Вы находитесь на странице: 1из 17

Вестн. Моск. унта. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2015.

№ 4

Е.Б. Гришаева

СОВРЕМЕННЫЕ ПАРАДИГМЫ ЯЗЫКОВОЙ


ПОЛИТИКИ В УСЛОВИЯХ ПОЛИЭТНИЧЕСКОГО
И МУЛЬТИКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА

В статье рассматривается функциональный аспект языковой по


литики и языкового планирования в полиэтническом и мультикуль
турном пространстве. Методологической основой проведенного иссле
дования послужил системномоделирующий подход к многоаспектной
проблематике языкового планирования и политики, при которых раз
ные стороны отмеченных явлений последовательно и целенаправлен
но анализируются с опорой на теоретические положения о связи языка
и общества; учение о ценности, своеобразии и самобытности языков и
культур, а также о языковых ситуациях в динамике гетерогенных с точ
ки зрения языка и культуры регионов мира. Современные экономи
ческий и технологический контексты предполагают культивирование
глобального языка межэтнического и межкультурного общения, на роль
которого в условиях глобализации претендует полицентричный анг
лийский язык.
Ключевые слова: языковая политика, языковое планирование, плю
рилингвизм, лингва франка, глобализация.

The author focuses his attention on language policy and language plan
ning, as well as their functional aspect in polyethnic and multicultural envi
ronment. Methodologically, the author relies on systemmodeling approach
to multifaceted problem of language policy and planning, which allows
the author to examine each aspect of the problem based on theoretical con
cepts of languagesociety interconnection, of value and peculiarity of lan
guages and cultures, and of language situations in linguistically and cultural
ly heterogeneous regions of the world. Current economic and technological
context requires further functional cultivation and elaboration of polycentric
English as a language of global communication.
Key words: language policy, language planning, plurilinguism, lingua
franca, globalization.

Гришаева Елена Борисовна — доктор филологических наук, доцент, зав.


кафедрой делового иностранного языка экономического факультета Институ
та экономики, управления и природопользования Сибирского федерального
университета; email: egrishaeva@mail.ru

143
Отечественная и зарубежная историография по проблемам
взаимоотношения языка и общества отражает многообразие взгля
дов на понимание социолингвистических явлений и их сущно
сти.Советская социолингвистика, представленная в конце 1960х —
начале 1970х гг. ХХ в. трудами А.Д. Швейцера, Л.Б. Никольско
го, В.А. Аврорина, Ю.Д. Дешериева, М.И. Исаева, М.М. Гухман
и др., внесла весомый вклад в теоретическую разработку проб
лем языковой политики, языкового планирования и языкового
строительства. Если с определенной степенью аппроксимации
обобщить их точку зрения, то можно сказать, что под языковой
политикой понимается «система мер сознательного регулиру
ющего воздействия на функциональную сторону языка, а через
ее посредство в известной мере также и на его структуру»1.
Обращает внимание точка зрения В.Т. Клокова, который опре
делил языковую политику как «осознанное и целенаправленное
воздействие на функциональную и структурную области языка
со стороны официальных и неофициальных лиц, общественных
организаций, партий, правительств, классов и проч. Языковая
политика складывается из языкового планирования и языкового
строительства. Под языковым планированием имеется в виду по
иск и разработка путей решения задач, связанных с функциони
рованием и состоянием языков. Языковое строительство, со своей
стороны, представляет собой реализацию мероприятий по воз
действию на функционирование и состояние языков»2.
Основными сферами применения языковой политики, как
правило, считают национальные отношения, отношения между
государством и обществом, образование, культуру, искусство, на
уку, технику, религию и т.д. В данном случае языковая политика,
по мнению В.Т. Клокова, проявляет себя «в выборе и пропаган
де определенных языков для обслуживания этих сфер. Ориента
ция может осуществляться на официальные или неофициаль
ные языки, местные или “импортированные”, национальные или
ненациональные, широкого или узкого распространения, пись
менные или бесписьменные, литературные или нелитератур
ные и т.д.»3.

1 Аврорин В.А. Проблемы изучения функциональной стороны языка (к во


просу о предмете социолингвистики). Л., 1975. С. 28—29.
2 Клоков В.Т. Языковая политика во франкоязычных странах Африки. Са
ратов, 1992. С. 9.
3 Там же. С. 14.

144
В условиях современного общественного развития языко
вое планирование осуществляется в различных регионах мира,
исходя из разных, а порой прямо противоположных методоло
гических и идеологических концепций. Языковая политика при
всей своей значимости недоступна для односложных решений.
В отечественной историографии было принято отмечать мето
дологическую шаткость западной социологии языка, которая
была последовательно выстроена на идеалистической основе,
далекой от историкоматериалистической направленности. Тем
не менее российские ученые традиционно подчеркивали пози
тивную роль и заслугу западных исследователей в утверждении
жизнеспособности идеи о возможности человека влиять на свой
язык. Согласно получившим распространение в социолингвис
тической науке концепциям, властные структуры и специалисты
по регламентации языкового существования и использования в
обществе наделяются функцией вмешательства в стихийный про
цесс развития языка и осуществления тем самым организацион
ного руководства этим процессом. Кроме того, в рамках много
национальных образований государство и другие политические
силы учитывают и по возможности балансируют объективные
традиционно специфические свойства этносов, входящих в орби
ту как политического, так и языкового обустройства. Заметим,
что вопрос о возможности целенаправленного властноуправ
ленческого регулирования в исследуемой области в истории язы
кознания решался поразному. Именно в этом состоит одно из
существенных противоречий данного предмета.
Классическая теоретическая интерпретация восходит к взгля
дам Ф. де Соссюра, полагавшего, что «языковая деятельность не ре
гулируется какимилибо человеческими нормами; человеческий
разум не может постоянно корректировать и направлять ее и
не делает этого»4.
Обстоятельствами политического, социальноэкономическо
го и культурноязыкового плана объясняется широкий спектр
представленных в трудах современных социологов языка акту
альных социолингвистических вопросов. Центральное место в их
ряду занимает комплексная проблема языковой политики и пла
нирования, включающая в себя другую немаловажную пробле
му — проблему функциональной дифференциации различных

4 Соссюр Ф. де. Заметки по общей лингвистике. М., 2000. С. 97.

145
этнических языков и основных языков межэтнического общения.
Попытка обращения к отмеченному кругу проблем мотивирова
на широко распространенным мнением, что теория и современ
ная методология языкового планирования до сих пор пребывают
в «допарадигматическом» состоянии и отличаются эмпиризмом.
Приходится также констатировать отсутствие единообразного кон
цептуального инструментария, который обеспечивал бы система
тическое и согласованное изучение соответствующего предмета.
Кроме того, крайне противоречива политическая практика в об
ласти языковых отношений. По мнению американских ученых,
«не получается эффективно манипулировать языковыми (этно
лингвистическими) ситуациями; языковое планирование чаще
всего терпит неудачу; принимаемые решения бывают успешны
ми лишь в случае их совпадения со спонтанными ожиданиями
большинства населения»5.
Зачастую в оппозиции друг к другу оказываются различные
социальнополитические параметры, которые характеризуют со
стояние носителей языка; положение языкового коллектива и
его взаимоотношения с окружающими. За решениями, относя
щимися на первый взгляд к области профессиональной компе
тенции социолингвистов, стоят мотивы, интересы, связанные с
проблематикой властвования, господства, подчинения; с распре
делением и перераспределением ресурсов и благ, с позициями
престижа и влияния; с доминированием одних над другими в
сфере занятости, с доступом к должностям в науке, образовании,
культуре и информации.
Необходимость изучения современных парадигм языковой
политики обусловлена потребностями современной социальной
и политической практики полиэтнических и поликультурных ре
гионов мира, а также остротой языковых проблем, которые со
провождают в настоящее время строительство так называемого
«нового европейского дома» и до сих пор ждут своего решения
в США, Австралии, Канаде, странах постсоветского простран
ства и многих других государствах.
В настоящее время необходимыми становятся активные дей
ствия и объединяющие усилия широкого корпуса специалис
тов смежных наук — лингвистов, этнографов, социологов по

5 Nettle D. Linguistic Fragmentation and the Wealth of Nations: The Fishman


Pool Hypothesis Reexamined // Economic Development and Cultural Change. 2000.
Vol. 48. Iss. 2. P. 348.

146
применению в равной степени данных и методов как социаль
ных, так и лингвистических исследований. Перед политиками и
практиками в области образования стоит задача внести вклад
в обеспечение социального сближения людей, помогая новым
поколениям приобретать опыт межкультурного общения.
Многочисленные языковые программы, разработанные уче
ными различных стран мира, успешно внедренные затем в на
циональноситуативный контекст, подтверждают глубину тео
ретических основ проводимой языковой политики. Языковое
планирование, языковое обустройство как совокупность прак
тических мер воздействия на функциональную сторону языка по
степенно оформляются в работах зарубежных и отечественных
ученых в специфический предмет исследования.
Таким образом, данная тематика актуальна в связи с тем,
что отвечает общей тенденции в современной науке к интегри
рованию знания, полученного в различных областях, к возник
новению так называемых «стыковых» научных направлений, где,
как справедливо считается, следует ожидать наиболее ценных
результатов.
Специфика внутриструктурного развития и социокультур
ных традиций этнических языков, а также различие экстралин
гвистических обстоятельств их функционирования затрудняют
выработку единого алгоритма построения общей концепции про
ведения языкового планирования и осуществления языковой по
литики в рамках полиэтнического и мультикультурного прост
ранства. Интегративные модели управления полиэтническими
сообществами представляют собой открытую систему, поскольку
они отражают круг узловых проблем ограниченного количества
государственных образований, достаточных, однако, для типи
зации лингвосоциологических моделей языковой политики и
языкового планирования.
Общей методологической основой изучения языковой по
литики в полиэтнических регионах мира является системномо
делирующий подход к многоаспектной проблематике языково
го планирования и политики. Разные стороны этого сложного
явления последовательно и целенаправленно рассматриваются
с опорой на теоретические положения о связи языка и обще
ства; учение о ценности, своеобразии и самобытности языков и
культур, культурных традиций разных народов; вопросы прио
ритетности формирования общественного сознания на основе
национальных и общечеловеческих ценностей.
147
Настоящая статья отражает также общенаучные положения
о всеобщей связи, взаимной обусловленности и целостности яв
лений и процессов окружающего мира. Одновременно важны
ми методологическими основаниями исследования языковой
политики выступают кросскультурализм и синергетика, кото
рые создают предпосылки для комплексного, системного изу
чения деятельности, направленной на оптимизацию языкового
обеспечения коммуникации в социуме, особенно в условиях гло
бализации.
Понятие «глобализация» прочно вошло в современный обы
вательский и научный обиход. Но, несмотря на широкий кон
текст обсуждения концепции глобализации в современном мире,
данное понятие до сих пор остается недетализированным. Про
фессиональная риторика лингвистовприкладников, как правило,
соотносит глобализацию с процессом культурной гомогенизации
на фоне растущего могущества международного капитализма,
представленного транснациональными финансовыми рынками
и мультинациональными корпорациями. В последнее время этот
процесс обсуждается в связи с распространением английского
языка и его влиянием на использование языков в модернизи
рованных обществах. Критика, как правило, сосредоточена на
разрушительных процессах и защищает позицию тех, кто сопро
тивляется общемировым тенденциям глобализации.
Экономисты рассматривают глобализацию значительно уже —
как постепенную интеграцию мировой экономики, и в частно
сти как свободный поток товаров, услуг и капитала. Во многих
работах последнего времени доказано, что экономические моти
вации играют существенную роль в перестановке языковых групп,
обсуждении и выстраивании интересов и создании политиче
ских альянсов.
Исследование узкоспециальных аспектов взаимодействия
языка и экономики чрезвычайно важно для принятия решений
в области языкового планирования, прогнозирования и языко
вой политики в целом. Поскольку любое планирование — это,
по сути, футурология, базирующаяся на информации, можно
предположить, что большая часть макроэкономических тенден
ций отражается на взаимодействии этих и других связанных с
ними областей знания. Швейцарский ученый Ф. Грин справед
ливо отмечает, что для современной науки характерен симбиоз.
Экономические методы изучения соседствуют с социологически
148
ми, антропологическими и историческими методами всегда, ког
да речь заходит о синергетической научной парадигме. Более того,
разработчики языковой политики зачастую полагаются на эконо
мику языка и родственные дисциплины политического анализа,
социолингвистику и образование. Именно благодаря интердис
циплинарному подходу можно прогнозировать будущее развитие
языков и их функционирование, а также потребности общества
в тех или иных языках. Это очень сложная задача, решение ко
торой усугубляется быстрыми технологическими инновациями,
порождающими долгосрочные тенденции на основе краткосроч
ных подтверждений данных тенденций.
С наступлением третьего тысячелетия активизировалась дея
тельность социолингвистов, которые пытаются с определенной
долей достоверности представить прогноз, касающийся будуще
го функционирования языков в мировом масштабе. Как отме
чает Д. Кибби, среди современных исследователей чрезвычайно
популярны две модели. Одна из них отражает теорию «свобод
ного рынка», другая — так называемую теорию «экологической
защиты». При внимательном рассмотрении можно сопоставить
данные теории с лингвистическими геостратегиями, а именно
с гонкой представителей правительственных структур за «ры
ночной долей» основных языков международной коммуника
ции и защитой миноритарных языков. Иными словами, с одной
стороны находятся Британский совет (British Council) и Совет
по франкофонии (Haute Conseil de la Francophonie), а с дру
гой — Лингвистическое общество Америки (Linguistic Society
of America).
В основе обеих стратегий лежат некоторые представления
о языках, которые вряд ли возможно проверить. Они касаются
положений об индивидуальности, равенстве и эволюции язы
ков. Обе стратегии отталкиваются от гипотезы лингвистиче
ской относительности Сепира—Уорфа, согласно которой языки
устанавливают концептуальные границы мира. Для теоретиков
свободного рынка и глобальной лингвистической стратегии дан
ная теория оправдывает доминирование мировых языков в ре
зультате естественного отбора. Таким образом, за английским
языком закрепилась идея языка капитализма, за французским,
еще со времен Великой французской революции, — республи
канского языка, а с недавнего времени — языка гуманитарных
ценностей.
149
Эколингвисты связывают с данной теорией положение о том,
что языки постоянно исчезают с лица земли. Вместе с ними исче
зает частичка мира, которую можно сравнить с исчезновением
животного или растения. Потерю языка ассоциируют с утратой
культурного наследия.
Оба подхода основываются на теоретических предпосылках
теории Ч. Дарвина и продолжают лингвистические теории XIX в.
Современные социологи языка тяготеют к противопоставлению
постулатам лингвистической науки прошлых веков опыта эмпи
рических наблюдений за функционированием языков в глобали
зованном мире. Приходится констатировать, сколь популярной
оказалась работа Д. Граддола «Будущее английского языка», объ
ясняющая феномен английского языка, причины его доминиро
вания и популярности6. По идее Д. Граддола, «английский язык
удивительно разнообразен. Он готов к тому, чтобы меняться...
Аналитики считают основными его характеристиками сочета
емость и проницаемость, которые позволяют ему быстро рас
пространяться в новых сферах общения и объясняют успешность
его функционирования в качестве мирового языка»7.
Доминирование английского языка объясняется также ре
зультатом естественного отбора, последствием чего может быть
экономическое и военное доминирование англоязычных стран,
которое постоянно поддерживается усилиями их правительств.
Д. Граддолу удалось непредвзято описать весь спектр прилага
емых британскими языковыми службами усилий в сфере препо
давания английского языка в качестве второго и иностранного
языка. «Осторожное стратегическое планирование, дальновидный
менеджмент, вдумчивая подготовка и сфокусированные действия
помогут сохранить позицию британских языковых служб в XXI в.»8.
Такого же рода заботы характерны для франкоязычных ор
ганизаций, отстаивающих доминирование французского языка
в национальных системах образования бывших французских
колоний в Африке, а также международных организаций (ООН,
ЕС, Олимпийский комитет).

6 Graddol
D. The Future of English. L., 1997.
7 ГришаеваЕ.Б. Типология языковых политик и языкового планирования
в полиэтническом и мультикультурном пространстве (функциональный ас
пект). Красноярск, 2006. С. 201.
8 Там же. С. 62.

150
Д. Граддол полагает, что расширение использования языков
международного сотрудничества приведет к сокращению сферы
действия местных языков, что в свою очередь повлечет ответ
ную реакцию против засилья английского языка на междуна
родной арене.
Позиция французов также отражает укоренившееся мнение,
что использование французского языка окажет помощь в борь
бе с языковой гомогенностью. В данном контексте французско
му языку отведена роль жертвы, несмотря на «цивилизационную
миссию» Франции и Бельгии в бывших колониях.
По другую сторону находятся «эколингвисты», стремящие
ся защитить все языки. Они находят объяснения своим кон
цепциям в детерминистской природе гипотезы Сепира—Уорфа,
наделяя негативистскими характеристиками языки международ
ного общения. Так, Р. Филиппсон и Т. СкутнаббКангас воспри
нимают английский язык как основное выражение капитализ
ма, технологии, модернизации, идеологической глобализации,
американизации и гомогенизации культур во всемирном масш
табе; английский язык является выражением лингвистического
и культурного империализма9. По их мнению, лингвистический
детерминизм означает, что распространение английского язы
ка — это своеобразное распространение идеологии, политиче
ской системы и культуры, т.е. тех атрибутов, которые имеют
непосредственное отношение к языку. Смерть того или иного
малого языка, наступившая вследствие распространения анг
лийского языка, означает, что не существует более разнообра
зия идей, а потеря вариативности неминуемо влечет дисбаланс
в экологии языка.
Здесь представляется необходимым пояснить терминоло
гическую разницу между введенным в 1972 г. Э. Хаугеном в оби
ход социолингвистов выражением «экология языков» и более
поздним выражением «лингвистическая экология». «Экология
языка» предполагает, что можно легко отличить один язык от
другого, в то время как термин «лингвистическая экология» вклю
чает все формы коммуникации10. В 1999 г. ЛуиЖан Кальве

9 Phillipson R., SkutnabbKangas T. English Only Worldwide or Language


Ecology? // TESOL Quarterly. 1996. N 30. P. 436.
10 Muhlhausler P. Linguistic Ecology: Language Change and Linguistic Impe
rialism in the Pacific Region. L., 1996. P. 2.

151
употребил термин «экология языков». Для него это лишь мета
фора для понимания взаимодействий, имеющих место внутри и
между лингвистическими сообществами11.
Как отмечает Д. Кибби, суть геостратегий представителей
двух лагерей, так называемых «лингвистических капиталистов
свободного рынка» и «эколингвистов», состоит в их восприятии
взаимовлияния языков друг на друга как деградации этих язы
ков. Стремление к сохранению искусственным образом того или
иного языка объясняется чувством лингвистической справед
ливости, которое порой граничит с неоколониалистским патер
нализмом12.
Усилия, связанные с планированием вымышленной линг
вистической экологии, которую предлагают западные ученые,
могут привести к новым несправедливым решениям. Например,
использование местного или регионального языка в качестве язы
ка государственного и основного средства обучения требует стан
дартизации, т.е. комплекса мероприятий, которые необходимо
провести на местном уровне.
Желание некоторых ученых обеспечить условия для выжива
ния некоторых языков требует существенных затрат морального
и материального порядка. Попытка сохранить присутствие всех
без исключения языков в сфере образования и языковых служб
оказывается не по силам даже развитым в экономическом от
ношении странам. Несмотря на то что те же Р. Филиппсон и
Т. СкутнаббКангас поддерживают идею многоязычной модели
для Евросоюза, ученые осознают, что ее внедрение в практику
дорого обойдется для бюджета международной организации13.
Реалии нынешнего дня напрямую связаны с бурным разви
тием современных средств массовой коммуникации, которые,
по глубокому убеждению эколингвистов, установили дисбаланс
в функционировании языков. Иными словами, новые информа
ционные технологии наделяют некоторые языки развитых стран
дополнительным потенциалом оказывать мощное влияние на
другие языки. С другой стороны, высокие технологии помогают
членам разрозненных языковых сообществ общаться и поддер
живать этнические языки своих сограждан на должном уровне.

11 CalvetL.J. L’Europe et ses Langues. P., 1993.


12 KibbeeD. Language Policy and Linguistic Theory // Languages in a Globa
lizing World. Cambridge, 2003. P. 51.
13 Muhlhausler P. Op. cit. P. 444.

152
Сложные проблемы коммуникации приобретают все более
важное звучание в быстро меняющемся мире, который характе
ризуется растущей с каждым годом взаимозависимостью. Од
новременно в период глобализации между языками возрастает
конкуренция за сферы употребления. Отмечается также преиму
щественное доминирование английского языка. В современный
период чрезвычайно важно и то, какое влияние оказывает гло
бализация на разнообразие языков и судьбу так называемых
«малых» языков с ограниченными социальными функциями14.
Возвращаясь к вопросу об «универсальности» английско
го языка на современном этапе, следует обратиться к данным,
полученным Британским советом. Так, Д. Граддол отмечает, что
к середине XXI в. английский язык не будет обладать функцио
нальной монополией. Ни у одного из языков не будет гегемонии,
характерной для английского языка в ХХ столетии. В соседстве
с некоторыми другими языками он будет составлять лишь функ
циональную часть олигополии, за каждым из языков будет за
креплена своя сфера употребления15. По данным доклада Д. Град
дола, в списке наиболее вероятных претендентов по численности
говорящих останутся языки хауса и суахили в Африке, регио
нальные языки (языки штатов) в Индии, Tok Pisin в Океании,
русский, мандарин и арабский. Более того, в соответствии с мо
делью “engco”, сформулированной в 1995 г. Английской компа
нией (English Company — UK LTD), французский язык больше
не является вторым международным языком наряду с английским.
К 2050 г. прогнозируется дальнейшее ослабление его функций16.
Предложенная модель “engco” помогла просчитать индекс «гло
бального» влияния английского и французского языков, осно
ванного на таких показателях, как Traded Gross Language Product
и Human Development Index. Согласно предложенной модели раз
личные социальноэкономические показатели имеют прямое или
косвенное отношение к использованию языка или к отдельным
случаям его употребления.
Характерно, что отношения между языками вряд ли целесо
образно анализировать с точки зрения географических подхо

14 См.: Гришаева Е.Б. Доминирование английского языка в период гло


бализации // Евразийский форум. 2014. № 1 (6). С. 56.
15 Graddol D. Op. cit. P. 58.
16 Maurais J. Towards a New Global Linguistic Order? // Languages in a Glo
balizing World. Cambridge, 2003. P. 16.

153
дов и измерений. Наступление новых видов СМИ — Интернета,
радио и спутникового телевидения — вынуждает человечество
считаться с виртуальным пространством. В этой связи Д. Град
дол продолжает, что так называемая теория «хаоса» предлагает
перейти от изучения взаимоотношений между языками от гео
графических рамок и представлений к терминам «потока или
постоянного движения и изменения»17.
Возвращаясь назад к теме бурных изменений в глобальном
масштабе, приходится констатировать непреложное правило: лю
бое языковое сообщество все активнее стремится к осознанию
своего места в «динамичной мировой системе языков», характе
ризующейся существенными различиями в сфере употребления
и с точки зрения закрепленного за ними статуса. Будущая эво
люция данной системы будет зависеть отчасти от распростране
ния многоязычия, языков межэтнического общения, внедрения
в интерлингвальный мир высоких технологий. Политические
стратегии ХХ в. постепенно уступают место геостратегиям язы
ков, так как защита местных интересов становится неразрывно
связанной с определением и защитой определенной ниши в гло
бальной лингвистической экосистеме. В современных условиях
все ученые и практики, вовлеченные в процесс формулирования
языковой политики, должны понимать последствия воплощения
в реальность различных интерлингвальных идей и технологий,
взятых в отдельности или в совокупности, а также их влияние
на систему в целом и отдельные сообщества внутри ее. Иными
словами, эра политических стратегий привела к четкой иерархи
ческой дистрибуции языковых навыков и ресурсов как внутри
государств, так и между ними.
Представляется целесообразным напомнить введенное Дж. Пу
лом и М. Феттом понятие «плюрилингвизма», под которым уче
ные понимали «мир, где владение несколькими языками являет
ся нормой. Если бы достижения в методике преподавания языков
вовремя проверялись и распространялись, а знание нескольких
языков оценивалось бы надлежащим образом, то люди, которым
необходимо преодолевать языковые барьеры, могли бы осваи
вать языки без труда»18.

17 Ibid.
P. 36.
18 Pool
J., Fettes M. The Challenge of Interlingualisme: A Research Invitation //
Esperantic Studies. 1998. N 10. Р. 2.

154
В качестве варианта данной идеи М. Фетт называет «элитар
ный плюрилингвизм». В случае, когда изучение иностранного
языка включено в национальный учебный план, население лишь
в небольшой своей пропорции может достичь активного функ
ционального плюрилингвизма. Можно назвать лишь исключи
тельные примеры индивидуального плюрилингвизма, ставшего
маркером национальной идентичности. Среди них — жители Люк
сембурга, практически в одинаковой степени владеющие норма
ми языков Letsburgish, French and German. Многоязычная ком
петенция также носит название «гражданское многоязычие».
Известно, что Евросоюз сформулировал универсальную цель
по достижению индивидуальной компетенции в трех языках,
нисколько, по словам М. Фетта, не заботясь о реальном вопло
щении данной идеи в жизнь19. Если выбранный идеал будет вос
принят позитивно, грядут перемены в национальных системах
образования европейских стран. Учащимся, вполне возможно,
будет предложено сделать выбор в пользу мирового языка и ми
норитарного языка в добавление к родному. В качестве версии
это могут быть европейские региональные языки, языки на
циональных меньшинств или языки иммигрантов. Понятно, что
образовательные возможности ограничиваются политически
ми, и прежде всего изза распространения противоположной
идеи — мирового английского языка. Снова, по версии Дж. Пула
и М. Фетта, «английскому языку принадлежит роль второго язы
ка. С его помощью становится возможной интерлингвальная
коммуникация в мировом масштабе. Английский язык без труда
интегрируется в образовательную и социальную систему многих
стран мира. В качестве варианта можно рассматривать англо
зычное одноязычие. Наряду с культивируемыми автохтонными
языками английский может рассматриваться как “второй родной
язык”, одновременно превосходящий другие языки и сосущест
вующий с ними»20.
Идея так называемого мирового английского языка и плю
рилингвизма зародилась в эпоху формирования и отбора поли
тических стратегий. В то время как плюрилингвизм ассоции

19 Fettes M. The Geostrategies of Interlingualism // Languages in Globalizing


World. Cambridge, 2003. P. 39; Labrie N. La Construction Linguistique de la Com
munaute Europeenne. P., 1993.
20 Pool J., Fettes M. Op. cit. Р. 2.

155
руют с национальными культурами и «высоким» стилем обще
ния, мировой английский язык ассоциируют с международными
силами рынка и популярным «демократическим» стилем. Подоб
но тому как в период глобализации не уйти от популярных про
хладительных напитков и компьютеров, английский язык воспри
нимается как брендовое имя среди прочих языков. На стороне
защитников данной идеи следующие подтверждения: для высоко
квалифицированных позиций на работе необходимо знание анг
лийского языка (English is a major language of opportunities); это
самый распространенный и популярный иностранный язык; это
язык спутникового телевидения и высоких технологий21.
Таким образом, налицо две взаимоисключающие тенденции.
С одной стороны, может показаться на первый взгляд, что плю
рилингвизм трудно реализовать на практике. С другой стороны,
единообразие мирового английского также может породить проб
лемы, связанные с подготовкой кадрового состава.
Известно, что в Скандинавских странах и в Нидерландах,
которые очень близки к англосаксонской культуре, в настоящее
время получила распространение модель мирового/международ
ного английского языка. С политической точки зрения, напротив,
существуют тенденции к децентрализации и регионализации,
в рамках которых поддерживается плюрилингвизм. В таких усло
виях английский язык носит статус добавочного языка, к кото
рому прибегают в случае, когда недостаточно национальных или
региональных языков. Примером может быть использование анг
лийского языка на предприятиях особого профиля.
Для Европы более характерна модель, сочетающая «элитар
ный плюрилингвизм» и так называемый «консюмеристский анг
лийский язык». Эта комбинация предполагает активное владение
несколькими языками и пассивное владение английским языком,
одновременно мобильное и лимитированное, необходимое для
потребительских целей.
Если рассматривать языки с точки зрения соответствия мо
делям поведения, то можно утверждать, что по миру распрост
раняется так называемый «функциональный мультилингвизм».
Использование языков носит выборочный характер. Функцио
нальная палитра языков либо расширяется, либо, напротив, су

21 Crystal D. English as a Global Language. Cambridge, 2003.

156
жается в зависимости от их относительной утилитарности. Со
временный экономический и технологический контекст требует
культивирования глобального языка межэтнического общения,
на роль которого подходит в настоящее время мировой англий
ский язык. Иными словами, все желающие выйти на глобальный
уровень коммуникации должны стать в обязательном порядке
билингвами. Единственной опцией представляется распростра
нение такой языковой экологии, при которой поддерживается
индивидуальный билингвизм или даже «элитарный полилинг
визм». В целях обеспечения относительной языковой свободы
в динамично развивающемся мире необходимо провести модер
низацию образовательных систем, которая может быть выраже
на в развитии новых инициатив в сфере обучения и изучения
языков. Национальная образовательная политика полиэтниче
ских государств и наднациональных государственных образова
ний должна быть нацелена на закрепление статуса языков, кото
рые смогут обеспечить доступ к мировым ценностям и знаниям
на уровне мировых стандартов, а также обеспечить современный
уровень социальной мобильности.
Лингвистический менеджмент (способы адекватного и эф
фективного обучения языкам; интегрирование населения в ци
вилизованные гражданские институты и развитие квалифици
рованной рабочей силы) выходит на новые позиции, включая
локальный уровень. В контексте неуклонного формирования и
развития глобальной культуры целями языкового развития яв
ляются: 1) признать языковую диверсификацию и 2) признать
необходимость и важность прямой коммуникации, поскольку
необходимо языковое единство, общий язык для осуществле
ния общения.
На новом витке общественного развития в качестве аль
тернативного пути можно использовать деятельность перевод
чиков в сфере устной и письменной коммуникации и тех, кто
может обучать других этим профессиональным навыкам. Важ
но уделять внимание инновационным техническим средствам,
способствующим устранению языковых барьеров между носи
телями миноритарных и мажоритарных языков. Общие усилия,
без сомнения, должны навести мосты понимания в диалоге меж
ду полярными идеологиями свободной торговли и культурного
протекционизма.

157
Список литературы
Аврорин В.А. Проблемы изучения функциональной стороны язы
ка (к вопросу о предмете социолингвистики). Л., 1975.
Гришаева Е.Б. Типология языковых политик и языкового плани
рования в полиэтническом и мультикультурном пространстве (функ
циональный аспект). Красноярск, 2006.
Гришаева Е.Б. Доминирование английского языка в период глоба
лизации // Евразийский форум. 2014. № 1 (6).
Дешериев Ю.Д. Социальная лингвистика. К основам общей тео
рии. М., 1977.
Дешериев Ю.Ю. Язык как орудие идеологии и как объект идеоло
гической борьбы // Современная идеологическая борьба и проблемы
языка. М., 1984.
Исаев М.И. Языковое строительство как один из важнейших экст
ралингвистических факторов развития языка // Язык и общество. М.,
1968.
Клоков В.Т. Языковая политика во франкоязычных странах Аф
рики. Саратов, 1992.
Клоков В.Т. Французский язык во Франции. Особенности соци
альнотерриториальной вариативности. Саратов, 2011.
Клоков В.Т. Французский язык в Северной Америке. Особенности
территориальной вариативности. Saarbrucken, 2013.
Соссюр Ф. де. Заметки по общей лингвистике. М., 2000.
ТерМинасова С .Г. Языковая политика России в условиях глоба
лизации // Языки и культуры в современном мире. Париж, 2014.
Швейцер А.Д. Современная социолингвистика: теория, пробле
мы, методы. М., 1977.
Швейцер А.Д., Никольский Л.Б. Введение в социолингвистику.
М., 1978.
Calvet L.J. L’Europe et ses Langues. P., 1993.
Crystal D. English as a Global Language. Cambridge, 2003.
Crystal D. The Cambridge Encyclopedia of Language. Cambridge,
2010.
Fettes M. The Geostrategies of Interlingualism // Languages in Glo
balizing World. Cambridge, 2003.
Graddol D. The Future of English. L., 1997.
Kibbee D. Language Policy and Linguistic Theory // Languages in
a Globalizing World. Cambridge, 2003.
Labrie N. La Construction Linguistique de la Communaute Europe
enne. P., 1993.
Maurais J. Towards a New Global Linguistic Order? // Languages in
a Globalizing World. Cambridge, 2003.

158
Muhlhausler P. Linguistic Ecology: Language Change and Linguistic
Imperialism in the Pacific Region. L., 1996.
Nettle D. Linguistic Fragmentation and the Wealth of Nations: The Fish
manPool Hypothesis Reexamined // Economic Development and Cultural
Change. 2000. Vol. 48. Iss. 2.
Phillipson R., SkutnabbKangas T. English Only Worldwide or Lan
guage Ecology? // TESOL Quarterly. 1996. N 30.
Pool J., Fettes M. The Challenge of Interlingualisme: A Research Invi
tation // Esperantic Studies. 1998. N 10.