Вы находитесь на странице: 1из 5

Д.Е.

Барашева (Севастополь, Россия)


Севастопольский государственный университет
varvaraverevkinaV@yandex.ru

МОДЕЛИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ СУБЪЕКТОВ НАУЧНОЙ


КОММУНИКАЦИИ В НАУЧНОМ ДИСКУРСЕ
Специфика научной коммуникации обусловливает представленность в научном
дискурсе трех субъектов: автор, адресат, «источник». Методом когнитивно-дискурсивного
анализа исследовалась специфика их репрезентации: изучены языковые формы референции,
концептуальные категории интерпретации, когнитивные механизмы репрезентации;
определены типы моделей репрезентации и актуализируемые дискурсивные перспективы.
Ключевые слова: научный дискурс, субъект-автор, субъект-адресат,
субъект-«источник», модели репрезентации, дискурсивные перспективы.

В научной, по сути своей дискурсивной, когнитивно-коммуникативной


деятельности взаимодействующих субъектов (см. [Петровский, Ярошевский
1998]) главная цель это производство и развитие научного знания, в фокусе
внимания объект научного познания. Однако, «без субъекта нет объекта»
[Лебедев 2016: 20]; автор научного текста, «средства научного общения»,
ориентируется на адресата, подготовленного «потенциального интерпретатора»
[Баженова 2012]; наука невозможна без опоры на знания предшественников
(принцип преемственности) [Лебедев 2016]. Следовательно, концепты
СУБЪЕКТ-АВТОР, СУБЪЕКТ-АДРЕСАТ и СУБЪЕКТ-«ИСТОЧНИК»
определенным образом должны быть представлены в научном дискурсе как
обусловленном контекстом научной коммуникации особом формате знаний,
формируемом в процессе когнитивно-коммуникативной деятельности субъекта
научного познания и репрезентируемом в его сознании и в высказывании.
Следует вопрос, какие структуры знаний и механизмы их формирования
лежат в основе такой репрезентации данных типов субъекта, что обеспечивает
и фокус внимания на объекте научного познания, и представленность
субъектов в сознании ученого и в его высказывании. Исследователи изучали:
связь когнитивно-дискурсивного пространства научного текста и
концептуальной картины мира автора [Ракитина 2007]; языковые формы
автореференции в научном дискурсе [Нефёдов 2015]; коммуникативно-
прагматические особенности речевого использования «композиционно-
ориентирующих сигналов адресации» в научном тексте [Баженова 2012];
модель авторизации в научном тексте [Гричин 2017]; др. Открытым остается
вопрос моделей репрезентации субъектов коммуникации в научном дискурсе.
В задачи исследования входило изучить языковые формы референции,
концептуальные категории интерпретации и когнитивные механизмы
репрезентации, определить типы моделей репрезентации субъектов научной
коммуникации (автор, адресат, «источник») и актуализируемые при этом
дискурсивные перспективы. В основу легли установки когнитивной теории языка
[Болдырев 2019] и когнитивно-дискурсивного подхода к лингвистическому
анализу [Кубрякова 2004]. Были выделены четыре модели (табл. 1).
Таблица 1. Модели репрезентации типов субъекта в научном дискурсе
Категории Когнитивные Дискурсивные
Модели Концепты Языковые формы
интерпретации механизмы перспективы
Автор Инклюзив – местоимение 1 л. мн.ч., Интер-
Инклюзия Совместность Блендинг
Адресат личные формы ментальных глаголов субъективация
Метоними- Имена нарицательные абстрактные; личные
Автор Деятельность Метонимия Объективация
ческая формы ментальных глаголов
Персон. дейксис – местоим. 1 л. ед.ч.,
Автор
Персоно- личные формы ментальных глаголов
Персона Фокусировка Субъективация
центрическая Антропонимы, анафора, личные формы
Источник
ментальных глаголов
Автор Безличные конструкции
Объективация
Источник Эвиденциаль- Метаязыковые знаки: кавычки, библ. ссылки
Импликация Импликация
ность субъекта Побудительные и вопросительные Интер-
Адресат
конструкции субъективация

Модель инклюзии предполагает особую репрезентацию концептов


СУБЪЕКТ-АВТОР и СУБЪЕКТ-АДРЕСАТ в научном дискурсе. На основе
родовой категории совместности два входных концептуальных пространства
(знания о роли автора и роли адресата) смешиваются, их интеграция приводит к
образованию бленда, выражаемого местоимением первого лица
множественного числа: (1) … как мы убедились… [Ирисханова 2014: 38]; (2)
We assumed… [Dijk 1993: 263]. Бленд «наследует» частичные структуры
входящих пространств и имеет свое собственное эмерджентное пространство
[Fauconnier, Terner 1996: 113], мы – это я и ты не в противопоставлении, но в
совместности. Местоимение мы/we указывает на субъект (идентифицирующая
референция) и выражает «включенность адресата в дейктическую сферу»
(инклюзив, буквально «мы(я) с тобой/с вами» [ЛЭС 1998: 193]). Формальное и
семантическое согласование инклюзива мы/we с грамматическим и, в данном
случае совпадающим с ним, логическим предикатом приводит к тому, что
адресат включается в интеллектуальную деятельность автора. Таким образом,
актуализируется дискурсивная перспектива интерсубъективации (внимание к
интерсубъективному «лицу» собеседников [Traugott 2012: 9–10]).
По типу метонимической модели может быть репрезентирован концепт
СУБЪЕКТ-АВТОР. Агенсность субъекта переносится на результаты его
интеллектуальной деятельности, что приводит к построению дискурсивной
перспективы объективации («смещение акцента с субъекта на объект»
[Ржешевская 2016: 131]): (3) Проведенный анализ учитывает… [Нефёдов
2015: 315]; (4) This study brings to mind… [Traugott 2012: 22]. Лингвистические
формы указывают на присутствие автора в фоновой зоне: анализ проделан им
(3), исследование – это, его (4); грамматическими субъектами выступают,
однако, не авторы, а результаты их деятельности.
В персоноцентрической модели репрезентации концепта СУБЪЕКТ-
АВТОР и концепта СУБЪЕКТ-ИСТОЧНИК за счет активации когнитивного
механизма фокусировки высвечивается персона субъекта, что актуализирует
дискурсивную перспективу субъективации (отношение или точка зрения
говорящего [Traugott 2010: 30]). Используемые языковые формы определяют
указание продуцирующего дискурс субъекта на себя самого (самореференция)
или указание другого – авторизуемого субъекта, дискурс которого вводится
субъектом-автором в свой дискурс. Например: (5) Я думаю, можно
утверждать… [Кубрякова 2009: 16]; (6) I assume that… [Traugott 2012: 13]; (7)
… в интерпретации Ю.С. Степанова… Не случайным представляются
ему… [Кубрякова 2009: 15]; (8) Degand and Fagard treat… They suggest that…
[Traugott 2012: 12]. В (5) и (6) концепт СУБЪЕКТ-АВТОР эксплицируется
формой персонального дейксиса (Я/I), связываемого предикативными
отношениями с ментальными глаголами. В (7) и (8) концепт СУБЪЕКТ-
ИСТОЧНИК эксплицируется антропонимами, именами собственными,
замещаемыми далее анафорой, в данных случаях местоимениями третьего лица.
При репрезентации концепта СУБЪЕКТ-АВТОР и концепта СУБЪЕКТ-
ИСТОЧНИК по модели импликации очевидность наличия автора
высказывания создает возможность вывести субъект в периферию, а в фокус
поместить объект и/или методы его исследования. Например: (9) Исходно
принимается теоретическое положение… [Нефёдов 2015: 314]; (10) It was
assumed that… [Radden 2002: 431]. Посредством безличных грамматических
конструкций выделяется семантика действий, выражаемая при этом в личных
формах глаголов, что косвенно указывает на субъект действия; концепт
СУБЪЕКТ-АВТОР репрезентируется имплицитно, в дискурсе актуализируется
перспектива объективации. Формы выражения концепта
СУБЪЕКТ-«ИСТОЧНИК» отличаются своей спецификой: (11) … это
использование языка «для выражения особой ментальности» [Степанов 1995:
38–39] [Кубрякова 2004: 529]; (12) Any two entities… form a “metonymy-
producing relationship” (Kövecses & Radden 1998, Raden & Kövecses 1999)
[Radden 2002: 413]. Лицо субъекта-«источника» не фигурирует в
высказываниях, его имя выносится в скобки, выполняющие «семантическую
функцию» ссылки на источник (семантические функции скобок в научной
прозе [Убушаева 2009: 34, 35]), а в самих высказываниях на его наличие
указывают метаязыковые кавычки как «показатели “чужого слова”» (семантика
кавычек [Зализняк 2007: 189–190]). По модели импликации может быть
репрезентирован и концепт СУБЪЕКТ-АДРЕСАТ. Его наличие выражается
побудительными (13), (14) и вопросительными (15), (16) конструкциями: (13)
Выделим еще одну тенденцию… [Ирисханова 2014: 32]; (14) Let us examine…
[Dijk 1993: 269]; (15) Чем же было вызвано…? [Кубрякова 2004: 523]; (16) In
other words, what models…? [Dijk 1993: 262]. Актуализируется перспектива
интерсубъективации.
В дискурсе научной коммуникации представлены три типа субъектов –
автор, адресат, «источник»; их репрезентация осуществляется по моделям
четырех типов. По модели инклюзии осуществляется интегративная
репрезентация субъектов автора и адресата, актуализируется дискурсивная
перспектива интерсубъективации. По модели метонимии представлен субъект-
автор, определяется перспектива объективации. Репрезентация субъекта-автора
и субъекта-«источника» по модели персоноцентрации актуализирует
перспективу субъективации. Их репрезентация по модели импликации
определяет перспективу объективации, а репрезентация субъекта-адресата –
интерсубъективации. Чередование дискурсивных перспектив определяет
эффективность научной коммуникации в том плане, что создает базовую,
типичную динамическую структуру когнитивно-дискурсивных взаимодействий
субъектов в условиях научной коммуникации.
Следующим шагом должно стать исследование типичных моделей
дискурсивной репрезентации объекта научного познания с различных
субъектных точек зрения. В совокупности результаты могли бы способствовать
пониманию дискурсивной, когнитивно-коммуникативной организации
научного сознания.
Литература
Баженова Е.А. Средства адресации в научном тексте // Медиастилистика.
2012. Вып. № 4. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mediascope.ru/node/1240.
Болдырев Н.Н. Язык и система знаний. Когнитивная теория языка. М.:
Издательский Дом ЯСК, 2019.
Гричин С.В. Авторизационная модель научного текста: автореф. дисс. док.
филол. наук. Томск, 2017.
Зализняк Анна А. Семантика кавычек // Труды международной конференции
«Диалог 2007». 2007. С. 188–193.
Ирисханова О.К. Интерсубъектность конструирования событий в
полимодальном дискурсе // Вестник МГЛУ. 2014. Вып. 17 (703). С. 31–41.
Кубрякова Е.С. Основные направления концептуального анализа: вместо
введения // Когнитивные исследования языка. 2009. Вып. I. С. 11–21.
Кубрякова Е.С. Дискурс: определение и направления в его исследовании /
Е. С. Кубрякова. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с
когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М.: Языки славянской
культуры, 2004. С. 519–531.
Лебедев С.А. Проблема субъекта и объекта в научном познании // Вестник
ТвГУ. 2016. С. 19–26.
ЛЭС – Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Большая Российская
энциклопедия, 1998.
Нефёдов С.Т. Автореференция в научном лингвистическом дискурсе // XLIII
Международная филологическая конференция. Избранные труды. 2015. С. 313–
320.
Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии.
Научная деятельность в системе трех координат. М., 1998.
Ракитина С.В. Когнитивно-дискурсивное пространство научного текста:
авторефер. дис. … док. филол. наук. Волгоград, 2007.
Ржешевская А.А. О стилистических приемах, реализующих когнитивные
механизмы перспективизации // Вестник МГЛУ. 2016. Вып. 19 (758). С. 130–137.
Убушаева В.В. Функциональная семантика узуса скобок в американской
научной прозе XX в. // Вестник ТГУ. 2009. Вып. 5 (73). С. 32–37.
Dijk T.A. van. Principles of critical discourse analysis. In Discourse and Society.
1993. vol. 4 (2). Pp. 249–283.
Fauconnier, G., Turner M. Blending as a Central Process of Grammar. In
Conceptual Structure, Discourse and Language. 1996. Pp. 113–129.
Radden G. How metonymic are metaphors? In Cognitive Linguistic Research 20:
Metaphor and Metonymy in Comparison and Contrast. 2002. Pp. 407–432.
Traugott E.C. Intersubjectification and clause periphery. In English Text
Construction. 2012. Vol. 5, No. 1. Pp. 7–29.
Traugott E.C. Revisiting subjectification and intersubjectification. In
Subjectification, Intersubjectification and Grammaticalization. 2010. Pp. 29–70.

D.E. Barasheva (Sevastopol, Russia)


Sevastopol State University
THE MODELS OF SCIENTIFIC COMMUNICATION SUBJECTS
REPRESENTATION IN SCIENTIFIC DISCOURSE
The scientific communication specifics determine three subjects representation in scientific
discourse: author, addressee, and ‘source’. The specifics of their representations were investigated
by the method of cognitive-discoursive analysis: language forms of reference, conceptual categories
of interpretation and cognitive mechanisms of representation were studied; types of representation
models and actualized discoursive perspectives were defined.
Key words: scientific discourse, subject-author, subject-addressee, subject-‘source’,
representation models, discoursive perspectives.

Оценить