Вы находитесь на странице: 1из 23

Министерство образования и науки России

Пензенский государственный университет

Юридический факультет

Кафедра Теории государства и права и политологии.

Курсовая работа по дисциплине:

« Теория государства и права»

на тему: «Государство в условиях глобализации»

Выполнил:

Студент гр.16юю2

Матвеев Илья Алексеевич

Проверил:

д.ю.н., д.и.н., профессор

Саломатин Алексей Юрьевич

Пенза

2017
Оглавление

Введение
Глава 1.
1.1 Понятие глобализация
1.2 Государственный суверенитет в условиях глобализации
1.3 Россия в условиях глобализации
Глава 2.
2.1 Глобализация в финансовой и экономической сфере
2.2 Глобализация в социально-политической сфере
2.3 Глобализация в экополитической сфере
2.4 Глобализация государства в условиях терроризма
Заключение
Список используемой литературы
Введение

Одним из важнейших факторов мирового развития на современном этапе является


глобализация. Все больший объем государственных дел ввиду планетарности границ
экономических, технико-технологических, информационных и экологических
процессов странам приходится решать согласованно и сообща. При формировании
внешней и внутренней политики любого государства невозможно игнорировать
указанное явление, не зависимо от того, является конкретная страна участником
глобализационных процессов или нет.

В настоящее время глобализационные процессы набирают все большую силу.


Общепризнанным является тот факт, что глобализация с разной степени интенсивности
охватывает практически все сферы жизни человеческого общества: экономическую,
политическую, правовую социальную, культурно-информационную. Глобализационное
явление прослеживается в международных отношениях, в сложнейших и ещё более
усложнившихся задачах по обеспечению глобальной безопасности, ставших
сверхактуальными как для всего мирового сообщества, так и для отдельных его членов.

Над миром навис целый ряд глобальных проблем: самые передовые достижения
науки используются в военных либо преступных целях, все чаще о себе напоминают
международные террористические организации, все более грозную опасность
представляет деградация окружающей среды, огромный ядерный арсенал, накопленный
сверхдержавами, создает угрозу глобальной ядерной катастрофы , идет
интернационализация капитала и ужесточение конкурентной борьбы на мировых
рынках. В современном мире глобализируются проблемы, а, следовательно,
глобализируются задачи, стоящие перед мировым сообществом.

Для ответа на вопрос о государстве в условиях глобализации нужно подробно


рассмотреть сферы, которые процесс глобализации охватывает-это экономическая,
социально- политическая и экополитическая.
Глава 1.

1.1 Понятие глобализация

Термин «глобализация » стал систематически использоваться в политическом языке с


конца 1980х гг., и уже спустя десятилетие И. Бартелсон отметил парадокс: никому не
понятно, что собой представляет глобализация , но никто не сомневается в её реальности
[ 3, с.189]. По существу, отмечает Д. Маршалл, каждый автор вкладывает в него
собственный смысл,
содержание которого варьируется в зависимости от идеологических предпочтений и
дисциплинарной принадлежности автора. Поэтому любая серьезная попытка писать о
глобализации должна, по мнению Р. Робертсона и Х. Хондкера, включать в себя анализ
сходств и различий между дискурсами о глобализации [3, с.128]. «В этой связи авторы
выделяют четыре типа дискурсов: цивилизационные (региональные), дисциплинарные
(академические), идеологические и феминистские. Можно построить и иные типологии,
имея в виду, что даже в академических исследованиях идеология присутствует в
качестве предпосылочного неявного знания». [2].

«Вместе с тем в корпусе работ, посвященных глобализации, эти дискурсы оказались


столь переплетены, что произошла некая идеологическая абсолютизация самого
концепта глобализации, с помощью которого пытаются объяснить, по существу, все
значительные изменения в современном мире, предварительно не выяснив природу этого
исторического феномена». [2].

В отечественной литературе эта тенденция была замечена В.Л. Иноземцевым,


остроумно сравнившим «теорию глобализации» с религиозной доктриной: «ряд
основополагающих ее тезисов принимается на веру, а самые авторитетные ее адепты
обычно уходят от обсуждения принципиальных проблем, словно боятся нарушить какое-
то идеологическое табу» [4]. К числу таких принципиальных проблем автор относит
вопросы о субъектах и движущих силах глобализации, которая, по его мнению, на самом
деле есть не что иное, как «вестернизация» – начавшаяся с середины XV в. «экспансия
«западной» модели общества и приспособление мира к потребностям этой модели». [2].

«Развернутое определение глобализации предлагает М. Эрчер, которая видит в ней


многосторонний процесс, ведущий к нарастающей мировой взаимозависимости
структуры, культуры и субъекта и сопровождающийся стиранием традиционных границ.
Глобализация предстает как взаимосвязанность или, точнее, взаимовстроенность
различных элементов целостного мира. Такие трактовки глобализации показывают одну
из важнейших сторон данного процесса, смысл которого понятен лишь в более широком
контексте. Причем контексты могут быть самыми разнообразными. Это, например,
глобальная социальная трансформация ( И. Валлерстайн) или совокупность мегатрендов
современной эпохи ( Д. Несбита). Пожалуй, в наиболее широкой форме контекстуальное
видение намечено Р.Робертсоном в его характеристике глобализации как некоего
условия человеческого существования, которое не сводимо к отдельным измерениям
жизни и деятельности человека. В таких определениях представления о глобализации,
растворяются в предельно широких теоретических контекстах, а процесс глобализации,
соответственно, контекстуализуется. Возникает вопрос: почему исследователям не
удается найти « золотую середину» в понимании определении данного процесса? Это
связано с определенными аспектами: необычайно сложно отделить «эссенцию»
глобализации от других однопорядковых, но не тождественных процессов; глобализация
по своей сути многолика, многогранна; предмет глобализации не однозначен;
исторические корни, динамика, границы, последствия глобализации также вызывают
дискуссии.» [1]

«Лидер КПРФ Г. Зюганов в работе « Глобализация: тупик или выход» замечает: «


Глобализация-это объективный, необходимый процесс, сопровождающий человечество
на всем протяжении его истории». Это говорит о том, что этот процесс не является неким
абсолютно новым явлением в истории человечества. С одной стороны , «симптомы»
глобализации – интеграция, обмен информацией, экономические взаимосвязи и многое
другое – мы «наблюдали» в истории практически всех стран мира. Но, с другой
стороны, эти процессы не носили таких масштабов, которые наблюдаем сегодня. Это
связанно прежде всего с определенными факторами: научно-технологические новации;
формированием единого информационного «Интернет-пространства», в горизонты
которого попадают практически все страны мира; перенасыщением национального
экономического капитала развитых стран, который перерастает национально-
государственные границы; экономическое, политическое, культурное
взаимопроникновение стран, государств, которое неизбежно ведет к взаимосвязи и
взаимозависимости; усиливающиеся процессы интернационализации, интеграции.» [1].

«Наиболее близко к «естественному» пониманию и определению глобализации,


подошел отечественный философ Л.Ф. Карапетян: «Глобализация – это объективный
процесс установления экономических , научно-технических, социально-политических,
культурных и иных отношений между странами и практическая деятельность государств,
их лидеров и других субъектов по организации взаимосвязанного и взаимозависимого
функционирования регионов и континентов стран мирового сообщества» .[5] Для
исследования важным в этом определении являются следующие аспекты: глобализация
есть процесс взаимопроникновения и сближения в различных сферах между странами;
деятельностный аспект субъектов в организации взаимосвязанного и взаимозависимого
функционирования регионов и стран». [1].

Необходимо отметить и цель вышеописанных аспектов, это более комфортное,


качественное существование и сосуществование стран, государств.

Здесь возможен упрек в том, что определение носит характер идеальной модели.
Другими словами, это как бы идея глобализационных процессов. Но эта идея вполне
реализуемая, так как здесь говорится о взаимном сотрудничестве между странами и
государствами в различных сферах. Вопрос лишь заключается в определении и
выработке механизмов интеграции в различных сферах между странами и
государствами, а также фильтрации негативных последствий. Противоречия в
понимании глобализации возникают тогда, когда сам процесс глобализации связывают
либо с большими и радужными мечтами о благополучной жизни для всех людей на
земле ( Т. Фридман), либо с процессом тотального и всепоглощающего нигилизма с
абсолютным злом ( У. Бек).[1].

1.2 Государственный суверенитет в условиях глобализации


Государственный суверенитет относится к числу наиболее актуальных и
дискуссионных вопросов современной юридической науки, а в условиях глобализации
интерес к нему ещё более возрос.

В научной литературе последних десятилетий весьма остро стоит вопрос влияния на


государственный суверенитет процессов глобализации. Результатом глобализации как
процесса, охватывающего все сферы экономической, политической и культурной
интеграции и унификации, является качественная трансформация современной
цивилизации, усиление взаимозависимости стран и народов. Она создает мощный
стимул для реализации прав государства и проведения стабильной государственной
экономической политики. Роль государства в условиях глобализации не ослабевает и не
утрачивает своего значения, но становится более важной с точки зрения создания
благоприятных условий для частного сектора и осуществления контролирующей
деятельности правительств более эффективным образом. Государства стали сильнее в
способности действовать с использованием международных форм сотрудничества.

Глобализация, с одной стороны, активизирует диалог между государствами и их


объединениями, ускоряет развитие отсталых стран, помогает решать мировые проблемы
и создает мощный стимул для реализации прав государства и проведения стабильной
государственной экономической политики, но, с другой стороны, способствует развитию
процессов этнократизации, религиозного фундаментализма, политического сепаратизма
и изоляционизма, ведущих к дестабилизации политической обстановки внутри
государств и на международной арене, в связи с чем в настоящее время она часто
оценивается как явление, угрожающее «реконструкцией сложившегося образа жизни
большинства народов мира, институциональных основ политических и правовых
систем»[8].

Главным следствием процессов глобализации, с точки зрения проблемы


государственного суверенитета, является противоречие между нарастающей
экономической и политической взаимозависимостью стран и народов, с одной стороны,
и сохранением за государством права самостоятельно и по своему усмотрению решать
собственные проблемы – с другой. Следствием этого процесса является утрата
государством ряда своих функций на международной арене и появление на ней большого
числа новых акторов – межправительственных международных организаций,
принимающих на себя ряд функций, делегируемых им отдельными государствами, что
фактически ограничивает внешний суверенитет последних. Кроме того, последние
события на международной арене показали, что государство утрачивает свой основной
признак – монополию на законное насилие в силу распространения и утверждения
универсальной идеологии приоритета прав человека, которые зачастую ставятся
мировым сообществом выше государственных интересов. Государство часто не способно
справиться с вызовами, которые ему предлагает глобализация, что приводит к
необходимости реструктуризации властных отношений в обществе [8].

Довольно популярными стали взгляды, направленные на принижение или полное


отрицание значения суверенитета государства в международных отношениях.
Предпринимаются попытки обосновать возможность ограничения суверенитета, в связи
с чем в североамериканском политологическом дискурсе даже появился термин
«надкушенный суверенитет», который отражает «положение национального государства,
оказавшегося ввергнутым в процесс регионализации и глобализации, которые
«откусили» завидные куски полномочий в разных областях монопольной
государственной деятельности, включая и сферу международных отношений».

Ещё во второй половине XX века некоторые западные юристы стали


пропагандировать право государств на «гуманитарную интервенцию», то есть «право
использовать любые меры принуждения, включая применение вооруженных сил, для
восстановления прав человека, нарушаемых на территории какого-либо государства».
Позже посягательства на суверенные права государства объяснялись заботой об «общем
благе», «борьбой с терроризмом», влиянием процессов глобализации, ведущих, по
мнению некоторых современных учёных, к ослаблению суверенитета государств путём
ограничения возможности их свободной деятельности, выражающейся в подавлении
основ национального права.

У. Вристон отмечает, что «глобализация экономики, качественные изменения в


области информационных обменов, взаимопроникновение культур серьезно затрагивают
основы национального государства, ведут к размыванию его суверенитета» [8].

«Теряя экономический суверенитет, государство не способно в полной мере


выполнять социальные обязательства перед своими гражданами, что ведет к обострению
проблемы глобальной бедности не только незащищенных слоев граждан, но и к
обнищанию активной части общества (работников бюджетной сферы, представителей
малого бизнеса и др.) [7].

Экономический суверенитет как многоаспектное явление представляет собой:


суверенное право свободно распоряжаться своими материальными ресурсами и всей
экономической деятельностью;
верховенство государства в экономической области и соответствующее подчинение
власти государства всех лиц и организаций, находящихся на его территории, а также
правовой порядок и механизмы его политико-правовой реализации;
принцип международного права, означающий самостоятельность государства в
осуществлении суверенных прерогатив экономического содержания во
взаимоотношениях с другими государствами» [6, с. 215].

Можно выделить два основных направления критики суверенитета. «Во-первых,


предпринимаются попытки противопоставить права человека и право нации на
самоопределение принципам государственного суверенитета и территориальной
целостности. Во-вторых, национальные государства упрекают в неспособности
обеспечить эффективность суверенитета в условиях глобализации»[9].

Государственный суверенитет в современных условиях не ограничивается, не


прекращается и не теряет своего правового значения. Суверенитет является
необходимым, неотъемлемым свойством государства, лишившись которого государство
преобразуется в совершенно иное образование. Именно суверенитет характеризует
государство как единственную организацию власти, верховную внутри страны и
независимую на международной арене. Следовательно, можно говорить только о
наличии или отсутствии суверенитета, соответственно, о существовании государства или
государство подобного образования, но не об ограничении суверенитета.
Глобализация, как явление многоплановое, оказывает определённое влияние
практически на все сферы человеческой деятельности, в том числе и на суверенитет
государства. Она активизирует диалог между государствами и их объединениями,
ускоряет развитие отсталых стран, помогает решать глобальные проблемы и создаёт
мощный стимул для реализации прав государства и проведения стабильной
государственной экономической политики, но при этом способствует развитию
процессов этнократизации, религиозного фундаментализма, политического сепаратизма
и изоляционизма, ведущих к дестабилизации политической обстановки внутри
государств и на международной арене.

Глобализация не ограничивает суверенитет государства и не приводит к потере его


правового значения. Суверенитет является необходимым, неотъемлемым свойством
государства, лишившись которого государство преобразуется в совершенно иное
образование. Именно суверенитет характеризует государство как единственную
организацию власти, верховную внутри страны и независимую на международной арене.

В современном мире государство должно соблюдать права и свободы человека и


гражданина, заботиться о реализации своего суверенитета народами и нациями,
проживающими на его территории, учитывать интересы других суверенных государств в
международных отношениях, участвовать в решении глобальных проблем. Ранее
подобные требования к государствам не предъявлялись. Глобализация существенно
изменяет роль государств, оставляя их, однако, важнейшими элементами международной
системы, а государственный суверенитет – её стержнем. Категория ограничения
государственного суверенитета не имеет какого-либо правового обоснования и
используется в основном для реализации политических целей.

В связи с протекающими в мире процессами глобализации доминирующая роль в


координации поведения субъектов придается международному праву. Современные
государства вынуждены действовать, исходя из учёта множества международных норм и
принципов, закреплённых в международных договорах и соглашениях. В связи с этим
возникает необходимость закрепить в международном акте основные принципы
соотношения суверенитета государства с интересами народов и наций, проживающих на
его территории, с суверенитетом других государств, интересами международного
сообщества в целом. В числе указанных принципов, на наш взгляд, следует указать
следующие:
решение о соотношении интересов того или иного государства и интересов
международного сообщества должно быть максимально приемлемым как для первого,
так и для второго;
государства обязуются уважать суверенитет друг друга, реализация суверенитета
одним из государств не должна ограничивать, нарушать либо прекращать суверенитет
других государств;
государственный суверенитет реализуется, исходя из ненарушения в максимальной
степени прав и свобод человека и гражданина, международных принципов и норм;
государственный суверенитет не должен ограничивать право нации на
самоопределение, и, наоборот, реализация права нации на самоопределение не должна
нарушать государственный суверенитет[8].
1.3 Россия в условиях глобализации

Процесс глобализации в России занимает свое, специфическое место. История


протекания этих процессов представляет непрерывное чередование циклов, первый из
которых начался в начале 18 века. Второй цикл относится к концу 18 и началу 19 веков, а
третий протекал со второй половины 19 века вплоть до 1917 года. В настоящее время
Россия переживает четвертый цикл, который должен, по мнению ученых, продлится до
2015-2025гг. Этот цикл представляет собой критический срок, отведенный России для
выбора пути развития. Российская наука сохраняет возможность экономического
развития страны, наряду с развитыми странами она принимает участие в освоении
космоса. Отечественная культура так же вносит большой и достойный вклад в развитие
мировой цивилизации. Но вместе с тем, российский сырьевой экспорт, отсутствие
конкурентоспособной отечественной продукции, низкий уровень жизни большого числа
населения существенно влияет на такой показатель как человеческий капитал в
частности, а так же, в общем, на демографическую ситуацию.

Это породило как позитивные, так и негативные точки зрения на процессы


глобализации в России. Например, принятая программа «Соглашение о партнерстве и
сотрудничестве» предусматривает приведение России к общим правилам
международной торговли, и как следствие помощь со стороны Европейского Союза в
проведении экономических и социальных программ, создание органов для решения
спорных вопросов и единого правового пространства и т.д.

Все это является предпосылками к объединению на макроуровне, но этого


недостаточно. В России пока еще не сформировано отношение к экономической
глобализации, не учитываются в практической экономике и политике ее последствия и
перспективы. Противники глобализации в России выдвигают следующие аргументы:
- глобализация ведет к потере государствами суверенитета и иностранному
вмешательству во внутренние дела независимых государств;
- глобализация на деле означает усиление американского влияния и насаждение
американского образа жизни в мире и вынуждает слабые страны идти на уступки
Америке;
- глобализация оторвана от российской экономической реальности и не несет нашей
стране никаких выгод, свидетельством чего является игнорирование интересов России
при разработке концепций глобального (на уровне "большой семерки", к экономической
стороне работы которой Россию не допускают) и регионального, в частности азиатского,
экономического взаимодействия;
- глобализация – это утопия или мечта, относящаяся к далекому будущему, не имеющая
реального содержания сегодня[10].

К отрицательным сторонам глобализации в России некоторые ученые относят


следующее. Основная идея современной компании по глобализации, которая была
начата после распада СССР это создание более широкой капиталистической системы,
построенной по принципу тандема «центр – периферия». Этот тандем является в
большой степени паразитическим со стороны «центра» так как основан на
внешнеэкономическом принуждении к не эквивалентному обмену. Аналитики
глобализации в России утверждают, что этот принцип не будет встроен в ядро мировой
экономической системы, а в периферию, и это влечет необратимые последствия –
ликвидацию России как страны и как культуры, и войти в систему «глобальной
рыночной экономики» даже в положение аутсайдера возможно только тогда, когда
хозяйство страны удовлетворяет такие условия как производство прибавочного
продукта, который должен превышать определенный минимальный уровень. По
отношению к населению тех регионов, в которых этот уровень не достигает минимума,
введено понятие «общность, которую не имеет смысла эксплуатировать». В силу
географических и почвенно-климатических условий в России прибавочный продукт и
капиталистическая рента были всегда низкими. Участие России в глобализации
сводиться к вывозу ее сырьевых ресурсов.

Как полагают отечественные ученые экономисты и аналитики, роль и место России


определяются тем и состоят в том, чтобы:
- в связи с отсутствием экономических сил, быть одним из источников
интеллектуальной инициативы в развитии глобализации и конструктивным оппонентом;
- разрабатывать и отстаивать российские варианты развития экономического
регионализма, как в Европе так и в Азии, т.к. Россия является их частью.

Уже в начале 21 века государства-лидеры, и ряд государств, находящихся на так


называемой «догоняющей стадии» развития вплотную к точке необратимых изменений
(Tipping Point), которая характеризует состояние информационного пространства в
обществе и экономике разных стран. За пределами этой точки – новое общество и
экономика, социальные отношения, новый уровень политического и экономического
управления. До этой точки – старая экономика и общественные отношения. Россия почти
упустила возможность пройти Tipping Point. По оценкам ученых экономистов,
возможность наверстать упущенное сохранится только 5-7 лет, то есть достаточно
ограниченное время.
У России нет, и не могло быть выбора, «входить» или «не входить» в глобализацию и
ее международно-политическое оформление. Выбор был и остается принципиально
иным: делать это сознательно, понимая свои интересы и цели, отдавая себе отчет в
сильных и слабых сторонах современной России, не строя иллюзий в отношении мира и
партнеров, сознавая горизонты времени для устранения системных слабостей страны;
или же продолжать безвольно плыть по течению, втягиваться в глобализацию силой
обстоятельств, а значит, передоверять судьбу страны внешним факторам и силам.
Поэтому «вхождение в глобализацию» – это не только реальное участие в различных ее
сторонах и направлениях, но и формирование такой идентичности общества, которая бы
признавала и реалистически оценивала глобализацию и ее последствия, выстраивала бы
самосознание, самооценку, цели России и ее политики по меркам и критериям
глобализации мира.
Глава 2.

2.1 Глобализация в финансовой и экономической сферах

Генеральная особенность глобализации мировой экономики – это бурное развитие


финансовых рынков, новая роль которых за последние годы резко изменила
архитектура мировой экономики. Глобализация финансов выступает самым сложным
и наиболее продвинутым в плане интернационализации процессов, являющимся
результатом углубления финансовых связей стран , либерализации цен и
инвестиционных потоков, создания глобальных транснациональных финансовых
групп. При этом колоссальные масштабы и обороты международного финансового
рынка действительно представляют серьезную опасность для отдельных
национальных экономик, стало быть, и суверенитета самого государства. Интеграция
финансовых рынков повышает риск системных сбоев, которые впоследствии приводят
к возникновению кризисных ситуаций [ 11, 12].

Финансовая глобализация занимает важное, если не центральное место в дискуссиях


о глобализации. Для одних она ассоциируется с «хаотической ситуацией» и
«чрезмерной свободой , данной рынку и спекуляциям», другие, напротив, уверены, что
нет никаких оснований считать, будто частные рынки капиталов функционируют, как
правило, плохо. Сущность глобализации в финансовой сферы проявляется в
усложнении взаимосвязей экономических агентов на рынке финансовых услуг, что
выражается в процессе формирования планетарного информационно-финансового
пространства , переструктурированния мирового рынка капиталов на основе нового
механизма формирования организационного капитала [13, с.32].

И действительно, финансовая система рыночной экономики в начале 21 века


достигла чрезвычайно высокого уровня своего развития как в национальном, так и в
мировом масштабах, о чем свидетельствуют высокая степень концентрации
финансовых ресурсов на макроэкономическом уровне и на микроэкономическом
уровне; высокая степень мобильности и взаимосвязи финансовых рынков на базе
новейших информационных технологий, знаменующих переход всей экономической
системы, в том числе финансовой, к новой, постиндустриальной стадии своего
развития; многообразие финансовых инструментов макро- и микро- экономической
финансовой политики и высокая степень их динамизма; ярко выраженные тенденции к
глобализации мировой финансовой системы на базе ее монополярности и
противостоящие им попытки перехода к многополярности на основе
межгосударственной экономической интеграции, включая ее финансовую и валютную
составляющую [14, с.32].

Глобализация сопровождается стремительным ростом финансовых рынков, которые


приобретают все более самостоятельно значение, запредельно отрываясь от
собственно сфер производства и торговли; невероятно усиливая процессы спекуляции.
Быстрый рост разнообразных финансовых инструментов, в том числе внедрение
финансовых инноваций, приводит к появлению внутренних самостоятельных
источников развития финансовых рынков, а впоследствии приводят к бурному росту
активов мировой финансовой системы. Большое количество финансовых ресурсов
направляются из стран «центра» на «новые рынки», при этом финансовые системы
развитых стран все больше замыкаются на странах «центра». Ситуация усугубляется
тем фактом, что в современной обстановке у финансового капитала появилось
множество новых возможностей самовозрастания, в том числе оффшорные зоны или
«налоговые оазисы», где капиталы надежно защищены извне и могут прокручиваться
неоднократно.

Можно с уверенностью сказать, что в последнее время экономическая глобализация


превращается в финансовую, которая , в свою очередь, отрицательно сказывается на
экономиках мира, подрывая национальные денежно-финансовые системы[12].

Влияние ТНК на экономику отдельных государств как промышленно развитых, так и


развивающихся может иметь как позитивные, так и негативные последствия.

Выделяя позитивные последствия, необходимо , прежде всего, сказать о том, что


ТНК способствуют распространению достижений НТР в периферийную зону,
предоставляют денежные и производственные средства для модернизации местных
отраслей промышленности, обеспечивают занятость для местного населения (так,
согласно данным ЮНКТАД, число рабочих мест в филиалах ТНК в развивающихся
странах увеличилось с 1985 по 1992 гг. в 2 раза и составило 12 млн. чел.), гарантирует
более высокую заработную плату и лучшие социальные услуги, а также способствуют
совершенствованию знаний рабочих, способствуют втягиванию местных
производителей в процессы международного разделения труда.
Говоря о негативных последствиях влияния ТНК, необходимо выделить такие, как
перенос в развивающиеся страны трудоемких, энергоемких и материалоемких
производств, а также экологически опасных производств, подавление своей мощью
местных фирм , установление монопольных цен, нарушение государственных законов,
например, укрытие доходов от налогообложения путем перекачки их из одной страны
в другую, загрязнение своим производством окружающей среды в стране присутствия,
дестабилизация ситуации на рынке труда за счет того, что заработная плата
работников филиалов ТНК превышает заработную плату работников местных фирм,
возможность оказания влияния на политику правительства данной страны, вплоть до
ограничения национального суверенитета.

С созданием собственных международных производственных комплексов ТНК


получают дополнительные возможности внедрения в экономическую структуру
других стран. Они могут использовать в своих интересах их природные,
производственные, технологические и трудовые ресурсы, углублять внутрифирменное
разделение труда на базе уже имеющихся или создаваемых за рубежом
узкоспециализированных производств.

Несмотря на то, что оказание экономической помощи не является целью


деятельности ТНК в развивающихся странах, тем не менее, объективно они
способствуют развитию промышленности, изменяют структуру народного хозяйства и
тем самым частично модернизируют участие этих государств в международных
экономических отношениях [15].

В условиях глобализации происходит абсолютизация рынка и свободной


конкуренции, отрицание роли национального государства как эффективного
регулятора экономики, возрастание значения транснациональных корпораций и
международных организаций в регулировании процессов на уровне отдельных
национальных хозяйств. Все это способно привести к ряду негативных последствий:
искажению национальных приоритетов развития; разрушению основ развития
национального предпринимательства; утрате экономического суверенитета
государства.

Обостряются противоречия, связанные с неравномерностью мирового развития,


углублением разрыва между уровнями благосостояния стран, борьбой за ресурсы,
доступом к рынкам сбыта, контролем над транспортными артериями.

Нарастающий мировой экономический кризис скорректировал приоритеты


национальных экономик, выдвигая на первый план задачу формирования
самодостаточной и безопасной системы экономических отношений отдельного
государства. Достижения устойчивого развития и функционирования национальной
экономики возможно добиться не только обеспечением экономического суверенитета
конкретной страны, с учетом интересов личности, общества и государства, но и
посредством рационального включения в мировые процессы в различных сферах
(политической, экономической, социальной, культурной и др.) [7].

Глобализация приводит к тому, что национальные экономики становятся частью


единой мировой экономической системы, т. е. глобализированной экономики. Это
означает: выход деятельности национальных экономических субъектов за рамки
национально - государственных объединений; на глобальный уровень поднимаются
«частные» экономические проблемы - развитие экономической ситуации и процессов
в отдельных странах влияет на другие государства; становится актуальной
общемировая координация национальной экономической политики различных
государств как условия стабильности мировой экономической системы [15].

2.2 Глобализация в социально-политической сфере

Обострение социально-политических проблем, связанное с процессами


глобализации, имеет место не только в развивающихся, но и в развитых, вполне
благополучных на первый взгляд, странах. Изменение структуры производства и
перемещения массового выпуска трудоемких видов товаров в Третий мир тяжело
ударило по традиционным отраслям этих стран, вызвав там закрытие многих
предприятий и рост безработицы. Феномен деиндустриализации привел к
образованию депрессивных анклавов, усилив социальное расслоение общества.
Дестабилизирующими факторами являются также новые формы занятости
(индивидуализация условий найма, временные контракты) и глобализация рынка
рабочей силы. Приток дешевой рабочей силы извне обострил конкуренцию на рынке
труда развитых стран, что привело к осложнению межэтнических отношений и росту
национализма в этих стран.

Массовая миграция населения, приобретающая глобальный характер, превращается в


серьезный источник обострения социально-экономической обстановки в мире. По
данным ООН, в 1995г. за пределами родных стран проживало 125 млн. человек. При
этом численность нелегальных иммигрантов оценивается в 30 млн. Большая часть
мигрантов покинули родину по сугубо экономическим причинам – глобализация
производства сопровождается глобализацией рынка труда. Другая их часть – это
вынужденные переселенцы, бегущие от локальных войн и этнических чисток.
Воинствующий национализм и религиозная нетерпимость, приобретающие все более
опасные масштабы в XXI веке, - это ответная реакция той части мирового сообщества,
которая оказалась не в состоянии преодолеть психологический шок глобализационных
процессов.

Этот шок ощущается как на общественном, так и на личностном уровнях.


Стрессовые нагрузки, вызываемые усилением экономической и социально-
политической нестабильности, разрушением привычного уклада жизни и ценностных
ориентиров, способствуют распространению тяжелых психических заболеваний и
недугов, связанных с ослаблением иммунной системы человека. Приобретают
небывалые масштабы и социальные болезни человечества – наркомания,
преступность. Создаются глобальные сети преступного бизнеса, паразитирующего на
человеческих слабостях и пороках [3].

Национальные государства и в нынешние условия остаются весьма мощными


структурами, которые вполне способны противостоять негативным аспектам
глобализации. Как отмечает Д. Родрик, «глобализация, с одной стороны, подрывает
способность национальных государств осуществлять излишние регулирование и
контроль, но, с другой стороны, она делает по-настоящему ценными прочные
институты власти». Автор этой цитаты, несомненно, прав: сегодня , как и раньше,
власти национальных государств имеют право устанавливать таможенные пошлины и
облагать налогами предприятия и компании (развивающиеся страны, пользуются этим
активнее развитых – средние пошлины на импорт непродовольственных товаров в
африканских странах составляют сегодня 45,4 % от их стоимости – против 1,8 % в
странах ОЭСР57 , регулировать трудовые отношения, закреплять производственные
стандарты и контролировать предельные уровни загрязнения окружающей среды. И
если кто-то рассуждает о том, что «западные фирмы переносят в “страны Юга” самые
“грязные” производства», то это происходит в первую очередь потому, что
законодательство стран-реципиентов считает это допустимым. И проблема низких
заработков или хищнического использования ресурсов – это не следствие злой воли
«глобализаторов», а результат коррумпированности местных властей или осознания
ими того, что такие последствия суть «справедливая» цена за вхождение в мировое
разделение труда [16].

2.3 Глобальные изменения в экополитической сфере

Политическая экология представляет собой сферу знания и концепцию,


раскрывающую основания взаимодействий между субъектами политики по поводу
отношения общества и природы в свете глобального экологического кризиса.

В сфере экологии интересы политических субъектов вращаются вокруг контроля


над природными ресурсами, установления и лоббирования норм и стандартов,
фиксирующих нанесение экологического ущерба от производственной деятельности,
создания эффективных институтов экологического мониторинга и контроля,
формирования политико-правовой базы управления экологическими проблемами.
Столкновение интересов в пространстве уязвимости порождает экополитический
конфликт. Экополитический конфликт – это противоборство по поводу природных
ресурсов, организующее заинтересованные стороны до уровня политических
субъектов.

Важнейшим природным ресурсом современной экономики является нефть. Деление


стран на добывающие нефть и страны-импортеры уже прокладывает серьезный
водораздел в политических ориентациях. Только одну Норвегию среди длинного
списка стран-экспортеров США относят к нормальным демократическим странам.
Обладание нефтяными ресурсами превращает страны в объект агрессивной
политики. Недаром в арабском мире нефть называют «слезами дьявола». Страны со
значительными сырьевыми запасами нефти вынуждены защищать свои ресурсы,
прибегая к самому широкому спектру военно-политических мер.

Политическая экология заключает в себе задачу формирования экополитической


безопасности, понимаемой как обеспечение доступа политического субъекта к
совокупности ограниченных природных ресурсов как условия сохранения своего
экополитического суверенитета, а также обеспечения контроля над техногенными
воздействиями и катастрофами.

Опасные и вредные производства в условиях низкого уровня безопасности,


отсутствия экологических стандартов и ограничений представляют угрозу не только
для тех стран, где они расположены, но могут привести к техногенным катастрофам
планетарного масштаба.

Нанесение урона политическому противнику или решение своих экологических


проблем за счет других политических субъектов оказываются экологически
неприемлемыми. Под ударом оказываются условия существования не отдельной
страны, а всей планеты. Соответственно, отношение к границам и пространствам
борющихся политических субъектов должно измениться. Ослабление или утрата
контроля над локальным пространством вследствие политического или военного
поражения могут обернуться экологической катастрофой глобального масштаба.

«Глокализация – это диалектический процесс взаимодействия локального и


глобального, это не только смещение глобальных процессов на уровень локальных (то
есть их локализация, например формирование отдельных национальных стандартов по
международному образцу), но и выход локальных процессов на глобальный уровень
(их глобализация, то есть превращение в глобальные процессы)».

Эффект экологической глокализации – это явление глобального катастрофического


характера , возникающее вследствие мероприятий по локализации тех или иных
экологических угроз.

Вся планета становится экополитическим пространством каждого субъекта


политического процесса. Данная задача решается с помощью международных
организаций. Центральным становится вопрос глобальной безопасности человечества.
Проблема глобальной охраны окружающей среды стала институционально
оформляться благодаря инициативам Аурелио Печчеи, одного из основателей
Римского клуба (1964 г.). Общественная активность, направленная на оценку
глобальной опасности экологического кризиса, привела к организации в 1972 г. в
Стокгольме Всемирной конференции по проблемам окружающей среды. На
международном уровне было признано, что вектор развития человечества находится в
противоречии с условиями его существования. Постоянно действующий
Координационный совет, созданный по результатам конференции, призван
осуществлять программу ООН по окружающей среде (ЮНЕП). В декабре 1997 г. было
принято международное соглашение – Киотский протокол, в котором страны
обязывались сократить или стабилизировать выбросы 6 типов парниковых газов
(углекислый газ, метан, фторуглеводороды, фтор-углероды, закись азота, гексафторид
серы).

Всемирный саммит ООН по устойчивому развитию прошел в Йоханнесбурге в 2002


г. По оценкам многих участников, конференция была провальной и представляла откат
от позиций, достигнутых в 1992 г. в Рио-де-Жанейро.

Проблемы энергетики, потребления и сохранения водных ресурсов, сельского


хозяйства не могли быть наполнены конкретными планами и цифрами, поскольку
вопрос о финансировании оставался открытым. Было констатировано, что вопросы
обороны и вооружений, которые съедают 70% мировых расходов, остаются
приоритетными по сравнению с экологией.

Таким образом, концепция политической экологии, изначально понимаемая как


борьба за обеспечение экологическими ресурсами, диалектически перетекает в вопрос
о глобальной системе охраны окружающей среды.

Политика экологии состоит в последовательном создании глобальных механизмов


мониторинга, контроля и охраны окружающей среды. Глобальная безопасность
оказывается важнее особенных преференций, полученных в результате борьбы.
Охрана окружающей среды по всей планете, сохранение естественных биот, создание
заповедников, рекреационные мероприятия, прекращение уничтожения стратегически
важных тропических и сибирских лесов требуют значительных международных
законотворческих и управленческих усилий и финансовых вложений.

Глобальная охрана окружающей среды требует от всех участников политического


процесса политического альтруизма, сотрудничества и солидарности.

Эффект экологической глокализации, характерный для экологических угроз ,


ограниченность возможности создания системы национальной экологической
безопасности приводят к необходимости создания глобальной системы охраны
окружающей среды (жизненного мира).

Международные организации не могут стать исключительными субъектами


экологической политики в силу сохраняющегося неравномерного развития регионов
мира и особенных интересов государств. Государства в ХХ в. не пришли к
единообразной форме. Тем не менее основополагающие нормы сложились в
определенную конфигурацию в качестве нормативной модели для большинства
государств. Современное развитое государство – это демократическое, правовое и
социальное государство.
Для того чтобы экологические задачи глобальной охраны окружающей среды и
деятельность государства успешно соединялись и развивались, необходимо поставить
вопрос о дополнительном статусе государства – о том, что современное государство
является еще и экологическим государством. «Ответственность есть признанная в
качестве обязанности забота об ином существовании, которая в случае угрозы его
ранимости становится “озабоченностью”». Политическая ответственность
государства перед обществом в условиях экологического кризиса проявляется в
формулировании долженствования перед альтернативой между утопией и страхом
катастрофы.

Таким образом, в первом приближении экологическое государство – это


определенный политический статус, создающий систему управления,
ориентированную на сохранение жизненного мира человека [18].

Экология входит в сферу интересов гражданского общества и государства.


Государство реализует интересы в виде федеральных целевых программ,
выполнимость которых, в свою очередь, сопрягается с законами экономической
целесообразности. Вместе с тем приоритеты должны быть четко выстроены. «Поэтому
главной задачей глобального сообщества является сегодня уже не столько дальнейшее
накопление материальных и социальных благ, сколько сбережение и защита уже
существующего общественного и частного богатства, что наглядно
продемонстрировал кризис 2008–10 гг. Или, говоря более широко, поддержание такого
типа социально-экологического метаболизма, который бы минимизировал
возникновение рисков и катастроф»[17].

Политика экологии состоит в последовательном создании экологического


государства, призванного изменить систему управления, трансформировать систему
ценностей и мотивов хозяйственной деятельности. Экологическое государство – это
синтез глобального и локального, экологичной планеты и экологичного дома.

На первом этапе в условиях экологического дефицита борьба за обладание и


контроль над природными ресурсами, за рациональное природопользование приводит
к выработке понятия экополитической национальной безопасности как условия
политического существования. Экополитическая национальная безопасность
основывается на принципе экополитического суверенитета. На втором этапе эффект
экологической глокализации , характерный для экологических катастроф,
ограниченность возможности создания системы национальной экологической
безопасности приводят к необходимости создания глобальной системы охраны
окружающей среды (жизненного мира), основанной на принципе экополитической
справедливости. На третьем этапе аномия, неэффективность мировой политики,
необходимость управления экополитическими процессами создает потребность в
становлении экологического государства, основанного на принципе экополитической
ответственности [18].

2.4 Глобализация государства в условиях терроризма

Глобализация способствует более широкому общению государств и социумов. Но в то


же время глубина общения снижается из-за того, что религиозные основы нельзя
усвоить внешним образом, т. к. они требуют индивидуального отношения. Терроризм,
как и любую иную разновидность уголовной преступности, не следует
идентифицировать по религиозному или национальному принципу. Сохраняя
подобные подходы, мировое сообщество, не преодолевшее пока последствия раскола
мира по признаку Восток – Запад, может оказаться ввергнутым в пучину раскола уже
по конфессиональному признаку: христианство – ислам.

Если достижениями и плодами глобализации будет по-прежнему пользоваться


небольшая группа высокоразвитых государств, это неизбежно приведет к усилению
противостояния, возникновению конфликтов и социальных катаклизмов.
К сожалению, до сих пор в практике борьбы против международного терроризма не
просматривается готовность мирового сообщества искоренить объективные причины,
порождающие терроризм [19].

В ХХ столетии терроризм впервые в человеческой истории превратился в одно из


мощных орудий в отстаивании и продвижении геополитических, внутриполитических,
националистических и идеологических интересов. Злой гений человеческого разума
нашел в терроризме еще одно доказательство своей изощренности и губительной
изобретательности. На смену крупным войнам и национально-освободительным
движениям пришли молниеносные и высокоорганизованные диверсии и акции,
которые иногда вызывали не меньший резонанс среди мировой общественности. Более
того, для некоторой части активных общественно-политических движений терроризм
превратился в основную форму деятельности, а для их членов – в смысл жизни и
мировоззренческую основу [20].

Современный терроризм концентрирует в себе многообразие неразрешенных


проблем современного мира и в этом смысле «естественно» произрастает из этого
мира. Неравномерность развития разных стран, ставящая слаборазвитые страны в
условия «догоняющего развития», с тенденцией ко все большему разрыву в уровне
благосостояния развитых и развивающихся стран, бедность, безработица, коррупция,
недоступность образования, стремление элит слаборазвитых стран любой ценой
удержать власть, игра на низменных коллективных чувствах и представлениях,
процветающих в условиях нищеты, попытки экономически отсталых стран одним
скачком, рывком, одним актом «выскочить в люди» – все это фон, на котором
произрастает терроризм. Терроризм процветает в закрытых обществах, среди
лишений, несправедливости и репрессий. Не следует, впрочем, абсолютизировать
значение социально-экономического фактора в генезисе терроризма и, следовательно,
находить некое оправдание терроризму. Зачастую террористы ссылаются на
экономические беды, политический гнет и социальное неравенство как на
обстоятельства, оправдывающие их кровавые акции[19].

Известный исследователь проблем взаимодействия Запада и Востока С. Хантингтон,


один из первых обративший внимание на нарастающее противостояние христианской
и мусульманской цивилизаций, анализируя роль ислама в современном терроризме,
пишет: «Во-первых, одним из наиболее важных социальных, культурных и
политических достижений последних десятилетий является возрождение исламского
сознания исламских движений и самоидентификации среди мусульманских народов
практически по всему миру. Это исламское возрождение в основном является ответом
на модернизацию и глобализацию, и в большинстве случаев этот ответ весьма
конструктивен. Во-вторых, во всем мусульманском мире, особенно среди арабов,
существуют ярко выраженные чувства обиды, негодования, зависти и враждебности
по отношению к Западу, его богатствам, власти и культуре. Это – отчасти результат
политики западного империализма и его господства в мусульманском мире на
протяжении большей части ХХ столетия... Это, в более широком смысле, реакция
мусульманских народов на коррупцию внутри их государств, неэффективную работу
правительств, их репрессивные действия и на западные правительства, которые, как
им кажется, поддерживают эти режимы.

В-третьих, насилие между мусульманами в мусульманском мире провоцируют


племенные, религиозные, этнические, политические культурные различия.

В-четвертых, исламское возрождение совпало и было ускорено высоким уровнем


рождаемости в большинстве мусульманских общин» [19].

Ответом на вызовы западной цивилизации объясняют нарастание исламского


фундаментализма очень многие культурологи, политики и религиозные деятели. Так,
председатель Исламского центра Киргизии С. Камулиддин осуждает теракты в США,
приведшие к гибели невинных людей, однако, по его мнению, действия террористов
были спровоцированы антиисламской политикой США. «Произошла катастрофа
мирового масштаба. Погибли не просто невинные люди. Мир лишился мозгов,
которые стоят миллиарды долларов. Ведь в зданиях, по которым нанесли удары
террористы, находилась элита американского общества. Сегодня Вашингтон винит в
трагедии мусульман. Но если ты не здороваешься с человеком, не стоит думать, что
он ответит тебе приветствием. США замучили мусульманский мир. Эта страна несет
беды мусульманам в разных точках земного шара: в Ираке, Палестине, Афганистане»,
– заявил муфтий Джалалабадской области (Южная Киргизия) Дильмурат ажы Орозов.

Сходную точку зрения высказывает и российский исследователь Е. Ихлов:


«Возникновение исламского тоталитарного радикализма ( некоей формы
анархобольшевизма – это реакция на вестернизацию мусульманского мира. Каждый
глобальный социокультурный регион, каждая нация по-своему реагируют на
цивилизационные кризисы, на вызов модернизации. Россия ответила сперва
появлением протофашистского черносотенного движения, а затем – срывом в
большевизм. Западная Европа – безумием национализма 1914 г., Германия –
нацизмом, Италия и Испания – фашизмом, Китай – маоизмом, Латинская Америка –
бурлящей революционностью 60–70-х гг. Когда той же критической стадии
модернизации достиг Иран – началась революция Хомейни. Исламский радикализм –
это, прежде всего, идеология среднего класса торговцев и молодых интеллектуалов.
Это невротическая реакция не на бедность, а на растерянность, духовную
"расколотость", неуверенность перед лицом западной либеральной идеи».

Глобализация, как господствующая тенденция в мировой экономике, есть по сути


западный вариант модернизации, который не в состоянии в одинаковой степени
интегрировать все страны мира, принося с собой всем плоды процветания от
цивилизации. Более того, некоторые страны сознательно отходят от перспектив
западного варианта развития, нежелательных культурных перемен, стремясь
сохранить свою специфику.
Глобализация, таким образом, создает значительный социальный слой отчуждения,
который ищет адекватные для себя формы самовыражения и артикуляции проблем.
Это приводит к крайним насильственным методам, опуская их на путь террора и
смыкания с международной организованной преступностью [19].

Заключение

Изучив материалы по теме «Государство в условиях глобализации» можно сделать


вывод о том, что процессы происходящие в рамках данной темы являются важными
для осуществления государствами их функций и формирования политических целей и
программ как внутри страны, так и за рубежом.

В последнее время перед миром встала задача эффективной координации всех


глобальных процессов: политики, экономики, экологии, проблемы терроризма, войны
и мира и суверенитета государств.

Глобализация требует объединения усилий всех государств в решении назревших


проблем. В такой ситуации возникает роль международных организаций в разработке
программ развития государств, но возможно и возникновение новых международных
структур, способных решать глобальные проблемы.

Несмотря на некоторые отрицательные моменты глобализации, она способствовала


ликвидации острых противоречий, оздоровлению международной обстановки,
укреплению доверия между государствами, сделало возможным достижение реальной
договоренности между ними по вопросам глобальных проблем. В результате процессы
глобализации получили мощный стимул для развития.

Литература

1. Золин А.В. Понятие глобализация // Вестник ВолГУ. 2007. №6.


2. Гранин Ю. Что такое «Глобализация» // Высшее образование в России. 2007.№10.

3. Робертсон Р., Хондкер Х. Дискурсы о глобализации: предварительные размышления


// Глобализация: контуры ХХI века. – М., 2004.

4. Иноземцев В.Л. Вестернизация как глобализация и «глобализация» как


американизация// Вопросы философии.2004,№4.

5. Карапетян Л.М. О понятиях «глобализм» и «глобализация» // Философские науки.


2003. № 3. С. 58.

6. . Блищенко И.П., Дория Ж. Понятие экономического суверенитета // Правоведение.


2003. № 1

7. Бондарева Е.А. Глобализация и суверенитет государства в экономической сфере //


Общество и право. 2016. №1.

8. Кукушкина С.М. Концепция государственного суверенитета в условиях


глобализации // Марийский юридический вестник. 2012. №9.

9. Пастухова Н.Б. Государственный суверенитет в эпоху глобализации // Журнал


российского права. – 2006. - №5. – С. 141.

10. Гавловская Г.В. Глобализация и Россия // Бизнес в законе. Экономико-юридический


журнал. 2013.№2.

11. Шумилов В.М. Глобализация мировой экономики и глобальная правовая система //


Внешнеэкономический бюллетень. – 2002. – № 8.

12. Солод Т.В. Роль финансовой глобализации в дестабилизации мировой экономики //


Актуальные вопросы экономических наук. 2010. №11.

13. Арман Л. Финансовый сектор в глобальной стратегии. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.


14. Герасименко В.В. Экономическая теория // Вестник Московского университета.
Сер.6: Экономика. – 1999. – № 6.

15. Бобров Е.Е. Экономические аспекты процессов глобализации // Научный вестник


Московского государственного университета гражданской авиации. 2007. №118.

16. Иноземцев В.Л. Современная глобализация и её восприятие в мире // Век


глобализации. 2008. №1.

17. Яницкий О.Н. 2013. Экологические катастрофы: структурно-функциональный


анализ. – Официальный сайт ИС РАН, 258 c.

18. Борисов Н.А. Волков В.А. Экологический кризис как детерминанта структуры
современной политической экологии // Власть. 2014.№3.

19. Утельбаев К.Т. Глобализация, терроризм и религиозный экстремизм // Вестник


Астраханского государственного технического университета. 2008. №1.

20. Халиджи М. Глобализация и религия.- Алматы: Жогары мектеп, 2002. – 96 с.