Вы находитесь на странице: 1из 153

Юрий Уленгов

Полигон. Санитары Лимба

SelfPub; 2019
Аннотация
Еще вчера Алтай был героем войны, сегодня он – заключенный, сосланный на
Рапсодию. Туда, где тысячи заключенных сражаются за место под чужим солнцем, в
руинах рыщут недобитые биомеханизмы пришельцев и вышедшие из-под контроля боевые
машины землян, а человеческая жизнь идет по цене виртуального опыта, который можно
обменять на броню и импланты. Выжить в мясорубке Лимба и добраться до Зеленой зоны –
задача не из легких. Ведь, помимо прочего, «Полигон» еще и самое востребованное реалити-
шоу. Одно из немногих, где всё взаправду, а смерть… Смерть лишь поднимает
рейтинг.Содержит нецензурную брань.

Глава 1
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Зона высадки.
Спасательная капсула ударилась о землю с такой силой, что я на миг потерял сознание,
а внутренние органы, казалось, поменялись между собой местами. Повезло, что хоть в
лепешку не расшибся, а ведь вполне мог бы. Вырубись двигатель еще на десять секунд
раньше, и от меня осталось бы лишь мокрое место.
По регламенту, тормозной двигатель спасательной капсулы должен работать на
протяжении всей посадки, но это по регламенту. По нему и капсула эта должна быть давно в
утиль списана. Впрочем, ее и списали – вместе со мной. Механам, обеспечивающим спуск на
планету, глубоко насрать, в каком виде на нее прибудет клиент, а тратить лишнее топливо на
то, чтобы обеспечить мягкую посадку такому, как я… «П-ф-ф…», как говорит один мой
знакомый зануда.
Ударившись о поверхность, капсула подпрыгнула, и лягушкой заскакала по камням.
Система безопасности, конечно же, была демонтирована, и, болтаясь внутри на ремнях
(спасибо, хоть их не сняли), я, сжав зубы, чтобы не откусить себе язык, молился только об
одном: чтоб следующий удар не оказался последним. Дошли мои молитвы до какого-то
адресата, или просто за последние месяцы я успел использовать весь запас невезения –
непонятно, но все обошлось. Деформированная, превратившаяся в побитую жестянку,
капсула, наконец, остановилась. Не теряя времени, я принялся выпутываться из ремней.
Гореть в капсуле, по идее, было нечему, но, кроме опасности возгорания, хватало и других.
«Добро пожаловать на Полигон!» – высветилось перед глазами в режиме
дополненной реальности.
Угу, и вам не хворать. Я продолжал сражаться с пряжками ремней, по закону Мерфи,
заклинившими в самый неподходящий момент.
«Внимание! Вы находитесь в серой, условно-безопасной зоне. Агрессивная фауна и
механизмы отсутствуют. Помните: в серой зоне запрещено использовать оружие
шестого и выше уровня опасности. Применение такого вооружения несет за собой
серьезные последствия. Подробнее смотрите в справочном разделе.
Корпорация NewVision настоятельно рекомендует застраховать свою жизнь и
здоровье. В случае вашей гибели, указанным вами лицам будет перечислена
компенсация.
Ошибка. Игрок идентифицирован, как заключенный №33286АН, пребывающий
на Полигоне по программе замещения наказания. Страховка: недоступна. Вводный
инструктаж: недоступен. Справочный раздел: недоступен до получения пятого уровня
развития и прохождения инициации.
Будьте внимательны и осторожны. Не забудьте забрать стартовый комплект».
Спасибо, блин!
Расстегнув последний ремень, я попытался открыть люк. Ага, как же, откроется он.
Удивительно, как этот кусок металлолома вообще не развалился еще при входе в атмосферу.
Хоть бы аварийное открытие работало, совсем не улыбается мне быть похороненным в этой
жестянке заживо.
Я нашел большую, грибовидную кнопку, и ударил по ней ногой. Хлопнули
пиропатроны, капсула покачнулась, и отстреленный люк улетел в ночную темноту, а меня,
мокрого от пота с ног до головы, обдало холодным ветром. Проклятье, так и воспаление
легких заработать можно! Климат-контроль в капсуле, конечно, тоже не работал, и за то
короткое время, что длился спуск с орбиты, я едва не сварился живьем, так что теперь был
мокрый до нитки, хоть комбинезон выжимай. Ну, живой, и ладно. Я сунул за пазуху упаковку
со стартовым набором, и потянулся, разминая мышцы. Нужно скорее выбираться отсюда и
сваливать.
Снаружи меня уже ждали, я был уверен. Шавки, шакалы, падальщики – таких здесь
называли по-разному. Мелочь, до третьего уровня максимум, не способная действовать
самостоятельно и накопить на улучшение. Ублюдки, которые только и могут, что
подстерегать на старте «нулевок», подавленных, испуганных, не адаптировавшихся и не
успевших даже оглядеться. Шакалы никогда не уходят вглубь, где, скорее всего, сами станут
жертвами более высокоуровневых обитателей Полигона. Нет, они живут здесь, в Песочнице.
И умирают здесь же, когда попадается более подготовленный «нулевка». Надо бы
постараться, чтоб мой случай был именно таким.
Выскочив из капсулы, я увидел дернувшуюся в опасной близости тень, и прыгнул в
сторону. Вовремя.
Неопознанный предмет со свистом рассек воздух в том месте, где секунду назад была
моя голова. Я схватил с земли обломок кирпича, и, ориентируясь больше на звук, с силой
метнул его в темноту. Послышался глухой удар, что-то чавкнуло, и имплант вывел очередное
системное уведомление. Мне сейчас было не до него, и я просто моргнул, смахнув
сообщение в сторону. Позже почитаю.
Я метнулся туда, где звякнула выпавшая из рук шакала арматурина, пальцы неприятно
скребнули по камню, и сомкнулись вокруг перемотанной бечевкой «ручки». И снова вовремя.
Позади послышался звук отлетевшего от ботинка камешка, и я, со всей доступной мне
скоростью, развернулся, отмахиваясь импровизированным оружием. Зазвенел металл, руку
чуть не отсушило: я принял на прут удар такой же хреновины, которой от души размахнулся
едва различимый в темноте шакал. Фехтовать на стройматериале я не умел, потому без затей
пнул в голень выросшую передо мной темную фигуру. Фигура зашипела от боли, и я развил
успех, добавив левой в голову. Нападающий качнулся, теряя равновесие и даря мне несколько
драгоценных секунд, которые я потратил на то, чтобы перехватить прут обеими руками и
обрушить его на голову шакала. Снова чавкнуло, фигура осела, а в отдалении послышался
быстрый топот. Остальные, поняв, что легкой добычи не предвидится, сочли за лучшее
покинуть место боя. Тем лучше для меня. Мне, кстати, тоже отсюда свалить не мешало бы.
Вдруг еще любители халявы найдутся?
Подобрав арматуру, я быстро обыскал обоих падальщиков. У одного нашлась фляга с
водой, у второго – пачка универсального пайка и тщательно обточенная полоска металла,
превращенная в импровизированный нож. Ну, для начала неплохо. Котомку бы какую еще,
чтоб не таскать добро за пазухой, но чего нет – того нет. Не все сразу. Так, нужно сделать кое-
что еще.
Преодолев отвращение, я принялся стягивать одежду с того, что был покрупнее. Ему
она уже ни к чему, а мне вот щеголять своим оранжевым комбинезоном заключенного совсем
не с руки. Понятно, что здесь чуть ли не девяносто процентов таких, но комбинезон издали
выдает новичка, не способного раздобыть себе более подходящую одежду, да и в целом цвет
привлекает внимание, не дает слиться с местностью.
Закончив переодевание, я выбрал направление, противоположное тому, куда убежали
шакалы, и двинулся сквозь ночь.
Холодно. Темно. Мертво. Такими были три первые пришедшие в голову
характеристики, которые я дал бы этому месту, если бы попросили. Промозглый мартовский
ветер, как бы соглашаясь, швырнул в мне в лицо горсть ледяной измороси. Поздоровался.
Идти было сложно, под ноги то и дело попадались крупные булыжники, несколько раз
путь преграждали завалы. Эта часть города пострадала больше всего, несколько кварталов
лежали в руинах, и лавировать среди нагромождений мусора и обломков синтбетона было
затруднительно. Но сбавлять темп нельзя, посадку капсулы было хорошо видно всем в
радиусе нескольких километров, и, более, чем уверен, многие хотели бы попытать счастья,
хотя бы ради фляги с водой и пачки универсального питания на один прием пищи, которые
входили в стартовый комплект.
Постепенно я подбирался к уцелевшим кварталам города. Завалы становились меньше
и реже, а вскоре в отдалении показались первые строения – типовые девятиэтажные здания,
которые обычно возводили во всех отдаленных колониях. Быстро, дешево, пригодно для
проживания. Что еще надо-то? Колонисты – в основной массе шахтеры, занятые на добыче
полезных ископаемых, или рабочие заводов, эти ископаемые перерабатывающих, были
людьми непривередливыми, а за пять лет, которые длился стандартный контракт, получали
столько, что можно было и потерпеть. Зато потом, в метрополии, вполне можно пожить на
широкую ногу, чтобы через несколько месяцев, просадив все сбережения, снова отправиться
в очередную жопу дьявола ударно трудиться на благо Земной Федерации.
Я и сам в свое время повелся на количество нулей, и завербовался в армию. Кто ж знал,
что через год грянет война колоний, а еще через несколько месяцев в наше пространство из
ниоткуда вывалится флот ксеносов, и придется не просто торчать на отдаленных форпостах,
а сражаться не на жизнь, а на смерть? Хотя, у меня хотя бы шансы на выживание были выше:
интенсивные тренировки, стрелковый комплекс и штурмовая броня – хорошие аргументы
при общении с повстанцами и пришельцами. У шахтеров и других трудяг таких бонусов не
было. Впрочем, для нас эти бонусы нивелировались тем, что как раз мы и вытаскивали
работяг из-под ударов ксеносов. И если им нужно было пережить всего одно нападение,
дождавшись эвакуации, то планетарный десант рисковал ежедневно.
М-да. Трудно поверить. Еще два месяца назад я был командиром штурмовой роты,
сейчас же – заключенный №33286АН, выбравший Полигон, как альтернативу
электрическому стулу. Жизнь переменчива.
Завалы исчезли совсем, сейчас я пробирался по сильно пострадавшему, но целому
жилому кварталу. Здесь осторожность следовало утроить: неизвестно, кто скрывается в
ночной темноте. Вполне возможно, что меня давно срисовали, и теперь ведут, дожидаясь,
пока я окажусь в удобном для нападения месте. Может, это и паранойя, но в таком месте она
– обязательное качество, а не психическое расстройство.
Присев за остовом мобиля, навеки замершего у обочины, я затаился, изо всех сил
вслушиваясь и всматриваясь в темноту. Потеряв жертву, падальщики обязательно засуетились
бы и выдали себя. Так что вокруг, скорее всего, никого не было. Это хорошо.
В некотором отдалении чернел котлован, отрытый под постройку нового здания, да так
и брошенный. Рядом с ним виднелся временный строительный модуль. Его я и выбрал
местом первого привала. Нужно посидеть, отдышаться, решить, что делать дальше. Да и
погреться тоже. Промозглый ветер насквозь продувал потертую кожанку и драный свитер,
которые я снял с мертвого падальщика, в модуле хотя бы стены от него защитят.
Выждав еще некоторое время, я, стараясь держаться в тени, двинулся к цели.
Дверь модуля предательски скрипнула, и я замер. Нет, все тихо. Если бы меня вели, уже
б напали, так что можно, по крайней мере, перевести дух.
Я присел на продавленный стул, и развернул панель уведомлений.
Игрок №7892 ликвидирован. Вы зарабатываете 500 очков опыта.
Получено достижение «Первая кровь».
Игрок №7895 ликвидирован. Вы зарабатываете 500 очков опыта.
Поздравляем! Вы получаете новый уровень.
Текущий уровень – 1.
До нового уровня – 2000 очков.
Внимание! Получен донат от пользователя Firestone. На ваш счет зачислено 300
кредитов. Комментарий пользователя: «Отличное начало».
Напоминаем, что кредиты, полученные от пользователей, вы сможете потратить
на улучшения и дополнительные ресурсы. Продолжайте радовать зрителей, чтобы
получить больше доната.
Внимание: доступна первичная инициализация. Пройдите инициализацию, чтобы
освоить навыки работы с игровым интерфейсом.
Я сморгнул меню в сторону и выругался сквозь зубы. «Отличное начало», блин. Да,
лучше некуда. Меньше часа на Полигоне – и два трупа на моем счету. Хотя терзаться
моралью в этом случае бессмысленно: эти ублюдки точно не стоили доброго слова. Судя по
порядковым номерам, они десантировались на планету вместе, возможно – в составе группы.
Несложно догадаться, что случилось с остальными. Скорее всего, третий, сбежавший, был из
той же компашки. Понятно, как эти твари свои первые уровни получили. Таких не жалко. Вот
только дальше будет хуже. Далеко не все, находящиеся на Полигоне – мрази, заслуживающие
смерти. Многие попали сюда по воле обстоятельств. Как я, например. Но, если я хочу здесь
выжить, об этом придется забыть. Вокруг – безымянные игроки, и цель каждого из них –
убить меня, чтоб заработать дополнительные очки и условные единицы. Главное – суметь
убедить в этом самого себя, и тогда, может быть, у меня все получится.
Мысленным усилием я снова вызвал интерфейс, активировал ссылку, и всмотрелся в
развернувшееся передо мной меню.
Субъект №33286АН. Позывной – отсутствует.
Статус: заключенный. Пребывает на Полигоне согласно программе замещения
наказания, эдикт правительства Земной Федерации №43897, поправка №4 от 31.02.2385.
Приговор: пожизненное заключение. Решение Верховного суда Земной Федерации
№876456 от 12.03.2387.
Страховка: недоступна.
Раса: землянин.
Уровень: 1.
Характеристики субъекта:
Сила: 8. Выше среднего.
Выносливость: 10. Выше среднего.
Ловкость: 10. Выше среднего.
Восприятие: недостаточно данных.
Меткость: недостаточно данных.
Боевая эффективность: недостаточно данных.
Броня: 1 (верхняя одежда низкого качества).
Значения получены на основании анализа параметров физического состояния
субъекта и их сравнения со средними параметрами других игроков, находящихся в
Серой зоне. Значения могут меняться по мере установки имплантов, аугментаций,
использования брони и снаряжения, при переходе в другие зоны Полигона.
Специализация: отсутствует.
Первичная инициализация завершена. Чтобы получить доступ к другим
функциям интерфейса, магазину и специализированным приложениям, достигните
пятого уровня и пройдите инициализацию базового импланта.
Хм, «Выше среднего». Ну, и то хлеб, чего уж там. Главное теперь этим «Выше
среднего» правильно воспользоваться. А еще важно не сидеть на одном месте. Жизнь здесь –
постоянное движение. Если и прятаться, то не так бездарно, как это сейчас сделал я. Так что
вперед. Вот только нужно сначала обшарить модуль. Вдруг здесь найдется что-нибудь
полезное?
Я свернул меню, глотнул воды из фляги, положил прут так, чтоб до него можно было
легко дотянуться, и принялся за обыск.

Глава 2
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Зона высадки.
Как я и ожидал, модуль был пуст, будто вылизан. Ни инструмента, ни чего-либо другого
в помещении не нашлось. Немудрено. Этот сектор не зря используется в качестве зоны
высадки, здесь все давно зачищено. Или самими обитателями, или, ранее, моими бывшими
коллегами. Никто не стал бы сбрасывать даже заключенных в сектор с красным или
оранжевым уровнем опасности. Здесь все растащено и размародерено, такое ощущение, что
вынесли даже пыль. Готов спорить, что обитатели руин довольствуются исключительно тем,
что сбрасывают так называемые «гуманитарщики» – дроны, несущие контейнеры с водой и
кое-каким продовольствием. Правда, делают они это не из человеколюбия, как можно было
бы подумать, а исключительно для того, чтобы сделать шоу зрелищнее.
Корпорация NewVision, продающая трансляции с Рапсодии, знает толк в постановках, а
правительство истощенной войной, и едва начавшей восстанавливаться, Федерации, во всем
идет ей навстречу. Только благодаря корпорации, планета, на расчистку и восстановление
которой потребовались бы миллиарды кредитов, не только не приносит убытка, но и, в какой-
то степени, дает доход. Помимо арендной платы за планету, которую платит NewVision в
казну Федерации, полностью отпадает проблема в содержании десятков тысяч заключенных,
которые, в свою очередь, самостоятельно и за сущие гроши зачищают сектора с красным и
оранжевым уровнем опасности, руины и пустоши, где до сих пор полно враждебных
механизмов ксеносов и спятившей автономной боевой техники землян, деактивировать
которую удаленно нет никакой возможности. Спустя пятьдесят лет, когда истечет срок
аренды, Федерация получит в свое распоряжение безопасную планету, на которой снова
можно будет добывать ископаемые. То, что тогда же придется разбираться с привыкшими к
отсутствию закона десятками тысяч заключенных, озверевших и живущих исключительно по
праву сильного, земное правительство сейчас не беспокоит. Не до того им. И я их в чем-то
понимаю.
Ладно, здесь ловить нечего. Нужно уходить дальше, вглубь сектора. Там и шансов
наткнуться на что-либо полезное больше, и меньше вероятность встретиться с кем-то,
курсирующим вдоль посадочной зоны, охотясь на новичков. Те же шакалы не очень
страшны, пока у них нет элемента внезапности. Камень, метко брошенный в голову,
сработает так же хорошо, как огнестрельное или энергетическое оружие. Для меня разницы
не будет. Нужно искать убежище: не стоит в первую же ночь идти на подвиг. Никто не
оценит, а без плана и понимания обстановки слишком велика возможность сдохнуть, не
достигнув второго уровня. С самого начала мне, можно сказать, повезло, нарвался на мелочь.
В дальнейшем противники могут встретиться серьезнее, но тут уж ничего не поделаешь. Мне
здесь существовать до конца жизни, или окончания срока аренды планеты. Все, что остается
– приспосабливаться.
Я огляделся. Передо мной была автостоянка, уставленная ржавыми, а кое-где и
обгоревшими остовами мобилей. Справа – двухэтажное кафе с деревянной террасой, тоже со
следами горения. За кафе высились те самые девятиэтажки. Я отошел чуть в сторону,
присмотрелся, и забраковал это направление. Слишком привлекательно выглядит там все. И
спрятаться есть где – во дворе то тут, то там, стоят мобили, и дома под прямым углом
смыкаются, оставляя лишь небольшую щелку, как раз такую, чтоб мог проскочить человек.
На видном месте бутылка какая-то валяется, и, похоже, что и не пустая даже. Нет. Туда я не
пойду. Слишком удобное для засады место. И бутылка только усиливает подозрения. Ну, не
может здесь быть такого, чтоб тут вот так вот просто на земле ресурсы валялись. Нафиг.
Пойду в другую сторону, целее останусь. Пусть других дураков ждут.
С другой стороны дорога поворачивала и шла вниз. Справа – ограда стоянки мобилей,
слева – высокий забор. Прямая такая кишка длиной метров двести пятьдесят. Что там дальше
– я пока не видел, темень не давала рассмотреть. Может там, в конце пути, такой же тупик с
засадой, а может и нет. Пока не дойдешь – не узнаешь. Но выглядит этот путь гораздо
привлекательнее при всей своей непривлекательности. А это значит, что проснулась
интуиция. А интуиции я стараюсь доверять, она у меня развитая и спасала уже не раз.
Поправив воротник куртки, и, стараясь держаться в тени забора, я двинулся вдоль
дороги.
Идти совсем бесшумно не удавалось: дорога была покрыта грязью и лужами, в которые
нет-нет, да и вступишь, создавая различимый плеск. К счастью, его успешно глушил
промозглый ветер, с завыванием швыряющий в лицо не то дождь, не то мокрый снег. Погодка
– нарочно не придумаешь. Очень подходит этому месту. Холодно, сыро, мрачно, грязно… Я
поймал себя на том, что с тоской вспоминаю любимую куртку, оставшуюся в той, другой
жизни. И пусть в такой одежде я бы мгновенно стал предметом охоты исключительно из-за
желания других заполучить столь практичную шмотку, особой разницы не было. Те, с кем
предстоит столкнуться, готовы убивать за виртуальный опыт, какая на мне при этом одежда –
их интересует мало. Ну, вернее, как? Распознав на мне куртку «Трайдекс», непромокаемую,
особо прочную, при этом дышащую и с подогревом, любой обитатель Полигона постарается
меня убить так, чтоб не испортить и не сильно заляпать вещь кровью, в то время, как в
обычной одежде меня просто убьют, без старания. Вот и вся разница. Хотя какое это сейчас
имеет значение? Куртка осталась в шкафу, в доме, который теперь отойдет Федерации, а я
здесь, на Рапсодии, шлепаю по лужам в снятых с убитого мной шакала шмотках. Хватит
отвлекаться. Что у нас тут?
Дорога впереди изгибалась, почти под прямым углом уходя направо, вглубь жилого
квартала. Прямо расположился небольшой палисадник с идущей через него тропинкой.
Тропинка, насколько я мог отсюда видеть, примыкала к пешеходной дорожке, тянущейся
между домами. Слева – длинная составная девятиэтажка, уходящая в темноту вдоль дорожки,
справа дома стоят ребром по отношению к ней. Я пробрался сквозь палисадник и, присев за
ржавым торговым модулем, стоящим за палисадником, внимательно, до рези в глазах,
всмотрелся в темноту. Выглядело все безопасно. Но это обманчивое впечатление.
Будто подтверждая мои мысли, где-то вдалеке раздалось злое фырканье импульсной
винтовки. В бьющей по ушам тишине, нарушаемой лишь завываниями ветра, звук выстрелов
было слышно очень громко и отчетливо. Ночь разорвал быстро стихший истошный крик.
Кажется, кого-то убивают. Впрочем, здесь все время кого-то убивают, каждую минуту.
Просто кого-то – вот так вот, без боязни заработать штраф к опыту за использование
энергетического оружия в Серой зоне, или вовсе попасть в вонтед-лист, а кого-то – так, как я
шакалов на входе совсем недавно: тихо и быстро, без шума и пыли. И – по всем правилам.
Мне, если честно, второй вариант больше нравится. Если, конечно, об убийстве вообще
уместно так говорить.
Где-то в другой стороне послышались крики и топот бегущих ног. А вот это уже ближе.
Так, ладно. Нужно искать убежище. Для первой ночи достаточно. Надо где-то устроиться,
днем – аккуратно оглядеться, и придумать нечто вроде плана. Немного еды у меня есть, вода
имеется, так что осталось затихариться и пересидеть, впитывая любую доступную
информацию. Вот только где?
Вообще, идеальный вариант – занять одну из квартир. Дома большие, панельные,
квартир много, если не вести себя глупо, получится вполне надежно. Никто не станет
прочесывать квартиру за квартирой просто так. Главное – не привлекать внимания.
Правда, у этого плана есть несколько узких мест. Первое – подъезд. Его слишком легко
контролировать, по нему слишком тяжело передвигаться бесшумно. Столкнись там с кем-то –
и неясно, что из этого выйдет. Ну и заблокировать легко.
Второе узкое место – входные двери. Как попасть внутрь без ключей и инструментов?
Да никак. Не вскрыть сталь дверей голыми руками. А надеяться на открытую дверь – глупо.
Если дверь открыта – значит, внутри кто-то побывал. И есть все шансы, что этот кто-то
вернется. Мне такая перспектива совсем не улыбается. Значит, надо действовать по-другому.
И, кажется, я уже знаю, как.
Прямо напротив меня, на первом этаже «длинной» девятиэтажки, находился
магазинчик, разграбленный, само собой. Но меня интересовал не он, точнее – не то, что в
нем, теоретически, можно было найти. Мне был интересен козырек, с которого можно было
легко перебраться на балкон второго этажа. Сам балкон был защищен стеклопакетом из
металлизированного полипласта, и крепкой решеткой, вдобавок, но этот балкон мне и не
нужен. Мой выбор пал на балкон третьего этажа, находящийся чуть в стороне от
зарешеченного: он вообще не был остеклен. Значит, скорее всего, и дверь в квартиру ведет
несерьезная, стандартная. Такая выносится одним ударом плеча, а потом изнутри ее можно
забаррикадировать. Так, это уже похоже на план. А если план есть – то нечего отсиживаться,
ожидая приключений на задницу, надо действовать.
Я прислушался: вроде тихо. Ни стрельбы, ни криков. Эх, была – не была!
Выбравшись из палисадника я быстро, но стараясь не шуметь, пересек пешеходную
дорожку и укрылся в тени магазинчика. Затих, озираясь по сторонам, и слушая ночь. Где-то
слышен некий шум, но слишком далеко, для меня не актуально. Работаем дальше.
Выпрямившись, я, подпрыгнул, и, ухватившись за край, втянул себя на козырек
магазина. Первый этап пройден, уже хорошо. Пристроив арматурину за спиной, я коротко,
буквально в два шага, разбежался, уперся ногой в выступ на стене, снова подпрыгнул, и
вцепился в решетку. Черт. скользкая, зараза! Шипя и суча ногами, я кое-как нашел опору и
утвердился. Так, хорошо. Теперь перехватиться выше и забраться на подоконник. Ага, есть.
Теперь аккуратно сдвигаемся вправо. Черт, долбаный подоконник, гремит! Так, вот и край.
Аккуратно перебираемся на следующий балкон. О, здесь на решетке есть горизонтальные
прутья, отлично! Теперь вообще все просто!
Поднявшись выше, я вцепился в элементы отделки на нужном мне балконе.
Горизонтальные выступы в синтбетоне, прямо скажем, для карабканья были не
предназначены, но мне они нужны больше для поддержания равновесия. Главное, не думать,
что будет, если я рухну спиной вниз с высоты третьего этажа. Может, и ничего, а может –
перелом позвоночника. Или штырь какой внизу торчит… Так, я сказал – не думать! Эх…
Рывок – и я крепко ухватился за перила незастекленного балкона. Вторую руку,
подтянуться… Есть!
Я перевалился через перила и несколько секунд просто лежал на холодном полу,
приходя в себя. Фух, размяк, не готов к такой акробатике. Надо срочно приходить в форму,
пока не поздно.
Так, все. Хватит разлеживаться! Подъем!
На балконе было пусто, абсолютно ничего полезного. Если не считать, конечно, пустого
ведра из полипласта, да грязной тряпки. Какие могут быть сценарии использования этих
предметов? Так, навскидку, и не придумаешь. Ладно, дальше что? Дальше – заглянуть в окна.
Темень, не разглядеть ничего. Черт. Ну, делать нечего. Входим.
Как я и думал, дверь на балконе была дешевой и хлипкой. Прислушавшись, и
убедившись, что ничьим пристальным вниманием мне, к счастью, завладеть пока не удалось,
я примерился, и резко ударил плечом в косяк.
Дверь распахнулась, я ухватил ее рукой, чтоб она не ударилась о стену, сделал шаг
вперед…
И тут же на меня кто-то набросился, сбив с ног и больно приложив головой о стену.
Твою мать!

Глава 3
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
От удара у меня аж в глазах засверкало, а неведомый нападающий навалился сверху, и,
что-то мыча, бестолково тыкался лицом мне в шею. Кто это, черт побери? Нулевик, не
успевший раздобыть оружие? Странно, что он еще жив, с таким бестолковым подходом. Он
же легко мог меня вырубить любым подручным предметом, тем же стулом! Да хотя бы
кулаком ударить, как следует! А он даже сейчас не пытается драться. Ну, сам виноват, я не
просил его на меня набрасываться!
Я лежал на боку, и руки у меня были относительно свободны – еще одно упущение
нападающего. Левая скользнула к поясу, пальцы сжались вокруг «рукояти» заточенной
полоски металла – ножом это назвать было сложно. Я резко развернулся, сбрасывая с себя
тело нападающего, и нанес несколько быстрых ударов.
Каждый раз нож попадал в цель – я слышал, как чавкает раздающаяся под лезвием
плоть, а руки залило теплым и липким – кровью. Но, к моему удивлению, ожидаемого
эффекта это не произвело: неизвестный все так же пытался добраться до моей шеи, ни на миг
не ослабив натиск. Я извернулся, и ударил ногами в живот нападающему, одновременно
отталкиваясь от него. Кувыркнулся через плечо назад, вскочил, и, выдернув арматурину из-за
спины, несколько раз приложил пытающееся встать тело. С пола раздалось сдавленное
рычание, а потом я почувствовал сильный удар в грудь, который опять бросил меня на пол.
Нападающий прыгнул следом.
На этот раз он действовал грамотнее: зажал левым коленом мою правую руку, ударил
меня в голову, а потом зачем-то опять потянулся к шее, начисто игнорируя мою левую, с
зажатой в ней пластиной стали. Чем я не преминул воспользоваться. Размах, удар –
нападающий резко обмяк и повалился на меня, заливая куртку кровью из пробитого виска.
Сволочь, одежду испоганил. Теперь, если не очистится – придется менять.
Уничтожен морф. Степень изменений – 1. Донор – человек, зараженный
ксеновирусом.
Степень опасности – вариативная. Степень опасности конкретной особи – 1.
Дополнительная опасность – отсутствует.
Награда: заблокирована. Причина – низкий уровень игрока.
Игрок № 4986 окончательно ликвидирован.
Вы зарабатываете 250 очков опыта.
Текущий уровень – 1.
До нового уровня 1750 очков.
Внимание! Вы можете получить кредиты, накопленные игроком № 4986 во время
игры, прикоснувшись к его браслету.
Внимание! Получено достижение: «Убийца морфов». Ранг достижения – 1.
Достижение заблокировано. Описание недоступно. Прогресс достижения
заморожен.
Причина: низкий уровень игрока.
Достижение будет разблокировано автоматически после достижения пятого уровня
и повторного срабатывания триггера.
Морф… Вон оно что…
Сбрасываемым на планету заключенным, правил «игры», ведущейся на Полигоне,
никто не объяснял – выкручивайтесь, как можете, вас уже списали с баланса. И
самостоятельно узнать что-либо было сложновато: нет в блоке смертников доступа к
информ-сети. Мне повезло несколько больше.
Феноменом Полигона, обустроенного на Рапсодии, я, в свое время, интересовался.
Любопытен мне был этот эксперимент, чего скрывать. Много читал в Сети, даже пару раз
покупал доступ к трансляциям. Не к приватным, когда имплант того или иного «игрока»
считывает информацию напрямую с глазных нервов и передает ее купившему, такие были
слишком дорогими для меня. Нет, к общей, которую умело монтировали, используя картинку
со спутников и дронов операторы NewVision. Так что общее представление о том, что здесь
вообще творится, я имел. К сожалению – слишком общее. Но, что поделаешь? Как-то не
рассчитывал я, что окажусь здесь сам, да еще по такому обвинению.
Так что, хоть досконально всех раскладов я не знал, но о туманниках слышал. Вот
только у меня это совершенно вылетело из головы. Из-за стресса, наверное. Да и не ожидал я
тут эту тварь встретить. Нужно зарубочку в памяти сделать: быть готовым к любой
неожиданности, как на войне. А я расслабился, размяк. Нужно собираться скорее, пока меня
не разобрали другие.
Время от времени, в некоторых районах Полигона активировались выбросы летучего
газа, быстро рассеивающегося, но зато затягивающего большую площадь сектора, в котором
происходит выброс. Мутаген, который содержится в газе, оказывает сильное воздействие на
человеческий организм: стоит ему попасть на слизистые, как действующее вещество
мгновенно впитывается, поражает мозг и превращает человека в настоящего зомби – тупого,
но достаточно сильного и выносливого, с задранным до небес болевым порогом, и столь же
высокой агрессией. Что интересно, от этого не защищает даже противогаз. Местные зовут
называют газ попросту туманом, а тех, кого он порождает – туманниками. Все, чего хочет
туманник – жрать. И жрать он предпочитает людей, других туманников не трогает.
Поодиночке туманники для подготовленного человека особой опасности не представляют, а
вот если зажмут где-то в угол, нападут толпой, или вот как сейчас, неожиданно – возможны
варианты. Крайне неприглядные.
Этот газ – изобретение ксеносов, которое они активно применяли в последние месяцы
войны, когда поняли, что поражение неизбежно. Подлая, но достаточно эффективная тактика.
Группа зачистки, попавшая под действие газа, превращалась в живой щит между другими
отрядами и ксеносами. Мало того, что люди тратили достаточно много времени, на то, чтоб
разобраться с озверевшими соратниками, вернуть которых к нормальному состоянию было
невозможно, так еще и далеко не у каждого поднималась рука выстрелить в того, с кем,
возможно, еще утром стояли на построении. Это уже не говоря об уроне, который наносили
ксеносы таким способом. Самому мне столкнуться с подобным не довелось, бог миловал, но
от сослуживцев о таких случаях я слышал много.
На Рапсодии тоже осталось немало таких закладок. Наследие пришельцев пришлось
весьма кстати для NewVision: оно делало шоу более зрелищным, и служило средством,
способным расшевелить игроков и придать происходящему дополнительный элемент
неожиданности.
Я невольно вздрогнул, поняв, что остался в живых случайно. Будь на мне другая куртка,
или не напади на меня шакалы, с которых я взял нож – да, теперь его можно так называть,
полезность свою он доказал – я, скорее всего, был бы уже мертв. Эти твари всегда четко
целятся в крупные артерии, даже если раньше не имели представления о их
местонахождении. Нам говорили, что мутаген, который использовали в качестве боевого
отравляющего вещества весьма изощренные в биотехнологиях ксеносы, действует на
генетическом уровне. Не только превращает в агрессивную тварь, но и каким-то образом
«зашивает» в память расположение уязвимых мест человека. Впрочем, это не важно, на
самом деле. Не имеет значения, как именно людей превращают в туманников, важно помнить
об этих тварях. А я расслабился, забыл.
Этот туманник сидит тут давно, ослаб так, что я достаточно легко с ним справился.
Жрать и пить им, как и людям, нужно. Иначе умирают. Видать, кто-то из игроков не успел
найти лучшего убежища во время выброса, и спрятался здесь. А место оказалось
ненадежным, где-то щели оказались, пропустили газ… Ума у свежего туманника на то, чтоб
из квартиры выбраться, не хватило, вот и сидел тут, усыхал. Так-то они резче и сильнее, а
этот на последнем издыхании был. Полезный урок, на самом деле. Можно сделать целых два
вывода: не ломиться в темные, непросматриваемые места без тщательной разведки, и
трижды думать, выбирая место для схрона.
Я перевернул тело, и скривился. Хорошо, что не ел, а то и блевануть мог бы. Морду у
туманника разнесло, она вся покрылась язвами и волдырями – последствия воздействия газа.
От недостатка влаги вся эта прелесть ссохлась, образовав корку, покрытую засохшей кровью
и сукровицей. Одни глаза видно. Нос вывернуло, фу, мерзость какая. Волосы торчат пучками
на голом черепе – туманники стремительно лысели. А вот руки бугрятся неизвестно откуда
взявшимися мускулами – потому и силища такая. Челюсть выпячена вперед, чтоб удобнее
кусать и рвать было. Черт, машина для убийства настоящая. Интересный газ тут используют,
интересный. Все, не могу я больше на мерзость эту смотреть!
Так. Браслет.
Я нагнулся над телом и дернул рукав брезентовой робы, задирая его. Вот он, простая
металлическая полоска с виду, так и не скажешь, что высокотехнологичный девайс. На теле
туманника вообще чужеродно смотрится. Ну, дружок, что тут у тебя?
Приложив свой браслет к браслету туманника, я дождался легкой вибрации. Имплант
тут же вывел информацию:
Получен трофей: 100 кредитов.
Общая сумма на счету: 400 кредитов.
Не густо. Видать, звезд с неба парень не хватал. Я и то умудрился триста кредитов
доната хапнуть в самом начале. Впрочем, мне повезло, думаю. А может, сыграла метка
смертника. Зрители за такими любят наблюдать, смертники часто им годный контент
поставляют. Ну, годный для долбанных извращенцев, которые смотрят трансляции с
Полигона, отваливая за это немаленькие деньги. Смертникам терять нечего, потому они
обычно отличаются особой жестокостью, и для извращенцев это прям то, что нужно. А
садистов нигде не любят, даже на Полигоне. Чувствую, эта метка против меня еще сыграет.
Не думаю, что кто-то здесь будет интересоваться моим особым случаем.
Я вытер руки прямо об одежду туманника, подумал, и решил, что коротать ночь с
мертвым телом в одном помещении мне не с руки. Потому я подошел к окну, внимательно
осмотрелся, и, не увидев ничего подозрительного, выволок тело на балкон, предварительно
его обыскав. Пусто. Вообще ничего. Да, везунчиком парень при жизни не был.
Крайне интересно, что еще за достижение такое – «Убийца морфов»? И что за триггер,
который должен сработать на пятом уровне, чтобы это достижение разблокировалось?
Вопросы, вопросы… Ладно, сейчас это не актуально. До пятого уровня еще дожить нужно.
Вернувшись в квартиру, я закрыл за собой дверь, подпер ее столом, стоящим тут же, и
отправился осматривать помещение.
В первую очередь проверил входную дверь. Тут квартира тоже не блеснула богатством:
дверь, как и та что на балконе, была полипластовой дешевкой. Это не очень хорошо. Замок
выбит, видимо, хорошим пинком снаружи, зато был массивный засов, который сейчас заперт.
Уже лучше. Совсем бесшумно ко мне никто не забредет. Идем дальше.
Кухня разграблена. Я надеялся найти здесь ножи, или хотя бы вилки, но нет. Ящики из
столов выворочены, валяются здесь же, на полу. Дверцы навесных шкафчиков распахнуты,
тут и там навалены опрокинутые пищевые контейнеры. Нет, кажется, мне ничего здесь не
обломится. Впрочем, неудивительно – слишком близко к зоне высадки, первое, что делают
новички вроде меня – шустрят по квартирам. Вполне логично. Ладно, что еще?
Туалет, ванная – пусто, тот же бардак. Выгребли все, подчистую. А нет, не все – в
ванной висела бельевая веревка. Анахронизм, конечно, но стоит помнить, что изначально
люди на Рапсодию прибывали, чтобы заработать денег, а не тратить их на бытовую технику.
У меня в голове моментально нарисовалось несколько возможных сценариев использования,
я покачал головой, не понимая, как это другие могли пропустить такую полезную вещь, и,
срезав веревку, уложил ее в карман.
А вот в единственной спальне меня ждал приятный сюрприз. Видимо, с выводами я
поспешил, бедолагу выброс тумана застал во сне. В спальне он окопался. Шторы задвинуты,
к окну еще и шкаф придвинут – видимо, чтобы никто не ворвался во время отдыха. Часть
окна оставлена незащищенной, чтоб иметь обзор. Правильно, да. А вот на небольшую
трещину в углу парень внимания не обратил. Она его во время выброса и погубила. Хотя…
Он мог вообще про туман не знать ничего, это мне парни рассказывали, да когда-то форумы
штудировал и трансляции смотрел. Так что…
У кровати стоит стол. А на столе – полуторалитровая бутылка с водой. Это очень
хорошо, вода – ресурс ценный. Ага, а возле кровати еще и дешевая сумка через плечо лежит.
Вообще прекрасно. Что у нас тут?
«Тут» у нас оказался молоток на длинной ручке, ножовочное полотно и горсть
саморезов. А еще гамбургер в вакуумной упаковке и несколько пакетиков кофе. Ого! Где это
парень такие деликатесы нашел? Тоже с дрона сбрасывают? Увидев кофе, я почувствовал, как
рот наполняется слюной, и поспешил спрятать находку с глаз долой. Не в чем воду сейчас
вскипятить, не на чем, и ни к чему – воды и так мало. Так что перебьюсь. Но выбрасывать не
стану точно.
Эх, сейчас бы что-нибудь посерьезнее, чем все мое импровизированное оружие.
Пистолет хотя бы. Ага. Размечтался. Может, еще с глушителем? Увы, в Серой зоне
серьезного оружия не видать, как собственных ушей. Я сейчас нахожусь в «песочнице»,
здесь народ друг друга мочит подручными средствами. Огнестрел – под запретом, за него
нехилые штрафы на опыт капают, а если ты полный отморозок, и предупреждениям не
внимаешь, еще и в вонтед-лист занесут. Объявят награду, увеличат опыт за тебя в двадцать
раз, и тогда местные тупо толпой задавят. Ну, или накинут кредитов еще, и отменят любые
штрафы за твое убийство. И потянутся из Оранжевой и Красной зон охотники за наживой, с
серьёзным снаряжением и оружием. И правильно. Иначе было бы слишком просто: садись с
винтовкой, да щелкай вновь прибывших, набивай опыт. Понемногу, конечно, что ты с
«нулевика» возьмешь, но курочка по зернышку… Потому устроители этих диких игрищ и
ввели запрет. Хочешь воевать по-настоящему? Дуй в зону для взрослых мальчиков, там
стреляй, сколько влезет. А здесь – даже не пытайся. Все должны быть равны.
Вот только в Оранжевой и Красной зонах без усилений ловить нечего, а вколоть себе
колонию нанитов или установить имплант можно только в Зеленой зоне, Элизиуме, как ее
здесь называют. А доступ туда открывается только с десятого уровня. И попробуй до него
еще дожить. Так что идти в зоны повышенной опасности на ранних уровнях – изощренный
метод самоубийства. Биоморфы и квазиживые механизмы ксеносов – это тебе не уголовники
с арматурой, а в тех краях их хватает. Недобитки…
Я взглянул на кровать. Продавленный матрац с подозрительными пятнами, какая-то
дерюга вместо одеяла, подушку заменяет сомнительный сверток. Присмотрелся – холщовый
мешок, набитый тряпьем. Ладно, нормально. И не в таких условиях ночевать приходилось.
Только надо сначала в порядок себя привести.
Часть воды пришлось потратить на то, чтоб отмыть руки и куртку от крови. Засохнет –
не отдерешь потом, а сейчас пока нормально смывается. Зря я на куртку бухтел, кстати.
Толстая, кожаная, даже, кажется, защита есть какая-то на локтях. Для езды на аэробайке, что
ли? Если бы не она —порвал бы меня туманник, как есть. А еще легко от крови отмывается.
Жаль только холодно в ней. Ну, пока, и за это спасибо неизвестному падальщику. В
оранжевом комбинезоне заключенного точно хуже было бы.
Я усмехнулся, сел на кровать и достал гамбургер. Надорвал упаковку, понюхал – вроде
нормально. С аппетитом слопал фастфуд, запил водой и забрался под дерюгу – спать
хотелось адски. Немудрено, столько нервов и новых событий… Додумать мысль я не успел –
вырубился, едва коснувшись головой свертка, заменяющего подушку. Умотался.

Глава 4
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
Проснулся я, едва рассвело, и, вполне ожидаемо, не выспался. Несмотря на то, что спал
я часов пять, несколько раз за это время меня будил шум. Среди ночи, например, проснулся
от истошного крика, буквально под окнами. Кто-то кого-то умолял не убивать его, а потом
послышались характерные звуки, перемежаемые уже более слабыми вскриками – кому-то
нанесли несколько ударов ножом. Еще какое-то время после этого я прислушивался, потом
убедился, что убийцы ушли, и снова провалился в сон. Все-таки я здорово перенервничал,
так что организм сейчас радовался любой возможности «перезагрузиться». Но убежище
нужно будет менять, это факт. Слишком близко к зоне высадки.
Сейчас, на свежую голову, нужно было определиться, что делать дальше. Покидать свое
убежище до темноты я не стану – рискованно это. Понаблюдаю, пока светло. Надеюсь, что из
наблюдений получится сделать какие-то выводы.
Глотнув воды, отдававшей хлоркой, я распечатал пакет с универсальным питанием и
съел половину. Так, что у нас по плану? Как только определюсь с направлением – нужно
озаботиться провизией и водой. Оружие – это хорошо, но толку с него, если я налакаюсь из
лужи и сдохну от дизентерии? Кстати, о птичках. Хорошо бы еще аптечкой разжиться, или
хотя бы ИПП. В качестве жгута можно использовать ту же бельевую веревку, перевязаться
тоже можно найти, чем. Но лучше бы все же иметь специально предназначенные для этого
предметы. А еще лучше – вообще не попадать в такую ситуацию, в которой они могут
понадобиться. Но здесь от этого не застрахован никто.
Я немного понаблюдал за улицей, стараясь не маячить в окне, но быстро понял, что
толку от этого мало: никакого движения на улице не было. Вообще, днем здесь
перемещаются или очень уверенные в себе личности, или отчаянные, или дураки. Что,
впрочем, практически одно и то же. Мне же нужно оценить диспозицию, и наметить
дальнейшие действия, сидя в квартире, сделать это не получится. Ладно, придется
выбираться из берлоги.
Сложил в сумку все свои нехитрые пожитки, я подумал, и вооружился молотком. Он
будет поудобнее на лестничных пролетах. Арматурный прут снова пристроил за спиной.
Было бы неплохо заточить его и сделать что-то вроде ножен для переноски. А в идеале –
сменить на более удобное оружие. Но увы. Пока придется пользоваться тем, что есть.
Надев через плечо сумку, я подошел к двери, ведущей в подъезд и прислушался. Вроде
тихо. Это хорошо, но все равно нужно быть осторожным. В квартире вчера тоже тихо было, а
в итоге меня чуть туманник не сожрал. Повторять подвиг не хотелось, потому я открыл засов,
сделал шаг назад и аккуратно толкнул дверь, готовясь отразить возможную атаку. Нет, ничего
и никого, вроде бы. Еще немного постоял, прислушиваясь, и только тогда двинулся по
лестнице вверх, стараясь ступать как можно тише.
До площадки девятого этажа добрался без проблем, по пути присматривался к
квартирам. Двери во многие из них были открыты, тут прошелся кто-то с резаком или
аккумуляторной «болгаркой». Интересно, откуда такое добро? Тут теория о том, что в
ближних к зоне заброса домах могут шариться только новички, давала сбой. Мимо вскрытых
квартир проходил с особой осторожностью, замирая и прислушиваясь. Но пока все было
тихо. Я пришел к выводу, что подъезд пуст.
На девятом этаже тоже тишина. Решетки, которую обычно ставят, чтобы перекрыть
выход на крышу, не было. Даже не знаю, хорошо это, или плохо. С одной стороны – хорошо:
не придется думать, как попасть наверх. С другой – на крыше вполне мог пристроиться кто-
то еще. В другой обстановке я бы отнес это к параноидальным идеям, но сейчас паранойя
была таким же важным чувством, как интуиция. Которая сейчас молчала, к слову. Ладно, чего
тянуть кота за яйца? Решил оглядеться – надо выбираться на крышу.
Короткая металлическая лесенка в четыре ступеньки, распахнутая дверь… Я тихонько
поднялся и быстро выглянул наружу, сразу вернувшись назад. Вроде чисто, но точно сказать
тяжело – всю крышу сразу не увидеть, зона видимости ограниченная. Пока никто не
накинулся – и это хорошо. Интуиция с паранойей, мои верные детекторы, единственные из
доступных мне, молчат, пожалуй, можно пробовать выбираться.
Помня о том, что заметить меня на крыше очень легко, передвигался я на четвереньках:
так возможным наблюдателям будет сложнее засечь мой силуэт, чем двигайся я в
полуприсяде. Пока пробирался к крыше, понял, что не мешало бы раздобыть перчатки,
желательно непромокаемые: ночная непогода оставила немало луж, да и зябли руки. Оп-па!
А это еще что?
У края крыши лежал труп. Кожаная куртка, джинсы, кожаные кроссовки. Интересно, от
чего он умер? Несколько странно, что одет: одежда выглядит добротно, а здесь в магазине
новую не купишь. Ну, точнее купишь, в виртуальном, за кредиты, по достижению пятого
уровня, но раздеть труп проще, чем свои кровные тратить. Да и одежку всегда можно кому-то
загнать или обменять, есть тут зоны торговли, в которых убийства запрещены. Хотя туда
соваться тоже рискованно. Внутри-то убивать нельзя, но на входе и выходе никто не
помешает тебя шлепнуть. Черт, да тут все рискованно, даже дышать иной раз. Но все же
странно, очень странно.
Установить причину смерти труда не составило. Из головы убиенного торчало длинное
древко стрелы с синим оперением. Ого. Вот это стрелки тут водятся. Конечно, для хорошего
лучника, думаю, не самое большое расстояние, но впечатляет. С такими раскладами и
огнестрел не нужен. Бесшумно, достаточно дешево, смертоносно. В этих условиях – вообще
идеальное оружие. Если пользоваться, конечно, умеешь. Я попробовал достать стрелу,
рассудив, что наконечник мог бы мне пригодиться, да где там! Стрела пробила кость и
выходить из черепа не желала. Кстати, покойничек-то относительно свежий! И не
обысканный. Теперь понятно, почему он в одежде. Убили с земли, а подниматься либо
побоялись, либо спугнуло что-то. Тем лучше для меня. Глядишь, и мне чего перепадет. Это
где-то там, в другом мире, мародерство – уголовное преступление, а здесь – едва ли не
единственный способ добычи полезных вещей, без которых выжить очень и очень тяжело.
Так что на время оставим предрассудки.
Не перепало. Убитый, по ходу, был нулевиком, ни каких-либо вещей в карманах, ни
сумки, ни кредитов на браслете. И обувь даже не снимешь. Кроссовки выглядели
добротными, но размер категорически не мой, а скакать с натертыми ногами так себе
удовольствие. Ладно, останусь пока в том, что есть. Но происхождение трупа интересно,
конечно. Видать, тоже решил спрятаться осмотреться. Черт. То, что кто-то еще принял такое
же решение, как и я, мне не понравилось. Значит, я предсказуем. А, следовательно, меня
вполне могут точно так же привалить с неожиданной стороны. Нужно думать больше над
своими поступками и прикидывать их последствия.
После обнаруженного трупа высовываться было стремно, потому я взял тело за голову,
и высунул ее за парапет. Надругательство, наверное, но пусть лучше по нему еще раз
попадут, чем по мне, ему уже все равно. Покрутил головой мертвеца, рискнул даже его
немного приподнять – ничего. Ну и хорошо.
Я отполз в сторону и двинулся дальше. Высовываться в том же месте было бы
глупостью. Самоубийственной глупостью. Я таких совершать не хочу, мне еще пожить
хочется. Добрался до края, пересилил страх, и высунулся сам, сразу снова нырнув за парапет.
Выждал, снова выглянул так же быстро, подождал около минуты, и, убедившись, что не
привлек ничьего внимания, высунулся уже нормально и огляделся.
Так. Вот дорога, по которой шел ночью. Слева стоянка мобилей, справа, за тем самым
забором, хаотично разбросанные торговые модули. Что-то вроде рынка, лабиринт настоящий.
М-да, колониальная планета. Все выглядит так, будто здесь начало двадцать первого века до
сих пор. Кстати, еще и в этом изюминка «шоу», нравится это зрителям. Гаси обитатели
Полигона друг друга в современных декорациях – и рейтинги были бы ниже, уверен. Так,
ладно, что дальше? Дальше – транспортное кольцо. Замершие, проржавевшие и почерневшие
автобусы, легковые мобили… Кольцо окружено девятиэтажками, там снова начинается
жилая зона. От кольца вправо уходит трасса. Дальше за домами ничего не видно – кроме
единственной здесь шестнадцатиэтажки, еще и стоящей на возвышении. Самая высокая
точка, вот туда бы забраться, оттуда обзор должен быть вообще отличный! Отложим в
памяти, на всякий случай. Шевелений никаких по всей зоне видимости нет. Так, смотрим в
другую сторону.
Там менее информативно. Несколько домов, стоящих перпендикулярно тому, в котором
нахожусь я, пешеходная дорожка, заканчивающаяся небольшим пятачком с парой небольших
построек – магазинчиков, по всей видимости, за пятачком – футбольное поле и вновь дома. В
отдалении, между домами, виднеется скопление гаражей. И тоже никакого движения,
мертвое все, только ветер целлофановый пакет по дорожке несет. Урбан-перекати-поле, блин.
Посмотрел еще несколько минут, обращая особое внимание на дома напротив.
Признаков обитания нет. Или пустые стоят, или кто-то так же, как я, прячется. От мысли, что
меня сейчас тоже могут рассматривать, стало неуютно, и я убрался от края. С этой стороны
дома диспозиция ясна. Нужно глянуть с другой.
Перебрался через крышу, повторять ритуал с выглядываниями не стал, запоздало
решив, что невнятное копошение может только внимание привлечь. Что здесь у нас?
Здесь у нас был большой пятачок открытого пространства с пересекающими его в
разных направлениях пешеходными дорожками и автодорогой вдалеке. Справа – школа,
ничем другим такое здание в спальном районе быть не могло, слева – какое-то квадратное
строение. Большая рекламная растяжка на стене ясности не внесла: краски давно выцвели, и
прочитать на ней что-либо было невозможно. Ладно, замнем для ясности. За пятачком стеной
идут дома, тоже без каких-либо признаков жизни. В просветах между домами виднелась
частная застройка, а еще дальше – приземистые здания промзоны.
Я почувствовал, что начал подмерзать, и решил, что больше на крыше ловить нечего.
Кроме случайной стрелы от неведомого лучника-разрядника разве что. Обстановку я
разведал, так что хватит мерзнуть, нужно возвращаться, думать, куда двигаться дальше и
ждать темноты.
Вдруг мое внимание привлекло какое-то движение на периферии зрения. Я повернул
голову и увидел дрон. Крупный, с подвешенным грузом. Доставщик! Ну, да, логично, что
ништяки на Полигон забрасывают днем. Такое я уже видел, в трансляции. Управляемый
дистанционно, дрон сбрасывал контейнер с едой, водой, кое-каким снаряжением, и отбывал,
давая зрителям возможность поглазеть, как обитатели Полигона рвут друг друга за ресурсы.
Контейнер с грузом, приземлившись, выпускал сигнальные дымы, обозначая место падения,
самые нетерпеливые, недальновидные или доведенные до отчаяния, устремлялись за
желанной халявой и становились жертвами более продуманных «игроков». Насколько я
слышал, вне Серой зоны, где применение серьезного оружия запрещено, за ресурсы
вспыхивали настоящие бои. Еще бы! В контейнере еды – килограммов пятьдесят, воды
несколько упаковок. Жрать и пить хотят все. Уже не говоря о том, что так на Полигон
забрасывали и боеприпасы. Правда, зачастую в процессе захвата груза этих самых
боеприпасов расходовалось в разы больше. Но тут уж ничего не поделать. Слишком много
желающих разжиться ништяками.
Дрон ушел за дома, а через некоторое время над крышей появился дым. В коттеджном
поселке груз скинул. Сейчас там будет весело. Я затаился. Если рядом со мной кто-то
прячется – он вполне может рвануть за грузом, рассекретив себя. Но нет, прошло несколько
минут, а шевелений никаких не наблюдалось. Или дураков нет, или нет вообще никого. Стоп!
Вот где-то вдалеке послышались крики: точно рискнул кто-то, и риск не оправдался. Ладно.
Надо спускаться. Но про сброс груза забывать не стоит: к вечеру местное население
наверняка активизируется, пытаясь завладеть содержимым контейнера. Так что это
направление нужно пометить для себя, как потенциально опасное.
Так же медленно и аккуратно я добрался до выхода с крыши, посидел, прислушиваясь к
тишине подъезда, и, не обнаружив ничего подозрительного, полез вниз.
Шум раздался, когда я почти добрался до «своей» квартиры. Грохнула металлом
подъездная дверь, а потом громко закричала женщина.
– Нет! Не надо, пожалуйста! Я прошу вас! Умоляю!
И мужской голос:
– Заткнись. сука!
Звук звонкой затрещины.
– Ферзь, ну че стоишь? Помоги! Видишь, брыкается!
Невидимому мужику ответил второй:
– Слышь, тебе помоги, а ты потом опять первый? С чего это?
– С того, что я ее взял! Давай, помогай! Щас отбрыкается по-первости, на двоих
разложим! Ля, сочная какая! Давно таких тут не видел.
– Не надо! Пожалуйста!
– Заткнись! – и снова звук удара.
– Давай, держи, я пока штаны с нее стяну!
– Слышь, Толстый, может того, в квартиру какую-нибудь пойдем? И удобнее будет,
привязать можно, и вдруг заявится кто…
– Да никто не заявится, че ты ссышь, наши в соседнем подъезде! Не могу ждать, ну его
нахер! Дай я ей хоть разок вставлю, а потом подумаем. Времени мало! Еще наверх
подниматься, надо того жмура, что я вчера привалил, облутать.
Я, стараясь даже не дышать, спустился на пролет, выглянул между перилами.
На площадке первого этажа, возле лифта, два дюжих мужика пытались стянуть штаны с
брыкающейся изо всех сил блондинки. Больше я о женщине сказать не мог ничего, разве что
– небольшого роста была, миниатюрная. Разглядеть подробности отсюда не представлялось
возможным.
– О, ты гляди, ништяк! Какой-то хер приват запросил! Офигеть, еще и денег подниму!
– Э, Толстый, на двоих давай!
– Чего именно? Девку, или бабло? – тот, кого звали Толстым, хохотнул. Он, наконец,
стащил с женщины одну штанину, и теперь возился с другой.
– Да ты задолбал! И то, и другое! Чего все тебе-то?
– А того, Ферзь, что у меня шестой уровень, а у тебя только пятый. И карту ты еще не
открыл, ссышь к ретранслятору идти! А удача – она любит смелых! И сильных! Слышь,
милая, тебя не Удачей зовут случаем?
Послышался какой-то непонятный звук, а потом Толстый заорал на весь подъезд:
– Слышь, эта шмара в меня плюнула! Ах ты тварь! Слюну побереги, пригодится еще!
И снова звук удара.
Я держался, как мог, стараясь убедить себя, что происходящее внизу – абсолютно не
мое дело. Что женщину эту я знать не знаю, что она мне – никто, что насильников двое, а в
соседнем подъезде, по их словам, был кто-то еще, но аутотренинг действовал плохо. В висках
стучало, руки сжимались и разжимались в бессильной злобе, копящаяся ярость на двух
отбросов требовала выхода. Послышался звук расстегиваемой ширинки, и я не выдержал.
Аккуратно сняв с себя сумку, я положил ее на площадку, рядом пристроил арматурину:
сейчас она мне только мешать будет. Расшнуровал ботинки, поставил их рядом с сумкой,
поудобнее перехватил молоток правой рукой, в левой сжал нож, и бесшумно двинулся вниз.
В принципе, наверное, мог бы и не разуваться: рыдания женщины глушили любые
звуки, но лучше не рисковать. Опустился еще на пролет, выглянул: тот, которого кореш звал
Толстым, спустил штаны до колен и пытался раздвинуть женщине судорожно сжимаемые
ноги, второй держал ее, прижав к себе, и похотливо мацая грудь.
– Ну давай, сучка, чего брыкаешься? Вот увидишь, тебе понравится!
Урод!
Я окончательно решился, сместился ниже, и, воспользовавшись тем, что оба
насильника слишком заняты своей жертвой, начал действовать.

Глава 5
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
Брошенный молоток врезался в голову Толстого с деревянным стуком. Насильник
покачнулся и осел на пол. Первый не успел даже понять, что случилось с напарником, как
брызнул кровью из разрезанного горла на включившую совсем уж ультразвук девчонку, и
повалился рядом. Я выдохнул, переложил нож из левой руки в правую, и переключил
внимание на Толстого. Не, готов, не дышит. Тяжелый молоток проломил тонкую височную
кость и вмял ее в череп. Кажется, он умер даже раньше, чем упал на пол.
Игрок №7128 ликвидирован. Вы зарабатываете 500 очков опыта.
Игрок №7350 ликвидирован. Вы зарабатываете 500 очков опыта.
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком 7128 – 4. Вы получаете бонус
– 400 очков опыта.
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком 7350 – 5. Вы получаете бонус
– 500 очков опыта.
Всего получено 1900 очков опыта.
Поздравляем! Вы получаете новый уровень.
Текущий уровень – 2.
До нового уровня – 2850 очков.
Я «сморгнул» сообщение в сторону, и сделал шаг к девчонке. Орать она уже перестала,
лишь смотрела на меня испуганными глазами. Я машинально отметил, что добыча
насильников довольно миловидна. Возраст так сразу не определишь, но лет двадцать пять-
тридцать, невысокая, блондинка, кажется, натуральная, приятные округлости… Мой взгляд
машинально скользнул по оголенным ногам, на которые девица пыталась натянуть штаны, но
замерла, уставившись на меня.
– Не надо. Пожалуйста… – чуть слышно прошептала она.
В этот момент браслет на руке завибрировал, а имплант вывел оповещение:
Внимание! Запрос приватной трансляции от пользователя Resover. Ставка – 500
кредитов.
Принять/отклонить.
Я нахмурился и отклонил запрос. Приватная трансляция? Какого хрена?
Браслет завибрировал снова.
Внимание! Запрос приватной трансляции от пользователя Resover. Ставка – 1000
кредитов.
Принять/отклонить.
Да что ему надо?
И тут до меня дошло. Молодая, полуголая девчонка, я, склонившийся над ней с
окровавленным ножом, запрос «привата» у ныне убиенного Толстого… Мать твою, этот
извращенец считает, что я сейчас продолжу дело остывающих на полу насильников и
предлагает деньги за прямой доступ к видеопотоку с моего импланта!
Да хрен тебе по всей морде, урод!
Я снова отклонил запрос, спрятал нож, и протянул девчонке руку.
– Тихо. Не бойся, вставай. Я тебя не трону.
Девица посмотрела на меня с недоверием.
– Вставай, не трону, говорю, ну!
Она кивнула, но руку не взяла, встала сама. Нагнулась, быстро натянула штаны, сделала
шаг в сторону. Я лишь плечами пожал. Перепуганная, стресс такой испытала. Хотя… Не
стоит сильно обольщаться. На Полигон просто так не попадают, наоборот надо бдительность
повысить и спиной не поворачиваться, мало ли, что отколет?
Я осмотрел тела, прикидывая, что нужно срочно обыскать их, снять, если есть что, с
браслетов, и сваливать нафиг. Нужно помнить про тех, кто в соседнем подъезде.
И тут послышался удар во входную дверь, а потом гнусавый голос проорал:
– Эй, герои-любовники, у вас все в порядке? Че за вопли там? Вы, вообще-то, бабу
потом нам обещали, не забыли?
Сглазил.
Я замер. Твою мать! Ну, вот как знал, что не стоит вписываться! Нужно было мимо
проходить!
Девица оцепенела, округлив и без того большие глаза, а потом вдруг мотнула головой,
указывая мне на дверь, и громко застонала. Томно, полным наслаждения голосом, так, что у
меня даже мурашки по телу пробежали. И снова.
– Да! О, да, еще, пожалуйста!
Охренеть можно.
Замысел ее я понял, и времени терять не стал, метнулся под дверь, перехватил нож и
встал так, чтобы не попасться на глаза вошедшему. За дверью противно хохотнули. Девушка
продолжала стонать, да так, что мне аж неуютно стало. Блин, она что, в нормальной жизни
порно озвучивала?
– Черт, я должен на это посмотреть! – раздался веселый голос. – Не обессудьте,
мужики!
Дверь резко открылась, пропуская невысокого, коренастого мужичка. Он сделал шаг,
другой, оглядел открывшуюся ему картину, и пробормотал:
– Какого хрена?
Я шагнул вперед, схватил мужика за голову, и резко ударил о стену. Тот зарычал, как-то
вывернулся и двинул меня локтем под ребра. Ого, крепкий, скотина! Я взмахнул ножом,
привлекая внимание к правой руке, и провел мощный хук левой в ухо. Мужик «поплыл», а я
сделал шаг, наступая ему на ногу, добавил головой в переносицу и несколько раз ударил
ножом в живот. Коренастый открыл рот, собираясь заорать, я вбил зарождающийся крик ему
в глотку, оцарапав пальцы правой руки о зубы, чуть развернул корпус и воткнул нож мужику
в кадык. Все, оторался!
Игрок №7322 ликвидирован. Вы зарабатываете 500 очков опыта.
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком 7322 – 2. Вы получаете бонус
– 200 очков опыта.
Всего получено 700 очков опыта.
До нового уровня – 2150 очков.
Текущий уровень – 2.
Я повернулся к замолкшей, наконец девице и спросил:
– Сколько их всего?
– Много. Человек шесть еще. Они в соседнем подъезде квартиры шмонают. Должны
заканчивать уже.
Новости были не из приятных. Так, все! Собираю лут – и валю отсюда нафиг! Сейчас
остальные заявятся, и привет. Всех я тут точно не положу!
Я нагнулся и нашел у мертвеца на руке браслет. Вибрация…
Получен трофей: 300 кредитов.
Всего на счету: 700 кредитов.
Внимание! Получен донат от пользователя Firestone. На ваш счет зачислено 300
кредитов. Комментарий пользователя: «Красавчик! Так их, шакалов».
Всего на счету: 1000 кредитов.
О как. Судя по нику, это тот же товарищ, что задонатил мне в самом начале. Кажется, у
него определенно зуб на местных отморозков. Что ж, тем лучше для меня.
У последнего убитого нашлась полная армейская фляга с водой, в котомке, имеющей
вид еще хуже, чем моя, я обнаружил строительный нож с пачкой сменных лезвий,
недоеденную пиццу, завернутую в салфетку и моток скотча. Пиццей я побрезговал, все
остальное перекочевало в мою сумку. Рядом с телом лежала импровизированная дубинка:
ножка от табуретки с гвоздями, торчащими в разные стороны. К дубинке прилипло несколько
волос, гвозди – бурые от крови. Надо бы и забрать, да как-то… Черт знает, противно.
Молоток, конечно, тоже не самое гуманное оружие, но это совсем перебор. Да и носить
неудобно, гвозди цепляться будут.
У Толстого внезапно нашлось очень даже неплохое самодельное мачете. Ручка
обмотана паракордом, из того же паракорда – петля на руку. Я взвесил оружие на руке –
нормальная штука, мне нравится! Жаль, только ножен нет, но не все ж коту масленица.
Я задержал взгляд на мачете, и тут же всплыло уведомление:
Получено оружие.
Класс: холодное, кустарное.
Уровень опасности: 3.
Состояние: 8/10.
Смахнув надпись в сторону, я продолжил обыск. Сумки при нем не было, как и при
Ферзе. А вот в углу стоял небольшой рюкзак. Подделка под модный бренд, я, в привычной
жизни на такой не глянул бы даже, а сейчас – то, что нужно. Беру, потом посмотрю, что там.
Рядом с рюкзаком стоял серьезный с виду лук. Спортивный, наверное, черт его знает, я
в таких не разбираюсь. Я вообще ни в каких не разбираюсь, если честно. Судя по тому, что я
услышал, именно Толстый был неведомым снайпером, убившим найденного мной на крыше
нулевика. Надо же. А так и не скажешь. Чего, интересно, у него уровень такой невысокий
тогда?
Кроме лука у Толстого обнаружился неплохой выкидной нож – ну, неплохой по меркам
Полигона, конечно. Его состояние система оценила на пять из десяти, а уровень опасности –
на двоечку. Интересно, первый уровень – это когда пустые руки? Еще нашлась фляга с водой
и пачка чипсов. Блин, а нормальную еду сюда вообще забрасывают? Или нормальная сразу
съедается, а всю эту дрянь таскают с собой для быстрого перекуса? Ладно, потом узнаю. Я
прижал браслет к браслету Толстого, и едва сдержался, чтоб не присвистнуть.
Получен трофей: 2500 кредитов.
Всего на счету: 3500 кредитов.
Вот мразь! Кажется, я знаю, как он эти кредиты заработал.
У Ферзя на счету оказалась всего сотка. Ну, и то хлеб. Три шестьсот итого. Интересно,
деньги добываются достаточно легко, какие же тут цены тогда должны быть?
Я поднялся наверх, туда, где оставил обувь и свою котомку, обулся, пожитки сунул в
рюкзак. Поколебался, брать ли арматуру, решил оставить здесь. Оружие совсем примитивное,
раздобыть такое, если вдруг понадобится, труда не составит, а вот таскаться с ним неохота.
Если в зоне досягаемости прута противник окажется, то с мачете я его тоже достану.
Хлопнула дверь. Я рывком высунулся: пусто. То есть – совсем. Девица убежала,
прихватив с собой лук. Ну, тем лучше. У меня меньше трудностей возникнет. Лук я все равно
собирался разломать. Сам им пользоваться не умею, а преимущество противнику оставлять
тоже не хочется. Теоретически, его можно было сменять на что-нибудь, но перебьюсь. С
девицей тоже нормально получилось. Что с ней делать – я без понятия, за собой тащить –
обуза, бросить – не по-человечески как-то. Хорошо, что проблема сама разрешилась. Все,
теперь точно оставаться здесь больше незачем. Вот же ж, собирался ведь до темноты
просидеть!
– Эй, стоять! Стоять, я сказал! – послышался с улицы крик.
– Она оттуда вон выскочила! Из подъезда!
– Грива, Мякиш – за ней! Синий, Ворон – в подъезд, проверьте пацанов!
Черт. Ну, теперь точно вляпался. Великодушный, бля! Защитник слабых, сука!
Я метнулся на «свой» этаж, шмыгнул в квартиру, закрыл за собой дверь на засов, и
пробежал к окну. Выглянул – пусто. Потратил на осмотр местности несколько лишних
секунд, и, лишь полностью уверившись в отсутствии опасности, вышел на балкон. Черт,
сейчас вообще не время для балконной эквилибристики, но прыгать нельзя, ноги переломаю.
Третий этаж – это метров шесть-семь, плюс непонятно, что внизу… Хм, а выхода-то и нет!
Это снизу я сюда относительно бодро забрался, а отсюда не спущусь, тупо равновесие
потеряю, даже если ногами попаду на решетку снизу. Веревка! Она, хоть и бельевая, а поди
порви, особенно если сложить в два раза. Главное – не наваливаться всем весом, чисто для
равновесия придерживаться, когда ногами уже на решетку ниже встану.
Сказано – сделано! Я быстро скинул рюкзак, отыскал в нем веревку, сложил вдвое и
перехлестнул через перила. Ну, погнали.
Я снова забросил рюкзак за плечи, перекинул ноги через перила и повис на руках. Так,
аккуратно, не спешить… Ага, вот он, бортик. Есть, закрепимся, теперь одной рукой – за
веревку, другой – за бетонные выступы, и тянем, тянем правую ногу вниз. Черт, да где же эта
решетка? В подъезде орут, грохочут двери квартир – меня ищут. Главное – не нервничать.
Есть!
Я нащупал ногой горизонтальный прут решетки. Теперь самое стремное – придется
полностью положиться на веревку. Да, высота уже меньше, но падать с нее все так же не
хочется. Ниже… Еще немного… Есть опора.
Жилы на правой руке, которой я держался за веревку, вздулись, капрон резал ладонь.
Перчатки нужны, обязательно. Хотя бы рабочие, штурмовые тут на вес золота будут, полагаю.
Ладно, еще немного, и мучения окончены. Главное, чтоб придурки не вломились в «мою»
квартиру.
Наконец я спустился достаточно, чтобы нащупать решетку рукой. Аккуратно перенес
вес с ноющей правой, отпустил один конец веревки и потянул за второй – она мне еще
пригодится. Стянул веревку с балкона, кое-как впихнул ее в карман куртки, и резким
движением опустился ниже, хватаясь за решетку второй рукой…
Чтобы лицом к лицу столкнуться с носатым, низеньким мужиком, замершим с
открытым ртом на балконе второго этажа!
Руки сработали на автомате. Правая метнулась за ножом, я нащупал рукоять, и резким
движением ткнул мужика, уже поднимающего для выпада заточенный арматурный прут, в
лицо.
В последний миг носатый отпрянул, и нож, вместо того, чтобы войти в глаз, резанул
щеку. Мужик заорал благим матом, и вскинул свое оружие.
– Он здесь! Он здесь, братва! По балконам лезет, мочи его!
Не став дожидаться, пока меня начнут мочить, я быстро оглянулся назад,
сгруппировался, и, оттолкнувшись ногами от решетки, прыгнул вниз и назад. Хоть бы
никаких штырей не торчало, хоть бы не синтбетон, хоть бы приземлиться удачно!
Затрещали ветки, что-то хлестнуло по лицу, а потом я приземлился на мягкую, будто бы
вскопанную, почву. Не удержался, завалился на спину, тут же вскочил. Действительно
вскопано! Клумба, мать ее! Глянул вперед – и к горлу прыгнул ком. Не оттолкнись я ногами –
сейчас бы истекал кровью на деревянных колышках в полметра высотой, ограждающих
клумбу. Когда-то на них была натянута проволока, но ее уже прибрал кто-то хозяйственный.
Ладно, некогда рассусоливать! Тот, вверху, продолжает орать. Кретин! Мог бы
высунуться и метнуть в меня арматурину, пока я перевернутым жуком на спине барахтался.
Впрочем, тем лучше для меня. Все, валить, валить, валить!
Я метнулся к дому, и, пригнувшись, побежал вдоль стены. Так меня хотя бы сверху не
видно. Если те, кто обыскивает дом, не станут из окон прыгать, небольшая фора у меня есть.
А прыгать не станут – неоткуда. Все окна на первом-втором этажах зарешечены, с третьего…
Ну, я бы не стал, высоко. Плохо приземлился – вывих, а то и перелом. Впрочем, здесь это
означает одно и то же: смерть. Никто не станет с калекой возиться, свои же добьют, ради
опыта и трофеев. Значит – бежать, пока есть время. Только куда?
Если бы была ночь, я бы рискнул рвануть через пешеходную аллею к домам напротив.
Но сейчас слишком рискованно. Укрытий там я не вижу, ломиться в подъезды… Можно,
конечно, попробовать, в кошки-мышки поиграть, с переходом по крышам в другие подъезды,
например, но, если чердачное помещение закрыто – все, приплыли, ловушка. Да и вообще,
расстояние – метров сто, не меньше. А если у преследователей еще один лучник есть? Не
хотелось бы получить стрелу между лопаток. Ладно, пока – куда глаза глядят, то есть, вдоль
дома. Вот только дом уже заканчивается…
Впереди показалось небольшая одноэтажная пристройка, не то склад, не то магазин…
Пристройка стояла на платформе высотой примерно в метр, которая образовывала то ли
невысокий барьер, то ли высокий бордюр вокруг здания. За этим барьером-бордюром я и
залег, стискивая рукоять мачете, когда услышал топот. Кто-то бежал с другой стороны дома,
и, подозреваю, этот кто-то намеревался меня перехватить. Обложили, блин.
А ведь укрытие мое – совсем иллюзорное. Если бегущий не идиот, он обязательно
оглянется. И, обнаружив меня – завопит. И прибегут остальные. Черт!
Помимо топота послышалось запаленное, тяжелое дыхание. С подготовкой у
преследователей так себе дела обстоят, это уже плюс, конечно. Вот только все остальное в
минусе.
Я подобрался. Отлежаться не получится, придется действовать на опережение.
Противник показался в зоне видимости. Крупный мужик с рюкзаком и бейсбольной
битой. Очень даже крупный, я бы сказал, отсюда и одышка. С-с-собака, и как тебя убивать?
Сейчас я был у него в мертвой зоне, но еще несколько шагов – и он меня увидит. Ладно,
была-не была!
В армии я очень неплохо метал ножи – было у меня такое хобби, бесполезное для
планетарного десанта, но позволяющее скрасить казарменную скуку в редкие часы личного
времени. В этом хобби я добился нормальных таких успехов, вот только это были настоящие
ножи, а не заточенные полоски металла с никакущим балансом. Теоретически, если дружишь
с метательным оружием, убить противника можно хоть гвоздем, но точно не из такого
положения. Потому мой «нож» лишь отвлек бугая, который еще и не вовремя шагнул в
сторону, будто что-то почувствовав. Вместо того, чтобы вонзиться ему в шею, полоска
металла лишь царапнула по бицепсу. Он выругался, отскакивая, и я бросился вперед.
Хреновый момент, но лучше уже точно не будет.
Удар мачете здоровяк легко парировал бейсбольной битой, и тут же зарядил левой мне в
нос. Я вложил в удар всю инерцию, и отклониться уже попросту не мог, кулак бугая врезался
в переносицу, в глазах сверкнуло, треснул хрящ, и из носа хлынула кровь.
На миг я потерял ориентацию в пространстве. Нападающий воспользовался этим,
чтобы как следует размахнуться битой. Видимо, он решил покончить со мной одним ударом.
Кретин! Продолжи он долбить меня кулаком – и этот раунд точно был бы его, еще пары
таких подач я бы не вынес. А так я успел прийти в себя, отскочить, уворачиваясь от
просвистевшей в воздухе биты и пропуская последовавшего за ней по инерции мужика,
перехватить рукоять мачете обеими руками и с разворота ударить по подставленной спине.
Сказать, что противник заорал – значит, не сказать ничего. Он ВЗВЫЛ, и эхо этого
звериного воя заметалось между домами. При этом здоровяк выпустил биту, упал на колени,
и мне не оставалось ничего, кроме как добить противника, обрушив мачете ему на голову.
Череп треснул, как перезревший арбуз, и мужик затих. Я выдернул мачете, и он
повалился вперед, ткнувшись лицом в поросший вьюном асфальт.
Игрок №6820 ликвидирован. Вы зарабатываете 500 очков опыта.
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком 6820 – 4. Вы получаете бонус
– 400 очков опыта.
Внимание! Вы победили игрока, превосходящего вас в уровне, в открытом бою.
Вы получаете бонус – 500 очков опыта.
Всего получено 1400 очков опыта.
До нового уровня – 750 очков.
Текущий уровень – 2.
Внимание! Получен донат от пользователя Overlord273. На ваш счет зачислено 100
кредитов. Комментарий пользователя: “Not bad”.
Внимание! Получен донат от пользователя Firestone. На ваш счет зачислено 200
кредитов. Комментарий пользователя: “Хорош. Буду следить за тобой”.
Всего на счету: 3900 кредитов.
Оповещение я прочитал, уже вскарабкавшись на крышу той самой пристройки –
другого пути я сейчас не видел. Здоровяка бросил необлутанным – черт, и ко мне прилипают
игровые словечки! – и даже браслет его не проверил. Не до того было. В любую секунду на
вопли могли заявиться его подельники, и тогда ни кредиты, ни возможные ништяки из
рюкзака бугая мне не пригодятся. Голова гудела, в глазах слегка двоилось, подташнивало…
Видимо, легкое сотрясение. Не боец я сейчас. Очень хочется верить, что проверять
пристройку никто не полезет. Иначе даже не знаю, что делать дальше.
Внизу послышались голоса.
– Гляди, Синий!
– Твою мать! По сторонам смотри, может, ловушка!
– Да не, нет никого. Ушел. Даже рюкзак с битой оставил. Слушай, Седой, валить надо.
На хайлэвэла нарвались, зуб даю. Сколько он наших покрошил? Четверых в расход пустил,
Ворону щеку раскроил. А его только Ворон увидеть и успел. Еще и днем все это. Не, нахер
такие вылазки, надо на базу уходить, а то он нас тут всех израсходует.
– За пацанов надо отомстить.
– Слышь, мститель, да на хер они тебе упали? Кореша такие закадычные, что ли?
– Не в корешах дело. Мы так свободно днем только из-за репутации ходим, все здесь
знают, что, если людей Скульптора тронут – труба. Еще и с выдумкой. Репутация пострадает.
– Ну вот пусть Скульптор и разгребает. Что мы тут наделаем, вчетвером-то? Он нас
уполовинил на раз. Валить надо.
Обладатель второго голоса, который, видимо, был старшим в группе, поколебался, но
согласился.
– Да. Вчетвером ничего не сделаем. Надо людей подтягивать и прочесать все здесь. Не
знаю, что за отморозок этот хайлэвэл, но он нажил себе крупных неприятностей. Давай,
Синего облутай, и погнали.
Внизу повозились, пошумели, а потом звук шагов возвестил о том, что преследователи
ушли.
Я перевернулся на спину, утер кровь рукавом и беззвучно выматерился.
Меньше, чем за сутки, я не только никуда толком не продвинулся, но еще и умудрился
нажить себе могущественных врагов. Замечательно!
То ли еще будет…
***
Земная Фелерация, система Ориона. Орбита Рапсодии, административная
станция корпорации NewVision
Том Баркер, геймдиректор «Полигона», пытался вникнуть в сценарий грядущего
глобального события в Оранжевой зоне. Получалось плохо. Во всяком случае, причины, по
которой шоураннеры предлагали выпилить популярный клан, приносящий корпорации
неплохую прибыль, он понять не мог. Опять они с аналитиками не посоветовались, ну что за
люди? Пора проводить кадровые изменения. Ошибаться могут все, но не третий же раз
подряд! Зря нового сценариста так быстро повысили до тимлида, увлекается парень. Рано
ему еще ответственные решения принимать.
Он быстро набил комментарии к тексту, и отстучал в окне мессенджера короткую
резолюцию: «Доработать». В ответ пришел грустный смайлик. Ну вот, о чем и речь. Пацан
еще. Нужно написать эйчарам, пусть пересмотрят свое решение.
Баркер встал, сделал быструю разминку, и направился к холодильнику в углу кабинета.
В жилом модуле очень не вовремя сломался кондиционер, и, из-за удушающей жары, он
практически не спал этой ночью, вследствие чего был злым и раздражительным. Сейчас же, в
приятной прохладе своего отдельного кабинета, в мягком кресле и после сытного ланча, он
чувствовал сонливость, так что взбодриться баночкой энергетика не помешает.
Вскрыв банку, он вернулся на свое место, развалился в кресле и закинул ноги на стол.
На видеостене, поделенной на несколько больших отдельных экранов мелькали кадры с
Полигона – нейросеть автоматически фильтровала события в каждой из Зон, и самые важные
из них транслировала топ-менеджменту. Это позволяло постоянно быть в курсе
происходящего, и давало возможность быстро повлиять на то, или иное событие, если того
требовала необходимость.
Зрителям «Полигона» казалось, что события на Рапсодии развиваются хаотично и
непредсказуемо, что игроки (или «юниты», как их предпочитали называть в корпорации),
действуют осознанно и имеют право выбора. Возможно, на уровне отдельных юнитов так
оно и было, но вот если увеличить масштаб… Все на Полигоне подчинялось общему
сценарию. Благодаря скрытому воздействию и умелым манипуляциям, на Рапсодии
разыгрывались многоходовые комбинации, полностью меняющие расклады на картах
секторов. Разумеется, зрителям знать об этом незачем – если знаешь, что все происходящее
подчиняется некой строгой логике, смотреть не так интересно.
Он сосредоточился на одном из мониторов: группа юнитов в дорогой броне пыталась
загнать и взять живым биоморфа ксеносов в одном из секторов Красной зоны – Инферно.
Нейросеть не зря посчитала этот эпизод важным: во-первых, судя по счетчику, онлайн-
трансляцию именно этого эпизода смотрело едва ли не рекордное количество зрителей, а во-
вторых, если группе это удастся – контракт с West Armor Inc будет делом решенным. Одна из
крупнейших корпораций по разработке новых видов оружия давно интересовалась
биоморфами, и, если удастся наладить постоянные поставки этих тварей в лаборатории West
Armor, NewVision получит новый, дополнительный и весьма внушительный источник дохода.
Оружейники не мелочились, и были готовы платить за живого биоморфа очень хорошие
деньги, а попытки взять тварь живьем ничего не стоили. Кроме жизней юнитов, но их-то как
раз не жаль. Очередь стоит, если снять ограничения, каждый час можно по капсуле на
Рапсодию сбрасывать.
Кто-то постучал в дверь, и, не дожидаясь одобрения хозяина, вошел в кабинет. Том
вскинулся, собираясь поучить наглеца вежливости, но разглядел визитера и расслабился.
Стив Миллер, его давний товарищ, позволял себе вламываться к тому в любое время, и
Баркера это совсем не смущало.
Миллер занимал должность начальника отдела игрового взаимодействия. Именно его
ребята занимались материальным обеспечением Зеленой зоны, ведали рассылкой
дронов-«гуманитарщиков», и взаимодействием с некоторыми юнитами. Официально
корпорация не поддерживала связи с заключенными, в реальности же… Сложно
проворачивать те самые многоходовки, не заручившись поддержкой некоторых ключевых
фигур. На Рапсодии давно сформировалась своя иерархия, и, хотя в ней периодически и
происходили изменения, в целом, у руля одни и те же личности находились достаточно
долгое время. По крайней мере, пока они устраивали руководство «Полигона». Собственно,
Миллер ими и занимался. Том иногда удивлялся, как Стиву удается общаться, хоть и
опосредованно, с этими отбросами общества, и оставаться все тем же жизнерадостным и
веселым парнем. Сам Том так бы не смог. Мерзко.
– Привет. Все пьешь свою химическую гадость? – Стив вольготно устроился на краю
стола и сделал глоток кофе из кружки, которую принес с собой.
– Можно подумать, у тебя экологически чистый продукт, – хмыкнул Том.
– Ну, по крайней мере, почище твоего.
– Ага, рассказывай. Напомни-ка, где смогли восстановить плантации, после того, как на
Земле все сожрал грибок? В синтезаторе?
Товарищ лишь отмахнулся.
– Помнишь Скульптора? – с места в карьер начал Стив.
– Мелкая сошка из третьего сектора Лимба? – на память Том никогда не жаловался,
особенно – когда дело касалось работы. – Любитель медленно резать живых людей и
передавать это в приват куче долбанных садистов-извращенцев за сумасшедшие деньги?
– Именно он. Мне сегодня пришлось с ним общаться, согласовывали поставку новой
партии. Так вот он жаловался, что в его краях завелся какой-то, как он выразился,
«хайлэвэл», который почем зря мочит его людей. Кучу народа перегасил уже.
– «Хайлэвэл», – хмыкнул Баркер. – Конечно, их же в Серой зоне пруд пруди. Там для
них и враги достойные, и квесты интересные, а самое главное – штрафа на опыт нет, ага. Он
опять обкурился этой синтетической дрянью, которую ты ему поставляешь?
– Ну, то, что в Лимбе орудует прокачанный юнит – само собой бред, – согласился
Стив, – но, знаешь, я поднял записи, и действительно увидел нечто интересное.
– И, как понимаю, пришел, чтобы мне это интересное показать, так? Включай уже, что
интригу разводишь.
Миллер достал коммуникатор, поколдовал с ним, и четыре монитора на стене слились в
один. На экране мужская фигура спускалась на бельевой веревке по стене здания. С балкона
на этаж ниже кто-то высунулся, чтобы тут же получить ножом в лицо и отшатнуться назад.
Убегающий же юнит оттолкнулся от стены, и спрыгнул в клумбу. Быстро вскочил,
пригибаясь, рванул вдоль стены дома, залег…
Из-за угла выскочил здоровенный мужик. Лежащий взмахнул рукой, и метнул нож.
Вскочил, рванулся вперед… Скоротечный бой, и вот уже удачливый юнит, пропустив, тем не
менее, пару ударов, скрылся на крыше пристройки, примыкающей к зданию.
– И все? – Том удивленно посмотрел на товарища. – Тебе настолько скучно, что ты ради
этого перся ко мне из другого корпуса?
– Смотри! – Миллер махнул рукой на экран. – Переключаюсь на поток с его импланта.
Изображение изменилось, теперь оно походило на компьютерную игру от первого лица.
Информация считывалась прямо с глазного нерва и передавалась на ближайший репитер,
откуда уже уходила на спутник. Юнит крался по подъезду, сжимая в руках молоток и явно
замыслив недоброе в отношении двух других, которые пытались сорвать одежду с
фигуристой девицы.
Досмотрев эпизод с расправой над троими заключенными, Баркер почесал затылок. Это
было уже интереснее.
Удачливый одиночка мог справиться с одним, двумя, максимум – тремя противниками
подряд. Рано или поздно удача заканчивалась, и он сам становился жертвой. Здесь же
новичок, только-только получивший первый уровень без особого напряжения разобрался с
четырьмя подряд бойцами Скульптора, матерыми отморозками, не первый день проведшими
на Полигоне. Спору нет, вели они себя, как полные идиоты, но, тем не менее…
На Рапсодию сбрасывали самых разных людей, в смутное послевоенное время
Федерация буквально захлебывалась от преступлений. И многие из них совершались теми,
на чье обучение были потрачены немалые государственные деньги. Попросту – военными и
бывшими военными. Прошедшие через горнило восстаний в колониях, а потом и войны с
ксеносами, ветераны были закалены в боях, тренированы и бесстрашны. Такие кадры для
NewVision были особо ценными: как правило, именно из них получались звезды трансляций,
«подвиги» которых нарезали в рекламные ролики и трейлеры, приносящие тысячи новых
зрителей. «Полигон» был шоу номер один в человеческой вселенной именно потому, что у
топ-менеджмента был нюх на кадры. И, кажется, сейчас этот нюх сработал у Миллера.
Том вывел на экран информацию о юните, и застучал по голографической клавиатуре
терминала, вызывая подробную справку. Пробежал взглядом по строкам, почесал в затылке и
повернулся к товарищу.
– Стив, не в службу, а в дружбу: поставь на парня метку для системы, понаблюдаем за
ним некоторое время. Какое-то у меня очень интересное предчувствие. И, да. Скинь линк на
сцену с этой барышней рекламщикам, пусть ролик нарежут, хорошо пойдет на каналах
MindGeek. И мне тоже скинь. Объясню им, как лучше монтировать.
– Ага, конечно, – хохотнул Миллер. – Кто лучше тебя знает, как правильно рекламу-то
делать.
– Ладно, не зубоскаль. Работаем.
Стив, попрощавшись с товарищем вышел, а Том вернулся к справке. Что-то
подсказывало ему, что им попался очень интересный персонаж.

Глава 6
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
Внимание! Вы вышли из опасной ситуации без ущерба для себя. Ваш индекс
выживаемости повышен. Текущий индекс выживаемости – 2.
Внимание! Вы получили первый множитель индекса выживаемости. Вы
получаете бонус – 1000 очков опыта.
Внимание! Вы получаете новый уровень! Текущий уровень – 3.
До нового уровня – 3750 очков.
Внимание! Вы повысили индекс выживаемости до 2. Весь входящий опыт
умножается на значение индекса выживаемости. Вступайте в бой с превосходящими
силами противника, выходите без потерь из опасных ситуаций, повышайте множитель
индекса выживаемости и получайте больше опыта для ускоренного роста в уровнях.
Сразу несколько оповещений появились после того, как прихвостни неведомого мне
Скульптора убрались восвояси. Я внимательно прочел все, что имплант вывел на сетчатку и с
трудом удержался от того, чтоб хмыкнуть.
Индекс выживаемости, значит? Что ж, неплохо. Насколько я понял, весь полученный
мной опыт будет перемножаться на два. Это объясняет немалое количество опыта, которое
нужно набрать для перехода на следующий уровень. И с каждым уровнем этого опыта нужно
всю больше и больше. А учитывая, что за каждого противника дают фиксированное
значение, пятьсот очков, страшно представить, сколько придется накрошить народа, прежде
чем доберешься до десятого уровня. Да даже и до пятого. А с этим вот индексом
выживаемости, да еще и с бонусами за разницу в уровнях или типа того, что мне выдали за
толстяка – задача упрощается.
Вот только не стоит забывать, что сам по себе уровень ничего не значит. Это не
компьютерная игра, в которой циферки опыта влияют на характеристики персонажа: силу,
выносливость и все такое прочее. Там было понятно: видишь высокоуровневого персонажа –
обойди стороной, не связывайся. Здесь же все по-другому. Даже нулевик, обладающий
нужными навыками или попавший в благоприятную ситуацию, легко помножит на ноль
«хайлэвэла», получающего свои уровни за убийство связанных пленников, например…
Нужно всегда помнить об этом и не расслабляться от мнимого ощущения собственной
крутости.
Я пролежал на крыше пристройки до темноты. От удара толстяка болела голова –
видимо, легкое сотрясение я все же получил. Здоровый, гад, попался. Время от времени я
отхлебывал из бутылки и жевал хлебные пластинки из сухпая. Что делать дальше, я пока не
знал. Ну, точнее, в глобальном смысле все более, чем понятно – нужно не просто выжить, но
и сделать дальнейшее нахождение на Полигоне как можно более комфортным, если это слово
вообще применимо к этому месту и всей Рапсодии в целом. А для этого нужно достичь
десятого уровня и получить право доступа в Зеленую зону, или, как ее здесь еще называли –
в Элизиум. Там, по крайней мере, можно будет перевести дух, и решить, как жить дальше.
Но, грезя Элизиумом, нужно не забывать и о Лимбе, в котором я сейчас находился. Именно
так серую зону называют в официальной терминологии NewVision. Местные же, насколько я
знаю, чаще именуют ее Чистилищем.
Для начала – надо свалить отсюда, отыскать какое-нибудь жилье, припасы и безопасно
переночевать. Даже черт с ними, с припасами, с голода я не умру, а вода у меня есть. А вот
поспать нужно. Во-первых, прошлой ночью я спал плохо и мало, а во-вторых – что-то
чересчур уж сильно болит голова. Ну и несмотря на то, что сегодня произошло, мне почему-
то кажется, что днем передвигаться все же безопаснее. В первую очередь – благодаря
сегодняшней стычке. Люди этого самого Скульптора были расслаблены, уверены в своем
авторитете и превосходстве, и не ждали нападения. А почему? Да потому что днем здесь
бродят только серьезные парни. А у серьезных парней, как я понял, все здесь на
договорняках. Стоит понимать, что достигшие высокого уровня и не двинувшиеся дальше
игроки – это те, кому в других зонах ничего не светит. Ну, или те, кто тупо боится двигаться
дальше. В Оранжевой и Красной зонах умение толпой гасить соперника не значит ничего,
там другое важно. Здесь же остается банальная гопота – ни навыков, ни тактического
мышления, ни хрена. Потому они так и живут здесь, сколачивают группировки, гасят
«нулевиков», зарабатывают на приватных чатах с насилием. Им не особо важен уровень, для
них гораздо важнее просто выживать. Желательно – как можно дольше. Днем такие ходят
бесстрашно, их боятся тронуть. Вот потому мне и удалось застать их врасплох и даже убить
четверых, а одного ранить.
Убить четверых. Я погонял эту мысль в голове, прислушался к своим ощущениям –
ничего. Вообще ничего, абсолютный ноль. Даже если добавить сюда двоих придурков на
входе и туманника, эмоций не было. На службе я тоже особой эмоциональностью не
отличался, но там враги были захватчиками, абсолютно чуждыми человеку существами, по
какой-то своей причине пришедшими уничтожить нас. Если, конечно, не учитывать
Калибан… Но, как бы то ни было, убивал я раньше преимущественно на расстоянии,
используя универсальный стрелковый комплекс. А здесь пришлось накоротке. Кирпичами,
арматурой, молотком… И все равно – никаких эмоций. Даже, пожалуй, удовлетворение, от
того, что они мертвы, а я – жив. Интересно, это потому, что я настолько выгорел, или от того,
что жалеть, пока что, было некого?
Ладно, черт с ними всеми. Примем за гипотезу, что днем по сектору перемещаются
только очень уверенные в себе парни. Те же, кто попроще, сидят по укрытиям. А ночью… В
темноте все кошки серы, даже новичок-одиночка может рискнуть и наброситься на местных
старожилов. Вообще, как я понял, ночью все гасят всех. И именно поэтому я решил, вопреки
прежнему плану, устраивать вылазки исключительно днем. Да, есть риск нарваться на крутых
парней, но и я не пальцем деланный. Зато «плотность населения» днем гораздо ниже, и есть
шансы вовсе проскочить незамеченным, не нарвавшись на толпу отморозков, которые тупо
загонят тебя в угол и возьмут количеством.
Так что с планами я определился. Осталось только их реализовать.
Лежа на крыше пристройки, я успел осмотреться и обмозговать, где бы я хотел
укрыться. В итоге принял решение проверить девятый этаж самого крайнего дома. Да,
похоже на ловушку, случись чего – и только вниз. Но, на самом деле, это не так. Есть выход
на крышу, который можно вскрыть, даже если там решетка с замком, по крыше можно
добраться до следующего выхода и спуститься в другом подъезде. А если правильно подойти
к делу, то можно аккуратно вскрыть несколько квартир в разных подъездах, и поиграть в
кошки-мышки с вероятными преследователями, просто перебираясь из квартиры в квартиру.
Можно оборудовать спуски на балконах, и перемещаться между этажами, да много чего
можно придумать, на самом деле. Главное, чтоб точно такие же мысли не пришли в голову
еще кому-нибудь.
Я специально следил за облюбованным домом, но никакого движения в нем не заметил.
В отличие от того, что стоял перед ним, к слову. Вот там на девятом этаже явно кто-то
расположился. Пару раз в окне мелькала чья-то фигура, а ближе к вечеру донесся звук, будто
там уронили что-то тяжелое. Эх, палятся ребята, не маскируются, беспечно себя ведут. Не
удивлюсь, если рано или поздно к ним гости пожалуют.
К тому моменту, как начало темнеть, я уже разработал маршрут. Проще всего рвануть
напрямик, тут расстояние – сто пятьдесят метров от силы. Двадцать, ну пусть двадцать пять
секунд по пересеченке – и я на месте. Вот только этот забег заметят все заинтересованные.
Проще уж сразу плакат «Я живу в этом доме» нарисовать. И это я не говорю о возможности
нарваться на еще одного Робина Гуда и поймать стрелу на бегу лопатками. Нет, нормальные
герои всегда идут в обход. Не поломлюсь я напрямик.
Следуя проложенному маршруту, мне нужно было спуститься с пристройки,
прокрасться вдоль дома и, перескочив через открытое пространство, спуститься к длинному,
сильно пострадавшему от огня, трехэтажному зданию – к бывшей школе, так понимаю.
Потом я двинусь вокруг школы, забираясь вглубь жилого квартала, и буду идти вниз, пока не
найду место, где смогу безопасно пересечь широкую пешеходную аллею, идущую сквозь
весь район. Потом, в тени домов, доберусь до интересующего меня здания. Да, далеко, раз в
десять дальше, чем напрямую, зато… Хотел сказать «безопаснее», но нет. Такое расстояние
по Полигону безопасным быть не может. Но мне так будет спокойнее.
Когда окончательно стемнело, я соскользнул с крыши пристройки и замер в тени.
Подтянул ремни рюкзака, приготовил мачете. Прислушался: пока тихо. Ладно, вперед!
Пригнувшись, стараясь идти не по асфальтированной дорожке, а рядом с ней, по мягкой
почве, чтобы скрыть звук шагов, быстро двинулся вдоль здания. На углу остановился,
прислушался еще раз, и, убедившись, что поблизости никого нет, метнулся через дорожку.
Школа стояла в низине. С той стороны, с которой приближался к ней я, был невысокий,
но крутой склон, фактически, естественный забор высотой около трех метров. Я скатился со
склона едва ли не на заднице, подскочил к стене, и, быстро пробежав до угла, остановился,
слушая ночь и переводя дыхание.
Глаза уже достаточно привыкли к темноте, потому две фигуры, двигающиеся в одном
направлении, я увидел сразу. Неплохая одежда, рюкзаки, что-то вроде коротких копий в
качестве оружия… Ребята явно здесь обосновались достаточно давно. Шли они быстро,
внимательно глядя по сторонам и держа оружие наготове. Не нравятся они мне…
Быстро оглядевшись, я бросился к склону, скинул рюкзак и упал на землю за
небольшим кустом, стараясь скрыть лицо и руки, которые могли выдать меня светлыми
пятнами в темноте.
Парочка прошла мимо. Не потому, что они были невнимательны или беспечны, просто
заметить меня можно было, лишь наткнувшись. Слишком темно.
Дождавшись, когда неизвестные пройдут достаточно далеко, я выбрался из своего
укрытия и пошел в противоположную сторону, на ходу забрасывая рюкзак за спину. Встреча
мне совсем не понравилась, было какое-то предчувствие, что ли, потому я решил двигаться
дальше не в тени стен, как планировал раньше, а поодаль, чтобы иметь больше пространства
для маневра. Да и вероятность столкнуться с кем-то гораздо ниже, если идешь не по
специально предназначенной для этого дорожке.
И тем не менее, я чуть не вляпался. Меня спас случай.
Я уже практически обогнул школу, когда из-за нее появилась одинокая фигура. Сумка
через плечо, обломок доски в руках, вид – затравленный. Новичок.
Опасаться такого не стоило, даже если бы он меня заметил, скорее всего, сам бы
испугался и убежал. В худшем случае – настороженно прошел бы стороной. Но я рисковать
не стал, в очередной раз плюхнулся на землю, наблюдая за новичком. Сколько, однако,
народу бродит тут по ночам. Популярное место.
Новичок сделал еще несколько шагов, направляясь к детской площадке, оборудованной
неподалеку от главного хода, когда откуда-то из темноты на него бросились двое. Взмах
битой, удар – и бедняга рухнул на землю. На него тут же обрушился град ударов. Минута – и
все кончено. Один из двоих нагнулся над телом, видимо, снимая кредиты, второй зарылся в
сумку.
К этим двоим подтянулась еще одна парочка, те, кого я видел раньше, копьеносцы, мать
их.
– Ну что тут? – спросил один из копьеносцев.
– Единичка, без кредитов, вообще пустой, – с отвращением проговорил тот, что бил
битой, выворачивая сумку, из которой посыпались камни. – Точно не тот, что нам нужен.
– Того, что нужен, ты так легко не возьмешь, – буркнул в ответ копьеносец. – Он
сегодня четверых порешил и ушел. И это днем. А Скульптор хочет, чтоб его ночью взяли.
Глупость.
– Ну, мало ли. Вдруг попадется. А даже если и нет, другие будут больше бояться. У вас
что?
– Парочку сделали на той стороне, двойки. Не знаю, куда там они шли, но как по
бульвару. Жалко, сразу не разглядели, кто там, девка сочная была, а Дюк ее сразу порешил.
Волосы короткие, от мужика не отличить.
– Да даже если б и разглядели, где бы ты ее трахал? И когда? С этим патрулированием
совсем засада, скорее бы уже или придурка этого вальнули, или Скульптора попустило, –
буркнул второй копьеносец, которого назвали Дюком.
– Где-где, там бы на месте и оприходовал, – хохотнул первый. – А вы бы по сторонам
посмотрели. Глядишь, и выманили бы отморозка. Ферзя с Толстым же он порешил, когда они
бабу на двоих расписывали…
Дальше я слушать не стал. То, что мне нужно – уже услышал, теперь нужно
пользоваться небольшой форой, полученной из-за того, что патрулирующим местность
ублюдкам захотелось потрепаться. Значит, снова меняем план, и возвращаемся той же
дорогой, которой пришли – там сейчас никого нет, а если пойду дальше, неизвестно, сколько
засад мне еще может встретиться.
В том, что ищут именно меня, я не сомневался: не думаю, что кто-то еще сегодня
завалил четырех быков неведомого Скульптора. Да и имена… М-да, влип так влип, поборник
справедливости и защитник слабых. Мало того, что сам там лечь мог, так еще и настроил
против себя целую группировку. Замечательно просто.
Где-то в стороне закричали, и бандосы Скульптора напряглись. Я отполз назад,
поднялся на четвереньки, и, аккуратно, стараясь не нашуметь ни треснувшей веткой, ни
покатившимся камнем, направился назад.
Завернув за угол, я поднялся во весь рост, и, стараясь держаться в тени здания, быстро
пошел вперед. Сейчас поднимусь, перебегу через аллею и окажусь под защитой деревьев. А
там и до нужного мне дома недалеко. Покружу, постараюсь, чтоб никто не заметил. Не
хочется мне больше здесь в темноте блуждать.
В отдалении, в районе одиноко стоящей девятиэтажки, кто-то истошно закричал,
послышался топот, звуки ударов. Меня передернуло. Все, надо двигать.
И как раз в тот момент, когда я выпрямился в полный рост, сзади раздалось удивленное
восклицание, а потом – быстрый топот двух пар ног.
– Эй! Ты! Стоять!
Ага. Конечно.
Я быстро оглянулся, увидел, что копьеносцы, видимо, вспомнившие о своих
обязанностях, со всех ног несутся ко мне, и рванул с низкого старта, аж земля из-под
кроссовок полетела.
Чтобы спрятаться, мне нужно было пересечь пустой пятачок шириной в сто пятьдесят-
двести метров. С той стороны были настоящие заросли кустов, будка электроподстанции,
многоподъездный дом… Главное – добежать и исчезнуть из поля зрения преследователей, а
там уж я что-то придумаю.
Однако не успел я пробежать и половину пути, как ночь разорвала трель свистка…
Которому тут же начали отвечать другие. Мать твою, да у этих ублюдков коммуникация
налажена!
Ветви кустов вперед разошлись, и прямо на меня рванул мужик в камуфляжной одежде,
занося над головой обрезок трубы. Я не успевал сделать практически ничего, потому просто
упал на землю, проехал по сухой траве и в футбольном подкате врезал ему по ногам. Мужик
упал, а я резко взмахнул мачете.
Игрок №6840 ликвидирован! Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком №6840 – 2. Вы получаете
бонус – 200 очков опыта.
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости! 700*2=1400.
Всего получено 1400 очков опыта.
До нового уровня 2350 очков.
Текущий уровень – 3.
Я отмахнулся от выскочившего уведомления, и вскочил на ноги, перехватывая мачете.
Преследователи были близко. Один из них вырвался вперед, от меня его отделяло не больше
десяти метров. Бежать нельзя, догонит, но и оставаться на месте тоже глупо – остальные не
очень-то и отставали. Но вот если побегу – гарантированно замочат. Швырнут палку в ноги,
или кирпич в затылок, собью на землю и запинают до смерти. Блин! Придется принимать
заведомо проигрышный бой. Хотя бы какие-то шансы есть, если сразу толпой не навалятся.
В этот момент что-то прошуршало в воздухе и ударило бегущего на меня мужика, уже
поднявшего свое копье, в грудь. Тот встал, как вкопанный, схватился за торчащую из
солнечного сплетения стрелу, посмотрел на нее недоумевающим взглядом и повалился
вперед. Готов! Вот только следующий был уже на подходе. Подняв копье, он перепрыгнул
через тело товарища, и, издав воинственный клич, бросился на меня.
Нападал он бестолково, на адреналине. Я сделал быстрый шаг вперед и в сторону,
поднырнул под его замах и нанес сильный горизонтальный удар мачете в грудь. Нападающий
взвыл, а я развернулся на носках, и ударил еще раз – на этот раз по шее.
Тренькнуло оповещение, но я не стал даже обращать на него внимания. Ко мне неслись
еще трое, а, судя по свисту, раздающемуся в разных местах, подкрепление было уже на
подходе.
Где-то в стороне раздался щелчок – и ближайший ко мне бандос поймал стрелу
черепом. Я развернулся, и рванул через кусты куда-то в направлении моего предполагаемого
союзника, кем бы он ни был.
Ветки хлестали по лицу и цеплялись за рюкзак, сзади топал кто-то из преследователей,
а я бешеным носорогом продолжал ломиться вперед. Я не знал, сколько человек гонится за
мной, не знал, насколько они близко, не знал, что буду делать, когда закончатся кусты. Я
просто таранил ветки, пригнув голову и надеясь, что не наскочу на торчащий сук.
Кусты вдруг разошлись, правая нога не нашла опору, провалившись куда-то, я потерял
равновесие и на полной скорости полетел вперед, успев лишь отбросить мачете и выставить
перед собой руки. Ладони рванула боль, я зашипел и перекатился через плечо, пытаясь
погасить инерцию падения.
И тут же меня подбросило, а в глазах потемнело от боли – кто-то отвесил мне мощного
пинка по почкам. Рывком вскочив, я нелепо, полусогнувшись, отпрыгнул в сторону –
вовремя: там, где секунду назад была моя голова, землю взрыхлила бита. Прыгнув вперед, я
ударил правой, целясь в нос худосочному парню, эту биту державшему, но из-за боли, от
которой до сих пор перехватывало дыхание, удар вышел смазанным. Тем не менее, биту
нападающий выронил, и тут же ударил в нос уже меня, головой. Новая вспышка боли
буквально лишила зрения, а этот ублюдок воспользовался моментом, врезался в меня и
повалил на спину, сдавливая руками шею. Даром, что хлюпик с виду, но жилистый, сил
немало. Я кое-как выдернул левую руку из-под навалившегося противника, и сделал
единственное, что мог в этой ситуации: воткнул большой палец ему в правый глаз.
Нападающий заорал, и навалился с новой силой. Дурак! Ему бы руки разжать, да
встать, но, видимо, он решил, что вот-вот задушит меня. Впрочем, небезосновательно, нужно
сказать: я уже задыхался. Из последних сил я освободил правую руку, и нашел левый глаз
душителя. Сознание уже уплывало от меня, но я лишь усилил нажим. Душитель задергался,
пытаясь убрать мои руки, я крепче сжал его череп и закинул левую ногу на туловище, не
давая нападающему встать. Тот момент, когда что-то с треском лопнуло и по моим рукам
потекла липкая жидкость, я пропустил. Уставший от издевательств организм дернул, наконец,
стоп-кран и сознание погасло, унося меня в темную и уютную пустоту.

Глава 7
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
– Ну и нахрена было за него вписываться? – мужской голос звучал приглушенно, но при
этом отчетливо. – Ты понимаешь, что теперь нужно уходить из этого сектора? Нас найдут и
завалят. Это не просто левые игроки, это люди Скульптора. Они нас в покое не оставят.
– Если бы он думал так же, меня бы по кругу прогнали пару раз, транслируя это в
приват, а потом, в лучшем случае, перерезали бы глотку и оставили туманникам на прокорм.
Но он так не думал.
– Потому что новичок, не врубается в реалии еще. В рыцаря поиграть решил, за что и
поплатился. А теперь не только его, но и нас искать будут.
– Этот новичок завалил семерых людей Скульптора…
– Если б мы не вмешались – он бы там и остался. Не показатель.
– То есть, по-твоему, было б лучше, если бы он не вмешался, да? Ты, так точно мимо
прошел бы, судя по всему.
Пауза. Ну да, что-то парень переборщил с заявлениями.
В разговор вмешался третий голос: мужской, мягкий, его обладатель был явно старше
двоих спорщиков.
– Все правильно мы сделали. И он тоже. Нельзя уподобляться животным. Хорошо, что
мы ему помогли и забрали.
– Отлично просто, да, – буркнул первый голос. – Только теперь думать нужно, куда
перебираться.
– Не кипятись. Все равно отсюда нужно уходить. Сидим долго на одном месте, рано
или поздно спалимся.
Первый что-то буркнул, и наступила тишина. Я, стараясь не подать виду, что пришел в
себя, на тот случай, если за мной кто-то наблюдает, приоткрыл глаза.
Я лежал на матрасе в углу небольшой комнаты с обшарпанными стенами. Рядом стояла
большая кружка с водой. Кроме меня здесь никого не было. Голоса, которые я слышал,
доносились из соседней комнаты.
За окном светало, бледные лучи восходящего Ганимеда, светила Рапсодии, проникали
сквозь небольшие щели в шторах, и в их свете я мог нормально осмотреться. Обстановка в
комнате – спартанская. Рядом с матрасом на полу стоит пластиковая кружка с водой, окно
занавешено плотными шторами. Интересно, а не привлекают ли внимания шторы, указывая,
что здесь кто-то есть? Хотя нет, я во многих домах их видел, значит, в глаза не бросаются.
Я потянулся за кружкой, сделал несколько больших глотков, мысленно поблагодарив
доброго человека, предусмотрительно оставившего мне ее, и болезненно сморщился: шея и
горло сильно болели. Этот ублюдок, что пытался меня задушить, сил не жалел. Черт, как же
больно глотать!
Итак, что мы имеем?
Где я нахожусь – примерно понятно. В одной из квартир, и навряд ли сильно далеко от
того места, куда я торопился. У кого – тоже, в общих чертах. Во всяком случае, женский
голос точно принадлежит той самой барышне, из-за которой я и влип в этот замес. Хорошо,
что лук не разломал, он, в ее руках, или руках кого-то из ее товарищей, мне жизнь спас,
получается. Вот только ее товарищи мне не очень рады. Ну, в этом тоже нет ничего
удивительного, кому захочется подставляться из-за левого чела, пусть он и спас их подругу?
Не то это место, чтоб в благородство играть, так что, в целом, мотивация понятна. Спасли – и
спасибо, квиты. Приду в себя окончательно, и двинусь дальше, своей дорогой. Не знаю,
опознали ли этих ребят, но меня теперь точно запомнили. Подвергать опасности своих
спасителей – плохая благодарность.
Внимание привлекла мигающая в уголке глаза иконка оповещения. Так, ну-ка, что тут у
нас?
Игрок №9380 ликвидирован! Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком №9380 – 2. Вы получаете
бонус – 200 очков опыта.
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости! 700*2=1400.
Всего получено 1400 очков опыта.
До нового уровня 950 очков.
Текущий уровень – 3.
Игрок №8532 ликвидирован» Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком №8532 – 2. Вы получаете
бонус – 200 очков опыта.
Использован множитель индекса выживаемости. 700*200=1400.
Всего получено 1400 очков опыта.
Вы получаете новый уровень. Текущий уровень – 4. До следующего уровня 4450
очков.
Получено достижение «Голыми руками». Получен бонус – 200 очков опыта.
Текущий уровень – 4. До следующего уровня 4250 очков.
Ничего нового и сверхважного, за исключением того, что, чуть больше, чем за сутки, я
умудрился подняться до четвертого уровня. Уже неплохо. Правда, чем дальше – тем больше
очков нужно набрать, если задуматься, сколько мне еще до десятого, так аж нехорошо
становится. Хотя, можно надеяться, что и бонусы будут весомее. Ладно, с этим ясно. Нужно
теперь разрулить ситуацию, провести ревизию имущества, если оно у меня вообще осталось,
и валить отсюда.
Я сел на матрасе, поморщившись от боли в шее, уперся рукой в пол и встал. Постоял
секунду, прислушиваясь к ощущениям: нет, вроде бы все в порядке, голова не кружится.
Значит, сотрясения все-таки нет. Это не может не радовать. Ну, что? Пора пообщаться с
моими спасителями.
Я откашлялся, одновременно и давая знать, что очнулся, и прочищая горло, потянул
дверь на себя и вышел из комнаты.
Типичная квартира, справа санузел и ванная, прямо – еще одна комната. Влево уходит
коридор, упирается во входную дверь. В добротную, железную, такую не сразу вскроешь.
Правильный выбор.
Из двери, ведущей в комнату, показался мужик. Лет тридцать семь, рыжий, как огонь,
конопатый, худой, как жердь, но при этом жилистый. В руках мужик тискал какой-то
странный девайс, направляя его в мою сторону. Мать твою, да это ружье для подводной
охоты! Вот это номер!
Я поднял руки в успокаивающем жесте, и сделал шаг назад.
– Э, братишка, аккуратнее с этой штукой, все нормально!
«Братишка» скривился, как от зубной боли, и мотнул головой, показывая в сторону
комнаты, из которой только что вышел, при этом отступив назад. Проход мне освободил. Ну,
ладно, чего мне кочевряжиться-то? Я же сам собирался с ними поговорить, как минимум,
«спасибо» сказать.
В комнате были еще трое. Уже знакомая мне девица, невысокий крепыш с хмурым
лицом, лет тридцати, и дяденька за сорок, с солидными залысинами и брюшком. Интересная
компания.
Я встал в центре комнаты, дождался, пока рыжий зайдет и закроет за собой дверь, и
обратился одновременно ко всем.
– Здравствуйте. В первую очередь – спасибо. Если бы не ваша помощь, я бы не
справился, – я не стал подбирать слова, говорил максимально просто, от души. Какой смысл
расшаркиваться? Не на званом ужине.
Девушка пожала плечами:
– В расчете. Я не успела поблагодарить, потому решила просто отплатить той же
монетой.
Я кивнул.
– Так получилось, что я слышал часть вашего разговора. Извините, мне не хотелось
подвергать вас опасности. Если из моих вещей что-то осталось, я заберу их и сразу уйду.
– Поздно уже, – фыркнул рыжий. – Сто процентов нас срисовали уже.
– Тут уж извини, – я решил, что мягкости достаточно. – Я за безопасностью отхода
проследить не мог, и не моя вина, что вы оставили в живых кого-то, у кого была возможность
вас отследить.
– Ха! – Рыжий усмехнулся. – Ну, да, чего еще ждать от смертника, за два дня до
четвертого вкачавшегося. За что хоть отправили сюда?
– Не твое дело, – я помрачнел и непроизвольно сделал шаг к Рыжему. – Ты, как я
погляжу, тоже здесь находишься. Неправильно припарковался, наверное?
Тот инстинктивно отшатнулся назад, но продолжал сверлить меня взглядом. А я сделал
зарубку в памяти: есть какой-то способ увидеть уровень человека и особые отметки.
Странно. Мне имплант такого не показывал.
–– Верните вещи, и я уйду, – повторил я. – Если, конечно, не считаете, что я вам что-то
должен.
Кажется, последняя фраза прозвучала немного не так, как я рассчитывал, так как на шаг
назад отступила вся компания. Рыжий фыркнул, и вышел из комнаты.
– Не обращай на него внимания, – тихо проговорила девица. – Он слишком нервный.
– Я заметил.
Рыжий вернулся в комнату, и сунул мне рюкзак.
– Все на месте, можешь проверить, если хочешь.
– Зачем? – я поднял на него взгляд. – Если там не хватает какой-то ерунды – я не
обижусь. А если чего-то серьезного – вернусь. Мачете где?
– Выйдешь из квартиры – отдам, – проговорил Рыжий, выглядящий теперь совсем не
так уверенно, как в начале. Видимо, я произвел на него впечатление. Не нужно было,
наверное, так давить, но, с другой стороны… Какого хрена? Он на меня бычить будет, а я –
шаркать ножкой и извиняться? Ну нахер!
– Отлично. Пошли на выход, – буркнул я, забрасывая рюкзак за спину и закрепляя
ремни.
Рыжий вышел в коридор, я – за ним. Дверь оказалась не заперта, я удивился было
такому решению, но тут же увидел, что она ведет в маленький тамбур между двумя
квартирами. Ага, разумно. Если вторая квартира тоже вскрыта, легко можно перейти в нее,
при необходимости.
Дверь, ведущая в подъезд, также оказалась металлической. И здесь уже все было
заперто, как следует. Отлично смазанный замок не издал ни звука, и я мысленно похвалил
того, кто за ним ухаживал. Понятно, что все эти двери – от честных людей, но все же лучше
банального пластика. По крайней мере, без шума не вскроешь, и останется немного времени
как-нибудь отреагировать.
Рыжий протянул мое оружие, второй рукой сжимая свой гарпун, направленный мне в
живот.
– Надеюсь, ты не спалишь нас на выходе. Под ноги смотри, когда спускаться будешь, –
буркнул он.
– Ты так заботлив, ценю.
– Мне просто нахрен не надо, чтоб ты себе ноги поломал, и орал тут, как резаный,
привлекая внимание всей округи.
– Говорю же – заботливый.
– И не сдай нас людям Скульптора, когда они до тебя доберутся.
– Я тоже был рад познакомиться, – забрав мачете, я вышел в подъезд. За спиной тихо
прикрылась дверь.
Я постоял несколько секунд, прислушиваясь, но не услышал ничего подозрительного.
На улице было относительно светло, цифры на импланте услужливо подсказали время – пять
утра. Хорошее время. Надеюсь, люди этого долбаного Скульптора сейчас как раз спать
укладываются после бессонной ночи, а не бродят по округе, разыскивая, на ком бы
выместить злость.
Сжав мачете, я начал осторожный спуск. Ребята оказались достаточно продуманными –
вся лестница была завалена разномастным хламом, причем сделано это было грамотно:
мусор покрывал практически все пространство, на первый взгляд, абсолютно бессистемно,
но это только на первый. Если присмотреться, можно было отыскать импровизированную
тропинку. Кое-где виднелся голый бетон, такие участки были маленькими, но вполне
достаточными, чтобы на них наступить. А вот если кто-то ломанется вверх не глядя, то
поднимет много шума, который наверняка услышат те, кто засел на девятом этаже. Умно.
Перед преградой я очутился, миновав четыре этажа: лестничный пролет был обрушен,
дальше дороги не было. Приложив немного ловкости, на другую сторону перебраться можно
было, но то, что меня об этом не предупредили, разозлило. Я присмотрелся. Ага, вот тут,
если ухватиться за ступени, можно повиснуть и дотянуться ногами до перил на этаж ниже.
Главное – не потерять равновесие. Правда, совсем бесшумно этот трюк выполнить уже не
получится, но в этом я не виноват. Я закрепил мачете на рюкзаке, присел… И замер.
Снизу отчетливо послышался какой-то шум.
Я прислушался. Шум повторился. Кто-то поднимался по лестнице. Медленно, тихо,
осторожно, но, при этом, неуклюже. Неизвестный явно был здесь первый раз, и
расположения мусора на лестнице не знал, потому периодически матерился сквозь зубы,
создавая дополнительный шум.
– Заткнись, придурок, – прошипел кто-то. – Всю контору спалишь!
– Сам заткнись! Они на девятом этаже сидят, думаешь, им слышно что-то?
– А если у них часовой стоит?
– Да какая разница? Все равно уже никуда не денутся.
Я мысленно выругался. Вот же, все-таки действительно спалились мои спасители. И я
виноват, получается. Ладно. Еще посмотрим, как дальше сложится. А вот предупредить
людей нужно.
Я развернулся, и осторожно, ступая на редкие островки бетона между мусором,
принялся подниматься наверх.

Глава 8
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
Все время, пока я поднимался по лестнице, снизу слышался шум и приглушенный мат,
ставший особенно отборным, когда неизвестные добрались до обрушенного проема. Ну,
нашим легче: за всем этим мои шаги стали совсем неслышными, и до девятого этажа я
добрался достаточно быстро. А вот как дальше – вопрос. Не стучать же в стальную дверь?
Этот грохот уж точно до первого этажа донесется. Я достал мачете и поскреб дверь самым
кончиком.
Послышались осторожные шаги, дверь приоткрылась, мне в живот уставилось острие
гарпуна.
Рыжий открыл было рот, чтобы поинтересоваться, какого хера я тут снова забыл, но я
поднес указательный палец к носу, а потом красноречиво показал вниз. Рыжий нахмурился,
дверь закрылась, оставив меня стоять на лестничной площадке в полном недоумении. Однако
через несколько секунд Рыжий снова появился в подъезде. На этот раз – в компании хмурого
крепыша, также сжимающего в руках нечто, отдаленно напоминающее ружье для подводной
охоты. Они тут что, дайверский магазин вынесли, что ли? Хм. А на Рапсодии вообще есть
моря? И насколько они дружелюбны к дайверам? Интересно, надо бы как-то узнать при
случае.
Крепыш остался стоять в тамбуре, страхуя рыжего. Ну, разумно, да. Я бы, вероятно, так
же поступил. Черт знает, что на уме у зачем-то вернувшегося незваного гостя.
Рыжий, держась от меня в стороне, подошел к перилам и выглянул вниз, сразу отпрянув
назад. Его губы произнесли несколько беззвучных ругательств, а потом он развернулся,
направил на меня свое оружие, и махнул головой, показывая мне, чтоб я зашел в квартиру. Я
пожал плечами, и подчинился.
Едва я оказался внутри, как рыжий бросился на меня и припер к стене, ухватив одной
рукой за горло, а второй ткнув мне в живот своей недопушкой.
– Признавайся, ублюдок, это ты их навел!
– Ага, и вернулся, чтоб предупредить вас. Именно такой план у меня и был,
естественно, – я начал заводиться. Здоровая паранойя – это, конечно, хорошо, но у рыжего
явно какие-то проблемы с построением логических связей.
– Откуда я знаю, зачем ты вернулся? – прошипел он мне в ухо. – Может, ты таким
образом им дверь открыть решил изнутри!
– Да приди в себя, кретин! – психанул я. – Эти люди вчера меня убить пытались! За то,
что я помножил на ноль нескольких из них! Не до хрена ли ты о себе думаешь, если
считаешь, что ради четырех человек будут такую многоходовку разрабатывать? У тебя что
тут, стратегический запас жратвы на два года? Или опреснительная станция?
Рыжий задумался.
– Пока ты тут херней занимаешься, они подходят ближе. Ты думаешь, дверь вскрыть
так долго? Если среди них есть хоть кто-то, у кого мозгов в голове чуть побольше, чем у тебя,
на это уйдет меньше минуты!
Рыжий с неохотой отпустил меня и отошел на шаг в сторону.
– И что дальше? Хочешь сказать, что ты теперь с нами, что ли?
Я выругался.
– Да что у тебя за навязчивая идея? Вы мне на хрен не нужны, вот только летать я пока
не умею, а единственный выход заблокирован. Хватит уже параноика изображать, валить
надо!
Будто в доказательство моих слов раздался удар в первую дверь. А за ним еще один.
Люди Скульптора забивали клин между дверью и косяком. Дверь там, конечно, неплохая, но
блокирующих штифтов я не заметил, а это значило, что несколько хороших рывков – и
первая преграда будет преодолена.
Рыжий, кажется, начал приходить в себя.
– Марго, Дис – собирайте вещи. В темпе. Фрай, не забудьте свои инструменты, если
будет тяжело – мы поможем. Еду и воду разбирайте по рюкзакам. Уходим!
Рыжий перевел взгляд на меня.
– Я буду за тобой следить. Пойдешь первым.
В тамбуре заскрежетал металл.
– Да мне пофигу, только хватит уже тормозить! – я начал нервничать. Внешняя дверь
мощнее внутренней, а люди Скульптора, если это они, с ней уже почти справились. И дверь в
смежную квартиру открыта, вполне можно по балкону перебраться. Блин, вот же встрял! И
стоило вообще бабу, Марго эту, спасать?
Из комнаты показались остальные, экипированные и готовые к выходу. Только вот
интересно, куда они собрались уходить? Из окон по веревкам? Но люди неведомого
Скульптора не совсем же дураки, да? Они наверняка оставили кого-то внизу, да и спуск с
девятого этажа без спецсредств я себе тяжело представляю. Хотя, если посмотреть на эту
компанию – то и со спецсредствами тоже тяжело. Это же подготовка нужна, а эти ребята
подготовленными не выглядят. Ну, ладно, посмотрим, что у них заготовлено на такой случай.
Рыжий на миг скрылся на кухне, чтобы вернуться оттуда с рюкзаком. Сбоку рюкзака
был приторочен импровизированный колчан, в котором виднелись запасные снаряды для его
ружья. Присмотревшись, я опознал в них толстую стальную проволоку с загнутым крюком
на конце. Ага, самопал, значит. Наверное, и ружья самодельные. Ну, что ж, по крайней мере,
руками кто-то из них работать умеет, и я догадываюсь кто – тот самый мужичок, которому
напоминали не забыть инструменты. Он и выглядит типичным инженером.
Металл первой двери стонал уже беспрерывно. Еще немного – и первая преграда падет.
Рыжий оглянулся на дверь, и, махнув рукой, призывая следовать за ним, быстро пошел по
коридору. Я пошел следом.
Вся компания собралась в дальней комнате, где из всей обстановки был один лишь
большой шкаф. Рыжий откатил его дверь в сторону, залез внутрь, и чем-то зашумел там.
– Сюда. Ты, давай первым, – показал рыжий на меня.
Я сунулся в шкаф и одобрительно кивнул. Задняя стенка шкафа была сдвинута в
сторону, а за ней виднелась частично разобранная стена. Проем вел в квартиру, находящуюся
в соседнем подъезде. Неплохо.
Я скинул рюкзак и протиснулся в проем, оказавшись в аналогичной комнате. За мной
последовали остальные. Рыжий задержался. Сняв рюкзак, он достал из него внушительных
размеров капкан (и где достал только?), и установил в специально предназначенном
углублении, кинув сверху какой-то коврик, после чего задвинул заднюю стенку.
– Взялись! – прошептал он.
Крепыш с рыжим подхватили специально подготовленный щит, сбитый из толстых
досок, закрыли им проем и подперли щит обрезком рельса. В этот момент из квартиры
раздался грохот: штурмующим удалось выломать вторую дверь.
– Валим! Быстро! – прошептал рыжий.
Покинув комнату, мы оказались в коридоре. Быстро пройдя через него, рыжий скинул
засов с первой двери, вышел в тамбур и посмотрел в глазок.
– Чисто! Ты, давай, первым! – распорядился он, открывая замок. Я крепче сжал мачете,
и шагнул в подъезд.
Быстрый взгляд вверх, на лестничный пролет, ведущий на чердак – чисто. Вниз – чисто,
никого. За спиной, в покинутой квартире слышен шум – люди Скульптора пытались понять,
куда мы делись. Следовало свалить как можно дальше, до того момента, как они найдут
проход в шкафу.
– Вперед, пошли! – прошипел Рыжий, показывая на лестницу, ведущую вниз. Я
помотал головой.
– Вперед! – повторил он, выходя из себя.
– Ты серьезно хочешь выйти на улицу в десяти метрах от того подъезда, в который они
зашли? Днем? – с проходом и ловушкой рыжий придумал хорошо, но в экстремальной
ситуации явно тупил.
– Твои предложения?
– Наверх! Уйдем по крышам, переберемся на соседний дом и спустимся там. Здесь нас
будут ждать, прямо в ловушку же премся!
Рыжий замялся. Было видно, что он колеблется. Мое решение было лучше, но ему не
хотелось терять авторитет у членов своей группы – а то, что он считался их лидером, было
понятно. Конец размышлениям положил треск дерева и дикий вопль. Ловушка сработала.
Кто-то попал в капкан.
– Короче, как знаете! – я махнул рукой, и побежал вверх. Рыжий нервно дернул шеей, и
прошептал:
– За ним!
Скрываться смысла больше не было: преследователи были слишком близко. Теперь
нужно ставить на скорость.
Я пулей взлетел на два лестничных пролета, запрыгнул на лесенку, ведущую к выходу
на крышу, и ударом ноги вынес двери, не тратя время на то, чтобы найти щеколду и открыть
ее. Кубарем выкатился на крышу, осмотрелся: чисто. Пока чисто. Но это ненадолго, как мне
кажется.
Дома здесь стояли буквой П с широкой поперечиной. По моему замыслу, мы должны
были миновать две крыши и спуститься вниз. Если удастся сделать это так, чтобы люди
Скульптора не поняли, куда именно мы делись – шансов уйти будет намного больше. По
крайней мере, это точно лучше, чем просто спуститься вниз из соседнего подъезда, как это
предлагал рыжий.
Первым вслед за мной выскочил Дис, и сразу завертел башкой во все стороны. Ага,
молодец, ищет опасность, оценивает пути отхода – видно, что не просто так по сторонам
зыркает. Хвалю. За ним, пыхтя и отдуваясь, выбрался Фрай – в силу возраста и комплекции
ему такие гимнастические упражнения давались тяжелее, пришлось даже помочь ему. Марго
выскочила сама, как и рыжий. Который, если честно, меня удивил. Коротко бросив «за
мной!», он рванул по крыше, и, взобравшись на парапет, перемахнул на соседний дом. Лидер
хренов!
Я растерянно посмотрел на Фрая, тащившего сумку с инструментами, помимо рюкзака,
на Марго, и в сердцах сплюнул. Блин, ну когда я уже поумнею?
– Двигайте за ним, я задержу их. Дис, помоги Фраю и Марго. Шевелитесь!
По лестнице затопали быстрые шаги, и я сместился в сторону от проема.
Первый преследователь выскочил на крышу, когда Марго уже перескочила через
парапет, подтолкнув Фрая. Я встретил его ударом мачете в горло, и пинком отправил назад,
сбив его телом следующего, после чего захлопнул дверь, ботинком забивая в щель обломок
доски, подобранный тут же. Еще два обломка заколотил рукоятью мачете по периметру
двери, заклинивая ее, набросил на ручку свою многострадальную веревку, и, забежав за
надстройку, закрепил ее за угол. Все, больше ничего не сделать, только время потрачу. Когда
я уже перепрыгивал на соседнее здание, сзади послышался треск: фора у меня, если и будет,
то мизерная.
На секунду мелькнула мысль затаиться за парапетом, дождаться преследователей и
попытаться еще немного сократить их численность, но я отмел ее, как несостоятельную:
одного я, пользуясь эффектом неожиданности, может и уложу, если сильно повезет –
прихвачу еще второго, а потом меня задавят. Нет, только вперед, и, желательно, как можно
быстрее.
Марго, Дис и Фрай уже приближались к концу крыши. Им осталось перепрыгнуть
через парапет, и скрыться в одной из чердачных пристроек. Хочется надеяться, что люди
Скульптора не оцепили здесь все. Впрочем, не думаю, что у него так много ресурсов, еще и
после того, как мы проредили численность группировки.
Будто в ответ на мои мысли, дверь пристройки передо мной распахнулась, и на крышу
выскочил мужик в брезентовой куртке и кожаных штанах. В руках мужик сжимал пожарный
топор на короткой ручке. Оглядевшись, он что-то яростно прокричал и кинулся на меня.
Пытаться заблокировать удар топора при помощи мачете нечего было и думать, потому
я отбросил свой тесак в сторону, и поднырнул под горизонтальный замах нападающего,
впечатывая кулак в его солнечное сплетение. Мужик охнул, и согнулся. Я добавил ему снизу
в челюсть, схватил его за куртку, и резко крутанулся, в нужной точке выпустив брезентовую
ткань из рук.
Увлекаемый инерцией, мужик пробежал несколько шагов, споткнулся о бортик, и с
диким воплем сверзился с крыши. Я же развернулся к новому нападающему, уже
замахивающемуся дубиной.
Не знаю, кто оставил в программе подготовки планетарного десанта контактный бой, и
для чего он нужен во времена энергетического оружия и силовой брони, но сейчас я был
крайне благодарен этому человеку. Как и сержанту, методично выбивавшему из нас дух на
плацу и в спортзале орбитальной базы. Многие часы, суммарно проведенные в спаррингах с
одним, двумя и группой противников, подарили мне хорошую реакцию, умение предсказать
действия нападающего и знание, куда бить, чтобы наверняка лишить его мобильности, и, по
возможности, нанести как можно более тяжелые травмы. Сейчас каждая минута,
проведенная с инструктором по контактному бою, окупалась и дарила мне дополнительные
шансы на выживание.
Я перехватил древко короткого копья, которым меня пытался ударить низкорослый
крепыш с седой шевелюрой, и резко дернул в сторону. Получив удар в челюсть тупой частью
собственного оружия, крепыш «поплыл». Развивая успех, я врезал ему мыском ботинка под
колено, вырвал копье, и наотмашь ударил в голову. Древко, хрустнув, сломалось на две части,
а крепыш, издав странный звук, медленно завалился набок.
Развернувшись, я швырнул тот обломок копья, на котором остался наконечник, в
показавшегося на парапете ублюдка. Не попал, но заставил укрыться, выиграв для себя еще
несколько лишних секунд. Отбросив второй обломок, я подхватил мачете, и снова пустился
бежать. Я мчал, подгоняя сам себя, как во времена курса молодого бойца, где каждая секунда
промедления сказывалась на всем взводе, но этого все равно оказалось недостаточно. Когда
мне уже казалось, что я смогу уйти, что-то прошуршало в воздухе, и левую руку рвануло
сильной болью.
Если бы я рефлекторно не качнулся в сторону за миг до этого, моя песенка была бы
спета. Но и так хорошего было мало: тяжелый дротик, нацеленный мне в спину,
располосовал рукав, а, заодно, и плечо. Боль была нестерпимой, и я, не сдержавшись,
выкрикнул что-то нечленораздельное, чувствуя, как рукав заполняется кровью. Рука повисла
плетью. О том, чтобы пользоваться ею, нечего было и думать.
И, будто этого было недостаточно, на меня свалилась новая напасть. На этот раз я
услышал не шорох, а настоящий гул, и тут же что-то сильно ударило по ногам, оплетая их. Я
запнулся, и рухнул вперед, успев лишь немного сместить вектор падения и подставить
здоровую руку, согнутую в локте, чтоб не приложиться о крышу физиономией. Несмотря на
это, рана на руке отозвалась на падение так, что из глаз слезы брызнули. Я с трудом
перекатился на спину, и сквозь слезы посмотрел на ноги.
Удивление даже боль на миг отогнало. Настоящие, мать их, индейцы! Ноги оплело
самодельное бола из кустарно отлитых гирек и грубой веревки. Концы веревки сплелись
между собой, и, резко дернув, я только запутал всю конструкцию еще сильнее. А через
парапет, тем временем, уже перепрыгивали люди Скульптора, направляясь ко мне.
Стиснув зубы, шипя от боли, я принялся полосовать веревку тесаком. Ну, нет, вы меня
так просто не возьмете, ублюдки! Несколько резких движений – и я освободился. Так, теперь
подняться на ноги. Боец из меня, правда, сейчас никакой, но хотя бы кого-то с собой забрать
постараюсь.
Загудела тетива, свистнула стрела, и ближайший ко мне бандит ткнулся в крышу.
Следом за ним – второй. Кто-то спрыгнул с парапета и рывком вздернул меня на ноги,
заставив вскрикнуть от боли.
– Живой?
Дис. А за парапетом – Марго, накладывающая на тетиву новую стрелу. Хм, снова счет
сравнялся, снова они мне на помощь пришли. Я-то думал, что они уже свалили куда
подальше. Даже странно, как это рыжий на такое решился? Хотя… Что-то его не видно.
– Идти можешь? – Дис, придерживая меня, пятился к парапету. Люди Скульптора, не
решившись маячить под стрелами, укрылись. Значит, немного времени у нас было.
– Могу, – прохрипел я. – Перелезть только помоги, дальше я сам.
– Они уходят! – возбужденно проговорила Марго.
Я бросил взгляд назад. И правда, люди Скульптора отступали. Видимо, не выдержали
психологически, потеряв большое количество своих. Логично. Сколько их осталось, человек
шесть? Преимущество внезапности утеряно, численное тоже… А это, все же, не штурмовой
взвод, который будет переть вперед, пока есть хотя бы небольшой шанс выполнить
поставленную задачу, это банальные уголовники. Что ж, нашим легче. Теперь главное –
свалить отсюда подальше и затаиться. Если после первой стычки со мной они озверели, что
ж теперь-то будет?
***
Система Ориона, орбита Рапсодии, административная станция корпорации
NewVision
Несмотря на поздний час, Миллер застал Баркера сосредоточенно работающим.
Склонившись над клавиатурой, он лихорадочно выстукивал текст, на втором мониторе
виднелись какие-то графики и диаграммы, а на видеостене, в режиме повтора, крутилась
сцена боя на крыше одной из девятиэтажек Серой зоны. Высокий, крепкий мужчина в
кожаной куртке, скупыми, техничными ударами разделывал «под орех» двоих нападающих.
Уклонение, удар, бросок – и камера крупным планом показывает искаженное лицо
рухнувшего в девятиэтажную пропасть неудачника. Второму повезло не больше. Несколько
секунд – и он безжизненно валится набок, получив удар древком собственного копья. Было
видно, что отдел монтажа уже поработал над сценой: в ролик попали наиболее удачные и
эффектно выглядящие кадры. Со стороны происходящее воспринималось, как хорошо
поставленная сцена из кинобоевика.
– Я гляжу, ты в курсе событий, да? – усмехнулся Миллер, показывая на видеостену.
– Ну да, – кивнул тот. – Интересный персонаж. Ты видел его достижения? На Полигоне
чуть больше суток, а уже почти добрался до пятого уровня. Я тут статистику поднял: наш
парень примерно на семьдесят процентов результативнее всех участников шоу за последний
месяц. До него круче был только некто Рэйзер, тоже, кстати, бывший десантник, и тоже не
так давно сброшенный на Рапсодию. Но тот, правда, совсем отморозок. Тоже быстро
пробежался по уровням, взял десятый и вломился в Зеленую зону, выстилая путь трупами.
Мне кажется, он немного поехавший, и ему тут даже нравится. Он на одних приватных
трансляциях столько кредитов срубил, что хватило на топовый комплект аугментаций.
Сейчас уже закрепился в Пределе, обустраивает форпост, активно людей в клан набирает…
Но на сегодня рейтинг упал, показатели сейчас у него средние для его уровня и прогресса
роста. Думаю, это потому, что хороших парней, все-таки, любят больше, чем хладнокровных
убийц.
– Ну, новичка, учитывая статью, по которой он попал к нам, хорошим парнем назвать
тоже сложно… – заметил Миллер.
– Да, но зрители-то этого не знают. Ведет он себя, как классический герой. Второй раз
уже вляпывается в дерьмо, пытаясь вытащить из него других. Люди такое любят. Что же до
его статьи… Мутная там тема какая-то. Не верится, что такой человек способен на это.
– Даже учитывая его «подвиги» на Калибане? – хмыкнул Миллер, наливая себе кофе из
емкости синтезатора.
– Даже учитывая их, – кивнул Баркер.
– Ну, ладно. Хороший он, или плохой, для нас значения не имеет. С рейтингом у него
как, смотрел?
– Смотрел. Для новичка – очень даже. Фокус-группа почти вся залипла.
– И что? Думаешь разрабатывать?
– Скорее да, чем нет. У нас потенциальный чемпион, а это всегда прибыль. Если его
направить в нужное русло… Ты, возможно, не в курсе, но последнее время у нас заметное
падение. Зрители с традиционными ценностями начинают понемногу отваливаться, наелись
чернухи. Нужно дать им кого-то, за кого они смогут болеть. Не очередного отморозка,
который, не раздумывая, перегрызет глотку ближнему за опыт и кредиты, а благородного
героя, борца со злом. Этот парень уже трижды поставил чужие интересы выше собственных.
Сначала – когда спас эту бабенку, потом – когда вернулся в квартиру, чтобы предупредить о
нападении, ну и на крыше еще, когда остался задержать преследователей. Так что есть все
шансы такого героя сделать из него.
– Если бы я хотел с тобой поспорить, я бы сказал, что он вернулся исключительно
потому, что у него не было другого выбора, но в остальном ты прав, и это будет спор ради
спора. В целом, я с тобой согласен.
– Еще бы ты был со мной не согласен, – хохотнул Баркер. – Ладно, рассказывай, с чем
пришел. Я более, чем уверен, что ты не только обсудить новичка притащился.
– Не совсем. Пришел я к тебе именно за этим. Скульптор рвет, мечет, и требует крови.
За последние дни он потерял кучу народа, сегодня была последняя капля. Он требует
натравить на новичка охотников. Его авторитет падает, а рисковать своими людьми он
больше не хочет.
– Как интересно… – проговорил Баркер, потянувшись за планшетом. – Охотников… Я
бы на это посмотрел.
– Но ты же прекрасно понимаешь, что против охотников у новичка шансов не будет,
даже если он не разбежится с этой группой. Ты хочешь так бездарно слить своего
потенциального чемпиона?
– А мы на него туристов натравим. Заодно и проверим, чего он стоит. Только не сразу.
Пусть раны залижет, а пока – пройдет инициацию хотя бы.
– Ты же сам говорил, что до пятого уровня он еще не добрал.
– Ой, да сколько он там не добрал? Дадим плюшку какую-нибудь, вот тебе и уровень.
Заслужил, с утра троих завалил, причем одного прям зрелищно так пустил полетать. А чтобы
наверняка – сгенерируем ему квест на прохождение инициации. Не думаю, что он от халявы
откажется. Выживет – подкинем ништяк и стравим с туристами. Не выживет… Ну, значит, я
ошибался, что поделать. Но что-то мне подсказывает, что никакой ошибки нет. Этот парень
себя еще покажет.
– Ну, хорошо, а если он и инициацию пройдет, и туристов завалит? Что тогда с
Скульптором?
– А что с Скульптором?
– Ты издеваешься? – ухмыльнулся Миллер. – Он мне всю плешь проест. Скульптор
жаждет мести. Если мы его прокидаем, он может заартачиться, и устроить забастовку.
– Даже так? Лихо у нас юниты менеджерами вертят, ничего не скажешь. А не многовато
ли на себя берет этот уголовник?
Миллер исподлобья посмотрел на собеседника. Скульптор был его личной находкой, и
слова товарища сейчас звучали несколько обидно для Стива.
– Ну, ты же знаешь, сколько он нам приносит. Понятно, что в общем потоке это не
самые заметные деньги, но это пока они поступают. А вот если перестанут – поверь,
квартальный отчет будет выглядеть несколько иначе.
– Ладно. Давай так. Ты, пожалуйста, вместе с финотделом, подготовь мне как можно
более подробную сводку по своему подопечному и его банде, а там сядем, посмотрим вместе
и решим. Завтра с утра у меня видеоконфа с топами, давай после нее, часов в одиннадцать. А
я пока отпишу ребятам, пусть придумают плюшку и сгенерят квест для нашего чемпиона.

Глава 9
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Коттеджный поселок. Окрестности границы
Оранжевой зоны.
Обеззараживающее средство зашипело, пузырясь, и я стиснул зубы, чтоб не заорать от
боли. Рана была не особо глубокой, мясо даже шить не пришлось, но боль была адская, и
крови, как с кабана натекло. Гребаный дротик с листовидным, остро заточенным
наконечником, вспорол кожу, сало, и задел какой-то из кровеносных сосудов, отчего и такое
количество крови вытекло. Но – слава богу, все это не смертельно. Получи я такую рану на
службе – на следующий день был бы, как новенький. Здесь будет сложнее.
Чтобы хоть как-то отвлечься от боли, и не мешать лишним вниманием Марго,
обрабатывающей рану, я развернул накопившиеся системные сообщения.
Игрок №12356 ликвидирован! Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком №12356 – 2. Вы получаете
бонус – 200 очков опыта.
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости! 700*2=1400.
Всего получено 1400 очков опыта.
До нового уровня 2850 очков.
Текущий уровень – 4.
Марго закончила с обеззараживанием, и взялась за степлер. По опыту зная, что сейчас
будет чертовски больно, я стиснул зубы, и снова вернулся к уведомлениям.
Игрок №5672 ликвидирован! Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком №12356 – 3. Вы получаете
бонус – 300 очков опыта.
Внимание! Вы ликвидировали инициированного игрока! Вы получаете бонус –
200 очков опыта.
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости! 1000*2=2000.
Всего получено 2000 очков опыта.
До нового уровня 850 очков.
Текущий уровень – 4.
Ага… Ай, больно! Значит, есть еще и другие бонусы, помимо того, что дают за разницу
в уровнях. Не особо крупные, но тоже хорошо, дополнительный рост. До пятого уровня
осталось не так уж и много. Главное – не думать, каким путем получены эти самые очки
опыта. Впрочем, в моем случае – я не виноват. Эти ублюдки сами на меня напали, так что
туда им и дорога. Проклятье, как же больно все-таки!
Я покосился на рану. Марго уже наложила четыре скобы, еще столько же – и готово.
Правда, рыжему, сидящему в углу, явно не нравилось то, что на меня расходовали
драгоценный медресурс. Да и пошел он. Откроет рот – разобью ему морду. Тварь. Ладно я, я-
то сам предложил задержать отморозков Скульптора, но он своих бросил! Дис, кстати,
смотрю, мое мнение вполне разделяет, взгляды, которые он бросает на рыжего, добрыми не
назвать. Так что, возможно, и вмешиваться не придется, сами его на место поставят. Ай, черт,
больно!
Игрок №11878 ликвидирован! Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком №12479 – 1 уровень. Вы
получаете бонус – 100 очков опыта.
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости! 600*2=1200.
Всего получено 1200 очков опыта.
Поздравляем! Вы получаете новый уровень – 5.
Внимание! Доступна инициализация импланта! Проведите инициализацию и
получите доступ к карте сектора, магазину, улучшениям импланта, возможность
объединяться в группы с другими игроками.
Получен бонус – 5000 кредитов.
Всего на счету: 8900 кредитов.
Получен бонус – 1000 очков опыта.
Текущий уровень – 5. До нового уровня 5000 очков опыта.
Прочитанное на миг заставило даже о боли забыть. Вот я и добрался до пятого уровня,
который для обитателей Лимба имел некий сакральный смысл. По-видимому, не только из-за
того, что это была символическая половина пути, после которой открывался доступ в
Элизиум – ведь на деле, заветная «пятерка» – далеко не половина. Скорее, это было связано с
пресловутой инициализацией импланта, которую здесь, почему-то, упорно называют
«инициацией». Не мешало бы узнать, что вообще это означает, и как ее пройти. Спросить у
своих неожиданных компаньонов, что ли?
Марго закончила со скобами, и теперь выдавливала на рану биоклей из тюбика. Когда
же из ее аптечки появился шприц-тюбик с регенероном, рыжий не выдержал.
– Ты на него собираешься вообще все потратить? – буркнул он.
– А тебе какое дело? – не очень приветливо отозвалась Марго.
– Мне? Мне есть дело! – выпятил подбородок рыжий. – Сейчас ты тратишь
медикаменты, а что будет, если ранят кого-то другого? Одного из нас?
– Вообще-то, это мой медпак, – спокойно ответила Марго. – И мне решать, на кого его
тратить. Этот парень остался, чтобы мы могли уйти подальше, и получил ранение, прикрывая
нас. В том числе и тебя, свалившего первым. Знаешь, ему я готова помочь не задумываясь. А
вот насчет тебя уже появляются сомнения.
Рыжий закипел, лицо покрылось красными пятнами, и было видно, что он вот-вот
взорвется.
– Да ты даже имени его не знаешь! И вообще, все, что произошло – произошло именно
из-за него.
– Заткнись, Клаус, – лениво бросил Дис. – Слушать уже тошно. Я считаю, что после
твоих последних выходок, права голоса ты не имеешь. Вместо того, чтобы поблагодарить
человека, прикрывавшего наш отход, и получившего из-за этого ранение, ты хочешь отказать
ему в медицинской помощи. Тебе самому-то не противно?
Крепыш спрятал внушительных размеров нож, который до этого крутил в руках, встал
и прошелся по комнате, остановившись напротив меня.
– Калибан? – поинтересовался Дис, ткнув пальцем в татуировку у меня на плече.
Вооруженный мечом ангел, пытающийся прикрыть обугленными крыльями планету,
выглядел сейчас жутковато: рубец раны разделил татуировку ровно посередине, а
окровавленные скобы медицинского степлера под прозрачным слоем биоклея придавали
рисунку пугающей натуралистичности.
– Планетарный десант, двенадцатый гвардейский, «Драные Коты», – я кивнул и с
вызовом посмотрел на Диса. Меньше всего сейчас мне хотелось говорить о Калибане, но и
отпираться я не собирался.
– А я-то думаю, где тебя видеть мог, – хмыкнул Дис. – Алтай, верно?
– Верно, – я прищурился. Времени с того момента, когда мой голоснимок крутили по
всем новостным каналам, прошло прилично, и я считал, что обо мне давно забыли. Как
выяснилось – не все.
– Ну, это многое объясняет, – Дис ухмыльнулся, и протянул руку для пожатия. –
Орбитальная поддержка, третий дивизион, «Меч правосудия».
Я ухмыльнулся в ответ, и крепко пожал протянутую руку. Я помнил третий дивизион.
Если бы не их корабли – скорее всего, мы бы так и остались тогда на Калибане. А вместе с
нами – несколько сотен тысяч колонистов.
– Рад знакомству, – искренне проговорил я. – Жаль, только, что оно проходит при таких
обстоятельствах.
– Вы что, знаете друг друга? – со странными интонациями в голосе спросил Клаус.
– Не лично, – покачал головой Дис. – Воевали вместе. Он – на планете, я – в космосе.
Дис явно не собирался выкладывать подробности, и я был ему за это благодарен. Хотя,
думаю, рано или поздно эта тема все равно всплывет. Если я, конечно, вдруг останусь с
этими ребятами.
– Остальных ты уже знаешь, но представлю официально. Марго – наш стрелок и медик,
Фрай – в прошлом инженер, сейчас использует свои навыки, чтобы мастерить из говна и
палок всякие убивательные штуки. Наши гарпуны сделал именно он. Клаус, – подробнее
представлять его Дис не стал. Не удивлюсь, если еще пару дней назад за именем рыжего
следовало что-то типа «наш лидер», но сейчас лидер жидко обосрался, и уважения к нему у
остальных членов группы резко поубивалось.
– Мы все здесь сравнительно недолго, от двух недель до месяца. С нормальными
людьми тут напряженка, потому получилось так, что сбились в группу. Так сложнее
прятаться, но проще выживать. Думаю, сейчас я выражу общее мнение, если предложу тебе
присоединиться.
– Не общее! – выступил Клаус. – Я против! Он вообще новичок, даже до пятого уровня
не добрался! И инициацию не прошел! И вообще, мы его знаем несколько часов!
– И за эти несколько часов он проявил себя только с хорошей стороны. В отличие от
некоторых, – проговорил Дис. Голос его звучал спокойно и ровно, но лично мне в нем
послышалась угроза. Судя по тому, как отступил в сторону Клаус – ему тоже.
– Что же до пятого уровня и инициации, – продолжил Дис, – то, если меня не
обманывает имплант, Алтай только что взял «пятерку». А значит, готов провести сопряжение.
Ты забываешь, Клаус, что мы и сами все вместе проходили инициацию.
– Ему я помогать не буду! – решительно отрезал рыжий. Да, черт побери, где ж я ему
так насолил-то? Или ему просто настолько стыдно за свои недавние поступки, что он этот
стыд маскирует так? Ладно, плевать на него.
– Для начала будет хорошо, если мне объяснят, что это за инициация такая, и как ее
пройти, – проговорил я, благодарно кивнув Марго, и вставая со стула. Рука болела, но уже не
так сильно – анестетики, которые содержались в биоклее, начали свою работу. Вообще, мне
очень повезло, что у Марго оказался полноценный медпак, и что она на меня даже
регенерона не пожалела. Можно надеяться, что завтра я буду, если и не как новенький, то, во
всяком случае, вполне смогу активно действовать, не опасаясь, что левая рука меня подведет.
– Ты не в курсе? – вроде как даже удивился Дис. – Ну, не вопрос. Слушай тогда.
***
Я сидел на втором этаже типового коттеджа, пялясь в темноту за окном, и осмысливал
всю полученную информацию.
С инициацей, как выяснилось, все было просто и сложно одновременно. По крайней
мере, выкалывать глаз циклопу и лишать девственности красавицу не требовалось, как
можно было бы решить по пафосному названию. Инициация – по сути, сопряжение базового
импланта, который устанавливали всем перед выброской на Рапсодию, с некоей
ретрансляционной станцией. Сопряжение начиналось автоматически, стоило игроку
оказаться в зоне действия станции, и подтвердить намерение инициализировать имплант. То
есть, все просто.
Сложности начинались дальше. Первая состояла в том, что для сопряжения, расстояние
от импланта до станции не должно превышать пяти метров по горизонтали. Вторая плавно
вытекала из первой: станция находилась на крыше той самой двенадцатиэтажки, свечой
торчащей посреди сектора, которую я, еще в первый день пребывания на Полигоне
определил, как самую высокую точку в этой местности.
Само собой разумеется, что местонахождение ретрансляционной станции известно
практически всем в этом секторе, и на новичков, которые дожили до получения пятого
уровня и решили пройти пресловутую инициацию, нередко устраивали засады. Негласные
правила Лимба запрещали валить игроков на входе в здание, однако никаких штрафов за это
администрация не накладывала, потому в окрестностях постоянно паслись бродяги,
решившие попытать удачи. Все же вероятность поднять что-то полезное с игрока пятого
уровня намного выше, чем взять добрый лут с нулевика.
Вопрос, проходить инициацию или нет, для меня не стоял. Первое и самое главное – в
Зеленую зону пускали только игроков с инициализированным имплантом. Хоть до
двадцатого уровня докачайся, а если не «взял вышку», как иногда называли местные весь
этот обряд, проход закрыт. Только в Зеленой зоне можно купить броню, оружие и
аугментации, дающие шанс выжить в Оранжевой и Красной зонах. А именно туда я и
собирался в дальнейшем податься. Мотивация простая: несмотря на более высокий уровень
опасности этих зон, имея толковое оружие и снаряжение, там я смогу постоять за себя более
эффективно, чем в Лимбе, где биться за жизнь приходится подручными средствами, и где
тебя могут банально запинать толпой. Ну и вероятность заработать выше. Раз уж я здесь
надолго (произносить «навсегда» мне не хотелось даже мысленно), нужно, хотя бы,
обеспечить себе приемлемый уровень комфорта, а не питаться тем, что дрон-гуманитарщик
подаст.
Ну, и помимо этого плюшки имелись. После прохождения инициации игроку
открывался доступ к виртуальному магазину Полигона, где за заработанные кредиты можно
было купить вполне осязаемые ништяки с индивидуальной доставкой все тем же дроном.
Медикаменты, еду, воду, разрешенное к применению оружие, снаряжение… Уже одно это
звучало заманчиво. А еще открывался доступ к дополнительным модулям базового импланта,
карте сектора и рейтингу игроков.
На первый взгляд, самой бесполезной штукой из этого всего казался рейтинг игроков,
однако это было не так. Рейтинг рассчитывался по хитрой формуле, которую, само собой,
игрокам не раскрывали, и транслировался не только им, но и зрителям. А тут уже все просто:
чем выше рейтинг, тем больше тебя смотрят, чем больше тебя смотрят, тем выше
вероятность, что тебе задонатят, чем больше тебе донатят – тем больше ты можешь купить
ништяков, которые повышают шансы на выживание. Так что тоже неплохая фича. В общем,
надо хорошо подумать, и «брать вышку». Других вариантов нет.
Чуть слышно скрипнула ступенька лестницы, ведущей на второй этаж, и я сместился в
тень. Не думаю, что кто-то пробрался в коттедж, но у меня и внутри недоброжелатель
имелся. Мало ли, может, Клаус понадеялся, что я уснул на дежурстве и идет воткнуть какой-
нибудь свинокол мне в брюхо?
Но это был не Клаус. По лестнице поднялся Дис, замер на секунду, пытаясь отыскать
мой силуэт в темноте, кивнул и присел у окна.
– Ну, как тут? Спокойно? – поинтересовался бывший артиллерист.
– Насколько могу видеть – да. Вот только видеть могу недалеко, – скаламбурил я.
В коттеджном поселке, раскинувшемся за промзонами, и правда было тихо и спокойно.
Гораздо спокойнее, чем в центре сектора. Наверное, потому, что синтбетонные многоэтажные
постройки давали ощущение большей безопасности, чем отпечатанные из отходов
производства коттеджи, практически полностью состоящие из полипласта. Мы пришли сюда
после схватки на крыше, убедившись, что люди Скульптора на самом деле отступили, и
изрядно попетляв по окрестностям, чтобы сбросить вероятный «хвост». Тем не менее, стоило
держать ухо востро. Потому и сделали посменные дежурства. Хотя, скажу честно, толка в
них было не так уж много: хрен тут чего выглядишь в темноте такой. Ферра, спутник
Рапсодии, оказалась закрыта низкими тучами, и тьма была такой, что хоть глаз выколи. Я,
лично, больше надеялся на слух и на импровизированные сигналки, которые Дис с Фраем
расставили вокруг коттеджа.
– А ты чего? Не спится? – я взглянул на часы. До смены Диса было еще двадцать минут.
– Да, есть такое.
– Ну, раз уж ты здесь, расскажи мне тогда про этого гребаного Скульптора. А то я с того
момента, как попал сюда, только о нем и слышу, а подробностей не знаю.
– Да тут нечего особо рассказывать, – пожал плечами Дис. – Уголовник с одной из
колониальных планет. Рецидивист. Последний раз натворил чего-то такого, что в тюрьме его
ждала только смерть. Выбрал Полигон вместо пожизненного, нажал на какие-то рычаги, и
его сбросили сюда вместе с верными головорезами. Через некоторое время взял власть в
секторе. Ну, насколько ее можно назвать властью. Во всяком случае, другие группировки он
отсюда выдавил или заставил притихнуть. Набрал себе еще людей. Отморозок редчайший.
Насколько понимаю, имеет каналы связи с администрацией, как большая шишка в секторе.
Толкает дурь, которую ему все та же администрация поставляет дронами. Взамен проводит
дорогостоящие перформансы для приватных каналов. Ловят новичков, устраивают «гэнг-
бэнг» с их участием, а потом Скульптор самолично, при помощи хирургического набора и
анестетиков делает из них скульптурные композиции. Подробностей не знаю, но,
представляя его публику, думаю, что выглядит не очень приятно. Псих, одним словом. То, что
он заимел на нас зуб – крайне плохо. Мы здесь до этого особо не отсвечивали.
– Извини… – проговорил я.
– Да ну, за что извиняться? – пожал плечами Дис. – Так сложились звезды.
Мы помолчали некоторое время, а потом Дис снова нарушил тишину.
– Что думаешь по поводу инициации?
– Да что тут думать? Надо проходить. Я не хочу тут зависать надолго. Не знаю, что там
будет в Пределе и Инферно, но то, что здесь я оставаться желания не имею – факт.
– Правильное решение. Я помогу. Остальных тащить с собой не стоит, вдвоем у нас
лучше получится. Нужно только подождать, пока страсти поулягутся. Залечь на несколько
дней, глядишь, и Скульптор бдительность ослабит.
Я хотел что-то сказать, но мое внимание привлекло мерцание системного уведомления.
Моргнув на иконку, я быстро прочитал высветившийся текст, и хмыкнул.
– За предложенную помощь – спасибо. Приму без выпендрежа. Вот только подождать…
Подождать, боюсь, не получится.
Я снова пробежал взглядом текст уведомления, и покачал головой. Черт побери, что бы
это могло значить?

Глава 10
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Коттеджный поселок, окрестности границы
Оранжевой зоны.
Внимание! Доступно новое специальное задание – «Захват флага».
Проведите инициализацию импланта и получите награду.
– Любой предмет из магазина на выбор, включая оружие, разрешенное к
применению по правилам сектора;
– стандартный набор для выживания;
– 3000 очков опыта;
– 25000 кредитов.
Опыт и кредиты начисляются сразу по завершению сопряжения импланта.
Выбранные предметы доставляются в заданные координаты по требованию игрока.
Внимание! Задание имеет ограничение по времени – 36 часов. Время пошло!
– Ни разу не слышал о таком, – удивился Дис, когда я рассказал ему о полученном
задании, умолчав, впрочем, про материальные плюшки и уменьшив количество кредитов,
которые система сулила за выполнение квеста. Он выглядит нормальным парнем, но кто
знает, на что способен человек на Полигоне ради того, чтобы повысить свои шансы на
выживание? Да и безоговорочно верить всем подряд тоже затея глупая. Сюда просто так не
попадают.
– Я считаю, стоит рискнуть, – продолжил Дис. – Опыт и кредиты на дороге не
валяются. Думаю, вдвоем у нас получится пройти незамеченными. Крюк только сделаем
побольше, чтобы владения Скульптора стороной обойти. Завтра вечером и пойдем. Если ты
согласен, конечно.
Согласен ли я? Да конечно согласен! Три тысячи опыта – это половина того, что нужно
для получения шестого уровня. Да и «двадцать пять тысяч кредитов» звучит внушительно.
Это мое месячное жалование со всеми надбавками. А уж «предмет на выбор» вообще звучит,
как сказка на ночь. Я представил охотничий арбалет с четырехкратным прицелом,
полиамидным ложем и дальностью боя до двухсот метров, и едва не застонал от
предвкушения. А там еще и какой-то стандартный набор для выживания… В общем, да, Дис
прав. Задание нужно выполнять. А там, глядишь, и будет чем отбить охоту на нас охотиться.
– Согласен, – я кивнул. – Не думаю, что стоит упускать то, что само идет в руки.
Инициацию и так, и так проходить, так что лучше рискнуть и сорвать куш, чем
перестраховаться и не получить ничего.
– Тогда давай, иди отсыпайся. Тебе надо восстановиться, а во сне регенерон действует
лучше. Я пока подумаю. Днем проснемся – обсудим план, а к вечеру двинем. Идет?
– Идет, – я встал, и, оставив Диса досиживать свою смену, отправился спать.
***
Мы вышли, как только окончательно стемнело. Ночи на Рапсодии были по-настоящему
темными. Из-за каких-то особенностей атмосферы, даже когда Ферра не была скрыта
низкими, тяжелыми тучами, ее света было недостаточно для того, чтобы как следует
освещать поверхность планеты в темное время суток.
Мы покинули дворик через соседний двор, и описали большой крюк, выходя из
коттеджного поселка с другой стороны. Дис уверенно шел вперед, прекрасно ориентируясь в
темноте. Отчасти это объяснялось тем, что он неплохо знал эту местность, но большая
заслуга принадлежала интерактивной карте, доступ к которой бывший артиллерист открыл
после прохождения инициации. Насколько я понял, сейчас карта была развернута перед ним
в режиме дополненной реальности, и он в реальном времени мог отслеживать свое
местоположение.
По плану нам предстояло пройти около четырех километров по краю сектора, минуя
места, в которых нас могли ждать неожиданные встречи с нежелательными людьми. По
словам Диса, это была самая граница с Оранжевой зоной, но опасаться, якобы, было нечего:
вдоль границы располагались форты, охраняющие условно-безопасную Серую зону от
вторжения с нерасчищенных земель. Несмотря на это, мне было несколько не по себе. Уж
кто-кто, а я неплохо знал, ЧТО может приползти с зараженных ксеносами территорий.
Приходилось сталкиваться.
Не придавала уверенности и информация, пришедшая днем в рассылке и озвученная
мне Дисом. Какому-то бедолаге хватило везения вляпаться в ловушку ксеносов, и район,
прилегающий к интересующему нас, накрыло туманом. А где туман – там, само собой, и
туманники. В общем, все происходящее меня максимально не радовало. Если добавить сюда
еще и обозленного босса местной мафии… Осторожность следовало утроить, хотя, казалось
бы, куда уж дальше?
Я поежился от холода, и стер с лица изморось, брошенную пронзительным ветром.
Дома справа нахохлились и хмуро смотрели провалами окон на пустырь, по которому
пробирались мы с Дисом. Открытое пространство слева напрягало и тревожило. Поведя
плечами, я мысленно выругался: с такой погодой будет очень сложно не заказать в качестве
«предмета из магазина на выбор» всесезонную куртку с подогревом. Кровь на рукаве я кое-
как оттер, но внутри, на подкладке все равно чудилась грубая корка. На паре бандосов там, на
крыше, одежка была попрезентабельнее, жаль, что времени снять не было. Да и браслеты
проверить не мешало бы. Как минимум, у одного из банды, того, что успел пройти
инициацию, могло бы найтись что-то интересное. Черт. Кажется, я начинаю рассуждать, как
обитатели Полигона. Впрочем, почему «как», если я теперь – один из них? Тяжелая для
осознания мысль, но нужно к ней привыкнуть. Я тут не в гостях, мне здесь жить, как бы
хреново это не звучало. И, чем быстрее я с этой мыслью свыкнусь, тем дольше проживу. По-
другому никак.
Новый порыв ветра донес до нас тоскливый собачий вой. Я аж замер на мгновение.
Как-то совсем не ожидал я услышать здесь подобный звук. И звучал он странно. Вроде бы и
обычная собака воет, но как-то жутко, инфернально. Я посмотрел на Диса. Говорить он не
стал ничего, но, по выражению лица, которое адаптировавшиеся к темноте глаза различали
достаточно хорошо, можно было сделать вывод, что ему этот вой не понравился. Рука
бывшего артиллериста крепче сжала гарпунное ружье, и он пошел быстрее. Мое настроение
испортилось окончательно.
Вой стал громче, ближе, и к нему присоединились еще несколько голосов. Дис то и
дело бросал нервные взгляды по сторонам, как будто намечая пути отступления. Это мне не
понравилось уже окончательно, я догнал товарища и шепотом спросил у него:
– Что это? Чего ты задергался?
– Собаки. Некогда объяснять. Давай быстрее! – говорил он быстро и отрывисто. Мне
показалось, что крепыш боится. Странно. Я бы Диса пугливым не назвал. Или все дело в том,
что он знает, чего нужно бояться, а я нет?
Одна из псин взвыла совсем недалеко, и Дис, коротко приказав следовать за ним,
сорвался на бег. Меня дважды просить не пришлось. Было в этом вое что-то непривычное, не
земное, чужое…
Впереди показалось недостроенное сооружение из синтбетона. Одноэтажная коробка
пять на десять метров поднималась из не зарытого еще котлована, у нее не хватало одной
стены и внутренних перегородок. К моему удивлению, Дис направился именно туда. Мне не
оставалось ничего, кроме как припустить следом, полностью положившись на знания
товарища об этом месте и его опасностях, хотя самому мне такой выбор убежища казался
странным. В небольшой коробке путей к отступлению не будет, с пространством для маневра
тоже напряженка. Впрочем…
Я представил себе схватку с одичавшими собаками посреди пустыря, и меня, несмотря
на промозглый ветер, бросило в жар. Ну, да. Все же там, где можно прижаться к стене,
принять бой с таким противником будет безопаснее. Но, может, отстанут псины? Не нападут?
Хорошенько оттолкнувшись от края, я, вслед за Дисом, перемахнул через котлован, и
едва не кувыркнулся, споткнувшись о неровность в синтбетоне. Выругавшись я отпрыгнул в
сторону.
Дис припал на колено, сжимая гарпунное ружье и целясь в темноту.
– Нужно постараться удержать их на расстоянии, – бросил Дис. – Инстинкт
самосохранения у них отсутствует напрочь, так что просто спугнуть не получится. Целься
лучше, бей наверняка, и ни в коем случае не давай им тебя кусать!
Я лишь кивнул, и перехватил свой гарпун, реквизированный на время вылазки у Фрая, в
положение для стрельбы.
Ружья для всей честной компании Фрай изготовил сам, из обрезков
металлопластиковых трубок и мощных пружин. Рукоять и приклад были выточены из дерева,
в качестве гарпунов служили стержни из нержавейки с заостренными наконечниками.
Дотошный технарь даже спусковые механизмы сделал. Эффективная дальность стрельбы у
такого оружия была не очень высокой – шагов пятнадцать-двадцать, а на перезарядку ружья
уходили две-три секунды, но все равно это было лучше, чем оружие исключительно
ближнего боя.
Как по заказу, тучи разошлись в стороны, и Ферра осветила пустырь своим тусклым
светом. Света было недостаточно, чтобы сказать, что видно стало хорошо, но, для
привыкших к темноте глаз и это было большим преимуществом. Напрягая зрение, я смог
различить несколько крупных фигур, несущихся по пустырю, и напоминающих собачьи
весьма отдаленно. Фигуры мчали прямо на нас. Сомнений не осталось: собаки учуяли
добычу, и схватки не избежать.
Последовав примеру Диса, я припал на колено, и навел гарпун на то место, где через
несколько секунд должна была появиться первая псина. С прицельными приспособлениями у
самодельных ружей все было очень плохо, наводиться приходилось на глаз, усердно читаю
при этом молитвы всем известным и неизвестным богам, прямо или косвенно могущим
повлиять на результативность выстрела. Думаю, на первом месте в этом пантеоне стояла
вовсе не богиня охоты Артемида, а старушка Фортуна – потому что иначе, чем удачей,
попадание из этой штуковины по быстро движущейся цели объяснить было нельзя.
И сегодня она была на нашей стороне.
Мы с Дисом выстрелили практически одновременно, и две крупные псины, бегущие
первыми, кувыркнулись под ноги товаркам. Это подарило нам те самые пару секунд, за
которые мы могли перезарядить оружие. Дис успел, я – почти. На этом благосклонность
богини удачи закончилась.
На то, чтоб вскинуть ружье, времени не хватило. Крупная тварь взвилась в воздух и
врезалась в меня могучей грудью, опрокидывая на спину. Я вскинул левую руку, и ухватил
тварь за короткую, жесткую шерсть под челюстью. «Ни в коем случае не давай себя кусать»
наказал Дис. Ну, да, можно подумать, я тут весь горю желанием быть искусанным. Или он
имел в виду нечто другое?
Мощные лапы псины рванули куртку на груди, большие, тупые когти при этом
доставили весьма неприятные ощущения. Что-то выкрикнув, я поднял ружье, упер его в
челюсть собаке и вжал спуск, надеясь, что самодельное оружие не даст осечки.
Не дало. Заточенный прут пробил псине череп и застрял. С усилием отбросив обмякшее
и потяжелевшее тело в сторону, я откатился и вскочил на ноги, отпрыгивая вглубь коробки.
Ко мне метнулась быстрая тень, и я наотмашь ударил разряженным ружьем. Собака
рыкнула, и отскочила, а я отбросил бесполезное теперь оружие, и рванул с рюкзака мачете.
Присмотревшись, я понял, что это одна из двух собак, по которым мы с Дисом успели
выстрелить – в груди у псины торчал гарпун, с него что-то капало. Видимо, один из нас
попал не так удачно, как хотелось бы. Ладно, сейчас мы это исправим.
Получившая взбучку тварь, еще и завидев оружие, стала осторожнее. Припав на
мощных лапах к земле, она водила мордой из стороны в сторону, выбирая момент. Я пятился
назад. Собаке нельзя показывать свой страх, но, кажется, этой образине все равно, боятся ее
или нет. Сейчас это была биологическая машина, заточенная под одну цель – убивать.
Я сделал ложный замах, и собака, среагировав на агрессию, ринулась на меня. Я резко
повернулся всем корпусом, уходя с линии атаки, и мощным боковым ударом вбил носок
ботинка ей под ребра. Ослабленная предыдущим ранением псина взвизгнула, отлетев в
сторону и на миг потеряв ориентацию в пространстве, я прыгнул следом и обрушил мачете
на спину, покрытую свалявшейся шерстью.
Сухой веткой хрустнул позвоночник, псина истошно взвыла, предчувствуя скорую
кончину. Которую я ей и подарил, практически отделив голову от тела вторым ударом.
Закончив, я развернулся на месте, ища новых врагов, но их, хвала богам, не было.
В паре метров от меня поднимался с пола Дис, кажется, просто сломавший шею
прыгнувшей на него собаке. Силен, бродяга. Я осмотрелся, поднял ружье, и с огорчением
понял, что дистанционного оружия у меня снова нет. Трубка, из которой был изготовлен
ствол ружья, погнулась и лопнула от удара. Доломав ее окончательно, я забросил обломки в
рюкзак: там еще пружина осталась, рукоять с прикладом и спусковой механизм. Фраю отдам.
Не думаю, что для него будет большой проблемой сделать новое ружье.
– Не укусила? – первым делом обеспокоенно поинтересовался Дис. Когда я покачал
головой, он облегченно выдохнул. – Повезло нам с тобой. Отбились.
Я, если честно, не очень понимал его обеспокоенность. Ну, собаки, ну, одичавшие,
потому опасные, да. Но не слишком ли он их переоценивает?
Когда я озвучил ему свои соображения, парень только хмыкнул и проговорил:
– Оповещения посмотри.
Я не стал спорить, и сосредоточился на мерцающей красным иконке.
Уничтожен морф. Степень изменений – 2. Донор – собака, одичавшее домашнее
животное, зараженное ксеновирусом.
Степень опасности – вариативная. Степень опасности конкретной особи – 2.
Дополнительная опасность – высокая вероятность заражения.
Вы получаете 1000 очков опыта.
Получена награда – 1000 кредитов.
Внимание! Разблокировано достижение – «Убийца морфов». Ранг достижения – 1.
Для обновления ранга, уничтожьте не менее 10 морфов. Прогресс – 3/10.
Убивая морфов, вы помогаете возродить Рапсодию. Уничтожайте
инфицированных ксеновирусом людей и животных и получайте бонусы от
администрации.
Получен бонус за разблокированное достижение – 500 кредитов, 500 очков опыта.
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости. 1500*2=3000.
За второго морфа дали еще тысячу кредитов, тысячу опыта, и снова сработал
множитель. Я с недоумением смотрел на итоговый результат:
Всего на счету: 11 400 кредитов.
Всего получено опыта: 5000.
Поздравляем! Вы получаете новый уровень.
Текущий уровень – 6. До нового уровня 7000 очков опыта.
Ох ты ж нихрена ж себе! Всего две псины – и такой результат. Кстати, а почему
прогресс достижения показывает трех убитых морфов? Туманника тоже засчитали? Ну, да,
было что-то про замороженный прогресс достижения тогда, помню. Получение достижения
не отметили, но прогресс считать начали. Странно. Да и опыта за туманника дали тогда всего
250 очков. Почему? Хрен его знает. Впрочем, неудивительно, если такая гигантская система
иногда глючит. От такого никто не застрахован.
– Кажется, я знаю, о чем ты думаешь, – насмешливо проговорил Дис. – Зачем грызть
друг другу глотки в Лимбе, если в Оранжевой зоне водятся песики, за победу над каждым из
которых отсыпают неплохое количество плюшек, да?
Я пожал плечами, но вышло это несколько неуверенно, потому что такая мысль у меня
и правда проскочила.
– Выброси из головы, – Дис вдруг заговорил серьезно. – Такие мысли до добра не
доводят. Эти твари – самое безобидное из того, что обитает в Пределе. Изменения второй
степени, видел? И даже эти шавки, сбившись в стаю, схарчат тебя, и не подавятся. А если
охотники в Пределе вовремя не выявят и не завалят такую стаю, и изменения зайдут
дальше… В общем, нечего и думать. Да, в Оранжевую уходить нужно, но только после
посещения Элизиума. Без серьезного оружия, брони и аугментаций там не выжить.
Я присел на корточки и внимательно рассмотрел труп. Да, пожалуй, Дис прав.
Обычной собакой такое существо можно было назвать, лишь глянув на нее мельком и в
темноте. Тварь была явно больше и сильнее обычных одичалых дворняг. Тело бугрится
мускулами, когти увеличены, пасть тоже заметно изменена. Шерсть свалявшаяся, с
проплешинами, кое-где видны язвы, из которых сочится черная жидкость. Изменения второй
степени, говорите? Да, не хотел бы я встретиться с ее более «прокачанным» вариантом.
Во время войны мне приходилось иметь дело с тварями ксеносов, но это были их
искусственные, специально выведенные боевые единицы. С морфами же, получившимися в
результате воздействия ксеновируса до этого сталкиваться не приходилось, если не считать
туманника – планетарный десант не выполнял зачисток, для этого существовали другие
подразделения. И сейчас, от осознания того, что такая мерзость получилась на базе
привычных животных, становилось как-то особенно жутко.
– Насмотрелся? – хмуро спросил Дис. – Тогда пошли дальше. Нельзя терять времени.
Если эти твари оказались здесь, значит, где-то в Оранжевой прорыв, черт знает, что сюда еще
могло припереться. Нам еще, как-никак, инициировать тебя надо.
Я согласно кивнул, выпрямился, и поправил ремни рюкзака. Почему-то сейчас ночь мне
показалась еще более зловещей и неуютной, чем еще двадцать минут назад.

Глава 11
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы.
После нападения собак мы все-таки решили сместиться в жилые кварталы. Да, риск
нарваться на людей Скульптора, или других игроков, падких до халявы, повышался, но
слишком уж неуютно стало на пустыре. А еще в отдалении раздавалась орудийная пальба –
работали батареи фортов, стоящих на рубежах зон. Видимо, в Оранжевой действительно
происходило что-то нехорошее, потому, чем дальше мы окажемся от границы – тем лучше.
Через застройку шли еще медленнее, чем до этого. Каждый раз, когда нужно было
пересечь открытую местность, подолгу осматривались и прислушивались, замерев в тени. И
это было оправданно. Один раз мы чуть не нарвались на группу из шести человек,
двигавшихся так, что сразу было понятно: вышли на охоту. Связываться с ними явно не
стоило, так что мы, сидя в кустах, дождались, когда они пройдут мимо, изменили
направление и обошли это место стороной. Чуть позже просидели несколько минут,
пропуская настороженную троицу, отходящую между домами вглубь жилого сектора. Если не
считать того раза, когда я чуть не нарвался на людей Скульптора, это была моя первая ночь на
Рапсодии, которую я проводил «в поле», и, сказать по правде, я был удивлен ночным
оживлением. Кстати, оно могло говорить и о том, что вычислить нас людям Скульптора будет
сложнее – если, конечно, они продолжают патрулирование. Правда, думаю, для нас не будет
особой разницы, нарвемся мы на банду Скульптора или на какую-нибудь другую. Это у меня
мышление еще не до конца поменялось, а вот для всех этих людей вокруг мы – не более, чем
источник опыта и возможных ништяков.
Из-за нездорового оживления останавливаться приходилось часто. Дис связывал эти
миграции еще и с выбросом тумана. Видимо, накрыло оживленную часть сектора, и ничего
хорошего для нас это не предвещало. У меня появлялись даже предательские мыслишки
бросить все это дело, вернуться на базу и выждать, пока ситуация не изменится, но «жаба»,
изрядно стимулируемая таймером, неумолимо отсчитывающим время, оставшееся до того
момента, как карета превратится в тыкву, была категорически против. Да и прошли мы
больше половины пути, глупо было бы сейчас просто вернуться назад.
Внезапно темноту разорвала вспышка, на миг осветившая окрестности, высветлившая
силуэты домов и отпечатав их на сетчатке. Мы, как по команде, залегли в высокой траве,
затянувшей пространство между домами. Яркий болид перечеркнул ночное небо, а потом
послышался рев тормозных двигателей. Спасательная капсула, сброшенная с орбиты на
Рапсодию, потанцевав несколько секунд на огненном хвосте, опустилась на поверхность
планеты. Ты гляди, как бережно! Меня по-другому сбрасывали!
За первой капсулой последовали еще несколько. Всего я насчитал восемь штук, и, как
минимум, две из них были значительно крупнее, чем стандартные одноместные. Сегодня на
Полигоне солидное прибавление. М-да. Хорошо, что меня одного высаживали. Не хотел бы я
оказаться в пятиместной капсуле с матерыми уголовниками. Даже представлять не хочется,
что там сейчас может твориться. Сильно сомневаюсь, что новички соберутся в дружную
команду.
– Свежее мясо, – подтвердил Дис мои догадки. – В зоне высадки сейчас веселуха
начнется. Гляди-ка, фартовый ты, нам сегодня все на руку.
– Особенно нападение собак на руку сыграло, – хмыкнул я, но Дис пропустил мою
реплику мимо ушей.
– Придется еще раз корректировать маршрут. Сейчас туда шакалье потянется. Народу
скинули много, так что там начнется рубилово настоящее. Нам оно точно не надо. Обойдем.
Будто подтверждая сказанное Дисом, со стороны зоны высадки донесся мучительный
крик боли, отразившийся от стен и эхом заметавшийся по тесным дворам. Пошла движуха.
Слева, в отдалении, послышался топот: несколько человек, не скрываясь, бежали к зоне
высадки. Дис выругался.
– Придется идти по развалинам. Черт. Кажется, какая-то из группировок за свежим
мясом вышла. Ну, да, такую крупную поставку они не пропустят. Видать, шакалам сегодня
ничего не обломится. Пошли, хватит тут валяться, а то нарвемся на кого-нибудь. Как-то
слишком людно здесь сегодня.
Сместившись влево, мы обогнули дом, и, пригибаясь, припустили дальше. Вот только
удалиться от зоны высадки на нормальное расстояние не выходило при всем желании.
Развалины многоэтажек, не переживших городские бои и орбитальную бомбардировку, были
попросту непроходимы, в обломках и грудах крошева, в которые превратились синтбетонные
постройки, запросто можно было переломать ноги, потому передвигаться приходилось по
своеобразному лабиринту, петляющему по развалинам в непредсказуемом направлении. Было
видно, что Дису идея обойти севшие капсулы этой дорогой уже не казалась хорошей, но
возвращаться было смысла уже не было.
Лабиринт извернулся в очередной раз, впереди показалось какое-то свечение, и я замер,
присев на корточки. Справа руины закончились, сойдя на нет, блуждая по развалинам, мы
оказались совсем близко от спасательных капсул, и, если бы кто-то специально наблюдал за
этим местом, нас наверняка бы легко «срисовали». Вот только тем, кто находился у капсул,
было не до наблюдений. Я во все глаза уставился на разворачивавшуюся перед нами картину.
Одна из капсул горела – видимо, тормозные двигатели не выработали все топливо, а
посадка вышла жесткой. Казалось бы, спускаемые аппараты, даже одноразовые, должны
делаться из негорючих материалов, а вот поди ж ты, полыхает. Видимо, на Рапсодию снова
сбрасывали хлам и неликвид времен начала космической эры, который «NewVision» скупала
по всей Федерации, и который им с радостью продавали за бесценок. Утилизация, на
которую не только тратиться не нужно, но еще и тебе приплачивают, мечта просто.
Капсулы сели кучно, и отблески пламени освещали все, происходящее возле них. А
происходило там… Ну, то, что Дис и предсказал.
На земле, в лужах крови лежали несколько тел в оранжевой одежде заключенных –
вновь прибывшие, в первую очередь, схватились между собой, не договорившись. А вот
потом объединиться их заставили обстоятельства.
Те, кто остались живы, сбились в кучу. Вокруг них не спеша, уверенно, сжималось
кольцо обитателей Полигона. У новичков оружия видно не было, а вот местные сжимали в
руках дубины, цепи, прочее ударно-дробящее. Чуть в стороне контролировали ситуацию двое
с дальнобойным оружием: лучник и арбалетчик. По поведению «принимающей стороны»
было видно, что их цель – захватить как можно больше новичков живыми. В противном
случае тут давно остались бы одни трупы.
У одного из новичков не выдержали нервы. Издав гортанный крик, он кинулся на
сжимающих кольцо «местных», получил в голову битой, и рухнул, как подкошенный. Это
послужило для обитателей Полигона сигналом к атаке. Зазвучали глухие удары,
послышались подбадривающие крики. Участь новичков была предрешена.
От нас до капсул было не больше пятидесяти метров, и все происходящее было видно,
как на ладони. Вот упал с раскроенным черепом пожилой мужчина с синими от татуировок
руками и большим, хищным носом. Вот кому-то из новичков удалось вырвать дубину у
нападающего и применить ее по назначению, но развить успех ему не дали: арбалетчик
вовремя заметил угрозу, и на землю упало еще одно тело в оранжевом комбинезоне…
Смотреть, как избивают людей, было тяжело. Приходилось все время напоминать себе,
что на Рапсодию невинных овечек не сбрасывают, и у каждого из новичков вполне может
быть личное кладбище за плечами, но помогало это плохо. Такой уж у меня характер, ничего
не поделать. Разум требовал не отсвечивать и затаиться, а лучше и вовсе покинуть это место,
тело же рвалось в бой. А когда я увидел следующую картину, меня и вовсе затрясло.
Большая часть новичков валялась на земле, некоторых из них утащили куда-то в
темноту. Активное сопротивление оказывали лишь несколько человек, прижавшихся к
капсуле. Рослый парень средних лет, завладев дубиной одного из нападающих, прикрывал
собой девушку. Невысокая, темноволосая, она явно пребывала в ужасе от происходящего и
не была способна к каким-либо действиям, будь то сопротивление или побег. Прикрыв лицо
руками, она сжалась в комок, и вздрагивала от каждого удара, гулко разносившегося по
пустырю. Спустя несколько секунд ее защитник остался один, и на него тут же насели двое.
Первый удар новичку удалось заблокировать, но второй бросил его на землю. Нападающий с
каким-то остервенением опустил дубину на голову поверженного врага, послышался
чавкающий звук, и парень затих. Победитель с гиканьем подскочил к девчонке, и ухватил ее
за волосы. Тишину разрезал пронзительный девичий крик, и меня накрыло.
Визг девчонки метался между домами, ввинчиваясь в мозг, а я уносился все дальше от
этого места, за десятки световых лет от Рапсодии. Туда, где я, перепачканный кровью, держал
на руках обезображенное женское тело, в безумной надежде вглядываясь в скованные
смертью черты лица, мечтая только об одном – чтобы все это было ночным кошмаром,
дурным сном, увиденным в каюте рейсового корабля, везущего меня в отпуск.
Я, будто со стороны, услышал бешеный рык, и с удивлением понял, что его издает моя
собственная глотка, а в следующую секунду кто-то навалился сверху, заламывая мне руки и
вжимая лицом в землю.
– Тихо, Алтай, тихо! – зашипел Дис мне в самое ухо. – Ты сумасшедший, что ли? Мы
там ничего не сможем сделать, только сами ляжем, успокойся!
Сердце колотилось, как бешеное, перед глазами плыли пятна, руки скребли по камням.
Дис навалился еще сильнее, так, что стало трудно дышать. Я сжал зубы, задержал дыхание, а
потом сделал глубокий выдох.
Постепенно возбуждение улеглось, и я пробормотал:
– Все, нормально, отпускай!
– Что с тобой? – Дис недоумевающе смотрел на меня. – Ты рванул туда так, как будто
зубами там всех рвать собирался. Еле успел тебя удержать! Дури у тебя – немеряно, с трудом
справился.
– Извини, – буркнул я. – Накрыло.
– Ты меня пугаешь, – Дис выглядел обеспокоенным. – Может, расскажешь, что это было
вообще? Часто у тебя такое бывает?
– Нет. Не расскажу. Все нормально, я в порядке. Больше такое не повторится, – твердо
ответил я, а про себя добавил: «наверное».
– Псих, – покачал головой Дис. Знал бы он, насколько это недалеко от истины!
– Ладно, пошли, – крепыш потянул меня за рукав.
Я бросил взгляд на капсулы. Там уже все закончилось. Победители обыскивали
побежденных и капсулы в поисках стартовых комплектов. Большая часть местных скрылась
во тьме, девчонки видно не было. Встряхнув головой, я поднялся и кивнул Дису:
– Идем.
Мы снова углубились в развалины. Двигались сначала крадучись, увереннее и быстрее
пошли лишь после того, как нас снова скрыли от любопытных взглядов поднявшиеся с обеих
сторон горы строительного мусора. Дис, сверяясь с картой, шел впереди, отыскивая дорогу в
руинах, я следовал за ним. Меня немного отпустило, но на душе скребли кошки. Хотя место
недавнего боя давно скрылось из виду, каждые несколько шагов я периодически оглядывался,
а в голове все так же пульсировал отчаянный девичий крик.
Черт. Ох, и дерьмовое же это место! Может, следовало все же выбрать высшую меру
вместо высадки на Рапсодию?

Глава 12
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Руины жилых кварталов, окрестности зоны
высадки.
Блуждали мы еще довольно долго, Дис даже начал нервничать. По его словам, мы
слишком близко подошли к границе с Оранжевой зоной. Пришлось снова корректировать
курс, несколько раз перебираясь через настоящие курганы строительного мусора. Издалека
все так же доносились звуки стрельбы из орудий, и, кажется, пару раз звучали взрывы. В
Пределе точно происходило что-то нехорошее.
В какой-то момент мне почудилось движение среди руин, и мы почти час провели,
затаившись и боясь даже вздохнуть лишний раз. Людям здесь, в развалинах, делать было
нечего, а, после нападения морфировавших собак, ожидать с той стороны можно было чего
угодно. Снова встречаться с тварями Предела не было никакого желания, так что проще было
перестраховаться, чем проверять, что там за движение такое.
Спустя некоторое время лабиринт развалин закончился. Попетляв напоследок, он снова
вывел нас в застройку, в отдалении от зоны высадки. Выбравшись из руин, Дис повертел
головой, быстро сориентировался, и повел меня через дворы. Ферра поднялась в
максимально высокую точку над горизонтом, и видимость улучшилась, нужное нам здание
маячило впереди, и, по моим прикидкам, до него было не больше пятисот метров. Но это
если идти по прямой. На Полигоне же ходить прямо получалось не всегда. Вот и сейчас, Дис
остановился, пригнулся ко мне, и зашептал на ухо:
– Мы сейчас возле Рынка. Видишь длинный ангар?
Я присмотрелся и кивнул. Хм. Где-то я это строение уже видел. Вот только где?
Точно! Когда на крыше сидел, рекогносцировку проводил! Это, кажется, супермаркет.
Значит, сейчас мы находимся за транспортным кольцом. Ну, да, все верно. Так это,
получается, местный рынок? Хм. Ну, наверное, разумно. Пространство перед рынком
полностью просматривается на несколько сотен метров, подойти незаметно можно только
сзади, там, где мы сейчас и находимся. Но одну сторону защищать не так сложно, достаточно
поставить трех-четырех дозорных, которые наверняка сейчас и маячат в вентиляционных
окнах под крышей, да сигналок понаставить, и, в целом, можно жить спокойно. Да еще,
думаю, кто-то рынок однозначно крышует, не может быть такого, чтоб он сам по себе
существовал. Не удивлюсь, если безопасность здесь группировка все того же Скульптора
обеспечивает, как самая мощная в секторе.
Дис отчасти подтвердил, отчасти опроверг мои догадки.
– Сейчас нам надо будет обойти это место, дальше получится, зато не нарвемся. А то
решат, что мы против Рынка недоброе замышляем – костей не соберем. Рыночные – ребята
правильные, но жесткие, против них даже Скульптор не рыпается. Да и смысла нет. Я,
вообще, планировал выйти немного в другом месте, но заблудился в этих руинах гребаных.
Ничего, тут крюк небольшой получается.
Я лишь пожал плечами. Мне без разницы, тут расстояния маленькие, а кривой
дорожкой ближе. Главное – закончить. Вылазка получилась долгой и нервной, меня до сих
пор слегка потряхивало, и, чем спокойнее и быстрее она завершится – тем лучше.
Вот только спокойнее не получилось.
Очередную группу охотников мы заметили, когда они уже плотно сели нам на хвост.
Сколько там было человек, понять было тяжело, группа рассеялась, весьма грамотно беря нас
в клещи. Не споткнись один из них в темноте, и у них могло бы получиться. Но, то ли
госпожа Фортуна продолжала приглядывать за нами, то ли у кого-то были проблемы со
зрением, вот только один из неизвестных преследователей не заметил выбоину, и во весь
рост распластался на земле, еще и сопроводив падение отборным матом.
Тем не менее, даже поняв, что они раскрыты, преследователи от своих намерений не
отказались. Скорее, наоборот – начали форсировать события, припустив в погоню уже по-
серьезному.
Самое обидно, что до цели нам оставалось не больше двух сотен метров. Всего-то и
нужно было, что пересечь автомобильную дорогу и, в тени длинного здания торгового
центра, дойти до нужного дома. Теперь так просто это сделать не выйдет. Вариантов у нас
было всего два: или принимать бой, или бежать. Только вот и бежать мы могли лишь прямо,
на открытую местность, и не исключено, что охотникам нужно было именно это. Но
ввязываться в драку, не зная количества преследователей и даже практически не видя их,
было совсем уж безумием. Переглянувшись, мы с Дисом рванули вперед. Преследователи, с
гиканьем и улюлюканьем, припустили следом.
Мы почти перебежали через дорогу, когда в остов легковушки, навсегда замершей на
разделительной полосе, ударил метательный снаряд. Я ушел в перекат, укрывшись за
машиной, и, в ту же секунду, чудом уцелевшее боковое стекло автомобиля брызнуло
осколками от еще одного попадания. Дис быстро высунулся, тут же спрятавшись назад, и
сдавленно выругался.
– Их там человек семь, и у них пращник! – прошипел он. – На «три» бежим за угол!
Виляй, береги голову! Раз… Два…
На «три» мы сорвались с места, так, что я даже пробуксовал подошвами ботинок по
дорожному покрытию. Сзади послышались крики – преследователи мчали вдогонку,
подбадривая друг друга. Еще один камень, выпущенный из пращи, пролетел совсем рядом, и
выбил искры из металлического забора, которым была огорожена строительная площадка
справа от торгового центра. Заворачивая за угол, я потерял равновесие, и чуть не упал, но
через секунду выпрямился, и оказался вне поля зрения пращника. А вот Дису повезло
меньше.
В воздухе снова свистнул камень, и бывший артиллерист, злобно выругавшись, упал на
землю. Я подскочил к нему, и рывком затянул товарища за угол.
– Ты как?
– Терпимо, – сквозь зубы прошипел Дис, поднимаясь на ноги. – Валим отсюда!
– Куда? – я быстро огляделся.
До цели было совсем недалеко, каких-то полторы сотни метров по прямой. Вот только
прямая эта проходила по парковке у торгового центра, и, если мы побежим напрямик, будем у
преследователей, как на ладони.
– Внутрь! – выдохнул Дис.
Топот бегущих ног стал ближе. Еще несколько секунд – и преследователи выскочат
прямо на нас. Дис еще раз выругался, и рванул вперед, шипя от боли. Мне не оставалось
ничего, кроме как последовать за ним.
До дверей торгового центра, щерящихся осколками прозрачного полипласта,
оставалось не больше двадцати метров. Мы пролетели это расстояние в считанные
мгновения, буквально ввалившись внутрь. Я оглянулся назад, затормозил, и схватил Диса за
рукав.
– Глянь!
Преследователи уже показались на площадке перед торговым центром, но, увидев, что
мы скрылись внутри, прекратили погоню. Один из них, высокий, худой тип с коротким
копьем в руке, что-то сказал товарищам, и вся компания рассмеялась. Снова повернувшись к
нам, он сделал неприличный жест. Пятясь, будто опасаясь подлянки с нашей стороны,
преследователи скрылись за углом.
– Чего это они? – с трудом отдышавшись, поинтересовался я у Диса.
– Да хрен их знает, – он пожал плечами. – Думаю, не решились лезть в темноту. Мало
ли, что мы тут придумаем.
Я недоверчиво хмыкнул. Лично мне показалось, что дело было в чем-то другом. Уж
сильно злорадно ухмылялся тот длинный придурок.
– Ладно, пошли, чего стоять? – Дис порылся в рюкзаке, и щелкнул кнопкой фонарика.
Узкий, красный луч высветил разбитые витрины магазинчиков, пометался по холлу, и упал
на пол. – Пройдем через торговый центр, посмотрим, что с той стороны. Там до здания с
ретранслятором десять метров вообще. Уже бы там были, если бы не эти ублюдки, – Дис
поморщился и размял плечо, в которое попал камень. – У, с-сука! Офигеть, как он выцепил!
Снайпер хренов!
И в этот момент послышался звук. Негромкий, но отчетливо слышимый в тишине
пустого торгового центра. Как будто кто-то наступил на стекло.
Я напрягся и сжал рукоять мачете. В здании был кто-то кроме нас, и этот кто-то пока
скрывался. Дис тоже услышал звук, и потянул молоток с длинной, почти метровой ручкой,
закрепленный на его рюкзаке. Мы переглянулись. Назад идти было нельзя: преследователи,
скорее всего, поджидали нас на улице, а их пращник успел доказать, что не промахивается
даже в темноте. Желания поймать головой метко запущенный камень не было никакого.
Оставалось лишь идти вперед, и надеяться, что тот, кто прячется в недрах здания, боится нас
больше, чем мы его, и напасть не рискнет.
Торговый центр был не самым большим – три этажа, состоящие, преимущественно, из
коридоров, вдоль которых теснились магазинчики, просторного холла в центре каждого
этажа, и фудкорта в конце. Из-за того, что торговый центр был построен на уклоне, мы, войдя
через главный вход, попали сразу на третий этаж. Теперь нам предстояло миновать все три
этажа, пройти здание насквозь, и выбраться из него возле двенадцатиэтажки с
ретранслятором. Для этого нужно было добраться до середины холла, и спуститься по
замершему эскалатору. Расстояние небольшое, метров пятьдесят, не больше, но заставить
себя сделать шаг в темноту, особенно зная, что в ней кто-то скрывается, было делом
непростым.
Фантазия не спала, и выковыривала из самых отдаленных уголков сознания все страхи,
присущие человеку еще с тех времен, когда за пределами костра, разведенного на входе в
пещеру, бродили древние монстры, сдерживаемые одним лишь «огненным цветком». Если
отбросить патетику – было жутко до усрачки. Кажется, еще ни разу за все недолгое время,
проведенное на Рапсодии, мне до такой степени не хотелось оказаться внутри верного,
надежного штурмового скафа, и взять в руки многофункциональный стрелковый комплекс.
Казалось бы, за время службы и бешеные несколько дней на Полигоне я видел все, но
кромешная тьма, едва разгоняемая узким лучом фонаря Диса, превратила меня в испуганного
первобытного человека, судорожно сжимающего палку с закрепленным на ней осколком
обсидиана, и страстно желающего, чтобы скорее наступило утро.
Я стиснул зубы и тряхнул головой, пытаясь отогнать наваждение. Какого черта? Мне
что, пять лет, что ли? Соберись, капитан! Стыдно должно быть! Ты, ж, мать твою, не
ребенок! За твоими плечами больше десятка планет, под тридцать десантов, и хрен знает
сколько боестолкновений с ксеносами! Какого хрена нюни распустил? А ну вперед! Шагом а-
арш!
Аутотренинг не помогал. Я бросил быстрый взгляд на Диса, и увидел, что скрутило не
меня одного. По лицу парня сбегали крупные капли пота, зрачки неестественно
расширились…
И тут вдруг меня разбило узнаванием. Это ощущение животного страха, граничащего с
ужасом, липкие от холодного пота ладони, трясущиеся колени, отчаянное желание бежать,
как можно дальше, и паралич конечностей, не дающий этого сделать… Я все это уже
испытывал! Только совсем в другом месте и при других обстоятельствах… Черт, неужели…
– Дис! Дис, валить отсюда надо! Назад, быстрее!
– Какого хрена? – голос парня звучал сдавленно.
– Дис, здесь дементор!
– Кто? Какой еще, нафиг, дементор?
Ответить я не успел. Затрещало лопающееся стекло, зазвенели осколки, и на нас,
молчаливо и яростно, бросились темные фигуры.
Отлично мы спрятались, ничего не скажешь!

Глава 13
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы.
Отшатнувшись от первого из нападающих, я отмахнулся мачете, целясь в шею. Однако
неизвестный дернулся, и удар пришелся по плечу. Впрочем, тоже неплохо – с такой раной из
боя выходят моментально, там такой болевой шок, что уже не до драки. Вот только, к моему
удивлению, нападающий вообще никак не отреагировал на ранение, снова бросившись на
меня. Что за чушь?
– Алтай, туманники!
Твою мать! Час от часу не легче!
Я прыгнул в сторону, уходя от броска – теперь-то понятно, почему нападавший не
отреагировал на ранение – развернулся, и ударил по шее. На этот раз сработало, хоть и не до
конца: туманник рухнул на четвереньки, голова свесилась набок, и морф закружился на
месте. Добивать его было некогда: на меня бросилась новая тварь.
Я сдавленно выругался: все это средневековое фехтование начало меня порядком
напрягать. До зубовного скрежета. Очень хотелось взять в руки огнемет и выжечь все вокруг
к чертям свинячьим. Блин, ну не умею я этими железяками воевать, не-у-ме-ю! Меня другому
учили! До сих пор спасало только то, что я был быстрее и сильнее противников, сейчас же…
Туманники были тупее и, пока что, медленнее людей, силы тоже еще набраться не успели –
ксеновирус не так давно попал в организмы несчастных, и еще не успел перестроить их на
свой лад, но количество тварей и отсутствие реакции на боль… Черт, да они нас просто
затопчут!
Я рубанул мачете, как колуном, опуская тяжелое лезвие на голову атакующего
туманника, и едва не лишился оружия: морф рухнул, как подкошенный, утаскивая за собой
застрявший в черепе тесак. Ухватившись за ручку, я пнул туманника в голову, высвобождая
лезвие, и тут же упал, сбитый с ног очередной тварью.
Отпихнув туманника, я перекатился по полу и вскочил на ноги, отступая к стене. Вот
только стена оказалась разбитой витриной магазинчика, сквозь которую высунулись чьи-то
руки, обхватили меня за плечи, и рванули назад.
Рывок удался: я потерял равновесие, и вынес спиной оставшееся стекло.
Сгруппировавшись, перекатился через левое плечо, и наугад отмахнулся мачете. Не попал, но
повторять попытку не стал, метнувшись назад в коридор. Мать вашу, да откуда вас столько
взялось!
– Валим отсюда на хрен! – выкрикнул запыхавшийся Дис.
Он расправился с очередным туманником, и, не дожидаясь меня, рванул по коридору. Я
стартовал следом, и тут же полетел на пол: морф, так и продолжавший ползать на
четвереньках, навелся на меня, и удачно схватил за ногу. Я со всего маха приложился грудью
об пол, и выронил мачете, а тварь, будто обретшая второе дыхание, резко дернула меня к
себе.
Не теряя времени на поиски оружия, я сорвал с пояса нож, извернулся и воткнул его в
рожу морфа. Тот явно не ожидал этого, и ослабил хватку. Ударом высвободившейся ноги я
вбил нож в череп твари по самую рукоятку, нащупал на полу свой тесак, и с низкого старта
устремился за Дисом.
Вовремя. Дис лежал у ведущего вниз эскалатора, и пытался стряхнуть с себя насевшего
туманника. Я набрал скорость, слегка изменил направление, и мощным боковым ударом
пробил носком ботинка морфу в голову.
Голова твари мотнулась в сторону, послышался хруст ломающихся шейных позвонков,
туманник дернулся, и обмяк.
Вытащив Диса из-под тела мертвой твари, я помог ему подняться.
– Сзади!
Я успел развернуться как раз в тот момент, когда на меня бросилась новая тварь.
Отпихнув морфа локтем, я придал ему ускорение пинком. Он, по инерции, пробежал
несколько шагов, врезался в перила возле эскалатора, потерял равновесие, и рухнул вниз.
Снизу послышался грохот и треск, но смотреть, куда там врезался морф, времени не было:
к нам подоспели новые твари. Черт, как же это надоело!
Чтобы с помощью мачете вывести из боя человека, достаточно нескольких серьезных
порезов, туманников же напугать или вынудить отступить невозможно. Только убивать. А для
этого нужно бить в голову или шею, при этом, удар должен быть достаточной силы, чтобы
гарантированно убить тварь. Вот только лезвие, хоть и тяжелое, чаще соскальзывало, а
поразить шею атакующему туманнику, да еще когда он не один, было той еще задачей.
Дис со своим молотком таких проблем не знал. Его оружие крушило черепа направо и
налево, даря туманникам гарантированное упокоение, если не с первого, так со второго
удара. Вот только этого все равно было недостаточно.
Тварей было слишком много. Я не представлял, откуда они взялись здесь в таком
количестве, не понимал, как получилось так, что люди на Полигоне сбились в такую толпу и
все дружно попали под выброс тумана, да мне это было и не важно, на самом деле. Сейчас
значение имело только одно: нас зажали, и выбраться без потерь не представлялось
возможным. О прохождении инициации я вообще молчу: тут бы живыми остаться.
Инцидент с собаками на пустыре казался чем-то далеким и практически безопасным.
По сравнению с той жопой, в которую мы угодили сейчас, это было не более, чем возня с
домашним питомцем на лужайке возле дома. Черт, а ведь казалось, что мы уже добрались,
что до цели осталось совсем немного, и скоро можно будет отправляться в обратный путь,
радуясь приобретенным плюшкам, и раздумывая, какую вундервафлю выбрать в магазине в
качестве бонуса. Впрочем, так оно обычно и бывает. Эх, ну вот нормально же шли…
Я упокоил еще одного морфа и сместился в сторону, отчаянно озираясь в поисках пути
к бегству. Пока нас спасала лишь тупость туманников. Они перли толпой, мешая друг друга,
толкаясь и невнятно урча, в попытках первыми добраться до вожделенной человеческой
плоти. В бледном свете Ферры, льющемся сквозь разбитый стеклянный купол на крыше
торгового центра, я насчитал около десятка спешащих к ужину морфов. Они выбредали из
магазинчиков, моментально «наводились» на нас, и ускорялись, устремляясь к месту свалки.
Нужно было срочно что-то делать. Я уже устал, а от никуда не девшегося, и лишь
притупившегося благодаря выбросу адреналина, страха, силы уходили еще быстрее. Нужна
передышка.
Мой взгляд наткнулся на распашные двери, ведущие в подсобку. На ручках виднелся
замок-блокиратор, явно провисевший там с начала вторжения на Рапсодию. А это значило,
что с той стороны двери туманников точно нет.
Практически отрубив руку потянувшейся ко мне твари, я ударил туманника под колено.
Нога морфа подломилась, и он упал на четвереньки, удобно подставляя шею. Добив тварь, я
окликнул Диса и побежал к двери.
Задачей хлипкого блокиратора было не пускать внутрь служебного помещения
посетителей торгового центра, а никак не противостоять натиску здорового мужика с
самодельным мачете. Два удара, рывок – и я распахнул дверь.
Изнутри пахнуло затхлостью и запустением. Отлично! Значит – никого! Я обернулся,
чтобы позвать Диса, и у меня вдруг перехватило дыхание. Ноги моментально стали ватными,
захотелось забиться в самый дальний угол, спрятать лицо в ладонях, и сидеть так, пока
кошмар не рассеется. Вот только рассеиваться он и не собирался.
Из атриума, медленно и плавно, поднимался, левитируя, дементор, и от него, подобно
кругам на воде от брошенного камня, расходились волны животного, всепоглощающего
ужаса.
Я почувствовал, как у меня подгибаются колени и предательски норовят разжаться
пальцы, стискивающие рукоять мачете. Черт! Проклятая тварь! Да как она вообще тут
оказалась?
Дементор поднялся над перилами, и Ферра полностью осветила отвратительное
создание. Эллипсовидный кусок мяса, размером с двухместный электромобиль, покрытый
щетинками сенсоров, с рудиментарными отростками, напоминающими щупальца
миниатюрного осьминога, зараженного неведомой болезнью, растущими по периметру тела.
Шишки и наросты на туловище шевелились, будто пытаясь жить собственной, независимой
друг от друга, жизнью. Впереди, ровно посередине, расположился большой красный глаз без
зрачка. Тварь медленно повернулась в воздухе, глядя прямо на нас, и меня прошибло
противным, липким потом.
Внезапно ожил имплант.
Внимание! Обнаружена враждебная форма жизни!
Биоморф класса «Дементор». Донор – неизвестен.
Степень опасности – 10.
Ну, спасибо, родной! А я-то и не в курсе!
Дементоры – базовые биоморфы ксеносов. Зараженные ксеновирусом формы жизни
развивались достаточно хаотично и могли выглядеть, как угодно, дементоры же были одним
из видов солдат, созданных искусственным путем, то ли на основе каких-то других,
неизвестных нам живых существ, то ли смоделированных биокомпьютерами ксеносов для
конкретных целей, и составляли часть армии вторжения. Основная опасность дементора
заключалась в его пси-способностях. Мало того, что эти твари были ищейками, живыми
локаторами, улавливающими эманации живых существ, способными обнаружить человека
даже в бетонном бункере, они еще и координировали зараженных ксеновирусом морфов,
объединяя их в некое подобие коллективного разума. Ну а вишенкой на тортике было пси-
излучение, испускаемое дементорами. Не знаю, как насчет других существ, но люди в их
присутствии ощущали безотчетный страх, варьирующийся от легкого беспокойства до
панического ужаса, в зависимости от расстояния. Несколько дементоров на поле боя
превращались в мощнейшее пси-оружие, именно поэтому их старались выбивать в первую
очередь. Эх, жаль, что на Калибане мы не знали этого. Впрочем, тогда мы не знали о
пришельцах слишком многого.
Мысли метались в голове стаей перепуганных воробьев, а я, тем временем, пытался
справиться с собой, чтобы как-то помочь Дису. Мне было чуть легче, хоть каждый шаг и
давался с огромным трудом, но я, по крайней мере, когда-то уже испытывал подобное, и
понимал, что вообще происходит. В подготовку же орбитальной артиллерии, судя по всему,
курс по боевым единицам противника не входил, что, впрочем, логично, и сейчас Дис замер
соляным столбом, явно не понимая, что происходит. А он же еще и ближе к дементору
находится!
Стиснув зубы, что-то шипя, я шел к Дису, преодолевая сопротивление собственного
тела. Инстинкт самосохранения выл тревожной сиреной, требуя немедленно покинуть это
место, ноги отказывались слушаться, но я продолжал двигаться. Если я не заберу Диса – ему
конец. Мало того, что продолжительного пребывания рядом с дементором попросту не
выдержит мозг, так еще и новые туманники уже ковыляли на смену тем, которых он положил.
Сомневаюсь, что под «дебафом» от дементора Дис сможет им активно сопротивляться. Черт,
это сколько он опыта накосил? А какой у него вообще уровень? Вот же, я и не в курсе. Но
ведет он себя явно не как новичок, в Лимбе он явно провел немало времени. Надо будет
пообщаться с ним на эту тему.
По мере того, как я отвлекал себя всякой ерундой, воздействие дементора слабело. Это
не было моим ноу-хау, такую технику борьбы с пси-излучением разработали военные
психологи Земной Федерации. Правда, ее действенность определялась естественной
устойчивостью организма к воздействию. У меня эта устойчивость была высокой, меня даже,
в свое время, на тесты всякие таскали, провели массу исследований и литры крови выкачали
на анализы, так замучали, что я был счастлив вернуться в роту, ведущую активные боевые
действия. Ну, хоть в чем-то повезло.
Я добрался до Диса одновременно с туманником. Ухватив товарища за шиворот, я
отшвырнул его назад, сам же отбил вялую атаку морфа, и уже привычным движением
раскроил ему череп. Морфы, кстати, тоже замедлились, а их движения потеряли
координацию. Это почему, интересно? Потому что они начали изменяться совсем недавно, и
излучение дементора тоже действовало на них?
Впрочем, неважно. Я шагнул назад, схватил Диса, сжавшегося на полу в позе эмбриона,
за куртку, и потащил к дверям. Быстрее, быстрее… Дементор поднялся выше, перевалил
через перила, оставляя на них мокрый, слизистый след, и неторопливо поплыл в нашу
сторону, чертя безвольно висящими щупальцами влажные дорожки на пыльном полу.
Откуда-то справа неожиданно резво выскочил туманник. Я отмахнулся, не пытаясь
убить морфа, и продолжил движение. Дис был тяжелым, тащить обмякшее тело по полу было
трудно, а дементор приближался, и даже детские считалочки, которые я бормотал себе под
нос, уже не очень помогали. Я попытался сосчитать в уме, сколько опыта осталось мне до
следующего уровня, но очередной туманник сбил с мысли. Этого пришлось убивать. А потом
я спиной ввалился в двери, захлопнув их перед носом у еще одного морфа, и сразу стало
легче – в прямой видимости излучение дементоров всегда сильнее, сейчас же, когда нас
разделяли двери, давление ослабло.
Оставив застонавшего Диса приходить в себя, я быстро выдернул из штанов ремень, и
перемотал им дверные ручки. Преграда так себе, но продержится, пока я найду, чем
заблокировать двери понадежнее. В том, что туманники примутся сюда ломиться, я не
сомневался: их пошлет дементор. Если эта тварь объявилась здесь и засекла нас, она не
успокоится, пока мы не будем мертвы.
Ухватив обнаруженный у одной из стен стеллаж, я, кряхтя от напряжения, потащил его
к сотрясающейся двери. Нужно как следует забаррикадировать ее, и валить подальше отсюда.
Сами по себе туманники тупые, но под управлением дементора… Внезапно промелькнувшая
мысль обожгла меня ужасом, не имеющим ничего общего с пси-воздействием: а что, если
здесь не просто залетный дементор, а стандартный базовый отряд, с прислужниками,
жнецами, и модификатором? Мне стало дурно, и я поспешил отогнать от себя эту мысль. Нет,
такого не может быть. Если б на Рапсодии остались ксеносы, планету никогда бы не отдали
«NewVision», слишком опасно. Одно дело – невыявленный биореактор, в котором дозревают
дементоры, и совсем другое – полноценная Обитель с лендлордом. Это угроза потери
планеты и опорная точка нового вторжения. Бред. Ксеносов разбили и заставили убраться в
свое пространство, а Обители на захваченных планетах выжгли орбитальными ударами.
Можно расслабиться и не калечить себе психику флэшбеками.
Я закончил возводить баррикаду, когда перед глазами, само по себе, развернулось окно
системного уведомления.
Внимание! Доступно новое специальное задание!
Я пробежал взглядом условия квеста, и сначала даже не поверил глазам, пришлось
перечитывать.
Твою мать! Этого мне еще не хватало! За что, мироздание? Где же я так накосячил-то,
а?
Мироздание не ответило. Выругавшись, я подхватил оживающего Диса, забросил его
руку себе на плечо, и потащил товарища по коридору вглубь служебного помещения.

Глава 14
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы.
Служебное помещение третьего этажа оказалось офисом. Оставив Диса
восстанавливаться после встречи с дементором в кабинете управляющего, я быстро проверил
остальные помещения. Комната отдыха, маленькая столовая с раскуроченным пищевым
синтезатором, еще несколько кабинетов… Все чисто. В конце коридора я обнаружил дверь,
ведущую на пожарную лестницу, и заблокировал ее металлическим стулом. Так себе
преграда, но запираться в замкнутом пространстве без путей отступления не хотелось. Дверь
была единственным выходом, не считая забаррикадированного, ведущего в торговый зал, и
отступать больше было некуда, так что чересчур ее загромождать было бы глупо.
Рассиживаться здесь тоже не стоило, сами по себе туманники вряд ли додумаются спуститься
на этаж ниже и подняться по лестнице, но, координируемые дементором… Но прямо сейчас
уйти нельзя, сначала Дис должен окончательно очухаться. Хотя, мне теперь нельзя уходить в
принципе. Черт, это ж надо было так вляпаться! Ну вот как так получилось вообще, какого
хрена?
Вернувшись в кабинет, я обнаружил товарища сидящим на столе, и жадно пьющим
воду из фляги. Услышав шаги, он схватился за свой молоток, но, разглядев, что это я,
расслабился. Я снял с фонарика Диса красный светофильтр и поставил его вертикально, так,
чтобы свет бил в потолок и рассеивался по помещению, освещая его.
– Что это было? – Дис до сих пор выглядел ошарашенным.
– Дементор. Ты не в курсе, что это за дрянь, да?
– Первый раз слышу, – признался Дис.
Я быстро ввел его в курс дела, и, по мере моего рассказа, Дис все больше мрачнел.
– Из Оранжевой приперся, – хмуро заключил он, когда я закончил. – Видать, там
серьезный прорыв, если даже такая мерзость просочилась. Кажется, Лимб перестает быть
условно-безопасной зоной.
– Охренеть, какой безопасный он был до этого, – я фыркнул.
– Ну, по крайней мере, до этого, тварей из Оранжевой зоны здесь не наблюдалось, –
пожал плечами Дис. – Где мы вообще находимся?
– Служебное помещение, все на том же третьем этаже. Ты не помнишь, как я тебя
тащил?
– Ни черта не помню, – признался Дис. – Как эта хреновина появилась – полный провал
в памяти.
– Защитная реакция, – кивнул я. – У тебя вполне могли начаться необратимые
изменения в психике от излучения дементора, вот организм и защищался.
– Угу. Выходы еще есть?
– Есть. Пожарная лестница. На ней пока активности не наблюдается.
– Отлично. Тогда сейчас спустимся по ней до первого этажа, и через служебный выход
и свалим. Ну нафиг, не хочу я тут торчать. Ох и тварь же, б-р-р-р!
Я невесело усмехнулся.
– А вот с этим, боюсь, могут возникнуть трудности.
Я снова развернул системное уведомление.
Внимание! Зафиксирован прорыв враждебной формы жизни в условно-безопасную
зону Полигона. Враждебная форма жизни – биоморф класса «Дементор».
Степень опасности – 10.
Прорыв враждебных форм жизни в условно-безопасную зону недопустим.
Результаты анализа: вероятность успешного уничтожения биоморфа – 63%, что на
30% выше, чем у любого игрока в вашем секторе.
Внимание! Доступно новое специальное задание.
Класс – индивидуальное, обязательное.
Ликвидируйте последствия прорыва, уничтожив дементора, и получите награду:
– 10 000 очков опыта;
– 100 000 кредитов;
– бесплатная активация одной дополнительной функции базового импланта по
выбору системы;
– повышение уровня лояльности администрации Полигона.
Штраф за невыполнение задания: отключение функции сопряжения базового
импланта с ретрансляционной станцией. Понижение уровня лояльности
администрации Полигона.
Внимание! Задание имеет ограничение по времени! Срок выполнения – три
стандартных часа. Время пошло.
– Охренеть, – выдохнул Дис, когда я зачитал ему текст уведомления и задания. – И чего
теперь делать?
– Судя по всему – убивать дементора, – мрачно ответил я. – Другого варианта нет.
– Первый раз слышу, чтобы был штраф за невыполнение задания, да еще такой.
Отключение функции сопряжения это…
– Это пожизненное заточение в Лимбе, без возможности потратить даже заработанные
кредиты, – кивнул я. – С неинициированным имплантом в Элизиум не пускают.
– М-да… Дела… – протянул Дис.
Пытаясь отвлечься, чтобы дать мозгу время на осмысление, я просмотрел остальные
системные уведомления.
Уничтожен морф. Степень изменений – 1. Донор – человек, зараженный
ксеновирусом.
Степень опасности – вариативная. Степень опасности конкретной особи – 1.
Дополнительная опасность – отсутствует.
Игрок №23448 окончательно ликвидирован.
Вы получаете 750 очков опыта.
Использован множитель индекса выживаемости. 750*2=1500
Текущий уровень – 6.
До нового уровня 5500 очков опыта.
Прогресс достижения «Убийца морфов» – 4/10.
Убивая морфов, вы помогаете возродить Рапсодию. Уничтожайте
инфицированных ксеновирусом людей и животных и получайте бонусы от
администрации.
Получена награда: 500 кредитов.
Всего на счету 11900 кредитов.
И еще несколько точно таких же уведомлений. Я пересчитал, всего их получилось
восемь, включая текущее. Это чего, я восьмерых туманников завалил? Нормально так, в пылу
схватки и не заметил. В итоге, я взял новый уровень, поднял ранг «Убийцы морфов», и
пополнил количество кредитов.
Поздравляем! Вы получаете новый уровень.
Текущий уровень – 7.
До нового уровня – 3000 очков опыта.
Ранг достижения «Убийца морфов» повышен. Текущий ранг – 2.
Прогресс достижения – 1/10.
Продолжайте уничтожать инфицированных ксеновирусом людей и животных, и
получайте дополнительные награды и бонусы от администрации.
Получена награда! 500 очков опыта, 500 кредитов.
Текущий уровень – 7.
До нового уровня 2500 очков опыта.
Всего на счету – 15900 кредитов.
Я невесело ухмыльнулся. Толку мне с этих кредитов и опыта, если я не смогу ими
воспользоваться? Убить дементора… Твою ж мать, ничего попроще придумать не могли?
– А почему система выбрала именно тебя? В секторе куча игроков же! И с какого
перепуга у тебя шанс убить эту тварь выше, чем у других?
– Без понятия. Единственное, что приходит в голову – это моя повышенная
устойчивость к пси-излучению. Это еще во время войны выяснили, какое-то время изводили
меня опытами своими, хотели выяснить, почему так, и, возможно, на базе этого какую-то
защиту разработать, но потом пришли к выводу, что это нерентабельно, а я больше пользы
принесу в действующей армии, чем в исследовательском центре.
– Хм. Ясно. Ну, и как убить эту тварь? Есть у тебя такой опыт? Как вы их убивали в
десанте?
– Преимущественно – сбивали ракетницами, – я пожал плечами. – Так что мои навыки
по истреблению летающих мешков с говном нам вряд ли пригодятся.
– Да, ракетницы у нас нет… – задумчиво проговорил Дис. – Что вообще они из себя
представляют эти дементоры? Я имею в виду, биологически? Есть какие-то слабые стороны у
них?
– Биологически это то, чем и выглядит. Летающие куски мяса. Пулевое оружие
неэффективно, пули тупо вязнут, и, кажется, даже боли не причиняют. Все важные органы у
него глубоко внутри, нам до них, с имеющимся оружием, не добраться. Да и не даст он
близко к себе подойти. Ты с ума сойдешь от излучения, я, может, кукухой и не уеду, но что-
либо делать не смогу. Плюс, не нужно забывать о туманниках, эта тварь их координирует,
объединяет в подобие коллективного разума. Повезло, что эти свежие все, и не успели еще
как следует измениться, на них излучение дементора тоже действует. Так бы шансов совсем
не было. Не знаю я, Дис, что с ним делать. Нет у нас такого оружия, с которым можно на эту
тварь выйти.
– Хм. Зато я, кажется, знаю, – Дис скинул рюкзак и открыл клапан. – Мясо, говоришь?
Мясо – это хорошо.
***
Я разблокировал дверь, приоткрыл ее, и аккуратно высунулся, готовый сразу же
нырнуть назад в коридор, если окажется, что с этой стороны нас уже поджидают, но все было
чисто. Несколько секунд мы стояли, прислушиваясь, и, лишь удостоверившись, что нигде под
лестницей не забуксовал одинокий туманник, начали спуск.
Внутренние карманы куртки оттягивали две стеклянные бутылки, заткнутые тряпками,
еще одну я закрепил во внешнем кармане рюкзака, надеюсь, она не вывалится оттуда в самых
неподходящий момент, и не разобьется. Дис был экипирован аналогичным образом. Сейчас
предстоящая охота на дементора уже не казалась мне настолько уж самоубийственным
мероприятием, и наши шансы, по моей личной шкале, поднялись с отметки «мы обязательно
сдохнем», до «может, чего и получится», и сейчас составляли примерно пятьдесят на
пятьдесят – или сдохнем, или нет. И все благодаря запасливости Диса. Впрочем,
«запасливость» – немного неверное слово. Это Полигон, и никогда не знаешь, что тебе
пригодится, а единственный способ не потерять собственность – следовать правилу «Все
свое ношу с собой». Вот Дис и таскал трехлитровую канистру с жидкостью для розжига огня,
которую нашел в обломках сбитого кем-то дрона-гуманитарщика. И сейчас она была очень и
очень в тему.
Пустые стеклянные бутылки нашлись в зоне отдыха персонала, с тряпками тоже
решилось легко – на них пустили мою футболку. Свитер, надетый на голове тело, не очень
приятно колол кожу, но, если мы выберемся, и я все же пройду эту гребанную инициацию,
шмот я себе закажу в виртуальном магазине Полигона. А если не выберемся – так и
дискомфорт испытывать осталось недолго.
План был прост: выманить дементора и забросать его бутылками с горючей жидкостью,
предварительно подпалив тряпки. «Коктейль Молотова», оружие пролетариата, оставшееся
неизменным в течение нескольких сотен лет, должно было идеально подойти для наших
целей. Сомневаюсь, что дементор огнеупорный. Так что все может получиться. Главное – не
дать туманникам сожрать нас, и подобраться на расстояние броска.
Спуск до первого этажа прошел без эксцессов, пожарная лестница была пуста и
покрыта толстым слоем пыли. Странно. Это, получается, здесь никого с самого вторжения не
было? И с Полигона никто не пытался разведать, что тут и как? Удивительно. Мне кажется,
тут таких мест немного.
Мы, наконец, добрались до цели, и я с тоской посмотрел на дверь, ведущую на улицу.
Если бы не этот выбрык системы, сейчас бы вышли потихоньку, да и свалили нафиг отсюда.
А теперь придется выполнять задание. Вот уж повезло так повезло!
Двери на первом этаже были открыты, ломать не пришлось. Видимо, кто-то, в суете и
панике эвакуации, все же подумал о людях, которые будут ломиться во все доступные
выходы. По правилам, и на третьем этаже пожарный выход должен быть открытым, но там
что-то пошло не так. Ну, по крайней мере, не пришлось шуметь, и мы смогли пройти в
основные помещения, не привлекая особого внимания.
Короткий коридор закончился еще одной дверью, пройдя в которую мы оказались в
торговом зале. В этой части торгового центра расположился большой супермаркет, и все
пространство было уставлено опустевшими стеллажами и витринами. Товары отсюда давно
растащили – или мародеры во время вторжения, хотя я не мог себе представить психов,
тащивших продукты, рискуя попасть в лапы ксеносам, или во время первичной зачистки
Рапсодии, или, когда на ней уже организовали Полигон. Да и не важно, на самом деле. Какая
разница, кто «почистил» супермаркет? Нам сейчас важнее, чтобы все задуманное
получилось.
Дис первым скользнул в зал, сразу укрывшись за витриной-холодильником. Я
последовал за ним. Подождав, пока глаза привыкнут к темноте, я осторожно выглянул.
По идее, правильнее всего было бы постараться выманить туманников сюда, в торговый
зал, где у нас будет преимущество. Среди витрин и стеллажей туманники будут тупить, и не
смогут реализовать свое преимущество в численности. Проще говоря – не загонят нас в угол.
А если мы ликвидируем достаточное их количество, здесь обязательно появится дементор,
чтобы взять руководство отловом двух гуманоидов на себя, и подкрепить туманников своим
пси-излучением. Ну а дальше уже дело техники. Эх, на словах звучит просто, а вот на деле…
Дис тронул меня за рукав, и указал сначала в одну сторону, потом в другую. Я
присмотрелся. Ага.
У стены, натурально упершись в нее лбом, застыл в неподвижности морф. Второй
бесцельно бродил по проходу. Добирался до конца, упирался в стеллаж, и возвращался
обратно, где, упершись уже в витрину, снова разворачивался и отправлялся назад.
Присмотревшись, я заметил еще одного морфа, будто бы дежурившего на входе в зал. Черт,
да сколько их здесь? Как их могло оказаться так много в одном месте?
Знаком показав, чтобы я оставался на месте, Дис вынул нож, и, прячась за витриной, на
полусогнутых пошел вперед. Мне оставалось лишь наблюдать, недоумевая, что он задумал.
Неужели…
Да, так и есть. Добравшись до витрины, у которой патрулирующий помещение
туманник разворачивался, он замер за ней. Морф, тем временем, дошел до стеллажа в конце
своей проторенной дорожки, развернулся и пошел назад.
Дис выждал, пока туманник, уткнувшийся в препятствие, протупит положенные
несколько секунд и развернется, выскользнул из-за витрины, мгновенно сократил расстояние,
разделявшее его и тварь, обхватил морфа за горло и вбил нож ему в затылок. Туманник пару
раз дернулся, и обмяк. Дис аккуратно опустил тело на пол, и махнул мне рукой.
Да, ничего так он на Полигоне навыки «прокачал». Сомневаюсь, что раньше оператор
орбитальной поддержки был способен на такие штуки. Впрочем, жить захочешь – быстро
научишься.
Свой нож я потерял, оставив в черепе морфа на третьем этаже, а с мачете у меня так
вряд ли получится. Ну, а тот пружинный складник, что я взял с трупа в подъезде в первый же
день… Не доверял я ему, в общем. Слишком легко сломать, сталь там позорная. Впрочем, не
уверен, что смогу так, как Дис – быстро, ловко, бесшумно… Да и не хотелось бы, если
честно.
Убедившись, что убийство морфа осталось незамеченным его собратьями, я двинулся к
Дису. Присев рядом, показал ему большой палец.
– Могли бы так и выйти, тех двоих тоже не проблема снять, – едва слышно зашептал
Дис, – вот только тогда дементора не выманим.
– Зря ты так думаешь, – ответил я, прислушиваясь к себе. – Если это такой же, как те, с
которыми я сталкивался раньше, он нас из поля зрения и не выпускал.
И, будто подтверждая мои слова, два туманника, бывших в поле зрения, как по команде,
повернулись, и пошли к нам. Откуда-то из холла тоже послышались шаркающие шаги, а
потом по коже продрало морозом: приближался дементор. Черт, вот как ни готовься
морально, а все равно страшно. И не только из-за излучения биоморфа.
Послышался гулкий удар, стеллаж рядом с нами зашатался, а потом из-за него
вывалился туманник, которого мы до этого не видели. Дис тут же дернул с рюкзака свой
молоток, и одним размашистым, хорошо отработанным ударом в голову, уложил его на пол.
Морф даже не дернулся, свалился, как подкошенный. Нормальное такое у Диса оружие.
Расчет оправдался. В тесноте и неразберихе торгового зала туманники не могли
наброситься на нас всем скопом, и оставалось только лавировать и следить друг за другом,
чтобы не допустить внезапной атаки твари из-за спины. Я успел уложить двоих, Дис – троих,
помимо того, которого снял скрытно. Волны страха усиливались, и через несколько минут
игры в смертельные кошки-мышки между стеллажами, мы увидели вплывающего в зал
дементора.
Проклятая тварь зависла под потолком на входе, и приближаться не собиралась. Ничего
удивительного. Оттуда биоморфу было удобнее всего руководить действиями «подопечных»,
мы сверху, наверное, были видны, как на ладони. Твою мать! Потолок здесь высокий, темно,
и есть все шансы промахнуться. Как же добраться до этого ублюдка?
Туманники же заканчиваться не собирались. По моим расчетам, вместе с теми, что
были на третьем этаже, мы уложили уже почти два десятка, но еще не меньше десяти рыл
перли на нас из темноты. Дерьмо, сколько их, и откуда они взялись в таком количестве?
У туманников вдруг резко поменялась тактика. Вместо того, чтобы, как и раньше,
расходиться по лабиринтам торгового зала и нападать на нас по одиночке, они встали цепью,
и принялись валить все стеллажи на своем пути, лишая нас возможных укрытий и места для
маневрирования. Теперь они не спешили, а действовали медленно и методично. Видимо,
ксеновирус, беспрестанно работающий над перестройкой их организма и нервной системы,
потрудился над мозгами туманников достаточно для того, чтобы дементор взял их под
прямой контроль. До этого, как понимаю, они могли лишь выполнять простые приказы, типа
«в атаку», сейчас же стали способны на более сложные действия. И это было плохо.
От грохота стеллажей, особенно громкого в пустом торговом зале, закладывало уши,
туманники перли вперед, постепенно заставляя нас пятиться. Еще пара минут в таком темпе,
и нас зажмут в углу! Что тогда будет, не хотелось и думать: если вся эта толпа бросится
одновременно, нам не справиться. Проклятье!
– Надо разделяться, – проговорил Дис. Я быстро глянул на него. Лицо покрыто потом,
руки едва заметно подрагивают. Дементор давил не во всю силу, отвлекаясь на управление
туманниками, но Дису и этого хватало. Если биоморф вдруг ударит по нему изо всех сил…
– Чтоб поодиночке нас сожрали? – нервно буркнул я.
– А так сожрут отбивающихся спина к спине, какая разница? Вон, смотри, в кольцо
берут уже.
Я кивнул. Дис прав. У меня в голове начало складываться некое подобие плана.
Отличным бы я его не назвал, но, по крайней мере, лучше, чем ничего.
– Давай. Прорываемся по флангам, ты справа, я слева. Не останавливаемся, валим к
выходу на первом этаже. Попробуй оттянуть на себя туманников, только не рискуй особо.
– Что ты задумал?
– Если все туманники рванут в погоню, дементору придется переместиться. Ему нужно
их видеть, чтобы управлять.
Дис понял мою мысль, и хищно ощерился. Я вытер вспотевшие ладони о штаны, и
стиснул рукоять мачете. Туманники медленно и методично продолжали крушить торговое
оборудование, подбираясь ближе. Больше ждать нельзя!
– Пошли!
Я побежал вперед, набирая скорость и держась левой стены. Сейчас все зависело от
того, как на наш прорыв отреагируют туманники. Главное, чтобы не успели наброситься
скопом, разорвут на хрен! На бегу я изменил направление, метясь, будто бы, в центр кольца.
Дис поступил так же. И, когда до морфов оставалось не больше пяти метров, мы рванули в
разные стороны.
Инфицированные мозги туманников не успели отработать смену направления, и, когда
я на всей скорости врезался в крайнюю тварь, остальные еще не отреагировали. Есть!
Туманник завалился на спину, и я, перескочив через него, ринулся к выходу из торгового
зала. Дис тоже прорвался, и уже подбегал к турникетам на выходе.
Нога зацепилась за валяющийся стеллаж, и я едва не полетел на пол. Выругавшись, я с
трудом восстановил равновесие. Долбанные твари! Так и до беды недалеко.
Оглядываться было некогда, но я и так понял, что отвоевал у морфов неплохую фору.
Они быстро двигаться пока что не могли. Главное – не потерять ее.
Где-то впереди вскрикнул Дис, и я оторвал взгляд от пола. Черт, лучше бы я этого не
делал! Дементор резко пошел на снижение, и по мне ударила волна пси-излучения.
Споткнувшись, я полетел на пол, неловко приложился боком о край стеллажа, и одна из
бутылок разбилась. Бок пронзило болью, бедро и низ живота стремительно намокали, а я не
мог понять, кровь это, или жидкость для розжига. Дьявол, да какого хрена?
Почувствовав сзади движение, я кувыркнулся через левое плечо, стараясь не разбить и
вторую бутылку. Туда, где я был секунду назад, неуклюже плюхнулся туманник. Не тратя
времени на морфа, я вскочил на четвереньки, и с низкого старта рванул вперед.
Перескочив через турникет, я рискнул оглянуться. Туманники всей ордой ломились
следом, но теперь поваленные стеллажи и полки сыграли с ними злую шутку. Неуклюжие
измененные ковыляли, спотыкаясь и падая. Будто понимая, что от тупых подопечных толку
не будет, дементор заложил вираж, и, набирая скорость, поплыл за нами. Дерьмо, нужно
быстрее!
На бегу ухватившись одной рукой за промелькнувшую колонну, я резко развернулся,
меняя направление. Дементор и туманники приближались, биоморф пока не понял моего
маневра, и я, на ходу доставая уцелевшую бутылку, рванул вверх по эскалатору. Давай, давай,
тварь тупая!
И в этот момент сверху на меня прыгнул запоздавший к основному веселью туманник.
Бутылка выпала, но, к счастью, не разбилась, замерев у перил эскалатора. Тупая тварь
навалилась на меня, и пыталась добраться до горла, а я… Я паниковал.
Рука с мачете прижата к телу, ножа нет, перед глазами плывут круги от удара о
ступеньку, волны страха от приблизившегося дементора лишают сил, а тут еще и гребаная
тварь, влекомая единственным желанием – впиться мне в артерию. Ну вот где я так
нагрешил, спрашивается?
Зарычав от накатившей злости, я изо всех сил дернулся, и сбросил туманника набок.
Морда твари оказалась на удобной траектории, и я заехал по ней локтем, совсем забыв, что
боль от ударов для моего противника совсем ничего не значит. Извернувшись, я ухватил шею
морфа в жесткий захват и сдавил до боли в мышцах. Зафиксировав туманника, я всем телом
рванулся в сторону, и тварь прекратила сопротивление. Едва слышный сухой хруст,
сопровождавший мое движение, прозвучал для меня божественной литургией. Отпустив
издохшего морфа, я схватил бутылку, и вскочил на ноги.
Идеально!
Дементор, сбросивший меня со счетов, парил в нескольких метрах впереди и внизу,
туманники не обращали на меня внимания, бодро ковыляя к Дису. А вот состояние самого
Диса мне не понравилось. Бывший артиллерист держался из последних сил, было видно, что
еще пара секунд, и, не выдержав напора дементора, он рухнет на пол. Выругавшись сквозь
зубы, я нашарил в кармане зажигалку, врученную Дисом вместе с бутылкой.
Зажигалка со старым-добрым пьезоэлементом – практически безотказная вещь, но, по
закону подлости, именно сейчас огонь удалось добыть только с третьей попытки. Загудел
воспламенившийся газ под давлением, первые огоньки робко облизали тряпку, пропитанную
жидкостью для розжига, а потом она вспыхнула. Резко, вся разом, так, что я, от
неожиданности, едва не выронил бутылку. Широко размахнувшись, я прицелился и метнул
свой «Коктейль Молотова» в дементора.
В последней момент, когда бутылка уже подлетала к нему, биоморф что-то заподозрил,
принявшись разворачиваться в мою сторону. Поздно. Бутылка разбилась, выплеснувшаяся
жидкость мгновенно растеклась по телу дементора, вспыхнуло пламя, а я уже держал в руках
вторую бутылку, которую выдернул из бокового кармана рюкзака.
Одновременно с тряпкой вспыхнула моя куртка, пропитавшаяся горючей смесью, и я
чуть не промазал во время броска. Вторая бутылка ушла к цели, а я, вскрикнув от боли,
принялся сдирать с себя куртку, помня, что жидкостью пропиталась не только она.
И в этот момент дементор ударил излучением на полную мощность. Транслируемые «в
прямой эфир» боль и животный ужас сбили меня с ног, сознание помутилось, и, не в силах
больше сдерживаться, я заорал. И вместе со мной вопила, кажется, вся вселенная.
Когда мне уже казалось, что мозг вот-вот сдастся, не выдерживая безумной
интенсивности излучения, все вдруг прекратилось. Я обнаружил себя, свернувшемся на
эскалаторе в позе эмбриона. Куртка потухла – видимо, катаясь по ступенькам, я сбил пламя.
Пелена перед глазами начала рассеиваться, я с трудом оперся на дрожащие руки и попытался
встать. Имплант моргнул иконкой уведомления, я машинально развернул сообщение, и криво
усмехнулся.
Поздравляем! Специальное задание выполнено.
Вы получаете награду.
Я облегченно застонал, уселся на ступеньки, и обхватил раскалывающуюся от боли
голову руками.
Этот гребаный Полигон меня с ума сведет, определенно.

Глава 15
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы.
Уничтожен морф.
Класс – «Дементор». Степень изменений – неизвестна. Донор – неизвестен.
Степень опасности – 10. Дополнительная опасность – высокий уровень пси-
излучения, координация морфов низшего уровня.
Вы получаете 2000 очков опыта.
Использован множитель индекса выживаемости. 2000*2=4000
Поздравляем! Вы получаете новый уровень!
Текущий уровень – 8. До нового уровня 7500 очков.
Получена награда – 5000 кредитов.
Всего на счету 20900 кредитов.
Прогресс достижения «Убийца морфов» – 2/10. Ранг достижения – 2.
Убивая морфов, вы помогаете возродить Рапсодию. Уничтожайте
инфицированных ксеновирусом людей и животных, и получайте бонусы от
администрации.
Задание выполнено!
Вы ликвидировали последствия прорыва враждебной формы жизни в условно-
безопасную зону Полигона.
Вы получаете 10 000 очков опыта.
Внимание! К опыту, полученному за выполнение специальных заданий, индекс
множителя выживаемости не применяется!
Поздравляем! Вы получили новый уровень!
Текущий уровень – 9. До нового уровня 7500 очков.
Вы получаете награду – 100 000 кредитов.
Всего на счету – 120 900 кредитов.
Уровень лояльности администрации Полигона повышен. Текущий уровень –
недоступно.
Генерация награды… Анализ…
Поздравляем! Разблокирован дополнительный модуль базового импланта –
тактический блок.
Внимание! Использование дополнительных модулей возможно только после
инициализации базового импланта!
Я помотал головой. Ого, как здорово плюшек отсыпало! Вот только чуть не сдохли,
пока это гребаное «специальное задание» выполняли. До сих пор колени дрожат. А уж как
усталость навалилась… Как там Дис?
Выглянув из-за перил, я увидел на полу догорающую тушу дементора, а в отдалении –
Диса. Бывший артиллерист сидел на полу, пил воду и пытался прийти в себя. Ну, слава богу,
живой. Неподалеку валялись тела туманников, так и не успевших до него добраться. Видать,
эмоции подыхающего дементора ударили по ним с особенной силой, он же к ним напрямую
«подключился». Настолько сильно рубануло, что мозги не выдержали, поджарились. Ну,
нашим легче. Не представляю, как в таком состоянии с этими уродами еще сражаться.
Я бегло просмотрел остальные уведомления. Прилетело несколько донатов, в общей
сложности, на девятьсот кредитов. Мелочь, а приятно. Ха, ты гляди, как я заговорил,
«мелочь»! Еще недавно каждой сотке радовался! Ладно, что тут дальше? Степень изменений
туманников подросла, убитых система идентифицировала, как опасность второй степени. Вот
только количество опыта и кредов, получаемых за их убийство, больше не стало почему-то.
Стандартно, по пятьсот кредитов и семьсот пятьдесят очков за каждого, плюс множитель,
итого – четыре с половиной тысячи. Хм.
До десятого уровня осталось набрать всего три тысячи очков. Три тысячи – и можно
уходить в Элизиум. Однако. Я не думал, что прогресс будет таким быстрым, можно даже
сказать, стремительным. Сколько мне там обещали за «Захват флага»? Я просмотрел логи.
Ха! Те же три тысячи, и по барабану, что на них не действует множитель. Может, сразу после
инициации и рвануть? Заманчиво. Заказать в виртуальном магазине какой-никакой шмот,
нормальное оружие, да и двинуть к Зеленой. Думаю, смогу добраться в одиночку, должно
получиться… Стоп.
А Дис? Фрай? Марго? Дис ведь не просто так со мной пошел, и жизнью рисковал, он
хотел усилить группу. Ладно, если бы просто проводил до места, но нам по дороге и с
шавками рубиться пришлось, и с туманниками, о дементоре вообще молчу… Дементор
вообще был моим индивидуальным заданием, Дису совсем не обязательно было в это
влезать. Да и нравится мне этот парень, есть в нем что-то такое, располагающее. Не думаю,
что на Полигоне такие люди встречаются в большом количестве. Будет как-то, мягко говоря,
неправильно, если я просто использую его помощь, развернусь, и свалю в закат. В рассвет, в
данном конкретном случае. Ладно. Рано еще об этом думать, нужно начатое закончить. Но
сама мысль мне как-то не очень нравилась, хоть и была разумной.
Текущий уровень – 9. До нового уровня 3000 очков.
Кредитов на счету – 123 300.
Черт. Теперь главное не гробануться. Вот кому-то подфартит, если я «зажмурюсь», и
убийца доберется до моего браслета! Впрочем, это вполне может быть тупой туманник, и
деньги так и останутся лежать на счету – если их, конечно, не прикарманит администрация.
Кстати, о кредитах и браслетах! У нас же тут полный торговый центр мертвых туманников!
Наверняка у них что-то должно быть!
Я бросил последний взгляд на логи, и встал. Фух, кажется, немного отпустило, хоть и
пошатывало, не пойми от чего – то ли от усталости, то ли от стресса, то ли от последствий
воздействия пси-излучения. Так, где тут у нас эта тварь?
Я спустился на пару ступеней, и дернул за руку мертвого туманника, высвобождая
браслет.
Получен трофей: 3000 кредитов.
Всего на счету: 126 300.
Хм. Интересно. Не бедный парень, не новичок, значит. Как это он так в туманника-то
перекинулся?
Подобрав рюкзак, я спустился к Дису, который уже вполне успел прийти в себя, и
обирал браслеты других морфов. Когда я подошел, он заканчивал с последним из тех, что
валялись у эскалатора.
– Кажется, получилось, – устало улыбнулся Дис. – Я тут прибарахлился с туманников,
ты не против же?
– Не против. Забирай все, мне за квест тоже кой-чего капнуло, – отмахнулся я.
– Алтай, тут много, – нахмурился Дис. – У каждого по две-три тысячи. Это не новички.
– У того, что на эскалаторе валялся, тоже нормальная сумма была, – я кивнул.
– Он тоже из клана?
– Из клана? – я непонимающе посмотрел на Диса.
– Ну, да. Вот эти все – из одного клана, «Пиковые». Это ребятки из соседнего сектора,
считались крутыми, типа, как Скульптор у нас. Интересно, что они забыли в этом секторе?
Скульптор такому нашествию рад не будет. Не был бы, – поправился Дис.
– А как ты понял, что они все из одной банды? – я наморщил лоб. Кажется, ничего
внешне общего у морфов не было. Ни каких-то нашивок на одежде, ни татуировок…
– В смысле «как»? – удивился Дис. – Высветилось же все… А, черт! Ты ж инициацию
не прошел! – он даже по лбу себя хлопнул. – Все время забываю. Короче, есть приложение
для базового, «Анализатор» называется. Очень полезная штука. Высвечивает уровень,
положение в рейтинге, принадлежность к клану, ник, если есть. Если нет – светит номер.
Можно заранее посмотреть инфу о челе, и решить, стоит ли с ним связываться. Иногда
сильно выручает. Ну, если, конечно, тот, на кого смотришь, не активировал приблуду, которая
все это скрывает. Как пройдешь инициацию – обязательно купи. И «Анализатор», и
«Инкогнито». Я, если что, подскажу, помогу разобраться.
– Дис, какой у тебя уровень? – пристально посмотрев на парня, поинтересовался я. Он
помолчал несколько секунд, потом буркнул:
– Тринадцатый.
Я лишь хмыкнул, и тему развивать не стал. Тринадцатый, во как. Непрост парень,
совсем не прост.
– Ладно, давай заканчивать здесь. Собирай лут с туманников, и пошли. Ночь уже скоро
закончится.
– Алтай… Я чего сказать хотел. Тут, по ходу, весь клан полег. Здесь может быть реально
много кредитов. Если клан-лидер тоже здесь… Это неправильно, чтоб все мне. У меня…
Короче, предложение есть.
– Ну, излагай.
Он помялся, а потом заговорил.
– Я тут три месяца уже сижу. Разных людей видел. У меня десятый капнул еще месяц
назад. В клане был сначала, небольшом, но там нормальные ребята были, я с ними в Элизиум
идти собирался. А потом их Скульптор с волками своими вырезали. Мне повезло, не
заметили, решили, что мертвый. Очухался кое-как, прятался, питался чуть ли не подножным
кормом. Потом Марго встретил с Фраем, ну и Клаус еще нарисовался. Вступили в группу,
вместе начали двигаться, я им инициацию пройти помог…
– А почему в Элизиум не ушел до сих пор? Уровень же позволяет, имплант
инициализирован…
– Да не с кем туда идти, понимаешь? – Дис даже распсиховался. – Тут же уроды одни
кругом! Я не хочу сам в Зеленую, там одиночкой делать не хрен. Ограничение по
пребыванию после первого перехода – сорок восемь часов. Тупо дух перевести, купить, что
нужно, импы поставить, если бабки есть, и все, вали в Предел, пахать на благо общества! А
там как выживать? Можно, конечно, к какому-нибудь клану прибиться, но там никогда не
знаешь, что будет по итогу. Если по объявлению о наборе в Сети идти – на самые сложные
или опасные работы кинут, себя проявлять, типа. Это в лучшем случае. А в худшем – можно
на полных отморозков нарваться, которые тебя сразу после выхода на запчасти разберут.
Уходить в Оранжевую в одиночку… Не вариант. Я не хочу с нуля опять все начинать, мне
здесь всего три сраных года провести надо, потом – все. А сам я эти три года не протяну.
– Но ты же не сам. У вас же группа.
Дис лишь махнул рукой.
– Группа… Марго, Фрай, они нормальные, но их самих тащить и тащить еще надо.
Клаус… С тех пор, как его Марго отшила, он совсем с катушек съезжать начал. Я ему в
последнее время не очень доверяю. Может, конечно, его и отпустит, но это не тот вариант. А
вот ты…
Я вскинул брови. Кажется, мы, наконец-то начали приближаться к сути.
– Я много слышал про тебя. Ты нормальный парень, Алтай. О тебе гудела вся Сеть, о
тебе хорошо отзывались бойцы и командиры, с которыми мне доводилось общаться. То, что
произошло на Калибане, только подтверждает это. И здесь ты себя вел так, что видно – нет в
тебе гнили. Кроме того, тебя не надо тянуть, надрываясь, ты за несколько дней десятый
уровень взял, фактически. Думаю, если ты получишь привычную штурмовую броню и
оружие… Это будет славная охота.
– Я пока не понимаю, к чему ты ведешь, но, все же, поинтересуюсь: метка смертника
тебя не смущает?
– Нет, – улыбнулся Дис. – Я хорошо чувствую людей. Ты отмечен Светом, и он
освещает тебе дорогу. Я ни разу не слышал об индивидуальном задании в Лимбе. И тем
более – о таком, от которого нельзя отказаться. Это знак. Это хороший знак, потому что мы
справились.
Я с трудом скрыл улыбку. Свет… Вот оно что! Дис из системы Гелиоса! Теперь понятен
его слабый акцент и смуглая кожа. Светопоклонник, значит… Что ж, не самый плохой
вариант.
Система Гелиоса – одна из самых отдаленных колоний Земной Федерации. Настолько
отдаленная, что даже торговля с ней шла вялая и чахлая. Связь с метрополией ввиду этой
удаленности, постепенно ослабевала, культура менялась, менялись люди. В Смутное время
про Гелиос забыли совсем, а когда вспомнили – нашли на Прайме, единственной обитаемой
планете системы, отлично организованное, крепкое моногосударство, с сильным, добрым и
честным народом. Жители Прайма с радостью вернулись в лоно Федерации, не пытаясь
оспаривать власть Земли, а во время войны с ксеносами показали себя отличными солдатами.
Была у них лишь одна странность – люди из системы Гелиоса поклонялись Свету. При этом
они не были религиозными фанатиками, и никому свое учение не навязывали, а раз так – то и
претензий к их религии не возникло. У каждого свои причуды. А еще выходцы с Прайма
были сильными эмпатами, что объясняло, почему по Дису с такой силой било пси-излучение
дементора. Говоря, что хорошо чувствует людей, Дис не использовал метафору, он
действительно меня чувствовал. Стоит иметь это в виду, на всякий случай.
– Я не зря предложил тебе присоединиться к группе, что бы об этом ни думал Клаус, –
продолжал, между тем Дис. – Мне кажется, что вместе с тобой мы можем добиться большего.
Поэтому я хочу, чтобы все было честно.
– Ладно, – я жестом остановил его. – Думаю, сейчас не время и не место для этого.
Давай закончим здесь, и продолжим разговор, когда вернемся и будем в безопасности. Скоро
рассвет.
– Согласен. Но туманников мы оберем полностью.
Я усмехнулся. Парень прагматичен. Впрочем, он прав. Глупо было бы упускать
возможные ресурсы в нашем положении.
– Хорошо. Только давай побыстрее.
Дис кивнул, и мы принялись за работу.

Глава 16
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы.
Чем больше мы снимали «лута» с туманников, тем более странным казалось все, здесь
произошедшее. В торговом центре действительно полег весь клан, включая лидера, с
которого Дис снял, ни много, ни мало – восемьдесят тысяч кредитов. Очень неплохая, по
меркам Полигона, сумма, для Лимба – так и вовсе космическая. С одной стороны, вроде бы и
понятно – по какой-то неведомой причине, клан решил сменить место обитания, и попал под
выброс тумана. С другой же…
На втором этаже Дис нашел мину ксеносов – кожистый мешок, размером с рюкзак,
сейчас израсходовавший весь запас газа, и лежащий сдувшейся шкурой. И, судя по следам в
пыли, его точно установили не ксеносы во время вторжения. Кто-то принес мину сюда, и
пристроил так, чтобы накрыть всех «Пиковых» разом. Интересный ход событий в голове
вырисовывается.
С ноги одного из бывших «Пиковых» я снял перевязь с шестью метательными ножами.
Настроение сразу улучшилось. Ножи в перевязи – не грубая самоделка, не пережиток
прошлого, не коллекционный бутафорский хлам, а современные, технологичные, прекрасно
сбалансированные изделия. Я закрепил перевязь на правом бедре, подвигался, поприседал,
взмахнул ногой – не мешает, не шумит, ножи в чехлах сидят надежно… Прекрасно. В моих
руках такая штука будет более действенным дистанционным оружием, чем гарпунные ружья
Фрая. По крайней мере, ножами я пользоваться умею.
Находка натолкнула меня на мысль, которая разбудила природную жадность. Если
«Пиковые» действительно решили «переехать» в наш сектор, то должны были прийти не с
пустыми руками. И это значит, что где-то здесь лежит их добро. Оружие, припасы… Черт!
Эта мысль настолько завладела мной, что я даже забыл о том, что таймер каждую
секунду неумолимо отсчитывает время, оставшееся до того момента, как карета превратится
в тыкву. Я посмотрел на часы. Ага, в принципе, нормально, почти двенадцать часов еще
имеется. Вот только до рассвета времени осталось гораздо меньше, а лезть к ретранслятору
по светлому не хотелось. Черт, но не бросать же лут!
Я поделился своими мыслями с Дисом, и мы решили потратить еще некоторое время на
то, чтобы поискать ресурсы, которые должны были остаться после клана. Однако поиски, на
которые мы убили еще почти час, так ни к чему и не привели. Да, кое-где валялось оружие –
дубины, копья, цепи, прочий «холодняк» и ударно-дробящее, но ничего из того, что могло бы
нас заинтересовать, не попадалось. Еще раз обыскав туманников, мы взяли с них по
несколько универсальных рационов, воду, пару пакетов крупы… Все. Больше ничего не
было.
– Им, кажется, резко сдернуть пришлось с базы своей, даже ничего с собой не взяли… –
констатировал Дис. – Совсем пусто. Даже оружия нормального нет. Не спрятали же они все
это, пока в тумане умирали…
– Ладно, хрен с ними, – я досадливо махнул рукой. – И так хорошо прибарахлились.
Жадность до добра не доведет. Пошли уже, тут осталось-то…
– Пошли, – кивнул Дис. – Только пойдем не через центральные двери. Что-то у меня
предчувствие не очень…
***
Предчувствие Диса не обмануло.
Мы выскользнули из двери запасного выхода, быстро пересекли небольшое пустое
пространство, и засели за мусорными контейнерами, которые выстроились в ряд вдоль
высокого бетонного бордюра, опоясывающего торговый центр и отделяющего его
территорию от проезжей части.
На первый взгляд, все было чисто и спокойно, но, когда мы уже собирались двигаться
дальше, на углу нужного нам дома мне почудилось какое-то движение.
– Стой! Смотри! Видишь? – я придержал Диса, готового покинуть укрытие, и указал
ему на подозрительное место. – Мне же не кажется?
Дис несколько секунд всматривался в темноту, а потом покачал головой.
– Не кажется. Там кто-то есть.
– Туманник?
– Вряд ли. Это человек. И, мне кажется, он не один. Нужно понаблюдать.
Прошло еще несколько длинных, наполненных тревогой и ожиданием минут, которые,
впрочем, были вознаграждены: в разных местах двора мы засекли еще трех человек.
– Тьма! – Выругался Дис. – Они определенно кого-то ждут.
– Надеюсь, не нас? – хмыкнул я.
– Не знаю. Тут часто устраивают засады. Игрок, идущий на инициацию – хорошая
добыча.
– И что теперь делать?
– Не знаю. Нужно подойти ближе.
Сказано – сделано. Из-за мусорных баков мы подобрались к самому бордюру, где и
замерли, прислушиваясь. Спустя пару минут послышался отчетливый хруст стекла под
подошвой, и кто-то выругался хриплым, низким голосом.
– Тише, – послышался второй голос. – Всю контору спалишь.
– Да перед кем палить? – возмущенно, но, все же, значительно тише, ответил второй. –
Торчим тут, как идиоты, а толку?
– Скульптору виднее. Сказал взять дом под охрану и мочить всех, кто ломанется к
ретранслятору – значит, так нужно.
– Угу, нужно ему, а в вонтед-лист, если что, попадать нам. Будто не знаешь, что админы
не любят такие приколы.
– Они не любят, когда ретранслятор берут под постоянный контроль, базу свою в доме с
ним размещают. А если так, как мы сейчас – ничего страшного.
– Будет «ничего страшного», когда за нами гладиаторы придут.
– Ой, да ладно тебе, хватит ныть. Нормально все будет. Успокойся уже.
Пару секунд стояла тишина, а потом первый снова не выдержал.
– Слышь, а с чего кипиш весь? Опять того чувака, что наших проредил, ловим?
– Не знаю. Скульптор не распространялся, просто сказал, на инициацию никого не
пускать, всех мочить, на хрен. Но скорее всего – да. Ты видел, он сам не свой последние дни.
– Ну так, – первый голос хмыкнул. – Сначала с «Пиковыми» тема, потом крендель этот
непонятный объявился…
– Меньше болтай про «Пиковых», – шикнул второй. – Не надо об этом знать никому.
– Угу, – несколько секунд тишины, а потом первый снова не выдержал. – Думаешь, в
торговом центре с туманниками кто-то воевал?
– Пойди посмотри, – голос второго звучал насмешливо.
– Не, ну а че ты? Слышал же, кипиш какой был… Слушай, а, может, это наш клиент
был, а? Ну, тот, которого пасем? Решил через лабаз пройти, да там и погорел. Нам, тогда,
получается, и не надо уже ничего тут ждать, да?
– Вот у тебя язык без костей! Какая разница? Сказано – тащить фишку, значит тащим.
Все. Не спи тут. Скоро рассветет, тогда и отдохнем.
Послышался тяжелый вздох, и звук удаляющихся шагов.
Мы с Дисом переглянулись, и, не сговариваясь, двинулись в сторону. Нужно было
обсудить услышанное.
– Что, думаешь, нас ждут? – спросил я артиллериста.
– Ну, если больше никто на хвост Скульптору в последние дни не наступал, то нас, –
кивнул тот.
– И что? Назад теперь идти?
– Глупо. Нужно заканчивать. Только нужно решить, как это сделать. Если они на улице
пасутся, то в доме тоже кто-то есть. Через парадный вход идти бессмысленно. Как и через
черный.
– И как тогда? Летать я, к сожалению, не умею.
– Ну, да, – невесело усмехнулся Дис. – Хотя джет-пак не помешал бы. Ладно. Есть у
меня идея. Ты как, готов назад самостоятельно вернуться?
Я внимательно посмотрел на него.
– Что ты задумал?
– А что тут думать? Надо их отвлечь. Я отвлеку, ты войдешь. Назад, правда, сложнее
будет вернуться, но, думаю, если хорошо пошумлю, ты все успеешь. В крайнем случае, дом
большой, квартир много, заляжешь где-то, а дождешься момента – уйдешь. Главное,
инициацию пройди. Зря мы, что ли, через полсектора перлись? Обидно будет квест
проворонить.
Я помолчал. План мне не нравился. Слишком много в нем слабых мест. С другой
стороны – а что делать? Возвращаться бессмысленно, инициацию проходить все равно надо.
Можно, конечно, отсидеться, дождаться, пока все затихнет, и вернуться потом, но потеря
кредитов и опыта… Да и возможность уйти в Элизиум уже буквально на днях… Нет, нельзя
возвращаться.
– Ты уверен, что не попадешься?
– На сто процентов ни в чем нельзя быть уверенным. Я очень постараюсь. Короче.
Время идет. Решайся!
– Как потом встретимся? Что, если я вас не найду в коттедже?
– Когда пройдешь инициацию – откроется доступ к мессенджеру, это одно из
приложений базового импланта. Я тебе напишу, только не пропусти запрос. Так что? Готов?
– Дис, зачем тебе все это надо? – мне очень хотелось верить в хороших людей, но в то,
что их можно найти на Полигоне…
– Затем, чтобы выйти отсюда, когда закончится мой срок! А в группе с тобой шансов на
это у меня значительно больше! Тьма, ты согласен, или нет?
– Согласен, – после секундной заминки кивнул я. В конце концов, шансы в составе
группы повышаются не только у Диса, но и у меня самого. Пока что парень себя показал
только с хорошей стороны, так что… Эх, была-не была!
– Хорошо. Жди здесь, начинай после меня, как только решишь, что момент удобный.
– А как я узнаю, что ты уже начал?
– Увидишь, – Дис улыбнулся, хлопнул меня по плечу, и скрылся в темноте. Ты гляди,
как у него это ловко получается. А точно ли он артиллерист?
***
Чуть сменив положение, я до рези в глазах всматривался в темноту. С того момента, как
Дис ушел, прошло уже минут пять, но так ничего и не происходило, и меня начали обуревать
сомнения. Может, он, прибарахлившись с «Пиковых», решил просто свалить, оставив меня
здесь? Да ну, непохоже. Или с ним что-то случилось? Тоже не может быть, просто так он бы
не дался, а шума никакого я не слышал. В тот момент, когда я уже готов был двинуться на
поиски, откуда-то из темноты донеслось протяжное дребезжание, как будто жестяные банки
друг о друга бьются. Хотя, почему «как будто»? Это они и есть. Примитивная сигналка. Черт,
Дис спалился, или это он нарочно так?
Скульпторовский молодчик, тот, что все возмущался необходимостью торчать здесь,
напрягся и замер, вглядываясь в темноту, но с места не двинулся – видать, ему тут пост
определили. А вот со стороны парадного входа в здание кто-то зашевелился. Темная фигура,
на полусогнутых, сжимая в руках короткое копье, двинулась к составленным вместе остовам
легковушек – и тут же откинулась назад, получив в горло заряд из гарпунного ружья. Я
напрягся. Дис начал действовать.
Откуда-то из темноты вылетел дротик, с глухим звуком ударившись о навеки замершую
машину и высекая искры из металла. Невидимый метатель промахнулся, о чем тут же
возвестил округу матерным восклицанием, и к месту, где засела его цель, ринулись сразу
несколько человек. В темноте что-то пыхнуло, и к бегущим устремилась бутылка, с
горлышком, заткнутым полыхающей тряпкой. Я нащупал на перевязи нож, и, пригибаясь,
побежал вперед.
Бутылка со звоном разбилась об асфальт, во все стороны брызнули осколки и
воспламенившаяся жидкость, кто-то вскрикнул. Я выпрямился над бордюром, и, резким
движением, почти без замаха, отправил нож в цель.
Бандит Скульптора, отвлекшийся на происходящее с другой стороны дома, не успел
ничего ни понять, ни увидеть. Перевернувшись в воздухе ровно один раз, нож вонзился ему
четко в середину горла, пробив кадык. Неспособный даже вскрикнуть, бандит повалился на
землю.
Я перемахнул через бордюр, и через секунду уже выдергивал нож из тела. Вытерев его
об одежду мертвеца, я вернул его в чехол на перевязи, и дернул с рюкзака мачете.
С другой стороны дома слышались отрывистые команды, потом снова послышался звон
разбитого стекла, и кто-то дико заорал: кажется, вторую бутылку Дис метнул прицельнее.
Воспользовавшись шумом, я коротко разбежался, подпрыгнул и, ухватившись за подоконник,
саданул рукоятью мачете в центр окна на первом этаже, одновременно откидываясь в
сторону, чтобы не попасть под осколки.
Звон разбившегося стекла скрыли крики. Я смел клинком мачете осколки, положил его
на подоконник, и подтянулся, снова вспомнив, что нужно разжиться перчатками – в кожу
впились сразу несколько микроскопических кусочков стекла. Перевалился внутрь,
поморщившись, когда стеклянное крошево захрустело под подошвой, и быстро осмотрелся.
Я ввалился в гостиную квартиры, расположенной на первом этаже. Разумеется, как и в
других домах, все здесь давно было разграблено, впрочем, мне это было и не важно. Я сюда
не за ресурсами пришел. Нужно не терять времени, и поскорее ломиться вверх, пока Дис
отвлекает противника.
В несколько прыжков оказавшись у входной двери, я прислушался, но за криками на
улице расслышать, есть ли кто на лестничной клетке, было невозможно. Тогда я плюнул на
осторожность, и, дернув собачку замка, распахнул дверь…
… чтобы тут же оказаться лицом к лицу с удивленным, тощим парнем в джинсовом
комбинезоне.
Прежде чем он открыл рот, чтобы заорать, я без замаха резко ударил его в нос. Удар
вышел, что надо: парень отшатнулся, и инстинктивно прижал ладони к лицу.
Воспользовавшись этим, я перехватил мачете в левую руку, а правой заехал ему в солнечное
сплетение. Парень согнулся и рухнул на колени, я добавил ребром ладони по шее, и,
перепрыгнув через растянувшееся на полу тело, рванул к пожарной лестнице.
– Мик, это ты? – окрик догнало меня, когда я уже взбегал по ступеням. Реагировать на
него я, конечно, не стал.
– Стоять! Он внутри, все сюда!
Мать твою! Не удалось, все-таки, проскочить незаметно.
Сзади послышался топот, и я ускорился.
Бег по пожарным лестницам никогда не был моим любимым видом спорта, особенно –
когда перед зачетным забегом полночи сражаешься с собаками-мутантами, туманниками и
дементорами. Я пробежал всего несколько пролетов, и почувствовал, что дышать становится
все труднее, а сердце колотится где-то в горле, норовя выпрыгнуть через рот. Учитывая мое
состояние, в том, что я не заметил громилу, выскочившего на лестничную площадку, пока он
не врезал мне бейсбольной битой, не было ничего удивительного.
Удар был горизонтальным и пришелся по ребрам, отозвавшимся жалобным хрустом. В
последний момент я успел немного довернуть корпус в сторону, и удар вышел не прямым, а
скользящим, но мне хватило и этого. Вскрикнув, я отлетел к стене, и тут же заработал удар
ногой в плечо.
Скатываясь по лестнице, я думал лишь о том, чтобы не напороться на свое же мачете. О
том, чтобы выпустить его из рук, не могло быть и речи. И хорошо, потому что внизу меня
уже ждал довольно осклабившийся кривыми зубами толстяк с огромной залысиной.
Его ошибкой было то, что он не стал меня бить своим коротким копьем в тот же
момент, когда смог до меня дотянуться. Сначала он решил ударить ногой. От удара перед
глазами расцвели тысячи солнц, сознание на миг помутилось. Не дав себе соскользнуть в
темноту, из которой уже не выберусь, я резко взмахнул рукой, и толстяк взвыл, получив
мачете по голени. Следующим ударом я вспорол ему, рефлекторно согнувшемуся к раненой
ноге, объемное брюхо.
Вскочив на ноги, я зашипел от боли, и покачнулся – приложился о ступеньку я здорово.
Громила наверху, увидев, что случилось с его товарищем, взревел, и бросился на меня,
поднимая биту. Понимая, что нового знакомства с его оружием можно и не пережить, я не
стал дожидаться, пока он доберется до меня, а дернул с перевязи нож, отправляя его в полет
прямо от бедра. Повезло: несмотря на то, что меня пошатывало, а перед глазами двоилось,
отлично сбалансированный клинок, вошел ровно туда, куда я и целился, громила схватился за
шею, и рухнул на колени.
Снизу послышались крики и топот. Я подхватил с пола короткое копье, на которое меня
намеревался насадить толстяк, не целясь, метнул его вниз, заставив бандитов задуматься, так
ли они хотят меня преследовать, и, припадая на ушибленную ногу и обхватив рукой ноющие
ребра, припустил вверх, не став задерживаться даже, чтобы забрать нож.
Преследователи, получив по носу, отстали, но от своей идеи поймать меня и лишить
жизни каким-нибудь варварским методом, не отказались. Поднимаясь, я слышал их шаги на
пару этажей ниже. Поняв, что в узких коридорах их численное преимущество сходит на нет,
они шли следом, намереваясь зажать меня на крыше, и полагая, что там-то я от них никуда не
денусь. Хм. А и правда: куда я собрался деваться?
Ситуация вырисовывалась просто отвратительная. По нашему с Дисом плану
предполагалось, что подняться на крышу мне удастся незамеченным, бойню на лестнице и
спешащих по пятам головорезов, этот план не предусматривал. Но, то ли людей у Скульптора
здесь оказалось значительно больше, то ли я слишком нашумел, но только увести ублюдков
от дома Дису не удалось. Блин, а что, если он погиб? Да ну, он умный парень, навыки у него
на уровне, и выживает здесь уже не первый день… Я успокаивал себя, как мог, но
подленький червячок сомнения продолжал меня точить, делая и без того хреновую ситуацию
совсем беспросветной. Ладно. Единственный способ узнать, жив Дис, или нет – выбраться на
гребаную крышу, пройти инициацию и получить доступ к мессенджеру.
Я упрямо шел вверх, хотя состояние было таким, что хотелось просто тихо лечь в
уголке, и умереть. Хотя это метафора: умирать, на самом деле, желания не было, и я
продолжал подъем – больше ничего не оставалось. Ну, какие у меня еще варианты? Сдаться
на полпути, плюнуть на все и ринуться на преследователей, надеясь в отблесках пламени
взойти в Валхаллу, как и положено павшему в битве воину? Это всегда успеется. Пока ты
жив – всегда есть шанс, крохотная вероятность того, что судьба повернется к тебе нужной
стороной, а вот мертвому уже точно ничего не поможет. Так что, «пока дышу – надеюсь».
Так, кажется, говорили древние.
Площадка двенадцатого этажа. Наконец-то. Внизу взрыв смеха – кто-то вспомнил, что
за убийство иницированного игрока дают бонус, и бандиты Скульптора теперь спорили, кто
доберется до меня первым. Ублюдки, мать их. Последние несколько шагов, быстрый подъем
по короткой лесенке – и я на крыше.
Холодный ветер, будто здороваясь, швырнул в лицо противную морось, забрался под
куртку и мигом выстудил разгоряченное тело. Дерьмо! Взгляд по сторонам… Двери!
Хоть здесь повезло. Дверь, закрывающая выход на крышу, была из толстого
металлического листа. Металлическими же были и ручки, прихваченные к двери сваркой.
Это позволит мне выиграть время. Вот только дальше-то что?
Не дожидаясь преследователей, я закрыл дверь, и сунул между ручек мачете. Прекрасно
понимая, что этого мало, скинул рюкзак, быстро снял куртку, протянул ее через ручки и
завязал узлом. Толстая кожа будет пружинить, и не даст вывалить дверь с одного пинка.
Подхватив рюкзак, я захромал туда, где посреди крыши, водруженная на синтбетонную будку,
возвышалась металлическая конструкция ретрансляционной станции.
Внимание! Поступил запрос сопряжения с внешним устройством –
ретрансляционной станций РС-4. Подтверждаете сопряжение?
Да/Нет/Отмена.
Да, мать твою, конечно же да!
Запрос сопряжения принят. Установка соединения…
Черт, они что, специально сделали так, чтоб все это с такими тормозами происходило?
Может, все же, побыстрее можно?
Я не думал, как инициализация импланта может помочь мне в этой ситуации. Все мои
мысли были подчинены одному – закончить начатое. Кажется, я и держался-то уже на одном
упрямстве.
Соединение установлено. Загрузка пакета обновления…
Внимание! Дождитесь окончания загрузки. Покинув зону сопряжения, вы
прервете процесс. После разрыва соединения загрузка начнется заново.
Замечательно!
Послышался глухой удар – люди Скульптора принялись ломиться в дверь. Та пока
держалась, но долго ли это продлится?
Прогресс загрузки: 8%…11%…13%…22%…
Дерьмо! Что так медленно?
– Эй, ты, на крыше! Открой и умри, как мужчина! – драл кто-то глотку за дверью.
Да пошли вы…
Стараясь не отдаляться от ретранслятора, я обошел его по кругу, в поисках хоть чего-
нибудь, что позволит мне выйти из ситуации. Парашют, джет-пак, монокрыло, дельтаплан,
антигравитационный двигатель, гигантский орел, бутылочка с надписью «Выпей меня»…
Увы. Даже банальной веревки не нашлось. Впрочем, чего я ожидал?
Прогресс загрузки: 87%…93%…99%…
Загрузка завершена.
Установка обновлений.
Прогресс установки: 3%…5%…7%…
Черт, вы издеваетесь?
В дверь ломились уже по-серьезному, лист дергался, но пока не сдавался. Я
окончательно замерз и пал духом. Накатила апатия – следствие усталости, напряжения и
перенесенных стрессов. Кажется, на этом моя история и закончится. Мысли путались. Черт,
как обидно-то. Зато как обрадуются выродки Скульптора, наложив лапы на мои кредиты. А
еще, думается, после всего, что я успел натворить, смерть моя легкой не будет. Дерьмо! Хоть
бери и вены себе ковыряй вон той арматуриной. Хотя, у меня есть ножи, они лучше подойдут.
Интересно, а оптоволоконный кабель способен выдержать вес человека?
Прогресс установки: 65%…68%…73%…
– Открывай, ублюдок!
ИНТЕРЕСНО, А ОПТОВОЛОКОННЫЙ КАБЕЛЬ СПОСОБЕН ВЫДЕРЖАТЬ ВЕС
ЧЕЛОВЕКА???
Оцепенение слетело моментально. Вашу мать, да что со мной? Вот же он, вариант!
Я рванул к синтбетонной будке, на которую была водружена ретрансляционная станция,
споткнулся и чуть не упал. Когда-то на будке висели «тарелки» спутниковых антенн, внутри,
по всей видимости, стоял коммутатор, раздававший Сеть жильцам дома. И к этому
коммутатору снаружи подходил толстенный оптоволоконный кабель, толще моей руки,
закрепленный на стальном крюке, прикрученном к постройке огромными болтами. Кабель,
усиленный парой страховочных металлических тросов, уходил за край крыши и терялся в
предрассветной темноте. Я сделал несколько шагов, пытаясь проследить, куда он тянется, и
тут же выскочило оповещение:
Внимание! Вы покидаете зону сопряжения!
Дерьмо! Я поспешно отскочил назад.
Установка обновления завершена.
Запускается процесс инициализации базового импланта №33286АН. Ожидайте…
Дверь грохотала о синтбетон – там появилась небольшая щель. Мои
импровизированные запоры сдавали позиции, а я даже сделать ничего не мог!
Так, кабель, кабель… Я прикрыл глаза, и попытался восстановить картину, которую
видел несколько дней назад, лежа на крыше девятиэтажки. «Опта», с которой я сейчас
связывал свой последний шанс на выживание, в этой картинке тянулась метров сто пятьдесят
и заканчивалась на крыше девятиэтажного здания, стоящего поодаль. Вот только картина эта
могла быть ложной, подброшенной уставшему мозгу умирающей надеждой на спасение.
К черту! Какая, на хрен, разница, куда тянется кабель, у меня что, вариантов много?
Прогресс инициализации: 56%…58%…63%…
Я бросил взгляд на дверь: еще минута, и все, больше она не продержится. Гребаная
инициализация, быстрее же, ну!
Снова обежав будку, я схватил арматурный прут, валяющийся на крыше, наступил на
него, и принялся сгибать. Руки замерзли окончательно, кровили, и почти не слушались.
Магазин, мне нужен доступ в гребаный магазин, мне нужны гребаные, мать их, перчатки! И
куртка, новая, «Трайдекс», такая, как дома в шкафу осталась! Ну, давай, родной, гнись,
быстрее!
Прогресс инициализации: 85%…87%…92%…
У меня, наконец, получилось задуманное, и я вернулся к уходящему в темноту кабелю,
замерев на самой границе зоны сопряжения. Раздался особенно сильный удар, и мое
многострадальное, заслуженное мачете, не выдержав издевательств, сломалось пополам, узел
на куртке, ослабленный постоянным трепыханием, развязался, и дверь, распахнувшись,
грохнула о пристройку.
– Попался, сучий потрох!
– Он мой, не трогать! Я его беру!
– А ну в сторону все!
Поздравляем. Инициализация завершена! Вы можете покинуть зону сопряжения.
Да, детка!!!
О стену будки ударилось копье – кто-то из людей Скульптора поторопился и облажался
с броском. Ну, или ему помогли, пихнув под руку в нужный момент, желая добраться до меня
первым. Пофиг. Я перехватил изогнутую в нескольких местах арматурину, и, покачиваясь,
пошел вперед.
– Стоять, сука!
– Скульптор сказал, по возможности живым брать!
Я оглянулся: ко мне бежали четверо, еще трое виднелись в дверном проеме. Эх хоть бы
прут не разогнулся!
– Счастливо оставаться, придурки!
Ошарашенные бандиты замерли, не понимая, что происходит, а я остановился на самом
краю крыши, поднял руки, и, выдохнув, решительно шагнул в темноту.
Интересное приключение получилось, однако.
Глава 17
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы.
В лицо ударил ветер, дыхание перехватило, руки взвыли от нагрузки, и я, сжав зубы, из
последних сил вцепился в холодный, ребристый металл арматурного прута. Пришла
запоздалая мысль, что его нужно было загнуть по-другому, обернув вокруг кабеля с тросами,
но было уже поздно. Теперь главное – не перевесить одну из сторон прута. Тогда я точно
кувыркнусь вниз.
Набирая скорость, я летел в серую муть, надеясь, что на кабеле нигде не установлена
металлическая стяжка. Если я наткнусь на любое препятствие – рухну вниз, на полном ходу
удержаться будет нереально, законы физики никто не отменял. Изумленные и яростные
крики сзади затихли, потом перед глазами, будто из ниоткуда, выросла громадина
девятиэтажки, и я внутренне сжался: главное теперь не упустить момент. Под ногами
показалась крыша, и я, разжав замершие, исцарапанные руки, полетел вниз.
Как только подошвы ботинок ударились о синтбетон крыши, я завалился набок, уходя в
перекат, чтобы погасить инерцию, перекатился пару раз, ударившись плечом о какой-то
обломок, и, наконец, остановился. Я лежал на спине, глядя в чужие звезды, а в голове
колотилось только одно: получилось!
Однако, расслабляться не стоило. Сейчас головорезы отойдут от ступора, и ринутся
сюда. Пока спустятся с той крыши, пока поднимутся на эту… Нужно использовать
полученную фору по максимуму.
С трудом заставив себя встать, я заковылял к выходу с крыши. Дверь, ведущая на
технический этаж здесь, хвала богам, была сорвана с петель и валялась неподалеку, так что
мне даже не пришлось прикладывать усилий. Наплевав на возможные опасности, я кубарем
скатился по лесенке, и направился вниз. Тело ломило от усталости и холода, ладони саднило,
сознание временами куда-то уплывало. Переутомление, стресс, побои, мобилизация всех
ресурсов организма… Такое просто так не дается. За все надо платить. Дьявол, сейчас бы в
тепло и уют, горячего чаю, колючее одеяло, и спать-спать-спать…
Добравшись до первого этажа, выходить через подъезд я не стал – слишком близко дом
с ретрансляционной станцией, ублюдки Скульптора, если они не совсем идиоты, уже рядом.
Вместо этого я всем весом ударил в дверь одной из квартир, хлипкий замок не выдержал, и я,
чуть не рухнув, оказался в квартире. Посмотрев по сторонам, обнаружил валяющийся в
коридоре кухонный стул с металлической спинкой, и заблокировал им дверь, подставив под
ручку. Так себе препятствие, но даст мне пару лишних секунд. Ну и не оставлять же дверь
нараспашку, показывая преследователям, куда бежать?
Прохромав через квартиру, я распахнул окно в гостиной, выбрался на подоконник, и
спрыгнул вниз. Приземление вышло неудачным, я подвернул ногу, и упал на бок, снова
приложившись плечом. Прошипев проклятье, кое-как поднялся, и заковылял вперед.
Мозг будто вырубил восприятие, и переключился только на одну задачу – уйти как
можно дальше, спрятаться, затаиться. Действуя, словно сломанный механизм, я
автоматически передвигал конечности. Правая, левая, правая, левая… Застройка закончилась,
я оказался в местности, напоминающей промзону. Судя по тому, что криков позади слышно
не было, мне удалось оторваться. Теперь нужно забиться в какую-нибудь щель, и затаиться,
отлежаться, прийти в себя… Сил оставалось все меньше, я практически не понимал, куда
иду, и был сейчас легкой мишенью для любого встречного. К счастью, здесь было пустынно.
Куда я забрел? Черт, как холодно… Я обхватил плечи руками, но теплее от этого не стало.
Синтетический свитер не был преградой для холодного ветра, режущего тело сотнями
лезвий. Вот будет смешно, если, после всего пережитого, я сдохну от пневмонии… Смешно,
да. Вот только мне почему-то не до смеха.
Мысли ускользали. Организм, и без того ослабленный излишними нагрузками и
последствиями воздействия пси-излучения, уже не мог сопротивляться холоду. Температура
перед рассветом упала на несколько градусов, и при каждом выдохе изо рта вырывался клуб
пара. Такими темпами я и до пневмонии не доживу, черт бы ее побрал. Я попробовал
пробежаться, чтобы разогнать кровь и, хотя бы немного, согреться, но боль в ребрах и
подвернутой ноге сказала мне, что это не лучшая идея, а когда я попытался перелезть через
невысокий заборчик, преграждающий путь к зданию с высокой трубой, уходящей в стылое
небо, то сверзился с него, упав на спину. Подо мной что-то затрещало, прогнулось, и я
почувствовал, что падаю. Пара секунд свободного падения – и удар, отозвавшийся болью во
всем теле, выбил из меня дух. Глаза застелило темной пеленой, я успел подумать, что потеря
сознания начинает входить у меня в привычку, и вырубился.
***
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Промзона.
Не знаю, сколько я провалялся, но первое, что я ощутил, придя в себя – мне больше не
было холодно. Откуда-то сбоку дул теплый ветерок. Открыв глаза, я поморщился от боли, и
попытался осмотреться.
Я лежал на дне колодца – то ли вентиляционного, то ли коммуникационного. Слева от
меня в темноту уходил тоннель. Судя по потоку теплого воздуха, дувшего из него, это все же
вентиляция, или что-то вроде теплоотвода. Надо мной, на приличной высоте, светлело
дневное небо. Светила отсюда видно не было, но и так понятно, что валялся я здесь не один
час. Я прислушался к ощущениям.
Болела голова, болели ребра, болела подвернутая нога. Рюкзак давил в спину, в бок
впился острый камень. Застонав, я перевернулся, и попытался сесть.
Голова слегка закружилась, замутило. Ну вот, снова я сотрясение заработал.
Замечательно. Нужно бросать привычку позволять другим стучать по моей
многострадальной голове, это до добра не доведет. Кое-как извернувшись, я стащил рюкзак,
достал из него флягу, напился, и сел удобнее, опершись о стенку колодца. Стало чуть лучше.
Итак, что мы имеем?
Имеем мы пройденную, наконец, инициализацию импланта. Это актив. В пассиве – мое
нынешнее состояние, потеря куртки и основного оружия, ну, и то, что нахожусь я хрен пойми
где, и без посторонней помощи отсюда, скорее всего, выбраться не удастся. Я с тоской
посмотрел на абсолютно гладкие стены колодца, на которых не было даже намека на скобы
или ступени. М-да.
Так. Инициация. Нужно узнать, что там с Дисом, ну и вообще разобраться с тем, какие
плюшки я получил, и чем это может мне помочь.
Мысленным усилием я вывел в поле зрения панель уведомлений и одобрительно
хмыкнул. Панель преобразилась. Теперь передо мной висело трехмерное полупрозрачное
меню с несколькими вкладками. Интересно. Выглядело все это получше, чем раньше, и с
чисто эстетической точки зрения, и с информативной. Я инстинктивно протянул руку, и
нажал на мигающую икноку уведомлений. На «экране» тут же развернулось целая портянка
текста. О как, интересно. Таким образом это тоже работает? А если…
Я мысленно скомандовал импланту увеличить текст, и буквы тут же стали крупнее. Ага,
значит, нейроинтерфейс по-прежнему работает, а взаимодействие с моими жестами – это,
вроде как, для удобства, типа, так интуитивнее. Ну, хорошо, возможно, в какой-то ситуации
это действительно удобнее. Так, что тут у нас?
Игрок №32487 ликвидирован! Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Вы ликвидировали инициированного игрока! Вы получаете бонус –
200 очков опыта.
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости! 700*2=1400.
Всего получено 1400 очков опыта.
Текущий уровень – 9. До нового уровня 1600 очков.
Угу. Это часовой, в которого я бросил нож в самом начале штурма ретранслятора. Если
память мне не изменяет, должно быть еще двое – толстяк и здоровила с битой, подаривший
мне тошноту и головную боль. Ублюдок.
Игрок №12896 ликвидирован! Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости! 500*2=1000.
Всего получено 1000 очков опыта.
Текущий уровень – 9. До нового уровня 600 очков.
Это, видимо, толстяк.
Игрок №64893 ликвидирован! Вы получаете 500 очков опыта!
Внимание! Вы ликвидировали инициированного игрока! Вы получаете бонус –
200 очков опыта.
Внимание! Использован множитель индекса выживаемости! 700*2=1400.
Всего получено 1400 очков опыта.
Текущий уровень – 10. До нового уровня 10200 очков.
Я на миг свернул виртуальную панель, и прижался затылком к холодному бетону.
Десятый уровень. Мог ли я еще несколько дней назад подумать, что так быстро доберусь до
него? Да что там «быстро» – шансы на то, что я доберусь до него в принципе были не особо-
то и высоки. Я усмехнулся. Да, в эти несколько дней вместилось много событий. Теперь
главное – не слить то, что получилось в результате. А для этого нужно, во-первых, выбраться
из этой задницы, во-вторых – добраться до пункта временной дислокации, а оттуда уже
выдвинуться в Элизиум. А то пока, сидя на дне вентиляционного колодца, в рваном свитере,
без единого живого места на теле, толку от всех этих виртуальных достижений – ноль целых,
ноль десятых.
В животе забурчало, напоминая, что мою тушку необходимо хотя бы изредка
подпитывать, если я хочу от нее нормальной трудоспособности. Достав из рюкзака пакет
универсального рациона, я разорвал упаковку, и, с аппетитом вгрызшись в безвкусный
брикет, снова развернул виртуальную панель.
Специальное задание «Захват флага» выполнено!
Вы получаете 3000 очков опыта.
Получена награда – 25 000 кредитов.
Текущий уровень – 10. До нового уровня 7200 очков.
Кредитов на счету: 160 300.
Мда. Вот только совсем недавно каждой соточке радовался, а теперь, с наградами за
специальные задания, с трофеями туманников, со всем этим, у меня, заключенного,
приговоренного к смертной казни, на счету лежит сумма, за которую в десанте мне пахать и
пахать пришлось бы. Как так? Не понимаю. С другой стороны, это, по факту, виртуальная
валюта. Никогда она из корпорации не денется, я здесь же, в виртуальном магазине все и
потрачу, «Нью Вижн» еще и в плюсе останется. Ну, и не удивлюсь, если здесь цены такие,
что сумма покажется не такой уж и большой. Как иначе, если здесь за пакет рациона глотку
перегрызть готовы?
Поздравляем! Вы успешно прошли инициализацию импланта! Теперь вам
доступен весь функционал этого универсального устройства. Обратите внимание:
функционал базового импланта можно расширить подключением новых модулей и
установкой новых приложений. Модули и приложения можно купить в виртуальном
магазине, установка производится удаленно сразу после оплаты.
Будьте осторожны: запуск новых модулей и приложений расходует системные
ресурсы вашего импланта. Слишком большое количество одновременно запущенных
приложений может привести к сбоям в его работе. Для увеличения мощности
процессора и расширения объема оперативной памяти, модернизируйте базовый
имплант в кибернетических лабораториях Зеленой зоны.
Установлено приложений: 5/9.
Установлено дополнительных модулей: 0/3
Загрузка ЦП: 12%. Загрузка оперативной памяти: 16/128Гб.
Вот как. Ну, посмотрим, что здесь и как вообще.
Я коснулся иконки с надпись «Аугментации». Передо мной раскрылось новое окно, с
двумя столбцами, «Импланты» и «Усиления». В «Усилениях» было пусто, в «Имплантах» –
всего одна иконка: «Базовый имплант».
Появилось очередное окно с несколькими вкладками. На главной странице – девять
ячеек, частично занятых, частично свободных, информация о состоянии процессора и
оперативной памяти. Я пробежался взглядом по ячейкам.
«Карта», «Рейтинг», «Сообщения», «Справка», «Магазин». Четыре ячейки были
свободны. Ниже расположились еще три – для дополнительных модулей.
Прежде чем разбираться дальше, я открыл сообщения. Ничего, вообще. Пусто. Черт!
Неужели Дис не выбрался? На душе стало мерзко и грустно. Кажется, я успел привязаться к
этому парню – первому нормальному человеку, встреченному мной на Полигоне. Как ему
написать? Кажется, для этого нужно знать айди. А я не знаю… Остается только ждать, и
надеяться, что ушлый артиллерист все-таки выжил.
Выставив в настройках немедленное оповещение о входящих сообщениях, я вернулся
на предыдущий экран, и активировал карту. Перед глазами развернулась двумерная схема с
яркой зеленой точкой – моим текущим местоположением. Я уменьшил масштаб, и
удовлетворенно кивнул: по крайней мере, я теперь знаю, где нахожусь. Это уже несомненный
плюс.
Моя нора была примерно в километре от «свечки» с ретранслятором. Как я сюда
добрался – хоть убей не помню. Ну, вернее, помню, как брел на подгибающихся ногах, теряя
сознание и сходя с ума от холода, но, заставь меня кто в подробностях рассказать… Не, не
смогу. Мне бы сейчас медпомощь не помешала. А еще – желательно бы пару-тройку дней в
лазарете провести, в полном покое. Но – не судьба.
Одна из ячеек дополнительных модулей мигала зеленым. Я «кликнул» по ней, и на
панели развернулось системное сообщение.
Получен дополнительный модуль – тактический блок. Установить?
Да/Нет/Отмена.
Название модуля было оформлено ссылкой, по которой я и перешел. Прежде чем что-
либо устанавливать, нужно бы узнать, что это такое в принципе, и зачем оно мне нужно. А то
так установишь хлам какой-нибудь, а удалить потом не получится. И выйдет, что для чего-то,
на самом деле полезного, места не останется.
Однако, едва пробежав описание модуля, я тут же, без тени сомнения дал согласие на
его установку, ибо по своему предназначению и функционалу тактический блок почти ничем
не отличался от боевого модуля штурмовой брони. Дьявольщина, вот это действительно
полезная фишка! Жаль, без приложений, но мы это упущение сейчас исправим!
Стоп. Я тут зароюсь сейчас в апгрейдах, а время идет. Нужно сначала разобраться с кое-
чем другим, а потом, пока ждать буду результата, можно и в настройках модуля
поковыряться.
Я быстро вернулся на пару экранов назад и активировал магазин. Пробежался взглядом
по вкладкам: «Оружие», «Снаряжение», «Одежда», «Медикаменты», «Продукты питания».
Твою-то мать! Глаза разбегаются! Начнем с самого насущного.
Спустя несколько минут меня обуревали два чувства: радость и жадность. Радость –
потому что ассортимент магазина был воистину внушительным. Жадность – потому что, как
я и предполагал, ценник на все был конский. Все, абсолютно все в виртуальном магазине
«Полигона», стоило в десять-пятнадцать раз дороже, чем в реальности. Они издеваются, что
ли? Ну нельзя же так, ну е-мое! Теперь понятно, почему тут вознаграждения такие.
На «тактическую» куртку с подогревом, вожделенный «Трайдекс», мать его, такие же
штаны и ботинки, легкий бронежилет, «штурмовые» (ну наконец-то!) перчатки, комплект
термобелья и мелочь, вроде трусов-носков, ушло двадцать три тысячи кредитов. Почти все,
что заработал за «Захват флага». Но, с другой стороны, а что делать? Больше это взять негде,
а шариться по Полигону в драном свитере, штанах и ботинках-говнодавах, снятых с трупа –
удовольствие сомнительное. Так что, хоть и скрепя сердце, но в «корзину» все закинул.
Думал взять еще легкий шлем, чтоб, если кто опять надумает мне по голове стучать,
прилетало меньше, но, поразмыслив, решил от этой идеи отказаться. И так в новом шмоте
буду слишком выделяться на фоне оборванцев, которые мне, по большей части, встречались,
а если еще и шлем нацеплю, это будет равнозначно табличке «убейте меня, я богатенький и
хорошо укомплектованный». Не дело это.
Так, теперь самое интересное. Оружие.
Как я и подозревал, ассортимент особенно не радовал. В разделе доступных в Серой
зоне предметов умерщвления себе подобных был лишь всякий-разный холодняк: ножи,
топоры, мачете, мечи даже, пращи, какие-то хитрые рогатки. Вершиной оружейной мысли
здесь были луки и арбалеты разных конструкций. Когда же я пробежался по ценам… Да-а-а,
думается мне, на любой из планет Федерации за эти деньги даже на черном рынке можно
стрелковый комплекс с нейромодулем приобрести. Но – что имеем, то имеем. Делать нечего.
Я забросил в корзину боевой топор, он же – «тактический томагавк», призванный заменить
мне мачете, и долго выбирал между двумя моделями арбалетов, остановившись, в итоге, на
том, что дешевле – более продвинутая модель стоила дороже почти в два раза, а что-то мне
подсказывало, что кредиты стоит поберечь. Я уже почти нажал на кнопку «Оплатить», когда
внезапно пришедшая в голову мысль заставила с размаху шлепнуть себя ладонью по лицу.
– Дурак, ой, дурак… Ну как так можно?
Я снова зарылся в уведомления. Где же оно? Ага, вот!
Вы получаете награду: стандартный набор выживания, один любой предмет из
магазина за счет Администрации.
Чуть не опростоволосился! Так, где тут этот бесплатный предмет активируется?
Я вернулся во вкладку с магазином, перешел в корзину, и выбросил из нее плохонький
арбалет, который уже почти купил. Вернулся в раздел с оружием, отсортировал товары по
цене, и довольно усмехнулся.
Моя ж ты прелесть! Давай, иди к папочке!
Многоцелевой арбалет M-22 «Вампир». Складной приклад и плечи, штурмовая рукоять,
регулируемый затыльник, оптический прицел, лазерный целеуказатель, фонарь со сменными
светофильтрами. Полуавтоматическая перезарядка – натягивать тетиву нужно, передергивая
затвор, зато болты досылаются сами из коробчатого магазина сверху девайса. В комплекте –
двадцать болтов. Эффективная дальность – до двухсот метров, и веса всего ничего, три
килограмма. А габариты такие, что и в помещении пользоваться можно. Мечта просто. И
цена тоже, как у мечты – шестьдесят тысяч кредитов. В жизни бы не раскошелился, но
контора-то платит!
Я добавил арбалет в корзину, нашел, где активируется бонус от администрации, и на
радостях добавил еще десяток болтов, новый рюкзак, несколько рационов – запас карман не
тянет, и нажал на кнопку оформления заказа. Блин, все как в лучших домах, ты гляди! Даже
дико как-то, такое ощущение, что, сидя дома на диване, делаешь заказ в глобалнет-магазине.
Воодушевленный выгодой, пробежался по товарам и перетащил в корзину еще несколько
товаров, которые лишними мне совсем не показались. Теперь точно все.
Хм. А как мне сюда доставят все это дело?
Я покопался в настройках, и нашел опцию «точечной» доставки, за которую пришлось
дополнительно доплатить пять тысяч кредитов, зато была гарантия того, что дроном будет
управлять оператор, который убедится, что товар попадет мне в руки. При обычной же
доставке дрон просто сбрасывал контейнер с грузом в заданных координатах, особенно не
заморачиваясь по поводу того, доберется ли товар до адресата. Я выбрался в колодец, стал
под проем и дождался точного определения координат, после чего подтвердил заказ, став
беднее на пятьдесят тысяч кредитов. Ладно, кредиты – дело наживное, буду жив – еще
заработаю. И все заказанное только повысит мои шансы на это. Так что буду ждать
«доставку», а пока займусь тактическим модулем и его апгрейдами.
***
Земная Федерация, Система Ориона, орбита Рапсодии, административная
станция корпорации NewVision .
На этот раз Баркер не стал ждать, пока Миллер придет к нему, и отправился к товарищу
сам. Прошел по коридору, здороваясь с сотрудниками, вызвал скоростной лифт, а через
несколько секунд уже выходил из него в другом корпусе орбитальной станции. Прошел по
коридору, и немного помедлил, прежде чем свернуть на галерею, одна стена которой
представляла собой панорамное окно. Собрался с духом, упер глаза в пол, и двинулся вперед.
В этот раз не взглянуть сквозь прозрачную стену не вышло. Впрочем, как и всегда.
Дойдя до середины коридора, он не выдержал, бросил взгляд влево, и остановился, теперь
уже пристально глядя на красно-коричневый шар планеты, плывущей практически под
ногами.
Баркер ненавидел Рапсодию. За свое безрадостное колониальное детство, проведенное
на этой планете, за смерть отца, которую не признали страховым случаем… Баркера-
старшего обвинили в нарушении техники безопасности, из-за которого, якобы и произошел
взрыв, и хорошо еще, что семью не заставили выплачивать ущерб. За нелепую смерть
спившейся от горя матери… За все то, что ему, хилому парню-ботанику, пришлось вытерпеть
в интернате, прежде чем он достиг совершеннолетия и вырвался, наконец, из этой мерзкой
дыры, с отличием закончив среднюю ступень обучения и заслужив федеральную стипендию
престижного университета на Земле.
Когда взрослому и успешному, сделавшему карьеру в одной из самых влиятельных
земных корпораций, Тому Баркеру предложили должность геймдиректора нового,
перспективного проекта NewVision, он согласился, не раздумывая: слишком уж
многообещающие перспективы она открывала. Но, когда он узнал, куда ему придется
отправиться… Злая насмешка судьбы: он всю жизнь пахал, как проклятый, чтобы забыть о
прошлом, и, в итоге, погнавшись за длинной монетой, оказался там, где погиб отец,
отправившийся на Рапсодию, чтобы обеспечить сыну достойное будущее.
Единственное, что дарило ему некое удовлетворение – то, чем стала эта планета после
вторжения ксеносов. В том, что она превратилась в зараженные радиацией и ксеновирусом
руины, в том, что случилось с ее населением во время первой атаки, он видел некую
вселенскую справедливость. Как и в том, что именно Рапсодия стала местом, которое
«НьюВижн» выбрала для «Полигона»: как и прежде, планета перемалывала биомусор.
Между колонистами, неспособными в своей жалкой жизни ни на что, кроме изнуряющего
физического труда, и уголовниками, которых сбрасывали с орбиты на верную смерть, в его
картине мира стоял знак равенства.
Ухмыльнувшись и бросив последний взгляд на лежащую у ног планету, Баркер прошел
оставшиеся двадцать метров до кабинета Миллера, и, не постучавшись, толкнул дверь.
Несмотря на то, что сейчас был рабочий день, приятель валялся на диване со стаканом,
рядом стояла початая бутылка виски. Баркер присмотрелся: виски был натуральным, не из
синтезатора, и стоил здесь немалых денег. Удивленно вскинув брови, он посмотрел на
Миллер.
– Что празднуем? – в голосе его звучало не только ехидство, но и некоторая зависть. С
самого утра у него не было времени не то, что выпить, а даже нормально поесть.
– Какой там «празднуем», – отмахнулся приятель. – Стресс снимаю.
– Что так?
– Да затрахал ублюдок этот, Скульптор, мать его.
– Что так?
– А ты не в курсе, что он отмочил?
– Мне-то откуда знать? – Баркер нашел на столе второй стакан, налил до половины, и,
сделав большой глоток, бесцеремонно подвинул приятеля, с наслаждением откинувшись на
мягкую спинку дивана. – Это же твой подопечный.
– Он помножил на ноль клан, который выдавили из другого сектора. При этом, сам
практически не приложил никаких к этому усилий. Его люди просто приволокли мину
ксеносов в торговый центр, в котором те остановились на день, и активировали ее. Итог –
минус клан, плюс куча туманников.
– Какой предприимчивый, – хмыкнул Баркер. – Я так понимаю, с тобой он этого не
согласовывал, да?
– Не согласовывал, – буркнул Миллер, допил одним глотком, и налил себе еще. –
Дальше – больше. Угадай, кто вляпался в этих туманников?
– Ты сейчас серьезно? Стив, у меня нет ни времени, ни сил, ни желания играть в
«угадайку».
– Хорошо, я тебе сам скажу. Вляпался в них твой новый подопечный, из которого ты
решил лепить чемпиона.
Баркер резко выпрямился.
– И?
– Да что ж ты так все вперед забегаешь-то, а? – Миллер явно отыгрывался на
начальнике за неудачный день. – Слушай уж по порядку.
– Не тяни. Премии лишу, – полушутя-полувсерьез пригрозил Баркер.
Миллер только отмахнулся.
– Произошел прорыв в Оранжевую зону. Из Инферно, как тараканы, полезли морфы. В
итоге – минус два форта. А потом твари расползлись кто куда, и некоторые добрались аж до
Лимба. В частности – дементор, который спокойненько проплыл сквозь всю Оранжевую и
половину Серой, а потом почуял своих, и направился прямиком в торговый центр.
– Мне не приходило сообщения о смерти три-три-два-восемь-шесть, – обескуражено
проговорил Баркер, хватаясь за коммуникатор.
– Естественно не приходило, – ухмыльнулся Миллер. – Потому что Система, как ей и
положено в таких случаях, самостоятельно провела анализ ситуации, и выдала твоему три-
три-два-восемь-шесть персональный квест на убийство дементора, посчитав, что его шансы
на победу выше, чем у любого другого игрока в этом секторе.
– И?
– Да что ты заладил? «И»… И захреначил этот, мать его, чемпион, дементора, вместе с
туманниками. Вот тебе «И», – фыркнул Миллер. – Выгреб кучу кредитов и опыта, и
отправился проходить инициацию.
– Интересно, очень интересно… – задумчиво протянул Баркер. – Стало быть, мы в нем
не ошиблись?
– Не ошиблись, – усмехнулся приятель. – Но и это еще не все. Скульптор откуда-то из
своих источников узнал, что будущий чемпион поперся к ретранслятору, и устроил там
засаду. На свою голову. Потерял людей, снова упустил этого твоего супермена, и теперь рвет
и мечет. Короче, он отказался работать до тех пор, пока три-три-два-восемь-шесть не изловят
и… Не доставят к нему на расправу. Мол, теряет авторитет среди своих же людей, об
остальных и говорить не приходится. И разорвал контакт.
– Да он охренел? – искренне изумился Баркер.
– Охренел, – охотно согласился Миллер. – Охренел вкрай. И что делать с ним – я не
знаю.
– Зато я, кажется, знаю, – хмыкнул Том. – Ты подготовил статистику, которую я просил?
– Конечно. И отправил тебе по почте еще днем. Как и отчеты обо всем произошедшем.
Два раза.
– Я был занят, – Баркер скривился, как будто сожрал лимон. – Был на колле с советом
директоров. Весь день.
– Сочувствую.
Баркер отмахнулся, и, достав-таки коммуникатор, погрузился в чтение. Закончив,
внимательно посмотрел на приятеля.
– То есть, получается, Скульптор нам едва ли не в минус обходится?
– Получается так. Зрителям интересно смотреть «Полигон», а не онлайн-шоу про
охреневшую банду, которая подмяла под себя весь сектор. Другие кланы Лимба сидят,
забившись в свои щели, одиночки и группы вообще практически не высовываются. Выходки
Скульптора продолжают приносить деньги, но, учитывая, что в общем с этого сектора мы
больше практически ничего не имеем…
– И ты, будучи непосредственным куратором этого ублюдка, говоришь мне об этом
только сейчас? – Баркер нахмурился.
– А я при чем? Я что, к финансам каким-то боком? У меня таких ублюдков двадцать
человек почти, между прочим, и к некоторым из них, заметь, мне приходится летать лично,
дабы в эфир не ушло что-нибудь лишнее! Ты мне предлагаешь еще и контролировать,
сколько и каким образом каждый из них приносит денег?
– Ладно, извини, – Баркер понял, что погорячился, сделав в памяти зарубку о том, что
финансовый мониторинг давно не получал живительных пенделей от начальства. – Короче.
Раз этот кретин настолько зарвался, что считает себя способным диктовать нам условия, его
надо сливать.
– Каким образом? В Лимбе равной ему силы нет. Вывешивать его в вонтед-лист? А за
что формально? Он правил, так-то, не нарушал. Возмутятся не только зрители, мои
подопечные беспредела тоже не поймут. Хочешь хаоса? Управлять игрой станет значительно
сложнее, если мы просто зачистим Скульптора.
– А мы зачистим его не просто. Мы его с выдумкой зачистим, – усмехнулся Баркер. –
Не переживай, все пройдет гладко и красиво. И рейтинги поднимем, и порядок наведем.
– Ты что, решил натравить на него своего терминатора? – Миллер выглядел искренне
удивленным. – У Скульптора же даже сейчас еще человек сорок осталось!
– А было сколько? То-то же. И это он себе целью их ликвидировать не ставил. Только
случайные столкновения.
– А если не справится?
– Ну, если не справится, значит, мы ошиблись, и чемпиона из него не выйдет, что я тебе
еще могу сказать? – развел руками Баркер. – Зато, если получится – он придет в Зеленую
состоятельным человеком, что, сам понимаешь, повышает его шансы на выживание в
дальнейшем.
– Пока другие не узнают, насколько он состоятелен… – пробормотал Миллер. – Так что,
по гладиаторам – отбой? Туристов к нему присылать не будем?
– Почему же не будем? – Баркер улыбнулся. – Будем. Надо же будет три-три-два-
восемь-шесть на что-то закупаться, прежде чем идти воевать с твоим сбрендившим психом.
– Ты в нем настолько уверен? – Миллер скептически посмотрел на приятеля.
– Я ни в ком не уверен, – тяжело вздохнул Том. – И в нем – тем более. Но вот если он
справится с туристами, моя уверенность в его силах значительно вырастет. Подбери кого-
нибудь померзотнее, пожалуйста. Чтоб народ проникся. И пожаднее – чтоб страховка у них
была не на пару миллионов. А то пока одни растраты с этим чемпионом.
Баркер допил виски, встал с дивана, и, не прощаясь, пошел к выходу. Уже у самой двери
он замер, будто что-то вспомнив, повернулся, и проговорил, наставив на Миллера
указательный палец:
– Да, Стив. И обязательно узнай, откуда Скульптор узнал о том, что три-три-два-
восемь-шесть отправился на инициацию. Это важно. Понял?
– Понял, – кивнул тот. Баркер махнул рукой и вышел, а Миллер, тяжело вздохнув,
потянулся за коммуникатором. Похоже, отдых на сегодня закончился.

Глава 18
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Промзона.
Прежде чем приступить к настройке тактического модуля, я решил закончить с базовым
имплантом. Помня совет Диса, нашел в магазине приложений «Анализатор» и «Инкогнито»,
купил и установил, попутно неприятно удивившись стоимости софта – по три тысячи
кредитов каждое. Ладно, черт с ним, жаба душит, конечно, но вариантов-то нет. Пожалуй,
пока с базовым имплантом все – и так осталось всего две свободные ячейки под софт. Позже
их задействую, когда будет больше времени на то, чтобы спокойно посидеть, порыться в
списке приложений, почитать описания…
А вот на тактический модуль я готов потратить значительно больше времени – ибо
именно он может повлиять на расклад сил при столкновении с врагом. Как выяснилось,
впрочем, денег придется потратить тоже больше – софт для тактического модуля был
ощутимо дороже. Просмотрев пару десятков приложений, я, в итоге, отфильтровал их по
доступным моему уровню, и получил следующий список.
Сканер уязвимостей. Подсвечивает уязвимые точки противника, если
информация о них есть в общей базе данных. Требуется: таргет-трекер. Стоимость:
10 000 кредитов.
Таргет-трекер. Дает возможность маркировать замеченные юниты, присваивать
им метки «свой-чужой» и отслеживать местоположение маркированных юнитов даже
когда они пропадают из поля зрения. Обязательное условие для захвата цели –
нахождение в прямой видимости. Стоимость: 10 000 кредитов.
Тактический анализатор. Позволяет смоделировать несколько вариантов
развития событий, оценить вероятность успеха для каждого из них, на основе
полученных данных сформировать схему действий для последующей загрузки в
приложение тактического ассистента. Требуется: апгрейд тактического модуля до
тактического сопроцессора, таргет-трекер, тактический ассистент. Стоимость: 10 000
кредитов.
Тактический ассистент. Обрабатывает загруженную схему действий, в режиме
дополненной реальности выводит подсказки: направление движения, места
преодоления препятствий, считает тайминги действий. Требуется: апгрейд
тактического модуля до тактического сопроцессора. Стоимость: 10 000 кредитов.
AIM-ассистент. Анализирует факторы, влияющие на использование разных видов
оружия (расстояние до цели, размер цели, температуру и влажность воздуха, скорость и
направление ветра, атмосферное давление и другие), вычисляет оптимальную
траекторию выстрела и подсвечивает на цели точку с максимальным шансом
поражения. Требуется: таргет-трекер. Стоимость: 10 000 кредитов.
«Кошачий глаз». Фиксирует облучение лазерными лучами, характерное для
систем прицеливания и подает сигнал тревоги. В комплексе с тактическим
анализатором и трекером целей позволяет установить местонахождение снайпера и
маркировать его отметкой «чужой». Требуется: апгрейд тактического модуля до
тактического сопроцессора, тактический анализатор, таргет-трекер. Стоимость: 10 000
кредитов.
Комлинк. Голосовая связь с членами группы или клана. Требуется: приложение,
установленное у всех членов группы или клана, подтверждение на доступ к комлинку
со стороны абонента. Стоимость: 10 000 кредитов.
Хм. Интересно. Я «кликнул» по надписи «апгрейд тактического модуля до тактического
сопроцессора», и прочитал подсказку.
Использование тактического модуля ограничено вычислительными мощностями
базового импланта. Для апгрейда тактического модуля до тактического сопроцессора
требуется апгрейд базового импланта до нейропроцессора. Апгрейд можно провести в
лабораториях Зеленой зоны или на базе лабораторного комплекса кланового форта.
Угу. Понятно. Значит, на текущий момент, большая часть всех этих наворотов мне
недоступна. Хорошо, будем использовать то, что доступно.
Сканер уязвимостей пригодится в бою с морфами любых типов. Хоть я и знаю
уязвимые точки стандартных видов ксеносов, что-то подсказывает, что на Рапсодии мне
неоднократно встретится генетический винегрет, морфы, получившиеся в результате
спонтанных мутаций. Куда и как их долбить, знать не помешает. Кроме того, этот сканер не
требует никаких дополнительных приложений. Берем.
Таргет-трекер – знакомая функция боевого модуля десанта. Он будет подсвечивать
замеченные цели, даже в том случае, если между нами появится преграда. Главное – заметить
эту цель визуально и отметить. Переоценить эту штуку невозможно. Берем, однозначно.
AIM-ассистент в комплексе с таргет-трекером, сканером уязвимостей и заказанным
арбалетом… Ммм… Да, это точно стоит потраченных десяти тысяч кредов. А вот с
комлинком я пока подожду. Голосовая связь – это прекрасно, вот только нужно для начала,
чтоб было, с кем связываться. Еще неизвестно, выжил ли Дис, а если выжил – установлен ли
у него тактический модуль. Я так понимаю, это штука недешевая, раз мне система его в
качестве плюшки за убийство дементора отвалила. Успею еще деньги потратить.
Я подтвердил покупку трех приложений, и разместил их в слотах тактического модуля.
Нагрузка на процессор и оперативную память сразу ощутимо выросла, хотя и осталась в
пределах допустимого. Однако еще пяток приложений – и начнутся затупы, придется
выбирать, какие держать постоянно задействованными, а какие – активировать по мере
необходимости.
На счету осталось сто двадцать четыре тысячи триста кредитов. Состояние начало
понемногу стабилизироваться, и, к тому моменту, как высветилось уведомление, что груз на
подходе, я уже чувствовал себя практически нормально – ну, для человека, который
регулярно получает по голове.
Став в шахте колодца, я задрал голову, глядя в небо. Прошло с полминуты, и надо мной
показался дрон-доставщик.
Оператор, явно стараясь показать свое мастерство, филигранно завел дрон в колодец,
однако, до конца опускаться не стал, справедливо опасаясь попытки захвата беспилотника.
На высоте примерно трех метров манипуляторы дрона разжались, и я охнул, поймав тяжелый
армейский мешок. Дрон тут же взлетел, описав, напоследок, небольшой круг, и исчез из виду.
А я принялся распаковывать добро.
В первую очередь я нашел в мешке плоскую коробочку автодока и прижал ее к плечу.
Чуть слышно загудел анализатор, после чего руку укололо трижды: хитрый гаджет
продиагностировал мое состояние, и, с помощью автоинъектора впрыснул мне то, что
посчитал наиболее подходящим в данной ситуации. Надеюсь, что он не ошибся.
Разобравшись с этим, я затащил мешок глубже в тоннель, и принялся распаковывать добро.
Сменив нижнее белье и носки, я прямо человеком себя почувствовал. Еще бы вымыться
хорошенько, прежде чем термобелье натягивать, но это уже из разряда недостижимых
мечтаний. Придется надевать на немытое тело, фу, мерзость. Нельзя сказать, что я прям такой
весь из себя чистоплюй, но, все же, которые сутки без душа… Скоро меня по запаху
вычислить можно будет. Отогнав неприятные мысли, я напялил «термуху», и достал штаны и
куртку.
То, что надо. Высокопрочная ткань, непродуваемая, непромокаемая, но, при этом,
дышащая и отлично удерживающая тепло. Интегрированные наколенники и налокотники,
накладки, защищающие особо уязвимые места… Слава нанотехнологиям, в общем!
Бронежилет – легкий, не стесняющий движений… Пулю, он, конечно, не удержит, но мне
сейчас это и не нужно. Зато удары по моей тушке уже не будут отдаваться такой болью, да и
от тычка ножом или копьем должен защитить. Одевшись, и зашнуровав ботинки с высоким
берцем, защитой стопы и голени, я, впервые с момента высадки, перестал чувствовать себя
бездомным бродягой, таскающим обноски. Затем настало время снаряжения.
Я подтянул к себе новенький штурмовой рюкзак, разложил по местам припасы и
амуницию. «Стандартным набором для выживания» оказался сверток с пайком на три дня,
плоской флягой и небольшой аптечкой, в которой нашлись даже обеззараживающие таблетки
для воды. А еще там было ультратонкое одеяло, вроде как, и смотреть не на что, в кулаке
сжать можно, но я знаю такие штуки – укрывшись им, можно не бояться, что к утру
околеешь. Ну, спасибо.
Автодок отправился в специальный карман куртки на левом рукаве. Фляга с водой —во
внутренний. Топор я укрепил на поясе, убедившись, что могу достать его легко и быстро из
любого положения, при этом он мне не мешает.
Так, а здесь у нас… Ага. Здесь у нас нож. Система «присмотрелась» к оружию, и
выдала характеристики.
Получено оружие. Боевой нож «Экзекутор».
Класс: холодное, специальное.
Уровень опасности: 3.
Состояние: 10/10.
Во, ты смотри, прям как мачете. Хорошо. Я достал нож, полюбовался темным металлом
клинка, довольно кивнул, взвесив оружие в руке, вернул его в ножны и пристегнул их на
грудь. Теперь можно приступать к главному: к распаковке арбалета.
Есть все же вещи, которые из мужчин не вытравить. И любовь к всяким штукам,
предназначенным для эффективного искоренения себе подобных – как раз из этих вещей.
Причем, чем эффективнее штука – тем сильнее любовь. Я отщелкнул замки пластикового
кейса, и даже на миг зажмурился, прежде чем открыть крышку.
Получено оружие. Тактический арбалет М-22 «Вампир».
Класс: боевое, метательное.
Дальность применения: до 200 метров.
Боезапас: 20 метательных снарядов.
Уровень опасности: 5.
Состояние: 10/10.
Улучшения: фонарь со сменными светофильтрами, четырехкратный оптический
прицел с ночным режимом, лазерный целеуказатель.
В сложенном виде арбалет выглядел совсем малышом. Полиамидное цевье и ручка,
складные плечи, телескопический приклад… Сколько поколений пережило это оружие,
непрерывно изменяясь и совершенствуясь? Гениальное изобретение предков, любовно
доработанное потомками. Моя прелесть…
Я вынул арбалет из гнезда, с щелчком разложил плечи, выдвинул приклад, и потянул
ручку Усилий прикладывать почти не пришлось, хитрая блочная система сделала взведение
тетивы совсем легким, ребенок управится. Из короба сверху в ложе упала стрела, и новый,
едва слышный щелчок возвестил о том, что оружие готово к бою. Я поставил арбалет на
предохранитель, установил на планку сбоку цевья лазерный целеуказатель, перед коробом с
болтами – фонарь со сменными светофильтрами. Массивный оптический прицел с ночным
режимом ставить не стал – слишком легко разбить. Обойдусь пока.
В разложенном состоянии общая ширина плеч была чуть больше полуметра, и даже
как-то не верилось, что этот малыш способен метать болты с убийственной силой на
солидное расстояние. Но не доверять характеристикам причин не было. Я встал, упер
приклад в плечо, вложился… Да, определенно по мне. Приклад только нужно немного
отрегулировать. Кажется, то, что нужно. Я пристегнул к арбалету ремень для переноски, и,
немного подумав, кое-как пристроил оружие спереди. В разложенном виде, конечно, на весу
не потаскаешь, но мне важнее не потерять его, если куда-то опять полечу. Колчан с
дополнительными болтами закрепил на рюкзаке. Все. Теперь, пожалуй, можно и в путь. Вот
только сначала проверю кое-что.
Я вызвал меню и перешел на вкладку характеристик.
Субъект №33286АН. Позывной – отсутствует.
Раса: землянин.
Уровень: 10.
Характеристики субъекта:
Сила: 8. Выше среднего.
Выносливость: 10. Выше среднего.
Ловкость: 10. Выше среднего.
Восприятие: 10. Выше среднего.
Меткость: 11. Выше среднего.
Боевая эффективность: 70%. Высокая.
Броня: 4. (верхняя одежда высокого качества, легкий бронежилет).
Значения получены на основании анализа параметров физического состояния
субъекта и их сравнения со средними параметрами других игроков, находящихся в
Серой зоне. Значения могут меняться по мере установки имплантов, аугментаций,
использования брони и снаряжения, при переходе в другие зоны Полигона.
Специализация: отсутствует.
Ага. Вот система и статистику накопила по меткости, восприятию и боевой
эффективности. Интересные показатели. Но вообще я заходил посмотреть, насколько
поменяется показатель брони. Не так уж сильно, на самом деле, только вот эти три
дополнительные циферки в характеристиках субъекта в какой-то момент могут спасти мне
жизнь. Ладно. Нужно двигаться.
Пока я ждал доставку, в голове сам по себе созрел план. Выбраться из колодца –
несложно, моток прочного синтетического шнура со складным крюком-кошкой лежал в
рюкзаке. Вот только есть ли у меня желание вылезать на поверхность днем, посреди пустыря,
после того, как в очередной раз надрал задницу Скульптору? Нет. Никакого. Если есть
тоннель – значит, он куда-то ведет. Не думаю, что сильно далеко. Пройду по тоннелю,
разведаю местность, и погляжу, нельзя ли подняться наверх, не привлекая внимания. Хватит
того, что здесь дрон кружил. А если вдруг наткнусь на тупик – тогда уж, так и быть, вернусь,
раз деваться некуда, дождусь темноты, и вылезу по тросу.
Сказано – сделано. Я с удовольствием натянул такие долгожданные штурмовые
перчатки, включил на арбалете фонарь с синим светофильтром, и, буцнув в сторону сверток
со старой одеждой, решительно двинулся вглубь тоннеля.

Глава 19
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Подземелья промзоны.
Первое, что бросалось в глаза – толстый слой пыли на полу и стенах тоннеля. Это
означало, что здесь достаточно давно никого не было, и не могло не радовать. Меньше всего
мне сейчас хотелось вступать в очередную схватку с кем бы то ни было, люди, морфы – все
равно. Несмотря на то, что теперь я отлично экипирован и вооружен (по меркам Лимба, во
всяком случае), желания испытать новые игрушки не возникало. Все, что мне сейчас нужно –
чтобы на связь вышел Дис, подтвердил, что он в порядке, и можно выдвигаться на «базу».
Ну, и до этой базы добраться без проблем. Все. Потом изобрести способ помыться,
выспаться, и решить, как, когда и каким составом выдвигаемся в Элизиум. Гм. Что-то я
сильно размечтался. Непозволительная это роскошь здесь. Для начала – пусть просто здесь
окажется пусто.
Пол тоннеля понемногу наклонялся, уходя вниз, и я начал испытывать легкое
беспокойство. Заблудиться в коммуникациях под городом – не то, что я планировал
изначально. Поигравшись с интерфейсом дополненной реальности, я вывел карту, подвесив
ее на периферии зрения, и, с удивлением обнаружил, что мое текущее местоположение
отслеживается даже здесь, под землей. Интересно, как это вообще работает? Или это
оффлайн-режим? Если так, то, получается, здесь, внизу, система меня не контролирует? Это
наводит на мысли. Хотя нет, бред какой-то. Если бы было так – это бы уже заметили и
использовали. Видимо, не настолько и глубоко я забрался, и помехой для средств слежения
это не было. Но проверить нужно.
Я вызвал «меню», и выбрал вкладку «Рейтинг». Статистика обновлялась в реальном
времени, и хватило всего двух минут, чтобы увидеть, как некоторые строчки поменялись
местами. И тут же развернулось уведомление:
Рейтинг игроков позволяет привлечь внимание зрителей, а следовательно –
получить больше доната. Участвуйте в рейтинге, зарабатывайте кредиты и получайте
бонусы от администрации.
Активировать отображение в рейтинге? Да/Нет.
Отказавшись от активации, вы можете выполнить ее позднее.
Хм. Бонусы и донаты – это, конечно, хорошо, но для меня пока несвоевременно. Ни к
чему привлекать к своей персоне излишнее внимание, и так меня полсектора ищет.
Наверняка у кого-то из людей Скульптора установлен пресловутый «Анализатор», и мой ай-
ди они уже срисовали. Имея доступ к рейтингу и что-нибудь интеллектуальнее тыквы на
плечах, можно установить если не точное местоположение игрока, то, по крайней мере,
район, в котором нужно его искать. А мне это совсем не улыбается. Не стоит гневить бога, я
и так сейчас, даже после того, как потратился, вполне состоятельный по местным меркам
парень.
Наложив карту сектора поверх блуждающей в «тумане войны» стрелки, обозначающей
мое текущее местоположение и направление движения, я получил примерное представление
о том, где нахожусь. Ага, не так уж много я и прошел. Ладно, движемся дальше. Если до меня
здесь мало кто был, есть вероятность наткнуться на что-нибудь полезное и интересное.
Главное, чтоб у здешних достопримечательностей не было оружия, клыков и когтей.
Тоннель продолжал уходил вниз, чуть заметно искривляясь. Не будь у меня карты – я
бы этого и не заметил, а так было видно, как меняется положение стрелки относительно
зданий на поверхности. Время от времени попадались боковые ответвления, из которых
тянуло то теплом, то сыростью, а из одного из отверстий, в которое я смог бы протиснуться
разве что на четвереньках, резко завоняло дохлятиной. Выяснять, что или кто там догнивает,
я не стал, лишь ускорил шаг, желая побыстрее удалиться от источника вони.
Странно, но именно в темном, пугающем подземелье я чувствовал себя увереннее и
безопаснее, чем на поверхности. Хотя, если вдуматься, как раз в этом странного ничего нет.
Наверху приходилось быть в напряжении каждую секунду, вертя башкой на все триста
шестьдесят градусов, таиться и красться в ожидании опасности. Здесь же опасность могла
прийти только спереди, из рассеиваемой синим светом фонаря темноты, в которую смотрел
наконечник арбалетного болта. Нельзя сказать, что я шел совсем расслабленно – все же сзади
оставались неразведанные ответвления, и каждые несколько шагов я останавливался,
прислушиваясь, но в тоннеле было тихо, только где-то вдалеке капала вода.
Все же, несмотря на покой и отсутствие видимой опасности, с каждой минутой у меня
возникало все большее желание вернуться назад – слишком уж далеко тянулся тоннель. Я-то
думал, что максимум, куда я забреду – это в подвал какого-нибудь здания, но постепенное
понижение тоннеля и отсутствие каких-либо намеков на то, что он должен скоро закончиться,
наводило на мысли о том, что я могу забрести чересчур далеко, и возвращение может отнять
чересчур много сил и времени. И, когда я уже практически решил повернуть назад, где-то в
глубине бокового ответвления я увидел отблески света.
Я моментально выключил фонарь и замер, вглядываясь в проход. Источник света был
тусклым, походил на естественный и не двигался. Присмотревшись, я заметил, что пол в
проходе поднимается вверх. Так, а где я нахожусь относительно поверхности? Ага, под
каким-то большим прямоугольным зданием. Похоже, впереди может быть выход. Подумав, я
решил проверить проход, и, включив на арбалете целеуказатель, свернул в ответвление.
Присмотревшись, я обратил внимание на то, что здесь пыли меньше, и в ней виделись
следы. Кто именно здесь ходил, по смазанным отпечаткам понять было нельзя, но то, что
здесь совсем недавно кто-то был – это факт. Я замедлился еще сильнее, и шел, мягко
перекатываясь с пятки на носок, вжав приклад арбалета в плечо и рефлекторно пригнувшись.
Шаг… Еще шаг… Свет становился ярче, и сейчас было видно, что на естественный он не
похож. Что же тогда там такое светится-то, а?
Тоннель закончился внезапно, темнота вдруг раздалась в стороны, и я замер, пытаясь
осмыслить то, что увидел впереди.
Передо мной был квадратный зал. Не очень большой, но и не маленький, примерно
десять на десять метров. Такой же голый пол, как и в тоннеле, стены оплетены трубами.
Слева – металлическая лестница в десять ступеней, ведущая к металлической же двери с
кремальерным затвором. Однако мое внимание привлек не возможный путь наверх. К
сожалению.
Практически вся противоположная стена была затянута отвратительной с виду
биомассой. Вяло пульсирующее в такт какому-то внутреннему ритму, бледно-желтое,
светящееся желе, испещренное красными прожилками, спускалось со стены на пол,
растекаясь по нему и вздыбливаясь в центре зала огромной, уродливой опухолью. К
«опухоли» от полупрозрачного, кожистого мешка, выпирающего из этой псевдоплоти,
тянулась такая же полупрозрачная кишка, проходила сквозь нее, и странной, органической
трубой устремлялась вверх, к пролому в потолке, где и исчезала. Вся эта конструкция
вздрагивала и колыхалась, будто живя какой-то своей, чуждой жизнью. Хотя почему «будто»?
Она и жила, можно сказать. Как все биомеханизмы ксеносов.
Вот тебе и «безопасная зона», мать ее, вот тебе и «песочница»! Квазиживой, и, судя по
всему, исправно функционирующий механизм ксеносов в Лимбе, официально считающемся
биологически чистым! Понять бы еще, что это за хрень, и насколько она опасна…
Будто желая дать мне подсказку, мешок на стене затрясся, и из него в кишку выпал шар,
небольшой, размером с теннисный мячик. Шар скатился в «опухоль», та затряслась,
завибрировала, а через несколько секунд буквально выплюнула его вверх. Шар пушечным
снарядом пронесся по трубе и исчез. Проклятье! Да что же это за дерьмо?
Я рискнул выйти в зал и сделать несколько шагов к биоконструкции. На периферии
зрения замерцала иконка анализатора, а через секунду имплант подсветил мешок на стене.
Обнаружено соответствие. Вывести краткую справку?
Да/Нет.
Я согласился, и несколько секунд стоял, тупо пялясь на строки системного текста. Ну,
ни хрена себе!
Биологическая мина ксеносов. Наполнена летучим газом с высокой
концентрацией ксеновируса. Приводится в готовность кинетическим воздействием.
После приведения в готовность наполняется газом, активируется датчиками движения
в радиусе поражения. Степень опасности – высокая.
Так вот как это работает! Гребаный механизм —мини-завод по производству
биологического оружия! Это я нормально зашел… Получается, эта дрянь производит мины,
и потом выплевывает их в воздух. Можно предположить, что, в таком состоянии, мины очень
легкие и разносятся ветром, засеивая территорию. От удара о землю они взводятся и ждут
своего часа. Вот дерьмо! Все гениальное просто! Но, стоп… Ладно, допустим, эту штуку как-
то пропустили при зачистке. Но как она функционирует? Где берет энергию? Не из воздуха
же! Она должна чем-то…питаться, если проводить аналогию с живыми существами. Но чем?
Не одинокими ли путниками, заблудившимися в подземных коммуникациях?
Ответ на свой вопрос я получил буквально тотчас же. Правда, немного не в той форме,
в которой хотелось.
Откуда-то со стороны послышался шум, который можно было бы сравнить с шорохом,
который издает насекомое, передвигающееся по твердой поверхности. Но, черт побери,
какого же оно должно быть размера, чтобы шуршать так громко?
Я развернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как из незамеченного хода на уровне
пола – то ли вентиляционного, то ли предназначенного для прокладки кабелей, выбегает
существо, больше всего напоминающее отвратительную смесь таракана с многоножкой. Вот
только, в отличие от упомянутых насекомых, тварь была размером с хорошую собаку и
покрыта жестким, сегментированным панцирем, почему-то сразу наводящим на мысли о
бесполезности арбалета, если только в качестве наконечника болта не выступает
кумулятивная микрограната. Тварь шустро выскочила из лаза, волоча что-то за собой,
направилась, было, к стене, затянутой квазиплотью, но резко остановилась, бросив свою
ношу и развернувшись всем телом. Мысль по-тихому свалить в тоннель пришлось
отбросить: морф меня заметил.
Отреагировала «тараканожка» практически моментально: издав противный писк, тварь
шустро метнулась ко мне. Спереди под панцирем мелькнуло что-то, подозрительно
напоминающее крепкие, острые жвала, и я, не раздумывая, утопил спусковой крючок, дернул
ручку взведения, укладывая в ствол новую стрелу, и отскочил в сторону.
Болт, к моему некоему удивлению, не срикошетил от панциря, чего я всерьез опасался,
а вошел под углом, пробив его, и замедлив тварь. Та недовольно заверещала, крутанулась на
месте, и снова ринулась в бой, только уже значительно медленнее – кажется, мой выстрел все
же оказался результативным и повредил не только броню.
Активация сканера уязвимостей.
Вот дерьмо! Я едва не забыл про купленное приложение! К счастью, в него, видимо,
была встроена функция, позволяющая забывчивым болванам, вроде меня, пожить немного
подольше.
Тушка твари заиграла разными цветами, сегменты брони окрасились в бледно-
оранжевый, сочленения между ними – в зеленый. Если здесь применяется такая же система,
как и в армейском боевом модуле, оранжевый означает, что в этом месте имеется невысокая
вероятность поражения, зеленым подсвечиваются наиболее уязвимые точки. Ага, только
попробуйте попасть из арбалета по шустро движущейся мишени размером с ребро ладони. А
когда попробуете – расскажите мне о результате.
Я влепил еще одну стрелу в панцирь тараканожки, еще более замедлив ее, дернул ручку
взведения и сместился в сторону, стараясь не наступить в «желе», затягивающее половину
помещения.
Какие-то секунды мне казалось, что с твари достаточно, однако морф внезапно
заверещал, ускорился, и, приподнявшись, оттолкнулся от пола, взвившись в воздух. Черт,
если я выживу, картина несущегося на меня, распахнув жвала, отвратительного насекомого
будет долго являться мне в кошмарах!
Бросив арбалет болтаться на ремне, я дернул с пояса топор, и встретил морфа мощным
горизонтальным ударом, отбросившим его в сторону и перевернувшим на спину. Развивая
успех, я прыгнул к твари, собираясь вбить топор в отливающую зеленым головогрудь, как
вдруг что-то в морфе резко изменилось.
Я успел дернуться влево в последнюю секунду, когда, через незамеченную прежде
костяную трубку, морф плюнул в меня струей янтарно-зеленой жидкости из раздувшегося
между жвалами мешочка. Из-за слишком резкого движения я потерял равновесие и гулко
стукнул о пол интегрированным наколенником, едва не завалившись набок. Судя по всему,
это случайное падение и спасло мне жизнь.
Залп жидкости прошел мимо, лишь несколько капель попало на куртку, заставив рукав
задымиться. Я выругался, и, не дожидаясь повторной атаки, прямо из своего, не самого,
прямо скажем, удобного положения, нанес удар топором.
Кажется, звука, приятнее отвратительного чавканья, с которым лезвие топора вошло в
головогрудь морфа, я еще не слышал. Тварь задергалась, пытаясь свернуться в клубок и
защитить мягкую плоть, но я, прикрыв, на всякий случай, лицо рукой, раз за разом вбивал
свое оружие в тушку морфа. Остановился я только когда перед глазами развернулось
уведомление.
Уничтожен морф.
Класс – «Падальшик». Степень изменений – неизвестна. Донор – неизвестен.
Степень опасности – 2. Дополнительная опасность – кислотный залп.
Вы получаете 2000 очков опыта.
Использован множитель индекса выживаемости. 2000*2=4000
Текущий уровень – 10. До нового уровня 3200 очков.
Прогресс достижения «Убийца морфов» – 3/10. Ранг достижения – 2.
Убивая морфов, вы помогаете возродить Рапсодию. Уничтожайте
инфицированных ксеновирусом людей и животных, и получайте бонусы от
администрации.
Фуф.
Я поднялся, и отошел от зверски изрубленной тушки морфа. Надо же, не дернись я,
чисто рефлекторно, и страшно представить, что со мной было бы. Я посмотрел на рукав:
в том месте, где на куртку попали брызги жидкости, виднелись две маленькие, аккуратные
дырочки. Твою мать! Я едва сдержался, чтоб не наподдать мертвой твари ногой. Новая же
куртка! Ублюдок! «Падальщик»… Что это хоть за тварь такая? Что нам скажет справка?
Падальщик – базовый биоморф ксеносов, искусственно выведенная форма жизни.
Основное предназначение – обслуживание биосистем, обеспечение их бесперебойного
функционирования. Задача падальщиков – добыча любых типов органики для
последующей загрузки в биореактор. Падальщики относятся к рабочим, однако, в
случае опасности, способны атаковать врага. Вооружение – жвала, железа,
вырабатывающая особо едкую кислоту, вызывающую лавинообразный распад
органических тканей. Степень опасности – низкая.
Вот как. Чуть не помер, сражаясь с юнитом обеспечения. Хоть никому не рассказывай –
засмеют. Хотя, в Лимбе, мне кажется, смеяться не станут. Такая тварь не представляет
опасности, если на тебе толковая броня, а в руках – что-то посерьезнее арабалета. Это мне
еще повезло. Есть ощущение, что, не вооружись я предварительно, переваривался бы сейчас
в недрах биореактора этой штуковины.
Я покосился на продолжавшее пульсировать желе. Эх, сюда бы сейчас несколько
термитных шашек, да и выжечь к чертям это гнездо! Но термита нет, и придется оставить эту
хреновину невредимой: не стану я лезть к установке, начиненной минами с газом, который
превращает людей в туманников. Кстати, весьма странно, что на эту штуку никак не
отреагировала система. Помнится, дементора она сочла угрозой высокого уровня и даже
квест персональный на него выдала, «ликвидируйте последствия прорыва», ага. А вот эта
штука – не прорыв, да? То есть, то, что тут целый завод по производству долбанных
ксеномин, это нормально? Мутит корпорация здесь что-то, ох, мутит… Кажется, не такими
уж и беспочвенными были мои подозрения о том, что выбросы газа выгодны администрации
«Полигона». В противном случае – думаю, уж немного кредитов и очков опыта за
уничтожение этой гадости не пожалели бы. Ладно, к дьяволу!
Мне в голову пришла запоздалая мысль, что обслуживать такую громадину может не
один падальщик, а несколько. Я представил, как сюда врываются еще несколько тварей, и
меня передернуло. Нет, нафиг. Не надо мне такого счастья.
Обойдя биоустановку, я подошел к двери, и взялся за колесо кремальерного затвора.
Пора выбираться отсюда. И, желательно, на поверхность.

Глава 20
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Подземелья промзоны.
С затвором пришлось повозиться, но, в конце концов, он поддался. Я с трудом открыл
дверь, ржавые петли которой при этом издали пронзительный визг, и убедился, что с другой
стороны действительно находится лестница, ведущая наверх. Отлично. Главное, чтоб теперь
наверху с выходом все было нормально. Я не удивлюсь, если лестница разрушена, или дверь,
ведущая наружу, заварена. Хотя лучше бы это было не так.
Закрыв за собой двери, я проверил арбалет, осмотрел лестницу на предмет вероятных
сюрпризов, и начал подъем.
Здесь пылевой покров также был нетронутым, что несколько успокаивало: я все никак
не мог избавиться от мысли, что одного падальщика для обслуживания биозавода по
производству ксеномин маловато, и что его коллега или коллеги могут бродить по коридорам
в поисках органики. Встречаться с ними, учитывая, что и с одним-то я справился с трудом,
желания не было. Вообще, теперь я очень хорошо понимал, почему не стоит соваться в
Предел и Инферно без нормальной защиты и оружия. Как выяснилось, даже падальщик,
рабочий юнит ксеносов, для невооруженного человека представляет смертельную опасность,
а ведь, как показывает практика, на Рапсодии есть морфы и посерьезнее. Так что Дис прав –
нечего и думать о том, чтоб попытаться зайти в Оранжевую без соответствующей подготовки.
Сожрут нахрен.
Как я и предполагал, опустился я не так уж и глубоко. Четыре лестничных пролета – и
вот я уже изучаю новую дверь, такую же, как и внизу – из толстого металла, с кремальерным
затвором. Эта дверь потребовала от меня больших усилий, но, все же, после нескольких
попыток, заставивших меня изрядно попотеть, колесо поддалось.
За дверью оказался короткий коридор, в конце которого виднелась еще одна лестница.
И, судя по дневному свету, падающему на ступени, блуждать по лабиринтам больше не
придется: я все-таки выбрался. Я постоял пару минут, прислушиваясь, выключил фонарь,
перехватил арбалет поудобнее, и двинулся вперед.
Лестница оказалась совсем короткой. Несколько ступеней – и, наконец, здравствуй,
поверхность!
Спуск в подземелье скрывался в большом, квадратном здании, стоящем посреди
огороженной синтбетонным забором территории. Выбрался я из бокового выхода со
скошенной, частично обрушившейся крышей. Подозреваю, что и до вторжения здесь искать
особо нечего было, а уж после – и подавно, и именно поэтому на спуск пока никто не
наткнулся.
Я выбрался на свет божий, и сместился в сторону, засев за нагромождением
синтбетонных плит. Скосив взгляд на часы, я с удивлением отметил, что день близился к
вечеру. Однако, долго же я проблуждал по подземелью! Надо сделать небольшой перерыв,
осмотреться, и решить, что предпринимать дальше. Ну, и перекусить, само собой. Война
войной, а обед – по расписанию. Весь этот долбаный стресс нагоняет постоянное чувство
голода, а учитывая, что и питаться большую часть времени приходится сухпаем… Я скинул
рюкзак и достал брикет начинающего уже всерьез приедаться универсального рациона.
А вообще, вот это неизведанное подземелье очень наглядно показывало, насколько
быстро все меняется на Полигоне. Думаю, время жизни группировки или клана в Лимбе
составляет от нескольких недель до нескольких месяцев, члены группировок попросту не
успевают заниматься какими-то изысканиями и исследованиями, у них другая задача –
выжить. Ну кто будет всерьез исследовать подземные тоннели, в которых может водиться все,
что угодно, если вокруг – враждебно настроенные банды, только и ждущие момента, чтобы
вцепиться оппонентам в глотку? Проще завалить обнаруженные входы и бросить силы на
что-нибудь более полезное и прибыльное. Та же группировка Скульптора, думается мне,
существует не больше пары месяцев. А учитывая, как борзо они себя ведут – скоро власть в
этом секторе Лимба поменяется. Вряд ли остальным бандам нравится, как себя ведет этот
отморозок. В один прекрасный день они объединятся, и Скульптору с его людьми придется
несладко. И, мне кажется, этот день наступит очень скоро. Земля слухами полнится, и то, что
людей Скульптора мочит какой-то одиночка, наверняка не обсуждает только ленивый.
Авторитет отморозка падает, а, учитывая, что численность его банды конечна, сейчас, после
нескольких стычек, группировка еще и ослаблена. Нужно быть идиотом, чтобы прохлопать
такой удачный момент. Я бы, во всяком случае, не прохлопал бы. Хм. Может, найти способ
как-то намекнуть кому надо? Дис наверняка должен знать нужных людей. Стоит об этом
подумать.
Стоп! Дис!
Уведомление о новом сообщении я получил еще во время схватки с падальщиком, но
читать его в тот момент было, скажем так, несколько неудобно. Потом же, на отходняках
после скоротечного боя, я и вовсе о нем забыл. Я вызвал меню, «кликнул» на мигающую
пиктограмму в виде конверта и быстро пробежал взглядом строки развернувшегося
сообщения.
Не смог написать сразу, возникли осложнения. Я на месте, все почти в порядке.
Выдвигайся на базу, как только прочитаешь это сообщение. Надеюсь, ты жив. Дис.
Хм. Ну, то, что возникли осложнения, я видел и сам: все же у высотки с ретранслятором
оказалось гораздо больше людей Скульптора, чем мы рассчитывали. Если, конечно, под
осложнениями Дис понимает именно их. А вот что означает «все почти в порядке» – это
вопрос. Однако сейчас уточнять не стоит, доберусь – увижу. Думаю, если бы было что-то
серьезное, Дис бы об этом упомянул. А если не конкретизировал – значит, там какая-то
мелочь, с которой он вполне способен справиться сам.
Я доел безвкусный рацион, хлебнул воды из фляги, и развернул карту. Раз уж с Дисом
все в порядке – нужно продумать обратный маршрут. Желательно бы еще проложить его так,
чтоб ни на кого не наткнуться. Хватит с меня на сегодня подвигов. Состояние, благодаря
впрыснутым автодоком лекарствам и стимуляторам, было сносным, но устал я зверски, и
больше всего мне сейчас хотелось оказаться в безопасном месте и как следует выспаться.
Однако, прежде чем заняться прокладкой маршрута, я сначала сделал на карте отметку,
обозначающую спуск в подземелье. Информация – тоже товар, и, вполне вероятно, что
найдется кто-нибудь, согласный выложить кругленькую сумму за координаты биоустановки,
разбрасывающей по сектору мины ксеносов. А может и нет. В любом случае – лишним не
будет.
Я огляделся, убедился, что вокруг все чисто, и засел за разработку маршрута.
***
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Коттеджный поселок, окрестности границы
Оранжевой зоны.
Блайз вошел в коттедж аккуратно и тихо, вжимая приклад винтовки в плечо и водя
стволом по углам. Обычно в этой местности все спокойно, но, кто знает, что могло
измениться за то время, что он не заходил в этот сектор? Полигон есть Полигон, постоянно
что-то происходит и обстановка меняется. Так что лучше лишний раз перестраховаться.
Он осмотрел первый этаж, поднялся по лестнице на второй… Вроде как все спокойно.
Вполне подходящее место, чтобы отдохнуть часок.
– Чисто, – буркнул он в комлинк, и спустился на первый этаж встречать своих туристов.
В ожидании прислонился к стене, поднял забрало шлема и вытер выступивший на лбу пот
тыльной стороной перчатки. Проклятье, как же он устал! И дернул же черт согласиться на
сопровождение этой группы! Мало того, что сам только недавно вернулся, и не успел как
следует отдохнуть, так еще и туристы попались чересчур бодрые. Видно, что не первый раз
на Полигоне.
Новичков обычно достаточно провести по Лимбу, показать форты на границе с
Пределом, да рассказать пару-тройку баек разной степени достоверности, чтобы отбить
желание соваться глубже. Эти же выслушали, не моргнув глазом, а здоровяк еще и самому
Блайзу пару случаев рассказал. Не таких, конечно, чтоб кровь в жилах застыла, но, по
колориту не уступающих его россказням. А потом еще и намекнул, что наличие проводника –
обязательное требование корпорации, сами же господа туристы считают его, Блайза,
присутствие, лишним расточительством. И, раз уж он здесь, то пусть оправдывает свое
присутствие, заканчивает треп, и ведет их туда, где господа туристы смогут поохотиться.
Пришлось согласиться и тащиться дальше. Не то, чтоб к самой границе Инферно, но вглубь
Предела пришлось пройти изрядно.
Охотой туристы, вроде как, были довольны – сначала им «повезло» набрести на гнездо
туманников, а позже, когда стрельба и взрывы привлекли внимание стаи морфопсов, так и
вовсе начался полный восторг. Единственное, что расстраивало «экскурсантов» – отсутствие
возможности поохотиться на «королевскую дичь» – на человека. Видя хорошо оснащенную и
вооруженную группу, авантюристы, скитающиеся по Пределу, предпочитали обойти ее
стороной, разумно полагая, что, добыча с группы, может, упадет и богатая, но слишком
высока вероятность сложить собственную голову. И нельзя сказать, чтобы Блайз не был рад
этому. Осталось миновать Лимб, выбраться обратно в Элизиум – и можно расслабиться.
Сумма, которая упадет ему на счет, а главное – дополнительное время пребывания в Зеленой
зоне, вполне компенсируют доставленное беспокойство, и можно будет как следует
оттянуться.
Главное – не расслабляться сейчас. Это в Пределе и Инферно тамошние бродяги умеют
думать головой, и, несмотря на собственное вооружение и снаряжение, предпочитают
лишний раз в схватку не ввязываться, справедливо полагая, что иной раз бой с ксенотварями
гораздо безопаснее огневого контакта с людьми. А вот обитателям Лимба терять нечего.
Оружие, предназначенное для Красной и Оранжевых зон, применять здесь нельзя, однако
рыночные дают за него неплохую цену, перепродавая в дальнейшем трофеи в Элизиум, да и
снаряжение стоит немалых денег. По мерам Лимба – заоблачных. Так что периодически
находятся горячие головы, готовые рискнуть всем ради баснословного барыша. И пусть с их
примитивным вооружением много не навоюешь, попасть в хорошо спланированную засаду
готовых на все отморозков – удовольствие сомнительное. Блайз сам знал несколько случаев,
когда достаточно крутые ребята, чувствующие себя в Инферно, как на лужайке заднего двора
собственного дома, оставались в Лимбе навсегда, чересчур положившись на эту свою
крутость. Пополнять этот печальный список собственным именем Блайз не хотел, потому
всегда возвращался разными маршрутами и старался никогда не терять бдительность.
Туристов было трое: здоровенный громила в штурмовой броне, который, видимо, был
лидером этой небольшой команды, мрачный невысокий парень, довольствующийся
общевойсковой защитой и миниатюрная брюнетка, весьма миловидная особа, надо заметить.
Правда, миловидной она казалась Блайзу ровно до того момента, пока он не увидел, с каким
азартом она мочила туманников из своей винтовки. Симпатичное личико исказила
хищническая гримаса, а в глазах плескалось такое упоение, что даже ему стало не по себе.
Было видно, что ей абсолютно все равно, кто находится по ту сторону прицела, и, окажись
там сам Блайз, девица не колебалась бы ни минуты.
К слову, женщина в группе была еще одной причиной того, что проводнику хотелось
покинуть Лимб как можно скорее. Оружие и снаряжение – это одно, а вот симпатичная
барышня была способна выбить остатки инстинкта самосохранения даже из самых
здравомыслящих обитателей Серой зоны. Вообще, Блайзу казалось, что, на самом деле,
самое опасное место Полигона именно здесь, в Лимбе. Да, в Пределе и Инферно можно было
нарваться на морфов, можно было перейти дорогу сильному клану или выскочить на
роботизированный танк, управляемый давно сбрендившим искусственным интеллектом, но
ничто из этого не вселяло такой ужас, как обычные люди, готовые в буквальном смысле рвать
друг друга зубами за виртуальный опыт, дарующий возможность вырваться из этого ада. Не
зря в корпорации назвали это место чистилищем. Здесь из людей лезло все самое
отвратительное и мерзкое, что, в других обстоятельствах, тщательно скрывалось внутри, и
это пугало гораздо больше, чем мутировавшая фауна.
– Привал – полчаса, – скомандовал Блайз, когда подопечные вошли внутрь коттеджа. От
этого поселка до границ Элизиума добираться еще пару часов, и ему не хотелось, чтобы, в
случае чего, туристы оказались не готовы к бою из-за банальной усталости. Да и сам он, надо
признать, не семижильный. Вымотался. Немного отдохнуть не повредит.
Достав термофлягу, он с наслаждением сделал несколько глотков кофе. Горячий
напиток приятно согрел желудок и взбодрил уставший мозг. Нет, в этот раз, вернувшись в
Элизиум, он точно не поведется на кредиты, сколько бы ему не предлагали. Вторая ходка за
двое суток – слишком много. Нужно как следует отдохнуть, отоспаться, отмыться. Всех денег
не заработаешь.
Туристы, столпившиеся в углу, вдруг оживились, и разом загомонили. Блайз
нахмурился. Чего это они? А, черт! Скосив взгляд, он заметил мерцающую иконку
уведомления, развернул сообщение, вчитался, и выругался снова, на этот раз – значительно
забористее.
Внимание! Доступно уникальное групповое задание – «Бегущий человек».
Настало время преподать урок некоторым обитателям Лимба. Найдите и
уничтожьте указанные цели, и получите награду:
– 20 000 очков опыта каждому члену группы;
– 10 000 кредитов за каждую уничтоженную цель;
– Уникальное достижение «Ловец человеков».
Внимание! Задание имеет ограничение по времени – 12 стандартных часов.
Отметить цели на карте?
Да/Нет
Вот же мать твою!
Блайз скосил глаза на туристов, и понял, что вляпался. Экскурсанты воспряли духом и
уже думать забыли об усталости. Ну, понятно, как раз то, чего они так сильно хотели. И
нужен им, ясен пень, не опыт, имеющий значение только для самого Блайза, и даже не
кредиты, способные окупить «экскурсию». Им нужно это гребаное уникальное достижение,
чтобы потом, вернувшись в цивилизацию, хвастать им перед друзьями и знакомыми. Черт,
куда катится этот мир? Блайз и сам не был ангелом, в противном случае он бы здесь не
оказался, но так радоваться возможности убить человека…
– Эй, командир! – старший группы, стащив шлем, улыбался, глядя на Блайза. – Видел
уведомление?
– Видел, – вздохнул Блайз.
– Ну так ждешь чего? Принимай, погнали! – в его глазах плескался азарт. Блайз пожал
плечами.
– Хочу вас предупредить, что охота…
– Ой, оставь эти банальности. Сами понимаем, не маленькие. В общем, принимай
задание. Все кредиты за задание – твои, скинем тебе, как выведешь.
А вот это уже удар ниже пояса. На самом деле, Блайз не хотел в это ввязываться, и,
формально, последнее слово было именно за ним, однако верзила знал, куда бить. Да, опасно,
да, они уже возвращаются, но, мать его… Сколько там целей? Ага, пять. Дьявол… Пятьдесят
тысяч… Проклятье!
Блайз будто со стороны услышал свой голос:
– Проверьте оружие и снаряжение, смотрите, чтобы ничего не звенело и не бряцало.
Кто хочет есть – сейчас самое время, когда начнем, будет не до перекусов. Ну, и хочу
напомнить, что охота может затянуться надолго. Уверены, что хотите еще двенадцать часов
бегать по Серой зоне?
– Уверены, уверены, – снова за всех ответил верзила. – Давай уже, не таскай кота за
гениталии.
Он вздохнул, и принял задание. На карте тут же отобразился квадрат поиска,
наложившийся на часть коттеджного поселка, и счетчик целей – пять. Ну, хоть пилить далеко
не придется, и то хлеб. Хотя ему почему-то казалось, что от этого задания стоило отказаться.
Хреновое какое-то предчувствие.
Он окинул взглядом туристов, уже готовых к выходу и ждущих только его команды.
Ладно. К черту предчувствия. В конце конов, пятьдесят тысяч кредитов – это пятьдесят
тысяч кредитов. Можно и рискнуть.
– Выдвигаемся, – буркнул Блайз, и, перехватив винтовку, первым пошел к выходу из
коттеджа.

Глава 21
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Коттеджный поселок, окрестности границы
Оранжевой зоны.
До поселка я добирался четыре часа, и, к тому моменту, когда коттеджи замаячили в
прямой видимости, небо уже начало сереть. На Рапсодии быстрые сумерки, переход от дня к
ночи занимает совсем мало времени, так что следовало поторопиться, если я не хочу
пробираться сквозь расставленные Дисом и Фраем ловушки в полной темноте. Первое, что я
сделаю в Зеленой зоне – модифицирую зрение. Я не любитель пихать в себя бионику с
электроникой, даже в армии обходился одним лишь базовым имплантом, необходимым для
более эффективного выполнения поставленных задач, но здесь по-другому никак. Конечно,
всегда можно приобрести шлем с разными режимами работы забрала, от прибора ночного
видения до тепловизора, вот только излишне полагаться на броню будет глупо. Кто знает, что
ждет впереди, и, оказавшись в опасности без боевого костюма, не хочется оставаться
беззащитным и слепым, как новорожденный котенок. Так что мою точку зрения на установку
имплантов стоит пересмотреть.
Прежде чем ломиться во двор, я внимательно осмотрел его, и, не увидев ничего
подозрительного, активировал интерфейс и написал Дису короткое сообщение.
Я вернулся. Захожу через задний двор. Не убейте меня случайно. Алтай.
Ответ последовал через минуту, и содержал вложение.
Дополнительный слой карты. Активировать?
Я согласился, вывел карту, пригляделся, и, хмыкнув, растянул ее на все поле зрения.
Дис с Фраем поработали на славу, весь задний двор был усеян сигналками и
примитивными ловушками, и, не зная, куда ступать, легко можно было устроить переполох
на всю округу, в лучшем случае, или остаться без ноги – в худшем. На дополнительном слое
карты, который прислал мне Дис, была отмечена безопасная тропинка, петляющая между
ловушками. Активировав режим дополненной реальности, я увидел на земле две зеленые
линии, подсвечивающие безопасный проход. По ним и двинулся, стараясь не выходить за
границы зеленой зоны.
На то, чтоб добраться до коттеджа, следуя причудливым изгибам тропинки,
понадобилась пара минут, в течение которых я чувствовал на себе чей-то внимательный
взгляд. Бдят ребята. Это хорошо.
Едва я добрался до задней двери, как она открылась, и на пороге показался Фрай с
гарпунным ружьем в руках. Он кивнул, приветствуя, и отступил в сторону, пропуская меня
внутрь. Я ответил на приветствие, и вошел в коттедж, сразу направившись в гостиную, где
слышались возбужденные голоса.
По гостиной туда-сюда метался Клаус. Увидев меня, он скривился и демонстративно
отвернулся. Марго, забравшаяся с ногами в кресло, возле которого стоял ее лук, улыбнулась,
развалившийся на диване Дис поднялся навстречу и протянул руку для пожатия. Я руку
проигнорировал, сделал шаг вперед, и порывисто обнял светопоклонника. Мне
действительно было радостно от того, что парень добрался до базы живым и здоровым, а,
помимо этого, я был благодарен гелиосцу. Если б не он – я бы не прошел инициацию. Да чего
там, вероятно, даже до ретранслятора не добрался бы.
– Неплохо выглядишь, – хмыкнул Дис, окинув взглядом одежду, оружие и снаряжение.
Прибарахлился, смотрю?
– Немного, да. Как добрался?
– Не без проблем, – Дис поднял руку, и я увидел, что она перебинтована. – Пришлось
залечь и несколько часов не высовываться. Как-то их там оказалось больше, чем я ожидал. У
тебя как?
– Да… – я махнул рукой. – Потом расскажу. Сейчас мне хотелось бы отдохнуть, в
идеале – помыться, и завалиться спать. Потом будем решать, что делать дальше.
– Будем? – не выдержал Клаус, который до этого молча стоял, облокотившись о стену и
сверля меня враждебным взглядом. – Ты не многовато ли на себя берешь? Может, поступим
проще? Ты сразу скажешь нам прыгать, а мы спросим, как высоко?
Я вскинул бровь, не понимая, о чем речь. Дис скривился, будто сожрал лимон, и
проговорил:
– Вот это я и имел в виду, когда говорил, что все почти в порядке.
Я вздохнул, снял ремень арбалета, скинул рюкзак, отодвинув ногой его в угол, и
повернулся к Клаусу.
– Насколько понимаю, тебе что-то не нравится. Я думаю, нужно решить все вопросы
прямо сейчас, не откладывая.
Рыжий вызывающе усмехнулся.
– Да, мне многое не нравится. Мне не нравишься ты, не нравится твоя гребаная метка
смертника, мне не нравится, что с твоим появлением у нас начались неприятности, и не
нравится, что ты себя ведешь так, будто командуешь здесь.
– Командовать, конечно, предпочел бы ты, да? – подпустив в голос иронии,
поинтересовался я. Меньше всего мне хотелось выяснять отношения, но вопрос с Клаусом
нужно было решать. Если этого не сделать – начнутся проблемы. Мне-то на рыжего и его
психологические трудности плевать с высокой колокольни, однако Полигон такое место, где
не хочется оставлять за спиной человека, способного воткнуть в эту спину нож. Я не знаю,
чем все это закончится, учитывая, что мне проще разнести ему рожу, чем устраивать тут
ментальное членомерство, но все это закончится сейчас, и точка.
Клаус напрягся, его рука скользнула к рукояти массивного тесака, выглядывающего из
кустарных ножен на бедре. Ого, да рыжий серьезно настроился! Ну, что ж, нашим легче.
Зарублю придурка и пойду спать. Это проще, чем давить его психологически и показывать,
кто здесь главный.
Пальцы Клауса сомкнулись на рукояти ножа, и я приготовился выхватить топор, чтобы
встретить рыжего на противоходе и поставить точку в этом нелепой ситуации. Главное,
чтобы Дис не вмешался, а то меня этот придурок Клаус задолбал уже, если честно. Судя по
тому, что Дис отступил к стене, освобождая пространство, вмешиваться он не собирался.
Зато вмешался кто-то другой…
***
Квадрат поиска, отобразившийся на карте после активации задания, охватывал сразу
несколько коттеджей. Администрация могла бы дать точное расположение по каждой из пяти
целей, но это было бы слишком просто и совсем не зрелищно – и так расклад не в пользу тех,
кого им предстояло найти и уничтожить. Что там у них может быть? Дубинки, какие-нибудь
луки в лучшем случае… А у Блайза с туристами – броня и нормальное оружие. Эдакое
уравнивание шансов. Вот же гребаные туристы, захотелось им поохотиться… Еще и темнеть
начинает.
Мысли Блайза будто кто-то подслушал. Раздался короткий писк, и развернувшееся
уведомление сообщило о том, что системы раннего обнаружения, тепловизоры, сонары и
прочие навороты, позволяющие без особого труда выяснить, где именно скрываются цели,
отключены. Твою мать!
Туристы переглянулись, и Блайзу показалось, что в их глазах он увидел воодушевление.
Ну, да. Чем труднее охота – тем желаннее дичь. Маньяки, блин, чтоб их…
– Разделяемся, – скомандовал в комлинк лидер туристов, верзила в штурмовой броне. –
Эд, берешь ту часть поселка, проверяешь дом за домом. Вал – по той же улице, навстречу
Эду. Я беру противоположную сторону. Блайз – страхуешь нас.
Блайз собирался возмутиться, но потом махнул рукой. К черту, больше времени на
споры уйдет. Если кто-то из них гробанется – вторая часть оплаты, которую он должен
получить, вернувшись в Элизиум, будет меньше, да и опыт за «экскурсию» система резанет,
но по лицам туристов видно, что спорить с ними бесполезно. Наверняка в обычной жизни
этот хрен, играющий в штурмовика – средней руки начальник в одной из корпораций, а
остальные двое – какие-нибудь менеджеры по очередной бесполезной срани. Хозяева жизни,
мать их. Он предупредил, они проигнорировали. Если попытаться качать права, то можно тут
и остаться. Кто он для них? Да такой же неудачник, как и все на Полигоне, уголовник,
ненужный, по их мнению, проводник, навязанный правилами системы. Ребята слишком верят
в себя, и считают, что Рапсодия – одна большая игровая площадка, созданная специально для
того, чтоб такие, как они, могли порезвиться, отдыхая от «тяжких трудов» на благо
корпораций. Для них убийство – развлечение, и, если придется разнести голову мешающему
отдыхать проводнику, долго думать они не станут. А он в их сторону даже пальнуть не может
– оружие заблокируется. Хрен с ними, хотят корчить из себя крутых коммандос на зачистке –
пусть корчат.
Блайз кивнул, и чуть отстал от основной группы, воодушевленно направившейся
выполнять поставленные задачи. В конце концов, с него-то спрос какой? Дальше Полигона
уже не отправят, а то, что рейтинг спишут… Да и хер с ним. Все равно задание уже принято и
отступать некуда. Остается только попробовать заработать обещанные кредиты. Да и опыт за
выполнение задания лишним не будет.
***
Отключение систем обнаружения Эда не расстроило. Он не первый раз охотился в
Лимбе, и знал, что такое происходит всегда, когда система считает, что дичь слишком слаба
для охотника. Чего ему бояться? Местные вооружены и защищены на порядок хуже него,
даже с тем учетом, что он не стал слишком тратиться на боевой костюм, как Артур. Главное –
не тупить, для всего остального есть импульсная винтовка. Излишние навороты расслабляют,
человек слишком полагается на системы костюма, вследствие чего инстинкты притупляются.
А в некоторых ситуациях это равнозначно смерти. Да, его защитный комплект не удержит и
половины входящего урона, который способна блокировать броня Артура, зато он быстрее и
подвижнее, а значит – и шансов на то, что по нему вообще попадут, значительно меньше.
При этом Эд не мог назвать Артура перестраховщиком, так как знал, что штурмовая
броня – скорее, дань ностальгии, чем желание максимально обезопаситься. Перед тем, как
основать собственное охранное агентство, специализирующееся на охране промышленных
объектов в неспокойных уголках Земной Федерации, Артур успел послужить в армии.
Регулярные визиты на Рапсодию были теми редкими моментами, когда директор, теперь
проводивший больше времени в анатомическом кресле, чем в боевом скафандре, мог
тряхнуть стариной и вспомнить былые деньки. Так что осуждать его за это глупо. А вот за то,
что он таскает с собой эту выскочку Валери…
Девушка не нравилась Эду. Возникла из ниоткуда, быстро поперла вверх по карьерной
лестнице и за какой-то год превратилась из рядовой работницы отдела технологической
поддержки в его главу. Если бы это было обеспечено рабочими навыками и управленческими
талантами девушки – Эд слова не сказал бы, но, на его взгляд, гораздо большую роль здесь
играло то, что симпатичная сотрудница приглянулась боссу, и не была обременена
излишними моральными принципами. Проще говоря – Валери трахалась с Артуром,
благодаря чему и сделала быструю карьеру. О том, что он сам, в свое время, подкатывал к
фигуристой брюнетке, но получил от ворот поворот, Эд предпочитал не вспоминать, и,
кажется, ему самому удалось убедить себя в том, что это не имеет никакого отношения к
неприязни, которую он испытывал к девушке.
Погрузившись в мысли, он чуть не забыл, где находится и чем занимается, вынырнув из
них, только оказавшись у дверей первого коттеджа. Черт! Сам же думал о том, что нужно
быть сосредоточенным! Болван!
Перехватив винтовку, он подошел ко входу, стал сбоку от двери, и осмотрелся. Снаружи
нельзя было понять, есть ли кто-нибудь внутри. Он бросил взгляд на карту: квадрат,
отмечающий предположительное местонахождение целей не сдвинулся, а это значит, что их
не заметили. Если у «дичи» и выставлен наблюдатель, он их пока не засек. Что ж, значит, не
зря крались по улице, прячась за чахлой растительностью и брошенными автомобилями. Но
все равно, это дело времени. Невозможно проверить двадцать коттеджей, и остаться
незамеченными. Значит, нужно действовать быстро. Он прислушался: вроде бы тихо.
Интуиция, работающая, подчас, лучше любых датчиков, молчала. Но проверить нужно все
равно. Эд повернул ручку, и толкнул дверь. Не заперто. И никакой реакции на вторжение.
Выждав пару секунд, с винтовкой наперевес он ворвался внутрь помещения, сразу уходя в
сторону. Чисто! Толстый слой пыли, покрывавший пол, был нетронутым, а, значит, здесь
никого нет. Для очистки совести он прошел к лестнице, ведущей на второй этаж. Здесь –
такой же слой пыли. Значит, пусто. Можно переходить к следующему.
Подумав, он вышел через заднюю дверь, и подошел к невысокому забору,
разделяющему дворики. Выглядит крепким. Лучше перебраться здесь, чем снова маячить на
улице со стороны парадных входов, меньше шансов, что обнаружат. Положив руку на забор,
он одним рывком перемахнул через него, и мягко опустился на той стороне. Замер,
прислушиваясь: вроде бы все спокойно. Можно идти дальше. И, едва он подобрался к
входной двери, изнутри послышались звуки. Есть!
–…не нравишься ты, не нравится твоя гребаная метка смертника, мне не нравится, что с
твоим появлением у нас начались неприятности, и не нравится, что ты себя ведешь так, будто
командуешь здесь, – в голосе говорившего звучала неприкрытая злость.
– Командовать, конечно, предпочел бы ты, да? – обладатель второго голоса был
спокоен, уверен в себе, и говорил чуть насмешливо. Эд хищно улыбнулся. Кажется, «дичь»
делит лидерство. Прекрасно! Самый подходящий момент! Он уже готов был подать сигнал
через комлинк остальным, как вдруг замер. Стоп! Пока подойдут Артур, Валери и этот Блайз
– момент может быть упущен. Эд представил Артура, крадущегося к коттеджу в массивном
штурмовом скафе, и покачал головой. Нет. Так точно спугнут. Кроме того… Да. Слишком
велико желание разобраться самому, напомнить Артуру, что он не зря командует боевым
крылом фирмы. Так что…
Эд вжал приклад в плечо, сделал шаг вперед, и на выдохе впечатал подошву ботинка в
дверь, выбивая замок, и ломая хрупкий пластик.
***
Тело среагировало раньше мозга. Выбитая мощным ударом дверь еще до конца не
распахнулась, а я, схватив лежащий у ног арбалет, уже летел за массивное кресло,
группируясь и пытаясь в падении привести оружие к бою. Приземлившись, я перекатился
через плечо, а на том месте, где моя тушка находилась еще мгновение назад, воздух
разрезали голубоватые вспышки выстрелов из импульсной винтовки. Полипластовые панели
на стене вспыхнули и моментально расплавились, выделив целое облако вонючего дыма. Не
дожидаясь, пока неизвестный нападающий продолжит атаку, я вывалился из-за кресла и,
даже не целясь, потянул спуск. Щелкнула тетива, болт ушел к цели, и темная фигура,
отлично различимая на фоне темнеющего неба, исчезла из виду. Судя по отборному мату,
раздавшемуся из-за дверей, я либо совсем не попал, либо попал не очень удачно –
нападающий остался жив. Как бы там ни было, арбалет против импульсной винтовки –
хреновый расклад, особенно в маленьком помещении,
Я метнулся к задней двери, на ходу подхватывая брошенный рюкзак. Марго, кажется,
даже не успела ничего понять, так и сидела, ошарашенная в кресле. К счастью, Дис
сориентировался моментально. Он сгреб девушку с кресла, и буквально швырнул ее к двери,
сунув в руки девушки ее лук. Сверху по лестнице уже скатывался Фрай, таща в охапке
рюкзаки группы. Я бросил взгляд назад и скривился: Клаус, целый и невредимый, также
ломился к заднему выходу. Ладно, с тобой, ублюдок, позже разберемся. Сейчас же надо
сваливать, пока нападающий не пришел в себя и не позвал подкрепление, если оно есть.
Перезарядив арбалет, я пинком распахнул заднюю дверь, и отскочил в сторону,
выпуская остальных. И, в тот момент, когда уже готов был выскочить следом, в гостиную
влетел какой-то предмет, ударился о стену, отскочил, и юлой закрутился на полу. Да чтоб
тебя! Граната!
Я коротко разбежался, изо всех сил оттолкнулся от крыльца, и «рыбкой» полетел со
ступеней, надеясь, что при приземлении не влечу прямо в одну из ловушек, расставленных на
заднем дворе. И в ту же секунду раздался взрыв, ударивший в спину взрывной волной, хоть и
значительно ослабленной, но все же достаточной для того, чтобы развернуть меня в воздухе,
придать ускорение и швырнуть вперед.
Твою мать! Отдохнул, называется!

Глава 22
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Коттеджный поселок, окрестности границы
Оранжевой зоны.
Эд ворвался в коттедж сразу после взрыва гранаты, не тратя времени даже на то, чтобы
вырвать из бронежилета засевший в нем арбалетный болт. Ублюдок, мать его, шустрый
какой! Еще бы на два сантиметра выше… Ну, ничего. Сейчас он им…
Ввалившись в комнату, он ушел в кувырок, чтобы сбить прицел стрелку, который мог
затаиться на лестнице второго этажа, вскочил на ноги, и прижался к стене. Быстро выглянул:
нет, никого. Ушли они, через заднюю дверь, как пить дать. Ну, придется догонять. Может,
все-таки стоило дождаться Артура с Валери? На Блайза надежды мало, что-то он без особого
энтузиазма предстоящую охоту воспринял, скорее всего, вмешиваться не будет. Нет. Пока
будет ждать, эти уйдут в отрыв, бегай тут потом до завтрашнего утра по развалинам. Ладно,
вперед!
– Эд, какого черта? – послышался в комлинке раздраженный голос Артура. – Что там у
тебя происходит?
– Преследую «дичь», все были в одном коттедже, срисовали меня, пришлось открыть
огонь, – Эд немного подкорректировал события.
– Не торопись, идем к тебе.
– Не могу не торопиться, уйдут! Догоняйте! – не слушая брань Артура, он двинулся к
выходу на задний двор.
Дверь черного хода, сорванная взрывом с петель, валялась в стороне, коридор был пуст.
Быстрые, твари. Ну, ничего, далеко не свалят.
Эд выдернул из подсумка две гранаты, и, активировав их, одну за другой, бросил
наружу. Дождался хлопков, прозвучавших почти одновременно, запустил программу поиска
целей, и выскочил на улицу.
Первая граната была световой, ее назначением было ослепить противника в том случае,
если кто-то из «дичи» решит подкараулить его на выходе из коттеджа. Если б у них не было
дальнобойного оружия, он бы даже не тратил гранаты, но арбалет менял все. Хороший
стрелок, заняв удачную позицию, при определенной доле везения мог снять Эда, прежде чем
тот его обнаружит. Потому второй гранатой была дымовая. Высунувшись из проема,
скрытый клубами дыми, Эд ждал, пока тактический модуль базового импланта обработает
информацию, полученную от ультразвукового локатора, вычислит цели и подсветит их в
режиме дополненной реальности. После этого – дело техники, в буквальном смысле слова.
AIM-ассистент не позволит промахнуться. Несколько выстрелов – и все кончено. Черт, чего
так долго?
Не выдержав долгих секунд томительного ожидания, в течение которых дичь, вероятнее
всего, уходила все дальше, он рванулся вперед. Азарт погони, досада на сбежавшую дичь,
желание самостоятельно исправить свою ошибку, порешив уголовников, и, чего греха таить,
произвести впечатление на Валери, показав, какого крутого парня она отвергла – все это
сыграло с ним злую шутку. В тот момент, когда система наведения высветлила силуэт,
укрывшийся за кустом, под правой ногой Эда, уже поднимающего винтовку, что-то
хрустнуло, раздался звонкий металлический щелчок, а потом ногу пронзила адская,
нестерпимая боль, вырвавшая из глотки отчаянный, животный крик и заставившая
опорожниться мочевой пузырь. Выронив оружие, Эд рухнул на колено, что-то сильно
ударило в шею, превращая крик в невнятный хрип, и захлебывающийся собственной кровью
охотник ткнулся лицом в траву.
***
Артур и Валери подбежали к коттеджу, в котором скрылся Эд, почти одновременно.
Блайз, как и было оговорено, страховал их, засев чуть поодаль. Артур сделал девушке знак
держаться сзади, под прикрытием его могучего тела, закованного в штурмовую броню,
поднял оружие и первым вломился в двери. И тут же по ушам ударил дикий вопль, тут же
приглушенный активной акустикой шлема до приемлемой громкости. Крик смолк, отметка
Эда на панели группы погасла, а система выдала уведомление о смерти. Артур замер, не веря
собственным глазам.
С Эдом они познакомились в госпитале, в котором Артур валялся после неудачной
высадки на Валтарсию, а Эд проходил комиссию по списанию на «гражданку» после сильной
контузии. Слово за слово, сначала от скуки, потом нашли общие интересы, пересечения в
жизни до войны… Комиссовали их практически одновременно, на гражданке мужчины
продолжили поддерживать связь, постепенно перерастающую в дружбу. Когда Артур
обзавелся нужными знакомствами, позволившими выиграть тендер на охрану месторождений
и поисковых экспедиций, Эд был первым, кого Артур позвал в новорожденную охранную
компанию. На Рапсодию, потренировать навыки и развлечься, летали обычно тоже вместе.
Правда, в последние месяцы Эд как-то вдруг отдалился. Все чаще отказывался от
совместного отдыха, отношения старался поддерживать исключительно рабочие. Что-то
подсказывало Артуру, что причиной была Валери, но, черт побери, он-то тут при чем?
Если бы она предпочла ему товарища, сам Артур бы не протестовал. Хотя, в глубине
души, он прекрасно понимал, что какой-то особой симпатией со стороны девушки даже не
пахнет: холодный расчет, не более. А он находился в более выгодном положении. В общем,
между товарищами будто кошка пробежала, и этот тур на Рапсодию Артур организовал
специально, чтобы наладить отношения. Совместная охота, необходимость прикрывать друг
друга, разделенная опасность, вот это все… Но, благими намерениями, как говорится, дорога
в ад вымощена. В последний момент Валери, желающая отправиться на сафари вместе с
Артуром, закатила истерику, и пришлось брать ее с собой. Получилось только хуже. Эд вел
себя подчеркнуто независимо, встал в пару с их проводником, Блайзом, а теперь и вовсе
поперся на штурм коттеджа, в котором засела «дичь», в одиночку. И вот итог.
Артур заскрипел от злости зубами. Долбаные твари! Ничего. Сейчас они за все
заплатят! Убедившись, что Валери держится за спиной, страхуя его, Артур активировал
систему наведения стрелкового комплекса, и двинулся вперед.
***
Приземление вышло удачным. Успев в полете сгруппироваться, я кувырком погасил
скорость падения и перекатился за раскидистый куст, тут же беря на прицел дверь. Дис,
Фрай, Марго и Клаус успели добраться до забора и скрыться за ним. У меня сейчас так не
получится, попросту не успею. Если все будет так, как я думаю, сейчас последует атака.
В дверном проеме мелькнула тень, и я активировал таргет-трекер. Система
моментально засекла цель, и, через какую-то секунду подсветила мужской силуэт, замерший
за стеной. Еще секунда – и силуэт заиграл разными цветами, обозначая зоны разной степени
уязвимости.
Из дверей, одна за одной, вылетели две гранаты. Я выругался про себя, и ткнулся лицом
в землю. Вот дерьмо! Если это наступательные… Не думаю, что куст защитит меня от
шрапнели поражающих элементов. Весь внутренне сжавшись, я ждал взрыва и рвущей тело
боли, но ни того, ни другого не последовало. Раздались два слившихся в один хлопка, и,
подняв голову, я увидел плотную дымовую завесу, быстро затягивающую двор. Ага. Ну,
понятно. Давай, дружище, вперед! Я тебя уже жду!
Бросивший гранаты боец, считающий, что клубы дыма надежно укрывают его от
вражеских взоров, шагнул в двор, водя по сторонам стволом импульсной винтовки. Таргет-
трекер отчетливо рисовал его силуэт в дыму, а AIM-ассистент, проанализировав данные со
сканера уязвимостей, подсветил несколько точек, рассчитав вероятность поражения каждой
из них.
Однако боец тоже не терял даром времени. Замерев на миг, он довернул корпус в мою
сторону, ствол винтовки пошел вверх…
И в этот момент сработала одна из ловушек Диса.
Огромный медвежий капкан, подобный тому, что Клаус ставил во время побега из
панельки, переломил бойцу голень, как сухую ветку. Издав дикий крик, он рухнул на колени,
винтовка отлетела в сторону. Я же, воспользовавшись моментом, совместил точку
целеуказателя с мишенью, нарисованной AIM-ассистентом на шее у бойца, и потянул спуск.
Раздался щелчок, плечи арбалета распрямились, отправляя болт к цели, и крик оборвался. Я
потянул за ручку, перезаряжая арбалет, вскочил на ноги, и метнулся к забору, на этот раз
внимательно следуя подсказкам карты ловушек: повторить судьбу парня мне совсем не
улыбалось. Перемахнув через забор, я пригнулся, и рванул за соседний коттедж. Что-то мне
подсказывало, что охотник здесь не один, и нужно как можно быстрее укрыться, выбрав
позицию, которая позволит атаковать или тихо свалить – по обстоятельствам.
***
Артур проскочил коттедж за считанные секунды, и, задев массивным наплечником
дверной косяк, вывалился наружу. Возможной засады он не боялся – штурмовая броня при
удачном стечении обстоятельств держит очередь из пулемета, навряд ли у дичи найдется что-
то подобное. Увидев лежащего на земле Эда, он зарычал от ярости. Земля рядом с товарищем
пропиталась кровью, защита на ноге была разлохмачена, под сверхпрочной тканью виднелся
обломок окровавленной кости. Из затылка Эда, ткнувшегося лицом в траву, выглядывал
наконечник арбалетного болта. Дымовая завеса, поставленная товарищем, только-только
начала расползаться, да и крик оборвался всего несколько секунд назад, а значит, убийца –
или убийцы – еще где-то рядом.
Зарычав, Артур переключил гранатомет стрелкового комплекса в автоматический
режим, и открыл огонь, забрасывая микрогранатами окрестности. Загремели взрывы,
подбрасывая в воздух комья земли и поднимая целые облака пыли, послышался треск досок,
когда одна из гранат разорвалась рядом с забором… Артур остановился, только когда оружие
издало сухой щелчок, продублировавшийся в акустической системе шлема коротким
зуммером: барабан гранатомета опустел. Рука сама нырнула в подсумок, выхватывая
гранатный скорозарядник. Он готов был разнести здесь все, не оставить от поселка камня на
камне, если понадобится – раздолбать округу в лунный ландшафт, но отомстить за друга.
Черт, Эд, как же так?
– Успокойся, – послышался мягкий голос, и рука Валери, затянутая в защитную
перчатку, легла ему на плечо. – Их здесь уже нет.
Он оглянулся, глядя на девушку бешеными глазами. В отличие от него, Валери не
теряла самообладания. Девушка укрылась за его броней, сжимая снайперскую винтовку, и
цепким взглядом смотрела по сторонам. Постепенно безумие отступило, оставляя после себя
головную боль и чувство глубокого стыда – как всегда после таких припадков. Стараясь не
смотреть на девушку, Артур перезарядил гранатомет, и щелкнул затвором.
– Тебе-то откуда знать? – достаточно грубо бросил он.
– И правда, откуда бы? – хмыкнула Валери. Артур выругался про себя. Ну, конечно! Ее
класс на Рапсодии – следопыт. Набор программ, загруженных в имплант, и сенсоры брони
были заточены как раз под такие случаи. Положив руку штурмовику на плечо, Валери
увлекла Артура назад, под прикрытие коттеджа.
– Дай мне минуту, – проговорила девушка, и погрузилась в работу с имплантом.
– Лови, – перед глазами Артура мелькнул запрос на подключение внешнего источника
данных. Он подтвердил, и карта, перейдя в режим дополненной реальности, заиграла
разными цветами.
– Смотри, здесь весь двор в ловушках. Надеюсь, что смогла найти все. Вот тут, – куст в
нескольких шагах от них подсветился красным, – лежал убийца. Он ушел сразу после того,
как ликвидировал Эда. Здесь, здесь и здесь – следы остальных. Они обрываются, потому что
ты все разворотил взрывами. Я могу отследить только того, что с арбалетом.
– Отлично, – прохрипел Артур. – Он-то нам и нужен. Я сдеру с этой мрази шкуру
живьем, а потом доберусь до его дружков. Эй, как там тебя зовут, черти б драли такого
проводника, Блайз! – это уже в комлинк. – Где тебя носит, урод? Охота продолжается!
***
Отступив вглубь чердака соседнего коттеджа, я наблюдал за охотниками, явно
планирующими дальнейшие действия по нашему поиску и ликвидации. Охотников было
двое: здоровяк в знакомой до боли штурмовой броне, со стрелковым комплексом в лапищах,
и девушка со снайперской винтовкой и в экипировке разведчика. Тонкий бронекостюм,
легкий шлем, утыканный выступами сканеров, маскировочная накидка, дающая возможность
уйти в стелс, полностью слившись с местностью…
Здоровяк был явно не в себе, еще минуту назад он расстрелял целый барабан из
подствольного гранатомета в белый свет, как в копеечку. А вот девчонка действовала вполне
обдуманно. Утащила здоровяка, укрываясь за его броней, в слепую зону, в которой я не мог
ее достать при всем желании, и, судя по движениям рук, принялась активно работать с
дополненной реальностью. Таргет-трекер их, конечно же, срисовал, и теперь исправно
подсвечивал силуэты даже сквозь забор и деревья, но что толку? Будь у меня
крупнокалиберный пулемет, тогда бы я со штурмовиком сладил, но, имея в распоряжении
лишь арбалет…
Валить, и, желательно, как можно дальше – единственный верный вариант в такой
ситуации, но и он мне не подходил. Если девка действительно разведчик, она пройдет по
моему следу, где бы я ни пытался спрятаться, а разъяренный штурмовик просто распылит
меня на атомы. Черт, что же делать?
От лихорадочных размышлений меня отвлекло пришедшее уведомление.
«Ты как?» , – Дис. Ну, по крайней мере, с ним все в порядке. Это уже радует.
«Нормально. Жив. Снял одного. Здесь штурмовик и девка-следопыт. Пасут меня.
Что у вас?».
Я сделал «скриншот» поля зрения и скинул его Дису.
«Живы. Это туристы. Маленькая группа. С другой стороны трется сталкер,
наемник, местный» – последовал ответ. Во вложении – снимок улицы. И правда, чуть в
отдалении засел невысокий тип в плохонькой броне и с неизвестным мне оружием в руках.
Хотя, «плохонькая» броня – это если с туристами сравнивать. У меня и такой нет.
«Постарайся увести туристов сюда. Организуем им прием» , – новое вложение в
сообщении, после активации которого на карте появилась новая отметка. Ого. Шустрые
ребята. Успели перебраться через две улицы. Увести… Хм. Если бы не сталкер, это было бы
не очень-то и сложно. Эти двое настороже, на рожон сейчас переть точно не будут, можно
было бы аккуратно спуститься с другой стороны, сделать крюк через дворы и выйти как раз в
точку рандеву. Но как миновать проводника?
Стараясь не шуметь, я пробрался по чердаку к окошку в противоположной стороне, и
выглянул наружу. Ага, вот он, сидит. По виду не скажешь, что в бой рвется, но тревогу
поднимет. Черт, что же с ним делать?
Пометив проводника таргет-трекером, я повернулся в другую сторону и выругался.
Штурмовик с девкой-следопытом двинулись в мою сторону. Решение нужно принимать
быстро.
Передвигаясь на цыпочках, я подобрался к люку, ведущему в дом, и потянул крышку.
Кто бы здесь ни жил раньше, за домом хозяин явно ухаживал: петли даже не скрипнули. Я
оставил арбалет болтаться на ремне, и аккуратно, стараясь не зацепиться ничем из
снаряжения, соскользнул вниз. Опустился на руках, спрыгнул, мягко приземлившись на
покрытый ковролином пол, и тихо пошел вперед, к лестнице, ведущей на первый этаж. В
доме было темно, но фонарь включать я поостерегся. Да, ночное зрение, обязательно, в
первую же очередь, как только доберусь до Элизиума. Если доберусь… Черт, жалко, что с
собой нет ничего, чтобы оставить сюрприз преследователям. Впрочем, если девчонка-
следопыт не дура, сюрпризы им нипочем. Ладно, хрен с ним. Главное теперь – пересечь
улицу.
Замок на входной двери первого этажа открылся так же бесшумно, как и люк на
чердаке. Я осторожно выглянул в небольшую щелку: сталкер, укрывшись за вросшим в
землю грузовичком, методично осматривал улицу, от одного края, до другого. Будь у меня
больше времени и пространства для маневра, я бы, наверное, придумал что-то умнее, но ни
того, ни другого сейчас не было, поэтому я просто выставил арбалет в щель, прицелился и
нажал на спуск.
Стекло коттеджа через два двора от сталкера разлетелось вдребезги. Проводник резко
развернулся, вскидывая оружие, а я толкнул дверь и со всех ног помчался вперед.
Разбег, прыжок, кувырок… Успел! Я метнулся в сторону, уходя под защиту здания, и в
этот момент сзади заговорили стволы стрелкового комплекса, в щепки разнося невысокий
забор, через который я перемахнул, перебежав улицу. Штурмовик! Засек, сволочь! Вот
дерьмо!
– Эй ты! – послышался голос, усиленный динамиками брони. – Если выйдешь сам –
обещаю убить тебя быстро и не мучить твоих друзей, когда доберусь до них!
Угу. Считай, что я тебе поверил. Черт, что же делать? Прятаться бессмысленно,
наверняка они меня срисовали своими таргет-трекерами. Что теперь? Кажется, выход только
один – бежать, стараясь оставить между собой и преследователями как можно больше
препятствий. Какая дальность действия у трекера? А хрен ее знает, сразу не посмотрел, а
теперь и времени нет. Нужно срочно что-то предпринимать, иначе быть беде.
«Что у тебя?» , – сообщение от Диса. Что у меня? Да жопа у меня, что. «Зажали,
срисовали. Думаю, куда уходить».
«До указанной точки добраться сможешь?».
«Не факт».
«Ладно, сейчас что-нибудь придумаем. Держись».
«Держись», блин. Больше ничего и не остается.
***
Артур успел зацепить убегающую дичь таргет-трекером буквально в последнюю
секунду, и теперь прекрасно видел его силуэт. Ублюдок засел за коттеджем на другой стороне
улицы и боялся высунуться. Ну, все, ему конец.
– Блайз, хватит там маячить, начинай отрабатывать деньги, – скомандовал он в
комлинк. – Лови метку цели. Берем его в клещи. Обходишь его справа. Я – слева. Вал, найди
себе позицию и прикрывай нас. Начинаем по твоей команде.
Валери кивнула, и исчезла, отправившись подбирать позицию. Блайз буркнул в комлинк
что-то, что можно было охарактеризовать, как согласие с планом. Артур хищно осклабился.
Сейчас, ублюдок, подожди. Получишь свое.
***
Цели, отмеченные моим таргет-трекером, разделились. Следопыт-разведчик отступила
и двигалась сейчас в сторону, явно выискивая место для снайперской позиции. Силуэт
сталкера сдвинулся, проводник подтягивался ко мне. Ну, понятно. Девка сейчас заберется на
какой-нибудь чердак, с которого будет координировать и прикрывать этих двоих, а они
попытаются взять меня в клещи или выгнать на открытое место, под выстрел снайпера.
Хреновы дела. Пока они меня не видели, можно было поиграть с загонщиками в кошки-
мышки, разделить, запутать и убить, благо, местность позволяет, сейчас же, учитывая, что
они видят меня даже за стенами… Черт. Ладно, посмотрим, что дальше, не сдаваться же.
Сейчас же нужно свалить отсюда, пока снайперша не заняла позицию, а эти двое не начали
движение. Да, они меня видят, но я, по крайней мере, могу свалить подальше,
приблизившись к обозначенной Дисом отметке. Все лучше, чем здесь сидеть.
Я свернул проекцию дополненной реальности, вывел цели, захваченные таргет-
трекером, на карту, которую уменьшил в масштабе, и подвесил на ее периферии зрения.
Теперь охотники отображались на ней красными стрелками, развёрнутыми остриями по
направлению движения. Так удобнее, чем постоянно оборачиваться. Скинул данные по целям
Дису, глубоко вдохнул, и двинулся вперед, посматривая на карту, и стараясь постоянно
держать между собой и преследователями препятствия. Не хватало еще, чтобы меня прямой
наводкой приложили. Ладно, господа туристы, охотнички вы гребаные. Поиграем.
***
Артур дождался команды Валери, и пошел вперед. Блайз двинулся синхронно, на
расстоянии. Цель на карте двигалась, ублюдок решил попытаться уйти. Ну-ну. Если даже не
получится взять его в клещи, рано или поздно они выгонят убийцу Эда на пустырь за
поселком, а там он подставится под выстрел Валери.
Ударом ноги Артур вынес пролет невысокого заборчика, и двинулся дальше.
Подсвеченный трекером силуэт продолжал быстро удаляться, но охотник не спешил. Не
стоит забывать, что местоположение остальных неизвестно, и, слишком рьяно бросившись
загонять арбалетчика, можно самому угодить в ловушку. Дичь умеет огрызаться, что доказала
нелепая смерть Эда, и глупо подставляться не стоило. Сейчас Артуру было стыдно за
стрельбу из гранатомета в никуда, но тут уж ничего не поделаешь – контузия, полученная
еще на службе, нет-нет, да и отзывалась такими вот нервными срывами. Хорошо, что рядом
оказалась Валери, в ее присутствии он быстро приходил в себя. Иначе неизвестно, чем бы это
закончилось.
Обойдя по широкой дуге угол коттеджа, Артур притормозил, осматриваясь. С виду все
чисто, вот только дворик, в котором погиб Эд, тоже выглядел безопасным, а оказался
напичкан ловушками. Внимательно просканировав местность, охотник не нашел ничего
подозрительного, и продолжил движение. И когда он уже прошел половину расстояния,
отделявшего его от следующего участка, в воздухе справа что-то мелькнуло, на газон в
нескольких метрах от Артура упал продолговатый предмет, послышался странный звук, и
охотник замер, пытаясь понять, что произошло. Все было, как обычно, только вот гамму
ощущений будто срезали вдвое. По ушам ударила тишина, исчезли карта и отметки
дополненной реальности, и даже прицельная сетка стрелкового комплекса, проецируемая
имплантом, погасла. Что за дерьмо?
– Вал, – позвал он в комлинк. В ответ – тишина. – Блайз? – тот же результат. Артур в
одночасье ослеп, оглох и онемел. Он перевел взгляд на предмет, так и оставшийся лежать на
газоне, и выругался совсем уж заковыристо. ЭМИ-граната! Эти ублюдки вырубили ему
импланты!
Артур замер. Дьявол раздери этих сволочей, откуда у них такое оружие? Без имплантов
продолжать преследование нельзя, эти уроды могут оказаться где угодно! И Блайза с Вал
никак не предупредить! Нужно срочно отступать назад. Но ведь тогда они уйдут, и смерть
Эда останется безнаказанной… Вот же дерьмо!
Артур ощутил признаки подступающей панической атаки – еще один «привет» от
старой контузии, и заскрипел зубами от злости. Только этого сейчас не хватало! Нет, надо
уходить.
За спиной послышался шорох, и охотник резко развернулся, вскидывая оружие. Никого.
Новый шорох – теперь с другой стороны. Разворот – снова пусто. У него что, галлюцинации
начинаются? Зарычав от злобы, он попятился, продолжая держать на прицеле пространство
перед собой. В кустах слева что-то стукнуло, затряслись ветки, Артур довернул корпус, и
резко, как новичок, рванул спуск. Стрелковый комплекс в руках затрясся, забился, как живой,
длинная очередь из всех четырех стволов в считанные секунды выкосила кустарник, заодно в
щепки раскрошив забор за ними…
На периферии зрения что-то мелькнуло, и только в этот момент Артур сообразил, что
шорох в кустах был не более, чем обманным маневром. От стены коттеджа к нему метнулась
темная фигура, и Артур отскочил в сторону так быстро, как только смог в громоздкой
штурмовой броне. Отточенное лезвие разрезало воздух перед самым лицом, он отпрянул,
подставляя под удар свое оружие, и топор, вместо того, чтобы раскрошить забрало шлема,
лишь скользнул по блоку стволов, высекая искры. Мощным ударом правого локтя он
отбросил нападавшего в сторону, заметил на его лице легкую растерянность, и ухмыльнулся,
отбрасывая оружие в сторону.
– Ну что, ублюдок? Добегался? – рука скользнула к массивному клинку, закрепленному
на бедре. Пальцы сомкнулись вокруг рукояти, и охотник отступил на шаг назад, извлекая из
ножен огромный нож, больше похожий на короткий меч. Описав сорокасантиметровым
лезвием дугу, Артур довольно осклабился.
– Ну, давай, парень! Иди сюда! Сейчас ты мне, сука, за все ответишь!

Глава 23
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Коттеджный поселок, окрестности границы
Оранжевой зоны.
Охотники шли по следу. Я буквально спиной их чувствовал, даже не глядя на карту.
Уроды. Нужно срочно что-то придумать. Впереди – пустырь. Если я высунусь туда, меня
снимет снайпер. Попробую уйти далеко вправо – попаду под огонь сталкера. Как вывести
преследователей на обозначенную Дисом точку? Да никак, пожалуй. Не смогу. Одно дело,
если бы мне противостояли обитатели Лимба, с таким же, как и у меня, примитивным
оружием, и совсем другое – эти утырки, обвешанные пушками. М-да. Кажется, план Диса
провалился. И что теперь делать?
Дис будто подслушал мои мысли. Пришло оповещение о входящем сообщении, и я
развернул текст на панели.
«По моей команде резко ускоряешься, уходишь в отрыв на пятьдесят метров. Как
принял?».
Я почувствовал некое воодушевление. Стало быть, Дис, все же, что-то придумал.
Сказать по правде – даже от сердца отлегло. В какой-то момент мне показалось, что
товарищи бросили меня, оставив разбираться с охотниками в одиночку. Но нет. Они где-то
рядом и действуют. Это хорошо. Это очень хорошо.
«Принял. Жду команду».
Ответ пришел тут же.
«Три…».
«Два…».
«Один…».
«Пошел!».
Бросив взгляд назад, и убедившись, что штурмовик меня не видит, я ринулся вперед.
Перескочил через невысокий заборчик, пригнувшись, метнулся под прикрытие гаража…
Проклятье! А впереди-то укрытия закончились! Тот самый пустырь, куда так активно гнали
меня охотники. Ладно. Требуемое расстояние я пробежал, дальше-то что?
«Готово. Импланты штурмовика вырублены. Он – твой. Мы займемся сталкером
и снайпершей».
Импланты вырублены? Как? Впрочем, какая разница. Это явно ненадолго, и следует
поторопиться. Сейчас штурмовик меня не видит, и даже навороченный стрелковый комплекс
в его руках превратился в обычное оружие, без приставки «смарт». А еще у него нет связи со
своими. Этим стоит воспользоваться, и, желательно, как можно скорее.
«Принял».
Я высунулся, и снова перевел таргет-трекер в режим дополненной реальности,
накладывая картинку с него поверх поля зрения. Ага, вот он, красавчик, суетится, крутится
по сторонам. Взгляд на карту. Сталкер тоже остался на месте, между ним и мной пара домов.
Значит, можно попытаться обойти штурмовика слева. Так и поступим.
Я подобрал подвернувшийся под ногу камень, и сунул его в карман. Пригодится.
Арбалет, как бы грустно это не звучало, против штурмовика не прокатит. Против него вообще
ничего из моего арсенала не прокатит, разве что…
У штурмовой брони тоже есть свои недостатки. Это не тяжелый экзоскелет с
приводами, позволяющими бойцу таскать на себе груду железа, потому сделать бойца в
штурмовом скафе совсем уж неузязвимым невозможно. Разработчики сделали акцент на
лобовой части брони, резонно предполагая, что главное для штурмового отряда –
максимальная защита спереди. Сзади штурмовиков обычно остается выжженная пустыня, а
еще – они действуют не в одиночку и с группой поддержки. Есть кому прикрыть с тыла. Этот
охотник, к слову, отправляя свою подружку на снайперскую позицию, руководствовался той
же логикой. Служил, видимо. Ну да неважно. В общем, мне нужно подобраться к нему со
спины на расстояние удара. Арбалет тут не поможет, увы, он не такой мощный, как хотелось
бы, да и мишени слишком малы. Сочленения под коленями, подмышки, плечи, но главное –
затылок. Самое слабое место штурмовой брони – там, где сам скаф соединяется со шлемом.
Прочность там принесена в жертву гибкости, в боевых условиях шею прикрывает мощный
бронированный воротник, которым турист-охотничек пренебрег. Зря.
Я сложил арбалет, и сунул его в рюкзак. Только мешать будет, не до него сейчас. Сам
рюкзак, кстати, тоже долой, мне нужен максимум подвижности. Сунув рюкзак под куст, я
достал топор, крутанул его в руке, привыкая к балансу, и кивнул сам себе. Длинный шип на
обратной стороне топорища – то, что мне нужно. Тонкий и острый, при правильном ударе он
пробьет броню на затылке, как бумагу, и его длины вполне хватит для того, чтобы не
пришлось повторять удар. Отлично. Ну, вперед!
Я сместился левее, оставив между собой и штурмовиком длинное одноэтажное здание
непонятного назначения, маячащее посреди двора, перебрался через забор, и, пригибаясь,
пробежал вдоль стены. Так, что там трекер показывает? Ага, тупит штурмовик, запаниковал.
Хорошо. Нужно его отвлечь.
Достав из кармана камень, я прокрался до угла здания, и замер, поджидая момент. Все-
таки отличная штука, этот таргет-трекер, даже высовываться не нужно, чтобы понять, что
сейчас делает враг. Конечно, требует некоторой привычки, но, кажется, я уже начал ее
вырабатывать. Так… Так… Сейчас!
Дождавшись, когда штурмовик повернется в другую сторону, я быстро перебежал за
коттедж. Услышал, сволочь, резко развернулся, держа пушку перед собой… Блин, еще не
хватало, чтоб он сейчас огонь открыл. Сомневаюсь, что стена коттеджа удержит
гиперзвуковую очередь из четырех стволов, начиненную обедненным ураном. Я даже дышать
перестал. Но нет, пронесло, штурмовик снова перенес прицел вглубь двора, и начал пятиться.
Свалить решил, собака! Ну, нет, дружок, так мы не пойдет! Не нужно мне, чтоб ты под
прикрытие снайпера отошел, мы так не договаривались. Улучив момент, я высунулся, и
швырнул камень, целясь в раскидистый куст слева от штурмовика.
Сработало. Такого эффекта, я, если честно, не ожидал. Развернувшись всем телом,
штурмовик вдавил спуск, и стволы затряслись, снося длинной очередью кусты и забор за
ними заодно. Сейчас или никогда! Я перехватил топор, и выскользнул из-за угла, длинными
прыжками рванув к штурмовику.
Еще секунда – и мне бы все удалось, но эта скотина все же что-то почувствовала.
Отскочив в сторону, он начал разворачиваться, поднимая оружие, и я взмахнул топором,
вкладывая в удар все силы. Забрало шлема, скорее всего, устоит, вон, анализатор уязвимостей
всю фигуру ублюдка красным залил, не пробью, но хороший удар по бронестеклу его хотя бы
ошарашит. Однако он оказался все же быстрее, чем я рассчитывал. Приняв удар на стволы
поднятого к лицу стрелкового комплекса, он увел его в сторону, и заехал мне по корпусу
закованным в броню локтем. Хорошо хоть я успел чуть довернуть тело, и удар скользнул по
плечу, оттолкнув меня в сторону. Я приготовился броситься вперед, чтобы не дать охотнику
открыть огонь, но он отбросил оружие в сторону, потянув из ножен чудовищный тесак,
больше похожий на меч. Лицо под забралом перекосила гримаса ненависти, и штурмовик
что-то прорычал, взмахнув своим свиноколом. Я не стал вслушиваться, чего он там бурчит, а
отступил на шаг назад, готовясь к схватке. Твою-то мать, и как мне его убивать? Спереди –
без шансов, а за спину он меня не подпустит. Ладно. В драку уже ввязался, дальше видно
будет. Радует, что я быстрее и подвижнее, чем этот слон в своих латах. Главное – удар не
пропустить, а там, может, чего и выгорит.
Выкрикнув нечто нечленораздельное, штурмовик ринулся вперед. Я с трудом
уклонился от размашистого, рубящего удара, и атаковал в ответ. Лезвие топора лишь
скользнуло по броне, а ответный удар стальным кулаком, пришедшийся по корпусу, едва не
выбил из меня дух. Здоровый детина, с таким и без брони сладить проблемно, а с ней так
вообще жопа. Я отскочил, и следующую минуту занимался тем, что прыгал от этой
разъяренной горы металла по всему двору. Тварь такая, да когда ж ты уже устанешь-то, а? До
того момента, как бугай выдохнется, нечего и думать было атаковать. Обе мои вялые
попытки провести контратаку, штурмовик отбил, не заморачиваясь, а я заработал глубокий
порез на левом предплечье. Вот урод, новая куртка же!
Да, подготовленный амбал попался, даже я сам уже стал выдыхаться. Нужно с ним
кончать, и поскорее, иначе дела не будет. Еще и кровища, блин, из пореза хлыщет. Нет, так не
пойдет!
Я рванулся вперед, обозначив горизонтальный удар в корпус, и, когда штурмовик
инстинктивно попытался его блокировать, не подумав, что вместо этого можно атаковать,
упал на колено, и перебросил топор в левую руку. Коротко размахнувшись, я что было сил
вбил шип топора под колено ублюдку, и раздавшийся дикий вопль стал для меня лучшей
наградой за этот нехитрый трюк. Получи, собака!
Колено штурмовика подломилось, я увернулся от удара, отпрыгнул в сторону, с трудом
вырвав из пробоины в броне окровавленный шип, и, зайдя за спину орущему охотнику,
перехватил топор двумя руками, обрушивая на его затылок чудовищный удар с разворота.
Раздался скрежет, шип глубоко провалился в пробоину, в которой что-то чавкнуло, и
штурмовик обмяк, заваливаясь вперед, и утаскивая меня за собой. Огромное тело, закованное
в латы, пару раз вздрогнуло, и замерло. Победа, мать ее!
Вытащив топор из раны, я вытер его о траву и смахнул рукавом пот с лица. Умотал,
скотина. В какой-то момент я даже испугался, что не смогу сладить с ним. Здоровый какой,
гад… Был. Ладно, черт с ним. Надеюсь, в аду ему понравится. Пора валить отсюда, а то
торчу, как бельмо на глазу. Вот только надо прихватить с собой кое-что.
Я снова закрепил топор на поясе, подхватил стрелковый комплекс, и повесил его на
плечо. Тяжелый, собака, я уже и отвык. Штраф к опыту, говорите? Да насрать. Задолбался я
тут в каменный век играть с уродами всякими. Посмотрим, что вы теперь запоете.
***
Валери залегла на плоской крыше коттеджа, пристроила винтовку поудобнее, и
расправила плащ-накидку адаптивного камуфляжа, делающую ее практически невидимой
для постороннего глаза и неуловимой для сенсоров. Припав к навороченному прицелу, она
оглядела окрестности и выругалась.
Большая часть местности была скрыта от нее кронами низких деревьев. Даже учитывая,
что арбалетчик помечен трекером, стрелять по нему, пока он крадется под деревьями
бесполезно: есть, конечно, один шанс из ста, что тяжелая снайперская пуля, пройдя сквозь
листву и ветви, не отклонится в сторону, а попадет в цель, но очень уж призрачный. AIM-
ассистент всего пару раз выдал вероятность успешного попадания в пятьдесят процентов, а
потом и вовсе заглючил, не справившись с огромным количеством факторов для анализа.
Придется по старинке, на глаз. Впрочем, если Артур и Блайз выгонят беглеца на пустырь за
коттеджами, она срежет его, как в тире. Хотя они, вероятнее всего, и сами справятся, в конце
концов, не первый раз на разумную дичь охотятся. Главное, чтобы Артур нормально
держался.
Она поморщилась. В последнее время эти припадки происходили все чаще, она даже
стала его побаиваться, а в голову нет-нет, да и закрадывалась мысль: не сглупила ли она,
предпочтя Эду Артура? Тот, конечно, рангом пониже, но, по крайней мере, нормальный.
Артур же временами пугал. Пока что ей удавалось его успокаивать, но где гарантия, что во
время одного из своих приступов он попросту не сломает ей шею?
Обычно визиты на Рапсодию позволяли забыть о приступах на некоторое время, но, в
последнее время, этот промежуток становился все меньше. А теперь еще эта история с Эдом.
Сама она особо теплых чувств к погибшему не питала, но Артур дружил с ним, и непонятно,
как это отразится на его дальнейшем состоянии. Нет, надо с этим заканчивать. Для начала –
уволиться, тем более, что перед туром ей пришло письмо от конкурентов, службы
безопасности большой корпорации. А в большой корпорации – и вариантов продвинуться
побольше, благо, ни умом, ни внешностью ее при рождении не обделили.
Задумавшись, она не сразу обратила внимание, что обстановка изменилась. Силуэт
Артура, подсвечиваемый трекером, как дружественная цель, остановился, фигура Блайза
поодаль тоже замерла. А вот дичь наоборот принялась активно двигаться. И двигалась она
совсем не в том направлении, что до этого. Арбалетчик приближался к Артуру, а тот его
будто не видел, бестолково крутясь по сторонам. Да что там, черт возьми, происходит?
– Артур, дичь справа, приближается к тебе, – проговорила она в комлинк. – Артур,
слышишь? Артур! Блайз! Прием!
Вызвав панель мессенджера, она увидела, что и Артур, и Блайз в оффлайне. Какого
хрена?
По ушам ударил грохот стрелкового комплекса. Стрелял Артур, только вот совсем в
другую сторону. Что вообще происходит?
Валери, забыв о маскировке, поднялась на колено, вскидывая винтовку. Дичь
продуманно скрывалась за зданием, ей не попасть, но можно хотя бы предупредить
выстрелами Артура.
Она вжала приклад в плечо, прицелилась… Дичь, поменявшаяся с охотником ролями,
метнулась вперед, Валери потянула спуск…
Удар, пришедшийся в правое плечо, почти развернул ее на месте, а дикая боль
заставила выронить винтовку. Не веря своим глазам, Валери смотрела на длинное древко,
торчащее из предплечья. Стрела пробила тонкую броню костюма и прошла почти на вылет –
с внутренней стороны, сквозь стремительно пропитывающийся кровью рукав,
просматривалось острие наконечника. Выйдя из ступора, Валери быстрым движением
обломала древко, вскрикнув от боли, и бросилась к краю крыши. О том, чтоб поднять
винтовку, не стоило и думать – правая рука повисла плетью. Вся надежда оставалась на
короткий пистолет-пулемет за спиной, но сейчас было не до него. Сначала следовало как
можно скорее убраться с линии огня.
В какой-то момент ей показалось, что она успевает, но, когда до края крыши оставался
буквально метр, новый удар, на этот раз куда-то в район лопатки, толкнул ее вперед.
Закричав, девушка сбилась с шага, споткнулась, и, нелепо взмахнув рукой, полетела вниз,
успев лишь оттолкнуться ногами от крыши.
Падение получилось жестким, левую ногу пронзила боль, и Валери на какие-то
секунды потеряла сознание. Придя в себя, девушка попыталась вскочить, но лишь застонала,
бессильно распластавшись на земле.
Болели не только плечо и лопатка, левое колено пульсировало острой болью. Повернув
голову, Валери выругалась сквозь зубы: нога была согнута под таким углом, под которым
просто не могла сгибаться у нормального человека. На глаза навернулись слезы. Черт, какая
глупость! Сглотнув слюну, почему-то отдающую привкусом меди, она попыталась левой
рукой перетянуть со спины пистолет-пулемет, но тут же обессиленно обмякла: оружия не
было. Как же так? Когда она успела его потерять? Валери в сердцах ударила кулаком по
земле, и едва не взвыла от заполнившей сознание боли.
Когда темная пелена, заслонившая обзор, рассеялась, Валери обнаружила перед глазами
уведомление. Артур мертв. Внутри нее будто что-то оборвалось. Все, помощи ждать
бесполезно. Блайз еще жив, но гребанный проводник, конечно же, даже не почешется, чтобы
помочь ей, эта трусливая задница наверняка уже свалила. Да и получится ли у него, даже
захоти он этого? Если даже Артур и Эд мертвы… Валери скрипнула зубами. Какой же
глупостью была эта поездка! А ведь Артур хотел оставить ее дома, она сама настояла! Дура,
какая дура!
Девушка всхлипнула, но тут же попыталась взять себя в руки. Осознание того, что
рассчитывать больше не на кого, придало ей сил. Сжав зубы, она активировала автодок,
встроенный в костюм, и умное устройство, продиагностировав состояние носителя, само
выбрало нужные препараты, впрыснув их через инъектор. Сознание прояснилось, боль стала
не такой острой, а через несколько секунд и вовсе стала отступать. Что за боевой коктейль
влил в нее автодок? Впрочем, какая разница? Нужно уходить отсюда, затаиться,
завернувшись в стелс-накидку и ждать помощи. Денег у нее на счету не хватит на вызов
команды экстренной эвакуации, придется выставлять квест для игроков, этих ублюдков-
уголовников, которым она ни на грош не верила. Вон, проводника они уже наняли, и чем это
закончилось?
Прокручивая в голове мероприятия, необходимые для спасения, Валери отвлеклась от
собственного бедственного состояния – в чем, собственно, и была цель этих размышлений.
Вытянув вперед левую руку, помогая себе правой ногой, шипя и плача от боли,
пробивающейся сквозь завесу анестезии, она поползла вперед. Метр, еще метр… Хорошо.
Вон там густой кустарник и какая-то канава, можно в ней спрятаться… А если у этих уродов
есть трекер? Нет, он стоит кучу денег, откуда они у отбросов из Лимба? Через полчаса-час
совсем стемнеет, и найти ее не удастся. Отлежаться в канаве, не замерзнуть бы только. Ночью
помощь придет быстро, она дождется. Главное – спрятаться. Метр, еще метр.
До скрытой кустарником канавы оставалось совсем немного, когда над ухом свистнуло,
и в землю в нескольких сантиметрах от лица Валери воткнулась стрела. С такого расстояния
было хорошо видно, как дрожит древко.
– Далеко собралась, тварь недобитая? – звонкий девичий голос резанул слух. Встретить
здесь женщину Валери не ожидала. Стиснув зубы, непонятно на что надеясь, девушка снова
поползла вперед.
– Хм, а ты упорная! – послышалось чуть ли не над ухом, а потом ее буквально
вывернуло наизнанку. Валери, не в силах сдерживаться, закричала в голос – ей наступили на
сломанную ногу.
– Чего вопишь, подруга? Больно, что ли? – голос звучал издевательски. – Когда на охоту
выходила, не думала, что так повернется, да?
Крепкая рука схватила ее за волосы, выбившиеся из-под воротника, и резким рывком
перевернула на спину. Из глаз брызнули слезы, кричать сил уже не было. Все, что она могла –
тихо скулить, чувствуя, как тело разрывает от боли, преодолевшей блокаду анестезии.
Над ней стояла невысокая, изящная блондинка, одних с Валери лет, за спиной виднелся
массивный блочный лук. На грани сознания мелькнуло удивление силой девушки,
перевернувшей ее одним движением. В руке блондинка держала большой нож с кривым
лезвием – кукри.
– Не… Не убивай… – прохрипела Валери. – Отпусти… Забирай… Все, только не
убивай…
– Серьезно? – на лице блондинки появилось удивление. – Вот так вот прямо можно все
забрать, да?
– Все, что есть… – пробормотала девушка.
Блондинка наклонилась над ней, заинтересованно вглядываясь в лицо Валери, вытянула
руку с ножом, и ловким движением срезала ремешок шлема, оставив на тонкой коже под
челюстью длинный порез. Отбросив шлем в сторону, блондинка усмехнулась.
– Какая ты великодушная. Может, тебе еще и помощь вызвать?
– У меня… У меня есть кредиты. Не очень много. Помоги мне, пожалуйста.
Блондинка улыбнулась.
– Конечно. Ну, конечно я тебе помогу, – Валери почувствовала, как ее буквально
затапливает надеждой. Конечно она ей поможет! Что же она, зверь, что ли? Она ведь тоже
женщина, у нее есть сострадание! Не бросит же она ее здесь, вот так, оставив истекать
кровью!
– Я тебе помогу, если ты ответишь мне на один вопрос. Договорились? – блондинка
продолжала улыбаться.
Валери, слабо улыбнувшись в ответ, кивнула, не в силах сказать хоть слово – девушку
душили слезы.
– Так вот. Вопрос, – блондинка внимательно смотрела на нее. Ее глаза блеснули, а в
голосе лязгнул металл. – Что мне помешает забрать все это себе после твоей смерти, тупая ты
сука?
Сердце Валери пропустило удар. Но… Но ведь…
– Спокойной ночи, мразь!
Блондинка взмахнула рукой, и последнее, что увидела Валери – изогнутое лезвие кукри,
опускающееся ей на голову.
***
Вернувшись к рюкзаку, я присел за гаражом и достал перевязочный пакет. Вытер рану
стерильной салфеткой, шипя от боли, посыпал обеззараживающим порошком и залил
биоклеем. Черт, глубоко, опять шить придется. Надо же, всю службу без единого ранения, а
тут уже два за короткий промежуток времени. Ладно, плевать. Доберусь до Элизиума – тоже
в стальную шкурку оденусь. А пока – перебинтоваться. Чай, не сдохну.
Так, что там у Диса? Я развернул мессенджер, и присвистнул, удивляясь количеству
уведомлений. В первую очередь полез в личные сообщения. От Диса нападала целая пачка.
«Ты как?».
«Ты как?».
«Алтай!».
«Отзовись! У тебя все в порядке?».
Я активировал ввод и написал:
«Все в порядке, штурмовик спекся. Я цел. Что у вас?».
Ответ пришел буквально через секунду.
«Мы тоже закончили. Все целы. Поздравляю. Подтягивайся к нам, место сбора
отметил на карте. Ждем. Не задерживайся, у нас тут интересно».
На карте появилась новая отметка, неподалеку от нашего коттеджа. Хм. Что значит
«интересно»? Что-то здесь, на Рапсодии, я перестал любить сюрпризы. Ладно, думаю, если
бы возникли какие-то проблемы, Дис бы прямо написал, так что ничего страшного.
Подождут немного. Разберусь с остальными уведомлениями, переведу дух – и пойду. Что тут
у нас дальше?
Ликвидирован охотник. Позывной – Скул.
Вы получаете 2000 очков опыта.
Использован множитель индекса выживаемости. 2000*2=4000
Ликвидирован охотник. Позывной – Большой.
Вы получаете 3000 очков опыта.
Использован индекс множителя выживаемости. 3000*2=6000
Всего получено 10000 очков опыта.
Вы получаете новый уровень!
Текущий уровень – 11. До нового уровня 5200 очков.
Внимание! Вы вышли из опасной ситуации без ущерба для себя. Ваш индекс
выживаемости повышен. Текущий индекс выживаемости – 2,5.
Вы получили второй множитель индекса выживаемости. Вы получаете бонус –
2000 очков опыта.
До нового уровня 3200 очков.
Вы повысили индекс выживаемости до 2,5. Весь входящий опыт умножается на
значение индекса выживаемости. Вступайте в бой с превосходящими силами
противника, выходите без потерь из опасных ситуаций, повышайте множитель индекса
выживаемости и получайте больше опыта для ускоренного роста в уровнях.
Не кисло. Если честно, я не думал, что можно получить второй множитель еще в
Лимбе. Я считал, что это редкая награда. Впрочем, так оно и есть. Учитывая разницу в
экипировке и оружии между мной и убитыми туристами… Хотя, тут повезло. Будь на их
месте кто-то посерьезнее, и для меня бы уже все закончилось. Лично я на точно смог бы
зачистить пятерку практически безоружных беглецов. Болваны какие-то попались.
Действовали разрозненно, друг друга не прикрывали… Будто выпендривались. Впрочем, не
исключено, что так и было. Ну и хорошо. Попалась бы сыгранная команда – и наша песенка
была б уже спета. Ну, нашим легче. Не могу сказать, что награды достались на халяву,
опасные ситуации, все же, были, но тройка в множителе того стоила. Главное – все живы.
Внимание! Ваша результативность на 60% превышает результаты игроков вашего
сектора! Вы попали в ТОП-40 игроков Лимба! Активируйте отображение в рейтинге и
впишите свое имя в историю «Полигона»!
Рейтинг игроков позволяет привлечь внимание зрителей, а следовательно –
получить больше доната. Участвуйте в рейтинге, зарабатывайте кредиты и получайте
бонусы от администрации.
Активировать отображение в рейтинге? Да/Нет.
Отказавшись от активации, вы можете выполнить ее позднее.
Я ухмыльнулся, и отказался от активации. Льстит, конечно, но видал я такую историю,
написанную дерьмом и кровью. Да, донат, все дела – но не стоит и о скрытности забывать.
Это не вирт-игрушка, где попадание в разнообразные топы – повод для гордости. Возможно,
я и теряю какое-то количество кредитов, которое мне могли бы насыпать впечатленные
зрители, но пока оно мне не нужно. Нельзя забывать о людях Скульптора, которые навряд ли
отказались от своей идеи выпустить мне кишки. Да и другим охотникам, которые могут
околачиваться поблизости, может приспичить отомстить за погибших туристов. Не-не-не. Я
лучше так, потихонечку.
Пока копался в уведомлениях, окончательно стемнело. Где-то в отдалении послышался
вой. Снова морфы бродят, типа тех, что мы с Дисом разобрали по дороге к ретранслятору?
Хм. Что-то тут не уютно стало. Пожалуй, пора сваливать.
Я принялся собираться. Поморщившись от боли в руке, закинул за спину рюкзак,
арбалет доставать не стал – зачем, если у меня теперь кое-что поинтереснее есть? Повесив на
плечо ремень стрелкового комплекса, я глотнул на дорожку воды из фляги, и двинулся к
присланной Дисом отметке. Что у них там интересного, любопытно? Сейчас узнаем.

Глава 24
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Коттеджный поселок, окрестности границы
Оранжевой зоны.
Точкой сбора оказался задний двор коттеджа неподалеку от того места, где я бился со
штурмовиком, а в качестве интересного, обещанного Дисом – сталкер, проводник группы
туристов. Живой, что характерно. Лишенный оружия, он стоял на коленях, сцепив руки на
затылке, и хмуро глядел перед собой. За ним стоял Дис с гарпунным ружьем. На крыльце
сидел Фрай, бледный и уставший. Чуть в отдалении, «на фишке», обнаружился Клаус,
молчаливый и злой. Марго видно не было.
Я подошел к товарищам, и, сняв с плеча стрелковый комплекс, опустил его на землю.
Дис, увидев оружие, как-то странно улыбнулся, но ничего не сказал.
– Что у вас тут? – я поморщился от боли в руке, и, достав флягу, сделал несколько
глотков. От усталости меня пошатывало. Шутка ли, столько времени без нормального
отдыха, в постоянном напряжении…
– У нас тут дилемма, – усмехнулся Дис. – Этическая.
– И в чем она заключается? – подыграл я ему, хотя уже начинал понимать, о чем идет
речь.
– В нем, – Дис слегка пихнул ногой стоящего на коленях сталкера.
Справа послышался шорох. Я дернулся к оружию, но Дис лишь рукой махнул.
– Марго идет, – объяснил солнцепоклонник.
Стукнула калитка, а через несколько секунд показалась и сама девушка. За спиной –
лук, на плече – навороченная снайперская винтовка, волосы растрепаны, глаза горят, на
щеках играет румянец. Валькирия, ни дать, ни взять. За собой девушка что-то тащила,
заметно напрягаясь. Я бросил взгляд на волочащийся по земле груз, и сглотнул.
Девушка тащила труп, небрежно ухватив его за штанину. Труп был женским, в
пропитанном кровью комбинезоне, вместо лица – кровавая каша. Волосы, склеенные
начавшей запекаться кровью, превратились в паклю. Обойдя Диса, Марго дотащила труп до
центра лужайки, и, бросив его в паре шагов от побледневшего сталкера, отошла в сторону.
– Ну и что с ним? – поинтересовался я.
– Как только вырубились импланты, он бросил оружие, и сдался. Зря только ЭМИ-
гранату на него перевели, – скривился Дис.
– Где ты их взял, кстати?
– Снял с того, которого ты первым завалил. Пока ты бегал с туристами наперегонки, я
вернулся и обшмонал труп. Как видишь, нашел нечто полезное. Потом отправил Марго на
перехват снайперши, две гранаты отдал Фраю. Он их и положил четко в яблочко. Одну – под
ноги твоему штурмовику, вторую – этому, – Дис кивнул в сторону сталкера. – Ну, и когда я
уже собирался проломить ему башку, что-то пошло не так.
– Я не собирался на вас охотиться, – мрачно проговорил сталкер. – Я группу из Предела
вел. Они психованные, постоянно собачились между собой. Если бы не пошел – они б и меня
шлепнули. Я даже не выстрелил ни разу, и не собирался – только защищаясь.
Речь проводника была медленной и спокойной, он производил впечатление человека,
который уже смирился со своей участью, и лишь ждал решения, в котором не сомневался. По
его лицу было видно: сталкер в наше милосердие не верил. Только почему тогда сдался, вот
вопрос? Понял, что без имплантов не вывезет, и сейчас его заодно с туристами в расход
пустят, а если бросить оружие, то есть крохотный шанс на выживание?
– То есть, ты решил, что, если скажешь «я не специально, меня заставили» – тебя
пожалеют и отпустят? – поинтересовался Клаус.
– Я бы отпустил, – пожал плечами сталкер.
Интересно.
– Угу, а на нас туристы сами вышли, да? – гаденько ухмыльнулся Клаус.
– На вас система квест выдала. Говорю же – я не при чем. Им не понравился тур, мало,
мол, приключений было. Вот и загорелись. Ачивку получить захотели, психи гребаные.
Хм. Опять квест. Сначала мне выдали на убийство дементора, теперь охотникам выдали
квест на убийство нашей группы… Что тут происходит вообще?
– То есть ты на их месте никогда не был, да? – снова Клаус. Сталкер поднял голову и
смерил его тяжелым, пристальным взглядом.
– Не был. Что я, сам через Лимб не проходил, что ли? Много чести, практически
безоружных валить. Я до недавнего времени в клане состоял, у нас форт в Пределе был.
Границу держали. Во время прошлого прорыва из Инферно форт пал. Клан тоже. Нас всего
трое выжило, а до Зеленой я один добрался, подался в проводники пока. Жрать же за что-то
надо, а в одного в Пределе много не навоюешь. Это третья группа, которую я взял… На свою
голову. До этого нормальные попадались, им на морфов охотиться интереснее было, а эти… –
сталкер сплюнул на землю. – Если б знал – оговорил бы заранее, что на людей охотиться не
буду. Теперь умнее стану. Если отпустите.
Я посмотрел на Диса. Тот пожал плечами.
– Он не сделал нам ничего плохого, – проговорил солнцепоклонник. – А убивать
сдавшегося…
– Можно подумать, он бы тебя пожалел в такой ситуации, – фыркнул Клаус.
– Сучка тоже просила не убивать ее. Даже кредитов обещала, – недобро усмехнулась
Марго. – Только за минуту до этого она целилась в Алтая. И, если б я появилась на несколько
секунд позже… – девушка многозначительно замолчала.
– Предлагаю проголосовать, – Дис пожал плечами. – Сталкер действительно не
принимал в охоте активное участие. Я не вижу причин его убивать. Я за то, чтобы отпустить.
Клаус презрительно поджал губы.
– В расход. Сейчас он клянется, что не собирался нападать, а, сложись обстоятельства
по-другому – отстрелил бы башку кому-то из нас. Я против. Смерть.
– Смерть, – кивнула Марго. Я, стараясь не выдать своего удивления, бросил быстрый
взгляд на девушку, перевел его на обезображенное лицо мертвой снайперши… Ты гляди,
какая кровожадная. А так и не скажешь.
– Я за то, чтоб его отпустить, – подал голос Фрай. – Он – такой же, как и мы, он
выживает здесь. А эти, – он сделал общий жест, явно имея в виду туристов, – развлекаться
сюда прибыли, охотиться на нас.
– Но он же их сюда и привел! Он – проводник! – возмутился Клаус.
– Два против двух, – резюмировал Дис, и я почувствовал, как на мне скрестились
четыре взгляда. Сталкер голову не поднимал, все так же смотрел в землю перед собой,
кажется, заранее смирившись с любым вариантом развития событий. Я вгляделся в
выражение его лица. Черт знает. Не выглядит он головорезом, хоть ты тресни! Может,
конечно, он гениальный актер, но мне в это верится слабо. С другой стороны… Не сделаем
ли мы ошибку, отпустив его? Хотя, что он нам может сделать? Нас пятеро, он один… Нет, не
думаю, что проводник пойдет за нами, горя жаждой мщения. Не тот это человек. Да и за кого
ему мстить? За туристов, которых, не сговариваясь, ненавидят все на Рапсодии? Я глубоко
вздохнул, и решился.
– Пусть убирается. Оставит здесь оружие и снаряжение, возьмет с собой только еду и
воду. Доберется до Элизиума – молодец. Не доберется… – я развел руками.
– Да какого хрена? – не выдержал Клаус. – Кого вы слушаете? Кто он такой вообще?
Какое у него право голоса, он не в группе даже! Из-за него нас…
– Заткнись, Клаус, – рявкнул Дис, и я перевел дух. Не хватало еще, чтоб этот придурок
сейчас тут рассказал о том, что нас банда Скульптора ищет. Замечательная идея! С тем же
успехом можно прямо сказать проводнику, чтоб он пошел и сдал нас. Хотя… Даже если и так,
мы в поселке не задержимся. Достаточно здесь нашумели.
– Не в группе он только по то      й причине, что сначала был не инициирован, а потом
не было времени его принять. Хватит уже гоношиться, в последнее время из тебя лидер
хреновый. Не нравится – можешь валить вместе с ним, – Дис кивнул в сторону проводника. –
Плакать не будем. Не хочешь – смирись и успокойся.
В поисках поддержки Клаус поглядел на Фрая, на Марго… Фрай сделал вид, что
поглощен наблюдениями за окрестностями, Марго лишь кивнула.
– Я согласна с Дисом. Алтай нам нужен. Он сильный боец и нормальный человек. Не
гнилой. Так что, можно считать, что он в группе. Я поддерживаю тебя в том, что сталкера
стоит грохнуть, но у нас мнение большинства, и с ним нужно соглашаться. Если мы станем
грызться между собой, отстаивая свое мнение, проживем недолго, лучше сразу разбегаться.
Клаус выругался себе под нос, и демонстративно отвернулся. Ну, хоть прыгнуть на меня
не норовит больше, и то хорошо. Ладно, пора с этим заканчивать.
– Ты слышал нас, – проговорил я, обращаясь к проводнику. – Оставь рюкзак, разгрузку
и оружие – и свободен. Костюм с тебя снимать никто не будет. Ты начинал в Лимбе и сумел
отсюда выбраться, был в Пределе и смог вернуться в Элизиум. Значит, справишься и сейчас.
Все. Собирайся. Время.
Сталкер поднял голову и посмотрел мне в глаза.
– Спасибо, – искренне и просто сказал он. – Я этого не забуду.
Я кивнул.
– Давай, свободен.
Дис отошел на несколько шагов, но так и продолжал держать сталкера на мушке, тот,
видя это, двигался нарочито медленно и плавно, не делая резких движений. Стащил с себя
рюкзак, отстегнул разгрузочный жилет, сложил все это посреди двора и огляделся по
сторонам.
Дис махнул ружьем, иди мол. Сталкер кивнул на прощание, и быстрым шагом двинулся
к калитке. Спина его была неестественной прямой и напряженной: явно боялся выстрела.
Однако его не последовало. Сталкер вышел за калитку, послышались быстрые, удаляющиеся
шаги.
– Марго, проводи его, – вполголоса распорядился Дис. – Только без глупостей. Убедись,
что ушел, и возвращайся.
Девушка кивнула, и бесшумной растворилась в темноте.
– Акт милосердия свершился, и свет нас за это отблагодарит, – проговорил Дис. – А
теперь – давайте шевелиться. У нас много работы.
***
«Много работы» означало потрошение трупов, оставшихся после туристов. Слава богу,
не в буквальном смысле. Дис быстро обобрал труп снайперши, сунул ее куцый рюкзак в
более объемистый, оставшийся после сталкера, и мы перешли к штурмовику. С него сняли
несколько подсумков с боекомплектом, и небольшой рюкзак с провиантом и полезной
мелочью. Броню было решено не трогать. Без перенастройки управляющего модуля она была
не более, чем грудой бесполезного хлама. По словам Диса, ее можно было бы попробовать
оттащить на Рынок и пихнуть тамошним барыгам, которые по своим каналам перепродали
бы ее в Элизиум, но за поврежденный скаф, который нужно еще перепрошивать, нам
заплатят сущие копейки, больше измордуемся, пока дотащим. А вот на оружии и
боеприпасах можно было неплохо подняться, даже с учетом того, что рыночные давали за
них цену в три-четыре раза ниже, чем в магазине.
– А зачем продавать оружие? – я недоумевающе посмотрел на Диса. – Мы же все равно
в Зеленую собираемся, сами и продадим. А пока дойдем – может пригодиться. Я готов
пожертвовать несколькими тысячами очков опыта за безопасность.
Дис улыбнулся.
– Ну, во-первых, обвешанные оружием, мы неизбежно привлечем внимание. Если в
Лимбе даже на туристов периодически нападают, то мы станем и вовсе лакомым кусочком.
Во-вторых – мы не выручим в Элизиуме даже тех денег, что нам дадут здесь. Чтобы
продавать добычу за нормальную стоимость, нужно прокачивать уровень лояльности с
администрацией. У ребят с Рынка он значительно выше, и если здесь нам заплатят, в лучшем
случае, четверть от реальной стоимости, то в Элизиуме стволы у нас по цене лома купят. Что
же до «безопасности» … – Дис усмехнулся. – Марго, продемонстрируй!
Я не успел понять, что происходит, как Марго подхватила оставшийся от снайперши
пистолет-пулемет, легко вскинула его, и направила мне в голову. Я замер. Это что еще, блин,
за новости? Словно в замедленном кино, я увидел, как большой палец девушки снимает
оружие с предохранителя, а указательный тянет спуск. Какого…
Послышалось короткое жужжание, похожее на звук, издаваемый пчелой в полете, и
больше не произошло ничего.
– Вы чего, блин, делаете? – выдохнул я.
– Извини, – немного смущенно улыбнулся Дис. – Так получается доходчивее.
Неавторизованное оружие не стреляет в Лимбе. Внутри каждой пушки установлен чип,
который блокирует применение оружия, если предварительно не настроиться на него. За
настройку отвечает отдельный модуль, установить его можно только в Элизиуме. Так
администрация сдерживает хаос, который непременно наступит на Рапсодии, если позволить
каждому палить из трофейного оружия. Просто не срабатывает электровоспламенитель. Я
уже вижу, что ты хочешь спросить – да, есть умельцы, которые способны избавиться от чипа,
но, во-первых, такое оружие дает огромный штраф к опыту при каждом применении, во-
вторых – дорога в Зеленую зону для читера закрывается навсегда. Не стоит забывать, мы
здесь – заключенные. И вынуждены подчиняться правилам содержания.
– А если кто-то забьет на эти правила, как и на сам Элизиум? – вскинул я брови. – Мало
ли психов. Ну, штраф, ну, не попадешь в Зеленую. Нормально вооружившись, и здесь можно
себя неплохо чувствовать, как мне кажется.
– Такие попадают в вонтед-лист и за ними приходят охотники. Не глуповатые туристы,
которые попались нам сегодня, а матерые бойцы. Корпорации не жалко насыпать опыта за
ликвидацию угрозы, и награда за такой квест иногда может стать выше, чем за задания в
Инферно. Сразу находится немалое количество желающих качнуться на бунтаре.
– М-да, – я вспомнил свои намерения, связанные со стрелковым комплексом, и мне
даже немного не по себе стало. А если б я нарвался на кого-то и решил им воспользоваться?
Весело…
Закончив со штурмовиком, мы переместились во двор коттеджа, который занимали до
нападения. Здесь Дис быстро осмотрел тело первого нападающего, которого я уложил из
«Вампира». Снял с него импульсную винтовку, шлем, разгрузку, подхватил рюкзак. Потом
мы отнесли труп охотника к телам штурмовика и снайперши, затащили все тела в гараж и
сбросили в смотровую яму. Нечего им тут валяться, привлекать внимание. Закончив с делами,
отправились в коттедж, выбранный для ночевки. Возможно, правильнее было бы уйти из
поселка и найти убежище где-нибудь в другом месте, но я просто валился с ног от усталости.
Шутка ли, столько времени без нормального отдыха. Перед сном расположились в гостиной
поужинать.
– Ладно, – проговорил я, жуя надоевший рацион. – Каковы наши дальнейшие действия?
Дис отхлебнул кофе из кружки с подогревом, найденной в вещах туристов, и закатил
глаза от удовольствия. У меня аж рот слюной наполнился. Кофе хотелось адски, но пить его
перед сном – глупость. Даже синтезированный, этот напиток действовал на меня слишком уж
бодряще. Выпью сейчас хотя бы полкружки – не усну до утра, несмотря на усталость, такая
уж особенность организма. А отдохнуть нужно.
– В первую очередь, примем тебя, наконец, в группу. Давай расскажу вкратце о
преимуществах, которые это дает.
Дис удобнее расположился в кресле, и продолжил.
– Первое – общий групповой чат. После добавления в группу, ты сможешь отправлять
сообщения не только каждому индивидуально, но и всем сразу. То же касается комлинка –
как только поставим в Элизиуме «улитки», или, хотя бы, раздобудем гарнитуры, сможем
общаться голосом. Второе – ты всегда сможешь видеть нас на карте, а если расстояние не
больше сотни метров – и при помощи трекера. Разумеется, если не запретить отображение.
Теперь, что касается опыта.
Администрация приветствует социализацию – только сплоченные группы могут
эффективно работать на благо Корпорации, расчищая Рапсодию. Рассчитать процент усилий,
вложенный в общую победу, сложно, поэтому на Полигоне используется упрощенная
система. Есть опыт за личные достижения, есть опыт за групповые. С личным опытом все
понятно, его получаешь непосредственно ты. Опыт за групповые задания делится на всех
членов группы, вне зависимости от его действий. Тем не менее, система оценивает
эффективность каждого из членов группы, и может после выполнения задания дать бонус.
– Как в армейских тактических симуляторах, – кивнул я. Это мне было знакомо. На
учебных заданиях искусственный интеллект точно так же оценивает действия группы и
выдает по итогу рекомендации. На Полигоне используется что-то подобное. Вообще, как-то
много заимствований, если честно, не удивлюсь, если узнаю, что с Корпорацией делятся
разработками.
– Да, похоже, – кивнул Дис. – Дальше. Ты можешь в любой момент просмотреть
информацию о членах группы – опыт, множитель, достижения, бонусы, эффективность в
составе группы. Опять же, если кто-либо в группе не заблокировал эту возможность. Вроде
бы все. Понятно?
– Да, вроде как, ничего сложного, – кивнул я.
– Хорошо. Я сейчас сброшу тебе приглашение в группу, прими его. Поковыряйся в
настройках, разберись, что и как, и будем отдыхать. Ты дежуришь первым, после тебя –
Марго и Клаус. Мы с Фраем заступим под утро.
Ну, да, логично. Спать хочется, конечно, но полноценно высплюсь я, только если не
буду просыпаться до самого утра. Еще три часа я продержусь, это гораздо лучше, чем лечь
сейчас, а среди ночи или под утро вскакивать. Молодец, Дис, хорошо придумал. Жаль,
конечно, что у меня нет напарника, но нас всего пятеро, на три смены поровну не поделишь.
А в первую часть ночи должно быть спокойнее. Да и вообще, хочется верить, что этой ночью
нас никто не потревожит. Сколько можно, в конце-то концов?
– Я понимаю, что мое мнение здесь никому не интересно, но, все же, хотел бы
прояснить пару моментов, – раздался мрачный голос Клауса. – Если уж мы все теперь – одна
дружная семья, хотелось бы узнать, за что Алтай попал на Рапсодию. Не поймите меня
неправильно, но как-то мне не очень улыбается спать, зная, что мой сон охраняет неизвестно
кто, имеющий в статусе метку смертника. Я, если честно, хотел бы проснуться утром. И,
желательно, целым и невредимым. А то вы вокруг него так скачете, а он ночью вашими
кишками коттедж украсит.
Дис бросил на него недобрый взгляд.
– Ты опять за свое?
– Не, ну а чего? Пусть расскажет, жалко ему, что ли? Должны же мы знать, с кем делим
хлеб и кров?
– Ты знаешь законы Полигона, – прищурилась Марго. – Никто не обязан рассказывать,
из-за чего здесь очутился. Это – в прошлом и теперь не имеет никакого…
– Нет, почему? Я расскажу, – прервал я девушку. – Мне несложно, – встав с кресла, я
потянулся, и, как бы невзначай, положив руку на топор, сделал шаг к Клаусу.
– У меня был один знакомый. Нудный – до ужаса. Постоянно гундел и гундел, гундел и
гундел. И то ему не нравилось, и это… Я вообще человек крайне терпеливый, но тут не
выдержал. Я его вырубил, вскрыл череп, нашел участок мозга, который отвечает за гундеж, и
вырезал. А когда знакомый очнулся – скормил ему этот кусок. Сначала думал поджарить, но
потом решил, что слишком много возни получится, и так сойдет. Веришь – как рукой сняло.
Идеальный человек получился. Я даже запатентовать этот метод хотел, но, к сожалению, мое
усовершенствование не оценили. Сказали, один успешный случай – не показатель, нужны
исследования. Добровольцев, правда, не нашлось – и вот я здесь. У меня к тебе есть
предложение, – я понизил голос и наклонился к Клаусу. – Мне кажется, ты очень хорошо
подходишь для эксперимента. Не желаешь поучаствовать?
Клаус, до этого момента смотревший на меня расширившимися глазами, понял, что я
попросту стебусь над ним, и презрительно фыркнул, отвернувшись. Марго прыснула со
смеху, послышался смешок Фрая. Я выпрямился, оглядел всех собравшихся, и твердо
произнес.
– Шутки в сторону. Марго права: то, из-за чего я здесь оказался – мое личное дело.
Больше это никого не касается. Не дает покоя любопытство? Направьте запрос
администрации Полигона, глядишь, и расскажут. Если больше вопросов нет – я пойду. Не
хотелось бы, чтобы к нам снова ворвался кто-то незамеченный, – я мельком посмотрел на
Фрая, и тот потупил взгляд. Когда на нас напали охотники, именно он караулил подступы, но
отвлекся на шум нашей с Клаусом ссоры. Винить за такое напрочь гражданского человека
вряд ли правильно, тем не менее, напомнить об оплошности стоит, пусть и таким
опосредованным способом. Как-никак, от внимания часового зависят наши жизни, что, куда
как нагляднее и доказали сегодня туристы.
Вопросов ни у кого не было. Я взял рюкзак, подхватил арбалет, и пошел к лестнице.
Этот коттедж был удобнее для наблюдения за улицей. В стандартный проект были
внесены изменения, и чердак, по сути, превратился в третий этаж, на котором когда-то
располагалась оранжерея. Во всех четырех стенах были длинные, высокие окна,
обеспечивающие отличный обзор. Особенно – после того, как я убрал засохшие растения,
загораживающие вид, и вытащил в центр комнаты вращающееся кресло, которое прихватил
из кабинета на втором этаже. Во второй смене к посту на чердаке добавится часовой
снаружи. Получится почти полноценное охранение.
Я сел в кресло, убедился, что местность за окном хорошо просматривается с моего
места, и вызвал панель интерфейса. Нужно ее изучить, чтоб потом не путаться.
Я поиграл окнами, располагая их так, чтоб мне было удобно, и просмотрел данные на
товарищей по команде. Дис. Четырнадцатый уровень, множитель разблокирован, двойка.
«Убийца морфов» второго ранга. Нормально так. Марго. Ого! Десятый уровень, в
достижениях – «Орлиный глаз» третьего ранга… Как понимаю, это за снайперские качества
дается. Девица непроста, и с луком действительно обращаться умеет. А так и не скажешь.
Получается, ей оружие насильника, которого я молотком убил, очень кстати пришлось. А
может, она за оружием и охотилась? Интересно, интересно. И снайпершу туристов она
завалила, причем, судя по трупу – весьма хладнокровно, и за смерть сталкера голосовала…
Какая милая барышня.
Фрай. Девятый уровень, и до десятого еще далеко. Не удивительно. Странно, что этот
тихий, молчаливый мужичок вообще до девятого добрался. Способным хладнокровно
убивать он не выглядит. Или это его групповыми заданиями раскачали? У них же и до меня
была группа, правильно? Нужно бы спросить у Диса.
А вот Клаус от меня все параметры скрыл. Ничего не вижу. Вот же тупой, злобный
ублюдок! Надо бы и свои от него скрыть, так, чисто из вредности, но какой смысл? Он
наверняка их уже просмотрел. Ну да и хрен с ним. Не знаю, что за дела у них с Дисом там,
но, как только доберемся до Элизиума – пойдет он лесом. Я с таким придурком в Предел не
пойду. Нафиг нужно. Жаль, что туристы нас прервали, я бы ему, дураку, и правда трепанацию
черепа с удовольствием устроил, а сейчас уже неуместно как-то. Ладно. Будем надеяться, что
он успокоился, и неприятностей больше с его стороны не последует.
Я встал, выпрямил затекающую спину и прошёлся по периметру, вглядываясь в
темноту. Ферра была еще низко, и видимость оставляла желать лучшего, тем не менее, если
бы что-то снаружи двигалось, я бы это заметил. На лестнице, ведущей на чердак, скрипнула
ступенька, и я насторожился, положив руку на топор. Кому там не спится? Меня охватило
ощущение дежа вю: практически один в один повторялась ситуация перед выходом на
инициацию. Кто там, опять Дис? Не спится ему, что ли? Или все же Клаус нашел яйца и
решил покончить со мной? Нет, не угадал. Ни тот, ни другой. Марго. А ей-то чего здесь
понадобилось?
– Привет. Не помешаю?
– Да нет, – я пожал плечами. – Не спится? Твоя смена же еще не скоро.
– Не люблю спать урывками, – сморщила нос девушка. – Лучше вообще не ложиться,
чем просыпаться среди ночи, дежурить, потом опять пытаться заснуть… Я лучше здесь, с
тобой посижу, ты не против?
Я лишь пожал плечами. Мне-то чего, жалко, что ли? Хочет сидеть – пусть сидит.
На некоторое время воцарилась тишина, постепенно превращающаяся в неловкую.
– А ты здорово с тем здоровяком справился. Круто, – нарушила затянувшееся молчание
Марго.
– Повезло, – ответил я. – Если бы не Дис с ЭМИ-гранатами, не факт, что так все
закончилось бы. Ты тоже молодец, снайпершу уделала. Правда, жестковато как-то…
– А что, нужно было эту суку по волосам погладить, что ли? – вскинулась Марго. – Она,
между прочим, тебя выцеливала, когда я до нее добралась.
– Спасибо, – просто сказал я.
– Не за что, – девушка немного помолчала, и заговорила снова.
– Алтай, скажи, про Калибан – это правда?
Я нахмурился. И снова здравствуйте. Боже, неужели людям больше поговорить не о
чем? Каждый раз одно и то же, даже здесь, на Рапсодии.
– Что именно? – в моем голосе невольно промелькнуло раздражение.
– Ну… Я много слышала про это, но никогда не вникала в подробности. Не любила
информ-каналы. Никогда не знаешь, что там правда, а что – лапша на уши. Но твою фотку в
каком-то репортаже я видела, да. Просто… Когда вы с Дисом ушли, ну, к ретранслятору,
Клаус начал рассказывать всякое… А учитывая его отношение к тебе, мне бы хотелось знать,
что из этого правда, а что он придумал сам.
– И что же он рассказал?
Девушка смутилась, помолчала немного, будто собираясь с духом, и, наконец,
заговорила.
– Что это ты… Ты руководил расстрелом гражданских в космопорту. Не давал им
грузиться в корабли, потому что у тебя приказ был – правительство хотело оставить
население Калибана ксеносам, чтобы больше никто не посмел бунтовать против Федерации.
В назидание, вроде как. И что ты получил за это награду, и гордишься своим прозвищем. И
что потом в правительство пришел кто-то новый, твое дело пересмотрели, и отправили тебя
на Полигон за военные преступления.
Я вздохнул. Да уж, воистину слава Калибанского Палача идет впереди него, иногда
затейливо видоизменяясь. Вот я уже и военным преступником стал. Хотя… Как только меня
не называли, особенно либерально настроенные средства массовой информации. Тогда, в
самый разгар восстания колоний и в начале войны с ксеносами, эти ублюдки, а точнее, силы,
стоящие за ними, использовали любой повод, чтобы посильнее раскачать лодку. Хорошо, что
с введением военного положения их всех прижали и заткнули. Как любой нормальный
человек, я только приветствую свободу слова, но не тогда, когда она превращается в
откровенную ложь.
Странно, но обычной злости я не почувствовал. То ли потому, что привык, то ли потому
что все это казалось отсюда, с Полигона, таким чужим и далеким…
– Ты же знаешь, что на Калибане было восстание, да? – спросил я у девушки. Она
кивнула. – Полиция и ополчение смогли сдержать бунт, – продолжил я. – А нас перебросили
для их поддержки. Просто потому, что внутренние войска на тот момент были слишком
заняты, а мы оказались поблизости. Один полк. Нашей задачей была лишь демонстрация
силы, никаких боевых действий. Командование наделось, что бунтовщики не решатся
продолжать после нашей высадки. Так и получилось. Только вот через несколько дней после
нашей высадки, на Федерацию напали ксеносы.
Я смотрел в темноту, а перед глазами оживали картины того страшного дня.
– Калибан был на линии атаки, к нему направлялась часть флота ксеносов. А наш флот
подойти не успевал. Как и суда для эвакуации. Было принято решение эвакуировать
колонистов имеющимися средствами. И средств этих было мало. Слишком мало.
Недостаточно, чтобы забрать всех. В первую очередь было решено спасать женщин, детей и
ценных специалистов. И, когда ксеносы ударили по планете… В общем, бунтовщики сошли с
ума, смяли полицейские кордоны, и пошли на космопорт.
Те, кто громче всех кричали, как плохо относится к ним Федерация, те, кто требовали
от нее независимости, здоровые мужики с оружием, шахтеры, рабочие заводов – они решили,
что их жизни важнее жизней их же соотечественников, женщин, детей, обычных, мирных
жителей, не примкнувших к бунту. Что корабли, стоящие в порту, нужнее им, чем другим –
просто потому, что у них было оружие. Часть нашего полка бросили отражать десант
ксеносов, за старшего в порту оставался я. Мы пытались их сдержать, образумить – но это
было бесполезно. И тогда я приказал открыть огонь, да.
Я перевел дух, достал фляжку, глотнул воды, и продолжил.
– Мы отбросили их от космопорта, образовали коридор и дали пройти колоннам с
беженцами. Все корабли ушли. Все, что были, включая наши десантные боты. Десять тысяч
человек, не способных постоять за себя самостоятельно, смогли уйти. Мы остались. Ребята
смогли остановить первую волну десанта ксеносов, вот только из них не вернулся никто. А
здоровые лбы, затеявшие переворот, из-за которого с планеты ушли грузовики, способные
вывезти кучу населения, даже не попытались прийти к ним на помощь. Они были заняты
тем, что убивали нас, в тот момент, когда на их планету обрушился общий враг. Мы их
уничтожили. Потому что они не достойны называться людьми. Когда пошла вторая волна
десанта пришельцев, нас оставалось триста человек. Если бы не корабли орбитальной
поддержки, успевшие подойти к Калибану…
Помолчав, я закончил.
– Потом было трехмесячное следствие и суд. В то время, когда мои друзья погибали в
боях с ксеносами, а Федерация теряла планету за планетой, информ-каналы трубили о
Калибанском Палаче и жестокости правительства. На суде меня оправдали, после –
наградили, и я отправился на фронт. Нет, я не горжусь этим прозвищем. И на Рапсодии я не
потому, что пересмотрели мое дело, как вам рассказывал Клаус. Но, даже если бы это было
так, если бы мне грозила смертная казнь или ссылка на Полигон, даже побывав здесь, а
потом снова оказавшись на Калибане, и зная, что именно меня ждет, я бы поступил точно так
же.
Я умолк, и оперся о подоконник, чувствуя опустошение. Этот монолог вытянул из меня
последние силы. В полной тишине я слышал, как часто стучит сердце девушки, сидящей
напротив меня. Я окончательно привык к темноте, и видел ее округлившиеся глаза. Марго
подалась вперед, и, прежде чем я успел что-либо понять, ее руки легли на мои плечи, а лицо
обожгло жаркое дыхание…
– Эй, какого хрена, Марго? – послышался знакомый и такой раздражающий голос.
Девушка вздрогнула и смущенно отстранилась.
– Ты что тут делаешь? – заспанный Клаус близоруко щурился, пытаясь понять, что
здесь происходит. – Я тебя ищу, наша смена…
– Долго спишь, – насмешливо проговорила Марго. В ее голос вернулась обычная
уверенность. – Я уже пришла менять Алтая.
– Я-то как раз вовремя, а ты вот что-то рановато пришла.
– Тебе какое дело? – с вызовом поинтересовалась девушка.
– Ладно, вы тут выясняйте, кто раньше, кто позже, а я спать пошел, – я забрал рюкзак,
арбалет, и двинулся к лестнице, по пути несильно толкнув плечом Клауса. – Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, – ответила Марго. Рыжий промолчал. Спускаясь по лестнице, я
чувствовал, как спину буравит тяжелый, недобрый взгляд. Дис что-то там говорил, что он к
Марго подкатывал… Сейчас еще нафантазирует себе, вообще жесть будет. Я тяжело
вздохнул. Только этого мне не хватало для полного счастья.
Пожалуй, дверь на ночь нужно запереть покрепче.

Глава 25
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
Рынок.
Идти на Рынок решили днем. К черту прятки. Рванем вдвоем, в обход, как в прошлый
раз, выйдем почти к Рынку. Там пройдем дворами – и на месте. Марго, Фрай и
успокоившийся Клаус должны были ждать в запасном схроне группы, почти на краю сектора.
Я сначала возражал против того, чтобы дробить группу на такие неравные в плане боевой
подготовки группы, но Дис меня успокоил, пояснив, что Клаус, хоть и ведет себя в последнее
время, как кретин, все же чего-то стоит, как боец. Да и Марго барышня такая, что в обиду
себя не даст просто так. Я, в итоге, лишь пожал плечами. В конце концов, они здесь
находятся дольше меня, и лучше знают, кто на что способен. Так – значит так. Ну, а после
продажи стволов можно будет подумать о том, как докачать Фрая до десятого уровня, и
свалить в Элизиум.
Признаться, вопрос прокачки меня волновал не на шутку. Я знал, что рано или поздно
придется столкнуться с этим, но сознательно отодвигал раздумья на эту тему как можно
дальше. Необходимость качаться напрягала. Потому что качаться – значит, убивать. Не в
целях самозащиты, не сражаясь против плохишей, а просто потому, что нужно набрать
необходимое количество очков для перехода на новый уровень. То есть, нужно не просто
решить, кто сегодня умрет, а цинично выбрать цели, справиться с которыми не составит
особого труда. Мне такой подход не нравился категорически. Ладно, подумаем об этом после
визита на Рынок. Думаю, Дис тоже не сторонник кровожадной охоты. Решим что-нибудь.
Прежде чем выдвигаться, нужно было рассортировать и уложить трофеи. Вчера
полученное с туристов добро свалили в кучу – не до того было. Сегодня же с утра вполне
можно было этим заняться. Дис уже присмотрел себе барахло туриста, которого я убил
первым, оттер от крови его разгрузку и куртку, и сейчас тщательно подгонял это добро под
себя. Он же сграбастал тесак, на котором вчера со мной фехтовал штурмовик. Разумный
выбор.
Я отхлебнул кофе, и зажмурился от наслаждения. Ну, наконец-то! Я уже практически
забыл этот вкус. Вообще, кажется, сегодня единственное относительно спокойное утро, когда
не нужно никуда срочно бежать, а можно спокойно попить кофе. Только немного странно, что
делать это приходится, разбирая имущество убитых вчера врагов.
Мое внимание привлек продолговатый, черный тубус, лежащий в вещах туристов.
Потянувшись, я взял его в руки и повертел, пытаясь понять, что это такое и для чего
предназначено. Неожиданно на тубус отреагировал имплант, выведя уведомление:
Предмет распознан. Вывести справку?
Я подтвердил, и перед глазами развернулся текст.
Универсальный многоцелевой контейнер. Используется для сбора и переноски
биоматериала, подверженного быстрому распаду или представляющего опасность для
пользователя. Если материал есть в базе данных, контейнер автоматически подбирает
для него оптимальные условия хранения, гарантируя сохранность образцов и
безопасность пользователя.
О как. Интересная штука. Я слышал, что Корпорация хорошо платит за некоторые
органы морфов, а иногда – даже просто за фрагменты тел. Пожалуй, мне такая штуковина
пригодится. Я открыл свой рюкзак и сунул в него контейнер. Дис, заметив это, одобряюще
улыбнулся: мол, правильно, хозяйственным быть нужно, все в дом, все в семью. Я улыбнулся
в ответ, достал из рюкзака сверток и протянул солнцепоклоннику.
– Держи, это тебе.
Удивленно вскинув брови, Дис развернул сверток, и оскалился в довольной ухмылке.
Ну, само собой, что еще может так порадовать мужчину, как пополнение в коллекции
инструментов для максимально эффективного умерщвления себе подобных? Я не слишком
заморачивался с выбором, и приобрел для Диса такую же, как у меня, перевязь с
метательными ножами. Разница заключалась лишь в том, что ножи там максимально
подходили даже для новичка: из разряда тех, что, как не кинь, лишь бы в цель попал. Я не
знал уровня Диса в обращении с подобными игрушками, потому остановился на таком
наборе. Хуже в любом случае не будет.
– Умеешь пользоваться?
– Умею, – по лицу солнцепоклонника было видно, что с подарком я угадал. Ну и
хорошо.
Вообще, у нас получалось достаточно сбалансированная группа. Я и Марго,
вооруженная луком – огневая, так сказать, поддержка, Дис и Клаус – группа ближнего
контакта. Фрай… Фрай – тыловое обеспечение и группа поддержки, наверное. Только не
знаю, какой. Моральной, разве что. Вот же угораздило человека сюда попасть. Не встреть он
Диса – уже давно стал бы единичками цифрового опыта в чьем-нибудь профиле. Да уж.
Интересно, за что он тут?
Пока я допивал кофе, Дис закончил с трофеями, то, что уходило на продажу, упаковал в
рюкзаки туристов, на них же закрепил трофейное оружие. Ну, правильно. Если нужно будет
быстро уходить, не придется в ремнях путаться, скинул все скопом и все. Хотя не хотелось
бы. Зря мы, что ли, с туристами воевали? Пусть хоть что-то от них останется. На память.
Я сполоснул термокружку, упаковал ее в рюкзак и принялся собираться. Это, впрочем,
много времени не заняло, пара минут – и я готов. Навьючившись трофеями, мы
подготовились к выходу. Фрай, Клаус и Марго должны были выйти чуть позже.
– Удачи, ребята, – проговорил Фрай. Марго лишь кивнула, скользнув по мне
равнодушным взглядом, будто и не было этого вчерашнего внезапного порыва. Ну, нашим
легче. Романтические мысли в голове нашей очаровательной снайперши – последнее, что мне
нужно сейчас. Да и вообще, пожалуй.
– И вам удачи. Храни вас свет, – проговорил Дис. – До встречи. Мы опознаемся, когда
подойдем, будьте осторожнее.
Не растягивая прощание, мы развернулись и двинули к выходу. Дождались, пока Марго,
ушедшая наверх, подтвердит, что снаружи все чисто, протиснулись в двери, и направились к
Рынку. Пройдя пару сотен шагов, я оглянулся. Вслед нам, само собой, никто не махал, но
почему-то мне чудился колючий взгляд, буравящий спину. А еще на душе было как-то
тревожно и неспокойно. Я тряхнул головой, отгоняя мрачные предчувствия, и ускорил шаг,
чтобы догнать Диса. К черту рефлексию! И без нее тошно.
***
Через застройку мы пробрались без проблем и достаточно быстро. Сектор будто вымер.
Несколько раз я видел в отдалении людей, наблюдающих за нашими перемещениями, но
каких-либо действий они не предпринимали. То ли одиночки, не решающиеся напасть на
двух отморозков, одетых дорого-богато по местным меркам, еще и обвешанных стволами, то
ли осторожные, опасающиеся подставы. Да и черт с ними.
К Рынку выходили с открытой стороны, через хорошо просматривающееся
транспортное кольцо. Именно это направление послужило основной причиной выбора
дневного времени для визита. Здесь рыночные давно ввели зону с запретом на убийство, и
правильно сделали. Кто потащит хабар туда, где никто не гарантирует безопасность? Никто,
правильно. Засядут бравые парни в засаде, и будут обогащаться, пока не придет кто-то круче,
чем они, и не обогатится уже за их счет. Пищевая цепочка. Только нижняя ее часть быстро
смекнет, что ходить на Рынок не безопасно. А это рыночным неинтересно. Вот и навели
здесь порядок железной рукой.
Ко входу в бывший супермаркет вели ступени, с обеих сторон которых сейчас
красовалось по длинному шесту, на верхушках которых ослепшими зенками пялились в
вечность две отрезанные человеческие головы. Судя по тому, что с одной из них еще что-то
капало, отрезали их не так давно. Я хмыкнул. Отличная демонстрация того, что местные
правила стоит соблюдать. Куда уж нагляднее.
Некогда стеклянные двери сейчас были наглухо заварены стальными листами. В одном
из них была прорезана дверь, в двери – смотровое окошко, сейчас закрытое. Дис пару раз
стукнул кулаком по металлу, окошко приоткрылось.
– Чего надо? – послышался хриплый голос.
– Торговать пришли, – ответил Дис.
– Сколько вас?
– Двое.
– Отойдите в сторону, сейчас открою. Заходим по одному, не дергаемся, резких
движений не совершаем, к оружию лапы не тянем. Рынок – безопасная зона. Стычки, драки,
стрельба, поножовщина – запрещены. Наказание за нарушение – смерть, – невидимый
«привратник» говорил все это скучным и обыденным голосом. Заскрежетал засов, дверь
открылась. Дис шагнул в проем первым. Через несколько секунд «пригласили» и меня.
Кое-как протиснувшись в двери, я оказался в тамбуре. Напротив была еще одна
конструкция из стальных листов, сквозь бойницы в которых на меня смотрели два арбалета.
Закрыв за мной дверь, «привратник» буркнул что-то, и вторая дверь открылась, наконец-то
пропуская меня внутрь Рынка.
Внутри было темно, воняло гарью. Свет попадал внутрь сквозь узкие окна под самой
крышей, на составленных в длинные ряды металлических прилавках через промежутки
стояли чадящие лампады. Чтобы пройти к прилавкам, нужно было пройти через свободно
вращающийся турникет, что я и сделал, завидев с той стороны ожидающего меня Диса.
– Ну, как тебе местное торжище? – усмехнулся солнцепоклонник.
Я присмотрелся внимательнее.
Людей внутри было немного, причем, продавцов явно больше, чем покупателей. Товары
разбиты по группам. Вон торгуют шмотками, на некоторых даже пятна крови не отмыты, вот
здесь – разнообразная снаряга, от легких бронежилетов и явно кустарной брони, до
разномастных фляжек, мотков троса и прочих полезностей, которые могут пригодиться на
просторах Полигона. Один из прилавков завален упаковками универсальных рационов,
какими-то сомнительными сэндвичами в вакуумных пакетах, пачками с чаем и кофе… На
дальнем прилавке торговали оружием. Биты, дротики из арматуры, пара луков, арбалет,
разномастные ножи и топоры, кажется, я даже духовую трубку заметил. На нас, навьюченных
высокотехнологичными стволами, выглядящими здесь так же уместно, как космический
корабль в подземелье, поглядывали с интересом.
– Колоритненько, – подумав, я смог все-таки подобрать подходящее слово. – Нам, как
понимаю, к тому гражданину, который торгует разными дыроколами?
– Нет, – рассмеялся Дис. – К нему нам не надо. Нам бы с кем посерьезнее пообщаться…
Конечно, можно ради смеха и к нему подойти, но, готов спорить, что на скупку таких вещей
он не уполномочен.
– И будешь совершенно прав, – послышался голос из-за спины. – У него и кредитов
столько не наберется.
Мы синхронно обернулись. Сзади нас стоял коренастый здоровяк в кожаной куртке с
бритым наголо черепом и окладистой черной бородой. Чуть в отдалении стояли двое с
заряженными арбалетами – охрана.
– Джаспер, – представился бородатый. – Хозяин, если так можно выразиться, этой
лавочки.
– Приятно познакомиться, Джаспер, – кивнул Дис. – Я так понимаю, нам нужны вы,
правильно?
– Совершенно верно. Пройдемте, джентльмены, в мой кабинет. Там и пообщаемся. Вы
и так уже достаточно внимания привлекли. А зря.
Не дожидаясь ответа, бородач развернулся и пошел вглубь торгового зала. Нам не
оставалось ничего, кроме как двинуться за ним. Охрана Джаспера, пропустив нас вперед,
двинулась следом.
Мы прошли через торговый зал и свернули в подсобку, у которой стояла еще пара
охранников, охраняющих вход, миновали короткий коридор, свернули куда-то, и оказались у
массивной двери. Джаспер достал плоский ключ, открыл, и жестом отпустив охранников,
предложил нам войти.
Хм, а здесь ничего так. Уютно. Похоже, Джаспер тут не только работал, но и жил.
Огромный диван, пара глубоких кресел, стол. Ты гляди-ка, бар даже оборудован. Кучеряво.
Дальше виднеется дверь, видимо, в спальню. Бородатый уселся на диван, нам показал на
кресла. Скинув ношу, мы присели.
– Итак, это ты тот парень, которым усиленно интересуются ребята Скульптора, так? –
спросил Джаспер, облокотившись о стол и подавшись вперед.
Я замер, глядя на бородача. Что за фигня?
– Да, определенно, – продолжил он сам. – Интересно.
Мы молчали, ожидая продолжения, но Джаспер взял драматическую паузу, явно ожидая
моей реплики.
– Не очень понимаю, о чем ты, – наконец, произнес я. Просто чтобы хоть что-то
сказать.
– Да ладно, все ты понимаешь. Ты хорошо мозоль Скульптору отдавил, – Джаспер
покосился на наш «товар». – И не только ему, судя по всему. То есть, именно ты тот
«хайлэвэл», который косит его людей почем зря? Из-за которого он даже усиленный набор
новичков открыл, и за которого предлагает, ни много, ни мало, миллион кредитов за живого и
пятьсот тысяч за мертвого?
Я надеялся, что внешне себя никак не выдаю, но внутри у меня все обмерло.
Здравствуйте, приехали, присаживайтесь, пожалуйста. Срубили деньжат на стволах.
Миллион кредитов, мать твою! Да за такие деньги здесь брата родного продадут, не то что
типа какого-то залетного, и Диса за компанию грохнут, бесплатно, в качестве бонуса… М-да.
Вляпались так вляпались…
Кажется, лихорадочно мечущиеся под черепной коробкой мысли все же проявились на
моем лице, потому что Джаспер хохотнул и подмигнул мне.
– Да ладно тебе, расслабься. Ты что, решил, что я тебя сдам этому ублюдку? Успокойся,
парень. Если б на месте Скульптора был кто-то другой – я бы, может, и подумал. Но ему…
Эта тварь совсем берега потеряла. Видели две башки на входе?
Мы кивнули.
– Это Скульпторовские прихвостни. Пришли, понимаешь, с разговором ко мне. Про
этот самый миллион говорили, помимо прочего. Скульптор же не в открытую бабло тут
раздает. Что ж он, совсем дурак, что ли? Обозначь он такую сумму за одиночку, и все, пиши
пропало, уважение сразу потеряет. Это же будет означать, что сам он проблему решить не в
состоянии. Кто его после такого будет бояться? Мне так, на доверительных началах шепнули,
типа, если мои парни вдруг такого интересного индивидуума увидят, то смогут неплохо
заработать.
– А на шесты их за что? – спросил Дис.
– Вот тут и начинается самое интересное, – Джаспер ухмыльнулся, залез в карман
куртки и извлек из него толстую сигару. Откусил кончик, щелкнул бензиновой зажигалкой, и
выпустил несколько колечек дыма.
– Эти недалекие согласились принести мне от Скульптора ультиматум.
Замаскированный, конечно. Рассказывали, как их банда лихо с пришлыми разделалась, с
намеком таким, типа, очень скоро здесь все, либо под Скульптором ходить будут, либо
морфов кормить. А потом и вовсе себя по-хамски вести начали. А я такое поведение с детства
не люблю. Вот, теперь висят там. Загорают, – Джаспер многозначительно хмыкнул.
Интересно, почему это он так откровенничает с двумя чужаками, которых впервые
видит?
– Занимательно. Только зачем ты это рассказываешь нам? – я внимательно смотрел на
Джаспера. Он определенно что-то задумал, понять бы только что…
– Ну, во-первых, вы сами спросили. А во-вторых… У меня к вам есть предложение, –
глава рыночных снова выдул кольцо дыма, и вдруг сказал:
– Давайте ко мне, парни. Этот поехавший болван действительно начнет войну. Он не
так давно одну группировку сожрал уже, север сектора держали, в промзоне сидели. И с
этими пришлыми странная тоже ситуация, интересные слухи по этому поводу ходят. Крышу
у Скульптора перекосило основательно, он, судя по всему, королем Лимба в будущем себя
видит. Не понимаю, как это администрация не вмешалась до сих пор. А так как я под него
прогибаться не собираюсь – действительно быть войне. И в этой войне мне пригодятся
парни, способные вывести этого придурка до такой степени, что тот готов миллион
выложить. Ну, а я умею быть благодарным. Не пожалеете. Вы, я смотрю, парни способные, –
Джаспер ткнул сигарой в сторону наших трофеев, – а я таких ценю. Хлеб, кров, бабы – все за
мой счет, плюс жалованье, премиальные и боевые.
Бородач договорил, и замолчал, выжидающе глядя на нас и периодически попыхивая
сигарой. Интересное кино получается.
Получи такое предложение любой другой обитатель Лимба – принял бы его, особо не
раздумывая. Крыша над головой, отсутствие необходимости искать еду и воду, бабы, опять-
таки. Принадлежность к серьезной группировке, относительная безопасность… Да, в
грядущей войне группировок есть вероятность «зажмуриться», но у кого на Полигоне ее нет?
А тут еще и деньги предлагают. В общем, со всех сторон выгодное предложение. Только не
для меня.
Не могу я себя представить в роли цепного пса местного воротилы. Не стоит
заблуждаться относительно будущих задач, которые предстоит решать во благо нанимателя.
Это Лимб, здесь чистеньких нет, и, если репутация рыночных не такая однозначная, как у
отморозков Скульптора, это еще вовсе не означает, что они ангелочки. Нет уж, увольте. Я уж
лучше как-нибудь сам, потихонечку, и, желательно не здесь. Не в Лимбе, в смысле.
– Неожиданное и интересное предложение, – я кивнул. – Но ты должен понимать, что
так сразу я на него ответить не смогу. Нужно подумать, посоветоваться с друзьями. Мы не
вдвоем, у нас группа, – я прекрасно понимал, что, в случае отказа Джаспер, скорее всего,
снова вспомнит о миллионе кредитов, обещанных за мою голову. Чтоб он там не говорил, но,
если он даже здесь сумел наладить бизнес, деньги считать этот бородач умеет. И с
Скульптором, думаю, договориться тоже сможет. Ну, завалил двух его шестерок, делов-то.
Сами же напросились, вели себя неправильно. Думаю, на радостях, тот ему простит.
Скульптору сейчас репутацию восстановить важнее.
– Конечно, понимаю. Я готов подождать. Кстати, и друзей своих берите. Вместе
веселее, – Джаспер снова хохотнул. – Как что решите – маякните мне. Я к вам ребят даже
вышлю встретить, чтоб спокойно добрались. Только не тяните. Время, оно, как известно –
деньги, – не очень к месту вставил глава рыночных.
– Кстати о деньгах, – вроде прокатило. Теперь надо закончить то, ради чего мы сюда
пришли, и валить нафиг. Что-то мне неуютно здесь стало.
– Да, конечно, – спохватился Джаспер. – Показывайте, что тут у вас.
Некоторое время бородач ходил вокруг стола, перебирал хабар и прицокивал языком,
потом замер в задумчивости, и, наконец, резюмировал:
– Стрелковый комплекс со смарт-модулем, импульсная винтовка, снайперская винтовка,
пистолет-пулемет. Все, разумеется, чипованное. Боекомплект… Ладно, обычно «бэка» я не
беру, но для вас сделаю исключение. За все – двести тысяч.
Я чуть не задохнулся от удивления.
– Сколько?
По самым скромным прикидкам, притащенное нами добро стоило минимум в четыре
раза дороже. Да о чем говорить, я на шмотки, снарягу и арбалет потратил пятьдесят тысяч
кредитов! Он что, издевается?
– Двести тысяч, – повторил Джаспер.
– Но это ведь даже не половина цены! – возмутился я.
– Конечно не половина, – покладисто согласился бородач. – Но я это добро тоже не за
полную стоимость продам. А есть еще расходы на доставку этого всего в Элизиум. Есть
посредники, которым тоже нужны деньги. Или ты думаешь, все так просто? Это, дружище,
не черный рынок Федерации. Здесь все значительно сложнее. Хотя, если тебя не устраивает
цена, ты всегда можешь пойти поискать другого покупателя, – снова послышался этот его
мерзкий хохоток.
Я взглянул на Диса, и тот едва заметно кивнул, соглашайся, мол.
– Я понимаю, что вы рассчитывали на большее. И, чтобы вы не думали, что совершили
совсем уж невыгодную сделку, ребятки, я окажу вам услугу, – Джаспер ухмыльнулся. –
Выпущу вас через черный ход, так, чтобы вы не попали в лапы людям Скульптора, которые
наверняка уже подтянулись сюда.
– В смысле? – не понял я.
– В прямом. Вы так бесстрашно сюда ввалились, сверкая крутыми пушками в багаже и
привлекая всеобщее внимание, что сейчас, я уверен, люди Скульптора уже занимают позиции
в засаде. Вы большие молодцы, но действовать нужно чуть умнее. Любой, имеющий уши,
слышал о том, что Скульптор очень хочется встретиться с товарищем, под описание которого
ты – Джаспер ткнул в мою сторону почти докуренной сигарой, – очень подходишь. И
выслужиться перед этим ублюдком хотят многие. Так что, не сомневайтесь, кто-то уже
цинканул о вашем появлении, и вас наверняка ждут. Но я вас выведу. Так что, по рукам?
– По рукам, – я тяжело вздохнул. Ну, а что еще делать в такой ситуации?
Глаза Джаспера будто затуманились – видимо, работал с интерфейсом. Кивнув сам себе,
он протянул мне руку с браслетом. Торговать мне до этого не приходилось, как и в принципе
передавать кредиты иначе, чем снимая их с трупов, но, думаю, здесь механизм похож. Я
коснулся своим браслетом браслета барыги, и тут же выскочило уведомление:
Получено 200 000 кредитов от игрока Джаспер.
Текущий счет: 324 300 кредитов.
Получены контактные данные: Джаспер.
– В расчете, – кивнул бородач. – А теперь пойдемте, джентльмены. Время – деньги, –
снова повторил он недавно уже прозвучавшую поговорку.
Мы вышли в коридор следом за главой рыночных, и чуть не столкнулись с одним из его
бойцов.
– Пошла, сука! Хорош кочевряжиться! Клиент ждет! – прорычал он, дергая веревку.
Послышался стон, и из темноты, хрипя и хватаясь за веревочную петлю на шее, буквально
вывалилась девушка. Следующий рывок заставил ее сделать несколько шагов, на лицо упал
свет, и я едва удержался от восклицания. Я ее уже видел! Тогда, по дороге на инициацию,
когда мы с Дисом наблюдали за нападением на новичков. Точно, это она! Невысокая,
темноволосая, с приметной стрижкой. Не думаю, что по Лимбу много таких ходит. Но… Как
она сюда попала?
И тут до меня дошло. «Как»… Элементарно, мать твою! Именно люди Джаспера были
нападающими! Это они мочили беззащитных «нулевок» за стартовые комплекты. Такой
работой этот урод предлагает мне заниматься?
Я почувствовал, как внутри меня закипает злость, и почти уже шагнул вперед, когда
локоть Диса впечатался мне в бок. Удар был ощутимым, у меня даже дыхание перехватило,
зато – пришел в себя. Черт. Я ведь чуть не накинулся на этого ублюдка!
– Что там, друг, давно бабы не было? – по-своему понял заминку Джаспер. – Ну, да, в
Лимбе, да и вообще на Полигоне, с ними тяжко. Ничего. Примешь мое предложение – и
таких проблем у тебя больше не будет, – барыга ухмыльнулся. – Или, может, для тебя именно
эту придержать? Че, запал, что ли?
– Не, не надо, – нашел я в себе силы ответить спокойным голосом. – Не совсем в моем
вкусе. Знакомую одну напоминает просто, в темноте особенно.
– А. Ну, такое бывает. Ладно, парни. Уж извините, лично вас провожать не пойду.
Джей! – позвал Джаспер охранника. – Выведи ребят через черный ход. Да не кривись, они
уже почти свои. Да и все равно он только на выход работает, – барыга ухмыльнулся, и по
очереди пожал нам руки. – Давайте, парни, удачи. Жду вашего положительного решения.
Развернувшись, он скрылся в своем кабинете, а нам не оставалось ничего, кроме как
последовать за охранником.

Глава 26
Земная Федерация, Система Ориона, орбита Рапсодии, административная
станция корпорации NewVision .
Баркер допил кофе, поставил пустой стакан на поднос, и с наслаждением потянулся. В
общей столовой было практически пусто, он специально подобрал время так, чтобы большая
часть персонала уже пообедала. Только в дальнем углу за составленными вместе двумя
столами сидели несколько человек. Целая батарея стаканов из-под кофе, взгляды, прилипшие
к экранам ультрабуков, пальцы, непрерывно танцующие на клавиатурах… Понятно.
Технический отдел слегка задержался на обеде. Этим ребятам абсолютно по барабану, где
работать, кажется, если программист упрется на ходу в препятствие, он не станет искать пути
для его обхода, а просто усядется рядом с ним и достанет компьютер. Очень увлекающиеся
парни. И для корпорации это хорошо. Побольше бы таких.
Миллер закончил набирать блюда на поднос, поднес браслет к терминалу, расплатился,
и направился к столу Баркера. Уселся напротив и принялся расставлять тарелки. Баркер
оценил количество блюд, и усмехнулся.
– Я смотрю, о лишнем весе ты не беспокоишься, да, Стив?
– А чего о нем беспокоиться? – искренне удивился тот. – У меня с ним все нормально.
– Ага, вот именно, – Баркер хмыкнул и бесцеремонно стащил с подноса товарища
стаканчик с кофе.
– Э, что за наглость? – возмутился Миллер.
– Возьмешь себе еще. Тебе полезно двигаться, – отмахнулся Баркер. – Ладно, давай к
делу. Как там у нас дела?
Миллер помрачнел.
– Мне кажется, у Скульптора вообще крыша поехала. Он не только не одумался, он
решил весь сектор под себя подмять. Отправил гонцов к Джасперу на Рынок, чуть ли не
ультиматум ему выкатил. В том духе, что, или давай объединяться, или у тебя все будет
плохо. Джаспер такого терпеть, конечно, не стал, и гонцов завалил, а головы их на шесты
насадил у входа в Рынок. Средневековье, как есть, – брезгливо скривился Миллер.
– Интересно, – хмыкнул Баркер. – Ну, что я могу сказать? Сам напросился. Так всегда.
Если долго к кому-то хорошо относишься – этот кто-то, в итоге, садится тебе на шею.
Пришло время с ним разобраться. Ты все сделал, как я сказал?
– Да, все готово. Скульптор повелся, как мы и ожидали. Сейчас твой подопечный
вышел от Джаспера, будет на месте часа через четыре. Там уже все готово. И квест я ему
сгенерировал. Мне кажется, ты прав. Даже если он забьет на свои принципы, в чем
сомневаюсь и я, и наши психологи, квест его подтолкнет дополнительно. Кстати, Джаспер
предложил ему вступить в группировку рыночных. Обещал горы кредитов, самых сладких
красоток, почет и славу. Ну, и как бы между делом намекнул, что, если тот откажется, то он
сдаст его Скульптору.
– И что в итоге?
– Ну, твой парень не дурак. Сказал, что подумает пару дней и свяжется с ним, мол,
нужно с остальными членами группы посоветоваться. Джаспер согласился.
– Хм, даже странно, как это он так легко купился. Обычно он более продуманный.
– Потому и купился, что продуманный. Он адекватно оценивает ситуацию. Если три-
три-два-восемь-шесть откажется вступать в его банду, насильно его не заставишь. А если
сдать его Скульптору сразу, то у того больше не останется причин откладывать осаду Рынка.
Достаточно взять местность в кольцо и уничтожать каждого, кто пойдет на торжище, чтобы
поставить крест на бизнесе Джаспера. А тому останется только сидеть за стеной и
скрежетать зубами глядя на это. Конечно, он может обратиться к нам, чтобы Скульптора
добавили в вонтед-лист и выслали охотников, но это же удар по репутации… А пока три-три-
два-восемь-шесть остается его головной болью, Скульптору не до планов по захвату сектора.
– В общем, ясно. Ты следишь за ситуацией?
– Да. Я тебе напишу, когда начнется. Послушай, Том. А тебе не приходит в голову, что
ты своего Алтая тупо под молотки бросаешь? У Скульптора большая группировка, неплохая
база, да и обороняться всегда проще, чем нападать. Ты уверен, что он справится?
Баркер задумался, нервно забарабанив по столу пальцами.
– Знаешь, ты прав. Задача не из простых. Потому мы ее немного упростим. Слушай,
чем ты сейчас займешься…
***
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
Рынок.
Черный ход оказался обыкновенной дверью на другой стороне торгового центра,
замаскированной раскидистыми кустами и несколькими развозными фургончиками, крепко
вросшими в покрытие двора ржавыми дисками. Сначала мне было не очень понятно, с чего
Джаспер проникся к нам таким доверием. Окажись мы не на той стороне – и возможный путь
к отступлению окажется отрезанным, либо и вовсе может быть использован для скрытого
вторжения на территорию Рынка. Однако, поразмыслив, я пришел к выводу, что это
действительно не более, чем черный ход, а для экстренной эвакуации у главы Рынка имелись
более продуманные пути отхода. Слишком уж просто обнаружить этот выход и банально
перекрыть его.
А вот ворваться через него внутрь было уже сложнее. Дверь черного хода была
стандартной, металлической, и не сказать, чтоб сильно крепкой, но вела она в короткий
тамбур, в котором установлена другая, поинтереснее. Ее, из-за толщины и веса, охранники
даже открывали вдвоем. Такую и направленным взрывом не факт, что вынесешь. Так что, не
думаю, что черный ход был великой тайной, хотя нам он сослужил добрую службу. Если
люди Скульптора и правда готовят засаду, то расположится она, вероятнее всего, там, где ее
проще устроить и сложнее обнаружить – за пределами транспортного кольца, на дороге,
которой мы пробирались сюда. В домах же с другой стороны супермаркета, у Джаспера
наверняка есть дозорные, которые отслеживают нездоровые шевеления поблизости от
вотчины группировки, и остаться там незамеченным достаточно сложно.
Эта теория подтвердилась, когда, прежде чем выпустить нас, охрана связалась с кем-то
снаружи, уточнила обстановку и доложила, что через черный ход сейчас выйдут свои. Глядя,
как старший охранник прижимает улитку гарнитуры, я машинально поднял руку к уху и
коснулся мягкого пластика. Отсутствие нормальной голосовой связи нереально бесило, еще
когда мы с туристами бились, и, прежде чем уйти с Рынка, я поинтересовался у охранников,
не торгует ли кто-нибудь здесь подобными девайсами. Через несколько минут я уже
синхронизировал устройство с базовым имплантом.
Гарнитура была простейшей: внутриканальный наушник и микрофон в одном
устройстве. В армии и полиции такие давно не использовали, но на Полигоне они
пользовались устойчивым спросом, за счет своей доступности и относительно невысокой
стоимости. Правда, если это у них дешево – то что тогда дорого? Я перечислил за пять
гарнитур двадцать пять тысяч кредитов, еще десять потратил на приложение комлинка, без
которого гарнитура не работала. Итого минус тридцать пять тысяч за связь на всю группу.
При условии, что остальные купят комлинки себе сами. Кучеряво получается, но что
поделаешь? Связь важна, без нее никак. Ну и, в конце концов, с туристов подняли неплохо,
хоть и меньше, чем хотелось бы. Ладно, нормально. Выберемся из Лимба – заработаем еще.
Наверное.
Выскользнув в открытую дверь, мы кивнули охранникам, и, не теряя времени, рванули
вглубь дворов, постепенно забирая к руинам, через которые крались в прошлый раз, когда
шли к ретранслятору. Сейчас мы чувствовали себя увереннее: пока я отчаянно торговался с
торговцем за гарнитуры, Дис времени зря не терял, и тоже приобрел себе вершину местного
военно-инженерного гения: небольшой арбалет. Его оружие было попроще моего: не было
магазина с болтами, фонарей, оптики, да и блочная система выдавала меньшее усилие, а,
значит, эффективная дальность и мощность были меньше, тем не менее, вдвоем мы теперь
были способны эффективно противостоять половине местного контингента на дистанции, с
которой они до нас своим примитивным оружием не дотянутся. Если, конечно, не нарвемся
на снайпера с луком, типа того, которым пользовалась Марго.
– Ты действительно будешь думать над предложением Джаспера? – поинтересовался
вдруг Дис.
Я удивленно посмотрел на него.
– Шутишь? Нет, конечно! Было бы, о чем думать. Всю жизнь мечтал в найм к
работорговцу податься, ага.
– Ну, мало ли. Интересно же звучит. Не нужно даже из Лимба уходить. Если срок
пребывания не такой большой… В составе группировки в Серой зоне безопаснее, чем в
Пределе или Инферно, а если в голову не только есть, то риск вообще к минимуму сводится.
Живи и радуйся… – задумчиво проговорил Дис, а я вдруг вспомнил, что «не такой большой
срок» – это как раз про него.
– Мне кажется, или тебя это предложение заинтересовало? – я взглянул на товарища. –
Ведь это именно твой случай, да?
Дис помолчал, а потом тряхнул головой.
– Нет. То есть, выглядит оно, конечно, заманчиво, но как-то это не по мне. Не нравится
мне этот Джаспер. Скользкий он. Если бы ты сразу отказался…
– Вот и я о том же, – я хмыкнул. – То есть, план остается прежним?
– Да. Прежним, – решительно ответил солнцепоклонник.
Больше времени на разговоры мы не тратили, сосредоточившись на окружающей
обстановке. Поплутав немного по руинам, чтобы убедиться, что за нами нет «хвоста», мы
сделали большой крюк и сменили направление. Встреча с оставшейся частью группы была
назначена в запасном схроне, и возвращаться в коттеджный поселок смысла не было.
Добираться туда было не близко, потому, прежде чем идти дальше, мы наскоро перекусили,
попили воды, и только тогда, поминутно оглядываясь и стараясь не пропустить опасность,
двинулись по маршруту.
***
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Руины жилых кварталов.
Район, в котором находилось запасное убежище, выглядел так, будто эта местность
подверглась орбитальной бомбардировке, что полностью соответствовало действительности.
Схрон расположился в подвале практически уничтоженной девятиэтажки, вокруг которой
торчали огрызки зданий по три-четыре этажа. Вплавленные в синтбетон остовы машин,
нагромождения разнообразного строительного хлама, воронки и обломки плит затрудняли
передвижение и не давали нормально осмотреть местность. Зато этот район не представлял
интереса для подавляющего большинства обитателей сектора. Да, далеко, да, ноги
переломаешь добираться, да, по дороге может случиться все, что угодно, но, если уж решил
залечь на дно – лучше места не найти. По крайней мере, так мне сказал Дис, а оснований не
верить ему у меня не было.
А еще, как выяснилось, это место было идеальным для засады. И, если бы не моя
неловкость…
В какой-то момент я поскользнулся на обломке плиты, и, в попытке сохранить
равновесие, совершил труднопередаваемое па из дикого танца аборигенов отсталой планеты.
В результате меня развернуло назад как раз в тот момент, когда одна из мусорных куч слева и
сзади от меня вдруг ожила, приподнялась и превратилась в арбалетчика в маскировочной
накидке. Арбалетчик, рассчитывавший спокойно и расчетливо всадить болт в спину одному
из нас, от моего пируэта офигел едва ли не больше, чем от моего появления, палец на спуске
дрогнул, и сорвавшийся с тетивы снаряд высек искры из синтбетона в метре от Диса. А после
этого события понеслись вскачь.
Упав на колено, я вскинул арбалет и навел точку лазерного прицела на расцвеченный
интерфейсом силуэт врага. Выстрел – и арбалетчик, получивший болт в горло, ткнулся
лицом в камни. Дис длинным кувырком ушел в сторону, и как раз вовремя: в то место, где он
только что был, ударили сразу два болта. Перекатившись, солнцепоклонник выстрелил в
ответ, но насколько результативной была его стрельба, я не увидел. Мне резко стало не до
этого, потому что таргет-трекер подсветил еще две цели позади нас.
Прыгнув в сторону, я укрылся за крупным обломком, и рванул на себя ручку заряжания.
Интерфейс подсвечивал два быстро передвигающихся силуэта. Судя по характеру их
движений, они шли ко мне, намереваясь взять меня в клещи. И позволить им сделать это я не
собирался.
Перекатившись в сторону, я съехал вниз по куче строительного мусора, вскочил на ноги
и метнулся к очередному укрытию. И тут сзади послышался хлопок, а в следующий момент
меня чем-то накрыло, опутало и сбило с ног. Сильный рывок – и вот меня, с хорошей
скоростью тащит по камням и обломкам назад. Твою мать! Эти ублюдки выстрелили по мне
сетью!
Благодаря «Вампиру», который на момент «накрытия» я держал в руках, сеть не смогла
затянуться как следует, и у меня осталось хоть какое-то пространство для маневра. Выдернув
нож из нагрудных ножен, я принялся полосовать сеть, проделывая и расширяя дыру,
достаточную для того, чтобы можно было освободиться. К счастью, на ловчем орудии
ублюдки сэкономили, а может, в магазине просто не было металлизированных сетей,
применявшихся для отлова опасных животных, и черный клинок достаточно легко резал
ячейки, с каждым движением приближая меня к свободе. Вот только ловили меня не совсем
придурки. Увидев, что я пытаюсь выбраться, один из них половчее ухватил прорезиненную
дубину, и рванул ко мне. Явно не здороваться.
В тот момент, когда нападающий размахнулся дубиной, я извернулся, и через
проделанную в сетке дыру, ударил ножом. Пятнадцатисантиметровое, обоюдоострое лезвие
прошло сквозь кожу ботинка, как сквозь масло, прибивая стопу противника к земле, а над
ухом у меня послышался дикий вой. Не дожидаясь, пока враг вспомнит, с какой целью на
меня бежал, я выдернул нож, сменил хват, и нанес еще один удар, снизу вверх. «Экзекутор»
вошел в пах противника почти без сопротивления, на руку брызнуло горячим и мокрым, и
ублюдок, выронив дубину, повалился наземь, потеряв сознание от боли.
На все про все ушло не больше пары секунд, напарник неудачливого забойщика не
успел даже понять, что происходит. Не дожидаясь, пока до него дойдет, что случилось с
напарником, я принял вертикальное положение, и в два движения перерезал трос,
крепившийся к сетке.
На то, чтобы выбраться, времени ушло чуть больше. Я выпутался из ловушки, когда до
разъяренного амбала, понявшего, что захват пошел не так, как планировалось изначально,
что товарищ валяется на земле, а жертва готовится свалить в закат, оставалось метров пять,
не больше. Арбалет совсем запутался в сетке, и я даже не стал пытаться его достать. Вместо
этого нащупал нож в перевязи, и резким движением на выдохе отправил его навстречу
амбалу.
Однако лимит везения на сегодня был исчерпан. Амбал неожиданно ловким для его
комплекции движением, уклонился, и, вместо того, чтобы пробить ему горло, нож улетел
куда-то в развалины, а мне, в свою очередь, пришлось уворачиваться. Бейсбольная бита с
гудением пронеслась в считанных сантиметрах от моей головы, я сделал шаг в сторону,
довернул корпус и засадил нож, который так и сжимал в правой руке, амбалу в бок. Всерьез
опасаясь, что для такой туши этого будет мало, левой нащупал в перевязи метательный нож,
и прижавшись к бойцу почти вплотную, вбил лезвие в основание черепа. Амбал вздрогнул,
обмяк и повалился на землю, увлекая меня за собой.
– Алтай, на связь! Прием! – Дис. Проклятье, в пылу скоротечной схватки я совсем
забыл о нем! Ну, голос подает, значит, живой, и то хорошо.
– На связи. Что у тебя?
– Минус три, наши не отзываются, в логах какой-то бред. Потом разберемся. Меня
лучник зажал, не могу высунуться. Ты как? Помочь можешь?
– В порядке. Тоже минус три. Давай координаты этого Робин Гуда.
– Сейчас. Только… Алтай. Выруби отображение на карте для всех членов группы,
кроме меня.
– Зачем?
– Потом расскажу.
– Принял.
Я активировал интерфейс, зашел в настройки группы и быстро произвел необходимые
манипуляции. Взгляд зацепился за странные строки: «Игрок Марго покинул группу. Игрок
Фрай покинул группу ». Это еще что такое? Ладно, позже. Сейчас не до этого.
Дис сбросил данные со своего таргет-трекера, и на карте отобразилась точка,
обозначающая лучника на третьем этаже дома справа от меня. Так, интересно. А он меня
видел? Если и видел, то расстояние великовато, трекер должен был сбросить отображение.
Это хорошо.
Итак. Нужно обойти здание таким образом, чтобы не попасть в поле зрения снайпера,
подняться на третий этаж, не наделав шума, и срезать его. Задача не самая простая и
потребует времени. Значит, пора начинать. Вот только арбалет из сети выпутаю.
– Дис, лучник – последний?
– Не знаю. Я никого больше не видел, но может, есть еще кто-то. Не исключаю, что
лучник – подстава. Специально высунулся, а подходы пасут.
– Принял. Ладно, я пошел. По моей команде отвлечешь его.
Забрав арбалет, я быстро проверил оружие. Вроде бы все в порядке. Это хорошо. Стоял
бы прицел – наверняка бы разбился. Вспомнив о прицеле, я задумался. Хм. А, может, не
бродить по развалинам, а выйти на удобную позицию и срезать лучника с земли? Нет,
рискованно. Может заметить. Кроме того, если здесь есть его дружки, с ними все равно
придется разбираться. Придется обходить.
Я достал из тела амбала ножи, обтер их о его куртку и вернул на места, с тоской глянув
в ту сторону, куда, предположительно, улетел первый нож. Сейчас искать некогда, а потом
точно не найду. Ладно, черт с ним. О ножах горевать будем потом, сейчас пойдем за
снайпером.
Передвигаться в руинах так, чтобы не попасться врагу на глаза, было легко. А вот
чтобы не издавать шума, уже гораздо сложнее. Строительный мусор под ногами,
замаскированные дыры в плитах, обломки утвари – все это норовило шуршать, стучать и
бряцать. А выдать себя звуком сейчас было нельзя ни в коем случае. Потому кружной путь к
зданию занял больше получаса. Кроме того, я еще постоянно проверял округу, опасаясь
второй засады. Не стоило сбрасывать со счетов тот факт, что лучник мог быть не один. Когда
до входа в дом осталось буквально две перебежки от укрытия к укрытию, на связь вышел
Дис.
– Фиксирую шевеление со стороны убежища. Четыре человека, что-то тащат. Уходят в
руины. Снайпер зашевелился. Алтай, осторожно, он снимается! Попробуй взять его живым!
Нужно разобраться, что здесь произошло.
– Принял.
Живым – так живым. Я присел за обломком плиты, пристроил арбалет на выступе, и
взял на прицел выход из дома. Сейчас бы оптику из рюкзака достать, тут метров семьдесят,
могу и промахнуться, особенно учитывая, что задача – взять лучника живым, но копаться уже
некогда. Где же он? Так, есть! Размытая фигура мелькнула в проеме на втором этаже, и
трекер тут же подсветил силуэт в режиме дополненной реальности. Так, вот он. Давай,
родной, давай…
В последний момент лучник что-то, видимо, почувствовал, но это ему уже не помогло.
Болт сорвался с ложа, в считанные секунды преодолел разделяющее нас расстояние и вошел
в ногу ублюдка. Вскрикнув, лучник упал. Несколько секунд лежал без движения, потом
пополз. Я не спешил покидать укрытие. Во-первых, опасался сам получить стрелу в том
случае, если стрелка кто-то еще прикрывает, во-вторых – в воспитательных целях. Чем
больше сейчас испугается и помучается, тем охотнее будет говорить.
Выждав пару минут, я отчитался Дису о поражении цели, и выбрался из своего
укрытия. Поглядывая по сторонам, быстро двинулся к лучнику, прикидывая, как лучше его
колоть, однако, уже подойдя к подъезду, я заподозрил неладное. Уже слишком жирным был
кровавый след, тянущийся за угол дома. Снедаемый самыми тревожными предчувствиями, я
завернул за угол. Лучник лежал ничком у стены дома и не подавал никаких признаков жизни.
Припав на колено рядом с безжизненным телом, я прижал палец к шее лучника, ожидаемо
ничего не почувствовал, и перевернул тело, после чего разразился потоком приглушенной
брани. Мой болт перебил ему бедренную артерию, и, пока я страховался, выжидая, стрелок
истек кровью и умер. Отлично! Ай да Алтай, ай да снайпер! Так держать!
Подошедший Дис понял все с полувзгляда, и молча, но зло, ткнул кулаком в стену. Мне
осталось лишь развести руками. Черт, ну бывает, что поделаешь? Не специально же я, в
самом-то деле!
– Убежище. Нужно проверить, – коротко бросил Алтай. – Правда, я думаю, что мы уже
опоздали.
– О чем ты? И почему сказал выключить отображение для членов группы?
– Потому что Марго и Фрай почему-то из группы вышли. Молча, ничего не написав. И
на запросы не отвечают. Не отвечает на них и Клаус, вот только он в группе остался.
– И?
– Они знали, где находится убежище. Они знали, с какой стороны нас ждать, и когда
именно мы придем – не думаешь же ты, что они сутками собирались нас караулить? Мне все
это не нравится. Дурно пахнет. Тьмой.
Учитывая, что Тьма у солнцепоклонников обозначала все самое отвратительное, что
только может существовать в этом мире, уточнять, что Дис имеет в виду, я не стал. Он
говорит о предательстве. И я, наверное, готов поддержать эти подозрения. До коттеджного
поселка отсюда очень далеко, скрытно следить за тремя людьми, если они не совсем идиоты,
практически невозможно. Кроме того, убежище – подвал. Фрай, Марго и Клаус, в случае
нападения, могли там банально закрыться и отписать нам. Однако люди Скульптора каким-то
образом в убежище проникли, устроили засаду, а нам об этом никто не сообщил. Да. Дурно
пахнет, не могу не согласиться с Дисом. Очень дурно.
– Думаешь, в убежище не будет еще одной засады?
– Нет. Они ушли. У Скульптора люди не бесконечные. Увидели, что взять нас нахрапом
не выходит, и свалили. Лучник как раз отход прикрывал. Но могут вернуться, полагаю,
потому действовать нужно быстрее. Так что чем быстрее мы здесь закончим – тем лучше для
нас же.
Я хмуро кивнул, проверил оружие, и последовал за Дисом.
***
Спускались в подвал мы со всеми возможными предосторожностями. Дис, бывавший
здесь уже неоднократно, шел первым, я его страховал чуть поодаль. Спустившись на пролет
вниз, мы замерли, прислушивась. Если здесь кто-то остался, то сейчас – лучший момент для
нападения. Мы вдвоем, на узкой лестнице, с которой никуда не деться. Два человека сверху,
два человека снизу – и привет семье. Но в руинах все было тихо. С полминуты постояв,
прислушиваясь, мы продолжили спуск.
Стальная дверь в подвал была распахнута, из нее тянуло сквозняком. Дис жестами
показал, что входит, я занял позицию позади него, наведя арбалет на проем.
Солнцепоклонник скользнул в двери, я последовал за ним, а через секунду вздрогнул от
неожиданности, когда в ухе прозвучали отборные ругательства. Поняв, что, раз Дис больше
не видит необходимости в сохранении тишины, значит, опасаться нечего, я вошел в подвал.
За дверью был короткий коридорчик, миновав который, я повернул налево и оказался в
большой комнате, освещенной аккумуляторным фонарем, направленным в потолок.
Сразу за фонарем, в обтянутом тканью кресле, непонятно как уцелевшем после всего,
выпавшего на долю этого района, сидел Фрай. Его умиротворенная поза резко
контрастировала с перекошенным от боли лицом и выпученными глазами. Еще более жутким
было то, что лицо это смотрело на нас с не самого привычного ракурса: голова инженера
покоилась у него же на коленях, придерживаемая сложенными сверху руками.
На стене за обезглавленным инженером жирными, кровавыми мазками было выведено:
Алтай! Он – на твоей совести! Баба – следующая.
Скульптор.
Глава 27
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
Рынок.
Мне пришлось несколько раз прочитать эту короткую фразу, чтобы понять, о чем речь,
мозг врубил защиту и отказывался осмысливать прочитанное. А когда все же осмыслил, я
ощутил, как меня затапливает ярость и ненависть…
– Тихо, Алтай. Успокойся. Он этого и добивается – чтобы мы взбесились и наделали
ошибок. Тихо. Выдыхай. – Дис неслышно подошел сзади и положил руку мне на плечо.
В этот момент из-за старого одеяла, закрывающего вход в соседнее помещение,
послышался странный звук, усиленный акустикой подвала. Мы переглянулись, и, подняв
оружие, медленно приблизились к проему. Дис резко откинул полог, я взял проем на прицел,
и врубил фонарь на арбалете. Луч заплясал по стенам, осветив нечто странное и
бесформенное, сгорбившееся в конце комнаты. Я присмотрелся, и ощутил отчетливый
рвотный позыв.
У стены стоял на коленях голый по пояс человек. Туловище сильно наклонено вперед,
от падения его удерживали лишь неестественно вывернутые назад руки, привязанные за
запястья к проходящей по стене трубе. Спина же…
Я сглотнул, стараясь подавать тошноту.
Бедолагу будто освежевали. С того места, где я стоял, было хорошо видно оголенный
позвоночник, от которого неведомый выдумщик с филигранной точностью отделил ребра и
вывернул их наружу, на манер крыльев. Сходства с крыльями добавляло что-то, сильно
напоминающее человеческие легкие, натянутые на топорщащиеся ребра, и наброшенные
сверху лоскуты кожи, срезанные со спины. На стене над жуткой скульптурой была еще одна
надпись:
Иуда.
Изувеченная фигура вдруг шевельнулась, и я едва не всадил в нее болт, сдержавшись в
последний момент. Кожа на боку несчастного приподнялась, и оттуда показалась
окровавленная крысиная морда, заинтересованно глядящая в нашу сторону глазами-
бусинками.
– Мать твою, – выдохнул я, сплюнул, и вышел из комнаты.
Не в силах смотреть на тело Фрая, я вышел на лестницу, достал флягу и сделал
несколько больших глотков. Через пару минут ко мне присоединился Дис.
– Это Клаус. Кровь еще не успела запечься даже. Умер совсем недавно. Насколько
понимаю, все это делали, когда мы охотились за лучником.
– Он был жив, когда… – я не смог продолжить, и снова поднес флягу ко рту. Горлышко
выбило стаккато на зубах, и я мрачно усмехнулся. Видели бы сейчас Калибанского Палача те,
кто так усиленно его демонизировали в средствах массовой информации.
– Не до конца. Там валяются несколько шприц-тюбиков от стимуляторов, но я думаю,
он умер прежде, чем из него начали вытягивать легкие.
Я кивнул, помолчал и спросил:
– Что значит эта надпись на стене, как считаешь?
– Я думаю, она значит, что Клаус нас сдал. Связался с Скульптором, навел его на
убежище, и контролировал наши передвижения, координируя засаду. Когда мы вышли из
группы, он стал бесполезен для них. Скульптор выместил на нем злость за провалившуюся
засаду, и, заодно, решил нагнать на нас жути. И, нужно признаться, у него получилось, –
мрачно ответил Дис.
– И теперь у него оказалась Марго, так? – я почувствовал, как у меня подрагивают
колени, и съехал по стене, сев на корточки.
– Да.
– А почему Марго и Фрай вышли из группы? Почему они нас не предупредили?
– Думаю, их заставили, – пожал плечами Дис. – Возможно, накачали чем-то. А через
Клауса контролировали, действительно ли они вышли.
– Вот дерьмо, – я прижался затылком к холодной стене. – Знаешь, Дис… А ведь все это
и правда на моей совести. Если бы вы не спасли меня тогда, Скульптор бы даже о
существовании вашем не узнал. Если бы я ушел, когда его банда вломилась к вам в
квартиру… Фрай и Клаус сейчас были бы живы, а Марго – в безопасности…
– Хватит! – решительно прервал меня Дис. – Это все не имеет значения. Это Полигон.
Здесь можно сдохнуть от чего угодно. Если б у Клауса не поехала крыша на почве
спермотоксикоза и выдуманной потери выдуманного лидерства, мы все сейчас сидели бы
здесь и пили кофе, планируя, как прокачать Фрая перед тем, как уходить в Элизиум. Он сдал
нас, и то, что с ним произошло – вполне справедливо. То, что с ним сделал Скульптор – это
«Кровавый орел». Казнь для предателей. И Клаус ее заслужил. Точка.
Я вздохнул. Возможно, Дис и прав, но мне от этого совсем не легче. Пытаясь немного
отвлечься и прогнать из памяти ужасные скульптуры, я активировал интерфейс и принялся
машинально просматривать уведомления.
Ликвидирован игрок. Позывной – Скользкий.
Вы получаете 500 очков опыта.
Использован индекс множителя выживаемости. 500*2,5 = 1250.
Всего получено 1250 очков опыта. До нового уровня 1950 очков.
Ликвидирован игрок. Позывной – Снегг.
Вы получаете 500 очков опыта.
Использован индекс множителя выживаемости. 500*2,5 = 1250.
Всего получено 1250 очков опыта. До нового уровня 700 очков.
Ликвидирован игрок. Позывной – Зандер.
Вы получаете 500 очков опыта.
Использован индекс множителя выживаемости. 500*2,5 = 1250.
Всего получено 1250 очков опыта. До нового уровня 12 450 очков.
Поздравляем! Вы получаете новый уровень.
Текущий уровень – 12.
Внимание! Администрация напоминает: получив 10 уровень, вы можете покинуть
Лимб. Вам доступны 48 часов нахождения в безопасной Зеленой зоне. Там вы можете
подобрать экипировку и снаряжение, а также получить задачи для работы в Оранжевой
зоне. Рапсодия нуждается в вас! Возродим планету вместе!
Угу. Спасибо за напоминание. Стоп. А это что?
Внимание! Доступно новое специальное задание: «Санитары Лимба».
Класс – уникальное, групповое.
Описание: одна из группировок Серой зоны перешла все мыслимые границы.
Банда убийц, насильников и садистов терроризирует третий сектор Лимба, жестоко
убивая других игроков. Ликвидируйте предводителя группировки и не менее 50% ее
состава, чтобы получить награду:
– 50 000 очков опыта;
– 500 000 кредитов;
– повышение уровня лояльности администрации Полигона.
При выполнении дополнительных условий награда может быть увеличена.
Опыт распределяется между членами группы, согласно уровню их вклада в
выполнение задания.
Подсказка: группировка Скульптора многочисленна и хорошо организована.
Чтобы уравнять шансы, все члены группировки Скульптора будут отключены от
интерфейса дополненной реальности, как только вы войдете в зону задания.
Используйте свое преимущество с толком.
Принять задание? Да/Нет.
– Дис! Ты это тоже видишь? – я посмотрел на товарища.
– Что?
– В интерфейс посмотри! Задание!
Дис «ушел в себя» на несколько секунд, а потом ошарашенно выдохнул:
– Свет и Тьма! Вот это номер! И что мы будем делать? Их же там человек тридцать-
сорок точно есть…
– Как что? – я плотоядно усмехнулся, и продолжил. – Мы будем убивать. Или ты
собирался бросить Марго? Есть у меня несколько идей…
***
Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой,
условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.
Рынок.
К Рынку мы вышли уже в сумерках – на то, чтобы похоронить Фрая, ушло немало
времени. На месте, опасаясь возвращения людей Скульптора, задерживаться не стали,
забрали тело с собой, и, изрядно попетляв по развалинам, долго рыли яму складной саперной
лопаткой, найденной на теле одного из убитых бандитов. Кредитов, кстати, на них не
оказалось. Похоже, собираясь «на дело», бойцы оставили свои кредиты на хранение – и
теперь кто-то стал немного богаче. Нужно бы затребовать свои проценты за обогащение.
Клауса хоронить не стали, так в подвале и оставили. Во-первых – время. Во-вторых…
Не очень хотелось трогать то, во что его превратил Скульптор. Каких-то моральных терзаний
ни я, ни Дис по этому поводу не испытывали. В конце концов, Клаус действительно заслужил
все, что с ним произошло. Простить можно все, что угодно, но не предательство. Полигон
быстро отучает от сантиментов.
После стука в двери Рынка, утренний ритуал повторился до мелочей, я даже некое
ощущение дежа вю испытал. Сначала нас изучили через смотровую щель, после – по одному
впустили внутрь и проинструктировали на тему того, что можно, а чего нельзя делать на
Рынке. Мне надоело слушать, и я грубо оборвал охранника, велев позвать Джаспера.
Охранник хотел было что-то сказать, но наткнулся на мой взгляд и умолк, уйдя в себя:
видимо, докладывал главному через интерфейс.
Джаспер появился через минуту, как будто ждал нашего появления. Махнул охраннику,
расслабься, мол, пожал нам руки.
– Так быстро я вас не ждал, – усмехнулся он. – Решились? А остальные где?
– Нужно поговорить, – я не стал отвечать прямо. – Без лишних ушей.
Джаспер лишь кивнул, и пригласил следовать за ним.
Сейчас на Рынке народа было больше, причем, и продавцов, и покупателей. Прилавки,
по большей части, пустовавшие утром, были заняты почти наполовину. Но, если утром товар
четко делился по категориям, то сейчас на одном прилавке могла быть и еда, и одежда, и
какое-то кустарное вооружение. Поймав мой взгляд, Джаспер пояснил:
– Предоставляем торговые места населению за тридцать процентов от выручки. С
нашей стороны – гарантия безопасности и клиентура, с их – оплата. Все честно.
Я кивнул. Мое внимание привлекла небольшая толпа, собравшаяся у дальней стены.
Мы как раз проходили неподалеку, и я замедлил шаг.
В стену был вмонтирован поручень, к которому были пристегнуты… Рабыни? Три
девушки в металлических ошейниках, к которым от поручня тянулись тонкие металлические
цепочки. Две брюнетки и рыжая. Одна из брюнеток – та, что я уже видел, которую схватили
при нападении на новичков. Возле девушек крутился невысокий, щуплый тип, похожий на
крысу, всячески нахваливая живой товар. Вот он подскочил к брюнетке и задрал на ней
кофту, выставляя на всеобщее обозрение высокую, упругую грудь. Толпа одобрительно
загудела, кто-то заулюлюкал, присвистнул. Один из потенциальных покупателей сделал шаг
вперед, и сжал грудь девушки грязной пятерней – деловито, оценивающе. Все еще держа
руку на груди, повернулся и что-то сказал. В толпе засмеялись. Я крепко, до скрежета, сжал
зубы.
Умом я понимал: то, что я вижу – для Полигона логично, и, к сожалению, нормально. В
условиях жесткой нехватки женщин, при отсутствии возможности постоять за себя или
адекватного человека рядом, который сможет взять под защиту, слабому полу в Лимбе не
светит ничего другого. И никуда от этого не деться. Вот только я этого не мог ни понять, ни
принять. А еще при взгляде на девушек, в голову настойчиво лезли мысли о том, что Марго
сейчас у Скульптора, и неизвестно что с ней там делают. И все это – из-за меня. Что бы ни
говорил Дис, но чувство вины просто так не отбросить.
Видимо, отношение к происходящему отразилось на моем лице, так как один из зевак,
плотоядно глазеющих на девушек, поймав мой взгляд, ухмыльнулся. Правда, уже через
секунду выражение его лица изменилось, он дернул стоящего рядом товарища за рукав, и
что-то зашептал ему на ухо.
Джаспер же истолковал мое состояние по-другому. Хохотнув в привычной ему манере,
он хлопнул меня по спине, и, широко улыбаясь, проговорил:
– Что, Алтай? Понравилась барышня? Только скажи. Если договоримся – сниму с
аукциона, предоставлю в пользование, так сказать, по прямому назначению. Деньги потеряю,
конечно, но для хорошего бойца ничего не жалко.
Я с трудом сдержался, чтобы не ударить барыгу. Пока я пытался успокоиться и
подобрать слова для ответа, от толпы отделились три человека и направились к нам.
– Эй, Джаспер! – позвал один из них, тот, которому в ухо шептал товарищ. Глава
рыночных повернулся к нему и вопросительно поднял бровь.
– Ты в курсе, кто такой этот хрен, с которым ты так мило беседуешь? – продолжил
парень. Молодой, лет до тридцати, короткие белые волосы, нос, сломанный в нескольких
местах. Выше меня на полголовы, наверное, в плечах чуть шире… Во взгляде глубоко
посаженных мутновато-голубых глаз видится чувство собственного превосходства перед
подавляющим большинством присутствующих. Я вызвал анализатор, однако тот оказался
бессилен: парень использовал анонимайзер.
– А ты с какой целью интересуешься? – Джаспер слегка наклонил голову вправо,
рассматривая наглеца.
– Ну, вдруг ты не знаешь, что этого ублюдка Скульптор ищет. А ты тут базаришь с ним,
ручкаешься…
– А мне какое дело до того, кого там ищет Скульптор? – глаза Джаспера недобро
блеснули.
– А ты не понимаешь? – блондин гаденько у