Вы находитесь на странице: 1из 2

1.

2 Произвольный характер языкового знака

Древние греки оставили у нас разные мнения относительно человеческого языка

относительно существования или отсутствия связи между звуковым комплексом и

представляемым им понятием. Приверженцы теории физики были сторонниками

существования естественной связи между словом и объектом, к которому оно

относится (например, Гераклит), а теории этого (Демокрит, Аристотель) отрицают

такую связь [4]. Гораздо позже, ближе к концу первого тысячелетия, такой же спор

возник между эллинскими школами, представленными аномалистами (которые

утверждали, что существует естественная связь слова с объектом) и аналогистами

(которые опровергли такую связь). В современной лингвистике появляются веские

и многочисленные аргументы в пользу второй ориентации: ничто в содержании

понятия не требует, чтобы оно выражалось через один звуковой комплекс, а не

через другой. Идея была четко сформулирована Соссюром: «Связь между

означающим и означающим произвольна или, поскольку мы понимаем под знаком

целое, возникающее в результате ассоциации означающего с означаемым, мы

можем проще сказать, что языковой знак произвольный» [2]

Следовательно, нет никакой естественной связи между последовательностью

звуков, называющих объект, и этим объектом, нет определения, нет причинности

между содержанием и выражением (и наоборот). Демонстрация этого утверждения

заключается в асимметрии двух сторон языкового знака. Аргумент, приводимый в

этом смысле, имеет большое значение: один и тот же объект иначе назван на

разных языках (иногда даже связанных): rom. вода, фр. eau, рус. вода, англ. вода;

ПЗУ. дом, фр. дом, рус. дом, англ. дом. Если бы между предметом и знаком

существовала «естественная» связь, один и тот же предмет должен соответствовать

во всех языках одному и тому же знаку, что явно не так. Еще один аргумент в

пользу отсутствия какой-либо естественной связи между означающим и наличие


синонимов важно: разные выражения соответствуют одному и тому же

содержанию: румынский окулист и офтальмолог, эпос и повествование, фр. bois и

foret - «лес», русский. термометр и градусник - «градусник».


Aceleaşi complexe sonore intră, pe de altă parte, în relaţie cu sensuri diferite, constituind
semne diferite: cuvântul pion, în română nume al unei piese de şah, este, în rusă, nume al
unei flori, al bujorului; pir - în română „plantă erbacee perenă din familia gramineelor",
în rusă - „ospăţ", „chef; Caracterul arbitrar este argumentat şi de existenţa omonimelor:
aceluiaşi semnificant îi corespund semnificate diferite: rom. vin - substantiv şi verb, corn
-„excrescenţă osoasă la rumegătoare", „instrument muzical de suflat", „produs de
panificaţie", „arbust" ş.a.; Semnele lingvistice nu sunt, deci, determinate de „esenţa"
lucrurilor - unui sunet sau grup de sunete le pot corespunde orice sensuri. Semnificantul
este nemotivat, arbitrar în raport cu semnificatul cu care nu are nici o legătură naturală.

Оценить