Вы находитесь на странице: 1из 354

Все права защищены Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или

УДК 51 механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а
также использована в любой инф ормационной системе без получения разреш ения от издателя. Копирование,
ББК 22.1 воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет
уголовную, административную и гражданскую ответственность.
Э45
Richard Elwes
HOW TO SOLVE THE DA VINCI CODE
Copyright © Richard Elwes (2011). Originally entitled How to Solve the Da Vinci Code.
Illustrated edition originally published 2011, as How to Build a Brain.
Published by arrangement with Quercus Editions Ltd (UK)
Научный редактор - кандидат физико-математических наук Л. Глянцев
Перевод с английского языка: Пан А.
Элвс, Ричард.
Э45 Как разгадать код да Винчи и еще 34 удивительных способа
применения математики / Ричард Элвс ; [пер. с англ. А. Пан]. -
Москва : Издательство «Э», 2016. - 352 с. - (Разумные игры).
Зачем нужна математика и как применить в жизни неравенства, ло­
гарифмы и интегралы? Этим вопросом многие люди задаются долгие
школьные годы, и так и не получая на него ответ, ставят на эту науку
штамп «бесполезно и скучно».
Но постойте! В основе музыки и гармонии, симметрии, красоты ле­
жит математика, её закономерности и алгоритмы.
35 небольших глав заствят вас поверить в чудеса! Вы узнаете, как за­
медлить время, как сломать интернет, как заработать миллион на фондо­
вом рынке и ещё много увлекательных фактов. Окунитесь в загадочный,
разнообразный и восхитительно красивый мир математики.
УДК 51 *
Б Б К 22.1
Научно-популярное издание
РАЗУМНЫЕ ИГРЫ
Р и ч ард Э лвс
КАК РАЗГАДАТЬ КОД Д А ВИНЧИ
и е щ е 3 4 уд и в и те л ь н ы х с п о с о б а п р и м е н е н и я м а тем атики
(орыс ттЫде)
Ответственный редактор Ю. Лаврова. Художественный редактор Г7. Петров
В оформлении обложки использованы иллюстрации: NLshop, Samuil Levich, Kozachenko
Maksym, Delcar, chuhail, YKh, vadimmmus, MeSamong / Shutterstock.com
Используется по лицензии от Shutterstock.com

ООО «Издательство «Э»


123308, Москва, ул. Зорге, д. 1. Тел. 8 (495) 411 -68-86.
бндруил: -Э- АКББаспасы, 123308, Мвскеу, Ресей, Зорге iceuieci. 1уй.
Тел. в (495) 411-68-86.
Тауарбалла: -Э-
КазакстанРеспубликасыняядистрибьюторженевммбойыншаарыэ-талапгарды кйбылмушыныи
e«uii -РДЦАлмэты- ЖШС, Алматык , Домбровский кеш., 3-а-, литерБ, офис 1
Тел : 8 (727) 251-59-89/90/91/92. факс: 8 (727) 251 58 12вн. 107
внадиЦжарамдылыц мерэ)м1шектелмеген.
Сертификация туралыаппарат сайгтавидтруш-Э-
Сведения о подтверждениисоответствия издания согласно законодательству РФ
о технтеском регулировании можно получить на сайте Издательстве -Э-
внд|рген мемлекет: Ресей
Сертификация кдрастырылмаган

Подписано в печать 15.01.2016. Формат 60 х 9 0 7 |6.


Печать офсетная. Уел. печ. л. 22,0. Тираж 3000 экз. Заказ 415.
Отпечатано с готовых файлов заказчика
в АО «Первая Образцовая типография»,
филиал «УЛЬЯНОВСКИЙ ДОМ ПЕЧАТИ»
432980, г. Ульяновск, ул. Гончарова, 14
* ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН*

ISBN 978-5-699-74825-9 В электронном виде книги издательства


купить на www.lftree.fu

ЛитРес: * ♦ © «
9" 785699" 748259" > © О О О « И з д а т е л ь с т в о «Н аш е сл о во » , п е р е в о д , 2016
ISBN 978-5-699-74825-9 © О ф о р м л е н и е . О О О « И з д а т е л ь с т в о «Э», 2016
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ............................................ 7

Глава 1. Как решить любое уравнение.............................................11


Глава 2. Как стать знаменитым м атем атиком ..............................20
Глава 3. Как круг возвести в квадрат...............................................29
Глава 4. Как получить настоящую математическую награду .. 37
Глава 5. Как победить математического монстра....................... 47
Глава 6. Как преуспеть в судоку......................................................... 57
Глава 7. Как вызвать х а о с ...................................................................... 66
Глава 8. Как выжить в в о д о в о р о т е................................................... 75
Глава 9. Как заработать миллион на фондовом рынке.............86
Глава 10. Как обогнать п улю ................................................................. 96
Глава 11. Как разгадать код да Винчи.............................................104
Глава 12. Как восхищаться математическим ш едев р о м ........ 113
Глава 13. Как считать, как суперкомпьютер................................122
Глава 14. Как посетить сто городов за один д е н ь ..................... 131
Глава 15. Как организовать идеальный званый у ж и н .............141
Глава 16. Как раскрасить мир в четыре ц в ета............................150
Глава 17. Как быть одновременно живым и мертвым.............160
Глава 18. Как построить невозможный треугольник...............170
Глава 19. Как распутать вашу Д Н К .................................................180
Глава 20. Как обнаружить все дыры во Вселенной?................. 190
Глава 21. Как чувствовать себя как дома в пяти
и зм ерени ях............................................................................ 200
Глава 22. Как разработать идеальный шаблон..............................210
Глава 23. Как построить идеальный у л е й ...................................... 220
Глава 24. Как досчитать до бесконечности.................................... 230
Глава 25. Как создать м озг....................................................................238
Глава 26. Как разрушить И нтернет...................................................247
Глава 27. Как задать вопрос, на который нет о твета.................255
Глава 28. Как распознать м ош енничество.................................... 264

5
Оглавление

Глава 29. Как придумать шифр, который


невозможно в злом ать.........................................................................273
Глава 30. Как избежать тюрьмы........................................................282
Глава 31. Как ввести в заблуждение суд присяжных................. 291
Глава 32. Как замедлить время..................... 299
Глава 33. Как выиграть в р улетк у..................................................... 308
Глава 34. Как родить красивых д е т е й ............................................ 315
Глава 35. Как разговаривать с компьютером................................324

Глоссарий..................................................................................................333
Алфавитный указатель...........................................................................344

6
ПРЕДИСЛОВИЕ

Нескучная математика? Вы, наверное, шутите. Ведь


всем известно, что нет более неприветливого и не­
приступного предмета, чем математика. Она суще­
ствует в своем собственном мире непонятных диа­
грамм, тайных символов и странного жаргона.

К сожалению, так думают большинство людей, сто­


ит им с горечью вспомнить утомительные домаш­
ние задания или изматывающие экзамены. Всю ма­
тематику, за исключением подсчета расходов, вы­
считывания дней и дат, люди готовы предоставить
экспертам. Здорово, конечно, что программисты,
инженеры и физики находят ей применение в своей
деятельности; а мы с радостью пользуемся плодами
их работы, особенно если они не докучают нам тех­
ническими подробностями.
Стереотип распространяется и на практикующих
математиков, которых считают ходячими мозгами,
лишенными каких-либо человеческих признаков.
Наверняка одного из них вы бы хотели видеть в сво­
ей команде на какой-нибудь викторине. Но как на­
счет беседы с ним после этого в баре или — не дай
Бог —на вашем званом ужине?
Пришло время развеять несколько заблуждений
и уничтожить пару предрассудков. Давайте призна­
ем, что любая область человеческой деятельности,
которая стоит того, чтобы ее исследовать, в итоге

7
Предисловие

выходит на уровень технических деталей, а следо­


вательно, усложняется. Справедливости ради нужно
отметить, что в математике мы сталкиваемся с та­
ким уровнем намного раньше в сравнении с более,
так скажем, вербальными предметами. Но перед
этим вы соприкоснетесь с математическим миром,
который доступен каждому из нас. Это удивитель­
но разнообразный, таинственный и восхитительно
красивый мир.
Математика сегодня настолько многогранна, что го­
ворить о ней можно совершенно по-разному. Давайте
попробуем. Начнем с того, что математика —одновре­
менно древний и современный предмет, веками фор­
мировавшийся с помощью традиционных методов,
но в то же время устремленный в будущее. В Вавило­
не, «колыбели цивилизации» Ближнего Востока, ма­
тематики разрабатывали сложные системы подсчета.
Позже греческие мыслители Платон и Евклид сделали
потрясающие открытия в геометрии и теории чисел.
Благодаря этим открытиям возник неутомимый со­
временный мир, ибо математика находится в центре
последних разработок в области науки и техники —
от компьютерных программ до освоения космоса. Ма­
тематика охватывает микроскопически малые и бес­
конечно огромные области, а также все пространство
между ними. Без математики не могут обойтись уче­
ные, посвятившие свою жизнь изучению мельчайших
субатомных частиц. Она способствует продвижению
недавней гипотезы о постоянно расширяющейся Все­
ленной. Математика открывает то, что уже существует,
но также она создает мир заново. Она предоставляет
принципы, с помощью которых можно описать и за­
фиксировать окружающий мир. Математика — это
также невероятный акт коллективного творчества,
растянувшийся на тысячи лет. Другими словами, мате­

8
Предисловие

матики должны обладать скрупулезностью и аналити­


ческим складом ума, но также быть страстными твор­
ческими натурами. Больше всего на свете они любят
твердые доказательства, но не боятся услышать в свой
адрес и неожиданное: «Что, если?»
Математика имеет дело как с известными, так и с не­
известными явлениями. Старые неразгаданные
загадки продолжают привлекать и манить. И если
доказанная теорема приносит огромное удовлетво­
рение, превратившись в разгаданную и понятную
загадку, каждое новое открытие приносит десять но­
вых вопросов, а наш коллективный разум окутывают
новые тайны.
Сегодня Институт Клэя обещает крупное возна­
граждение за решение нескольких спорных вопро­
сов, каждое из которых может иметь серьезные по­
следствия для нашей жизни. Например, если кто-то
найдет решение задачи с лаконичным названием
«Р = NP?», то во всем мире может рухнуть компьютер­
ная безопасность. Вот насколько важна математика.
Математика обладает безупречной логикой —до тех
пор, пока не сталкивается с парадоксом. С одной сто­
роны, кажется, что ее мир полон аккуратных реше­
ний, что в этой мозаике для каждого элемента най­
дется свое идеальное место. Если а + Ь= 5 и известно,
что а = 2, то мы с уверенностью делаем вывод, что
b = 3. Но бывает, что математика не оправдывает
ожиданий. Если вы достигаете бесконечности, есть
ли куда двигаться дальше? Здравый смысл говорит
«нет», но в XIX веке в Германии, Георг Кантор ос­
мелился сказать«да». Математика требует доказа­
тельств, и преимущество было у Кантора, а не у здра­
вого смысла.
Математика может быть дикой и неукротимой,
но также безмятежной и легкой. Согласно теории

9
Предисловие

хаоса, мельчайшие различия в условиях могут при­


вести к разительным расхождениям в результатах.
Математические принципы также лежат в основе
эстетики, которая выражается в симметрии, про­
порциях или закономерности, и может описать са­
мые разнообразные категории: красоту лиц, рисунок
обоев или фугу И. С. Баха. Для знатоков математи­
ки краткая формула (например, формула окружно­
сти) — воплощение минималистической элегантно­
сти, которая дает ответ на насущный вопрос.
Обо всем этом можно говорить еще очень долго.
Но пусть математика говорит сама за себя. Эта кни­
га — гид по 35 «визитным карточкам» математики,
созданный для туриста в математическом мире. На­
деюсь, вы будете осматривать достопримечательно­
сти, узнавать новое, удивляться и, возможно, иногда
поражаться. Главное, наслаждайтесь путешествием.
Доброго пути!
Г Л А В А 1

КАК РЕШИТЬ ЛЮБОЕ УРАВНЕНИЕ

• Счет и натуральные числа


• Отрицательные числа и торговля
• Рациональные и иррациональные числа
• Действительные и мнимые числа
• Комплексные числа и основная теорема
алгебры

С тех пор как первые охотники стали подсчиты­


вать свою добычу в конце дня, числа превратились
для людей в основное средство понимания мира.
С течением времени человеческая цивилизация
изменилась до неузнаваемости, то же самое про­
изошло и с числами. Сегодня числа — это эффек­
тные современные конструкции, разработка кото­
рых совпала с ключевыми моментами в истории.
На каждом этапе понятию числа приходилось рас­
ширяться из-за включения в его ряды новых пара­
доксальных величин.

В ЧЕМ ПОЛЬЗА ЧИСЕЛ?

Во-первых, числа используются для счета: три дере­


ва, двое детей, 100 воинов вражеской армии. Как
только мы это понимаем, мы начинаем использовать
числа для решения задач. Предположим, что моя се­
мья состоит из четырех человек, и каждый из них

11
Глава 1

ежедневно выпивает по два кувшина воды, кроме


того, каждый день мне требуется три кувшина воды
для поливки своего огорода. Сколько кувшинов мне
всего требуется? В количественном выражении зада­
ча выглядит так: (4 х 2) + 3 = ?
Сегодня математики предпочитают использовать
буквы — х и у —для обозначения неизвестных вели­
чин. Таким образом, теперь задача будет иметь вид
(4 х 2) + 3 = х.
Это уравнение, для решения которого все, что нам нуж­
но сделать, —это произвести вычисления и получить
ответ: х = 11. Но не все уравнения так легко решить.

ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЧИСЛА
И РАССВЕТ ТОРГОВЛИ

Важнейшую роль в развитии человеческого обще­


ства сыграло возникновение торговли, позволившее
людям специализироваться в определенной сфере
деятельности. Кто-то охотился за мясом, другой вы­
ращивал овощи, а третий делал обувь. Теперь они
могли торговать, чтобы мясо, овощи и обувь были
у каждого.
Числа, которые мы используем для счета предме­
тов, —0, 1,2, 3... — сегодня называются натуральны­
ми. Они удобны для подсчета прибыли. Но торгов­
ля может принести не только прибыль, но и убыток
или даже разорить. Для подсчета прибыли и убытков
по единой шкале математики древности выработали
новое понятие числа. Сегодня мы называем такие
числа целыми. Целые числа включают в себя уже из­
вестные нам натуральные числа и новые — отрица­
тельные —целые числа: -1, -2, -3, -4, -5, -6 и т. д.

12
Как решить любое уравнение

С точки зрения решения уравнений новая система


обладает значительными преимуществами. Любое
уравнение, включающее только сложение и вычита­
ние, теперь может быть решено. Например, до появ­
ления отрицательных чисел уравнение зс+ 4 = 3 счи­
талось бы бессмысленным. Но в условиях торговли
оно имеет смысл. Если к концу дня я имею выручку
за три яблока, хотя продал четыре яблока, значит,
утром у меня был долг в одно яблоко. Итак, решение:
х = -1 .

МИНУС НА МИНУС ДАЮ Т ПЛЮС

Теперь, когда мы имеем отрицательны е числа,


нам нужно знать, каким образом производить
с ними обы чны е вычисления: складывать, вы­
читать, умножать и делить. Сложение проходит
довольно просто: (-3) + (-5) = (-8). И наоборот:
(-3) — (-5) = 2. Лучше всего этот процесс иллю­
стрирует бесконечная числовая ось: при добавле­
нии отрицательны х чисел происходит движение
влево, так же как при вы читании положительных
чисел. Сложение полож ительны х чисел означает
переход вправо, то же самое касается и вы чита­
ния отрицательны х чисел.
Умножение —это особый процесс. Основное прави­
ло заключается в следующем: когда вы умножаете два
положительных числа, вы получите положительное
число. Одно отрицательное число и одно положи­
тельное при умножении дают отрицательное число.
Что самое интересное, в результате умножения двух
отрицательных чисел получится положительное
число.

13
Глава 1

Как такое может быть? Представим, что я получаю


2 единицы прибыли каждый день. Через три дня
я буду иметь 6 единиц прибыли (2 х 3 = 6). А три дня
назад (то есть -3 дня от настоящего момента) у меня
было -6 единиц по сравнению с сегодняшним днем
(2 х (-3) = (-6)).
А что если я буду терять 2 единицы прибыли каждый
день? То есть через три дня я буду на б единиц бед­
нее, чем сегодня (то есть, (-2) х 3 = (-6)). Три дня
назад, однако, я был на б единиц богаче, чем сегодня
(( -2 )х (- 3 ) = 6).

РАЦИОНАЛЬНЫЕ ЧИСЛА:
РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Предположим, у меня двое детей, но день на охоте


принес только одного кролика. Как мне разделить
между ними еду? Невозможно поделить добычу так,
чтобы каждый ребенок получил целого кролика. По­
добные задачи способствовали возникновению ново­
го вида чисел, известных как дроби\ 1 /2 —это способ
написания 1 : 2. Дроби бывают и отрицательными:
например, - 1 : 2 = -1 /2 . Дроби, которые получаются
при делении целых чисел друг на друга, математики
называют рациональными числами. (Название про­
исходит от слова ratio —часть целого числа, к рацио­
нальности оно никакого отношения не имеет.)

ПРЕДЕЛЫ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

С помощью системы рациональных чисел (поло­


жительные, отрицательные и ноль) можно описать

14
Как решить любое уравнение

многие аспекты мира. Математически она также


хорошо устроена, так как мы можем складывать, вы­
читать, умножать и делить в рамках этой системы,
не испытывая недостатка в числах. Возможно, эта
система включает в себя все, что нам когда-нибудь
понадобится? Но оказалось, что истории есть к чему
стремиться.
К сожалению, рациональные числа не удовлетворя­
ют потребности даже самой элементарной геомет­
рии. К примеру, квадрат размером 1 см на 1 см —ка­
кова длина его диагонали? Назовем это число с. Со­
гласно теореме Пифагора, оно должно соответство­
вать формуле 1 + 1 = с х с (см. Как стать знаменитым
математиком). Другими словами, мы должны решить
уравнение с с2 = 2. Специальный термин — это ква­
дратный корень 2, или с= л/2 . Какое же это число?
Приблизительный ответ 1 + 2 /5 . Что примечатель­
но, не существует рационального числа, в точности
равного V2 . В современном мире л/2 —это то, что
мы называем иррациональным числом, то есть ему
не соответствует ни одна дробь. Другой известный
пример —это число п.

ПРИЗРАКИ МЕЖДУ ЧИСЛАМИ

Элементарная геометрия доказывает, что рацио­


нальные числа не подходят для большой части ма­
тематики. Если мы выстроим рациональные числа
в одну длинную линию, то в ней будут пустые места.
Сначала это не будет бросаться в глаза, потому что,
взяв любое рациональное число, вы можете найти
другое рациональное число так близко к нему, как
вам нравится. Тем не менее будет пробел на месте V2

15
Глава 1

и еще один вместо п. Вдруг оказывается, что пустых


мест не два и не три; они повторяются по всей ли­
нии. В этих местах обитают иррациональные числа,
и большинство из них гораздо труднее описать, чем
V2 или я.
Хотя о существовании иррациональных чисел было
известно тысячи лет назад, только в XIX веке ученые
нашли способ для правильного расширения рацио­
нальных чисел в большую систему, тем самым запол­
няя пробелы. Это так называемая система действи­
тельных чисел. Это эффективная, мощная, современ­
ная структура. Но эволюция чисел еще не исчерпала
себя.

РЕШЕНИЕ УРАВНЕНИЙ

С точки зрения математика, появление действитель­


ных чисел —это огромный шаг вперед. Весь спектр
уравнений, которые раньше считались нерешаемы­
ми, вдруг обрели решения, л/2 помогает решить
уравнение х2 = 2. По такому же принципу мы можем
решить уравнения х2 = 3, л? = 5, х2 = 6, а также более
сложные уравнения: х’ + х = 11 и многие другие.
Однако не все уравнения можно решить, даже с по­
мощью действительных чисел. Если положительное
число умножить на само себя, получится положи­
тельное число. Точно так же при умножении отри­
цательного числа на само себя тоже получится по­
ложительное число. Это означает, что ни одно дей­
ствительное число при умножении на себя не дает
отрицательного числа. Другими словами, ууравнения
х х х = -1 (или х2 = -1) нет решения среди действи­
тельных чисел. В этой системе не существует .

16
Как решить любое уравнение

МНИМЫЕ ЧИСЛА

Отрицательные и иррациональные числа вызва­


ли много вопросов при первом своем появлении.
Но это были цветочки в сравнении с новой кон­
цепцией, расширяющей понятие числа, а именно —
с мнимыми числами.
Итальянские ученые XVI века одними из первых пред­
ложили понятие мнимых чисел. В то время решение
сложных уравнений было подобно интеллектуальным
гладиаторским боям. Величайшие математики своего
времени встречались на публичных соревнованиях
по решению уравнений. Они не считали мнимые числа
философским понятием, а наоборот, стали понимать
их пользу в вычислениях. Зачастую в их уравнениях
встречались такие величины, как л/^Т . Большинство
математиков после этого прекращали вычисления, по­
лагая, что решение зашло в тупик. Но некоторые ре­
шили не останавливаться, не слишком заботясь о том,
что означает V -1. Затем, обнаружив в своей работе
выражение А Т х А Т , они заменяли его на -1 и про­
должали дальше. Те, кто, делал этот смелый шаг, были
щедро вознаграждены. В конце своей работы они зача­
стую обнаруживали, что «мнимые» величины нейтра­
лизовали друг друга, оставляя после себя четкое, насто­
ящее решение уравнения.

ЧИСЛА СТАНОВЯТСЯ д в о й н ы м и

После введения понятия мнимых чисел включение


их в систему чисел и расширение этой системы было
лишь вопросом времени. Для достижения этой цели
величину А Т стали обозначать как г.

17
Глава 1

Система комплексных чисел состоит из действитель­


ных и мнимых чисел. Более точное определение
комплексного числа — это сумма действительного
числа (например, 4) и мнимого числа, такого, как
3 х г (или Зг), в результате получаем 4 + Зг. Весь про­
цесс проходил в полном соответствии с правилами
математики, поэтому на данном этапе мнимые чис­
ла перестали быть мнимыми и могли складываться
и умножаться так же, как любые другие числа:

Есть хороший способ графического изображения


комплексных чисел — это диаграмма Аргана. В ней
действительные числа образуют ось абсцисс, а мни­
мые числа —ось ординат. Каждую точку на плоскости
можно задать с помощью действительной и мнимой
координаты. Добавление или вычитание 1 соответ­
ствует перемещению вправо или влево по числовой

18
Как решить любое уравнение

оси, а добавление или вычитание i соответствует пе­


ремещению вверх или вниз. Умножение на i приве­
дет к повороту на 90° против часовой стрелки.

МАТЕМАТИКА В КОНЦЕ ИСТОРИИ

Комплексные числа позволяют решить гораздо


больше уравнений, чем действительные числа. Фак­
тически определением новой системы стало то, что
у уравнения х2 = -1 появилось решение. На данном
этапе появилась неприятная мысль: надо ли еще раз
расширить систему, чтобы включить решения таких
уравнений, как х2 = i ?
В начале XIX века Ж ан Робер Арган представил
первое доказательство знаменательного факта: ком­
плексные числа позволяют решить любое возмож­
ное уравнение. А если точнее, то любой многочлен,
который можно записать с помощью комплексных
чисел, можно решить с помощью комплексных чи­
сел. Вскоре Карл Фридрих Гаусс представил еще
одно доказательство того же факта, которое стало
известно как основная теорема алгебры. Спустя тысячу
лет непростой процесс расширения системы чисел
для решения новых уравнений был, наконец, за­
вершен.
Г Л А В А 2

КАК СТАТЬ ЗНАМЕНИТЫМ


МАТЕМАТИКОМ

• Начало геометрии
• Треугольник и теорема Пифагора
• Теорема Эйлера и совершенные кубоиды
» Последняя теорема Пьера де Ферма

Прямоугольный треугольник — это всего лишь тре­


угольник, в котором есть прямой угол. Возможно,
первый вопрос, который задает изучающий геоме­
трию ст^ент: что в этом интересного? Начнем с того,
что скромный прямоугольный треугольник стал осно­
вой для одной из древнейших и знаменитых теорем
в математике — теоремы Пифагора. Хотя ей уже
несколько тысяч лет, теорема Пифагора напрямую
связана с некоторыми глубинными вопросами со­
временной математики, в том числе с последней
теоремой Ферма, которая, наконец, была доказана
в 1995 году, и с поисками неуловимого совершенного
куба, который по-прежнему не дает покоя современ­
ным математикам.

С практической точки зрения треугольники — это


простейшие фигуры, состоящие из прямых линий.
С помощью треугольников можно построить более
сложные фигуры: квадраты, прямоугольники, затем
многомерные фигуры, такие как кубы и прямоуголь­
ные параллелепипеды.

20
Как стать знаменитым математиком

НАЧАЛО ГЕОМЕТРИИ

Теорема Пифагора описывает отношения между сто­


ронами прямоугольного треугольника. Самая длин­
ная сторона всегда находится напротив прямого
угла и называется гипотенузой. Пифагор описал, как
с помощью двух коротких сторон можно узнать дли­
ну гипотенузы.
Нужно измерить каждую сторону треугольника, а за­
тем возвести их значения в квадрат, то есть умно­
жить на самих себя. Таким образом, если длина
первой стороны равна 3, то ее площадь составляет
3 x 3 = 9. Записываем это так: 32= 9.
Затем то же самое нужно проделать с каждой сто­
роной треугольника. Согласно теореме Пифагора
сумма квадратов двух коротких сторон равна квадра­
ту длины одной длинной стороны. Если использо­
вать алгебраические термины, то а и b —это корот­
кие стороны, а с —длинная сторона, и a y а + Ь у Ь -
- сх с, а если более кратко, то а2 + б2 = с2.

21
Глава 2

ПИФАГОР: ЗАГАДОЧНЫЙ МАТЕМАТИК

Пифагор жил примерно в 500 г. до н. э., и бытует


мнение, что он много путешествовал в поисках ма­
тематических знаний. Он бывал в Индии, Иудее
и Египте и других странах. Пифагор был не только
математиком, но и философом и даже своеобразным
религиозным гуру, лидером сообщества под названи­
ем mathematikoi. Он настаивал, чтобы его участники
отказались от всех личных вещей и придерживались
строгой вегетарианской диеты. Именно от слова
mathematikoi произошло слово математика.
Что касается теоремы, носящей его имя, нет сомне­
ний в том, что Пифагор и участники mathematikoi
проводили много времени, изучая прямоугольные
треугольники, и были восхищены теоремой и ее
выводами. Также возможно, что они нашли первое
доказательство теоремы, подтвердив тем самым, что
она справедлива для каждого прямоугольного тре­
угольника. Одно из доказательств вы можете увидеть
на следующей странице. Нарисуйте квадрат, дли­
на каждой стороны которого равна а + Ь. Затем его
можно будет разделить на четыре копии оригиналь­
ного треугольника и на один квадрат площадью а2
и квадрат площадью №. Если разделить его другим

22
Как стать знаменитым математиком

способом, то получим четыре треугольника и один


квадрат площадью с2, то есть а2 + Ь2= с2.

ЭЙЛЕРОВ ПАРАЛЛЕЛЕПИПЕД

Несмотря на интерес к этому процессу участников


группы mathematikoi, о данной теореме было извест­
но задолго до Пифагора. К сожалению, мы не знаем
имен вавилонских или индийских геометров, от­
крывших ее, так что все лавры достались Пифагору.
Ранние версии теоремы Пифагора не передают
ее вполном виде, а содержат красноречивые тройки
чисел, например 3, 4, 5 и 5, 12, 13. Опытный глаз сра­
зу заметит так называемые «пифагоровы тройки».
Пифагорова тройка включает в себя три числа, со­
ответствующие сторонам прямоугольного треуголь­
ника. Их принадлежность к теореме Пифагора легко
проверить, например, З2 + 42 = 9 + 16 = 25 = 52.
У пифагоровых троек есть еще одна особенность.
Они не только соответствуют длине сторон прямо­
угольного треугольника, но всегда состоят из целых
чисел. Это очень необычное свойство: у большин­
ства треугольников длина всех трех сторон не рав­
на целым числам. Например, если вы нарисуете две
линии длиной 1 см, находящиеся под прямым углом
друг к другу, и соедините их концы, то длина третьей
стороны будет иметь длину \[2 см. Это не целое чис­
ло; его даже нельзя записать в виде дроби, оно ирра­
ционально (см. Как возвести круг в квадрат). Это обыч­
ный сценарий. Поэтому пифагоровы тройки имеют
такое большое значение: они отражают несколько
случаев, когда простая геометрическая фигура, пря­
моугольный треугольник, встречается с простым

23
Глава 2

видом чисел, целым числом. Стороны первых двух


примеров имеют длину (3, 4, 5) и (5, 12, 13), затем
(8, 15, 17) и (7, 24, 25). Если удвоить каждое число
в пифагоровой тройке, получится снова пифагорова
тройка. Например, (6, 8,10) —это удвоенная (3, 4, 5).
Одна из причин полезности прямоугольных тре­
угольников заключается в том, что из них состоят
другие фигуры. Простейший пример — это прямо­
угольник. Если разрезать прямоугольник по диагона­
ли, то мы получим два одинаковых прямоугольных
треугольника. Так, если длина сторон определенно­
го прямоугольника составляет 5 см и 12 см, то мы мо­
жем воспользоваться теоремой Пифагора для опре­
деления длины диагоналей, в этом случае она будет
равна 13 см. Следовательно, пифагоровы тройки
формируют прямоугольники, стороны и диагонали
которых равняются целым числам.
То же самое справедливо и для трех измерений. Пря­
моугольник —это вытянутый квадрат, а кубоид, он же
прямоугольный параллелепипед, — это вытянутый куб.
У него шесть граней, все расположены под прямы­
ми углами, а противоположные стороны равны друг
другу. Конечно, если мы знаем длины ребер, то с по­
мощью теоремы Пифагора мы легко узнаем длину
диагонали каждой грани.
Великий швейцарский математик Леонард Эйлер
стремился найти кубоид, ребра которого, а также ди-

24
Как стать знаменитым математиком

агонали каждой его стороны равны целым числам.


Подобный кубоид называется Эйлеровым параллеле­
пипедом, который представляет собой трехмерную
версию пифагоровой тройки. Отличие в том, что
Эйлеровы параллелепипеды встречаются гораздо
реже. Первый подобный параллелепипед был об­
наружен не Эйлером, а его современником Полом
Хальке в 1719 году. Длина его граней равна 44, 117
и 240, а диагонали его сторон имеют длину 125, 244
и 267. Сегодня мы знаем, что список параллелепипе­
дов Эйлера, так же как и список пифагоровых троек,
бесконечен: существует бесконечное множество Эй­
леровых параллелепипедов.

ПОИСКИ СОВЕРШЕННОГО КУБОИДА

В Эйлеровом параллелепипеде ребра и диагонали


каждой грани —целые числа. Также обязательно на­
личие еще одного дополнительного свойства — про­
странственные диагонали тоже должны быть целым
числом. Это и есть определение совершенного ку­
боида. К сожалению, до сих пор не найден ни один
подобный кубоид. Того, кто сможет построить кубо­
ид, все величины которого (ребра, лицевые и про­
странственные диагонали) —целые числа, ждут сла­
ва и признание в математическом мире. Так же как
и того, кто докажет, что такой фигуры не существу­
ет. Поиски будут довольно трудным делом, так как
длина хотя бы одной грани кубоида должна превы­
шать 10 000 000 000 единиц. Все возможные вариан­
ты меньшей длины были проверены и отвергнуты.
Хотя совершенный кубоид еще не найден, в 2009 году
Хорхе Сойер и Клиффорд Рейтер обнаружили совер­
шенный непрямоугольный параллелепипед. Этот парал­

25
Глава 2

лелепипед похож на кубоид, на который сели. Его


стороны имеют не прямоугольную форму, а форму
параллелограммов. Противоположные стороны па­
раллелограмма, как и прямоугольника, параллель­
ны друг другу, но смежные стороны пересекаются
не под прямым углом. Наименьший параллелепипед
Сойера и Райтера имеет ребра длиной 271, 106, 103,
лицевые диагонали длиной 101 и 183, 266 и 312, 255
и 323 и пространственные диагонали длиной 374,
300,278 и 272.

ОТ ГЕОМЕТРИИ К АЛГЕБРЕ:
ПОСЛЕДНЯЯ ТЕОРЕМА ФЕРМА

Несмотря на то что тема Эйлерова параллелепипе­


да уходит корнями в геометрию, она также является
частью математической дисциплины, которая на­
зывается теорией чисел. Около 250 г. н. э. математик
Диофант создал свою знаменитую работу Арифме­
тика, в которой он рассмотрел формулу Пифагора
а2 + № - &, а также множество других уравнений.
После того как мы научились записывать уравне­
ния в буквенном виде, не обязательно представлять
их себе в виде треугольников. Но Диофанта интере­
совали не общие решения уравнений; его волновал
лишь поиск целых чисел, которые были бы решения­
ми. Сегодня эти уравнения называются диофантовы-
ми уравнениями.
Проблема совершенного параллелепипеда — одно
из самых известных диофантовых уравнений. Еще
одно популярное уравнение — это последняя теорема
Ферма. Оно также происходит из теоремы Пифаго­
ра. Пифагоровы тройки 3, 4, 5 являются решением
уравнения Пифагора: а2 + № = с2 (так как З2 + 42 = 52).

26
Как стать знаменитым математиком

Д иофант видел в нем разделение одного квадрата —


с2 на два более мелких квадрата —а2 и №.
Эйлер заинтересовался, как поведет себя уравнение
Пифагора в трех измерениях, и поставил вопрос
о совершенном кубоиде. Пьер де Ферма тоже ре­
шил рассмотреть пифагорово уравнение по-другому,
на сей раз с помощью алгебры. Ю рист и госслужа­
щий по профессии, Ферма был страстно увлечен ма­
тематикой. Его исследования и переписка с другими
математиками того времени внесли значительный
вклад в тему теории чисел. Но самая известная его
работа появилась после того, как он наткнулся на те­
орему Пифагора.
Ферма стало интересно, что произойдет, если вме­
сто того, чтобы разделить квадрат на два квадра­
та, попробовать разделить куб на два куба. В связи
с этим он начал поиски целых чисел а, b и с, удов­
летворяющих уравнению а3 + 63 = с3. С точки зрения
геометрии это означает, что необходимы два куба,
сумма объемов которых составляет третий куб, все
ребра которого равны целым числам. Ферма не мог
найти такие числа. Также он не смог найти числа,
которые подходили бы уравнению а4 + Ь4 = с4, или
а5 + У’ = с5, или же уравнению вида ап+ Ьп= с", где зна­
чение п —еще больше.
На странице своего экземпляра Арифметики Ферма
написал, что сложить куб из двух кубов невозможно,
так же как сложить целое число в четвертой степе­
ни из двух целых чисел в четвертой степени, и так
далее. Другими словами, если числа а, Ь, с целые
и положительные, то нет такого целого п > 2, что
а”+ If = с". Известно его утверждение о том, что он на­
шел «чудесное доказательство» теоремы, но оно,
к сожалению, «не поместилось на полях книги».

27
Глава 2

УАЙЛС НАХОДИТ РЕШЕНИЕ НЕРАЗРЕШИМОМУ

Ферма был действительно великим математиком,


но у него была привычка утверждать, что у него есть
доказательства, хотя ни одно из них не было стро­
гим. Сегодня специалисты не верят, что он нашел
полноценное доказательство теоремы. Однако ему
удалось доказать ее для частного случая: он показал,
что она верна для п = 4.
Главная сложность состояла в том, чтобы доказать,
что уравнение ап + Ьп = с" не может иметь цельно
численных решений при условии, что п > 3. С того
момента, когда Ферма записал задачу в 1637 году,
прошло более 300 лет. Несмотря на то что к теореме
было приковано внимание величайших математи­
ков, включая Леонарда Эйлера, никто не мог дока­
зать, что она верна. Возможно, Ферма был неправ,
и будут найдены тройки, противоречащие его так
называемой последней теореме?
На самом деле, как многие и подозревали, Ферма
оказался прав. Точку в данном вопросе поставил Эн­
дрю Уайлс в 1995 году в Кембриджском университе­
те. Уравнение нельзя решить, так как целых чисел,
соответствующих его условиям, не существует. Дока­
зательство Уайлса стало кульминацией масштабных
поисков, благодаря которому математический мир
был в значительной степени изменен. С помощью
доказательства появился мостик, соединяющий дио-
фантовы уравнения древности и современный мир
комплексного анализа (см. Как восхищаться математи­
ческим шедевром).
Г Л А В А 3

КАК КРУГ ВОЗВЕСТИ В КВАДРАТ

• Круги, окружности, диаметры и п


• Древняя задача по возведению круга
в квадрат
• Иррациональные и нормальные числа
• Трансцендентность

Возможно, первым великим технологическим дости­


жением человечества стало изобретение колеса.
Причина невероятной полезности этого простого ме­
ханизма кроется в идеальной симметрии его фор­
мы — круга. Зачастую круг признается самой совер­
шенной геометрической формой. Ни одна фигура
так долго не занимала умы инженеров и геометров.

Что же представляет собой круг? Около 300 года


до н. э. отец геометрии, Евклид Александрийский,
дал следующее определение: отметьте точку на ли­
сте бумаги. Это будет центр. Затем выберите рассто­
яние, скажем, 1 см. После чего отметьте каждую точ­
ку на плоскости на расстоянии ровно 1 см от центра.
Получившаяся линия — окружность с радиусом 1 см.
Длина этой линии называется длиной окружности. Ра­
диус окружности —это расстояние от центра до лю­
бой точки окружности. Диаметр окружности в два
раза больше радиуса —это расстояние от одной сто­
роны окружности до другой через ее центр. Круг —
это участок плоскости, заключенный внутри окруж­
ности. Его радиус и диаметр —это радиус и диаметр

29
Глава 3

его окружности. Отношение между двумя величина­


ми, диаметром окружности и ее длиной, стали при­
чиной самой продолжительной драмы в математике.

7TR2 И ТОМУ ПОДОБНОЕ

Удивительно, как много вопросов вызывает такая


простая фигура. Во-первых: если нам известен диа­
метр окружности, какова ее длина? Сначала кажется,
что ответ не так уж очевиден. Если мы возьмем круг
с диаметром 2 см, длина окружности после измере­
ния окажется примерно 6,28 см. Если диаметр круга
равен 4 см, то длина окружности составит примерно
12,57 см. При диаметре длиной в 1 см длина окруж­
ности будет 3,14 см.

Понаблюдав за этими измерениями, древние гео­


метры сделали вывод, что существует некое фикси­
рованное число, и если умножить диаметр на это
число, то получится длина окружности. Это число
обозначается греческой буквой я и произносится
как «пи». (Его название происходит от первой бук­
вы греческого слова «периферия».) Так, если окруж­
ность имеет диаметр d, то ее длина равна я х d. С точ­
ки зрения радиуса г длина окружности будет равна

30
Как круг возвести в квадрат

2 х л х г, или просто 2лг. Для того чтобы эта формула


была полезной, мы должны знать, чему равно число л.
Этот вопрос появился задолго до греков и является
одним из древнейших математических вопросов.
За тысячу лет до греков вавилонские математики
25
считали, что число л равно — , то есть 3,125. В еги-
8
петском папирусе Ринд 1650 года до н. э. упомина­
256
ется значение , что примерно составляет око­
81
ло 3,160. Оба эти варианта близки к правильному

ответу, но ни один из них не точен. Всю историю


числа л пришлось бы рассказывать тысячелетиями.
Только в XVIII веке математики наконец обнаружи­
ли, что л — иррациональное число, а это означает,
что его нельзя записать как результат деления двух
целых чисел.
Еще один важный вопрос относи­
тельно круга —какова его площадь?
Ответ снова помогает найти число
тс. Если радиус окружности равен 1,
то площадь круга равна числу л.
То есть, если мы построим квадрат
со стороной, равной радиусу окруж­
ности, то л показывает, сколько раз этот квадрат по­
местится в круге.
С помощью формулы это отношение можно выра­
зить так: если г -э т о радиус круга, то площадь квадра­
та, построенного с помощью радиуса, будет равна
г х г = г2. Получившийся квадрат помещается в круг л
раз, то есть площадь круга равна л х г2или просто лг2.
Итак, площадь круга с радиусом 2 см, равна л х 2 х 2,
что примерно равняется 12,6 см2.

31
Глава 3

ПОЧЕМУ ХОРОШО БЫТЬ КВАДРАТНЫМ

Задолго до Евклида и П ифагора математики Древ­


него Египта начали изучать отношение круга к дру­
гому тяжеловесу в мире геометрии, квадрату. Если
круг прячет свои секреты под покровом тайного
числа л, прямолинейность квадрата ни для кого
не секрет. Его определяет только одна величина —
длина стороны. Квадрат со стороной, равной 3,
имеет площадь 3 x 3 = 9. Если обобщить, то при ус­
ловии, что сторона квадрата h, его площадь равна
Л х Л, или Л2. Собственно, /г2 произносится как
«Л в квадрате», выражая таким образом арифме­
тическое значение его формы. Здесь хотя бы обо­
шлось без таинственных иррациональных чисел.
Возможно, такая предсказуемость квадрата приве­
ла к тому, что в 1960-х годах в английском языке сло­
во «квадратный» приобрело значение «скучный»,
как в выражении «будь там или будь как все» («Ье
there —or be square!»).

Вопрос, интересующий геометров со времен Древне­


го Египта, это возведение круга в квадрат. Начнем с кру­
га. Вся сложность заключается в том, чтобы создать
квадрат с точно такой же площадью, что и у круга.
Предположим, радиус круга равен 1 единице. То есть
его площадь равна и х I 2= л. Это означает, что нам ну­
жен квадрат с площадью, равной л. Отсюда следует,
что если длину его стороны умножить на саму себя,

32
Как круг возвести в квадрат

получится л. Иными словами, длина стороны квадра­


та равна квадратному' корню числа л, или л/л .
Как доказал Евклид, построить по данному отрезку а
другой отрезок, длина которого будет равна Уя , не­
сложно. Поэтому трудность заключается в построе­
нии отрезка длиной л. Древним грекам было инте­
ресно, возможно ли смоделировать нужный квадрат,
используя самые простые геометрические инстру­
менты —циркуль и линейку.
С помощью только этих простых инструментов мож­
но создать множество интересных геометрических
фигур. Евклид показал, как разделить линию на две
равные части, и его методику до сих пор преподают
в школах по всему миру. Он также разработал более
сложные технологии, такие как построение с помо­
щью циркуля и линейки правильного пятиугольника.
В итоге вопрос возведения круга в квадрат сводит­
ся к следующему: возможно ли, имея линию, длина
которой равна 1, построить линию длиной п с по­
мощью циркуля и линейки? В этой простой задаче
заключается весь смысл числа л.

ЗАЩИТА ИРРАЦИОНАЛЬНОГО
Гиппас, один из учеников Пифагора, обнаружил, что
некоторые числа нельзя записать как результат деле­
ния целых чисел друг на друга. Одно из этих стран­
ных, иррациональных чисел фигурирует в скучном,
предсказуемом квадрате. В квадрате площадью 1 x 1
диагональ будет равна у/2 , то есть будет иррациональ­
ным числом (см. Как стать известным математиком).
Пифагор был не на шутку разъярен таким положени­
ем дел, и, согласно легенде, Гиппас утопился, не в си­
лах смириться с бессмысленностью иррациональ­

33
Глава 3

ных чисел. Тем не менее Гиппас был прав: иррацио­


нальные числа повсюду; от них никуда не деться.
Многие годы ученые подозревали, что число л —
иррациональное число. Но только в XVIII веке
Йохан Ламберт в своей работе доказал этот факт
раз и навсегда. Поэтому при попытке записать чис­
ло л в виде десятичной дроби вы получите число
3,14159265358979323846264..., которое никогда не за­
кончится, а просто будет продолжаться до бесконеч­
ности. (Поэтому число л —отличный способ трени­
ровки памяти. Многие люди пытаются запомнить
как можно больше его составляющих. Зарегистри­
рованный мировой рекорд датируется 2005 годом
и принадлежит Ли Чао, запомнившему 67 890 цифр,
в то время как неофициальный рекорд Акиры Хара-
гучи в 2006 году насчитывал 100 000 цифр.)

П — НОРМАЛЬНОЕ?
Запись рационального числа в виде десятичной дро­
би либо конечна (например, 1 /4 = 0,25), либо знаки
после запятой бесконечно повторяются (например,
5 /6 = 0,8333..., а 10/33 = 0,3030303...). Запись ирра­
ционального числа в виде десятичной дроби содер­
жит бесконечный и не повторяющийся набор цифр
после запятой.
В действительности любое целое число может обес­
печить базу для записи дробей — можно рассматри­
вать не десятичные, а двоичные, троичные и любые
другие дроби (см. Как разговаривать с компьютером).
Десятичная запись дроби j конечна, а вот троичная
бесконечна и повторяется, а с числом 1 /3 все наобо­
рот. Но всегда запись рационального числа будет либо
конечна, либо периодична, а запись иррационально­
го —бесконечна и непереодична одновременно.

34
Как круг возвести в квадрат

Число п иррационально, поэтому знаки после запя­


той продолжаются, не заканчиваясь и не повторяясь.
Но в нем все же могут иметь место некоторые законо­
мерности. Вы можете спросить, повторяются ли все
цифры от 0 до 9 одинаково часто или какие-то из них
встречаются чаще? Существует понятие нормального
числа: в нормальном числе каждая из цифр от 0 до 9
встречается с одинаковой частотой, то есть в среднем
один раз на десять знаков. Более того, все возможные
пары чисел от 00 до 99 также должны встречаться
с равной частотой, то есть в среднем один раз на сто
пар. Такое же правило справедливо для троек чисел,
четверок и любых других наборов.
Ученые давно предполагают, что п —нормальное чис­
ло. Но до сих пор эта гипотеза остается недоказанной.

ТРАНСЦЕНДЕНТНОСТЬ: ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ
ПОКОРЕНИЕ ЧИСЛА Я

Иррациональность п была плодотворным открыти­


ем, но этого было недостаточно для решения вопроса
0 возведении круга в квадрат. Трудность заключает­
ся в том, что некоторые иррациональные величи­
ны можно построить, используя циркуль и линей­
ку. Одна из таких величин —это V2 . В самом деле,
не так уж сложно начертить квадрат со сторонами
1 х 1 с помощью циркуля и линейки, и, как говорил
еще Гиппас, длина его диагонали равна V2 . Отсюда
следует, что построить можно не только рациональ­
ные числа, порой это также иррациональные вели­
чины. Возможно, число п —одно из них?
Но ответ будет отрицательным, л относится к еще
более экзотическому виду чисел, чем просто ирра­

35
Глава 3

циональные, а именно —к трансцендентным числам.


Это означает, что, сколько бы вы ни прибавляли чис­
ло л к числу я или ни умножали его на себя, мы все
равно не вернемся к целым числам. В отличие, ска­
жем, от V2 , которое при умножении на себя ста­
новится целым числом (числом 2). Такое никогда
не произойдет с трансцендентными числами, в том
числе с я. Поэтому л х л не может быть целым чис­
лом, так же как и 5л3 + 4л2, или Зя17+ л и все осталь­
ные возможные вариации на ту же тему. Абсолютно
неважно, сколько раз умножить л на само себя и сло­
жить результаты, мостик к целым числам все равно
не сложится. Выражаясь арифметическим языком,
число л останется для нас недосягаемым.
Трансцендентные числа впервые были открыты
Ж озефом Лиувиллем в XIX веке. Он записал число
0,110001000000000000000001000..., в котором едини­
цы находились на первом, втором, шестом, двадцать
четвертом месте и так далее, а нули —на всех осталь­
ных местах. (Единицы расположены на следующих
местах: 1, 2x1, 3x2, 2 x 1 , 4 х З х 2 х 1 и так далее.) Ма­
тематиков удивило странное число Луивилля, но они
не догадывались тогда, что открытое им явление сы­
грает такую важную роль в математике. Только в кон­
це XIX века Фердинанд фон Линдеман доказал, что
число л —трансцендентное число.
Ранее Пьер Вантцель доказал, что с помощью циркуля
и линейки невозможно построить трансцендентное
число. Эти открытия поставили точку в древнейшем
вопросе возведения круга в квадрат —это сделать не­
возможно. В центре самой простой геометрической
формы лежит неконструируемое, недосягаемое тран­
сцендентное число.
Г Л А В А 4

КАК ПОЛУЧИТЬ НАСТОЯЩУЮ


МАТЕМАТИЧЕСКУЮ НАГРАДУ

• Простые числа
• Постулат Бертрана и числа-близнецы
• Теорема простого числа
• Гипотеза Бернхарда Римана

Математики изучают всевозможные необычные объ­


екты — от различных категорий бесконечности до ги­
перкубов с миллионами измерений, но прежде всего
они изучают числа. Простые числа являются важным
объектом изучения в математике, так как они пред­
ставляют собой числа, благодаря которым формиру­
ются все остальные целые числа. Их определить не­
сложно. Всякое число делится на единицу и на само
себя. К примеру, 7 : 1 = 7 и 7 : 7 = 1. Есть числа, которые
делятся еще и на другие натуральные числа, напри­
мер, 6 :2 = 3. Такие числа, как 6, называются состав­
ными. А есть числа, которые ни на какие натуральные
числа, кроме единицы и самого себя, не делятся. Вот
такие числа и называются простыми. Просты, на­
пример, 2, 3, 5, 7,11 и т. д. Простые числа изучаются
не одно тысячелетие, но даже в условиях современ­
ной математики и высокоскоростных компьютеров
они продолжают хранить свои секреты.

Почему же эти числа так важны? Ответ заключается


в том, что простые числа —это строительный мате­
риал для всех остальных чисел. Данный факт име­
ет громкое название основной теоремы, арифметики.
Возьмем для начала целое число 12: его можно раз­

37
Глава 4

бить на простые числа 2 x 2 x 3 . Более того, для этого


существует только один способ; при умножении дру­
гих простых чисел ответ всегда будет другим.
Чтобы понять это, возьмем последовательность чи­
сел:
2, 3, 5, 7, 11, 13, 17, 19, 23, 29,...
Первым пристальное внимание на простые числа
обратил Евклид в своей книге Элементы. Несмотря
на то что он прославился благодаря изучению гео­
метрии (см. Как нарисовать несуществующий треуголь­
ник), в Элементах содержались также важные идеи,
касающиеся теории чисел. Наиболее весомым от­
крытием стал тот факт, что список простых чисел
продолжается вечно и никогда не заканчивается.
Неважно, насколько большим будет простое число,
всегда найдется число еще больше.
На момент написания книги, самое большое извест­
ное простое число —это 243112609 - 1. (2 умноженная
на себя 43 112 609 раз, минус 1. Чтобы записать чис­
ло полностью потребуется несколько томов, так как
оно состоит из 12 978 189 цифр.) Число было откры­
то в 2008 году в рамках проекта по распределенному
поиску простых чисел Мерсенна GIMPS.
Благодаря Евклиду мы знаем, что существует беско­
нечный список еще больших чисел, которые ждут,
когда их откроют (или они навсегда останутся для
нас загадкой).
Бесконечность простых чисел имеет огромное зна­
чение. Математики стремятся разгадать правила,
которым подчиняются простые числа. Если бы их
количество было ограничено, мы бы взглянули
на них и сделали выводы. Но так как их количество
не ограничено, потребуется абстрактное мышление.

38
Как получить настоящую математическую награду

Ученые, занимающиеся теорией чисел, разработали


сложные методики; но простые числа не так просты,
как кажутся, и многие вопросы так и остаются без от­
вета.

ПУСТЫЕ МЕСТА МЕЖДУ


ПРОСТЫМИ ЧИСЛАМИ

Насколько удалены друг от друга простые числа?


Список простых чисел начинается с частого чередо­
вания чисел: 2, 3, 5, 7, ..., но затем пустоты увеличи­
ваются: 199, 211, 223. При дальнейшем изучении спи­
ска простых чисел найдем ли мы пробел в несколько
миллионов чисел? Ответ —да, и не один. На самом
деле можно найти сколько угодно подряд идущих со­
ставных чисел.
Возьмем любое число (назовем его и). Вопрос: ка­
кое число т, большее га, нужно взять, чтобы между га
и т обязательно нашлись простые числа?
Ж озеф Бертран в 1845 году сделал важное наблюде­
ние. Он утверждал, что, если взять любое число га
и умножить его на 2 (2 х и, или 2п для краткости),
мы всегда найдем хотя бы одно простое число между
га и 2 и. Поэтому можно с уверенностью утверждать,
что, к примеру, между 1 миллиардом и 2 миллиарда­
ми есть хотя бы одно простое число (это не противо­
речит тому, что есть ряд из двух миллиардов подряд
идущих составных чисел —просто число, с которого
начинается этот ряд, само больше миллиарда). Если
мы знаем это точно, нам нет нужды проверять весь
миллиард чисел, чтобы узнать, есть ли среди них
простое. Это экономит множество усилий. Бертран
не смог предоставить доказательств своей гипотезы,

39
Глава 4

но он был прав. Его утверждение, называемое посту­


латом Бертрана, в 1850 году смог доказать Пафнутий
Чебышев.
Согласно более поздней гипотезе Дорина Андрики,
границы между числами должны быть более жестки­
ми, чем предлагает теория Бертрана. Она гласит, что
максимальное расстояние от числа п до ближайшего
простого числа равно величине порядка 4п , а не п.
Однако эта гипотеза пока не доказана.

ПАРЫ ПРОСТЫХ ЧИСЕЛ

Некоторые из простых чисел расположены очень


близко друг к другу. Самые первые —2 и 3 —следуют
один за другим. Существуют ли пары, подобные им?
Ответ — нет. Причина в том, что все последующие
числа, идущие по порядку, делятся на четные и не­
четные. Четные числа не могут быть простыми, по­
тому что делятся на 2 (единственное исключение —
само число 2). Поэтому простые числа не могут сле­
довать друг за другом.
Самый незначительный пробел существует между
числами, разница между которыми равна 2. Напри­
мер, 3 и 5, 17 и 19, 59 и 61, 881 и 883. Это так назы­
ваемые числа-близнецы. Их очень много; самая круп­
ная известная на данный момент пара таких чисел
состоит из нескольких тысяч цифр. Пока остается
неизвестным, бесконечен список чисел-близнецов
или нет.
Гипотеза о числах-близнецах утверждает, что не суще­
ствует самой большой пары близнецов, всегда най­
дется пара еще больше. Гипотеза еще не доказана,
что, в принципе, характерно для загадочной приро­
ды простых чисел.

40
Как получить настоящую математическую награду

ГАУСС СМОТРИТ ШИРЕ

Существует много различных гипотез по поводу


возможных пробелов между простыми числами: ги­
потеза о числах-близнецах, гипотеза Андрики и т. д.
Доказанных теорем, напротив, гораздо меньше,
и постулат Бертрана —один из них. Все они рассма­
тривают поведение конкретных чисел в определен­
ных условиях. Если определенное простое число
находится здесь, то насколько далеко от него следу­
ющее? Можно применить и другой подход —спро­
сить, как вообще ведут себя пробелы между просты­
ми числами.
Данный подход очень продуктивен. Если рассмат­
ривать частности, то из-за затруднений и расхож­
дений простые числа кажутся непредсказуемыми.
Если же смотреть шире, то можно увидеть четкие
схемы их поведения. Самую важную из них заметил
Карл Фридрих Гаусс в 1792 году в возрасте 15 лет.
Его открытием стала функция распределения простых
чисел. Выберите число, скажем, 10 или 200. Затем со­
считайте количество простых чисел до выбранного
числа.
К примеру, перед 10 будет 4 простых числа, а именно
2, 3, 5, 7. Если считать до 200, то их будет 46.
Вопрос, который интересовал Гаусса, — насколь­
ко быстро эта функция увеличивается? Само собой
разумеется, что в каждом очередном простом числе
функция увеличивается на 1. Однако Гаусса интере­
совал другой вопрос —какова общая закономерность
этого процесса? Сколько простых чисел до миллио­
на? Сто или сто тысяч? Гуасс не стремился найти точ­
ный ответ, его интересовала примерная величина.
И в результате он добился своего.

41
Глава 4

ТРАЕКТОРИЯ ПРОСТЫХ ЧИСЕЛ

Теорема о простых числах, которую открыл Гаусс, ста­


ла одной из главных работ в данной области. Теория
Гаусса заключалась в том, что количество простых

п
чисел между 1 и п примерно равно -п , где In п ■
Inn
натуральный логарифм п.
Понятие натурального логарифма существует доволь­
но давно и не представляет сложности для понима­
ния. Он основывается на числе е(см. Как восхищаться
математическим шедевром). В сущности, In Ъ= а озна­
чает, что еа = Ь. Никто не мог предположить, какую
важную роль оно сыграет в разгадке тайны простых
чисел.
Натуральный логарифм одного миллиона примерно
равен 13,8155 (сокращен до четырех знаков после за­
пятой), потому что g138155 = 1 000 000 (приблизитель­
но). Так, по подсчетам Гаусса, количество простых
чисел между 1 и миллионом должно быть приблизи-
1000 000
тельно р а в н о ------------, что примерно соответствует
13,8155
72 382.
В действительности точное количество простых
чисел от единицы до одного миллиона —78 498 (на­
чиная с 2 и заканчивая 999 983). Результат не идеа­
лен, но в качестве оценки порядка величины не так
уж плох. Гаусс полагал, что при возрастании простых
чисел эта приблизительная цифра будет пропорцио­
нально приближаться к реальной величине. Он даже
пошел дальше и постарался сделать более точное
предположение, но используя другой логарифм.
Однако ни зрелый возраст, ни накопленные знания

42
Как получить настоящую математическую награду

не помогли произвести более точные расчеты. Оста­


валось только ждать очередного прорыва в теории
простых чисел.

ИДЕАЛЬНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РИМАНА

Предположение Гаусса о простых числах привлека­


ло многих ученых. Но для начала его нужно было до­
казать. После этого можно будет усовершенствовать
теорему и представить формулу, содержащую точное
количество простых чисел, встречающихся до опре­
деленного момента, —идеальное распределение про­
стых чисел. Казалось, что эти мечты никогда не ста­
нут явью. Но еще до того, как предположение Гаусса
было доказано, в 1859 году Бернхард Риман в своей
работе «О числе простых чисел, не превышающих
данной величины» представил такое распределе­
ние. Это настоящая веха в истории теории чисел,
невероятное достижение и превосходная работа.
Но была одна загвоздка. Теорема Римана опиралась
на подробную информацию о весьма таинственном
объекте в центре его формулы, который сегодня на­
зывается дзета-функция Римана.

43
Глава 4
I

Функция подобна механизму, который берет числа


на входе и выдает другие числа на выходе. Н апри­
мер, простая функция / может возводить в квадрат
каждую величину s. Определяющая формула дан­
ной функции будет: f(s) = s2, например f(3) = 9 или
f(5) = 25. Функция Римана сложнее. Точно она озна­
чает, что число s на входе превращается в на вы­
ходе по следующему закону:

Данное определение само по себе довольно непро­


стое, при этом оно подходит не для всех чисел. Рима­
ну пришлось модифицировать функцию так, чтобы
можно было вычислить ее от любого комплексного
числа (см. Как решить любое уравнение). В своей нова­
торской работе Риман сумел найти способ это сде­
лать. Необходимо было знать, какие входные значе­
ния дают значение 0 на выходе, то есть при каком
значении s U s) = 0. Эти значения называют «нулями
Римана», благодаря им можно понять функцию рас­
пределения простых чисел.

44
Как получить настоящую математическую награду

Существуют такие величины, по которым легко до­


гадаться, что функция будет нулевой: -2, -4, -6, -8,
и так далее. Они известны как тривиальные нули
функции Римана. Проблема заключается в других
величинах — нетривиальных нулях. Риман смог по­
нять, где они должны располагаться. Он считал, что
они выстроены в линию вдоль вертикальной оси,
представляющей комплексные числа. Это так на­
зываемая критическая линия, которая состоит из чи­
сел с действительной частью ^ . Таким образом, все

1
нули должны иметь вид — + гхс различными значени­

ями х. Это и есть известная гипотеза Римана.


Риман не смог доказать свою гипотезу, но писал, что
она «весьма вероятна». Тем не менее даже без доказа­
тельств дзета-функция Римана стала новым мощным
инструментом изучения простых чисел. В 1896 году
Ж ак Адамар и Ш арль де ла Валле Пуссен смогли
ограничить ту область, в которой существуют нули,
и назвали ее критической полосой, а также доказали,
наконец, теорему простых чисел Гаусса.

САМЫЙ СЛОЖНЫЙ ВОПРОС В МАТЕМАТИКЕ

Гипотеза Бернхарда Римана остается недоказанной


в течение 150 лет. Благодаря тому, что в ней содер­
жится ключ к пониманию простых чисел, она оста­
ется самым важным открытым вопросом в современ­
ной математике. В 1900 году математик Давид Гиль­
берт сформировал список из 23 задач, от которых за­
висит направление развития математики в XX веке;
гипотеза Римана была среди них. В 2000 году Ма­

45
Глава 4

тематическим институтом Клэя составлен список


из семи задач тысячелетия, за решение каждой
из которых назначен приз в 1 млн долларов. Гипо­
теза Римана также есть в списке, а приз до сих пор
никто не получил.
Г Л А В А 5

КАК ПОБЕДИТЬ
МАТЕМАТИЧЕСКОГО МОНСТРА
• Учение о симметрии
• Теория групп покоряет мир
• Классификация конечных простых групп
• Теория «Monstrous moonshine»

Почему одни лица красивее других? Ответ отчасти


заключается в том, что людей инстинктивно привле­
кает симметрия; так устроены наши ДНК. Симметрия
есть везде: в искусстве и в нашей цивилизации —
от устойчивой четырехугольной симметрии египет­
ских пирамид до симметричных узоров на совре­
менных обоях и коврах (см. Как р а з р а б о та ть и д е а л ь ­
ный ш аблонi

Симметрия также активно изучается в математике,


где ее называют теорией групп. Центральные объек­
ты этой теории —это абстрактные понятия, называ­
емые группами, которые точно отражают суть сим­
метрии. Общее количество этих групп невозможно
сосчитать, а попытки перейти этот бескрайний оке­
ан симметрии породили несколько выдающихся ма­
тематических теорем.
Возможно, самая замечательная из них —классифика­
ция конечных простых групп, которая не только предо­
ставила навигационную карту по океану симметрии,
но также явила миру проживающее в нем странное
создание, которое математики называют просто мон­
стром.

47
Глава 5

УЧЕНИЕ О СИММЕТРИИ

Для начала давайте рассмотрим квадрат. Если раз­


вернуть его по часовой стрелке на 90°, то ничего
не изменится —мы не сможем сказать, поворачивали
квадрат или нет. Поэтому вращение на 90° называет­
ся симметрией этой фигуры. Здесь кроется неболь­
шое отличие от обычного языка, так как симметрия
рассматривается как действие, в результате кото­
рого фигура остается прежней. Какие еще бывают
симметрии квадрата? Можно повернуть его на 180°
или на 270°, и тоже ничего не изменится. Говорят,
что у квадрата три осевые симметрии —три поворота,
которые невозможно заметить. Осевая симметрия
используется в природе. Пчел и других насекомых,
необходимых для опыления растений, привлекает
осевая симметрия цветков растения.

Существует еще один вид симметрии квадрата. Если


провести вертикальную линию через его центр, а за­
тем создать зеркальную копию его части до верти­
кальной линии, то она полностью совпадет со второй
частью квадрата. Это называют зеркальной симмет­
рией. Горизонтальная линия, так же как и диагонали
квадрата, играет роль зеркала. В итоге получается
четыре зеркальные и три осевые симметрии. В сущ­
ности, если квадрат оставить в покое —это тоже бу­
дет симметрия, она называется тождественной. Даже

48
Как победить математического монстра

самые неправильные формы обладают хотя бы од­


ной —тождественной —симметрией. Все вместе эти
восемь симметрий образуют группу симметрий. Бо­
лее сложные фигуры обладают более обширными
группами. Трехмерный куб, к примеру, насчитывает
24 симметрии.

ЗАКОНЫ СИММЕТРИИ

Просто пересчитав симметрии определенной фигу­


ры, мы не узнаем о ее свойствах. Например, у квад­
рата восемь симметрий, и столько же их и у восьми­
конечной кривой звезды, изображенной на рисунке
ниже (ее кривизна означает, что у звезды не может
быть симметрии отражения, а только лишь восемь
вращений). Помимо подсчета симметрий мы мо­
жем сделать еще одно наблюдение. Заключается
оно в том, что симметрии могут объединяться:
мы можем выполнить одно действие за другим. Что
же произойдет, когда мы повернем квадрат на 90°,
а затем отразим его по вертикальной линии? Чтобы
ответить на этот вопрос, мы временно маркируем
углы квадрата. Ответ состоит в том, что результат бу­
дет такой же, как при отражении квадрата в первый
раз, по одной из его диагоналей (см. рисунок выше).
Данный факт не очевиден
и сводится к сути математи­
ческой группы. Мы можем вы­
делить три ключевых наблю­
дения:
1. При объединении двух
симметрий а и Ь получа­
ется третья, которая не а
и не Ь.

49
Глава 5

2. Существует только одна симметрия, которая при


объединении с симметрией а дает снова симме­
трию а. Она называется тождественной симмет­
рией.
3. У каждой симметрии есть противоположная, кото­
рая ее отменяет. Например, симметрия, противо­
положная повороту на 90°, —это поворот на 270°.
Если квадрат повернуть сначала на 90°, а потом
на 270°, он вернется в исходное состояние.
Эти правила что-то напоминают, кажется, отдаленный
раздел математики, а именно —сложение целых чисел.
1. При сложении двух целых чисел а и b получается
третье, которое не а и не Ь.
2. Существует только одно число, которое при сло­
жении с числом а дает снова число а. Оно называ­
ется нулем.
3. У каждого числа есть противоположное. Если сло­
жить число с противоположным, получится 0. На­
пример, число, противоположное пяти — это ми­
нус пять.
М атематиков всякий раз будоражит мысль о том,
что в разных ситуациях действуют схожие прави-

50
Как победить математического монстра

ла. О ни на инстинктивном уровне чувствуют, что


схожие свойства означаю т нечто важное. В дан­
ном случае восемь симметрий квадрата с операци­
ей объединения симметрий и целые числа с опе­
рацией сложения — это примеры групп, которы е
представляю т собой множество объектов с опре­
деленными правилами, действующими для объ­
единения этих объектов и соответствующими трем
выш еизложенным законам. (Существует также до­
полнительное требование для процесса объеди­
нения, а именно: при объединении трех объектов
не должно иметь значения, соединяется ли третий
объект с комбинацией первого и второго или пер­
вый соединяется с комбинацией второго и третье­
го. П ример для целых чисел: (2 + 3) + 4 = 2 + (3 + 4),
поэтому мы можем писать 2 + 3 + 4, не опасаясь
двусмысленности.)
Существует два основных вида групп. Группа сим­
метрий квадрата конечна, так как содержит всего
восемь симметрий. В то же время существует беско­
нечное множество целых чисел, то есть эта группа
бесконечна. Конечные и бесконечные группы оди­
наково широко распространены в мире. Симметрии
окружности образуют бесконечную группу, так как
окружность можно поворачивать на любой угол,
и она будет выглядеть одинаково.

ТЕОРИЯ ГРУПП ЗАВОЕВЫВАЕТ МИР

Изучением групп вплотную занялись в начале


XIX века, с появлением новаторской работы Нильса
Абеля и Эвариста Галуа. Эти математики обнаружили,
что все те же законы групп действуют в другой области
математики.

51
Глава 5

Одна из старейших целей, которую преследуют ма­


тематики. —это решение уравнений (см. Как решить
любое уравнение). По сути, это игра по угадыванию чи­
сел: я загадал число х, умножаю его на себя, а затем
отнимаю 4. Если в результате остался 0, то, каково
было число, которое я загадал в начале? Это можно
записать в виде уравнения: а2—4 = 0. Чтобы его ре­
шить, необходимо найти каждое возможное значе­
ние х, которое подходит условиям уравнения. У урав­
нения х2—4 = 0 два решения: х, = 2 и х2 = -2. Другие
уравнения могут иметь больше решений.
Абель и Галуа поняли, что для каждого уравнения его
решения образуют группу. Можно определить такую
операцию объединения решений, которая будет сно­
ва давать решение и при этом подчиняться простым
правилам, о каких мы говорили выше. Такая группа
называется базисной группой уравнения.
Этот любопытный вывод привел к появлению заме­
чательной теоремы, которая помогает в решении
уравнений.
Как вы решаете уравнение? Для некоторых уравне­
ний существует простой способ решения. Вот фор­
мула, вбитая в головы многих поколений школьни­
ков:

Так появляется способ решения любого квадратного


уравнения, например, такого как а2 — 4 = 0, в кото­
ром есть а?, но не а3 или степени большего порядка.
Все, что нужно сделать, —это подставить значения
а, Ъи с в соответствии с уравнением аа? + Ьх + с = 0.
Как же быть с более сложными уравнениями, в кото­
рых есть а?, X4и неизвестные с большими степенями?
В XVI веке итальянские математики смогли вывести

52
Как победить математического монстра

более сложные формулы, с помощью которых мож­


но решить и эти уравнения.
Абель и Галуа поняли, что разрешимость уравнения
прямо зависит от структуры его базисной группы.
В частности, для уравнений пятой степени, то есть
содержащих х5, не существует простой формулы, так
как их базисная группа очень сложна.

ПРОСТЫЕ ГРУППЫ: АТОМЫ СИММЕТРИИ


Сведения, изложенные Абелем и Галуа, показали,
что новый абстрактный подход к группам может
быть очень полезным. Изучение групп вообще и ко­
нечных групп в частности привело к возникнове­
нию большой области математики. Особенно важ­
ный факт был открыт Камилем Ж орданом и Отто
Гёльдером.
Вспомним о простых и составных числах (см. Как
получить настоящую математическую награду). Состав­
ное число можно разбить на два сомножителя по­
меньше, а простое —нельзя. Точно так же некоторые
группы можно разбить на части поменьше, а другие
нельзя. Такие неразложимые группы называют про­
стыми (обманчивое название, как позже выясни­
лось). Теорема Ж ордана —Гёльдера показала, какое
большое значение имеют простые группы. Она дока­
зала, что, как любое число может быть произведени­
ем простых чисел (например, 6 = 2 x 3 ) , так же и лю­
бую конечную группу можно разбить на простые
группы. Более того, это можно сделать только одним
способом, так же, как число можно разбить на про­
стые множители только одним способом.
Значение работы Ж ордана и Гёльдера состоит в сле­
дующем: чтобы разобраться в конечных группах,

53
Глава 5

прежде всего нужно определить возможные про­


стые группы, атомы, из которых состоят все осталь­
ные. Это станет поистине монументальной задачей,
которая будет окончательно решена в одной из эпо­
хальных математических работ XX века.

КЛАССИФИКАЦИЯ КОНЕЧНЫХ
ПРОСТЫХ ГРУПП

Некоторые математические теоремы появляются не­


ожиданно, в результате проницательной и тяжелой
работы одного человека, который трудится в оди­
ночку. Классификация конечных простых групп по­
явилась по-другому. Над ее созданием в разное время
работали математики по всему миру, пытаясь найти
закономерность в запутанном множестве конечных
простых групп, среди которых постоянно открыва­
лись новые. В 1972 году Даниэль Горенштейн свел
эти общие усилия воедино и понял, что, вероятно,
теорему можно доказать.
К 1981 году, благодаря усердной работе сотен уче­
ных, картина постепенно стала вырисовываться.
Оказалось, что всего существует ровно 18 семейств
конечных простых групп. Это группы симметрий
абстрактных геометрических структур, подобные
группе симметрий квадрата. Каждое семейство со­
держит бесконечное множество групп (так же, как
группа симметрий фигуры, имеющей 4, 5, 6, 100 или
сколько угодно сторон).
Целью теоремы классификации было показать, что
каждая возможная конечная простая группа должна
относиться к одному из 18 видов. Тем временем исто­
рия совершила неожиданный поворот.

54
Как победить математического монстра

ПОЯВЛЕНИЕ МОНСТРА

Наряду с открытием 18 семейств ученые обнаружи­


ли несколько отдельных необычных групп, которые
не вписывались ни в одно из семейств. Это услож­
нило процесс классификации, так как это означало,
что, возможно, существует бесконечное множество
все более крупных и более сложных простых групп,
которое никогда не удастся классифицировать.
К счастью, все оказалось не так. В конце концов
было установлено, что существует ровно 26 таких
спорадических групп. Крупнейшей из них является
грозное существо, которое назвали монстром. Если
группа симметрий квадрата содержит всего восемь
элементов, то монстр состоит из внушительных
808 017 424 794 512 875 886 459 904 961 710 757 005
754 368 000 000 000 штук.
Существование монстра в 1973 году предсказали
Бернд Фишер и Роберт Грисс, а построен он был
Гриссом в 1980 году. Укрощение этого существа ста­
ло главным вызовом в деле классификации: можно
ли с уверенностью сказать, что существует только
один монстр, а не целое семейство? На вопрос был
найден ответ, и проект был завершен в 2004 году. Со­
гласно последней теореме, любая конечная простая
группа должна либо входить в одно из 18 семейств,
либо быть одной и спорадических групп.

ТЕОРИЯ «MONSTROUS MOONSHINE»


Классификация конечных простых групп — одна
из триумфальных работ современной математики,
и последствия у нее также замечательные. В области
математики, которая, казалось бы, не связана с дан­

55
Глава 5

ной классификацией, в самых потаенных отделах


современного комплексного анализа (см. Как восхи­
щаться математическим шедевром) имеется область
модулярных форм. Эти мощные объекты в последние
годы играли важную роль в математике, в том числе
полезными они оказались для доказательства теоре­
мы Ферма (см. Как стать знаменитым математиком).
Кажется, что они не имеют ничего общего с конеч­
ными группами, и все же в 1979 году Джон Конвей
и Саймон Н ортон заметили здесь следы лап монстра.
Некоторые числа, такие как 196 883 и 21 493 760,
с которыми математики встретились при исследова­
нии монстра, появились в этом чужом мире. Конвей
и Нортон назвали это явление Monstrousmoonshine.
Связь этих явлений, наконец, была установлена
в работе Ричарда Борчердса в 1992 году, за которую
он получил медаль Филдса.
Г Л А В А 6

КАК ПРЕУСПЕТЬ В СУДОКУ

• Просто, как 1, 2,3


• Задача с греко-латинскими квадратами
и 36 офицерами
• Судоку покоряет мир
• Искусство исправлять ошибки

Головоломки, известные под названием латинских


квадратов, знамениты своей математической исто­
рией. Именуемые w a fq m a ja z i в арабском языке,
первые головоломки появились, вопреки своему
названию, не в Древнем Риме, а в надписях на та­
лисманах, существовавших в XIII веке в исламском
мире. В обычной математике точно такие же ква­
драты фигурируют в таблицах Кэли — это табли­
цы умножения абстрактных объектов под назва­
нием «группы» |см. К ак п о б е д и т ь м ате м а тиче ск ую
монстрсЦ. В прикладной математике они приносят
большую пользу, действуя как коды, исправляющие
ошибки. Латинские квадраты стали, однако, очень
популярными и ежедневно появляются в газетах
по всему миру, и теперь они носят название судоку.

ПРОСТО, КАК 1, 2, 3

Для того чтобы создать латинский квадрат, нари­


суйте табличку размером 3 x 3 . Затем вашей задачей
будет вписать в нее числа от 1 до 3 таким образом,
чтобы каждое число появлялось только один раз

57
Глава 6

в каждой строке и столбце. Это довольно просто, от­


ветов может быть несколько. Вот один из них:

Конечно, головоломка может увеличиваться до раз­


меров 4 х 4, 5 х 5 и быть настолько большой, как вам
нравится. В этом заключается основная идея латин­
ских квадратов, и, так как они были обнаружены
средневековыми учеными, многие поколения лю­
дей пользуются их экономичной и симметричной
конструкцией. Добавив дополнительные свойства
к головоломке, мы получили судоку, или греко-латин­
ские квадраты.

ТРУДНОСТИ ПОСТАНОВКИ ПАРАДА


ВОЕННЫХ ОРКЕСТРОВ

Когда швейцарский математик Леонард Эйлер впер­


вые услышал о латинских квадратах, его великий
ум сразу же приступил к работе. Он захотел услож­
нить их новыми дополнительными условиями. П ер­
вое, что он решил сделать —это совместить два ла­
тинских квадрата.
Предположим, на королевском параде собираются
маршировать девять офицеров, формируя квадрат.
В параде представлены три различных полка (назо­
вем их А, В и С), от каждого полка по три офицера.
Для полной симметрии генерал поручает офицерам

58
Как преуспеть в судоку

занять места так, чтобы в каждых строке и столбце


квадрата было по одному представителю полка. Та­
ким образом, офицеры образуют латинский квадрат.
Дополнительное условие состоит в том, что пред­
ставлены также три различных ранга (назовем их 1,
2 и 3, одинаковые в каждом полку). Генерал также хо­
чет, чтобы каждый ранг был представлен по одному
разу в каждых строке и столбце. Это означает, что
офицеры должны построиться в латинский квадрат
согласно двум требованиям одновременно: во-пер­
вых, с точки зрения полка, а во-вторых, с точки зре­
ния ранга.
Итак, мы имеем девять офицеров, которые обозна­
чены как A l, А2, АЗ, B l, В2, ВЗ, C l, С2, СЗ. Теперь
мы можем решить задачу:

Это пример греко-латинского квадрата. Он образо­


ван из двух различных латинских квадратов, объеди­
ненных вместе:

Тем не менее это не может быть пара любых латин­


ских квадратов. В результате ни одно из значений

59
Глава 6

(например, А2) не должно повториться, но все долж­


ны быть представлены. (Термин «греко-латинский
квадрат» появился благодаря тому, что Эйлер ис­
пользовал латинский и греческий алфавиты в каче­
стве двух наборов символов.)
Задача с девятью офицерами сводится к нахождению
греко-латинского квадрата размером 3 х 3, а решить
ее довольно просто. Если вы попробуете сделать
то же самое с квадратом 2 х 2, то поймете, что это
невозможно, то есть у задачи с четырьмя офицерами
нет решения. Греко-латинские квадраты 4 х 4 и 5 х 5
сложнее построить, но все же, путем проб и ошибок,
возможно найти их решение с 16 и 25 офицерами.
Но самая сложная задача — это знаменитая голово-
ломка с 36 офицерами. Вопрос все тот же: можно
ли построить греко-латинский квадрат 6 x 6 ? Однако
в данном случае найти ответ гораздо труднее. В кон­
це концов Эйлер написал, что «потратив много уси­
лий для решения этой задачи, мы должны признать,
что такое расположение совершенно невозможно,
впрочем, мы не можем найти тому строгое доказа­
тельство».
Эйлер также не смог найти греко-латинские квадра­
ты размером 10 х 10 и 14 х 14, хотя с промежуточны­
ми размерами не было проблем. Поэтому он предпо­
ложил, что квадраты с размерами 6, 10, 14, 18, 22,
26 и так далее просто не существуют. (Все эти числа
на 2 больше, чем кратные числу 4:
6 = 4 x 1 + 2, 10 = 4 x 2 + 2, 14 = 4 х З + 2 и т . д.)

ОФИЦЕРЫ, КОТОРЫХ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ


Был ли Эйлер прав, полагая, что задача с 36 офице­
рами не имеет решения? Установить это оказалось

60
Как преуспеть в судоку

очень непросто. Казалось, что единственный воз­


можный способ заключается в том, чтобы собрать
все возможные латинские квадраты размером 6 x 6
и проверить, совместятся ли они так, как надо. Так
в действительности и произошло. В 1901 году Гастон
Тарри создал исчерпывающий список из 9408 воз­
можных латинских квадратов размером б х 6 и уста­
новил, что среди них нет такой пары, которая могла
бы объединиться в греко-латинский квадрат.
Гипотеза Эйлера о задаче 36 офицеров оказалась
верна: выполнить все требования генерала в этом
случае невозможно. Однако он оказался неправ в от­
ношении больших квадратов. Греко-латинские квад­
раты размером 1 0 x 1 0 существуют, так же как и ква­
драты 14 х 14 и больше. Данное утверждение было
доказано в 1959 году Паркером, Бозе и Шрикханде.
Таким образом, не существуют только квадраты раз­
мером 6 x 6 .

ЭКСПЕРИМЕНТЫ ПО ПРОЕКТИРОВАНИЮ
И СПОРТИВНЫЕ СОРЕВНОВАНИЯ

Зачастую латинские квадраты используются в пла­


нировании эксперимента, чтобы минимизировать
погрешность. Предположим, у нас есть пять авто­
мобилей (А, В, С, D, Е), которые необходимо про­
тестировать на скорость и безопасность, и пять во­
дителей, которые будут проводить проверку (назо­
вем их 1, 2, 3, 4, 5). Мы можем просто выделить для
каждого водителя по одному автомобилю, а затем
сравнить результаты, но, скорее всего, такой подход
не даст объективных результатов, так как у разных
водителей могут быть разные навыки и стили вож­
дения. Поэтому мы хотим, чтобы каждый водитель

61
Глава 6

протестировал все машины, после чего мы сможем


сравнить данные и сделать выводы. Вот так с зада­
чей помогает справиться греко-латинский квадрат
размером 5 x 5 :

В таком подходе есть ряд преимуществ. К примеру,


есть некоторые сложности в прохождении испыта­
ния первым, а в нашем случае каждый водитель полу­
чит по одной машине в первый раз, поэтому данный
фактор можно не учитывать. Также похожий метод
удобен для формирования расписаний — в компью­
терной сфере или, например, для составления таб­
лиц спортивных соревнований. Предположим, со­
ревнуются две команды спринтеров. Таблица ввер­
ху страницы помогает составить расписание всех
гонок.

СУДОКУ ПОКОРЯЕТ МИР

В 1979 году в Нью-Йорке Говард Гарнс стал иници­


атором ряда событий, навсегда изменивших мир,

62
Как преуспеть в судоку

по крайней мере в глазах людей, которые ценят


различные головоломки. Он придумал игры в числа
нового типа, которую назвал «NumberPlace» (в пере­
воде с английского «Место числа»). Игру опублико­
вали в журналах «DellPencilPuzzles» и «WordGames».
Позже ее полюбили в Японии и дали новое название
«Suujiwadokushinnikagiru», что означает «числа долж­
ны быть одинокими», или сокращенно «Судоку».
В основе судоку лежит латинский квадрат размером
9 x 9 . Числа от 1 до 9 нужно разместить в сетке таким
образом, чтобы каждое из них появлялось в каждой
строке и в каждом столбце всего один раз. Кроме
того, есть еще одно дополнительное правило. Сетка
9 x 9 разделена на девять квадратов 3 x 3 . Каждый
из этих квадратов также должен содержать числа
от 1 до 9. Вы можете начать с пустой сетки, но обыч­
но в головоломке несколько клеточек уже заполне­
но, таким образом, есть подсказки, с которых легче
начинать. Задача состоит в том, чтобы заполнить
пустые места в сетке.
Ответы к судоку следует подбирать очень тщательно,
это на удивление сложный математический процесс.
Во-первых, все нужно делать таким образом, чтобы
в конце концов найти решение головоломки. Также
нужно выполнить все правила игры. Правильное ре­
шение может прийти не сразу, так как несовмести­
мые сочетания зачастую не очевидны. Более того,
существует только одно решение. Начиная с запол­
ненных клеток, ответы можно найти, следуя логи­
ческим выводам и останавливаясь на единственном
возможном ответе. Это то, что математики называ­
ют задачей единственности.
Интересный вопрос о судоку: каково должно быть
минимальное количество подсказок, чтобы гаранти­
рованно существовало только одно решение? Удиви-

63
Глава 6

тельно, но этот вопрос оставался открытым на про­


тяжении многих лет. Принято было считать, что
ответом является число 17, но никто не мог ни дока­
зать данное предположение, ни найти комбинацию
из 16 подсказок, которые бы сработали. В 2012 году
Гэри Макгуайр с помощью математического дока­
зательства и миллионов часов вычислений смогла
найти ответ на вопрос: 17 —это действительно наи­
меньшее количество необходимых подсказок. Три­
умф Макгуайр означал, что любители головоломок
наконец подчинили себе судоку.

ИСКУССТВО ИСПРАВЛЯТЬ ОШИБКИ

Перед вами — латинский квадрат размером 5 x 5 ,


в котором есть ошибка. Вы ее видите? (Ответ ниже.)

В четвертой строке две 5 и ни одной 4. Поэтому вме­


сто одной из 5 должна быть 4. Но вместо какой? Да­
вайте сравним два столбца. В третьем столбце все
верно, а в последнем также две 5, но ни одной 4. По­
этому в четвертой строке должна быть 5, а в послед­
нем столбце 4.

64
Как преуспеть в судоку

Таким образом, латинские квадраты обладают заме­


чательным свойством: даже если в них закрадывает­
ся ошибка, ее можно не только найти, но и довольно
легко исправить. Цепочку рассуждений, приведен­
ную выше, можно легко автоматизировать и выпол­
нить с помощью компьютера. Это весьма полезно,
так как ошибки составляют неотъемлемую часть
жизни.
В наш век информации способность автоматически
находить и исправлять ошибки ценится очень высо­
ко. Например, во время цифровой радиотрансляции
неизбежно появляются ошибки, связанные с вмеша­
тельством других сигналов и окружающего шума.
С помощью кодирования латинских квадратов в по­
токе данных можно устранить различные ошибки
после получения сигнала.
Исправление ошибок —одна из задач судоку, с помо­
щью которых мы можем увидеть, насколько высоким
может быть уровень точности. Суть головоломки со­
стоит в том, что всю сетку из 81 числа можно восста­
новить с помощью небольшой ее части из 17 чисел.
При образовании потоков двоичных данных на ос­
нове судоку и аналогичных структур в случае, даже
если большая часть сигнала потеряна или повреж­
дена, можно восстановить сообщение полностью
с почти идеальной точностью (см. Как разговаривать
с компьютером). И действительно, в 1948 году Клод
Шеннон доказал важнейшее предположение о том,
что нет предела возможному количеству утерянной
информации и что сообщение с большой точностью
можно восстановить.
Примечательно также, что он показал способы коди­
рования данных, достигающие различного уровня
точности и не превращающие сообщение в нечитае­
мо длинное послание.
Г Л А В А 7

КАК ВЫЗВАТЬ ХАОС

• Теория хаоса
• Логистическое отображение
и разветвленная дорога
• Эффект бабочки
• Заманчивая красота притягивающих
множеств

Как появилась наука? Ответ заключается в том, что


мы живем в упорядоченном мире. То, как все про­
исходило в прошлом, характеризует то, как будут
обстоять дела в будущем. Солнце встает каждый
день; если бросить мяч, он упадет на землю. Все это
позволяет нам делать предположения и проверять
их: ученые способны предсказывать будущее. Враг
порядка — это хаос. Науке не нашлось бы места
в полностью хаотичной Вселенной, так как текущий
порядок вещей стал бы бесполезен для предсказа­
ния будущего.

Вселенная, в которой мы живем, находится где-то


посередине между двумя крайностями — хаосом
и порядком. Нас окружает очень много хаотичных
процессов. В то же время они действуют в рамках
порядка. Именно благодаря этому хрупкому балансу
наша часть Вселенной —это благодатная почва для
научных исследований и для самой жизни.

66
Как преуспеть в судоку

БЕСКОНЕЧНАЯ ШТЕКЕРНАЯ ПАНЕЛЬ

Если я брошу мяч на землю, то с помощью сведений,


накопленных учеными прошлого, можно получить
четкое представление о том, где и когда он упадет.
Конечно, это предсказание не будет идеально точ­
ным. Нельзя с точностью до нанометра предсказать
место его падения. Но почему? Главная причина
заключается в том, что я не знаю, откуда именно
он начал свое падение, а также не знаю точное вре­
мя этого события. Поэтому в исходных данных есть
определенная доля погрешности, однако она нахо­
дится в допустимых пределах. Важно то, что уровень
неопределенности возможного исхода совпадает
с уровнем неопределенности начальных условий;
между ними нет усугубляющих факторов.
Если вместо этого я уроню мяч на острие ножа,
произойдет нечто новое. То, с какой стороны ножа
он упадет, зависит от того, с какой стороны он начи­
нал падение. Небольшие вариации в одну или дру­
гую сторону могут привести к значительной разни­
це в результатах. По крайней мере возможны всего
два варианта. Если я не могу сказать точно, на какую
сторону ножа приземлится мяч, то я хотя бы могу
сказать, что оба варианта возможны с вероятностью

67
Глава 7

50%. Так неуверенность в результате становится


больше.
Хуже обстоит дело, если уронить мяч на штекерную
панель с колышками. Каждый раз мяч может упасть
по обе стороны колышка. Его движение и место паде­
ния в очень большой степени зависят от начальных
условий. То, что математики называют хаосом, на­
поминает бесконечную штекерную панель с колыш­
ками. При возникновении сомнений в начальном
положении мяча (а на практике они в любом случае
возникнут) его конечное положение будет неизвест­
но. Любое незначительное изменение коренным об­
разом повлияет на движение мяча. Малейшее сомне­
ние по поводу его начального положения обернется
полной неизвестностью его конечной позиции.

А х В х С = хаос
Звучит как оксюморон, но некоторые хаотичные
системы на самом деле очень просты. Простейший
пример хаотического процесса в математике — это
логистическое отображение. Все, что для него требу­
ется, — это умножить между собой три числа. Нам
потребуется вводное х, которое находится где-то меж­
ду 0 и 1. Это похоже на начальное положение мяча.
Начнем с величины 0,25. Вторым числом будет
1 —х, которое в данном случае будет равно 0,75. Тре­
тье число —это ключ ко всей системе. Оно называ­
ется параметром и изображается в виде г. Данная
величина остается неизменной на протяжении все­
го процесса и обозначает расположение колышка
на поле. Рассмотрим систему, в которой г = 2. Так
как вводная величина —это х, то на выходе получим
rx (1 —х). Что также можно записать как:
х —> гх(1 —х).

68
Как преуспеть в судоку

В начале, приняв вводную величину за 0,25, мы умно­


жили между собой три числа: 2 х 0,25 х 0, 75 = 0,375.
0,375 —это и есть первый результат вычисления.
Далее мы будем использовать результат в качестве
вводной величины. Нам придется снова перемно­
жить три величины, а именно: г (равное 2), новую
вводную величину 0,375 и 1 — 0,375 = 0,625 = 0,469
(сокращено до трех знаков после запятой).
Теперь, если мы используем этот результат в каче­
стве вводной величины, то на выходе мы получим
0,498 (сокращено до трех знаков после запятой),
следующая величина будет уже близка к 0,5. Так,
в результате данного процесса мы получили после­
довательность таких величин: 0,25, 0,375, 0,469,
0,498, 0,500... В ходе вычислений мы приблизились
к числу 0,5, которое называется аттрактором систе­
мы. При ближайшем рассмотрении оказывается,что
вводная величина 0,25 имеет совсем небольшое вли­
яние на конечный результат. Независимо от того,
с какого значения х мы начинаем расчеты (пока оно
находится между 0 и 1), последовательность всегда
будет сходиться к аттрактору: 0,5. В математике это
эквивалентно падению мяча на ровную поверхность
земли. Однако при изменении значения г ситуация
меняется кардинальным образом.

РАЗВЕТВЛЕННАЯ ДОРОГА К ХАОСУ

Интересно, что же произойдет с логистическим


отображением, если изменить значение г? Допу­
стим, г будет равно 3,3, а мы начнем процесс снова
с вводной величины 0,25 и после округления чисел
до двух десятичных знаков получаем новую последо­
вательность:

69
Глава 7

0,25, 0,62, 0,78, 0,57, 0,81, 0,51, 0,82, 0,48,


0,82, 0,48, 0,82, 0,48, 0,82, ...
В этот раз процесс не останавливается в одной фик­
сированной точке, а колеблется между двумя вели­
чинами: 0,48 и 0,82. Это так называемый притягиваю­
щий 2-цикл системы.
Если мы снова увеличим значение г до 3,5 и начнем
процесс заново, то получим новую последователь­
ность, и на этот раз она имеет притягивающий 4-цикл,
имеющий примерные значения 0,50, 0,87, 0,38, 0,83.
Таким образом, когда мы рассматриваем новые си­
стемы и увеличиваем значение г, мы обнаруживаем
притягивающие 8-циклы, 16-циклы, 32-циклы, и так
далее. Это явление называется последовательно­
стью бифуркаций.
Достигнув определенной точки, это разветвление
прекращается. Когда значение г превышает 3,57,
мы получаем совершенно новое явление. Предполо­
жим, г= 3,7, и начинаем весь процесс заново. В ито­
ге, получаем:
0,25, 0,69, 0,79, 0,62, 0,87, 0,42, 0,90, 0,33,
0,82, 0,55, 0,92, ...
Очень хочется верить, что если мы позволим данной
последовательности продолжаться достаточно дол­
го, то в результате появится некая модель. На самом
деле этого не произойдет. В этом заключается суть
математического хаоса. Последовательность просто
беспорядочно скачет, как бы долго мы ее ни продол­
жали. Более того, если мы изменим вводные данные
на микроскопическую величину, новая последова­
тельность в конечном итоге будет полностью отли­
чаться от оригинала.

70
Как преуспеть в судоку

ЭФФЕКТ БАБОЧКИ

Хаос логистического отображения —увлекательное


явление, над которым математики любят поломать
голову, но есть ли в хаосе что-нибудь кроме увлека­
тельной головоломки? Определяющим признаком
хаоса является его чувствительность к начальным
условиям. Мельчайшие изменения начальных пара­
метров скажутся на всей последовательности и из­
менят ее до неузнаваемости. Данное явление име­
ет поэтичное название эффект бабочки. Уравнения,
определяющие погодные условия, хаотичны, так
же как логистическое отображение. Таким образом,
даже незначительное изменение атмосферных усло­
вий, например, порхание бабочки на одной стороне
Земли, может привести к существенным изменени­
ям на другой стороне Земли несколько лет спустя.
Например, это может повлиять на то, образуется
торнадо или нет. Именно из-за этого явления синоп­
тики часто ошибаются: долгосрочный прогноз пого­
ды не может быть точным.

Л
Глава 7

ХАОТИЧНЫЕ ЗВЕЗДНЫЕ СИСТЕМЫ

Корни теории хаоса находятся в астрономии. В кос­


мосе планеты обращаются вокруг звезд под воздей­
ствием силы притяжения. При наличии в системе
всего двух тел, например, планеты, вращающейся
вокруг звезды, их траектории легко предсказать.
Иоганн Кеплер первым открыл секреты движения
планет в XVII веке и доказал, что траектория вра­
щения планет вокруг Солнца имеет форму не крута,
а эллипса.
Если в процессе задействованы только два объекта,
то траектории их движения, которые определяет
гравитация, можно легко предсказать математиче­
ски. Попросту говоря, если они движутся медленно,
они будут либо приближаться друг к другу по спира­
ли, пока не столкнутся, или же они будут вечно дви­
гаться по орбитам вокруг общего центра в течение
неопределенного времени, а их орбиты будут пред­
ставлять собой перекрывающиеся эллипсы. Если
же скорость их движения высока, то они будут раз­
летаться по предсказуемой траектории — парабо­
ле или гиперболе —и никогда не встретятся снова.
(То же самое происходит, когда кометы появляются
в небе всего лишь раз, а затем пропадают навсегда.
Кометы, которые появляются снова, как, например,
комета Галлея, имеют вытянутые эллиптические ор­
биты.)
Мораль в том, что гравитационные системы, содер­
жащие два объекта, довольно легко понять. В систе­
мах, похожих на Солнечную, планет больше одной,
но они расположены довольно далеко друг от друга
и каждая из них гораздо меньше Солнца. Поэтому
можно считать, что каждая планета взаимодействует
только с Солнцем, а другие планеты вносят в ее ор­

72
Как преуспеть в судоку

биту незначительные и предсказуемые изменения.


В системе же из трех объектов, сравнимых по массе,
ситуация чрезвычайно усложняется. Она просто ста­
новится хаотической. Траектории движения трех
объектов очень сложны, они никогда не повторя­
ются, полностью отличаясь от геометрии спиралей,
эллипсов и парабол. Малейшее изменение в началь­
ной условиях дает кардинально противоположные
результаты. Это явление известно как задача трех
тел и стало первым обнаруженным примером хаоса
в физике. Как выразился Исаак Ньютон, «опреде­
лить эти движения по точным законам с помощью
легких подсчетов, если я не ошибаюсь, не под силу
любому человеческому разуму».

СТРАННОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ СТРАННЫХ


АТТРАКТОРОВ

В логистическом отображении на стр. 71 вводные


данные были представлены одним числом. Более
сложные системы могут иметь вводные данные, со­
стоящие из пар или троек чисел. В таких системах
хаос проявляется в его самой удивительной форме.
Притягивающие циклы, которые мы видели в ло­
гистическом отображении, имели простой вид: это
были либо последовательности, приближавшиеся
к одной точке, либо скачущие между двумя точками
или между четырьмя, восемью и так далее. Хаотиче­
ские системы на 2-мерной плоскости демонстриру­
ют новый тип поведения, гораздо более сложный,
чем предыдущие.

73
Глава 7

Какую бы точку плоскости мы ни выбрали в качестве


вводных данных, система притянет ее к конкретно­
му участку плоскости, известному как аттрактор.
Обычно аттракторы — не простые геометрические
фигуры, а необычайно сложные и красивые узоры.
Когда фрактальная размерность этих множеств не рав­
на целому числу (см. Как заработать миллион на фон­
довом рынке), они называются странными аттракто­
рами. Именно поэтому теория хаоса тесно связана
с геометрией фракталов.
Г Л А В А 8

КАК ВЫЖИТЬ В ВОДОВОРОТЕ

• Движение и скорость изменений


• Градиенты и первые дни дифференциаль­
ного исчисления
* Потоки и водовороты
* Уравнения Навье — Стокса

Изменения могут иметь для человека негативные


последствия. Эта вечная проблема одинаково акту­
альна как для области физики, так и для других сфер
жизни. Одно дело — описать с помощью математики
статическую систему, но совершенно иное — анали­
зировать постоянно меняющуюся систему. Между
тем в математике есть все необходимое для анали­
за изменений, правда, чтобы выработать для этого
правильные методы, потребовалось много веков.

ОДНА КАРТИНКА СТОИТ ТЫСЯЧИ СЛОВ

Простой пример изменения состояния объекта,


например поезда, — его перемещение по рельсам.
В данном случае меняется положение объекта. П ре­
имущество поезда в том, что он движется в строго
определенном направлении, поэтому его положение
в определенный момент задается одним числом: уда­
ленностью от начальной точки. (Для описания поло-

75
Глава 8

жения мухи, летающей по комнате, потребовалось


бы три координаты.)
Пример с поездом можно изобразить в виде гра­
фика, где горизонтальная ось показывает время,
а вертикальная —положение поезда. Этот простой
график зависимости расстояния от времени может
показаться недостаточным, но в действительности
это большой шаг вперед. Динамическая система по­
казана с помощью чего-то статического —одной гео­
метрической кривой.
График описывает положение поезда в каждый от­
дельный момент, но есть и другие его характери­
стики, которые нам нужно знать, и главная из них —
скорость. Самый простой пример —поезд движется
с постоянной скоростью. В этом случае график будет
иметь вид прямой линии. Чем больше скорость по­
езда, тем круче будет наклон графика. Если поезд
вообще не движется, линия будет горизонтальной,
указывая на то, что в любой момент его положение
одинаково.
Несмотря на то что Архимед никогда не видел поез­
да, он понял бы связь времени и расстояния в гра­
фике и вычислил бы скорость поезда. Скорость по­
казывает угол наклона линии на графике, или, как
ее называют математики, градиент графика. В це­
лом градиенты показывают скорость изменения. В дан­
ном случае это скорость изменения положения по­

76
Как выжить в водовороте

езда. Этому наблюдению суждено было стать одним


из важнейших в истории науки.

ГРАДИЕНТЫ И ИХ ТЯЖЕЛАЯ БОРЬБА

Архимед понимал важность скорости изменения.


В случае с поездом меняется его положение. В дру­
гих обстоятельствах могут меняться другие величи­
ны. Во время радиоактивного распада с течением
времени меняется количество нераспавшихся ядер.
Когда играет музыка, меняются громкость и высота
звука.
Если нас интересует некая величина у, a t —эго вре­
мя, то скорость изменения у будет выглядеть так: ^
dt
(и произноситься как «дэ игрек по дэ тэ»). В приме­
ру
ре с поездом у —это расстояние, а —это скорость
dt
изменения положения, или просто скорость. Интуи-
dy
тивно можно предположить, что —это незначи­

тельное изменение у, деленное на такое же незначи­


тельное изменение t.
К сожалению, в математике обычно нельзя вычис­
лить ^ , разделив некую величину «dy» на другую ве-
dt
личину —«dt». Архимед сделал важное открытие, за­
метив, что —это градиент графика у. Не хватало

только методики вычисления этой величины.

77
Глава 8

Идея измерения градиента знакома всем, кто ког­


да-нибудь ехал на автомобиле в гору. У подножия
горы, как правило, есть дорожный знак, на котором
будет написано 25%. Это означает, что на каждый
метр поездки по горизонтали уровень наклона до­
роги поднимается на четверть метра по вертикали.
То же самое и с градиентом —это количество единиц
высоты, полученных за единицу расстояния, пре­
одоленного по горизонтали. Математики чаще пред­
ставляют его в виде дроби, чем в процентах, таким
образом, градиент центрального графика на стр. 76
будет равен —.
4
Градиент прямой линии вычислить довольно легко.
Так же, как и в случае с горой, мы вычисляем высоту,
которая накопилась за определенное расстояние,
и делим ее на длину по горизонтали. Н а графике рас­
стояния от времени у обозначает удаленность поезда
от начала пути, a t на горизонтальной оси показыва­
ет время, потраченное на путешествие. Поэтому гра­
диент ^ обозначает расстояние, деленное на вре-
dt
мя, иными словами, скорость. Тот же принцип ис­
пользуется и для искривленных графиков, только
ответ труднее подсчитать.

МУКИ ТВОРЧЕСТВА АРХИМЕДА

Если мы имеем изогнутую, а не прямую линию, ее на­


клон меняется от точки к точке. В некоторых местах
он может быть довольно крутым, то есть градиент
^ будет равен большому числу. В других местах ли­

78
Как выжить в водовороте

ния будет совершенно горизонтальной, то есть


^ = 0 . Для вычисления градиента в определенной
dt
точке Архимед использовал довольно примитивный
метод. Сначала он рисовал прямую линию, которая
один раз касалась кривой линии в точке, представ­
лявшей интерес. Эта линия называется касательной
к графику. Затем он принимал градиент касательной
за градиент функции.

Данный метод не особенно надежен, так как полно­


стью зависит от художественных способностей Ар­
химеда. Если бы он смог нарисовать кривую линию
и ее касательную довольно точно, то, соответствен­
но, и вычисление ^ получилось бы достаточно точ­

ным. Но если бы у него не получился рисунок, то от­


вет получился бы совершенно неверным.
Таким образом, применение математики к реально­
му миру встретило серьезные препятствия. Скорость
изменения имеет огромное значение для понимания
многих аспектов науки, но математики могли произ­
вести вычисления только с помощью сложных ри­
сунков, рискуя допустить множество неточностей.
Данный пробел был заполнен в XVII веке двумя ве­
личайшими учеными своего времени, Исааком Нью­

79
Глава 8

тоном в Великобритании и Готфридом Лейбницем


в Германии.

МАТЕМАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ:
ЗАРОЖДЕНИЕ МАТЕМАТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Идея Ньютона и Лейбница заключалась в следую­


щем: предположим, мы хотим знать скорость, с ко­
торой поезд движется в определенный момент. На­
прямую это сделать было невозможно. Однако мож­
но измерить его среднюю скорость за некоторый
отрезок времени. Например, мы можем вычислить
среднюю скорость за 10 секунд, просто разделив
на 10 преодоленное за это время расстояние. Конеч­
но, если скорость объекта не постоянна, то средняя
скорость будет отличаться от скорости в данный мо­
мент. Более точного результата можно добиться, ис­
пользуя среднюю скорость за короткие промежутки
времени —это может быть 1 секунда, 0,1 или 0,01 се­
кунды. Ньютон и Лейбниц поняли, что если рассмат­
ривать совсем небольшие диапазоны, то ответ будет
более точным и покажет истинное значение ^
dl
в нужной нам точке.
Это была блестящая идея. Более того, появившиеся
алгебраические правила на удивление легко можно
было реализовать. Самое главное правило заключа­
лось в следующем: если у = t2, то ^ = 21. Если у = f , то
dl
О?- = 312, и в итоге, если у = ?, то ^ = пЬ- 1После при-
dt dt
менения этого и некоторых других правил (все они
достаточно просты) проблема художественной не­

80
Как выжить в водовороте

точности исчезла. Скорость изменения теперь мож­


но было рассчитать без каких-либо рисунков. Новый
метод вычисления произвел триумф, став, возмож­
но, наиболее важным моментом в истории матема­
тики. Впервые изучение сложных изменяющихся
систем проводилось с помощью математики.
Готфриду Лейбницу за это достижение пришлось за­
платить высокую цену. Открытие стало предметом
ожесточенных споров. Необходимо было решить,
кому оно принадлежит — Ньютону или Лейбницу.
Ньютон был твердо уверен, что Лейбниц украл его
идею, и у Ньютона было больше власти. Будучи пре­
зидентом Лондонского Королевского общества,
Ньютон организовал научное исследование с целью
определить, кому принадлежит открытие. Неудиви­
тельно (так как он написал его сам), что в результате
исследования пальма первенства досталась Ньюто­
ну, а Лейбниц был обвинен в плагиате. От этого уда­
ра он так никогда и не оправился. Такой трагический
итог был абсолютно не нужен: оба ученых, бесспор­
но, могут называться одними из величайших ученых
всех времен.

АНАЛИЗ ПОКОРЯЕТ ОКЕАН И НЕБО

Развитие математического анализа позволило уче­


ным обрести абсолютно новые инструменты для
изучения изменений. Один из наиболее важных
примеров — это изучение потоков. Многое из того,
что важно для людей, представляет собой поток.
Без кровообращения мы бы были просто скоплени­
ем клеток. Без денежных потоков наша жизнь огра­
ничивалась бы ведением натурального сельского
хозяйства. Однако известно, что потоки сложны

81
Глава 8

для понимания, даже если воспользоваться всей мо­


щью математического анализа. В потоках случают­
ся странные явления, например, непредсказуемая,
хаотичная турбулентность, или откуда ни возьмись
появляются водовороты. Открытие математическо­
го анализа наконец предоставило возможность изу­
чить потоки, и в 1757 году Леонард Эйлер вплотную
занялся исследованием потоков жидкости.
Как можно представить математический объект
в виде потока? При изучении движущегося по рель­
сам поезда входными данными было время, прошед­
шее с момента начала движения поезда. С помощью
графика мы могли увидеть пройденный им путь,
а также вычислить скорость движения поезда. При­
менительно к потоку нам нужно знать направление
и скорость, с которой течет жидкость. Эти параме­
тры будут меняться не только с течением времени,
но и от места к месту. Если в аквариуме создать вол­
ны, то в углах аквариума вода останется почти непо­
движной, в то время как в середине движение будет
довольно интенсивным. То же самое происходит
в водовороте, в центре которого вода циркулирует
с большей интенсивностью.
В жидкостной модели входные данные представлены
пространственными координатами точки и момен­
том времени, а выходные данные —это направление
и скорость движения жидкости в это время и в этом
месте. Главный вопрос заключается в том, как этот
поток меняется с течением времени.

ЗАКОНЫ ЖИДКОСТЕЙ

Леонард Эйлер изучал физические свойства жидко­


стей с помощью нового раздела в математики —ма­

82
Как выжить в водовороте

тематического анализа. Он был первым, кто с по­


мощью уравнения описал то, как поток жидкости
меняется со временем. Тем не менее работа Эйлера
основывалась на двух фундаментальных постулатах.
Во-первых, он предположил, что жидкость несжима­
ема. То есть ее поток можно направлять, но ее нель­
зя растянуть или сжать, чтобы заполнить ей больше
или меньше пространства. Хотя данное утверждение
нельзя назвать точным, в обычных обстоятельствах
многие физические жидкости почти несжимаемы.
Второе предположение Эйлера было более сомни­
тельным: он предположил, что жидкость невязкая.
Это означает, что у жидкости нет внутренних сил
трения, которые сопротивляются движению и за­
медляют его. Это предположение противоречит су­
ществованию многочисленных густых жидкостей,
таких как патока. Даже вода обладает определенной
долей вязкости (благодаря чему во время занятий
аэробикой в воде тратится больше энергии, чем
на те же занятия на земле). Кроме того, по сравне­
нию с водой кровь обладает большей вязкостью, под­
тверждая старую поговорку и превращая уравнение
Эйлера в нечто бесполезное для тех, кто изучает си­
стему кровообращения человека.
В начале XIX века двое ученых, Клод-Луи Навье
и Габриэль Стокс, стали применять анализ Эйлера
к более реальным, вязким жидкостям. Результатом
их работы стало уравнение Навье - Стокса, которое
представляет собой описание потока вязких жидко­
стей. Надо признать, что вид у него весьма настора­
живающий:
«Л
— + (u-V)u = vV2u - Vp + f.
dt
Главным объектом описания является поток и, ко­
торый может относиться к кровообращению в теле

83
Глава 8

9u
или к потоку воздуха лопнувшего ш ар и к а.-------это
dt
скорость, с которой поток меняется с течением вре­
мени. (u'V)u и V2u —это выражения векторного анали­
за, который представляет собой более современную
версию анализа Ньютона и Лейбница. Данные вели­
чины описывают изменения потока от точки к точ­
ке. Следующий член уравнения р выражает плот­
ность и давление жидкости (которые также могут
отличаться в разных местах жидкости), aw —величи­
на, показывающая ее вязкость (этим членом Эйлер
пренебрег). И, наконец, величина /описы вает внеш­
ние силы, действующие на жидкость, самая важная
из которых —сила тяжести.

ТРЕБУЕТСЯ ПОТОК, ЛЮ БОЙ ПОТОК...

Основной целью гидродинамики на протяжении


почти 200 лет было решить это уравнение. Как
ни странно, поиск решения до сих пор не увенчался
успехом. По всему миру можно встретить бесконеч­
ное множество различных потоков, от водопадов
до гелевых светильников, и работа Эйлера, Навье

84
Как выжить в водовороте

и Стокса говорит нам, что каждый поток жидкости


должен подчиняться этому закону. По сей день ма­
тематикам не удалось найти ни одного примера ма­
тематического потока, действующего в рамках дан­
ного закона. В 2000 году Математический институт
Клэя включил эту задачу в список главных задач ты­
сячелетия, что означает: если кто-нибудь найдет ма­
тематический поток, действующий так, как должен
вести себя любой поток, то помимо премии в 1 млн
долларов он получит всемирное признание, которое
он всецело заслужил.
Г Л А В А 9

КАК ЗАРАБОТАТЬ МИЛЛИОН


НА ФОНДОВОМ РЫНКЕ

• Война Ричардсона
* Как измерить линию
• Фракталы и фрактальная размерность
* Мандельброт и фрактальная фондовая
биржа

Льюис Фрай Ричардсон — один из самых недооце­


ненных ученых Великобритании. Он достиг заметных
успехов в разных областях науки, включая метеоро­
логию, гидродинамику и статистику. Он также напи­
сал важные работы, касающиеся вопроса сложных
самоповторяющихся кривых. Сегодня эти экзотиче­
ские формы называют фракталами, но этот термин
был придуман уже после того, как работы Ричардсо­
на заострили внимание на данном предмете.

ВОЙНА РИЧАРДСОНА

Война оказала важнейшее влияние на жизнь Ричард­


сона. Он рос и воспитывался в семье квакеров, и че­
рез всю жизнь пронес свои пацифистские убежде­
ния. Он был рьяным противником Первой мировой
войны. Он не только отказывался воевать, но также
не хотел участвовать в любом научном исследова­
нии, которое могло быть использовано в военных

86
Как заработать миллион на фондовом рынке

целях. Вместо этого он был шофером Скорой помо­


щи квакеров на передней линии фронта и приобрел
репутацию добросовестного человека, работающего
даже во время обстрела.
Одним из результатов его отказа вступить в армию
стало лишение Ричардсона права занимать универ­
ситетские должности. Тем не менее он продолжал
проводить научные исследования в метеорологиче­
ской службе Лондона, а затем в технических коллед­
жах Англии и Шотландии. Его работа по прогнози­
рованию погодных условий стала новаторской для
своего времени и помогла ему стать членом Королев­
ского общества в 1926 году.
Тема войны также постоянно присутствовала в ра­
ботах Ричардсона. Особенно он интересовался при­
чинами войны. Конечно, каждый конфликт имеет
свои особенные непосредственные причины, кото­
рые изучают историки. Например, Первую мировую
войну спровоцировало убийство эрцгерцога Франца
Фердинанда, состоявшееся спустя десятилетия ин­
триг, которые плели европейские державы.
Более протяженный отрезок времени позволяет
увидеть общие свойства. Например, мелкие кон­
фликты случаются гораздо чаще, чем тотальные
войны. Ричардсон считал, что статистический
анализ мог бы пролить свет на вопрос о причинах
войн, и в 1950 году в своей работе «Статистика ссор
со смертельным исходом» он собрал данные обо всех
конфликтах, имевших место с 1820 году (при нали­
чии данных). Список состоял из 108 пунктов.
Ричардсон определял серьезность каждого кон­
фликта по количеству погибших и сравнивал часто­
ту, с которой народы ведут войны, учитывая множе­
ство различных факторов —от экономики и религии
до наличия морских границ у государства.

87
Глава 9

ВОЙНА И МИР, А ТАКЖЕ РАССТОЯНИЕ

Одним из факторов, которы е изучал Ричардсон,


была вероятность двух стран вступить в войну в за­
висимости от протяженности их общей границы.
Воюют ли страны с короткими границами чаще или
реже, чем те страны, чья линия границы растягива­
ется на многие и многие километры? Будут ли эти
конфликты незначительными или острыми? Чтобы
изучить эти вопросы, Ричардсон приступил к сбору
данных о протяженности международных границ
различных государств. И тут он столкнулся с нео­
жиданной проблемой. И нформация о протяж ен­
ности границ между странами была крайне плохо
систематизирована. Н апример, в соответствии
с данными Испании, граница с Португалией равна
987 км. Португалия оценивает длину той же грани­
цы в 1214 км.
Было ли это простой ошибкой? То же самое повто­
рялось слишком часто, и расхождения в данных
были слишком серьезными для обычной неточно­
сти. Так Ричардсон решил вернуться назад к исто­
кам и попробовать измерить длину линии.

КАК ИЗМЕРИТЬ ЛИНИЮ

Если линия абсолютно прямая, то, естественно, ни­


каких сложностей не возникнет. Но большинство
международных границ далеко не прямые, а с бе­
реговыми линиями все еще сложнее. Если граница
имеет волнистую форму, то приходится выбирать
масштаб для проведения измерений. Например,
чтобы измерить длину побережья Великобритании,

88
Как заработать миллион на фондовом рынке

вам придется начать с крупномасштабной карты


и использовать основную единицу длины, равную
100 км. Так вы получите один ответ. С помощью бо­
лее подробной карты с базовой длиной в 1 км вы смо­
жете получить более точный ответ, который учиты­
вает длину устьев рек и другие изгибы. Если совсем
впасть в крайность, то можно пройти вдоль берега,
вооружившись рулеткой.
Неудивительно, что в результате этих измерений
вы получите разные ответы. Возможно, вы ожидае­
те, что результаты этих измерений с разной мерой
точности будут приближаться к правильному ответу.
Например, пусть истинная длина побережья рав­
на 12 213 миль. Измерения первым способом дают
результат 8000 миль, вторым — 10 000 миль, тре­
тьим — 12 000 миль, то есть точность измерений
возрастает и приближается к правильному ответу.
Так бы все и было, если бы мы применили данный
подход к обычной геометрической фигуре, такой,
как окружность. Измеряя ее с помощью очень корот­
ких прямых линий, в конечном итоге мы узнаем ее
точную длину. Но Ричардсон обнаружил, что с бере­
говой линией все совершенно по-другому. Он собрал
информацию о различных береговых линиях и гра­
ницах, в том числе данные западного побережья Ве­
ликобритании, одной из самых изрезанных берего­
вых линий в мире. И обнаружил, что в большинстве
случаев результаты измерений не приближаются
к определенной фиксированной величине. Каждый
раз, изучая карты все подробнее, он находил все
больше изгибов и поворотов, которые приходилось
учитывать, в результате чего конечный результат
постоянно увеличивался. Чем меньше был масштаб,
тем больше становилась сумма в ответе. Сегодня это
явление называется эффектом Ричардсона.

89
Глава 9

ПОЯВЛЕНИЕ ФРАКТАЛОВ

Ошеломляющим результатом анализа Ричардсона


стало то, что точного числа, которое бы описывало
длину береговой линии, например, Великобрита­
нии, просто не существует. Ответ полностью зави­
сит от масштаба, используемого для проведения из­
мерений. Как писал Бенуа Мандельброт в 1967 году,
«географические изгибы имеют столько нюансов,
что их длина зачастую бесконечна или, точнее ска­
зать, она не поддается измерению».
Работа Мандельброта «Какова протяженность по­
бережья Великобритании?» снова привлекла вни­
мание к научным трудам Ричардсона. Наибольшую
известность Мандельброт приобрел благодаря сво­
ему исследованию фракталов, невероятно сложных
геометрических узоров, которые, являясь самопо­
добными, выглядят одинаково, как бы сильно их ни
увеличивали.
Простой пример — это ковер Серпинского, изо­
браженный на следующей странице. Это был один
из первых фракталов, построенных Вацлавом Сер-
пинским в начале XX века. Он имеет сравнительно
простую конструкцию: сначала нужно нарисовать
квадрат. Затем разделите его на девять меньших
квадратов, и удалите квадрат из центра. Затем раз­
делите каждый из оставшихся восьми квадратов еще
на девять, и снова удалите центральный квадрат. Так,
повторяя этот процесс до бесконечности, получаем
ковер Серпинского.
Определяющей характеристикой фракталов явля­
ется самоподобие, которое вытекает из следующего
наблюдения: если увеличить любой участок рисунка,
вы увидите точную копию всего рисунка. Уменьшен­
ная копия абсолютно идентична целой фигуре. Ин-

90
Как заработать миллион на фондовом рынке

тересно было бы узнать, сколько раз копия может


уместиться в ней? Для этого существует понятие
фрактальной размерности фигуры.

ПУТЕШЕСТВИЕ В 1,89-Е ИЗМЕРЕНИЕ

Если мы возьмем отрезок длиной 1 метр и уменьшим


его в три раза, то эта уменьшенная копия три раза
уместится на оригинальном отрезке. Это очевидный
факт. Тем не менее если то же самое проделать с квад­
ратом и уменьшить длину его стороны в три раза,
то маленький квадрат сможет уместиться в первона­
чальный большой квадрат девять раз. Если взять куб
и уменьшить в три раза длину его ребра, то малень­
кий куб впишется в оригинальный 27 раз. Как же нам
вывести из этих наблюдений общее правило?
На одномерном отрезке его уменьшенная часть по­
мещается З1 раз. В двумерном квадрате его умень­
шенная часть помещается 3 x 3 раза, то есть З2
раз. А в трехмерном кубе она умещается целых

91
Глава 9

3 х 3 х 3 = З3 раз. Таким образом, в d-мерной фигуре


ее уменьшенная копия поместится 3dраз.
Что же произойдет, когда мы попробуем применить
это правило к ковру Серпинского? Если уменьшить
его до трети его размера, то его уменьшенная копия
поместится в начальной версии ровно 8 раз. Поэто­
му, если мы хотим выразить его размер с помощью d,
получится, что 3d= 8.
Конечно, не существует целого d, которое бы стало
решением данного уравнения, но тем не менее ма­
тематики могут решить его с помощью логарифмов.
Степень d, в которую надо возвести число 3, чтобы
получить число 8, называется логарифмом числа 8
по основанию 3 и обозначается log38. Таким образом,
ответ будет таким: размерность ковра Серпинского
равна log38 = 1,89. Так как величина находится меж­
ду 1 и 2, геометрия ковра представляет собой нечто
среднее между линией и плоскостью. То есть она
занимает на плоскости больше места, чем простая
одномерная линия, но немного меньше, чем дву­
мерный квадрат.

ДВА ФРАКТАЛЬНЫХ ПЛЕМЕНИ

Фракталы делятся на два главных семейства. Одни,


как ковер Серпинского, состоят из простых геомет­
рических форм, таких как прямые линии, квадраты,
треугольники и так далее, затем с ними происходит
некоторое изменение, и они снова повторяются
до бесконечности.
Другой подобный пример —снежинка Коха, откры­
тая в 1904 году Хельге фон Кохом. Для начала возь­
мем обычный равносторонний треугольник. Затем
разделим каждую его сторону на три равные части,

92
Как заработать миллион на фондовом рынке

и построим равносторонний треугольник поменьше


из его центральной части, отбросив первоначаль­
ную базу треугольника. Затем повторим это со всеми
короткими сторонами, и еще раз, и так до бесконеч­
ности. Фрактальная размерность снежинки Коха
равна logs4, что примерно равно 1,26. Так же, как
у береговой линии Ричардсона, ее длина бесконеч­
на: на каждом этапе каждая линия делится на три
части и заменяется четырьмя частями той же самой
длины, что приводит к увеличению общей длины
в 4 /3 раза. Из-за того, что это повторяется бесконеч­
ное число раз, общая длина становится все больше
и больше.

93
Глава 9

Второе семейство фракталов состоит из еще более


деликатных объектов, которые берут свое начало
в математической теории хаоса. Самый известный
из них—это оболочка Мандельброта (рисунок выше),
которая возникает из системы, похожей на логисти­
ческое отображение (см. Как вызвать хаос).

СТРАННАЯ ГЕОМЕТРИЯ ДЕНЕГ

Со времен своего появления в работах Льюиса Фрая


Ричардсона фрактальная геометрия всегда находила
практическое применение. Уровень изрезанности
естественной береговой линии, независимо от того,
рассматриваем ли мы ее вблизи или издалека, оказы­
вается одинаковым, что делает ее похожей на фрак­
талы. Мандельброт выделил еще одну сферу челове­
ческой деятельности с аналогичными свойствами —
финансовые рынки.
Мандельброт собрал всеобъемлющие данные о це­
нах на хлопок за целый век. В 1963 году его работа
по анализу собранных данных потрясла мир эконо­
мики. Обычные параметры, такие как среднее зна­
чение или отклонение, были так же беспорядочны,
как и исходные данные. У экономистов есть способ
измерения нестабильности продаж, проблема заклю­
чалась лишь в том, что ее уровень был крайне неста­
билен и отличался переменчивостью.
Как можно было приручить такие разношерстные
данные? Новый подход Мандельброта в наблюде­
нии за данными заключался в том, что, в сущности,
данные не меняются, если их рассматривать по вре­
менной шкале минут или лет. Другими словами, они
образуют фрактал. Последствия этого наблюдения

94
Как заработать миллион на фондовом рынке

представляют большую ценность и изучаются по сей


день. С одной стороны, это еще раз говорит о том,
насколько высок риск деятельности на товарных
рынках: нерегулярные гигантские колебания цен
то вверх, то вниз —это не случайные сбои системы,
а присущие ей свойства.
Г Л А В А 1 О

КАК ОБОГНАТЬ ПУЛЮ

• Ахиллес и черепаха
• Сходящиеся и расходящиеся ряды
* Как совершить бесконечно много дел
за короткий промежуток времени
* Парадокс дихотомии Зенона

Классическая сцена из вестерна: двое стрелков в ков­


бойских шляпах стоят друг напротив друга и держат
пальцы на взведенных курках. Затем совершенно
неожиданно один из них поворачивается и удаляет­
ся прочь. А другой стреляет ему в спину, но по пути
к своей мишени пуля застревает в воздухе и, слов­
но в патоке, замедляет движение, пока полностью
не останавливается прямо перед объектом.

Похоже на сюжет из научной фантастики, но около


450 г. до н. э. Зенон Элейский предложил аргумент,
согласно которому удаляющийся стрелок может
ни о чем не беспокоиться и уйти совершенно невре­
димым в полной уверенности, что пуля его не заденет.
Можно подумать, что рассуждения Зенона —это всего
лишь бред сумасшедшего, если бы его идеи не имели
под собой логического основания. По сути, Зенон вы­
сказывал идеи, которые только спустя более чем ты­
сячу лет нашли свое применение в математике.
Конечно, Зенон ничего не говорил о пуле и ковбоях,
в его работах говорится о состязании между грече­
ским героем Ахиллесом, известным благодаря своей

96
Как обогнать пулю

скорости и силе, и скромной черепахой, скорость


которой редко превышает 0,3 м или/час.

НЕРАВНАЯ БОРЬБА

Математика содержит много удивительных и пара­


доксальных фактов. Яркий пример тому — работа
Георга Кантора о бесконечности (см. Как досчитать
до бесконечности). Но аргументы Зенона бьют все
рекорды парадоксальности. Он утверждал, что ве­
ликий Ахиллес никогда не сможет одержать победу
в гонке со слабой черепахой.
Аргумент заключается в следующем: допустим, Ахил­
лес бежит наперегонки с черепахой дистанцию
в 10 метров. Он соглашается дать фору животному
в виде 5 метров. Чтобы выиграть гонку, Ахиллес
должен пересечь финишную линию. Но для начала
он должен добежать до места, с которого гонку начи­
нает черепаха.
Проблема вот в чем: к тому времени, как Ахиллес
достигнет того места, откуда стартовала черепаха,
пройдет немного времени, и животное переместит­
ся немного вперед. Затем Ахиллесу нужно добежать
до того места, где теперь находится черепаха. К тому
времени, как он там окажется, черепаха переместит­
ся еще чуть-чуть вперед. Так будет продолжаться
до бесконечности: когда Ахиллес достигнет места,
где до этого была черепаха, пройдет немного време­
ни, и черепаха продвинется еще немного вперед. Как
бы быстро ни бежал Ахиллес, он всегда будет играть
в догонялки; черепаха всегда будет на шаг впереди.
Точно такой же аргумент относится к пуле, летящей
к удаляющемуся стрелку.

97
Глава 10

МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ЗЕНОНА

Мы многого не знаем о Зеноне, так как ни одна из его


работ не уцелела, но знаем о них косвенно, благода­
ря трудам Платона и Аристотеля. Зенон создает впе­
чатление философа с радикальными убеждениями.
Он считал, что движение и вообще любая форма из­
менения —это иллюзия. В поддержку этой гипотезы
он составил список парадоксов, из которых пример
Ахиллеса и черепахи стал самым популярным. Зе­
нон также считал, что невозможно разделить мир
на компоненты, такие как земля и небо или ты и я;
все подобные классификации слишком иллюзорны.
Все, что на этом свете существует, согласно Зенону,
является неделимым целым.
Подобные мистические взгляды могут оказаться
близки людям, придерживающимся религиозных
убеждений. Немногие, однако, будет рассматривать
их с математической точки зрения, как это делал
Зенон. Тем не менее его парадоксы имеют огромное
значение, которое перекрывает его метафизиче­
ские верования. Парадоксы Зенона предвосхитили
математические открытия, которые были соверше­
ны спустя более чем тысячу лет.

КАК СОВЕРШИТЬ БЕСКОНЕЧНО МНОГО ДЕЛ


ЗА КОРОТКИЙ ПРОМЕЖУТОК ВРЕМЕНИ

Давайте будем называть вещи своими именами: Зе­


нон ошибался: и великие спортсмены могут обо­
гнать черепах, и уходящий человек не защищен
от летящей в него пули. В этом нет ничего удивитель­
ного. В любом случае я бы не стал никого призывать
проверять эту гипотезу. Важный вопрос заключает­

98
Как обогнать пулю

ся в том, как опровергнуть утверждение Зенона, что


Ахиллесу необходимо совершить бесконечное коли­
чество дел, чтобы догнать черепаху.
Для перечисления списка задач, стоящих перед Ахил­
лесом, потребуется бесконечно много времени: сна­
чала он должен добраться до места первоначального
положения черепахи. Затем —до ее второго местопо­
ложения, третьего, четвертого, пятого и так далее.
Если бы мы хотели, перечислить все, что нужно сде­
лать Ахиллесу, нам бы пришлось заниматься этим
до конца времен. Поэтому проблема и кажется такой
неразрешимой. Тем не менее тот факт, что перечисле­
ние задач, стоящих перед Ахиллесом, займет беско­
нечно много времени, не означает, что у него уйдет
бесконечное количество времени на выполнение этих
задач. В этом и заключается слабое место данного ар­
гумента.
Предположим, что Ахиллесу требуется 1 секунда для
того, чтобы достичь стартовой позиции черепахи,
затем, чтобы добраться до второго ее местоположе­
ния, ему понадобится 1 /2 секунды, до следующего
места он добежит за 1 /4 секунды и так далее (в дан­
ном случае числа нужны для иллюстрации, а не для
подсчета скорости бегунов). Общее количество вре­
мени, которое ему потребуется для поимки животно­
го будет равно:

Это то, что математики называют рядами: список


величин, которые складываются, по мере того как
мы продвигаемся вперед. Ряды в математике облада­
ют одним очень важным свойством. Несмотря на то
что они состоят из бесконечного множества слагае­

99
Глава 10

мых, их сумма не обязательно становится бесконеч­


но огромной. После сложения первых четырех сла­
гаемых мы получаем 1—. Сумма первых десяти чисел

511
равна 1-----. Складывая все больше и больше чисел,
v 512
мы не получаем каких-то огромных величин, а при­
ближаемся к 2. Используя язык математики, можно
сказать, что ряд сходится к числу 2. Записать это
можно так:

Вернемся к гонке. По истечении 2 секунд Ахиллес


завершил все промежуточные действия. Сейчас
он обгонит черепаху. Мораль заключается в том, что
можно совершить бесконечное число дел за конеч­
ный отрезок времени при условии, что промежутки
времени, нужные для выполнения этих дел, образу­
ют сходящийся ряд.

ВЕЧНАЯ МАНТРА

Когда мы пытаемся перечислить все, что нужно сде­


лать Ахиллесу, мы в конечном итоге начинаем повто­
рять одну и ту же фразу, как мантру: «затем ему нужно
добежать до ее следующего местоположения, затем
ему нужно добежать до ее следующего местоположе­
ния, ...» Предположим, что для произнесения этой
фразы, нам требуется 1 секунда. Тогда для описания
времени, которое потребуется для перечисления
всех дел Ахиллеса, мы снова можем воспользоваться
рядами: 1 + 1 + 1 + 1 + 1 ....

100
Как обогнать пулю

В отличие от предыдущего ряда, этот ряд не сходит­


ся к фиксированному значению. Он просто беско­
нечно увеличивается.
Такой ряд называют расходящимся.

РАСТИ, НО ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО

Спустя более тысячи лет после того, как Зенон опи­


сал свою гонку, ряды заняли центральное место в ма­
тематике. Вопрос принадлежности определенных
, 1 1 1 1
рядов к сходящимся рядам, как 1+ —

или к расходящимся, как 1 + 1 + 1 + 1 + 1 ..., имеет


огромное значение в разных областях математики.
В данных примерах принадлежность рядов опреде­
лить несложно. В других случаях сделать это намно­
го сложнее.
Посмотрим, например, на гармонический ряд:
11 1 1 —+1 —1+ —1+ . Этот ряд сходится или расхо­

дится? Слагаемые становятся все меньше и меньше,


что является первым признаком сходящихся рядов.
Если мы сложим первые 10 чисел, то результат будет
меньше 3; сложив первые 100 слагаемых, в резуль­
тате получим ответ больше 5. Сумма первой тысячи
чисел будет примерно равна 7,5. Таким образом, ско­
рость роста суммы уменьшается, и весьма заманчиво
было бы предположить, что сумма всего ряда равна
определенному конечному числу.
Однако в математике, как и в обычной жизни, внеш­
ность тоже бывает обманчива. Примерно в 1350 году
Николай Орем понял, что этот ряд на самом деле

101
Глава 10

расходится. Он рассуждал так: после первого члена,


равного 1, ряд можно разбить на участки длиной 1,
2, 4, 8, 16 членов, и так далее:

Теперь сумма чисел в каждой скобке не меньше, чем


1/ 2 . Например, 1 /4 + 1 /4 равно 1 /2 , а сумма чисел
1/ 3 + 1/ 4 будет немного больше. Точно так же четы­
ре раза по 1/ 8 приближается к 1 /2 , а 1 /5 + 1 /6 + 1 /7 +
+ 1 /8 даст немного больший результат. Таким обра­
зом, немного уменьшая суммы в скобках, мы получи­
ли новый ряд 1 /2 + 1 /2 + 1 /2 + 1 /2 .... Данный ряд
расходится, и отсюда следует, что оригинальный
гармонический ряд также является расходящимся.
Когда данный факт был обнаружен, это произвело
шокирующий эффект. П ричина в том, что, хотя гар­
монический ряд и расходится, но делает он это чрез­
вычайно медленно. Расхождение ряда означает, что
в конечном итоге его сумма превысит любое число,
какое вам придет на ум: миллион, миллиард и любое
другое. Однако для того, чтобы достичь в общей слож­
ности хотя бы ста, нам придется сложить первые
15 092 688 622113 788 323 693 563 264 538 101449 859 497
чисел ряда!

АХИЛЛЕС НЕПОДВИЖЕН
Сходящиеся и расходящиеся ряды — не единствен­
ные элементы современного анализа, скрытые в ра­
ботах Зенона. Во втором парадоксе он выдвинул еще
более парадоксальный аргумент. Он утверждал, что,
даже если бы Ахиллес бежал в одиночку и ни одной
черепахи не было бы на мили вокруг, он все равно
не смог бы завершить эту гонку.

102
Как обогнать пулю

Аргумент заключался в следующем: чтобы завер­


шить гонку, Ахиллес должен сначала достичь середи­
ны пути. Но прежде чем он сможет это сделать, ему
нужно пробежать четверть пути. А до этого он дол­
жен пробежать одну восьмую часть пути и так далее.
Таким образом, ни одна точка не может считаться
первой: прежде чем достичь данной точки, нужно
достичь бесконечного числа предшествующих ей.
Зенон считал, что поэтому Ахиллес так никогда и не
сможет начать гонку.
Тот же самый аргумент подразумевает, что стрелок,
целящийся в дверь сарая с близкого расстояния,
не сможет в нее попасть. Пуля даже не покинет дуло
его пистолета: для этого ей сначала нужно пройти
отметку середины пути —и так далее, до бесконечно­
сти. Для Зенона это было доказательством иллюзор­
ности движения.
Тем не менее идея представления процесса движения
с помощью анализа бесконечных последовательно­
стей убывающих длин позже станет одним из самых
важных событий в истории математики. После того
как Исаак Ньютон и Готфрид Лейбниц в XVII веке
использовали эту идею, ее стали называть математи­
ческим анализом (см. Как выжить в водовороте).
Г Л А В А 1 1

КАК РАЗГАДАТЬ КОД ДА ВИНЧИ

* Эксперимент с кроликом Фибоначчи


* Последовательность Фибоначчи
* Золотое сечение в искусстве и природе
* Золотая спираль Бернулли

Скорость, с которой размножаются кролики, уже


стала легендой. Но насколько быстро они на самом
деле размножаются? В 1202 году Леонардо да Пиза
использовал свои познания в математике, чтобы
попытаться дать более точный ответ на этот вопрос.
Более известный под именем Фибоначчи, он вряд
ли ожидал, что его анализ размножения кроликов
станет одним из самых известных экспериментов
в истории математики.

Ф ибоначчи путешествовал по странам исламского


мира и изучал алгебру. И менно он популяризиро­
вал систему написания арабских циф р в христи­
анской Европе, заметив преимущество таких обо­
ротов, как «48», вместо громоздких старомодных
римских циф р XXXXVIII. Это нововведение имело
решающее значение для наступавшего возрожде­
ния науки. Тем не менее его имя всегда будет ас­
социироваться с его мысленным экспериментом
о кроликах — последовательностью Фибоначчи, как
ее стали называть. Благодаря этой последователь­
ности он также откроет удивительное явление
в мире математики, известное как золотое сечение.

104
Как разгадать код да Винчи

Два этих явления станут символом того, как скры­


ты е закономерности среди чисел могут обладать
сверхъестественной способностью описывать не­
ожиданные аспекты мира.

РАЗМНОЖЕНИЕ КРОЛИКОВ

Вопрос, на который искал ответ Фибоначчи, заклю­


чался в следующем: предположим, пара кроликов
гуляет без присмотра в большом саду, окруженном
стенами, и в нем нет хищников. Как обычно, кроли­
ки начнут размножаться. Вопрос: сколько кроликов
появится за год, за два года или десять лет?
Для изучения проблемы кроликов для начала Фи­
боначчи нужно было построить теоретическую
модель. Будучи скорее математиком, чем специа­
листом по кроликам, он сделал несколько доволь­
но грубых предположений. Во-первых, в качестве
основной единицы он использовал пары кроликов,
предполагая, что пары родились вместе и будут
всю жизнь сохранять моногамию. Он также по­
лагал, что крольчата достигнут зрелого возраста
и смогут размножаться после первого месяца ж из­
ни. Каждый месяц каждая пара взрослых кроликов
должна была производить новую пару детей. Н ако­
нец, он посчитал, что кролики никогда не умрут.
Эти предположения немного отдалили Ф ибонач­
чи от размножения кроликов в реальности. Одна­
ко простота и элегантность полученной системы
придают ей большое значение в сф ере научных
моделей.
Фибоначчи установил определенные правила для
его абстрактной системы кроликов; так что же прои­
зойдет, когда мы их выпустим?

105
Глава 11

Начнем с того, что запустим в сад одну пару крольчат.


В следующем месяце они станут взрослыми кролика­
ми. Еще через месяц они обзаведутся потомством,
поэтому теперь у нас есть пара взрослых кроликов
и новая пара крольчат. Месяц спустя крольчата
повзрослеют, а первая пара кроликов снова заведет
потомство. Итак, теперь у нас две пары взрослых
кроликов плюс одна пара новорожденных крольчат,
и так далее. Если посчитать количество пар за каж­
дый месяц, то получим последовательность: 1, 1, 2,
3 ,5 , 8, 13,21,34, 55,89, 144,....

ПОДСОЛНУХИ И АНАНАСЫ

О писанная выше последовательность — это и з­


вестная последовательность Фибоначчи. Будем чест­
ны, в качестве модели размнож ения кроликов она
имеет определенны е недостатки; но в качестве
математической модели это настоящ ая находка,
которую можно прим енить в ф изическом мире.
О на обладает отличными определяю щ ими свой­
ствами. П редполож им, мы хотим знать, сколько
кроликов будет в июле. Во-первых, нужно учиты ­
вать всех тех, что были в июне. Кроме того, по­
явятся еще кролики. Сколько? Каждая взрослая
пара ию ньских кроликов произведет по одной
паре крольчат. Таким образом, количество кроль­
чат в июле будет равно количеству взрослых кро­
ликов в июне, что в свою очередь равняется об­
щему числу кроликов в мае.
Таким образом, чтобы рассчитать общую числен­
ность кроликов в июле, нам нужно сложить общее
количество животных в мае и июне. Эту модель мож-

106
Как разгадать код да Винчи

но увидеть в последовательности Фибоначчи: каж­


дое слагаемое является суммой двух предыдущих:
1 + 1 = 2, 1 + 2 = 3, 2 + 3 = 5, 3 + 5 = 8, и так далее.
Числа Фибоначчи — это просто числа, которые по­
являются в последовательности Фибоначчи. Но они
обладают замечательной особенностью появляться
в неожиданных местах в природе. Например, ко­
личество лепестков у цветов различных видов за­
частую равно числу Фибоначчи. Если посмотреть
на ананас, можно увидеть маленькие завязи, распо­
ложенные по спирали вокруг плода. Если сосчитать
эти спирали, то окажется, что их сумма будет равна
числу Фибоначчи. То же самое с цветком подсолнеч­
ника. Почему так происходит? Ответ кроется в свя­
зи последовательности Фибоначчи с двумя другими
математическими сокровищами: золотым сечением
и логарифмической спиралью.

107
Глава 11

ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ: ОТ ЕВКЛИДА


ДО ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ

Возьмем линию длиной 1 метр. Нам нужно разде­


лить ее на две части так, чтобы отношение длинной
ее части к короткой было таким же, как отношение
всей линии к ее большей части. Вопрос: каким будет
это отношение? Этот вопрос был рассмотрен Ев­
клидом около 300 г. до н. э. Величина, являющаяся
ответом данной задачи, сегодня называется золотым
сечением и, как правило, обозначается греческой бук-
,, , г 1 + л/б
вой фи, ср. Его точное зн ач е н и е------- , что составля-
2
ет около 1,618. Это иррациональное число (см. Как
стать знаменитым математиком), поэтому выражаю­
щая его десятичная дробь бесконечная и непериоди­
ческая. У золотого сечения множество интересных
свойств.
Например, существует еще один прекрасный способ
его записать:

Это пример того, что математики называют цепной


дробью.
Золотой прямоугольник —это прямоугольник, отноше­
ние сторон которого равно ф. У него есть еще одно
определение: если вы удалите квадрат, построенный
на его короткой стороне, оставшийся прямоуголь­
ник будет иметь те же пропорции, что и оригиналь­
ный прямоугольник. Считается, что форма золотого
прямоугольника самая приятная для глаз. Неудиви­

108
Как разгадать код да Винчи

тельно, что золотое сечение на протяжении многих


веков вдохновляло художников и архитекторов, ув­
леченных математикой, Леонардо да Винчи в том
числе. Сомнения вызывает другое мнение: будто
великие архитектурные памятники —от египетских
пирамид до собора Нотр-Дам —также имеют в своей
конструкции золотое сечение. Подобные утвержде­
ния, возможно, недалеки от правды, но все же здесь
не помешает некоторая доля научного скептицизма.
Так же, как царь Мидас, который обращал в золото
все, к чему он прикасался, некоторые люди сегодня
везде видят золотое сечение.

ПОЧЕМУ КРОЛИКИ ЗОЛОТЫЕ

Связь последовательности Фибоначчи и золотого


сечения не кажется очевидной. Чтобы ее заметить,
рассмотрим последовательность отношений со­
седних чисел Фибоначчи: 1 /1 , 2 /1 , 3 /2 , 5 /3 , 8 /5 ,
13/8,.... По мере того как последовательность про­
должается, она все больше приближается к фикси­
рованному числу. Достаточно небольших познаний
в алгебре, чтобы понять, что число это ср. Когда
мы дойдем до 144/89, то увидим, что это прибли­
женное представление ф с точностью до трех знаков
после запятой. Конечно, последовательность никог­
да не достигнет ф, но она сколь угодно близко к ней
приблизится.
Золотое сечение также содержит ключ к решению
задачи Фибоначчи о кроликах. Предположим, он хо­
тел бы знать, сколько кроликов будет спустя 100 ме­
сяцев. Один из способов заключается в том, чтобы
выписывать последовательность Фибоначчи, пока
не появится ее сотая величина. Однако было бы удоб­

109
Глава 11

нее использовать одну формулу, с помощью которой


можно было бы произвести вычисления.
Такая формула на самом деле существует, и золотое
сечение играет в ней главную роль:

Г Ф "-(1-Ф Г
" -------- 75 ■
Это формула Бине, получившая свое название в честь
открывшего ее в 1843 году Ж ака Бине (хотя о ней
уже знали некоторые математики прошлого, в том
числе Леонард Эйлер). Теперь, не отвлекаясь на
99 промежуточных чисел, можно сразу сказать: сотое
.100 /п .4-10°
* „ ф - ( 1 - ф)
число Фибоначчи р а в н о ------------------- , что равня­

ется 354 224 848 179 261 915 075 пар кроликов.

ГАЛАКТИКА СПИРАЛЕЙ

Возьмем лист бумаги в клетку и нарисуем в цен­


тре страницы квадрат 1 x 1 . Рядом с ним нарису­
ем еще один. Вместе они образуют прямоугольник
размером 1 x 2 . На его длинной стороне нарисуем
квадрат 2 x 2 . Теперь у нас есть прямоугольник раз­
мером 3 x 2 . Вдоль его длинной стороны нарисуем
квадрат 3 х 3. В результате у нас получился прямо­
угольник 5 x 3 , вдоль стороны которого нарисуем
квадрат 5 x 5 . Будем продолжать гак и дальше, пока
на странице не закончится место. В результате
у нас получится рисунок, состоящ ий из квадратов,
закручивающихся в спираль, направленную нару­
жу. Соединив углы квадратов с помощью кривой,
мы получим спираль, которая называется спиралью
Фибоначчи. Н азы вается она так потому, что —если

110
Как разгадать код да Винни

Золотой прямоугольник
вы забыли — стороны квадрата мы получили с по­
мощью последовательности Ф ибоначчи.
Спираль Фибоначчи довольно близка к золотой спи­
рали, изображенной на рисунке. Если за основание
мы возьмем не квадрат, а золотой прямоугольник
и уберем квадрат с короткой стороны, у нас останет­
ся еще один золотой прямоугольник. Если мы повто­
рим этот процесс, то получим еще один, и так далее.
Продолжая так и дальше, мы получим постоянно
убывающую последовательность золотых прямо­
угольников. Соединив их углы, мы получим гак на­
зываемую золотую спираль. В отличие от спирали
Фибоначчи, она будет более плотно закручена, гак
как закручивается внутрь.
Якоб Бернулли позже назвал ее Spira Mirabilis, «чудес­
ная спираль». Он открыл ее другим способом. Если
провести прямую линию от центра к любой точке
спирали, то угол между линией и кривой всегда будет
одинаковым (он будет равен 2 In ф / л ). Бернулли был
поражен этой спиралью. Во-первых, если ее умень­
шить или увеличить на определенный коэффициент
(на 2л), то она не поменяет своей формы. Поэтому
золотая спираль считается одним из первых приме­

111
Глава 11

ров фрактала (см. Как заработать миллион на фондо­


вом рынке). Во-вторых, даже если рассматривать об
ратную спираль (вывернутую наизнанку), то в резуль­
тате получится точно такая же кривая.
Большинство фракталов не обладают подобным
свойством. Бернулли был так влюблен в свою спи­
раль, что попросил, чтобы спираль выгравировали
на его надгробии.
Золотая спираль — глава семейства логарифмических
спиралей, которые часто встречаются в естественном
мире, например, при формировании спиральных га­
лактик. Единственное различие заключается в том,
что определяющий угол может отличаться от золо­
той спирали. Благодаря этому отношению стало воз­
можным появление последовательности Фибоначчи
в природе: это лучший способ приблизить логариф­
мическую спираль, используя только целые числа.

КОД ДА ВИНЧИ

Неудивительно, что, имея отношение к стольким


математическим ценностям и внезапно встречаясь
в природе, последовательность Фибоначчи сниска­
ла популярность, уступающую только лишь числу тс
(см. Как круг возвести в квадрат). Один из недавних
примеров — роман Дэна Брауна «Код да Винчи»,
в котором рассказывается о тайных обществах. Од­
ноименный код начинается с чисел: 13 —3 —2 —21 —
-1-1-8-5.
Это, конечно, первые восемь чисел последователь­
ности Фибоначчи, только записанные не в том по­
рядке.
Г Л А В А 1 2

КАК ВОСХИЩАТЬСЯ
МАТЕМАТИЧЕСКИМ ШЕДЕВРОМ

• Формула Эйлера
Математическая троица: сложение, умноже­
ние и возведение в степень
• Удивительное число е
• Комплексная окружность Эйлера

Что люди имеют в виду, когда говорят о математи­


ческом произведении, что оно прекрасно? Прежде
всего в нем важна краткость: хорошая теорема
должна иметь краткую формулировку и одновре­
менно с этим содержать в себе большое количество
информации. В то же время она не должна содер­
жать ничего лишнего и быть достаточно легкой для
восприятия. Как хорошее произведение живописи,
она должна незамедлительно поражать, но не быть
безвкусной или претенциозной. И, словно опытный
конькобежец, она должна казаться естественной
и грациозной, не загруженной сложными техниче­
скими деталями, которые, как мы знаем, скрыты
внутри нее. Самое важное, пожалуй, — это способ­
ность теоремы приковывать внимание, как хорошая
пьеса привлекает зрителей, и рассказать интерес­
ную историю, которая использует знакомые идеи
и преподносит их с новой, неожиданной стороны.

По мнению многих ученых во всем мире, самая кра­


сивая из всех теорем —это формула Эйлера, которую
открыл один из величайших математиков, швейцар­
ский ученый XVIII века Леонард Эйлер. Его позна-

113
Глава 12

ния в математике были впечатляющими; оригиналь­


ные идеи и великие теоремы из него так и лились.
К концу жизни он провел исследований больше,
чем кто-либо в истории математики, и большинство
из них отличались наивысшим качеством. Он стал
центральной фигурой во многих разделах науки,
среди которых теория графов (см. Как посетить сто
городов за один день) и гидродинамика (см. Как выжить
в водовороте).
Но самый значительный вклад в науку он внес с по­
мощью короткого уравнения, которое дает представ­
ление о глубинах недавно открытого мира комплекс­
ных чисел. Уравнение Эйлера роскошно в своей
простоте — оно состоит из пяти наиболее важных
чисел и рассказывает о красивых, тонких отноше­
ниях между ними. Эта связь выражается с помощью
трех наиболее важных математических операций:
сложения, умножения и возведения в степень.
Итак, не будем больше ходить вокруг да около, вот
оно:
е'п+1 = 0.

ЗВЕЗДНЫЙ СОСТАВ

Участники безупречной формулы Эйлера — 0 и 1 —


нуждаются в некотором представлении. Их важ­
ность заключается не в том, что они делают, а в том,
что они не делают: если к любому числу прибавить
0, то это число не изменится. В то же время 1 имеет
те же свойства при умножении.
Следующий участник уравнения более загадочен,
это величина *. Это фундамент, на котором была по­

114
Как восхищаться математическим шедевром

строена система комплексных чисел (см. Как решить


любое уравнение). Величина г определяется как число
V-L , что означает, что г х г= -1. Все остальные комп­
лексные числа можно описать с помощью г.

МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТРОИЦА:
СЛОЖЕНИЕ, УМНОЖЕНИЕ
И ВОЗВЕДЕНИЕ В СТЕПЕНЬ

Главная роль в формуле Эйлера отведена числу е. Все


остальные числа в уравнении играют роли второго
плана. Выражаясь технически, формула Эйлера опи­
сывает процесс возведения в степень.
Возведение в степень обычных целых чисел —
не такое уж сложное дело. Мы знаем, что умноже­
ние — это, в сущности, повторяющееся сложение:
5 х З = 5 + 5 + 5 и 7 х 4 = 7 + 7 + 7 + 7. Точно так же воз­
ведение в степень —это повторяющееся умножение.
Так, 53= 5 х 5 х 5 , а 7 4 = 7 х 7 х 7 х 7 .
Это определение прекрасно работает для целых чи­
сел, но его становится недостаточно, когда мы обра­
щаемся к более богатому миру чисел, который любят
исследовать математики. Особенно важны комп­
лексные числа. Что может означать, например, 5?
5* не обязательно должно что-либо означать. Не каж­
дое грамматически правильно оформленное англий­
ское предложение имеет смысловую нагрузку, то же
самое можно сказать и о математическом выраже­
нии. На самом деле существует немало бессмыслен­
ных выражений, например, 7 /0 или 0 /0 . Является
ли комплексное возведение в степень математи­
ческим мусором? Выясняется, что нет. Таким вели­
чинам, как 5', можно придать смысл и сделать это

115
Глава 12

способом, прекрасно согласующимся с общей ин­


терпретацией возведения в степень. Это был один
из первых триумфов в исследованиях комплексных
чисел, в котором роль Эйлера стала решающей. От­
вет представляется чудом математического мира, ко­
торое называется показательной функцией. Главный
ее участник —это число е.

В СТОРОНЕ ОТ ДЕНЕГ

Предположим, банковский счет приносит 10%


годовых. Если я положил на счет 100 фунтов стер­
лингов в начале года, то в конце года у меня на сче­
ту будет 110 фунтов стерлингов. Сколько денег бу­
дет у меня на счету в конце следующего года? Рас­
пространенная ошибка — сказать, что счет будет
увеличиваться на 10 фунтов в год, то есть в конце
второго года у меня будет 120 фунтов. Это невер­
ный ответ; в течение второго года счет будет уве­
личиваться на 10% от 110 фунтов. Следовательно,
получается 11 фунтов, то есть 121 фунт в сумме.
Предположим, я хочу узнать, сколько на моем
счету будет средств через 20 лет. П ри этом не хо­
телось бы проходить через 19 промежуточных
вычислений. Итак, каждый год сумма на счете
умножается на 1,1. Это то же самое, что увеличе­
ние суммы на 10%: пусть 1 будет суммой на счете
в данный момент, а 0,1 — это увеличение суммы
на 10%. Следовательно, через 20 лет нам нуж­
но сумму на счете умножить на 1,1 двадцать раз.
С помощью возведения в степень данный процесс
можно легко записать как: 1,120 х 100. О твет будет
672,75 фунта.

116
Как восхищаться математическим шедевром

БАНКОВСКИЙ СЧЕТ,
КОТОРЫЙ ПОСТОЯННО
ПРИНОСИТ ПРИБЫЛЬ

Выше уже говорилось о том, что теория сложных


процентов в своей основе имеет число е. Чтобы
в этом убедиться, давайте рассмотрим банковский
счет, который приносит 100% годовых в год. Заг­
воздка в том, что вам разрешено положить на этот
счет всего лишь 1 фунт стерлингов. Год спустя
на вашем счету будет 2 фунта. Теперь представим,
что каждые полгода счет увеличивается на 50%. Та­
ким образом, спустя год сумма на счете будет равна
1,52 х 1 = £2,25. А что если счет увеличивается
1
на 33 „ % три раза в год? Тогда спустя год сумма
1
на счете будет равна (1 —)3х £1 = £2,37. Если про-
3
должить в том же духе, то следующее число будет
(1 —)4 = £2,44, затем (1 —)5 = £2,49, и так далее.
4 5
Что произойдет, если мы будем продолжать так
и дальше? Будут ли числа увеличиваться или они дой­
дут до некого предела? Выражаясь математическим
языком, что произойдет с последовательностью чи­
сел (1 + 1/и )" , если п постоянно увеличивается? От­
вет заключается в том, что она будет приближаться
к фиксированному числу, известному как е, значение
которого примерно равно 2,718282. Таким образом,
счет, который обеспечивает постоянный процент,
согласно данному правилу, растет каждую секунду,
и по истечении года будет равен £е.

117
Глава 12

ЗВЕЗДА ПРОГРАММЫ: ЧИСЛО Е

Данное ограничение процесса непрерывного роста


процента обеспечивает одно из определений чис­
ла е. Другое определение выглядит так:

Здесь 6 = 3 х 2 х 1 и 2 4 = 4 х 3 х 2 х 1 , и так далее. Чис­


ло, равное n x n — 1 х ... х 2 х 1, кратко обозначают
п\, что читается как «п факториал» (см. Как считать,
как суперкомпьютер). Так выглядит обычный способ
записи е.

(Первое слагаемое может показаться немного стран­


ным, но принято считать 0! = 1.)

НЕВИДИМАЯ ВЛАСТЬ

Число е, безусловно, имеет большое значение. В не­


которых обстоятельствах с математической точ­
ки зрения оно становится самым важным числом.
Но всю свою силу оно словно получает от чего-то
большего. Эту невидимую власть ему дает так назы­
ваемая экспонента, или экспоненциальная функция.
Она подобна машине, которая на входе получает ве­
личину х, а на выходе получается:

118
Как восхищаться математическим шедевром

Ч тобы не записывать эту функцию каждый раз


полностью, ее можно вы разить как в*. О бозначе­
ние в виде ? наводит на мысль о возведении в сте­
пень. Все потому, что экспоненциальная функция
проводит возведение в степень в мир комплекс­
ных чисел.

КОМПАС ЭЙЛЕРА В МИРЕ


КОМПЛЕКСНЫХ ЧИСЕЛ

Последнее число в формуле Эйлера снискало все­


мирную славу, которая превосходит даже популяр­
ность чисел i и е. Эта мегазвезда математического
мира —число тс. Оно было открыто тысячи лет назад
в работах по исследованию кругов (см. Как круг возве­
сти в квадрат).
А именно: если окружность имеет радиус г, то ее дли­
на равна 2пг.
Эйлер рассмотрел окружность, выступающую в ка­
честве своеобразного компаса в мире комплексных
чисел. Ее центр располагается в точке 0, а радиус ра­
вен 1. Восток и запад обозначают числа 1 и -1, а се­
вер и юг отмечены ги - г соответственно.
Но самое интересное происходит между этими на­
правлениями. Как измерить промежуточные коор­
динаты? Так же, как это делается в обычном компа­
се —с помощью измерения угла. И змерения в обыч­
ном компасе начинаются с севера и продолжаются
по часовой стрелке, в математике отсчет ведется
с 1 и продолжается против часовой стрелки. Суще­
ствует простой и удобный способ измерения полу­
ченного угла: с помощью измерения расстояния
по окружности. Полная длина окружности, соглас­

119
Глава 12

но древней формуле, составляет 2я (так как ее ра­


диус равен 1).
Отсюда следует, что четверть окружности будет рав­
на я / 2 и будет находиться рядом с г. Аналогичным
образом три четверти окружности приведут нас поч­
ти к -г, а их длина будет равна З л /2 . Ключевым эле­
ментом формулы Эйлера является то, что поворот
на половину окружности приведет нас к -1, а длина
пройденной дуги будет равна тс. Угол, при повороте
на который мы проходим половину окружности, так
и обозначается л и называется углом в один радиан.

ВЕЛИЧАЙШАЯ РЕКЛАМА

Компас — это не просто диск с указанными на нем


сторонами света. Его стрелка —гениальное техноло­
гическое изобретение, от которого зависит работа
всего устройства. То же самое можно сказать о ком­
пасе Эйлера в мире комплексных чисел. Глубокий
анализ, которому он подверг комплексные числа, вы­
явил нечто удивительное: экспоненциальная функ­
ция может быть использована для измерения углов.
Это игла в центре компаса. Точнее, если вы пройде­

120
Как восхищаться математическим шедевром

те расстояние х вдоль окружности, то остановитесь


на комплексном числе В этом заключается суть
основной теоремы, доказанной Эйлером, вместе
с которой он открыл инструмент, изменивший наши
представления о мире комплексных чисел и, сле­
довательно, всю остальную математику. К примеру,
на понятии комплексных чисел основывается кван­
товая механика (см. Как быть одновременно живым
и мертвым).
Теперь любое комплексное число можно вычис­
лить, зная две его характеристики: расстояние г от
нуля и угол поворота в виде экспоненциальной
функции еы.
Формула Эйлера — это, по сути, красивая реклама,
демонстрирующая возможности своего нового про­
дукта. Мы знаем, что если вы начинаете с 1 и прой­
дете расстояние тп по окружности, то в результате
получите -1. Итак, согласно теореме Эйлера, долж­
но быть верным уравнение еы= -1. Потребуется еще
один штрих, и уровень Моны Лизы математики бу­
дет достигнут:

е"+ 1 = 0.
Г Л А В А 1 3

КАК СЧИТАТЬ,
КАК СУПЕРКОМПЬЮТЕР

• Фуги и факториалы
• Перестановки и комбинации
• Задача о днях рождения
• Разбиение чисел и формула Харди —
Рамануджана

Старейший имеющийся математический артефакт


на данный момент — это кость, обнаруженная
в горах Лебомбо. Она датируется приблизительно
35 000 г. до н. э. и представляет собой кость бабу­
ина с нанесенными на ней 29 зарубками. Некото­
рые ученые полагают, что это лунный календарь;
верно или нет данное предположение: неизвестно,
но одно можно с уверенностью сказать — данный
инструмент использовался для подсчета. Счет — это
действительно самая простая и древняя форма су­
ществования математики. Это единственный раз­
дел математики, о котором мы с уверенностью мо­
жем сказать, что он на самом деле выходит за рам­
ки нашего вида. Такое животное, как макака-резус,
на удивление хорошо в нем разбирается и может
проводить манипуляции с натуральными числами
с мастерством, которое можно приравнять к уровню
человека.

Вы наверняка ожидаете, что спустя тысячелетия


после того, как на кости Лебомбо были поставлены
засечки, теория перечисления стала четкой и гармо­
ничной. Все не совсем так: в комбинаторике все еще
содержится множество вопросов и загадок.

122
Как считать, как суперкомпьютер

ПОДСЧЕТ ФУГ

Музыкальная фуга начинается с того, что мелодию


исполняет один инструмент. Затем, через какое-то
время, вступает второй инструмент и играет ту же
мелодию, затем третий, и так далее. Многие фуги
создавались на протяжении веков, но известным
мастером в этом деле был немецкий композитор
XVIII века Иоганн Себастьян Бах.
Предположим, наша группа включает в себя аккор­
деон, несколько волынок и клавикорд (А, В и С).
Сколько можно составить из них различных после­
довательностей? Из-за того, что числа малы, мы мо­
жем напрямую провести подсчет возможных после­
довательностей. Первой будет АВС, что означает:
сначала играет аккордеон, затем подключаются во­
лынки и клавикорд. Другие возможные варианты —
это АСВ, ВАС, ВСА, САВ и СВА, то есть в общей
сложности шесть. Если мы введем дополнительный
инструмент, диджериду (D), то процесс немного за­
тянется. Когда в группе будет уже семь инструмен­
тов, количество возможных последовательностей
будет приближаться к тысяче. Поэтому математикам
пришлось искать более краткий способ подсчета.
Если вновь рассматривать три инструмента, то будет
три варианта того, какой инструмент вступит пер­
вым: А, В или С. Для вступления второго инструмен­
та остается два варианта, так как один инструмент
уже был использован. Для третьего инструмента
остается только один вариант. Таким образом, ответ
будет таким: 3 х 2 х 1. Удачным образом данный ответ
совпадает с вычислениями, приведенными выше.
Таким образом, можно использовать данный способ
для решения задач с оркестрами побольше. В случае
четырех инструментов будет четыре варианта того,

123
Глава 13

какой инструмент вступит первым, три варианта


того, какой инструмент вступит вторым, и так далее.
Отсюда общее число последовательностей будет рав­
но 4 х З х 2 х 1 = 24. Для семи инструментов последо­
вательность будет следующей: 7 х 6 х 5 х 4 х З х 2 х 1 =
= 5 040. Это так называемая факториальная функция,
которая записывается как «7!».
В общем виде вопрос выглядит так. Пусть у нас есть
п различных объектов, например чисел. Расставим
эти числа в некотором порядке. Полученный упоря­
доченный набор называется перестановкой из п эле­
ментов. Вопрос: как, зная п, найти число всех воз­
можных перестановок из п элементов? Ответ: оно
будет равно п\.
Факториалы важны не только для композиторов
фуг. Они встречаются в различных областях науки,
в которых задействован подсчет, —от анализа ДНК
до проектирования компьютеров.
Факториалы находятся на первом этапе сложности
среди остальных технологий подсчета. Следующие
по списку —размещения. Предположим, что в нашем
ансамбле, состоящем из четырех инструментов А, В,
С и D, будут играть только два из них. Возможны сле­
дующие варианты: АВ, BA, АС, СА, AD, DA, ВС, СВ,
BD, DB, CD и DC.
После подсчета получаем 12 последовательностей,
но что лежит в основе данной схемы подсчета? Рас­
суждение начинается в той же манере, что и в слу­
чае с факториалами. Существует четыре варианта
того, какой инструмент вступит первым: А, В, С или
D. Тогда для второго остается три возможных вари­
анта, так как один инструмент уже был использован.
В результате получаем 4 x 3 = 1 2 , что, к счастью, схо­
дится с названным ранее ответом.

124
Как считать, как суперкомпьютер

Мы можем продолжить наши рассуждения и при­


вести примеры ситуаций, в которых было бы не­
возможно прямое умножение. Так, количество
последовательностей, состоящих из каких-нибудь
восьми чисел из набора 1, 2, 3, ... 25, будет равно
25 х 24 х 23 х 22 х 21 х 20 х 19 х 18, что составляет
около 44 миллиардов. Данные последовательности
называются размещениями. Формула вышеприве­
денного числа с помощью факториалов выражает­
ся так: 251/17! Число 17 появляется из-за того, что
25 — 8 = 17. Таким образом, количество последова­
тельностей каких-нибудь г различных инструментов
из ансамбля в п инструментов равняется их (п—1)х
х ( п - 2 ) х ... х ( n - r + I), что кратко можно записать
как п\/(п - г)1 Математики выражаются так: число
размещений из п по г равно п \ / ( п - г)1.

СКОЛЬКО БЫВАЕТ ВКУСОВ?

Сегодня биологи считают, что существует пять ос­


новных вкусов, которые способен различить наш
язык. Первые четыре вкуса — сладость, соленость,
горечь и кислота — были определены много веков
назад. Совсем недавно был признан еще один ос­
новной вкус: аппетитность, или умами (в переводе
с японского означает «вкусный»).
Любопытный вопрос заключается в том, сколько
возможных комбинаций можно составить из этих
пяти. Вообще-то данным вопросом задался еще
в первом тысячелетии до н. э. индийский врач Суш-
рута. Он считал, что существует шесть основных вку­
сов: сладость, кислота, соленость, горечь, терпкость
и острота. Он насчитал 63 комбинации из этих шес­
ти вкусов. Простейший вкус состоит всего из одно­

125
Глава 13

го основного вкуса, таким образом, получаем пять


вариантов. После этого мы можем рассмотреть вку­
совые пары, как, например, сладкий и кислый. Мож­
но начать подсчет пар вкусов по образцу подсчета
последовательностей музыкальных инструментов.
Число размещений по двум вкусам из пяти будет рав­
но 5 х 4 = 20.
Однако тут нам нужно быть предельно осторожны­
ми, так как размещения —это не те комбинации, ко­
торые нам требуются. Для комбинаций вкусов, в от­
личие от инструментов в фуге, порядок не важен.
Сладкий с кислым дают такой же вкус, что и кислый
со сладким, и нам не нужно считать эту комбинацию
за две. До этого мы считали все по два раза, зна­
чит, теперь нам нужно разделить сумму на 2. Таким
образом, число вкусовых комбинаций будет равно
(5 х 4 ) /2 = 10. В итоге количество сочетаний г раз­
личных вкусов из общего количества п (матема­
тики говорят «число сочетаний из п по г») равно
п!/(г! х (и -г )!), где для сочетаний, в отличие от раз­
мещений, порядок абсолютно не важен.
Мы можем использовать эту формулу, чтобы опреде­
лить количество комбинаций трех вкусов из имею­
щихся пяти. Получается 5!/(3! х 2!) = 10. Аналогич­
ным способом определяем количество комбинаций
четырех вкусов из пяти 5 !/( 4 !х 1 !) = 5. Кроме того,
существует еще и вкусовой взрыв, состоящий из всех
пяти вкусов сразу.
Подводя итог, скажем, что существует пять вкусов
по отдельности, десять пар, десять троек, пять чет­
верок и один вкус, включающий в себя все пять вку­
сов. Таким образом, 5 + 10 + 10 + 5 + 1 = 31. На самом
деле существует еще один вкус, который мы мог­
ли бы рассмотреть, а именно — отсутствие всякого
вкуса. Если учитывать его, то мы получим ответ 32.

126
Как считать, как суперкомпьютер

С математической точки зрения это интересно, так


как 32 = 25, то есть, 2 х 2 х 2 х 2 х 2 . Когда Сушрута рас­
сматривал возможные комбинации из шести вкусов,
он получил число 64 (с учетом отсутствия вкуса). Что
означает, конечно, 26. В общем, полное число комби­
наций из набора п объектов —суммируя все комбина­
ции по одному объекту, по два объекта и т . д . , - будет
равно 2". Данный факт чрезвычайно полезен, так
как при увеличении п число всех комбинаций растет
очень быстро, из-за чего прямой подсчет почти не­
возможен.

ЗАДАЧА О ДНЯХ РОЖДЕНИЯ

Как говорится в известной задаче: сколько людей


должно быть в комнате, чтобы появилась реальная
возможность того, что у двоих из них совпадут даты
рождения?
Чтобы эту задачу можно было рассмотреть с точки
зрения математики, нам нужно более четко пони­
мать, что такое «реальная возможность». Очевидно,
что мы можем быть уверены: у двух или более чело­
век совпадут дни рождения, если в комнате находит­
ся хотя бы 367 человек, то есть максимум у 366 чело­
век могут быть разные даты рождения (включая дату
високосного года 29 февраля). В таком случае дата
рождения 367-го человека совпадет с датой рожде­
ния кого-то другого.
Предположим, мы хотим, чтобы вероятность того,
что у двух человек день рождения был в один и тот
же день, была не меньше чем 50%. Сколько тогда
нам нужно людей? Чтобы немного упростить жизнь,
мы проигнорируем високосные годы. Мы также бу­
дем полагать, с некоторой долей неточности, что все

127
Глава 13

дни обладают одинаковой вероятностью быть дня­


ми рождения людей. Ответ, который первым прихо­
дит на ум, — 183 человека, так как это чуть больше
50% от 365. Между тем правильный ответ гораздо
меньше.
Довольно удобно перевернуть задачу и спросить —
какова вероятность того, что все присутствующие
люди имеют разные дни рождения? Как только
мы найдем число, которое дает ответ менее чем
на 50%, это и будет решением нашей задачи.
Предположим, в комнате находятся два человека,
Арнольд и Бетти. Для каждого из них существуют 365
возможных вариантов дней рождения, и общее чис­
ло возможных совпадений для них двоих равняется
365 х 365. Сколько из них соответствуют различным
дням рождения? Если рассматривать пример с людь­
ми, день рождения Арнольда может выпасть на лю­
бой день, то есть существует 365 возможных вариан­
тов. Но если их дни рождения не совпадут, то Бетти
следует избегать даты его рождения, то есть у нее
есть 364 возможных варианта дней рождения. В сум­
ме получается 365 х 364 пар несовпадающих дней
рождения. Таким образом, вероятность того, что
эти двое имеют разные даты рождения, составляет
365x364 „ а(У7
------------ , или около 0,997.
365x365
Такое же рассуждение справедливо по отношению
к большему количеству людей: вероятность того,
что, скажем, 10 человек имеют разные даты рожде-
365 х 364 х 363 х ... х 356
ния, равняется ----------- 10------------, что состав­

ляет около 0,883. Как только мы достигаем 23 чело-


365 х 364 х 363 х ... х 343
век, вероятность составляет ----------- gg------------,
то есть около 0,493. Таким образом, когда в комнате

128
Как считать, как суперкомпьютер

23 человека, вероятность того, что у всех будут раз­


ные даты рождения, будет равна 49%, то есть шанс
на то, что у двух человек день рождения будет в один
день, составит 51%.

РАЗБИЕНИЕ ЧИСЕЛ РАМАНУДЖАНА

Сриниваса Рамануджан был одним из величайших


математиков всех времен. Он родился в индийской
деревушке в 1887 году. Рамануджан с детских лет увле­
кался математикой и занимался самостоятельным
обучением по тем нескольким учебникам, что смог
найти. Он быстро продвигался в своих собственных
исследованиях, одновременно заново открывая не­
сколько значительных теорем. Рамануджан пытался
устроиться математиком в И ндии, а в 1913 году напра­
вил письменные просьбы нескольким британским
математикам. Величайшим среди них был Г. X. Хар­
ди, который по такому довольно эксцентричному
письму заключил, что имеет дело с «математиком
самого высокого качества, человеком выдающейся
силы и оригинальности». В 1914 году Рамануджан от­
правился в Кембриджский университет, где он начал
плодотворное сотрудничество с Харди.
Один из вопросов, который рассматривали Рамануд­
жан и Харди, был обманчив в своей простоте: сколь­
ко существует способов разбить число 4? Можно за­
писать его как 1 + 1 + 1 + 1, или 2 + 1 + 1, 2 + 2 , или
3 + 1 , или, наконец, как просто 4. Таким образом,
существует 5 возможностей, пять так называемых
разбитии числа 4. Если мы рассмотрим число 2, его
можно разбить только как 1 + 1 или 2. Тот же процесс
с числом 5 приведет нас к семи разбиениям (попро­
буйте и убедитесь сами).

129
Глава 13

Если продолжать так и дальше, мы получим, что чис­


ла 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10... имеют 1, 2, 3, 5, 7, 11,15,
22, 30, 42... разбиений соответственно. Ч то же сто­
ит за этой последовательностью? В самом деле, если
мы хотим знать количество разбиений числа 100,
как мы сможем узнать ответ на этот вопрос?
Над этим вопросом ломали головы многие выдающи­
еся умы, и даже союз Рамануджана и Харди не смог
найти точную формулу. Однако они смогли обнару­
жить неплохой приблизительный ответ. Более того,
чем больше рассматриваемое нами число, тем точ­
нее становится ответ. Они доказали, что количество
разбиений числа и примерно равно:

Окончательная разгадка тайны разбиений появи­


лась в 2011 году. Используя глубокие идеи теории
модулярных форм (см. стр. 55) и основываясь на ра­
ботах Харди и Рамануджана, Кен Оно и его коллеги
смогли построить окончательную точную формулу,
которую с нетерпением ждал весь математический
мир.
Г Л А В А 1 4

КАК ПОСЕТИТЬ СТО ГОРОДОВ


ЗА ОДИН ДЕНЬ

Пересекая мосты Кенигсберга


Эйлер и рождение теории графов
Кван и задана китайского почтальона
Задача коммивояжера

Русский город Калининград имеет богатую историю.


Ранее он носил имя Кенигсберг и был столицей Прус­
сии, частью Германской империи. Кенигсберг был
интеллектуальным и культурным центром Европы,
родиной таких светил, как философ Иммануил Кант
и композитор Рихард Вагнер. Особенно славился
город своими математиками, здесь родились Кри­
стиан Гольдбах и Давид Гильберт. Но Кенигсберг был
известен не только своими знаменитыми жителями.
В начале XVIII века город стал предметом одной
из самых знаменитых задач в истории математики.

Задача не была слишком сложной, скорее это была


забавная головоломка, которую горожане любили
разгадывать летними вечерами. Тем не менее эта
скромная игра открыла путь к совершенно новому
разделу математики, известному под названием тео­
рии графов. Данная теория играет центральную роль
в современной математике и широко применяется
на практике, например, в программном обеспече­
нии по планированию маршрутов, которое исполь­
зуется в системах спутниковой навигации в автомо­
билях.

131
Глава 14

ПЕРЕСЕКАЯ МОСТЫ КЕНИГСБЕРГА

Город Кенигсберг стоит на реке Преголя. Река раз­


ветвляется в центре города, разделяя город на че­
ты ре части, соединяемые семью мостами. Игра,
в которую играла городская молодежь, заключа­
лась в том, что нужно было пересечь город так,
чтобы пройти по каждому из мостов по одному
разу. Сколько бы они ни пытались, ни у кого не вы­
ходило проделать этот трюк. С задачей не справ­
лялись ни умнейшие из студентов, ни мудрейшие
из стариков. Эта маленькая головоломка привлекла
внимание величайшего математика того времени,
Леонарда Эйлера. Немного поломав голову, он все
же нашел ответ, но, что еще более важно, он сделал
несколько наблюдений, в результате которых поя­
вился абсолютно новый раздел математики. П ер­
вый комментарий Эйлера касался того, что точная
география города не имеет значения. Выражаясь
современным языком, всю значимую информацию
можно изобразить с помощью небольшой схемы
под называнием граф, в котором четыре отрезка
земли представлены единичными точками, а мо­
сты —ребрами, соединяющими эти точки.
Это был абсолютно новый подход к решению гео­
метрической задачи (открытие которого Эйлер при­
писывал Готфриду Лейбницу). Своей силой графы
обязаны своей простоте. Вы не найдете в них не­
нужных деталей —извивов реки или длины мостов,
а также других подробностей; здесь в центре внима­
ния суть проблемы. По этой причине графы сегодня
повсеместно используются в математике, особенно
в топологии, в которой геометрические фигуры счи­
таются неизменными при их непрерывном растяже­
нии (см. Как обнаружить все дыры во Вселенной?).

132
Как посетить сто городов за один день

Второе наблюдение Эйлера стремительно привело


его к ответу задачи. Точки, или вершины, как их на­
зывают, имели различное количество выходивших
из них ребер. Это означает, что, когда вы переме­
щаетесь по графу, ребра идут парами. Вы попадаете
на вершину по одному ребру и уходите с нее по дру­
гому. Ж ители Кенигсберга хотели по одному разу
пройти по каждому ребру, поэтому лучше, чтобы
вход и выход были разными. Единственная загвозд­
ка, которая может с нами случиться, —мы пройдем
к вершине и застрянем там, не обнаружив ни одного
доступного выхода, не использованного нами ранее.

133
Глава 14

Чтобы этого избежать, большинство вершин долж­


ны иметь четное число ребер, тогда у каждого входа
будет отдельный выход.
Количество ребер вершины графа называется сте­
пенью вершины. Таким образом, Эйлер заключил, что
для достижения поставленной цепи степень каждой
вершины должна равняться четному числу. Если нас
устраивает тот факт, что маршрут начинается и за­
канчивается в разных точках, то две вершины могут
иметь нечетные степени, а все остальные будут чет­
ными. На графе Кенигсберга у всех четырех вершин
нечетная степень. Следовательно, такой путь просто
нельзя пройти.
Ответ Эйлера к задаче о мостах Кенигсберга по­
может решить еще одну популярную головоломку:
можно ли нарисовать определенную фигуру, не от­
рывая ручку от страницы и не повторив ни одной
линии. Если рассматривать рисунок в качестве
графа, то по образцу Эйлера мы задаемся главным
вопросом: все ли вершины, за исключением двух,
имеют четные степени? Если это так, то есть спо-

134
Как посетить сто городов за один день

соб обойти весь граф, пройдя по каждому ребру


только раз, а это именно то, что нам нужно. Если
нет, то, как и у задачи о мостах, у головоломки нет
решения.

КИТАЙСКИЙ ПОЧТАЛЬОН

Два центральных места в современной теории гра­


фов занимают задача китайского почтальона и зада­
ча коммивояжера. Сначала они кажутся похожими,
но с помощью теории мы понимаем, что они совер­
шенно разные.
Предположим, почтальон должен доставить почту
на каждую улицу в своем районе города. Когда он об­
думывает свой маршрут, он хочет свести к миниму­
му общее расстояние, которое ему нужно пройти
за день. Планирование маршрута стоит потраченно­
го на него времени, так как разница между оптималь­
ным и неэффективным маршрутами может быть
весьма ощутимой. Проанализировать суть проблемы
нам снова поможет теория графов.
В этом случае ребра графа будут представлять со­
бой улицы района. Вершины — это места пересе­
чений разны х улиц. П ервы й вопрос звучит точно
так, как в задаче о мостах Кенигсберга: можно
ли обойти граф, пройдя по каждому ребру только
один раз? Ответ, как и в прошлой задаче, будет за­
висеть от степеней вершин. Если каждая верши­
на будет иметь четную степень, то такой маршрут
есть, а если нет, то нет.
Задача представляет определенный интерес для
математиков, но если ее ответ отрицательный, что
весьма вероятно, то почтальону это ничем не помо­

135
Глава 14

жет. В конце концов у него на плече все та же тяже­


лая сумка писем, которые необходимо доставить.
В этом случае у него не будет другого выбора, как
пройти по некоторым улицам больше одного раза.
Но какую улицу он выберет? Здесь в игру вступает
еще один фактор — некоторые улицы длиннее дру­
гих. Чтобы это отобразить на графе, нам нужен еще
один компонент. Теперь каждому ребру присвоено
число, называемое его весом. Оно может отображать
длину улицы или время, необходимое для того, что­
бы по ней пройти. Эти две категории не всегда иден­
тичны: сравните 10 миль на машине по проселоч­
ной дороге фермы и 11 по шоссе. В других отраслях
вес может обозначать другие величины, например,
пропускную способность или финансовые затраты.
В любом случае задача почтальона сводится к нахож­
дению маршрута по графу, который бы проходил
по каждому ребру хотя бы один раз, сводя при этом
суммарный вес маршрута к минимуму.
Это задача китайского почтальона, которая полу­
чила свое название потому, что первым человеком,
который ее изучил, был, собственно, китайский ма­
тематик Мэй-Ку Кун в 1962 году. Кун нашел решение
задачи: он отыскал простой набор инструкций (или

136
Как посетить сто городов за один день

алгоритм, см. Как разрушить Интернет), который


всегда дает оптимальное решение задачи китайско­
го почтальона.
Решение Куна вкратце таково. Найдем все вершины
с нечетной степенью и построим новый —расширен­
ный —граф, такой же, как оригинальный, но где эти
вершины соединены. Проложим по расширенному
графу маршрут, который обходит весь граф, прохо­
дя по каждому ребру только раз (поскольку в расши­
ренном графе у всех вершин четная степень, такой
маршрут существует). Вернемся теперь к оригиналь­
ному графу. Участки маршрута, проходящие по несу­
ществующим в нем ребрам, надо заменить на крат­
чайшие (имеющие наименьший вес) пути между
этими вершинами по существующим ребрам. После
этой замены получится маршрут, обходящий ориги­
нальный граф, и, как доказал Кун, этот маршрут бу­
дет иметь наименьший вес среди всех возможных.
С помощью компьютера алгоритм Куна быстро выдает
оптимальное решение для утреннего маршрута поч­
тальона. То же самое нельзя, однако, сказать о «стар­
шем брате» данной проблемы, задаче коммивояжера.

ЗАДАЧА КОММИВОЯЖЕРА

Предположим, что коммивояжер должен посетить


10 разных городов. Ему известно расстояние меж­
ду каждой парой городов, и он хочет спланировать
свой маршрут так, чтобы свести к минимуму общее
расстояние. Такие вопросы идеально подходят мето­
дам теории графов. Как и до этого, сценарий стро­
ится по образу графа: десять городов представляют
собой вершины графа, ребра — это дороги между
ними, а вес ребер отражает длину дорог. Нам требу­

137
Глава 14

ется найти маршрут по графу, который бы завел нас


в каждую вершину по одному разу и имел бы мини­
мальный общий вес.
Данная задача может показаться похожей на зада­
чу китайского почтальона, но тем не менее между
ними есть определенные отличия, а именно: про­
давцу больше не нужно проходить по каждому ребру
графа. Ему необходимо посетить только вершины.
Выясняется, что благодаря этому незначительному
отличию задача кардинальным образом меняется
и одновременно с этим сильно усложняется.
Для решения задачи китайского почтальона Кун
смог найти быстрый и эффективный алгоритм,
но для задачи коммивояжера такого алгоритма нет.
Конечно, способы нахождения оптимального марш­
рута существуют: можно перечислить все возможные
пути, которые может пройти продавец, рассчитать
вес каждого из них и выбрать оптимальный. В конце
концов решение будет найдено. Проблема заключа­
ется в том, что количество возможных маршрутов
очень велико. Для графа с 11 городами можно соста­
вить более миллиона маршрутов, и их количество
стремительно увеличивается. А граф с 61 городом
потенциально может содержать столько же маршру­
тов, сколько атомов во Вселенной.
Перед нами встает очевидный вопрос: существует
ли подходящий алгоритм, который помог бы нам
решить задачу коммивояжера, подобный тому удач­
ному трюку, какой нашел Кун для решения задачи
китайского почтальона? В данном случае ответ, ско­
рее всего, будет отрицательным. На жаргоне совре­
менной теории сложности данная задача является
NP-полной, что, в сущности, означает, что она неве­
роятно сложная.

138
Как посетить сто городов за один день

Решить данную задачу невозможно, не выполнив


многочисленные промежуточные вычисления. Су­
ществует проблеск надежды на то, что задачу ком­
мивояжера удастся легко решить, но он очень не­
значительный: если кто-нибудь сможет доказать,
что Р = NP, это будет означать, что все же быстрый
способ ее решения есть (см. Как разрушить Интер­
нет).

КОММИВОЯЖЕР ПРОДОЛЖАЕТ
ПУТЕШЕСТВОВАТЬ

Многие вопросы в области науки и технологий


касаются оптимизации некоторых величин, будь
то скорость работы компьютерного процессора,
стоимость изготовления телевизора или количество
транспортных средств, двигающихся на зеленый
свет светофора. Красота теории графов заключает­
ся в том, что для нее не важно, какая физическая ве­
личина задействована в процессе; все их можно изу­
чить точно так же, как и вес на графах. Многие из по­
добных задач по оптимизации можно преобразовать
в задачи китайского почтальона или коммивояжера,
так что эти две задачи, кажущиеся невинным развле­
чением, на самом деле имеют большое практическое
значение в современном мире, начиная со сферы те­
лекоммуникаций и заканчивая определением геном­
ной последовательности.
Несмотря на то что определенного способа реше­
ния задачи коммивояжера не существует, все же есть
несколько алгоритмов, с помощью которых можно
найти приблизительное решение задачи. Согласно
одному из таких алгоритмов, продавцу нужно каж­
дый раз ехать в ближайший город, избегая тех, в ко­

139
Глава 14

торых он уже был. Этот способ на удивление хорош,


но более сложные алгоритмы лучше справляются
с задачей.
В 1991 году Герхард Райнельт собрал все работы,
касающиеся задачи коммивояжера, из сферы науки
и промышленности и призвал математическое со­
общество найти ее точное решение. Крупнейшая
из решенных на данный момент задач — это задача
с 85 900 городами, завершенная Давидом Эпплгей-
том и его коллегами в 2006 году.
Г Л А В А 1 5

КАК ОРГАНИЗОВАТЬ ИДЕАЛЬНЫЙ


ЗВАНЫЙ УЖИН

• Проблема званого ужина


• Порядок, беспорядок и теорема Рамсея
• Выпуклые и невыпуклые формы
• Проблема со счастливым концом

Существует бесчисленное множество теорий о том,


как организовать хороший ужин: изысканная еда,
вино высшего качества, струнный квартет в холле.
На эту тему есть другие книги, ще вы можете най­
ти ответ на данный вопрос. Но и у математики есть
что добавить со своей стороны относительно поиска
правильной компании для ужина. Примечательно,
что данный вопрос — один из самых трущых в этой
теме.

Главный с математической точки зрения вопрос со­


стоит в том, сколько гостей знакомы. Если все при­
сутствующие знают друг друга, то приятный рассла­
бленный вечер обеспечен. С другой стороны, ком­
пания, состоящая из незнакомых друг другу людей,
также имеет шанс на успех, так как люди встречают­
ся и знакомятся. Между этими двумя крайностями
могут возникнуть проблемы. Если все, кроме одно­
го гостя, друг друга знают, то он может чувствовать
себя не в своей тарелке. Если все знают одного гостя,
но не знакомы друг с другом, то этот человек может
стать центром всеобщего внимания.

141
Глава 15

Одна из задач, стоящих перед тем, кто организует


вечеринку, заключается в том, чтобы оценить долю
знакомых и не знакомых между собой гостей. В соци­
альном плане это, конечно, самое настоящее упро­
щение. Тем не менее с математической точки зрения
суть этой проблемы невероятно сложна. На самом
деле проблема правильной организации званого
ужина оставалась главным математическим вопро­
сом XX века и остается неразгаданной с многих то­
чек зрения и сейчас.

ПРОБЛЕМА ЗВАНОГО УЖИНА

Чтобы использовать математический подход, сдела­


ем несколько упрощений: гости либо знакомы друг
с другом, либо нет (ничего среднего, скажем, «едва
знакомы», не существует). Мы также сделаем уто­
пическое предположение, что все люди, которые
знают друг друга, являются друзьями. В этой вселен­
ной нет врагов, разве что не знакомые друг с другом
люди. Наконец, дружба всегда двусторонняя: если
Алексу приятна Белинда, то и Белинда будет рада ви­
деть Алекса.
А теперь вопрос: сколько нужно пригласить гостей,
чтобы на ужине присутствовали либо три не знако­
мых друг с другом человека, либо три взаимных дру­
га? Заменив «три» на «два», получаем простой ответ
на вопрос: нужны только два гостя (они либо знают
друг друта, либо нет). Но если мы приглашаем тро­
их гостей, то может быть, что Алекс знает Белинду,
а Белинда знает Чарли, но Чарли не знает Алекса.
В этом случае у нас нет ни троих взаимных друзей,
ни троих не знакомых друг с другом людей. Следова­
тельно, троих гостей недостаточно.

142
Как организовать идеальный званый ужин

Для дальнейшего исследования нам помогут схемы


с участниками ужина. Если два гостя знают друг дру­
га, то их соединяет ребро серого цвета. Если нет,
их соединяет ребро черного цвета. (Таким образом,
каждую пару соединяет ребро одного определенного
цвета.)
Теперь вопрос в следующем: сколько всего потребу­
ется гостей для того, чтобы, как бы вы их ни рассади­
ли, появился бы черный или серый треугольник? Че­
тырех гостей недостаточно: четырех человек можно
рассадить так, что ни черный, ни серый треугольник
не получится. То же самое можно сказать и о компа­
ниях из пяти человек. А шесть человек, независимо
от их расположения за столом, должны образовать
треугольник серого или черного цвета. Итак, ответ
на проблему званого ужина - шесть человек.

НАСКОЛЬКО СЛОЖНЫМ МОЖЕТ


БЫТЬ ЗВАНЫЙ УЖИН?

Существует естественный способ усложнить пробле­


му званого ужина: можно увеличить необходимое
количество взаимных друзей или не знакомых друг
с другом гостей до четырех человек. Схема, в кото­
рой четыре человека связаны друг с другом, называ­
ется 4-кликой. Вопрос следующий: насколько боль­
шой должна быть схема для того, чтобы в ней была
черная или серая 4-клика. Проблема в значительной

143
Глава 15

степени усложняется, так как увеличивается количе­


ство различных возможных диаграмм, которые нуж­
но проверить. Например, для 10 гостей существует
несколько миллиардов возможных диаграмм, с про­
веркой которых не справится даже быстрый супер­
компьютер.
В 1955 году Гринвуд и Глисон обнаружили, что пре­
дел в данном случае —это 18 человек. На любом зва­
ном ужине с 18 или больше присутствующими гостя­
ми должны найтись либо четыре взаимных друга,
либо четыре не знакомых друг с другом человека.
Но если мы увеличим необходимое количество до 5,
число возможных диаграмм становится совершенно
необозримым. На самом деле на момент написания
этих строк решение задачи о 5-клике все еще не най­
дено. За последние двадцать лет, благодаря работе
Икзу, Радзишовского и Маккея, удалось установить,
что нужное число гостей меньше 50, но точное чис­
ло еще предстоит найти.
Мы можем расш ирить вопрос еще больше, отбро­
сив симметрию. Например, мы с тем же успехом
можем спросить, сколько гостей требуется, чтобы
гарантировать, что на ужине будут либо пять не
знакомых друг с другом людей, либо трое друзей.
Гринвуд и Глисон установили, что ответ на этот во­
прос 14. А как насчет семи незнакомцев и восьми
друзей? Точный ответ неизвестен, он лежит где-то
между 216 и 1031.

ФРЭНК РАМСЕЙ: ВОЗМОЖЕН


ЛЮБОЙ ЗВАНЫЙ УЖИН

Все эти вопросы о званом ужине были одновремен­


но рассмотрены в эпохальной работе, которую на­

144
Как организовать идеальный званый ужин

зывают теоремой Рамсея в честь ее создателя Фрэнка


Рамсея. Он был выдающимся талантливым ученым,
внесшим значительный вклад не только в матема­
тику, но и в философию и экономику. Этот высокий
мужчина с заразительным смехом быстро заслужил
место лектора по математике Кембриджского уни­
верситета, где он стал узнаваемым благодаря своим
понятным и ярким лекциям. В 1930 году, когда была
издана самая известная его теорема, Рамсей заболел
желтухой и, к большому несчастью, умер в возрасте
26 лет.
Имея другие важные следствия, теорема Рамсея так­
же гарантирует, что каждая проблема званого ужина
должна иметь решение. Для любых чисел и и от су­
ществует число гостей, которое гарантирует, что
на ужине будет либо п незнакомых друг с другом лю­
дей, либо компания из отдрузей. Это может показать­
ся не очень выдающимся наблюдением, но в матема­
тике ничего не может считаться верным, пока это
не доказано. До теоремы Рамсея казалось возмож­
ным, что есть такие гг и от, для которых никакое чис­
ло гостей не гарантирует, что найдутся либо п вза­
имно незнакомых, либо от взаимно знакомых людей.
Но благодаря теореме Рамсея мы знаем, что суще­
ствует некоторые предельное число гостей, которое
гарантирует либо семь человек, не знакомых друг
с другом, либо пять взаимных друзей (недавно это
число установилось между 80 и 143), а другой предел
устанавливает границу на восьми незнакомцах или
двадцати друзьях (где-то между 1094 и 657 799 че­
ловек).
Теорему Рамсея применяют в различных разделах
математики, и в данном случае она оказалась неве­
роятно полезной, учитывая сложность определения
необходимого количества людей для званого ужина.

145
Глава 15

ТЕОРИЯ РАМСЕЯ:
ПОРЯДОК СРЕДИ БЕСПОРЯДКА

Объект изучения в теории Рамсея появился благо­


даря проблеме званого ужина, но впоследствии за­
тронул многие другие глубокие и сложные вопросы.
Явление, которое рассматривается в теории Рам­
сея, —это появление порядка из беспорядка. Приме­
ром данного явления может служить задача о званом
ужине.
Задаче о званом ужине удается извлечь порядок
из беспорядка. Независимо от того, насколько бес­
порядочна и неструктурирована схема из 18 человек
на ужине, в ней точно будет одна организованная
часть, а именно 4-клика серого или черного цвета.
Данный вывод чрезвычайно важен, поскольку он по­
могает приручить самые дикие математические
структуры и гарантирует, что в них содержатся под­
структуры, которые ведут себя хорошо и имеют чет­
кую организацию. В этом заключается сила теории
Рамсея. Другим важным примером является пробле­
ма со счастливым концом.

ГОЛОВОЛОМКИ ПО СОЕДИНЕНИЮ ТОЧЕК


НАМНОГО СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ ВЫ ДУМАЕТЕ

Представьте, что перед нами чистый лист, и мы нето­


ропливо начинаем рисовать на нем точки, совершен­
но не заботясь о том, куда их поставить. Первый вари­
ант того, что в данной ситуации появится порядок, —
если некоторые точки окажутся расположенными
на прямой линии. Конечно, любые две точки автома­
тически уже лежат на прямой линии. Но случайное
расположение трех или более точек на одной прямой

146
Как организовать идеальный званый ужин

статистически маловероятно, поэтому мы сделаем


предположение, что этого не произойдет.
Рассмотрим некоторое множество точек. Если ника­
кие три из них не лежат на одной прямой, говорят,
что точки находятся «в общем положении». Эта си­
туация нас и интересует.
Как только у нас есть четыре точки, мы можем со­
единить их и получить четырехстороннюю фор­
му, четырехугольник. Четырехугольники имеют две
совершенно разные формы. Наиболее приятные
с геометрической точки зрения — это выпуклые че­
тырехугольники. Фигура называется выпуклой, если
каждый раз, когда вы выбираете две точки и соеди­
няете их прямой линией, эта линия будет полностью
находиться внутри фигуры. Наконечник стрелы,
например, не будет выпуклым. Будем считать, что
появление выпуклых четырехугольников означает
возникновение порядка.
Неверно утверждение о том, что, если соединить
любые четыре точки, получится выпуклый четырех­
угольник. Тем не менее в 1932 году Эстер Клейн сде-

147
Глава 15

лала важное открытие, согласно которому каждый


раз, когда вы рисуете пять точек на листе бумаги
(с условием, что никакие три из них не расположе­
ны на одной прямой), то четыре из них всегда мож­
но соединить и образовать выпуклый четырехуголь­
ник. Клейн смогла доказать, что это утверждение
останется верным независимо от того, насколько
причудливо будет расположение пяти точек.

СЧАСТЛИВЫЙ КОНЕЦ

Для математика теорема Клейна о точках подсказы­


вает очевидный вопрос: а сколько точек необходи­
мо для образования выпуклого пятиугольника? А для
выпуклого шестиугольника или вообще —выпуклого
N-угольника? Ответ на данный вопрос будет непрос­
то найти. Пол Эрдёш назвал эту проблему «проблемой
со счастливым концом», так как двое ученых, зани­
мавшихся ее изучением, Эстер Клейн и Джордж Се-
кереш, не только сделали открытия в области мате­
матики, но еще и поженились.
Так же, как и в проблеме званого ужина, точные
цифры определить очень сложно. Проведя неболь­
шое исследование, Эндре Макай смог доказать, что
количество точек, необходимых для формирова­
ния выпуклого пятиугольника, равно девяти. Вось­
ми недостаточно, что можно увидеть на рисунке.
И только в 2006 году Секереш и Линдсей Петерс
наконец доказали, что количество точек, необходи­
мых для формирования выпуклого шестиугольни­
ка, составляет 17. А для TV-угольников с N> 6 нужное
число точек остается загадкой. Тем не менее Секе-
решу и Эрдёшу с помощью теории Рамсея удалось
доказать, что на подобные вопросы всегда должны

148
Как организовать идеальный званый ужин

быть ответы. Существует пока не известное нам


число п — такое, что среди п точек, никакие три
из которых не лежат на одной прямой, найдутся об­
разующие выпуклый семиугольник. Результаты, по­
добные работам Рамсея, в том числе по проблемам
званого ужина и точек на странице, имеют большое
значение. Их смысл заключается в том, что даже
среди полной неразберихи и хаоса всегда можно
найти островки стабильности и порядка. Эта идея
невероятно вдохновляет, не говоря уже о ее исклю­
чительной пользе для математики, а также для дру­
гих сфер науки —информатики и исследований ис­
кусственного интеллекта. Еще более удивительным
является тот факт, что мы играем с этим явлением
каждый раз, когда планируем вечеринку или соеди­
няем несколько точек на странице.
Г Л А В А 1 6

КАК РАСКРАСИТЬ МИР


В ЧЕТЫРЕ ЦВЕТА

• Задача о раскраске карты


• Плоские графы, газ, вода и электричество
• Гигантское доказательство Аппеля и Хакена
» Рождение вычислительной математики

Как можно продать набор для рисования людям


со скромными художественными способностями?
В 1950 году у производителя красок появилась идея.
Его продукт назывался «раскраска по номерам».
В набор входили краски, каждая из них была про­
нумерована (например, малиновый цвет под но­
мером 1, а бирюзовый — под номером 17). Также
в наборе были кисти и холст, на котором уже были
выделены фрагменты. Каждому фрагменту был
присвоен номер. Все, что от вас требовалось для
создания картины, — раскрасить соответствующим
цветом каждый фрагмент. Суть раскрашивания
по номерам заключается в легкости процесса. Уди­
вительно, но в его основе находится очень сложный
и глубокий раздел математики, бросивший вызов
всему устройству предмета.

Математиков интересует вопрос: какое минималь­


ное количество цветов необходимо для того, чтобы
раскрасить любую подобную картину? Напрашива­
ется ответ —один, ведь мы можем просто закрасить
все, например, розовым цветом. Задача становится
интересней с дополнительными условиями: два гра­

150
Как раскрасить мир в четыре цвета

ничащих участка не могут быть одного цвета. Однако


фрагменты, касающиеся друг друга только в одной
точке, могут быть окрашены в один и тот же цвет.
Так, для шахматного рисунка достаточно двух цве­
тов. Несложно придумать рисунки, требующие три
или четыре цвета.

ЭКСПЕРИМЕНТЫ ГАТРИ
ПО РАСКРАШИВАНИЮ КАРТ

Фрэнсис Гатри был британцем. Он изучал математи­


ку и право в Лондоне, а затем переехал в Южную Аф­
рику. Гатри не думал о раскрасках по номерам (они
тогда еще не появились), ему было ближе скорее рас­
крашивание карт.
Сколько же разных цветов ему потребовалось для
раскрашивания карты, чтобы так, чтобы все стра­
ны, имеющие общие границы, были разных цветов?
Гатри начал экспериментировать с раскрашиванием
карт, а в 1852 году он пришел к выводу, что макси­
мальное количество цветов, которое для этого пона­
добится, —четыре. Как бы ни были сложны карты,
он не смог найти такую, для которой бы требовалось
пять цветов. (Мы рассматриваем карты, где все части
страны составляют единое целое, в отличие от, ска­
жем, США, в которых Аляска находится отдельно.)
Провести эксперимент и сделать заявление — это
одно дело. Совсем другое дело —найти этому доказа­
тельство. Только имея такое твердое математическое
доказательство, Гатри мог быть уверен, что не про­
пустил какую-нибудь особо запутанную карту, для
раскрашивания которой требуется пять различных
цветов. Но Гатри не смог найти такое доказатель­

151
Глава 16

ство и обратился за помощью к своему брату Фреде­


рику, который тоже был математиком. Вскоре задача
оказалась на столах таких заслуженных математиков
Великобритании, как Август де Морган, Артур Кэли
и Уильям Роуэн Гамильтон. Но когда даже эти светила
не смогли найти доказательство, проблема четырех
красок из любопытной головоломки превратилась
в серьезную математическую задачу. Сегодня, огля­
дываясь назад, мы можем сказать, что даже у вели­
чайших мыслителей своего времени просто не было
шансов найти нужное доказательство.

ГАЗ, ВОДА И ЭЛЕКТРИЧЕСТВО

В одной из старейших математических загадок гово­


рится о трех домах, каждый из которых должен быть
подключен к трем коммунальным услугам: газу, воде
и электричеству. Можно ли провести коммуникации
так, чтобы они никогда не пересекались?
Чтобы рассмотреть эту проблему с математической
точки зрения, изобразим три дома и три коммуналь­
ных услуги в виде точек на листе бумаги. Трубопро-

152
Как раскрасить мир в четыре цвета

воды —это линии, соединяющие точки. Небольшой


эксперимент доказывает, что два дома можно легко
подсоединить к трем коммунальным услугам (или
наоборот). Но, как бы вы ни пытались подключить
последний дом, его коммуникации всегда будут пере­
секаться с другими.
Точки, соединенные друг с другом с помощью от­
резков, в математике называют графами. Эти объек­
ты повсеместно встречаются в математике (см. Как
посетить сто городов за один день и Как организовать
идеальный званый ужин). Остается один интересный
вопрос: как изобразить граф на листе бумаги так,
чтобы ребра не пересекались? Граф с тремя комму­
нальными услугами —это первый пример графа, ко­
торый нельзя представить таким образом.
Другой тип графа получится, если изобразить на лис­
те бумаги несколько точек, а затем каждую точку со­
единить со всеми остальными. Такой граф называет­
ся полным. Если вы проделаете это с тремя точками,
у вас получится обычный треугольник. Четыре точ­
ки тоже можно расположить так, чтобы соединяю­
щие их ребра не пересекались. Но когда число точек
возрастает до пяти, как бы вы ни старались, ребра
все равно пересекутся.

153
Глава 16

Таким образом, у нас получается два различных гра­


фа, которые нельзя изобразить на листе бумаги без
пересечения ребер: граф с тремя коммунальными
услугами и полный граф с пятью вершинами. Суще­
ствует специальный термин для таких графов — не­
планарные. Конечно, в случае если большой граф
включает в себя один из этих двух графов в качестве
подграфа, он также не может быть планарным. Са­
мое удивительное — то, что это, в сущности, един­
ственное препятствие, которое не дает ему быть
планарным. В 1930-х годах появилась эпохальная
работа, которую называют теоремой Куратовского.
Согласно данной теореме, если граф не планарен
(то есть его нельзя нарисовать на листе бумаге так,
чтобы его ребра не пересекались), то он должен
содержать либо полный граф с пятью вершинами,
либо граф «дома и коммуникации».

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ОПРОВЕРЖЕНИЯ
И ЗАМЕЧАНИЯ

Какова связь между графами с вершинами и ребрами


и проблемой четырех красок? Что ж, давайте откро­
ем карту и поставим точку в центре каждой страны.
Затем, если у двух стран есть общая граница, соеди­
ним между собой две точки. После этого мы можем
забыть о странах, потому что основная информация
содержится в графе.
По заверш ении этого процесса изучение планар­
ных графов поможет получить полезные сведения.
Поскольку мы знаем, что полный граф с пятью
вершинами нельзя изобразить на листе бумаги, от­
сюда следует, что невозможно существование кар­
ты с пятью странами, имеющими общие границы

154
Как раскрасить мир в четыре цвета

друг с другом. Н е означает ли это, что теорема че­


ты рех красок справедлива? Не так быстро! В дан­
ном случае справедливо утверждение, что любую
комбинацию из пяти стран можно раскрасить с по­
мощью четы рех цветов. Трудности начнутся тогда,
когда мы выйдем за пределы этой небольшой ком­
бинации. Таким образом, чтобы реш ить эту зада­
чу, нам нужно проанализировать возможные вари­
анты расстановки за пределами этих пяти стран,
в частности, то, как страны могут повлиять друг
на друга опосредованно, например, через цепь че­
редующихся цветов.
Этим подходом в XIX веке воспользовался адво­
кат Альфред Кемпе. Он начал изучать математику
в юности и посвящал много времени своему увле­
чению на протяж ении всей жизни. В 1879 году, по­
сле долгих исследований, Кемпе заявил, что у него
есть доказательство: четы рех цветов действи­
тельно достаточно. Решение Кемпе превратило
его в своего рода знаменитость математического
мира, о нем писали в журнале «The N ation», и он
без труда был избран в Королевское общество.
Однако, к несчастью для него, его аргументация
оказалась неверной, что в 1890 году доказал П ерси
Хивуд.

155
Глава 16

ХИВУД: ДОСТАТОЧНО ПЯТИ ЦВЕТОВ

Несмотря на то что доказательство Кемпе содержало


серьезный пробел, опираясь на его идеи, Хивуд смог
доказать, что пяти цветов точно достаточно. Не су­
ществует карты, для которой потребуется шесть цве­
тов. Доказательство теоремы пяти цветов строилось
следующим образом. Основываясь на работе Кемпе,
Хивуду удалось доказать, что, если граф можно окра­
сить в пять цветов так, чтобы вершины одного цвета
не соединялись, то и граф, получающийся добавле­
нием к нему одной вершины, тоже можно окрасить
так.
Допустим теперь, рассудил Хивуд, что есть графы,
которые нельзя окрасить таким образом. Выберем
среди всех таких графов граф с минимальным ко­
личеством вершин и назовем его А. Теперь удалим
из него одну вершину. Получился граф В. Посколь­
ку количество вершин у графа В меньше, чем ми­
нимально необходимо для «нераскрашиваемости»,
граф В определенно можно окрасить в пять цветов.
Но если так, то и граф, получившийся добавлением
к нему одной вершины, тоже можно окрасить в пять
цветов, а это и будет граф А. Получается, что граф
Л одновременно можно и нельзя раскрасить в пять
цветов, а это противоречие. Значит, наше предпо­
ложение, что нераскрашиваемые в пять цветов гра­
фы существуют, ложно, поэтому любой граф можно
окрасить в пять цветов вышеописанным образом.

АППЕЛЬ, ХАКЕН И СИЛА КОМПЬЮТЕРА

В таком виде задача существовала на протяжении


большей части следующего века. Никто не мог усо­

156
Как раскрасить мир в четыре цвета

вершенствовать теорему Хивуда и сократить коли­


чество цветов до четырех. Не было и недостатка
в желающих попробовать, которых привлекала ка­
жущаяся простота задачи. Как не было и тех, кто
смог бы построить новую форму карты, для которой
требуется пять цветов.
Так продолжалось до 1976 года, когда появилось дол­
гожданное доказательство —следствие работы Кенне­
та Аппеля и Вольфганга Хакена в Иллинойском уни­
верситете. Все догадки и предположения оказались
верными. Как было торжественно объявлено на сай­
те университета: «Четырех красок достаточно».
Результат окончательного доказательства все давно
предвосхищали, но о том, каким будет само дока­
зательство, никто не имел ни малейшего понятия.
В принципе их подход был такой же, как у Кемпе
и Хивуда, но практически доведенный до совер­
шенства.
Вопрос довольно тонкий: сначала они нашли список
различных комбинаций из стран, таких, что любой
планарный граф мог содержать любую из них. Затем
они брали каждую комбинацию и проводили следу­
ющий анализ. Ученые предположили, что весь гра­
фик, за исключением данной комбинации, можно
раскрасить в четыре цвета, затем показали, что весь
граф полностью можно окрасить в четыре цвета,
включая рассматриваемую комбинацию.
Этого было достаточно, чтобы доказать теорему.
Если есть графы, которые не могут быть окрашены
в четыре цвета, то среди них можно выбрать граф
с минимальным количеством вершин. Более того,
этот граф должен содержать одну из отобранных ими
комбинаций. Если отбросить эту часть, то останется
граф с четырьмя цветами (так как рассматриваемый
в начале граф был предположительно наименьшим

157
Глава 16

из тех, которые нельзя раскрасить в четыре цвета).


Но тогда, в соответствии с их доказательством, весь
граф, включая выделенную комбинацию, можно пе­
рекрасить, используя четыре цвета. Следовательно,
получается, что граф, с которого мы начинали, мо­
жет быть окрашен в четыре цвета.
Проведение такого анализа потребовало немало уси­
лий. В то время как Кемпе и Хивуд рассматривали
только пять различных комбинаций, Аппелю и Хаке-
ну необходимо было проверить в общей сложности
1936. Более того, проверка некоторых из этих ком­
бинаций на возможность быть окрашенными в че­
тыре цвета включала в себя перекрашивание сотен
тысяч более обширных комбинаций. В результате
было создано самое длинное из когда-либо существо­
вавших математическое доказательство. Неудиви­
тельно, что Аппелю и Хакену, в дополнение к их ма­
тематическим талантам, пришлось воспользоваться
поддержкой мощного современного компьютера.
В общем для их доказательства понадобилось более
1000 часов обработки данных.

КОМПЬЮТЕРЫ ПРОТИВ МАТЕМАТИКОВ

Со времен прорыва Аппеля и Хакена доказательство


теоремы о четырех красках было немного упроще­
но, но все же недостаточно для того, чтобы можно
было обойтись без компьютера. По-прежнему при­
водит в замешательство тот факт, что такого гигант­
ского доказательства требует вещь, которую умный
взрослый человек поймет после пары минут экспе­
риментов.
Действительно, работа Аппеля и Хакена бросила
вызов самой природе математики. Со времен са­

158
Как раскрасить мир в четыре цвета

мых первых теорем математическое доказательство


было выражением квинтэссенции человеческого
понимания. Доказывая определенный факт, мы по­
казываем, что полностью его понимаем. Доказатель­
ство — это способ сделать это понимание явным,
определенным и понятным другим людям. Работа
Хакена и Аппеля подразумевала передачу некоторой
доли ответственности за доказательство теоремы
компьютеру. Многие математики отнеслись к это­
му напряженно, но пока кто-то не найдет более ла­
коничное доказательство, у нас просто нет выбора
в данном вопросе: приходится доверять компьюте­
рам. Доказательство теоремы четырех красок стало
первым признаком необычного факта: будущее мате­
матики будет неразрывно связано с развитием искус­
ственного интеллекта.
Г Л А В А 1 7

КАК БЫТЬ ОДНОВРЕМЕННО


ЖИВЫМ И МЕРТВЫМ

• Появление квантовой теории


Фотоны и эксперимент с двумя щелями
• Квантовая теория и корпускулярно-волновой
дуализм
• Сказка о коте Эрвина Шредингера

Один из самых известных научных экспериментов —


эксперимент с двумя щелями, который в 1801 году
впервые провел Томас Юнг. Он пытался найти ответ
на один из актуальнейших научных вопросов своего
времени: свет приходит в виде волн или частиц?

Ю нг направил свет на проекционны й экран.


Между потоком света и экраном был установлен
экран-ширма с двумя прорезями. Что он ожидал
увидеть на экране? О твет зависел от природы све­
та. Если свет состоит из частиц, то Ю нг должен
был просто увидеть концентрацию света позади
каждой щели, а между ними темную область, что
довольно просто представить. Но если свет рас­
пространяется в виде волн, он должен был увидеть
что-то еще, так как волны будут взаимодейство­
вать друг с другом. Данный процесс хорош о иллю­
стрируют волны воды. Представьте, что на одной
стороне бассейна находится ребенок, держится
за поручни и бьет по воде ногами. Из-за движений

160
Как быть одновременно живым и мертвым

ног ребенка поперек бассейна проходит гладкая


волна, поверхность воды при этом поднимает­
ся и опускается с постоянным периодом. Однако
если в то же время на противоположном краю бас­
сейна другой ребенок начнет производить такие
же действия ногами, то движение воды усложня­
ется. Две волны будут усиливать друг друга, в не­
которы х точках образуя высокие пики и глубокие
впадины, а в других местах компенсируя друг друга
с образованием ровной поверхности воды. Полу­
чивш аяся в результате схема называется картиной
интерференции.
Когда Юнг провел эксперимент с двумя щелями,
он увидел два основных скопления света за каждой
щелью, а между ними появился рисунок из полос,
чередующихся между темными и светлыми участ­
ками. Данное явление напрямую указывало на ин­
терф еренцию волн света. Лучи света проходили
через две щели и усиливали друг друга в светлых
пятнах, ослабляя друг друга в темных.

161
Глава 17

ПОЯВЛЕНИЕ КВАНТОВОЙ ТЕОРИИ

Спустя 100 лет после того, как споры о корпуску­


лярно-волновой природе света стихли и Юнг раз­
веял все сомнения в пользу волн, на самом деле все
только начиналось. В начале XX века Макс Планк
и Альберт Эйнштейн обнаружили свидетельства
совсем другого рода. Когда свет падает на кусочек
металла, из него выделяются крошечные частицы,
называемые электронами, словно их выбивают лучи
поступающего света. Загвоздка заключается в том,
что если свет представляет собой волну, то скорость
выделяющихся электронов должна зависеть от энер­
гии света, то есть его интенсивности. Чем интенсив­
нее свет, тем быстрее должны выходить электроны,
точно так же воздушный шар будет лететь быстрее
при сильном ветре, чем при слабом ветерке.
Но в действительности этого не произошло. Вместо
этого большая интенсивность света спровоциро­
вала выделение большего числа электронов, но все
они имели одинаковую скорость. Это необычное на­
блюдение получило название фотоэлектрического эф­
фекта. Объяснение этому парадоксу нашел Альберт
Эйнштейн, напомнив о старой теории частиц света.
Он предположил, что электроны выделялись благо­
даря воздействию отдельных «квантов» света, каж­
дый из которых содержал одинаковое количество
энергии. Позже эти частицы получили название фо­
тонов.

ЭКСПЕРИМЕНТ С ДВУМЯ ЩЕЛЯМИ


(ПОВТОРНО ПРОВЕДЕННЫЙ)
Объяснение Эйнштейном фотоэлектрического эф­
фекта с помощью квантовой теории произвело три­

162
Как быть одновременно живым и мертвым

умф. На самом деле именно эта работа, а не теория


относительности принесла ему Нобелевскую пре­
мию в 1921 году. Однако появился новый вопрос: что
делать с экспериментом Юнга с двумя щелями в рам­
ках новой теории?
Можно было повторить эксперимент, имея в распо­
ряжении более сложное оборудование, чем в свое
время было у Юнга. На этот раз на экран направля­
лась одна частица, а затем проводились наблюдения
за ее поведением. Результат этого эксперимента
стал одним из самых шокирующих в истории нау­
ки. После направления на экран большого количе­
ства частиц постепенно возникла картина. И снова
присутствовали явные признаки интерференции.
Но если частицы поступали по очереди, одна за дру­
гой, то откуда могла появиться интерференция? Раз­
ве это не тот случай, когда каждая частица должна
пройти через одну из щелей без каких либо помех?
По-видимому, нет.
Что удивило еще больше — после закрытия одной
щели интерференционная картина исчезла.
Темные участки снова стали ярче.

163
Глава 17

А БОГ ИГРАЕТ В КОСТИ?

Как мы можем совместить результаты эксперимен­


та с двумя щелями с фотоэлектрическим эффектом?
Кажется, что свет не является на самом деле ни вол­
нами, ни частицами, а является чем-то иным и в за­
висимости от условий может проявлять как свойства
частиц, так и свойства волн.
Корпускулярно-волновой дуализм чрезвычайно сло­
жен для понимания с психологической точки зре­
ния. Ученые обладают набором инструментов, ко­
торые помогают им с этим справиться, и главный
их инструмент — математика. Физики используют
математику, чтобы делать выводы, а затем прове­
ряют эти выводы экспериментально. Иногда наука
может идти вперед и без людей, постоянно недоуме­
вающих, что же все это значит.
К счастью, математическая сторона квантовой ме­
ханики не так сложна для понимания, как ее физи­
ческий аспект, по крайней мере, для ученых. Н епро­
фессионалу по-прежнему придется поломать над
ней голову. Фундаментальная математическая кате­
гория — это волновая функция. Это математическое
описание корпускулярно-волнового дуализма. Обыч­
но она обозначается греческой буквой пси, Т. Вол­
новая функция присваивает каждому участку доступ­
ного пространства число, которое означает вероят­
ность нахождения там частицы. Таким образом, если
в одной точке Т имеет значение 0,5, а в другой 0,001,
то частица, вероятнее всего, будет найдена в первой
точке, а не во второй.
Это явление можно описать с помощью обычной
теории вероятностей, которая существует уже не­
сколько столетий. Тем не менее волновые функции
способны на то, что не в состоянии сделать обычная

164
Как быть одновременно живым и мертвым

теория вероятностей: они, подобно волнам, участву­


ют в интерференции. Чтобы это было возможно,
числа, которые У присваивает точкам простран­
ства, должны быть комплексными числами (см. Как
решить любое уравнение).
Таково современное решение древней загадки
о природе света: она описывается сложной волно­
вой функцией Т. Это спровоцировало появление
неожиданного эффекта неопределенности на самом
фундаментальном уровне реальности. Эйнштейну
это не понравилось, он настаивал на том, что «Бог
не играет в кости».

КАКОВА ТВОЯ ДЛИНА ВОЛНЫ?

Не только свет имеет эти странные свойства, гра­


ничащие между волнами и частицами. Так же, как
Эйнштейн и Планк предположили, что свет может
состоять из частиц, Луи де Бройль сделал предполо­
жение о том, что обычное вещество, которое тра­
диционно рассматривают как состоящее из частиц,
может также обладать свойствами волны. Де Бройль
предложил простое уравнение, с помощью которого
можно понять язык частиц и волн. Если частица име­
ет массу т и перемещается со скоростью v, то длина
h
ее волны будет равна т х у , где h —это так называе­
мая постоянная Планка со значением, примерно рав­
ным 6,6 х 10“34 (то есть 0,000... 00066, в общей слож­
ности число содержит 34 нуля). Это значение на­
столько мало, что волновая природа вещества оста­
ется незаметной для нас. Тем не менее для проверки
были проведены эксперименты, и не в последнюю
очередь —эксперимент с двумя щелями с использо­

165
Глава 17

ванием частиц вещества, в результате которого были


получены точно такие же интерференционные кар­
тины.

КВАНТОВАЯ ВСЕЛЕННАЯ

Волновая функция Y может описать любую частицу


вещества или света (фотон). Более сложные волно­
вые функции также описывают большие квантовые
системы, состоящие из множества взаимодействую­
щих частиц. В принципе нет причин, почему то же
самое нельзя было бы сказать о всей Вселенной.
И традиционные волны, и частицы движутся и изме­
няются с течением времени, а специальные разделы
классической физики занимаются изучением этих
изменений. Аналогичным образом волновая функ­
ция ЧК тоже может меняться со временем. Данное
утверждение отражено в основном уравнении кван­
товой механики:

Это уравнение было составлено в 1926 году Эрвином


Ш редингером и принесло ему Нобелевскую пре­
мию. После этого открытия математика квантовой
механики начала свое развитие. Чтобы понять, как
устроена квантовая система в определенный мо­
мент, математики должны найти ее волновую функ­
цию в этот момент времени. Чтобы сделать это,
нужно решить уравнение Ш редингера. Хорошо, что
можно отбросить философскую сторону квантовой
механики, и все, что нужно сделать, — это решить
уравнение. А с этим, как известно, математики хоро­
шо справляются.

166
Как быть одновременно живым и мертвым

КВАНТОВЫЕ ПРЯТКИ

Физики, изучающие квантовую механику, обычно


рассматривают частицы как нечто распределенное
по огромным объемам пространства, а представле­
ние об их распространении можно получить с помо­
щью волновой функции Ч*. Кроме того, в функции
содержится информация о вероятности нахожде­
ния частицы в любом определенном месте. Предпо­
ложим, что вероятность нахождения частицы в ка­
ком-то месте составляет 50%. Я посмотрю, чтобы
проверить, и частица действительно окажется там.
Однако, что странно, теперь вероятность больше
не равна 50%, а составляет все 100%. Посмотрев
на систему, я коренным образом изменил волновую
функцию. Вместо того чтобы быть размазанной
по всей комнате, она оказалась сконцентрирован­
ной в одном месте.
Данный процесс называется коллапсом волновой
функции. Замешательство вызывает тот факт, что,
кажется, кое-что происходит, только когда кто-то
или что-то наблюдает за системой. Это называется
парадоксом измерения. То же самое произошло во вре­
мя эксперимента с двумя щелями: частица была вы­
пущена из источника и стала распространяться,
проходя через обе щели и вступая в интерференцию
по другую сторону ширмы. Затем кто-то посмотрел
на экран, и волновая функция рухнула, показывая,
что частица находится где-то в другом месте.

КОТ ЖИВОЙ И МЕРТВЫЙ

Предсказания квантовой теории, несомненно, сби­


вают с толку. По крайней мере, мы можем утешить

167
Глава 17

себя тем, что они затрагивают область крошечных


частиц и вряд ли когда-нибудь повлияют на нашу по­
вседневную жизнь. Или не можем.
Несмотря на то что Эрвин Ш редингер был од­
ним из главных создателей квантовой теории, его
не удовлетворяли результаты его работы. Например,
он разработал мысленный эксперимент, который
показал, как квантовые явления могут перенестись
из мира частиц на более крупные объекты, более
того, в них могут участвовать даже живые существа.
Представьте себе кота, которого на один час остави­
ли в коробке (это мысленный эксперимент, ни один
реальный кот не пострадал!). Стены коробки очень
толстые, поэтому никто снаружи не может увидеть
или услышать, что происходит внутри. Кроме кота,
в коробке находится то, что Ш редингер назвал «дья­
вольским устройством», которое на самом деле до­
стойно современного фильма ужасов. Оно состоит
из небольшого количества радиоактивного веще­
ства, подключенного к счетчику Гейгера; он сработа­
ет, если обнаружит, что хотя бы один атом вещества
распался. Счетчик Гейгера, в свою очередь, подсое­
динен к молотку, который расположен над стеклян­
ным пузырьком с ядовитым газом. Если это счетчик
включится, молоток упадет, разобьет пузырек и вы­
пустит газ, и кот умрет. Количество радиоактивного
вещества тщательно взвешено, и существует 50% ве­
роятность того, что это произойдет в течение часа.
Отдельные атомы радиоактивного вещества — это
квантовые единицы, и поэтому в течение часа они
находятся в неопределенном распавшемся/нерас-
павшемся состоянии.
В результате счетчик Гейгера будет в квантовом
включенном/вьпслюченном состоянии, молоток
в квантовом упавш ем/не упавшем положении, пу­

168
Как быть одновременно живым и мертвым

зырек в квантовом целом/разбитом состоянии, газ


в квантовом выпущенном/невыпущенном состоя­
нии и, следовательно, кот в квантовом живом/мерт-
вом состоянии. Так может продолжаться до тех пор,
пока кто-нибудь не откроет коробку, чтобы посмо­
треть, что происходит внутри; таким образом, будет
разрушена волновая функция всей системы. Только
после этого несчастный кот будет находиться в тра­
диционном состоянии и либо выйдет из коробки жи­
вой и здоровый, либо будет мертв.
Ш редингер считал это заключение «нелепым». Как
и Альберт Эйнштейн, он был убежден, что кванто­
вая механика не завершена. Впоследствии будут об­
наружены некоторые новые факты, проливающие
свет на существующие пределы квантовых явлений.
Тем не менее спустя 75 лет после мысленного экспе­
римента Ш редингера с несчастным котом никто так
и не обнаружил изъянов в его аргументации, и пока
остается неизвестным, как разрешить эту странную
задачу.
Г Л А В А 1 8

КАК ПОСТРОИТЬ НЕВОЗМОЖНЫЙ


ТРЕУГОЛЬНИК

♦ Аксиоматический подход к Элементам


Евклида
• Постулат о параллельных
Открытие неевклидовой геометрии
Гиперболическая и сферическая геометрия

Примерно в 300 г. до н. э. Евклид Александрийский


написал одну из самых важных книг всех времен.
Эле м е нты , в которых на самом деле содержится вся
математическая мудрость древнего мира. После
перевода на арабский язык в 800 г. н. э. Э ле м е н ты
трансформировали исламскую математику. Оттуда
книга вернулась в Европу, где в 1120 году была пере­
ведена на латинский язык. Она занимала централь­
ное место во времена возрождения науки, вдохнов­
ляя величайших ученых того времени, в том числе
Галилея и Ньютона. Всего было издано более тысячи
экземпляров Э ле м е н то в — больше, чем любой дру­
гой книги, за исключением Библии. Книга по всему
миру оставалась главным учебником на протяже­
нии более 2000 лет.

Элементы —не полностью творение Евклида. Он объ­


единил свои идеи с чужими, чтобы создать полное
руководство по математике. Книга, помимо всего
прочего, содержит важные сведения о простых чис­
лах, но большая ее часть посвящена геометрии. Даже
сегодня теоремы о кругах и треугольниках, которые

170
Как построить невозможный треугольник

преподают детям в школах по всему миру, в сущно­


сти, не менялись со времен Евклида.

НАЧАТЬ С САМОГО НАЧАЛА

Книга Элементы важна не только благодаря содер­


жащимся в ней теоремам. Принцип, по которому
составлена книга, внес еще более значительный
вклад в математику. Евклид понял, что математиче­
ские факты и теоремы не появляются сами собой,
но должны быть получены из более простых резуль­
татов. Поэтому он собрал в книге результаты, распо­
ложив сначала простые, а затем сложные. Сначала
он доказал основные факты о линиях и углах, затем
принялся за более сложные объекты —круги и треу­
гольники и в заключение составил классификацию
Платоновых тел (см. Как чувствовать себя как дома
в пяти измерениях).
Однако даже простейшие результаты не появляются
из воздуха. Евклид начал с того, что записал свои пер­
воначальные предположения, или аксиомы, на ко­
торые опирались все результаты, содержащиеся
в книге. Этот принцип имел неоценимое значение
для истории математики.

ЕВКЛИД УСТАНАВЛИВАЕТ ОСНОВЫ

Основная цель Евклида заключалась в изучении пла­


ниметрии: конфигураций точек, линий и окружно­
стей на листе бумаги. Поэтому он начал с пяти фун­
даментальных предположений, известных как посту­
латы Евклида:


Глава 18

1. Любые две точки могут быть соединены с помо­


щью прямой линии.

2. Любой отрезок прямой линии можно бесконечно


продолжать в любом направлении.

3. Имея любую точку, можно нарисовать окружность,


используя данную точку как центр. Окружность
может иметь радиус любой длины.

4. Любые два прямых угла равны.

5. Ч ерез точку, не лежащую на данной прямой, мож­


но провести только одну линию, параллельную
данной.

На самом деле пятый постулат Евклида, известный


как аксиома параллельности, здесь приводится не так,
как сказано у Евклида. Его формулировка была более
громоздкой, хотя, в принципе, эквивалентной при­
веденному выше определению. Его стремление най­
ти лучшую формулировку стало первым этапом в не-

172
Как построить невозможный треугольник

обычной и противоречивой истории становления


этого закона. Евклид пытался обойтись и вовсе без
него и откладывал момент, когда он понадобится,
как можно дольше. Но, когда ему пришлось доказы­
вать теорему, известную сегодня всем школьникам,
он понял, что первые четыре постулата ему в этом
не помогут. Ему стала необходима аксиома парал­
лельности.
В результате появилась теорема о соответственных
углах. Согласно ей, если пару параллельных линий
пересекает третья линия, то образовавшиеся на двух
параллельных прямых углы всегда будут равны.

ДВЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ЛИНИЙ

Трудно понять, почему аксиома параллельности Ев­


клида вызывала горячие дискуссии на протяжении
нескольких тысяч лет. С одной стороны, это очень
простое предложение. Небольшого эксперимента
с ручкой и бумагой будет достаточно для того, что­
бы убедить кого-либо в его истинности. Чтобы по­
нимать возникшее противоречие, нам нужно вспом­
нить цель аксиоматического подхода Евклида. Пред­
назначение постулатов заключалось в том, чтобы
обеспечить поддержку всех последующих теорем.
Вопрос заключался в следующем: нужны ли для до­
казательства теорем все пять аксиом или этот набор
избыточен? Пристальному вниманию подвергся
именно пятый постулат.
Многие пришли к убеждению, что аксиома парал­
лельности не является необходимой, что она была
автоматическим следствием остальных четырех.
Этот вопрос занимал многих выдающихся мыслите-

173
Глава 18

лей —начиная с Птолемея, жившего в Александрии


во II веке, до Омара Хайяма в Персии XI века и Адри­
ена Мари-Лежандра во Франции XIX века. За все эти
годы появились ложные доказательства того, что
пятый постулат можно вывести из первых четырех.
Некоторые из них даже были признаны как оконча­
тельные, пока, в конце концов, не была обнаружена
ошибка.

КАК ДОКАЗАТЬ ОБРАТНОЕ?


ПОСТРОЙТЕ НОВЫЙ МИР

Пока одни математики полагали, что доказательство


аксиомы параллельности можно построить с по­
мощью первых четырех постулатов, другие с ними
не соглашались. Они считали, что Евклид не допу­
стил ошибки и что пятый постулат действительно
логически независим от остальных. Сложность для
таких теоретиков заключалась в следующем: как они
могли продемонстрировать правоту своих предпо­
ложений? Чтобы показать, что аксиома параллель­
ности следует из других аксиом, достаточно было
бы предоставить ее доказательство. Но как можно
доказать отсутствие доказательств?
Ответ был найден в XIX веке, когда несколько мате­
матиков независимо друг от друга нашли решение.
Если они смогли построить новую систему геомет­
рии, которая удовлетворяет первым четырем по­
стулатам Евклида, но не пятому, то это значит, что
он не может быть автоматическим следствием пер­
вых четырех постулатов, а действительно является
независимым. Такая система сама по себе вызыва­
ет большой интерес. Как она выглядит? Конечно,
обычная система точек и прямых линий, изображен­

174
Как построить невозможный треугольник

ных на странице, удовлетворяет аксиоме параллель­


ности, поэтому математикам необходимо смотреть
на мир шире.

В ПОИСКАХ НОВЫХ МИРОВ

Слова могут ввести в заблуждение. На протяжении


веков люди находились в плену своего представле­
ния о «прямых линиях». Требовался переход от при­
вычных нам «прямых линий», так как мы все о них
уже знаем, к поиску новой системы линий, которая
бы соответствовала первым четырем постулатам.
Это будут «прямые линии» новой геометрии, каки­
ми бы они ни казались на взгляд человека. Наконец
прорыв был совершен. При этом произвели его сра­
зу несколько математиков — Карл Фридрих Гаусс,
Николай Лобачевский и Янош Бойяи.
Система, которую они открыли, называется гипер­
болической геометрией. Существует несколько различ­
ных способов построить наглядную модель нового
пространства, наиболее популярный из которых
в 1868 году описал Эудженио Бельтрами. В его ос­
нове лежит обычный круг, который играет роль
всей плоскости. «Прямые линии» теперь —это дуги
окружностей, которые пересекают круг, но только
те из них, что касаются края под прямым углом. Так­
же к ним относятся диаметры, проходящие прямо
через весь круг.
Такое построение удовлетворяет первому постулату
Евклида, но что насчет второго? «Прямую линию»
нельзя продолжить за пределами диска, не говоря
уже о бесконечном продлении, поэтому, похоже,
попытка не удалась. Ответ заключается в том, что
понятие расстояния в данной ситуации изменилось.

175
Глава 18

Расстояние, которое мы рассматриваем здесь, —


не обычное евклидово расстояние, а новое гипер­
болическое расстояние. Считается, что граница
круга находится бесконечно далеко от любой точки
внутри него: как бы долго вы ни двигались в ее на­
правлении, она всегда будет оставаться на горизон­
те. Если заглянуть в нее снаружи, может показаться,
что по мере приближения к краю пространство су­
жается. Если рассматривать расстояние с этой точки
зрения, то постулаты 2 и 3 верны.
Хотя понятие расстояния изменилось, понятие
угла сохранилось в привычном нам виде. Поэтому
четвертый постулат также верен. Однако пятый
постулат далек от истины. Если мы имеем «прямую
линию» и точку внутри круга, но не на линии, то су­
ществует бесконечно много «прямых линий», ко­
торые проходят через эту точку, но никогда не пе­
ресекут начальную линию, и, следовательно, они
параллельны ей. Странная новая вселенная Бойяи
наконец решила вопрос со статусом аксиомы парал­
лельности: она логически независима от остальных
постулатов.

176
Как построить невозможный треугольник

ФОРМА ЗЕМЛИ И ВСЕЛЕННОЙ

Если все эти перипетии с аксиомами и странной но­


вой геометрией кажутся вам не более чем загадоч­
ным явлением, подумайте еще раз. С момента своего
открытия гиперболическая геометрия стала играть
ключевую роль в современной науке, сравнимую
с ролью ее двоюродной сестры, евклидовой геомет­
рии. Ведь если задуматься, что указывает на то, что
Вселенная, в которой мы живем, —евклидова? Гаусс
предполагал, что это может быть не так, и благодаря
появившейся позже теории относительности Аль­
берта Эйнштейна мы знаем, что геометрия нашего
мира неевклидова (см. Как замедлить время).
Открытие гиперболической геометрии установило,
что неевклидовы геометрии могут существовать. Во­
прос: какими еще могут быть неевклидовы геомет­
рии, кроме гиперболической? Ответ —еще один ва­
риант прямо у нас под ногами.
«Прямую линию» можно определить как кратчай­
ший путь между двумя точками. В обычном евкли­
довом пространстве это определение совпадает
с обычным понятием прямой линии. В гиперболиче­
ском пространстве в результате получатся изогнутые
дуги, пересекающие круг.
Но что же происходит на планете Земля? Если рас­
сматривать две точки сферы, то кратчайший путь
между ними —это прямой туннель. Но если мы хотим
оставаться на поверхности, ответ будет —дуга большо­
го круга. Большой круг — это на самом деле не круг,
а окружность, а именно — окружность, разделяю­
щая сферу на два равных полушария, но название
«большой круг» уже закрепилось в языке. Большой
круг —это действительно самая большая окружность
на сфере, отсюда и название.

177
Глава 18

Как же быть с аксиомой параллельности, учитывая


новое понятие прямой линии? В евклидовой геомет­
рии, если рассмотреть прямую линию и точку за ее
пределами, только одна прямая, проходящая через
эту точку, будет параллельна первой линии. (Это
и есть аксиома параллельности.) На гиперболиче­
ском круге существует бесконечно много «прямых»,
проходящих через точку, и все они параллельны
первой линии. Но в сферической геометрии все будет
происходить совсем по-другому. Любые две «прямые
линии» (то есть большие круги), в конечном счете
встретятся.

ТРОИЦА ГЕОМЕТРИЙ

Почему за все те годы, пока ученые исследовали ак­


сиому параллельности, никто из них не заметил, что
наша планета не является евклидовой? Ответ кроет-
ся в том, что третий постулат Евклида в его обычном
виде неприменим на сфере, так как большие кру­
ги — окружности максимального радиуса, которые
мы можем на ней нарисовать. Только в XIX веке уче­
ные наконец осознали необходимость обновить по­
стулаты Евклида, чтобы те смогли стать основой ма­
тематики в современном ее виде. Как следствие, се­
годня нам известны совершенно различные формы
геометрии: гиперболическая, евклидова и сфери­
ческая. Сегодня математикам это не кажется таким
странным, как казалось в начале. В любых условиях
предметом рассмотрения остаются обычные вопро­
сы геометрии — например, как ведут себя треуголь­
ники. Каждый школьник знает, что в евклидовой
геометрии углы в любом треугольнике в сумме дают
180°. В гиперболической геометрии их сумма будет

178
Как построить невозможный треугольник

меньше, из-за чего треугольники кажутся «вогнуты­


ми». В сферической геометрии, однако, углы в сумме
образуют больше 180° и кажутся «выпуклыми». Дей­
ствительно, в сферической геометрии мы можем
нарисовать треугольники, которые содержат три
прямых угла. На планете Земля углы такого треуголь­
ника будут находиться в Габоне в Западной Африке
и на Суматре в Индонезии (оба на 13° и 103° экватора
соответственно), а также на Северном полюсе.
I

Г Л А В А 19

КАК РАСПУТАТЬ ВАШУ ДНК

• Теория узлов
• Узловые столбцы и классификации
• Левосторонние и правосторонние узлы
• Многочлены и постоянные

В конце XIX века в физике был один фундаменталь­


ный вопрос, не дававший людям покоя, — атом. Как
же выглядит этот крошечный кусочек материи? В то
время бытовала известная теория эфира — всеоб­
щей субстанции, находящейся везде и проникаю­
щей во все.

У физика и математика Лорда Кельвина родилась


оригинальная мысль о том, как материя рождается
из эфира. По словам Кельвина, атомы —это мельчай­
шие водовороты в эфире, связанные в петли.
Лорд Кельвин сделал ряд важных открытий в обла­
сти математики и физики (см., к примеру, Как по­
строить идеальный улей), однако, объективно говоря,
теория вихревых атомов не была его высшим дости­
жением. Вскоре после этого теорию эфира постигла
несчастливая участь, и в последующем веке атом уже
более точно был описан такими учеными, как Эр­
нест Резерфорд и Нильс Бор.
Несмотря на свою ошибочность, след теории вихре­
вых атомов Кельвина прослеживается в науке и по
сей день. В его модели, для того чтобы различить два
элемента, необходимо было различить соответству­

180
Как распутать вашу ДНК

ющие им узлы. Так узлы вновь заняли важное место


в науке. Разрешить же вопрос о том, каким образом
их можно различить, оказалось на удивление трудно.
Тут, отчасти реабилитируя Кельвина, история дела­
ет крутой поворот — этот вопрос оказался одним
из важнейших в квантовой физике.

НИКАКИХ НЕДОСКАЗАННОСТЕЙ

Математический узел —такой же, как кусок обычной


веревки, завязанной узлом, с одной лишь разницей:
после того, как узел завязан, концы скрепляются
между собой, образуя таким петлю. (Это можно лег­
ко смоделировать дома при помощи удлинителя, со­
единив его концы между собой после завязывания
узла.)
Теория узлов является частью математического раз­
дела, которы й носит название топологии (см. Как
обнаружить все дыры во вселенной). Точная геометри­
ческая форма — это совсем не то, что имеет здесь
значение. Если петлю сжать или вытянуть, изо­
гнуть, завязать еще раз —сделать что угодно, но не
разрезать и не склеивать —для тополога это будет
все то же. Однако в таком случае возникает слож­
ность: после всех этих манипуляций узел может
выглядеть совершенно по-другому. Поэтому, когда
перед нами два узла, совсем неочевидно, разные
ли это узлы с точки зрения топологии. Основная
цель теории узлов —найти подход, который бы вся­
кий раз давал ответ на этот вопрос с абсолютной
точностью. Выяснилось, что это исключитель­
но сложный вопрос, проникающий в самое серд­
це трехмерного пространства, в котором мы все
живем.

181
Глава 19

Простейшим из всех узлов является «тривиальный


узел». Он представляет собой всего лишь замкну­
тую веревку без узлов. По крайней мере, обычно
он выглядит именно так, но даже тривиальный узел
иногда принимает такие формы, в которых он мо­
жет казаться абсолютно заузленным. Хотя, конечно
же, это всего лишь иллюзия.

В подобном случае, когда перед нами запутанный


клубок, мы могли бы попробовать определить, что
же это такое —заузленный или все-таки хорошо за­
маскированный тривиальный узел. Это так называ­
емая проблема тривиального узла, которая является
и простейшим вариантом более общего вопроса: как
нам узнать, одинаковы ли на самом деле два данных
нам узла или нет?

ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА ТЕОРИИ УЗЛОВ

В середине XIX века труды Лорда Кельвина пробу­


дили первую волну интереса к теории узлов. В паре
с Питером Тейтом он принялся составлять списки
узлов, используя изображение узла на плоскости.
Перекресток —это место, где участки веревки пере­

182
Как распутать вашу ДНК

крещиваются друг с другом, линии на изображении


узла при этом пересекаются. Все узлы с одним или
двумя перекрестками можно развязать и получить
тривиальный узел. Таким образом, первый нетриви­
альный узел —тот, что имеет три перекрестка, или
по-другому — трилистник. Далее идет узел восьмер­
ка - единственный, в котором четыре перекрестка.
Но тех, что с пятью, —уже два, с шестью —три, с се­
мью — семь, а с восемью —двадцать один. По мере
увеличения числа перекрестков количество узлов
начинает расти очень быстро.
В последние десять лет XIX века небольшой коман­
де Тейта, включающей передовых исследователей
данной теории, удалось составить список всех уз­
лов, в которы х число перекрестков доходит до 10.
В нем было 250 различных узлов. Вообще-то. в та­
блицах их оказалось 251, но один по ошибке по­
считали дважды. Два узла с 10 перекрестками, ко-

183
Глава 19

торы е они обозначили как 10ш и Ю162, в итоге ока­


зались одинаковыми, хотя обнаружили это лишь
в 1974 году, когда К еннет П ерко, один из исследо-
вателей-любителей, увидел эту ошибку. То, что экс­
перты не замечали этого в течение почти целого
столетия, говорит о том, насколько все-таки слож­
но отличить эти узлы друг от друга.
Эти первые таблицы стали основой теории узлов
и были значительно усоверш енствованы лишь
с помощью компью теров, появивш ихся в конце
XX века.
В 1998 году Хост, Тистлвейт и Викс опубликовали ра­
боту под названием «Первые 1 701 936 узлов», в кото­
рой полностью классифицировали все узлы, число
перекрестков в которых достигает 16.

ПОЛИНОМ ДЖОНСА

В 1984 году Воган Джонс, занимаясь исследования­


ми в совершенно другом разделе математики, сделал
неожиданный прорыв в анализе математических
узлов. В его работе крылся совсем новый способ
их различения.
Начинать следовало с расчета некоторого числа, со­
ответствующего узлу, — оно было названо числом за-
крученности. Это делается следующим образом. Есть
два направления, в которых можно двигаться вдоль
веревки, чтобы обойти весь узел. Выберем одно
из них и обозначим его стрелками. Теперь ключе­
выми точками на диаграмме являются перекрестки.
Каждый такой перекресток мы обозначаем либо чис­
лом +1 либо -1, по правилу, изображенному на рисун­
ке. Затем мы суммируем все эти числа, чтобы полу­
чить число закрученности данного узла. Утверждение,

184
Как распутать вашу ДНК

что такое число является уникальным для каждого


конкретного узла, было бы совсем недалеко от истины,
но, конечно же, всегда можно добавить лишний ви­
ток, изменяя тем самым число закрученности. Одна­
ко это единственный способ его изменить.
Полином Джонса по сути является способом испра­
вить это —при небольшой помощи алгебры.. Начав
с узла, подобного трилистнику (см. рисунок ниже),
Джонс обнаружил, каким образом его можно запи­
сать в виде алгебраического выражения —в данном
случае х + я3- х4. В итоге перед нами действительно
полезное свойство: независимо от того, сколько раз
узел закручивается перед окончательным подсче­
том, в результате получится один и тот же полином.
Это именно то, что нужно всем исследователям тео­
рии узлов: если вы начнете рассматривать два узла
и получите в итоге два разных полинома (скажем,
в первом случае х + х3- х4, а во втором х2 - х + 1 -
- хг1+ лг2), то вы можете быть абсолютно уверены, что
эти два узла кардинально отличаются друг от друга.
И, сколько ни крути, из одного другой не получится.
Эта идея была не нова. Похожий подход был раз­
работан Джеймсом Александером в 1923 году. Од­
нако полином Джонса по нескольким параметрам

185
Глава 19

превосходил полином Александера. Это и в самом


деле был первый крупный теоретический прорыв
за 60 лет.

ВЛЕВО-ВПРАВО

Начнем с такого узла, как трилистник. Предполо­


жим, что сейчас мы возьмем его зеркальное отобра­
жение. Оно не считается растягиванием ни вперед,
ни в стороны. Тогда возникает вопрос: а является
ли отражение новым узлом или же он абсолютно та­
кой же, как исходный узел? Безусловно, он выглядит
иначе, но возможно ли растянуть один из них так,
чтобы он принял форму другого? В данном случае
ответом будет «нет», что нам покажет небольшой
эксперимент. Однако если мы начнем с узла восьмер­
ка (изображенного с обратной стороны), на этот
раз зеркальное отображение будет идентичным ис-

186
Как распутать вашу ДНК

ходному, хотя это и не сразу становится очевидным.


Подобные узлы называются ахиральными. Полином
Джонса впервые дал возможность решать, является
ли узел хиральным, как трилистник (имеется в виду,
что есть два варианта данного узла —левосторонний
и правосторонний), или же ахиральным, как узел
«восьмерка», где оба варианта идентичны. Хираль­
ность — важное химическое свойство. Некоторые
молекулы бывают левосторонними, а другие пра­
восторонними. У каждого вида свои свойства, не­
много отличающиеся друг от друга.

УЗЛЫ Ж ИЗНИ И СМЕРТИ

В естественном мире узлы встречаются во многих


местах. И одно такое место внутри вас самих. В ка­
ждой клетке человеческого тела содержится большое
количество ДНК —молекул, хранящих информацию
для программирования организма. Молекула ДНК,
как в 1953 году обнаружили Джеймс Уотсон и Френ­
сис Крик, имеет форму двойной спирали (штопора).
Ядро каждой клетки содержит около трех метров
ДНК, длинные нити которой свободно перемеща­
ются внутри. Любой, кто хоть раз открывал коробку
с проводами, подтвердит, что в подобной ситуации
нити имеют тенденцию ужасно переплетаться меж­
ду собой. Как Ричард Дейблер со своими коллегами
обнаружил в 2007 году, это палка о двух концах. Узлы
вредны: ДНК, завязанная в узел, обычно ведет к ги­
бели всей клетки, но в то же время узлы в ДНК еще
и ведут к генетической мутации, двигателю эволю­
ции.
Чтобы противостоять тенденции ДНК к образова­
нию узлов, каждая клетка содержит целую армию

187
Глава 19

энзимов, воздействующих на ДНК. Помимо того что


эти энзимы выполняют основные функции по вос­
становлению, копированию и передаче генетическо­
го кода во время деления клетки, они также борются
с узлами, осторожно развязывая любые запутавшие­
ся части молекулы.
Любая компьютерная программа бесполезна, если
нет компьютера, на котором можно ее использо­
вать. То же самое происходит и с генетическим ко­
дом. Клеточные энзимы формируют первую ступень
механизма, превращающего генетическую информа­
цию в действие. Таким образом, понимание принци­
па их работы — важный вопрос в биохимии. За по­
следние годы математика внесла огромный вклад
в эту работу. Для того чтобы точно определить, что
же именно делают энзимы, ученые решили позво­
лить энзимам воздействовать на замкнутую молекулу
ДНК, а не на нить со свободными концами. После
того как энзим отсоединил часть молекулы и собрал
ДНК заново, получилась замкнутая петля. Изучая
данный узел при помощи полинома Джонса, ученые
смогли сделать вывод о том, какие именно действия
совершил энзим.

ВИХРИ КЕЛЬВИНА:
ПРАВДА, В КОНЦЕ-ТО КОНЦОВ?

Полином Джонса был прорывом: с его помощью


стало возможно сразу же отличить узлы, ранее ка­
завшиеся практически неразличимыми. Особенно
хорошо он помогал определять хиральность. Тем
не менее это все еще было далеко от совершенства.
До сих пор существуют узлы, которые на самом деле
отличаются друг от друга, но у которых совпадает по­

188
Как распутать вашу ДНК

лином Джонса. Работа Джонса вызвала вторую волну


интереса к теории узлов. Так было найдено несколь­
ко способов улучшить его полином. Эти новые, как
их называют, инварианты узла, были способны отли­
чить даже большее число узлов, чем это мог сделать
полином Джонса. Однако в современной математи­
ке поиск совершенного инварианта, способного от­
личить два любых узла, остается крупным проектом,
работа над которым ведется и по сей день.
Поиск более эффективных инвариантов узла совер­
шенно неожиданным образом сошелся с фундамен­
тальными вопросами квантовой физики. Инвариант
Джонса — это относительно простой математиче­
ский объект, так называемый полином, всего лишь
несколько степеней числа х, сложенных вместе. Но­
вые же из них, как, к примеру, гомология Хованова,
открытая в 2000 году, представляют собой значитель­
но более абстрактные и технически трудные инва­
рианты. Они образуются путем рассмотрения поли­
нома Джонса как тени большего по размеру и более
сложного объекта, захватывающего большую часть
информации об узле.
Идея состоит в том, чтобы выстроить более крупный
объект из его тени путем процесса, который назы­
вается категорификацией. Физики шли очень похо­
жими путями. Одна из главных целей современной
физики — воссоединить теорию относительности
Эйнштейна (см. Как замедлить время), описывающую
силу тяжести во Вселенной, с квантовой механикой,
в свою очередь описывающей поведение отдельных
частиц. Возможно, обе они являются отдельными
тенями одной и той же математической модели Все­
ленной? Попытки выстроить подобную модель вер­
нули математике узлов значимость —спустя век после
того, как узловые атомы Кельвина вышли из моды.
Г Л А В А 2 О

КАК ОБНАРУЖИТЬ ВСЕ ДЫРЫ


ВО ВСЕЛЕННОЙ?

Фигуры без дырок


• Двумерные пространства и трехмерные
многообразия
• Гипотеза Пуанкаре
• Доказательство Григория Перельмана

Считать дыры на дороге — занятие, которым, как


мы все себе представляем, должны заниматься
автодорожные инспекторы. Однако именно на этом
строится еще и целая математическая дисципли­
на — топология. Здесь есть один очень важный
вопрос: какие фигуры совсем не имеют дырок? От­
ветом на него была теорема Пуанкаре — триумф
современной математики.

ПОЧЕМУ КВАДРАТ НА САМОМ ДЕЛЕ КРУГ?

Типичный геометрический подход —рассматривать


детали фигур, подобных кругу и треугольнику. Чело­
век, занимающийся геометрией, может проанали­
зировать точное значение изгиба окружности или
вычислить значения углов внутри треугольника. Для
тополога же треугольники, квадраты и круги — это
одно и то же.

190
Как обнаружить все дыры во Вселенной?

Топология, или, как ее еще называют, геометрия


на резиновом листе, занимается свойствами фигур,
на которые не воздействуют никакие растягивания
или изгибы. Так как квадрату можно придать форму
круга, на топологическом языке он будет именно кру­
гом. (Это не имеет ничего общего с древней пробле­
мой квадратуры круга.)
Здесь вы вполне можете возразить, что любой фи­
гуре можно придать форму чего угодно, если хоро­
шенько постараться и поднажать. В топологии, од­
нако, есть два строгих правила. При том, что фигу­
ры можно растягивать и сгибать, их ни в коем случае
нельзя разрезать или склеивать. То есть, к примеру,
цифру «8» невозможно превратить в «О», потому что
резать запрещено. Аналогично этому буква «j» никог­
да не примет форму буквы «s», потому что мы не име­
ем права склеить две части.

ЗЕМЛЯ ПЛОСКАЯ, КРУГЛАЯ ИЛИ КАК


БУБЛИК — С ДЫРКОЙ ПОСЕРЕДИНЕ?

Одним из величайших научных открытий всех вре­


мен, несомненно, было то, что Земля круглая, а не
плоская. Впервые эту гипотезу выдвинули древне­
греческие мыслители, такие как Пифагор. Оконча­
тельно же она подтвердилась на заре века морских
открытий, в частности, при попытке Христофора
Колумба совершить путешествие к берегам Ост-Ин­
дии.
Сейчас кажется удивительным, что когда-то на этот
счет могли быть сомнения, ведь сфера и плоскость
не имеют ничего общего. Как вообще можно было
перепутать одно с другим? Ответ кроется в том, что

191
Глава 20

они различны, лишь когда мы смотрим на них из­


далека. Если же смотреть на любой участок сферы,
стоя на ровной поверхности, он будет выглядеть точ­
но так же, как участок плоскости.
Вот определение того, что математики называют
поверхностью: это двухмерный объект, любая доста­
точно малая часть которого выглядит как плоскость.
Сфера —как раз один из подобных примеров, но дале­
ко не единственный: сюда же относится и тор в фор­
ме бублика или двойной тор с двумя дырками. Только
лишь после того, как были составлены подробные
карты Земли, появилась уверенность в том, что по­
верхность, на которой мы живем, совсем не такая.
Существуют также и прочие, более причудливые,
варианты, как, например, бутылка Клейна. В ней
участки плоскости прочно скреплены между собой,
но то, что получается в итоге, нельзя изобразить
в трехмерном пространстве без наложений.
Сфера, тор и бутылка Клейна — замкнутые поверх­
ности. Это значит, что каждая из них представляет
собой один объект без краев, но при этом все равно
имеющий конечную площадь (в отличие от неогра-

192
Как обнаружить все дыры во Вселенной?

ниченной плоскости, которая простирается беско­


нечно в любом направлении). Начиная с середины
XIX века математики составили хорошее представ­
ление о всех возможных замкнутых поверхностях.

ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ РЫБАЛКА:
КАК ПОЙМАТЬ ДЫРКУ?

Как определить, есть л и в фигуре дырка? Над этим во­


просом математики XX и XXI века уже долго ломают
голову. Начнем с того, что возьмем сферу и очертим
на ней петлю. Затем, постепенно сужая, мы можем
ее сжать до конца. Если же попытаться проделать
то же самое с тором, ничего не выйдет: когда петля
очерчена вокруг дырки, сжать ее до конца невозмож­
но —она обхватит дыру и дальше уже не сожмется.
Таким образом, сжимаемые петли прекрасно подхо­
дят для поиска дырок.
Анри Пуанкаре заметил, что сфера —это единствен­
ная поверхность, на которой петлю можно сжать

193
Глава 20

до конца. На всех других поверхностях есть дырки


разных типов. (Разумеется, на кубе тоже нет дырок.
Но не забывайте, что для тополога куб является сфе­
рой). На заре XX века Пуанкаре вновь обратился
к этому вопросу, увеличив число измерений. Вме­
сто двумерных поверхностей он стал рассматривать
трехмерные объекты, называемые многообразиями.

ВИД ИЗ ЧЕТВЕРТОГО ИЗМЕРЕНИЯ

Одномерное пространство —это прямая линия, бес­


конечно тянущаяся в обоих направлениях. Двумер­
ное пространство — бесконечная плоскость. Трех­
мерное —это то, в котором мы живем (или, как нам
кажется, живем), имея возможность свободно пере­
двигаться влево, вправо, вверх, вниз, вперед и на­
зад. Из этих пространств можно выстроить более
причудливые фигуры. Точно так же, как окружность
походит на линию, свернутую в кольцо, а поверх­
ность составлена из кусочков плоскости, соединен­
ных друг с другом, трехмерное многообразие —это
фигура, составленная из кусочков трехмерного про­
странства.
М ы с вами обитаем в пространстве, которое назы­
вается трехмерным многообразием. Можно пред­
ставить себе, что оно ровное и бесконечно прости­
рается во всех возможных направлениях. Однако
древние сторонники идеи о том, что Земля плоская,
сделали такое же предположение, и нам следовало
бы остерегаться их примера. С математической точ­
ки зрения существует множество ЗБ-многообразий,
форму которых могла бы принимать наша Вселен­
ная. Они искривлены и замкнуты, как сфера или тор.
Стоит признать, что их трудно себе представить,

194
Как обнаружить все дыры во Вселенной?

ведь возможности человеческого ума ограниченны.


Этот вопрос схож с вопросом о кривизне Земли —
она заметна, только когда смотришь издалека. Ана­
логично этому ЗП-многообразие изнутри выглядит
как плоское трехмерное пространство. Чтобы уви­
деть его полную форму, на него нужно смотреть сна­
ружи: из нового —четвертого - измерения.
Это то, что наш мозг от природы представлять просто
не настроен. Тем не менее в математике у нас, к счас­
тью, есть эффективные способы анализа фигур выс­
ших измерений. Для этого нам нет никакой необхо­
димости ломать голову, пытаясь их себе обрисовать.

ГИПЕРСФЕРЫ И ГИПЕРТОРЫ

Многие ЗЭ-многообразия представляют собой весь­


ма странные объекты: аналоги торов и бутылок
Клейна в более высоких измерениях, а некоторые
даже еще более неземные. Однако есть один срав­
нительно незамысловатый объект. Это 31)-сфера —
трехмерный эквивалент обычной двумерной сферы.
Несмотря на то что можно оставить попытки пред­
ставить себе эту фигуру (она искривлена в четвер­
том измерении), по крайне мере мы можем понять
ее структуру. Поставьте точку на листе бумаги. Затем
обозначьте там все места, расположенные на рассто­
янии в 1 см от нее. Фигура, которая вырисовалась
при этом, — окружность. При помощи стратегии,
напоминающей эту, в трехмерном пространстве об­
разуется обычная сфера, которую, опять-таки, опре­
деляют как набор всех точек, находящихся на опре­
деленном расстоянии от центра.
Этот подход применим и ко всем более высоким из­
мерениям. ЗБ-сферу определяют как совокупность

195
Глава 20

всех точек на определенном расстоянии от центра —


в четырехмерном пространстве. В каждом случае то­
пологи допускают, что получившийся результат при­
мет причудливые формы.

МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ДЫРКА В САМОМ СЕРДЦЕ

Разве можно надеяться понять ЗВ-многообразия,


которые мы даже и представить-то себе не в силах?
Стоило бы пойти таким путем: делать выводы о бо­
лее знакомых вещах, в данном случае —двумерных
поверхностях, и обобщать их.
Вопрос, которым задался Анри Пуанкаре в начале
XXстолетия, был следующим: какие ЗБ-многообразия
не содержат дырок? Ученый был убежден, что ответ
должен быть таким же, как и для поверхностей: это­
му критерию соответствуют только сферы. Однако
теперь речь идет уже не о знакомой нам двумерной
сфере, а о ее старшем брате —сфере 3D.
Идея Пуанкаре была некоторым успокоением, неся
в себе мысль о том, что эти многообразия из более
высоких измерений не такие уж странные. Этот че­
ловек был поистине великим математиком: его мне­
ние по целым разделам математики часто цитирова­
ли как истину в последней инстанции. К сожалению,
ни ему, ни его современникам не удалось доказать,
что его догадка была верна. Все еще оставалась ве­
роятность, что найдется какая-нибудь таинственная
новая фигура, отличная от сферы, в которой дырок
не будет.
Гипотеза Пуанкаре — именно под таким названием
она стала известна миру —заняла центральное место
в математической науке. Ее упорное нежелание под­
даваться многим поколениям ученых служило напо­

196
Как обнаружить все дыры во Вселенной?

минанием о нашем бессилии подчинить себе четвер­


тое измерение.

ОБОРОТНИ ГАМИЛЬТОНА

Несмотря на внимание со стороны величайших умов


XX столетия, гипотеза Пуанкаре оставалась нераз­
решенной до начала XXI века. Она стала еще более
заманчивой для исследователей, когда Математиче­
ский институт Клэя выдвинул ее в качестве одной
из проблем тысячелетия. Это означало, что любого,
кому удалось бы ее доказать, ждал бы приз в 1 мил­
лион долларов США. Как оказалось вскоре, решение
было гораздо ближе, чем кто-либо ожидал.
Многое в мире формирует потоки. К примеру, та­
кие три вещи, как вода, тепло и деньги. Подобные
явления ставят трудности перед математиками, ведь
поток трудно описать математически. Несмотря
на то что в мире разработано множество замысло­
ватых подходов, решение этого фундаментального
вопроса и по сей день не сдвигается с места. Учиты­
вая его загадочную природу, никто не ожидал, что
эта проблема каким-либо образом коснется класси­
ческого вопроса о гипотезе Пуанкаре. То есть до тех
пор, пока в 1981 году Ричард Гамильтон не выдвинул
идею о потоках Риччи. Его идея была в том, чтобы
рассматривать кривизну не как нечто фиксирован­
ное, а наоборот, способное изменяться со време­
нем —подобно теплу, которое перетекает из теплого
уголка в более прохладное место.
У Гамильтона была мысль о том, как доказать гипоте­
зу Пуанкаре. Начиная с ЗБ-многообразия, он мог за­
ставить кривизну течь. Тогда, по его убеждению, при
отсутствии в исходном многообразии дырок, она

197
Глава 20

должна в итоге принять форму сферы. Идея была


великолепной, но и препятствия были ей под стать.
Основная трудность заключалась вот в чем: поток
иногда приводил к сингулярностям, когда, например,
от сферы отсоединялась какая-то часть.

СКАЛЬПЕЛЬ В РУКАХ ПЕРЕЛЬМАНА

В 2002 году русский математик Григорий Перельман


объявил об удивительном открытии. Он утверждал,
что, по большому счету, сингулярности не помеха
доказательству. Их скорее можно назвать ключами
к нему. Идея Перельмана была в том, что потокам
нужно позволить течь до тех пор, пока не возникнет
сингулярность. Затем он останавливал поток и при
помощи нового способа, так называемой хирургии,
вырезал площадь вокруг сингулярности. После того,
как это было проделано, удаленная часть приобре­
тала ровную форму, рассматривать которую было
гораздо проще. Оставшуюся часть он вновь приво­
дил в движение. После нескольких подобных «хи­
рургических операций» многообразие разрезалось
на кусочки. Каждый из них, как показал Перельман,
обязательно относится к одному из восьми опреде­
ленных типов.
Все математики Земли тут же пустились тщательно
изучать работу Перельмана. К 2006 году все призна­
ли, что русский ученый доказал не только гипоте­
зу Пуанкаре, но в придачу еще одну. Он полностью
охарактеризовал все возможные варианты любого
3D-многообразия. Существование такого списка
было в деталях предсказано Уильямом Тёрстоном
в 1982 году. Его теорема геометризации уходила далеко
за пределы гипотезы Пуанкаре, и многие математи­

198
Как обнаружить все дыры во Вселенной?

ки просто отчаивались когда-либо найти ее доказа­


тельство.
Затворник Перельман отказался от призовых де­
нег и даже от Филдсовской премии — эквивалента
Нобелевской премии в математике. Тем не менее
его работа, строящаяся на трудах Ричарда Гамильто­
на, а также идущая в русле взглядов Арни Пуанкаре
и Уильяма Тёрстона, означает, что у людей теперь
есть полное право заявить о покорении четвертого
измерения.
Г Л А В А 2 1

КАК ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ


КАК ДОМА В ПЯТИ ИЗМЕРЕНИЯХ

• Правильные многогранники и не только


• Футбол Архимеда
• Кубы, гиперкубы и политопы
• Удивительная простота пятимерного
пространства

Великая пирамида в Гизе имеет квадратное основа­


ние и стороны в форме треугольника. У книги в мяг­
ком переплете шесть сторон, каждая из которых яв­
ляется прямоугольником. У футбольного мяча 12 гра­
ней в форме пятиугольника и еще 20 шестиугольной
формы. Все это в математике называется многогран­
никами: фигуры, в которых прямые края и плоские
поверхности соединены между собой в углах. Их из­
учение — одна из тем в математике, над которой
трудятся с незапамятных времен. Она также стала
источником для прекраснейших из ныне существую­
щих теорем. При перенесении в высшие измерения
причудливые родственники этих многогранников об­
разуют ключ к пониманию структуры измерений, вы­
ходящих за пределы нашего собственного.

Многогранники —это трехмерные двойники много­


угольников, двумерных фигур, таких как треуголь­
ники, прямоугольники и пятиугольники. Наиболее
симметричные из них те, чьи углы равны, а стороны
одной длины. Такие фигуры называются правильны­
ми многоугольниками. Начнем с равностороннего

200
Как чувствовать себя как дома в пяти измерениях

треугольника, в котором все три стороны равны.


Затем идет квадрат, правильный пятиугольник, пра­
вильный шестиугольник и так далее. По большому
счету, в правильном многоугольнике может быть лю­
бое количество сторон, начиная с трех. Когда древ­
ние исследователи геометрии пытались вывести это
в три измерения, обнаружили, что ситуация оказа­
лась сложнее. При рассмотрении лишь начальных
понятий симметрии и правильности фигур появи­
лись чудесные семейства прекрасной формы. Нач­
нем с наиболее известной из всех группы —платоно­
вых тел.

СОВЕРШЕННЫЕ ФОРМЫ

Фигура, обладающая наибольшей симметрией


из всех многогранников, —куб. Что же в нем такого
особенного? Во-первых, каждая из его шести граней
идентична всем остальным. Более того, каждая грань
имеет форму квадрата, который сам по себе чрезвы­
чайно симметричен: это правильный многоуголь­
ник, в котором длины всех сторон равны и все углы
тоже. Греческий философ Платон принял за основу
два этих условия, чтобы полностью рассмотреть все
подобные многогранники. Он доказал то, что сей­
час называется классификацией —наивысший разряд
математических теорем. Работы Платона включают
полный список всех возможных фигур, отвечающих
этим двум критериям: каждая грань — правильный
многоугольник, и все грани идентичны друг другу.
Он доказал, что существует всего лишь пять таких
фигур. А именно:
1. Тетраэдр —у него четыре грани, каждая их кото­
рых имеет форму равностороннего треугольника.

201
Глава 21

Тетраэдр —это пирамида, в основании которой ле­


жит треугольник.
2. Куб —у него шесть квадратных граней, которые
в углах (вершинах) соединяются друг с другом
по три.
3. Октаэдр — он состоит из восьми равносторонних
треугольных граней. (Он напоминает две пирами­
ды, склеенные вдоль основания в форме квадрата.)
4. Додэкаэдр —у него 12 пятиугольных граней.
5. Икосаэдр —его образуют 20 равносторонних тре­
угольников, сходясь в вершинах по пять.
Эти пять Платоновых тел вызывали благоговение
в древнем мире. Они приобрели сакральное значение,
обозначая совершенство и чистоту в области геоме­
трии. Величайшие исследователи геометрии класси­
ческого периода, такие как Пифагор, Евклид, Архи­
мед и другие, посвятили их изучению огромное коли­
чество времени. Сам Платон считал, что эти фигуры
представляли основы реальности, в которой классиче­
ские стихии —земля, воздух, огонь и вода —принима­

202
Как чувствовать себя как дома в пяти измерениях

ют, соответственно, формы куба, октаэдра, тетраэдра


и икосаэдра. Это представление о космологическом
значении Платоновых тел просуществовало достаточ­
но долго, пережив свое возрождение благодаря Ио­
ганну Кеплеру. Мысль сама по себе интересная, но нет
никаких доказательств, что эти фигуры означают для
нашей Вселенной что-то особенное.

ФУТБОЛ АРХИМЕДА
Платоновы тела состоят из правильных многоуголь­
ников: таких фигур, как равносторонние треуголь­
ники, квадраты и правильные пятиугольники. Более
того, в платоновом теле каждая грань идентична
всем остальным.
Чтобы расширить список многогранников, мы мог­
ли бы отбросить второе требование — первое все
равно обеспечивает высокий уровень симметрии.
Таков был подход одного из величайших ученых —
Архимеда Сиракузского.
Определение архимедова тела начинается так
же, как и у Платонова тела, а именно, что все грани
должны быть правильными многоугольниками. От­
личие только в том, что на этот раз им всем совсем
не обязательно быть одного типа. Некоторые грани
могут иметь форму квадрата, другие — форму треу­
гольника, пятиугольника и так далее. Однако у каж­
дой грани все ее стороны равны между собой. Для
сохранения симметрии Архимед ввел еще одно, по­
следнее, требование: для любой пары вершин суще­
ствует симметрия многогранника (см. Как победить
математического монстра), переводящая одну вер­
шину в другую. Из такого достаточно абстрактного
определения Архимед вывел еще 13 новых прекрас­
ных фигур: так называемые архимедовы тела. Как

203
Глава 21

и в случае с Платоновыми телами, это пример клас­


сификации: полный список всех фигур, удовлетворя­
ющих критериям, с той лишь разницей, что на этот
раз одних только 13-ти фигур не вполне достаточно.
Есть также два конечных семейства, которые удов­
летворяют этим требованиям. Начнем с двух оди­
наковых правильных многоугольников, к примеру,
шестиугольников. Если мы соединим их с кольцом,
составленным из квадратов, у нас получится шести­
гранная призма. Если мы вместо этого вынем эти ше­
стиугольники и соединим их с кольцом, составлен­
ным из треугольников, то получим шестигранную
антипризму. Призмы и антипризмы возможны для
любых многоугольников: семиугольников, восьми­
угольников и так далее. Таким образом, их бесчис­
ленное множество.
Первое из архимедовых тел — кубооктаэдр, состо­
ящий из шести квадратов и восьми треугольников.

204
Как чувствовать себя как дома в пяти измерениях

Есть пять архимедовых тел, которые образованы пу­


тем усечения Платоновых тел, а именно при усече­
нии углов. К примеру, в случае усечения куба шесть
квадратов превращаются в восьмиугольники, а на
каждом из восьми углов появляется треугольник.
Одно из наиболее знакомых всем архимедовых тел —
это усеченный икосаэдр, более широко известный
как обычный футбольный мяч. Еще одно архиме­
дово тело самой, пожалуй, сложной формы имеет
ни в чем не уступающее ему по простоте название:
ромбоикосододекаэдр, который состоит из 30 квад­
ратов, 20 шестигранников и 12 десятигранников.

ЧТО УПУСТИЛ ПЛАТОН

Одно из важных понятий геометрии —понятие вы­


пуклости. Идея здесь проста, но это обманчиво. Об­
щий смысл состоит в том, что в выпуклой фигуре
не должно быть никаких частей, которые бы черес­
чур сильно выступали.
Предположим, что перед нами две точки внутри кру­
га. Соединим их при помощи прямой линии. Какие
бы точки вы ни взяли, получившийся отрезок будет
полностью лежать внутри круга. (См. Как организо­
вать идеальный званый ужин). То же самое применимо
к треугольнику или квадрату. А вот если взять фигуру
в форме звезды (пентаграмму) и поставить точки ря­
дом с соседними концами, то получившаяся в резуль­
тате линия выйдет за пределы фигуры.
Это означает, что круг, треугольник или квадрат яв­
ляются выпуклыми фигурами, в то время как пента­
грамма — невыпуклая. Точно такое же определение
подходит и к трехмерным многогранникам. Все пла­

205
Глава 21

тоновы и архимедовы тела —выпуклые. В XVII веке


Иоганн Кеплер определил, что возможно суще­
ствование невыпуклых фигур, которые тоже могли
бы соответствовать определению Платонова тела.
Он обнаружил две новые фигуры, а в 1809 году Луи
Пуансо прибавил к этому списку еще две. Эти четыре
замысловатых тела Кеплера —-Пуансо —невыпуклые
эквиваленты знаменитых Платоновых тел. Об этих
фигурах стоит еще кое-что сказать. Помимо того что
они невыпуклы, края пентаграммы проходят друг че­
рез друга, образуя ложные вершины.

КВАДРАТЫ, КУБЫ И ГИПЕРКУБЫ

Наиболее известное платоново тело —куб —являет­


ся трехмерным эквивалентом двумерного квадрата.
Это легко понять при помощи системы координат.
В случае с квадратом необходимо четко определить
координаты его углов: (0;0), (0;1), (1;0), (1;1).
Таким же образом можно определить координа­
ты восьми вершин куба в трех измерениях (0,0,0),

206
Как чувствовать себя как дома в пяти измерениях

(0,0,1), (0,1,0), (0,1,1), (1,0,0), (1,0,1), (1,1,0), (1,1,1).


Даже не разбираясь в геометрии, здесь легко увидеть
закономерность: координаты углов квадрата пред­
ставлены всеми возможными двойками из единицы
и нуля. В случае с кубом аналогичная история: коор­
динаты всех углов куба состоят из нулей и единиц,
сгруппированных в тройки. Это говорит нам о том,
какое определение можно дать гиперкубу —четырех­
мерному аналогу куба. Это фигура с координатами
углов в точках: (0,0,0,0), (0,0,0,1), (0,0,1,0), (0,0,1,1),
(0,1,0,0), (0,1,0,1), (0,1,1,0), (0,1,1,1), (1,0,0,0),
(1,0,0,1), (1,0,1,0), (1,0,1,1), (1,1,0,0), (1,1,0,1),
(1,1,1,0), (1,1,1,1).
Разумеется, мы не обязаны на этом останавливать­
ся: существуют гиперкубы в пяти, шести, семи,
восьми измерениях и вообще в таком количестве
измерений, в каком мы захотим. Эти фигуры не­
возможно прямо представить, но тем не менее ма­
тематика дает нам возможность их анализировать.
Более того, ясно, что гиперкуб состоит из кубов,
точно так же как куб состоит их квадратов. Здесь на­
прашивается удивительный вопрос: какие же у Пла­
тоновых тел четырехмерные эквиваленты? А вот
какие: так называемые Платоновы многогранники.

ВИДЕНИЕ В ЧЕТЫРЕХ ИЗМЕРЕНИЯХ

В 1852 году Людвиг Ш лефли добился в четырех из­


мерениях того, что Платону удалось сделать в трех.
Он полностью расклассифицировал правильные вы­
пуклые многогранники. Их оказалось шесть:
• пятиячейник (или симплекс), состоящий из пяти
тетраэдров;

207
Глава 21

• гиперкуб, состоящий из восьми кубов;


• ортоплекс, состоящий из 16 тетраэдров;
• октаплекс, состоящий из 24 октаэдров;
• 120-ячейник, состоящий из 120 додекаэдров;
• 600-ячейник, состоящий из 600 тетраэдров.

Пятиячейник, гиперкуб, ортоплекс, 120-ячейник


и 600-ячейник —это все аналоги обычных Платоно­
вых тел. А вот октаплекс —совсем новая фигура, без
трехмерного эквивалента.

ПРОСТРАНСТВО С МИЛЛИОНОМ ИЗМЕРЕНИЙ

А что произойдет, если мы переведем идеи Платона


в еще более высокое измерение? Имея пять Плато­
новых тел в трех измерениях и шесть тел в четырех
измерениях, можно ожидать, что, чем выше изме­
рения, тем сложнее будут становиться фигуры. Как
вообще можно надеяться изучить, к примеру, про­
странство с миллионом измерений?
Некоторые тенденции можно определить. Ясно, что
в любом измерении можно построить гиперкуб, опи­
раясь непосредственно на сочетания чисел в систе­
ме координат. То же самое верно и для октаэдра, чьи
углы расположены в точках (0,0,1), (0,0,—1), (0,1,0),
(0,—1,0), (1,0,0) и (-1,0,0). Его четырехмерный эк­
вивалент — ортоплекс, со своими углами в точках
(0,0,0,1), (0,0,0,-1), (0,0,1,0), (0,0-1,0), (0,1,0,0),
(0,-1,0,0), (1,0,0,0) и (-1,0,0,0).
Разумеется, гиперкуб и ортоплекс будут существо­
вать в каждом измерении. Это относится и к тетра­
эдру, и к симплексу. Равносторонний треугольник
(2-симплекс) образуется при помощи трех точек,

208
Как чувствовать себя как дома в пяти измерениях

находящихся на равном расстоянии друг от друга.


Аналогично этому тетраэдр (3-симплекс) строится
от четырех точек, которые также равноудалены друг
от друга. 5-ячейник (или 4-симплекс) в свою очередь
определяется равноудаленными пятью точками.
Он существует в четырех измерениях. Этот процесс
развивается дальше, образуя все новые симплексы
в более высоких измерениях.
Таким образом, мы имеем три типа фигур, которые
будем наблюдать во всех измерениях: симплекс, ги­
перкуб и ортоплекс. Труднее всего для понимания
те, у которых нет легко различимой структуры, —
фигуры, похожие на додекаэдр и октаплекс. Шлеф-
ли заметил, что, если смотреть на пять измерений
и больше, происходит нечто поистине необычное:
все эти сложные фигуры исчезают. Единственные
оставшиеся Платоновы тела —те три, что мы легко
можем понять.
Это показывает нам то, что оценить могут совсем
немногие. Привычно считать высокие измерения
странными и таинственными областями по сравне­
нию с удобным для нас домом в трехмерном простран­
стве (либо четырехмерном, если включить в него еще
и время). Так вот, с математической точки зрения
всё здесь совсем наоборот. Как раз трехмерные и че­
тырехмерные пространства сложны для понимания.
В более высоких измерениях эти трудности исчезают,
а геометрия функционирует гораздо точнее. К при­
меру, в трех измерениях одним из наиболее сложных
вопросов в геометрии является анализ различных
способов, при помощи которых можно завязать уз­
лом веревочную петлю (см. Как распутать вашу ДНК).
Поставив же данный вопрос для более высоких изме­
рений, получаем тривиальный ответ: любую веревку
можно по умолчанию развязать.
Г Л А В А 2 2

КАК РАЗРАБОТАТЬ
ИДЕАЛЬНЫЙ ШАБЛОН

• 17 шаблонных рисунков для обоев


• Симметрии — перенос, вращения,
отражения и скольжения
• Кристаллы и кристаллография
• Былые мастера симметрии

Согласно Жоржу Полый, в любой истории суще­


ствует лишь 36 возможных вариантов развития
сюжета. Как такое может быть? Легко представить
себе бесконечные новые истории об обездоленных
пчеловодах, застрявших в дорожных пробках, или
тоскующих по дому путешественниках во времени,
находящих утешение в виртуальной реальности, —
число возможных сценариев, героев и сюжетных ли­
ний явно бесконечно.

Польти же имеет в виду вот что: если отбросить все


внешние детали, связанные с героями, временем
и местом действия, и сконцентрироваться на лежа­
щей в основе драматический ситуации, сюжетов
в итоге останется всего 36. Один из них подразумева­
ет, что кто-то мстит за ранее совершенно! преступле­
ние (как в «Джеймсе Бонде» и «Лицензии на убий­
ство»), другой — когда кто-то влюбляется в своего
врага (как в «Ромео и Джульетте»). Если Польти
прав, то его анализ должен возникать на определен­
ном уровне абстракции, в соответствии с которым

210
Как разработать идеальный шаблон

некоторые истории расцениваются как «по сути оди­


наковые». Конечно, люди до скончания дней будут
спорить, прав он в своей работе или нет, потому что
у литературных теоретиков нет доступа к прелестям
математических доказательств. Если все так, как
утверждает Полти, то его работа тянет на то, что
математики назвали бы классификацией сюжетных
линий.
В 1891 году Евграф Федоров вывел очень похожее
доказательство, только для шаблонов, похожих
на те, что мы видим на обоях (дома в квартире или
на компьютере), коврах, тканях, из которых шьется
одежда, на мозаиках Древнего Рима и стран ислам­
ского мира, да и, что уж говорить, много где еще.
Конечно, на любых из перечисленных предметов
мы можем увидеть колибри, военные корабли, все­
возможные абстрактные изображения и так далее.
Бессмысленно пытаться составить полный список.
Однако Федоров показал, что если отбросить все
внешние детали, то останется всего лишь 17 воз­
можных базовых структур, на которых строится
любой шаблон. Сейчас они известны под названием
«17 обойных шаблонов». В отличие от сюжетных ли­
ний Польти, на этот счет не ведутся горячие споры,
потому что Федоров смог представить неопровер­
жимое математическое доказательство своей клас­
сификации.

ПОВТОРЯЯСЬ, ПОВТОРЯЯСЬ,
ПОВТОРЯЯСЬ БЕЗ КОНЦА...

Вы спросите, в чем разница между шаблоном и изобра-


жением? Ответ, если не уходить в детали, будет такой:
шаблон должен повторяться, в то время как изобра­

211
Глава 22

жению это не нужно. Если точнее, потянув шаблон


вправо, вы в какой-то момент непременно увидите,
что он выглядит точно так же, как там, где вы нача­
ли. Шаблоны, которые рассматривал Федоров, по­
вторяются в двух разных направлениях: в первом
случае — если потянуть вправо (или влево), во вто­
ром —если потянуть вверх (или вниз). Одно из след­
ствий состоит в том, что шаблон по сути своей беско­
нечен. Разумеется, на любой отдельно взятой стене
или ковре он будет покрывать лишь определенную
площадь, но, исходя из правил шаблона, можно лег­
ко увеличить его настолько, насколько вы захоти­
те —в любом направлении.
Такое вот свойство выглядеть так же при сдвиге
на определенный вектор в математике называется
трансляционной симметрией. Таким образом, с это­
го начинается классификация: у любого шаблона
по определению должно быть два вида симметрии
(при сдвиге вверх/вн и з и влево/вправо). Вообще,
простейшие шаблоны обладают только этим видом
симметрии и никаким другим. Они образуют пер­
вый из 17 типов Федорова и обозначаются знаком
«о». Если взять обычную несимметричную фотогра­
фию и расположить ее копии на бесконечной сетке,
то получится шаблон типа о. Остальные 16 типов
шаблонов вдобавок к этому обладают еще и другими
типами симметрии, начиная с вращательной.

СКОЛЬКО НИ КРУТИ, ОН ВСЕ ТАКОЙ ЖЕ

Математики используют слово «симметрия» слегка


необычным образом. Начнем с одной единственной
фигуры, такой как квадрат. Симметрией данной фигу­
ры будет действие, которое над ней можно произве­

212
Как разработать идеальный шаблон

сти, и при этом она будет выглядеть так же, как рань­
ше. К примеру, если повернуть наш квадрат на 90 гра­
дусов (как если бы у него в середине была спица),
он будет выглядеть точно так же, как до этого. Зна­
чит, поворот на 90 градусов — симметрия квадрата.
Если повернуть его на 45 градусов, он будет выглядеть
по-другому, а, следовательно, это уже не симметрия.
Важно отметить, что при четырехкратном повороте
квадрата на 90 градусов мы возвращаемся обратно
в исходную позицию. В таком случае мы говорим,
что квадрат обладает вращательной симметрией
четвертого порядка, и так далее. По аналогии, пя­
тиугольник обладает вращательной симметрией пя­
того порядка и так далее. Возможные порядки сим­
метрии — ключевые составляющие классификации
обойных шаблонов.
Подобно отдельным фигурам, бесконечные шабло­
ны тоже могут обладать вращательной симметрией.
Если начать с простого шаблона, состоящего из бес­
конечной сети квадратов, и проткнуть спицу сквозь
центр одного из них, весь шаблон приобретет вра­
щательную симметрию четвертого порядка, прямо
как отдельно взятый квадрат.

213
Глава 22

Однако с этим шаблоном происходит и кое-что новое.


Воткнув спицу в перекрестие, в котором сходятся сто­
роны соседствующих квадратов, мы можем вращать
шаблон и вокруг этой оси. Это тоже показывает, что,
в то время как у одиночных фигур может быть толь­
ко один центр вращения, у шаблонов их может быть
несколько. Точка на месте перекрестия образует еще
один центр вращения четвертого порядка.
Кстати, мы наблюдаем еще кое-что: середина сто­
роны каждого квадрата также является центром
вращения, но на этот раз для симметрии второго
порядка. Мы будем ее наблюдать лишь при враще­
нии на 180 градусов, а не на 90. Отсюда мы видим,
что в отдельно взятом шаблоне есть не только раз­
личные центры вращения, но и симметрия разного
порядка.

АЛМАЗЫ И 229 ДРУГИХ КРИСТАЛЛОВ

У шаблонов может быть несколько центров враща­


тельной симметрии, и эта симметрия может быть
разного порядка —такое наблюдение может и озада­
чить. Оно предполагает, что определить число воз­
можных вариантов не так-то просто. Есть, однако,
одна чрезвычайно важная вещь, ограничивающая
число возможных вращательных симметрий шабло­
на. И название ей теорема кристаллографических огра­
ничений.
Она гласит, что шаблоны (которые по определению
обладают трансляционной симметрией) могут об­
ладать вращательной симметрией исключительно
2-го, 3-го, 4-го и 6-го порядка. Это наиважнейший
результат, так как он значительно сокращает число
возможных симметрий, которыми может обладать

214
Как разработать идеальный шаблон

шаблон. Эти данные позволили Федорову доказать,


что шаблон, обладающий только вращательной сим­
метрией, должен иметь одну из четырех возможных
конфигураций:

632,442,333 и 2222.
Каждая из них представляет собой тип шаблона,
а отдельные цифры указывают порядок вращений.
Например, у конфигурации 632 три типа центров
вращательной симметрии с порядками 6, 3 и 2.
Вообще, теорема кристаллографических ограниче­
ний применима не только к двумерным шаблонам,
но и к трехмерным структурам тоже. Это делает
их основополагающим инструментом для ученых,
изучающих структуры таких веществ, как алмаз
и графит. Эта теорема значительно ограничивает
число возможных структур, которые может иметь
любое кристаллическое тело. И в самом деле, так
же как любую возможную двумерную модель можно
представить при помощи 17 шаблонов, так и струк­
туры симметричных кристаллических тел можно
классифицировать при помощи 230 кристаллографи­
ческих групп.

СВЕТ МОЙ ЗЕРКАЛЬЦЕ, СКАЖИ

Отдельно взятая фигура, такая как квадрат или круг,


может обладать двумя видами симметрии. Первый
вид —вращательная, при которой вращение фигуры
не влияет на то, как она выглядит. Второй —зеркаль­
ная симметрия, при которой отражение не воздей­
ствует на ее внешний вид. Если расположить зеркало
вдоль вертикальной линии, проходящей через центр
квадрата, мы увидим в зеркале то же, что лежит по­

215
Глава 22

зади него: обе стороны будут совершенно одинако­


выми копиями друг друга. То же самое произойдет
и с бесконечным сетчатым шаблоном. Там тоже есть
такие линии, что узор по одну сторону этой линии
есть зеркальное отражение узора по другую его сто­
рону. Чтобы обозначить, что шаблон обладает зер­
кальной симметрией, используют знак «*».
Сетчатый шаблон имеет порядки симметрии 4, 4
и 2, но он не записывается в форме 442, потому
что у него есть зеркальная симметрия. При рассмо­
трении шаблонов с учетом отражений и вращений
с центрами вращений происходит нечто важное. По­
мимо того что у них различный порядок симметрии,
теперь они еще и выступают в двух существенно от­
личающихся формах: есть те, что лежат на зеркаль­
ных линиях, а есть те, что нет. Первые называются
калейдоскопами, а другие —гирациями.
У шаблона могут быть как гирации, так и калейдо­
скопы. К примеру, шаблон на следующей иллюстра­
ции имеет два типа вращения. У обоих симметрия

216
Как разработать идеальный шаблон

3-го порядка, но один является гирацией, а второй —


калейдоскопом.
Это можно обозначить как 3*3, где звездочка пока­
зывает, что у шаблона есть зеркальная симметрия.
Ц ифра перед звездочкой указывает на число гира-
ций, а та, что следует за ним, —на число калейдоско­
пов. Это значит, что шаблон бесконечной сети ква­
дратов будет иметь вид *442, так как все его враще­
ния — калейдоскопы. Возможные шаблоны, в кото­
рых есть и вращательная, и зеркальная симметрия,
будут такими:

*632,*333,3*3,*442,4*2, 22*, *2222 и 2*22.


Возможен также один вариант, в котором будут две
зеркальные симметрии совсем без вращательных.
Он обозначается как «**».

ТРИ СПОСОБА СКОЛЬЖЕНИЯ

Наряду с вращениями и отражениями (и, конеч­


но же, трансляциями) бесконечные шаблоны мо­
гут иметь четвертую — и последнюю — форму сим-

217
Глава 22

метрии, которую Джон Конвей назвал скользящей.


Скольжение образуется так: сначала отражается
часть шаблона, лежащая за осью симметрии, а затем
все это скользит параллельно этой оси.
Хотя такой прием представляет собой комбинацию
отражения и трансляции, шаблон может иметь
скользящие симметрии, совсем не имея зеркаль­
ной симметрии, как нам показывает шаблон на ил­
люстрации. Мы считаем скольжения, только когда
их нельзя разбить на зеркальную и трансляцион­
ную симметрии. Скольжения обозначаются буквой
х. Есть три возможных варианта: шаблоны с дву­
мя скольжениями, шаблоны с одним скольжением
и одним отражением, перпендикулярным ему, и ша­
блоны с двумя гирациями с симметрией 2-го поряд­
ка вместе со скольжением.
Они обозначаются, соответственно:
хх, *х и 22х.

БЫЛЫЕ МАСТЕРА СИММЕТРИИ

Все возможные комбинации симметрий, взятые вме­


сте, образуют 17 различных шаблонов, которые мож­
но изобразить (единственное условие, необходимое

218
Как разработать идеальный шаблон

для соблюдения, —это то, что они должны обладать


двойной трансляционной симметрией):

о, 632,442, 333, 2222, *632,*333, 3*3, *422, 4*2,


22*, *2222,2*22,**, хх, *х и 22х.

Это и есть те 17 шаблонов. Несмотря на то что для


научного их анализа пришлось дождаться появления
работ Федорова в XIX веке, все эти шаблоны были от­
крыты задолго до этого, в значительной мере мы это
видим в мозаике мечетей. Математикам нравится за­
бавляться поиском древних примеров каждого из та­
ких шаблонов. Говорят даже, что в знаменитой Аль­
гамбре в Испании можно найти сразу все 17.
Теперь можно задаться вопросом: а что же полез­
ного современная математика симметрий добавила
к этому? Ответ негромкий, но значительный. Благо­
даря Федорову, мы знаем, что это не просто 17 при­
меров симметричных шаблонов, а полный каталог,
где перечислены все до единого шаблоны, которые
только могут быть.
Г Л А В А 2 3

КАК ПОСТРОИТЬ
ИДЕАЛЬНЫЙ УЛЕЙ

• Деление пространства на клетки


• Шестиугольники и пчелиные соты
• Гипотеза Кельвина и пена Уэйр — Фелана
• Упаковка кругов и шаров

Почему соты имеют шестиугольную форму? Одна


из теорий, популярных в древнем мире, гласила,
что в этих фигурах шестиугольной формы пчелам
с шестью лапками было каким-то образом легче
ориентироваться. Этот ответ ни для кого не был убе­
дительным, а реальное объяснение требует более
сложных математических расчетов, чем подсчет
количества пчелиных лапок. Соты состоят из труб,
в которых хранится мед. Они должны быть одина­
ковыми и открытыми с обоих концов. А вопрос тут
возникает следующий: какой формы должны быть
эти трубы на срезе, чтобы для их строительства по­
надобилось как можно меньше воска?

Вопрос о сотах был первым в череде геометриче­


ских проблем, все из которых касались увеличения
объемов определенных пространств или же разме­
щения в каком-то месте наибольшего возможного
числа объектов.
У этих вопросов есть пара общих моментов. Во-пер­
вых, они очень естественны и их легко задавать.
Не нужно вдаваться в глубины геометрии —все поня­
тия ясны и ребенку. Второе, что их объединяет, это

220
Как построить идеальный улей

то, что дать на них ответ чрезвычайно трудно. По­


следняя из подобных геометрических проблем, ко­
торая требует решения, —гипотеза Кеплера об упа­
ковке шаров —оказалась насколько трудной с техни­
ческой точки зрения, что ее доказательство в итоге
одержало верх над величайшими математическими
умами данной дисциплины.

ХРАНИЛИЩЕ МЕДА

Как говорил Бенджамин Франклин, на мед слетится


больше мух, чем на уксус. А вот куда войдет больше
меда: в шестиугольники или в квадраты?
Проблема пчелиных сот схожа с другим, более прос­
тым вопросом: предположим, я хочу разделить лист
бумаги на части, площадь каждого из которых рав­
на 1 см2. Самый очевидный путь, по крайней мере
для человека, — воспользоваться шаблонной сет­
кой с квадратными ячейками размером 1 см х 1 см.
Но есть и другие варианты. Я мог бы разделить стра­
ницу на равносторонние треугольники (наиболее
симметричные треугольники, в которых все сторо­
ны одной длины). Или я мог бы, допустим, последо­
вать примеру пчел и использовать шаблонную сетку
с ячейками в форме правильных шестиугольников
(шестисторонних фигур, в которых все стороны
равны).
То, что только эти три правильных многоугольника,
а именно такие фигуры, как треугольники, квадра­
ты и шестиугольники, могут замостить весь лист,
является фундаментальным фактом в геометрии.
Правильные пятиугольники, семиугольники, вось­
миугольники или вообще любые n-угольники, кроме
треугольников, шестиугольников и квадратов, нель­

221
Глава 23

зя уложить рядом друг с другом, не оставив зазора.


А какой же из этих трех самый экономный, то есть
требует наименьшего общего количества краски или
воска? Говоря математическим языком, вопрос вот
в чем: в каком из них соотношение периметра к пло­
щади будет наименьшим?
Около 320 г н. э. Папп Александрийский проанали­
зировал эти три фигуры. Он обнаружил, что квадрат
с площадью 1 имеет периметр, равный 4. Равносто­
ронний треугольник с площадью 1 имеет немного
больший периметр, около 4,6. А вот шестиугольник
с площадью 1 имеет наименьший периметр, равный
приблизительно 3,7.
Отсюда следует, что для рисования шаблонной сет­
ки с ячейками в форме шестигранников потребу­
ется меньше краски, чем для сетки с квадратными
или треугольными ячейками. Применяя этот ре­
зультат к трехмерному миру, мы видим, что именно
трубы с шестиугольным срезом, а не треугольным
и не квадратным, потребуют меньше всего воска для
строительства. Как говорил Папп, «пчелы знают...
что шестиугольник больше квадрата и треугольника
и сможет вместить больше меда при равной затрате
материала для строительства различных фигур».

СОТЫ КУСАЮТСЯ В ОТВЕТ

Считалось, что Паппу удалось окончательно ра­


зобраться с вопросом геометрии пчелиного улья.
Но не тут-то было. Он всего лишь сравнил три наи­
более симметричных возможных варианта. Однако
симметрия не была неотъемлемой частью данного
вопроса. Если вернуться к вопросу о делении листа
бумаги на клетки равного размера, то можно ис­

222
Как построить идеальный улей

пользовать множество других фигур: прямоуголь­


ники, прямоугольные треугольники или неправиль­
ные пятиугольники. В общем-то, существует беско­
нечное множество неправильных фигур, которые
могли бы подойти. И в самом деле, стороны не обя­
заны быть прямыми, они могут быть искривленны­
ми, или между ними даже могут быть зазоры. Мож­
но ли быть абсолютно уверенными в том, что пчелы
не просчитались с выбором наиболее экономного
варианта, который бы требовал меньше воска? Вот
этот вопрос гораздо сложнее, так как количество
возможностей теперь бесконечно. Гипотеза пчелино­
го улья гласит, что ответ остается тем же: шаблонная
сетка, состоящая из правильных шестиугольников,
по-прежнему является наиболее эффективным ва­
риантом.
К большинству важных гипотез в математике при­
вязаны имена тех людей, кто их впервые выдвинул.
Гипотеза пчелиного улья, похоже, прошмыгнула
в математический фольклор без посторонней по­
мощи. И в самом деле, в течение многих лет к ней
относились как к общеизвестному факту, несмотря
на то что ее никто никогда не доказывал. И только
в 1999 году Томас Хейлс в конце концов восполнил
этот пробел. Его теорема послужила пчелам оправ­
данием: он показал, что правильные шестиугольни­
ки действительно являются самым оптимальным
вариантом.

ЧЕЛОВЕК СМЕЕТСЯ ПОСЛЕДНИМ

Возможно, знатокам геометрии и потребовалось


около двух тысяч лет, чтобы доказать то, что пче­
лы знают инстинктивно, но в 1953 году Ласло Фей-

223
Глава 23

ешу Тоту удалось забить гол в пчелиные ворота:


он нашел способ улучшить их форму. Анализ Фей-
еша Тота касался того, что происходит на концах
шестиугольных труб. Улей состоит из двух слоев
трубчатых ячеек, каждая из которых на конце от­
крыта. Эти два слоя стыкуются непосредственно
друг с другом. Вопрос в том, как совместить друг
с другом два закрытых конца. П ростейший вариант
предполагает, что оба набора труб будут иметь пло­
ские шестиугольные концы. Однако пчелы приду­
мали метод получше.

Пчелиный улей (слева) и пчелиный улей


Фейеша Тота (справа)

Они закрываю т каждую трубу четырьмя ромбами.


(Ромб — это четырехугольник, в котором все сто­
роны равны, как в квадрате, но углы не прямые).
Такое реш ение позволяет двум слоям лучше сце­
питься между собой. А вот Фейешу Тоту удалось
отыскать еще более экономичны й метод закры тия
ячеек, чем тот, что используют пчелы. Он пока­
зал, что если запечатывать каждую трубу двумя ше­
стиугольниками и двумя маленькими квадратами,
то воска на это уйдет меньше, чем на пчелиные
ромбы.

224
Как построить идеальный улей

ГИПОТЕЗА КЕЛЬВИНА

Гипотеза пчелиного улья гласит, что сетка из шести­


угольников является самым экономичным спосо­
бом разделить страницу на клетки одинакового
размера. В конце XIX столетия математик и физик
Лорд Кельвин рассматривал такой же вопрос в трех
измерениях. Предположим, что мы имеем большую
комнату и хотим разделить ее на более мелкие клет­
ки равного объема. Самым простым вариантом бу­
дет согласиться на решетку из ячеек в форме куба.
Но есть великое множество других возможных ва­
риантов. Эксперименты Кельвина с различными
фигурами привели его к выводу, что оптимальным
решением будет то, что сейчас носит название клет­
ки Кельвина.
Она включает фигуру, называемую усеченным окта­
эдром, состоящим из восьми шестиугольников и ше­
сти квадратов, в которых все грани слегка скруглены.
Кельвин считал, что система, выстроенная из по­
добных ячеек, есть наиболее эффективный способ
разделить пространство на равные по объему части,
сведя количество строительного материала к мини­
муму. Однако ему не удалось доказать свою правоту.

225
Глава 23

Так продолжалось до 1993 года, когда двое физиков


Денис Уэйр и Роберт Фелан неожиданно и карди­
нально опровергли гипотезу Кельвина, обнаружив
новую фигуру, которая превосходила ячейку Кельви­
на. Пена Уэйра - Фелана, как она сейчас называется,
представляет собой гораздо более сложную фигуру,
для которой требуется немного меньше строитель­
ного материала, а именно на 0,3% меньше.
Клетка Уэйра — Фелана строится из шести 14-сто­
ронних неправильных изогнутых граней. Получив­
шаяся пена имеет поразительно органичный вид.
Чтобы отметить этот прорыв, пену Уэйра —Фелана
использовали при дизайне водного центра на Олим­
пиаде в Пекине в 2008 году. Однако, является ли это
решение наилучшим из возможных вариантов, гак
и не было установлено.

РАССТАВЛЯТЬ ПОЛКИ В МАГАЗИНЕ: ЭТО


СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ МОЖНО БЫЛО ОЖИДАТЬ

Еще один на удивление сложный вопрос возника­


ет при выворачивании гипотезы пчелиного улья
наизнанку. Если раньше нам требовалось разделить
страницу на клетки, то теперь перед нами другая
трудность —спрессовать вместе как можно большее
количество кругов.
Предположим, что мне дали задачу разместить наи­
большее возможное число жестяных банок на по­
верхности стола. Они все одинаковые, с круглым
дном. Мне нельзя ставить одну на другую или класть
их набок. Можно лишь ставить их на стол самым
обычным образом. Каким образом мне их ставить?
Задача сводится к тому, чтобы разместить круги ря­
дом друг с другом. Очевидно, что тут есть два под­

226
Как построить идеальный улей

хода. Первый —выстроить их, как в армии, рядами,


где за каждой банкой стоит другая. Каждая банка
касается четырех других, и все они при этом стоят
на квадратной шаблонной сетке. Второй подход —
расположить их в шахматном порядке, при котором
каждая банка касается шести других, и при этом они
образуют шестиугольную шаблонную сетку. Неболь­
шой эксперимент быстро нам покажет, что из этих
двух подходов шестиугольное расположение лучше,
так как оно покрывает 91% стола, в то время как ква­
дратное покрывает всего лишь 79%.
Как и в случае с гипотезой пчелиного улья, реальная
сложность здесь в том, чтобы найти какое-то другое,
менее симметричное решение, при котором на сто­
ле можно уместить еще большее количество банок.
То, что такого решения нет, было доказано Акселем
Туе в 1910 году. Сетка шестиугольников —это лучший
вариант, который только может быть.

ПУШЕЧНЫЕ ЯДРА КЕПЛЕРА

Перенос вопроса об упаковке кругов в три измере­


ния влечет за собой другую известную проблему: упа­
ковка шаров. Если я захочу разместить наибольшее
возможное число шаров в ограниченном простран­
стве, как лучше всего это сделать?

227
Глава 23

Это та проблема, которую ежедневно решают про­


давцы овощей и фруктов по всему миру. Традицион­
ный способ упаковки апельсинов состоит в том, что
вы сначала укладываете первый слой в шестиуголь­
ные упаковочные формы, а затем выкладываете еще
один такой же слой сверху таким образом, чтобы
верхние апельсины лежали настолько плотно к пер­
вому слою, насколько это возможно. Для третьего
слоя, кстати, есть два способа упаковки: он может
либо ставиться прямо на нижний слой, либо уклады­
ваться в шахматном порядке. Каждый из этих спосо­
бов позволяет заполнить приблизительно 74% до­
ступного пространства.

Неужели продавцы овощей и фруктов что-то про­


хлопали ушами, или это и в самом деле самый луч­
ший из возможных вариантов? В 1611 году перед
великим ученый Иоганном Кеплером поставили за­
дачу найти способ уложить пушечные ядра таким об­
разом, чтобы они занимали наименьшее простран­
ство на борту корабля. Он пришел к выводу, что ме­
тод, которым пользовались продавцы из овощных
и фруктовых лавок, был оптимальным, но не смог
этого доказать. Его утверждение стало известно под
названием гипотезы Кеплера.
Это простое наблюдение оказалось поразительно
сложно подтвердить. В 1952 году Фейеш Тот обна­
ружил, что для того, чтобы найти доказательство,

228
Как построить идеальный улей

прежде нужно найти и проверить ряд других воз­


можных конфигураций. Однако этот ряд достигал
астрономических размеров, и проект был невы­
полним, по крайней мере в те времена, когда еще
не было цифровых компьютеров. В 1998 году Тома­
су Хейлсу удалось сформулировать доказательство,
в котором для определения прочих возможных ва­
риантов использовались масштабные компьютер­
ные вычисления.
Доказательство Хейлса было огромным — около
250 страниц математических доводов плюс 3 гига­
байта компьютерных вычислений. К сожалению,
оно одержало верх даже над теми математиками,
кому было поручено его проверить. Спустя пять
лет работы они объявили о том, что на 99% увере­
ны в правильности доказательства, но все равно
не могли полностью подтвердить его состоятель­
ность. Как и в случае с теоремой о четырех красках
(см. Как раскрасить мир в четыре цвета), хейлсовское
доказательство гипотезы Кеплера стало символом
изменений в математике как в плане возможностей,
так и в плане трудностей, которые нам принес век
компьютеров.
Г Л А В А 2 4

КАК ДОСЧИТАТЬ
Д О БЕСКОНЕЧНОСТИ

• Арифметика бесконечности
• Теория множеств Георга Кантора
• Уровни бесконечности — счетное
и континуальное множество
• Бесконечная лестница

В течение тысячелетий было известно, что беско­


нечность ведет себя иначе, чем обычные числа. Да­
вид Гильберт общеизвестно это проиллюстрировал.
Когда обычный отель заполнен, в нем больше нет
мест. Если каждая комната занята, а новые гости
продолжают прибывать, им должны отказать, пото­
му что их просто напросто некуда селить. Этот факт
неоспорим, каким бы большим отель ни был. Даже
если в нем миллионы или миллиард комнат — если
он полон, он полон.

ВЫХОДНЫЕ В ОТЕЛЕ «БЕСКОНЕЧНОСТЬ»

Это звучит так очевидно, что рискует быть тавто­


логией. Отель «Бесконечность» Гильберта, однако,
ведет себя поразительно отличающимся образом.
В нем бесконечное множество комнат. А теперь
представьте, что все они заняты, и прибывает новый
гость. На этот раз консьерж может взять сумки гостя

230
Как досчитать до бесконечности

и проводить его внутрь, ведь в отеле для него много


места. Все, что ему нужно, —заказать чашечку кофе
в баре, пока менеджер отеля улаживает мелкие орга­
низационные моменты: он отправляет носильщика
постучаться в дверь первой комнаты и вежливо про­
сит гостя переселиться в комнату 2. Таким образом
освобождается комната для вновь прибывшего. В то
же самое время другой носильщик стоит у комнаты 2
и просит гостя перебраться в комнату 3. Третий но­
сильщик переселяет гостя из комнаты 3 в комнату 4
и так далее. В общем, гость из комнаты п переселяет­
ся в комнату и+1.
Наблюдатель, видевший отель до и после этой про­
цедуры и считавший занятые комнаты, не заметил
бы никакой разницы. Число комнат, а следователь­
но, и число гостей кажется абсолютно одинаковым.
Идея здесь в том, что, если начать с бесконечно­
го числа объектов и добавить еще один, результат
не изменится. Нам, вероятно, захотелось бы запи­
сать это в виде оо + 1 = оо. (Нам следует быть осмот­
рительными, записывая подобное выражение, так
как суть здесь в том, что арифметические расчеты,
в которые ввязывается бесконечность, будут произ­
водиться иначе, чем расчеты с обычными числами.)
Похожий фокус сработает, даже если прибудет сто
новых гостей. На этот раз уже заселенных гостей
попросят переселиться в комнату, номер которой
на 100 больше, чем та, в которой они проживают
на данный момент. Значит, гость из комнаты 1 пере­
селяется в комнату 101, гость из комнаты 2 переселя­
ется в комнату 102, и так далее, освобождая комнаты
от 1 до 100 для новых гостей. То есть мы можем запи­
сать оо + 100 = оо. Ясно, каким образом расширить ис­
пользование этого способа для размещения любого
количества вновь прибывших.

231
Глава 24

НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫМ —


ГАРАНТИРУЕМ!

Вообще-то у Отеля «Бесконечность» есть возмож­


ность принять даже бесчисленное количество новых
гостей. Представьте, что ниже по улице есть еще один
такой же бесконечной отель, Гостиница «Гаргантюа»,
который тоже заполнен до отказа. К сожалению, там
прорвало водопровод, и это значит, что ему придется
закрыться без заблаговременного предупреждения.
Всех гостей просят освободить комнаты. Встает во­
прос: Сможет ли Отель «Бесконечность» их всех раз­
местить? Как мы уже видели, это с легкостью можно
сделать для одного, миллиона или же любого конеч­
ного количества новых гостей. Но такое вот перета­
совывание, описанное выше, не сможет освободить
места для бесконечного множества.
Однако сделать это все-таки возможно, если исполь­
зовать немного другой подход. На этот раз гостя
из комнаты 1 надо переселить в комнату 2, а гостя
из комнаты 2 —в комнату 4. Гость из комнаты 3 пере­
мещается в комнату 6, тот, кто живет в 4-й, переселя­
ется в восьмую комнату и так далее. В общем, гость,
живущий в комнате п, перемещается в комнату 2 х п.
После того как мы это проделаем, занятыми у нас
останутся только комнаты с четными номерами 2, 4,
6, 8, 10, ..., в то время как комнаты с нечетными но­
мерами 1, 3, 5, 7, 9, ... станут свободными для вынуж­
денных переселенцев из «Гаргантюа». Можно пока
записать это как оо + оо = со.
По большому счету, там даже еще больше места.
Представьте, что дорога тянется бесконечно, и на
ней стоят бесконечные отели, один рядом с другим.
Предположим, что все они заполнены, и неожи­
данное отключение электричества заставляет всех

232
Как досчитать до бесконечности

жильцов освободить свои комнаты, за исключени­


ем гостей одного из отелей. При помощи еще более
изощренного перетасовывания мы все-таки сможем
разместить всех гостей в Отеле бесконечность. Это
показывает нам, что оо х оо = оо.

МОГУЩЕСТВЕННЫЕ МНОЖЕСТВА КАНТОРА

М етафора бесконечного отеля была придумана Да­


видом Гильбертом в конце XIX века. Однако базовые
свойства, которые она описывает, были известны
в течение долгих веков и до этого. Бесконечность
имеет такое свойство, что, если мы прибавим к ней
или умножим ее на саму себя любое количество раз,
результат будет одним и тем же. Что бы вы с ней
ни делали, увеличить ее никак нельзя. Это единый
универсальный монолит.
Показать же, что данный вывод поразительно и со­
вершенно ошибочен, удалось современнику Гиль­
берта Георгу Кантору. Рука, отправившая ту теорию
в нокаут, была в бархатной перчатке. Кантору всего
лишь потребовалась простая идея о множествах.
Множество не имеет никакой технической подопле­
ки — это просто набор объектов. Одним примером
может служить множество четных чисел, другим —
множество живущих на Земле людей, а множество
планет Солнечной системы будет третьим. До тех
пор, пока нет неоднозначности, все в порядке. По­
этому необходимо прояснить, включают ли «четные
числа» отрицательные, а также рассматриваются
ли планеты-карлики, такие как Эрида и Плутон, в ка­
честве «планет». Любой, кто знаком с математиком,
подтвердит, что такому человеку очень удобно упо­
треблять слова в точнейшем соответствии с тем, что

233
Глава 24

именно они обозначают, поэтому это не составляет


какой-то невероятной трудности.
Что же можно делать с этими множествами? Давайте
начнем с простого множества, состоящего из чисел
1, 2 и 3, то есть {1,2,3} (мы всегда используем фигур­
ные скобки для обозначения множеств). Про входя­
щие во множество предметы (в данном случае числа)
говорят, что это элементы данного множества. Для
начала можно посмотреть на все подмножества, ко­
торые здесь имеются. Подмножество множества А -
это множество, состоящее из каких-то (не обяза­
тельно всех) элементов А. Например, у множества
{1,2,3} такие подмножества: {1}, {2}, {3}, {1,2}, {1,3},
{2, 3} и само {1, 2, 3}.
Вообще-то. есть еще одно. Его называют пустым мно­
жеством, или просто 0 . Это множество, в котором
ничего нет. Если говорить еще точнее, это един­
ственное множество, в котором ничего нет. Мы мо­
жем говорить, что два множества одинаковы, если
они состоят из одних и тех же элементов (значит,
к примеру {1, 2, 3} = {3, 2, 1}). Само собой разумеет­
ся, что любые два пустых множества состоят из од­
них и тех же элементов —в том самом обыкновенном
смысле, что элементов в них нет вообще. Значит,
они должны быть равны.
Вместе с пустым множеством у множества {1, 2, 3}
восемь подмножеств: 0 , {1}, {2}, {3}, {1, 2}, {1, 3},
{2,3} и {1,2,3}.
А теперь почему бы нам не рассмотреть множества
множеств? А конкретно — мы могли бы взглянуть
на множество всех подмножеств {1, 2, 3}:
{ 0 , {1}, {2}, {3}, {1, 2}, {1, 3}, {2, 3} и {1, 2, 3}}.
Это называется булеаном, или множеством всех подм­
ножеств множества, с которого мы начали: {1, 2, 3}.

234
Как досчитать до бесконечности

Неудивительно, что в этом булеане больше элемен­


тов, чем в исходнике. Вообще-то, эти взаимоотноше­
ния можно измерить достаточно точно. Если в исход­
ном множестве три элемента, в булеане их восемь.
Если начать с множества, содержащего два элемента:
{1, 2}, то булеан будет содержать четыре: {0,{1},{2},
{1, 2}}. Если бы мы начали с множества, в состав ко­
торого входит четыре элемента, булеан бы содержал
шестнадцать (попробуйте это проделать!). Правило
тут такое: если исходное множество содержит п эле­
ментов, тогда булеан содержит 2", или, проще говоря,
2, умноженное на себя гг-ное количество раз.

ТЕОРИЯ МНОЖЕСТВ ИГРАЕТ МУСКУЛАМИ

Пока что этот рассказ о множествах и булеанах был


не больно-то увлекательным. Однако, когда Кантор
применил те же самые рассуждения к бесконечным
множествам, произошел взрыв невероятной зре­
лищности, разнесший вдребезги все представления,
прочно стоявшие на ногах в течение тысячелетий.
В математике нет недостатка в бесконечных множе­
ствах. Наиболее известным из всех, возможно, явля­
ется вот это {1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, ...}. Его еще часто обо­
значают как N. А что же произойдет, если мы взгля­
нем на булеан N?
Он будет включать огромное число возможных вари­
антов. Начиная с Ш, в него будут входить множества,
состоящие из одного единственного элемента, как на­
пример {1} и {35}, двухэлементные множества, такие
как (213, 385}, 237-элементные множества, как {11,
12, 13, ..., 247}, и еще огромное количество помимо
этих. Также будет включено много бесконечных мно­
жеств, таких как множество простых чисел {2, 3, 5, 7,

235
Глава 24

11, ...}, четных чисел (2, 4, 6, 8, 10, ...}, квадратов чи­


сел {1, 4. 9, 25, 36, ...} и еще уйма всяких других кажу­
щихся беспорядочными множеств, которые практи­
чески невозможно описать. Если подумать, кажется,
что этот булеан содержит в себе ужасно много всего.
Кантор показал нам, что это совсем не иллюзия. Буле­
ан и правда больше исходного множества.

ОТЕЛЬ «БЕСКОНЕЧНОСТЬ»: МЕСТ НЕТ

Что же это все-таки значит, когда мы говорим, что


булеан N больше, чем N? Предположим, что комна­
ты в Отеле «Бесконечность» пронумерованы в соот­
ветствии с содержимым исходного множества: 1, 2,
3 ,4 ,... А тут вдруг появляется огромная толпа гостей.
По одному на каждый элемент булеана N. Кантор
показал нам, что способа их всех разместить не су­
ществует. Ничего не изменится, даже если отель из­
начально будет пуст. Как бы хитроумно вы ни пере­
мещали гостей из комнаты в комнату, места в итоге
найдутся лишь для крошечной части гостей. Боль­
шинству из них так и придется стоять на парковке.

БЕСКОНЕЧНАЯ ЛЕСТНИЦА

Булеан N известен под названием континуум.


А то, что он больше N, составляет суть теоремы Кан­
тора. Ее доказательство в 1874 году вызвало боль­
шой резонанс в математическом мире. Суть ее была
в том, что понятие бесконечности не является неде­
лимым монолитом, как считалось ранее. Оно состо­
ит из разных уровней: бесконечности N и более вы­
сокого уровня —бесконечности континуума.

236
Как досчитать до бесконечности

Вообще-то, всеобщий вывод еще более впечатляю­


щий. Теорема Кантора говорит нам, что, взяв буле-
ан от множества N (назовем его PN), мы получим
множество, большее, чем N. Но затем этот фокус
можно проделать снова и взять булеан булеана: PPN,
а он, в свою очередь, еще больше. Мы можем так
продолжать и дальше, образуя последовательность
булеанов РРРМ(или Р 3N), а затем PPPPN (то есть
Р4N) и так далее, каждый из которых бесконечно
больше предыдущего.
Рассуждая таким образом, Кантор совершенно раз­
рушил понятие бесконечности, существовавшее
в течение тысячелетий. Ни в коей степени не явля­
ясь монолитом, она все же является бесконечной
лестницей без верхней ступеньки. Как бы высоко
мы ни забрались, всегда можно взять булеан и под­
няться на еще более высокий уровень. По сути, мно­
жества, подобные P 1000N, находятся на самых низких
ступеньках бесконечности. Для того чтобы сделать
шаг побольше, надо перепрыгнуть через бесконечно
большое число ступенек за один прыжок и взглянуть
на новое множество, которое у нас получится: P NN.
Таким же образом можно добиться еще больших
множеств:p /,Nn>N .
Такие множества большинству людей могут показать­
ся просто умопомрачительными, но они ничтожны
для современных исследователей теории множеств.
Сегодняшние специалисты по логике исследуют
верхние эшелоны этой лестницы, которые намного
дальше, чем всё, чему сейчас есть название. Вели­
чины здесь именуются «недоступными» и «чрезвы­
чайно большими» и определяются тем, что не могут
быть описаны на языках все возрастающей мощно­
сти. Вот такие они, удивительные существа, выпу­
щенные в математический мир Георгом Кантором.
Г Л А В А 2 5

КАК СОЗДАТЬ МОЗГ

♦ Сложность и простота
• Игра «Жизнь» Джона Конвея
Машины фон Ноймана и нанотехнология
Цифровая физика и искусственная жизнь

Каким образом сложное возникает из простого?


Этот вопрос лежит в сердце многих областей науки.
Согласно теории Большого взрыва в космологии,
вся Вселенная есть результат взрыва мельчайше­
го кусочка материи. Теория эволюции говорит нам,
что жизнь на Земле во всем своем многообразии
происходит от простых химических реакций, про­
исходивших в первичном бульоне 4 миллиарда
лет назад. На уровне индивидуума каждый из нас
вырос из единственной клетки, содержащей в себе
детальную схему каждой части нашего тела. Рабо­
ты Шекспира выстроились из нескольких тысяч слов
и ряда простых грамматических правил. Даже наи­
более продвинутые из современных компьютерных
программ по сути своей строятся из отдельных ко­
манд по перемещению единиц и нулей внутри ком­
пьютерной памяти.

Это всего лишь некоторые примеры того, насколько


сложные вещи могут появиться из исходно простых
вещей. И это актуальная тема в сегодняшней матема­
тике. Математика сложности обладает большой объ­
яснительной силой в других областях, особенно в ком­
пьютерных науках и, возможно, имеет единоличную
власть в биологических науках и в космологии.

238
Как создать мозг

ИГРА «ЖИЗНЬ»

Джон Конвей — один из величайших математиков


нашего столетия. Он внес значительный вклад в ряд
предметов, включая теорию узлов (см. Как распутать
вашу ДНК), теорию групп (см. Как победить матема­
тического монстра) и теорию игр (см. Как избежать
тюрьмы). Конвей также интересуется заниматель­
ной математикой многих видов и является талантли­
вым фокусником как в традиционной, так и в мате­
матической ипостасях.
В 1970 году Конвей придумал игру «Жизнь».
«Игра» —термин не совсем правильный, ведь здесь
не требуется человеческое участие, за исключени­
ем расстановки клеток на доске перед началом. Как
только все на месте, игра играет сама в себя. Прави­
ла ее до изящности просты. Действие происходит
на большой клетчатой сетке. Каждая квадратная
клетка может быть либо черной («живой»), либо бе­
лой («мертвой»). Каждая клетка затем меняет цвет
в соответствии с простым правилом —в зависимости
от цветов восьми клеток, в окружении которых она
находится. Если у клетки ровно три живых соседа,
то в следующий момент она будет живой (либо про­
должает жить, либо оживает). Если живых соседей
двое, ее текущее состояние остается неизменным,
независимо от того, жива она была или мертва. Если
число живых соседей будет любым другим (0 или 1,
или 4, 5, 6, 7 или 8), в следующий момент она будет
мертва (либо остается мертвой, либо умрет).

239
Глава 25

Все определяет выбор клеток, которые перед на­


чалом игры объявляются живыми. Как только это
решено и игра пошла, отдельные клетки оживают,
а затем умирают в соответствии с правилами. Весь
этот процесс на компьютерном симуляторе —захва­
тывающее зрелище: на доске возникают и влияют
друг на друга причудливые фигуры. Иногда происхо­
дит так, что все в конце концов умирает, кроме ста­
бильных клеток. Интереснее всего, когда возникают
сложные повторяющиеся циклы.
Существует даже активное онлайн-сообщество, изу­
чающее биоразнообразие игры «Жизнь», с адресом
в Интернете www.conway.life.com. Для анализа и опи­
сания многих появляющихся моделей даже создали
целый словарь терминов. Есть много миллионов ком­
бинаций, начиная даже с самого маленького числа
клеток. Их можно сгруппировать в семейства с весь­
ма выразительными названиями, как, например,
«планеристы», «ружья» или «космические корабли».
Конвей изобрел «Жизнь» в 1970 году. Появление до­
машних компьютеров позволило исследовать ее го­
раздо глубже. Компьютеры позволяют определить
долгосрочные тренды данной игры, а также искать
модели определенных типов.

ПРОСТЕЙШИЕ М АШ ИНЫ

Игра «Жизнь» —зрелищная иллюстрация того, как


сложность может возникнуть из простейших пра­
вил. Имея правильные начальные установки, ее даже
можно использовать для отыскания очень больших
простых чисел. В каком-то смысле игра «Жизнь» —
это не только пример сложности, рождающейся
из простоты, но и архетип.

2 40
Как создать мозг

М атематики давно изучают устройство под назва­


нием клеточный автомат. Оно напоминает игру
«Жизнь», но имеет несколько дополнительных
возможностей: количество возможных состояний
(«цветов») каждой клетки может быть более двух,
а количество соседей каждой клетки может быть
более восьми. И последнее: правила, по которым
клетки меняют свое состояние, могут быть более
сложными.
Известно, что даже простые клеточные автоматы
могут выдавать результаты наивысшей возможной
сложности. В простейших подобных автоматах клет­
ки выстроены в один ряд, то есть у каждой из них
по два соседа. Как и в «Жизни», в этих элементар­
нейших автоматах всего по два цвета: черный и бе­
лый. В 2000 году Мэтью Кук из компании Wolfram Re­
search получил ошеломляющий результат, что один
вот такой автомат с двумя цветами и двумя соседями,
известный под названием «Правило 110», способен
к универсальным вычислениям.

Другими словами, он способен вычислять все, что


способен вычислить любой другой компьютер.
В нем нам, в буквальном смысле черным по белому,
открывается удивительный пример принципа слож­
ности, возникающей из простоты.

241
Глава 25

ВСЕЛЕННАЯ — ЭТО ГИГАНТСКИЙ


КОМПЬЮТЕР?

Время и пространство Вселенной кажутся ровными


и непрерывными, а вовсе не бессистемными и раз­
дробленными. Время скорее течет, чем совершает
прыжки, а в пространстве, кажется, всегда можно
найти две точки на еще меньшем расстоянии друг
от друга, не рискуя когда-либо столкнуться с мель­
чайшим и далее не делимым расстоянием. В конце
1950-х годов небольшая группа мыслителей, в ко­
торую входили Эдвард Фредкин и Конрад Зюс,
впервые выдвинула мысль, что это иллюзия. Когда
мы смотрим телевизор или глядим на компьютер­
ный монитор, мы не замечаем, что изображение
сформировано из отдельных пикселей различных
цветов. Возможно, то же самое происходит и со вре­
менем и пространством во Вселенной. Такая точка
зрения стала известна под названием цифровой фи­
зики, которая и по сей день продолжает привлекать
последователей.
А правда ли это? Сложность в том, что нам вряд
ли удастся разрешить этот вопрос, опираясь лишь
на непосредственные наблюдения. Если Вселен­
ная является клеточным автоматом или чем-то по­
хожим, то отдельно взятые клетки неразличимо
малы. Первое предположение о размере пикселя —
это планковская длина, составляющая примерно
1,6 х 10“35 метра. Это невообразимо меньше, чем
даже наимельчайшие субатомные частицы, и, уж ко­
нечно, находится далеко за пределами нашей способ­
ности это разглядеть. Если точка зрения цифровой
физики верна, то этот клеточный автомат представ­
ляет собой машинный код Вселенной, эквивалент­
ный рядам нулей и единиц, из которого состоят все

242
Как создать мозг

компьютерные программы высокого уровня (см. Как


разговаривать с компьютером). Главная цель цифровой
физики в том, чтобы найти правила, лежащие в ос­
нове этого автомата, а затем доказать, что из них
можно вывести знакомую всем физику, а именно
квантовую механику и теорию относительности.

СЕРАЯ СЛИЗЬ И КОНЕЦ СВЕТА

И гра «Жизнь» — это, конечно, математическая аб­


стракция, существующая лишь на воображаемой
доске. Но при таких простых правилах возможно
ли, что клеточные автоматы будут существовать
как физические устройства? Если мысль Фредкина
о цифровой физике верна, то, конечно же, Вселен­
ная уже является таким устройством. А что если нет?
В 1984 году математик и специалист по компьютер­
ным наукам Джон фон Нейман изложил свои идеи
о физической машине, которая могла воспроизво­
дить саму себя. Тут возникает вопрос: насколько
проста может быть подобная машина? Первые так
называемые машины фон Неймана обладали лишь во­
семью различными типами компонентов.
Фон Нейман не приводил точной схемы для данной
машины в буквальном смысле, но скорее изложил
фундаментальные свойства, которыми она должна
обладать. С тех пор развитие нанотехнологий при­
близило данную машину на шаг к реальности. Од­
ним из первопроходцев в этой области был Эрик
Дрекслер. Он исследовал возможности самовоспро-
изводящихся машин нанометрового размера (мил­
лионные доли миллиметра). Будучи уверенным, что
такая технология принесет много пользы, Декслер
также перечислил возможные опасности, которые

243
Глава 25

возникнут, если вдруг самовоспроизведение нанобо­


тов когда-нибудь станет реальностью. Представьте,
что подобные машины начнут размножаться бес­
контрольно с высокой скоростью, создавая все но­
вые и новые копии самих себя из любого попавше­
гося им на пути материала. Мысль об апокалипсисе
от такого вот внезапного распространения «серой
слизи», как называет ее Декслер, в последнее время
тщательно исследуется на страницах научно-фан­
тастических романов (к счастью, пока что не за
их пределами).

ЯЗЫКИ И АВТОМАТЫ

Развитие человеческих языков очень подробно из­


учается лингвистами. В 1956 году Ноам Хомский
взглянул на предмет шире. Он стал рассматривать
языки не только в той форме, в какой они существу­
ют в человеческом мире, но как формальные струк­
туры, созданные при помощи абстрактных грамма­
тических правил. Ученый отбросил все внешние
отличия и разделил языки на четыре класса в соот­
ветствии с их выразительной силой: регулярные язы­
ки, контекстно свободные языки, контекстно зависимые
и языки общего вида.
Такая иерархия впоследствии стала важна для ком­
пьютерных наук, так как от класса языка зависит,
насколько сложная автоматика потребуется для его
понимания. Самые сложные языки, языки общего
вида, требуют самой сложной автоматики, эквива­
лентной машине Тьюринга (см. Как разрушить Ин­
тернет.)
Конечно же, большинство языков распознаются
людьми, а не машинами. Это заставляет задаваться

2 44
Как создать мозг

удивительными философскими вопросами о взаимо­


отношениях человеческого мозга и автоматики.

КОМПЬЮТЕРЫ ОЖИВАЮТ

Вся жизнь на Земле произошла от мельчайших орга­


низмов, которые начали размножаться в первичном
бульоне 4 миллиарда лет назад. Значит, основопола­
гающие законы жизни сравнительно просты, пря­
мо как в игре «Жизнь». Хотя со временем возникли
сложные и разнообразные жизненные формы —
от медузы и дуба до человеческих существ.
В принципе, нет причин, почему этот процесс не дол­
жен проходить так же хорошо с виртуальными объ­
ектами на компьютере. Главный фактор, которым
обладает биологическая жизнь и который отсутству­
ет в игре «Жизнь», — это эволюция с течением вре­
мени посредством мутаций и естественного отбора.
На сегодняшний день создано несколько систем ис­
кусственной жизни, основанных на клеточных авто­
матах. Первой была Tierra, которую в 1990-х задумал
Томас Рэй. Это виртуальная версия первичного буль­
она, населенная простыми самовоспроизводящи-
мися компьютерными программами (известными
в прочих контекстах как компьютерные вирусы).
Для начала Рэй населил тот мир единственной про­
граммой, написанной лично им и его помощниками.
На этом человеческий вклад в систему заканчивался,
и программа была предоставлена сама себе для само­
воспроизведения. Однако Рэй намеренно встроил
некую беспорядочность в систему, чтобы процесс
воспроизводства случайно пошел немного не так,
что привело бы к мутации. Так как это происходило
случайно, подробности мутации заранее были неиз­

245
Глава 25

вестны, и это могло как принести пользу, так и на­


вредить. Потомки программы с разными мутациями
могли затем соперничать за ресурсы (в данном слу­
чае речь идет о компьютерной памяти и процессор­
ном времени). Те, что получали все необходимое,
выживали и самовоспроизводились, а остальные по­
гибали.
Так возникла развитая виртуальная экология, в ко­
торой самым ранним явлением был паразитизм. Это
важное наблюдение с точки зрения эволюции, пото­
му что от законов сосуществования простейших ор­
ганизмов зависит, как в конечном итоге возникают
сложные, такие как вы и я.
Г Л А В А 2 6

КАК РАЗРУШИТЬ ИНТЕРНЕТ

Компьютерные программы и их различная


скорость
* Заяц и черепаха: как отличить
* Факторизация целых чисел и интернет-
безопасность
* Р против NP

Научные журналы и международные конферен­


ции — это традиционные способы, посредством
которых математические прорывы становятся из­
вестными широкой публике. Один из крупнейших
открытых вопросов в математике на сегодняшний
день может возвестить о себе через совершенно
иные каналы. Это проблема равенства Р = NP. Если
ее разрешить, мы заметим это, когда в Интернете
начнут происходить странные вещи: деньги станут
появляться и исчезать таинственным образом, фла­
нируя сквозь надежнейшие системы безопасности,
будто бы их вовсе нет.

КОМПЬЮТЕРНОЕ СЕМЕЙНОЕ ДРЕВО


Назвать точную дату изобретения компьютера
не представляется возможным. Произошло ли это
в 1694 году, когда Готфрид Лейбниц сконструировал
свой арифмометр} А может быть все началось с раз­
ностной машины Чарльза Бэббиджа в 1847 году? Это
лишь некоторые из физических предшественников
современного компьютера. Однако, возможно, са­
мым важным теоретическим прорывом было изо­

247
Глава 26

бретение Аланом Тьюрингом в 1937 году машины


Тьюринга. Несмотря на свое название, это было ис­
ключительно абстрактное устройство, не имевшее
физического воплощения, в отличие от устройств
Лейбница или Бэббиджа. Лишь спустя много лет по­
явились реальные машины, способные воплотить
представления Тьюринга. Но еще до этого его рабо­
ты оставили глубокий след в математике.
Машина Тьюринга —это устройство, которое предна­
значено для выполнения команд с абсолютной точно­
стью. Хотя одиночные команды должны быть очень
просты, преимущество этой машины над человеком
в том, что она никогда не ошибается и ей это никогда
не наскучивает. Этот аппарат будет трудиться над вы­
числениями, даже если для их завершения потребуется
много лет. Это позволяет объединить простые коман­
ды в большие списки, которые говорят машине, как
производить вычисления даже чрезвычайно большой
длины и сложности, превосходящей возможности лю­
бого человека. Математики называют эти списки ко­
манд алгоритмами. Большинству обычных людей они
известны как компьютерные программы. Вооружившись
этой важной идеей, мы расширили возможности ком­
пьютера и вывели их за пределы арифметических дей­
ствий, которым занимались ранние вычислительные
машины. И место действия перенеслось в мир графи­
ки и игр, известный нам сегодня.

КОМПЬЮТЕРНАЯ ПРОГРАММА
ВОЗРАСТОМ В МИЛЛИОН ЛЕТ
Одним из важнейших вопросов, касающихся алго­
ритмов, является то, сколько времени нужно на их
выполнение. Программа, требующая миллиона лет
для завершения работы, не найдет практического

248
Как разрушить Интернет

применения. На этом строится обеспечение ком­


пьютерной безопасности. Для кого-то, кому вздума­
ется взломать код, защищающий ваш банковский
счет, в принципе, не существует преград. Даже са­
мый непрофессиональный хакер сможет написать
программу, которая проделает то, что нужно... рано
или поздно. По большому счету это сводится к взло­
му комбинации замка со стозначным кодом. Это лег­
ко: сначала попробуйте 000 ... 000, затем 000 ... 001,
а потом 000 ... 002, и продолжайте так до тех пор,
пока не найдете подходящее число. В этом, по сути,
нет ничего сложного. Единственная проблема в том,
что для завершения операции потребуется до 999 ...
999 действий. Очень маловероятно, что кто-нибудь
доживет до тех дней, когда задание будет выполнено.
Отсюда мы видим, что существует важное разделение
между алгоритмами, которые осуществляются доста­
точно быстро для того, чтобы иметь практическую цен­
ность, и теми, что тащатся тысячелетиями. У этого раз­
деления есть теоретическая основа, являющаяся пред­
метом теории сложности, занимающей нишу на границе
между математикой и компьютерными науками.

ЗАЯЦ И ЧЕРЕПАХА: КАК ОТЛИЧИТЬ

Предположим, что я пишу простую компьютерную


программу для умножения чисел друг на друга. Если
в каждом числе три цифры, моему алгоритму потре­
буется сделать девять шагов, чтобы прийти к окон­
чательному ответу. При четырех цифрах потребует­
ся 16 шагов, при пяти — 25 и так далее. Общее пра­
вило состоит в том, что при п цифрах потребуется
п хя шагов, то есть и2. Это умеренно быстро и поэ­
тому является потенциально полезным алгоритмом.

249
Глава 26

Даже при 100 цифрах количество требуемых шагов


будет равно всего лишь 10 000 —для современного
компьютера эта работа займет меньше секунды.
Теперь посмотрим на описанный выше алгоритм
подбора кода. Если в коде одна цифра, он требует
10 шагов, если две — 100 шагов, если три — 1000 ша­
гов и так далее. В общем, для подбора кода из тецифр
потребуется 10, умноженное на себя n-ное количе­
ство раз, то есть 10” шагов. При увеличении те это
число быстро выходит за все разумные пределы. Для
взлома кода из ста цифр потребуется 10100шагов, что
намного превышает число атомов в видимой Вселен­
ной. Значит, такой алгоритм в сущности бесполезен
для практических целей и останется таким независи­
мо от того, насколько быстрыми будут становиться
компьютерные процессоры.
Разницу между этими двумя алгоритмами можно уви­
деть в двух алгебраических выражениях: те2и 10". Пер­
вое из них математики называют полиномом, или, что
то же, многочленом, а второе геометрической прогрессией.

НЕ ПРЕВЫШАЙТЕ N2 МИЛЬ В ЧАС

Сегодняшние программисты наверняка знают, как


найти эффективные алгоритмы для выполнения за­
даний, но всему есть предел, даже тому, чего может
достичь даже самый успешный программист. Иссле­
дователи теории сложности называют сложностью
задачи скорость самого быстрого алгоритма, кото­
рый способен ее решить.
Про задания, чей лимит задан многочленом, таким
как п2 или те3, говорят, что они «решаются за поли­
номиальное время» или « находятся в классе Р». (Р —
это класс всех подобных заданий).

250
Как разрушить Интернет

На важность класса Р указал Алан Кобхэм. По его


словам, задачи из класса Р - это по сути все те, ко­
торые можно решить в реальном мире. Их можно
решить на реальном компьютере за разумное время.
С теми заданиями, что не в Р, обычно этого проде­
лать нельзя. Конечно, могут существовать алгорит­
мы, способные их решить, но на это могут уйти века.
Правило Кобхэма представляет собой в какой-то сте­
пени обобщение, но имеет ценность как практиче­
ская рекомендация. Однако оно задает нам сложную
головоломку: как мы можем узнать, входит данное
задание в Р и л и нет? Если написан алгоритм, выпол­
няющий задание быстро, тогда мы знаем, что в за­
дание в классе Р. Это довольно просто, но обратное
уже сложнее. Как вообще можно быть уверенными,
что задание не в Р? Положим, у нас нет для него бы­
строго алгоритма —но что, если этот алгоритм воз­
можен, просто до него никто пока не додумался? Как
мы вообще можем узнать, что мы нашли самый бы­
стрый возможный алгоритм для выполнения зада­
ния? Этот вопрос очерчивает пределы компьютер­
ных возможностей.

КОМПЬЮТЕРНАЯ ОТМЫЧКА

То, что любое натуральное число состоит из про­


стых чисел — один из основополагающих фактов
в математике (см. Как получить настоящую математи­
ческую награду). Например, 6 = 2 х 3 и 66 = 2 x 3 x 1 1 .
Возникает вопрос: если нам дадут число, например,
924, как нам определить, из каким простых чисел
оно состоит? Эта проблема известна под названием
проблемы факторизации.

251
Глава 26

В принципе, это нетрудно. Все, что для этого нужно,


это брать по очереди каждое простое число и смот­
реть, сколько раз 942 будет делиться на него. Попро­
буем для начала поделить на наименьшее простое
число 2. У нас это выходит —в результате получаем
462. Затем мы вновь можем поделить получившееся
число на 2 —получим 231. Теперь результат на 2 уже
не делится, поэтому мы двигаемся дальше к следую­
щему простому числу 3. На него 231 разделить мож­
но. В результате имеем 77. Больше на 3 разделить
не получится, поэтому идем дальше к следующему
простому числу 5. Деление не получается совсем,
поэтому двигаемся дальше к 7. При делении на него
получается 11. Так как результат сам по себе является
простым числом, то мы на этом заканчиваем, а ответ
получается таким: 924 = 2 x 2 x 3 x 7 x 1 1 .
Этот способ всегда работает, независимо от того, ка­
кое число мы возьмем в начале. Проблема в том, что,
когда дело доходит до чисел побольше, процесс стано­
вится медленным до невозможности. Современные
интернет-пароли строятся из чисел длиной в сотни
и тысячи знаков. Чтобы разложить подобное число
на множители, используя данный метод, потребуется
кошмарное количество шагов, абсолютно выходящее
за пределы способностей любого компьютера.
Здесь возникает главный вопрос современной интер­
нет-безопасности: существует ли более быстрый способ
разложения числа на множители? Есть ли какой-нибудь
хитрый математический трюк, используя который,
мы могли бы быстро произвести факторизацию боль­
ших чисел? Говоря языком теории сложности, главный
вопрос в том, находится ли проблема факторизации
целых чисел в Р. Если да, и быстрый метод можно оты­
скать, то он будет универсальной отмычкой для доступа
даже на самые защищенные интернет-сайты.

252
Как разрушить Интернет

Возможно, это прозвучит невероятно, но математи­


ка полна сюрпризов. В 2002 году Маниндра Агравал,
Ниирадж Кайял и Нитин Саксена опубликовали про­
рывную статью под названием «Простые числа в Р».
В ней они показали, что очень похожую задачу можно
решить быстро. А именно, если, имея очень большое
число, мы хотим узнать, является оно простым или нет,
для этого есть быстрый алгоритм, который сделает все
за нас. Это было очень неожиданным открытием.

ДЕЛАТЬ — МЕДЛЕННО, РОВЕРИТЬ — БЫСТРО


Хотя решается проблема факторизации целых чисел
медленно, проверить результат можно очень быс­
тро. Если меня попросят разложить на множители
число 2491, мне потребуется на это какое-то время.
С другой стороны, если меня попросят проверить,
является ли ответом 47 х 53, то, мастерски выполняя
умножение в столбик, я с этим быстро справлюсь
(а еще быстрее с калькулятором). Отсюда вытекает
мысль о том, что можно рассмотреть новый класс
заданий, которые можно быстро проверить, даже
если их нельзя быстро выполнить. На математиче­
ском жаргоне про такие проблемы говорят, что они
«в классе NP». (NP значит «недетерминированное
полиномиальное время»; имеется в виду, что ответ
можно проверить за полиномиальное время).
Теперь у нас есть два класса задач. Во-первых, те, что
можно решить быстро. Одной из них является умно­
жение двух чисел. Набор всех подобных задач извес­
тен под названием Р. Другой класс состоит из тех
задач, ответ к которым можно быстро проверить.
Одна из них —факторизация целых чисел. Этот на­
бор задач носит название NP.
Каким же образом два этих класса соотносятся меж­
ду собой? Конечно же, верно, что всякую задачу, ко­

253
Глава 26

торую можно быстро решить, можно так же быстро


и проверить, а значит Р является подклассом NP.
А вот верно ли обратное — вопрос более сложный.
Верно ли, что всякую задачу, ответ к которой можно
быстро проверить, можно так же быстро решить?
Напрашивается ответ «нет». Кажется, нет существен­
ных причин предполагать, что это будет так. И в са­
мом деле, здравый смысл этому противоречит. Удиви­
тельно, однако, что математикам все еще не удалось
найти ни единого примера задачи, которую можно
быстро проверить и которую со стопроцентной уве­
ренностью нельзя было бы быстро решить.
В соперниках у данной задачи недостатка нет. Одна
из них — разложение чисел на множители. Еще
одна —задача коммивояжера (см. Как посетить сотню
городов за день). Третья —проблема тривиального узла
(см. Как распутать вашу ДНК). Хотя многие люди
подозревают, что эти задачи никогда быстро не ре­
шить, никто не смог доказать это наверняка.
Таким образом, все еще остается возможность, что
то, чего мы меньше всего ожидаем, окажется прав­
дой: что для этих и многих других задач найдется
быстрое решение. Другими словами, что Р = NP.
Если это подтвердится, то мы станем свидетелями
ошеломляющего и крутого поворота во всей исто­
рии математики и вычислительных процессов.
Даже если это неправда, как подозревают многие,
знание о том, что P * NP, ознаменует новую эру в по­
нимании теоретических пределов алгоритмов. Во­
прос о том, действительно ли Р = NP или нет, стал
одной из задач тысячелетия Математического ин­
ститута Клэя, и теперь награда в 1 миллион долларов
ждет любого, кому удастся разрешить ее каким-либо
образом. Одно можно сказать с уверенностью: сумма
в 1 миллион долларов безбожно умаляет истинную
ценность данной задачи.
Г Л А В А 2 7

КАК ЗАДАТЬ ВОПРОС,


НА КОТОРЫЙ НЕТ ОТВЕТА

• Евбулидов парадокс лжеца


• Основания арифметики Готлоба Фреге
• Парадокс Бертрана Рассела
• Принципы математики

Очевиднейший и чистейший парадокс из всех из­


вестных, п а р а д о к с лж е ц а , впервые был сформу­
лирован философом Евбулидом в IV веке до н. э.
При помощи трех коротких слов — «это утвержде­
ние ложно» — он разрушил целое мировоззрение
о том, что любое утверждение должно залезть
в одну из двух коробок, обозначенных как «правда»
и «ложь».

Евбулидов парадокс лжеца напрочь отвергает такую


классификацию. Это утверждение говорит о самом
себе, что оно ложно. Если оно правдиво, но долж­
но быть ложью. С другой стороны, если оно ложно,
то утверждается истина. Лжец мечется между двух
коробок, отказываясь остановить свой выбор на ка­
кой-то одной.
В корне парадокса лежит самосоотносимость. Лжец
пользуется способностью предложения в англий­
ском языке (или изначально в греческом) описы­
вать самого себя. Есть много различных способов
нарядить парадокс лжеца в одежку помоднее. Вот,
например:

255
Глава 27

1. Утверждение 2 правдиво.
2. Утверждение 3 правдиво.
3. Утверждение 1 ложно.

Подобные парадоксы являются замечательными го­


ловоломками, но несут ли они в себе практическую
ценность? Ответ однозначный: да. Спустя тысячеле­
тия евбулидов парадокс лжеца незаметно прокрался
в мир математики. Дважды в течение XX столетия
он едва не разрушил всю стройную систему устояв­
шихся взглядов. Меры, которые предприняли ма­
тематики во избежание катастрофы, впоследствии
транспортировали весь предмет.

МНОЖЕСТВА И ЛЕСТНИЦЫ

В конце XIX века Георг Кантор шокировал своих


современников тем, что разделался с понятием бес­
конечности. Он показал, что это понятие не являет­
ся единым и монолитным: существует бесконечная
лестница бесконечностей, где каждая верхняя сту­
пенька выше предыдущей (см. Как досчитать до бес­
конечности). Нравится нам это или нет, но никто
не мог отрицать, что мысль Кантора была поистине
выдающейся. А то, что она строилась на единствен­
ной очень простой идее, еще более поразительно.
Множество является не более чем совокупностью
объектов. Такое незамысловатое определение, ка­
залось, сформировало прочную основу для наблю­
дений Кантора. По крайне мере, так казалось до тех
пор, пока логик Бертран Рассел не обнаружил, что
древний парадокс Евбулида таится у самого сердца
новой модной теории.
Как задать вопрос, на который нет ответа

ПАРАДОКС РАССЕЛА

Если множество — это всего лишь совокупность ве­


щей, то нет причин, чтобы не иметь множества
множеств. В общем-то, мы могли бы даже вести речь
о множестве всех множеств. А вот здесь возникает
одно очень необычное свойство: это множество
является элементом самого себя. Бертран Рассел
предположил, что множества, которые содержат
себя в качестве своего элемента, породили бы такую
же парадоксальную ситуацию, как и предложения,
описывающие самих себя. Большинство знакомых
нам наборов объектов, конечно же, не ведут себя
таким странным образом. Поэтому Рассел разделил
вселенную множеств на две части: необычные множе­
ства, которые включают себя в качестве своего эле­
мента, и обычные множества, которые не включают.
Парадокс Рассела касается совокупности всех обыч­
ных множеств. Обозначим его R Вопрос же Рассела,
на который нет ответа, таков: а само Добычное мно­
жество или нет?
Чтобы понять суть проблемы, предположим, что R —
необычное множество. Это значит, что оно вклю­
чает себя в качестве своего элемента. Однако в со­
став R могут входить только обычные множества,
а значит это невозможно. С другой стороны, пред­
положим, что R обычное множество. В этом случае
оно удовлетворяет необходимому требованию для
включения в состав R и, следовательно, включается
в R Это означает, что R - необычное множество. Как
и в случае с парадоксом лжеца, любое предположе­
ние здесь ведет к противоречию.
Рассел также предложил аналогию из реального
мира, чтобы наглядно показать свою идею. Ее ино­
гда еще называют парадоксом брадобрея. В деревне все

257
Глава 27

мужчины бреются каждый день. Некоторые бреют­


ся сами, а все остальные у городского брадобрея.
Известно, что брадобрей бреет исключительно тех
мужчин, которые не бреются сами. Отсюда вопрос:
сам брадобрей бреет себя или нет?
Рассел осознавал важность данного парадокса, а так­
же знал, что он ставит под угрозу не только беско­
нечности Кантора.

ОСНОВАНИЯ ФРЕГЕ

Еще со времен Платона математики и философы


спорили о природе таких математических объектов,
как числа. До какой степени можно говорить о су­
ществовании чисел? Они только в нашей голове или
же они существуют в объективной реальности?
Нежели пытаться найти ответ на вопрос, чем числа
являются, проще сказать, для чего они служат. С на­
чала времен числа служили преимущественно одной
цели: счет. Другими словами, числа измеряют мно­
жества. Это была та база, на которой Готлоб Фреге
пытался выстроить первые полноценные основания
математики.
Что такое число 2? Это довольно сложный вопрос. Го­
раздо проще определить это на конкретных примерах:
два банана, две машины, двое людей и так далее. Мысль
Фреге была в том, чтобы определить число 2 как пол­
ную совокупность всех подобных пар вещей. Затем,
используя лишь базовые свойства множеств и законы
чистой логики, Фреге удалось получить все знакомые
нам арифметические свойства чисел.
Работа Фреге Grundgesetzeder Arithmetik («Основные за­
коны арифметики») начинала принимать форму ве­

258
Как задать вопрос, на который нет ответа

ликого достижения. Но открытие парадокса Рассела


нанесло ей жестокий удар —прямо накануне выхода
работы из печати. Открытие того, что понятие мно­
жества всех множеств по сути своей противоречиво,
для проекта Фреге было катастрофическим.

ПРИНЦИПЫ МАТЕМАТИКИ

Тщательная работа Фреге безжалостно рушилась


на его глазах. Однако его цель сделать так, чтобы
математика твердо стояла на ногах, была благород­
ной, и впоследствии Рассел тоже поставил перед
собой эту цель. В сотрудничестве со своим учителем
Альфредом Нортом Уайтхедом Рассел принялся тру­
диться над трехтомным шедевром Принципы матема­
тики.
Эта работа была чудом технического мастерства,
но ее практически невозможно было читать. Ей уда­
лось воскресить многие из соображений Фреге, за­
менив множества на более сложные и менее нагляд­
ные объекты, названные типами.
В отличие от множеств, каждый тип имеет уровень.
Типы нулевого уровня напоминают обычные множе­
ства объектов, типы 1 уровня —это множества мно­
жеств, 2 уровня —множества множеств других мно­
жеств, и так далее. В общем, типы могут включать
лишь другие типы низших уровней. При этом важно,
что ни один Тип не может включать сам себя.
Данная теория типов ввела новый слой технических
формальностей вдобавок к и без того заумным сооб­
ражениям Фреге. Удивительно, но лишь на 83 стра­
нице второго тома Принципов делается вывод, что
1 + 1 = 2 (здесь авторы сухо отмечают, что «вышеизло­

259
Глава 27

женная теорема лишь изредка может пригодиться»).


Эти колоссальные усилия были возмещены тем, что
порожденных парадоксом Рассела противоречивых
монстров удалось избежать. Первое современное
нападение парадокса лжеца на законы арифметики
наряду с теорией бесконечности Кантора удалось пе­
режить.

АКСИОМЫ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

В Принципах математики Рассел и Уайтхед достигли


поистине необычайных вещей. Чего же именно? Це­
лью их работы было обосновать самое сердце мате­
матики.
Любой может положить ноги на стол и лениво рассуж­
дать о математике: «нет, совершенных четных чисел
не существует», «да, гипотеза Римана верна». Что от­
личает теорему от простой догадки или гипотезы, так
это то, что кто-то предоставил неоспоримые доводы
в ее поддержку. Они называются доказательством.
Это та волшебная составляющая, которая отличает
математику от всех остальных областей мысли.
Если говорить более точно, доказательство —это по­
следовательность логических выводов, завершающих­
ся утверждением теоремы. Выстраивание доказатель­
ства —та еще работенка, так как каждая фаза в этих
доводах должна быть настолько проста, чтобы быть
очевидно верной. Чтобы получить настолько слож­
ный результат, как, к примеру, гипотеза Пуанкаре, мо­
жет потребоваться огромное количество таких шагов.
Однако доказательства не возникают из воздуха.
В начале каждого доказательства должны быть ка­
кие-то исходные предположения, называемые аксио­
мами. Это вполне обоснованное требование, но оно

260
Как задать вопрос, на который нет ответа

наводит на и впрямь очень сложный вопрос: если


математики занимаются исследованием поведения
обычных чисел 0, 1,2, 3, 4, 5, ..., какими тогда долж­
ны быть эти базовые аксиомы? Каковы основопола­
гающие аксиомы арифметики?

МЕЧТА ГИЛЬБЕРТА

Исследования в области арифметических аксиом


в полном объеме начались в XIX веке в работах Джу­
зеппе Пеано, Готлоба Фреге и других. Представле­
ния этих двух людей были вплетены в монументаль­
ную работу Принципы математики.
Этот интеллектуальный снежный ком, конечно, на­
бирал скорость, но куда же он катился? Окончатель­
ная цель была озвучена Давидом Гильбертом в нача­
ле XX века. Он надеялся создать систему, дающую
логически неоспоримую основу, на которой бы стро­
илась арифметика. Она должна включать аксиомы,
а также набор правил доказательства, указываю­
щий, как можно, а как нельзя выводить утверждения
из других утверждений.
Гильберт установил некоторые критерии, которым
должна соответствовать подобная система. Что
наиболее важно, она должна быть непротиворечива.
То есть, если вы следуете правилам системы, вы ни
при каких обстоятельствах не должны получить бес­
смысленный результат вроде 2 + 2 = 5.
Второе требование было более амбициозным: сис­
тема должна быть полной. Это означало, что любое
истинное утверждение о числах должно быть выво­
димо из этой системы. То есть для любого утвержде­
ния (назовем его Н) должно быть выводимо либо
Н (если Н истинно), либо «не Н» (если Н ложно).

261
Глава 27

Такая система была найдена —правда, не в арифме­


тике, а в более простой области (логике высказы­
ваний). Гильберт поверил, что математики могут
и впрямь укротить дикий мир чисел. Это была боль­
шая и вдохновляющая цель. С появлением Принци­
пов математики и с уходом на задний план парадок­
са Рассела мечта забрезжила в заманчивой близи.
Но этому не суждено было случиться. Парадокс лже­
ца вновь появился в самый важный момент, и на этот
раз никакого объема тяжелой работы не хватило
бы, чтобы его обойти.

ТЕОРЕМА ГЁДЕЛЯ О НЕПОЛНОТЕ

Принципы математики привлекли к себе внимание


всего мира. В Вене молодой логик по имени Курт Гё­
дель посвящал огромное количество времени изуче­
нию системы, которую тщательно выстроили Рассел
и Уайтхед, проверяя ее на наличие трещин.
Ключ к парадоксу лжеца кроется в способности
английского языка описывать свои собственные
утверждения. Гёдель понимал, что язык Принципов
достаточно богат, чтобы в нем можно было проде­
лать похожий трюк. И вот в 1931 году он нанес на­
деждам Гильберта сокрушительный удар. Изобретя
оригинальный способ кодирования доказательств
внутри арифметических утверждений, Гёдель смог
перевести на язык Принципов следующее утвержде­
ние: «у этого утверждения нет доказательства».
Это был парадокс как раз в духе Евбулида. Если
мы обозначим утверждение Гёделя как G, то затем
G либо можно доказать, либо нельзя. Если можно,
то это катастрофа: значит, правила позволяют выве­
сти ложное утверждение, и в таком случае система

262
Как задать вопрос, на который нет ответа

противоречива. Альтернативный вариант — G до­


казать нельзя. В этом случае оно, на первый взгляд,
безвредно: G верно, и, следовательно, система не­
противоречива. Однако теперь G образует пример
утверждения, которое верно, но не может быть до­
казано в рамках системы. Следовательно, система
является неполной.
Теорема Геделя означала не только то, что Принципы
математики не справились с целью обосновать всю
математику. Ее можно было с равным успехом при­
менить ко всем последующим возможным системам,
которые выведут математики будущего.
Мечта Гильберта о полной непротиворечивой систе­
ме, лежащей в основе арифметики, была абсолютно
нереализуема. Ничего из того, что было бы записано
математиками (или затем заложено в компьютерную
программу), не смогло бы никогда охватить всего бо­
гатства арифметики.
Великий математик Джон фон Нейман как-то при­
сутствовал на лекции Геделя, где тот объявил о сво­
ем историческом результате. В конце лекции все
услышали его слова: «Все кончено». Вообще-то, как
знает любой владелец компьютера, эра логики тогда
еще только начиналась.
Г Л А В А 2 8

КАК РАСПОЗНАТЬ
МОШЕННИЧЕСТВО

♦ Первый цифровой феномен Саймона


Ньюкомба
• Закон Фрэнка Бенфорда
* Масштабирование и изменение масштаба
• Теорема Теодора Хилла

Современный мир полон статистики. Начиная с фут­


больных лиг и лотерейных билетов и заканчивая ми­
ровыми температурными значениями и численно­
стью населения городов — куда ни посмотри, везде
найдется что описать с помощью чисел. Источников
у статистических задач может быть уйма. Какие-то
берут начало в человеческой деятельности — либо
в спорте, либо в бизнесе; другие, как, например, гео­
графические данные, описывают сугубо природные
явления. Тем не менее есть некоторые основные
черты, которые для многих наборов данных явля­
ются общими. В конце XIX века астроном Саймон
Ньюкомб заметил, что во многих наборах данных
повторяется одна крайне неожиданная модель.

Возьмем любые наборы данных, такие как площади


бассейнов рек во всем мире. Наблюдения Ньюкомба
касались первой цифры каждого числа, точнее, пер­
вой значащей цифры. Так, к примеру, в числе 7 058
первой значащей цифрой будет 7. Все нули в нача­
ле мы не учитываем, поэтому в числе 0,00501 такой
цифрой будет 5.

264
Как распознать мошенничество

Возникает вопрос: как часто можно ожидать, что


каждая из циф р 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, и 9 будет оказы­
ваться первой значащей цифрой? Ответ очевиден —
каждая из них в среднем должна появляться с той же
частотой, что все остальные. Конечно, могут быть
небольшие отличия, но в основном это будет так.
По крайней мере это то, чего ожидало бы большин­
ство людей. Однако, когда Ньюкомб все-таки провел
свой эксперимент, он был ошеломлен, обнаружив
нечто совершенно иное. При использовании дан­
ных из ряда различных источников становился по­
нятным общий тренд: не все первые цифры встреча­
лись с одинаковой частотой.

НЕКОТОРЫЕ ЦИФРЫ БОЛЕЕ


РАСПРОСТРАНЕНЫ, ЧЕМ ДРУГИЕ

Во времена, предшествующие появлению карман­


ных калькуляторов, логарифмические таблицы
были источником пыток для целых поколений сту­
дентов, неохотно изучавших математику. Логариф­
мы, имеющие сокращенное обозначение «log», —
удобные приспособления для умножения и деления
крупных чисел.
Саймон Ньюкомб заметил, что в довольно старень­
кой и потрепанной книжечке с логарифмически­
ми таблицами, которой он пользовался, начальные
страницы были гораздо более замусоленными, чем
те, что ближе к концу книги. Следует отдать должное
его научной любознательности, благодаря которой
Ньюкомб, вместо того чтобы отбросить в сторону
это случайное наблюдение, принялся его объяснять.
Здесь нужно сказать о том, что книга с логарифми­
ческими таблицами — это вам не роман: вы не чи­
Глава 28

таете ее с начала до конца. Ну разве что вы хотите


помереть со скуки. Она скорее напоминает словарь:
вы находите то, что вам нужно. Если первые стра­
ницы книги потрепаны сильнее, чем те, что идут
за ними, это наводит на мысль, что люди осущест­
вляют вычисления с числами, расположенными бли­
же к началу книги, чаще, чем с теми, что идут потом.
Ньюкомб начал изучать наборы данных в реальном
мире и наблюдать за склонностью каждой цифры
возникать в начале числа. Он обнаружил, что циф­
ра 1 возникает как первая цифра гораздо чаще, чем
другие. Вообще-то, 1 является первой цифрой при­
мерно в 30% всех случаев. Оставшиеся же цифры
возникают в начале с уменьшающейся частотой,
в соответствии с диаграммой ниже.
Откуда взялась такая закономерность? Был ли это
единичный случай, возможно, любопытный побоч­
ный продукт какого-то определенного типа данных,
которые рассматривал Ньюкомб? Никто не мог дать
ответа на данный вопрос до 1938 года, когда физик
Фрэнк Бенфорд пошел по стопам Ньюкомба. Он сде­
лал такое же случайное наблюдение относительно
использования логарифмических таблиц, а потом
заново открыл ту же странную закономерность, что
и Ньюкомб. Затем Бенфорд принялся проверять
ее на очень широком спектре данных. Он анализи­
ровал бейсбольную статистику, площади бассейнов
рек, смертность, квадратные корни различных чи­
сел, адреса американских математиков, вес моле­
кул и прочие всевозможные числа, появляющиеся
на страницах журналов, а также во многих других
источниках данных. Он обнаружил, что Почти в ка­
ждом случае распределение первых цифр почти
в точности следовало правилу, которое открыли
он и Ньюкомб.

266
Как распознать мошенничество

Как Ньюкомбу, так и Бенфорду удалось найти ф ор­


мулу, которая описывала данную закономерность.
Позднее она стала известна как закон Бенфорда (что
немного несправедливо по отношению к Ньюком­
бу, который все-таки открыл его первым). Гово­
ря точно, закон утверждает, что и должно возни­
кать в качестве первой цифры с частотой, равной
log10(l + 1 /и ). Закон Бенфорда превратил таинствен­
ный феномен первой цифры в нечто, приближающе­
еся к математической гипотезе. Тем не менее он все
равно не давал никакого намека на то, откуда взялось
это странное явление.

МЕЖДУ СЛИШКОМ И НЕДОСТАТОЧНО


ПРОИЗВОЛЬНЫМ

Закон Бенфорда справедлив в огромном количе­


стве ситуаций, но не всегда. Если проводить экспе­

267
Глава 28

римент, подбирая числа в случайном порядке между


1 и 99, результат будет равномерным: в среднем каж­
дая цифра будет оказываться первой с одной и той
же частотой. Этот закон не действует и в том случае,
когда числа расположены в очень узком диапазоне.
Если измерить возраст (в годах) детей в детском
саду, нельзя ожидать, что закон Бенфорда сработа­
ет: в большинстве своем первые числа будут разбро­
саны между 3 и 6. Аналогично, если измерять дли­
тельность фильмов в кинотеатре часами или высоту
лошадей в стойле в метрах, то все эти числа будут
находиться в очень узком диапазоне, чрезвычайно
ограничивая разброс первых чисел.
Однако между этими двумя вариантами есть бесчис­
ленные ситуации, когда закон Бенфорда все-таки
справедлив, причем с поразительной точностью.
И снова можно задать тот же вопрос: почему вообще
этот закон работает?

СКЕЙЛИНГ И РЕСКЕЙЛИНГ

Скажем, если измерять высоту гор, мы не будем ожи­


дать, что распределение первых цифр будет серьез­
но обусловлено выбором единиц измерения. Если
измерять в метрах, в дюймах или в футах, каждое от­
дельное число будет меняться, но общая закономер­
ность в целом будет сохраняться. Отсюда вывод, что
распределение первых цифр должно быть масштаб­
но-инвариантным, или, как еще говорят, должно со­
храняться при рескейлинге.
Рескейлинг, или изменение единиц измерения, сво­
дится к умножению на какое-то определенное число.
В случае перевода метров в сантиметры таким чис­
лом будет 100. Если существует универсальный закон

268
Как распознать мошенничество

распределения первых цифр, он должен сохранять­


ся при рескейлинге.
Распределение первых цифр в равномерно распре­
деленных данных при рескейлинге не сохраняется.
К примеру, можно начать с абсолютно равномерно­
го набора данных:
1, 1,5, 2, 2,5, 3, 3,5, 4, 4,5, 5, 5,5, б, 6,5, 7, 7,5,
8, 8,5, 9, 9,5.
Здесь все цифры и правда возникают с одинаковой
частотой. Когда мы изменим единицы измерения,
умножив все на 2, то получим новые числа:
2, 3, 4, 5, б, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19.
Здесь первой цифрой в большинстве случаев являет­
ся 1. Если же мы умножим исходные данные не на 2,
а на 3, то получим следующее:
3, 4,5, 6, 7,5, 9, 10,5, 12, 13,5, 15, 16,5, 18, 19,5, 21,
22,5, 24, 25,5, 27, 28,5.
И снова первые цифры 1 и 2 встречаются гораздо
чаще остальных. Этот пример показывает нам, что
равномерное распределение первых цифр не явля­
ется масштабно-инвариантным.
Однако распределение, представленное законом
Бенфорда, является инвариантным. Если начать
с набора данных, подчиняющихся закону Бенфорда,
а затем умножить их на одно и то же число, перемас­
штабированные данные также будут’ подчиняться за­
кону Бенфорда. Это было первым убедительным час­
тичным объяснением этого закона. А второе было
еще более убедительным: закон Бенфорда представ­
ляет собой единственное масштабно-инвариантное
распределение первых цифр. Ни одно другое рас­
пределение первых цифр не имеет свойства мас­
штабной инвариантности.

269
Глава 28

БЕНФОРД ОТПРАВЛЯЕТСЯ
НА БЕЙСДЖАМПИНГ

Закон Бенфорда в том виде, в котором он формули­


ровался выше, относится только к числам, записан­
ным в нашей обычной десятичной системе счисле­
ния (для более подробной информации по различ­
ным системам счисления см. Как разговаривать с ком­
пьютером). Это традиционный способ записи чисел,
но с точки зрения математики он ничем не лучше
других. Значит, если и существует универсальный
закон о первых цифрах, он должен учитывать пер­
вые цифры во всех системах счисления, а не только
в десятичной. В 1995 году Теодор Хилл показал, что
закон Бенфорда — это единственный возможный
способ распределения первых цифр, не зависимый
от системы счисления. Если начать с набора данных
в десятичной системе счисления, которая подчиня­
ется закону Бенфорда, а затем перевести их, скажем,
в троичную, результат, в общем-то, не изменится. Го­
воря формально, цифра п в системе счисления с ос­
нованием Ъвозникает в качестве первой значимой
цифры с частотой log4 (1 + 1/ п) .

ХИЛЛ РЕШИЛ ВСЕ СМЕШАТЬ

Аргументы насчет масштабной инвариантности


и инвариантности относительно системы счисления
были достаточно убедительными доводами в пользу
закона Бенфорда. Однако они не решали главной
проблемы: многие наборы данных подчиняются
закону Бенфорда, но ведь некоторые нет. Сам Бен-
форд, глядя на свои данные, заметил, что не всякий
источник данных идеально отвечал бы этому закону.

270
Как распознать мошенничество

Мысль о том, что данные должны быть распределе­


ны не совсем равномерно, но и не сжаты в чересчур
узкий диапазон, верна, но ее вряд ли можно считать
математически точной.
Ключ к разгадке Бенфорд нашел сам: лучше всего его
закон выполнялся, когда он объединил все собран­
ные данные в один ряд. Когда он свалил в одну кучу
вес атомов, номера домов на улицах, физические по­
стоянные, биржевые данные, получившаяся смесь
стала практически идеально удовлетворять его
закону.
Это напрашивалось само по себе: ведь данные
во всем мире возникают из множества различных
распределений: равномерного распределения лоте­
рейных номеров, нормального распределения чело­
веческого роста (см. Как родить красивых детей) и так
далее. Когда же все это перемешивается между собой
для образования «случайного распределения» и уже
из получившегося результата берутся первые числа,
то закон Бенфорда вылезает на свет. Вся идея заклю­
чалась в этом, но, чтобы она стала полноценно на­
учной, потребовалось прибегнуть к технически про­
двинутой теории вероятностей. Этого добился Хилл
в 1995 году, завершив объяснение закона Бенфорда.

БЕНФОРД ОТПРАВЛЯЕТСЯ В СУД

Закон Бенфорда был, конечно, неожиданно стран­


ным свойством системы записи чисел. Одна только
его неожиданность делает его очень важным фак­
том —не только в математике, но и в реальном мире.
Одно полезное применение он нашел в выявлении
мошенничества, где первопроходцем в 1990-х был
Марк Нигрини. Когда нечестные бизнесмены фаль­

271
Глава 28
i

сифицируют свою бухгалтерию, кажется, что они


совсем не знакомы с законом Бенфорда. С другой
стороны, исследования говорят, что, когда с бухгал­
терскими данными все по закону, они этому закону
подчиняются. Для следователя, знакомого с законом
Бенфорда, фальсифицированные данные, в кото­
рых обычно первые цифры распределены приблизи­
тельно равномерно, будут сильно бросаться в глаза.
Как говорилось выше, бывают ситуации, в которых
закон Бенфорда неприменим, поэтому только лишь
то, что он не работает, не гарантирует криминала.
Тем не менее это может служить сильным подкреп­
ляющим доказательством и уже использовалось для
заключения под стражу нескольких мошенников
в США.
Г Л А В А 2 9

КАК ПРИДУМАТЬ ШИФР, КОТОРЫЙ


НЕВОЗМОЖНО ВЗЛОМАТЬ

• Секретное письмо: криптография


и криптоанализ
Моноалфавитные и полиалфавитные
шифры
• Шифр, который не взломаешь: система
одноразовых блокнотов
Держите свои деньги в безопасном месте:
криптосистема с открытым ключом

В ходе всей кровавой истории человечества почти


всегда существовала необходимость в способах
безопасного общения со своими шпионами, войска­
ми и союзниками, лишающих врагов возможности
прослушки. В этом заключается суть науки крипто­
графии. В то же время мы всегда хотим перехваты­
вать сообщения врага и раскрывать его тайные пла­
ны. Чтобы этого добиться, необходимо уметь взла­
мывать шифры. В этом искусство криптоанализа.

Взлом вражеского шифра может стать переломным


моментом в войне. Наиболее известный пример по­
следнего времени — Вторая мировая война, когда
союзные войска взломали шифр Энигмы в Европе
и Purple на Тихом океане, получив ключевое страте­
гическое преимущество.
Одним из многих, кто был вовлечен в эту работу,
был великий математик Алан Тьюринг (см. Как раз­
рушить Интернет).

273
Глава 29

УМЕНИЕ ХРАНИТЬ ТАЙНУ

Среди древних форм тайного письма есть одна, при


которой изменяются отдельные буквы сообщения
в соответствии с неким правилом. Это называется
шифром. Простейшим примером будет перемешан­
ный перед написанием сообщения алфавит. Это на­
зывается моноалфавитным шифром. Вот один из воз­
можных ключей. (Для шифруемого текста принято
использовать маленькие буквы, а для зашифрован­
ного —заглавные.)

Чтобы понимать друг друга, отправитель и получа­


тель должны знать ключ. В таком случае шифровать
и расшифровывать сообщения будет легко. Чтобы
усложнить процесс расшифровки для любого пере­
хватчика, пунктуация и пробелы опускаются.

ВЗЛОМ Ш ИФ РА АЛЬ-КИНДИ

Предположим, вы перехватили зашифрованное


сообщение. Если у вас нет ключа, как можно попы­
Как придумать шифр, который невозможно взломать

таться взломать шифр? В IX веке в Ираке ученый


аль-Кинди во время изучения Корана сделал важное
наблюдение: не все буквы в арабском языке встре­
чаются одинаково часто. То же самое, конечно, от­
носится и к английскому, и вообще ко всем языкам,
в которых есть алфавит.
Из этого на первый взгляд безобидного наблюдения
аль-Кинди развил мощную технику под названием
частотный анализ. Суть в том, что подсчитывают­
ся наиболее типичные символы в зашифрованном
сообщении, а затем проводится попытка заменить
их на наиболее типичные буквы в английском ал­
фавите. Для этого нам нужно знать, что это за бук­
вы. Таблица с буквами английского алфавита перед
вашими глазами показывает среднюю частотность
каждой буквы.

275
Глава 29

Предположим, теперь мы перехватили сообщение,


предназначенное для врага:

Без ключа здесь придется основательно попотеть.


Однако же, если мы примем во внимание, что сооб­
щение зашифровано при помощи моноалфавитного
шифра, то можем попытаться применить частотный
анализ. Для начала нужно проанализировать, как
часто возникают разные буквы:

Так как две наиболее часто встречающиеся буквы


в этом зашифрованном тексте — это G и X, можно
предположить, что они представляют собой 2 наи­
более типичные буквы обычного алфавита, е и t со­
ответственно. Если это верно, то мы практически
расшифровали текст:

276
Как придумать шифр, который невозможно взломать

В частотном анализе используются не только от­


дельно взятые буквы. Некоторые пары букв бывают
более типичными, чем другие. Самой типичной, по­
жалуй, будет th. В сообщении сверху в трех случаях
за расшифрованной буквой t идет зашифрованная
буква А. Это наводит нас на мысль о том, что А мо­
жет представлять собой h. Сделав такое предположе­
ние, мы получаем:

Если продолжать в том же духе заменять наиболее


частотные зашифрованные буквы их частотными
аналогами в английском языке, в конечном итоге
мы должны суметь расшифровать весь текст. Од­
нако частотный анализ являет собой нечто схожее
с искусством. Нельзя бездумно заменять одну букву
на другую в соответствии с ее частотностью и ожи­
дать, что шифр взломается. Буквосочетание «сг»,
может быть, и не является типичным, если гово­
рить в общем, но, если сообщение имеет отношение
к Чешской Республике, тогда такое сочетание букв
будет встречаться часто. В большинстве случаев не­
обходимо испробовать разные варианты. Обычно
требуется гораздо более длинный фрагмент текста.
Данный пример несколько искусственный.

277
Глава 29

ШИФ РОВАЛЬЩ ИКИ И ДЕШИФ РОВЩ ИКИ:


ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ
Частотный анализ существует уже несколько веков.
За все это время криптографы сумели найти не­
сколько способов улучшить моноалфавитные шиф­
ры в попытке перехитрить криптоаналитиков. Один
из методов подразумевает увеличение количества
символов, используемых в шифровке, причем шиф­
рование каждой буквы происходит более чем одним
способом. Такой способ называется полиалфавит-
ным шифрованием. Его можно еще усилить введением
дополнительных ложных символов, которые тоже
нужно расшифровывать. Они ничего не обозначают
и будут удалены получателем сообщения, но служат
для запутывания криптоаналитика, который занима­
ется расшифровкой сообщения. Вот пример такого
полиалфавитного шифра и сообщения:

ПЕРВЫЙ ШИФР, КОТОРЫЙ НЕЛЬЗЯ ВЗЛОМАТЬ


Основной проблемой для моноалфавитных шифров
является то, что каждая буква всегда шифруется од­

278
Как придумать шифр, который невозможно взломать

ним и тем же образом, что дает лазейку частотному


аналитику. Избежать этого помогают полиалфавит-
ные шифры и другие способы, но, по большому счету,
частотный анализ все равно дает криптоаналитикам
шанс докопаться до истины. Существуют и другие ме­
тоды шифрования, над которыми метод частотного
анализа абсолютно не властен. В пример можно при­
вести известную систему одноразовых блокнотов.
Этот способ сводится к шифрованию каждой буквы
текста при помощи нового моноалфавитного шиф­
ра. Он рассчитан на то, что сам текст будет служить
ключом. Предположим, что ключ начинается так:
«alphacentauri».
Если мы хотим зашифровать текст «sleepersawake»,
первым шагом будет замена первых букв в обычном
тексте и в ключе на число, обозначающее их место
в алфавите. То есть это будет 1 для А и 26 для Z.

Теперь для того, чтобы зашифровать сообщение, сло­


жим число, отвечающее букве ключа, с числом, отве­
чающим букве текста. Если результат равен 27 и выше,
вычитаем из него 26. Затем заменяем получившиеся
числа на соответствующие им буквы, чтобы посмо­
треть зашифрованное сообщение. Например, первая
буква ключа —а, это первая буква английского алфави­
та; первая буква текста —s, это 19-я буква английского
алфавита; сложив 19 и 1, получаем 20. Значит, первой
буквой зашифрованного сообщения станет 20-я буква
английского алфавита, то есть Т.

279
Глава 29

КАК ВЗЛОМАТЬ ШИФР,


КОТОРЫЙ НЕЛЬЗЯ ВЗЛОМАТЬ

Система одноразовых блокнотов в буквальном


смысле является ш ифром, которы й нельзя взло­
мать. Заш иф рованны й текст сверху, состоящий
из 13 букв, мог бы обозначать любой обычный
текст. Вы никак не сможете разобраться без досту­
па к ключу. Ч астотны й анализ здесь бесполезен,
потому что одна буква может быть заш ифрована
по-разному всякий раз, когда она возникает в тек­
сте. К примеру, буква е встречается в обычном
тексте, которы й вы видите сверху, три раза, и в ка­
ждом случае она заш ифрована по-разному. Един­
ственный способ взломать шифровальную систему
одноразовых блокнотов —это украсть или еще ка­
ким-либо образом достать ключ.
Вот где кроется слабое место шифра. Хотя сам
по себе его не взломаешь — тут каждый раз требу­
ется новый ключ, повторное использование клю­
ча делает его уязвимым для криптоанализа. Обмен
этими многочисленными ключами представляет
риск для безопасности. По этой причине во время
войн захват вражеских книг с шифрами был стра­
тегическим приоритетом. В них содержатся ключи
к нескольким системам одноразовых блокнотов или
к похожим кодам.

280
Как придумать шифр, который невозможно взломать

Ш ИФ РЫ В XXI ВЕКЕ

Ш ифры, защищающие вашу электронную почту,


не являются системами одноразовых блокнотов
или моноалфавитными шифрами. Это современная
форма шифров, появившаяся в 1970-х, —шифрование
с открытым ключом. Исходя из названия, главное
отличие касается того, как ключи распределяются.
Для моноалфавитных шифров, систем одноразовых
блокнотов и многочисленных вариаций на эту тему
ключ должен находиться и у отправителя, и у полу­
чателя информации, а шифрование и дешифровка
тогда становятся симметричными операциями.
Ш ифрование с открытым ключом работает совер­
шенно по-новому. Здесь ключ имеет две половины:
открытую и персональную. Предположим, что кто-
то хочет отправить секретную информацию интер­
нет-компании. Первым делом нужно узнать их от­
крытый ключ, который находится в свободном до­
ступе. Затем сообщение шифруется при помощи
этого общего ключа и отправляется в компанию.
Однако дешифровку нельзя провести при помощи
одного лишь общего ключа. Впервые симметрия
шифровки и дешифровки нарушена. Дешифровка
требует персонального ключа, который есть только
у владельца. В самых типичных формах шифрования
с открытым ключом персональный ключ состоит
из двух больших простых чисел: скажем, р и q. Тогда
открытым ключом будет р х q. Вы спросите, а нельзя
ли вычислить эти р и q, опираясь на р х q. Ответом,
вероятно, будет «нет». Однако этот вопрос на самом
деле является одним из глубочайших в компьютер­
ных науках, (см. Как разрушить Интернет).
Г Л А В А 3 О

КАК ИЗБЕЖАТЬ ТЮРЬМЫ

• Дилемма заключенного и теория игр


Равновесие Джона Нэша
Контракты и кооперативные игры
Шахматы, шашки и искусственный интеллект

Два нечестных финансиста, Ал и Берни, были аре­


стованы за мошенничество. Пока они ждут суда,
полиция держит их в отдельных камерах. Тем вре­
менем прокурор обдумывает небольшую проблему.
На текущий момент доказательств достаточно лишь
для осуждения их за относительно безобидное на­
логовое преступление. Для обвинения их в мошен­
ничестве ему нужно, чтобы один из них дал показа­
ния против другого.

Обдумав эту ситуацию, прокурор приходит в камеру


к Алу и предлагает ему следующую сделку:
1. Если вы дадите показания против своего подель­
ника, а он против вас —нет, тогда, используя ваши
показания, мы сможем осудить его за мошенни­
чество. Ему дадут 10 лет тюрьмы, а вы выйдете
на свободу.
2. Если вы откажетесь от сотрудничества, а ваш
подельник даст показания против вас, все будет
с точностью до наоборот. Вам дадут 10 лет тюрь­
мы, а он выйдет на свободу.
3. Если ни один из вас не сдаст другого, тогда нам ни­
чего не остается, как предъявить менее серьезное

282
Как избежать тюрьмы

обвинение в уклонении от уплаты налогов. Каж­


дый из вас получит по 2 года тюрьмы.
4. Если вы оба дадите показания друг на друга, каж­
дый из вас получит по 8 лет тюрьмы.

Когда Ал отправился раздумывать над этим, проку­


рор пошел к Берни и сделал ему точно такое же пред­
ложение.
Допустим, что ни Ал, ни Берни не испытывают угры­
зений совести насчет совершенных ими преступле­
ний , и их не волнуют такие вещи, как справедливость
и правосудие. Они не имеют также ни малейшей за­
интересованности в судьбе своего подельника. Един­
ственное, что их волнует, — как свести к минимуму
грозящий им срок. Отсюда вопрос: какую этим жули­
кам выбрать тактику?
Оставшись один в своей камере, Ал раздумывает над
возможными вариантами: «Для нас обоих лучшим
вариантом будет третий. Там самый маленький срок
среди всех предложенных. Так что, может, лучше
сидеть и помалкивать и надеяться, что Берни будет
вести себя так же. Хотя, минуточку... если он загово­
рит, мне грозит 10 лет. Если хорошо подумать, что
бы ни выбрал Берни, мне-то выгоднее всего его сдать».
Остановившись на этом, Ал решил сотрудничать
с полицией. Берни же в своей камере рассуждает
точно таким же образом и приходит к такому же вы­
воду. Они сдают друг друга, и, таким образом, возни­
кает ситуация номер 4.
Эта задача известна под названием дилеммы заклю­
ченного. Причина, по которой она интересна мате­
матикам, — в ее парадоксальном оттенке. Глядя с не­
которого расстояния на все варианты, описанные
выше, и рассматривая заключенных как пару, мы ви­
Глава 30

дим, что третий вариант и правда самый лучший.


Однако оптимальной тактикой для каждого из них
по отдельности будет сдать другого, что приводит
нас к четвертому варианту, который для них обоих
самый плохой.

БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРОСТО ИГРА

Дилемма заключенного, описанная выше, является от­


правным пунктом в таком предмете, как теория игр.
У нее длинная история в том смысле, что люди уже
давно применяют математические рассуждения для
изучения традиционных настольных игр, таких как
шахматы и го. Однако лишь недавно в работе Джо­
на фон Неймана Теория игр и экономическое поведение,
написанной совместно с Оскаром Моргенштерном
в 1944 году, она заявила о себе как самостоятельная
дисциплина.
Однако же, как показывает данный пример, теория
игр может иметь множество применений помимо
непосредственно игр. Современная теория игр —это
стратегия как наука во всех ее формах. На сегодняш­
ний день она используется в различных сферах, начи­
ная от экономики и заканчивая эволюционной био­
логией, а также применяется ко многим социальным
наукам и даже к международным отношениям.

ИГРЫ РАЗУМА И РАВНОВЕСИЕ

Одна из наиболее известных фигур в теории игр —


Джон Нэш. Его докторская диссертация в Принсто­
не в 1950 году стала ключевой работой в этой науке.

284
Как избежать тюрьмы

В 1994 году Нэшу присудили Нобелевскую премию


по экономике. Позже у ученого развилась шизофре­
ния. Это о нем сняли голливудский биографический
фильм Игры разума.
Ситуация, когда ни одна сторона не имеет стимула
изменить тактику, даже если знает о намерениях дру­
гих участников, называется равновесием. В дилемме
заключенного четвертый вариант —это равновесие.
Вот второй вариант —нет. Если Ал решит не сотруд­
ничать с полицией, но потом ему сообщат, что Бер­
ни планирует его сдать, у него появится стимул изме­
нить свои планы.
В других задачах может быть более одного равнове­
сия, но одним из выдающихся достижений Джона
Нэша было то, что он показал: любая игра имеет как

285
Глава 30

минимум одно состояние равновесия. Это касается


игр для не только двух игроков, но и для трех, четы­
рех или любого другого числа игроков. Более того,
он доказал это для так называемых игр со смешанными
стратегиями, в которых один и тот же игрок в одина­
ковых ситуациях может сделать разные ходы, пото­
му что не придерживается жесткой стратегии, а при­
нимает решения до некоторой степени случайно.
Как показывает дилемма заключенного, состояние
равновесия не обязано представлять лучший ре­
зультат. Оно всего лишь значит, что ни один игрок
не может улучшить свой собственный результат в од­
ностороннем порядке. В этом смысле состояние рав­
новесия становится ловушкой, в которую все игроки
могут попасться вместе. И единственным для них
способом выбраться будут многосторонние страте­
гии, которые влекут за собой появление новой со­
ставляющей —жесткие договоры.

КАК СДЕРЖАТЬ ОБЕЩАНИЕ

Давайте вернемся к дилемме заключенного, но с


одним небольшим изменением. На этот раз давай­
те предположим, что по полицейскому недосмотру
Ала и Берни на несколько минут оставили вместе
в одной камере и у них появилась возможность
обсудить дальнейшую тактику. Подумав каждый
из них понимает, что им грозит по восемь лет тюрь­
мы. Однако же, если они будут действовать сообща,
они смогут снизить срок до двух лет. Поэтому они
договариваются, что никто из них показаний да­
вать не будет. Как только Ал возвращается обратно
в свою камеру, уверенный в том, что Берни не соби­
рается его сдавать, у него появляется еще больший

286
Как избежать тюрьмы

соблазн рассказать о Берни всю правду и выйти


на свободу.

В то же время он знает, какой Берни жулик, и в лю­


бом случае не верит, что тот сдержит слово. Поэтому
Ал решает нарушить договор. В другой камере Бер­
ни, конечно же, приходит к такому же выводу. Таким
образом, они возвращаются к тому, с чего начали.
Эта история могла бы развиться по-иному, если бы су­
ществовала возможность как-то усилить договор,
который они заключают. Предположим, что (по се­
рьезной полицейской халатности) Карлосу, местно­
му мафиози, позволили встретиться с обоими. В его
присутствии каждый из них клянется, что не будет
давать показаний. Карлос дает им понять, что, если
любой их них нарушит обещание, его ждет судьба
гораздо хуже, чем кто-то тюремный срок. На этот
раз все идет гладко, и в итоге каждому из них дают
по 2 года тюрьмы.

287
Глава 30

Из этого примера мы видим, что введение жесткого


договора совершенно меняет правила игры. Возмож­
но, это неожиданно, но он открывает недоступные
прежде возможности, которые могут быть взаимо­
выгодными. Эти выводы являются центральными
в экономике. Ведь в самом деле, это был исключи­
тельно важный момент в истории человечества,
когда торговля товарами и услугами стала опираться
на исполняемое в обязательном порядке договорное
право, позволявшее наказывать мошенников и со­
хранять доверие покупателей. Теория кооперативных
игр (то есть игр, в которых допускаются договоры)
является предметом напряженного изучения и име­
ет большое значение для экономики.
Договоры, конечно, не всегда полезны. В дилемме за­
ключенного полиция несомненно захотела бы избе­
жать описанного выше сценария. (Чтобы избежать
таких случаев, в криминальных кругах часто заведен
неизменный порядок —не сотрудничать с властями.
Этот обет молчания представляет серьезные трудно­
сти для полиции в расследовании организованных
преступлений, так как свидетели зачастую слишком
боятся его нарушить, хорошо зная, чем для них это
может кончиться.) Другой пример: если группа кон­
курирующих компаний, скажем, операторы мобиль­
ной связи, договорится не опускать свои цены ниже
определенного уровня, это нарушит конкуренцию
между ними и вынудит покупателей платить больше.
Поэтому у нас есть законы о конкуренции, не допус­
кающие появления подобных картелей.

КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИГРЫ МЕНЯЮТ МИР

Теория игр уходит корнями в изучение древних на­


стольных игр, таких как шахматы в Индии, го в Ки­

288
Как избежать тюрьмы

тае, мельница в Риме и манкала в Африке. Это не­


обычное ответвление математики продолжает вы­
зывать огромный интерес. Особенно это актуально
со времен появления компьютеров. Одним из отцов
современной компьютерной науки был Клод Ш ен­
нон (см. Как разговаривать с компьютером). В 1950 году
он написал статью «Программирование компьютера
для игры в шахматы». В ней он утверждал, что, хотя
проблема «не имеет практической значимости», она
заслуживает внимания, так как «шахматы в общем
считаются игрой, требующей „мышления"; обучение
компьютера игре в шахматы заставит нас либо при­
знать возможность мышления у машины, либо огра­
ничить наше понимание мышления».
Это были пророческие слова. Со времен работы
Ш еннона теория игр стала тесно связанной с пого­
ней за искусственным интеллектом, а настольные
игры, подобные шахматам, оказались отличными
опытными образцами для его изучения. Поэто­
му, когда историки будущего будут смотреть назад
на развивающиеся взаимоотношения между людьми
и машинами, переломной датой, которую они отме­
тят, возможно, станет 11 мая 1997 года. В этот день
компьютер Deep Blue одержал победу над Гарри Ка­
спаровым, чемпионом по шахматам среди людей.
Он сразил его со счетом 2-1 в шести играх, три из ко­
торых окончились вничью.
Сильная сторона Deep Blue отчасти была в его ис­
ключительной вычислительной мощи: компьютер
мог анализировать 200 миллионов игровых позиций
в секунду. Конечно, кажется, что это много, но ведь
шахматы —это очень сложная игра. Ш еннон оценил
приблизительное количество различных возмож­
ных шахматных позиций в 1043, то есть 1 с 43 нуля­
ми. Deep Blue потребовалось бы несравнимо больше

289
Глава 30

времени, чем время существования Вселенной, что­


бы рассмотреть лишь мизерную их часть. Поэтому
Deep Blue нужно было не перебирать все позиции
подряд, а применять стратегии, чтобы число рас­
сматриваемых вариантов было обозримым.
Шашки — игра попроще, чем шахматы, но, даже
имея число позиций на доске, равное 5 х 1020, она
все равно слишком сложна, чтобы непосредственно
просчитать все возможные ходы. Однако в 2007 году
команда под руководством программиста Джоната­
на Ш еффера объявила о том, что им удалось завер­
шить необычный анализ этой игры. П ри помощи
сети из десятков компьютеров, работающих одно­
временно с 1989 года, и новейших технологий в об­
ласти искусственного интеллекта Ш ефферу и его
коллегам удалось выявить, что «секрет шашек рас­
крыт». Они нашли идеальную стратегию игры —та­
кую, что никогда не сможет быть побита ни величай­
шим из игроков среди людей, ни любой машиной,
которую можно себе вообразить.
Г Л А В А 3 1

КАК ВВЕСТИ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ


СУД ПРИСЯЖНЫХ

Ошибка прокурора
• Ошибка адвоката
• Условная вероятность Томаса Байеса
Рациональность и байесовский вывод

Математика в целом требует много времени и уси­


лий. Нельзя ожидать, что все тонкости сложной ге­
ометрии или тайны простых чисел дадутся вам без
труда. Наука о вероятности — это, на первый взгляд,
совсем другое дело. У каждого из нас есть некото­
рая интуиция относительно того, с какой вероятно­
стью произойдет то или иное событие, — неважно,
брали мы уроки по этому предмету или нет. И в са­
мом деле, возможно, что базовые инструменты,
необходимые для оценки вероятности, — это то, что
делает нас людьми. Однако иногда наша интуиция
барахлит, выдавая абсолютно неверные ответы.

ПРОБЛЕМА С АДВОКАТАМИ

Представьте, что вы прокурор по делу об ограбле­


нии банка. Против обвиняемого есть всего лишь
одна улика. На месте преступления был обнаружен
образец ДНК, почти точно совпадающий с ДНК об­
виняемого. Судмедэксперт говорит: «Генетическое
совпадение составляет 99,999%, что означает, что

291
Глава 31

только ДНК одного человека из 100 000 подошла


бы к этому образцу».
Подытоживая результаты судебного разбирательства,
вы говорите: «Уважаемые члены суда присяжных,
возможно, в данном деле улик не вполне достаточно.
Но то, что мы имеем, является очень убедительным.
Нам известно, что преступник оставил на месте пре­
ступления образец ДНК. Как вы уже слышали, есть ве­
роятность, составляющая 99,999%, что эта ДНК на са­
мом деле принадлежит обвиняемому. Мы можем это
сказать почти со стопроцентной уверенностью». И вот
тут вы совершили ошибку прокурора.
Предположим, что численность населения города
составляет 5 миллионов. Тогда число людей, ДНК
которых совпадет с ДНК преступника, составляет
примерно 50 человек. При отсутствии прочих улик
нет причин быть уверенным в виновности обвиня­
емого больше, чем в виновности кого-то еще. Дру­
гими словами, вероятность виновности не 99,999%
из 100%, а 1 из 50, то есть 2%.
Термин «ошибка прокурора» впервые появил­
ся в работе Уильяма Томпсона и Эдварда Шумана
в 1987 году. В ней они исследовали использование
статистики и злоупотребление ею в уголовных раз­
бирательствах в США. Они также проводили экспе­
рименты, чтобы посмотреть, насколько охотно
люди совершали подобную ошибку.
Если вкратце, то можно сказать, что и вправду очень
охотно. Из всех, кого они опросили, большинство
не смогли заметить ошибку и продолжали ошибоч­
но рассуждать. Н а это повелся даже по крайней мере
один прокурор (так что ошибка не зря носит свое
название). Поразительно: эту ошибку нельзя назвать
незначительной. Это разница между 99,999% и 2%.
Куда уж больше-то.
Как ввести в заблуждение суд присяжных

ОПРАВДАТЬ ВИНОВНОГО
ИЛИ ОСУДИТЬ НЕВИНОВНОГО?

Томсон и Шуман также описали еще одну типичную


ошибку, которую они назвали ошибкой адвоката. Су­
дебное разбирательство, которое описано выше,
нереалистично в одном важном отношении. Если
данные судмедэкспертизы действительно являются
единственным доказательством против обвиняемо­
го, тогда (будем надеяться) дело никогда не дойдет
до суда. В любом реальном деле должны обязатель­
но присутствовать другие доказательства: показания
свидетелей, косвенные улики и так далее.
Предположим, что в подобном деле адвокат защиты
обращается к присяжным и тщательно объясняет
ошибочность рассуждений прокурора. Затем он го­
ворит: «Таким образом, уважаемые присяжные,
я призываю вас не принимать во внимание данные
судмедэкспертизы, предоставленные моим колле­
гой. Хотя они поначалу и кажутся убедительными,
но мы все видели, что они доводят вероятность
вины моего подзащитного всего лишь до 2%. Напом­
ню вам, что, если вы вынесете решение о виновно­
сти, вы должны сделать это без достаточных основа­
ний для сомнений. Подобная незначительная улика
не должна изменить ваши намерения».
Адвокат защиты также совершает здесь ошибку. Ре­
зультат в 2%, указанный выше, основывается на пред­
положении, что, если отложить в сторону свидетель­
ства судмедэксперта, обвиняемый не более виновен,
чем любой из других 4 999 999 жителей города. Други­
ми словами, этот результат предполагает, что против
него в любом случае нет никаких других доказательств.
Когда другие доказательства есть, даже если они неу­
бедительные и всего лишь косвенные, это сужает круг

293
Глава 31

потенциальных подозреваемых. К примеру, предполо­


жим: свидетель подтверждает, что преступник темно­
волосый мужчина ростом 170-180 см, и ему примерно
15-35 лет. Этого может быть достаточно для того, что­
бы сузить круг потенциальных подозреваемых с 5 мил­
лионов приблизительно до 200 000.
В деле, рассмотренном выше, показания судмедэкс­
перта резко сократили круг потенциальных подо­
зреваемых с 5 миллионов до 50. Теперь же эта цифра
уменьшится с 200 000 примерно до 2. Значит, теперь
мы можем законно заявлять, что на данный момент су­
ществует вероятность вины 50%. При наличии еще бо­
лее убедительных доказательств помимо показаний су­
дмедэксперта эта цифра вырастет еще больше и с лег-
костью приведет к осуждению обвиняемого.

КОГДА ТОЧНЫЙ ТЕСТ БЫВАЕТ НЕТОЧНЫМ?


Феномен ошибки прокурора уже давно признан
и в других областях, отличных от судопроизводства.
Вообще-то, он распространен повсеместно. В мире
медицины важным примером служит ложноположи­
тельное срабатывание.
Предположим, что меня методом случайного выбора
отобрали для участия в медицинском исследовании.
Медицинские научные сотрудники разработали но­
вый опыт для определения заболевания. Назовем его
байесианитом. Этот опыт дает достаточно точные ре­
зультаты: если я страдаю заболеванием, вероятность
того, что опыт верно его определит, составляет 99%,
при этом остается лишь 1% вероятности, что резуль­
тат будет ложноотрицательным. Если у меня нет это­
го заболевания, вероятность того, что опыт это пока­
жет, составляет 95%, и существует 5% вероятности
того, что результат будет ложноположительным.

294
Как ввести в заблуждение суд присяжных

К своему ужасу, я обнаруживаю, что мой результат


оказывается положительным, и я иду домой убежден­
ный в том, что я болен с вероятностью 99%. Или, мо­
жет быть, 95%? В любом случае это хороший повод
для беспокойства. А может быть, нет?
Правильный ответ зависит от распространенности
болезни среди населения. Предположим, что она
редкая и ей страдает лишь 1 человек из 10 000. Если
мы начнем с населения в миллион жителей, то толь­
ко 100 из них будут иметь данное заболевание. Ког­
да их обследуют, у 99 из них будет положительный
результат. Однако из оставшихся 999 990 человек,
не страдающих заболеванием, примерно у 5% резуль­
тат тоже будет положительным, что дает нам около
49 995 ложноположительных срабатываний. Но мы
уже видим, что число ложноположительных резуль­
татов гораздо больше реальных положительных.
Следует ожидать, что из миллиона обследованных
людей мы получим 49995 + 99 = 50094 положитель­
ных результата. Вероятность того, что я в числе
тех 99, действительно страдающих этим заболева­
нием, а не один из 49 995 с ложноположительным
результатом, составляет 9 9 /5 0 094, что не так-то ве­
лико —приблизительно 0,2%. Так что мне не стоит
особенно беспокоиться.
Конечно, стоит отметить, что большинство медицин­
ских анализов не вписываются в эту картину. Чтобы
такие выводы имели силу, необходимо, чтобы меня
выбрали для проведения опыта случайно. Если я по­
чувствую себя плохо и пойду на прием к врачу, кото­
рый определит симптомы байесианита и порекомен­
дует сдать анализ, рассуждать подобным образом будет
совершенно неприемлемо. И в самом деле, сделать
это —значит совершить ошибку адвоката. В данной си­
туации фактическая вероятность того, что я страдаю

295
Глава 31

заболеванием, будет зависеть от выраженности моих


симптомов в комбинации с положительным результа­
том анализов на фоне всего остального населения.

ПРОРЫВ РЕВЕРЕНДА БАЙЕСА

В основе медицинских ложноположительных сраба­


тываний, ошибок адвокатов и в целом большого чис­
ла различных ситуаций, в которых теория вероятно­
стей используется в окружающем мире, лежит одна
и та же идея. Называется она условной вероятностью
и берет свое начало в работе пресвитерианского свя­
щенника Реверенда Томаса Байеса, который в сере­
дине XVIII века провел первые исследования в этой
области.
Чтобы проиллюстрировать вероятность на простей­
ших примерах, мы проводим некоторый экспери­
мент (бросая монету или кости) и оцениваем вероят­
ность выпадения того или иного результата. Однако
в реальном мире вещи часто взаимосвязаны, а не
обособлены. Взаимосвязанность двух событий —это
как раз то, что изучает условная вероятность.
Оба примера, судебный и медицинский, лучше всего
рассматривать с точки зрения условной вероятности.
В случае с медицинскими анализами есть два важных
события: А —то, что я страдаю заболеванием, и В —
то, что у меня положительные результаты анализов
на наличие этого заболевания. Что меня в действи­
тельности интересует, так это число, обозначаемое
как «Р(А\В)», которое представляет собой вероят­
ность того, что я страдаю заболеванием при условии
наличия положительного анализа. Однако все, что
мне доподлинно известно, — это «Р(В|А)», то есть
вероятность того, что у меня будет положительный

296
Как ввести в заблуждение суд присяжных

результат при условии, что я страдаю заболеванием.


Она составляет 0,99. Это две главные величины, ко­
торые очень легко перепутать. Основная формула
для понимания условной вероятности такая:
Р(А\В) = Р(А8сВ)/Р(В).
Проще говоря, вероятность события А при условии
события В равна отношению вероятности того, что
события А и В наступят одновременно, к вероятно­
сти события В. В этом случае вероятность, что про­
изойдут оба события, А п В, является вероятностью
того, что я страдаю заболеванием (1/10000), умно­
женной на вероятность того, что больного челове­
ка смогут определить (0,99); это дает нам Р{А & В) =
= 1/10000 х 0,99 = 0,000099.
С другой стороны, что такое Р(В), то есть вероят­
ность того, что мой результат окажется положи­
тельным? Есть два способа получить положитель­
ный результат анализов: либо иметь заболевание,
либо не иметь. То есть Р(В) = Р(В & не Л). Мы толь­
ко что высчитали, что Р(В & А) равно 0,000099. Ве­
роятность получить положительный результат,
не имея заболевания, то есть Р(В & не А), является
вероятностью того, что у меня нет этого заболева­
ния (0,9999), умноженной на вероятность того, что
у здорового человека будет положительный резуль­
тат (5%, или 0,05). В итоге получается 0,9999 х 0,05 =
= 0,049995. Складывая два значения вместе, получа­
ем Р{В) = 0,000099 + 0,049995 = 0,050094. Теперь мо­
жем воспользоваться формулой выше и получим:
Р(АВ) = 0,000099/0,050094 = 0,002
(если округлить до тысячных).

297
Глава 31

КАК СТАТЬ АБСОЛЮТНО РАЦИОНАЛЬНЫМ

Как проблема ложноположительных срабатываний,


так и проблема ошибки адвоката вытекает из нашей
тенденции путать величины Р(Л\ В) и Р(В\А), даже
когда они абсолютно различны. Это настолько распро­
страненное явление, что некоторые ученые подозре­
вают, будто это врожденное когнитивное отклонение,
закоренелый дефект в рациональности человека. Это
делает условную вероятность чем-то большим, чем
просто полезный математический прием. Это важный
инструмент для понимания реальности и управления
нашей врожденной иррациональностью.
Образ мышления, известный как байесианство, стре­
мится применять условную вероятность ко всем
аспектам окружающего мира — начиная с финансо­
вых обвалов и заканчивая оцениванием риска стать
жертвой преступления. Во все случаях для того, что­
бы оценить вероятность того, что событие А прои­
зойдет, мы начинаем с начальной оценки Р{А), назы­
ваемой априорной вероятностью. Теперь, чтобы уточ­
нить эту оценку, нам необходимо задействовать как
можно больше доступных данных. Все эти данные
мы объединяем во втором событии В. После этого
применяем формулу, данную выше, чтобы опреде­
лить условную вероятность Р(Л|В), известную под
названием апостериорная вероятность.
Чем больше данных становится доступно, тем лучше
мы можем определить вероятность. В этом качестве
сама вероятность приобретает новый оттенок. Она
уже не просто связана с частотностью определенных
событий (как это было с базовыми экспериментами
с монетами и игровыми костями). Теперь вероят­
ность становится отражением нашего индивидуаль­
ного знания о состоянии мира.
Г Л А В А 3 2

КАК ЗАМЕДЛИТЬ ВРЕМЯ

« Скорость света
• Специальная теория относительности
Альберта Эйнштейна
Конец одновременности
Парадокс близнецов

Через много лет, в далеком будущем, где-то в дале­


ком космосе вдали от любых звезд и планет летят
два космических корабля. Корабль «Эйнштейн» не­
сется с постоянной скоростью в один миллион миль
в час, в то время как другой, корабль «Минковский»,
абсолютно неподвижно дрейфует в космосе. На
каждом корабле есть по одному ученому. Возникает
такой вопрос: если эти двое ученых не знают, на ка­
ком они корабле, есть ли какой-то эксперимент, ко­
торый они могут провести, чтобы это выяснить? Если
они проанализируют движение мяча, скачущего
по полу, или понаблюдают за паром, вырывающим­
ся из чайника, может ли это дать им какую-то зацеп­
ку, чтобы узнать, стоит корабль или движется?

Со времен работ Галилео Галилея и Исаака Ньюто­


на в XVII веке нам известно, что ответ будет отри­
цательным. Ж изнь на борту двух космических ко­
раблей различить нельзя. Не существует ни одного
эксперимента, который ученые могли бы провести,
чтобы как-то их различить.
Согласно законам физики, не существует разницы
между путешествием на постоянной скорости, неза­

299
Глава 32

висимо от того, насколько она велика, и нахождени­


ем в состоянии покоя.
Отсюда возникает философская головоломка, оза­
дачивавшая многих мыслителей прежних веков.
Если не существует возможности различить, движет­
ся космический корабль на самом деле или стоит,
имеет ли это «на самом деле» вообще какой-нибудь
смысл? Возможно, не существует таких вещей, как
«на самом деле стоит» и «на самом деле движется»,
эти понятия относительны: пассажир поезда непо­
движен относительно соседа по вагону, но движется
относительно столба за окном.
И в самом деле, современные физики придержива­
ются именно этой точки зрения. В примере, приве­
денном выше, было бы одинаково верно утверждать,
что корабль «Минковский» движется со скоростью
1 миллион миль в час, в то время как корабль Эйн­
штейн стоит на месте. Все, что мы можем опреде­
лить, это скорость одного корабля относительно
другого. Значит, мы могли бы на законных основа­
ниях рассматривать их как путешествующих со ско­
ростью 0,5 миллиона миль в час в разных направле­
ниях.

ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, ГДЕ СТОИШЬ

Это основополагающее понятие относительности


появилось задолго до знаменитой работы Альберта
Эйнштейна. Впервые оно было определено Галилео
Галилеем в 1632 году. При первом знакомстве оно
нам кажется чужеродным, потому что мы, привязан­
ные к Земле люди, так привыкли, что у нас фикси­
рованная система отсчета, отталкиваясь от которой,
мы судим о движении всего остального. В болынин-

300
Как замедлить время

стве случаев «стоит или движется относительно Зем­


ли» означает для нас просто «стоит или движется».
Однако это лишь удобная иллюзия. В нашем уголке
Вселенной ничто не статично, даже в относитель­
ных понятиях. Земля вращается вокруг своей оси,
одновременно обращаясь вокруг Солнца, которое
в свою очередь обращается вокруг центра нашей га­
лактики. Возможно, старые понятия об абсолютном
пространстве и абсолютной неподвижности в лю­
бом случае не принесут нам много пользы.
То, что мы говорили о неразличимости движущего­
ся и покоящегося корабля, неприменимо к вращаю­
щимся объектам. Существуют эксперименты, способ­
ные определить, какие комнаты вращаются, а какие
нет, что подтвердит любой, кто катался на карусе­
ли. Эквивалентными считаются лишь путешествия
по прямой на постоянной скорости (без ускорения).
Каким же образом изучают физику, когда идея абсо­
лютной неподвижности отброшена, а вместе с ней
и любое понятие об абсолютном местоположении?
Глава 32

Важным понятием здесь является система отсчета.


Любая комната, движущаяся с постоянной скоро­
стью по прямой линии, с таким же успехом может
считаться статичной, как и любая другая. Разница
между ними будет чисто относительной. Так, в нача­
ле обсуждения астронавт может сказать: «Для теку­
щих целей я буду считать наш корабль „Эйнштейн11
статичным». Поступая таким образом, он уточняет
систему отсчета, в которой он будет работать, и вся
последующая работа будет осуществляться с учетом
этого. Как только это будет проделано, мы можем
точно определить скорость корабля «Минковский»
или любого другого тела.

ПОСЛАНИЕ РЁМЕРА С ЮПИТЕРА

В течение сотен лет ученые рассуждали о природе


света. Доходит ли до нас свет, испускаемый Солн­
цем, мгновенно, или же он движется с определен­
ной скоростью, как обычное вещество и звуковые
волны? Многие ученые прошлого задавались этим
вопросом, но лишь Оле Рёмеру удалось в XVII веке
обнаружить первые доказательства в ходе наблюде­
ния за светом, отражаемым Ио, спутником Ю пите­
ра. Рёмер заметил, что, когда Ио находилась на боль­
шем расстоянии от Земли, свету требовалось боль­
ше времени, чтобы дойти до нашей планеты. Вывод
состоял в том, что свету требуется какое-то время
на преодоление расстояния, и поэтому он переме­
щается с определенной скоростью, а не мгновенно.
(Второй вопрос —распространяется свет в виде волн
или же частиц —был ключевым для другого великого
переворота в физике XX века, квантовой механики.
См. Как бить одновременно живым и мертвым.)

302
Как замедлить время

Хотя свет перемещается с конечной скоростью, она


очень большая (именно поэтому на тот вопрос было
так трудно ответить). С изобретением более совер­
шенного оборудования стало возможным опреде­
лить скорость света с большой точностью: она рав­
на 299 792 458 метров в секунду. Чтобы не тратить
время на выписывание этого числа, ученые обычно
обозначают эту скорость как с.

СТРАННАЯ АРИФМЕТИКА СВЕТА

Альберт Эйнштейн, несомненно, был самым из­


вестным ученым XX столетия. Однако его прослав­
ленная работа по теории относительности не была
результатом лишь его собственного блестящего ин­
теллекта. Он пришел к этому и благодаря некоторым
примечательным и неожиданным свидетельствам
о природе света.
Если два мяча катятся навстречу друг другу и каждый
из них движется относительно Земли со скоростью
в 5 метров в секунду, тогда их скорость относитель­
но друг друга — это суммарная скорость, при кото­
рой они столкнутся, — то есть 10 метров в секунду.
Казалось бы, то же самое должно быть верно и для
света. Если два луча света направить друг на дру­
га и каждый из них будет перемещаться со скоро­
стью с, тогда мы можем ожидать, что относительная
скорость будет 2 х с. Представьте, что вы в машине,
которая едет со скоростью 30 миль в час, а другая
машина обгоняет вас на скорости 70 миль в час.
На ваш взгляд, вторая машина движется медленнее,
чем на взгляд пешехода, стоящего на обочине доро­
ги. В самом деле, ее скорость относительно вас со­
ставляет 40 миль в час, а не 70. Можно ожидать того

303
Глава 32
}
же и от света: если вы с лучом света движетесь в од­
ном и том же направлении, вам должно казаться, что
он движется медленнее, чем вам показалось бы, будь
вы в неподвижном состоянии.
Это как раз то, что предрекал старый принцип отно­
сительности Галилея. Однако в начале XX века экс­
периментальные данные стали наводить на мысль
о том, что шокировало весь мир физики, а имен­
но: что все эти рассуждения ошибочны, когда речь
идет о свете. Как ни измеряй, все равно, независимо
от скорости наблюдателя, скорость света всегда по­
лучалась одинаковой —равной с. Чтобы осмыслить
этот неожиданный факт, потребовалось полностью
пересмотреть все старые представления о простран­
стве и времени.
Согласно новой специальной теории относительности
больше не считается, что все скорости относитель­
ны. Скорость света оказалась абсолютной: независи­
мо от скорости наблюдателя она равна с. Поэтому
ни человек, ни какой-либо другой материальный
объект никогда не сможет догнать луч света. И не
важно, насколько быстро вы двигаетесь: он всегда
будет перемещаться на 299 792 458 метров в секунду
быстрее вас.

КОНЕЦ ПРИВЫЧНОГО ВРЕМЕНИ

Открытие абсолютной природы скорости света


имело серьезные последствия. Если движение света
не относительно, как любое другое движение, неко­
торые величины, которые прежде считались абсо­
лютными, оказываются относительными. К ним от­
носятся расстояние и, что самое удивительное, само
время.

304
Как замедлить время

Представим два разных события, происходящих


в космосе. К примеру, лопающийся воздушный шар
и стреляющее ружье. Если мы хотим сравнить эти
два события, нам нужно задать себе два очевидных
вопроса: происходят ли они одновременно и в од­
ном месте. Когда ответ на оба вопроса положитель­
ный, все просто: если в одной системе отсчета два
события происходят одновременно и в одном месте,
то и в любой другой системе отсчета будет то же
самое. Теперь представим, что два события проис­
ходят не одновременно. Относительность Галилея
уже обходилась без представления об абсолютном
пространстве: происходят ли два не одновременных
события в одном месте, зависит от системы отсчета,
которую вы выберете. Например, пусть вы сидите
в поезде, и ваш мобильник звонит каждые полча­
са. Относительно вашего соседа по вагону первый
и второй звонок произошли в одной и той же точке
пространства, а относительно придорожного стол­
ба — в разных. Специальная теория относительно­
сти Эйнштейна говорит то же самое о событиях,
происходящих в одно и то же время в разных местах.
Одновременность была одной из первых жертв специ­
альной теории относительности. Если два события
происходят в разных местах, то, происходят они
одновременно или нет, зависит от системы отсчета.
Относителен даже их порядок: от системы отсчета
зависит, какое из них случится раньше, а какое поз­
же. Это было совершенно неожиданным открыти­
ем: во всех предыдущих концепциях Вселенной ход
времени был единым и неизменным. В специальной
теории относительности это уже не так.
Учитель Эйнштейна Герман Минковский был тем, кто
понял, что имеет смысл рассматривать время и про­
странство не как отдельные сущности, а как два аспек­
та единого четырехмерного пространствагвремени.

305
Глава 32

БЛИЗНЕЦЫ РАЗНОГО ВОЗРАСТА

Представим себе, что в 3000 году пара тридцатилет­


них близнецов ставит эксперимент: Белинда отправ­
ляется в высокоскоростное путешествие к Альфе
Центавра, ближайшей к Земле звезде после Солнца.
Она путешествует на борту корабля «Лоренц», кото­
рый может двигаться со скоростью, составляющей
около 90% от скорости света. Тем временем Альберт
остается на Земле и живет обычной жизнью со сво­
ей семьей, как и раньше. Он прощается со своей се­
строй, ожидая увидеть ее вновь через 10 лет, и дей­
ствительно, в ЗОЮ году ракета Белинды возвращает­
ся на Землю.
Близнецы снова счастливы вместе, но, когда они
сравнивают свои заметки, выясняется нечто стран­
ное: согласно записям Белинды, ее путешествие дли­
лось всего 5 лет. Часы на космическом корабле гово­
рят о том же, и врач подтверждает, что за прошед­
шее время она состарилась ровно на 5 лет: ей сейчас
35, а Альберту 40.
Релятивистское замедление времени является следстви­
ем специальной теории относительности. Важно

306
Как замедлить время

отметить, что в случае с Белиндой в ее путешествии


не было ничего необычного. Время на борту косми­
ческого корабля шло своим чередом. Дело только
в том, что время там и время на Земле постепенно
расходились из-за высокой скорости корабля отно­
сительно Земли. Если взять еще более быструю раке­
ту, то эффект, который мы получим, будет намного
более ярко выраженным. Если бы было возможно
построить ракету, способную передвигаться со ско­
ростью, составляющей 99% от скорости света, время
на корабле текло бы в 7 раз медленнее, чем на Зем­
ле. При 99,9% оно бы замедлилось в 22 раза'. Конеч­
но, ни один корабль не может двигаться со скорос­
тью с, но никаких теоретических препятствий для
любой скорости ниже этой не существует, а значит,
время по сравнению со временем на Земле может
течь так медленно, как вам хочется. Генрих Лоренц
проанализировал различные скорости, с которыми
может течь время в разных системах отсчета.
Релятивистское замедление времени — очень не­
обычная вещь, но оно действительно работает
на практике. В 1971 году Джозеф Хафеле и Ричард
Китинг организовали установку высокоточных
атомных часов на коммерческих авиарейсах. Как
предсказывали Эйнштейн и Лоренц, путешествую­
щие часы отстали по сравнению со своими земными
собратьями примерно на 0,0000003 секунды.
Г Л А В А 3 3

КАК ВЫИГРАТЬ В РУЛЕТКУ

* Санкт-Петербургский парадокс
* Средние значения — среднее
арифметическое и ожидание
* Закон больших чисел
Ошибка игрока

Способ каждый раз выигрывать в рулетку суще­


ствует. Он действует так: сначала поставьте £1
на красное. Если выиграете, на этом все: вы вы­
играли, поздравляю. Если же нет, следующий
ход: ставьте £2 на красное. Если вы выигрываете
на этот раз, то уходите в итоге с выигрышем в £1.
Если проигрываете, тогда вы уходите в минус уже
на £3 и ставите £4 на красное, когда наступает
следующий ход. Вот так работает эта система, ког­
да вы каждый раз удваиваете ставки. (Конечно,
вы не обязаны постоянно ставить на красное —
эчередовать красное и черное, а также четное
и нечетное можно в любом порядке.)

В конце концов какая-то из ваших ставок окажется


выигрышной. Предположим, вам на это потребует­
ся шесть ходов. К тому моменту ваш проигрыш будет
равен 1 + 2 + 4 + 8 + 16 = 31, но на шестом ходу вы ста­
вите £32 и выигрываете, оставаясь на £1 в выигры­
ше. Если следовать системе в точности, то выигрыш
гарантирован. Однако, прежде чем вы помчитесь
к ближайшему казино, позвольте мне предупредить
вас о нескольких важных вещах:

308
Как выиграть в рулетку

1. Н е существует минимального числа возможных


ставок, которые вам придется сделать, чтобы
выиграть. Это важно, потому что сумма денег,
которую необходимо ставить в каждом последу­
ющем ходу, увеличивается, и очень быстро. Если
вы проиграете девять раз подряд, то ваша следую­
щая ставка будет равна £1024. Если вы проиграете
16 раз подряд, в следующем ходу придется поста­
вить уже £131 072. К двадцатому ходу вы ставите
уже миллионы фунтов. Если у вас заканчиваются
деньги на каком-то этапе, то это конец, и вы бан­
крот. Система ничего для вас не приберегла. Зна­
чит, она считает, что у вас бездонные карманы.
2. Даже несмотря на то, что выигрыш вам гаранти­
рован, гарантия эта составляет лишь £1. Каждый
раз, когда вы делаете ставку, вы ставите на £1 боль­
ше, чем составляет ваш суммарный проигрыш
до этой ставки. Конечно же, вы могли бы увели­
чить свой выигрыш, ставя каждый раз на £100
больше. Но это означает, что карманы у вас долж­
ны быть еще глубже. К семи ходам нужно будет
ставить уже £12 8000.
3. Во многих казино есть ограничение на макси­
мальную сумму ставки в рулетке. По сути, это
выводит из строя систему гарантированного вы­
игрыша. Если максимально разрешенная сумма
ставки составляет £10 000, а вам для пятнадцатого
хода необходимо поставить £16 384, тут ничего
не поделаешь —вы проиграли.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ПАРАДОКС
Описанная выше система выигрыша в рулетку инте­
ресна с математической точки зрения. В XVIII веке

309
Глава 33

Даниил Бернулли рассмотрел такую же систему


в совершенно ином контексте. Предположим, вам
предложили сыграть в новую игру под названием
«Санкт-Петербург». За начало игры нужно запла­
тить некоторую сумму, а правила просты: мы с вами
бросаем монеты до тех пор, пока не выпадет реш­
ка. Если она выпадает сразу же, вы выигрываете £2.
Если же в начале выпадает орел, а за ним решка,
вы выигрываете £4. Если выпадает два орла, за ко­
торыми идет решка, то вы получаете £8, если три
орла, а за ними решка, выигрыш составит £16, и так
далее. Выигрыш будет удваиваться с каждым но­
вым броском, если это потребуется. Конечно, если
не требовать платы за начало игры, то вам гаранти­
рован по крайней мере какой-то выигрыш, так что
вы не будете сомневаться, играть вам в эту игру или
нет. Вопрос же, которым задался Бернулли, был та­
ким: сколько стоит заплатить за начало игры, что­
бы не прогадать?
Если плата за начало игры составляет £2 или мень­
ше, вы по крайней мере гарантированно сыграете
в ноль, так что, разумеется, вы решите принять уча­
стие в игре. Если бы эта сумма составила £3, тогда
вам следует быть готовыми смириться с 50% веро­
ятностью, что вы уйдете в минус на £1, имея такие
же шансы выиграть больше этой суммы. А что если
начальная сумма составила бы £100? Если у вас нет
лишних денег, которые можно спустить, вы почти
наверняка откажетесь от участия в игре.
Как же игроку определить, стоит ли игра свеч? Про­
ще всего высчитать средний выигрыш и сравнить
его с суммой, которая требуется для вступления
в игру. Если начальная сумма меньше, тогда игра сто­
ит свеч, а если больше —то нет.
Как выиграть в рулетку

БЕСКОНЕЧНО ВЫИГРЫШНАЯ ИГРА


Простейшей из всех игр будет та, в которой броса­
ют одну единственную монету. Если у меня выпадает
решка, я выигрываю £10, если орел —то нет. Какой
здесь средний выигрыш? Есть шанс, равный 1/ 2 ,
что я выиграю £10, и 1 /2 , что получу £0. Чтобы вы­
считать среднее значение, я умножаю различные
возможные варианты выигрыша на их вероятности
и затем складываю их между собой. В этом случае
я получаю в среднем 1 /2 х £10 +1 / 2 х £0 = £5. Значит,
если начальная сумма для вступления в игру меньше
£5, то мне стоит играть, если же больше, то нет. Если
начальная сумма равна £4 и если я сыграю в игру до­
статочное количество раз, я могу быть уверен, что
в конечном итоге выйду с выигрышем.
Если же мы применим такое же рассуждение по от­
ношению к игре «Санкт-Петербург» Бернулли, прои­
зойдет нечто очень странное. Здесь у вас есть шанс,
равный 1 /2 , что вы выиграете £2, 1 /4 , что выи­
грыш составит £4, 1 /8 —ч т о £8, 1 /1 6 —ч т о £16 и так
далее. Если мы сложим все это вместе, то получим
1 / 2 х 2 + 1 / 4 х 4 + 1 / 8 х 8 + 1 /1 6 х 16 + ..., что дает
нам 1 + 1 + 1 + 1 + ... Другими словами, «средний выи­
грыш» в этой игре кажется бесконечным.
Это наводит на мысль о том, что, какой бы большой
ни была начальная сумма, вы всегда будете в выигры­
ше. Предположим, что сумма для вступления в игру
составляет £5. После восьми игр вы потратите
8 х £5 = £40. Как много вы можете выиграть? В сред­
нем можно ожидать, что вы выиграете 4 раза по £2,
дважды по £4, один раз £8 и также один раз £16 (или
больше). В таком случае вы можете ожидать впол­
не сносный результат 4 х £2 + 2 х £4 + £8 +£16 = £40,
то есть вы сыграете в ноль. Если сыграть в игру еще
несколько раз, можете считать, что вы в выигрыше.

311
Глава 33

Независимо от начальной суммы, если вы сыграете


в игру достаточное количество раз, можете считать,
что в конечном итоге сумма выигрыша будет больше.
Если вы начинаете каждую игру с £22, вам придет­
ся сыграть в нее около миллиона раз, чтобы выйти
с выигрышем (это примерно 220). Конечно, для это­
го, помимо нескольких свободных недель, которые
вы можете потратить на бросание монет, вам потре­
буется еще 22 миллиона фунтов наличными, чтобы
снести текущие расходы.

ЧТО ВЫ ИМЕЕТЕ В ВИДУ ПОД ОЖИДАНИЕМ?

Причина, по которой математики считают игру


«Санкт-Петербург» интересной, заключается в том,
что она показывает, что понятие «среднего значе­
ния» распадается необычным образом. Когда по­
нятие среднего значения применяется к вероят­
ностям, как в этом примере, математики обычно
называют его математическим ожиданием. Значит,
ожидаемая окупаемость каждого броска в игре со­
ставляет £5. (Выбор терминологии здесь довольно
странный, так как уж что-что, а выиграть ровно £5
у вас точно не получится. Ожидаемая окупаемость
игры «Санкт-Петербург» бесконечна, что рисует пе­
ред нами еще более обманчивую картину.)
Когда среднее значение относится к группе чисел,
а не вероятностей, математики предпочитают назы­
вать его «средним арифметическим». В то время как
ожидание — это более теоретическое понятие, рас­
сматриваемое исследователями теории вероятности
и игроками, среднее арифметическое —это то, чем
мы привычно оперируем в повседневной жизни.
Чтобы высчитать среднее арифметическое некото­

312
Как выиграть в рулетку

рой группы чисел, необходимо сложить все числа


вместе и разделить на количество чисел в группе.
К примеру, если рост членов моей семьи составляет
1,5 м, 1,8 м, 1,2 м и 1,7 м, то тогда средний рост будет
(1,5 + 1,8 + 1,2 + 1 , 7 ) / 4 = 1,55 метра.

ДВА БЕРНУЛЛИ И ДВА СРЕДНИХ ЗНАЧЕНИЯ

Таким образом, мы имеем два важных вида среднего


значения: математическое ожидание, которое вы­
текает из теории вероятности, и обычное среднее
значение, известное как среднее арифметическое.
Каким же образом они соотносятся между собой?
Ответ на этот вопрос дает нам одна из первых вели­
ких теорем теории вероятности — закон больших чи­
сел. Это то, что позволяет нам максимально прибли­
зиться к расхожему обывательскому мифу о «законе
о средних значениях». Закон больших чисел был до­
казан в 1713 году дядей Даниила Бернулли, Якобом
Бернулли.
Предположим, что мы снова бросаем монеты. День­
ги переходят из рук в руки. На этот раз играем толь­
ко для развлечения. Я веду счет так: за решку 1 очко,
а за орла 0. Конечно же, ожидаемый результат
1 / 2 x 0 + 1 /2 х 1 = 1 /2 или 0,5. Это то, что нам гово­
рит теория вероятности, но как же это соотносится
с действительностью? Если я брошу монету 10 раз,
среднее арифметическое моих очков — это общее
количество очков (то есть реш ек), поделенное на об­
щее количество бросков, то есть на 10. Предполо­
жим, что у меня выпало 6 решек и 4 орла. В таком слу­
чае я набрал 0,6, а не 0,5, как предсказывала теория.
Конечно, это вполне возможный вариант развития
событий. Так значит ли это, что можно выбросить

313
Глава 33

понятие математического ожидания в мусорную


корзину за ненадобностью? Закон Якоба Бернулли
предупреждает нас, что так торопиться не стоит.
Он говорит, что, чем больше раз я бросаю монету,
тем ближе среднее арифметическое будет подби­
раться к математическому ожиданию. Значит, если
я брошу монету 100 раз, я могу получить среднее
арифметическое, равное 0,57. Для тысячи раз это
значение станет равным 0,465, и со временем резуль­
тат сведется к ожидаемым 0,5.

ОШИБКА ИГРОКА И СУДЬБА

На колесе рулетки есть 18 красных ячеек, 18 черных


и одна зеленая, что дает нам в сумме 37 ячеек. Закон
больших чисел гласит, что в перспективе среднее
значение выпадения красного и черного в рулет­
ке будет одинаковым: каждый цвет будет выпадать
примерно 18/37 раза, что чуть меньше половины.
Теперь предположим, что вы играете, и красное вы­
падает восемь раз подряд. Чтобы сохранился общий
баланс между красным и черным, теперь-то уж точно
должен выпасть черный?
А вот и нет. Это ошибка игрока, наиболее типичное
из всех ложных представлений о вероятности. Веро­
ятность выпадения черного в следующем ходу точно
такая же, как и в предыдущем, и за два хода до это­
го. Закон больших чисел не делает никаких пред­
сказаний относительно того, что выпадет в каждом
отдельно взятом ходу. Он говорит только о средней
частоте выпадения того или иного результата при
достаточно большом числе попыток.
Таким образом, закон больших чисел не предлагает
отдельно взятому игроку способа обыграть систему.

314
Как выиграть в рулетку

Однако же он объясняет, почему казино в Лас-Вега­


се настолько большие и шикарные. Ответ в том, что
в среднем казино выигрывают почти по всех играх.
Отдельно взятые игроки могут выиграть в отдель­
ном рулеточном заходе либо выйти с выигрышем
под конец дня или недели. Некоторым игрокам мо­
жет везти с выигрышем и дольше, благодаря навы­
кам и исключительному везению. В среднем же игро­
ки проигрывают, а казино получают прибыль.
В рулетке казино срывает наибольший куш, если вы­
падает тридцать седьмая зеленая ячейка, обозначае­
мая 0. Когда люди ставят только на красное и черное,
казино забирает деньги у проигравших и выплачи­
вает тем, кто выиграл. Поэтому в среднем все люди
вместе взятые играют в ноль. Однако закон больших
чисел гарантирует, что в среднем на каждом 37-м за­
ходе будет выпадать зеленая ячейка, и тогда про­
игрывают как красные, так и черные.
Однажды один игрок поинтересовался у Альберта
Эйнштейна, есть ли какая-то хорошая стратегия для
игры в рулетку. Говорят, что он задумался на минуту
и затем сказал, что да, он знает систему, которая мо­
жет сработать. Игрок очень взволновался и начал
упрашивать великого физика раскрыть ему свой сек­
рет. На это Эйнштейн ему ответил: «Стащите фишки
у крупье, пока он не видит».
Г Л А В А 3 4

КАК РОДИТЬ КРАСИВЫХ ДЕТЕЙ

• Генетическая наследственность и решетка


Пеннета
Повсеместное нормальное распределение
Центральная предельная теорема
Привлекательность нормальности, перед
которой невозможно устоять

Почему одни люди высокого, а другие маленько­


го роста? Почему у кого-то прямые черные волосы,
а у кого-то кудрявые и рыжие? Ответы на эти и дру­
гие подобные вопросы кроются в каждой клетке на­
шего тела, в наших генах — по крайней мере, если
мы не делали химическую завивку или пластиче­
скую операцию. Наши гены, конечно же, передались
нам от наших родителей. Когда их клетки сливаются,
чтобы получились мы, их гены делятся и перемеши­
ваются, чтобы сформировать наши. Поэтому мы на­
следуем многие их черты.

Хотя тут все не так-то просто. К примеру, часто быва­


ет, что у двоих темноволосых людей рождается свет­
ловолосый ребенок. Многие черты могут проявлять­
ся через поколения, передаваясь ребенку от дедушек
и бабушек, минуя родителей. И правда, каждые не­
сколько лет на свет появляется вполне нормальный
здоровый ребенок, но с хвостом. Это относит нас
на многие века назад к нашим предкам. Подобные яв­
ления стали примером необычного порядка генов.
К этому вопросу лучше всего подойти через теорию
вероятностей.

316
Как родить красивых детей

Основополагающие правила генетики такие же, как


и для таких случайных событий, как бросание моне­
ты или игральных костей. Если вы бросаете моне­
ту, вероятность того, что она приземлится решкой
кверху, составляет 50% (при условии, что монета
не утяжелена и вы не мухлюете). В математике при­
нято выражать это через дробь 1 /2 . Это связано
с тем, что существует два возможных исхода: решка
или орел. Количество возможных исходов распола­
гается в знаменателе (нижней части) дроби. Однако
нас интересует только один исход, а именно —выпа­
дение решки. Мы называем этот исход благоприят­
ным. Количество выпадений, которые мы называем
успехом, находится в верхней части дроби.
Аналогично, когда я бросаю игральный кубик, веро­
ятность того, что выпадет 6, равна 1 /6 . Какова же ве­
роятность, что выпадет четное число? В данном слу­
чае есть целых три благоприятных исхода —2, 4 и 6,
что дает нам ответ 3 /6 , или, другими словами, 1/ 2 .

БРОСАНИЕ ГЕНЕТИЧЕСКОГО ЖРЕБИЯ

Те же самые правила, что действуют для монет


и игральных костей, работают и на генетическом
уровне внутри нас (и вообще для всей жизни на Зем­
ле). Для простоты примера предположим, что ка­
кой-то вид собак бывает двух окрасов: черного и бе­
лого. Цвет собаки-родителя, по идее, должен влиять
на цвет щенков, но иногда случается так, что у двух
черных собак может родиться белый щенок. С дру­
гой стороны, еще ни разу не было замечено, чтобы
у двух белых собак рождался черный щенок. Что
же здесь происходит на генетическом уровне?

317
Глава 34

Многие простые черты любого организма определяют­


ся лишь одним геном. Однако каждый ген в ядре клет­
ки представлен в двух экземплярах, называемых алле­
лями —по одной от каждого родителя. Предположим,
что существует две возможные аллели для цвета собак:
Ч (для черных) и б (для белых). Если у собаки обе ал­
лели этого гена черные, ЧЧ, она будет черного цвета.
Если обе аллели белые, бб, тогда она будет белого цвета.
Интересные вещи начинают происходить, когда одна
аллель черная, а другая белая —Чб. Здесь все зависит
о того, какая из двух будет доминантной. В этом случае
черная аллель доминантная (поэтому мы обозначаем
это заглавной буквой Ч и строчной б). Такой генотип
Чб в результате даст собаку черного цвета.
А теперь посмотрим, что же происходит во время
репродукции? Предположим, у обеих собак-родите-
лей генотипы Чб. Щ енок берет одну аллель от мате­
ри, а другую от отца. Каждый такой выбор, по сути,
происходит случайно. Поэтому тут есть четыре воз­
можных варианта:

Во время оплодотворения будет выбрана лишь одна


из этих четырех комбинаций. Какова же в данном слу­
чае вероятность того, что щенок окажется черным?
Мы вычисляем это точно таким же способом, кото­
рый мы использовали для игральных костей и мо­
нет. Для начала мы подсчитываем общее число воз­
можных исходов, которых в нашем случае четыре:
1) от обоих родителей досталась черная аллель,
2) от обоих досталась белая, 3) от матери досталась
Как родить красивых детей

белая аллель, а от отца черная и 4) от матери доста­


лась черная аллель, а от отца белая. Затем мы под­
считываем благоприятные исходы, то есть черных
щенков. Их три: один ЧЧ и еще два Чб. Это дает нам
ответ: вероятность, что щенок родится черным,
равна 3 /4 . Исходя из тех же рассуждений, получаем
вероятность 1 /4 , что щенок родится белым, так как
у нас только один бб.
Если у какого-нибудь родителя генотип будет ЧЧ,
а у другого Чб, щенки точно будут черными, так как
у каждого щенка должен быть генотип или ЧЧ или
Чб. Конечно, второй вариант означает, что в ка­
ком-то из последующих поколений, то есть у собаки
с генотипом Чб, щенки все равно могут оказаться бе­
лыми. Если же оба родителя белого цвета, тогда щен­
ки определенно должны быть с генотипом бб и, сле­
довательно, тоже должны быть белыми. Но что
если окажется, что у одного из родителей гено­
тип Чб, а у другого бб?

В таком случае вероятность, что щенок будет белым,


составляет 2 /4 (то есть 1 /2 ).
Эти таблицы для понимания законов наследования
называются решеткой Пеннета — в честь генетика
Реджинальда Пеннета, который впервые применил
их в 1905 году. Эта решетка остается в силе для любых
генов. Однако ситуация куда сложнее, чем кажется,
так как многие черты нашего тела определяются не
каким-то одним геном, а их комбинацией. И в самом
деле, в человеческой ДНК всего около 25 000 различ-

319
Глава 34

ных генов, что более чем вдвое меньше, чем у дрозо­


филы. Признаков, отличающихся от человека к че­
ловеку, несравнимо больше, чем генов, даже если
не принимать во внимание воздействие окружающей
среды. К сложности и разнообразию человечества ве­
дет именно взаимодействие между этими генами.
По этой причине биохимики изучают вопрос экс­
прессии генов очень продолжительное время. Ин­
дивидуальные черты, такие как рост или цвет волос,
определяются не единичными генами, а их комби­
нацией. Более того, известно, что отдельно взятый
ген может влиять на различные и на первый взгляд
не связанные друг с другом признаки.

ВСЕ МЫ НОРМАЛЬНЫЕ
Суть генетической арифметики в краткой фор­
ме представлена выше в решетке Пеннета. И все
же, когда дело доходит до такой черты, как рост, лю­
дей нельзя строго разделить на низких и высоких.
Есть целый диапазон. Существуют чрезвычайно ред­
кие случаи очень маленького роста (неофициальный
мировой рекорд на время написания данной книги
составил 0,56 м и принадлежит Хагендре Тапе Мага-
ру из Непала) и очень большого (на момент смерти
рост американца Роберта Уолдоу составил 2,72 мет­
ра). Между этими двумя значениями возможны лю­
бые промежуточные.
Если собрать данные о росте взрослых мужчин и раз­
местить их на диаграмме, появится фигура очень
знакомой нам формы. Большинству она известна
как кривая нормального распределения. Нормальное
распределение —это один из важных инструментов
в анализе данных, появляющийся в необычайном ко­
личестве всевозможных областей. Его иногда иногда

320
Как родить красивых детей

еще называют распределением Гаусса в честь вели­


кого Карла Фридриха Гаусса, который первым при­
менил его к астрономическим данным. Тот факт, что
человеческий рост и движение планет имеют что-то
общее в распределении, не является простым совпа­
дением. Он возникает из поразительного математи­
ческого факта, лежащего в сердце современной тео­
рии вероятностей.
Нормальное распределение задается двумя числами:
его средним арифметическим, которое говорит о том,
где будет находиться центр, и его стандартным откло­
нением, которое показывает, насколько распределе­
ние широкое. Для роста взрослых мужчин средним
арифметическим значением в США будет примерно
1,7 метра со стандартным отклонением примерно
0,1 метра. Для женщин средним арифметическим бу­
дет 1,6 метра, а стандартное отклонение около 0,1 ме­
тра. (Данные будут более красноречивы, если рассма­
тривать мужчин и женщин по отдельности, так как
совместное распределение будет представлять собой
более сложную кривую с двумя вершинами.)

ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ НОРМАЛЬНОСТИ,
ПЕРЕД КОТОРОЙ НЕВОЗМОЖНО УСТОЯТЬ

Конечно, окружающая среда влияет на рост чело­


века, особенно в детстве. Хорошо известно, что

321
Глава 34

на него влияют рацион питания и физическая на­


грузка, да и всевозможные техники для позиций го­
ловы и спины обещают увеличение человеческого
роста на несколько сантиметров, даже во взрослом
состоянии. Тем не менее биологи считают, что ос­
новным фактором, определяющим рост, является
генетический —приблизительно на 80%. Как так по­
лучилось, что на место простого «да»/«нет» арифме­
тики решетки Пеннета приходит плавный диапазон
значений, описываемый любимцем всех математи­
ков —нормальным распределением? Не может быть
более непохожих картин.
И все же математиков не удивляет, что дебри объ­
единяющихся и наплывающих друг на друга решеток
Пеннета в конце концов выдают нормальное рас­
пределение. То, чем нормальное распределение из­
вестно, —это его склонность появляться, даже когда
его меньше всего ожидаешь. Нормальное распреде­
ление — это непрерывное распределение, совокупность
возможных исходов образует плавный диапазон,
в отличие от решетки Пеннета, в которой существует
дискретный набор исходов, как при бросании монет­
ки или игральных костей. В дискретном распределе­
нии возможные исходы отделены друг от друга. И все
же, даже если эксперимент будет дискретным, нор­
мальное распределение все равно может иметь место.
Таков результат одной из величайших теорем теории
вероятности —центральной предельной теоремы.
Ее в 1773 году открыл Абрахам де Муавр. Он понял,
что нормальное распределение отлично справля­
лось с моделированием количества выхода решек
в определенной последовательности бросков.
Предположим, что де Муавр бросал монету сери­
ями по 100 раз и считал количество решек, выпав­
ших в каждой серии. Для каждой серии ответ ле­

322
Как родить красивых детей

жал где-то между 0 и 100. Если мы проведем много


серий и поместим получившиеся числа на график,
результат будет напоминать нормальное распреде­
ление. Два крайних ответа абсолютно маловероят­
ны (конечно, в том случае, если монета бросается
по правилам) и находятся на краях распределе­
ния. Н аиболее же вероятным ответом является 50,
на которы й и приходится центр и верш ина рас­
пределения. Это пример центральной предельной
теоремы. О на гласит: при повторении практически
любого эксперимента, каким бы странным и не­
нормальным он ни был, распределение получив­
шихся результатов будет тем сильнее приближ ать­
ся к нормальному, чем больше раз мы повторим
эксперимент. Что поразительно во всем этом, так
это то, что нет никаких ограничений вероятности
разны х исходов в эксперименте. Это может быть
5 0 /5 0 или 1 0 /9 0 , мы можем и вообще не знать
этих вероятностей. Это не имеет никакого значе­
ния: так или иначе все сведется к нормальному рас­
пределению.
Г Л А В А 3 5

КАК РАЗГОВАРИВАТЬ
С КОМПЬЮТЕРОМ

♦ Как считать на латыни


* Ноль и математические обозначения
• Бинарные и другие системы счисления
* Информационная теория Клода Шеннона

Почему в минуте 60 секунд а в часе 60 минут?


В естественном мире нет ничего, что говорило
бы, что должно быть именно так. Это культурный отго­
лосок древней вавилонской цивилизации, существо­
вавшей около 2000 г. до н.э. В то время как мы поль­
зуемся десятичной системой для записи чисел (в ней
все крутится вокруг числа 10), вавилоняне в большин­
стве своем использовали шестидесятеричную систе­
му, что означает, что она строится вокруг числа 60.
В числах 10 и 60 нет ничего волшебного. Любое число
может служить основой другой подобной системы.
И в самом деле, основа, на которой стоит современ­
ный мир, — это не 10, а 2. Эта бинарная система яв­
ляется языком, на котором говорят компьютеры.

КАК СЧИТАТЬ НА ЛАТЫНИ

Многие из нас учатся читать и писать цифры в ран­


нем возрасте. Как только мы это осваиваем, мы ред­
ко останавливаемся подумать над тем, какой сис­
темой мы пользуемся. Поэтому мы и не осознаем,

324
Как разговаривать с компьютером

насколько красива и эффективна эта конструкция,


отточенная временем.
Прошло много веков с момента появления первой
системы, которой пользовались люди для обозна­
чения чисел — при помощи палочек с засечками.
В ней для обозначения цифры 12 делалось 12 надре­
зов: 111111111111. Здесь есть очевидная трудность: сходу
число опознать нельзя. Необходимо остановиться
и посчитать. Может быть, я сделал ошибку и неча­
янно написал 13? Такая система ненадежна, и она
медленно проверяется. Еще одна проблема связана
с обозначением больших чисел — это становится
кошмаром. Если в моей деревне живет 127 человек,
мне нужно записать это так:

Это ужасно неудобно, а если я живу в еще большем


по численности поселении, то это просто катастро­
фа. Эту систему можно улучшить, сгруппировав
засечки по 10 штук (можно и по 60 или по сколько
душе угодно), чтобы сделать ее более удобной для
чтения:

Теперь мы можем сосчитать группы, а не отдельные


засечки. Как только мы это проделаем, мы, скорее
всего, захотим использовать еще какой-то символ для
обозначения этих групп, состоящих из 10 засечек.
Например, X. Тогда получим: ХХХХХХХХХХПШП.
Теперь перед нами аналогичная проблема: нам надо
сосчитать все X. Мы также можем ввести какой-то
новый символ, например С, для обозначения групп,
состоящих из десяти X. Чтобы сократить цепочку за­
сечек в конце, мы можем ввести еще один символ V

325
Глава 35

для обозначения пяти. Тогда цифры принимают та­


кой вид: CXXVTI.
По сути, так развивалась запись римских чисел, буду­
чи системой сокращенного письма для палочек с за­
сечками. В ней использовались следующие символы:

Символы в этих числах всегда располагаются в по­


рядке уменьшения, как здесь: MDCLXVI (1 666). (На­
много позже средневековые писатели также ввели
«правило вычитания» для маленьких цифр, стоящих
перед более крупными. Так, например, цифра девять
могла обозначаться как IX вместо VIIII.)

326
Как разговаривать с компьютером

НОЛЬ МЕНЯЕТ ПРАВИЛА ИГРЫ

Система индо-арабских цифр, которой мы пользуем­


ся сегодня, имеет много преимуществ над римскими
цифрами. Начнем с того, что у нее нет верхней грани­
цы. Римскими цифрами можно спокойно обозначить
числа до миллиона, но в современном мире нам зачас­
тую необходимы намного большие цифры. И все,
что мы тогда можем сделать, это придумать новые
символы, чтобы поставить в начале. (И в самом деле,
именно с такой проблемой столкнулся Архимед, ког­
да он принялся оценивать количество песчинок, ко­
торое потребуется для заполнения Вселенной.)
Наша современная система чрезвычайно экономична
в использовании символов —требуется лишь 10 штук,
независимо от того, насколько велико записываемое
число: 0, 1,2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9. Как только мы добира­
емся до десяти, сразу начинаем заново использовать
те же самые числа. Вместо простого подсчета единиц
мы вводим новую колонку для подсчета десятков.
Для еще более крупных чисел мы добавляем другую
колонку для сотен. Почему же сотня является важ­
ным пороговым значением? Ответ в том, что это
10 х 10 (или короче — 102). Затем, как только мы до­
бираемся до порога, появляется еще одна колонка,
то есть тысячи, или 10 х 10 х 10 (10s).
Такой тип системы известен как позиционная система
счисления, поскольку позиция, которую занимает сим­
вол, несет столько же информации, сколько и сам
символ. Символ «6» может представлять собой чис­
ло шесть, но наряду с этим и шестьдесят, шестьсот
тысяч или даже шесть сотых. Все зависит от того,
какова его позиция. В числах б 600 000 и 0,06 сим­
вол «6» имеет разное значение. Как показывает этот
пример, важным моментом в развитии позиционной
системы счисления было введение символа для обо­
значения нуля. Это произошло в VII веке в Индии.

КАК СТАТЬ МАТЕМАТИЧЕСКИМ ПОЛИГЛОТОМ

В числе 10 нет ничего особенного. То, что оно явля­


ется основой нашей системы счисления, — скорее,
следствие биологии, а не математики: у нас 10 паль­
цев на руках, при помощи которых мы впервые на­
учились считать. Любое другое число могло бы по­
дойти не хуже. К примеру, мы могли бы работать
в семеричной системе счисления. То есть вместо
колонок с единицами, десятками и тысячами у нас
были бы колонки с единицами, семерками, сорока
девятью и тремястами сорока тремя. (Это звучит
очень странно, потому что наш язык, как и наши
обозначения, десятичен.)
Для перевода такого числа, как 139, из десятичной
в семеричную систему, нужно в первую очередь за­
даться таким вопросом: какое максимальное число
семерок сможет в нем уместиться? Само число семь
умещается, так же как и 49, а вот 343 уже нет. Таким
образом, в первой колонке будет количество раз,
которое 49 может уместиться в данном нам числе,
то есть 2. Какому числу это соответствует? Дважды
49 будет 98, что дает нам остаток 41. Семерка умеща­
ется в него пять раз с остатком 6. Складывая все это
вместе, получаем ответ 256.
Важно понимать, что все происходящее здесь —раз­
говор об обозначениях. Мы говорим всего лишь
о разных способах записи чисел. Само число оста­
ется абсолютно неизменным во время этой процеду­
ры, точно так же, как и животное, которому совер­
шенно все равно, называют ли его «мышь» по-рус­

328
Как разговаривать с компьютером

ски, «mouse» по-английски, «souris» по-французски


или же «nezumi» по-японски.

ВЛАСТЬ ДВОЙКИ

Любое целое число больше единицы может служить


основой для записи чисел. В то время как люди,
по большому счету по биологической случайности,
остановились на десяти, у компьютеров свои приори­
теты. Для машин самой удобной системой является
та, где за основу взята цифра 2, то есть бинарная. Если
мы начнем в ней считать, то получим следующее:
О, 1, 10, 11, 100, 101, 110, 111, 1000,1001,
1010, 1011, 1100, 1101, 1110, 1111,10000
Для этого всегда требуется всего лишь два символа:
0 и 1. Это очень практично, так как их можно хра­
нить в механической или электронной форме как
настройки «выкл» и «вкл» на переключателе. После­
довательности таких переключений затем можно
использовать для хранения более крупных чисел. Та­
ким образом, если в последовательности пяти пере­
ключений стоит «вклвклвклвыклвкл», то в бинарной
системе это будет «11101». Чтобы перевести это в де­
сятичную систему, вспомним, что первая колонка
означает все числа 16, вторая все восьмерки, затем
все четверки, двойки и, в конце концов, единицы.
То есть эти переключения дают нам число 1 х 16 +
+ 1 х 8 + 1 х 4 + 0 х 2 + 1 х 1 = 2 9 в десятичном обозна­
чении.
Среди многих других достижений Готфрида Лейбни­
ца значится также и то, что он был первым, кто уви­
дел потенциал бинарной системы. Основа ей была
положена в 1701 году в работе «Эссе по новой нау­

329
Глава 35

ке чисел». Лейбниц принялся переводить кипы чи­


сел из десятичной системы в бинарную. Позднее
он даже стал рассматривать бинарную систему как
некий вид мистического языка творения, диалог
между 0, представляющим собой бесконечную пусто­
ту, и 1, воплощающую неразложимое единство Бога.
В напряжении между этими двумя вещами и расцве­
тает существование физической Вселенной.
Люди используют бинарную систему и для коммуни­
кации друг с другом. На ней строится азбука Морзе,
в которой каждая буква алфавита переведена в сис­
тему точек и тире. Если взять точку за обозначение О
и тире за обозначение 1, это сводится к шифрова­
нию каждой буквы числом из бинарной системы.

КОМПЬЮТЕРЫ УЧАТСЯ РАЗГОВАРИВАТЬ

С рассветом эры цифровых компьютеров через сот­


ни лет после того, как Лейбницу пришла в голову эта
идея, бинарная система превратилась в естествен­
ный язык коммуникации для машин. С помощью
бинарной системы шифруются не только числа,
но и буквы, картинки, музыка, видео, электронные
таблицы, веб-страницы и все остальные объекты,
с которыми умеют работать современные компьюте­
ры. В конечном счете все это можно свести к длин­
ным последовательностям нулей и единиц.
Конечно, мы редко видим эти строки двоичных
цифр, или, как их еще называю!, битов. Не предпо­
лагается, что даже те из нас, кто собирает или про­
граммирует компьютеры, будут расшифровывать
эти строки, состоящие из тысяч нулей и единиц. Это
поистине внутренний язык компьютеров. Когда че­
ловеку нужно с ним соприкоснуться, машины обыч­

330
Как разговаривать с компьютером

но делают одолжение, переводя сообщение на более


понятный нам язык.
С момента рождения Интернета компьютеры боль­
ше не проводят свою жизнь в изоляции, а находятся
в постоянном общении друг с другом. Это значит, что
им нужно обмениваться данными. Здесь становится
важно эффективно кодировать информацию. Точно
так же, как людям удалось найти способ записывать
числа в более простой форме, чем на палочках с за­
рубками, так и компьютерам было необходимо выра­
жать информацию при помощи двоичных строк в на­
столько краткой форме, насколько это возможно.
В 1948 году Клод Шеннон опубликовал статью «Мате­
матическая теория связи», которая ознаменовала по­
явление предмета теории информации. В ней Шеннон
анализировал пределы коммуникации в виде переда­
чи двоичных строк по каналам связи. Ученый рассмат­
ривал как идеальные каналы, так и каналы с шумами,
в которых данные могут потеряться или повредиться.
В этом случае есть дополнительная трудность —най­
ти коды с коррекцией ошибок, которые позволяют вос­
становить поврежденные данные. Один из способов
подразумевает кодирование латинских квадратов
в двоичные строки (см. Как преуспеть в судоку).

КАК ИЗМЕРИТЬ ИНФОРМАЦИЮ

Для человека одна строка из нулей и единиц будет


очень похожа на другую. Однако так происходит
просто потому, что мы не говорим на этом языке. Во­
обще же есть огромная разница в объеме информа­
ции, которую эти строки содержат. К примеру, ясно,
что последовательность, состоящая из одного мил­
лиона нулей, содержит мало информации, несмотря
на свою огромную длину.

331
Глава 35

Программисты нуждались не в чем ином, как в спосо­


бе определить количество информации в двоичной
строке. Важным моментом здесь является то, что
строку можно коренным образом сжать. Вообще-то
я ее действительно сжал в предыдущем абзаце. Вмес­
то того, чтобы написать всю последовательность
(для чего потребовалась бы отдельная книга, состоя­
щая из миллиона нулей), я написал «последователь­
ность, состоящая из одного миллиона нулей», что
отлично описывает мою мысль при помощи шести
слов русского языка.
Сжатие —необходимый инструмент в программиро­
вании. С практической стороны, он не дает компью­
терной памяти забиваться от огромных объемов из­
лишних данных. С теоретической стороны, сжатие
предоставляет собой способ измерить количество
информации. Если начать со строки битов, возник­
нет вопрос: насколько коротким может быть точное
описание этой строки? Проще говоря, какова мини­
мальная длина, до которой ее можно сжать? Шеннон
назвал это число информационной энтропией строки,
и она точно определяет количество сокращаемой
информации, которая в строке содержится. Стро­
ки битов, наиболее богатые информацией, являют­
ся несжимаемыми: их нельзя сократить. Помимо
всего прочего подразумевается, что строка должна
быть нормальной (см. Как возвести круг в квадрат).
Один из парадоксов современной логики в том,
что последовательности, кодирующие наибольшее
возможное количество информации, — это те, что
представляют собой действительно случайные по­
следовательности, способные образовываться от че­
го-то столь же бессмысленного, как подбрасывание
монеты.
ГЛОССАРИИ

Аксиома параллельности Е вклида


Одна из основополагающих аксиом в геометрии, со­
гласно которой для любой прямой линии и любой
точки, не лежащей на ней, существует только одна
прямая, которая проходит через эту точку парал­
лельно исходной линии. В течение многих лет оста­
валось неизвестным, вытекает ли аксиома о парал­
лельности из других аксиом Евклида. Однако с от­
крытием неевклидовой гиперболической геометрии
было окончательно установлено, что это не так.
Алгоритм
Список инструкций, говорящих устройству, как вы­
полнить определенное задание. За пределами мате­
матики известен как компьютерная программа.
Б инарная система
Способ записи чисел, имеющий в основе число два,
а не более привычное десять. Поэтому число, ко­
торое в десятичной системе записывается как «9»,
в бинарной выглядит как «1001». Бинарная систе­
ма —естественный язык компьютеров.
Г иперболическая геометрия
Радикально новая геометрическая система, откры­
тая в XIX веке. Она не подчиняется аксиоме парал­
лельности (одному из фундаментальных законов,
лежащих в основе обычной евклидовой геометрии).
Г ипотеза К еплера
Утверждение о том, как упаковать шары, исполь­
зовав наименьшее пространство. Иоганн Кеплер
утверждал, что лучшим способом будет выложить

333
Глоссарий

один слой в форме шестиугольников, где каждая сфе­


ра будет касаться шести других, а затем выложить
такой же слой поверх него так, чтобы он сидел как
можно плотнее к нижнему, и так далее. Хотя такое
расположение и используется продавцами овощей
и фруктов по всему миру, Томас Хейлс в 1998 году до­
казал, что оно не оптимально.
Г ипотеза П уанкаре
Утверждение относительно трехмерных фигур без
дырок. В начале XX века Анри Пуанкаре заявил, что
всякую такую фигуру можно, не разрывая и не склеи­
вая, превратить в 3D-сферу (трехмерный эквивалент
обычной сферы). Это было окончательно доказано
Григорием Перельманом в ключевой работе по со­
временной топологии.
Г ипотеза Р имана
Возможно, величайший из неразрешенных вопро­
сов в математике. В 1985 году Берхард Риман деталь­
но описал, как, по его мнению, простые числа долж­
ны быть разбросаны среди целых чисел. Его утверж­
дение до сих пор остается недоказанным.
Г руппа
Абстрактное обобщение понятия о сложении. Груп­
па —это набор элементов плюс операция их объеди­
нения, которая подчиняется трем законам. Во-пер­
вых, в группе есть нейтральный элемент, при объе­
динении которого с любым элементом а получается
снова элемент а (при обычном сложении это 0, по­
тому что, к примеру, 0 + 5 = 5). Во-вторых, у каждого
элемента а есть противоположный ему элемент -а,
который при объединении с а дает нейтральный
элемент (числом, обратным 5, будет -5, потому что
-5 + 5 = 0); и, наконец, должно соблюдаться одно тех­

334
Глоссарий

ническое условие, известное как ассоциативность,


согласно которому результат объединения трех эле­
ментов не зависит от расстановки скобок: например,
1 + (2 + 3) = (1 + 2) + 3. Группы широко распростране­
ны в математике. Н екоторые из них бесконечны, как
множество всех целых чисел, а другие конечны, как,
к примеру, число симметрий куба.
З акон Б енфорда
Правило, описывающее относительную частотность
появления первых цифр в наборе данных. Оно пред­
сказывает, что цифры от 1 до 9 не будут одинаково
часто оказываться первыми. Как показывает опыт,
закон Бенфорда часто, хоть и не всегда, выполняет­
ся на практике.
З олотое сечение
\+4ъ
Число ф = —- — , равное примерно 1,62. Чтобы при
разделении отрезка на две части отношение всего
отрезка к большей части было равно отношению боль­
шей части к меньшей, оно должно быть равно ф. Золо­
тое сечение связано со многими разделами математи­
ки, в том числе с последовательностью Фибоначчи.
И нвариант узла
Такая характеристика узла, что, если два узла эквива­
лентны, у них совпадает эта характеристика.
И ррациональное число
Число, которое невозможно точно записать в виде
результата деления целого числа на другое целое.
Примером могут служить V2 и к.
К вантовая механика
Физическая теория, согласно которой материя со­
стоит ни из частиц или волн, а имеет свойства и того

335
Глоссарий

и другого. У нее есть много удивительных следствий,


включая парадокс кота Ш рёдингера, но она хорошо
подтверждена результатами экспериментов.
К лассификация простых конечных групп
Огромная теорема, доказательство которой завер­
шено в 2004 году. В ней перечислены все возможные
простые конечные группы, основные строительные
блоки симметрии. Эта теорема описывает 18 се­
мейств и 26 отдельных спорадических групп, кото­
рые вместе охватывают все возможные варианты.
Самая крупная из спорадических групп называется
монстром.
К леточный автомат
Теоретическое устройство, состоящее из набора
клеток, изменяющих цвет в зависимости от цвета
соседних клеток согласно установленным правилам.
Несмотря на свою простоту, некоторые клеточные
автоматы способны мастерски проделывать вычис­
ления.
К омплексные числа
Числовая система, построенная вокруг так называе­
мой мнимой единицы —числа г, определяемого урав­
нением г х г = -1. Комплексное число представляет
собой сумму а + i х Ь, где а, b - действительные числа.
Действительные числа считаются комплексными
числами, у которых b = 0. Комплексные числа удов­
летворяют основной теореме алгебры: всякое урав­
нение имеет решение в комплексных числах.
К онечная простая группа
Конечная группа, которую невозможно разложить
на более мелкие группы (является своего рода анало­
гом простого числа).

336
Глоссарий

К онтинуум
Вторая ступень бесконечности, идущая за знакомой
нам счетной бесконечностью множества чисел {1,2,
3, 4, ...}. Георг Кантор в 1874 году доказал, что конти­
нуум больше счетного множества и что существуют
бесконечные множества еще более высоких ступе­
ней.
К риптография
Наука о составлении шифров. Криптоанализ зани­
мается обратным: это наука о взломе шифров.
Л атинский квадрат
Квадратная таблица, в которой каждое число появ­
ляется один раз в каждой строке и один раз в каждом
столбце. Латинские квадраты используются в не­
скольких разделах математики, включая разработку
кодов с коррекцией ошибок, а также ежедневно по­
являются в газетах в виде судоку.
М атематический анализ
Раздел математики, основанный Исааком Ньютоном
и Готфридом Лейбницем. Применяется к реально­
му миру для описания происходящих в нем измене­
ний. Математический анализ позволяет описывать
на едином языке любые изменения и находить ско­
рости этих изменений.
Н ормальное распределение
Самый типичны й способ распределения данных,
известный за пределами математики как коло­
колообразная кривая. Ц ентральная предельная
теорема предсказывает, что если какой угодно
эксперимент повторить достаточно много раз,
результаты экспериментов окажутся нормально
распределены.

337
Глоссарий

О сновная теорема алгебры


Утверждение, что в системе комплексных чисел най­
дется решение любого уравнения, какое только воз­
можно себе представить.
П арадокс лжеца
Классический логический парадокс, сформулиро­
ванный Евбулидом в IV веке до н.э.: «Это утвержде­
ние ложно».
П ена Уэйра — Ф елана
Метод деления трехмерного пространства на клет­
ки равного размера с использованием меньшего
количества материала, чем того требует любой дру­
гой известный метод. Она была открыта в 1993 году
и противоречила гипотезе Лорда Кельвина об опти­
мальном способе решения этой проблемы.
Пи
Число, которое получается при делении длины
окружности на диаметр. Оно примерно равно 3,142,
но эта десятичная дробь тянется бесконечно, не по­
вторяясь, так как это иррациональное число.
П латоновы тела
Пять трехмерных правильных многогранников.
К ним относятся тетраэдр, куб, октаэдр, додекаэдр
и икосаэдр. Платоновы тела известны со времен
Древней Греции.
П оследняя теорема Ф ерма
Формула ап + Ьп = сп получена при замене квадратов
чисел в теореме Пифагора более высокими степеня­
ми. Пьер де Ферма считал, что когда п равно 3 и бо­
лее, то это уравнение не имеет решения при любых
натуральных значениях (а, Ь, с). Это было доказано
Эндрю Уайлсом в 1995 году.

338
Глоссарий

П оследовательность Ф ибоначчи
1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, ... Последовательность чисел,
определенная тем, что каждое следующее число яв­
ляется суммой двух предыдущих. Она была открыта
в XIII веке Леонардо Фибоначчи и встречается в реаль­
ном мире, а также тесно связана с золотым сечением.
П ростое число
Натуральное число, такое как 2, 3, 5 или 7, которое
может делиться только на себя и на 1. Все остальные
числа строятся из простых, но о последних до сих
пор еще не все известно.
Р = NP?
Основной вопрос в теоретическом программирова­
нии, суть которого в следующем: можно ли любое
задание, ответ к которому возможно быстро прове­
рить, так же быстро выполнить?
С имметрия
Способ преобразования геометрического объекта,
к примеру, квадрата, после которого он выглядит так
же, как и до преобразования. Примером симметрии
могут служить вращения и отражения.
С овершенный кубоид
Кубоид (он же прямоугольный параллелепипед), в ко­
тором длины всех сторон представлены целыми чис­
лами, так же как диагонали граней и пространствен­
ные диагонали. Может ли существовать такой объект,
неизвестно. Если опустить условие, касающееся про­
странственных диагоналей, мы получим эйлеров па­
раллелепипед, примеры которого существуют.
С очетания и размещения
Пусть мы имеем пять объектов А, В, С, D, Е. Вопрос:
сколько способов выбрать из них пару различных

339
Глоссарий

объектов? Если мы игнорируем порядок элементов


в паре, т. е. считаем, что (А, В) и (В, А) —одно и то
же, такая пара называется сочетанием из 5 по 2. Все­
го существует 10 сочетаний из 5 по 2. Если мы счита­
ем, что порядок элементов в паре играет роль, т. е.
что (А, В) и (В, А) —разные пары, такая пара называ­
ется размещением из 5 по 2. Всего существует 20 раз­
мещений из 5 по 2.
С пециальная теория относительности
Теория в физике, согласно которой все скорости
меньше скорости света относительны, но сама ско­
рость света абсолютна. У нее есть много неожидан­
ных следствий, включая то, что время для разных
наблюдателей течет с разной скоростью.
Т еория игр
Наука о стратегии, сейчас большая область мате­
матики, вышедшая из рассуждений о настольных
играх, таких как шахматы.
Т еория информации
Начатое Клодом Шенноном в 1948 году исследование
о том, как информацию можно зашифровать в стро­
ках, состоящих из нулей и единиц, а затем эффектив­
но ее передать даже по каналам с шумами. Хотя ее раз­
работали гораздо раньше, информационная теория
лежит в основе современного Интернета.
Т еория хаоса
Исследование процессов, чрезвычайно чувствитель­
ных к начальным условиям. Малейшее различие
в начальных условиях со временем приводит к гро­
мадным различиям в ходе процесса.
Т еорема Г ёделя о неполноте
Эпохальный результат, полученный Куртом Гёделем
в 1931 году. Показывает, что ни один свод правил

340
Глоссарий

доказательства, которые потенциально можно запи­


сать, не будет достаточен, чтобы любое утверждение
арифметики можно было либо доказать, либо опро­
вергнуть.
Т еорема о распределении простых чисел
Оценка количества простых чисел, меньших, чем
определенное число. Гипотеза была сформулирова­
на Карлом-Фридрихом Гауссом в 1792 году, а дока­
зательство приведено Жаком Адаманом и Шарлем
де л а Валле Пуссеном в 1896 году.
Т еорема о четырех красках
Тот факт, что любую карту можно раскрасить че­
тырьмя цветами таким образом, что никакие две со­
седние страны не будут окрашены в один цвет. Эту
гипотезу выдвинул Фрэнсис Гутри в 1852 году, а до­
казана она была в 1976 году Аппелем и Хакеном при
помощи чрезвычайно длинного компьютерного до­
казательства.
Т еорема П ифагора
Основополагающая геометрическая теорема о пря­
моугольных треугольниках. Она гласит, что, если
длины сторон такого треугольника равны а, b и с (где
с самая длинная), тогда а2 + б2= с2.
Т еорема Р амсея
Определяющий факт, который позволяет находить
высоко упорядоченные подструктуры даже в очень
беспорядочных ситуациях. Изначально была откры­
та в связи с проблемой званого ужина. Сейчас ис­
пользуется во всех разделах математики.

Тип СИММЕТРИИ
Один из 17 абстрактных рисунков. Вместе они со­
ставляют все возможные варианты повторяющего­

341
Глоссарий

ся шаблона, занимающего всю плоскость. Эта клас­


сификация была доказана Евграфом Федоровым
в 1891 году.
Топология
Геометрический подход, при котором две фигуры
считаются одинаковыми, если одну из них можно
получить из другой растягивая, сжимая или изгибая,
но не разрывая и не склеивая.
Т рансцендентное ч и сл о
Число, такое как л, которое никогда не станет целым
числом независимо от того, сколько раз умножить
его на себя, а получившиеся результаты сложить
между собой. Это более сильное условие, чем ирра­
циональность.
Уравнения Н авье — С токса
Фундаментальные уравнения, описывающие, каким
образом течет вязкая жидкость. Что примечательно,
точных решений пока не найдено.
Условная вероятность
Шанс, что одно событие произойдет при наличии
другого. Когда мы бросаем игровой кубик, вероят­
ность получить б составляет 1 /6 , но условная веро­
ятность получения шести при том, что результат бу­
дет четным числом, равна 1/3 .
Ф ормула Э йлера
Уравнение исключительной красоты, открытое Ле­
онардом Эйлером. Оно объединяет пять наиболее
важных чисел в математике: еы+ 1 = 0 .
Ф рактал
Геометрический объект, который выглядит одина­
ково при любом увеличении. Фракталы известны
своей замысловатой красотой и, что еще более уди­

342
Глоссарий

вительно, используются для моделирования некото­


рых аспектов современного мира, включая берего­
вые линии и продовольственные рынки.
Числовы к 1>ЯДЫ
Сумма бесконечного количества чисел. Некоторые
из них, как, например, 1 + 1 /2 + 1 /4 + 1 /8 + ... схо­
дятся, то есть по мере выписывания новых членов
сумма приближается все ближе и ближе к определен­
ному числу (в данном случае к 2). Другие, как, к при­
меру 1 + 1 + 1 + 1 + ... расходятся, то есть сумма стано­
вится все больше и больше до бесконечности.
!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

А Б
Абель, Нильс 51 Байес, Томас 296
Агравал, Маниндра 253 Байесианство 298
Адамар, Жак 45 Бах, Иоганн Себастьян 123
Азбука Морзе 330 Бельтрами, Эудженио 175
Аксиомы 172, 333 Бенфорд, Фрэнк 266, 270
Алгебра 11, 19, 26, 27, 104, 109, Береговые линии 89-90, 93-94
185, 336, 338 Бернулли, Даниил 310
Алгоритмы 137-139, 248-253, Бернулли, Якоб 111
333
Бертран, Джозеф 39
Александер, Джеймс 185
Бесконечные множества 235,
Аллели 318 337
Алмазы 214-215 Бесконечность 38, 230, 236
Аль-Кинди 275 Бинарная система 334
Андрика, Дорин 41 Бине, Жак 110
Антипризмы 204 Биты 330, 332
Апостериорная вероятность Бифуркации 70
Байеса 228
Бойяи, Янош 175
Аппель, Кеннет 157
Бор, Нильс 180
Априорная вероятность
Байеса 298 Борчердс, Ричард 56
Арабские цифры 104, 327 Браун, Дэн 112
Аргана, Джон Роберт 18, 19 Бэббидж, Чарльз 247-248
Аристотель 98
Арифметика 27, 37, 230, 255,
258, 260-261,263, 303, 320, В
322, 341 Вавилоняне 23, 31, 324
Арифмометр Лейбница 247
Вагнер, Иммануил 131
Архимед Сиракузский 76-79, Валле Пуссен, Шарль де 45
200, 203, 327
Архимедовы тела 203-206 Ванцель, Пьер (в тексте —
Вантцель) 36
Ассоциативность 335 Великая пирамида в Гизе 200
Астрономия 72 Великий Интернет Мерсенна
Атомы 53, 54, 180 Водовороты 75-85, 103
Аттракторы 69 Возведение в степень 113-116,
«Ахиллес и черепаха» 96-97, 119
99-103 Выпуклость 205

344
Алфавитный указатель

г Дезоксирибонуклеиновая
Галилей, Галилео 299 кислота (ДНК) 180-183, 187
Галуа, Эварист 51 Дейблер, Ричард 187
Гамильтон, Ричард 197 Деление 188, 220
Гамильтон, Уильям Роуэн 152 Десятичная система 270, 324
Гарнс, Говард 62 Дети, красивые 268
Гатри, Фредерик 152 Джонс, Воган 184
Гатри, Фрэнсис 151 Диаметр 29-30, 175, 338
Гаусс, Карл Фридрих 19, 41 Диллема заключенного 283
Гедель, Кур т 262 Диофант 26
Генетика 317 Диофантовы уравнения 26
Генетическая мутация 187 Дискретные распределения
Генотип 318-319 322
Геометрия 15, 92, 94, 170, 177, Додекаэдры 208, 338
191,210,333 Дрекслер, Эрик 243
гиперболическая 170, 176— Дроби 14, 23, 78, 317
178, 333 десятичные 34
Гидродинамика 84, 86, 114 Deep Blue (компьютер) 289
Гиперкубы 200, 206
Гиперсферы 195
Гиперторы 195 Е
Гипотенуза 21 Евбулид 338
Гиппас 33 Евклид Александрийский 29,
Головоломки по соединению 33
точек
Гольдбах, Кристиан 131
Гомологии Хованова 189 ж
Горенштейн, Даниил 54 Жесткие договоры 286-288
Градиенты 78
Границы 40, 145, 176, 249
международные 87-88, 151, 3
154 Задача 12, 29, 57, 63, 131, 140,
Графики 76-79, 82, 323 226,283
Греко-латинские квадраты 61, китайского почтальона
62 131,135-137
Грисс, Роберт 55 коммивояжера 131, 137—
139, 254
о днях рождения 122, 127
о званном ужине 146
д о кенигсбергских мостах
Де Бройль, Луи 165
132-133
Де Морган, Август 152

345
Алфавитный указатель

о раскраске карты 150 Квантовая механика 121,164,


с офицерами 60 166
трех тел 73 Квантовая теория 162
Земля 98, 177,179, 191, 194, Кельвин, Лорд 180, 225, 338
202, 301 Кемпе, Альфред 155
Зенон Элейский 96 Кеплер, Иоганн 206, 228
Золотая спираль 111 Китинг, Ричард 307
Золотое сечение 104, 108 Классификация простых
Золотые прямоугольники 108 конечных групп 336
Зюс Конрад 242 Клейн, Эстер 147
Клетка Кельвина 225
Клеточные автоматы 336
Кобхэм, Алан 251
И Колумб, Христофор 191
Игра «Жизнь» 238, 240 Комбинаторика 122
Игральные кости 317 Кометы 72
Икосаэдры 202-204, 338
Компас 120
Индийские геометры 23 Комплексный анализ 28
Интернет 137, 240, 247, 273 Комплексные числа 18, 336
Интерференционный узор 161 Компьютер 65, 58, 118, 159,
Ио 302 242
Иррациональные числа 15, 335 Компьютерный
Искусственная жизнь 238 вирус 245
Искусственный интеллект 282, вычисления 229
289
игры 288-289
Исламский
монитор 242
математика 170
программа 188, 238, 243,
мир 57, 104 245, 247
мозаики 219 процессор 139, 250
Исчисление 75 стимулятор 240
язык 324
Конвей, Джон 56, 218, 239
К Конечные простые группы 336
Калейдоскопы 216 Континуум 236
Кант, Иммануил 131 Кооперативные игры 288
Кантор, Георг 9, 97, 230, 233- Координаты 119
236, 258, 260, 337 Корпускулярно-волновой
Картели 288 дуализм 164
Категорификация 190 Кость из Лебомбо 122
Квадратура круга 191 Кот Шрёдингера 122
Кван, Мэй-ко 131

346
Алфавитный указатель

Л Н
Ламберт, Иоганн 34 Навье, Клод-Луи 75, 83, 342
Латински!; квадраты 57, 63 Нанотехнологии 238, 243
Лежандра, Адриен Мари 174 Наследственность 316
Лейбниц, Готфрид 79 Натуральные логарифмы 42
Леонардо да Винчи 104, 108- Невыпуклые формы 141, 206
109, 112 Нигрини, Марк 272
Линии 88, 134, 146, 153, 171- Нормальное распределение 321
175 Нортон, Саймон 56
прямые 175-178 Нэш, Джон 284
Лиувилль, Джозеф 36 Нули Римана 44-45
Лобачевский, Николай 175 Нуль 45, 264, 324
Логарифмические таблицы Ньюкомб, Саймон 264
265-266
Логарифмические спирали Ньютон, Исаак 73, 79, 299
107
Логарифмы 42, 92
Логистическое отображение О
66,68-69, 71 Одноразовый блокнот 273
Ложные Окружность 29
вершины 206 Октаплекс 208, 209
доказательства 174 Октаэдр 202
фигуры 210 Орем, Николай 101
«Лоренц», корабль 306 Основная теорема алгебры 19
Лоренц, Хендрик 307 Отрицательные числа 11-13
Ошибка адвоката 291
М
Макай, Эндре 148
Мандельброт, Бенуа 94 П
Математический институт Папп Александрийский 23, 222
Клэя 85 Параболы 73
Математическое ожидание 313 Парадокс 162, 257
Минковский, 1ерман 300 Бертрана Рассела 255, 257,
Множество Мандельброта 235 260
Модулярные формы 56 близнецов 299
Мозг 195, 238, 245 брадобрея 257
Монстр 55 Зенона 96-98, 102
Моргенштерн, Оскар 284 кота Шрёдингера 176-168
Муавр Авраам лжеца 255, 262
Санкт-Петербургский
308-310
Алфавитный указатель

Паразитизм 246 Радиус 29, 30-32, 119


Параллелепипед 20, 22, 24 Райтер, Клиффорд 26,
Пеано, Джузеппе 261 Рамануджан, Шриниваса 129
Пеннет, Реджинальд 316, 322 Рамсей, Франк 144
Первая мировая война 86 Рассел, Бертран 257
Перельман, Григорий 198 Резерфорд, Эрнест 180
Перко, Кеннет 184 Резиновый лист
Петерс, Линдсей 148 (топология) 191
Пифагор 15, 20, 22 Рёмер, Оле 302
Рескейлинг 268-269
Планета 72, 233, 299
Риман, Бернхард 43, 44
Планк, Макс 162
Римские цифры 104
Платон 201
Ричардсон, Льюис Фрай 86
Подбрасывание монеты 332
Ромб 224
Полиномы 185
Рулетка 308
Польти, Жорж 210
Рэй, Томас 245
Порядок 66,126, 141, 146, 215,
340
Постулат 40,174 С
Евклида 171, 174 Саксена, Нитин 253
Призма 204 Секереш, Дьёрдь 148
Принципы математики Семеричная система
(Рассел) 255, 260 счисления 328
Притягивающие циклы 70, 73 Серпинский, Вацлав 90
Проблема 45, 75, 94, 138, 251, Сжатие 332
289, 325 Симметрия 48
пчелиных сот (ульев) 220- Системы отсчета 300
221,224 Скейлинг 268
с адвокатами 291 Скорость света 299, 304
совершенного Сложение 13, 113
параллелепипеда 26
Сложность и простота 238
Простые числа 37, 40
Сложные проценты 117
Прямоугольники 24
Собор Нотр-Дам 109
Птолемей 174
Сойер, Хорхе 25
Пуанкаре, Анри 190, 194
Специальная теория
Пуансо, Луи 206 относительности 304
Пули, опережающие 103 Спирали 110
Спиральные галактики 112
Средние значения 308
Р Стандартное отклонение 321
Равновесие 282, 284-285 Стокс, Габриэль 83, 84
Радиан 120, Сферы 192

348
Алфавитный указатель

Судоку 57 сложных процентов 117


Сушрута 125, 127 узлов 180
хаоса 66, 72, 340
monstrous moonshine 55
Тетраэдры (симплекс) 202
Таблицы Кэли 57 Тёрстон, Уильям 198
Тарри, Гастон 61 Томсон, Уильям 293
Тейт, Питер 182 Топология 190
Теорема 9, 15, 20, 113, 171, 259, Тор 192
336, 337 Торговля 11, 288,
Геделя 262 Трансцендентные числа 35, 36
геометризации 198 Треугольники 20
Жордана —Гельдера 53 Тривиальные нули 182
Кантора 238 Тьюринг, Алан 244
Клейна 148 Tierra 245
кристаллографического
ограничения 214-215
о соответствующих углах 173
о четырех красках 155 У
Пуанкаре 190 Уайлс, Эндрю 28
Пифагора 20-21 Уайтхед, Альфред Норт 259
простого числа 37 Уейр, Денис226
Пьера де Ферма 20, 26 Узлы 180, 181-188
Рамсея 145 ахиральный 187
Римана 43 восьмерка 183
Хилла 264 трилистник 183, 185
Эйлера 20 Улей, совершенный 220
Теория 181 Уотсон, Джеймс 187
Бертрана 40 Условная вероятность 296
вероятности 165 Уравнение 11-19, 26, 28, 44,
52,115, 165, 166,338
Гаусса 42
Навье —Стокса 83-84
графов 114, 131, 135 Пифагора 27
групп 47
Шредингера 166
игр 284, 340
Эйлера 83, 114, 342
информации 340
квантовая 160
множеств Кантора 230
относительности 163 Ф
перечисления 122 Факториал 118, 122, 124-125
Рамсея 146 Федоров, Евграф 211

349
Алфавитный указатель

Фейес Тот, Ласло 224 ц


Цифровая физика 242
Фелан, Роберт 226
Фердинанд, эрцгерцог
Франц 87
Ферма, Пьер де 20, 26, 27 Ч
Фибоначчи (Леонардо да Чао, Ли 34
Пиза) 104 Чебышев, Пафнутий 40
Филдсовская премия 56
Фишер, Бернд 55
Фон Нейман, Джон 243
Фотоны 162 Ш
Шашки 282-290
Фотоэлектрический
эффект 162 Шахматы 282-290
Фракталы 90 Шестиугольная призма /
антипризма 204
Франклин, Бенджамин 221 Шестиугольники 204, 220, 221,
Фреге, Готтлиб 258 223
Фредкин, Эдвард 242 Шеффер, Джонатан 290
Фуги 123 Шифр 279
Функция 41, 44, 79,116 для Purple 273
волновая 164-170 Энигмы 273
показательная 116 Шлефли, Людвиг 207
распределения простых Шредингер, Эрвин 166
чисел 41 Шуман, Эдвард 293
Римана 43-45
факториальная 124
экспоненциальная 118-120
3 ,1 0 , Я
Футбольные мячи 200 Эйлер, Леонард 24, 5, 82, 113
Эйлеров параллелепипед 23,
X 25
Хакен, Вольфганг 157 Эйнштейн, Альберт 162
Хальке, Пол 25 Экология, виртуальная 246
Харагучи, Акира 34 Электроны 162
Харди, Г. X. 130 Элементы (Евклид) 37, 38, 170
Хефеле, Иосиф 307 Эпплгейт, Дэвид 140
Хейлз, Томас 223 Эрдёш, Пол 148
Хивуд, Перси 155, 156 Юпитер 302
Хилл, Теодор 270
Хиральность 188
Хомский, Ноам 244
Книги для нашей семейной библиотеки

www.eksmo.ru 2015-218
Ш Ш З А Ц И Я - на ука без гр а н и ц !
Самые лучшие научно-популярные книги в одной серии! Вас ждут
актуальные темы и захватывающее описание, ответы на злободневные
вопросы - всё это в стильном оформлении.
Книги, которые приятно держать в руках!

С Ш И З А Ц и Я

www.eksmo.ru