Вы находитесь на странице: 1из 4

Может пригодиться:

Экономическое насилие - это способ социального принуждения с использованием


непосредственных экономических санкций против тех или иных субъектов в целях
приобретения или сохранения материальных привилегий или прав. Осуществляется оно
посредством ограничения экономических прав социальных субъектов, экономических
санкций, налоговой политики, экономической блокады и т.п.
Социальное насилие представляет собой способ подавления интересов и действий
различных социальных групп с целью охранения, изменения или упразднения системы
присвоения условий существования человека. Тесно примыкает к социальному
насилию политическое, которое есть способ реализации социально-классовых
интересов с применением мер политического принуждения. В зависимости от
используемых средств политическое насилие может выражаться посредством
вооружённого насилия, либо невооружённого (политические забастовки, демонстрации,
ограничение политических прав, дипломатическое давление и др.). 

Вопрос: Власть и государственное устройство определяются экономикой?

Естественные государства используют политическую систему для регулирования экономической


конкуренции и создают экономические ренты. Эти ренты структурируют социальные
взаимоотношения, контролируют насилие и упрочивают кооперацию в обществе.

Верхний предел размера различных обществ связан с проблемами управления насилием*.


Несмотря на неоднозначность имеющихся свидетельств, по всей видимости, небольшие общества
страдают от более высокого уровня насилия (Keely, 1996; LeBlanc, 2003; Steckel and Wallis, 2006).

1) С помощью контроля над насилием и благодаря возникшему перераспределению удается


создать порядок. В этом порядке меньшинство (элиты) управляет большинством и взамен
дает сравнительное постоянство и защиту. Экономика не отделена, а слита с политикой.
Партии объединены экономическими интересами, что дает стабильность и поддерживает
баланс. Организации существуют в тесной связи с государством, их независимость может
носить лишь временный и кажущийся характер. Независимость может сохраняться, пока
организации не претендуют на раздел ренты и на политическое влияние. Люди и
организации не равны перед законом. Общество представляет собой сложную структуру
взаимопереплетенных рангов, привилегий, регулирований доступа. В конечном итоге
место в иерархии определяет положение по отношению к закону и характеру его
применения. Эта система обладает определенной мощью и живучестью. Центральная
характеристика всех институтов естественного государства—это личные отношения.
Экономические и политические решения принимаются «взирая на лица». Слабое место
этой системы в том, что она быстро твердеет и ориентируется на выполнение задач
прошлого, не в силах быстро приспособиться к новым задачам. Это окостенение, риск
отката, вспышки насилия и разрушения не дают возможности создавать предпосылки для
долгосрочного экономического роста. На краткосрочном этапе быстрый рост возможен,
мобилизационная, плановая экономика—тому подтверждение.

2) )Что является главным в балансе экономики и политики? Скорее в ответе на этот вопрос
трудно выделить отдельную наиболее важную составляющую системы открытого доступа.
Если выделять одно свойство всех элементов системы, то этим свойством окажется
безличность. Этим свойством в рамках этого социального порядка должны обладать
элиты, частые и общественные организации, коалиции, государственная власть. В
конечном итоге и сами люди, поскольку от воли отдельных людей не должны зависеть
никакие решения. Эта воля воплощается только как общественная. Государство в
благополучных обществах растет, но растет за счет предоставления более дорогих и
качественных общественных благ (образование, инфраструктура, социальное страхование)
и поддержания достаточно дорогих демократических институтов власти. Все услуги
государства предоставляются на беспристрастной основе. Бюрократия в такой системе
подконтрольна закону, действует профессионально и не срастается с бизнесом. Именно в
такой системе возникают достоверные обязательства и доверие между властью и
обществом.

С помощью контроля над насилием и благодаря возникшему перераспределению удается создать


порядок.

Интересно, что в более ранней книге Норт следующим образом описывает причины преуспевания
Европы. Для возвышения Запада по сравнению с Китаем или исламским миром должны были
сложиться особые обстоятельства. Сыграли свою роль географические, военные,
демографические и чисто экономические факторы конца эпохи Средневековья. Западу были
одновременно присущи единство и разнообразие. Единство связано с греко-римской
цивилизацией (мифология, философия, римское право) и, самое главное, с христианством как
религией, которая формировала единые убеждения, единые координаты мышления.
Политическое разнообразие создавало конкурентную среду, в рамках которой происходили поиск
и отбор более успешных моделей. Норт также показал, что развитие банковских инструментов
(переводной вексель, дисконт) и морского страхования, способствующих торговле, происходит в
городах Италии и Бенилюкса. Затем рост производительности наблюдается в Нидерландах и
Англии по сравнению с Францией и тем более с Испанией. Создаются стимулы для деятельности,
повышающей производительность. Принципиальное значение имело распростране29 Данил а
Расков ние институтов права и механизмов по сдерживанию одностороннего принятия решений.
Разделение властей усиливает стабильность; для власти становится выгодным обменивать права
собственности на доход.

Остается неясно, хорошие ли институты являются следствием богатства и устойчивости или,


напротив, богатство и устойчивость, неважно как приобретенные, приводят к хорошим
институтам, которые комплексно характеризуются как порядок открытого доступа.

В целом авторам удается убедить читателя в преимуществах порядка открытого доступа.


Конкуренция, безличные институты, беспристрастное государство, регулируемое насилие,
обратная связь и, как следствие, постоянство и высокие показатели экономического роста.

Пессимизм Норта основывается на изучении как примеров экономического реформирования, так


и главным образом на экономической истории. Успешное экономическое развитие на
протяжении длительного периода времени встречается редко. Сознательное изменение
институтов часто невозможно и сопряжено с огромными потерями и рисками. Тем самым если
институты зависят от траектории своего развития, меняются медленно и болезненно, то отсюда
очевидно пессимистическое представление об их реформировании, об их изменении.

Книга имела больший резонанс среди политологов, чем экономистов. Основной контекст—
соотношение экономики и политики или, более узко, демократии и экономического роста.
Общепризнано, что технологического развития недостаточно для постоянных высоких темпов
экономического роста, а «экономическая свобода—ключ к процветанию». Современность все же
не дает однозначного ответа на данный вопрос. Так, к примеру, за 36 лет—с I960 по 1996 г.—
Гонконг в сопоставлении с Великобританией резко увеличил душевой доход. Если в 1960 г. он
составлял Vi от душевого дохода в Великобритании, то в 1996 г. стал уже превосходить его на 1/3*.
В контексте связи гражданских свобод и уровня экономического развития были высказаны даже
предположения, что анархия лучше грабительского государства**.

Д.Асемоглу и Дж. Робинсона «Экономические основания диктатуры и демократии»****.

Общепризнано, что технологического развития недостаточно для постоянных высоких темпов


экономического роста, а «экономическая свобода—ключ к процветанию».

В центр общественного устройства авторы ставят проблему насилия. Фактически речь идет о
выборе — «забрать или создать», «принудить или произвести». Две революции в истории имели
решающее значение для появления принципиально отличных типов социального порядка.
Неолитическая революция около десяти тысяч лет назад позволила создать сельское хозяйство и
сформировать первые государства, которые обеспечили порядок. Естественное государство, или
порядок ограниченного доступа, — самый распространенный в истории тип общественного
устройства — строится на ограничении доступа к экономическим и политическим ресурсам.
Благодаря привилегиям и особым правам отдельные организации и группы элит извлекают ренту.
Превалируют личные отношения, порядок в целом не отличается стабильностью и постоянством,
в долгосрочном плане не способствует экономическому росту. Внутри естественного государства
выделяется типология хрупкого, базисного и зрелого.

Открытый доступ в экономической системе защищает политическую систему от


манипулирования экономическими интересами и гарантирует смену власти в случае
злоупотребления контролем над вооруженными силами со стороны политической
группы. Эти три элемента государственной монополии на насилие должны быть развиты
в институциональных рамках, которые делают достоверными обязательства об
ограничении применения насилия и поддержании открытого политического и
экономического доступа.

Порядки открытого доступа представляют «благой круг», увязывающий контроль над


насилием и открытый доступ. Политическая система ограничивает доступ к средствам
насилия; открытость экономического и социального доступа обеспечивает открытость
доступа к политической системе; надежные запреты использования насилия как средства
конкуренции поддерживают открытость экономического и социального доступа; наконец,
политическая и судебные системы обеспечивают соблюдение запретов на использование
насилия. Подобным образом, открытый доступ к организациям во всех системах
поддерживает конкуренцию во всех системах. Конкуренция во всех системах, в свою
очередь, помогает поддерживать открытый доступ.