Вы находитесь на странице: 1из 1

В конце концов, кто я такой, чтоб не пить? Мне что, больше всех надо?

Не пить, сидеть на диете и


делать зарядку… Что я из себя корчу?

«Извините, мне спиртного нельзя, мне стакан сока…»

Бери водку, не умничай! Ты кто такой? Ты что задумал? Ты посмотри, сколько народа мучается!
Пенсионеры без лекарств, молодежь без перспектив, а ему спиртного нельзя! Пусть все
передохнут, а он будет на лыжах!
На чьем фоне ты, гад, хочешь долго жить? Ты хочешь потом о нас кому-то правду рассказать?
Тебе нельзя, а нам, значит, можно?

Ты настоящих генералов видел? Фигура радость источает! Мундир лопается! Лампасы в щеки
переходят! Нос цвета красного знамени! Упасть может, отжаться — никогда.

Гаишник на посту стоит, движение регулирует — и сам в борт вцепиться не может из-за живота, и
его чтоб объехать, шоссе расширять надо. Оттиск печати у него месяц перегаром отдает. Лицо
таких размеров — любая женщина с любого конца комнаты, не сходя с места, поцелует. Процесс
надевания носков в полевых условиях полностью исключен.

А ты говоришь — «Я не пью».

Один, которому пить нельзя, ничего не получил при распределении мест в парламенте. Рыдал,
справки показывал, язва, диарея.

Ему сказали: «Все правильно! Сильно не пьющий — большая гнида. Настоящий мужик у нас либо
на водке, либо на антибиотиках. Почему либо? Потому что они не сочетаются. Хотя бывает, что
крупный руководитель и на том, и на другом»

А ты говоришь: «Кто я такой, чтоб не пить?».

Выпей, Мишастик! (Так меня одна дама называла). Выпей, Мишастик, добейся любви без слов!

В конце концов, кто я такой, чтоб не пить? Мне что, больше всех надо? Не пить, сидеть на диете и
делать зарядку… Что я из себя корчу?

«Извините, мне спиртного нельзя, мне стакан сока…»

Бери водку, не умничай! Ты кто такой? Ты что задумал? Ты посмотри, сколько народа мучается!
Пенсионеры без лекарств, молодежь без перспектив, а ему спиртного нельзя! Пусть все
передохнут, а он будет на лыжах!
На чьем фоне ты, гад, хочешь долго жить? Ты хочешь потом о нас кому-то правду рассказать?
Тебе нельзя, а нам, значит, можно?

Ты настоящих генералов видел? Фигура радость источает! Мундир лопается! Лампасы в щеки
переходят! Нос цвета красного знамени! Упасть может, отжаться — никогда.

Гаишник на посту стоит, движение регулирует — и сам в борт вцепиться не может из-за живота, и
его чтоб объехать, шоссе расширять надо. Оттиск печати у него месяц перегаром отдает. Лицо
таких размеров — любая женщина с любого конца комнаты, не сходя с места, поцелует. Процесс
надевания носков в полевых условиях полностью исключен.

А ты говоришь — «Я не пью».

Один, которому пить нельзя, ничего не получил при распределении мест в парламенте. Рыдал,
справки показывал, язва, диарея.

Ему сказали: «Все правильно! Сильно не пьющий — большая гнида. Настоящий мужик у нас либо
на водке, либо на антибиотиках. Почему либо? Потому что они не сочетаются. Хотя бывает, что
крупный руководитель и на том, и на другом»

А ты говоришь: «Кто я такой, чтоб не пить?».

Выпей, Мишастик! (Так меня одна дама называла). Выпей, Мишастик, добейся любви без слов!