Вы находитесь на странице: 1из 18

Норманизм VS Антинорманизм

Русь Славяне Варяги Повесть


временных лет Джигурда
Реферат по истории
Норманизм VS Антинорманизм
на тему

Русь Славяне Варяги


“Сравнение норманской Повесть
и антинорманской
теорий происхождения Древнерусского
временных лет Норманизм VS
государства”

Антинорманизм Русь Работу Славяне


выполнил:
Шапкин Андрей, 103 гр., ПАЭ.

Варяги Повесть временных лет


Профессор:
Рябова Н. Ю.

Норманизм VS Антинорманизм
Москва - 2013

Русь Славяне Варяги Повесть


временных лет Норманизм VS
Антинорманизм Русь Славяне
Варяги Повесть временных лет
Норманизм VS Антинорманизм
Русь Славяне Варяги Повесть
временных лет Норманизм VS
Антинорманизм Русь Славяне
Оглавление

Введение....................................................................................................................................................3
1. Истоки и процесс образования Древнерусского государства........................................................4
2. Норманская теория............................................................................................................................5
3. Антинорманская теория....................................................................................................................9
Заключение..............................................................................................................................................17
Список использованной литературы......................................................................................................18
Введение

В IX в. у восточных славян возникает классовое общество и появляется государство. Этот


новый этап жизни восточнославянского общества был подготовлен всем ходом
предшествующего развития. Естественно, что начальный период образования государства
у восточных славян отражён в источниках недостаточно: ведь письменность распространяется уже
после создания государства, и летописные известия об этой поре содержат отдалённые от
событий по меньшей мере двумя веками исторические припоминания, носящие часто черты
легенды /1/.

Норманская теория - один из важнейших дискуссионных аспектов истории Русского государства.


Сама по себе эта теория является варварской по отношению к нашей истории и к ее истокам в
частности. Практически на основе этой теории всей русской нации вменялась некая
второстепенность, вроде бы на достоверных фактах русскому народу приписывалась страшная
несостоятельность даже в сугубо национальных вопросах. Обидно, что на протяжении десятков
лет норманистская точка зрения происхождения Руси прочно была в исторической науке на
правах совершенно точной и непогрешимой теории. Причем среди ярых сторонников
норманнской теории, кроме зарубежных историков, этнографов, было множество и
отечественных ученых. Этот обидный для России космополитизм вполне наглядно
демонстрирует, что долгое время позиции норманнской теории в науке вообще были прочны и
непоколебимы. Лишь со второй половины нашего века норманизм утратил свои позиции в науке.
В данное время эталоном является утверждение, что норманская теория не имеет под собой
почвы и в корне неправильна. Впрочем, и та, и другая точка зрения должна быть подтверждена
доказательствами. На протяжении всей борьбы норманистов и антинорманистов первые и
занимались поиском этих самых доказательств, зачастую сфабриковывая их, а вторые старались
доказать беспочвенность догадок и теорий, выводящихся норманистами /2/.

Адекватный патриотизм, несогласие с норманистической теорией, и, в особенности, с её


интерпретацией и использованием в качестве элемента пропаганды несовершенства русской
цивилизации определило выбор мною именно этой темы для доклада.
1.Истоки и процесс образования
Древнерусского государства.

Д ля восточных славян VI – VIII вв. являлись последней стадией родоплеменного строя,


получившей название военной демократии – переходной от первобытно-общинного строя
к феодализму. Высшим органом управления у славян продолжало оставаться народное
собрание – вече, обеспечивающее политическое и экономическое равенство всех членов
племени. Постепенно значение его падало. Разложение родовых общин и разрушение старых
племенных структур вело к усилению власти племенных старейшин, глав родов, патриархальных
семей. В то время славяне вели многочисленные войны, совершали походы на Балканы,
Византию, приносившие значительную военную добычу, что вело к усилению роли военачальника
– князя, являвшегося также высшим лицом в исполнительной власти племенного управления.
Славяне освоили Восточно-Европейскую равнину, взаимодействуя с местным балтийским и
финно-угорским населением. Широко распространялось земледелие с использованием орудий
труда из железа, распад родовой общины и превращение её в соседскую, рост числа городов,
возникновение дружины – всё это способствовало расслоению восточно-славянского общества,
находившееся в IX в. в стадии создания государственности. Этот период характерен ранними
государственными образованиями – племенными княжениями, существовавшими у полян (где,
согласно летописи, первым князем был легендарный основатель Киева - Кий), древлян,
дреговичей, полочан. Племенные княжения славян часто объединялись в крупные суперсоюзы,
обнаруживавшие черты ранней государственности /1, 3, 4/.

Одним из таких объединений был союз племён во главе с Кием (известен с конца V в.). В конце VI
– VII в. существовала, согласно византийским и арабским источникам, “Держава волынян”,
являвшаяся союзницей Византии. Новгородское летописание сообщает о старейшине Гостомысле,
возглавлявшем в IX в. славянское объединение вокруг Новгорода. Арабские источники X в.
позволяют предположить существование накануне образования Древнерусского государства
(конец IX в.) 3 крупных объединений славянских племён: Ас-Славийа (с центром в Новгороде), Ал-
Арсанийа (возможно, её центр был либо в Рязани, либо в Чернигове) и Куйаба (с центром в
Киеве). В 80-е гг. союз с центром в Новгороде представлял собой большую политическую и
военную силу. Известный историк Б. А. Рыбаков утверждает, что в начале IX в. на базе полянского
союза племён сложилось крупное политическое объединение “Русь”, включавшее и часть
северян. Куйаба, Слаба и Артаб – лишь небольшая часть городов Руси раннего периода: недаром
в Скандинавии Русь называли “Гардарикой” – страной городов /1, 3, 4/.

Таким образом, в результате экономического и социально-политического развития у восточно-


славянских племён начала складываться государственность /3/.
2. Норманская теория.
2.1 Основное положение.

В XVIII – XIX вв. многие историки придерживались так называемой норманской теории.
Согласно этой теории, первые государства восточных славян – Новгородская, а затем
Киевская Русь были созданы скандинавскими (шведскими) викингами, подчинившими
восточнославянские племена и составившими господствующий класс древнерусского общества,
во главе с князьями-Рюриковичами. На протяжении двух веков русско-скандинавские отношения
IX-XI вв. были предметом острой дискуссии между норманистами и антинорманистами /1, 2/.

Основанием для этой теории послужил летописный рассказ о призвании на княжение в Новгороде
в 862 г. варяжских князей-братьев Рюрика, Синеуса и Трувора. Три варианта этого рассказа
(Лаврентьевский и Ипатьевский списки Повести временных лет, и Новгородская первая летопись)
сообщают, что накануне образования Киевской Руси северные племена славян и их соседи
(ильменские словене, чудь, кривичи, весь, меря) платили дань варягам, а южные племена (поляне
и их соседи) находились в зависимости от хазар. В 859 г. новгородцы “изгнавши варягов за море”,
что привело к междоусобице. В этих условиях собравшиеся на совет новгородцы послали за
варяжскими князьями: “Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Да поидите княжить и
володеть нами”. Власть над Новгородом и окрестными славянскими землями перешла в руки
варяжских князей, старший из которых, Рюрик, положил, как считал летописец, начало княжеской
династии. После смерти Рюрика другой варяжский князь, Олег (есть сведения, что он был
родственником Рюрика), правивший в Новгороде, объединил Новгород и Киев в 882 г. Так
сложилось, по мысли летописца, государство Русь (называемая историками также
Киевская Русь) /1,3/. Легендарный летописный рассказ о призвании варягов и послужил
основанием для появления норманской теории возникновения Древнерусского государства /3/.

Впервые тезис о происхождении варягов из Швеции выдвинул король Юхан III в дипломатической
переписке с Иваном Грозным. Развить эту мысль попытался в 1615 году шведский дипломат Пётр
Петрей де Ерлезунда в своей книге «Regin Muschowitici Sciographia». Его почин поддержал в 1671
году королевский историограф Юхан Видекинд в «Thet svenska i Ryssland tijo åhrs krijgs historie».
Большое влияние на последующих норманистов оказала «История шведского государства» Олафа
Далина. Широкую известность в России норманнская теория получила в 1-й половине XVIII века
благодаря деятельности (порой продиктованной отнюдь не благородными историографическими
мотивами) немецких историков в Российской Академии наук Готлиба Зигфрида Байера (1694—
1738), позднее Герарда Фридриха Миллера, Штрубе-де-Пирмонта и Августа Людвига Шлёцера.
Норманскую версию принял Н. М. Карамзин. Горячим противником этой теории выступал М. В.
Ломоносов /2, 3, 5/.

Вышеприведённый отрывок из Повести временных лет, принятый на веру рядом историков, и


положил начало построению норманской концепции происхождения Русского государства.
Норманнская теория содержит в себе два общеизвестных пункта: во-первых, норманисты
утверждают, что пришедшие варяги практически создали государство, что местному населению
было не под силу; и, во-вторых, варяги оказали огромное культурное влияние на восточных
славян. Общий смысл норманнской теории совершенно ясен: скандинавы создали русский
народ, подарили ему государственность, культуру, вместе с тем подчинив его себе /2/.

2.2 Основные аргументы норманской теории.

1. Древнерусские летописи.
В 862 г. для прекращения междоусобиц племена восточных славян (кривичи и ильменские
словене) и финно-угров (весь и чудь) обратились к варягам-русь с предложением занять
княжеский престол. Откуда призвали варягов, летописи не сообщают. Можно примерно
локализовать местожительство руси на побережье Балтийского моря («из-за моря», «путь к
варягам по Двине»). Кроме того, варяги-русь ставятся в один ряд со скандинавскими народами:
шведами, норманнами (норвежцами), англами (датчанами) и готами (жители о. Готланд — совр.
шведы):

“И сказали себе словене: «Поищем себе князя, который бы владел нами и


судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались
русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а ещё
иные готландцы, — вот так и эти” – отрывок из Повести временных лет /5, 6/.

Более поздние летописи заменяют термин “варяги” псевдоэтнонимом “немцы”, объединяющем


народы Германии и Скандинавии /5/.

Летописи оставили в древнерусской транскрипции список имён варягов-руси (до 944 года),
большинство отчётливой древнегерманской или скандинавской этимологии. В летописи
упоминаются следующие князья и послы в Византию в 912 году: Рюрик (Rorik), Аскольд, Дир, Олег
(Helgi), Игорь (Ingwar), Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар,
Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. Имена князя Игоря и его жены Ольги в греческой
транскрипции по синхронным византийским источникам (сочинениям Константина
Багрянородного) фонетически близко стоят к скандинавскому звучанию (Ингор, Хелга) /5/.

Первые имена со славянскими или иными корнями появляются лишь в списке договора 944 года,
хотя вожди западно-славянских племён с начала IX века известны под отчётливо славянскими
именами /5/.

2. Письменные свидетельства современников.


Западноевропейские и византийские авторы IX—X веков идентифицируют русь как шведов,
норманнов или франков. За редким исключением арабо-персидские авторы описывают русов
отдельно от славян, помещая первых вблизи или среди славян /5/.

Важнейшим аргументом норманской теории является сочинение византийского императора


Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (949 г.), где приводятся названия
днепровских порогов на двух языках: росском и славянском, и толкование названий на греческом.
При этом Константин сообщает, что славяне являются «данниками» (пактиотами — от лат. pactio
«договор») росов /5/.

Славянское Перевод Славянская Росское Скандинавская Название в


название на греческий этимология название этимология XIX веке
Эссупи Не спи - Нессупи (не -------- Старо-
съпи)
- Уступи
(уступы)
- - др-шв. Stupi:
водопаду (дат.
Кайдацкий

п)
Островунипра Островок Островъный Улворси Др.-шв. Лоханский и
х порога прагъ Holmfors: Сурский
островному пороги
порогу (дат. п.)
Геландри Шум порога др.-шв. Звонец, в 5 км

- - Gaellandi:
громкий,
звенящий
от Лоханского

Неасит Гнездовье Неиасыть Аифор др.-шв. Ненасытецкий


пеликанов (пеликан) Aeidfors:
водопад на
волоке
Вулнипрах Большая Вълньный Варуфорос др.-исл. Волнисский
заводь прагъ Barufors: порог
с волнами
Веручи Кипение Вьручии Леанди др.-шв. Не
воды (кипящий) Le(i)andi: локализован
смеющийся
Напрези Малый порог - На стрьзи Струкун др.-исл. Лишний или
(на стержне) Strukum: узкой Вольный
- Порожний, части русла
напрасный реки (дат. п.)

Табл. 1. Названия порогов /5/.

3. Археологические свидетельства.
Ибн Фадлан в деталях описал обряд захоронения знатного руса сжиганием в ладье с
последующим возведением кургана. Данное событие относится к 922 году, когда согласно
древнерусским летописям русы ещё разделялись от подвластных им славян. Могилы такого типа
обнаружены под Ладогой и более поздние в Гнёздове. Способ захоронения вероятно возник в
среде выходцев из Швеции на Аландских островах и позднее с началом эпохи викингов
распространился на Швецию, Норвегию, побережье Финляндии и проник на территорию будущей
Киевской Руси /5/.

Предметы скандинавского происхождения найдены на всех торгово-ремесленных поселениях


(Ладога, Тимерево, Гнездово, Шестовица и др.) и ранних городах (Новгород, Псков, Киев,
Чернигов). Более 1200 скандинавских предметов вооружения, украшений, амулетов и предметов
быта, а также орудий труда и инструментов VIII-XI вв. происходит примерно из 70 археологических
памятников Древней Руси. Известно так же около 100 находок граффити в виде отдельных
рунических знаков и надписей. В 2008 году на Земляном городище Старой Ладоги археологами
обнаружены предметы эпохи первых Рюриковичей с изображением сокола, возможно позднее
ставшее символическим трезубцем — гербом Рюриковичей. Похожее изображение сокола
отчеканено на английских монетах датского конунга Анлафа Гутфритссона (939—941 гг.) /5/.

При археологических исследованиях слоев IX—X веков в Рюриковом городище обнаружено


значительное количество находок военного снаряжения и одежды викингов, обнаружены
предметы скандинавского типа (железные гривны с молоточками Тора, бронзовые подвески с
руническими надписями, серебряная фигурка валькирии и др.), что свидетельствует о присутствии
выходцев из Скандинавии в Новгородских землях во времена зарождения русской
государственности /5/.

4. Возможные лингвистические доказательства.


Целый ряд слов древнерусского языка имеет доказанное древнескандинавское
происхождение. Существенно, что проникали не только слова торговой лексики, но и морские
термины, слова бытовые и термины власти и управления, собственные имена. Так, по норманской
теории были заимствованы имена Глеб, Игорь, Ингварь, Олег, Ольга, Рогволод, Рогнеда, Рюрик,
слова: варяги, колбяги, тиун, стяг, пуд, якорь, ябедник, кнут, голбец и другие /5/.

Итак, рассказ о призвании варягов впервые упомянут составителем летописи, и с тех пор на
протяжении шести веков обычно включался во все сочинения по истории России. Остальные
доказательства появились уже авторами и последователями норманской теории. Однако,
общеизвестно, что официальное распространение норманнская теория получила в 30-40-е годы
XVIII века, вызванное, с одной стороны, стремлением исторически оправдать засилье иностранцев
в управлении русским государством в период царствования Анны Иоановны (1730 - 1740),
вошедшего в историю России под названием “бироновщина”. Именно в этот период иностранцы,
по выражению В. О. Ключевского, хлынули в Россию, как сор из дырявого мешка. С другой
стороны, создавая свою теорию, немецкие историки исходили из идеи завоевания как
основополагающего момента в возникновении государства. Эта идея была господствующей в
европейской исторической науке с середины XVIII до середины XIX в. /4/.
3. Антинорманская теория.
3.1 Основное положение.

И так, рассмотрим противоположную точку зрения образования Древнерусского


государства – антинорманскую теорию. Антинормани́ зм — направление в
историографии, сторонники которого отвергают и опровергают норманистические
концепции происхождения первой правящей династии Руси и создания русского государства. Не
отрицая участия скандинавов в политических процессах на Руси, антинорманизм критикует
преувеличенное, по их мнению, в рамках норманской теории, значение такого участия. Одним из
недавних трудов сторонников антинорманизма стала монография В. В. Фомина. Начиная с В. Н.
Татищева и М. В. Ломоносова, сторонники антинорманизма подчеркивали и подчеркивают
проявление отечественной государственности в Скифии и Сарматии, Готии и Гуннии, Боспорском
царстве и Приазовской Болгарии, Тюркском каганате и Хазарии, «северных архонтствах»
раннесредневековой Византии /7/.

И сторонники норманской теории, и их оппоненты, авторы дореволюционных исследований,


исходили из возможности “научить” государству, что, естественно, идеализировало и
персонифицировало процесс его создания. Подобный подход был решительно отвергнут в
советской исторической науке: возникновение государства рассматривалось как следствие
внутреннего развития общества, его разделения на классы и борьбы между ними. При этом
вопрос об этническом происхождении княжеской династии отходил как бы на 2 план, тем более,
что “призванная” варяжская знать очень быстро ассимилировалась местным населением, и на
Руси внук (согласно летописной генеалогии) Рюрика Святослав носил уже славянское имя. При
таком взгляде важно было другое: государственность – не предмет экспорта или импорта, а
закономерный результат многовекового исторического пути народа /1/.

Против норманской теории, усмотрев в ней тезис об отсталости славян и их неготовности к


образованию государства, активно выступил М. В. Ломоносов, предложив иную, не
скандинавскую идентификацию варягов. Используя “Окружное послание патриарха Фотия”, он
опровергал норманскую теорию. В указанном сочинении упоминаются “вагры”. Ломоносов
приравнивает их к варягам. Кроме того, “варягами” назывались многие народы, живущие по
побережью Балтики. Вывод: были варяги-русы и варяги-скандинавы. В русском языке отсутствуют
элементы скандинавских языков. Следовательно, нет оснований говорить о том, что варяги,
упоминаемые в “Повести временных лет”, — скандинавы. Этногенез русских вообще, по мнению
Ломоносова, происходил на основе смешения славян и т. н. “чуди” (в терминологии Ломоносова
— это финно-угры). Местом начала этнической истории русских, по его мнению, является
междуречье Вислы и Одера. В частности, Ломоносов утверждал, что Рюрик был родом из
полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и
было обусловлено его приглашение на княжение). Один из первых русских историков середины
XVIII века В. Н. Татищев, исследовав “варяжский вопрос”, не пришёл к определённому выводу
относительно этнической принадлежности призванных на Русь варягов, но предпринял попытку
объединения противоположных воззрений. По его мнению, основанному на «Иоакимовской
летописи», варяг Рюрик происходил от норманского князя, правящего в Финляндии, и дочери
славянского старейшины Гостомысла /3, 5, 7/.

С. М. Соловьев, признавая происхождение первых князей и дружины норманскими, в целом


оценивал их влияние как незначительное. Двумя наиболее видными представителями
антинорманистского направления были С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский. Первый считал русов
балтийскими славянами — ободритами, второй, наоборот, подчёркивал их южное
происхождение /5/.

Если рассмотреть норманнскую теорию более детально, ставя под сомнение достоверность
отрывка “О призвании варяг” из Повести временных лет, то норманнская теория не выдерживает
серьёзной критики. Говорить о завоевании славян норманнами вряд ли можно, так как они не
проникали в славянские земли большими массами. Варяги-норманны на Руси были воинами-
наёмниками, дипломатами и купцами. Русские князья использовали чаще всего небольшие
дружины норманнов как наёмное войско. Сам факт пребывания варяжских дружин, под
которыми, как правило, понимают скандинавов на службе у славянских князей, их участия в
жизни Руси не вызывает сомнения, как и постоянные взаимные связи между скандинавами и
Русью. Однако нет следов сколько-нибудь заметного влияния варягов на экономические и
социально-политические институты славян, а также на их язык и культуру. В скандинавских сагах
Русь – страна несметных богатств, а служба русским князьям – верный путь приобрести славу и
могущество. Археологи также отмечают, что количество варягов на Руси было невелико. Не
обнаружено и каких-либо данных о колонизации Руси варягами. Более того, в IX в.
устанавливаются первые связи славян со скандинавами, скандинавские погребения встречаются в
это время лишь по Волжскому и Днепровскому торговому путям, а в X в. в отдельных местностях
варягов среди населения было лишь 13%. Версия об иноземном происхождении той или иной
династии типична для древности и Средневековья. Достаточно вспомнить рассказы о призвании
бриттами англосаксов и создании Английского государства, об основании Рима братьями
Ромулом и Ремом /3, 4/.

При этом нельзя сказать, что уровень развития варягов был выше, чем у славян. И те, и другие
находились примерно на одной стадии социального развития – перехода от военной демократии
к раннеклассовому обществу. Синхронность развития позволяла варягам активно включится в
исторический процесс в Восточной Европе. В выяснении реальной роли варягов много дают
археологические данные. Так, раскопки Гнездова блин Смоленска, Тимиревского и
Михайловского курганов под Ярославлем выявили большое число скандинавских погребений с
характерными “скандинавскими ” предметами местного производства. Иными словами, варяги
жили среди местной дружинной знати ещё в IX в. и обращения к ним не были случайностями /1/.

В свою очередь, изучение “Повести временных лет” показывает, что запись о призвании Рюрика,
Синеуса и Трувора была поздней вставкой в её первоначальный текст. Если вымышленность
Синеуса и Трувора признаётся большинством историков (в древнешведском языке слова “сине хус
трувор” означают “с домом и дружиной”), то историчность Рюрика, хотя и не бесспорная, не
отвергается рядом исследователей. В переработанной Сильвестром, игуменом Киевского
Выдубицкого монастыря, Повести временных лет, осталось утверждение Нестора о том, что
государство Русь складывалось уже в VI в. вокруг Киева, и первым князем был князь Кий, но
прибавилась запись о призвании варягов-норманнов, что отвечало политическим интересам того
времени. Она должна была обосновать законность призвания киевскими боярами во время
восстания 1113 г. в Киеве на великокняжеский престол Владимира Мономаха, установившего в
столице Руси мир и спокойствие. Вероятно также, что внесение в летопись рассказа о призвании
варягов было связано с развернувшейся в XI в. борьбой Киева и Новгорода. Мономах и его сын
Мстислав Владимирович были тесно связаны со Скандинавией и Новгородом, что, видимо,
делало их не чуждыми идее новгородского происхождения русской государственности. В любом
же случае в летописном тексте речь идёт вовсе не о создании государства на Руси, а о появлении
варяжской династии на Руси /1, 4/.

Иоакимовская летопись, относимая списком к 1740 годам, представляет варяга Рюрика


славянином, сыном средней дочери Гостомысла Умилы и правнуком Буривоя. Ещё И. И.
Срезневский заметил, что имя Гостомысл встречается у балтийских славян. А. Г. Кузьмин
совершенно оправдано заострял внимание на том факте, что “сами имена Гостомысла и Буривоя
(его отца) известны только у западных славян” /7/.

В юго-восточной части Ютландского полуострова обитали в начале средневековья до своего


переселения в Британию англо-саксы (отсюда “земля Агнянска” летописи, сохранившаяся в
названии нынешней германской провинции Ангельн (Angeln) земли Шлезвиг-Гольштейн), с
которыми на Балтике долго ассоциировались датчане, а мифологическими родоначальниками
этих народов считались Дан и Ангул. С англосаксами на востоке соседили “варины” (“вары”,
“вагры”), населявшие Вагрию. По исследованиям А. Г. Кузьмина и других специалистов, они и
были раннесредневековыми варягами. Затем варягами стали называть на Руси всю совокупность
славянских и славяноязычных народов, проживавших на южном побережье Балтики от польского
Поморья до Вагрии включительно (наследников античных венедов) /7/.

Эти сюжеты отразил и Сигизмунд Герберштейн, посол Священной Римской империи, посещавший
Россию в 1517 и 1526 годах. Интересовался Вагрией и Г. В. Лейбниц, отметивший в одном из
писем 1710 года страну, откуда появились варяги. Это “Вагрия, область, в которой находится город
Любек, и которая прежде вся была населена славянами, ваграми, оботритами и проч.”. Отмечая,
что “Вагрия всегда была страною с обширною торговлею, даже ещё до основания Любека”,
учёный заключил: “Поэтому название этой страны у славян легко могло сделаться названием
всего моря, и русские, не умевшие, вероятно, хорошо произнести звук “гр”, сделали из Вагрии
варяг”. Ныне тщательно эти сюжеты изучает и С. Н. Азбелев /7/.

Более пятидесяти ученых на протяжении двух веков занималсь проблемой скандинавских


заимствований в русском языке. Норманисты хотели показать,что многие предметы и понятий в
русском языке имеют скандинавское происхождение. Специально для этого шведский филолог
К.Тернквист проделала огромную работу по поиску и отсеивания из русского языка
скандинавских заимствований. Результат был совершенно неутешителен. Всего было найдено
115 слов, абсолютное большинство из которых-диалекты XIX века,в наше время не
употребляемые. Лишь тридцать - очевидные заимствования, из которых только десять можно
привести в доказательство норманнской теории. Это такие слова, как "гридин", "тиун", "ябетник",
"брьковск", "пуд". Такие слова, как"наров", "сяга", "шьгла" - употребляются в источниках по
одному разу. Вывод очевиден. Точно с таким же успехом исследователь А.Беклунд пытался
доказать наличие на территории русского государства скандинавских имен /2/.

Еще одна основа норманистского учения - скандинавская топонимика на территории Руси. Такие
топонимы исследованы в работах М.Фарсмера и Е.Рыдзевской.На двоих они выявили 370
топонимов и гидронимов. Много? Но в то время на исследованной территории было 60.000
населенных пунктов. Несложные подсчеты показывают, что на 1000 названий населенных
пунктов приходится 7 скандинавских. Слишком смешная цифра, чтобы говорить о варяжской
экспансии. Скандинавские названия населенных пунктов и рек скорее говорят о торговых связях.
Сторонники норманнской теории также упирали на обилие скандинавских слов в русском языке,
касающихся области гидронимики: понятия "лахта" (залив), "мотка" (путь), "волокнема" (мыс),
"сора" (разветвление) и некоторые другие казались варяжскими. Однако было доказано, что эти
слова местного, финского происхождения /2/.

Славянство Руси констатируют применительно к очень раннему времени и западноевропейские


памятники. В “Житии Кирилла”, написанном в 869—885 году в Паннонии (Подунавье),
рассказывается, как Кирилл в Корсуне в 860—861 годах приобрёл “Евангелие” и “Псалтырь”,
написанные “русскими письменами”, которые помог ему понять русин. Речь здесь идёт о
глаголице, одной из славянских азбук. Славянство руси зафиксировал Раффельштетгенский устав
(904—906). В этом таможенном документе, написанном в сугубо деловом стиле, в числе купцов,
торгующих в Восточной Баварии, названы “славяне же, отправляющиеся для торговли отругов или
богемов…”. А. В. Назаренко выводит основную денежную единицу устава “скот” (skoti) из
славянского языка, что указывает на весьма давнее знакомство немцев со славяно-русскими
купцами, начало которому было положено в IX веке, а может быть, в VIII веке. В отношении того, о
каких русах идет речь в уставе, нет сомнений: по мнению ряда зарубежных и отечественных
учёных имеются в виду подунайские руги, пришедшие сюда из Прибалтики. Русин, с которым в
Корсуне встретился Кирилл, явно тяготеет к тем “русским” областям, которые связаны с
Причерноморьем. Очень трудно сказать что-либо конкретное по поводу русов арабских известий.
Как заметил А. Г. Кузьмин, “„руссами“ восточные авторы в разных местах и в различные периоды
называли не одно и то же население” /7/.

Вообще, если внимательно разобрать все данные, вроде бы поддерживающие норманнскую


теорию, они непременно повернуться против нее. К тому же норманисты используют иные
источники, чем антинорманисты, и в большинстве своем эти источники западные, например,
три жития Оттона Бамбергского. Такие источники часто фальсифицированны и предвзяты.
Источники же, которые можно брать на веру, византийские, например, совершенно четко
указывают на то, что нельзя смешивать русь с варягами; Русь упоминается раньше, чем варяги;
русские князья и дружины молились либо Перуну, либо Христу, но никак не скандинавским богам.
Также заслуживают доверия труды Фотия, Константина Багрянородного ,в которых ничего не гово
рится о призвании варягов на Русь /2/.

На престол была призвана ославяненная скандинавская династия, ославяненная, видимо, во


второй половине IX века или к моменту прибытия в Киев Олега. Мнение, что норманны сыграли
на Руси ту же роль что и конкистадоры в Америке - в корне ошибочна. Норманны дали толчок
экономическим и социальным преобразованиям в Древней Руси -это утверждение также не имеет
под собой почвы /2/.
3.2 Мнение Д. И. Иловайского.

Виднейшим антинорманистом XIX века был Д. И. Иловайский. Летописный рассказ о призвании


варягов считался им полностью легендарным, и на основании этого отвергалась всё связанное с
Рюриком. Д. И. Иловайский являлся сторонником южного происхождения Руси. Отстаивал
изначальное славянство булгар, большую роль славян в Великом Переселении Народов и важную
роль славян в союзе гуннов.

По мнению Д. И. Иловайского, норманизм держится на следующих основаниях, которые он


комментирует:

1. Известие русской летописи, а именно рассказ о призвании варягов.


Д. И. Иловайский считал полностью легендарным. По его мнению, совершенно невозможно
представить чтобы славяне добровольно отдали себя в подданство другому народу. Если же
произошло завоевание, то это должно было сопровождаться перемещением больших масс людей
и множеством событий которые должны были оставить след во множестве источников (в
частности, иностранных), но этого не произошло. Кроме того малонаселенная и неразвитая тогда
Скандинавия не могла бы предоставить необходимого количества сил для такого предприятия. Во
всех последующих событиях Русь выступает как достаточно организованное и имеющее опыт
государство, что невозможно если представить, что завоевание произошло недавно.

2. Путь из Варяг в Греки, описанный в той же летописи, и связанные с


ним имена Днепровских порогов, приведенные Константином
Багрянородным.

“Старания норманистов объяснять русские названия исключительно


скандинавскими языками сопровождаются всевозможными натяжками.
Мы думаем, что с меньшими натяжками можно объяснять их языками
славянскими, но и то собственно некоторые из них, потому что другие,
вследствие утраты слова из народного употребления, или потери своего
смысла, или по крайнему искажению, пока не поддаются объяснениям
(Есупи, Айфар и Леанти)”.

3. Имена князей и дружины, в особенности в договорах Олега и Игоря.


“Остаются пока никем не опровергнутые мои доводы о том, что имена
наших первых исторически известных князей, то есть Олега и Игоря,
несомненно туземные. Это имена почти исключительно русские. … И
наоборот, наиболее употребительные исторические имена скандинавских
князей, каковы Гаральд, Эймунд, Олаф и т. п., совсем не встречаются у
наших князей. … Что же касается до имен дружинников, приведенных в
договорах Олега и Игоря, то это отрывки из Русской ономастики
языческого периода; часть их встречается потом рядом с христианскими
именами в XI, XII и даже XIII веках в разных сторонах России, и только
несовершенство филологических приемов может объяснять их
исключительно скандинавским племенем”.

4. Известия византийских писателей о Варягах и Руси.


Из анализа источников Иловайский вывел, что Русь, по мнению византийцев, туземный народ, а
не пришлый. Имя же варягов возникает у них значительно позже времён «призвания».

5. Финское название Шведов Руотсы и название шведской Упландии


Рослагеном.

“... надобно прежде объяснить самое слово Руотси. Это слово нисколько
не указывает на тождество Шведов с нашею Русью. Филологически никем
не доказано, чтобы слова Руотси и Рось были тождество, а не созвучие.
Что касается до предполагаемой связи шведской провинции Рослагена или
Родслагена и общества Rodhsin (гребцов) с нашею Русью, от нее
добросовестно отказались уже сами представители норманистов (после
монографии г. Гедеонова)”.

6. Известие Бертинских летописей о трех русских послах и известие


Лиутпранда о Руссах-Норманнах.

“... известие Бертинских летописей, служившее сильною опорой


норманистам, по нашему мнению, обращается в одно из многих
доказательств против их теории. Что можно извлечь из них
положительного, так это существование русского княжества в России в
первой половине IX века, то есть до так называемого призвания Варягов. А
русское посольство к императору Феофилу указывает на ранние сношения
Руси с Византией и, следовательно, подтверждает упомянутые нами
намеки на эти сношения в беседах Фотия ... Во-первых, если б они были
Шведы, то почему стали бы называть себя Руссами, а не Шведами. Во-
вторых, самый текст летописей не говорит ясно и положительно о
шведском происхождении”.

7. Известия арабских писателей.

“Итак, перебирая все известия Арабов, окажется, что в них нет ни одной
черты, которую можно бы отнести по преимуществу к Скандинавам. Но
вот что можно вывести из них как положительный факт: уже во второй
половине IX и в первой X века Арабы знали Русь как многочисленный,
сильный народ, имевший соседями Булгар, Хазар и Печенегов, торговавший
на Волге и в Византии. Нигде нет и малейшего намека на то, чтобы Русь
они считали не туземным, а пришлым народом”.

8. Скандинавские саги.

“Замечательно, что скандинавские саги, столь много рассказывающие о


народах Норманнов, совершенно молчат об их плавании по Днепру и его
порогам ... В русских летописях и в скандинавских сагах нашлось несколько
сходных преданий. Например, о смерти Олега от своего коня, о взятии
Коростена Ольгой при помощи воробьев и голубей, и пр. И вот еще
доказательство скандинавского происхождения! Интересно при этом
незамеченное норманистами обстоятельство, что русские саги по-
видимому древнее исландских! ... Сходные мифические мотивы можно
встречать и постоянно встречаются не только у родственных народов,
но также у народов весьма отдаленных друг от друга. Между тем у нас
есть целые ученые трактаты, толкующие о заимствовании русскими
песен, сказок и пр. то с востока, то с запада. Остается только
предположить, что и весь Русский народ откуда-нибудь заимствован!”.
9. Позднейшие связи русских князей с Скандинавами.

“Одним словом, мы видим иногда довольно деятельные сношения. Но что


же из этого? Следует ли отсюда, будто Руссы пришли из Скандинавии?
Нисколько. Подобные связи и сношения мы находим и с другими народами,
как то: с Греками, Поляками, Немцами, Половцами и т. д.”.

На просторах Европы второй половины первого и начала второго тысячелетия многочисленные


источники локализуют, помимо Киевской Руси, Русь Прикарпатскую, Приазовскую (Тмутаракань),
Прикаспийскую, Подунайскую (Ругиланд-Русия), в целом, более десятка различных Русий. Но
особенно много их предстает на южном и восточном берегах Балтийского моря: Любек с
окрестностями, о. Рюген (Русия, Ругая, Рутения, Руйяна), район устья Немана, побережье Рижского
залива (устье Западной Двины) и западная часть Эстонии (Роталия-Руссия) с островами Эзель и
Даго. И именно с балтийскими Русиями, в пределах которых проживали славяне и
ассимилированные ими народы, связан сам факт призвания варяжской Руси, чего упорно
старается не признавать норманизм /7/.
Заключение

В современную эпоху вполне доказана научная несостоятельность норманской теории,


объясняющей возникновение Древнерусского государства как результат иноземной
инициативы. Однако её политический смысл представляет опасность и в наши дни.
“Норманисты” исходят из положения о якобы исконной отсталости русского народа, который, по
их мнению, не способен к самостоятельному историческому творчеству. Оно возможно, как они
полагают, только под иноземным руководством и по иноземным образцам.

Историки обладают убедительными доказательствами, что есть все основания утверждать: у


восточных славян устойчивые традиции государственности сложились задолго до появления
варягов. Государственные институты возникают в результате развития общества, действия же
отдельных крупных личностей, завоевания или другие внешние обстоятельства определяют
конкретные проявления этого процесса. Следовательно, факт призвания варягов, если он
действительно имел место, говорит не столько о возникновении русской государственности,
сколько о происхождении княжеской династии. Если Рюрик и был реальной исторической
личностью, то его призвание на Русь следует рассматривать как ответ на реальную потребность в
княжеской власти русского общества того времени. Следует отметить, что термин “Русь”
неоднократно встречается применительно к различным объединениям как на севере, так и на юге
восточнославянского мира.

Ну а само образование государства Русь – закономерное завершение длительного процесса


разложения первобытнообщинного строя у полутора десятков славянских племенных союзов,
живших на пути “из варяг в греки”.
Список использованной литературы:

1. Н. И. Павленко, Н. Л. Андреев, В. Б. Бобрин, В. А. Фёдоров; под редакцией Н. И. Павленко.


“История России с древнейших времён до 1861 года”: Учебник И90 для ВУЗов. М.: Высшая
шк., 1996. – 559 с.: карты.
2. http://www.lants.tellur.ru/history/referat/norman.htm .
3. А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивохина. “История России”: учеб. – 3-е
изд., перераб. и доп. / И90. М.: ТК Велби, Изд-во: Проспект, 2006. – 528 с.
4. В. А. Фёдоров, В. И. Моряков, Ю. А. Щетинников. “История России с древнейших времён до
наших дней”: И89. – М.: ТК Велби, ЗАО “КноРус”, 2008. – 544 с.
5. http://ru.wikipedia.org/wiki/Норманская_теория#cite_note-14 .
6. http://ru.wikipedia.org/wiki/Повесть_временных_лет .
7. http://ru.wikipedia.org/wiki/Антинорманизм#cite_note-1.