Вы находитесь на странице: 1из 4

Вопросы студенческой науки Выпуск №5 (33), май 2019

Коллизионное регулирование договора франчайзинга в Российской Федерации

Conflict regulation of the franchise agreement in the Russian Federation


Аджиев Арзадин Заурович,
магистрант юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской
Федерации,
г. Москва

Adzhiev Arzadon Zaurovich,


master's degree student of the faculty of law of the Financial University under the Government of the Russian
Federation,
city of Moscow

Научный руководитель:
Матвеев Игорь Валентинович,
к.ю.н., доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового
университета при Правительстве Российской Федерации,
г. Москва

Scientific adviser:
Matveev I. V.,
K. Yu.N., associate Professor Of the Department of legal regulation of economic activity of the Financial
University under the Government of the Russian Federation,
city of Moscow

Аннотация.
В настоящей статье освещаются вопросы, касающиеся коллизионного регулирования договора
франчайзинга в соответствии с российским законодательством. В ходе написания статьи автором был сделан
вывод о том, что договор франчайзинга занимает самостоятельное место среди гражданско-правовых договоров.

Annotation.
This article highlights issues related to the conflict of laws regulation of the franchise agreement in accordance
with Russian law. In the course of writing the author concluded that the franchise agreement occupies an independent
place among civil contracts.

Ключевые слова: договор франчайзинга, франчайзер, франчайзи, франчайзинг, товарный знак,


комплекс исключительных прав.

Key words: franchise agreement, franchisor, franchisee, franchising, trademark, set of exclusive rights.

Франчайзинг не является предметом конвенционного регулирования, но в международной практике


приняты типовые руководства и модельные акты по составлению контрактов, подготовленные разными
компаниями и применяющиеся по усмотрению сторон договора. К их числу относится разработанное экспертами
УНИДРУА Руководство для мастер-соглашений о франшизе (первая редакция от 1998 года, вторая – от 2007
года); Модельный закон УНИДРУА о раскрытии франшизы от 2002 года; Типовой контракт франчайзинга,
рекомендованный МТП (публикация N 557); Руководство ВОИС по франшизе от 1994 года (публикация N 480
(Е)) [7].
По причине отсутствия международных конвенций, в качестве основного регулятора договора
международного франчайзинга выступает национальное законодательство, определяемое в согласии с
коллизионной нормой. Вилкова Н.Г. подчеркивает, что франчайзинг, в том или ином виде, существует более чем
в 80 странах, но правовая регламентация существует лишь в нескольких (в том числе в России, Франции и США)
[3]. По мнению Смирновой Е.В., в некоторых развитых странах отсутствуют специальные правила о договоре
франчайзинга (Германия, Англия), в то время как в других такое специальное законодательство, затрагивающее,
к примеру, преддоговорную стадию заключения договора, принято (Франция, Канада, США) [7].
174
Вопросы студенческой науки Выпуск №5 (33), май 2019

На уровне ЕС вопрос, касающийся применимого права к договору франчайзинга, урегулирован в


Регламенте о праве, применимом к договорным обязательствам (Рим I), который вступил в 2009 году. В
соответствии с этим Регламентом, если сторонами не выбрано применимое право, то договор [6] франчайзинга
будет регулироваться правом того государства, в котором находится постоянное место жительства пользователя
(франчайзи) (пункт 1 "e" статья 4).
Римская конвенция от 1980 года, которая действовала до принятия Регламента, не предусматривала
привязки к праву франчайзи. При этом ею закреплялся общий принцип – применение права стороны,
осуществляющей характерное исполнение. Это приводило к возникновению трудностей в судебной практике в
связи с определением данного права [4]. В этой связи в европейской практике и доктрине сформировалось три
ключевых направления определения применимого права к франчайзинговому договору.
Сторонники первого направления придерживаются позиции, согласно которой в качестве применимого
права должно выступать право франчайзера. Помимо этого, применение права франчайзера способствует
единству правового регулирования международного договора франчайзинга, одновременно осуществляемого
несколькими пользователями (франчайзи) на территории нескольких государств.
Сторонники второго направления считают стороной, осуществляющей характерное исполнение,
пользователя (франчайзи). При этом в качестве решающего фактора выступает сходство пользователя
(франчайзи) с фигурой дистрибьютора. К дистрибьюторским договорам, обычно, применяется право
дистрибьютора.
Сторонники же третьего направления полагают, что определить фигуру лица, осуществляющего в
договоре франчайзинга характерное исполнение, можно лишь посредством анализа конкретных обстоятельств
дела и, соответственно, в зависимости от ситуации этим лицом может выступать или франчайзи, или франчайзер
[4].
При этом, как отмечается в научной литературе, выбор Регламентом Рим I в качестве применимого права
к договору франчайзинга права пользователя (франчайзи) обусловливается не тем, что именно пользователем
осуществляется характерное исполнение. Решающим значением обладают следующие факторы:
- принцип защиты слабой стороны в договоре (в данном случае такой стороной является франчайзи);
- договор франчайзинга воздействует на рынок той страны, в которой он осуществляется, следовательно,
применяться должно право пользователя (франчайзи) [4].
Некоторые специалисты считают, что применение права франчайзи в соответствии с Регламентом Рим I
способствует предсказуемости определения применимого права к договору франчайзинга в сравнении с
действовавшим ранее принципом определения применимого права исходя из критерия тесной связи по Римской
конвенции (п.1 ст. 4), который не отличался определенностью и вызывал множество дискуссий [2].
Принципиально иной подход определения права к исследуемому договору принят в российском праве,
в соответствии с которым, если стороны договора международного франчайзинга не выбрали применимое к нему
право (ст. 1210 ГК РФ), то договор будет регулироваться правом страны франчайзера (правообладателя) как
стороны, которая осуществляет характерное (решающее) исполнение (ст. 1211 ГК РФ). Применение права
франчайзера к договору франчайзинга не всегда может быть обоснованным, так как само использование
совокупности исключительных прав, включая право на товарный знак или знак обслуживания, происходит за
рубежом, в стране нахождения франчайзи (пользователя), а, следовательно, и договор должен соответствовать
требованиям местного права.
В связи с этим следует упомянуть о непоследовательности изменений, внесенных в раздел III ГК РФ.
Так, предлагается дополнить ст. 1211 ГК РФ положением о применении к лицензионному договору права

175
Вопросы студенческой науки Выпуск №5 (33), май 2019

государства, на территории которого лицензиату разрешено пользоваться результатами интеллектуальной


деятельности. Но подобная норма не охватывает договор коммерческой концессии, поэтому к нему продолжит
применяться презумпция тесной связи с правом правообладателя.
Отметим, что в иностранной литературе встречаются аналогичные рассуждения. Так, австралийский
автор Пенгилей В. указывает, что обычно применимым правом к договору признается право франчайзера, так
как он занимает в договоре более серьезное положение. По его мнению, правильнее было бы применять право
франчайзи. Именно в этой стране будут осуществляться соответствующие действия. Помимо этого, в вопросах
действия патентов, товарных знаков и конкуренции законы страны франчайзи будут применимы в любом случае,
в независимости от того, что предусматривается договором франчайзинга [4].
При применимом российском праве к договору коммерческой концессии применяются правила ГК РФ о
лицензионном договоре, если это не вступает в противоречие с положениями правил Кодекса о договоре
коммерческой концессии (54 гл.) и с существом самого договора. Применение правил о лицензионных договорах
подчеркивает, что этот договор по своей природе относится к разряду договоров о распоряжении правами
интеллектуальной собственности. Договор франчайзинга, по мнению некоторых авторов, следует считать
разновидностью лицензионного договора. Наряду с этим, обязательства сторон по договору франчайзинга
гораздо шире, чем обязательства по договору дистрибуции и лицензионному договору. В иностранной научной
литературе указывается, что франчайзи получает право использовать не только торговую марку и наименование
правообладателя, но также получает доступ к его секретам производства (ноу-хау), методам и стилю ведения
бизнеса. Нередко договором франчайзинга предусматривается выдача лицензии на пользование товарным
знаком и право на дистрибуцию как часть пакета франчайзинга [1]. Так как франчайзингом предполагается
передача франчайзи пакета интеллектуальной собственности, передача лицензии в отношении данных прав –
неотъемлемая часть франчайзингового договора [5].
Российское право, при установлении самостоятельного регулирования договоров франчайзинга
(коммерческой концессии), включая их регистрацию в Роспатенте, не требует заключения лицензионных
договоров в дополнение договора коммерческой концессии в отношении передачи прав на пользование знаком
обслуживания, товарным знаком и иными объектами интеллектуальной собственности, передаваемыми в составе
совокупности исключительных прав по рассматриваемому договору.
Аналогично лицензионным договорам, договоры коммерческой концессии испытывают на себе
существенное воздействие со стороны права интеллектуальной собственности, что способствует изменению
традиционных правил в части коллизионного регулирования договорных обязательств, приводя к его смещению
в сторону действия законодательства той страны, в которой испрашивается защита соответствующего
интеллектуального права.
В свете коллизионного регулирования договора коммерческой концессии решения требует вопрос,
касающийся пределов действия сверхимперативных норм страны, в которой пользователь осуществляет свою
деятельность при исполнении обязанностей по договору. Так, в частности, иностранное право, избранное
сторонами в качестве применимого к договору франчайзинга, может включать положения, вступающие в
противоречие с российскими нормами о запрете на ограничение конкуренции. В российском суде или арбитраже
может ставиться вопрос о возможности применения к подчиненному зарубежному праву договору франчайзинга
норм российского права в качестве сверхимперативных (ст. 1192 статья ГК РФ). Таковы, в частности, положения,
изложенные во ч.2 ст. 1033 Кодекса о ничтожности условий договора коммерческой концессии, которыми
предусматривается обязательство пользователя по продаже товаров, оказанию услуг, выполнению работ
исключительно заказчикам и покупателям, имеющим место жительства или нахождения на территории,

176
Вопросы студенческой науки Выпуск №5 (33), май 2019

определенной договором. Если договор франчайзинга, основывающийся на иностранном праве, содержит


соответствующие положения, они, как нам кажется, должны быть признаны ничтожными вследствие
приведенной выше сверхимперативной нормы российского права.
Еще один пример – правило, закрепленное в ст. 1034 ГК РФ. Данное правило затрагивает субсидиарную
ответственность правообладателя по предъявляемым к пользователю требованиям о несоответствии качества
услуг, работ или товаров, оказываемых (выполняемых, продаваемых) на основе договора коммерческой
концессии, и его солидарную ответственность по требованиям, предъявляемым к пользователю, выступающему
в качестве изготовителя товаров (продукции) правообладателя.
Выводы. Разрешение вопросов коллизионного регулирования договора франчайзинга еще не нашло
должного отражения в современной судебной практике. Представляется, что доктриной должны быть
сформулированы свои ответы на эти вопросы, которые впоследствии будут выступать в качестве руководства
при их разрешении арбитражами и судами.
Список используемой литературы:

1. Christmas G.R., York H.D. Australia. In: International Licensing. ed. by Campbell D., BNA International Inc.
London. England. 2005 (Rel. 0 - Sept. 1997). P. 15.
2. De MiguelAsensio P.A. Applicable Law in the Absence of Choice to Contracts Relating to Intellectual or
Industrial Property Rights // Yearbook of Private International Law. Vol. 10. 2008. P. 207.
3. Franchising Guide. International Bureau of WIPO. Geneva, 1994 //
ftp://ftp.wipo.int/pub/library/ebooks/wipopublications (дата обращения - 1 июля 2013 г.).
4. Gutierrez L.G. Franchise Contracts and the Rome I Regulation on the law Applicable to International
Contracts // Yearbook of Private International Law. Vol. 10. 2008. P. 243-244.
5. McCovern P. Ireland. In: International Licensing. (Rel. 1 - Sept. 2002). P. 9.
6. Regulation (EC) No 593/2008 of The European Parliament and of the Council of 17 June 2008 On the Law
Applicable eo Contractual Obligations (Rome I) // Official Journal of the European Union // http://eur-lex.europa.eu (дата
обращения 10.10.2017.).
7. Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С.
Комаров, 4-е изд., перераб. и доп. Т. 2. М.: Международные отношения. 2006. С. 210.

177