 0,20 10,53 0,24
Брагин 18,67 0,15 12,99 0,24 Лынтупы 11,42 0,16 8,72 0,21
Брест 12,25 0,15 8,98 0,22 Марьина Горка 16,42 0,25 11,75 0,29
Василевичи 13,02 0,21 9,25 0,26 Минск 14,29 0,18 10,76 0,24
Верхнедвинск 14,33 0,17 10,39 0,21 Могилев 19,69 0,18 14,22 0,21
Вилейка 12,81 0,36 9,16 0,36 Мозырь 16,67 0,30 10,17 0,34
Витебск 14,75 0,30 10,83 0,33 Новогрудок 18,62 0,14 13,20 0,21

141
Волковыск 16,67 0,13 12,19 0,22 Октябрь 15,73 0,20 11,31 0,23
Воложин 16,33 0,20 11,58 0,24 Орша 15,67 0,20 11,74 0,21
Высокое 13,46 0,27 9,34 0,28 Ошмяны 17,92 0,26 12,63 0,25
Ганцевичи 13,44 0,22 9,30 0,22 Пинск 15,73 0,31 11,38 0,38
Гомель 15,21 0,33 11,15 0,32 Полесская 18,44 0,20 12,92 0,26
Горки 17,54 0,12 13,48 0,19 Полоцк 13,33 0,22 9,53 0,26
Гродно 21,17 0,16 14,67 0,25 Пружаны 16,38 0,20 11,92 0,25
Докшицы 18,94 0,25 13,06 0,27 Сенно 13,31 0,27 9,90 0,30
Езерище 14,58 0,26 10,62 0,26 Славгород 18,46 0,19 12,97 0,25
Житковичи 12,15 0,27 9,04 0,24 Слуцк 18,21 0,14 13,20 0,22
Жлобин 13,00 0,25 9,48 0,30 Столбцы 13,17 0,30 9,47 0,35
Ивацевичи 12,60 0,25 9,09 0,26 Шарковщина 15,77 0,33 11,46 0,34
здесь µv,г, µv,мес – среднее значение годовых и месячных максимумов скорости ветра
соответственно;
Vv,г, Vv,мес – коэффициент вариации годовых и месячных максимумов скорости ветра
соответственно, определяемый как частное от деления стандартного отклонения и среднего
значения скорости.

Заключение
Рассмотрена вероятностная модель ветрового воздействия на здания и
сооружения, применяемая в расчетах надежности. На основании выполненного
первичного анализа эмпирических данных с 46 метеорологических станций и
постов Республики Беларуси за период 1966–2013 гг. получены статистические
параметры скорости ветра для годовых и месячных максимумов. Полученные
значения коэффициентов вариации годовых максимумов скорости ветра
находятся в диапазоне 0.12–0.40, месячных максимумов – 0.19-0.38. В
дальнейшем для полноценного анализа надежности необходимо дополнительно
установить закон распределения и статистические параметры базисных
переменных, входящих в модель ветрового воздействия, таких как
аэродинамический коэффициент; коэффициент порывистости и т.д.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Надежность строительных конструкций. Общие принципы:
СТБ ISO 2394-2007. Введ. 01.07.08. – Минск: Госстандарт Республики
Беларусь, 2007. – 69 с.
2. JCSS Probabilistic Model Code //Joint Committee of Structural
Safety[Electronic resource]. –2001. –Mode of access: http://www.jcss.ethz.ch. –Date
of access: 15.01.2012.
3. Еврокод 1. Воздействия на конструкции. Часть 1-4. Общие воздействия.
Ветровые воздействия: ТКП EN 1991-1-4-2009. – Введ. 01.01.2010. – Минск:
Министерство архитектуры и строительства Республики Беларусь, 2010. – 132 с
4. Еврокод. Основы проектирования конструкций: ТКП EN 1990-2011.
Введ. 01.07.12. – Минск: Министерство архитектуры и строительства
Республики Беларусь, 2012. – 70 с.
5. Райзер, В.Д. Теория надежности в строительном проектировании / В.Д.
Райзер. – М.: АСВ, 1998. – 304 с.

142
6. Тур, В.В. Нормирование снеговых нагрузок для территории Республики
Беларусь / В.В.Тур, В.Е. Валуев, С.С. Дереченник, О.П. Мешик, И.С.
Воскобойников // Строительная наука и техника. – 2008. – № 2. – С. 27–45.
7. Черноиван, А.В. Нормирование ветровой нагрузки на здания и
сооружения для климатических условий Республики Беларусь: дис. …канд.
техн. наук: 05.23.01 / А.В. Черноиван. – Брест, 2012. – 179 л.

Сведения об авторах:
1. Тур Виктор Владимирович, Учреждение образования «Брестский
государственный технический университет», заведующий кафедрой технологии
бетона и строительных материалов, д.т.н., профессор, Республика Беларусь, г.
Брест, ул. Фруктовая, 47, tur.s320@mail.ru.
2. Надольский Виталий Валерьевич, Белорусский национальный
технический университет, доцент кафедры «Металлические и деревянные
конструкции», к.т.н., Республика Беларусь, 220013, г. Минск, проспект
Независимости, д.65, nadolskivv@mail.ru.
3. Черноиван Анна Вячеславовна, Учреждение образования
«Брестский государственный технический университет», заместитель декана
строительного факультета, к.т.н., доцент, Республика Беларусь, г. Брест, ул.
Московская, 267/6, кв. 14, bel_anna@list.ru.

УДК [691.32:620.173]:658.562

В.В. Тур, С.С. Дереченник, В.В. Колевчук


Брестский государственный технический университет, г. Брест, Республика
Беларусь

ПОДХОДЫ К ПОСТРОЕНИЮ ГРАДУИРОВОЧНЫХ ЗАВИСИМОСТЕЙ


ДЛЯ ОЦЕНИВАНИЯ ПРОЧНОСТИ БЕТОНА НА СЖАТИЕ, ПРИНЯТЫЕ
В СТБ EN 13791 И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СТАНДАРТАХ

Рассмотрены и проанализированы теоретические основы и правила


построения градуировочных зависимостей, применяемых для оценивания
прочности бетона на сжатие в конструкциях по стандартам, действующим в
Республике Беларусь. Показано, что стандарты имеют различные подходы к
построению градуировочных зависимостей и различные уровни обеспеченности
результатов, что следует учитывать при оценивании прочности бетона
неразрушающими методами.

Введение
В последние годы популярность и доступность различных неразрушающих
методов оценивания прочности бетона на сжатие в существующих

143
конструкциях резко возросла. Это связано с выходом на рынок Республики
Беларусь современных электронных приборов измерения и обработки
информации, что позволяет заметно повысить оперативность контроля.
Кроме того, имеет место и ещѐ одна причина повышенного внимания к
оцениванию прочности бетона неразрушающими методами.
Межгосударственный стандарт, ГОСТ 18105 [1] содержит в п. 4.3 запись,
согласно которой только «в исключительных случаях (при невозможности
проведения сплошного контроля прочности бетона монолитных конструкций с
использованием неразрушающих методов) допускается определять прочность
бетона по контрольным образцам, отобранным их конструкций»
Внесение данного требования в ГОСТ 18105 [1] привело к тому, что
представители органов технического надзора, равно как и другие
контролирующие органы, возвели проведение неразрушающего контроля в
ранг процедуры, заменяющей оценивание соответствия прочности бетона по
контрольным образцам. При этом по результатам неразрушающего
определения прочности бетона пытаются судить о качестве работы
предприятий, производящих бетон. Порядок проведения процедуры
оценивания соответствия прочности бетона является предметом отдельного
анализа и не рассматривается в данной статье. Следует отметить лишь одно
замечание, содержащееся в СТБ EN 13791 [2]: «неразрушающие методы
контроля прочности, не заменяют процедуры испытаний и оценивания
соответствия по СТБ EN 206 ([3])».
Однако одной из распространѐнных ошибок при выполнении
неразрушающих испытаний прочности бетона на сжатие является
использование в качестве градуировочных так называемых универсальных или
базовых зависимостей, закладываемых в измерительный алгоритм. На этот шаг
пользователя подталкивает сам факт наличия такой зависимости в приборе и
возникающая иллюзия достоверности результата испытаний, поскольку он
индицируется в единицах прочности. Следует отметить, что в версии
межгосударственного стандарта ГОСТ 22690 [4] введѐнного в Республике
Беларусь в 2016 году, появилась следующая важная, на наш взгляд, запись:
«показания приборов, градуированных в единицах прочности бетона, следует
рассматривать как косвенный показатель прочности бетона. Указанные
приборы следует использовать только после установления градуировочной
зависимости ―показание прибора – прочность бетона‖ или привязки
зависимости, установленной в приборе».
В настоящее время в Республике Беларусь параллельно действует
несколько стандартов, содержащих как различные правила построения и
проверок градуировочных зависимостей, так и различные критерии,
регламентирующие процедуру оценки класса бетона по прочности бетона в
конструкциях по данным неразрушающих методов испытаний:
– ГОСТ 18105 [1];
– СТБ EN 13791 [2];
– СТБ 2264 [5].
144
Многообразие стандартов, содержащих не только различающиеся, но и
противоречивые требования, вызывает неудовлетворение у практикующих
инженеров ввиду неопределѐнностей, связанных с оцениванием прочности.
В общем случае процедура оценивания прочности бетона в существующих
конструкциях должна быть представлена следующими аспектами:
– содержательная и формальная основа для оценивания, включая применяемые
крит ерии соответствия или эстиматоры квантилей;
– подготовка исходных данных для оценивания, основанная на результатах
прямых испытаний цилиндрических образцов, отобранных из конструкции или
полученных косвенными методами при проведении неразрушающих
испытаний с учѐтом оценѐнных неопределѐнностей исходных данных;
– градуировка – установление зависимостей между прочностью бетона и
косвенной характеристикой, при контроле неразрушающими методами;
В настоящей статье выполнен анализ градуировочных зависимостей и
правил их построения по действующим стандартным методикам – на фоне
опытных данных, полученных при испытаниях прочности 37 серий
контрольных кубов молотком Original Schmidt типа N с энергией удара
2,207 Дж и нагружением в испытательном прессе Controls MCC8.

Построение градуировочных зависимостей по правилам СТБ EN 13791


В соответствии с СТБ EN 13791 [2] применение непрямых
(неразрушающих) методов при оценивании прочности бетона в конструкции
следует применять в следующих случаях:
–при внесении изменений в план эксплуатации и перепроектировании
существующих конструкций зданий и сооружений;
– для получения исходных данных необходимых при выполнении проверок
предельных состояний конструктивных элементов системы в тех случаях, когда
существуют сомнения относительно фактической прочности бетона на сжатие в
конструкции из-за некачественного выполнения работ, дефектов и
повреждений бетона в результате пожара или по другим причинам;
– когда оценивание текущих значений прочности необходимо выполнять в
процессе строительства;
– для выполнения проверок предельных состояний конструктивных элементов
системы в тех случаях, когда уставлено несоответствие прочности бетона
изготовителем при проведении испытаний по СТБ EN 206 [4];
– для оценивания соответствия прочности бетона на сжатие в конструкции
(монолитного бетона), если это установлено требованиями спецификации или
действующего стандарта, а также для выполнения производственного контроля
при изготовлении изделий сборного железобетона.
При этом, если выполняется оценивание прочности бетона в «старых»
существующих конструкциях норма [3] требует вводить понижающие

145
коэффициенты, учитывающие карбонизацию поверхностных слоѐв бетона,
значения которых устанавливают в каждом случае.
Новый европейский стандарт СТБ EN 13791 [2], действующий на
территории Республики Беларусь, содержит методы оценивания прочности
бетона на сжатие в конструкциях на основании результатов, полученных при
проведении прямых (разрушающие испытания отобранных из конструкций
кернов) и косвенных (неразрушающих) испытаний.
Косвенные (неразрушающие) методы испытаний следует применять после
установления градуировочных зависимостей между косвенной характеристикой
по прибору (например, в случае применения молотка Шмидта – коэффициент
упругого отскока) и прочностью на сжатие, полученной прямым испытанием
образцов бетона (кернов, выпиленных из конструкции, цилиндров, кубов) в
прессе.
В СТБ EN 13791 [2] допускается два альтернативных подхода для
построения градуировочных зависимостей:
– подход 1 (альтернатива 1): с применением регрессионного анализа, для
которого используют, как минимум, 18 пар результатов;
– подход 2 (альтернатива 2): градуировка с помощью предварительно
установленной базовой кривой, для которой требуется, как минимум, 9 пар
результатов.
В рассматриваемом случае пара результатов – это «косвенная
характеристика – единичный результат прочности, полученной при испытании
в прессе отобранных образцов бетона».
Базовые кривые, внесѐнные в стандарт, получены, опираясь на обширные
базы данных, полученные при испытаниях различных видов бетона,
с различными заполнителями, содержанием вяжущего, влажностью и т.д. [5]
Следует отметить, что при подходе 1, стандарт СТБ EN 13791 [2] не даѐт
подробных и точных указаний относительно принятых (требуемых)
доверительных интервалов (в частности нижнего доверительного предела) и
обеспеченности (1-α) градуировочной зависимости.

Подход 1. Регрессионный анализ


При выполнении регрессивного анализа, прежде всего, необходимо
выявить источники изменчивости рассматриваемой переменной (в данном
случае прочности бетона на сжатие в конструкции).
В общем случае, в зависимости от источников происхождения, могут быть
определены следующие изменчивости:
– изменчивости, связанные с условиями проведения испытания и являющие
результатом выпиливания кернов, различий в размерах кернов (диаметр и
длина), отношении диаметр/длина, влажности испытываемого бетона;
– изменчивости в пределах одного участка испытания, включающие
изменчивости, имеющие место в процессе приготовления, укладки бетонной
смеси и хранения бетона в пределах анализируемого участка;

146
– изменчивости между отдельными участками, на которых производят
измерения, обусловленные изменчивостью в свойствах и пропорциях
составляющих материалов, технологии приготовления и укладки бетонной
смеси, условиях хранения бетона на отдельных участках.
Между тем, существуют и другие источники изменчивости, которые
накладываются и искажают устанавливаемую градуировочную зависимость, к
ним относят факторы, влияющие на значение коэффициента упругого отскока и
отличные собственно от прочности. Это, например, влажность поверхности,
шероховатость и карбонизация поверхностных слоѐв бетона, погрешность
(неопределѐнность) молотка Шмидта (т.н. “error in x”), неопределѐнность
принятой регрессионной модели (линейная, степенная и др.), и т.д.
При этом СТБ EN 13791 [2] не содержит никаких конкретных указаний
относительно перечисленных неопределѐнностей и методов их учѐта при
построении регрессионной модели. Вместе с тем, указано, что регрессионный
анализ должен обеспечивать получение «наиболее подходящей кривой» (the
best fit line curve).
Принимая в расчѐт неопределѐнности регрессионного анализа,
СТБ EN 13791 [2] устанавливает, что «градуировочная зависимость должна
быть определена на уровне нижнего 10% квантиля прочности»,
т.е. доверительный предел должен обеспечивать покрытие 90% результатов
оценивания прочности с обеспеченностью (1-α) = 0,95.
Получение зависимости для вычисления доверительных пределов является
довольно сложной задачей. Поэтому в специальной литературе содержится
довольно ограниченное число таких зависимостей [6].
Точное решение содержится в работе De Gruze [7] для простого случая
расчѐта одностороннего доверительного предела (определѐнного без учѐта
ошибки молотка, т.н. error in x) для линейной регрессии:
 

 x   y  x   t , n  2 ,     A
'
y LT (1)
  

y  x    0   1 x
– оценѐнное среднее зависимой переменной,
где  

коэффициенты  и  определяют простым методом


0 1

наименьших квадратов;
х – фактическое значение независимой переменной;
n – число пар результатов испытаний ( x , y ); i i

'
t , n  2 ,  – нецентральное t -распределение с n  2 степенями
свободы и центральным параметром      p  / A ; 1

1 – обеспеченность принимаемая 0,95;


p – пропорция y -ой популяции,
'
покрываемая
доверительным интервалом ( p  0 , 9 );

147
n
 

2
– эстиматор изменчивости y ;
   yi  yi 
 
i 1
 
2

n  2


x  
2

 x
A  1  i

n S xx 
 
;
– здесь x – среднее из всех значений x , используемое в
n

 x 
2

S xx  i
 x i

уравнении регрессии.
i 1

После преобразований, выражение (1) может быть записано в


окончательном виде:

2
  1  p  
2
1
 p 1         
1 1 1
 A  1  1  
n  2
2
  A
 
y LT  x   y  x    . (2)
  1    
2
1

1
2n  2

 

В соответствии с выражениями (1) и (2), для любых y разности y  y i i

являются независимыми, имеют нормальное распределение и одинаковую


вариацию.

Подход 2. Градуировка методом базовой кривой


В рамках этого подхода также применяют регрессионный анализ, но
только для оценки одного параметра – перемещения (смещения)  f базовой
кривой. Согласно СТБ EN 13791 [2] зависимость определена следующим
образом:
f R ,  is   1, 2 5 R  2 3   f
(3)
2 0  R  2 4;

fR  1, 7 3 R  3 4 , 5   f
 is 
(4)
24  R  50 ,

где fR – прочность бетона на анализируемом участке;


R – косвенная характеристика – коэффициент упругого отскока для
молотка Шмидта;
 f   f m (n )  k 1 s (5)

где  f m (n ) , s – соответственно среднее значение прочности на сжатие

148
бетона для n результатов испытаний и стандартное
отклонение для разности  f i  f is  f R ,  is  ;
k1 – коэффициент, зависящий от количества пар результатов
испытаний, (принимается k  1, 4 8 );
1

Сравнение градуировочных зависимостей, полученных по различным


стандартам
Для сравнения представленных подходов, включѐнных в СТБ ЕN 13791 [2]
и СТБ 2264 [5] были выполнены построения градуировочных зависимостей для
37 пар результатов испытаний прочности бетона на сжатие для бетонов двух
классов, представленные на рисунках 1 и 2.
Пары результатов включали значения косвенной характеристики
прочности для молотка Шмидта (коэффициент упругого отскока – англ.
Rebound number) и соответствующие им значения прочности бетона при
сжатии, полученные при испытании в прессе стандартных кубов по [3,4].
При сравнении следует обратить внимание на следующее обстоятельство.
Градуировочная зависимость по СТБ 2264 [5] (и соответственно ГОСТ 18105
[1]) представляет собой уравнение линейной регрессии с доверительным
интервалом, равным двойному стандартному отклонению, с учѐтом отбраковки
результатов за пределами этого интервала.

60
55
Прочность бетона, fc МПа

50
45
40
35
30
25
20
15
10
5
0
23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Коэффициент упругого отскока, R

Прочость образца на сжатие;


Базовая кривая; y = 1,7276x - 34,43
Смещѐнная базовая кривая; y = 1,7276x - 5,1287
Смещѐнная базовая кривая (без k1s); y = 1,7276x + 1,4839

149
Рис. 1. К построению градуировочной зависимости по СТБ ЕN 13791
(молоток Шмидта)
60
55
50
45
40
Прочность, МПа

35
30
25
20
15
10
5
0
22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Коэффициент упругого отскока, R
Прочость образца на сжатие
Прямая до обработки y = 0,8211x + 26,158
Прямая после обработки y = 1,4804x + 8,2048
Базовая кривая y = 1,7276x - 34,43
Смещѐнная базовая кривая y = 1,7276x - 5,1287

Рис. 2. К сравнению градуировочных зависимостей, построенных


по правилам СТБ ЕN 13791 и СТБ 2264 для 37 результатов испытаний
прочности бетона на сжатие (по молотку Шмидта)

Несложно заметить, что выше градуировочной линии располагается около


50% всех результатов испытаний, в то время как смещѐнная градуировочная
зависимость по СТБ ЕN 13791 [2] составлена так, что покрывает 90% всех
результатов с обеспеченностью 0,95. Безусловно, среднее значение
оцениваемой прочности по СТБ ЕN 13791 [2] несколько ниже, чем по СТБ 2264
[5] в силу более высокой обеспеченности результатов оценивания. При этом
следует отметить, что для несмещѐнной линейной функции по СТБ ЕN 13791
[2] средние значения близки со средним СТБ 2264 [5] и полученным по прессу.
Это связано с тем, что результаты распределены почти равномерно по длине
интервала для полученных значений косвенной характеристики R.
Одним из важных элементов анализа является сравнение углов наклона
градуировочных зависимостей, в силу того, что они характеризуют
среднеквадратичные отклонения при оценивании. Как видно из рис. 2,
градуировочные зависимости по СТБ ЕN 13791 [2] имеют больший наклон, чем
зависимости по СТБ 2264 [5]. Это приводит к тому, что градуировочные
зависимости по СТБ ЕN 13791 [2] устанавливают более жѐсткие требования к
оцениванию прочности в области низких значений коэффициента упругого
отскока R (англ. Rebound number) и несколько ослабляют их при высоких
значениях R.

150
Градуировочная зависимость по СТБ 2264 имеет меньший наклон, а,
соответственно и меньшее среднеквадратичное отклонение, а значит, и
меньшую дискриминационную способность. Вместе с тем, как следует из
рисунка 3, в области больших значений R обе градуировочные кривые
располагаются довольно близко (при R= 32, см. рисунок 2).
Указания ACI 228.1R, разработанные для оценивания прочности бетона в
конструкциях (Stone and Reeve), несмотря на различия в методологических
подходах, позволяют оценить стандартное отклонение прочности бетона в
конструкции, опираясь на допущение о том, что отношение стандартного
отклонения прочности по результатам испытаний в прессе и стандартного
отклонения для косвенной характеристики R сохраняется в процессе
оценивания. В рассматриваемом случае имеет место общее стандартное
отклонение равное 4,39 МПа, независимо от способа оценивания.
Тем не менее, следует иметь ввиду, что результаты испытаний,
полученные по молотку, менее чувствительны к вариациям прочности бетона,
чем результаты прямых испытаний в прессе (так, коэффициент вариации для
косвенной характеристики R практически всегда меньше, чем для кубов или
выпиленных кернов). Сравнивая средние значения для представленных
градуировочных зависимостей и испытаний кубов можно заключить, что
набольшее отличие или потеря для зависимости АL2 по СТБ ЕN 13791 [2] в
размере 6,6 МПа объясняется действиями, направленными на выявление и учѐт
неопределѐнностей исходной регрессионной модели. Другая часть потерь
вытекает из факта введения доверительного предела на уровне k s в отличие от
1

подхода, принятого при прямом испытании образцов (кубов, кернов). Следует


отметить, что подобным образом поступает и СТБ 2264 [5] при формировании
исходной выборки для последующего оценивания прочности бетона на сжатие
согласно критериям, содержащимся в стандарте.
Выводы
1. Действующие в настоящее время на территории Республики Беларусь
стандарты, относящиеся к неразрушающим методам определения прочности
бетона в конструкции (СТБ, СТБ ЕN) имеют различную теоретическую и
методологическую основу построения градуировочных зависимостей.
СТБ ЕN 13791 [2] допускает в качестве альтернативы как построение с
использованием регрессионного анализа пар опытных данных, так и
градуировки с применением т.н. базовых кривых, внесѐнных в стандарт. В
общем случае предполагается, что базовые кривые охватывают широкий
диапазон прочностей бетонов, их композиций, виды заполнителей, условия
испытаний и т.д., являясь некоторыми универсальными функциями. Поэтому
для исключения неопределѐнностей оценивание прочности выполняют по
смещѐнной функции с учѐтом доверительного предела, покрывающего 90%
результатов с доверительной вероятностью 0,95.
Градуировочная зависимость по СТБ 2264 [5] не сдержит никаких
дополнительных параметров обеспеченности функции, покрывая около 50%
всех результатов испытаний. При этом средние значения довольно близки к
151
тем, что получены при испытаниях в прессе. Безусловно, такое оценивание даѐт
более высокие значения прочности бетона при меньшей (а точнее говоря 50%)
обеспеченности.
2. Градуировочные зависимости по СТБ ЕN 13791 [2], имея больший
наклон, обладают большей дискриминационной способностью при малых
значениях косвенной характеристики R (rebound number), снижая влияние при
высоких значениях R. Зависимость по СТБ 2264 [5] не оказывает столь
заметного влияния, оставаясь с незначительным наклоном независимо от
показателя косвенной характеристики. Это связано с принятым в стандарте
методом отбраковки результатов.
3. Результаты градуировок следует рассмотреть совместно с критериями
оценивания прочности бетона на сжатие, что особенно важно при оценивании
малых групп результатов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. ГОСТ 18105 Бетоны. Правила контроля и оценки прочности.
2. СТБ EN 13791 Оценка прочности на сжатие бетона в конструкциях и
сборных элементах конструкций.
3. СТБ EN 206 Бетон. Требования, показатели, изготовление и
соответствие.
4. ГОСТ 22690 Определение прочности механическими методами
неразрушающего контроля.
5. СТБ 2264 Испытание бетона. Неразрушающий контроль прочности.
6. Monteiro, A., Goncalves,A. Assessment of characteristic compressive
strength in structures by rebound hammer test according to EN 13791:2007-
NDTCE‖09, Nantes, France, June, 2009.
7. De Gryze, D, et. al. Using the correct intervals for prediction: A tutorial of
tolerance intervals for ordinary least-squared regression-Chemometric and intelligent
laboratory system, vol. 87., No 2, March 2007, p.p. 147-154.

Сведения об авторах:
1. Тур Виктор Владимирович, Учреждение образования «Брестский
государственный технический университет», заведующий кафедрой технологии
бетона и строительных материалов, д.т.н., профессор, Республика Беларусь, г.
Брест, ул. Фруктовая, 47, tur.s320@mail.ru.
2. Дереченник Станислав Станиславович, Учреждение образования
«Брестский государственный технический университет», заведующий кафедрой
электронных вычислительных машин и систем, к.т.н., доцент, Республика
Беларусь, г. Брест, ул. Волгоградская, 12, кв. 113, ssderechennik@gmail.com
3. Колевчук Виталий Валерьевич, Учреждение образования «Брестский
государственный технический университет», аспирант кафедры технологии
бетона и строительных материалов, Республика Беларусь, г. Брест, ул. Полевая,
62, k.vitalik.v@gmail.com

152
3. ДИАГНОСТИКА, РЕКОНСТРУКЦИЯ И РЕНОВАЦИЯ
СТРОИТЕЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ.
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТРОИТЕЛЬНОГО ФОНДА

УДК 69:003

А.А. Варламов
Магнитогорский государственный технический университет
им. Г.И. Носова, г. Магнитогорск, Россия

ОЦЕНКА СРОКОВ РЕМОНТА И ДОЛГОВЕЧНОСТИ


ЗДАНИЙ И КОНСТРУКЦИЙ

Рассмотрены вопросы долговечности комплексных объектов- здания или


конструкции. Долговечность рассмотрена с точки зрения обще
энергетического подхода и закона сохранения энергии. Показано суммирование
энергетики для двух компонентной модели. Даны предложения по оценке
долговечности и определению оптимальных межремонтных сроков

Примем за начало жизни здания его пуск в эксплуатацию. Тогда все


предыдущие события: изучение, проектирование и строительство будут
создавать некоторую группу начальных дефектов. Для оценки износа здания
сейчас используется эмпирический подход [1]. Используем общий
энергетический подход к эксплуатации здания. Ранее такой подход описан в
работах [2,3]. Так как фактическое распределение «ускорения энергии» для
конкретного здания мы не знаем, то для общего анализа эксплуатации здания
примем прямоугольную форму распределения энергии во времени. Для
конкретных инженерных решений подбирается своя форма распределения
энергии. Однако, как показал ранее проведенный анализ [2] для общей оценки
физического износа и долговечности здания или отдельной конструкции
прямоугольная форма является усредненной и достаточной для анализа
поведения объекта во времени. На основе прямоугольной эпюры строятся
эпюры потенциала здания, эпюра мощности и эпюра работы.
Рассмотрим развитие объекта в абсолютных цифрах времени на основе
потенциала. На рисунке 1 показано изменение потенциала объекта при
продолжительности его жизни L= 60 лет (линия 1), 80 лет (линия 2), 100 лет
(линия 3) и 120 лет (пересечение с осью свойство объекта в точке с
координатой равной нулю). Пунктирами показаны графики накопления
информации (дефектов) для продолжительности жизни 60 и 100 лет. Надо
отметить, что линия потенциала начинается с некоторого условного времени ta.
Это время в течение которого износа здания не происходит, для здания со
сроком жизни 100 лет это время составляет 2…5 лет. Затем начинается износ
153
здания и возникает линия потенциала. До этой точки можно считать, что линия
потенциала идет горизонтально – параллельно оси времени. Линии накопления
пересекают линии жизни в точках равновесия. Из графиков видно, что при
более коротком сроке жизни накопление дефектов идет значительно быстрее.
Видно, что расстояния между линиями жизни с течением времени сближаются:
так, в возрасте 1 год разница между соседними линиями составляла 20с/с, а в
возрасте 60 лет разница уменьшилась в 50 раз и составила 0,4 с/с. С другой
стороны если абсолютное изменение потенциала у за один и тот же отрезок
времени у линии с большей продолжительностью жизни больше, то
относительное изменение (по отношению к первичному значению у) не зависит
от срока жизни. Первоначальное значение потенциала у пропорционально
сроку жизни L. Значение потенциала у при относительно одинаковом возрасте
одинаково

Рис.1. Изменение потенциала объекта от времени

Рассмотрим вопрос местного изменения потенциала объекта


(восстановление, возникновение аварийного дефекта, болезнь и др.). На
рисунке показана стрелка изменения свойства. Стрелка может быть и
наклонной (если учитывать время на восстановление потенциала). В данном
примере вертикальная стрелка показывает повышение свойства объекта 1 в
точке срока жизни 40 лет со значения 0,5 до значения 1,5. Дальнейшее
изменение свойства объекта (при принятых условиях) возможно только по
линии 3. Изменение по линии, параллельной начальной кривой, невозможно,
так как приводит к неограниченному сроку жизни. Следовательно, повысив
свойство объекта продолжительностью жизни 60 лет, в возрасте 40 лет со
значения 0,5 до 1,5 мы можем увеличить продолжительность жизни объекта до
100 лет. В данном случае срок жизни будет равен сроку нормальной
эксплуатации объекта, после окончания срока жизни эксплуатация объекта
возможна, но это уже будет не соответствовать понятию «нормальная
154
эксплуатация» - после этого срока происходит интенсивное разрушение здания
или изделия.
Далее, рассматривая только приведенные на рисунке 1 графики, можно
сделать следующие выводы:
- восстановление объекта (или лечение) наиболее эффективно в максимально
большом возрасте (в некоторых случаях при сроках превышающих срок жизни
L); Подняв потенциал в возрасте 60 лет с 0 до 1 (на ту же величину 1.5-0,5=1, что и
в возрасте 40 лет) продолжительность жизни возрастает до 120 лет;
- получать дефекты (болеть) в поздних сроках жизни очень опасно
(малейший дефект резко уменьшает срок жизни);
- лечение менее эффективно в раннем возрасте, но и болезни в раннем
возрасте менее опасны;
На самом деле, как будет показано дальше, не все полученные выводы
справедливы.
Для примера на рисунке 2 показаны три графика по которым предлагается
анализировать работу здания или конструкции, состоящего из двух объектов
(слоев, изделий и др.) или групп объектов. Первый объект с
продолжительностью жизни 100 лет и условным потенциалом В=65, второй
объект со сроком жизни 40 лет и условным потенциалом В=40. После 40 лет
эксплуатации второй объект заменяется на третий с аналогичными
характеристиками. Приведены суммарные потенциалы. Ниже построен график
мощности (промежуточный) и еще ниже графики стоимости. Собственная
стоимость второго объекта составляет только 20% от стоимости основного
изделия (или основных конструкций здания). Но стоимость комплексной
конструкции в 1,5 раза выше стоимости основного изделия, а замена 2 изделия
на третье увеличивает стоимость комплексного изделия в 2 раза. Срок
эксплуатации комплексного изделия составляет 76 лет. Замена 2 изделия на
третье увеличивает продолжительность нормальной эксплуатации
комплексного изделия до 88 лет. Есть смысл эксплуатировать 2 изделие за
сроком его нормальной эксплуатации и произвести замену через 12 лет, тогда
общая продолжительность эксплуатации комплексного изделия составит 100
лет.
Затраты на эксплуатацию комплексного изделия начинают резко расти
после 30 лет эксплуатации вплоть до срока нормальной эксплуатации. Далее
затраты начинают снижаться. Возникает некоторый парадокс: выгодно
эксплуатировать изделие после срока его нормальной эксплуатации, и чем
дольше, тем выгоднее. При этом страдает безопасность эксплуатации
конструкции. Это относиться и к одиночной и к комплексной конструкции или
зданию. В этом случае большую роль начинает играть мониторинг
конструкции.
Используем свойство потенциалов – возможность их сложения [2].
Рассмотрим здание как сумму конструктивных элементов, имеющих различные
сроки эксплуатации. Так из анализа сметы на 16 этажный монолитно-
каркасный жилой дом определено, что на конструкции (в пересчете на 100%),

155
имеющие срок эксплуатации 100 лет и более приходится 74,3 %, на
конструкции, имеющие срок эксплуатации 25…50 лет – 11,9 %, на конструкции
от 10 до 25 лет – 13,8 %. Суммируя потенциалы объектов получаем срок
службы всего здания в целом меньше срока службы основных несущих
элементов здания - 79…85 лет. Для увеличения продолжительности срока
эксплуатации здания необходимо проводить ремонт и восстановление наименее
долгоживущих конструкций.

Рис. 2. Совмещенные диаграммы конструкции, состоящей из двух элементов 1 и 2


а) график потенциала; б) график мощности; в) график затрат

Восстанавливать объект можно практически до бесконечности, но:


1. Восстанавливать конструкцию со сроком службы 10 лет еще на 10 лет в
10 раз менее эффективно, чем восстановить конструкцию с

156
продолжительностью жизни 60 лет на 10 лет. Иногда легче заменить
конструкцию.
2. Как видно из рисунка с ростом продолжительности эксплуатации резко
растут затраты на ремонт. Увеличение потенциала объекта (затраты на ремонт)
на одну и туже величину с течением времени резко удорожается. Надо считать
баланс: например увеличение потенциала в точке 20 лет в семь раз приводит к
увеличению продолжительности жизни на 20 лет и затратам энергии в
относительных единицах – 150; увеличение потенциала в точке 50 лет в три
раза приводит к увеличению продолжительности жизни на 16 лет (примерно на
столько же как и в точке 20 лет), но затратам энергии в относительных
единицах – 450.
Выводы.
Как показывают рассмотренные примеры полученные соотношения
позволяют для конкретного здания или конструкции просчитывать
долговечность и финансовые затраты и определять наиболее оптимальные
сроки проведения ремонтов отдельных элементов конструкций и всего здания.
Представляется правильным предварительно согласно предлагаемой схеме
строить проектный график работы конструкций всего здания. Согласно этому
графику производить обследование конструкций и принимать решение об их
замене или ремонте, поднимая потенциал объекта, максимально оттягивая
сроки ремонта и восстановления. Нельзя превышать сроки предельной
эксплуатации (на рисунке это точки t∑n). Решение принимается из
комплексного рассмотрения графиков работы. Тоже можно сказать и о
проектном конструировании. Малые изделия не должны занижать сроки
службы и значительно повышать эксплуатационные затраты

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
2. Правила оценки физического износа жилых зданий. ВСН 53-86 //
Госгражданстрой. – М.: Прейскурантиздат. 1988. – 72 с.
3. Варламов А.А. Суждение о развитии технологий //Высокоэффективные
технологии как неотъемлемая часть развития современного общества; монография /
[авт. Кол.: Антонов В.Н., Львович И.Я., Чопоров О.Н. и др.]. – Одесса:
КУПРИЕНКО СВ, 2015 – С.106 – 125.
4. Варламов А.А. К оценке долговечности зданий и конструкций.//
Актуальные проблемы современной науки, техники и образования: материалы 71-й
межрегион. науч.-техн. конференции. – Магнитогорск: Изд-во Магнитогорск. гос.
техн. ун-та им. Г.И.Носова, 2013. – Т.2. – С.186 – 188.

Сведения об авторе:
Варламов Андрей Аркадьевич, Магнитогорский государственный
технический университет им. Г.И.Носова, профессор, канд. техн. наук, главный
строитель ОАО «Магнитогорскгражданпроект», 455051, г.Магнитогорск,
Жукова 7/1-144, mgrp@mgn.ru.

157
УДК 624.072.2:69.059.32

С.В. Кожемяка, А.В. Крупенченко

Донбасская национальная академия строительства и архитектуры,


г. Макеевка, Украина

ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ПОДКРАНОВЫХ БАЛОК В ПРОЦЕССЕ


ДЛИТЕЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ

В статье рассмотрены методики расчета стальных подкрановых балок


с учетом выявленных дефектов и повреждений, приведен статистический
анализ состояния подкрановых балок тяжелого режима работы, определены
наиболее вероятные сочетания дефектов и повреждений и обоснована
необходимость их учета при оценке напряженно-деформированного состояния
подкрановых балок.

Современное состояние эксплуатируемого длительный период фонда


металлоконструкций вызывает необходимость оценки его реального состояния
и выполнения комплекса ремонтно-восстановительных работ, направленных на
поддержание их в работоспособном состоянии.
Наиболее повреждаемыми конструкциями промышленных зданий
являются подкрановые балки. Вследствие тяжелых условий работы
подкрановые конструкций по сравнению с другими конструкциями каркаса
имеют значительно большее количество повреждений, особенно установленные
в цехах металлургических заводов с тяжелыми и весьма тяжелыми режимами
работы. Первые дефекты и повреждения подкрановых балок в таких зданиях
появляются через 3…4 года эксплуатации и затем интенсивно увеличиваются.
Для подкрановых балок тяжелого и особо тяжелого режимов работы,
которые имеют усталостные трещины, возможен ремонт как временное
средство для продления срока их эксплуатации. Практика показывает, что
подкрановые конструкции, в том числе и тяжелого и особо тяжелого режима
работы, продолжают эксплуатироваться после ремонта довольно длительное
время. При этом срок эксплуатации (остаточный ресурс) или допустимое число
нагружений после ремонта, проведенного по той или иной технологии, не
регламентируется. Однако этот показатель может быть очень важен для оценки
и выбора вариантов усиления подкрановых балок, основанных на результатах
проведенных расчетов.
Существующие вероятностные методы расчета подкрановых конструкций
не в полной мере отражают их действительную работу с учетом реального
состояния конструкций.
В работах Скляднева А.И. [6] разработан метод определения остаточного
ресурса работы стальных подкрановых балок. Остаточный ресурс на стадии
роста усталостных трещин обусловлен резервами несущей способности,

158
связанными с ростом трещин до критических размеров. Полный ресурс
подкрановой балки определяется в зависимости от уровня эквивалентных
напряжений в сечениях подкрановой балки. Данный метод расчета позволяет
оценить способы усиления подкрановых балок с точки зрения повышения
трещиностойкости.
Ряд работ Белого Г.И. [1] посвящены особенностям проверочных расчетов
эксплуатируемых зданий. Разработана методика расчета стержневых стальных
конструкций на прочность и общую устойчивость, которая учитывает
одновременное влияние усилий и повреждений в виде вырезов, вырывов и
местных искривлений полок. Оценить прочность поврежденных элементов
возможно, если площадь ослабления не более 15% от площади сечения.
Выбор зависимостей для определения предельных напряжений
применительно к сварным подкрановым балкам приведен в исследованиях
В.Ф. Сабурова. В работе Н.А. Клыкова и В.Ф. Сабурова предложено
совместное использование методики вычисления предельного напряжения и
корректированной гипотезы В.П Когаева для определения усталостной
долговечности сварных подкрановых балок. На этих работах основана
методика оценки усталостного ресурса сварных подкрановых балок,
разработанная Ли М.Л. [4]
Работы по изучению работы подкрановых балок в условиях действующего
производства выполнялись А.И. Кикиным, Ю.С. Куниным, Б.Н. Кошутиным,
Ю.С. Эглескалном, А.Т. Яковенко, И.Р. Руховичем, С.Ф. Пичугиным и многими
д.р.
О.М. Петросяном [5] разработана методика расчета напряженного
состояния верхней околошовной зоны стенки и конструирования подкрановых
балок с регулированием расстояния между поперечными ребрами жесткости из
условия минимизации растягивающих напряжений от крутящего момента.
Даная методика учитывает эксплуатационное состояние подкрановых путей и
ходовой части мостового крана, наличие остаточных сварочных напряжений в
верхней зоне стенки подкрановой балки и подвижный характер нагружения.
В.К. Востров рассматривал вопросы прогнозирования остаточного ресурса
металлоконструкций с учетом коррозионных повреждений.
Основным решением для увеличения остаточного ресурса длительно
эксплуатируемых подкрановых балок является их усиление.
Для выбора и оценки вариантов усиления необходим расчетный аппарат,
который позволяет оценить состояние и возможность работы конструкции с
учетом выявленных дефектов, срок эксплуатации после проведенного ремонта,
уточнить напряженно  деформированное состояние подкрановой балки в
процессе проведения работ по усилению. Анализ показал, что существующие
методики расчета учитывают влияние на состояние подкрановой балки одного-
двух повреждений.
Статистический анализ результатов обследования более 500 подкрановых
конструкций [3] показал, что самыми распространенными являются
повреждения опорных прикреплений (26,1%) (рис. 1).
159
30
26,1
25

20
%

15
7,8 9
10 7,7
5 5,8
4,2
5 1,8 2,3
0,6
0

Рис. 1. Статистика появления дефектов и повреждений подкрановых балок.

Поражение коррозией составляет 9% и может возникнуть из-за нарушения


правил эксплуатации, неудачных конструктивных форм, применения
несоответствующих конкретной агрессивной среде антикоррозионных
покрытий, несвоевременное восстановление конструкций. Коррозия приводит к
снижению срока службы конструкций, а при скорости распространения более
0,1 мм в год особенно опасна для стальных конструкций и может вывести
конструкцию полностью из строя.
Самые опасные повреждения – трещины в основном металле и сварных
швах соединяющих верхний пояс стенки. Статистика появления таких
повреждений составляют: трещины вблизи опор 5%, трещины в пролете 7,8% ,
трещины в местах установки ребер 0,6%. Однако появление таких повреждений
недопустимо для дальнейшей эксплуатации подкрановых балок.
Появлению трещин способствуют непровар швов, эксцентриситеты
кранового рельса, удары колес крана на стыках рельсов. Дефекты и
повреждения сварных швов составляют 7,7%.
Ослабление сечения в результате механических повреждений конструкций
вызываются напряженной работой кранов и нарушением правил эксплуатации
конструкций и оборудования (подвешивание коммуникаций и трубопроводов,
вырезание отверстия в полках и стенках подкрановых балок и т.п.) и
составляют 2,3%.
Деформации отдельных элементов и местные погибы возникают
вследствие механических повреждений при транспортировке, монтаже и
эксплуатации, снижают в целом несущую способность подкрановых балок.
Не все дефекты и повреждения существенно влияют на несущую
способность подкрановых конструкций. Исследованиями были определены
дефекты в подкрановых балках, которые требуют обязательного дальнейшего
усиления (рис. 2).

160
40
35 33,46

30 26,9
25
20
%

15 12,3
10 6,54 7,69
5,77
4,23
5 2,3
0,38 0,38
0

Рис. 2. Дефекты подкрановых балок, которые требуют усиления


конструкции.

Анализ и обобщение результатов обследования подкрановых конструкций


выявил вероятность появления сочетаний дефектов, которые были объединены
в соответствующие группы (рис.3).

Рис. 3. Вероятность появления групп дефектов (состав групп дефектов см.


в таблице 1).

161
Таблица 1. Группы дефектов и повреждений.
Группы
Дефекты и повреждения, входящие в группу
дефектов
Коррозия сечения подкрановой балки
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
1.
Соединение тормозной конструкции с подкрановой балкой
выполнено на прихватках
Коррозия сечения подкрановой балки
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
2. Соединение тормозной конструкции с подкрановой балкой
выполнено на прихватках
Деформации тормозного листа
Коррозия сечения подкрановой балки
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
3. Соединение тормозной конструкции с подкрановой балкой
выполнено на прихватках
Вырезы в тормозном листе
Коррозия сечения подкрановой балки
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
4. Соединение тормозной конструкции с подкрановой балкой
выполнено на прихватках
Сквозная коррозия тормозного листа на площади до 20%
Вертикальная трещина в околошовной зоне вдоль ребра
5. Радиальные трещины
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Горизонтальные трещины верхней зоны стенки, переходящие в
6. вертикальные
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Резкие переходы от наплавленного металла к основному
Поперечная трещина сварного шва верхней зоны стенки
7. Подрезы основного металла
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Разорван сварной шов тормозного листа к подкрановой балке
Резкие переходы от наплавленного металла к основному
Поперечная трещина сварного шва верхней зоны стенки
Подрезы основного металла
8. Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Разорван сварной шов тормозного листа к подкрановой балке
Погиби верхнего пояса
Погиби стенки
Смещение балки с оси на 70…80 мм
9. Разорван сварной шов тормозного листа к подкрановой балке

162
Трещина по сварному шву верхней зоны стенки
10.
Разорван сварной шов тормозного листа к подкрановой балке
Трещина по сварному шву верхней зоны стенки
11. Разорван сварной шов тормозного листа к подкрановой балке
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Трещина в верхнем поясе
12.
Оторваны элементы крепления подкрановой балки к колонне
Коррозия сечения подкрановой балки
Коррозия ребер жесткости
13.
Коррозия опорных ребер
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Трещины верхней зоны стенки и сварного шва в зоне опирания
14.
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Трещины сварного шва в верхнем поясе
15. Трещины сварного шва верхнего пояса
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Трещины сварного шва в верхнем поясе
16. Трещины сварного шва в нижнем поясе и опорном ребре
Коррозия сечения подкрановой балки
Трещины в сварном шве нижнего пояса и опорном ребре
17. Коррозия сечения подкрановой балки
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Трещина по сварному шву опорного ребра
18. Щелевая коррозия
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Щелевая коррозия
19.
Ослаблены, отсутствуют болты соединения балок
Трещины в тормозном листе
20.
Ослаблены или отсутствуют болты соединения балок
Трещины в сварном шве верхнего пояса
21.
Пластовая коррозия стенки в нижней части
На основе анализа статистических данных о состоянии подкрановых балок
были отобраны наиболее часто повторяющиеся сочетания дефектов:
1. Коррозионный износ стенки подкрановой балки, погиби верхнего пояса,
отсутствие (ослабление) болтов крепления подкрановых балок к колоннам или
между собой, разрушение сварного шва крепления тормозного листа к
верхнему поясу балок.
2. Погиби верхнего пояса, отсутствие (ослабление) болтов крепления
подкрановых балок к колоннам или между собой, трещины в верхней зоне
стенки.
3. Трещины в верхней зоне стенки и сварном шве в зоне опирания,
ослаблены или отсутствуют болты.

163
4. Трещины в сварном шве между опорным ребром и нижним поясом,
коррозия сечения подкрановой балки, ослаблены или отсутствуют болты
соединения балок.
Долговечность эксплуатации сварных подкрановых балок определяется в
основном усталостным ресурсом верхней зоны стенки у поясного шва. Именно
в поясном шве и верхней зоне стенки появляются усталостные трещины,
которые являются наиболее опасным видом повреждения. Еврокод ТКП ЕN
1993-1-9-2009 устанавливает, что усталостные трещины, не означают
окончания срока эксплуатационной службы и должны ремонтироваться. В
соответствии с предлагаемой методикой расчета на выносливость предел
выносливости подкрановых балок составляет 2·106 циклов нагружения.
Для выбора эффективного способа усиления стальных подкрановых балок
с учетом заданного показателя долговечности дальнейшей эксплуатации
необходима уточненная методика расчета. Ни одна из существующих методик
расчета на прочность и выносливость не описывает состояние подкрановых
конструкций с учетом совокупности выявленных дефектов и повреждений; не
рассматривается изменение уровня напряжений и деформаций при выполнении
работ по усилению таких конструкций.
Выводы. Существующие методики расчета подкрановых конструкций с
учетом дефектов и повреждений ориентированы на учет одного или двух
дефектов, что снижает достоверность полученных результатов и не позволяет
правильно оценить остаточный ресурс подкрановых конструкций.
Необходимо создание методики оценки напряжено-деформированного
состояния подкрановой балки с учетом наиболее вероятного появления
совокупности дефектов и повреждений, что позволит выбрать наиболее
эффективный метод усиления и обеспечить дальнейшую безаварийную
эксплуатацию конструкций.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Белый Г.И. Причины снижения надежности и приближенная оценка
ресурса стальных конструкций эксплуатируемых зданий и сооружений.//
Современные проблемы науки и образования. – 2012. – №2.
2. Востров В. К. Вопросы прогнозирования остаточного ресурса
металлоконструкций с учетом коррозионных повреждений.// Промышленное и
гражданское строительство. – 2005. – №5. – С.42 – 44.
3. С.В. Кожемяка, А.В. Крупенченко, И.И. Величко. Выбор
технологии усиления стальных подкрановых балок.// Вестник Донбасской
государственной академии строительства и архитектуры. – 2010. – 3(83). –С.47
– 53.
4. Ли М.Л. Оценка нагруженности и усталостной долговечности
сварных подкрановых балок: диссертация на соискание научной степени
кандидата технических наук. Челябинск, 2004.
5. Петросян О.М. Влияние эксплуатационных факторов на
напряженное состояние верхней зоны стенки подкрановой балки: автореферат
164
диссертации на соискание научной степени кандидата технических наук.
Макеевка, 2002.
6. Скляднев А. И. Усталостная прочность строительных стальных
конструкций: новые возможности расчета.// Промышленная безопасность.-
2004-август-с.40-41.

Сведения об авторах:
1. Кожемяка Сергей Викторович, Донбасская национальная академия
строительства и архитектуры, профессор кафедры «Технология и организация
строительства», к.т.н., профессор, Украина, 83023 г. Макеевка, ул. Фонтанная,
д.45, кв. 5, sergei-kozhemyaka@yandex.ru
2. Крупенченко Анна Викторовна, Донбасская национальная академия
строительства и архитектуры, ассистент кафедры «Технология и организация
строительства», Украина, 83023 г. Макеевка, квартал Химик, д.37, кв. 3,
krupenchenko_a@mail.ru

УДК 69.059.3
Е. С. Кузина
Национальный исследовательский Московский государственный
строительный университет, г. Москва, Россия
МЕТОД УСИЛЕНИЯ НЕСУЩИХ КОНСТРУКЦИЙ ЗДАНИЙ И
СООРУЖЕНИЙ УГЛЕВОЛОКНОМ.
В статье рассмотрена сущность применения углеволокна для усиления
конструкций зданий и сооружений.
Усиление конструкций зданий и сооружений - одна из самых необходимых
задач в строительстве. При этом оно может потребоваться как для
эксплуатируемых сооружений (по причине естественного износа), так и для
только что построенных. Самыми частыми причинами для усиления
конструкций являются реконструкция и перепланировка зданий, ошибки
проектирования, нарушения технологии строительства, снижение фактической
прочности бетона, разрушение бетона, вызванное пожаром, повышение
несущих нагрузок, усадочные и силовые трещины, ранняя распалубка[2].
Усиление предусматривает увеличение прочностных характеристик
строительных конструкций. Если не сделать это в нужное время, здание или
сооружение имеет риск разрушиться, что приведет в лучшем случае к
материальным затратам, а в худшем – к человеческим жертвам.
Существует несколько методов усиления конструкций, которые условно можно
разделить на традиционные, инновационные и комбинированные.

165
Наиболее подходящий способ определяют исходя из результатов
экспертизы объекта. Одним из самых передовых и популярных в строительстве
методов является усиление конструкций углеволокном. Его сущность состоит в
наклеивании на поверхность конструкции, которую следует усилить,
высокопрочного углеволокна, принимающего на себя часть нагрузки и
повышающего несущую способность элемента. Углеволокно представлено в
виде холстов и лент. В качестве клея используются специальные
конструкционные адгезивы (связующее) на основе эпоксидных смол или
минерального вяжущего. Благодаря такому методу можно повысить несущую
способность конструкции до 200 % от начальной без потери полезного объема
помещений и увеличения собственного веса здания, так как углеволокна
толщиной обычно составляет от 1 до 5 мм.
Усиление конструкций углеволокном применяется как при
проектировании и строительстве зданий и сооружений, так и при их
реконструкции. В первом случае оно применяется для увеличения
сейсмостойкости, прочности и надежности возводимых конструкций, во втором
- для усиления конструкций при увеличении на них нагрузки, при устранении
последствий от разрушения бетонных конструкций, коррозионного разрушения
арматуры в результате длительного воздействия природных факторов и
агрессивных сред или для обеспечения их работоспособного состояния.
Углеволокно применяют для усиления как изгибаемых конструкций (ригелей,
балок, плит перекрытий) в растянутой зоне и на приопорных участках в зоне
действия поперечных сил, так и сжатых элементов (колонн, пилонов)[6]. На
рисунках 1 и 2 показано усиление балок с применением углеволокна.

Рис. 1. Применение углепластика для устранения деформации (трещина


на балке в связи с истечением срока эксплуатации) на объекте Москва Сити -
Башня Федерации.

Рис. 2. Усиление балок с применением углеволокна.

166
Усиление углеволокном можно рекомендовать в случае заниженного
сечения арматуры в результате неправильных расчѐтов или ошибки
проектировщиков, снижения прочности бетона или его разрушении, изменения
конструктивной или расчѐтной схемы здания, изменения условий
эксплуатации, величины, характера и расположения нагрузок, перепланировки
здания, восстановления или разрушения конструкций. На рисунке 3 показано
усиление колонн с применением углепластика.

Рис. 3. Устранение коррозийности и мелких трещин в колонне в здании


жилого дома в городе Москва.
На рисунке 4 показано усиление перекрытий углепластиком, на рисунке 5
– углеволокном.

Рис. 4. Применение углеволокна для усиления конструкции перекрытия.

Рис. 5. Усиление отверстий с использованием углеволокна.


167
Порядок производства работ по усилению конструкций состоит в
следующем. В первую очередь происходит подготовка лент, осуществляется
раскрой холстов согласно проектным решениям. Затем подготавливают
связующее, смешивают компонентов клея в определенном соотношении по
массе. Наносят первый слой связующего на подготовленную поверхность и
затем монтируют усиливающие ленты, прикатывая их валиком, устраняя зоны
непропитки и удаляя излишки связующего. Далее наносят покрывающий слой с
присыпкой кварцевым песком мелкой фракции для обеспечения адгезии. И на
последнем этапе наносят защитное покрытие полимерцементным составом, и
выполняется дальнейшая отделка поверх усиления.
К преимуществам применения углеволокна для усиления конструкций
можно отнести низкий удельный вес, низкий коэффициент температурного
расширения, химическая стойкость и высокая сила натяжения. Такой способ по
сравнению с применением бетона или металла имеет низкую трудоемкость
работ, так как он монтируется при помощи специального монтажного клея,
который высыхает менее, чем за 6 часов, и так как нет необходимости в
сварочных работах, резке металла, в бетонных работах и перерыве в 28 суток
для набора прочности, возможность сохранения первоначального вида
конструкции без увеличения сечения и дополнительных отверстий . 3 мм
углеволокна сопоставимы с 500 мм железобетона, совместную работа
элементов внешнего и внутреннего армирования. Использование углеволокна
обеспечивает совместную работу элементов внешнего армирования и несущей
конструкции.
Усиление конструкций углеволокном является одним из самых
современных методов. Результатом его использования является повышение
прочностных характеристик конструкции, в том числе при чрезвычайных
нагрузках, увеличение срока эксплуатации и надежности здания без
применения тяжелых армирующих конструкций, металлических и
железобетонных бандажей и обойм, что делает его применение одним из
наиболее практичных и популярных способов усиления конструкций.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. СП 164.1325800.2014 «Усиление железобетонных конструкций
композитными материалами. Правила проектирования». Москва, 2014 г.
2. СП 13-102-2003 «Правила обследования несущих строительных
конструкций зданий и сооружений». Москва, 2003 г.
3. Бондаренко В.М. Примеры расчета железобетонных и каменных
конструкций учебное пособие для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по специальности "Промышленное и гражданское строительство"
направления подготовки дипломированных специалистов "Строительство" / В.
М. Бондаренко, В. И. Римшин. Москва, 2007. (2-е изд., доп.)
4. В. М. Бондаренко, В. И. Римшин, учебное пособие «Усиление
железобетонных конструкций при коррозионных повреждениях». Москва,
2009. 234 с.

168
5. Римшин В.И., Меркулов С.И. Элементы теории развития бетонных
конструкций с неметаллической композитной арматурой. Промышленное и
гражданское строительство. 2015. № 5. С. 38-42.
6. Римшин В.И., Бикбов Р.Х., Кустикова Ю.О. Некоторые элементы
усиления строительных конструкций композиционными материалами. Вестник
Белгородского государственного технологического университета им. В.Г.
Шухова. 2005. № 10. С. 381.
7. Чернявский В.Л., Хаютин Ю.Г., Клевцов В.А. «Руководство по
усилению железобетонных конструкций композитными материалами -
Москва: ООО «Интераква», 2007.
8. Бондаренко В.М. Примеры расчета железобетонных и каменных
конструкций учебное пособие для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по специальности "Промышленное и гражданское строительство"
направления подготовки дипломированных специалистов "Строительство" / В.
М. Бондаренко, В. И. Римшин. Москва, 2007. (2-е изд., доп.)
9. Бондаренко В.М., Римшин В.И. Диссипативная теория силового
сопротивления железо-бетона Москва, 2015.
10. Кустикова Ю.О., Римшин В.И., Шубин Л.И. Практические
рекомендации и техникоэкономическое обоснование применения композитной
арматуры в железобетонных конструкциях зданий и сооружений. Жилищное
строительство. 2014. № 7. С. 14-18.
11. Кустикова Ю.О., Римшин В.И. Напряженно-деформированное
состояние базальтопластиковой арматуры в железобетонных конструкциях.
Промышленное и гражданское строительство. 2014. № 6. С. 6-9.
12. Ларионов Е.А., Римшин В.И., Василькова Н.Т. Энергетический метод
оценки устойчивости сжатых железобетонных элементов. Строительная
механика инженерных конструкций и сооружений. 2012. № 2. С. 77-81
13. Римшин В.И., Кустикова Ю.О. Феноменологические исследования
величины сцепления базальтопластиковой арматуры с бетоном. Известия Юго-
Западного государственного университета. Серия: Техника и технологии.
2011. № 1. С. 27-31.
14. Теличенко В.И., Римшин В.И. Критические технологии в
строительстве. Вестник Отделения строительных наук Российской академии
архитектуры и строительных наук. 1998.№ 4. С. 16-18.
15. Krishan A., Rimshin V., Markov S., Erofeev V., Kurbatov V.
The energy integrity resistance to the destruction of the long-term strength concrete
В сборнике: Procedia Engineering 1. 2015. С. 211-217.
16. Antoshkin V.D., Erofeev V.T., Travush V.I., Rimshin V.I., Kurbatov V.L.
The problem optimization triangular geometric line field Modern Applied Science.
2015. Т. 9. № 3. С. 46-50.
17. Erofeev V.T., Bogatov A.D., Bogatova S.N., Smirnov V.F., Rimshin V.I.,
Kurbatov V.L. Bioresistant building composites on the basis of glass wastes
Biosciences Biotechnology Research Asia. 2015. Т. 12. № 1. С. 661-669

169
18. Erofeev V T, Zavalishin E V, Rimshin V I, Kurbatov V L, Mosakov B S
Frame composites based on soluble glass. Research Gournal of Pharmaceutical,
Biological and Chemical Sciences. 2016. T.7. № 3.С. 2506-2517.
19. Krishan A L, Troshkinaa E A, Rimshin V I, Rahmanov V A, Kurbatov V
L. Load-bearing capacity of short concrete-filled steel tube columns of circular cross
section. Research Gournal of Pharmaceutical, Biological and Chemical Sciences.
2016. T.7. № 3.С. 2518-2529.

Сведения об авторе:
Кузина Екатерина Сергеевна, Национальный исследовательский
Московский государственный строительный университет, магистр, Россия
129337, г. Москва, Ярославское шоссе, д. 26, kkuzzina@mail.ru

УДК 69.059.25:692.232

В.А. Мазур, Е.И. Новицкая


Донбасская национальная академия строительства и архитектуры,
г. Макеевка, Украина

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ГЛУБИНЫ ОТКОСОВ НА ВЫБОР


КОНСТРУКТИВНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РЕШЕНИЯ УСТРОЙСТВА
ФАСАДОВ

Выбор метода устройства (капитального ремонта) фасадов гражданских


и административно-бытовых зданий является сложной задачей, так как не
учитываются конструктивно-технологические особенности производства
фасадных работ. Необходимо определить влияние глубины откосов на выбор
оптимального решения устройства фасадов.

Большая часть многоэтажных жилых домов и административно-бытовых


зданий Донецкого региона были построены в 60-90 годах прошлого века. Их
фасады морально устарели, потеряв свою архитектурную выразительность,
толщина ограждающих несущих конструкций не соответствует современным
строительным нормам и правилам [1, 2]. Выбор метода устройства
(капитального ремонта) фасадов гражданских и административно-бытовых
зданий является сложной задачей, так как в нормативной документации
основное внимание уделяется разработке и принятию архитектурно-
конструктивного решения [1], без учета организационно-технологических
особенностей производства фасадных работ. Как правило, основным фактором
выбора технологии устройства фасадов является стоимость и
продолжительность производства работ. Необходимо провести анализ двух

170
основных вариантов существующих фасадных систем, конструктивных
особенностей и технологий их производства с учетом возможности их
применения на конкретном объекте.
В качестве исследуемого объекта принят 10-ти этажный жилой дом в г.
Донецке по типовой серии 87Б-073/1, рядовая блок-секция (рис.1). Здание
имеет прямоугольную форму в плане с размерами 24х12м, высотой 30м.
Наружные стены выполнены из крупных легкобетонных блоков толщиной
400мм.
В работе рассматриваются две принципиально разные по
технологическому решению фасадные системы - штукатурный фасад («мокрый
фасад») из тонких штукатурок (рис. 2 а) и навесной вентилируемый фасад (рис.
2 б) с облицовкой из металлических кассет с подконструкцией из
оцинкованных г-образных прогонов.
В качестве конструктивно-технологической особенности устройства
фасадов принята разная глубина проемов (200мм, 300мм, 400мм).

Рис. 1. 10-ти этажный жилой дом по типовой серии 87Б-073/1, рядовая


блок-секция.

Теплотехнический расчет показал, что толщина существующих наружных


стен в исследуемом объекте не соответствует современным нормативным
теплотехническим требованиям [2] и необходимо выполнить их утепление.
Поэтому для исследований принимаются многослойные конструкции
наружных стен с применением минераловатных плит толщиной 120мм
плотностью 60 кг/м3 для навесного фасада и 145 кг/м3 для штукатурного фасада
и пенополистирольных плит (ППС) толщиной 100 мм плотностью 15 кг/м 3. При
выполнении «мокрого фасада» с утеплением из пенополистирольных плит
вокруг окон предусматривается выполнение противопожарных контуров из
минваты размером 300 мм (рис.2 а).

171
а б
Рис. 2. Исследуемые фасадные системы
а – штукатурная система, б – навесной вентилируемый фасад

В качестве базовых рассматриваются фасады площадью 100 м2 в


вариантном решении глухого фасада (0% проемов), и фасада с проемами (25%,
50%, 75% проемов). Площадь остекления в процентном отношении
принимается условно с точечным расположением проемов. В исследуемом
объекте площадь проемов составляет 31% существующих проемов на 100м2.
Стоимость и расходы материалов определяются по данным компаний-
производителей материалов («Технониколь», «Ceresit» и т.д.).
На основании полученных данных построены диаграммы изменения
трудоемкости фасадных работ (рис. 3) и сметной стоимости (рис. 4) в
зависимости от общей площади и глубины проемов.
Полученные данные показывают, что глубина промов и их общая площадь
существенно влияют на трудоемкость и стоимость выполнения исследуемых
конструктивно-технологических решений фасадов.
Трудоемкость выполнения штукатурных фасадов существенно возрастает
с увеличением глубины откоса и их общей площади. Так, трудоемкость
выполнения таких фасадов с откосами глубиной 400 мм на 6-12% больше
трудоемкости выполнения фасадов с откосами глубиной 200 мм.
При устройстве навесного вентилируемого фасада трудоемкость
выполнения работ снижается с увеличением общей площади проемов. Глубина
проемов практически не влияет на трудоемкость выполнения работ.
Стоимость выполнения штукатурных фасадов зависит от применяемых в
качестве утеплителя материалов и снижается при увеличении общей площади
проемов и уменьшении их глубины при утеплении жесткими минеральными
плитами. Сметная стоимость «мокрых фасадов» с увеличением глубины
проемов и общей площади проемов увеличивается при утеплении

172
пенополистирольными плитами, так как в качестве противопожарных контуров
используется более дорогой негорючий материал.

Рис. 3. Сравнение трудоемкости работ устройства навесного


вентилируемого фасада и штукатурного фасада из тонких штукатурок.

Рис. 4. Сравнение сметной стоимости устройства навесного


вентилируемого фасада и штукатурного фасада из тонких штукатурок.

173
Для фасадов с навесными вентилируемыми системами их стоимость также
снижается пропорционально глубине и общей площади проемов, так как для
оформления проемов как правило используется меньшая толщина металла, чем
для изготовления облицовочных кассет.
В результате анализа полученных графиков сделаны следующие выводы:
- при глубине проемов 400 мм трудоемкости выполнения работ штукатурных и
навесных вентилируемых фасадов равны при общей площади проемов 23%.
Стоимость выполнения работ одинакова при общей площади проемов равной
55%;
- при глубине проемов 200 мм трудоемкости выполнения работ равны при
общей площади проемов 27%, стоимости равны при площади проемов 66%;,
- при общей площади проемов 16% трудоемкости выполнения штукатурного
фасада глубиной 200 мм и навесного вентилируемого фасада с глубиной
проемов 400 мм равны;
- общей площади проемов 46% трудоемкость выполнения штукатурного фасада
с проемами глубиной 200 мм равна трудоемкости выполнения навесного
вентилируемого фасада с проемами глубиной 400мм. Стоимость выполнения
работ одинакова при общей площади проемов 66%.
- при общей площади проемов 16% трудоемкость выполнения работ по
устройству штукатурного фасада с глубиной проемов 200 мм равна
Для исследуемого объекта трудоемкость выполнения работ изменяется
незначительно: при увеличении глубине проемов с 200 мм до 400 мм
трудоемкость увеличивается на 40 чел.-час. и 27 чел.-час. соответственно для
навесного вентфасада и штукатурного фасада. Что по продолжительности
выполнения работ составляет для звена из 5 человек 1 и 0,5 смены
соответственно. Общая стоимость выполнения работ составляет для навесного
вентилируемого решения 1,766 тыс. руб., для штукатурного фасада с
применением пенополистирольных плит 1,404 тыс. руб., для штукатурного
фасада с применением минераловатных плит 1,997 тыс. руб. Поэтому
оптимальным является вариант навесного вентилируемого фасада.
Полученные данные позволили определить влияние глубины откосов и
общей площади проемов на технико-экономические показатели конструктивно-
технологических систем фасадов зданий, в частности на стоимость и
трудоемкость принятых систем. Необходимы дальнейшие исследования,
позволившие выбрать оптимальные конструктивно-технологические решения
фасадов гражданских и административно-бытовых зданий с учетом всех
возможных факторов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. ДБН В 2.6-33:2008 Конструкция наружных стен с фасадной
теплоизоляцией. Требования проектирования, устройства и эксплуатации. –
Киев. 2009.
2. ДБН В.2.6-31:2006 Конструкции зданий и сооружений. Тепловая
изоляция зданий. - Киев. 2006.

174
3. ГЭСН «Государственные элементные сметные нормы на строительные
работы (сборники 15, 26, 31, 8, 9).
4. Король Е.А. Технологическая эффективность возведения ограждений
зданий из трехслойных элементов / Е.А. Король, Е.М. Пугач, А.В. Николаев //
Современное промышленное и гражданское строительство. – Том 3. – 2007. –
№3 – С. 157 – 163.

Сведения об авторах.
1. Мазур Виктория Александровна, Донбасская национальная академия
строительства и архитектуры, доцент кафедры «Технология и организация
строительства», кандидат технических наук, Украина, Донецкая обл., г,
Макеевка, ул. Ленина, д. 65, кв. 10, a_mazur@ukr.net
2. Новицкая Елена Ивановна - Донбасская национальная академия
строительства и архитектуры, кафедры «Технология и организация
строительства», Украина, Донецкая обл., г, Макеевка, ул. Черкасова, д. 10д,
кв.79, gubenaya@mail.ru

УДК 001.692

С.И. Меркулов
Курский государственный университет, г. Курск, Россия

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ АВАРИЙНОГО ЖИЛИЩНОГО ФОНДА

Доля ветхого и аварийного жилья составляет менее трех процентов от


жилищного фонда РФ, но, тем не менее, проблема расселения жилья является
сложной экономической, социальной и технической задачей. Аварийное
состояние жилого дома может наступить в результате эксплуатационных
повреждений строительных конструкций, неравномерной просадки грунта,
техногенных аварий и природных катастроф, а также повреждения несущих
конструкций при ведении строительно-ремонтных работ. Выявлены проблемы
диагностики аварийного состояния жилья для принятия решения о сносе или
реконструкции жилого дома.

В настоящее время жилищный фонд Российской Федерации по данным


Федеральной службы государственной статистики составляет 3473 млн. кв. м,
из которых 93,3 млн. кв. м или 2,7% составляет ветхое и аварийное жильѐ.

175
Необходимо отметить, что, несмотря на активное строительство жилых
домов в РФ, количество ветхого и аварийного жилья не меняется (табл. 1).

Таблица 1. Жилищный фонд РФ (млн. кв. м)


Жилищный фонд 2000 г. 2005 г. 2010 г. 2014 г.
Общий жилищный фонд 2787 2956 3231 3473
Ветхий и аварийный 65.6 94.6 99.4 93.3
жилищный фонд, в т.ч.
ветхий 56.1 83.4 78.9 69.5
аварийный 9.5 11.2 20.5 23.8
Удельный вес ветхого и
аварийного жилья в
жилищном фонде (%) 2,4 3,2 3,1 2,7

В нормативных документах РФ не дано определения ветхого и аварийного


жилья [1,2,3]. Определение ветхости и аварийности жилья дается в
«Методическом пособии по содержанию и ремонту жилищного фонда. МДК 2-
04-2004». В соответствии с данным документом ветхое состояние здания
определено как состояние, при котором здание в целом имеет износ: для
каменных зданий – свыше 70%, деревянных домов со стенами из местных
материалов – свыше 65%, основные несущие конструкции сохраняют
прочность, достаточную для обеспечения здания, однако здание перестает
удовлетворять заданным эксплуатационным требованиям. Аварийное
состояние здания определено как состояние, при котором более половины
жилых помещений и основных несущих конструкций отнесены к категории
аварийных и представляют опасность для жизни проживающих. При решении
вопросов расселения ветхих и аварийных домов принимают во внимание
номенклатуру критериев отнесения жилых зданий к непригодным для
проживания. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от
28.01.2006 №47 (ред. от. 02.08.2-16) «Об утверждении Положения о признании
помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для
проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу»
непригодными для проживания признаются здания:
- фундаменты, стены, несущие конструкции которых имеют деформации и
биологические повреждения деревянных конструкций, которые
свидетельствуют об исчерпании несущей способности;
- получившие повреждения в результате взрывов, пожаров, аварий,
землетрясений, неравномерной просадки грунта;
- прилегающие к воздушным линиям электропередачи, создающим
напряжѐнность электрического поля и индукцию магнитного поля;
- расположенные на территориях с превышением норм санитарно-
эпидемиологической безопасности (шум, вибрация, электромагнитное и
ионизирующее излучение, наличие химических и биологических веществ).
Необходимо отметить, что отсутствие в жилых зданиях центральной
канализации, горячего водоснабжения и других коммунальных удобств, не
176
является основанием для признания жилого помещения непригодным для
проживания. Приходится констатировать, что в наше время благоустройство
жилищного фонда значительно отстает от современных требований (табл. 2).
Как видно из приведенных определений состояние здания определяется
техническим состоянием строительных конструкций и элементов здания.
Конструкции ветхих жилых зданий имеют значительные повреждения,
полученные при эксплуатации, но опасность обрушения конструкций
отсутствует. Как правило, ветхие здания эксплуатируются продолжительное
время без проведения капитальных ремонтов. Техническое состояние
оценивается по величине физического износа, который определяется по
диагностическим признакам в зависимости от конструктивных решений
элементов здания и от величины эксплуатационного повреждения [4]. В
данном документе параметры физического износа приведены неконкретно, что
делает процесс оценки состояния жилых зданий субъективным. Именно этим
объясняются многочисленные судебные рассмотрения по поводу признания, а
чаще непризнания живых домов ветхими. Необходимо разработать
обобщенную методику оценки физического износа зданий, которая позволил
бы оценить состояние строительных конструкций не только по
диагностическим признакам, но и с учетом причин возникновения
повреждений и условий эксплуатации.
Более сложной задачей является отнесение жилого дома к категории
аварийных зданий. Основанием для признания жилого дома аварийным
являются:
- эксплуатационные повреждения строительных конструкций, приводящие к
снижению до недопустимого уровня надежности здания, прочности и
устойчивости строительных конструкций, существует опасность обрушения;
- значительные повреждения в результате взрыва, аварии, пожара,
землетрясения;
- значительные деформации вследствие неравномерной просадки грунта;
- повреждения несущих конструкций при ведении строительно-ремонтных
работ.
Оценка аварийного состояния зданий является сложной инженерной
задачей, решение которой требует высокой квалификации и ответственности
исполнителей. Вызывает удивление тот факт, что некоторые жилые дома
числятся «аварийными» ни одно десятилетие.
В Курском государственном университете выполнены комплексные
исследования по оценке технического состояния строительных конструкций и
разработке методов усиления, реконструкции и реновации зданий и
сооружений:
- разработка систем мониторинга технического состояния строительных
конструкций эксплуатируемых зданий [5,6];

177
- исследование и разработка методов усиления строительных конструкций
эксплуатируемы объектов при силовых и средовых воздействиях [7,8];
- разработка основ теории живучести и конструктивной безопасности зданий и
сооружений [9];
- разработка теории реконструкции и реновации конструктивных систем зданий
и сооружений[10,11,12].
Результаты выполненных исследований позволят разработать
предложения по разработке нормативной базы признания жилых помещений и
жилых домов аварийными непригодными для проживания, которые устраняют
фактор субъективности при выполнении соответствующей экспертизы.
Особого внимания заслуживает вопрос оценки технического состояния жилых
зданий, поврежденных в результате самовольной перепланировки жилых
помещений со сносом несущих конструкций.
Таким образом, одним из критериев для признания жилых домов
непригодными для проживания является аварийное состояние строительных
конструкций, представляющее угрозу для жизни и здоровья граждан.
Первоочередной задачей является разработка нормативной базы для
объективной оценки аварийного состояния отдельных конструкций и задания в
целом.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Российская Федерация. Законы. Жилищный кодекс РФ: федеральный
закон от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ: [принят Государственной Думой 29
декабря 2004 г.]
2. Российская Федерация. Законы. Градостроительный кодекс РФ:
федеральный закон от 29 декабря 2004 г. № 190-ФЗ: [принят Государственной
Думой 22 декабря 2004 г.]
3. Российская Федерация. Законы. Технический регламент о безопасности
зданий и сооружений: федеральный закон от 30 декабря 2009 г. № 384-ФЗ:
[принят Государственной Думой 23 декабря 2009 г.]
4. Ведомственные строительные нормы. Правила оценки физического
износа жилых зданий. ВСН 56-83(р)
5. Меркулов С.И. Основы теории реконструируемого железобетона. –
Курск: КГТУ. 2009. 248 с.
6. Меркулов С.И., Татаренков А.И.. Оценка резерва несущей способности
эксплуатируемых железобетонных конструкций // Вестник Белгородского
государственного технологического университета им. В.Г.Шухова. – 2013. –
№6. – С. 66 – 69.
7. Меркулов С.И., Поветкин С.В. Исследование усиленных изгибаемых
железобетонных конструкций под нагрузкой// Промышленное и гражданское
строительство. – 2009. – № 8. – С. 45 – 47.

178
8. Меркулов С.И., Татаренков А.И., Дворников В.М. Усиление
железобетонных конструкций изменением статической схемы// Вестник
Белгородского государственного технологического университета им.
В.Г.Шухова. – 2013. – №5. – С. 49 – 53.
9. Меркулов С.И. К вопросу о реконструкции и реновации
конструктивных систем // Строительство и реконструкция. – 2012. – №6. – С.
42 – 44.
10. Меркулов С.И. Развитие теории конструктивной безопасности
объектов в условиях коррозионных воздействий// Вестник Белгородского
государственного технологического университета им. В.Г.Шухова. – 2014. –
№3. – С. 44 – 46.
11. Меркулов С.И. К вопросу обеспечения живучести железобетонных
конструкций и конструктивных систем// Строительство и реконструкция. –
2015. – №2. – С. 63 – 67.
12. Меркулов С.И. Живучесть железобетонных конструкций и
конструктивных систем// Вестник Белгородского государственного
технологического университета им. В.Г.Шухова. – 2015. – №3. – С. 58 – 61.

Сведения об авторе:
Меркулов Сергей Иванович, Курский государственный университет,
заведующий кафедрой промышленного и гражданского строительства, доктор
технических наук, профессор, 305000 Курск, ул. Радищева, 33, pgs@kursksu.ru

УДК 699.812:616.841

Е.В. Меркулова
Курский государственный университет, г. Курск, Россия

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ВЫСОТНЫХ


ЗДАНИЙ

Пожары представляют собой особую опасность для высотных зданий


вследствие особенностей их конструктивных, объемно-планировочных
решений, эксплуатации. Эти здания являются технологически сложными и
относятся к объектам повышенного риска. Приведен анализ нормативных
документов по обеспечению пожарной безопасности высотных зданий при
разработке проектной документации. Рассмотрены основные направления
повышения пожарной безопасности высотных зданий.
Высотные здания являются неотъемлемой частью современных крупных
городов. Застройка высотными зданиями имеет ряд преимуществ, таких как
эффективное и экономное использование дорогих земельных участков,

179
высокий экономический эффект инвестиций, придание городу современного и
индивидуального облика.
Нормативные документы, регламентирующие градостроительную
деятельность, не раскрывают определение «высотное здание» [1,2].
Определение высотного здания приведены в документах добровольного
применения, а именно, в Своде правил СП 5.13130.2009 и в стандарте
НОСТРОЯ СТО 2.15.70-2-12. В соответствии с этими документами к высотным
относятся здания, в которых разностью отметок поверхности проезда для
пожарной техники и нижней границей открывающегося проѐма (парапета
эксплуатируемой кровли) в наружной стене относят 55 метров для
общественных зданий и 75 метров для жилых зданий. Исходя из этих
параметров, к высотным зданиям относят жилые здания более 25 этажей.
Эксплуатация высотных зданий сопряжено с потенциальными
опасностями, в том числе с пожарной опасностью [3]. Пожары в высотных
зданиях приводят к человеческим жертвам, к значительному материальному
ущербу, вызывают большой общественный резонанс. Пожарная опасность
подобных объектов характеризуется следующими факторами: быстрое развитие
пожара на всю высоту с полным задымлением здания; затруднение эвакуации
людей из здания из-за блокировки путей эвакуации; сложные условия
аварийно-спасательных мероприятий и доставки средств пожаротушения.
Поэтому актуальность проблемы обеспечения пожарной безопасности
"высоток" не вызывает сомнения.
Обеспечение пожарной безопасности высотных зданий необходимо
решать при проектировании объекта. В соответствии с «Техническим
регламентом о требованиях пожарной безопасности» перед проектированием
высотного здания должны быть разработаны и в установленном порядке
согласованы специальные технические условия (СТУ) [4]. СТУ для
обеспечения пожарной безопасности должны учитывать специфику пожарной
опасности каждого высотного здания. В обязательном порядке выполняется
расчет величины пожарного риска, который не должен превышать предельных
значений. В СТУ разрабатывают мероприятия по обеспечению пожарной
безопасности высотных зданий: расчет предельной площади пожарного отсека,
расчет продолжительности пожара, расчет количества воды, расчет сил и
средств для локализации и ликвидации пожара, другие расчеты.
В проектной документации высотного здания должны быть разработаны
следующие вопросы:
- обеспечение эвакуации людей при возникновении пожара в здании;
- обеспечение нераспространения пожара и его опасных факторов внутри
здания и на соседние здания;
- обеспечение устойчивости строительных конструкций здания в условиях
пожара;
- обеспечение возможности тушения пожара и проведения аварийно-
спасательных работ;

180
- комплекс организационно-технических мероприятий по обеспечению
пожарной безопасности.
К высотным зданиям относятся жилые здания выше 75 метров (более 25
этажей), этот критерий носит условный характер. На жилые здания в 25 этажей
и ниже оказались вне зоны требований «Технического регламента о
требованиях пожарной безопасности» к высотным зданиям. Если сравнить два
жилых здания в 25 и 30 этажей, то эти здания имеют практически одинаковые
технические, объемно-планировочные характеристики, системы инженерного
оборудования. Но решать вопросы пожарной безопасности при проектировании
этих зданий будут с различных позиций.

Рис. 1. 40-этажное здание "Олимп" комплекса "Грозный-Сити",


поврежденное пожаром 3 апреля 2013 года.

Вместе с тем в Российской Федерации количество пожаров в высотных


зданиях происходит в год до 20 случаев, а в зданиях этажностью от 17 до 25
этажей более 1000 пожаров. Необходимо пересмотреть подход к обеспечению
пожарной безопасности при разработке проектов и распространить требования

181
«Технического регламента о требованиях пожарной безопасности» к высотным
зданиям на многоэтажные здания этажностью от 17 до 25 этажей. В пользу этих
предложений служит анализ пожаров, произошедших в зданиях высотой 25
этажей и 40 этажей.
В апреле 2013 года произошел пожар в 40-этажном здании "Олимп"
комплекса "Грозный-Сити" (г. Грозный). Причиной пожара послужило
короткое замыкание в наружном блоке кондиционирования на 3 этаже, огонь
быстро распространился по вентилируемому фасаду на всю высоту здания. На
рис. 1 показаны повреждения здания фасада здания. По аналогичному
сценарию развивался пожар в одном из 25-этажных домов жилого комплекса
«Новая высота» в г. Красноярск 21 сентября 2014 года. Причиной пожара стало
несоблюдение правил пожарной безопасности при проведении ремонтных
работ с использованием газовой сварки в одной из квартир на первом этаже.
Огонь быстро распространился по вентилируемому фасаду на всю высоту
здания по трем сторонам. На рис.2 показа пожар в жилом 25- этажном жилом
доме в Красноярске.
Анализ пожаров в жилых зданиях высотой 17-25 этажей позволяет
выделить факторы, способствующие трагическому развитию событий при
пожаре:
- низкий предел огнестойкости отдельных строительных конструкций;
- наличие больших внутренних объемов неразделенных
противопожарными преградами;
- недостаточное количество путей эвакуации и их недостаточная
пропускная способность;
- отсутствие эвакуационных планов при аварии и пожаре;
- устройство подвесных потолков;
- высокая удельная пожарная нагрузка.
Причиной пожаров в зданиях повышенной этажности является
несоблюдение требований пожарной безопасности. В большинстве случаев
огонь распространяется по вентилируемому фасаду здания, где применяются
горючие материалы. Необходимо исключить применение горючих материалов
в конструкциях и элементах высотных зданий и в зданиях повышенной
этажности. Также следует проектировать противопожарные пояса и разрывы,
предотвращающие распространение огня.
Для обеспечения пожарной безопасности необходимо предусмотреть
комплекс мероприятий, включающий мероприятия по обеспечению
безопасной эвакуации людей, объемно-планировочные и конструктивные
решения.
Объемно-планировочные решения должны предусмотреть деление
высотных зданий на пожарные отсеки по высоте здания для предотвращения
распространения открытого огня.

182
Рис.2. Пожар в 25-этажном жилом доме жилого комплекса «Новая высота»
в Красноярске 21 сентября 2014 года.

При выделении пожарных отсеков выделить технические этажи, в


которых проектируются помещения опорных пунктов для размещения
мотопомп, пожарных рукавов, огнетушителей, средств спасения. Также
должны быть выделены безопасные зоны (изолированные помещения) с
повышенным пределом огнестойкости, подпором воздуха, пожарными
кранами, средствами защиты органов дыхания для укрытия жильцов до
проведения спасительной операции. Технические этажи и помещения
безопасных зон относятся к общедомовому имуществу.
К конструктивным мероприятиям относятся: проектирование основных
несущих конструкций 1 степень огнестойкости; исключение возможности
прогрессирующего обрушения здания вследствие огневого воздействия при
пожаре.
Целесообразно в проектах высотных зданий разработать специальные
инженерные решения. Например, монтаж водонапорных баков-резервуаров
вместимостью 3 куб. м, что обеспечивает расход воды не менее 5литров в
секунду в течение 10 минут.
В заключении следует отметить, что безопасность высотных зданий
требует постоянного внимания как при разработке проектной документации,
так при строительстве и эксплуатации здания. Целесообразно отдельные нормы

183
пожарной безопасности для высотных зданий распространить на здания
этажность 17 – 25 этажей.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Градостроительный кодекс РФ: федеральный закон от 29 декабря 2004 г.
№ 190-ФЗ
2.Технический регламент о безопасности зданий и сооружений:
федеральный закон от 30 декабря 2009 г. № 384-ФЗ
3. Кирюханцев Е.Е., Иванов В.Н. О повышении эффективности тушения
пожаров в высотных зданиях. Технологии техносферной безопасности. 2013.
№5:htth: //ipb.mos.ru/ttb (дата обращения: 07.10.2016).
4. Технический регламент о требованиях пожарной безопасности:
федеральный закон от 22 июля 2008 г. №123-ФЗ

Сведения об авторе:
Меркулова Елена Владимировна, Курский государственный университет,
старший преподаватель кафедры безопасности жизнедеятельности и сервиса
транспортных средств, 305000 Курск, ул. Радищева, 33, mer.ev@yandex.ru

УДК 69.003

Е.В. Меркулова
Курский государственный университет, г. Курск, Россия

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ОЦЕНКИ КОМФОРТНОСТИ ЖИЛЫХ


ПОМЕЩЕНИЙ

Рассмотрены вопросы загрязнения воздуха атмосферы городской среды,


влияние уровня загрязнения атмосферного воздуха на качество жизни
городского населения.

При решении вопросов расселения ветхих и аварийных домов принимают


во внимание номенклатуру критериев отнесения жилых зданий к непригодным
для проживания. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от
28.01.2006 №47 (ред. от. 02.08.2-16) «Об утверждении Положения о признании
помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для
проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу»
непригодными для проживания признаются в том числе и здания,
расположенные на территориях, на которых превышены допустимые уровни
загрязнения атмосферного воздуха. Источниками загрязнения атмосферного

184
воздуха в городах являются выбросы загрязняющих веществ от
промышленных, топливно-энергетических, транспортно-дорожных,
сельскохозяйственных и других предприятий и организаций (стационарные
источники), а также от автомобильного, железнодорожного и другого
транспорта (передвижные источники загрязнения атмосферы). В г. Курске
более 80% загрязнения воздуха атмосферы приходится на автомобильный
транспорт.
Основными регистрируемыми ингредиентами, загрязняющими
атмосферный воздух, является: оксид углерода, сернистый газ, окислы азота,
углеводороды и взвешенные вещества. Содержание и концентрация этих
веществ, является основными негативными показателями состояния
загрязнения атмосферного воздуха [1].
Оценка состояния воздушной среды города осуществляется посредством
установления нормативов качества атмосферного воздуха и нормативов
воздействия источников загрязнения. По результатам контроля соблюдением
установленных нормативов вырабатываются мероприятия по уменьшению
негативного воздействия источников загрязнения.
Основными загрязнителями воздуха атмосферы являются: оксиды
углерода СО, оксиды азота NОх, диоксид серы SО2, углеводороды, альдегиды,
соединения свинца, атмосферная пыль, сажа [1].
Контроль качества атмосферного воздуха в г. Курске осуществляет
«Межрегиональное территориальное управление по гидрометеорологии и
мониторингу окружающей среды Центрально-Черноземных областей» на 4
стационарных постах - станциях.
В 2012-2013 году в центральной части города по данным замеров
отмечено значительное загрязнение воздуха атмосферы, источником которого
является автотранспорт. Существовавшая на тот период двусторонняя схема
движения автотранспорта, в том числе и общественного транспорта, не
обеспечила беспрепятственное движение транспорта, на улицах отмечались
значительные автомобильные пробки и как следствие загрязнение воздуха
атмосферы. В районе улицы К. Маркса и улицы Ленина концентрации диоксида
азота увеличились до 2,1 ПДК при высоком уровне запыленности до 1,6 ПДК.
Ситуация осложнялась тем, что на центральных улицах расположены в
основном жилые дома. Кроме перечисленных вредных факторов,
отрицательное влияние на жилые помещения оказывает также высокий уровень
шума. Неудовлетворительная ситуация с организацией движения
автотранспорта в центральной части города приобрела экономическое,
экологическое и социальное значение. Совокупное действие отрицательных
факторов привело к том, что часть жилых помещений в домах на центральных
улицах должно быть признано непригодным для проживания.
Для решения обозначенных задач, в том числе и регулирования качества и
охраны атмосферного воздуха от выбросов передвижных источников, для
центральной части города была разработана и внедрена односторонняя схема
движения автотранспорта. В ежегодных докладах департамента экологической

185
безопасности и природопользования Курской области отмечено снижение
вредных веществ в воздухе атмосферы [2,3]. В 2015 году по сравнению с 2013
годом средний уровень загрязнения воздуха в г. Курске понизился на 24%,
снизились также среднегодовые концентрации диоксида азота, бенз(а)пирена.
Выполненные мероприятия обеспечили соответствие факторов проживания в
домах в центральной части города требованиям санитарных норм к жилым
помещения, пригодным для проживания.

Таблица 1. Результаты мониторинга воздуха мониторинга в 2013-2015 годах


Результаты Результаты мониторинга Результаты мониторинга
мониторинга в 2014 году, динамика в в 2015 году, динамика в
в 2013 году сравнении с 2013 годом сравнении с 2014 годом
Максимальная По сравнению с 2013 годом Доля проб атмосферного
концентрация из средний уровень загрязнения воздуха, превышающих ПДК, в
средних за месяц воздуха в г. Курске понизился 2015 году по сравнению с 2014
наблюдений на 21%. годом снизилась с 3,2% до 2,95%.
загрязнения воздуха Максимальная разовая В 2015 загрязнение атмосферы
до3,4 ПДК концентрация 1,6 ПДК. бенз(а)пиреном(БП) по сравнению
Среднегодовая концентрация с 2014 годом снизилось, составив
оксида углерода в целом по в среднем 0,2 ПДК.
городу составляет 0,4 ПДК.
Максимальная разовая
концентрация составила 0,8
ПДК

Основанием для признания жилого помещения непригодным для


проживания является наличие вредных факторов среды обитания человека,
основным из которых для городской жилой застройки является загрязнение
воздуха атмосферы от передвижных источников. Эффективным методом
минимизации критерия риска загрязнения воздуха атмосферы может служить
разработка схем движения автотранспорта на загруженных магистралях,
направленных как решение транспортных задач, так и на устранение
экологических проблем.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Хомич В.А. Экология городской среды. М.: Издательство Ассоциации
строительных вузов, 2006. 240с.
2. Доклад о состоянии и охране окружающей среды на территории Курской
области в 2014 году. Курск. 2015. 160 с.
3. Доклад о состоянии и охране окружающей среды на территории Курской
области в 2015 году. Курск. 2016. 126 с.

Сведения об авторе:
Меркулова Елена Владимировна, Курский государственный университет,
старший преподаватель кафедры безопасности жизнедеятельности и сервиса
транспортных средств, 305000 Курск, ул. Радищева, 33, mer.ev@yandex.ru
186
УДК 624.012(07)

Ю.С. Пириев, С.Ю. Пириева


Белгородский государственный технологический университет им. В.Г.
Шухова, г. Белгород, Россия

ПРОБЛЕМЫ РЕКОНСТРУКЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И


ВОЗМОЖНЫЕ МЕТОДЫ УСИЛЕНИЯ КОНСТРУКЦИЙ

Статья посвящена проблемам реконструкции общественных зданий,


целесообразности применения методов усиления конструкций. Приведен
пример реконструкции здания больницы, в котором описаны конструкции,
которые имели снижение несущей способности, приведены возможные
причины и методы их усиления.

В мировой практике накоплен большой опыт реконструкции различных


типов общественных зданий. Каждый объект индивидуален, имеет свои
эксплуатационные показатели, физический и моральный износ. К
реконструкции здания прибегают, когда нет достаточных денежных средств.
Реконструкция позволяет добиться повышения конструктивной надежности
здания, улучшения архитектурной композиции здания, получения
дополнительной площади, изменения функциональной схемы здания. Таким
образом, можно получить практически новое здание при сравнительно
небольших расходах.
Несущие конструкции любого здания по истечению определенного
времени частично или полностью теряют свои конструктивные свойства.
Поэтому возникает необходимость принятия нового конструктивного решения
с использованием новых материалов, которому предшествуют расчеты несущей
способности конструкций здания.
В качестве примера может служить корпус здание больницы. Здание
построено в 1972 году и до настоящего времени находится в постоянной
эксплуатации по назначению. Проведение натурных обследований вызвано тем,
что конструкции усиления плит перекрытия технического подполья,
выполненные в 1995 году, пришли в непригодность. Эти плиты были усилены
разгружающими стальными балками коробчатого сечения, сваренных из двух
швеллеров №14, установленными в подполье под плитами в середине их
пролетов. Опорами разгружающих балок являются кирпичные столбы,
устроенные на естественном грунте. Поэтому, возникла необходимость в
установлении причин, приведших к негодности разгружающих конструкций,
определении технического состояния плит перекрытия над техническим
подпольем и разработке рекомендаций по их усилению и восстановлению. В
результате обследования установлено, что проектная высота подполья (1,6-2,3
м) соблюдается не во всех местах.

187
Техническое подполье периодически подвергалось затоплению водой из
неисправных сетей водопровода, канализации и отопления. Эту воду
откачивали, но она вновь скапливалась в подполье.
Во время обследования в подполье наблюдалась высокая влажность
воздуха, запах сырости, грунт был увлажнен.
Тщательное обследование элементов усиления плит перекрытия над
подпольем было затруднено небольшой высотой помещения, что не позволило
обеспечить безопасность обследований. С другой стороны, не исключалась
возможность обрушения плит перекрытия.
Обследование разгружающих балок и их опор показало, что конструкция
фундаментов опор является достаточно прочной и устойчивой. Однако верхние
отметки опор не находятся на одном горизонтальном уровне и подошва, на
которою установлены балки являются неровными. Поэтому разгружающие
балки имеют разные отметки опор. При установке балок не учитывались
прогиб