Вы находитесь на странице: 1из 4

141

Г.Р. МУСТАФИНА
доцент кафедры дерматовенерологии с курсами дерматовенерологии
и косметологии ИДПО, к.м.н., ФГБОУ ВО БГМУ Минздрава России,
г. Уфа*

ПУСКОВЫЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ РОЗАЦЕА


Одной из актуальных проблем современной дерматологии явля-
ется розацеа — мультифакториальное заболевание с хроническим ре-
цидивирующим характером течения, преимущественно поражающее
кожу лица1. Розацеа протекает как хроническое воспаление кожи, ха-
рактеризующееся эритемой, папулами, телеангиоэктазиями, отеками,
гнойничками или сочетанием этих симптомов2. Вследствие неоднород-
ности классификации и клинических проявлений розацеа результаты
эпидемиологических исследований, как правило, различны. Уровень
заболеваемости розацеа был определен на уровне 1,65 на 1000 чело-
век в год.
Розацеа относится к распространенным воспалительным дерма-
тозам, поражающим кожу лица. Наибольший удельный вес (36 %) в
структуре акнеподобных дерматозов принадлежит розацеа. Однако,
согласно некоторым авторам, с 2005 г. этот показатель имеет стойкую
тенденцию к снижению3. В США доля розацеа среди дерматозов со-
ставляет 8—9 %, в Скандинавских странах и в Германии — 7—10 %4.
Самая высокая заболеваемость розацеа отмечается в США и странах
Европы. В странах Европы наблюдается повышение распространен-
ности заболевания по направлению с юга на север. Так, в Германии
розацеа диагностируется у 2,2 % населения, в Швеции — у 10 %, в Эс-
тонии — у 22 %5. В Эстонии у 22 % из 348 случайно выбранных чело-
век присутствовал хотя бы один признак розацеа. Наиболее часто
*
Мустафина Гульгена Раисовна, e-mail: gulgenarm@mail.ru
1
Eckel R. Rosacea: the strawberry fields of dermatology. Prime Journal 2014; 4 (4): 60—62;
Zouboulis C.C., Katsambas A.D., Kligman A.M. Pathogenesis and Treatment of Acne and
Rosacea. Berlin: Springer; 2014.
2
Steinhoff M., Schauber J., Leyden J.J. New insights into rosacea pathophysiology: A review
of recent findings. J. Am. Acad. Dermatol. 2013;69:S15–S26. doi: 10.1016/j.jaad.2013.04.045.
3
Yutskovskaya Ya.A., Kusaya N.V., Klyuchnik S.B. Obosnovanie patogeneticheskoy terapii pri
aknepodobnykh dermatozakh, oslozhnennykh kleshchevoy invaziey Demodex folliculorum.
Klin dermatol i venerol 2010; (3): 60—63. [Юцковская Я.А., Кусая Н.В., Ключник С.Б. Обос-
нование патогенетической терапии при акнеподобных дерматозах, осложненных клеще-
вой инвазией Demodex folliculorum // Клиническая дерматология и венерология. 2010, №
3, с. 60—63].
4
Saydalieva V.Sh. Effektivnost' nizkikh doz izotretinoina pri lechenii bol'nykh papulo-
pustuleznym podtipom rozatsea. Lechebnoe delo 2012; (2): 88—92. [Сайдалиева В.Ш. Эф-
фективность низких доз изотретиноина при лечении больных папуло-пустулезным под-
типом розацеа // Лечебное дело. Общество с ограниченной ответственностью «АТМО»,
2012, № 2, с. 88—92].
5
Berg M., Liden S. An epidemiological study of rosacea. Acta Derm Venerol 1989; 69 (5):
419—423; Schaefer I., Rustenbach S.J., Zimmer L. et al. Prevalence of skin diseases in a co-
hort of 48,665 employees in Germany. Dermatology 2008; (2): 169—172.
142

встречались такие клинические признаки заболевания, как эритема


(21 %) и телеангиоэктазии (18 %)6. В США количество больных розацеа
составляет, по некоторым данным, более 16 млн7. Согласно данным
различных ретроспективных исследований, в США распространен-
ность розацеа находится в пределах 1,3—2 %8.
Большинство пациентов с розацеа – люди со светлой кожей, хотя
существуют исследования, показывающие, что розацеа может разви-
ваться и в других фототипах кожи, в том числе в азиатских и африкан-
ских популяциях9.
Розацеа многофакторная патология, в формировании которой
принимают участие множество механизмов. Среди них врожденные
аномалии иммунной системы и нарушение нервно-сосудистой регуля-
ции считаются основными в патофизиологии розацеа.
Пусковые факторы в патогенезе для розацеа
Известно, что многие хронические воспалительные кожные забо-
левания, такие как розацеа и псориаз, связаны с ремоделированием
кожи после УФ-облучения. Хроническое облучение ультрафиолетом A
(UVA) может вызывать сверхэкспрессию ММР-1, что связано с дегене-
рацией кожного коллагена, наблюдаемой при розацеа. Кроме того,
солнечный хронический эластоз, который является одним из типичных
гистопатологических признаков при розацеа, наблюдается после хро-
нического ультрафиолетового излучения. Кроме того, в культивируе-
мых кератиноцитах UVB усиливает экспрессию мРНК и белка в сосу-
дистом эндотелиальном факторе роста (VEGF), мощном ангиогенном
факторе. Воздействие на кожу мыши ультрафиолета В привело к об-
разованию ангиогенных молекул и фактора роста фибробластов 2
(FGF2) из кератиноцитов.
УФ-излучение также способствует производству АФК. Уровень
АФК выше у пациентов с розацеа, чем у здоровых контролей. АФК мо-
жет стимулировать активацию воспалительных, провоспалительных
цитокинов и медиаторов воспаления, продуцируемых кератиноцитами
и фибробластами; следовательно, АФК может далее распространять
воспалительные реакции, обычные для розацеа. Кроме того, у пациен-
тов с розацеа после УФ-облучения наблюдалось накопление сыворо-
точной перекиси и снижение активности супероксиддисмутазы в тка-
6
Abram K., Silm H., Oona M. Prevalence of rosacea in an Estonian working population using a
standard classification. Acta Derm Venereol 2010; 90 (3): 269—273.
7
Two A.M., Del Rosso J Q. Kallikrein 5-mediated inflammation in rosacea: clinically relevant
correlations with acute and chronic manifestations in rosacea and how individual treatments
may provide therapeutic benefit. J Clin Aesthet Dermatol 2014; 7 (1): 20—25.
8
Bamford J.T.M., Gessert C.E., Renier C.M. et al. Childhood stye and adult rosacea. J Am
Acad Dermatol 2006; 55: 951—955; Romanowicz M., Stephenson J.J., Del Rosso J.Q. et al.
Healthcare utilization and costs of patients with rosacea in an insured population. J Drugs
Dermatol 2008; 7: 41—49; Tan J., Berg M. Rosacea: Current state of epidemiology. J Am Acad
Dermatol 2013; 69: 27—35.
9
Allah K.C., Kossoko H., Yéo S., Richard Kadio M., Assi Djè Bi Djè V. Rhinophyma in a black
African male patient. Rev. Stomatol. Chir. Maxillofac. 2009;110:347–349. doi:
10.1016/j.stomax.2009.03.009.
143

нях, что указывает на то, что дисбаланс между путями окисления и


окисления может быть связан с розацеа.
В совокупности эти результаты свидетельствуют о том, что ремо-
делирование сосудистой сети и кожного матрикса с помощью VEGF,
FGF2 и MMP-1 и производство активных форм кислорода и оксидатив-
ный стресс после УФ-излучения обеспечивают логическую основу,
объясняющую УФ-излучение как запускающий фактор при розацеа.
Еще одним провоцирующим фактором является Demodex
folliculorum. Люди с розацеа демонстрируют заметно более высокую
плотность демодекса на своей коже по сравнению с контрольной груп-
пой в исследованиях с биопсией поверхности кожи. Увеличенное коли-
чество экзоскелетов демодекситового клеща само по себе может дей-
ствовать как патоген-ассоциированные молекулярные паттерны, при
этом хитин, выделяемый из клещей демодекс, потенциально может
вызывать воспалительные реакции от кератиноцитов по пути TLR-2.
Недавнее исследование показало, что образцы кожи с более высокой
плотностью демодекса демонстрируют повышенную экспрессию генов
интерлейкина (IL)-8, IL-1β, фактора некроза опухоли (TNF)-α, циклоок-
сигеназы-1 и воспаления волос. В соответствии с этим было проде-
монстрировано, что Demodex folliculorum облегчает активацию воспа-
ления NLRP3, которое впоследствии связывается с каспазой-1 и при-
водит к высвобождению провоспалительного цитокина IL-1β.
Микробные стимулы для обострения розацеа – были выдвинуты
гипотезы; однако точные патомеханизмы неясны. Staphylococcus
epidermidis представляет собой распространенный вид нормальной
микрофлоры кожи, хотя иногда его считают случайным патогеном.
Увеличенный рост чистого S. epidermidis наблюдался из пустул паци-
ентов с розацеа по сравнению с таковым из окружающей кожи. Кроме
того, при инкубации S. epidermidis у пациентов с розацеа продукция
белковых профилей изменялась с увеличением температуры, что по-
зволяет предположить, что температура может влиять на поведение
S. epidermidis при розацеа.
Bacillus oleronius является грамотрицательной бактерией, роль ко-
торой появилась с момента ее первичного культивирования у клещей
демодекс у пациентов с розацеа. Большинство пациентов с розацеа
продемонстрировали сывороточную реактивность к 62 кДа и 83 кДа
белкам B. oleronius, что позволяет предположить, что это может быть
связано с розацеа. Учитывая, что было показано, что эти белки стиму-
лируют TLR-2, это может объяснить потенциал этого микроба как им-
муногенного антигена, участвующего в TLR-2-опосредованном воспа-
лительном каскаде, обнаруженного у пациентов с розацеа. Кроме того,
было обнаружено, что эпителиальные клетки роговицы, подвергшиеся
воздействию белков Bacillus, усиливают экспрессию многих медиато-
ров воспаления, включая IL-6, IL-8, TNF-α, MMP-3 и MMP-9.
Многие исследования были посвящены патофизиологии розацеа.
Различные пусковые факторы, такие как колонизация демодекса, мик-
144

робные стимулы, ультрафиолетовое излучение, тепло и стресс, влия-


ют на развитие или ухудшение розацеа. Сосудистые изменения и ней-
ромодуляторы, которые в результате приводят к воспалению, вазоди-
латации и ангиогенезу, также составляют сложную сеть розацеа. Од-
нако точная причина розацеа остается неясной, и этиология розацеа
представляется многофакторной. Таким образом, необходимы даль-
нейшие исследования, касающиеся дополнительных предраспола-
гающих факторов для розацеа.

Мустафина Г.Р. Пусковые факторы развития розацеа. Розацеа


- хроническое воспалительное заболевание, поражающее кожу лица.
Различные пусковые факторы, такие как колонизация демодекса, мик-
робные стимулы, ультрафиолетовое излучение, тепло и стресс, влия-
ют на развитие или ухудшение розацеа.
Ключевые слова: розацеа, генетические факторы, триггерный
фактор, иммунный дефект, воспаление, нейрососудистая дисрегуля-
ция.

Mustafina G.R. Launching factors for rosacea. Rosacea is a chronic


inflammatory disease that affects the skin of the face. Various trigger factors,
such as demodex colonization, microbial stimuli, ultraviolet radiation, heat
and stress, affect the development or worsening of rosacea.
Keywords: rosacea, genetic, triggering factor, immune defect, inflam-
mation, neurovascular dysregulation

Оценить