Вы находитесь на странице: 1из 13

О КСЕНОФОНТЕ

И ЕГО ТРАКТАТЕ

Ксенофонт, сын богатого афинянина Грилла, ро-


дился около 444 (по другим предположениям, около
430 или даже 325) года до н. э. Достоверно известно,
что в молодости он был учеником знаменитого фило-
софа Сократа, но другие факты его ранней биографии
(до 401 года) восстанавливаются только предположи-
тельно.
Есть сообщения, что он участвовал в спартанско-
афинской войне, служа в афинской коннице. Когда в
404 году в потерпевших поражение Афинах была
уничтожена демократия и установлен режим Тридца-
ти тиранов, проаристократически настроенный Ксе-
нофонт, вероятно, его поддержал, а когда демократия
была восстановлена, был вынужден эмигрировать.
Кстати пришлось присланное его другом Проксеном
письмо с приглашением вступить в войско персидско-
го царевича Кира, который сидел в Сардах в качестве
сатрапа малоазиатских областей Лидии, Фригии и
Каппадокии и набирал греческих солдат якобы для
войны с враждебным соседним сатрапом Тиссаферном
и союзными ему горцами-писидийцами. На самом

4
деле Кир был обижен своим царствующим братом
Артаксерксом и собирался использовать греческих на-
ёмников, чтобы самому сесть вместо него на царство,
но никто из греков, кроме одного военачальника Кле-
арха, этого не знал.
Весной 401 года Кир выступил в поход с войском
из 13 000 греков и около 40 000 других воинов — якобы
на писидийцев. Вскоре обман раскрылся, но повора-
чивать уже было поздно; конфликтную ситуацию Кир
уладил, увеличив жалование, которое платил наёмни-
кам. Его войско беспрепятственно продвинулась до
деревни Кунакса в Месопотамии, где было встречено
войском предупрежденного Тиссаферном Артаксер-
кса. 3 сентября 401 года произошла решающая битва.
Греки, стоявшие у Кира на правом фланге, довольно
легко разбили левое крыло царской армии, но в дру-
гих местах сражение затянулось, а затем Кир был убит,
и всё его войско, кроме греков, бросилось бежать. Гре-
ки же, несмотря на то, что остались в одиночестве, по-
бедили, но в итоге они оказались посреди враждебной
страны в очень трудном положении, которое стало
еще более тяжёлым после того, как Тиссаферн обма-
ном захватил и казнил греческих военачальников.
Греки решили пробиваться к черноморскому по-
бережью, чтобы найти приют в имевшихся там грече-
ских колониях, и выбрали новых командиров. В их
числе был и Ксенофонт, причём благодаря своему
опыту и способностям он вскоре занял в походе гла-
венствующее положение. Выдержав тяжелейшую
борьбу с врагами и природой, через восемь месяцев
маршей и сражений около 6000 воинов вышли к мо-
рю, достигнув греческого города Трапезунд.

5
Затем войско двинулось к городу Хрисополь (на
азиатском берегу Босфора), и там большая часть гре-
ков нанялась на службу к фракийскому царю Севту.
Ксенофонт же с оставшимися при нём воинами при-
соединился к спартанской армии, которая в это время
была прислана в Малую Азию, чтобы воевать против
персидских сатрапов Тиссаферна и Фарнабаза.
Когда в 396 году до н. э. в Азию прибыл спартан-
ский царь Агесилай, Ксенофонт сблизился с ним; Аге-
силай навсегда остался для него любимым героем.
Вместе с ним Ксенофонт вернулся в Грецию и в 394 го-
ду находился при нём во время битвы при Коронее,
где спартанцы сражались не только против фиванцев,
но и против афинян, бывших в союзе с фиванцами.
Как следствие, в Афинах был принят закон об изгна-
нии Ксенофонта, а его афинское имущество было
конфисковано.
Ксенофонт перебрался в Спарту и получил зе-
мельный надел в местечке Скиллунт в Элиде, непода-
лёку от Олимпии. С женой и двумя сыновьями, Грил-
лом и Диодором, он провёл здесь много лет вдали от
общественной жизни, занимаясь сельским хозяйством,
охотой, литературными трудами и принимая друзей.
Эта спокойная, идиллическая жизнь продолжалась до
371 года, когда поражение, нанесённое Фивами Спарте
при Левктрах, привело к отпадению Элиды, и Ксено-
фонт вынужден был перебраться в Коринф.
Поскольку Афины и Спарта к тому времени стали
союзниками, Ксенофонту удалось достичь примире-
ния со своей родиной. Закон об изгнании Ксенофонта
был отменён. В 362 году до н. э. оба его сына, вырос-
шие в Спарте, сражались при Мантинее против Фив в

6
рядах афинских всадников; старший из них, Грилл, в
этом сражении был убит.
Сам Ксенофонт, видимо, в Афины так и не вер-
нулся. Он умер в Коринфе в глубокой старости — не
ранее 356 или даже 354 года, как видно по откликам в
его произведениях «История Греции» и «Доходы» на
текущие политические события.
Результатом плодовитой и разносторонней лите-
ратурной деятельности Ксенофонта, которой он по-
святил себя во время пребывания в Скиллунте и Ко-
ринфе, явилось написание ряда сочинений историче-
ского, философского, политического и дидактического
характера. Перечислим эти произведения:
«Анабасис» в 7 книгах — рассказ о походе Кира
против Артаксеркса и героическом отступлении «де-
сяти тысяч» греков, в котором, как выше сказано, при-
нимал участие сам Ксенофонт;
«История Греции» (или «Эллиника») в 7 книгах,
служащая продолжением «Истории» Фукидида, начи-
ная с 411 года до н. э. (когда Фукидид прекращает по-
вествование), и доводящая изложение событий до бит-
вы при Мантинее, произошедшей в 362 году;
«Агесилай» — небольшое произведение, пред-
ставляющее собой панегирик этому спартанскому ца-
рю, который стал для Ксенофонта идеалом человека и
полководца;
«Киропедия» в 8 книгах — род исторического ро-
мана о Кире Старшем, основателе персидского госу-
дарства, где во многом раскрываются политические,
нравственные и педагогические идеалы Ксенофонта,
сочетающие сократовские принципы и спартанскую
практику;

7
«Воспоминания о Сократе» в 4 книгах, излагаю-
щие моральные принципы Сократа и написанные,
чтобы защитить память учителя от обвинений в без-
божии и развращении афинской молодёжи;
«Защита Сократа на суде» — короткая речь, вы-
ражающая мотивы, побудившие философа предпо-
честь смерть жизни;
«Пир», где через картину бесед философов в доме
богатого афинянина Каллия во время праздника Ве-
ликой Панафинеи обрисовывается характер Сократа;
«Домострой» — трактат в форме диалога Сократа
с Критобулом, в котором Сократ даёт советы об
управлении домашним хозяйством и собственностью;
«Гиерон» — диалог, в котором сиракузский тиран
Гиерон II описывает трудности и опасности, которым
подвергается властитель, а поэт Симонид в ответ пере-
числяет возможности совершения добрых дел, кото-
рые даёт обладание властью;
«Государственное устройство Спарты» — описа-
ние строя, установленного в Спарте Ликургом, кото-
рый Ксенофонту представляется идеальным;
«Государственное устройство Афин» — трактат об
афинской демократии, традиционно приписываемый
Ксенофонту, хотя в действительности ему не принад-
лежащий;
«Доходы» — памфлет в поддержку финансовой
политики, проводимой в Афинах государственным
деятелем Эвбулом (который, в числе прочего, был
инициатором отмены закона об изгнании Ксенофон-
та);
«Об охоте» (или «Кинегетик»), где даются прак-
тические указания о подготовке охотничьих собак, о

8
преследовании зайцев, оленей, львов и другой дичи, а
в конце автор убеждает молодых людей не увлекаться
софистами, а заняться охотой как более добродетель-
ным занятием;
«Гиппархик» (или «Об обязанностях начальника
конницы») — наставление командующему афинской
кавалерией (гиппарху) о средствах к улучшению кон-
ницы;
«О верховой езде» — трактат о приобретении и
обучении лошади, написанный как продолжение пре-
дыдущей работы и предназначенный на этот раз для
простого кавалериста и вообще для любого всадника.
Конечно, последнему из перечисленных произве-
дений сам Ксенофонт мог бы отвести в своём творчест-
ве только очень скромное место. И для него самого, и
для его современников, так же как, впрочем, и для но-
вых историков и литературоведов, главными среди его
работ могут считаться «Анабасис», «Киропедия» и так
называемые сократические сочинения; дальше идут,
может быть, «Государственное устройство Спарты» и
«История Греции», а короткие наставления практиче-
ского характера — «Кинегетик», «Гиппархик» и «О
верховой езде» — представляются наименее сущест-
венными. Однако случилось так, что именно благодаря
интересующему нас короткому произведению Ксено-
фонт стал не просто одним из древнегреческих исто-
риков, философов и писателей, но занял совершенно
особое место в развитии искусства верховой езды как
древнего, так и нового времени. Более того, специали-
сты признают, что изложенные здесь Ксенофонтом
идеи о путях достижения наилучших результатов во
взаимодействии всадника и лошади продолжают со-

9
хранять своё практическое значение, и, таким образом,
этот трактат, в отличие от многих других древних
«технических» руководств, не только является истори-
ческим памятником, но востребован и в наше время в
своём первоначальном качестве наставления, рассчи-
танного на практическую реализацию.
Надо сказать, что в древности специальные рабо-
ты о лошадях создавал не один Ксенофонт. Хетты уже
в XIV веке до н. э. имели подробное руководство о под-
готовке колесничных коней, составленное митанний-
цем Киккули. Несколько более поздним временем да-
тируются аналогичные ассирийские тексты, а также
довольно многочисленная древнеиндийская литерату-
ра по коневодству: написанные Накулой «Ашвачикит-
са» и «Ашвашастра», «Шалихотрадсарасамуччая»
Калханы, «Ашвавайдьяка» Джаядатты Сури, «Йога-
маньджари» Вардхаманы, «Ашвавайдьяка» Дипанка-
ры, «Юктикалпатару» и «Шалихотра» Бходжи, «Аш-
ваюрведа» Вагбхатты, «Абхилашитартхачинтамани»
Сомешвары и др.
Однако даже в Греции Ксенофонт не был первым.
Он и сам отмечает, что на эту тему ранее уже писал
«опытный всадник» афинянин Симон. От созданного
около 480 года до н. э. трактата Симона сохранился до
наших дней лишь незначительный фрагмент, в кото-
ром перечисляются признаки хорошей лошади (что
по тематике примерно соответствует 1-й главе книги
Ксенофонта). Из-за этого произведению Симона, ори-
гинальное название которого остаётся неизвестным,
было присвоено условное имя «Περὶ εἴδους καὶ
ἐπιλογῆς ἱππικῶν» («О внешнем виде и выборе лоша-
дей»), хотя, как можно понять по ссылкам на него Ксе-

10
нофонта, содержание работы Симона изначально бы-
ло более широким и охватывало, в частности, и вопро-
сы верховой езды как таковой.
Другие античные авторы — Варрон, Колумелла,
Эвмел, Абсирт, Теомнест, Гиппократ, Гиерокл, Веге-
ций, Палладий, Хирон — создали ряд работ о содер-
жании, разведении и лечении лошадей. Примечатель-
но однако, что живший в IV веке н. э. Абсирт в своём
сочинении находит нужным отметить: «О внешнем
виде лошади хорошо написано многими; лучше же
всех афинскими мужами Симоном и Ксенофонтом. О
выездке же молодых коней, против других, одним
Ксенофонтом». Добавим: точно так же позднейшие
греческие и римские писатели оставляют совершенно
без внимания и тему подготовки всадника. Единствен-
ное исключение, может быть, составлял трактат Пли-
ния Старшего (I век н. э.) «De iaculatione equestri» («Об
искусстве конного метания дротика»), который, к со-
жалению, не сохранился, и поэтому утверждать что-
нибудь определённое о нём невозможно.
Вообще, древние авторы, особенно позднерим-
ского времени, проявляют значительно больший ин-
терес к коневодству и ветеринарии, а не к искусству
верховой езды. Лошадь была очень дорогим живот-
ным. Согласно эдикту императора Диоклетиана (IV
век н. э.), максимум цен на беговую лошадь устанавли-
вался в размере 100 000 денариев, на военную — 36 000
денариев, на племенную кобылу — 10 000 денариев, в
то время как цирковой лев стоил 150 000 денариев, хо-
рошая корова — 2000 денариев. Недостаточное внима-
ние к здоровью и воспроизводству столь ценных жи-
вотных было бы для владельцев разорительным. По

11
свидетельству Пелагония, пригодной для соревнова-
ний на ипподроме считалась лошадь в возрасте от 5 до
20 лет; для хозяйственных работ использовались ло-
шади в возрасте от 2 до 30 лет. Аристотель и Плиний
Старший пишут, что некоторые лошади живут более
50 лет. Эти цифры не уступают современным и свиде-
тельствуют о больших достижениях древних греков и
римлян в решении задачи сохранения здоровья и ра-
ботоспособности животных.
Упадок образованности и культуры в период
средневековья привёл к длительному перерыву тради-
ции составления подобных сочинений в Европе. Напи-
санные в период античности работы ещё продолжали
сохраняться и переписываться в Византии, но в запад-
ных странах они были полностью забыты.
Однако именно в это время множество руко-
водств, посвящённых «фурусийя» — искусству верхо-
вой езды, и «байтара» — коневодству и ветеринарии,
появляется на мусульманском Востоке. Первое из них
— сочинение под названием «Китаб ал-фарасийя»
(«Книга искусства верховой езды») Якуба ибн Ахи Хи-
зама — было написано ещё в VIII веке; за ним последо-
вал ряд сочинений на арабском и персидском языках,
наиболее известным из которых является «Хильят аль-
фурсан ва-ши‘ар аш-шудж‘ан» («Блеск всадников и
признак витязей») Али ибн Абдуррахмана ибн Худай-
ля аль-Андалуси, жившего в XIV веке в Гранадском
эмирате.
Видимо, не случайно центрами возрождения за-
падноевропейской традиции создания работ, посвя-
щённых лошадям, стали Италия, всегда имевшая
близкие контакты с Византией и к тому же бывшая

12
перевалочным пунктом для возвращавшихся с Ближ-
него Востока крестоносцев, и страны Пиренейского
полуострова, где «христианские короли» вели рекон-
кисту против арабов. Уже в XIII веке появляется ряд
ветеринарных трактатов, написанных такими автора-
ми, как Джордано Руффо, Пьер де Крешенци, Хуан
Альварес де Саламелья. А около 1430 года было со-
ставлено первое и оставшееся единственным в средне-
вековой Европе руководство по искусству верховой ез-
ды — «Livro da enssynança de bem cavalgar toda sela»
(«Книга науки хорошо ездить верхом в любом седле»),
которое написал король Португалии Эдуард I (дон Ду-
арте). Это сочинение интересно тем, что является
единственным источником, позволяющим детально
изучать технику верховой езды средневекового рыцар-
ства, которая оказывается, вопреки распространённым
стереотипам, весьма развитой и гибкой. В то же время
ясно, что трактат Ксенофонта остался дону Дуарте не-
известным.
В 1453 году турки захватили Константинополь.
Многие образованные греки бежали в Италию. Они
привезли с собой древние рукописи, развернули пре-
подавание греческого языка и огромную переводче-
скую деятельность. В Европе расцветала эпоха Ренес-
санса с её интересом ко всему античному. Тогда же по-
является книгопечатание, благодаря которому знания
смогли распространяться с невиданной ранее быстро-
той.
В 1519 году греческий текст Ксенофонта был впер-
вые напечатан в типографии итальянского города
Флоренции, а в 1534 году издается его перевод на по-
нятный всем образованным людям латинский язык.

13
Как раз в это время в Италии под покровительст-
вом герцогов Гонзага и д’Эсте развивались школы вер-
ховой езды, которые ставили во главу угла уже не под-
готовку восседавшего на мощной медлительной лоша-
ди тяжеловооружённого конного воина — рыцаря (ко-
торый в результате совершенствования военного дела
вообще и огнестрельного оружия в частности перестал
доминировать на поле боя и постепенно вымирал как
класс), но — в соответствии с запросами новой эпохи
пышных придворных развлечений — подвижность,
зрелищность и артистизм искусства, исполняемого
для удовольствия зрителей.
Лучшие школы были в Неаполе и Ферраре. Осно-
ватель неаполитанской школы Джанбаттиста Пигна-
телли был первым, кто обнаружил в написанном две
тысячи лет назад трактате Ксенофонта ответы на акту-
альные вопросы, вновь вставшие перед европейскими
всадниками. Сочинение Ксенофонта принесло в ренес-
сансное искусство верховой езды античный гуманизм,
освятило его классической традицией и стало образ-
цом для новых авторов.
Первым из них был Федерико Гризоне, один из
учеников Пигнателли. Его книга «Gli ordini di
cavalcare» («Основы искусства верховой езды»), издан-
ная в Неаполе в 1550 году, быстро завоевала огромную
популярность, была переведена на французский, не-
мецкий, английский и испанский языки и выдержала
множество переизданий. Пигнателли и Гризоне счи-
таются основателями классического искусства верхо-
вой езды нового времени.
Однако и позднее всадники продолжали учиться
у Ксенофонта. Так, важнейшая в его трактате идея

14
«мягких» методов работы с лошадью не была понята
первыми итальянскими мастерами; для её восприятия
европейскими школами верховой езды потребовалось
ещё более полувека. Популярное в последнее время
направление «Natural Horsemanship», основателем и
пропагандистом которого является американский
всадник Пат Парелли, тоже напрямую восходит к
«мягким» методам Ксенофонта.
За прошедшие с момента нового открытия Евро-
пой Ксенофонта пять веков его работа множество раз
издавалась и в греческом оригинале, и в переводе на
латинский и многие новые языки. (В качестве курьёза
отметим, что некоторые ранние переводы были оза-
главлены весьма оригинально. Например, испанское
издание 1564 года выступает под витиеватым названи-
ем: «Libro del excelentissimo philosopho, y muy
esperimentado capitan Xenophon: en el qual tracta del
arte militar dela cavalleria y quales han de ser los cavallos
y el buen cavallero para la guerra», т. е. «Книга превос-
ходнейшего философа и многоопытного капитана
Ксенофонта, в которой рассматривается военное ис-
кусство кавалерии, и какие должны быть лошади и хо-
роший всадник для войны».)
На русском языке трактат Ксенофонта ранее из-
давался только один раз более ста лет назад в составе
полного перевода всех его сочинений, выполненного Г.
А. Янчевецким («Сочинения Ксенофонта в пяти вы-
пусках. Вып. V. Мелкие статьи». Митава, 1880, стр.
214—236). Не говоря уже о том, что эта книга давно
стала библиографической редкостью, работа Г. А. Ян-
чевецкого, к сожалению, не вполне точно передаёт
греческий оригинал: видимо, стремясь к большей чёт-

15
кости и лаконичности, переводчик систематически со-
кращает текст; интерпретация отдельных фраз являет-
ся неудачной или недостаточно точной. Необходим
новый перевод, который мы и предлагаем на суд чита-
теля.
В. В. Понарядов

16