Вы находитесь на странице: 1из 5

Александр Михайлович Соловьёв (25 июля 1886, Казань, Российская империя —

1966, Москва, СССР) — российский и советский художник и мемуарист. Ученик Николая


Фешина в Казанской художественной школе и Дмитрия Кардовского в Высшем
художественном училище при Императорской Академии художеств . Получил широкое
признание как педагог. Живописец и писатель Алексей Смирнов называл его «генератором
поворота в советском изобразительном искусстве и захвата художественных вузов бывшими
дворянами и академистами»[1]. Кандидат искусствоведения Михаил Алексич отмечал, что к
началу педагогической деятельности Александра Соловьёва преподавание рисунка
сводилось к случайным указаниям мастера и Соловьёв взял на себя труд «методически
осмыслить педагогический процесс»[2].
В годы Гражданской войны Александр Соловьёв активно участвовал в Белом движении, в том
числе в карательных акциях против красных партизан в Сибири и на Дальнем Востоке,
написал портрет Верховного правителя адмирала Александра Колчака, который копировался
для государственных учреждений на контролируемых его армией территориях, обучал его
возлюбленную Анну Тимирёву живописи . После окончания Гражданской войны был связан с
московским криминалом, а затем длительное время сотрудничал с ГПУ и НКВД в качестве
осведомителя .
После смерти Александра Соловьёва были опубликованы его дневниковые записи и
воспоминания . В свою очередь, яркая и противоречивая личность художника и педагога
была запечатлена в мемуарах многих его современников .

Содержание

 1Биография
o 1.1До Первой мировой войны
o 1.2В годы Первой мировой и Гражданской войны
o 1.3В Москве
 2Личная жизнь
 3Особенности личности
 4Деятельность живописца
o 4.1Александр Соловьёв — натурщик
 5Педагогическая и научная деятельность
 6Александр Соловьёв — мемуарист
 7Примечания
 8Литература

Биография[править | править код]
До Первой мировой войны[править | править код]
Учащиеся Казанской художественной школы, 1908. Во втором ряду второй слева — Николай Фешин,
справа от него — Александр Соловьев

Александр Соловьёв родился в Казани 25 июля 1886 года[3]. Его отец был дворянином и
работал управляющим делами Казанского университета, мать происходила
из аристократической семьи с русскими и немецкими корнями[4], работала при
университетской клинике[5]. Художник и писатель Алексей Смирнов описывал Соловьёва в
молодости как «двухметрового атлета с бульдожьим лицом, на котором выделялись серые
глаза навыкате и курносый нос с раздвоенным на конце хрящом»[4]. В юности Соловьёв
занимался боксом, французской борьбой и атлетикой, был натурщиком для фотографов. Во
время уличных кулачных боёв, которые происходили в Казани, он часто дрался с целой
группой противников и любил «кулаками проделывать проходы среди дерущихся, не
задумываясь калеча людей»[6]. Соловьёв обладал большой силой и даже в старости иногда
ломал дверные ручки[7]. У него отмечали ораторский талант. Соловьёв знал два иностранных
языка (немецкий, которому его научила мать, и французский)[8].
Первые уроки рисования молодой Александр Соловьёв получил у некоего
художника Пиатровского[5][9]. Юноша окончил гимназию[5], а затем юридический
факультет Казанского университета (1904—1910) и одновременно Казанскую художественную
школу у Николая Фешина (получил специальность учителя
рисования, черчения и чистописания в средних учебных заведениях[3]) по 1-му разряду[10], что
давало ему право на поступление в Высшее художественное училище при Императорской
Академии художеств без вступительных экзаменов[5][11][9]. Позднее Александр Соловьёв писал,
что юношей увидел «Черемисскую свадьбу» вместе с несколькими портретами и рисунками
Фешина в казанской мастерской живописца. После этого Соловьёв пересмотрел своё
отношение к цвету, он утверждал, что эти работы художника поставили перед ним «новые
задачи»[12][Прим 1]. Соловьёв никогда не работал юристом, но современники отмечали богатство
его внутреннего мира и способность к теоретическим обобщениям, которые связывали с
обучением в университете[5].
С 1910 по 1915 годы Александр Соловьёв учился в Высшем художественном училище
при Императорской академии художеств. Его преподавателями в годы обучения были Иван
Творожников, Ян Ционглинский, Гуго Залеман и Дмитрий Кардовский (о нём в конце жизни
Соловьёв писал: «Я обязан Дмитрию Николаевичу Кардовскому всем, что мною сделано в
жизни, а также моей профессией и характером моей работы»[11])[10][9].

В годы Первой мировой и Гражданской войны[править | править


код]
С 1914 года различные источники по-разному сообщают данные о жизни художника[14]. По
одним из них, он попал под мобилизацию и был отправлен на фронт в 1914 году (по
свидетельству профессора Г. Смирнова, в 1915 году[5]) с пятого курса, так как не сумел сдать
экзамен по анатомии (студенты Высшего художественного училища не подлежали призыву)[15]
[14]
. По другой версии, Соловьёв был вынужден на время покинуть Академию из-
за туберкулёза лёгких для лечения[16][14]. В августе 1920 года ему было отправлено извещение
из Петроградских Государственных Свободных художественных мастерских (правопреемника
Высшего художественного училища) о необходимости явиться на занятия до 15 сентября и
исключении в случае неявки. Оно сохранилось (Российский государственный архив
литературы и искусства, фонд 2664, опись 1, единица хранения 48, лист 1). Весной 1916 года
Соловьёв находился на службе в регулярной армии, о чём свидетельствует документ,
удостоверяющий завершение четырехмесячных курсов при военном училище.
После демобилизации армии большевиками он вернулся не в Санкт-Петербург, а в родную
Казань[14].
С началом Гражданской войны Александр Соловьёв вступил в Народную армию Комитета
членов Всероссийского учредительного собрания, базировавшуюся на Волге с июня по
декабрь 1918 года. По предположению кандидата исторических наук Занфиры Девятьяровой,
он мог служить в Отдельной стрелковой бригаде Владимира Каппеля[17]. После объединения
антибольшевистских сил Соловьёв в чине поручика оказался в составе 1-го Волжского
армейского корпуса. В Омске он проходил службу в качестве инструктора в отделении по
Внешкольному образованию войск при Главном штабе. Девятьярова предполагала, что в круг
его обязанностей входило воспитание рядового состава и подготовка боевых кадров при
Штабе главнокомандующего союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке Мориса
Жанена. Она опознала Соловьёва на фотографии «Генерал Морис Жанен в группе у поезда.
Омск, 1919 г.», хранящейся в коллекции Центрального государственного музея современной
истории России[18].
Мемуары и уцелевшие документы позволили Девятьяровой предположить, что Соловьёв
принимал участие в подавлении кустанайского восстания в апреле 1919 года, осенью того же
года — в Тобольской операции, а также в Великом Сибирском Ледяном походе Каппеля[19].
Художник вспоминал, что во время последнего он ехал рядом с лошадью, на которой
«замёрзший труп Каппеля отступал с его армией»[6]. Сам Александр Соловьёв позже
рассказывал, что был в то время глубоко верующим человеком, постоянно возил с собой
большой крест и Новый Завет. Некоторых пленных красноармейцев он заставлял дать клятву
на них, что они откажутся от борьбы против Белого движения[7].
В годы Гражданской войны Александр Соловьёв несколько раз обращался к навыкам
живописца. К этому периоду относится рисунок, изображающий полковника Владимира
Каппеля[18]. В салон-вагоне адмирала Колчака он написал его портрет. Этот портрет затем был
скопирован и разослан для государственных учреждений на территории, контролируемой
войсками адмирала. Художник в то время входил в число близких друзей Анны Тимирёвой —
возлюбленной адмирала Колчака и давал ей уроки живописи. Из заметки в газете «Сибирская
речь» за 1919 год известно, что он создавал плакаты в стиле русского народного лубка. Он
дал мастер-класс рисунка в студии художника Алексея Клементьева в кадетском корпусе. Сын
руководителя студии позже вспоминал: «Проездом однажды пришёл лейтенант, ученик
Кардовского и соученик с [Василием] Шухаевым и [Александром] Яковлевым и изумил нас
ловкостью сангинного рисунка»[20].

В Москве[править | править код]
После поражения Белого движения на Дальнем Востоке Александр Соловьёв по фальшивым
документам, изменив внешность, стал пробираться в столицу[6]. К 1922 году Александр
Соловьёв жил в Москве[9]. Современники деликатно обходили вниманием предшествующий
период жизни Соловьёва, например, Г. Смирнов в его биографии утверждал, что «осенью
1922 года А. М. Соловьёв был откомандирован из армии в Москву» (при такой формулировке
подразумевалось, что он служил в Красной Армии)[21]. По утверждению Алексея Смирнова, он
некоторое время работал вышибалой в трактирах и пивных, а также вступил в преступную
группу, которая грабила нэпманов. При этом, сам Соловьев презирал уголовников[6].
Алексей Смирнов в своих воспоминаниях утверждал, что Александр Соловьёв в 1920-е годы
поддерживал тесные деловые отношения с художником Василием Яковлевым в изготовлении
копий старых мастеров (Снейдерса, Рубенса, Рембрандта). В Москве часто бывал
американский меценат и коллекционер Арманд Хаммер с братом, которые скупали
произведения искусства и антиквариат. Яковлев покупал старые картины с плохо
сохранившимся красочным слоем и писал на них копии, которые продавал как подлинники
Хаммерам[22]. В переговорах с Хаммерами Соловьёв выдавал себя за саратовского помещика
Мосолова, вёл переговоры о покупке картины, используя знание немецкого и французского
языков, получал от Хаммеров оплату в рублях и валюте[23].
Соловьёв возобновил занятия в Студии живописи и рисования Ксаверия Чемко («Студия
на Тверской»)[10][9], где господствовал реалистический метод[21]. Он считался обеспеченным
человеком, ходил в дорогом английском костюме и галстуке-бабочке, резко выделяясь среди
одетых в потрёпанные свитера студентов, имел деньги для оплаты занятий[24]. Отказавшись от
преступного ремесла, Соловьев зарабатывал портретами прохожих на московских улицах.
Художник иногда увлекался и начинал разговаривать с интеллигентными клиентами на
немецком и французском языках. Это привлекло внимание ГПУ. Так как художник согласился
на сотрудничество на постоянной основе, Соловьеву простили службу в Белой армии и
вручили паспорт с его настоящим именем и фамилией, предоставили комнату на Трубной
площади, разрешили пригласить из Омска супругу[25].

Илья Репин. Портрет Дмитрия Кардовского, 1896—1897


Елеазар Лангман. Илья Ильф читает «Двенадцать стульев», 1930

Дмитрий Кардовский, после случайной встречи с бывшим учеником, помог Соловьеву


устроиться преподавателем рисунка в художественную школу при Первой Образцовой
типографии, пригласил его вести занятия в Студии живописи и рисования Ксаверия Чемко, а в
1934 году — преподавать рисунок в Московском архитектурном институте[26]. В основном
Соловьёв писал портреты передовиков производства[27] и командиров Красной Армии[26]. В это
время Соловьёв сотрудничал в газете «Рабочая Москва»[9]. Некоторое время он работал в
газете «Гудок». В это время художник познакомился с известными литераторами Михаилом
Булгаковым, Юрием Олешей, Валентином Катаевым. Из-за различия жизненных позиций
Соловьёв не стремился к дружеским отношениям с ними и наладил близкие отношения
только с Ильёй Ильфом, в котором, в первую очередь ценил юмористический взгляд на мир[27].

 Внешние изображения

Жанровые работы Александра


Соловьёва 1930-х — 1940-х годов

Рисунок. Эскиз росписи станции метро, 1930-е.

Рисунок. Под Юхновым. Западный фронт. 26


февраля 1942 г.

Рисунок. Под Москвой, 1942

С 1934 года Александр Соловьёв преподавал в Московском архитектурном институте (в 1942


—1944 годах — исполняющий обязанности заведующего кафедрой рисунка[10]), возглавлял
кафедру рисунка (Николай Ростовцев называет её кафедрой рисунка и живописи[28], занятия
со студентами по рисунку вёл Соловьёв, а по живописи — Ефим Чепцов[28]) в Московском
городском педагогическом институте имени В. П. Потёмкина (работал там в 1942—1944
годах[10])[9], в 1944—1948 годах — в Московском институте прикладного и декоративного
искусства, а с 1948 года — в Московском государственном художественном институте[29][30][9].
Также, он вёл занятия в Студии повышения квалификации художников РСФСР[31]. Художник
регулярно выступал с докладами на сессиях Академии художеств СССР и работал в
Экспертной комиссии ВАК по присуждению научных степеней[32][33], в комиссиях по составлению
учебных программ по рисунку[34][33], читал лекции в Институте кинематографии[30].
В годы Великой Отечественной войны Соловьёв неоднократно ездил на фронт на этюды и в
беседах с друзьями упоминал, что однажды вынужден был вступить в штыковой бой с двумя
немецкими мотоциклистами[35]. Во время занятий он отказывался спускаться в бомбоубежище
и продолжал работать со студентами[36]. Кисти художника принадлежат парадные портреты
маршалов СССР Семёна Тимошенко (1945, холст, масло, 105 х 85 см), Климента
Ворошилова (1945, холст, масло, 105 х 85 см), Семёна Будённого (1945, холст, масло, 105 х
85 см). Серия этих портретов, выполненных Соловьёвым, входила в число созданных по
заказу Госкультпросветиздата по аналогии с портретами героев Отечественной войны 1812
года и предназначалась для воспроизведения в качестве репродукций и распространения
среди населения. Эта серия была передана в 1947 году в фонд изобразительного искусства
Музея революции СССР. В настоящее время портреты находятся в фондах Музея
современной истории России в Москве[37][38][39][40].

 Внешние изображения

Могила Александра Соловьёва.

Алексей Смирнов писал, что когда Соловьёв завершил педагогическую деятельность, то


ученики забыли о нём. Случайно встретив художника на улице, он позже писал, что Соловьёв
«шёл, выпучив глаза, думая о чём то своём и давя прохожих своей тушей». Единственным
близким человеком Соловьёва осталась его вторая супруга. По другому предстаёт это время
в трактовке Михаила Алексича. По его словам, Академия художеств торжественно
отпраздновала 80-летний юбилей Александра Соловьёва всего за несколько недель до его
смерти. Официальные приветствия юбиляру были направлены Министерствами культуры
СССР и РСФСР, а также рядом художественных вузов. В его адрес прозвучали речи учеников,
ставших известными художниками, коллег. Стол, за которым он сидел на сцене, был завален
подарками и цветами[41]. Александр Соловьёв умер в 1966 году и был похоронен
на Ваганьковском кладбище, на его могиле было установлено только скромное надгробие[42].

Личная жизнь[править | править код]


Художник был дважды женат. Первая жена Соловьёва была русской дворянкой, дочерью
инженера. Она умерла впоследствии в психиатрической больнице. В этом браке у Соловьёва
родилась дочь. Она стала военным хирургом и жила долгое время в Москве[1].
Со своей второй супругой Соловьёв познакомился в Омске, занятом войсками
адмирала Александра Колчака. Она пела в женском хоре, выступавшем в одном из местном
кафе. Нину Константиновну описывали как «пухленькую, хорошенькую, изящную брюнетку с
примесью армянской крови». Венчание проходило в омском Успенском кафедральном
соборе. На свадьбе присутствовал генерал-лейтенант Константин Сахаров[1]. В браке супруга
проявила себя как «житейски умная, хитрая и ловкая женщина». Современник оценивал этот
брак как вполне счастливый, но детей в браке не было[43]. Соловьёв сопровождал жену —
театральную актрису в советское время в гастрольных поездках
от Одессы до Владивостока[26].
Алексей Смирнов писал, что от одной из натурщиц (её он характеризовал как «огромную
кобылу под сто килограмм весом с тяжёлыми грудью и задом»), уже будучи пожилым
человеком, Соловьёв прижил дочку, о которой проявлял заботу, но
не удочерил официально[44].

Особенности личности