Вы находитесь на странице: 1из 7

Клайв Стейплз Льюис: «Контур веры»

Автор: Джоэл С. Вудрафф

« Высокий, толстый, лысеющий, краснолицый господин с двойным


подбородком, черными волосами, низким тембром голоса, вдобавок ко
всему, носящий очки» - так охарактеризовал себя К.С. Льюис в письме,
датированном 1954 годом и предназначавшимся одному из его молодых
почитателей. Если бы знаменитый писатель имел склонность замечать во что
он одет, то наверняка бы добавил, что его брюки обычно остро нуждались в
глажке, пиджаки были изношены, покрыты затяжками и испачканы едой, а
ботинки имели потертый вид и стоптанные каблуки.

Но Джека, как называли К. С. Льюиса друзья, мода не волновала. И


неряшливость не была тому причиной. Напротив, он тщательно следил за
точным употреблением слов, качеством доказательств в спорах и метром в
стихах. Тем не менее, стиль и состояние одежды почти совсем не заботили
писателя, тогда как различные книги и идеи вызывали у него живейший,
неподдельный интерес и всегда были в приоритете.

Ранние влияния

Льюис родился 29 ноября 1898 года в семье начитанных протестантов в


Белфасте (Ирландия). Его отец, Альберт, и мать, Флоренс Августа
Гамильтон, обладали незаурядным умом и являлись членами Ирландской
церкви. Эклектичные в своих читательских предпочтениях, они покупали
множество книг, и эта любовь к печатному слову передавалась их детям.
Джека и Уоррена (его единственного брата, на три года старше будущего
писателя ) родители обучали грамоте, читали им вслух и поощряли
пользоваться большой семейной библиотекой.

В своей автобиографии “Настигнут радостью”, размышляя о раннем детстве,


К. С. Льюис воскрешает в памяти “бесконечные книги”. “Книги в кабинете,
книги в гостиной, книги в гардеробной, книги в два ряда в огромном шкафу
на лестнице, книги в спальне, книги, сложенные на чердаке доходившими
мне до плеча стопками...”- вспоминал он, и ни одна из этих книг не была для
него запретной. В дождливые дни – а в Северной Ирландии их немало – он
снимал с полок заветные томики и погружался в миры, созданные такими
авторами, как Конан Дойл, Э. Несбит, Марк Твен и Генри Уодсворт
Лонгфелло.
После того как брата Уорни отправили в школу-интернат в Англии, Джек
стал несколько замкнутым. Мальчик проводил больше времени за книгами и
в воображаемом мире “одетых зверюшек” и “рыцарей в доспехах". Однако он
не только читал книги, но и писал, иллюстрировал свои собственные
рассказы.

Если высылка Уоррена Льюиса в школу, которая находилась по другую


сторону Ирландского моря, в 1905 году заставила Джека уйти в себя и
погрузиться в книги, то смерть матери от рака в 1908 году сделала его еще
более замкнутым. Миссис Льюис умерла всего за три месяца до десятого дня
рождения Джека, и молодой человек был глубоко огорчен ее кончиной. Он
потерял не только мать, его отец так и не смог полностью оправиться после
ее смерти. В течение многих лет после этого оба мальчика чувствовали себя
отчужденными от своего отца, и жизнь в отчем доме больше никогда не была
теплой и приятной.

Смерть миссис Льюис убедила юного Джека в том, что Бог, с которым он
столкнулся в церкви и в Библии, данной ему матерью, был если и не
жестоким карателем, то, по крайней мере, туманной абстракцией. Вдобавок
ко всему, четыре или пять лет спустя, в 1911 или 1912 году, обучаясь школе-
интернате, под влиянием воспитательницы с нетрадиционными
религиозными воззрениями, Льюис оставил христианство и стал убежденным
атеистом.

К осени 1914 года молодой человек был в некоторой растерянности. Он


лишился матери, веры, чувствовал себя чужим отцу. Юноша был очень
близок с братом, но виделись они только по праздникам. Начавшаяся было
дружба с его однокурсником Артуром Гривзом, была прервана в сентябре,
когда К. С. Льюиса отправили в Грейт-Букхэм, графство Суррей, чтобы он
брал частные уроки у У. Т. Кёркпатрика, блестящего учителя и друга отца
Льюиса.

"Великий Придира", как братья Льюисы окрестили мистера Кёркпатрика,


оказал глубокое воздействие на подростка. Он познакомил его с классиками
греческой, латинской и итальянской литературы, помог начать изучение
немецкого языка. Кёркпатрик не только привел Льюиса к великим книгам, но
и подтолкнул его к пониманию их на языке оригинала. Будучи очень
требовательным наставником, Кёркпатрик помог Джеку научиться
критиковать и анализировать, кроме того, преподал ему уроки логического
мышления, речи и письма. В результате, после почти трех лет работы с
Кёркпатриком К. С. Льюис стал рассудительным и начитанным человеком.
Много лет спустя в своей книге “Настигнут радостью” Льюис писал: "Я его
вечный должник, и мое уважение к нему до сего дня неизменно.”
Долг действительно был велик. Кёркпатрик помог молодому человеку
подготовиться к экзаменам на стипендию в Оксфорде, требовательный
наставник сыграл немалую роль в выдающихся успехах Льюиса в
Университетском колледже, где в 1920, 1922 годах соответственно он
получил высшие награды за первый экзамен на степень бакалавра
гуманитарных наук и за выпускной экзамен на степень бакалавра искусств, а
в 1923 году такая же награда была присуждена юноше за достижения в
области английского языка.

Если Кёркпатрик научил молодого человека критически мыслить – требовать


доказательств даже для самых случайных утверждений – то Оксфорд открыл
ему широкий горизонт идей. В то время как настойчивый наставник помог
юноше укрепиться в своих атеистических взглядах, несколько оксфодских
коллег заставили его пересмотреть свою веру во вселенную без Бога.

Годы, проведенные в Оксфорде

Как студент, Льюис вступил в мир Оксфорда в 1917 году, и болше никогда
по-настоящему не покидал его. Несмотря на перерыв,в виде Первой мировой
войны и его профессорской должности в Кембридже, полученной в 1955
году, он сохранил свой дом и друзей в Оксфорде. Льюису нравились
книжные магазины, пабы и Бодлианская библиотека, он наслаждался
обществом местных любителей читать, писать и обсуждать книги. Его
пристрастие к Оксфорду было настолько сильным, что, во время
преподавательской деятельности в Кембридже с 1955 по 1963 год, он
возвращался в Оксфорд на выходных, чтобы быть ближе к знакомым местам
и любимым друзьям.

В Оксфорде Льюис с жаром взялся за науку. Идеи, книги и дебаты были


обычным делом в этой опьяняющей обстановке. Не имея никакой особой
цели в жизни, кроме как стимулировать свое воображение, питать
интеллектуальное любопытство и писать для публикации и потомства,
молодой человек в полной мере наслаждался академической жизнью. В 1919
году он опубликовал свою первую книгу, цикл стихов под названием "Духи в
оковах", который он написал под псевдонимом Клайв Гамильтон. В 1924
году он стал преподавателем философии в Университетском колледже. Затем
в 1925 году был избран членом Магдален-колледжа, где преподавал
английский язык и литературу. В следующем году его второй том стихов,
"Даймер", был опубликован под тем же псевдонимом.
Льюису, несмотря на его эгоцентризм, были не чужды верность и щедрость.
Когда его сосед по комнате в колледже, Пэдди Мур, был убит во время
Первой мировой, Джек подружился с матерью Пэдди, миссис Джейни Кинг
Мур, и ее дочерью-подростком, Морин. Затем, в 1920 году, после получения
первой научной степени, Льюис решил разделить с ними жилье, чтобы
внимательнее следить за их нуждами.

Духовное пробуждение

Этот великодушный жест не только помог миссис Мур и Морин; он вывел К.


С. Льюиса из его обычного состояния и научил терпению. Знакомство с
Мурами свело его с братом миссис Мур, ветераном боевых действий,
который страдал от тяжелого нервного расстройства, вызванного войной. Эта
встреча, по-видимому, поколебала уверенность Льюиса в материализме,
потому что в письме, написанном им в 1923 году своему другу Артуру
Гривзу, есть следы некоторого духовного пробуждения. "Док", как называли
его Муры и Льюис, приехал погостить на три недели. Во время визита он
испытывал душевные муки, вызванные тяжким психическим расстроиством,
беднягу пришлось госпитализирвать. После этого случая Льюис написал
своему другу, о том, что “Док” считал, что попал в ад. Он истощил свое тело
в "ужасных душевных муках“, а затем умер от сердечной недостаточности
“слава Богу, так и не придя в сознание”. Это наблюдение привело Льюиса к
такому выводу: “проклятый мир - и мы когда-то могли думать, что одни
только книги и музыка могут составить наше счастье!”.
Духовному пробуждению способствовало усиленное чтение книг Джорджа
Макдональда и Г. К. Честертона. Один том Макдональда под названием
“Фантастес” оказал сильное влияние на его мышление. Льюис это
воздействие описал так: “ эта книга обратила, даже крестила мое
вообажение”. В Оксфорде он продолжил читать Макдональда, впитывал
произведения Г. К. Честертона, книги которого, особенно "Вечный человек",
поднимали серьезные вопросы, интересные молодому интеллектуалу-
материалисту.
В то время как воображение Льюиса будоражили Макдональд и Честертон,
его близкий друг Оуэн Барфилд, с которым он часто проводил время в годы
студенческой жизни и после, подхватил логику атеизма Джека Льюиса.
Барфилд стал атеистом, а затем христианином, он часто подтрунивал над
метериализмом Льюиса. Это делал и Невилл Когхилл, его сокурсник и
верный друг, который был замечательным человеком, но, к удивлению
Льюиса, “христианином и основательным сверхъестественником.”
Вскоре после поступления на факультет английского языка в колледже
Магдалины, Льюис познакомился с двумя другими христианами-Хьюго
Дайсоном и Дж. Р. Р. Толкином. Эти люди стали близкими друзьями Льюиса.
Он восхищался их логикой. Вскоре Льюис понял, что большинство людей, с
которыми он состоял в дружеских отношениях, как и его любимые авторы:
Макдональд, Честертон, Джонсон, Спенсер и Мильтон, придерживались
христианского взгляда на мир, который шел вразрез с его собственными
убеждениями.

Постепенно в течение 1920-х годов в сознании Льюиса сходились два пути:


один - разум, другой - интуиция. В 1929 году эти дороги встретились, и К. С.
Льюис сдался и признал, что “Бог есть Бог, и преклонил колени и молился."
Два года потребовались на то, чтобы новобращенный достиг понимания того,
что Иисус Христос - Сын Божий, Воплощенный Бог. Это откровение сделало
Оксфордского Дона членом Англиканской церкви.

Новая жизнь
Христианская история показывает, что когда мужчины и женщины
встречаются с Иисусом, узнают его природу, а затем решают доверять ему и
следовать за ним, становятся совершенно другими людьми. Те, кто
обращается - кто повинуется повелению Христа "следуйте за мной" - это, без
всяого сомнения, люди, изменившие свой образ жизни коренным образом.
Если свидетельство обращения - это новая жизнь, то К. С. Льюис стал
верующим после 1931 года. Многие изменения были очевидны. Теперь у его
жизни была цель—знать Бога и повиноваться Ему. Наиболее наглядно это
проявилось в его творчестве. Прежние попытки стать поэтом были
отброшены. Новый христианин посвятил свой талант и энергию написанию
прозы, отражающей его недавно обретенную веру. Через два года после
своего обращения Льюис опубликовал книгу "Кружной путь, или блуждания
паломника". Эта небольшое произведение открыло тридцатилетний поток
книг по христианской апологетике и воспитанию, которые стали делом всей
его жизни. Между 1933 годом и своей смертью в 1963 году К. С. Льюис
написал книги - в том числе семь томов "Хроник Нарнии", "Письма
Баламута", "Расторжение брака" и "Просто христианство", - которые
подталкивали атеистов и агностиков к христианству, поощряли и
воспитывали верующих.

Как хороший стюард и ответственный профессионал, Льюис не пренебрегал


своей академической дисциплиной. Он писал литературную историю и
критику, из по его пера вышли:  «Аллегория любви: исследование
средневековой традиции»,  «Английская литература шестнадцатого века» и
другие статьи и эссе. Эти книги до сих пор очень высоко ценятся и имеют
широкий круг читателей.
Несмотря на большое количество и высокое качество своих научных
публикаций, Льюис стал известен как литературный миссионер. Тон и
влияние его богословских и апологетических книг помогают объяснить эту
репутацию, как и его собственное утверждение в ответе своему критику,
доктору У. Н. Питтенгеру, опубликованном в ;журнале “Христианский век "
26 ноября 1958 года, где Льюис признал, что большая часть того, что он
написал," является миссионерским.”

Растущая популяность

Если христианство изменило писательские привычки Льюиса, то публикация


книг оказала ощутимое влияние на его личную жизнь. Прежде всего,
изменения отразились на его корреспонденции. Ближе к 1940-ым книги
Льюиса стали популярными и как только это случилось, почтовый ящик
писателя стал наполняться письмами. Знаменитый автор верил, что Богу
угодно, чтобы на большую часть этих писем он отвечал самостоятельно.
Льюис был убежден что, как он сказал в “Бремени Славы”, “обыкновенных
людей не бывает”. Писатель находил время для того, чтобы ответить
каждому, независимо от возраста, образования или положения в обществе.
Это занимало очень много времени.

Жизнь в лучах славы была отягощена и другими обстоятельствами. Он


получал множество предложений: принимать гостей, давать интервью,
читать лекции и проповеди. Писательство, бесспорно, дело, которым лучше
всего заниматься в одиночестве. Это Льюис понимал. И хотя чувствовал что
призван писать самим Богом, осознавал, что необходимо давать советы тем,
кто совершал паломничество к его дому на окраине Оксфорда. Он считал
своим призванием разъяснять людям христианскую веру по радио Би-би-си и
летчикам на базах ВВС во время Второй мировой войны.

Проповеди, выступления и выражение своих богословских взглядов в


радиопередачах по всему Соединенному Королевству укрепили репутацию
Льюиса и увеличили продажи его книг. Эти новые обстоятельствами
повлекли за собой и другие перемены - не последнее место среди них занял
заметный рост годового дохода. На протяжении 1920-х годов Льюис жил на
небольшие средсива. В студенческие годы отец выдавал ему пособие, и Джек
всячески старался его пополнять. Тем не менее, денег всегда было мало. А
когда молодой академик взял на себя ответственность за госпожу Мур и ее
дочь, даже с регулярной стипеднией, финанасов постоянно не хватало.