Вы находитесь на странице: 1из 7

Тема 2

Расцвет еврейской общины в Польско-Литовском государстве в XVI в. (2 ч)


• Положение евреев в государстве
• Еврейская община
• Образование и учёность
В скобках – номер слайда
1. (3) Экономическая основа жизни евреев Польши в конце средневековья
В XV - первой половине XVI вв. евреи в Польше занимались главным образом торговлей. Близость
к Турции и легкий доступ к балтийским портам способствовали развитию еврейской транзитной
торговли, связывавшей гавани Черного моря и Стамбул с портами на Балтийском море. Еврейские
купцы из Польши были посредниками в торговле с Турцией и странами христианской Европы,
используя свои связи с местными еврейскими общинами. Они вели также торговлю внутри
Польши, скупая у шляхты сельскохозяйственные продукты.
Короли поручали евреям заведовать имениями короны и некоторыми отраслями королевских
доходов, часто назначали евреев своими поставщиками. Евреи по-прежнему занимались
ссудными операциями, часто за пределами польских границ; эти операции нередко приносили им
значительные доходы.
В XV - XVI вв. среди польских евреев было много ремесленников, в основном портных, а также
мясников. В Кракове евреи владели пивоваренными заводами. С самого начала еврейским
ремесленникам приходилось упорно конкурировать с ремесленными цехами, в которые их не
принимали и которые боролись за свое монопольное право заниматься ремеслами.
Со времен Витовта литовские евреи брали на откуп великокняжеские доходы (сбор налогов), а
также ссужали в рост, хотя ростовщичество не играло существенной роли в экономической жизни
евреев Литвы.
2. (4) Изгнание из Литвы и возвращение
Под давлением духовенства и городского населения, которые опасались конкуренции со стороны
евреев в 1495 г. великий князь Александр Ягеллон (с 1501 г. — король Польский) изгнал евреев и
караимов из Литвы и конфисковал их недвижимости. Часть этих евреев (из северных общин)
нашли убежище в приграничных городах Польши.
Тяжелое финансовое положение страны побудило Александра отменить указ в 1503 г. Евреи
получили право селиться по всей территории Литвы, им были возвращены дома, синагоги и
кладбища. За возвратившимися было признано право взыскивать оставшиеся неоплаченными
долги и выкупать конфискованную недвижимость у ее новых владельцев по цене, уплаченной
последними княжеской казне.
Вместе с тем, наряду с уплатой значительного ежегодного налога местным властям, евреи были
обязаны оплачивать содержание королевского конного отряда в 1000 всадников.
3. (5) Распределение еврейского населения
Последняя большая группа иммигрантов переселилась в Польшу из Чехии в начале XVI в. К концу
XVI в. в одной лишь Великой Польше насчитывалось 52 еврейских общины, крупнейшие из них в
Кракове, Познани, Львове и Люблине. 2/3 евреев жили в городах, 1/3 – в сельской местности. На
малые общины (до 500 чел.) приходилось 77%.
В городах и сёлах, принадлежащих шляхтичам, евреи были в полной их власти и под защитой. Их
называли «частными» евреями. Шляхтичи сами выдавали евреям охранные грамоты. В начале 16
в. власть в Польше постепенно переходит в руки шляхты, мало считавшейся с интересами горожан.
Шляхтичи не только продолжали пользоваться услугами еврейских купцов, но и стали основывать
в своих поместьях своего рода «частные города», в которые старались привлечь евреев. Так,
например, феодальный владелец Тиктина в 1522 г. (всего лишь год спустя после протеста
львовских жителей) разрешил приглашенным им в город евреям открыть магазины на площади
возле ратуши и на три года освободил их от уплаты всех налогов. Таким образом, несмотря на
отчаянное сопротивление со стороны горожан, евреи во многих городах страны смогли заняться
свободной коммерческой деятельностью во всех областях торговли. Давление со стороны
христианских жителей королевских городов и постоянные столкновения с ними побуждали евреев
переселяться в поместья шляхтичей, где они могли заниматься торговлей без ограничений.
После Люблинской унии 1569 года Литва и Польша объединились в Речь Посполитую. Это было
самое сильное государство в Европе с самым большим еврейским населением. Всего в конце XVI
в. в Польше и Литве проживало, видимо, свыше 100 тыс. евреев.
4. (6) Усиление антиеврейских настроений
В XVI вв. усилились антиеврейские настроения в различных кругах польского и литовского
общества, в значительной мере под влиянием церкви. В течение всего этого периода не
прекращались попытки польских горожан ограничить права евреев; некоторые города изгнали из
своих пределов все еврейское население на основани и специального королевского разрешения.
Притеснения, которым в XVI в. подвергались евреи Польши, не приостановили их экономическую
деятельность. Напротив, в начале XVI в. еврейская торговля даже расширилась. В 1521 г. главы
львовских горожан писали жителям Познани: «Неверные евреи лишили нас и наших
занимающихся торговлей сограждан почти всех источников пропитания... Они овладели всей
торговлей, проникли в местечки и села, не оставили христианам ничего». Львовские горожане
обратились с жалобой к королю, однако тот не уступил их требованиям, хотя и ввел ряд
ограничений, запретив евреям торговать целым рядом товаров.
Даже в периоды спокойствия и благополучия евреям больших городов угрожали бесчинства и
нападения со стороны семинаристов. Особенно страдали еврейская беднота и ремесленники,
которых не признавали христианские цехи. Для предотвращения нападений семинаристов евреи
зачастую платили так называемый шилергелд (школярский откуп) семинаристам.
5. (7) Участие евреев в экономическом расцвете Речи Посполитой
В XVI в. Польско-Литовское государство стало крупнейшим экспортером леса и
сельскохозяйственных продуктов.
Открывшиеся перспективы эксп орта сельско­хозяйственных продуктов привлекли внимание
польского дворянства к плодородным восточным окраинам королевства. Польские короли
жаловали придворных обширными поместьями в Украине, где возникали огромные латифундии.
Жившие в столице владельцы поместий были заинтересованы передать свои имения в руки
управляющих. Возможность аренды дворянских латифундий открыла перед евреями новые
экономические перспективы. Иногда еврейская семья, поселяясь в деревне, скупала там
сельскохозяйственные продукты для крупных еврейских экспортеров.
Шляхта все более закрепощала крестьян, которые были вынуждены пользоваться
принадлежавшими помещикам шинками и мельницами, которые часто сдавались евреям на
откуп.
Еврейские купцы поставляли продовольствие для городского населения и армии, мачтовый лес
для балтийских верфей, сплавляли по Висле плоты строевого леса, груженные селитрой, поташом
и дегтем, и продавали эти товары прибывавшим в Данциг (Гданьск) английским и голландским
купцам. Таким образом, административная, коммерческая и финансовая деятельность еврейских
арендаторов играла важную роль в освоении и заселении украинских степей.
6. (8) Положение евреев в Литве в начале XVI века
При Сигизмунде I Старом (1506–48) начался период экономического и политического расцвета
литовского еврейства. Вплоть до Люблинской унии (1569) евреи проживали в основном на землях
княжеских городов и пользовались покровительством князя. Согласно 1-му Литовскому статуту
(1529 г.), убийство дворянина, еврея или горожанина каралось смертной казнью, а семья убийцы
была обязана платить семье убитого пеню, причем за убийство еврея равно как за убийство
дворянина — 100 грошей, а за убийство горожанина — лишь 12 грошей.
Наиболее знатные евреи именовались в официальных документах «панами». Сигизмунд I широко
прибегал к услугам еврейских откупщиков. Один из них, Аврам Езофович (1450–1519), принял
православие и был назначен министром финансов великого князя («земским подскарбием»).
Наибольшим влиянием среди откупщиков пользовался его брат Михель Езофович (умер, по-
видимому, в 1529 г.).
Сигизмунд, стремившийся создать централизованное руководство своих еврейских подданных и
обеспечить упорядоченное взимание с них государственных налогов, назначил в 1514 г. М.
Езофовича старейшиной литовских евреев, наделив его широкими полномочиями, включая
судебные, а в 1525 г. даровал ему потомственное дворянство (единственный случай возведения
некрещенного еврея в дворянство). Однако евреи отказались признать назначенного великим
князем старейшину.
Несмотря на обвинение евреев Литвы в обращении христиан в иудаизм (1540), рост еврейских
общин Литвы продолжался на всем протяжении XVI в. Мигрировавшие из Центральной Европы
(главным образом из Богемии) евреи создали общины в Кобрине, Клецке, Новогрудке, Тыкоцине,
Слониме и Остроге.
Основа Литовского ва‘ада, который состоял из старейшин и верховных раввинов главных общин,
была заложена к 60 гг. XVI в. Главными общинами в этот период были общины Бреста, Гродно и
Пинска.
7. (9) Положение евреев в украинской части Литвы и Польши
В XVI в. на украинских землях, входивших в состав Польши и Литвы, поселились отдельные семьи
сефардов из Османской империи и Италии; продолжалась массовая иммиграция ашкеназов из
стран Центральной и Западной Европы. По некоторым оценкам, численность евреев на землях,
населенных украинцами, составила к концу XVI в. двенадцать тысяч человек.
В первой половине XVI в. евреям разрешили селиться в тех частях Украины, где раньше не было
еврейского населения. В 1532 г. еврейская община возникла в Виннице, в 1540 г. — в Баре, в 1551
г. — в Брацлаве (ныне Винницкая область; первые сведения о присутствии евреев в Виннице и
Брацлаве относятся к 1506 г.).
С принятием 1-го Литовского статута (1529) евреи утратили право быть свидетелями по делам о
недвижимости. Фактически евреям вообще не разрешалось свидетельствовать в суде. Кроме того,
им запрещалось держать рабов-христиан (такие рабы подлежали немедленному освобождению,
причем владельцу не полагалось никакой компенсации), обращать кого бы то ни было в иудаизм
(нарушителей этого запрета приговаривали к сожжению), нанимать христианских женщин в
качестве кормилиц, надевать платье, шитое золотом или серебром. Мужчинам предписывалось
носить шляпы желтого цвета. В 1539 г. король Сигизмунд I впервые передал под юрисдикцию
дворян (шляхтичей) евреев, живших в их наследственных владениях. 2-м Литовским статутом
(1566) все антиеврейские ограничения были оставлены в силе.
Во многих районах Украины евреи входили в состав местного ополчения; в 1551 г. они обороняли
Брацлав от татар даже после бегства гарнизона и большей части населения.
В результате Люблинской унии 1569 г. Волынь и Подолия, включавшие такие крупные общины, как
общины Луцка, Владимира-Волынского и Острога, вышли из состава Литвы и были присоединены
к Польскому королевству. После этого правовое положение евреев, живших на украинских землях,
улучшилось, хотя формально 2-й Литовский статут (получивший название Волынского) действовал
здесь до 1793 г. Были подтверждены все привилегии литовского еврейства.
Польский сейм и король Стефан Баторий (правил в 1576–86 гг.) уравняли евреев с христианами в
том, что касалось выплаты муниципальных налогов, дали евреям право участвовать в обсуждении
смет налогов, налагаемых королевскими властями на население, и т. д.
Галицкие и волынские евреи в XVI – первой половине XVII в. (как и в предшествующий период)
большей частью жили в крупных городах, образуя большие общины.
Во Львове, Луцке и ряде других мест еврейские финансисты играли важную роль в развитии
денежно-кредитной системы. Многие евреи были мелкими лавочниками, некоторые —
ремесленниками.
8. (10) Гонения на евреев в середине XVI в.
Значительная часть еврейского населения находилась на грани бедности и подвергалась
преследованиям со стороны духовенства, мещан и городской черни.
Особенно трудно приходилось галицийским ремесленникам, которых не признавали христианские
цехи. В XVI в. на Украине (во Львове, Луцке, Галиче) возникли первые еврейские ремесленные
цехи (портных, скорняков, резников), существовавшие независимо от христианских; позднее
мастера еврейских цехов вошли в состав общинного руководства.
В начале XVI в. города стали объединяться в борьбе против евреев, добиваясь от короля
специальных привилегий de non tolerantis judaeis, которые давали муниципалитетам право
запрещать или ограничивать проживание евреев в городе. На основании таких привилегий евреи
были изгнаны из ряда городов, в том числе из Варшавы (1525). В других местах им пришлось
подписать договоры, по которым их торговые права были сильно урезаны. Во многих городах
евреи могли селиться лишь на определенных улицах или в особых предместьях (например,
Казимеже близ Кракова), становившихся типичными гетто. В 1527 г. горожане Вильно добились
запрета на поселение евреев в городе, и лишь в 1551 г. немногим еврейским торговцам было
разрешено посещать его в коммерческих целях. Против евреев начали вести борьбу также
широкие круги мелкой и средней шляхты. В XV в. шляхтичи были заинтересованы в евреях как
посредниках для продажи своих товаров, а в XVI в. они сами вели торговлю
сельскохозяйственными продуктами, и евреи-конкуренты стали для них опасны. На Виленском
сейме в 1551 г. дворяне ходатайствовали об обложении евреев подушной податью в один злотый
в год (введена королевским универсалом в 1563 г.).
В этот период многие евреи Польши переселялись из королевских городов во владения магнатов и
монастырей, которые в ряде случаев специально приглашали евреев и освобождали их на первое
время от уплаты податей. В некоторых (особенно новых) городах, принадлежавших крупным
феодалам, торгово-промышленная прослойка формировалась почти исключительно из евреев;
иногда они даже составляли большинство населения города.
В 1520–30-х гг. Реформация вызвала ожесточенные религиозные споры в христианской среде
Польши. Были отдельные случаи перехода в иудаизм. В 1539 г. в Польше, в особенности в
Краковском воеводстве, распространились слухи, будто многие христиане переходят в еврейство,
проходят обряд обрезания и скрываются у литовских евреев. В том году вдова члена краковского
магистрата Екатерина Залешовская была сожжена за склонность к иудаизму.
В те же годы состоялся ряд диспутов между евреями и христианами. В конце 16 в. самым
выдающимся апологетом иудаизма и оппонентом христианства был караим Ицхак бен Аврахам
Троки. В своей книге «Укрепление веры» он выступил с беспощадной рационалистической
критикой христианства.
Католическая церковь, ведя борьбу с Реформацией, активно прибегала к антиеврейским
действиям. В XVI в. в Польше появилась антисемитская литература. В 1541 г. в Кракове был
напечатан памфлет анонимного священника «Об изумительных заблуждениях евреев», где
рекомендовалось разрушить новые синагоги и ограничить в городах численность еврейского
населения. Автор памфлета «О святых, убиенных иудеями» требовал изгнания евреев из Польши.
В брошюрах врачей-поляков звучали призывы не лечиться у евреев, которые якобы отравляют
пациентов-христиан. Юдофобской кампанией руководил глава польской католической церкви П.
Гамрат. В 1542 г. проходивший под его председательством церковный собор потребовал
уменьшить число евреев в городах, особенно в Кракове, запретить евреям жить в ряде районов
страны, разрушить новые синагоги и т. д.
Для борьбы с евреями горожане и церковь пользовались любыми средствами. Так, в 1558 г.
многих евреев г. Сохачева арестовали по обвинению в осквернении гостий (пресный хлеб, который
католики используют во время богослужения и олицетворяющий Иисуса Христа) и, несмотря на
приказ короля Сигизмунда II Августа освободить их, сожгли на костре. Король сказал по этому
поводу: «Я содрогаюсь при мысли об этом злодействе, да и не желаю прослыть дураком, который
верит, что из проколотой гостии может течь кровь».
Положение евреев несколько улучшилось в правление Стефана Батория (1576–86), который
подтвердил их прежние привилегии и разрешил свободно заниматься ремеслами, торговать в
христианские праздники, нанимать христиан для строительных работ. Учитывая религиозные
чувства евреев, он упразднил обычай принесения ими присяги в суде, стоя на свиной коже, и
исключил из текста присяги унизительную для евреев формулировку, а также решительно
выступал против погромов и кровавых наветов.
9. (11) Самоуправление и еврейская община.
В начале XVI в. официальным представителем всех евреев Польского королевства был главный
раввин, назначаемый королем. Еврейские жители государства подлежали его юрисдикции. В
первой половине XVI в. во главе еврейских общин Польши стояли раввины, так называемые
«доктора» или «сеньоры», которых по рекомендации общины, а иногда и без нее, назначал
король. Основной задачей еврейского руководства было удовлетворение финансовых требований
польских королей.
Совместная борьба всех евреев страны против наветов и обвинений служила одним из важнейших
факторов укрепления еврейской автономии и создания ваадов . Основной ячейкой всей системы
еврейского самоуправления в Польско-Литовском государстве была община - кахал, имевшая свое
руководство (рашим, парнасим) и свои общественные и религиозные учреждения.
Пример общинной организации в Польши и Литве. Ядро правления общины состояло из четырех
глав (рашим), до пяти заместителей (товим), четырнадцати членов (кахал), трех судей (даяним)
низшей инстанции, трех судей второй инстанции, трех судей высшей инстанции, трех счетоводов,
пяти казначеев (габаим) и попечителей, сиротских опекунов и сборщиков государственных
налогов. Сфера деятельности и полномочий каждого члена этой коллегии была точно определена.
Большим почетом пользовались главы йешив — раввины.
В общине существовала еще одна весьма важная выборная должность — ходатая (штадлан),
который должен был сопровождать «каждого нуждающегося в помощи к судье, или писарю, или к
чиновнику, к откупщику налогов, к горожанам, куда надо». Община, таким образом, имела своего
рода адвоката, защищавшего интересы ее членов перед властями и горожанами.
Из сохранившихся денежных отчетов еврейских общин (пинхасы) в Польше явствует, что в среднем
70 и более процентов всего бюджета уходило на защиту от «покушений извне» — на подкупы и
«подарки» недоброжелателям из среды духовенства и христиан-горожан и на судебные издержки
и ходатайства в связи с наветами и клеветой. 14–15% бюджета расходовались на
благотворительные цели, а остальная часть — на административные издержки и жалованье.
Такое распределение бюджета было возможным потому, что большинство должностных лиц
исполняло свои обязанности безвозмездно.
10. (12) Автономия еврейских общин. Ваады Литвы и Польши.
Еврейские общины Польши и Литвы были организованы по принципу ступенчатого
самоуправления. Еврейские общины Польского королевства были организованы по областям или
землям (мединот или арацот), которые подразделялись на округа (глило́ т; один округ - гали́ ль).
Входившие в состав округа местные общины находились в определенной административной
зависимости (не затрагивавшей, впрочем, их автономии) от главной общины этого округа. Так,
например, община города Луцк представляла местные общины всего округа, община Кракова —
Малой Польши.
Представители окружных общин собирались на регулярные съезды, получившие название
окружных ваа́дов. Каждая область выбирала и посылала установленное для нее число общинных
глав и раввинов на съезды верховного органа еврейской автономии в Польше — Ваада четырех
земель (Великой Польши, Малой Польши, Волыни и Подолии). Там они обсуждали меры для
защиты прав и интересов всего еврейского населения Польши. Иногда в этих съездах участвовали
и представители Литовского ваада, который состоял из 5 главных общин: Бреста, Гродно, Пинска,
Вильны и Слуцка. В Литве возник ваад (совет) из девяти областных общинных глав (раши́ м) и трех
раввинов в середине XVI в. Из них на каждой ярмарке в Люблине должны были заседать трое глав
и один раввин, «дабы заботиться об общем благе... карать преступников и ослушников,
обкрадывающих и обманывающих как евреев, так и иноверцев, чтобы, упаси Господь, не было
опорочено имя Творца».
11. (13) Ваад четырёх земель
С середины XVI в. руководители и раввины крупнейших общин каждого округа дважды в год
съезжались на ярмарки в Люблине и Ярославе (Галиция). Там и образовался Ваад четырёх земель.
Там же, особенно в Люблине, стали собираться законоучители для обсуждения вопросов
религиозного законодательства.
Должностными лицами Ва‘ада четырёх земель были:
1. «парнас рода Израилева в четырёх землях», то есть глава Ва‘ада, председательствовавший
на его собраниях; он избирался из областных старейшин;
2. второй по чину — «нееман (поверенный) рода Израилева в четырёх землях», то есть
казначей и главный секретарь; это был чиновник на жаловании, который мог быть
назначен и из среды даянов;
3. штадлан, то есть ходатай; он получал высокое жалование и обязан был находиться при
королевском дворе или там, где собирался королевский сейм, чтобы защищать еврейские
интересы перед правительством;
4. котев (писарь, то есть секретарь-делопроизводитель) Ва‘ада; позже — коллегия
делопроизводителей;
5. шаммай, то есть податный чиновник.
Участвовавшие в заседаниях ваада раввины составляли своего рода высшую судебную коллегию.
Все дела, которые не могли быть разрешены в рамках отдельной общины, выносились на
рассмотрение ваадов. На заседаниях ваадов принимались постановления и предписания,
регулировавшие жизненный уклад евреев всего королевства, и выносились решения по
актуальным проблемам, возникавшим в личной и общественной жизни польско-литовского
еврейства. Так, ваады оказывали давление на еврейских арендаторов, чтобы в арендованных
поместьях крепостные не работали по субботам на барщине. Ваады стояли на страже прав
еврейского населения во время избрания королей, сессий сейма и в другие чреватые резкими
переменами моменты.
Так были заложены основы, на которых впоследствии базировались центральные органы
самоуправления всех евреев Польши и Литвы: ваад, три четверти которого составляли главы
общин, а четверть — общинные раввины; касса взаимопомощи всех еврейских жителей страны и
Верховный суд, заседавший на ярмарочных съездах.
На заседаниях ваадов принимались решения, регулировавшие жизненный уклад евреев всего
королевства. Одной из главных функций ваадов было распределение по землям и общинам
размера податей в государственную казну.
С XVI в. евреи Польши пользовались также судебной автономией. Все тяжбы между евреями и
преступления евреев против евреев рассматривались в еврейских судах, которые могли
приговорить подсудимого к штрафу, телесному наказанию или тюремному заключению.
Еврейские суды имели право выносить смертные приговоры, но такие случаи в Польше
неизвестны. Ваад был распущен в 1764 году по решению Сейма в связи с централизацией власти.
12. (14) Образованность и учёность
Польско-литовские евреи высоко ценили ученость. Детей с 5 лет отдавали учиться в хедер –
начальную религиозную школу. Подростки с 13 лет и юноши учились в йешиве. Учащиеся йешив
пользовались всеобщим уважением. Кончив йешивы и став купцами или арендаторами, молодые
евреи не прекращали изучение Талмуда. Богатые члены общины, даже те, кто сам не отличался
ученостью, стремились выдать своих дочерей замуж за лучших учеников йешив, невзирая на их
бедность. Так сложилось еврейское руководство, состоявшее из богатых и ученых.
Настоящий расцвет еврейской духовной жизни наступил в XVI в. В Польше был открыт ряд йешив,
которые впоследствии стали известнейшими, в том числе иешива раввина Я‘акова Полака (1460
или 1470 – после 1533), создателя нового метода изучения Талмуда - пилпула, его ученика,
раввина Ш. Шахны, раввина Моше Иссерлеса в Кракове и других.
Если раньше еврейские юноши из Польши уезжали в Германию для продолжения своего
образования, то в XVI в. стали из Германии приезжать учиться в польские иешивы. Еврейская
ученость в Польше отличалась религиозным рационализмом, много внимания уделялось и
изучению светских наук.
Среди раввинов были разногласия по вопросу об отношении к нееврейской философии:
сторонников ее изучения возглавлял раввин Моше Иссерлес, а противников — раввин Шломо
Лурия, обвинявший Иссерлеса в том, что его ученики «молятся по Аристотелю». Польский хронист
отмечал, что в Польше и Литве «евреи пользовались ивритским письмом и изучали науки и
искусства, астрономию и медицину».
Один из выдающихся учёных талмудистов и ведущий раввин того времени, правовед и философ
Моше Иссерлес (ок. 1520—1572, Краков). В юности Иссерлес стал признанным знатоком
раввинистического закона и в возрасте 33 лет был назначен членом еврейского духовного суда
Кракова. Главный его труд — «Маппа» (Скатерть), сборник галахических постановлений,
следующих ашкеназской традиции (традиции немецкого еврейства), стал дополнением к кодексу
«Шулхан Арух» Иосифа Каро, основанному на сефардской традиции (традиции испанского
еврейства).