Вы находитесь на странице: 1из 8

Система AD&D2

Сеттинг generic
Ежегодник «Дракон» №2 (1997)
Экология ковыляющего кургана (The Ecology of the
Shumbling Mound)
Джонатан Ричардз (Johnathan M. Richards)
Джонатана М. Ричардза с игрой AD&D познакомили его кузены Гарри и Том 20
лет назад. Он до сих пор пытается понять, как достать тот светящийся меч из ниши в
дальней стене за 80-футовой восьмиугольной ямой с кислотой.

Двери зала собраний распахнулись и наружу, пошатываясь, выбралась пестрая


группа людей в мантиях, с обильно слезящимися глазами и разевающимися в попытке
вдохнуть ртами. Из дверей за ними последовал клубящийся дым, неся с собой наиболее
гнусный запах по эту сторону Бездны. Один из них, не в силах больше стоять на ногах,
сполз по стене. Заняв явно лишенную достоинства позицию в уличной грязи, он глотнул
воздуха и выплюнул слова, которые отчаянно, на этот момент, жаждал произнести:
- Данное собрание… Ассоциации… Охотников на Монстров… объявляется
закрытым.
Еще несколько человек, пошатываясь, собрались вокруг него.
- Я ужасно, ужасно сожалею, - бормотал Зантоуллиос. – Должно быть, я неверно
составил смесь. Наверное, положи я больше бихолдерских глаз и убери железы скунса?..
- Неважно, - ответил Дриликс, поднимаясь на ноги. – Думаю, будет лучше, если
усовершенствуешь ее в своей собственной лаборатории, прежде чем представишь перед
Ассоциацией.
Теперь, когда свежий уличный воздух прочистил его легкие, Дриликс начал
ощущать себя прежним. Отряхивая грязь с мантии, он вытянулся во весь свой отнюдь не
внушительный рост и изо всех сил постарался напустить на себя властный вид.
- По сути, я запрещаю тебе дальнейшие демонстрации неопробованных микстур на
встречах Ассоциации, и штрафую тебя на стоимость очистки зала собраний! Гриндл,
запиши.
Гриндл Деньгочет подобрался бочком с гроссбухом в руках и яростно зачеркал в
нем.
- Готово, - был весь его ответ.
Подошел Уиллоуквисп с конспектами лекции в руке.
- А как насчет моих заметок о ковыляющем кургане? – Спросил он. - Нам всем
необходимо ознакомиться перед завтрашней охотой.
- Это может подождать, - ответил Дриликс. – Можешь ознакомить нас завтра по
дороге.
- Но… - начал Уиллоуквисп.
- Я уже официально закрыл собрание, - отрезал Дриликс, как будто это все
объясняло. – Теперь давайте убираться отсюда. Я хочу, чтобы все, планирующие
поучаствовать в охоте, встретились здесь завтра с восходом солнца. Копуш ждать не
будем! – С этими словами он устремился прочь с высоко поднятой головой и задранным
носом.
Все тот же старый Дриликс, подумал Уиллоуквисп, печально качая головой и
возвращая свои конспекты в боковой карман мантии.
***
Следующее утро встретило горстку охотников на монстров стремительно
летящими по воздуху на любезно предоставленном Дриликсом зачарованном ковре. Они
пронеслись над городом, миновали акры и акры сельских земель, и устремились к лесам
на востоке. Наконец Дриликс опустил ковер на поляне, где их ждал одетый в зеленое
друид, наигрывающий жизнерадостную мелодию на самодельной дудочке.
- Привет, Делберт, - сказал Дриликс, следя, как все сходят с его ковра. – Я полагаю,
ты готов помочь нам?
- Несомненно, за оговоренную цену, - ответил друид, почесывая бороду.
Дриликс кивнул Гриндлу, который протянул холщовый мешок, обернутый вокруг
пары серебряных ятаганов. Делберт изучил оружие, провел опытной рукой по кромкам и
объявил:
- Они прекрасно подойдут.
- Ну, тогда веди нас к нашей добыче. Народ, заклинания наготове и больше
бодрости!
Пока Делберт готовил и накладывал свое заклинание «обнаружить животных и
растения», Уиллоуквисп вытащил свои конспекты и посмотрел на Дриликса, который
сворачивал свой ковер.
- Возможно, теперь вы готовы послушать о ковыляющем кургане?
Дриликс вздохнул.
- А это правда необходимо? Друид отведет нас к нему, мы бросим на него одно или
два заклинания «очаровать растение», отрубим ему голову и дело в шляпе! Никакой
суеты, никакого беспокойства, и никакой необходимости выслушивать все об истории
жизни, любимой пище и брачных ритуалах существа! Чем скорее мы вернемся к Старому
Гамфри с его мозгом, тем быстрее он сможет начать готовить нам зелья долголетия.
- Ну, тогда, может быть будет нелишним знать, что мозг ковыляющего кургана
находится вовсе не в голове, - сказал Уиллоуквисп, скрестив руки и ехидно улыбаясь.
- Что? – Взвизгнул Дриликс. – Какая чушь! Где же еще он может быть?
- Прямо в его грудной полости, - ответил Уиллоуквисп, тыча пальцем в грудину
Дриликса. – Прямо там.
Дриликс издал тяжелый вздох.
- Ох, ладно, - сказал он с недовольной миной на лице. – Расскажи нам о
ковыляющем кургане, но сделай это быстро.
Уиллоуквисп вернулся к своему конспекту.
- Ковыляющие курганы рождаются во время мощных электрических бурь, - начал
он, - когда полная ярость стихий достигает своего пика. Молния бьет в скопление
гниющей растительности, и наделяет его первичным сознанием, осознанием себя и
способностью изменять форму, двигаться, расти.
Почему это именно так, остается загадкой. Определенно все попытки искусственно
создать ковыляющий курган провалились. Заклинания «молнии», «цепочки молний» и
даже «удара молнии» так и не смогли разжечь искру жизни. Некоторые волшебники
выдвигают теорию, что для этого требуется разряд стихийной энергии с самого квази-
плана молнии (1), в то время как определенные жрецы утверждают, что ковыляющие
курганы могут создаваться лишь по воле богов. Хотя до сего дня правота ни тех, ни
других не была доказана, утверждение жрецов о божественном вмешательстве может
объяснить, почему ковыляющий курган всегда принимает гуманодиную форму – он
может быть просто сотворен по божественному образу, как и человек (2).
- Скучно, - тихонько прокомментировал Дриликс.
Уиллоуквисп сделал вид, что не расслышал, и продолжил.
- В любом случае первоначальный удар молнии наделяет гниющую растительность
искрой разума. Та часть, куда непосредственно ударила молния, содержит разум
существа. Из-за отсутствия лучшего термина, она называется мозгом. Остальная
растительность, соприкасающаяся с мозгом, вскоре вылепливается в гуманоидное тело. И
так формируется ковыляющий курган в его обычном виде.
Все ковыляющие курганы следуют одному и тому же в общем гуманоидному
строению. Как подразумевает их название, они похожи на курганы примерно шести футов
диаметром в основании при «рождении», сужаясь до «головы» диаметром два фута.
Формируются две руки и две ноги, и – почти всегда – грубые черты лица (3). Пальцы
обычно есть на «руках», но гораздо реже на «ногах». По сути, у большинства
ковыляющих курганов даже нет ступней как таковых, всего лишь две похожих на бревна
ноги. Мозг расположен в центре туловища, где его защищает наиболее плотная
растительность.
Насколько известно, ни один ковыляющий курган не начинает с меньших
размеров, чем я только что упомянул – считается, что меньшее количество растительности
не сможет удержать искру жизни, даруемую ударом молнии. Хотя бывает, что
ковыляющий курган «рождается» намного крупнее обычного, и хотя все ковыляющие
курганы способны расти, им свойственно сохранять все те же основные пропорции тела.
Даже хотя ковыляющие курганы поддерживают гуманоидную внешность, пусть
это не одурачит вас в то, что касается строения их тела. Прежде всего, за исключением
мозга, тело ковыляльщика примерно гомогенно. Растительность, составляющая голову, в
основном ничем не отличается от растительности, составляющей руки, ноги или
туловище. Таким образом, отсеките ковыляющему кургану руку, и просто
перераспределит растительную массу своего тела, чтобы отрастить новую (4). То же самое
верно для всего остального, включая голову. Что приводит нас к следующему пункту –
голова ковыляющего кургана это простая декорация. Как уже отмечалось, она не
содержит мозг, и, хотя она часто демонстрирует черты лица, лицо ковыляющего кургана
отнюдь не центр его чувств. Скорее, его сенсорные органы равномерно распределены по
всему телу.
Чувства ковыляющего кургана необычные. Хорошо задокументированый факт, что
они могут слышать. Их тела покрыты крошечными растительными волоконцами,
способными улавливать звуковые волны в воздухе. Поэтому они могут «слышать» во всех
направлениях сразу, что затрудняет проскальзывание им за спину. Их чувство слуха
уникально в том смысле, что им не мешают громкие звуки, будь то раздражающий вопль
визгуна или болезненный взрыв взрослого андросфинкса.
Аналогично слуху, ковыляющие курганы могут «видеть» сразу во всех
направлениях, но их «зрение» отнюдь не привычное всем нам чувство зрения. Вместо
этого они видят электрические поля. Известный факт (возможно, более известный
мудрецам, чем обычному населению, но, тем не менее, факт известный), что живые
существа генерируют вокруг себя электрические поля, которые чувствует ковыляющий
курган. Считается, что ощущение курганом электричества это что-то вроде способности
видеть трехмерный контур всего его окружающего. Точная дальность действия этого
чувства неизвестна. Вряд ли ковыляющие курганы способны различать цвета, но они и
впрямь различают свет и тьму.
Хотя ковыляющие курганы могут пользоваться своими чувствами одновременно во
всех направлениях, они действуют, как если были бы обычными гуманоидами –
поворачиваются «лицом» к угрозе, атакуют только спереди и так далее. Само собой,
курган вполне мог бы атаковать кого-нибудь позади себя с той же легкостью, как
находящихся перед ним, но по той или иной причине он всегда разворачивается к
противнику лицом, прежде чем атаковать. Причина такого поведения может быть во
многом сходной с причиной, почему он первым делом принимает гуманоидную форму.
Одна из теорий состоит в том, что ковыляющий курган на самом деле вмещает дух
покойного человека или получеловека. Это объяснило бы предпочтение курганом
гуманоидной формы, но при этом он был бы разновидностью нежити, а ни один
ковыляющий курган не удавалось изгнать жрецу. Также на него не действует святая вода,
поэтому, скорее всего, в этой теории нет ничего правдивого (5).
- Тогда зачем было говорить о ней? – Потребовал Дриликс. – Давай, человече,
заклинание выдохнется еще до того, как мы хотя бы доберемся до кургана такими
темпами!
- Замечание принято, - согласился Уиллоуквисп. – Веди, Делберт, я закончу, пока
мы будем идти. – И добавил для Дриликса. – Я как раз подходил к боевой части.
- Как раз вовремя, - пробурчал Дриликс.
Охотники цепочкой углубились в лес, следуя за друидом. Уиллоуквисп продолжил:
- Растительное тело кургана наделяет его некоторыми уникальными качествами.
Мокрый ил, пропитывающий тело, защищает от огненных повреждений, а поскольку
большая часть составляющих тело растений уже мертва и разлагается, холод обычно
также слабо воздействует на него (6). По той же причине ковыляющие курганы не
нуждаются в солнечном свете для жизни в отличие от большинства растений.
Кроме того пластичность курганьего тела делает его неуязвимым для дробящего
оружия. Колющему и режущему оружию, по той же причине, свойственно наносить
ковыляющим курганам мало повреждений (7).
Что до магических атак, ковыляющие курганы от природы подвержены таким
растительным заклинаниям как «очаровать растение», «удержать растение» и «гербицид».
Стихийные духи растений, известные как дурманы или лесные человеки, могут призывать
ковыляющие курганы после замысловатых ритуалов (8). Общение с курганом возможно с
помощью заклинания «разговор с растением», хотя низкий интеллект кургана делает
разговор довольно ограниченным. Своего собственного языка у них нет, и, по сути, они
вообще не подают голос (неудивительно, поскольку у них нет голосовых связок).
Некоторые заклинания действуют на ковыляющие курганы необычным способом.
Поскольку тело кургана частично состоит из ила и грязи, заклинание «превратить грязь в
камень» ненадолго парализует его (9). Заклинание «разделить воду», наложенное
непосредственно на ковыляющий курган, заставляет пропитывающую его растительную
массу воду вылиться из его боков. Хотя это само по себе не причиняет существу никаких
повреждений, но зато делает его более уязвимым для огня, чем обычно (10).
Возможно, наиболее знаменитый необычный эффект заклинания, связанный с
ковыляющим курганом, это «молния» и аналогичные заклинания. Благодаря родственным
узам существа с электричеством, основанные на электричестве атаки в действительности
заставляют курган расти в размерах и силе, прибавляя один фут к его общей высоте (11).
Курганы не получают никаких повреждений от электрических заклинаний, поглощая всю
энергию заклинания, чтобы вызвать свой рост. Это единственный способ, каким
ковыляющие курганы вообще могут расти, поскольку они не растут природным путем с
возрастом.
Ковыляющие курганы чаще всего живут во влажных местах с обильной
растительностью. Джунгли, болота и топи составляют их обычные ареалы, хотя известно,
что некоторые устраивали логова в сырых подземных местах. Длительный контакт с
водой и/или гниющей растительностью оказывает на курган благотворный эффект – 12
часов погружения в воду (включая промокание под ливнем) или среди влажной
растительности полностью исцеляет любые полученные существом повреждения, и
курган выныривает полностью восстановленным и на пике своих способностей.
Курганы не нуждаются во сне, но часто проводят часы, погрузившись в
окружающую среду, независимо от того, нуждаются они в исцелении или нет. Может это
оказывает на них успокаивающий эффект, а может это нужно для поддержания того, из
чего они состоят. Часто они лежат сплющенные и неподвижные в мелких водоемах или
болотцах, дожидаясь, пока какое-нибудь, ничего не подозревающее существо не наступит
на них, после чего поднимаются и атакуют.
Хотя у них часто есть вполне человеческие руки с хорошо развитыми пальцами,
неизвестно, чтобы ковыляющие курганы когда-либо пользовались оружием, а также
носили доспехи или использовали волшебные предметы любого сорта. Иногда подобные
предметы встречаются в их логовах, но это случайные сокровища, оставшиеся от
предыдущих жертв.
Не должно удивлять, что ковыляющие курганы распространяют вокруг тяжелый
запах разложения. В болотистой среде это им никак не мешает, поскольку окружающая
местность в целом пахнет более-менее одинаково с курганом (12).
Гниющая растительность служит рассадником для многих типов плесени и
грибков, и ковыляющие курганы не лишены ни тех, ни других. Часто эта поросль
составляет часть растительности, из которой слагается тело кургана, живя с курганом в
своеобразном симбиозе. Эти симбионты включают, но не ограничиваются, бурую плесень
(только на подземных ковыляющих курганах), рыжую плесень, желтую плесень
(небольшие участки, никогда колонией), фикомиды и обливиакс (13). Однако
большинство растущей на ковыляющем кургане плесени относится к малой, безвредной
разновидности (14).
К несчастью, ковыляющие курганы также часто служат домом различным формам
животной жизни. И хотя некоторые и них относительно безобидны, другие делают и без
того опасное существо еще опаснее. К ним относятся пауки, многоножки, гнилостные
личинки, горловые пиявки, ухолазы и гигантские клещи (15). Когда почти беспомощная
жертва задыхается в теле ковыляющего кургана, она уязвима для атак любых животных,
обитающих на болотном существе.
- Как будто мало одной смерти от удушья, - тихонько хихикнул Зантоуллиос.
- Согласен, - сказал Уиллоуквисп. И продолжил, - Ковыляющие курганы существа
одиночные, редко встречающиеся в группах. Они совершенно бесполы и не
размножаются вообще, даже почкованием или иным бесполым способом, обычным для
растений (16). Каждый курган это отдельная сущность, уникальная для себя, у нее почти
нет каких-либо дел со своими сородичами.
Когда в одной местности находится больше одного ковыляющего кургана, обычно
это связано с обилием тамошней пищи. Курганы всеядные, они едят самую разную
растительную жизнь и любое животное (или искателей приключений), достаточно глупое,
чтобы встретиться им на пути. Курганы питаются через сеть корней и усиков,
расположенных по всему их телу, поэтому вполне обычное зрелище – питающийся
конечностями или туловищем курган, обычно сразу после того, как вдавит жертву в свое
тело и дождется, когда она задохнется. На самом деле голова существа меньше всего
используется для еды, поскольку для существа это в целом непрактично.
Ковыляющие курганы существуют уже долгое время. Судя по способу, каким они
обретают жизнь, они могут быть частью планеты намного дольше, чем любая из разумных
гуманоидных рас. Фактически, некоторые жрецы считают ковыляющий курган
экспериментов богов, пробной жизненной формой, прежде чем они занялись созданием
гуманоидов.
В любом случае, курган существовал на заре человеческой истории, ибо недавние
археологические раскопки обнаружили записи о боге, которому поклонялось племя
дикарей. Судя по описанию бога, его сил и церемоний, совершаемых дикарями, вполне
может быть, что «богом» был ковыляющий курган, которому поклонялись как богу
смерти, разложения и болезни, и кормили сериями жертвоприношений, дабы
умилостивить его гнев. Весьма вероятно, что это не был отдельный случай, и что
подобный тип «обожествления» кургана прежде случался во многих примитивных
культурах.
Уиллоуквисп свернул конспекты и вернул их в карман мантии.
- Все? – Спросил Дриликс, растерявшись от внезапно наступившей тишины.
- Почти, - ответил Уиллоуквисп, в очередной раз замечая, что его глас вопиял во
пустыне.
- И как раз вовремя, - добавил Делберт, указывая на просвет перед ними. – Вон ваш
курган.
Дриликс жадно потер руки.
- Великолепно! - Прошипел он. – Джентльмены, приступим!
***
- Ну, и как все прошло? – Спросил Бантлби у своего друга Уиллоуквиспа на
следующий день, когда они вдвоем сидели за общей трапезой в их любимом уличном
кафе.
- Балаган, фиаско, провал полный и окончательный, - ответил Уиллоуквисп,
печально покачивая головой взад-вперед. Затем его лицо расплылось в широкой улыбке. –
Дриликс был в ярости! Надо было видеть, как он рвал и метал после того, как мы
убрались оттуда!
- Жалко, что меня там не было, - согласился Бантлби, улыбаясь. – А что случилось?
- Ну, я прочел доклад, и, как обычно, Дриликс обратил внимание в лучшем случае
лишь на половину. Поэтому, когда друид обнаружил для нас ковыляльщика, он
устремился к нему со своим заклинанием «очаровать растение». Он очаровал
ковыляльщика, верно, но не учел, что белые росточки, рассеянные по всему телу
ковыляльщика, были фикомидами. Поэтому он велел ковыляльщику стоять смирно, затем
подошел к нему и попытался вырезать мозг у того из живота.
- О, нет, - простонал Бантлби, спрятав лицо в ладонь.
- О, да, мой друг, о, действительно да. Дриликс получил полную рожу спор,
вдохнул их и начал проращивать грибы из носа!
Бантлби чуть не подавился печеньем и быстро хлебнул вина, чтобы проглотить его.
Наконец он выдавил:
- А дальше что?
- Ну, мы знали, что надо наложить на него «лечить заболевание», но никто из нас
этого не мог, поэтому мы…
- А как насчет друида? – Перебил Бантлби.
Уиллоуквисп потряс головой.
- Нет. Вне пределов его компетенции.
- А, конечно. Извини, продолжай, пожалуйста.
- Поэтому нам пришлось поместить его во «временной стазис», пока не удастся
доставить его в храм тут в городе. К счастью, Гриндл знал заветные слова для ковра
Дриликса.
- И мне кажется, Дриликс не был благодарен за то, что вы спасли ему жизнь?
- Пф-ф! – Фыркнул Уиллоуквисп. – Ты знаешь Дриликса. Как водится, он впал в
ярость из-за того, что мы не вернулись за курганом, как только обезопасили его стазисом.
«Целиком проваленная вылазка»! – сказал он. И что еще хуже, теперь мы должны платить
друиду заново, если хотим, чтобы он разнюхал для нас другого ковыляльщика.
Бантбли скрыл улыбку в стакане.
- И когда следующая охота?
- Как только Гриндл сможет раздобыть достаточно новых серебряных ятаганов,
чтобы заплатить друиду. Завтра, если повезет.
- Дашь мне знать наверняка, Уиллоуквисп, ладно? Я определенно хочу в этом
поучаствовать!
Примечания
1. Для этого потребовался бы разлом между измерениями или врата, связывающие
Первичный Материальный план с квази-стихийным планом Молнии, что делает
«рождение» ковыляющего кургана по-настоящему редким событием.
2. Если это так, то ковыляющие курганы, вероятно, это создания божества
разложения, учитывая, что состоят они из гниющих растений.
3. Уровень детальности черт лица кургана для каждой особи свой. У некоторых
вообще нет никаких черт, в то время как другие перераспределяют свою растительную
массу таким образом, чтобы получалось наилучшее из возможных «лицо» - ягоды или
цветы изображают глаза, крупные листья уши и так далее. Некоторые заходят так далеко,
что включают веточки-«зубы» или «бороды» из мха. Это может быть намеренная попытка
ввести в заблуждение, а может быть и инстинктивным поведением.
4. Подобное перераспределение растительной массы кургана не меняет его
первоначальных размеров, но растительные волокна, составляющие тело кургана,
становятся более рыхлыми. В результате всякий раз, когда ковыляющий курган
«отращивает» отсутствующую конечность, его AC ухудшается на 1. Регенерация
конечности требует полного раунда концентрации, во время которой курган не может
участвовать в бою.
Контакт с влажной, гниющей растительностью в течении полных 12 часов
восстанавливает кургану его обычный AC. В это время курган встраивает в свое тело
новую зеленую массу, делая его таким же плотным, как прежде.
5. Нет никаких причин, почему ковыляющий курган не может быть формой
нежити, если вам этого так хочется для мира вашей кампании. Неживой ковыляющий
курган требует следующих модификаций: изгоняется согласно своим HD (то есть
изначально изгоняется как spectre), невосприимчивость к «очарованию», «удержанию»,
«сну», ядам и магии смерти, святая вода наносит 1d8+2 повреждений (его влажная
растительность впитывает жидкости, поэтому святая вода причиняет повреждений больше
обычного). Существо сохраняет все свои обычные характеристики, включая XP,
начисляемый за победу над ним. Это будет подходящая форма нежити для духов
любящих природу существ вроде эльфов, полуросликов, друидов или рейнджеров. Даже
если в мире вашей кампании ковыляющие курганы обычно не являются нежитью, наличие
уникального неживого кургана, как результат проклятия, направленного на конкретную
личность, создает запоминающееся отступление от обычного ковыляющего кургана.
6. Половина повреждений или никаких, в зависимости от результата спас-броска.
7. Колющее и режущее оружие причиняют лишь половину повреждений, когда они
попадают по-настоящему, но AC 0 отражает тот факт, что большинство ударов оружием
не наносит существу серьезного вреда.
8. См. Первое ежегодное собрание монструозностей.
9. «Превратить грязь в камень» причиняет 2d8 повреждений и обездвиживает
курган на 1d4 раунда. В это время он смещает растительные волокна своего тела вокруг
окаменевшей из-за заклинания грязи, пока не переформирует свое тело в стороне от
каменного образования. Пока он этого не сделает, курган не способен атаковать, но
подобный эффект возможен лишь раз в столкновение, поскольку освободившийся от
камня курган больше не имеет в своем теле грязи, а потому в дальнейшем невосприимчив
к этому заклинанию. Со временем, однако (1-6 часов, в зависимости от обстоятельств),
пребывание в естественной природной среде восстановит содержание грязи до обычного
для этих существ.
10. Испытавшие подобную неприятность ковыляющие курганы получают от огня
половину повреждений или никаких, в зависимости от спас-броска. Этот эффект также
держится, лишь пока курган не получит шанс впитать воду в своей природной среде.
11. Каждая электрическая атака также добавляет кургану один HD и связанные с
ним hp.
12. В подобных местах из-за способности существа сливаться с окружающей
средой и оставаться бесшумным, даже во время движения, его враги получают штраф -3 к
броскам ошеломления. Однако под землей его часто выдает запах разлагающихся
растений, всегда сопровождающий ковыляющий курган. Это дает его противникам
премию +2 к броскам ошеломления.
13. Ковыляющие курганы невосприимчивы к споровым эффектам рыжей и желтой
плесени. Участки обливиакса находятся с курганом в симбиотических отношениях, а
потому не высасывают память кургана. Аналогично, фикомид использует ковыляющий
курган в качестве организма-хозяина, проращивая свои грибовидные ростки в курган,
которому это отнюдь не вредит.
Существа вроде зеленой и оливковой слизи не становятся партнерами кургана по
симбиозу, так они выедают растительный материал из тела кургана, в конце концов,
убивая его. Фиолетовые грибки обычно слишком велики, чтобы их поросль составляла
часть тела кургана – курган должен быть как минимум с 15 HD, прежде чем подобное
вселение станет возможным.
14. В любой данный момент в симбиозе с ковыляющим курганом может
находиться лишь один тип «монстра» грибка-плесени.
15. Пауки включают обычных по размеру, так же как и «волосатую» и «крупную»
разновидности. Многоножки включают огромный, гигантский и обычный типы. Опять-
таки, не переигрывайте, населяя ковыляющий курган (внутри или снаружи) слишком
многими типами животных.
16. Хотя они не размножаются, они также и не стареют. Ковыляющие курганы
бессмертны, и хотя их вполне можно убить, но если оставить их в покое, они обладают
потенциалом жить вечно. Это потому, что они состоят не из живого материала, который
стареет и умирает со временем, а из разлагающейся, уже мертвой массы. Гниющая
растительность, составляющая тело кургана, постоянно обновляется во времена «лечения»
в воде, болотах или влажной растительности. До тех пор, пока окружающая обстановка
позволяет принимать эти периодические «ванны», ковыляющий курган может жить
бесконечно.

Вам также может понравиться