Вы находитесь на странице: 1из 2

Читая данную статью, понял многие вещи о которых я не задумался.

Особенно
вопрос «Что же следует понимать под диалогом религий и, в частности, под
исламо-христианским диалогом?» Автор отвечая на этот вопрос сказал
следующее «Какими бы враждебными не были установки одной религии по
отношению к другой, между ними постоянно происходил…», и мы должны
это признать диалог существовал всегда. В сегодняшние дни под диалогом
религии мы понимаем что это не процесс обмена культурной информации, а
сознательное ориентация на взаимопонимание.

Если правильно понимать автора, то можно сказать что, чтобы отношения


между религиями были конструктивными, нужно признать право другого
быть иным. Поэтому в науке о диалоге столь пристальное внимание уделяется
представлениям мусульман и христиан друг о друге. Рассматривать развитие
исламо-христианских отношений как долгий путь от взаимных проклятий к
начаткам взаимопонимания – также несколько наивно. Достаточно вспомнить
«О согласии веры» Николая Кузанского, в котором он высказал идею «единой
во всем различии обрядов религии, которой принадлежать все разумные
существо». Пологая бессмысленными любые попытки обратить мусульман в
христианство, равно как и крестовые походы. Исламо-христианские
отношения на протяжении многих веков преобладали мягко говоря,
негативные мотивы.

Если заявит что Церковь с уважением относится к мусульманам, то это


недостаточно для развития диалога, как и утверждение что христиане и
мусульмане верят в одного единого Бога. Как утверждает автор подлинный
диалог невозможен до тех пор пока не будут даны более менее
положительные ответы на фундаментальные, предельные вопросы, которые
стоят в той или иной форме перед всеми верующими. Не думаю что можно с
серьёзным лицом говорить о диалоге с людьми которые говорят, что если не
обратиться в христианство, их участью станет вечный ад. Это жесткая
формула Ферраро-Флорентийского собора (1438-1442) «Святая римская
Церковь… твердо твердит, исповедует и провозглашает, что вне Католической
Церкви никто не будет участвовать в вечной жизни, будь язычник, иудей,
неверующий или отделившийся от Церкви…», эта формула была изменена
позже II Ватиканским собором, на «возможность спасения не только для
нехристиан, верующих в единого Бога, но и для всех тех, кто еще не достиг
ясного познания Бога, но пытаясь вести правильную жизнь не буз помощи
Божьей благодати». О мусульманах в разделе говорится: «Но Замысел
спасения объемлет и тех, кто признает Творца, и среди них- прежде всего
мусульман, которые, исповедуя свою приверженность вере Авраама, вместе с
нами поклоняются Богу единому…». Следуя этому утверждению собор
классифицировал ислам как небиблейскую монотеистическую религию. Но в
данном случае и это недостаточно, остаются и другие фундаментальные
вопросы. Например «Возможно ли Откровение вне библейской традиции?»
Это одна из основных проблем богословия нехристианских религии.