Вы находитесь на странице: 1из 10

ISSN 2219-1208

УРАЛЬСКИЙ ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ


2016 № 6 (114)
Содержание

Иванов К.С. СКОЛЬКО НЕФТИ НАДО ДОБЫВАТЬ РОССИИ? (открытое письмо


Президенту России В.В. Путину) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

Параев В.В., Еганов Э.А. Проблема супервулканов с позиций


геодинамического механизма саморегуляции термодинамической системы
«ЗЕМЛЯ» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .15

Иванов О.К. Влияние температуры плавления минералов на


последовательность их кристаллизации в природных расплавах . . . . . . . . . .31

Поляков В.Л. Закономерность изменчивости параметров состояния видов


нормальных плутонитов ультрамафит-мезитового диапазона земного
химического тотал-континуума . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . .. . . . . . . . . .41

Тимурзиев А.И. «Октябрьские тезисы» или о начале второго этапа подготовки


«Октябрьской революции» по смене парадигмы нефтегазовой геологии в России
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . … ……….. . 68

Шатров В. П. Забытый уральский геолог. Девяносто лет со дня рождения


Константина Петровича Плюснина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .76

Иванов К.С. Современные проблемы геологии и геофизики и первое вручение


медалей имени С.Н.Иванова «За выдающиеся результаты в области наук о Земле
и достоинство» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ……….... . .84

Содержание Уральского геологического журнала за 2016 год . … . .. . . . 87


Список статей по авторам за 2016 год . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ….... . . 90
Информация о подписке на Уральский геологический журнал на 2017 год 93
ISSN 2219-1208

Научный журнал, посвящённый геологии Урала и сопряженных наук в границах


Пермской, Екатеринбургской, Челябинской, Оренбургской, Курганской и Тюменской
областей, Башкирии, Коми, Кустанайской и Актюбинской областей Казахстана, а также
общим вопросам геологических наук.

ИЗДАТЕЛИ:
Уральский геологический журнал - научное некоммерческое общественное
издание, издаваемое самими авторами, при моральном содействии Уральской академии
геологических наук и Уральского союза ученых.

Общественная редакция
Главный редактор: Иванов О.К. - д. г- м. н., проф., д. чл. УАГН, почетный чл. РМО,
Екатеринбург
Зам. гл. редактора: Иванов К.С. – д. г.-м. н., заведующий лабораторией (Институт геологии
и геохимии УрО РАН), Екатеринбург
Зам. гл. редактора: Чувашов Б.И. - д. г.-м. н., проф., член-корреспондент РАН (Институт
геологии и геохимии УрО РАН), Екатеринбург
Ученый секретарь: Филимонов И.В., к.г.-м.н. (Екатеринбург).

Общественный редакционный Совет:

Афанасьев Ю.Н., д. чл. УАГН, чл.-корр. МАМР, заслуженный геолог России, почетный
разведчик недр России (Челябинские геологические организации), г. Челябинск
Дейнека В.К., д. чл. УАГН, д. чл. Академии минеральных ресурсов Казахстана, Кустанай
Попов В.А., д. г.-м. н., проф., почетный член РМО (Институт минералогии УрО РАН), г.Миасс.
Потапов С.С., к. г.-м. н., д. чл. УАГН (Ильменское отделение РМО), г.Миасс.
Силаев В.И., д. г.-м. н., д. чл. УАГН (Сыктывкарское отделение РМО), г. Сыктывкар.
Пыстин А.М., д. г.-м. н., д. чл. УАГН (Ин-т геологии КНЦ УрО РАН), г.Сыктывкар.
Спиридонов Э.М., проф., д.г.-м.н., д.чл. УАГН (Московский государственный университет),
г. Москва.
Филатов В.В., д. г.-м. н., проф., д. чл. УАГН, (Владимирский государственный
университет), г. Владимир.
Юриш В.В., к.г.-м.н., д. чл. УАГН, член-корреспондент Академии минеральных ресурсов
Казахстана, председатель Актюбинского отделения Казахского Геологического общества,
Актюбинск (Актобе).

Уральский геологический журнал является восприемником журнала


«Записки Императорского Уральского общества любителей
естествознания»,
основанного в 1873 году О.Е. Клером в г. Екатеринбурге

Адрес редакции: 620085, г. ЕКАТЕРИНБУРГ, ул. Титова, 12-20.


Тел.: (343) 219-28-19 E-mail: okivanov@gmail.com
©Редакция УГЖ
©Авторы статей
Уральский геологический журнал, 2016, № 6 (114). С. 68 – 75.

УДК 553.982.2
«ОКТЯБРЬСКИЕ ТЕЗИСЫ» ИЛИ О НАЧАЛЕ ВТОРОГО ЭТАПА ПОДГОТОВКИ
«ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ» ПО СМЕНЕ ПАРАДИГМЫ НЕФТЕГАЗОВОЙ
ГЕОЛОГИИ В РОССИИ

Тимурзиев А.И., АО «ЦГЭ»


АО «ЦГЭ», Москва. E-mail: aitimurziev@cge.ru

Кажущееся сходство с «Апрельскими тезисами»


В.И. Ленина прошу считать случайным.

Прошу также, очень впечатлительных читателей успокоиться, речь идет лишь о подготовке
научной революции по смене исчерпавшей свой ресурс развития осадочно-миграционной парадигмы
нефтегазовой геологии, основанной на теории органического (биогенного) происхождения
углеводородов (УВ) на ее антагонистически-альтернативную глубинную парадигму, основанную на
теории неорганического (минерального), абиогенно-мантийного происхождения УВ.

ВВЕДЕНИЕ

Закончилась первая пятилетка с даты созыва организационного Съезда (Москва, ЦГЭ, октябрь 2011
г.) и начала проведения Кудрявцевских Чтений (КЧ) – Всероссийской конференции по глубинному
генезису нефти и газа. Срок небольшой, но значимый как для участников конференции, так и для
нефтегазовой науки в целом, получившей мощный импульс развития на основе возрождения
альтернативного учения о неорганическом (абиогенном или минеральном) происхождении нефти и газа
в нашей стране. И как следствие труда большого числа ученых и специалистов - Участников КЧ, мы
приблизились к возможности подведения промежуточных итогов своей деятельности, равно как и
необходимости наметить новые планы в рамках инновационного проекта «Глубинная нефть»,
развиваемого в нашей стране также с 2011 года.
Кудрявцевские Чтения, возникшие как альтернатива общему падению уровня нефтегазовой
геологии и забвению теоретических и фундаментальных вопросов генезиса нефти и газа, в частности,
обрели статус постоянно действующей ежегодной Всероссийской конференции с участием ученых и
специалистов стран бывшего СССР. КЧ стали центром консолидации всех здоровых научных сил
нефтегазового сообщества на пути возрождения геологии нефти и газа из состояния стагнации и
деградации периода постсоветского цивилизационного коллапса.
Многое из того, что удалось сделать и обсудить за прошедший период, позволило понять
состояние, в котором находится альтернативное неорганическое учение на нашем постсоветском
пространстве, где созданы и функционируют формальные представительства (очаги кристаллизации)
КЧ.
Принятая и последовательно реализованная 5-ти летняя Программа проведения КЧ, как первого
этапа научной революции по смене парадигмы нефтегазовой геологии в нашей стране, завершена и
знаменовала собой проведение юбилейных 5-х КЧ.
В соответствие с этой Программой мы последовательно реализовали намеченные планы в
стремлении обобщить и систематизировать все то научное наследие, что досталось нам от наших
предшественников, и все те научные знания, носителями которых являются участники КЧ, с целью
формулирования на их основе современного варианта научной теории глубинного абиогенно-
мантийного происхождения УВ и передачи сокровищницы этих знаний поколению будущих
исследователей природы нефти и газа.
5-е КЧ стали очередным этапом обобщения и формирования знаний в рамках секционной
тематики, посвященной современным концепциям нефтегазообразования и эволюции представлений на
генезис УВ, как элементов нового системного учения - теории глубинного абиогенно-мантийного
происхождения нефти и газа. Основное внимание в повестке 5-х КЧ было уделено изучению процессов
эволюции и строения УВ-систем для ядерно-мантийного и корово-чехольного (бассейнового) уровня,
формулированию глубинных критериев нефтегазоносности недр, обсуждению методов и технологий
прогнозирования, поисков, разведки и освоения месторождений нефти и газа.
От решения этих вопросов зависит степень интегрирования теоретических основ глубинного
генезиса нефти и газа в практику геологоразведочных работ (ГРР). Важность этих вопросов в условиях
снижения объемов и эффективности ГГР в стране на фоне продолжающихся западных санкций, особенно
очевидна для отечественных нефтегазовых компаний (НК), их менеджмента и специалистов. Уверен,
обескровленное отсутствием направляющего геологоразведочный процесс научного обеспечения со
стороны официальной науки, производство в лице руководства, менеджмента и специалистов адекватно
воспримет происходящие в стране процессы научной революции и смены поисковой парадигмы
нефтегазовой геологии. И чем раньше это произойдёт, тем раньше нефтегазовый комплекс России
сможет воспользоваться уникальным конкурентным преимуществом, связанным с развитием в рамках
проекта «Глубинная нефть» теории неорганического происхождения нефти и газа в нашей стране,
ставшему возможным благодаря научному и гражданскому подвигу великих ученых Советского Союза:
Н.А. Кудрявцева, В.Б. Порфирьева, П.Н. Кропоткина и их многочисленных последователей в 50-80 гг.
прошлого столетия, тем бесценным конкурентным преимуществом, которое досталось нам в наследие
вместе с топливно-энергетическим комплексом (ТЭК), обеспечивающим до настоящего времени
экономическую состоятельность нашей страны и благополучие ее населения.
Не будет преувеличением сказать, что сейчас пришло время испытания для отечественной
нефтегазовой науки и время выбора для отечественного нефтегазового сектора в вопросах
дальнейшего развития ТЭК страны или его стагнации и окончательной деградации при отсутствии
научного обеспечения его развития со стороны традиционной нефтегазовой науки. Вопросы не
праздные, определяющие не только пути развития нефтегазовой науки, но и будущее энергетической
безопасности страны, ее энергетическую независимость.
Будет нелишним напомнить о существующих и вновь возникших вызовах энергетической
безопасности России. Как известно, последние годы имеет место падение добычи нефти по отдельным
компаниям и НГБ, а по стране в целом падение добычи нефти обретёт в ближайшие годы, по нашим
оценкам, устойчивый тренд. Так по ХМАО Западной Сибири уже почти 10 лет, начиная с 2008 года
(пик добычи), наблюдается устойчивое падение добычи нефти, а прослеживание этого тренда до конца
следующего десятилетия (к 2030 г.) позволяет прогнозировать двукратное падение добычи нефти (до
150 млн. тн) по сравнению с пиком ее добычи в 2008 году. В этих условиях, учитывая, что ХМАО
является главным центром нефтедобычи страны, и второй равноценной замены ему нет, реализация
программы ТЭК-2030 в принципе невозможна при текущем низком финансировании, научном и
технологическом обеспечении ГРР в стране. Назовём основные причины:
1. Естественное снижение объемов и качества ресурсной базы и несопоставимые темпы ее
воспроизводства с объемами текущей добычи и планами добычи на заявленный период.
2. Невозможность освоения УВ-потенциала Арктических бассейнов без западных технологий
«ледового класса» в условиях санкционных ограничений.
3. Невозможность освоения «сланцевой» нефти и газа без западных технологий бурения и
освоения скважин (горизонтальное бурение, ГРП и др.).
4. Невозможность освоения глубокозалегающей нефти и газа без западных технологий глубокого
бурения.
5. Невозможность обоснования новых направлений поисков нефти и газа на основе
традиционных представлений нефтегазовой науки, основанных на теории органического
происхождения нефти.
Учитывая, что мы прошли первый этап научной революции, осуществляемой в рамках
реализации в нашей стране проекта «Глубинная нефть», и подошли ко второму ее этапу, связанному
со сменой господствующей парадигмы нефтегазовой геологии, стало крайне важным и необходимым
сформулировать основные задачи и цели его дальнейшего развития. В рамках этой необходимости,
десять концептуальных идей предложенной Программы отражают наши «Октябрьские тезисы» к
созданию и дальнейшему развитию теории глубинного абиогенно-мантийного происхождения нефти
и смены в нашей стране парадигмы нефтегазовой геологии. Но перефразируя В.И. Ленина, мы должны
признать, что «…для революции недостаточно того, чтобы низы (наука и производство) не хотели
жить, как прежде. Для неё требуется ещё, чтобы верхи (правительственные чиновники и «нефтяной
генералитет») не могли хозяйничать (искать нефть) и управлять (планировать ГРР), как прежде…».
Объективные предпосылки последнего проявляются на наших глазах, и связаны они с
пониманием и признанием правительства, НК и официальной науки невозможности обеспечения
собственных нужд и принятых на себя страной обязательств в рамках реализации международных
проектов по поставкам нефти и газа.
Вспомним интервью «Российской газете» главы Минприроды Сергея Донского (Москва, 16
марта 2016, РИА Новости): «Доказанных запасов нефти в РФ хватит только на 28 лет добычи…». Со
своей стороны, добавлю, учитывая структуру доказанных запасов, две трети из которых относятся к
категории трудноизвлекаемых, этот срок может оказаться вдвое меньше.
Согласно проекта Энергетической стратегии на период до 2035 г. (редакция от 7 октября),
опубликованного Минэнерго, нефтяникам страны предстоит поддерживать стабильную добычу нефти
и газового конденсата на уровне 550–560 млн. тн.
В то же время В.В. Путин на Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле (октябрь 2016)
обратил внимание, что нынешние низкие цены на нефть спровоцировали «самый длительный за 45
лет цикл падения инвестиционной активности в отрасли». По данным президента РФ (сообщение
ТАСС), из-за снижения вложений в геологоразведку был «зафиксирован наименьший…за 70 лет
прирост запасов нефти», что уравняло нашу страну с послевоенным (1946 г.) уровнем эффективности
воспроизводства УВ-сырья.
Этих высказываний руководителей страны и отрасли достаточно, чтобы понять, что «…верхи
(правительственные чиновники) не могут хозяйничать (искать нефть) и управлять (планировать ГРР),
по-старому.
А что же на фоне всеобщего прозрения драматизма ситуации, говорит официальная наука.
Академик А.Э. Конторович, лидер отечественной школы органической нефти, в своем интервью
«Глобальные проблемы нефти и газа и новая парадигма развития нефтегазового комплекса России»
(http://www.sib-science.info/ru/institutes/globalnye-problemy-nefti-i-gaza-11032016) свёл перспективы
развития нефтегазовой отрасли России в XXI веке к освоению в старых районах нефтедобычи мелких
месторождений нефти с запасами до 5 млн. тн (1); продолжению разработки и извлечению остаточной
нефти из одряхлевших гигантских месторождений (2); продолжению работ в НГП, где еще остались не
выявленные крупные месторождения, в первую очередь, территория Сибирской платформы и Арктика
(3) и, наконец, к освоению нетрадиционных и трудноизвлекаемых ресурсов сланцевых месторождений
(4).
Если исключить пункты 3 и 4 из перечня первоочередных направлений краткосрочной (5 лет) и
среднесрочной (10 лет) отдачи на вложения в геологоразведку, то получается, что в силу приведенных
нами выше санкционных ограничений и невозможности реализации в полном объеме пунктов 3 и 4,
официальная наука не может предложить нашей стране ничего, сколь-либо адекватного планам
развития ее ТЭК. Тем самым, стало очевидным, что официальная наука, обслуживающая нефтегазовый
комплекс страны, на основе декларируемого ее лидерами полного торжества идей органической
(осадочно-миграционной) теории нефтеобразования к концу XX в. (А.Э. Конторович, 1998; А.А.
Карцев, Н.В. Лопатин, Б.А. Соколов, В.А. Чахмахчев, 2001), привела ТЭК страны, подобно Сусанину,
в тупик, выход из которого возможен только на основе смены директивно-официальной
господствующей парадигмы нефтегазовой геологии в России. Трагизм ситуации заключается в том,
что вводимые в заблуждение лидерами органического учения руководство страны и общество, не
представляют о существовании альтернативных и высокоэффективных источников восполнения
минерально-сырьевой базы (МСБ) углеводородного сырья, но это уже другая тема, и здесь не
обсуждается.

«ОКТЯБРЬСКИЕ ТЕЗИСЫ» ПО СМЕНЕ ПАРАДИГМЫ НЕФТЕГАЗОВОЙ ГЕОЛОГИИ

Рассмотрим, в связи со сложившейся критической ситуацией с восполнением МСБ России, цели


и задачи проекта «Глубинная нефть», как альтернативы процесса деградации и выхода нефтегазовой
геологии из системного кризиса в ключевых вопросах, касающихся происхождения нефти и газа,
прогнозирования нефтегазоносности недр и районирования территорий, обоснования направлений
ГРР, поисков, разведки и освоения промышленных скоплений нефти и газа. Ниже приводится
содержание «Октябрьских тезисов» - руководящих принципов Программы, призванной мобилизовать
все прогрессивное научное сообщество нашей страны на ускорение процессов естественной
безнасильственной смены нефтегазовой парадигмы и начала возрождения нефтегазовой науки и ТЭК
России.
Первый тезис – стратегический. Он обосновывает объективную необходимость смены
господствующей парадигмы нефтегазовой геологии на теоретические вопросы происхождения
углеводородов (теория органической происхождения нефти и газа), как единственный способ
безрепутационно-ущербного выхода нефтегазовой геологии из системного кризиса, а для ТЭК России
- из предстоящей уже в ближайшем и обозримом будущем стагнации, в связи с неуправляемым
падением добычи нефти и грозящей потерей энергетической независимости для страны. Смыслом
создания и целью развития в России проекта «Глубинная нефть» является всеобщее торжество и
официальное признание теории неорганического (минерального) происхождения нефти и газа, как
единственной и безальтернативной научной теории, способной вывести нефтяную отрасль нашей
страны на передовой уровень инновационного развития и обеспечить опережающий рост темпов
воспроизводства ресурсной базы УВ-сырья в пределах как новых, так и старых нефтегазоносных
территорий страны. В соответствие с этой генеральной установкой намечены краткосрочные и
среднесрочные задачи и долгосрочная цель развития проекта «Глубинная нефть».
I. Краткосрочной задачей проекта «Глубинная нефть» (2012-2016 гг.) является популяризация и
всемерное распространение среди ученых, студентов, государственных чиновников, руководства,
менеджмента и специалистов нефтяных и газовых компаний и недропользователей страны идей
глубинного абиогенно-мантийного происхождения нефти и газа. Благодаря созданию в 2011 году и
активному развитию в стране проекта «Глубинная нефть», ряд этапов, связанных с созданием научной
теории глубинного абиогенно-мантийного происхождения нефти и газа, можно считать, по большей
части, завершёнными. Предстоит его окончательное завершение публикацией трудов всех
Кудрявцевских Чтений и изданием современного варианта научной теории неорганического
происхождения нефти и газа. Это относится, в частности, к первым двум этапам, связанным:
1) с обобщением (синтезом) существующих достоверных фактов в области наук о Земле и
нефтегазоносности недр в единую, целостную систему знаний по онтогенезу нефти (синтетическая
функция научной теории); и
2) с выявлением причинно-следственных связей нефтегазоносности недр, иных зависимостей и
связей нефтегазоносности с геологическим строением недр, определением генетических глубинных
критериев нефтегазоносности недр, законов синтеза нефти (химизм процессов и термодинамические
условия) и развития глубинных УВ-систем, других законов и связей нефтегазообразования и
нефтегазонакопления со строением и эволюцией земных оболочек и ядра Земли, служащих, как
источниками исходного вещества (донорами), так и средой протекания и реакционными камерами
(очагами синтеза углеводородов) глубинного нефтегазообразования (объяснительная функция научной
теории).
II. Среднесрочной задачей проекта «Глубинная нефть» (2017-2021 гг.) является создание в
России на основе центров консолидации и роста, альтернативных федеральных образовательных и
научно-исследовательских институтов, университетских и вузовских лабораторий и научно-
технологических центров по изучению, развитию и внедрению идей глубинного абиогенно-
мантийного происхождения нефти и газа в практику ГРР в стране. Необходимо создание при отделении
наук о Земле в РАН РФ подразделения по разработке приоритетных направлений развития
фундаментальных и прикладных исследований в области глубинного генезиса углеводородов. Идеи
глубинного абиогенно-мантийного происхождения нефти и газа должны быть оформлены в
концепцию, как системное знание, обладающее всеми атрибутами научной теории, в том числе
основной предсказательной функции теории.
На этом этапе, на базе теории формулируются разнообразные методы, способы и приёмы научно-
исследовательской и опытно-конструкторской деятельности, призванной создать методологическую
основу исследований в рамках развития положений теории глубинного абиогенно-мантийного
происхождения нефти (методологическая функция научной теории).
III. Долгосрочная цель проекта «Глубинная нефть» (2021-2030 гг.) сводится к трём основным
положениям:
1) Окончательная смена господствующей органической парадигмы нефтегазовой геологии на
теоретические вопросы происхождения нефти и газа, и официальное признание научной теории
глубинного абиогенно-мантийного происхождения углеводородов как руководящей основы для
обоснования и планирования ГРР в нашей стране.
2) Разработка на методологической основе исследований, в рамках развития положений теории
неорганического происхождения нефти и газа, научных основ прогнозирования (методы
прогнозирования нефтегазоносности недр и нефтегазогеологического районирования территорий) и
поисков (методы и технологии поисков, разведки и освоения) промышленных скоплений глубинной
нефти (предсказательная функция, или функция предвидения научной теории).
На этом этапе, на базе сформулированной теории и методологии исследований разрабатываются,
совершенствуются и тестируются различные прогнозные методы, технические способы и
технологические приёмы исследовательской и конструкторской деятельности в области
прогнозирования нефтегазоносности недр, количественной оценки перспектив нефтегазоносности
недр и нефтегазогеологического районирования территорий для целей регионального (бассейнового),
зонального (зоны нефтегазонакопления) и локального (отдельные залежи и месторождения нефти и
газа) прогноза нефтегазоносности; разрабатываются и тестируются различные методы и технологии
поисков, разведки и освоения месторождения нефти и газа, в том числе по реанимации «старых»
месторождений.
Теоретические представления о глубинном абиогенно-мантийном происхождении нефти
являются основой для изучения неизвестных ранее фактов, объектов или их свойств, связей между
явлениями и др. На основе положений новой нефтегазовой парадигмы пересматриваются устоявшиеся
и устаревшие взгляды и концепции всего комплекса естественнонаучного Знания, что в совокупности
подводит научное сообщество к полной смене фундаментальных основ мировоззрения на строение и
эволюцию Земли, космогонию в целом, возникновение жизни на Земле и Вселенского мироздания.
3) Всемерное и повсеместное внедрение в практику ГРР научных идей и методологии
предсказательной функции теории глубинного абиогенно-мантийного происхождения углеводородов
(практическая функция научной теории).
Конечное предназначение любой теории – быть воплощённой в практику. Именно поэтому
справедливо утверждение о том, что нет ничего практичнее, чем хорошая теория. На этом этапе
осуществляется внедрение в практику обоснования направлений и осуществления ГРР методов и
технологий практической геологоразведки, основанных на методологии прогнозирования, поисков,
разведки и освоения месторождений нефти и газа в рамках теории глубинного абиогенно-мантийного
происхождении УВ.
На базе новой теории внедряются различные прогнозно-поисковые методы, технические способы
и технологические приёмы исследовательской и конструкторской деятельности в области
прогнозирования нефтегазоносности недр, количественной оценки перспектив нефтегазоносности
недр и нефтегазогеологического районирования территорий для целей регионального (бассейнового),
зонального (зоны нефтегазонакопления) и локального (отдельные залежи и месторождения нефти и
газа) прогноза нефтегазоносности; внедряются разработанные на основе новой теории методы и
технологии поисков, разведки и освоения месторождения нефти и газа, в том числе по реанимации
«старых» месторождений.
Второй тезис – тактический. Считаем, что сложившееся на рубеже XX и XXI веков положение
с развитием в нашей стране многочисленных атавизмов полигенеза (миксгенетических теорий) на
основе органической теории происхождения нефти, является промежуточным состоянием на
переходном этапе, происходящей в настоящее время научной революции и смены парадигмы
нефтегазовой геологии. Впереди – безусловная победа и полное торжество материалистической теории
неорганического (минерального) происхождения нефти.
Третий тезис определяет отношение к существующему переходному периоду – этапу расцвета
многочисленных теорий полигенеза в вопросах теории происхождения нефти. Отношение к теориям
полигенеза (миксгенетическим теориям, декларирующим участие ОВ и различных форм органической
жизни в процессах промышленного нефтегазообразования в земной коре, при допущении в синтезе
углеводородов глубинного вещества и энергии) на переходном этапе развития неорганического учения
должно быть сдержанным, но принципиальным и бескомпромиссным: никакой поддержки, а также
последовательное разоблачение их проорганической сущности. Идеи полигенеза продлевают процесс
стагнации безнадёжно больной теории органического происхождения нефти и являются по своей сути
более вредными, чем идеи классической органической теории.
Четвёртый тезис вытекает из пп. 15-17 Резолюции 1-х Кудрявцевских чтений, касающихся
сферы подготовки кадров нефтяного профиля и научной цензуры. Он предполагает законодательное
изменение условий преподавания и порочной практики одностороннего освещения вопросов
происхождения нефти и газа на факультетах и кафедрах нефтяного профиля Российских ВУЗов и
университетов. Необходимо обеспечить условия и стимулировать создание обстановки плюрализма
мнений и соревновательности научных идей при подготовке студентами дипломов и аспирантами
диссертаций, а издательствам нефтяного профиля, научным советам ВУЗов и ВАК отказаться от
политики цензуры и запретов на инакомыслие в своей аттестационной и издательской деятельности.
Создание научных журналов, секций и отделений по глубинному генезису УВ при РАН, РАЕН,
МОИП и других научных организациях, возрождение старых и создание новых научных школ по
глубинной тематике на местах, является первоочередной задачей на текущем переходном этапе
развития теории неорганического происхождения нефти и активного распространения ее идей.
Пятый тезис декларируют уникальное, принципиально новое научное мировоззрение, возникшее в
России по вопросам происхождения углеводородов, проистекающее своими корнями от провидческих
и незаслуженно преданных забвению идей минеральной теории Д.И. Менделеева, получивших
мощный импульс развития благодаря гражданскому подвигу Н.А. Кудрявцева - нашего выдающегося
соотечественника, основателя современной теории неорганического происхождения нефти и газа.
Теория неорганического происхождения нефти и газа является уникальным национальным достоянием
России и требует государственной правовой защиты от посягательств на признание ее авторства.
Шестой тезис предполагает решение задачи полной реорганизации образовательного, научно-
исследовательского и производственного процесса в нефтегазовой геологии и ТЭК в соответствие с
тотальным охватом идеями глубинной нефти кадрового состава всех организаций и учреждений
страны. В условиях неприемлемости радикальных репрессивно-конфискационных мер, сама
необходимость в них отпадёт, преимущественно в связи с естественной сменой поколения носителей
органического учения и массовым внедрением идей глубинной нефти в образование, науку и
производство.
Седьмой тезис касается передачи административно-хозяйственных и управленческих функций
в области материальной, бюджетно-финансовой и кадровой политики в нефтегазовой геологии и ТЭК
страны, и решается на основе естественной смены руководства геологических служб всех научно-
исследовательских и производственно-сервисных подразделений нефтегазовой отрасли страны.
Восьмой тезис касается принципов организации и финансирования научных исследований и
образовательного процесса в ВУЗах страны в рамках развития теории происхождения УВ. В целях
исключения монополии на истину и деградации нефтегазовой геологии, как науки, ввести в качестве
обязательных принципов организации научных исследований и образовательного процесса в ВУЗах
страны нефтяного профиля, альтернативное сосуществование и финансирование всех научных идей по
происхождению нефти на конкурсной основе.
Девятый тезис определяет внутренние организационные задачи по развитию,
совершенствованию и внедрению идей теории неорганического происхождения нефти и газа в
практику планирования и проведения ГРР в стране. Этот тезис предполагает дальнейшее развитие
Проекта «Глубинная нефть», как в части широты охвата аудитории (научной и практикующей),
вовлечения участников КЧ и приверженцев неорганического учения в различные формы
некоммерческих организаций, расширение просветительской и издательской деятельности, в том
числе за счет вхождения в редколлегии профильных журналов, другая деятельность по популяризации
идей глубинной нефти и внедрения их в практику ГРР в нашей стране. Торжество новой парадигмы
нефтегазовой геологии должно произойти за счет естественноисторического осознания массами
профессионального сообщества нематериалистической сущности органического учения и его
неспособности предложить обществу пути решения в критический момент развития ТЭК страны.
Десятый тезис учитывает международный аспект развития теории глубинного абиогенно-
мантийного происхождения нефти и газа. На этом этапе решается задача всемерного распространения
идей глубинного происхождения нефти и газа в мировом научном сообществе с закреплением
научного приоритета и бренда «Российско-Украинская теория глубинного абиогенно-мантийного
происхождения нефти и газа».
Озвученные тезисы служат, в определенной степени, планом действий на ближайшую
перспективу в рамках реализации проекта «Глубинная нефть» в решении поставленных задач по смене
парадигмы нефтегазовой геологии на основе всеобщего торжества и признания идей теории
глубинного абиогенно-мантийного происхождения нефти и газа.
Если мы не воспользуемся главным конкурентным преимуществом России, связанным с
переходом на глубинную парадигму нефтегазовой геологии и реализацией проекта «Глубинная нефть»
при планировании ГРР, то по прогнозам нефтяных экспертов нашей стране после 2030 года не
останется места даже в списке сырьевых придатков цивилизации.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЛЯ ВКЛЮЧЕНИЯ В ПРОТОКОЛ РЕЗОЛЮЦИИ VIII


ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА ГЕОЛОГОВ

В качестве предложения для включения в протокол резолюции VIII Всероссийского съезда


геологов на Круглом столе III: «Состояние ресурсной базы УВС России и перспективы ее развития»
приводятся основные положения, вытекающие как практические следствия из теории глубинного
абиогенно-мантийного происхождения нефти и газа, в том числе сформулированные в резолюциях
Кудрявцевских Чтений, и необходимые для реализации в ближайшее время во избежание
неконтролируемых процессов падения добычи нефти в стране.
I. В сфере фундаментальных теоретических и экспериментальных исследований

1. Включить работы по изучению вопросов глубинного генезиса нефти и газа, глубинных


критериев нефтегазоносности недр, методов и технологий поисков, разведки и освоения
месторождений нефти и газа в перечень стратегических, приоритетных направлений научных
исследований, осуществляемых государством в области энергетической безопасности России.
2. Создать при отделении наук о Земле РАН РФ подразделения по разработке приоритетных
направлений развития фундаментальных и прикладных исследований в области глубинного генезиса
углеводородов.
3. Включить в перечень государственных контрактов на выполнение работ по воспроизводству
минерально-сырьевой базы углеводородного сырья территории РФ и её континентального шельфа за
счёт средств федерального бюджета тематику по изучению вопросов глубинного генезиса нефти и газа,
обоснованию глубинных генетических критериев нефтегазоносности недр и оценке перспектив
нефтегазоносности территории РФ.
4. Для кардинального решения проблемы воспроизводства минерально-сырьевой базы России и
выхода в ближайшей перспективе на прорывные технологии прогнозирования, поисков, разведки и
освоения ресурсов УВ-сырья, организовать научно-исследовательский институт (научно-
технологический центр) по изучению проблем глубинного происхождения нефти, методам и
технологиям поисков, разведки и освоения месторождений нефти и газа, имеющий самостоятельный
федеральный статус и бюджетное финансирование.
5. В целях исключения монополии на истину и деградации теоретических основ нефтегазовой
геологии в рамках развития теории происхождения нефти, вести в качестве обязательных принципов
организации научных исследований и образовательного процесса в ВУЗах страны нефтяного профиля,
альтернативное сосуществование и финансирование всех научных идей по происхождению нефти на
конкурсной основе.

II. В сфере геологического изучения недр

6. Возобновить на новой теоретической и технологической основе федеральную Программу


глубинных сейсмических исследований земной коры и мантии Земли и федеральную Программу
сверхглубокого (5-10 км), глубинного (10-15 км) и сверхглубинного (>20 км) опорно-
параметрического бурения. В качестве государственной инициативы предложить Правительству
России Проект бурения глубинной скважины (15-20 км) на основе теоретических, технических и
технологических решений отечественного производства. Проект «Глубинная нефть» станет
локомотивом для возрождения в России Программы изучения глубинного строения Земли и
Программы сверхглубокого (5-10 км) и глубинного (10-20 км) бурения на ближайшую перспективу.
7. Ввести практику создания научно-технологических полигонов для экспериментальной
проверки всех новых поисковых методов и технологий на эталонных площадях нефтяных компаний
России. Для этого предложить МПР (Роснедра), ПАО «Газпром» и нефтяным компаниям России
организовать на своих месторождениях или новых объектах поисков, научно-технологические
полигоны для внедрения и тестирования методов и технологий поисков нефти и газа на основе
глубинных критериев нефтегазоносности недр; разработать совместно с компаниями тематическую
Программу для реализации этих работ, предусмотрев их финансирование со стороны Заказчиков.

III. В сфере недропользования и воспроизводства минерально-сырьевой базы страны

8. Создать федеральную Программу по теме «Физико-геологические основы методов и


технологий поисков, разведки и освоения месторождений нефти и газа в глубоких и сверхглубоких
горизонтах известных и потенциальных нефтегазоносных осадочных бассейнов России».
9. Создать федеральную Программу по теме «Физико-геологические основы методов и
технологий поисков, разведки и освоения месторождений нефти и газа в фундаменте осадочных
бассейнов России».
10. Приступить к разработке федеральной Программы по реанимации старых НГП на основе
концепции глубинного генезиса нефти и возобновляемости ресурсов старых месторождений.
11. В рамках этой федеральной программы подготовить Программу работ по изучению
перспектив нефтегазоносности территорий, в пределах которых работы, в соответствии с
положениями органической теории положительных результатов не дали, или которые считаются
бесперспективными.
12. Организовать исследования по изучению и поискам глубинной нефти в пределах
нетрадиционных (горно-складчатые области, древние платформы и склоны щитов, фундамент
осадочных бассейнов и др.) районов России. В качестве первоочередной такой территории рассмотреть
возобновление нефтепоисковых работ на Московской синеклизе по Программе оценки перспектив ее
нефтегазоносности и нефтегазогеологического районирования на основе представлений о глубинном
генезисе нефти и газа.
13. Создать федеральную Программу по изучению перспектив нефтегазоносности,
количественной оценке нефтегазового ресурсного потенциала и нефтегазогеологического
районирования территории России, включая ее континентальный шельф, обоснования
первоочередных направлений поисков и рекомендаций по заложению глубоких параметрических и
поисковых скважин на основе представлений о глубинном генезисе нефти и газа.
14. Внести изменения в условия лицензионных соглашений в части снятия ограничений по
глубинности изучения и освоения недр. В качестве первого шага разрешить изучение недр и поиски
месторождений в пределах лицензионных участков без ограничений по глубине, законодательно
закрепив преимущественное право на разработку вновь открытых залежей за компаниями,
проводившими глубинное изучение недр.
15. Провести инвентаризацию фонда разведочных и, особенно, эксплуатационных скважин на
месторождениях нефти России, с определением возможности их реанимации, повышения КИН на
основе применения инновационных технологий, а также их углубления для вскрытия на технических
доступных глубинах кристаллического фундамента осадочных бассейнов.
16. Считать «сланцевый сценарий» развития ТЭК страны разорительным для экономики и
губительным для экологии России, все работы по этой тематике предоставить на добровольной основе
и за счет недропользователей, при сохранении экологического контроля со стороны государства.
17. В условиях санкционных ограничений и технологической необеспеченности сланцевого и
арктического направлений работ по ВМСБ, считать приоритетными направлениями ГРР на УВ-сырье
освоение глубокозалегающих горизонтов осадочного чехла и фундамента нефтегазоносных
провинций и перспективных территорий России.

В заключение необходимо отметить, что в случае безучастного наблюдения за происходящими


революционными процессами в стране со стороны равнодушного большинства ученых и
специалистов, будут поставлены под сомнение все ожидаемые и столь долгожданные перемены в
нефтегазовой геологии, как это происходило в истории нашей страны при решении ее судьбоносных
задач.
В этой связи, считаю актуальным для нового этапа развития научной революции по смене
парадигмы нефтегазовой геологии, лозунг: «Неорганики всех стран соединяйтесь!». Гражданский
долг каждого ученого, геолога и нефтяника сделать исторический выбор по дальнейшему направлению
развития нефтегазовой геологии, судьбе ТЭК и энергетической независимости нашей страны.
Статья получена ноября 2016