Вы находитесь на странице: 1из 6

Тема 6.

Религиозно-философская традиция Древнего Китая

5. Буддизм, проникновение в Китай.

Выполнили: Нигматьянова Алсу, Шайхразиева Альбина;

БУДДИ́ЗМ, европейское обозначение древнейшей мировой религии, возник-


шей в Индии и восходящей к учению отшельника Cиддхартхи Гаутамы, но-
сящего титул Будды (санскр. – «Пробуждённый», однако в обращении к нему
чаще использовалось слово Бхагаван – «Благословенный»). Сами буддисты
называют себя «бауддха» (последователи Будды), а своё вероисповедание –
«Буддха Дхарма» («Учение, Истина, или Закон, Будды»). Буддизм как рели-
гия и филос. учение зиждется на авторитете Будды, модели его жизненного
пути, и прежде всего опыта «пробуждения» (бодхи), в котором ему откры-
лась истина (Дхарма) о природе человека и о возможности его спасения (нир-
вана). В ходе своего исторического развития буддизм, распространившийся
из Индии в Центр. Азию, Шри-Ланку, Тибет, Юго-Вост. и Вост. Азию, а в
20 в. проникший в Европу, Америку и Австралию, стал объектом культурно-
го и религ. влияния принявших его стран и претерпел серьёзную
внутреннюю трансформацию, обретя множество разнообразных форм. Спо-
собность гармонично вписываться в окружающий культурный ландшафт, вы-
деляющая буддизм среди других мировых религий, позволила ему вобрать в
себя огромное количество местных верований, культов, народных обрядов,
культур, идеологий, литературных и художественных традиций на всём гео-
графическом пространстве, находившемся под его влиянием на протяжении
веков.

Буддизм – религия, к которой нельзя принадлежать по рождению (в отличие,


например, от брахманизма). Обращение в буддизм есть результат осознанно-
го выбора, формула, которую при этом произносят, – т. н. «три прибежища»
(или «три драгоценности»): «Прибегаю к Будде, его Учению (Дхарма) и Об-
щине (Сангха)» – наполнялась в разные исторические периоды разным со-
держанием: Будда – от исторического Будды Шакьямуни до множества
будд махаяны и ваджраяны, Дхарма – от учения о спасении, опирающегося
на психологию и практическую мораль, до универсальной религии с пантео-
ном, сложным ритуалом и разнообразными религиозно-философскими док-
тринами; сангха – от небольшой группы бродячих отшельников до много-
численных приверженцев (монахов и мирян) в разных странах мира.
( Источник: В. Г. Лысенко (Махаяна), В. В. Малявин, Е. А. Торчинов
(Буддизм в Китае), Л. Б. Карелова (Буддизм в Японии), В. П. Андросов
(Буддизм в Тибете))

Буддизм проник в Китай из Индии преимущественно в своей северной форме


Махаяны во II в. Процесс его укрепления и развития в Китае был сложен и
длителен. Потребовались многие века и огромные усилия поколений
проповедников и переводчиков текстов, чтобы выработались и вошли в
обиход китайские эквиваленты индуистско-буддийских понятий и терминов.
Кроме того, многое в буддизме с его восприятием жизни как страдания и зла
противоречило распространенным в Китае конфуцианским нормам этики и
принципам поведения; только содействие параллельно формировавшегося
религиозного даосизма, в свою очередь щедро черпавшего из сокровищницы
индуистско-будцийской мудрости, помогло буддистам укрепиться на
китайской земле. Неудивительно, что первые буддийские общины
воспринимались в Китае лишь как одна из сект даосизма.

(Источник: Васильев Л.С. История религий Востока: Учеб. пособие для


вузов. Глава 20)

Но существует и другая версия проникновения буддизма в Китай. Буддизм


начинает проникать в Китай в I в. н. э. Существует легенда, посвященная
приходу в Государство Центра Дхармы Будды. В 56 г. н. э. императору Мин-
ди династии Хань явился во сне некий святой, сияющий золотым блеском.
Утром император созвал своих мудрых сановников, чтобы узнать, что это за
святой. Все они были в недоумении, и только один мудрец сказал: «Ваш
подданный слышал, что на Западе есть божество (шэнь), его называют
Буддой. Это божество и явилось Вашему Величеству». Тогда император
снарядил посольство в Западный Край (си юй — Центральная Азия), и это
посольство вернулось с буддийскими текстами и священными
изображениями, которые везли на белом коне. А сопровождали этого коня
два монаха — Дхармаратна и Кашьяпаматанга. В столице империи — Лояне
— монахам были оказаны почести, и вскоре там был воздвигнут первый
буддийский монастырь — Монастырь Белого Коня (Баймасы).

(Источник: Торчинов Е.А. Лекция 9. Буддизм в Китае и на Дальнем


Востоке // Введение в буддологию: курс лекций. Санкт-Петербург : Санкт-
Петербургское философское общество, 2000. C.168-207.)

Конечно, к этой легенде нельзя относиться слишком серьезно. Так, нет


никакого сомнения, что первые монастыри появились в Китае (в том числе и
в Лояне) гораздо позднее — не раньше III в. н. э. Но тем не менее она
правильно указывает время появления буддизма в Китае — I в. н. э. Мы
также располагаем текстом письма удельного чуского царя Ина (Лю Ина),
написанное около 65 г.; в нем царь Ин упоминает три буддийских термина —
упасака (буддист — мирянин), Будда и шрамана. Другой важный
исторический момент, также нашедший свое отражение в легенде, — приход
в Китай буддизма из Центральной Азии.

Распространяясь и укрепляясь, буддизм подвергался значительной


китаизации. Вообще китайская конфуцианская цивилизация уникальна по
степени устойчивости, приспособляемости, способности к регенерации и
сопротивляемости внешним воздействиям. Всякая иноземная идеология,
сколь бы мощной и всеохватывающей она ни была, проникая в Китай,
неизбежно подвергалась такой сильной трансформации и китаизации, что в
конце концов возникала достаточно оригинальная система идей и
институтов, приспособившаяся к привычным китайским принципам,
понятиям и нормам и лишь в самых общих чертах напоминавшая
первоначальную идеологию. Это свойство китайской цивилизации
проявилось на примере буддизма.

Уже в IV в. китайские буддисты, например Сунь Чо, пытались доказать, что


Будда - это воплощение Дао. Подчеркивая, что главное в их учении - высокие
моральные стандарты (доброта, терпение, добродетель), они весьма
уважительно относились к конфуцианскому принципу сяо. Соответственно
изменялись, причем нередко неосознанно, автоматически, отдельные строки
из сутр: например, вместо фразы «жена заботится об удобствах для мужа»
писали, как на то обратил внимание японский ученый X. Накамура, более
естественную для китайца - «жена почитает мужа». Показательно, что
китайские буддисты, воздвигавшие на свои деньги в пещерных храмах ступы
или статуи в честь будд и боди-сатв, как правило, сопровождали эти свои
дары надписями в типично китайско-конфуцианском духе (например,
«молим о спасении душ наших драгоценных предков таких-то»)

Трансформация буддизма на китайской почве заставила эту религию


приспособиться к социальной структуре Китая, к нормам и запросам
традиционного китайского общества. В частности, это проявилось в том, что
это учение, как и другие религиозные доктрины Китая, выступало в
различных своих ипостасях по отношению к образованным верхам и к
крестьянским низам.
Буддизм для низов (народный) быстро стал своего рода разновидностью
китайского даосизма. Буддийский монах бок о бок с даосским отправлял
несложные обряды, принимал участие в ритуалах и празднеств, охранял
буддийские храмы и кумирни, служил культу многочисленных будд и
бодисатв, все больше превращавшихся в обычных богов и святых. Кроме
будд Майтрейи и Амитабы, ставших центральными фигурами в китайском
буддизме, особой популярностью в Китае пользовалась бодисатва
Авалокитешвара, знаменитая китайская Гу-ань-инь, богиня милосердия и
добродетели, покровительница страждущих и несчастных. Эту богиню по ее
популярности и функциям можно сравнить с девой Марией в христианских
странах. Примерно с VIII в., приобретя женское обличье (ранее в Китае как и
в Индии, бодисатва Авалокитешвара считался мужчиной), Гуань-инь
превратилась в богиню-покровительницу женщин и детей, материнства,
богиню - подательницу детей. Это сыграло существенную роль в ее
известности. Храмы в ее честь стали создаваться по всей стране, причем они
никогда не пустовали, а алтари в этих храмах всегда были полны даров и
приношений.

Зачислив в свой пантеон многочисленных будд, бодисатв и буддийских


святых, простой народ в Китае принял главное в буддизме - то, что было
связано с облегчением страданий в этой жизни и спасением, вечным
блаженством в жизни будущей. Имевшие отношение к ним основные нормы
и культы, буддийские праздники и чтения заупокойных сутр, а также многие
элементы магии, даже эротики (тантризм) - все это вместе с армией
малообразованных монахов и послушников, знакомых лишь с самыми
элементарными принципами учения, легко укрепилось в жизни Китая, стало
ее естественной интегральной частью и вполне удовлетворяло запросы
простых китайцев.

Верхи же китайского общества, и прежде всего его интеллектуальная элита,


черпали из буддизма значительно больше. Делая упор на философию этого
учения, на его метафизику, они нередко пренебрегали его обрядовой
стороной и магической практикой. В уединенных кельях и больших
библиотеках крупных буддийских монастырей они погружались в
полуистлевшие тексты, изучали сутру за сутрой, стремясь найти что-то
новое, важное, сокровенное, тайное, применить это в новых условиях,
приспособить к китайской действительности. На основе синтеза идей и
представлений, извлеченных из философских глубин буддизма, с
традиционной китайской мыслью, с конфуцианским прагматизмом и
возникло в Китае одно из самых интересных и глубоких, интеллектуально
насыщенных и пользующихся до сих пор немалой привлекательностью
течений мировой религиозной мысли - чань-буддизм (ял. - дзэн)

Распространение буддизма в Китае стало возможным благодаря сложному


стечению исторических обстоятельств. Во-первых, это завоевания
Александра Македонского, связавшие Центральную Азию, населенную тогда
ираноязычными народами, с Индией, благодаря чему между этими
регионами установились тесные торговые контакты, а буддизм начал быстро
распространяться в центральноазиатских землях. С другой стороны,
китайская экспансия в Западный Край в правление ханьского императора У-
ди (140-87 г. до н. э.) и признание рядом расположенных там государств
своего вассалитета относительно империи Хань привели к установлению
тесных контактов Китая и Центральной Азии. Таким образом, и возник
знаменитый Великий Шелковый Путь, связавший Китай через Центральную
Азию (выполнявшую весьма выгодные для себя посреднические функции) с
Восточным Средиземноморьем с одной стороны и с Индией — с другой.
Караваны купцов постоянно двигались из столицы империи Хань в Фергану,
Хотан или Согдиану, а им навстречу двигались караваны, направлявшиеся
оттуда в Китай. И вместе с товарами по Великому Шелковому Пути
двигались и идеи, оправдывая, таким образом, банальную, но в целом верную
фразу: «торговля — двигатель прогресса». И еще в течение нескольких
столетий проповедовать буддизм в Китае будут не индийцы, а монахи из
Хотана или Согдианы (а то и вовсе выходцы из Парфии), что, несомненно,
повлияло на характер формирующейся буддийской традиции Китая.
Интересно, что первые центры буддизма в Китае точно совпадают с местами
окончания Великого Шелкового Пути. Это, прежде всего столичный город
Лоян и город Пэнчэн.

Был и другой путь распространения буддизма в Китае, и он тоже был связан


с торговлей. Это путь из Северного Вьетнама (тогда китайская провинция
Цзочжи или Цзяочжоу) на север через территорию современной китайской
провинции Гуандун. Этот важный торговый путь связывал Южный Китай с
индуистским государством Тямпа, располагавшимся до XV в. на территории
современного Южного Вьетнама, другими государствами южных морей и
Индией. Интересно, что этим путем в Китай также приходили монахи
центральноазиатского происхождения. Так, на юге Китае во второй половине
III в. проповедовал монах согдийского происхождения Кан Сэнхуэй,
пришедший в Китай южным путем
(Источник: Васильев Л.С. История религий Востока: Учеб. пособие для
вузов. Глава 20)

Оценить