Вы находитесь на странице: 1из 6

Оригинал Перевод

To a medical student the final examinations Для студента-медика, выпускные


are something like death: an unpleasant экзамены сродни смерти: не вызывающая
inevitability to be faced sooner or later, one'sприятных ощущений неизбежность, с
state after which is determined by care spent которой, рано или поздно, придется
in preparing for the event. столкнуться; состояние человека после
такого рода события во многом
определяется тщательностью подготовки к
нему.
An examination is nothing more than an Экзамены не представляют собой
investigation of a man's knowledge, ничего, кроме проверки знаний человека,
conducted in a way that the authorities have которая проводится наиболее удобным
found the most fair and convenient to both способом, подходящему и студенту и
sides. But the medical student cannot see it in экзаменатору, и как можно справедливо.
this light. Examinations touch off his fighting Но для студента медицинского вуза, это
spirit; they are a straight contest between предстает в совершенно ином свете.
himself and the examiners, conducted on well- Экзамены разжигают в нем боевой дух; это
established rules for both, and he goes at состязание, напрямую, между студентом и
them like a prize-fighter. экзаменатором, проводимое на
общепринятых правилах и для
экзаменатора и для студента, и последний
идет на экзамен, словно на ринг.

There is rarely any frank cheating in medical Редко когда студентам удается
examinations, but the candidates spend списать на экзамене, но на подготовку и
almost as much time over the technical details отработку технических и организационных
of the contest as they do learning general деталей тратится практически столько же
medicine from their textbooks. времени, сколько и на штудирование
учебников по медицине.
Benskin discovered that Malcolm Maxworth Бенскин выяснил, что Малкольм
was the St. Swithin's representative on the Максуорф из экзаменационной комиссии,
examining Committee and thenceforward we является представителем больницы святого
attended all his ward rounds, standing at the Свифина, и поэтому мы присутствовали на
front and gazing at him like impressionable всех его обходах палат и глядели на него
music enthusiasts at the solo violinist. так, как впечатлительные ценители музыки
Meanwhile, we despondently ticked the days глядят на виолончелиста, исполняющего
off the calendar, swotted up the spot соло. Тем временем мы уныло отчитывали
questions, and ran a final breathless sprint дни до экзамена, зазубривали сложные
down the well-trodden paths of medicine. вопросы и уже в последние разы
пробегались по исхоженным тропам
медицины.
The examination began with the written Экзамены начались с письменного
papers. A single invigilator2 sat in his gown задания. На приподнятой платформе, в
and hood on a raised platform to keep an eye мантии, с накинутым капюшоном, сидел
open for flagrant cheating. He was helped by наблюдатель, следивший, чтобы студенты
two or three uniformed porters who stood by не списывали. Ему помогали еще двое
the door and looked dispassionately down at дежурных в униформе, которые стояли
the poor victims, like the policemen that flank около дверей и больше походили на
the dock at the Old Bailey.3 полицейских в Олд-Бейли, охраняющих
скамью подсудимых.
Three hours were allowed for the paper. На письменное задание было
About half-way through the anonymous отведено 3 часа. Где-то через полтора часа
examinees began to differentiate themselves. студенты начали, каждый по-своему,
Some of them strode up for an extra answer выделяться. Одни вставали и шли за
book, with an awkward expression of self- дополнительным ответным листом, на их
consciousness and superiority in their faces. лицах можно было разглядеть сочетание
Others rose to their feet, handed in their смущения и чувства собственного
papers and left. Whether these people were превосходства. Другие же сдавали свои
so brilliant they were able to complete the работы и удалялись из аудитории. Было не
examination in an hour and a half or whether совсем ясно: будь то эти люди настолько
this was the time required for them to set гениальны, что смогли выполнить все
down unhurriedly their entire knowledge of задания за полтора часа, или же этого
medicine was never apparent from the времени было достаточно, чтобы не спеша
nonchalant air with which they left the room. изложить на бумаге все свои знания в
The invigilator tapped his bell half an hour области медицины, но можно было
before time; the last question was rushed почувствовать ауру равнодушия, с которой
through, then the porters began tearing они выходили из кабинета. За полчаса до
papers away from gentlemen dissatisfied with конца экзамена наблюдатель позвонил в
the period allowed for them to express колокольчик; в спешке дописывается
themselves and hoping by an incomplete последний вопрос, затем дежурные стали
sentence to give the examiners the impression вырывать бумаги из рук джентльменов,
of frustrated brilliance. недовольных из-за столь
непродолжительного времени,
отведенного чтобы изложить на бумаге
свои мысли, и, надеясь, что незаконченное
предложение натолкнет экзаменаторов на
мысль о нераскрытых выдающихся
способностей студента.
I walked down the stairs feeling as if I had Я спустился вниз, чувствуя себя,
just finished an eight-round fight. In the будто провел бой в восемь раундов.
square outside the first person I recognized Первым кого я встретил, был Гримсдайк.
was Grimsdyke. «Ну как успехи?» - спросил я.
"How did you get on?" I asked. «Да так себе» он ответил. «Хотя я не
"So-so," he replied. "However, I am not беспокоюсь. Они все равно никогда не
worried. They never read the papers anyway. читают работы. Дружище, разве ты не
Haven't you heard how they mark the tripos4 слышал, как ставят оценки за экзамен в
at Cambridge, my dear old boy? The night Кембридже? За ночь до объявления
before the results come out the old don результатов старый добрый препод
totters bade, from hall and chucks the lot ковыляет по общежитию и выкидывает все
down the staircase. The ones that stick on the работы с лестницы. Тем, чьи работы
top flight are given firsts,5 most of them end остались на первом пролете, ставят
up on the landing and get seconds, thirds go отлично, тем, чьи работы упали на второй
to the lower flight, and any reaching the пролет, ставят хорошо, удовлетворительно
ground floor are failed. This system has been ставят, если работа на нижнем пролете,
working admirably for years without arousing если работа долетает до первого этажа –
any comment." экзамен завален. Этот способ великолепно
работал на протяжении многих лет, не
вызывая каких-либо нареканий.

The unpopular oral examination was held a Всеми нелюбимый устный экзамен
week after the papers. The written answers проходил через неделю после
have a certain remoteness about them, and письменного. Результаты письменного
mistakes and omissions, like those of life, can экзамены имеют некую отдаленность,
be made without the threat of immediate недоработки и ошибки, допущенные на
punishment. But the viva is judgement day. A экзамене, точно так же как и в жизни, не
false answer, and the god's brow threatens влекут за собой немедленного наказания.
like imminent thunderstorm. If the candidate Но устный экзамен – это судный день. Один
loses his nerve in front of this terrible неверный ответ и ты уже чувствуешь
displeasure he is finished: confusion breeds надвигающийся шторм. Если у студента
confusion and he will come to the end of his сдают нервы – он готов: волнение
interrogation struggling like a cow in a bog. порождает волнение, и по ходу экзамена
он будет барахтаться как корова в болоте.

I was shown to a tiny waiting-room Меня привели в крошечную комнату


furnished with hard chairs, a wooden table, ожидания, с жесткими стульями,
and windows that wouldn't open, like the деревянным столом и окном, которое не
condemned cell. There were six other открывалось, комната была похожа на
candidates waiting, to go in with me, who камеру смертников. Помимо меня там
illustrated the types fairly commonly seen in ждали еще 6 студентов, типичные люди,
viva waiting-rooms. которых обычно можно встретить в комнате
ожидания.
There was the Nonchalant, lolling back on Там был один равнодушный студент,
the rear legs of his chair with his feet on the лениво качающийся на задних ножках стула
table. Next to him, a man of the Frankly и положив ноги на стол. Рядом с ним на
Worried class sat on the edge of his chair краю стула сидел обеспокоенный студент,
tearing little bits off his invitation card and отрывавший маленькие кусочки от своего
jumping irritatingly every time the door приглашения и раздраженно
opened. There was the Crammer, fondling the вспрыгивающий всякий раз как
pages of his battered textbook in a desperate открывалась дверь. Еще там был ботаник,
farewell embrace, and his opposite, the Old который обнимал свою потрепанную
Stager, who treated the whole thing with the тетрадь так, как будто с ней прощался.
familiarity of a photographer at a wedding. He Напротив него сидел бывалый студент,
had obviously failed the examination so often который относился ко всему
he looked upon the viva simply as another происходящему, как фотограф на свадьбе.
engagement to be fitted into his day. Он наверняка заваливал экзамены так
часто, что на очередной устный экзамен он
смотрел как на очередную помолвку в его
распорядке дня.
The other occupant of the room was a Еще в комнате сидела девушка.
woman. Women students - the attractive Девушки-студентки – только симпатичные,
ones, not those who are feminine only не те, кто считаются девушками лишь по
through inescapable anatomic arrangements анатомическому признаку – находятся в
— are under disadvantage in oral невыгодном положении на устном
examinations. экзамене.
The male examiners are so afraid of being Экзаменаторы мужского пола боятся
prejudiced favourably by their sex they usually благоприятной для девушки
adopt towards them an attitude of необъективности со своей стороны,
undeserved sternness. But this girl had given поэтому они применяют по отношению к
care to her preparations for the examination. девушкам незаслуженную строгость. Но эта
Her suit was neat but not smart; her hair tidy девушка действительно отнеслась серьезно
but not striking; she wore enough make-up to к подготовке. Ее костюм был опрятный, но
look attractive, and she was obviously не нарядный, прическа аккуратная и не
practising, with some effort, a look of admiring эффектная. У нее было достаточно
submission to the male sex. I felt sure she макияжа, чтобы выглядеть привлекательно,
would get through. и уж точно она репетировала взгляд
восхищения и покорности по отношению к
мужчинам. Я был уверен, что она сдаст.
"You go to table four," the porter told me. «Идите за четвертый стол» сказал
I мне дежурный.
stood before table four. I didn't recognize Я стоял перед четвертым столом.
the examiners. One was a burly, elderly man Экзаменаторов я не узнал. Один из них был
like a retired prize-fighter; the other was плотный мужчина пожилого возраста, он
invisible, as he was occupied in reading the был похож на вышедшего на пенсию
morning's Times. боксера. Другого экзаменатора не было
видно, он был занят чтением утренней
таймс.
"Well, how would you treat a case of «Итак. Как бы вы лечили спазмы?»
tetanus?" My heart leaped hopefully. This was Мое сердце подпрыгнуло с надеждой. Это я
something I knew, as there had recently been знал, потому что недавно был такой случай
a case at St. Swithin's. I started off в св. Свифине. Я начал быстро говорить все,
confidentially, reeling out the lines of что знаю о методах лечения спазмов и
treatment and feeling much better. The сразу почувствовал себя лучше. Но вдруг
examiner suddenly cut me short. экзаменатор меня остановил.
"All right, all right," he said impatiently, "you «Хорошо, хорошо» нетерпеливо
seem to know that A girl of twenty comes to проговорил он. «Представьте, что к вам
you complaining of gaining weight, what пришла девушка с жалобами на
would you do?" I rallied my thoughts and прибавление в весе, ваши действия?» я
stumbled through the answer... собрался с мыслями и озадачился
ответом...
Наступили черные дни после
The days after the viva were black ones. It экзамена, как будто побывав в тяжелой
was like having a severe accident. For the first аварии. На первые несколько часов я
few hours I was numbed, unable to realize онемел, Я бы не в состоянии понять, что
what had hit me. Then I began to wonder if I ударило в меня. Затем я начал
would ever make a recovery and win through. задумываться, смогу ли я пройти через это
One or two of my friends heartened me by и, в конечном счете, преодолеть трудности.
describing equally depressing experiences that Несколько моих друзей подбадривали меня
had overtaken them previously and still рассказами об их в равной степени
allowed them to pass. I began to hope. Little волнующем опыте, пережитом ими
shreds of success collected together and накануне и, тем не менее, они сдали. Я
weaved themselves into a triumphal garland... надеялся. Маленькие частицы успеха
собирались и сплетались в триумфальный
венок.
"One doesn't fail exams," said Grimsdyke «Человек не заваливает экзамены»
firmly. "One comes down, one muffs, one is твердо сказал Гримсдайк. «Человек
ploughed, plucked, or pipped. These infer a разочаровывается, ошибается, значит,
misfortune that is not one's own fault. To заваливает экзамен. Это подразумевает
speak of failing is bad taste. It's the same idea
неудачу, которая случается не по вине
as talking about passing away and going above человека. Разговоры о неудачах имеют
instead of plain dying." The examination неприятный привкус, то же самое, как и
results were to be published at noon. разговоры об истечении времени и выходах
за пределы, по сравнению с откровенными
разговорами о смерти.
Результаты объявят в полдень.
We arrived in the examination building to Мы приехали в экзаменационный
find the same candidates there, but they were корпус, ожидая увидеть здесь тех же
a subdued, muttering crowd, like the обычных студентов, но это была покорная,
supporters of a home team who had just been что-то бормочущая толпа, словно
beaten in a cup tie. болельщики спортивной команды, которая
только что проиграла финальную игру.
We had heard exactly what would happen. Мы слышали, что будет происходить
At midday precisely the Secretary of the до мельчайших подробностей. Точно в
Committee would descend the stairs and take полдень по лестницы спустится секретарь
his place, flanked by two uniformed porters. комиссии в сопровождении двух дежурных
Under his arm would be a thick, leather- и займет свое место. У него под мышкой
covered book containing the results. One of будет толстая кожаная книжка с
the porters would carry a list of candidates' результатами. У одного из дежурных будет
numbers and call them out, one after the лист с номерами кандидатов, и он будет
other. The candidate would step up closely to вызывать всех по очереди. Каждый
the Secretary, who would say simply "Pass" or кандидат будет подходить к секретарю,
"Failed". Successful men would go upstairs to который будет говорить «сдал», «не сдал».
receive the congratulations and handshakes of Те, кто сдал, пойдут наверх принимать
the examiners and failures would slink поздравления и рукопожатия от
miserably out of the exit to seek the opiate экзаменаторов, а те, кто не сдал, с
oblivion. несчастным видом пойдут на выход искать
забвения.
One minute to twelve. The room had До полудня остается одна минута. В
suddenly come to a frightening, unexpected момент комнату наполняет пугающая
silence and stillness, like an unexploded bomb. тишина, все замирают. Вдалеке часы
A clock tingled twelve in the distance. My пробили 12. От волнения у меня вспотели
palms were as wet as sponges. Someone ладони. Шаги можно было услышать до
coughed, and I expected the windows to того, как появились секретарь и дежурные
rattle. With slow scraping feet that could be и мрачно спустились к нам.
heard before they appeared the Secretary and
the porters came solemnly down the stairs.
The elder porter raised his voice. Старший дежурный заговорил.
"Number one hundred and sixty-one," he «Номер 161», начал он, «302, 306»
began. "Number three hundred and two. Гримсдайк толкнул меня в бок – «давай»,
Number three hundred and six." Grimsdyke прошипел он, «это ты!»
punched me hard in the ribs, "Go on," he
hissed. "It's you!"
I jumped and struggled my way to the front Я встал и пробрался через неугомонную
of the restless crowd. My pulse shot in my толпу вперед. Мой пульс барабанил у меня
ears. My face was burning hot and I felt my в ушах, лицо все горело, я почувствовал, как
stomach had been suddenly plucked from my будто мой желудок куда-то провалился. И
body. Suddenly I found myself on top of the вдруг я оказался перед
Secretary. секретарем.
“Number three oh six?" the Secretary «Номер 306?» прошептал он, не отрывая
whispered, without looking up from the book. глаз от книжки – Р. Гордон? - Да -
"R. Gordon?" "Yes," I croaked. Прохрипел я.
The world stood still. The traffic stopped, the Мир застыл, движение остановилось,
plants ceased growing, men were paralysed, растения перестали расти, люди были
the clouds hung in the air, the winds dropped, парализованы, облака повисли в воздухе,
the tides disappeared, the sun halted in the ветер стих, исчезли приливы и отливы,
sky. солнце замерло на небе.
"Pass," he muttered. «Сдал» - проговорил он.