Вы находитесь на странице: 1из 10

Прокурору Приднестровской

Молдавской Республики
А.А. Гурецкому
от
XXXXXXXXXXXXX

ЖАЛОБА
на незаконные действия сотрудников СОБР и УВД г.Бендеры

В ночь с 12 по 13 сентября, находился на остатках заброшенной фермы


с.Гиска, где со знакомыми ребятами слушали техно музыку и смотрели
короткометражные фильмы на проекторе.
Приблизительно в 01:30 ночи, на место нашего отдыха ворвался отряд СОБР с
автоматами.
Всех присутствующих ребят сотрудники СОБР брутально раскидали по
площади фермы, некоторых били ногами и дубинками, хотя сопротивления с их
стороны абсолютно не было. Мне крикнули “Мордой в пол” я сказали “Лицом”, после
чего мне ответили “Да, мордой”. Я понял что сейчас как либо коммуницировать с
ними не имеет смысла, и старался неподвижно лежать в позе, в которую они меня
установили пинками по ногам. Через некоторое время все мои вещи были
осмотрены и выкинуты на землю. Еще спустя пять минут неподвижного провидения
на земле лицом в пыли, один из сотрудников СОБР нарочно наступил мне на пальцы
рук, я понимал, если я подниму голову они могут меня ударить (т.к. все время
кричали об этом), поэтому я просто лежал и молчал.
Никто из сотрудников милиции не представлялся, на называл своего звания,
должности фамилии, имени и отчества. Нам не было сказано, что происходит,
почему наша вечеринка прервана и почему к нам применяется насилие.
Спустя пол часа в положении “мордой в пол”, нас начали поднимать и уводить
за территорию фермы. Мне скрутили руки за спиной и начали вести. Как только меня
вывели за освещаемую территорию (в темноту), одни из двух сотрудников которые
меня волокли, сказал “Стой”, ударил меня коленом в область груди и сопроводил это
“Так, для профилактики”, я ответил им “это трибунал”, после чего они подобным
образом не поступали.
Меня и остальных ребят в количестве 15-20 человек поместили в автозак,
площадь которого 3 квадратных метра. Люди сидели по трое друг на друге, стоячих
мест не было. Когда всех затолкали в автозак, дверь закрыли и поступление свежего
воздуха практически ограничилось. Нас везли до Бендерского одела примерно пол
часа. За это время кислород заканчивался, а пыль с одежды в которой на кидали на
землю поднялась вверх из за чего ребята задыхались, у них кружилась голова.
Когда мы доехали до отделения, нас зачем-то еще продержали 10 минут в
автозаке. После чего сотрудники милиции начали заводить нас в здание, парней
скручивали руками за спину, а девушек просто сопровождали.
Нас завели криками (“Заткнулись, и лицом вниз”) в длинный коридор. Уткнули
лицом к стене и сказали поднять руки вверх, а ладони наружу. Начали сильными
ударами (по рукам и ногам) расставлять ноги как можно шире.
Спустя пять минут в руках уменьшается кровоток, руки онемели и невольно
стали опускаться. Сотрудники милиции матом кричали (“держать руки выше”), а если
ты не делал этого, они подходили и сами поднимали их ударами под локтям.
Первые пол часа я простоял в таком положении пока всех ребят расставляли
по коридору и давали каждому из ребят унизительные клички (Одуванчик, пидорок,
диджей, блядь(девушку)). Мне удалось рассмотреть некоторых сотрудников,
поскольку никто из них не носил масок. Практически все мужчины-сотрудники
милиции были одеты в спортивную одежду и туфли. Через каждое слово они
использовали маты или унизительные фразы в грубой форме (в частности, они
говорили такие слова: уебки, пидарасы, черти).

Я задал вопрос сотрудникам милиции:


> “Господа, а кто ответственен за данную операцию?”
> “Я!” ответили мне сзади
> “Как вас зовут?”
> ”Николай”
> ”А фамилия ?”
> “Все остальное при личной беседе.”

Спустя еще минут 20 я понял что очень хочу в туалет и задал


соответствующий вопрос:
> “Могу ли я воспользоваться туалетом?”
> “Нет!” ответил один из сотрудников
> “Так как меня доставили в отделение милиции, я имею право требовать
воспользоваться туалетом!”
> “Требовать ты ничего не можешь или я тебя сейчас уебу (я так понял, что
сотрудник имел ввиду слово “ударю”). Можешь в штаны нассать.”
Я еще несколько раз повторял свое требование, после чего понял, что терпеть
больше не могу, и стал расстегивать штаны чтобы сходить в туалет прямо на месте,
как мне и сказали. Один из сотрудников это увидел, подошел и насильно поднял мне
руки вверх.
Я сказал что больше терпеть не могу. И только после этих издевательств мне
разрешили пойти в туалет. Меня сопровождал один из сотрудников, и будучи уже в
туалете он стоял на расстоянии пол метра и смотрел на меня не сводя глаз.
Я попросил на меня не смотреть, но мне отказали.
Спустя еще несколько часов, я не смог больше стоять в том же положении как и
все. У меня в детстве было онкологическое заболевание в пятке правой стопы, и у
меня находится там подобие имплантата, из-за чего я не могу долго держать одну
ногу в напряженном состоянии. Я сказал, что больше не могу стоять, и упал на пол.
Ко мне подошли два сотрудника и силой начали поднимать вверх, тянули за
кофту и руки. Я повторил, что у меня есть заболевание, которое не позволяет мне
долго стоять на ногах. Меня ударили по ногам, и сказали “Сиди блять.”
За это время сотрудники милиции подходили к разным ребятам, которые на их
взгляд выражали девиантное поведение или внешность. И задавали следующие
вопросы им (цитаты):
“Ты кто по жизни?”
“Че ты одет как пидор?”
“Почему у тебя серьга в ухе?”
“Че за хуйней вы занимаетесь в жизни?”

Примерно в 3 часа ночи от кого-то из сотрудников милиции прозвучала


следующая фраза: “Вот этого (имелось в виду меня), выебистого забирай в комнату
где нет камер.”
Меня завели в комнату и посадили. Я сел и поставил ногу на ногу. Мне криком в
грубой форме сказали сесть “нормально”. Я поинтересовался, что в их понимании
является “нормально”. Мне ответили что я сейчас получу по “ебалу” (я так понимаю,
по лицу), если буду продолжать “выебываться” (я так понимаю, имелось ввиду
“предъявлять претензии”).
Со мной в комнате находилось два сотрудника милиции и две женщины. Ни один
из них не представился.
Мне сказали все рассказывать: что я там делал, как попал, кто употреблял
наркотики.
Я задал следующий вопрос:
> ”Могу ли я поинтересоваться, что за процесс вы сейчас выполняете? И как вас
зовут? Это составление протокола?”
> “Нет, это просто разговор. Так что давай рассказывай, что ты там
делал?” (Проигнорировали мои вопросы)
> “Я знаю, что перед составлением протокола, вы обязаны мне зачитать мои права.
Вы могли бы зачитать мне мои права?”
> “Ха-ха, какой умный. Ты че себя так ведешь? Мы сейчас позовем главного по
операции.” (Женщины начали смеяться и всячески унижать меня - “Смотри какой
хуй нарисовался”)
> “Я не буду ни на что отвечать, пока мне не засчитают мои права и не дадут вызвать
защитника” (Обзывательства со стороны женщин продолжались).
Один из сотрудников вышел и кого-то позвал. Сотрудник, которого позвали,
оказался тот самый Николай, о котором я указал выше.
И он начал мне говорить:
> “Ты тот самый? А ну отвечай на вопросы”
> “Я уже сказал, что ни на что не буду отвечать, я требую связать меня с моим
защитником!”
Николай сел рядом со мной, поставил левую руку мне на плечо, и сказал:
> “Ты самый умный ?”
> “Я не в коем случае не хочу показаться грубым или агрессивным, я просто хочу,
чтобы Вы выполнили свои обязанности в рамках инструкций.”
После чего с большого размаха Николай ударил меня свой ладонью в лоб, от
чего я упал. У меня закружилась голова. Я был дезориентирован от происходящего.
Первые секунды я не знал, что сказать и только потом ответил:
> “Как Вы смеете применять силу ко мне?”
Другие сотрудники, как один начали говорить одновременно, как будто
заученную, издевательскую фразу:
> “А кто применял силу? Кто-то видел, что применяли силу?” Все сотрудники
отвечали - “нет”.
После чего Николай еще раз точно также ударил меня в лоб. В какой-то момент
мне показалось, что я от удара потерял сознание. Спустя несколько секунд я
спокойно сказал:
> “Теперь я понял как у вас тут все работает. Я не буду ни на что отвечать и я требую
адвоката.”
Удары Николая причинили мне телесные повреждения, которые я
освидетельствовал 13 сентября 2020 года в Республиканской клинической больнице
(Справку прилагаю). Вместе с тем, я не согласен с ответом Зам. Начальника УВД
г.Бендер Мунтян от 24.09.2020г. за № 12.10/10712, поскольку причинение телесных
повреждений имело место тогда, когда я находился во власти сотрудников УВД
г.Бендер непосредственно в помещении УВД г.Бендер, а потому отсутствуют
разумные препятствия для установления сотрудника “Николай”, который наносил
мне удары и унижал за то, что я пытался отстаивать свои права и свободы, которые
согласно статье 16 Конституции ПМР “являются высшей ценностью общества и
государства”.
Все начали кричать и оскорблять меня (“Не беси нас, мы сейчас тебя уебка в
подвал посадим!”). Начали угрожать тем, что спустят в подвал к (цитата) “Бомжам,
клещам и вони. И тебя там “выебут” (я так понимаю, изнасилуют) ночью”.
Я просто молчал. После зашел еще один сотрудник, я поинтересовался, как его
фамилия, он ответил: Глаголевский. “Я отвечаю за оборот наркотиков в Бендерах, и
у твоих друзей много чего нашли. Так что отвечай или ты тут надолго”. Я очередной
раз ответил что не буду отвечать без защитника. Меня выперли за дверь.
Я видел что некоторым ребятам отдали их личные вещи (без телефона), я стал
спрашивать сотрудников могу ли я получить свои вещи обратно. Из чего
последовало просто “нет.”
В какой-то момент я услышал как одного из задержанных ребят начали
избивать за дверью, я это понял по это крикам (“Пацаны, помогите меня бьют”). Все
оставались стоять на месте и не двигаться.
Нас всех подряд стали принуждать сдать биологическую жидкость(мочу) по
собственному желанию, хотя никакого “собственного” желания я не имел. Я спросил,
что будет если я откажусь. Мне ответили “будет плохо и ты тут останешься надолго.”
Испытывая физическое и психологическое давление, мне пришлось сдать мочу для
медицинских опытов.
Через еще несколько часов мне указали на необходимость подписать мой
протокол. Я подошел к женщине которая заполняла протоколы. Она мне сказала
“Ставь свою подпись тут и тут”, дав мне пустые бланки с пометками где расписаться.
Я спросил “почему мне дали пустой бланк? Как я могу его подписать, не зная что
тут?”. Женщина сказала сотрудникам: “Так, он меня бесит, уводите его. Пусть еще
подождет очередь.” И меня увели обратно в коридор.
К этому моменту моя девушка XXXXX смогла связаться с нашим защитником
Поповским Степаном, так как вышла из УВД раньше. Поповский С. приехал в УВД
г.Бендеры и я увидел его через решетку главного входа. Я спросил сотрудников
допустить ко мне прибывшего защитника. Однако, мне снова отказали. Я предпринял
решение просто крикнуть Степану, чтобы как-то подозвать. Меня начали уводить
силой в другую комнату, но Степан услышал меня. Степан потребовал впустить его в
УВД, но ему отказали потребовав какие-то справки адвоката.
Степан сказал что я имею право на защитника, т.к. это прописано в законе и
они должны его впустить. На что последовал ответ от сотрудников УВД: “Тут свои
законы. Вы не зайдете.” Я снова потерял дар речи после этого беспредела. Голова
продолжала кружиться после нанесенных мне ударов, и я снова чуть не упал на пол.
Меня увели.
Мне сказали пойти на фотографию. Я зашел в очередной кабинет, где стали
брать информацию которую спрашивали 4 раза (ФИО, год рождения, прописка, где
работаю). Но на этот раз, зачем-то начали интересоваться моими родителями.
Спросили их имена, где находятся, год рождения, на что я честно ответил что не
помню. Меня снова начали оскорблять:
>”Ты далбоеб? Не знаешь сколько лет твоим родителям?”
>”Нет. Я что обязан это помнить?” Я уже очень устал и у меня кружилась голова. Я не
мог нормально думать и отвечать.
> ”Слышь ты, а ну давай нормально отвечай, ты нас тут уже всех заебал. Мы тебе
реально вьебем. Паспорт есть?”
> ”Да есть. И я требую уважительного обращения ко мне.”
> “Какое нахуй к тебе уважительное отношение. Иди за паспортом.”
Я пошел за паспортом в другой кабинет, уже не понимая что происходит.
Зайдя в него меня встретили фразой “Ты че ахуел, а ну вышел! И научись стучать.”
Я сказал что меня попросили взять мой паспорт. Мне ответили “Возьми и съебись.”
Пройдя процедуру фотографии и получив очередной поток оскорблений меня снова
направили писать протокол.
Я понимал что больше тут находиться не могу, меня тошнит, голова
кружиться, запах от стен и помещений уже настолько въелся, что вот-вот я вырву
(стошнит). Я подписал везде где они показали, кроме пункта о том что меня
уведомили о моих правах. Я сказал что мне их никто не зачитал. На мои просьбы о
зачтении прав, я получил отказ. Я не буду подписывать.
Впервые за всю ночь мне ответили без агрессии и оскорблений “Хорошо, без
проблем. Просто напиши: Отказываюсь, не ознакомился”. Мне показалась эта
формулировка не корректной, но я ее написал, так как уже не осознавал
происходящего.
И так же по рекомендации степана которого не пустили ко мне, я отказался от
протокола.
Я пошел забирать свои личные вещи в кабинет из которого меня прежде
выгнали. Я сказал что “Я оформил протокол, верните мои личные вещи.”
На тот момент в кабинете находилось большое кол-во сотрудников, один из
них был уже в возрасте и с усами. Я предположил что это один из главных.
Мне дали забрать мой рюкзак с вещами, но телефон не дали. Все телефоны лежали
на столе, я увидел свой и взял его.У меня его выхватили, и сказали сначала
разблокируй его.Я сказал что это моя личная вещь и вы не имеете права. На что
последовал очень агрессивный ответ и я снова подумал что меня сейчас могут
ударить. Вот какой состоялся диалог:
> “Ты сука, ты уже всех так заебал. А ну быстро разблокируй телефон.”
>”Вы не имеете права.”
>”Мы тебе сейчас по шапке дадим (начал подходить ко мне), РАЗБЛОКИРУЙ
БЫСТРО!”
Я испугался и разблокировал телефон. Они зашли в телеграм. Зашли в мои
личные переписки с девушкой. Я сказал “Это личная переписка, выйдите!” Тут начал
орать тот усатый мужчина:
> “ТЕБЕ ЧТО СКАЗАЛИ? РАЗБЛОКИРУЙ И МОЛЧИ! Ахуевший.”
Я выхватил свой телефон. И начал прятать. Они сказали:
>”Еще раз я тебя увижу. Отпизжю (Изобью). Стрыстни (уйди) быстро.”
Я развернулся и вышел. Когда я выходил я посмотрел на часы. Было
полвосьмого утра. А задержали нас в час ночи.
Считаю, что в отношении меня нарушены статьи 20-25, 27, 32, 46
Конституции ПМР.
В протоколе об административном правонарушении указано, что я нарушил
п.п. 3”а” п. 7 Постановления Правительства ПМР № 209 от 15 июня 2020 года. На
самом деле, такого подпункта в данном пункте Постановления не имеется.

В связи с чем, прошу:


• принять меры прокурорского реагирования для наказания лиц,
виновных в нарушении моих конституцинных права и свобод;
• установить и привлечь к ответственности лицо, причинившее мне
телесные повреждения.


Приложение (в копиях):
1. Протокол об административном правонарушении № 2081997 п. 1 ст. 66 от 13
сентября 2020 года.
2. Справка от 13 сентября 2020 года
3. Письмо зам.начальника УВД г.Бендеры от 24 сентября 2020 года за №
12.10/10712.


4. “12” октября 2020 года


 
С уважением,
 
XXXXXXXXXXXXXX

 
 
 
 
 
 
Прокурору
Приднестровской Молдавской Республики
А.А. Гурецкому
от
XXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXX

ЖАЛОБА
на неправомерные действия сотрудников СОБР
и сотрудников УВД г.Бендеры

13 сентября 200 года, примерно в час ночи, я отдыхала на вечеринке-рейв на


заброшенной ферме возле Села Гиска. Примерно в час ночи я подустала, прилегла
на траву и задремала. Проснулась я от того, что в мою сторону бежали сотрудники
милиции (как я потом узнала, это были сотрудники СОБР) и нецензурно кричали
(“всем лежать, ебало в пол” и тому подобное). После этого подбежали ко мне, грубо
и больно воткнули меня лицом в землю. После этого они больно ударили меня
ногами по ногам и рукам, чтобы я расставила их шире, чем причинили мне телесные
повреждения, которые я впоследствие, 13 сентября 2020 года, освидетельствовала в
Республиканской клинической больнице. Таким действиями сотрудники милиции
нарушили моё право на личную неприкосновенность, которая гарантирована мне
статьёй 20 Конституции ПМР, а также нарушили моё право не подвергаться
жестокому, бесчеловечному обращению, которое гарантировано статьёй 21
Конституции ПМР. При этом, я не согласна с ответом заместителя Начальника УВД
г.Бендер Мунтян от 24.09.2020г. за № 12.10/10712, поскольку телесные повреждения
причинены сотрудниками СОБР, личности которых могли и должны были быть
установлены. Тем более, что имеется оперативная съёмка того, что творили
сотрудники СОБР с участниками вечеринки. Вместе с тем, не имеет значения
степень причиненных мне телесных повреждений.
Я долго лежала, у меня болела спина и тело. После один из сотрудников
подошел ко мне и сказал, что знает, что я из XXXXX и начал эмоционально давить,
обвиняя меня в том, что это я всех собрала и начала спаивать. Я попросила
сотрудников милиции представиться и показать удостоверение, на что они мне
ответили "Чё, умная самая, я тебе сейчас пизды дам" и больно ударили ногами по
рукам. Очевидно, что в отношении меня имело место жестокое, бесчеловечное и
унижающее достоинство обращение, что нарушает моё право, закрепленное в
статье 21 Конституции ПМР.
После я попросилась в туалет, ко мне подвели женщину не в форме, которая
не представилась и начала меня обыскивать. Она подняла мой батник, под которым
у меня не было другой одежды и я начала сопротивляться, потому что вокруг было
много мужчин-милиционеров. После этого меня грубо и больно вписали в стену и
начали обыскивать и разувать, после чего отвели в угол помещения и сказали
справлять нужду там, на виду у всех. Безусловно, такое обращение со мной -- это
унижение моего достоинства, которое не допускается статьей 21 Конституции ПМР.
После этого мне очень больно заломили руки за спину и отвели в автозак, в
то время как так поступать не было никаких законных оснований. Такое обращение
свидетельствует о жестоком и бесчеловечном отношении ко мне, что также
нарушило статью 21 Конституции ПМР.
Кроме меня там было около 20 человек. Мы сидели друг на друге, не могли
шевелиться и дышать, под конец поездки я начала задыхаться и паниковать, почти
потеряла сознание. Такое обращение также бесчеловечно и нарушает статью 21
Конституции ПМР.
Нас привезли в УВД г.Бендеры, где всех поставили лицом к стене и били по
ногам, чтобы мы их расставили шире. Такое обращение равносильно пытке, потому
что невозможно долго стоять в этом положении, а потому нарушена статья 21
Конституции ПМР.
Так я простояла около часа, потом меня повели на допрос, где спрашивали
всю личную информацию про меня и родителей, кричали со словами "ну что, весело
тебе было?", а так же подходили слишком близко и заставляли снять маску. При
этом, ни один сотрудник милиции, находившийся в УВД г.Бендер, не был в маске.
Вне всяких сомнений, сотрудники УВД г.Бендер нарушали карантинные меры,
предусмотренные Постановлением Правительства ПМР № 209 от 15.06.2020г.
Потом меня увели в другое помещение, где начали допрашивать и снимать
на камеру. Я отказалась давать показания на камеру, после чего женщина-сотрудник
сказала мне, что я не принцесса и они будут меня снимать. Я стояла на своем и
съемка прекратилась. В любом случае, такие действия сотрудников милиции
являются вмешательством в мою частную жизнь, включающее и право не
подвергаться видеосъёмке, запрещенное статьей 24 Конституции ПМР.
Все это время я спрашивала имена сотрудников и неоднократно просила
позвонить моему защитнику, на что мне отвечали либо отказом, либо
игнорированием, либо "закрой рот". Такое отношение ко мне было унижающим, что
запрещено статьей 21 Конституции ПМР, и нарушающее моё право на судебную
защиту в части права на защитника, ганатинтированное статьёй 46 Конституции
ПМР.
У меня так же взяли отпечатки пальцев и не давали информацию о том, во
сколько меня привезли в УВД г.Бендеры и который час. При этом, отмечаю, что я не
преступница и не могла быть подвергнута процедуре “снятия отпечатков пальцев”, а
значит, нарушена статья 22, поскольку в отношении меня отсутствует вступивший в
законную силу приговор. Кроме того, снятие отпечатков пальцев
После меня отвели составлять протокол и под сильным психологическим
давлением и под угрозами (что останусь тут надолго и мне это очень не понравится),
заставили написать в протокол, что я раскаиваюсь, то есть виновность моя не была
доказана и меня заставили свидетельствовать против самого себя, что нарушило
конституционные гарантии, предусмотренные статьями 22 и 23 Конституции ПМР.
Так же дали незаполненный формуляр какого-то протокола и заставили в нем также
расписаться, сказав, что информацию в него они занесут потом, что также нарушило
положения статьи 23 Конституции ПМР в части недопущения получения
доказательств с нарушением закона. Как я потому узнала, это был протокол
доставления.
Я была готова подписать любую бумагу, лишь бы закончилось это
издевательство надо мною, оскорбления и бесконечное унижение моего личного
достоинства. Впервые я испытала крайнюю беспомощность и незащищенность от
действий сотрудников официальной власти - блюстителей порядка.

Я вышла из УВД г.Бендеры примерно в 5:30, после чего позвонила моему


защитнику Поповскому Степану, который немедленно явился, однако, его не пустили
к Александру Удоду. Вместе с тем, я находилась во власти сотрудников СОБР и
милиции 4,5 часа, а потому было нарушено мое право на свободу, гарантированное
статьёй 20 Конституции ПМР, и моё право на свободу передвижения,
гарантированное статьей 25 Конституции ПМР.

Перед выходом один из сотрудников оставил мне на бумажке свой номер


телефона и сказал позвонить ему “встретиться-поболтать”. Я считаю, что это было
домогательство, мне стало страшно и крайне неприятно даже притрагиваться к этой
бумажке, поэтому я её выкинула как только вышла из здания.
Во время задержания на ферме у меня забрали личные вещи (две сумки).
Когда я уходила из УВД меня пригласили в отдельную комнату, где сказали искать
свои вещи и забрать их. Я взяла, на столе, среди множества телефонов нашла свой.
Мне сказали его включить, чтобы проверить, работает ли он. Когда я его включила, у
меня выдернули его из рук и начали смотреть личную переписку и фото. На мои
просьбы прекратить сотрудники милиции не реагировали. Такие действия
сотрудников милиции откровенно нарушили моё право на личную и семейную тайну,
тайну переписки и телефонных переговоров, гарантированное статьей 24
Конституции ПМР.
После я заметила, что из сумки пропала пачка сигарет и еда. Просто стало
противно.
Кроме того, поскольку мы собрались вместе с ребятами вечеринке и
обсуждали интересующие нас темы, и эта вечеринка была принудительно
прекращена, то, вне всяких сомнений, было нарушено мое право на выражение
мнения, гарантированное статьей 27 Конституции ПМР, и моё право на свободу
собраний, гарантированное статьёй 32 Конституции ПМР.
Таким образом, в ночь с 12 на 13 сентября 2020 года в отношении меня были
нарушены статьи 20-25, 27, 32 и 46 Конституции ПМР.
Также считаю, что вменяемое мне правонарушение, — п.п. 3”а” п. 7
Постановления Правительства ПМР № 209 от 15 июня 2020 года, — незаконно,
поскольку такого подпункта в данном Постановлении Правительства ПМР нет.

Принимая во внимание изложенные факты, учитывая нарушенные статьи


Конституции ПМР, прошу:
• принять меры прокурорского реагирования для наказания лиц,
виновных в нарушении моих конституцинных права и свобод;


• установить и привлечь к ответственности лицо, причинившее мне


телесные повреждения.


Приложение (в копиях):
1. Протокол об административном правонарушении № 2024740 ст. 66 от 13
сентября 2020 года.


2. Справка от 13 сентября 2020 года


3. Письмо зам.Начальника УВД г.Бендеры от 24 сентября 2020 года за №


12.10/10712.


“12” октября 2020 года


 
С уважением,
 
XXXXXXXXXXX