Вы находитесь на странице: 1из 12

© Вестник Военного университета. 2011. № 4 (27). С. 156 - 163 .

Миньяр-Белоручев К.В.

СЭМ ХЬЮСТОН - ГЕРОЙ ТЕХАССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

В истории Соединенных Штатов и всей Северной Америки XIX в. особое


место занимает фигура Сэма Хьюстона. Губернатор американских штатов Тен-
неси и Техас, член Конгресса США, главнокомандующий армией Техаса в пери-
од войны за независимость от Мексики и президент независимой Техасской рес-
публики, Сэм Хьюстон по праву считается отцом независимости Техаса и архи-
тектором техасской государственности. Сэм Хьюстон сыграл ключевую роль в
подготовке нового раунда территориальной экспансии США в середине 1840-
х гг. Представляя Техас в Конгрессе США, Хьюстон действовал как политик об-
щенационального масштаба, и на словах и на деле он ставил во главу угла прин-
ципы единства страны, тщетно пытаясь не допустить размежевания между рабо-
владельческим Югом и свободным Севером, которое в скором времени выльется
в кровопролитную Гражданскую войну (1861–1865).
Сэмюэл Хьюстон родился в 1793 г. Его детство и юные годы прошли в
Виргинии и Теннеси. В ходе англо-американской войны 1812 г. Хьюстон запи-
сался в армию, где за пять лет проделал путь от рядового до первого лейтенанта.
В Теннеси началась его политическая карьера, стремительно развивавшаяся не
без помощи будущего президента США Эндрю Джексона (1829–1837). Однако
после громкого скандала – своему политическому противнику-конгрессмену
Хьюстон нанес побои тростью – он покинул пределы страны. 2 декабря 1832 г.
Сэм Хьюстон пересек границу США и оказался на территории Техаса.
В то время Техас был частью Мексики и входил в состав штата Коауила и
Техас. Подобное административное объединение было искусственным и вызыва-
ло постоянные нарекания со стороны проживавших в Техасе выходцев из США,
которые начали организованно прибывать на данную территорию с 1825 г. (пер-
воначально – с официального одобрения мексиканского правительства). В начале
1830-х гг. их численность составляла около 20 тыс. чел., что в шесть раз превы-
шало местное мексиканское население [25, р. 177]. Американцев в Техасе при-
влекала дешевая земля, а также слабость центрального мексиканского прави-
тельства, которое практически не контролировало отдаленную территорию, и
было неспособно остановить наплыв американских поселенцев. Правительство
США трижды обращалось к Мексике с предложениями о покупке Техаса, но ка-
ждый раз встречало холодный отказ [8, р. 3 - 8, 289 - 293].
Вскоре после прибытия в Техас Сэм Хьюстон в письме президенту США
Эндрю Джексону сообщал: «Мексика охвачена гражданской войной. Федерали-
стская конституция никогда не действовала. Правительство в сущности деспо-
тично и останется таковым многие годы… Население Техаса намерено сформи-
ровать правительство штата и отделиться от Коауилы, а в том случае, если в
Мексике в ближайшее время не будет наведен порядок и восстановлено действие
конституции, Техас будет независимым от Мексиканской конфедерации». «Каса-
ясь приобретения Техаса правительством Соединенных Штатов, - продолжал он,
- такую меру желают девяносто пять процентов населения (Техаса – К. М.-Б.)»
[14, р. 274].
Сэм Хьюстон активно занялся техасской политикой. Весной 1833 г. он ста-
новится делегатом Национального конвента, собравшего для подготовки пети-
ций мексиканскому правительству по поводу отмены положений закона 1830 г.,
запрещавших иммиграцию в Техас из США1 (запрет, разумеется, не соблюдался)
и выделения Техаса в самостоятельный штат. В ходе работы Национального
конвента Хьюстон возглавил комиссию по разработке техасской конституции
(конституция Техаса в качестве мексиканского штата). Год спустя, весной
1834 г., Хьюстон следующим образом описывал ситуацию в Техасе: «Я не ду-
маю, что он будет приобретен Соединенными Штатами. Я думаю, что в течение
одного года он будет во всех отношениях суверенным штатом. В течение трех
лет, я полагаю, он выйдет из состава Мексиканской конфедерации и навсегда ос-
танется вне ее». И добавлял чуть позднее: «Техасу придется самому решать свои
проблемы. В этом году произойдут события, которые определят его будущую
судьбу. Я полагаю, крайне благоприятные для его будущего процветания» [14,
р. 289–291].
В ходе нового раунда борьбы за власть в Мексике в 1835 г. президент стра-
ны генерал Антонио Лопес де Санта-Анна совершил государственный переворот
и отменил федералистскую конституцию 1824 г. В том же году Техас выступил
против Санта-Анны, как указывалось в соответствующей декларации, «подняв

1
Статья 11 указанного закона устанавливала: «Эмигрантам из стран, граничащих с нашей Рес-
публикой, запрещается поселяться на территориях, сопредельных с их государствами» [10,
р. 66–87]. – К. М.-Б.
оружие в защиту своих прав и свобод, которые оказались под угрозой посяга-
тельств со стороны военной деспотии, и в защиту республиканских принципов
федералистской конституции Мексики 1824 г.» [10, р. 91]. Сэм Хьюстон, назна-
ченный командующим войсками округа Накогдочес, который он представлял в
Национальном конвенте Техаса (ранее в его активе была должность генерал-
майора народного ополчения штата Теннеси), обратился к войскам, находив-
шимся под его подчинением, со следующими словами: «Война – наша единст-
венная альтернатива! Война в защиту наших прав должна стать нашим лозун-
гом!» [14, р. 304]. В ноябре 1835 г. Сэм Хьюстон возглавил вооруженные силы
всего Техаса, однако полноценную армию еще предстояло создать. Ограничен-
ные цели начавшейся войны, провозглашенные в ноябре 1835 г. в специальной
декларации Национального конвента, не устраивали Хьюстона (как и большин-
ство техасцев) – в одном из писем он сообщал, что «независимость Техаса явля-
ется конечной целью, за которую мы сражаемся, и наградой, ради которой мы
идем в бой!!! Понадобится несколько серьезных сражений перед тем, как мы
станем, какими мы и должны быть – свободными!» [14, р. 309].
2 марта 1836 г. на новом Национальном конвенте была провозглашена не-
зависимость Техаса. Революция вступала в решающую фазу. «В условиях, когда
федералистская республиканская конституция страны … более, по сути, не су-
ществует и характер ее правительства был полностью изменен насильственным
путем без согласия народа, превратив федеративную республику, состоящую из
суверенных штатов, с четко прописанными полномочиями центрального прави-
тельства, в неограниченную централизованную военную деспотию, в которой не
учитываются ничьи интересы, за исключением армии и духовенства», утвержда-
лось в декларации независимости Техаса, «наш политический союз с мексикан-
ским государством навеки прекращается, и народ Техаса учреждает СВОБОДНУЮ,
СУВЕРЕННУЮ и НЕЗАВИСИМУЮ РЕСПУБЛИКУ» [10, р. 98–99]. Под документом свою
подпись поставил и Сэм Хьюстон, а спустя два дня он был переутвержден в
должности главнокомандующего вооруженных сил уже независимого Техаса.
Начало весны 1836 г. выдалось тяжелым для молодой республики. 6 марта,
после двухнедельной осады, Санта-Анна, лично отправившийся на подавление
техасского мятежа, захватил форт Аламо. 189 защитников форта были убиты. 27
марта по личному приказу Санта-Анны были казнены 342 техасца, неделей ранее
капитулировавшие при Голиаде [20, р. 126, 133 - 136, 143 - 144]. Для обоснова-
ния своей жестокости мексиканский президент ссылался на то, что ему противо-
стояли разбойники и преступники – граждане иностранного государства, которое
не находится в состоянии войны с Мексикой, ступившие на мексиканскую тер-
риторию с тем, чтобы оказать поддержку техасским мятежникам [19]. Санта-
Анна был уверен, что восстание подавлено; теперь он продвигался в глубь техас-
ской территории, чтобы нанести мятежникам завершающий удар. Среди техас-
цев началась паника, многие семьи устремились в сторону американской грани-
цы.
Тем временем к границе с Техасом спешным образом были стянуты амери-
канские войска. Согласно полученным от министра обороны США Льюиса Касса
инструкциям, генерал Эдмунд Гейнс, возглавивший так называемую «армию на-
блюдения», должен был заставить уважать нейтралитет США, а в случае если
представители одной из участвующих в конфликте сторон попытаются пересечь
американскую границу с оружием в руках, также оказать сопротивление всеми
имеющимися в его распоряжении силами. Данные распоряжения Гейнс воспри-
нял следующим образом: если возникнет угроза со стороны мексиканцев или
союзных им индейцев, ему следует не просто быть готовым защитить границу
США, но и чтобы «предупредить их беззаконные действия», самому пересечь
«предполагаемую или воображаемую государственную границу, встретив вар-
варских мародеров на подходах к нашим рубежам» [21, col. 3512–3513]. При
этом ранее Санта-Анна хвастливо заявлял, что если американское правительство
будет оказывать поддержку мятежникам, «он поведет свои войска дальше на
Вашингтон и поднимет над Капитолием мексиканский флаг» [11, р. 163].
В середине марта, на следующий день после принятия конституции, техас-
ское правительство покинуло временную столицу – Вашингтон-на-Бразосе. По-
ложение Техаса в эти дни один из участников событий описывал следующим об-
разом: «Ставшая объектом вторжения, безоружная, не имеющая запасов страна,
не имеющая армии, чтобы противостоять захватчикам, и не имеющая денег, что-
бы собрать армию» [12, р. 124]. В конце марта Дэвид Бернет, временный прези-
дент Техаса, ввел на территории страны военное положение, обязал всех мужчин
в возрасте от 18 до 55 лет явиться для прохождения военной службы, при этом
любой, кто покинет территорию страны, откажется с оружием в руках защищать
независимость Техаса или окажет содействие врагу, лишался техасского граж-
данства и права получения земли [6, р. 40].
Техасская армия отступала – Хьюстон надеялся выиграть время, чтобы со-
брать добровольцев и превратить их в некое подобие организованной армии. Та-
кая тактика вызывала резкое недовольство со стороны Бернета, который требо-
вал сражения [6, р. 41; 22, р. 261 - 262]. В апреле Хьюстон получил письмо от
президента со следующей отповедью: «Противник поднимает вас на смех. Вы
должны с ними сражаться. Вы не должны дальше отступать. Страна ждет, что вы
будете сражаться. Спасение страны зависит от того, сможете ли вы это сделать»
[14, р. 412]. Бернет стремился отстранить Хьюстона от командования, передав
полномочия главнокомандующего военному министру Томасу Раску, который
специально для этого был направлен в расположение армии.
В письме к своему старому другу Дэвиду Томасу, входившему в состав те-
хасского правительства, Хьюстон описывал ситуацию, в которой ему приходи-
лось действовать: на стороне противника численное преимущество, техасцам не
хватает людей, оружия, боеприпасов и провианта, постоянно возникают пробле-
мы с дисциплиной, а времени на создание армии попросту нет. «Я буду исполь-
зовать всякую возможность, чтобы служить своей стране, служить во имя любви
к ней, не преследуя каких-либо личных амбиций или тайных своекорыстных це-
лей. При самых неблагоприятных обстоятельствах я сохранил армию, и при этом
не допустил ни малейшего неповиновения; но от меня нельзя требовать невоз-
можного», – подводил итог Хьюстон [14, р. 410 - 411]. Эта же мысль, что ему
удалось сохранить армию в непростой ситуации, занимала центральное место в
письме, которое за неделю до этого он отправил президенту Бернету [14, р. 398].
Тем же днем, что и письмо Томасу (13 апреля 1836 г.), датировано обраще-
ние Хьюстона к гражданам Техаса: «Вы позволили панике охватить себя и руко-
водствуетесь неподтвержденными слухами. Вам скажут, что враг пересек реку
Бразос и Техас покорен. Задумайтесь, рассуждайте здраво, и вы не поверите ни
единому слову. Враг пересек реку Бразос, но он ступает по земле, на которой бу-
дет побежден. То, что он еще не разбит, связно с медлительностью одних и без-
различием других. Силы врага не превышают 900 чел. Если мы встретим его
равными силами, его судьба будет решена. Если вы хотите спасти свою страну,
вставайте под ее знамена. Защитите своих жен, своих детей, свои дома, встав в
строй, лишь там ваша дисциплина и слаженные действия принесут пользу. Даже
наши небольшие силы разделили его армию. Наши разведчики остановили его
продвижение. Выступите же вперед и с уверенностью людей, готовых побеж-
дать, вступайте в армию, встаньте в строй и ваш враг окажется в вашей власти...
Идите и освободите свою страну немедленно. Пусть же те, кто готовы стать в
строй, присоединятся к армии. Те же, что не помогут Техасу в его настоящей
борьбе, но пустятся в бегство и лишатся гражданских прав, заслужат свою судь-
бу» [14, р. 408–409].
Решающая битва в войне за независимость Техаса произошла 21 апреля
1836 г. при Сан-Хасинто, через несколько дней после того, как правительство
Техаса едва не было захвачено силами Санта-Анны. Мексиканские войска, нахо-
дившиеся на территории Техаса, насчитывали 6 тыс. чел., однако вместо того
чтобы объединить свои силы, Санта-Анна предпочитал маневрировать тремя от-
дельными армиями. Под его непосредственным командованием находилось 1250
чел., против которых Хьюстон смог выставить 800-850 чел. Американские вой-
ска не вступали на территорию Техаса, но были готовы осуществить «оборони-
тельные операции» в защиту «жизней и собственности» американских граждан
(таковыми являлось большинство жителей Техаса) по любую сторону «вообра-
жаемой линии границы» [21, col. 3514]. Ручеек американских добровольцев, вли-
вающихся в армию восставших, оказался гораздо тоньше, чем хотелось бы Хью-
стону, зато из Цинциннати прибыли две пушки, которые составили весь артил-
лерийский парк техасской армии. За два дня до сражения Сэм Хьюстон и Томас
Раск, который, разобравшись в ситуации, полностью поддержал Хьюстона и вы-
бранную им тактику и не стал брать на себя командование, издали совместное
обращение к народу Техаса. Хьюстону в нем принадлежат следующие слова:
«Мы находимся накануне битвы. Предстоящее сражение придает нам силы. Мы
должны победить или умереть. Напрасно мы ожидаем помощи, ее не предвидит-
ся. Мы должны действовать сейчас или оставить всякую надежду. Сплотиться
вокруг знамени, чтобы наемные орды не смели насмехаться над нами. Будьте
мужчинами, будьте свободными людьми, чьи дети смогут благословлять ваши
имена». Обращение Хьюстон завершил следующими словами: «Свобода и наша
страна!» [14, р. 416].
Самоуверенность мексиканцев, которые даже не позаботились о том, чтобы
выставить часовых и были застигнуты врасплох во время послеобеденного отды-
ха, стала причиной их полного разгрома. Битва продолжалось 18 минут. Как со-
общал Хьюстон в обращении к народу Техаса, изданном по поводу победы (так-
же совместно с военным министром), потери мексиканской стороны составили
630 человек убитыми и 570 пленными [14, р. 423]. Спастись бегством удалось
лишь немногим, в том числе Санта-Анне, однако уже на следующий день мекси-
канский президент был захвачен мятежниками в плен. Хьюстон находился в гу-
ще сражения, в ходе которого под ним была убита лошадь, а сам он серьезно ра-
нен в ногу. В официальном докладе о битве при Сан-Хасинто, адресованном пре-
зиденту Бернету, Хьюстон ставил на первое место мужество и самоотвержен-
ность солдат и своих помощников, скромно умалчивая о своем вкладе в победу:
«Наши войска быстро и энергично шли вперед, они рвались в бой. Осознание
численного преимущества противника, казалось, лишь укрепляло их дух и уве-
ренность, отчего они лишь сильнее рвались в бой» [14, р. 418]. «Перед битвой и
во время нее члены моего штаба делали все, чтобы быть полезными, и с рвением
исполняли свои обязанности. У меня нет сомнений, что в этом конфликте они
проявили себя лучшим образом и доказали, что являются достойными предста-
вителями армии Сан-Хасинто» [14, р. 420].
14 мая 1836 г. в Веласко Санта-Анна подписал договор, который техасцы
трактовали как признание независимости Техаса с границами по Рио-Гранде, что
в несколько раз превышало как историческую территорию Техаса, так и реально
контролируемые восставшие районы. Также договор предусматривал вывод всех
мексиканских войск с техасской территории [10, р. 117]. В результате поражения
от техасцев и своего пленения Санта-Анна лишился в Мексике власти; новое
мексиканское правительство дезавуировало подписанный договор, однако каких-
либо серьезных попыток вернуть Техас в дальнейшем не предпринималось. Ре-
волюция в Техасе победила. Сэм Хьюстон тем временем, оставив командование
на Томаса Раска, отправился на лечение в США: полученная при Сан-Хасинто
рана давала себя знать [14, р. 426, 428, 430].
В сентябре 1836 г. в Техасе состоялись первые всенародные выборы прези-
дента. На высший пост в государстве претендовали Стивен Остин, стоявший у
истоков первого американского поселения в Техасе, Генри Смит, возглавлявший
временное правительство Техаса между началом революции и провозглашением
независимости, и Сэм Хьюстон. За Хьюстона было отдано 5119 голосов, за Сми-
та – 743, за Остина – 587. Столь впечатляющая победа стала, в первую очередь,
признанием заслуг Хьюстона как героя техасской революции, благодаря воен-
ным победам которого независимость Техаса стала реальностью. Дэвид Бернет
следующим образом охарактеризовал результаты выборов: «Генерал Хьюстон
вне всяких вопросов избран президентом, он одержал победу над моим достой-
ным другом, Остином, пионером из пионеров Техаса, также как величие воин-
ской славы (не важно, каким образом полученной), превосходит мягкий блеск
вдумчивого и интеллектуального достоинства» [23, р. 54].
«Мне отдали предпочтение перед теми, кто, возможно, имеет больше за-
слуг, чем я; волеизъявлением свободного народа я был призван на самый важный
пост, который может занять человек; невозможно не испытывать глубочайшего
чувства значимости данного момента, когда весь мир смотрит на нас», - заявил
Хьюстон в своей инаугурационной речи 22 октября 1836 г. «Обитая в месте,
практически неизвестном современным географам, лишенном ресурсов, с немно-
гочисленным населением, мы цивилизованно выступили против угнетения, но
когда на нашу территорию вторглось многочисленное войско, мы отважно про-
возгласили свою независимость и нанесли удар нашим угнетателям» [14, р. 448].
«И если при исполнении моих обязанностей, мои способности не позволят дос-
тигнуть тех великих целей, которые мы перед собой ставим, ваш священный
долг будет заключаться в том, чтобы исправить мои ошибки и поддержать меня
вашей исключительной мудростью», продолжал Хьюстон. «Я прекрасно осознаю
проблемы, которые меня окружают, те неописуемые сложности, через которые
нашей стране придется пройти... Лишь рвение, поддерживаемое святым духом
патриотизма и направляемое принципами и мудростью, могут дать стимул и
энергию, необходимые, чтобы преодолеть трудности, с которыми сопряжен наш
политический путь» [14, р. 449].
Хьюстон, как и большинство техасцев, рассматривали освобождение из-
под власти Мексики как первый шаг на пути вхождения в состав США. Основная
цель техасской революции состояла не в создании независимого государства, а в
воссоединении с Соединенными Штатами. Большинство поселенцев прибыли в
Техас в предшествующие три года, соблазненные возможностью получить землю
на гораздо более выгодных условиях, чем в самих США. При этом колонисты
воспринимали себя не как эмигрантов, а как передовой отряд американской экс-
пансии, осваивавший территории по ту сторону «воображаемой линии» амери-
канской границы. Колонисты сохраняли тесные связи с родной страной, остава-
ясь американцами по духу, культуре и гражданской принадлежности. Их конеч-
ной целью было возвращение в США вместе со своим самым ценным приобре-
тением – той территорией, которую они освоили и считали своей. Нельзя забы-
вать и проблему безопасности – лишь вхождение в состав США могло стать га-
рантией, что Техас не будет силой оружия возвращен под власть Мексики.
В ноябре 1836 г. президент Техаса в личном письме американскому прези-
денту Эндрю Джексону сообщал: «Мое главное желание заключается в том, что-
бы наша страна, Техас, вошла в состав Соединенных Штатов на основе справед-
ливости и взаимной выгоды для обеих сторон» [14, р. 488]. Если официально на
всех уровнях провозглашалось, что Техас «способен защитить себя от любой
державы, не являющейся беспомощной», в послании Джексону Хьюстон призна-
вался: «Я могу свободно сказать Вам, что мы не может этого сделать» [14, р. 488].
Однако формально речь об аннексии пока не шла. В декабре 1836 г. Техас начал
переговоры о признании своей независимости со стороны США, что произошло
в марте 1837 г. [1, р. 265 - 269, 281 - 282; 14, р. 524]. Выражая свое удовлетворе-
ние признанием независимости Техаса со стороны США, Хьюстон в одном из
частных писем сообщал, что только «аннексия сделала бы меня полностью сча-
стливым и обеспечила бы все, за что мы боролись» [15, р. 74]. Этот вопрос Хью-
стон затронул и в своем послании к техасскому Конгрессу в мае 1837 г.: «Следу-
ет отметить, что наша позиция по отношению к вопросу о присоединении к Со-
единенным Штатам Америки не претерпела существенных изменений… Наши
представители в Вашингтоне усердно и неустанно посвящали этому вопросу го-
сударственной важности все свое внимание… В то же время Техасу следует про-
водить такой политический курс, который будет отвечать интересам его незави-
симого положения и обеспечит его существование и права вне зависимости от
складывающихся обстоятельств. Сейчас невозможно определить, как сложатся в
будущем отношения Техаса с цивилизованными странами мира» [15, р. 87 - 88].
В августе 1837 г. Техас официально обратился с просьбой о вхождении в
состав США [9, р. 129]. «Для народа Техаса будет невозможно рассматривать
народ Соединенных Штатов в качестве иностранного», писал посол техасской
республики в Вашингтоне, что обусловлено как «большим сходством народов и
институтов обеих стран», так и тем фактом, что их «отделяет друг от друга лишь
воображаемая линия» [9, р. 138]. Однако администрация нового президента Мар-
тина Ван-Бюрена (1837–1841) ответила на это предложение отказом [9, р. 11 -
13]. Главной причиной подобной позиции была не столько официально озвучен-
ная угроза войны с Мексикой, в которую с высокой вероятностью оказались бы
втянуты США в случае присоединения Техаса, сколько вопрос о рабстве – вхож-
дение в США обширной рабовладельческой страны (каковой являлся Техас),
могло спровоцировать новый виток конфликта между рабовладельческим Югом
и свободным Севером. В своем послании к техасскому Конгрессу в ноябре
1837 г. Хьюстон в очередной раз отметил, что «желание аннексии» – это «воле-
изъявление народа Техаса», однако «осуществление этого желания, кажется, на
этот раз откладывается». В этих условиях особую важность приобретает уста-
новление отношений «с государствами Европы, также как и с правительствами
Южной Америки… особенно с Англией и Францией» [15, р. 152 - 153].
Иными словами, на повестке дня стояла задача институционализации Теха-
са в качестве полноправного члена международного сообщества. Переговоры с
Великобританией о признании независимости Техаса и установлении диплома-
тических отношений велись с осени 1837 г., в июне 1838 г. аналогичные перего-
воры были начаты с Францией [7, р. 812 - 820, 1206 - 1217]. В апреле 1838 г. ме-
жду США и Техасом была заключена конвенция о демаркации государственной
границы [15, р. 240 - 241; 24, р. 511]. После того как обсуждение вопроса о при-
соединении Техаса в Конгрессе США не привело к каким-либо конкретным ре-
зультатам [3, р. 326, 453; 4, р. 555 - 558], правительство Техаса в октябре 1838 г.
официально отозвало просьбу об аннексии [9, р. 173 - 174]. Это было сделано за
два месяца до окончания пребывания Хьюстона на посту президента.
Согласно конституции Техаса, один человек не мог быть президентом
страны два срока подряд. Новым главой государства был избран Мирабо Ламар,
занимавший пост вице-президента в администрации Хьюстона. В своей иннаугу-
рационной речи и первом послании к Конгрессу Ламар четко обозначил свои
внешнеполитические приоритеты – сохранение суверенитета Техаса и его разви-
тие как независимого государства [10, р. 125 - 128]. Хьюстон продолжил актив-
ную политическую деятельность, теперь в роли члена техасского Конгресса. По-
зиция Хьюстона серьезно расходилась с курсом новой администрации. В поли-
тике Ламара и Дэвида Бернета, ставшего вице-президентом у Ламара, Хьюстона
пугали граничащие с безрассудным авантюризмом экспансионистские устремле-
ния. В декабре 1840 г. Бернет выступил с инициативой объявления войны Мек-
сике, а летом 1841 г. Ламар организовал окончившуюся провалом экспедицию
для захвата Санта-Фе, столицы мексиканского штата Новая Мексика [6, р. 49].
На выборах 1841 г. пост президента страны оспаривали два экс-президента
Техаса – Сэму Хьюстону противостоял Дэвид Бернет. Хьюстон одержал убеди-
тельную победу, набрав 7915 голосов против 3619 у его оппонента. Страна «ну-
ждается в том, чтобы для нее что-то сделали», - писал Хьюстон после победы.
Лучшей наградой для него, по словам Хьюстона, будет «если что-нибудь, что я
смогу сделать, послужит во благо Техасу или по возможности облегчит его тя-
желую ситуацию» [13, р. 106].
На второй срок президентства Хьюстона приходится новый раунд обсуж-
дения вопроса аннексии. В октябре 1843 г. с инициативой вхождения Техаса в
состав США выступило американское правительство [9, р. 53 - 54]. Однако Хью-
стон занял осторожную позицию. С одной стороны, Техас успешно развивался
как независимое государство, получив международное признание со стороны
Великобритании, Франции, Нидерландов и Бельгии (но не Мексики). С другой –
не сомневаясь в искренности намерений администрации президента Джона Тай-
лера (1841–1845), Хьюстон имел обоснованные сомнения в способности прези-
дента, не имевшего поддержки ни одной из двух ведущих политических партий,
обеспечить реализацию данного решения [16, р. 538 - 542; 18, р. 244, 278 - 279].
Ранее в том же году Техас заключил перемирие с Мексикой, и при посредниче-
стве Великобритании начались переговоры, которые, как надеялся Хьюстон,
могли привести к признанию независимости Техаса мексиканским правительст-
вом [16, р. 301 - 304, 322]. Однако после того как переговоры с Мексикой зашли
в тупик, а американское правительство дало обещание обеспечить военную за-
щиту Техаса от Мексики на период ратификации договора аннексии, а также на
неопределенный срок в будущем в том случае, если ратификация не состоится,
Хьюстон отверг имевшиеся сомнения [2, р. 316 - 318; 5, р. 370 - 372; 9, р. 324 -
325, 327 - 329]. Договор о вхождении Техаса в состав Соединенных Штатов был
подписан 12 апреля 1844 г., и хотя Сенат США отказался его ратифицировать,
техасский вопрос оказался в центре разворачивающейся кампании по выбору
президента США. Победу на выборах одержали экспансионисты во главе с
Джеймсом Полком (1845–1849) под лозунгом «Техас и Орегон», но Сэм Хьюстон
опасался, что решение техасского вопроса в США будет вновь отложено, и пре-
дупреждал, что если американские политики не договорятся о судьбе Техаса до
весны 1845 г., то аннексия не состоится. При этом он рисовал будущее Техаса в
качестве великой державы, раскинувшейся от Мексиканского залива до Тихого
океана и способной соперничать с Соединенными Штатами [5, р. 327, 332; 17,
р. 320–325].
Вхождение Техаса в состав США произошло уже при следующем прези-
денте страны Ансоне Джонсе, сменившем Хьюстона на этом посту в декабре
1844 г. 1 марта 1845 г. президент США Джон Тайлер подписал резолюцию аме-
риканского Конгресса о присоединении Техаса, 4 июля 1845 г. специально со-
бравшийся для решения этого вопроса Национальный конвент Техаса принял
предложение войти в состав США, и 29 декабря 1845 г. Техас стал 28-м штатом
СШA. В феврале 1846 г. два героя битвы при Сан-Хасинто, Сэм Хьюстон и То-
мас Раск, заняли места в Сенате США. Остававшийся открытым вопрос о грани-
це c Мексикой стал поводом для начала новой войны (1846–1848), в ходе кото-
рой Соединенные Штаты не только отстояли все территории, на которые ранее
претендовал Техас, но и присоединили Калифорнию и Новую Мексику.
* * *
1. A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, 1789–1897. Vol. 3. Washington,
1896.
2. А Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, 1789–1897. Vol. 4. Washington,
1897.
3. Congressional Globe. Vol. 6. Washington, 1838. 25th Congress, 2nd session.
4. Congressional Globe. Vol. 6. Washington, 1838. 25th Congress, 2nd session. Appendix.
5. Crane W.C. Life and Select Literary Remains of Sam Houston of Texas. Dallas, Tex.; Philadelphia,
1884.
6. Davis J.T. Legendary Texians. Vol. 1. Austin, Tex., 1982.
7. Diplomatic Correspondence of the Republic of Texas. Vol. 2. Pt. 2. Washington, 1911.
8. Diplomatic Correspondence of the United States. Inter-American Affairs, 1831–1860. Vol. 8. Mex-
ico, 1831–1848. Washington, 1937.
9. Diplomatic Correspondence of the United States. Inter-American Affairs, 1831–1860. Vol. 12.
Texas and Venezuela. Washington, 1939.
10. Documents of Texas History. Austin, Tex., 1963.
11. Fowler W. Santa Anna of Mexico. Lincoln, Ne., 2007.
12. Gray W.F. The Diary of William Fairfax Gray. From Virginia to Texas, 1835–1837. Dallas, Tex.,
1997.
13. Houston S. The Personal Correspondence of Sam Houston. Vol. 1. 1839–1845. Denton, Tex., 1996.
14. Houston S. The Writings of Sam Houston, 1813–1863. Vol. 1. 1813–1836. Austin, Tex., 1938.
15. Houston S. The Writings of Sam Houston, 1813–1863. Vol. 2. 1814–1842. Austin, Tex., 1939.
16. Houston S. The Writings of Sam Houston, 1813–1863. Vol. 3. 1822–1844. Austin, Tex., 1940.
17. Houston S. The Writings of Sam Houston, 1813–1863. Vol. 4. 1821–1847. Austin, Tex., 1941.
18. Jones A. Memoranda and Official Correspondence Relating to the Republic of Texas, Its History
and Annexation. New York, 1859.
19. Lopez de Santa Anna A. Manifesto Which General Antonio Lopez de Santa Anna Addressed to His
Fellow Citizens Relative to His Operation During the Texas Campaign and His Capture 10 of May
1837 // The Mexican Side of the Texan Revolution (1836). Dallas (Tex.), 1928.
20. Nofi A.A. The Alamo, and the Texas War of Independence, September 30, 1835 to April 21, 1836:
Heroes, Myths, and History. New York, 1994.
21. Register of Debates. Vol. 12. Pt. 3. Washington, 1836. 24th Congress, 1st session.
22. Scott R. After the Alamo. Plano, Tex., 2000.
23. Siegel S. A Political History of the Texas Republic, 1836–1845. Austin, Tex., 1956.
24. U.S. Statutes at Large. Vol. 8. Boston, 1867.
25. Weber D.J. The Mexican Frontier, 1821–1846. The American Southwest under Mexico. Albuquer-
que, NM, 1982.