Вы находитесь на странице: 1из 13

Российский институт театрального искусства - ГИТИС

Театроведческий факультет

Курсовая работа на тему:

««Ромео и Джульетта» в шекспировском театре»

Выполнил(а): Студент 4 курса

Заочного отделения

Забара А.А.

Преподаватель: профессор Бартошевич А.В.


2

Москва, 2020

Оглавление

Глава 1. Устройство театра «Глобус» времён Шекспира.………….


…………………………………………………………3

Глава 2. «Ромео и Джульетта» в театре Шекспира


………………………...………………………………………………………..9

Литература……………………………………………………………………13
3

1. Устройство театра «Глобус» времён Шекспира

Уникальность Лондона эпохи Елизаветы и Якова заключается в


большом количестве общественных театров, способных вмещать тысячи
зрителей. Прототипом всех новых театров был театр, который назывался
просто «Театр» (the Theatre), построенный Джеймсом Бёрбиджем в Шордиче
в 1576 году, вскоре после него появился театр «Занавес» (Curtain). В 1587
году в Бэнксайде на южном береге Темзы была построена «Роза», там же в
1595 г открылся «Лебедь». Кульминационной точкой этого театрального
подъема стал театр «Глобус», построенный в Бэнксайде в 1599 году.

Эти общественные театры были постройками без крыш, с галереями


зрительских мест, ярусами воздвигнутыми вокруг открытого пространства
«двора» (planifies siue arena), перед открытой сценой. Отличительными
чертами елизаветинской театральной традиции являются галерея для
зрителей и артистическая уборная. Театр Бербиджа был самоокупаемым, и
поэтому довольно рискованным предприятием. Актёры в нём были либо
собственниками (например, Шекспир) – и вкладывали свои средства в
функционирование театра, получая некоторый доход с представлений, либо
вольнонаёмными. Вольнонаёмные актеры получали по 6-8 шиллингов в
неделю.

Несмотря на риски самоокупаемости, публика толпами шла в здание,


где актеры могли играть в соответствующих потребностям игры помещении,
а не в случайных гостиницах и залах больших домов. В результате тяжбы и
претензий со стороны владельца участка земли, бревна «Театра» в конце
1599 года были переправлены через реку плотником Питером Стритом,
Катбертом и Ричардом Бербиджем. Построенное Стритом здание из остатков
«Театра» в Бэнксайде стало «Глобусом», принадлежащим труппе актеров
лорда-камергера.

«Глобус» имел огромный успех. Первый «Глобус» сгорел в 1613 году,


на его месте был сразу построен второй. Оба «Глобуса» пользовались
4

покровительством Якова I, который в 1603 году, после смерти Елизаветы I


издал указ, о запрете любому вельможе брать под покровительство актерские
труппы – и сделал своей труппу Чемберлена, к которой принадлежал
Шекспир.

И хотя ранние пьесы Шекспира писались для предшественников


«Глобуса», с его появлением он стал писать только него (до того момента,
как труппа лорда-камергера стала выступать в частном «Блэкфлаерс»). Таким
образом, Шекспир писал свои пьесы не для средневекового театрального
мира, а для уже сложившейся театральной тенденции. Шекспировский тип
театр и шекспировская драма неотделимы друг от друга.
5

Базисным источником для изучения театра шекспировского типа


является дошедшая до нас зарисовка де Витто «Лебедя».

Здесь три яруса галерей окружают «двор» в центре - planifies siue arena (т.е.
ровное место или арена). Открытая сцена смотрит на двор.
6

Её задняя часть состоит из двух дверей и верхней галереи, которая


образует стену артистической уборной или mimorum aedes (дома актёров).
Крышу, идущую от стены уборной и закрывающую заднюю часть сцены,
поддерживают классические колонны,. Внутренняя сторона крыши в бумагах
театра называлась «небесами», и расписывалась под небосвод.

Существует предположение, что «небеса» могут иметь свою этиологию


от звездного навеса-тента в Древнем Риме, который натягивался на столбы и
закрывал зрительный зал. Небеса елизаветинского театра выполняли не
только защитную, но и акустическую функцию. Томас Хейвуд в «Апологии
актеров» (1621 г.) так описывает амфитеатр Юлия Цезаря в Риме:
«.. .навес над сценой, который мы называем небесами (откуда время от
времени спускались их боги), геометрически поддерживался гигантским
атлантом, которого поэты за его астрологию обрекли держать небо на своих
плечах..». Затем он описывает как эти небеса украшались знаками планет и
астрологических явлений, и, как мы видим из этой цитаты, сравнивает этот
навес с «heaven» лондонских театров. Помимо своей защитной от непогоды и
акустической функции, небеса выполняли играли важную эстетическую
роль. Они раскрывали понятие «Театра мира», т.е. обозначали герметические
понятия макрокосма и микроскосма. Человек (микрокосм) играет под
мировым небом макрокосма. Сцены шекспировского театра происходили не
под облаками греческого неба, но под навесом небес, сгущающих
эзотерический отзвук уходящего времени Средневековья, с мистицизмом
Джона Ди, каббалой Пико делла Мирандолла, штудий Марло и Роберта
Фладда.

На зарисовке де Витта понятно, что он видит в устройстве лондонского


театра классическое влияние. Сцену он называет proscenium. Верхний ярус –
porticus. В латинском тексте, сопутствующем зарисовке, де Витт отмечает,
что решил зарисовать здание «Лебедя» из-за его сходства с «римскими
постройками». В его заметке есть несколько интересных и противоречивых
7

конструкций: он отмечает, в частности, что здание «Лебедя» было сделано из


кремниева камня, а не из дерева; перечисляет в одном ряду театры и
амфитеатры для звериных боев.

К сожалению, до нас не дошло ни одного подобного этому наброска


«Глобуса», несмотря на его широкую известность. Грубый характер самой
сцены и подпор для нее в «Лебеде», а также вышеописанная ошибка де Витта
в смешивании театров и амфитеатров, заставляет некоторых исследователей
сделать вывод о том, что «Лебедь» иногда использовался и для звериных
боев. В частности, в контракте на постройку «Надежды» (1614 г.), которая
использовалась для звериных боев, указано, что она должна быть построена
по подобию «Лебедя». Из-за этого момент реконструкции непосредственно
«Глобуса» по подобию «Лебедя» становится неоднозначным.

Еще одним важным документом является контракт Питера Стрита на


постройку театра «Фортуна», сделанным им в качестве подрядчика для
Филиппа Хенсло и Эдуарда Аллена. Этот контракт интересен тем, что в нем
указывается, что некоторые элементы «Фортуны» должны быть построены
«по типу Глобуса».

Хотя этот документ важен для


реконструкции сцены шекспировского
типа, план «Фортуны» имеет ряд
отличий от «Глобуса»: устройство
последнего было в форме правильного
восьмиугольника, зрительный зал был в
форме круга. В «Фортуне» и зал и сцена
были прямоугольной формы.

Сцена возвышалась над уровнем


партера около 150-160 см. Этот вывод

Театр «Фортуна»
делается исследователями на основании
того, что призраки и духи появлялись
8

из люка под сценой, а значит, высота сцены должна быть удобной для этой
механики (кроме того, таков был средний рост человека того времени).

Сцена елизаветинского театра имела один или несколько люков. Также


над сценой был устроен специальных люк и лебедка для спуска богов.

Сцена была покрыта соломой, была около 13 метров в ширину и 8 в


глубину. Зрители могли соприкасаться с сценой с трех сторон, актеры играли
в непосредственной близости от них. В стене у задней части сцены
размещались две двери для входов и выходов. Задняя стена естественно
сформировалась еще от средневековых представлений. Когда они
происходили в храмах, то задняя стена алтаря имела эти двери. При
перенесении драмы на паперть, той самой задней стеной являлась стена
фасада готического собора с главным входом посередине и двумя дверями по
бокам. В залах дворцов и школ также выбирался конец помещения, где часто
оказывалась стена с двумя дверьми.

Пространство между дверьми, своеобразная ниша, использовалось


актерами, которые участвовали в сцене, но при этом не находились именно
на «просцениуме» (например, при подслушивании Полония в «Гамлете»),
или для сцен, происходивших во внутренних покоях (спальня в «Отелло»).

В задней части, за сценой находились комнаты отдыха (гримёрные),


гардеробные, комната отдыха, галерея для музыкантов и соединительные
проходы. Эта часть была скрыта от публики занавесками и состояла из трёх
разных уровней. Первый, о котором уже было упомянуто выше,
использовался как «сцена на сцене». Именно там, по всей видимости, играли
в шахматы Миранда и Фердинанд. Там же находились ларцы, которые,
раскрыв занавески, демонстрировала Порция в «Венецианском купце». Там
же игрались сцены, которые должны были происходить в небольшом,
ограниченном пространстве, например, в склепе в «Ромео и Джульетте».
9

2. «Ромео и Джульетта» в шекспировском театре

Сюжет этой шекспировской пьесы известен со времени античности –


Пирам и Фисба Овидия. История Ромео развивается и у Данте, после него Лопе де
Вега пишет пьесу о Ромео и Джульетте, а также эту историю описывают
итальянские новеллисты.

В Англии этот сюжет был известен до Шекспира, например, поэт Артур


Брук сочинил поэму о любви Ромеоса и Джульетты. Таким образом, эта история
имеет большую литературную и сценическую емкость, своеобразную линию
приемственности и плюрализм трактовок и интерпретаций.
Однако если у Брука история любви Ромеоса и Джульетты длится 9 месяцев – у
Шекспира действие сконцентрировано в пяти днях. Конкретные действенные
обстоятельства – трагедия начинается в воскресенье днем и заканчивается в ночь
пятницы – позволяют совершиться синтезу высокой эйдетической напряженности
философских идей и житейской правдоподобности и конкретике.

Сам спектакль длился около двух часов. В прологе мы читаем:

                    «Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того,

                    Мир их родителей на их могиле

                    На два часа составят существо

                    Разыгрываемой пред вами были».

В ведении к «Четырем пьесам в одной» Бомонт и Флетчер пишут, что для


представления необходимо два часа, а Бен Джонсон в прологе «Варфоломеевской
ярмарке» указывает о том, что спектакль занимает два часа «или немного больше».
Эти свидетельства говорят о том, что время на спектакли уделялось от двух часов.
Лорд-камергер Хедсон сообщал мэру Лондона, что труппа, которая играла раньше
спектакли в четыре часа, будет открывать представления в два часа дня и
заканчивать между четырьмя и пятью. Учитывая то, что на то, чтобы прочитать
всего «Гамлета» требуется 3, 5 часа, мы можем сказать, что спектакли
шекспировского театра длились от двух до четырех-пяти часов. Неизвестно, были
ли антракты в придворных спектаклях – возможно, там спектакли прерывались, что
10

бы сановитая публика могла передохнуть, выпить прохладительные напитки и


съесть фрукты. Но в общедоступных театрах антрактов не существовало – разве
что иногда между их эпизодами играла музыка.

Пол сцены был устлан камышевыми настилками. Ими был устлан пол на
балу Капулетти. Так, когда Бенволио и Меркуцио зовут Ромео пойти на бал, он
отвечает, что половики стелили не для него:
«Пусть беспечные танцоры камыш бездушный каблуками топчут» (I, 4)

Вполне вероятно, что средняя часть


задника сцена представляла собой занавески. В
«Буре», согласно тексту 1623 года, «Просперо
открывает Фердинанда и Миранду, играющих в
шахматы», т.е. открывает занавески. В «Ромео и
Джульетте», когда Джульетта выпивает
усыпляющий напиток, в тексте 1597 года
существует ремарка: «Она падает на свою
кровать за занавесками».

На занавесе, закрывающем эту внутреннюю сцену, могли быть


изображены вещи, связанные с пьесой. Эта внутренняя сцена, детали
декораций в которой меняли исходя из места действия, когда занавеска была
закрыта, служила сначала кельей Лоренцо, потом – спальней Джульетты, и
возможно, склепом Капулетти. Шекспир осознанно писал свои пьесы, исходя
из сцены современного ему театра, создавая драматургические ходы,
комплементарные устройству елизаветинской сцены.

Действие происходило не только на сцене, но и «наверху» (это


указание есть во многих ремарках пьес того времени), т.е. на галерее над
сценой. Так, когда Ромео перелезает в сад, Джульетта появляется на балконе
(II, 2), т.е. «наверху». Там происходит и знаменитая сцена расставания, где
Ромео спускается вниз по веревке или веревочной лестнице (III, 5). А Ромео
11

попадает туда через «стену». Вполне вероятно, что в инвентаре Хенсло была
изгородь. Ее также могли использовать для сцены из «Двенадцатой ночи»,
когда сэр Тоби, Фабиан и Эндрю подглядывают за читающим письмо
Мальволио.

В этой сцене происходят звуковые и шумовые эффекты пения птиц,


находящиеся в арсенале английского театра. Ромео и Джульетта спорят о
том, пел жаворонок или соловей. Подражание голосу птиц было и в
мистериальном театре: в Ковентри на мистериальных представлениях
одному горожанину было уплачено 4 пенни за то, что он пел петухом (1573
год). Однако голоса птиц происходили не только посредством человеческого
подражания, но и с помощью механистических средств.

Также в инвентаре Хенсло были три разных гробницы. Когда Ромео


подходит к фамильному склепу Капулетти (V, 2), он просит слугу дать ему
«заступ и железный лом», чтобы ее открыть. Скорее всего, гробницей
служило некое сооружение подобие павильона.

И хотя в шекспировском театре действительно были декорации и часто


довольно хитроумно устроенный реквизит (хотя в постановках
шекспировских пьес декораций все-таки было немного), огромную роль
сценической выразительности выполняло поэтическое слово. Им часто
создавалось определение места действия. В «Ромео и Джульетте» особенно
много словесных описаний места действия и времени суток. Монах Лоренцо
несколькими словами поэтически описывает время действия:

                     «Ночь сердится, а день исподтишка

                     Расписывает краской облака» (II, 3)

Таким же способом описывается другой рассвет, когда Ромео и


Джульетта расстаются:
12

«Нет, это были жаворонка клики,

                     Глашатая зари. Ее лучи

                     Румянят облака. Светильник ночи

                     Сгорел дотла» (III, 5)

Актеры часто исполняли несколько ролей на сцене. Парис, например,


после небольшого по времени появления в первой половине пьесе, надолго
исчезает, и появляется только в III акте в четвертой сцене, второй половине
трагедии. В этом промежутке он вполне мог успеть исполнить роль,
например, Тибальда. Актер, играющий старика Капулетти, появляется только
в сцене бала – он мог, исполнять, например, даже роль Лоренцо. Мальчик,
играющий роль матери Ромео, мог играть пажа Париса.
Всего в пьесе 21 персонаж мужского и 4 персонажа женского пола (а труппа
лорда-камергера насчитывала не более 16-20 актеров). Три женские роли
исполняли мальчики, а роль кормилицы – актер-комик. Главные актеры
труппы исполняли одну роль, второстепенные – несколько. Этот обычай был
всеобщим в елизаветинских театрах.

Шекспир писал свои роли для определенных актеров. Ричард


Бербидж, главный артист труппы, играл Ромео. Уильям Слай, один из
лучших актеров труппы на роли отрицательных молодых персонажей,
игравший также Хотспера в первой части «Генриха IV», в «Ромео и
Джульетте» скорее всего играл Тибальда. Герцога мог играть сам Шекспир,
который иногда выступал в небольших ролях выскопоставленных особ
(также, по преданию, играл Призрака в «Гамлете»).
13

Список литературы:
1. Аникст А.А. Театр эпохи Шекспира. – М.: Дрофа, 2006, С. 196
2. Мюллер В.К. Драма и театр эпохи Шекспира. – Лг.: Российский
институт истории искусств, 1925
3. Йейтс Ф. Театр Мира. – М.: «ЦИОЛКОВСКИЙ», 2019