Вы находитесь на странице: 1из 190

И.В. Романов, Д.А. Никитин, Я.О. Павлов, Н.С.

Архарова

Ответы на вопросы
по курсу

«История и философия науки и техники»

Под общей редакцией


И.В. Романова

Санкт-Петербург,
2008
Экзаменационные вопросы

1. Предмет истории и философии науки.


2. Предмет истории и философии техники.
3. Общая характеристика пранауки и протонауки.
4. Сущность преднауки и собственно науки.
5. Учение Аристотеля о материи, форме и причинности.
6. Специфика новоевропейского типа рациональности.
7. Диалектика как метод систематизации естественнонаучных знаний в «Филосо-
фии природы» Г. Гегеля.
8. Проблема систематизации научных знаний в классическом позитивизме.
9. Особенности развития науки в XX в.: сциентизм и антисциентизм.
10. Методы научного познания: наблюдение, эксперимент, измерение и модели-
рование.
11. Научные традиции и научные инновации.
12. Исторические типы научной рациональности.
13. Фальсификационистская модель научного знания К. Поппера.
14. Психофизическая концепция науки Э. Маха.
15. Логический атомизм Л. Витгенштейна.
16. Проблема обоснования науки в неопозитивизме – М. Шлик, Р. Карнап.
17. Эволюционная эпистемология С. Тулмина.
18. Концепция научно-исследовательских программ И. Лакатоса.
19. Научные революции и их структура – Т. Кун.
20. Концепция информационного общества – Э. Тоффлер, Д. Белл, С. Масуда.
21. Образы науки в «методологическом анархизме» – П. Фейерабенд.
22. Наука как социальный институт.
23. Детерминизм и причинность в философии и науке XX в.
24. Понятие и структура научного факта: фактуализм и теоретизм.
25. Проблема объективности и истинности математического знания.
26. Проблема истины в философии и науке.

2
27. Проблема «физической реальности», пространства и времени в современной
физике.
28. Человек и биосфера. Проблема коэволюции человека и природы.
29. Объяснение и его типы в философии и науке.
30. Проблема понимания в философии и науке.
31. Наука и религия.
32. Проблема классификации наук.
33. Основные направления в философии математики.
34. Проблема бесконечности, пространства, времени и движения в античной
науке и философии.
35. Философия науки эпохи средневековья.
36. Рационализм в философии и науке Нового времени: Р. Декарт,
Г. Лейбниц.
37. Эмпиризм в философии и науке: Ф. Бэкон, Дж. Локк, Д. Юм.
38. Образы философии науки в марксизме.
39. Кризис в физике на рубеже XIX – XX вв. и его причины.
40. Науки о природе и науки о духе в неокантианстве.
41. Научное мировоззрение и научная картина мира.
42. Достижения современной наука и перспективы научно-технического про-
гресса.
43. Технические знания древности и античности.
44 . Техника и технознание в Средние века (V - XIV вв.).
45. Концепции основоположников философии техники – Э. Капп, Л. Нуаре,
П.К. Энгельмейер.
46. Технолого-антропологическая концепция Н.А. Бердяева.
47. Марксистская концепция философии техники.
48. Технократизм в концепции Т. Веблена.
49. Концепция технологического блефа Ж. Эллюля.
50. Размышления о технике Х.А. Ортеги-и-Гассета.
51. Холотехнодемократия: альтернатива капитализму и социализму –
М. Бунге.

3
52. М. Хайдеггер о сущности техники.
53. Техника и природа: социально-экологические проблемы.
54. Человек, общество и техника.
55. Эволюция технических наук в XX столетии.
56. Этика ученого и социальная ответственность инженера.
57. Глобализм и будущее науки.
58. Методологическое значение законов диалектики в философии науки и техни-
ки.
59. Научная теория и ее структура.
60. Соотношение фундаментальной и прикладной науки и их значение в развитии
техники.

4
Библиографический список

1. История и философия науки. Курс лекций А.П. Мозелова (эл. вар.). СПб., БГТУ
«Военмех», 2007-2008.
2. Введение в философию: Учебник для вузов. В 2 ч. Ч. 1 / Под общ. ред. И.Т.
Фролова. – М.: Политиздат, 1989. – 367 с. ISBN 5-250-01065-2 (ч. 1).
3. Введение в философию: Учебник для вузов. В 2 ч. Ч. 2 / И.Т. Фролов, Э.А. Араб-
Оглы, Г.С. Арефьева и др. – М.: Политиздат, 1989. – 639 с. ISBN 5-250-0166-0.
4. Философия науки: учеб. пособие / Под ред. д-ра филос. наук А.И. Липкина. –
М.: Эксмо, 2007. – 608 с. – (Образовательный стандарт XXI). ISBN 978-5-699-18350-0.
5. История и философия науки (Философия науки): Учебное пособие / Е.Ю. Бель-
ская, Н.П. Волкова, М.А. Иванов и др.; Под ред. проф. Ю.В. Крянева, проф. Л.Е. Мото-
риной. М.: Альфа-М: Инфра-М, 2007. – 335 с. ISBN 978-5-98281-105-X (Альфа-М).
ISBN 978-5-16-002955-9 (ИНФРА-М).
6. Философия науки в вопросах и ответах: учебное пособие для аспирантов / В.П.
Кохановский [и др.]. Изд. 4-е. – Ростов н/Д: Феникс, 2007. – 346, [1] с. – (Высшее обра-
зование). ISBN 978-5-222-12272-3.
7. История и философия науки: Учебное пособие для аспирантов. / Под ред. А.С.
Мамзина. – СПб.: Питер, 2008. – 304 с.: ил. ISBN 978-5-91180-826-6.
8. Философия науки и техники. Конспект лекций для адъюнктов и аспирантов /
К.Н. Хабибуллин, В.Б. Коробов, А.А. Луговой, А.В. Тонконогов и др.; Под общей редак-
цией д.т.н., д. воен. н., проф. В.С. Артомонова. – М.: Высшее образование, 2008. – 192
с. – (Хочу все сдать!). ISBN 978-5-9692-0210-8.
9. Философия науки и техники: О смысле науки и техники и о глобальных угро-
зах научно-технической эпохи: Учебное пособие / В.Ф. Шаповалов. – М.: ФАИР-
ПРЕСС, 2004 г. – 320 с. ISBN 5-8183-0753-0.
10. Философия техники. Хрестоматия / Составители: А.П. Мозелов, В.Ф. Гер-
шанский, О.П. Семенов. Кн. 1. – СПб.: Типография БГТУ, 2006. – 309 с. ISBN 5-85546-
2107.

5
11. Философия техники. Хрестоматия / Составители: А.П. Мозелов, В.Ф. Гер-
шанский, О.П. Семенов. Кн. 2. – СПб.: Типография БГТУ, 2006. – 313 с. ISBN 5-85546-
250-1.
12. Философия науки. Хрестоматия / В.В. Гречаный, Т.А. Кукина, А.П. Мозелов,
С.А. Паршин, Ю.Ю. Печурчик, О.П. Семёнов; Под ред. А.П. Мозелова, О.П. Семёнова.
Кн. 1.– СПб., БГТУ «Военмех», 2006. – 259 с. ISBN 5-85546-200-5.
13. Философия науки. Хрестоматия / А.М. Бедей, М.А. Валов, В.В. Гречаный, Т.В.
Ивашковская, Е.А. Кабалина, С.А. Ковалёв, М.И. Михайловская, А.П. Мозелов, С.А. Ор-
лов, В.А. Павлов, О.П. Семёнов; Под ред. А.П. Мозелова, О.П. Семёнова. Кн. 2. – СПб.,
БГТУ «Военмех», 2006. – 267 с. ISBN 5-85546-209-9.
14. Концепции современного естествознания. Хрестоматия / А.П. Мозелов, В.Ф.
Гершанский. Кн. 1. СПб., БГТУ «Военмех», 2001.
15. Концепции современного естествознания. Хрестоматия / А.П. Мозелов, В.Ф.
Гершанский. Кн. 2. СПб., БГТУ «Военмех», 2003.
16. Концепции современного естествознания. Хрестоматия / А.П. Мозелов, В.Ф.
Гершанский. Кн. 3. СПб., БГТУ «Военмех», 2004.

6
Содержание

1. Предмет истории и философии науки........................................................... 9


2. Предмет истории и философии техники..................................................... 13
3. Общая характеристика пранауки и протонауки ...................................... 15
4. Сущность преднауки и собственно науки .................................................. 21
5. Учение Аристотеля о материи, форме и причинности ........................... 26
6. Специфика новоевропейского типа рациональности (третий тип
рациональности) .................................................................................................. 29
7. Диалектика как метод систематизации естественнонаучных знаний в
«Философии природы» Г. Гегеля..................................................................... 33
8. Проблема систематизации научных знаний в классическом позитивизме
................................................................................................................................. 36
9. Особенности развития науки в ХХ в.: сциентизм и антисциентизм .... 38
10. Методы научного познания: наблюдение, эксперимент, измерение и
моделирование ..................................................................................................... 39
11. Научные традиции и научные инновации............................................... 41
12. Исторические типы научной рациональности ....................................... 43
13. Фальсификационная модель Карла Поппера ......................................... 47
14. Психофизическая концепция науки Э. Маха. ......................................... 49
15. Логический атомизм Л. Витгенштейна .................................................... 53
16. Проблема обоснования науки в неопозитивизме ................................... 57
17. Эволюционная эпистемология С. Тулмина ............................................. 59
18. Концепция научно-исследовательских программ И. Лакатоса .......... 60
19. Научные революции и их структура – Т. Кун ......................................... 61
20. Концепция информационного общества – Э. Тоффлер, Д. Белл, С.
Масуда.................................................................................................................... 62
21. Образы науки в «методологическом анархизме» – П. Феерабенд ...... 65
22. Наука как социальный институт ............................................................... 66
23. Детерминизм и причинность в философии и науке ХХ в. .................... 70
24. Понятие и структура научного факта: фактуализм и теоретизм ....... 71
25. Проблема объективности истинности математического знания
(доделать) .............................................................................................................. 72
26. Проблема истины в философии и науке................................................... 74
27. Проблема «физической реальности», пространства и времени в
современной физике............................................................................................ 82
28. Человек и биосфера. Проблема коэволюции человека и природы..... 88
29. Объяснение и его типы в философии и науке ........................................ 89
30. Проблема понимания в философии и науке ........................................... 90
31. Наука и религия ............................................................................................. 91
32. Проблема классификации наук .................................................................. 99
33. Основные направления в философии математики.............................. 102
34. Проблема бесконечности, пространства, времени и движения в
античной науке и философии .......................................................................... 104
35. Философия науки эпохи средневековья (4-15 века, 3-й этап протонауки)
............................................................................................................................... 110

7
36. Рационализм в философии и науке Нового времени: Р. Декарт, Г.
Лейбниц ............................................................................................................... 115
37. Эмпиризм в философии и науке: Ф. Бэкон, Дж. Локк, Д. Юм .......... 118
38. Образы философии науки в марксизме ................................................. 122
39. Кризис в физике на рубеже XIX – XX вв. и его причины.................. 128
40. Науки о природе и науки о духе в неокантианстве ............................. 132
41. Научное мировоззрение и научная картина мира .............................. 133
42. Достижения современной науки и перспективы научно-технического
прогресса ............................................................................................................. 136
43. Технические знания древности и античности ....................................... 151
44. Техника и технознание в Средние века (V-XIV вв.) ............................ 153
45. Концепции основоположников философии техники – Э. Капп, Л. Нуаре,
П.К. Энгельмейер .............................................................................................. 154
46. Технолого-антропологическая концепция Н.А. Бердяева................. 157
47. Марксистская концепция философии техники (Маркс, Энгельс, нет
Ленина) ................................................................................................................ 165
48. Технократизм в концепции Т. Веблена .................................................. 167
49. Концепция технологического блефа Ж. Эллюля ................................. 169
50. Размышления о технике Х.А. Ортеги-и-Гассета .................................. 170
51. Холотехнодемократия: альтернатива капитализму и социализму – М.
Бунге..................................................................................................................... 171
52. М. Хайдеггер о сущности техники ........................................................... 172
53. Техника и природа: социально-экологические проблемы ................. 173
54. Человек, общество и техника.................................................................... 174
55. Эволюция технических наук в XX столетииОшибка! Закладка не
определена.
56. Этика ученого и социальная ответственность инженера..................... 175
57. Глобализм и будущее науки (написан плохо) ......................................... 176
58. Методологическое значение законов диалектики в философии науки и
техники ................................................................................................................ 179
59. Научная теория и её структура ................................................................ 183
60. Соотношение фундаментальной и прикладной науки и их значение в
развитии техники............................................................................................... 188

8
1. Предмет истории и философии науки
Тезис № 1.
В 20-м (21-м?) столетии ни один элемент в духовной культуре человечества не оказал такого
влияния как наука. В этом аспекте, и нашем мировоззрении, и в мире вещей мы сталкиваемся с
наукой и её достижениями. В настоящее время, к сожалению, практически никто не изучает науку,
да и не знает её (по трудам Галилея, Ньютона, Максвелла, Чарльза Дарвина и даже Бора, Гейзенбер-
га, Эйнштейна и др.). Дело в том, что науке даже при упоминании имён чужд индивидуализм, наука
– надличностное образование, и, следовательно, вся устремлена в будущее. Научные идеи начинают
жить как бы самостоятельной жизнью.
Тезис № 2.
Науку как специфическую форму общественного познания исследуют различные дисципли-
ны, в частности история (науки, отрасли научного знания, дисциплин), социология (науки), экономи-
ка (науки), науковедение и другие науки. Философию же науки прежде всего интересует специфиче-
ская предметная область – производство знаний. В этом аспекте в философии науки, как впрочем и
в любой другой науке, выделяется предмет философии науки, а под ним понимаются определённые
фрагменты действительности (производство знаний), под объектом же философии науки имеется в
виду исследование закономерностей производства знаний (физику (объект) интересуют законы раз-
вития физической реальности, биологию – биологическое движение материи в виде классических
наук: антропологии, зоологии, …, генетики, молекулярной биологии и т.д.)
Тезис № 3.
Философия науки пытается ответить на следующие основные вопросы:
1). Что такое научное знание?
2). Каковы методы и принципы науки, её функционирование и развитие?
3). Что представляет собой производство научных знаний?
4). Каковы законы и закономерности формирования отдельных наук и их междисциплинарное
взаимодействие?
Наука использует в своём функционировании и развитии три уровня методов методологий:
а) первый уровень выработки и использования методов – уровень конкретно-научных методов
и конкретно-научной методологии (свои методы исследования; Юм «Архетип младенца»);
б) второй уровень – общенаучные методы и общенаучная методология. К общенаучной мето-
дологии и методам принадлежат математика (Кант: «Наука является наукой только тогда, когда ис-
пользует число…»), в 60 – 80 гг. возникает системный подход к науке и системные методы в науке,
позже появляются информационные методы и т.д.;
в) третий уровень – общефилософские методы и общефилософская методология в научном
познании (Кант «Критика чистого разума», любой человек мыслит категориально (что такое катего-
рия?)). Мыслит человек с помощью форм: категории понятия (?), философские категории, категории
рассудка и т.д. Философия изучает единство исторического и логического подхода к объекту иссле-
дования. При этом возникли две крайности: а) вульгарный историзм (ничто не вечно под луной,
ключ лежит в прошлом); б) логический метод исследования – абстрактный актуализм (ключ к про-
шлому лежит в настоящем) ∗.
Тезис № 4.
Современный позитивизм под названиями неопозитивизм (новый позитивизм) и постпозити-
визм. Представители современного позитивизма, к сожалению, отождествляют общефилософскую
общенаучную методологию с конкретно-научной методологией и провозгласили лозунг «Наука –
сама по себе философия», поэтому задача философии сводится лишь к анализу логики «языка науки»
(решающий удар по этому направлению (неопозитивизм) в 1932 г. нанесла теорема Гёделя (а что это
такое?)).
Тезис № 5.
Поскольку философия науки связала себя с производством знаний, постольку она подчёрки-
вает деятельный характер функционирования развития (?что означает данное словосочетание) науки
и производства знаний. В этом аспекте производство знаний и их деятельный характер включают:


История техники и технознания – книга, опубликованная на кафедре философии.
9
а) экспериментальные средства, необходимые для изучения явлений, приборы и установки,
средства измерения, с помощью которых эти явления фиксируются и воспроизводятся (отличие
науки от лженауки – воспроизводство эксперимента);
б) методы, посредством которых выделяются и познаются предметы исследования;
в) люди, занятые научным исследованием, написанием статей и монографий;
г) учреждения и организации типа лабораторий, институты, академии, научные журналы и
энциклопедии;
д) системы знаний, зафиксированные в виде текстов и заполняющие полки библиотек, науч-
ные конференции, научные экспедиции; защиты диссертаций, научные дискуссии и т.д.
Тезис № 6.
Наука как надличностное образование должна характеризоваться чем-то особенным в её ипо-
стаси. В этом аспекте наука (и философия науки) выступает нераздельных аспектах:
1) философия науки как деятельность по производству знаний (Гегель: «Законы небесной ме-
ханики не начертаны на небе»);
2) наука как надличностная традиция.
При этом и сама деятельность по производству знаний, и научные традиции (революции) ис-
торически меняются.
Известный географ и почвовед Б.Б.Полынов, цитируя, якобы, выдержки из дневника одного
иностранного ученого, писал: «Что бы я ни взял, будь то пробирка или стеклянная палочка, к чему
бы я ни подошел: автоклаву или микроскопу, – все это было когда-то кем-то придумано, и все это
заставляет меня делать определенные движения и принимать определенное положение. Я чувствую
себя дрессированным животным, и это сходство тем полнее, что, прежде чем научиться точно и
быстро выполнять безмолвные приказания всех этих вещей и скрытых за ними призраков прошлого,
я действительно прошёл долгую школу дрессировки студентом, докторантом и доктором». И далее:
«Никто не может меня упрекнуть в некорректном использовании литературных источников. Самая
мысль о плагиате вызывает у меня отвращение. И всё же с моей стороны не потребовалось особенно-
го напряжения, чтобы убедиться, что в нескольких десятках моих работ, составивших мне репута-
цию оригинального ученого и охотно цитируемых моими коллегами и учениками, нет ни одного
факта и ни одной мысли, которая не была бы предусмотрена, подготовлена или так или иначе прово-
цирована моими учителями, предшественниками или пререканиями моих современников».
Может показаться, что перед нами карикатура. Но сам Б.Б. Полынов подытоживает приведен-
ные записи следующим образом: «Все, что писал автор дневника, есть не что иное, как действитель-
ные реальные условия творчества многих десятков, сотен натуралистов всего мира. Мало того, это те
самые условия, которые только и могут гарантировать развитие науки, т.е. использование опыта
прошлого и дальнейший рост бесконечного количества зародышей всякого рода идей, скрытых ино-
гда в далеком прошлом».
Предметом философии науки являются общие закономерности и тенденции научного по-
знания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их историческом разви-
тии и рассмотренных в исторически изменяющемся социокультурном контексте.
Тезис № 7.
В современном научном познании собственно стёрлись грани между естественнонаучным и
социогуманитарным знанием. При этом следует различать научное социогуманитарное и просто со-
циогуманитарное знание. В частности, последнее, как правило, использует в себе не только научные,
но и вненаучные (какие?) формы познания. Первое же строится с использованием (основывается на)
уже открытых и сформулированных научных законов социогуманитарного знания.
Функции философии науки
1. Описательная функция.
2. Объяснительная функция (самое распространённое объяснение через научный закон).
3. Прогнозтическая функция науки.
4. Функция понимания (герменевтики, с 60-х годов прошлого века).
(Сложность и важность возрастают от 1 к 4 функции).
Тезис № 1.
Поскольку философия науки занимается деятельностью по производству знаний, то мы долж-
ны иметь самое общее представление, что такое наука вообще. Согласно русской традиции, а именно

10
Далю, наука есть учение, выучка, научение. В современной же философской литературе наука как
правило трактуется в узком и широком смыслах.
Широкий смысл понимания науки: наука – специфическая форма познавательной и одновре-
менно практической деятельности человека, функцией которой (деятельности) является выработка и
теоретическая систематизация знаний об определённой действительности, обладающая предметно-
стью объективностью, с целью получения объективной истины. В этом аспекте в науке не может
быть никакого плюрализма, а истина не множественна, а одна (единственна) – объективная истина.
В узком смысле слова, наука есть система логически взаимосвязанных предложений (сужде-
ний) и умозаключений, выработанных с использованием научных законов с целью получения в про-
цессе развивающихся знаний объективной истины.
Тезис № 2.
Исходя из определения науки, выделяются два её элементы: 1) выработка (накопление) и си-
стематизация развивающегося научного знания; 2) определённый образ науки в конкретно-
историческое время. Здесь речь идёт, по существу, об определённых традициях в науке, получивших
название «научная картина мира», например, ньютоновская картина мира 17 – 18 столетия, квантово-
механическая картина мира 20 столетия, в 50 – 60 гг. прошлого века – квантовая хромодинамическая
картина мира, сейчас – постмодернистская концепция картины мира.
Наука занята поиском, открытием и формулировкой научных законов, поэтому идеальным
гносеологическим образом науки нового времени является (являлся) принцип, согласно которому,
чем меньше вносит учёный своего, т.е. субъективного в исследуемый им объект познания, тем соот-
ветственно объективно истиннее (результат) научное познание, т.е. в классической науке (17 – 18
столетие), по существу, элиминируется (?) сам человек, учёный, субъект познания, а главным пола-
гается выявление логики движения и развития самого объекта познания. В гносеологической науке
того времени признаются (?) человек (субъект), познавательный объект, но взаимодействие субъекта
и объекта выносится за скобки.
Тезис № 3.
Наука ориентирована в отличие от религии на разум и на поиск объективной истины, религия
же базируется на религиозной вере в догматы, который признаны в той или иной религии за канони-
ческие.
Тезис № 4.
Исторически любая наука выступает, с одной стороны, как кумулятивизм и, с другой стороны,
в науке происходят научные революции, т.е. коренные перестройки и ломка собственно научных и
философских оснований науки. В частности, по данным науковедов и социологов науки, если в про-
шлом веке (20 век) наука удваивалась раз в 10–15 лет, то в настоящее время удвоение осуществляет-
ся за 3–5 лет, но в то же время, по мнению самих выдающихся учёных, по мнению Алфёрова, Шафа-
ревича, с 60-х годов прошлого века никаких фундаментальных открытий не произошло.
Тезис № 5.
Для того чтобы возникла наука, необходимы определённые социальные, культурные, цивили-
зационные и собственно научные факторы или предпосылки возникновения науки. В этом аспекте
научноведы выделяют следующие факторы:
1. В истории человечества должны были быть выработаны логические правила последова-
тельности мышления человека, поскольку очевидно, что человек не рождается выработанной логи-
кой мышления. Поэтому способность логически мыслить и сами правила логического мышления
сформировались к 4 веку (осевое время) до нашей (новой) эры (возникли 3 культурных центра про-
науки: Древний Китай, Древняя Индия, Древняя Европа).
2. Для того, чтобы наука стала возможной, необходимо было выработать язык, пригодный для
научного описания, отличающийся точностью и общезначимостью для научного сообщества.
3. Нужны были выработанные методы объективного познания, которые устраняют все психо-
логические и культурные влияния, позволяющие выразить знания в объективированной форме.
4. Необходимо, чтобы полученные знания были доступны проверке, обоснованию и доказа-
тельству, были наблюдаемы всяким в любой момент, когда соблюдены определённые условия (вос-
производимость эксперимента).

11
5. Необходимо, наконец, чтобы сложилось сообщество специалистов по получению нового
знания, которое приняло бы на себя функцию культивировать полученные методы и навыки позна-
ния, равно как и сформировалась бы область их занятий.
6. Необходимо было, чтобы общество или цивилизация прочно перешли от присваивающей
экономики и соответствующих способов хозяйствования к производящей экономике и способам хо-
зяйствования, когда прочно появляется излишний прибавочный продукт и постепенно выделяются
люди, занятые преимущественно духовным производством. («Глупо было бы считать, что Кант стал
тем, кем он есть, размышляя о вечном в пещере», учтонить цитату?).
Тезис № 6.
Наука в своём развитии прошла драматичный и длительный путь в поиске объективной исти-
ны. В этом смысле к концу 19 – началу 20 века наука превратилась в мощнейшую производительную
силу общества в двух аспектах:
1. К этому времени сложилась цепочка науки, техники и технологии и собственного произ-
водства. Превращение (воплощение) науки в новейшие технологии.
2. Всеобщая научная интеллектуализация общества.
Наука превращается во всеобщий интеллект (Маркс) и в специфический социальный инсти-
тут. Получают развитие в обществе мощные социальные научные институты и учреждения, различ-
ные научные академии (РАН, РАМН, РАСХН, РАО,…, РАЕН, РАРАН и т.д.), вузовская наука, спе-
циальные научные журналы и т.д. Более того, учёное сообщество всё большее участие принимает в
различного рода управленческих функциях всех абсолютно сфер жизни социума.
Функции философии науки и науки в целом
1. Описательная функция философии науки и науки вообще. Она заключается в том, что ре-
альную объективную предметную область, т.е. объект исследования как нечто материальное при
описании мы превращаем в идеальное, т.е. рационализируем реальную действительность, используя
в описании научные понятия.
2. Объяснительная функция науки заключается в том, что мы, как правило, подводим объяс-
няемое под объясняющее, в качестве которого выступает научный закон.
3. Прогностическая (прогнозтическая?) функция заключается в выявлении того, что должно
произойти с объектом в будущем.
4. Функция понимания заключается в том, что знание и понимание чего-либо не тождествен-
ны, а именно понимание включает с необходимостью знание, но знать это не значит понимать. В
этом аспекте понимание в науке связано прежде всего с разумным применением математического и
теоретического знания в науке в конкретной предметной области или к конкретному объекту.
Тезис № 1.
В отличие от истории, философия истории снимает до сегодняшнего дня существующие в ис-
торических исследованиях две крайности или два противоположных направления в понимании исто-
рии:
1. Абстрактный историзм. Согласно этой позиции, ключ к пониманию настоящего лежит в
прошлом, в истории становления и развития какого-либо объекта науки. Философски абстрактный
историзм не лишён недостатков: во-первых, в нём (абстрактном историзме) историческая смена со-
бытий или состояний интерпретируется, по существу, механически по существу, это рецидив всех
крайностей так называемого принципа дальнодействия физики; во-вторых, согласно современным
представлениям о причинно-следственных связях, цепях для понимания настоящего важна не столь-
ко длинная история, сколько понимание того, каким образом объект детерминируется (?) непосред-
ственным прошлым настоящего, т.е. современная философия и наука базируются на принципе отсут-
ствия принципа последействия (дальнодействия) в смене событий или состояний какого-либо иссле-
дуемого объекта. Таким образом, современная философия науки основывается на принципе стати-
стического детерминизма (?), разновидностью которого является Марковский детерминизм, Марков-
ские цепи, Марковские связи.
2. Абстрактный актуализм. Согласно данной позиции, ключ к пониманию прошлого лежит
однозначно в настоящем. И здесь оказывается, что абстрактный актуализм страдает указанными вы-
ше недостатками.
Таким образом, современная философия истории науки снимает абстрактный историзм и ак-
туализм, доказывая, что, как и любые другие явления, историю любого объекта (и соответственно

12
науки объекте или о предметной области) нужно рассматривать не механически, а как микроскачки в
смене событий и состояний какого-либо объекта. Эта позиция получила название вариабелизм (от
вариабельности), т.е. наука развивается (и философия науки) не только кумулятивно (эволюционно,
постепенно, с накоплением фактов), но и скачкообразно, происходят микро- и макроскачки, научные
и технические революции.

2. Предмет истории и философии техники


История техники. Определение техники
Тезис № 1.
В современном обществе техника и технологии настолько вошли в современную жизнь чело-
века, что стали, по существу, искусственно-естественным бытиём, хотя, безусловно, техника – это
артефакты (т.е. искусственные феномены).
Тезис № 2.
Обращение к вопросам философии и истории техники, обсуждение социальных и философ-
ских процессов НТП определяется следующими факторами:
1) созданием новых наукоёмких технологий и технических изделий, которые во многом опре-
деляют эффективное развитие современного общества (инновации, инвестиции (4И президента
РФ)…);
2) усилением взаимодействия техники и технологии с социальной и природной средой, изме-
нением социальной функции самой техники, решением вопроса охраны и воспроизводства окружа-
ющей среды;
3) решением конверсионных проблем, связанных с разработкой и внедрением новейших тех-
нологий двойного назначения;
4) медленным, но имевшим место увеличением числа инженерно-технических работников;
5) новыми социальными, философскими и специальными требованиями к качеству подготов-
ки инженерных кадров с их философским, культурным, государственно-патриотическим и специаль-
но инженерно-техническим воспитанием.
Тезис № 3.
Существует в серьёзной литературе несколько групп определений и ответов на вопрос, что
такое техника. В этом аспекте:
1. Древнегреческая этимология слова «техника» – techne – в буквальном смысле с древнегре-
ческого означает искусство, умение, мастерство. В свою очередь, techne происходит от индоевропей-
ского корня tekh – умение, мастерство. В этом аспекте, сознательно использует слова techne, эписте-
ма и mechane Аристотель в знаменитейшем трактате «Механические проблемы», подзаголовок
«Псевдоаристотелевский трактат».
Современник Аристотеля, поэт Антифонт писал: «techne мы побеждаем там, где нас побежда-
ет природа и побеждаем мы природу с помощью mechane (механических приспособлений, Терен
«Механика», «Пневматика»).
2. Некоторые авторы (Шутов и др.) расширительно толкуют слово техника, понимая под ней,
по существу, любую целесообразную деятельность человека: существует техника преподавания,
умение преподавателя, педагога, техника танца, техника художника, инженерная техника, техника
балета, грима и т.д.
3. Третья группа получила инструментальное определение техники. В этом аспекте, в инстру-
ментальное понимание техники, в свою очередь, входят три подвида определения техники:
а) техника рассматривается как рабочий инструмент, орудие труда;
б) техника как телесное мастерство;
в) техника как средство труда человека, которое со временем превращается в средство произ-
водства.
4. Техника рассматривается некоторыми авторами как феномен материальной человеческой
культуры в целом. В этом ответе на вопрос о сущности техники говорится, что это вторая природа
или искусственные артефакты.
Обобщая эти ответы на вопрос, что такое техника, мы должны иметь в виду при её определе-
нии три органических существенных признака:

13
1) техника должна быть понята как совокупность технических устройств, артефактов – от от-
дельных простейших орудий до сложнейших технических систем;
2) как совокупность различных видов технической деятельности по созданию этих устройств
– от научно-технического исследования и проектирования до их изготовления на производстве и
эксплуатации, от разработки отдельных элементов технических систем до системного исследования
и проектирования;
3) совокупность технических знаний – от специализирующих рецептурно-технических до
теоретических научно-технических и системотехнических знаний.
техники
Онтологическая
интерпретация

претация техники
Гносеологическая интер-
Антропологическое измерение техники

Онтология техники – это вся техносфера как таковая.


Антропологическое измерение техники – человек и техника.
Гносеологическая интерпретация техники – закономерности развития техники и т.д.
Слово «технология», которое употребляется наряду, а значит нетождественно технике в рус-
ском языке в отличие от английского, где техника и технология отождествлены, было введено в 1777
г. Бекманом. Само слово инженер в Европе получило распространение в позднее средневековье. В
этом аспекте, древнегреческие мыслители называли инженеров «манганариями» (манганарии).
Техника в своём становлении и развитии прошла 3 крупных прогрессивных этапа:
1. Период орудийной (ручной) техники от возникновения человека и человеческого общества
до 16 века нашей эры.
2. «Машинный период» в развитии техники с 16 века до второй половины 19 столетия.
3. Вторая половина 19 века и до сегодняшнего дня, обощённо его называют автоматизирован-
ным способом производства, который в настоящее время складывается из трёх органических состав-
ляющих:
1) робототехника;
2) компьютеры 7 – 8 поколения;
3) Современные технические системы коммуникаций.
Предмет философии техники
Тезис № 1.
Сами слова «философия техники» достаточно позднего употребления и последующего рас-
пространения, а именно термин «философия техники» появился в 70-е годы 19 столетия. Причиной
его распространения, по-видимому, была определённая теоретизация традиционных проблем физи-
ки, механики и собственно прикладной техники, т.е. начинает формироваться теоретическое техно-
знание.
Тезис № 2.
Кто из четырёх мыслителей является основателем философии техники: Эрнст Капп, Людвиг
Нуаре, Рудольф Эспинас, Дессауэр? Однозначно сказать нельзя, в Министерстве образования непра-
вильно считают, что это Эрнст Капп.
Одним из первых трудов по вопросам философии техники является работа Эрнста Каппа, ко-
торый действительно одним из первых употребляет слово философия техники. Эрнст Капп (первым
14
формулирует) обосновывает становление техники как орудий труда, применяя гипотезу органопро-
екции, согласно которой первые орудия труда моделируют органы человека и в особенности его ру-
ку. Собственно философии технознания Эрнст Капп практически не уделяет внимания.
Тезис № 3.
Именно поэтому, определяя предмет философии техники, который начал формироваться с 70-
х годов 19 столетия и включать в себя следующие существенные признаки:
1. Мы должны при определении философии науки иметь в виду определённого вида деятель-
ность учёных, философов, но эта деятельность опосредованно связана с творением собственно тех-
носферы. Эта особая специфическая действительность связана с производством технознания.
2. Специфическая деятельность человека по производству технознаний должна с необходимо-
стью осуществляться с учётом научных традиций в становлении и развитии техники.
3. При определении философии техники важно учитывать принцип историзма, согласно кото-
рому изменяются не только формы деятельности по производству технознаний, но и меняются науч-
ные традиции.
4. В философии техники мы должны обязательно учитывать философско-мировоззренческие,
социальные и национальные особенности техники и технознания.
Синтезируя эти существенные признаки, дадим определение филосфии техники: философия
техники исследует общие закономерности и тенденции технического познания как особой дея-
тельности по производству технознания, взятых в историческом развитии и рассмотренных в
исторически изменяющемся социокультурном контексте.
Кратко говоря, техническое познание сегодня рассматривается, прежде всего, как социокуль-
турный феномен.

3. Общая характеристика пранауки и протонауки

Тезис № 2.
В философии истории науки условно выделяются следующие крупные периоды:
1. Древнейший период получил название пранауки (пронауки?).
2. Период протонауки.
3. Период собственно науки, начиная с 18 столетия Рождества Христова.
В пранауке выделяются следующие этапы:
1. VII–IV тысячелетие до новой эры – первый этап пранауки. В чём же его особенность?
Седьмое и последующие тысячелетия характеризуются величайшей революцией человечества, по
своему масштабу не сравнимой с последующими революциями (научными, техническими, религиоз-
ными и т.д.), получившей название, согласно английскому учёному Вир Гордал Чайлду, неолитиче-
ской революцией. Каковы её особенности:
а) революция в способе хозяйствования, а именно, согласно Чайлду, переход от экономики
хозяйствования присвоения к производящей экономике хозяйствования.
Другой учёный, Роберт Брейдвуд, назвал это историческое время революционным переходом
от присвоения пищи к производству пищи.
А третий американский учёный, Эдуард Дивей, сделал попытку количественно оценить тыся-
челетие неолитической революции. Согласно Дивею, по сравнению с предшествующими десяти ты-
сячелетиями присваивающей экономики резко возросло количество населения Ойкумены (прежде
всего Европы, а именно к концу тысячелетия оно составило около 80 миллионов людей и увеличи-
лось по отношению к предыдущему периоду в 16 раз, а плотность населения достигла в Европе од-
ного человека на 1 км2;
б) неолитическая революция характеризуется подсечно-огневым земледелием с использова-
нием примитивных систем орошения (примитивные дамбы, отвод предгорных рек и т.д.);
в) окультуривание растений и одомашнивание животных, именно поэтому неолитическая ре-
волюция могла произойти там, где эти растения и животные находились в диком состоянии. В этом
аспекте, выдающийся отечественный генетик Николай Иванович Вавилов с помощью открытого им
закона гомологичных рядов наследственности открыл семь центров произрастания в диком состоя-
нии зерновых культур: два центра в Америке (Южная Америка и перу), и пять центров в полумесяце
плодородных земель в Европе и передней Азии. В этом аспекте, были окультурены пшеница-

15
однозернянка, горох, рожь, одомашнены бык, коза, овца, свинья (некоторые считают, что свинья бы-
ла одомашнена позже) и т.д. При этом приручение диких и полудиких животных, стад осуществля-
лось двумя способами:
1. Приручение голодом.
2. С помощью импринтинга (раннего запечатления, в раннем детстве отнимается у матери ре-
бёнок и воспитывается);
г) об усложнении орудий труда и технических приспособлений свидетельствуют следующие
слова в раннем индоевропейском языке: рубить, долбить, сверлить, изготавливать из лозы, катать,
каток, повозка (возможно, именно в это время было придумано колесо);
д) в это время возникает парный брак (бывают парный брак, многожёнство, многомужество).
Зарождение парного брака свидетельствует о том, что производящее хозяйство начинает осуществ-
лять появление нового феномена – прибавочного продукта, что в дальнейшем не могло не привести к
расслоению ранней индоевропейской цивилизации на различные слои и классы;
е) последнее (расслоение) приводило к тому, что относительно росло так называемое свобод-
ное время, а следовательно, появляются люди, занятые не только физическим, но и духовным тру-
дом, хотя сами знания этой эпохи передавались преимущественно от мастера к ученику, а словесная
и знаковая символика для передачи знаний по существу не использовались. При этом знание умель-
цев-мастеров хранилось в строжайшем секрете;
ё) реконструкция периода неолитической революции или, точнее, ранней индоевропейской
цивилизации и их культуры была осуществлена отечественным учёным Андреевым на основе корен-
ных (корневых?) слов и протосем (?) раннего языка. Им были идентифицированы 203 слова ранне-
индоевропейского языка.
ж) в конце 50-х – начале 60-х годов английский археолог Джордж Меллерт открыл городское
поселение, расположенное в малой Азии, ставшее сенсационным в мире науки («Древнейшие циви-
лизации Древнего Востока», 1979 г.), в нынешней Грузии в Анатолии под названием Чатал Гуюк (13
гектаров с 40 святилищами). В современной науке цивилизация Чатал Гуюка признана на настоящее
время самой развитой индоевропейской цивилизацией человечества, прародиной (рееп) с произво-
дящей экономикой (все 27 признаков Андреева кладутся туда). Рассвет ранней индоевропейской ци-
вилизации Чатал Гуюка с производящей экономикой и зачатками знаний (потом был Хаджиляр – по-
селение на тысячелетие позже и т.д.) приходится на VII – первую половину VI тысячелетия до новой
эры.
В 6200 году до новой эры между цивилизацией Чатал Гуюка цивилизацией Северного При-
черноморья, которая называлась Аратра (г. Миотий), был заключён первый договор (Даниленко: на
притоке Днепра речки Молочной, протошумерские дощечки, частично расшифрована надпись: ца-
рица Чатал Гуюка и царица Аратры заключили первый мирный договор), был характерен институт
спасительства, согласно которому если произошло бедствие, эпидемия и т.д., то жрецы (священники)
должны были себя принести в жертву (в обоих цивилизациях). Естественным в то время был принят
обряд самосожжения у жрецов (у руссов, если князь умирал, особенно на поле боя, то княгиня тоже
уходила из жизни).
Второй этап пранауки связан с формированием локальных и региональных культур с интен-
сивным строительством городов, первоначальным формированием государственности и развитых
цивилизаций, в основном в Европе и малой Азии. Здесь имеются в виду известные цивилизации:
шумеры, Египет, Вавилон, Персия, Древнеиндийская цивилизация, причерноморская цивилизация,
цивилизация Аратры или Арийская цивилизация (к арийцам Гитлер и его учёные относили: высший
тип – немцы, ранее германцы; второй тип (более низкий) – итальянцы; третий расовый тип (низший)
– славяне. Задача Гитлера – вывести впоследствии чистую арийскую расу: мужчины – немцы, жен-
щины – ? Нужен был чистый образец женской особи – славянки, согласно арийским учёным. Идеа-
лом арийской красоты Гитлер считал Любовь Орлову).
На втором этапе пранауки формируется жреческая наука. Жреческую науку, её методы изуча-
ли ученики 18–20 лет, при этом наряду с изучением в этой школе магии, мифологии, литургики (ли-
тургия) преподавались и первые элементы собственно научных знаний с целью подтвердить престиж
жреческой касты. В этом аспекте позитивные знания давались на первых трёх годах обучения в рам-
ках алхимии, медицины, астрологии, предсказания погодных условий и т.д.

16
На первые три года обучения за определённую плату принимались ученики, в том числе и из
других стран. Именно поэтому первые философы и мыслители Древней Греции (досократики) путе-
шествовали в Египет и Вавилон и перенимали начало (-а) научных знаний в жреческой школе.
На старшие курсы, кроме первых трёх начальных, иностранцы не принимались (пифагорей-
ская школа, два этапа: первая ступень – чёрное одеяние, далее отсев, вторая ступень – белые одея-
ния, эзотерики. И высшая, и низшая ступени давали обет молчания, дабы своим незрелым умишком
не показать глупость своего ума⇒нужно правильно формулировать вопросы (есть целая отрасль
науки логики). Три познавательные способности: чувственность→рассудок→разумная познаватель-
ная способность). На высшую ступень не принимались ещё и для того, чтобы создать миф о необы-
чайной, недоступной самому смертному мудрости жрецов.
На этом этапе кроме школы жрецов существует и школа писцов, также существуют неболь-
шие школы алхимиков (структура теории магии, алхимии и т.д. не отличаются от структуры научной
теории, анархическая теория познания, Пол Феерабен), красителей, мореходов, архитекторов-
прорабов, военных инженеров, агроспециалистов и т.д. Как и в школах писцов, полученные учени-
ками сведения являются тайными (тайные ремёсла), кодируются особым языком, чтобы непосвя-
щённый не мог усвоить эти знания (книга «12 ключей», посвящённая алхимии: «льва проглатывает
голодный серый волк…» означает «очищение золота от примесей…», «бракосочетание Венеры и
Марса ведёт к рождению зелёных львов» означает «растворение железа и окиси меди в серной кис-
лоте…». Выработка таких кодовых языков постепенно приводила к формированию специфической
научной терминологии. В этом аспекте к концу периода пранауки достигаются следующие результа-
ты в ней:
1.1. Выработана письменность черт и резов или руническая письменность, получившая назва-
ние в современной науке слоговая письменность.
2.2. Разработан элементарный счёт.
2.3. Приобретены элементарные знания в виде связок диагноз в областях химии, медицины,
агротехники, геометрии, военного строительства, астрофизики и т.д.
2. Складывается особая терминология и символика в разных областях познания.
3. Наряду с приобретением навыков и умений (учитель – ученик, мастер – подмастерье) появ-
ляются письменные тексты науки (элементов научного знания).
4. Положено начало выработки методов исследования наряду с методами непосредственного
(практического) применения знаний.
5. Истинность знаний принимается не на веру как религиозные сведения и догматы, а прове-
ряется на практике.
6. Позитивные научные знания постепенно начинают отделяться от мистики и религиозных
догматов.
Следующий период, который выделяется учёными, называют периодом протонауки. Этот пе-
риод хронологически определяется с 4 столетия до н.э. и по 13–14 века новой эры. В свою очередь,
он делится на следующие этапы: собственно этап протонауки (до 15 века н.э.), этап преднауки (16–17
века н.э.) и этап собственно науки (с 18 столетия н.э. наука отделяется от философии, вырабатывает
свои методы, возникают коллизии между философией и наукой).
4–3 века до н.э. считаются науковедами особым временем. Именно в этот период начинают
расцветать относительно независимо друг от друга 3 мировые цивилизации:
1) древнеиндийская с выдающимися научными трудами «Веды», «Упанишады», «Махабхара-
та» и т.д. (по совему происхождению вторична по отношению к древнеарийской, русский язык бли-
зок к санскриту, древнеарийская раса (5 тыс. до н.э., г. Миотий, север Краснодарского края) основала
во время миграции древнеиндийскую; 4–3 тыс. до н.э. – русы, славяне проживали в среднем проду-
навье);
2) древнекитайская с Лао-Цзы (основатель даосизма, Инь-Янь, пять принципов древнекитай-
ской философии) и в особенности учитель Ку (Конфуций);
3) древнегреческая цивилизация, Платон и Аристотель со своими трудами.
(Академик Трубачёв «Этногенез…», 2003 г.; «Праславянская письменность» Гриневича; Тру-
бачёв доказал, что слова «янтарь», «серебро» и т.д. (индоевропейский, литовский, хеттский, лувит-
ский языки) произошли из русского (письменность черт и резов); Петухов: 40–30 тыс. лет до н.э. –
возникновение этноса древнеарийской цивилизации (руссов и древних славян); Тилок «Арктика –
17
родина ариев»⇒несколько тысячелетий до н.э. на севере были субтропики…, существовала гора
Ману (жилище Богов, древнеиндийские источники)⇒Гиперборея – родина возникновения славян и
т.д.; Трубачёв «Проблема единства Руси»; считалось за честь, даже если ты грузин, еврей и т.д., при-
надлежащий русской культуре, просить соизволения у царя—императора изменить фамилию: Ай-
вазян – Айвазовский и т.д.).
Тезис № 1.
Начиная с IV века до н.э. в Древней Греции начинает формироваться наука, которая, в свою
очередь, проходит этапы:
1. Протонаука (простейшая) с IV века до н.э. до 16 века н.э.
2. Этап преднауки – 15–17 века н.э.
3. Собственно наука с 18 столетия новой эры.
Этап протонауки, в свою очередь, делится на три периода:
А). Период античной и эллинистической науки (4 век до н.э. – 4–5 века н.э.).
Краткая характеристика периода
В это время формируется элитная школа, рабская школа и школа зачатков ремесленного дела.
Рабская школа (наука), её составляли инженеры, прорабы, управляющие латифундиями, ма-
стера, учителя и т.д. В этом аспекте в рабской школе достижения в области первоначальных знаний
оставались анонимными, поскольку считались в обществе не заслуживающими внимания. Например,
великий Архимед из Сиракуз свои изобретения, поскольку они имели практическое значение, недо-
стойное элитарной и ремесленной школы, приписывал рабам. В то же время рабская наука поддер-
живала в античности достаточно высокий уровень образованности и технической оснащённости ан-
тичного общества.
Более престижной в это время была ремесленная школа, именно она стала прототипом позд-
нейших университетов и колледжей в Европе. В этом аспекте существовали школы по подготовке
медиков, военных инженеров, архитекторов, математиков и т.д. Следует подчеркнуть, что именно из
ремесленной школы науки черпала материал для своих преимущественно умозрительных (теорети-
ческих) конструкций элитарная школа. В свою очередь, представители ремесленной школы науки
очень ревниво относились к элитарной школе и пытались сохранить в тайне свои достижения. Имен-
но ремесленной науке античность обязана достижением в области астрономии, механики, медицины,
военному делу, агротехники и т.д. Особой престижностью обладала элитарная школа и наука, т.е.
занятия философией (Пифагор «Философское учение о начале чисел»: единица, развитая единица
или двоица – главный вопрос всего сущего? Для Пифагора первооснова – единица (единство), двои-
ца (развитое единство, тезис? и антитезис?), троица (синтез), развитая троица – при суммировании
получается число 10 – десятичная система исчисления – октавы (звук)– потом применяется к космо-
су, движение звёзд на небе; Лейбниц «Учение о монадах» – вытекает соответствующая математика –
спор между Лейбницем и Ньютоном о бесконечно малых, кто автор?; из философии можно перейти в
науку (как правило), обратный переход редок), риторикой (умение логически говорить, отсюда воз-
никло целое направление софистики), математикой, натурфилософией и т.д.
В этом аспекте созданная Платоном Академия (Академ – воин Древней Греции, полководец,
герой, в честь него был назван сад, парк, в котором философы проводили свои беседы, были школы
(направления)) – прототип будущих академий. Аристотель организовал свою школу Ликей (отсюда
Лицей), философы эллинизма – музеум и т.д.
Достижениями этого периода протонауки являются формулировка первых научных программ
и, главное, их методологии. Последняя методология была начертана Платоном в диалоге под назва-
нием Тимей:
1. В науке мы должны исходить из чувственно воспринимаемых вещей, но чувственно вос-
принимаемые вещи по Платону не истинны и нуждаются в умозрительном истолковании.
2. Подлинно истинным является лишь то, что получено разумом. В этом аспекте именно идеи
учёного (мир идей) являются божественным светом истины.
Наконец, подлинную революцию в методологии совершает Аристотель, который в работах
«Физика» и «О возникновении и уничтожении» вывел следующие принципы методологии науки:
1. Фундаментально познать какое-либо явление – это значит вскрыть его причины. В этом ас-
пекте Аристотель обосновал 4 вида причин или причинно-следственных связей, сохранивших свою
актуальность до сегодняшнего дня:
18
а) материальная причина (материал, из которого возникает, лепится вещь);
б) формальная причина (форма вещи при её возникновении). ( Аристотель: 1. Аристотель
против разделения Платоном идей и конкретно чувственных вещей, сущность вещи в идее ⇒ Ари-
стотель: да невозможно представить себе, чтобы сущность вещи находилась в другом… Сущность
вещи находится вещи. 2. Логическое возражение: в логике, познании Платон нарушает принцип эко-
номии, плодит сущности сверх меры ⇒ бритва Оккама («Бритва (лезвие) О́ккама» — методологи-
ческий принцип, получивший название по имени английского монаха-францисканца, философа-
номиналиста Уильяма Оккама (Ockham, Ockam, Occam; ок. 1285—1349). В упрощенном виде он гла-
сит: «Не следует множить сущее без необходимости» (либо «Не следует привлекать новые сущно-
сти без самой крайней на то необходимости»). Этот принцип формирует базис методологического
редукционизма, также называемый принципом бережливости, или законом экономии. Сам Оккам
формулировал это принцип иначе: «Не следует без нужды полагать множественность», или «Там, где
напрасно создается много [предположений], вполне можно обойтись немногим»));
в) производящая причина;
г) Целевая причина (объединяет первые три причины при возникновении вещи).
2. Процесс познания начинается с анализа, Аристотель: Надо продвигаться от более явного …
от вещей к их частям.
3. Правильность анализа в познании методологии нужно обязательно дополнять синтезом, т.е.
по Аристотелю, воспроизводить взаимодействие частей в составе целого.
4. Ведя исследование, нужно всё время выискивать возражение себе, быть неистощимым на
опровержения. Аристотель: Истина – то, что выдержит (-вает) такую проверку.
5. Аристотель вводит сознательно в методологию науки такой её важный инструмент как ло-
гику («Логика»), тем самым несколько отодвигается на задний план интуиция, предвзятое мнение и
т.д.
«Логика»: 1. Учение о понятии. 2. Учение о суждении (всякое понятие есть свёрнутое сужде-
ние). 3. Учение об умозаключениях, силлогизмах (модусах, модус папора?, модус тозис? и т.д.).
Б). Второй период протонауки – это 4–5 века нашей эры – 14–15 века н.э.
В общем, это период формирования регионального христианства и характерен упадком науки
и техники. В этот период господствует принцип теология – первая наука, поэтому не случайно, что
не было отмечено ни одного выдающегося естественнонаучного открытия (в Европе, но не на Араб-
ском Востоке (прикладное технознание), арабские мыслители первыми перевели работы выдающих-
ся философов (Платон и Аристотель) и др., книги по техническим наукам, а потом уже Европа начи-
нает переводить эти труды (Платон, Аристотель и др.) с арабского на свой, латинский язык).
В то же время именно во второй период начинается подготовка кардинальной реформы науки.
В этом аспекте с уничтожением (исчезновением) рабства рабская наука сливается с зачатками ремес-
ленной науки, а в связи со строительством множества городов возникает в Европе слой ремесленни-
ков, которые организуются в соответствующие цеха. В этом аспекте ремесленники, организованные
в цеха, осуществляют множество открытий и изобретений: конная упряжь 9седло, хомут, стремена),
горнорудное оборудование, водяные и ветряные мельницы, нововведения в химии, развитие в тор-
говле приводит к новым географическим открытиям, а соответственно к совершенствованию кораб-
лестроения и приборов для мореплавания и навигации. Интерес к науке в этот период нашёл своё от-
ражение в философии Фомы Аквинского (1223–1274 гг., итальянский философ Томас Аквинат, то-
мизм и неотомизм, его фундаментальное сочинение «Сумма теологии», ему был присвоен статус ан-
гельского доктора, причислен к лику святых католической церкви, Станислав Лемм «Сумма техно-
логии», Богданов «Технология как организационная наука»). Фома Аквинский (Томас Аквинат):
1) формулирует учение о двойственной истине, пытаясь найти компромисс между наукой и
религией, верой и разумом;
2) полагает, что существует два типа знания (типа наук): первый тип черпает основание из са-
мого себя, к первому типу знания относятся священное писание, философия, математика; второй же
тип знания черпает свои основания в первом типе знания. К таковым относятся, по Фоме Аквинско-
му, архитектура, музыка и др. типы знания. Фома Аквинский выдвинул принцип двойственной исти-
ны: разум, наука всесильны до тех пор, когда они не противоречат вере. В этом аспекте, используя
один из инструментов науки – логику, он формулирует знаменитейшие пять доказательств Бытия Бо-
га (основаны на механистическом понимании понятий и категорий):
19
1. Основано на принципе причинности: невозможно, чтобы вещь была причина самоё себя,
поскольку она бы в данном случае предшествовала себе, следовательно, причина данной вещи лежит
в другой вещи ⇒ редукция бесконечности, следовательно, нужно помыслить первопричину, а под
ней все именуют Бога.
2. Основано на категории необходимости и случайности: невозможно помыслить, чтобы вещь
была необходима сама себе ⇒ все именуют Бога.
3. Основано на движении: невозможно, чтобы вещь была причиной движения самой се-
бе⇒перводвижитель, а под ним все именуют Бога.
4. Существует различие степени совершенства в этом мире, в неживой и живой природе, со-
циуме и т.д.Нужно помыслить некое всесовершенство существа, а под ним все именуют Бога. Он
нам даёт эталон для сравнения.
5. Основано на понятии цели (механистическое представление): все вещи бытия несут в себе
определённые цели, а раз несут определённые цели, то, следовательно, надо помыслить некую цель
цели (предельное основание всех целей), а под ней все понимают Бога.
(Три интерпретации метафизики – мировоззрение, где при познании вещей и т.д. абстрагиру-
ются от всеобщей связи и развития (СССР).
Термин диалектический материализм – Иосиф Гудген. Фридрих Энгельс – исторический ма-
териализм. «Развитие материализма от социологии к науке»?.
Второе значение (Аристотель) метафизики: одинг из учеников Аристотеля расположил его
труды по физике, государству, праву и т.д., социогуманитарные труды Аристотеля он назвал метафи-
зикой, т.е. после физики, над физикой.
Третье значение (Аристотель назвал) – метафизика – это учение о чувственном, трансцен-
дентном (в современной западной науке под метафизикой понимается философия)).
Тезис № 1.
Третий этап протонауки – 13–15 века н.э. – этот период (этап) называют периодом книгопеча-
тания, а впоследствии в наше время эрой Гуттенберга, который в 1450 г. изобрёл печатный станок,
соответственно этому, начиная с 60-х – 80-х годов прошлого века, т.е., по существу, современность
называют постгуттенбергской эрой и цивилизацией, связанной с небывалыми достижениями в обла-
сти электроники, всеобщей компьютеризации и компьютерных технологий. Постгуттенбергская эпо-
ха, эра, цивилизация характерна тем, во-первых, что мы по существу на новом витке прогресса чело-
вечества возвращаемся к неомеханической картине мира, где человек является лишь исполнитель-
ным элементом в сверхмашине или мегамашине социотехногенной цивилизации; во-вторых, совре-
менная социотехногенная цивилизация полностью размывает грани добра или блага по Платону и
зла. Современный человек, в том числе и отечественный, превратился (превращается) из человека
хомо сапиенс (homo sapiens) в человека хомо экономикс (homo economic), т.е. человек начинает те-
рять свою человеческую сущность, одной (сущностью) из которых, если не основной, которая со-
храняется как архетип у разных народов, является творение добра (блага по Платону), в-третьих, со-
временная цивилизация (постгуттенбергская) создаёт виртуальную реальность, которая является фи-
лософией беспредметности, а сама виртуальная реальность заменяет физическую реальность.
Третий период в развитии протонауки характеризуется также регулярным мореплаванием
людей, массовым изобретением и применением огнестрельного оружия, к концу этого периода –
возрождением человеческой культуры. Приращение научного знания происходит в основном не во
вновь возникших университетах, поскольку в этих университетах преимущественно практиковалась
поздняя схоластика и религиозно-философское мировоззрение, а в школах мастеров–ремесленников.
Именно там были изобретены часы, компас, телескоп, рисовальные и измерительные приборы, про-
изводились расчёты механических процессов, и именно эта среда подготовила почву для таких гени-
ев как Леонардо да Винчи, Стевин (начало паротехники) и т.д., но в школах мастеров–ремесленников
этого времени ценились, по существу, практические навыки, а именно наблюдательность и, главное,
умелые руки, для того, чтобы производить и усовершенствовать технические и другие устройства, но
не развивалась наука как таковая, т.е. поиск научной истины ради самой себя.
Тезис № 2.
В результате изобретения Гуттенбергом печатного станка возникает множество типографий,
где наряду с трактатами по магии, алхимии, религиозными текстами печатаются и собственно науч-

20
ные тексты, в которых высказываются резко антирелигиозные мысли. Учёные этого времени (перио-
да) всё более склоняются к приоритету опытного знания над схоластически умозрительным знанием.

4. Сущность преднауки и собственно науки

Тезис № 3.
В 16 веке начинается эпоха преднауки, она происходит в условиях секуляризации, т.е. в усло-
виях отделения церкви от государства, образования и науки от религии, что происходило в трагиче-
ских условиях жёсткой борьбы с церковью, и эта борьба имела свои подвиги и жертвы: Джордано
Бруно, Сервет (биолог), Галилей, Коперник и др. мыслители.
Историки выделяют следующие основные характеристики всего этапа преднауки:
1. Впервые начинает формироваться менталитет учёного, в занятиях которого ценится, преж-
де всего, опыт, а не расхожие мнения других людей или традиции. Именно опытом опровергают ари-
стотелевско-птоломеевскую систему, а именно Галилей в механике и Кеплер в астрономии.
2. Формируется система приборов для получения точных знаний в опытно-
экспериментальной сфере (часы и линейка). До этого периода положение с измерением времени бы-
ло ужасным, а именно оно определялось по положению небесных светил или по сгоранию свечи, пе-
сочным или иным часам. Ещё парадоксальнее складывалась ситуация с измерением длины предмета
(фут – длина стопы короля или герцога), его объёма (рюмка, ведро, четверть…). В раннем средневе-
ковье время измерялось молитвами, сколько прошёл человек при чтении молитвы.
3. Возрождается идея атомизма как самое, пожалуй, опасное оружие в борьбе с религией.
Следует напомнить, что и в Древней Греции атомисты преследовались, а именно сжигались их руко-
писи, либо они безжалостно критиковались философами-идеалистами. В частности, Платон в своих
диалогах подвергает резкой критике атомизм, не называя фамилии Демокрита (а покажите мне мате-
рию, где материя как таковая?). Решающий удар против религиозного мировоззрения нанёс англий-
ский философ Роберт Бойль, который, по существу, первым возрождает идеи античного атомизма с
учётом достижений преднауки и т.д.
4. Происходит в этот период формирование химии, отбрасывающей алхимию, в недрах кото-
рой она первоначально возродилась. Это происходит благодаря, главным образом, художникам, ко-
торые сами изобретали для себя краски, и медикам, которые изготавливали лекарства. Один из учё-
ных этого времени, Бернардо Палисси, выдвигает основные принципы опытного знания:
а) необходимо спрашивать у природы путём эксперимента и обращаться к опыту как высшей
и последней инстанции;
б) нельзя выдвигать никаких теорий, прежде чем они будут экспериментально подтверждены;
в) в науке нельзя опираться ни на что кроме опыта, поэтому отвергаются ссылки на авторитет
священного писания (религии), древних философов, авторитет умозрения, на авторитет философии.
5. Под влиянием книгопечатания быстро распространяются анатомические знания преднауч-
ных (научных) схем, таблиц и т.д., что привело к эволюции (революции) в живописи, скульптуре,
моде, интерьере жилищ, медицине.
6. Развивается алгебра и механика (динамика): применяются точные методы при изучении
баллистики, точные методы к теории машин с развитием часового дела и водяных машин, точные
знания в области рычага (в парусном деле и т.д.).
7. В связи с развитием науки начинается борьба против университетов, которая касалась (ве-
лась) не против самого этого института, а против засилья религиозного мировоззрения.
8. Делаются попытки выработать новое воззрение на природу. Так, Жироламе Фрокасторо в
«В симпатии и антипатии» ?, Бернардино Гелезио «О природе вещей» – всё материально и сводится
к уплотнению и расширению.
Наряду с наступлением эпохи возрождения и реформации всё же в этот период ещё имеют
место занятия астрологией, магией, алхимией и т.д. И только последующее формирование собствен-
но науки, которая формирует научное мировоззрение, позволяет освободиться от этих занятий (воз-
зрений), которые происходили в этот период в более примитивной форме, чем в средневековье.
Собственно наука возникает в конце 17 (последняя четверть 17 века) – 18-е и последующие
века. Наука в её развитии делится на 3 этапа:
1. Конец 17-го – 18-е века.

21
2. Классический этап в развитии науки и научного знания, с 17 века по 80-е годы 18 века.
3. Постнеклассическая наука, последняя четверть 19 столетия и до современности.
Первый этап, собственно наука:
1. В конце 17–18 столетий, во-первых, формируется в основном понятийный и логико-
математический аппарат науки, вводятся фундаментальные понятия, такие как закон природы (миро-
вые физические константы и т.д.), вероятность (понятия, основана на разновозможности исходов при
возникновении т.д.), сила, даётся более точное определение фундаментальных понятий, таких как
пространство, время, движение, причина и следствие (концепция жёсткого лапласовского детерми-
низма), уточняется дедуктивная логика и индуктивная логика как методы в науке (Френсис Бэкон
«Новый органон», Энгельс называл этот период и его представителей «индуктивными ослами»);
во-вторых, происходит почти полная капитуляция университетской науки перед опытно-
экспериментальными методами исследования, получает широкое распространение эксперименталь-
ный метод в науке, а сама наука становится самостоятельным институтом по отношению, собствен-
но, к философии и тем более к религии;
в-третьих, формируется цельное научное мировоззрение. По мнению Владимира Ивановича
Вернадского, по своим последствиям и воздействию на позднейшую историю и общественный быт
научное мировоззрение несравнимо с эпохой с эпохой возрождения и великих научных открытий
(больше, меньше???);
в-четвёртых, все науки базируются на основе принципа детерминизма, согласно которому
всякое состояние вселенной вытекает из предшествующего состояния вселенной. В медицине прин-
цип детерминизма распространяет французский учёный Клод Бернар, на биологию – франц. учёный
Ле Дантек, на физиологию – Сеченов, на социологию – английский философ и учёный Герберт
Спенсер;
в-пятых, в эту эпоху открываются сначала закон всемирного тяготения, а затем и закон сохра-
нения энергии, который к концу этого периода получил переистолкование «сохранение и превраще-
ние энергии»;
в-шестых, в этот период происходит великий промышленный переворот, который связан с пе-
риодом от мастерских и мануфактур к заводам и фабрикам на базе вначале паровой техники, а затем
электротехники;
в-седьмых, впервые в науку входит представление о развитии всех сложных систем (проис-
хождение и эволюция солнечной системы, происхождение и эволюция геологических слоёв, пластов,
платформ (Лайель) на Земле, происхождение и эволюция клетки, теория эволюции живого (Чарльз
Дарвин), происхождение и эволюция человека и т.д.);
в-восьмых, в силу названных открытий ведущим фактором во всей культуре, в преобразова-
нии государства стилем мышления людей становится наука, т.е. сциентизм;
в-девятых, в конце 19 столетия впервые возникают (в классический период развития науки)
такие дисциплины и развиваются практически самостоятельно друг от друга как история науки и
техники, технознания (специальный институт им. Вавилова по указанию Сталина) и история фило-
софии.
Первый этап собственно науки (конец XVII – XVIII век).
Для этого этапа характерно следующее:
Во-первых, в конце XVII – начале XVIII века складывается понятийный и логико-
математический аппарат науки. Возникают новые научные понятия, например, «закон природы»,
«вероятность», «сила», и получают современное определение другие (например, пространство, вре-
мя, причина, условие и т.д.). Возникает новая, реформированная дедуктивная логика (логика Пор-
Рояля), закладываются основы индуктивной логики («Новый органон» Френсиса Бэкона). Развивает-
ся аналитическая геометрия. Происходит перевод научных положений со словесно-понятийной фор-
мы на язык математических формул, в результате чего развиваются формы описания, объяснения и
предсказания в науке.
Во-вторых, происходит капитуляция университетской науки перед опытно-
экспериментальной, опытно-экспериментальные методы признаются основой всякой науки, и мало-
помалу оттесняют старую науку на периферию.
В-третьих, если на этапе преднауки формируется в своих общих чертах менталитет науки, то
теперь впервые формируется цельное научное мировоззрение. Менталитет – это склад ума, умствен-

22
ный настрой, стиль поведения и мышления. В понятие менталитета входят такие характеристики, как
любознательность или отсутствие таковой, покорность судьбе и закону или бунтарство, доверие к
науке или к религии, уважение к знанию или к званию, титулу, богатству и т.п. Мировоззрение в от-
личие от этого означает совокупность представлений, идеалов и ценностей человека, исходящих из
понимания мира и места в нём человека. Прежде господствовало религиозное мировоззрение. С XVII
века начинает формироваться независимое от него научное мировоззрение. Это, по словам, Вернад-
ского, событие в истории более важное, чем эпоха Возрождения и Великих географических откры-
тий, вместе взятых. Это был «перелом, который совершился в человечестве и привёл впервые в мно-
голетнем его существовании к новым, неслыханным раньше формам и укладам быта и общественно-
го строя… В XVII веке впервые наука о природе и математика вошли в жизнь как силы, изменяющие
условия человеческого существования»1.
В-четвёртых, впервые в истории кульутры складывается единая научная картина мира. Суть
этой картины мира наиболее чётко была выражена в работах Христиана Вольфа. Он писал: «Мы
называем машиной сложное бытие, изменения которого возникают в результате движения и способа
его композиции. Весь мир есть машина. Обосновать изменения в мире – значит объяснить их через
строение и причинно-следственные связи, т.е. через движение»2. Это была машинно-
механистическая картина мира. Всё в мире, согласно ей, происходит аналогично тому, что происхо-
дит в машине. Даже сознание, по Лейбницу, чтобы его понять научно, надо «создать модель мозга
такой величины, чтобы можно было войти в него, как в мельницу, и увидеть, сцеплением каких зуб-
чиков и колёсиков получается ощущение». Отсюда, Паскаль работу арифмометра считал более близ-
ким к человеческому сознанию явлением, чем психика любого животного.
При всём её несовершенстве эта картина мира оказывается настолько авторитетной, что даже
в проповедях говорится о Боге – часовщике и мир уподобляется созданным Богом часам или ма-
шине. Появляются книги «Человек – машина», «Мир – большая машина» и т.д.
В целом конец XVII – XVIII века – это «великий переворот в истории культуры человече-
ства», по словам Вернадского.
Второй этап собственно науки – классический (XVIII – XIX вв.).
Эту эпоху часто называют «эпохой открытий» по её роли в истории науки, или эпохой Про-
свещения (XVIII век) и эпохой Разума (XIX век) по роли в истории культуры.
На этом этапе развития науки происходит следующее.
Во-первых, завершается отделение науки от религии. С этого времени наличие религиозной
веры или её отсутствие у учёного становится настолько безразличным фактором, что она очень мало
влияет на направленность и успешность научного исследования. В начале XIX века Лаплас мог ска-
зать, что «Бог – это гипотеза, в которой я в своих исследованиях не нуждаюсь». Вольтер добивается
изгнания иезуитов из Франции, и это поражение самого воинственного отряда клерикалов сразу под-
рывает страх науки перед церковью... В XIX веке попытки организовать церковный суд над Лайелем,
создавшим историческую геологию, и над Дарвином, разработавшим теорию происхождения видов,
провалились. Тем самым оказалась больше невозможной дальнейшая агрессия религии против
науки.
Во-вторых, произошла математизация сначала механики, а затем и других разделов физики.
Математическое описание явлений становится образцом и для других наук.
В-третьих, формируется единая система всех наук, возникает целокупность знания, основан-
ная на идее универсальности механицизма.
В-четвёртых, мировоззрение науки становится материалистическим (с отдельными уклонами
от материализма в сторону Канта или Юма).
В-пятых, все науки структурируются на основе принципа детерминизма. Как известно, этот
принцип гласит: «Всякое состояние вселенной есть следствие его предыдущего состояния и причина
последующего». В середине XIX века этот принцип принимает последовательно механистическое
добавление: «если бы существовал такой ум, которому были бы известны на какой-то момент место
и скорость каждого атома, для него не было бы тайны нив прошлом, ни в будущем и он смог бы рас-
считать по единой формуле всё на миллионы лет вперёд и назад»3.

1
В.И. Вернадский. Из истории идей.// Избранные труды по истории науки. С. 215.
2
Основы онтологии. СПБ., 1997.
3
В.Г. Иванов. Принцип детерминизма в философии и физике. Л., 1974. С. 72.
23
В физике достигается большая строгость в соответствии её принципу детерминизма благодаря
работам Людвига и Дюбуа-Реймонда, К. Бернар распространяет этот принцип на медицину, Ле Дан-
тек – на биологию, Сеченов – на психологию, Спенсер – на социологию. Л. Бюхнер в своём эпохаль-
ном произведении «Сила и материя» рассматривает этот принцип как важнейший элемент научного
мировоззрения.
В-шестых, в эту эпоху открываются сначала законы всемирного тяготения, обнаружившие,
что законы неба и законы земли – один и те же, а затем закон сохранения энергии, который к концу
этого периода получил переистолкование как закон сохранения и превращения энергии, означаю-
щий, что процессы в мире не сводятся к механическим, и помимо механического движения объек-
тивно существуют другие формы движения.
В-седьмых, под воздействием научного прогресса во всём мире происходит великий Про-
мышленный переворот, связанный с переходом от мануфактур и мастерских к заводам и фабрикам
на базе внедрения в производство паровых машин, а позднее – и электрических. Начинается бурное
развитие химии и химической промышленности, совершившей переворот в агрономии и медицине
(удобрения и лекарства).
В-восьмых, впервые в науку входит представление о развитии. Складываются теории и гипо-
тезы о происхождении солнечной системы, о происхождении и развитии геологических процессов на
земле, о происхождении видов, и единстве онто- и филогенеза в биологии, о происхождении языка,
государства, права и т.д. Складывается убеждение о всесилии разума и бесконечности прогресса.
В-девятых, в силу вышеперечисленных открытий, которые произвели колоссальное впечатле-
ние на общество и преобразили стиль мышления эпохи, ведущим фактором во всей культуре стано-
вится наука, подчиняя себе все другие формы культуры.
В-десятых, впервые возникают такие отрасли знания, как история науки и философия науки,
которые выступают ещё как самостоятельные, независимые друг от друга отрасли исследования.
Третий этап развития науки – постнеклассический, или современный.
Этот этап наступает в последней четверти XIX – начале ХX века. Он включает в себя три ста-
дии:
а) кризис в физике (последняя четверть XIX века);
б) революция в физике (первая половина XX века);
в) распространение революции в физике на весь свод наук
На первой стадии третьего этапа в науках осуществляется множество фундаментальных от-
крытий. Как заметил академик Б.М. Кедров, это было «удивительное время, когда выдающиеся
научные достижение следовали одно за другим»4 Д.И.Менделеев создал периодическую таблицу
элементов. Были открыты полевая форма материи и электрон, рентгеновские лучи и молекулярное
(броуново) движение, создана электромагнитная теория, обнаружена радиоактивность. И это далеко
не полный список фундаментальных открытий того времени.
Эти открытия подтверждали правильность общей стратегии научных исследований: опоры на
опытно-экспериментальные методы, проверки гипотез опытом и научным экспериментом.
Но в то же время эти открытия приводили к смене механической картины мира, представляв-
шей мир как большую машину, на другую картину мира – электромагнитную, в которой мир постро-
ен не только из вещёства (т.е., из твёрдых, ограниченных в пространстве, инертных тел), но также из
полевой материи (т. е., материи невещественной, не имеющей границ в пространстве, проницаемой
для тел и вместе с тем пронизывающей тела).
На этой основе происходит отказ от некоторых старых понятий.
Так, еще в начале XIX века исследования Лавуазье привели к отказу от понятия «флогистон».
В 1896 – 1898 гг., благодаря работам Больцмана, отпало понятие теплорода, теплота была по-
нята как молекулярное движение.
Создание электромагнитной теорий поставило под сомнение понятие электрической жидко-
сти, ее тока, течения.
На основе этого возник ряд противоречий между теорией и опытом.
Так, физика опирается только на эвклидову геометрию, хотя известны уже неэвклидовы гео-
метрии (Лобачевского, Больяи). Остается неясным, являются ли они чистой идеей, может быть, даже

4
Учение о радиоактивности. М., 1973. С. 5.
24
фикцией, или что-то в мире им соответствует. Эксперимент оказывается слишком неточным, чтобы
установить это.
Хотя явным образом оказывается невозможным свести явления электромагнетизма, оптики,
химии к механическим движениям, до конца XIX века сохраняется надежда на то, что это все же
удастся. (Кельвин в 1900-м году говорил, что он не знает, каким будет XX век, но в одном он уверен
– это будет век полного торжества механицизма).
Факт обнаружения того, что материя существует в двух формах – вещества и поля –
запутывает учёных в решении вопроса, что первично: вещество или поле, ответ на который наука не
находит.
Таким образом складываются условия для дальнейшего скачка в познании, и одновременно
возникают трудности в познании, которые определяются учеными как кризис в физике.
В.И. Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме» блистательно проанализировал такое
положение в науке.
Вторая стадия третьего этапа, стадия революции в физике, начинается в 1900 году новой вол-
ной фундаментальных открытий.
В 1900 г. Планк открывает квант действия, фотон. Свет понят как вид электромагнитного
процесса.
В 1902 г. Резерфордом раскрыта природа радиоактивности как внутриатомного движения, об-
наруживается сложность атома.
В 1905 г. Эйнштейн создает СТО (специальную теорию относительности), обнаруживая зави-
симость свойств пространства и времени от скорости перемещения материальных объектов. Вслед-
ствие этого происходит отказ от понятия эфира как мнимой среды.
В 1914-1915 годах Эйнштейн создает ОТО (общую теорию относительности, которая устанав-
ливает зависимость свойств пространства и времени от размеров массы (как свойства материальных
объектов). И поэтому делается неизбежный вывод о принципиальной неоднородности геометрии
мира.
В 1925 – 1927 годах трудами Н. Бора, В. Гейзенберга, Л. Дебройля, Э. Шредингера создается
квантовая механика. Обнаруживается, что на разных уровнях строения материи существуют свои за-
коны, и, таким образом, описание материи на одном уровне не позволяет свести его к описанию на
другом уровне. Материя неисчерпаема в познании. Переход к новым уровням материи в познании
оборачивается принципиальной ненаглядностью новых понятий: в нашем опыте отсутствуют чув-
ственные образы, которые соответствовали бы явлениям микромира.
Третья стадия третьего периода связана с распространением революции, начавшейся в физи-
ке, на другие науки. В послевоенный период, начиная с 1945 года, бурно развивается атомная энер-
гетика. Обнаруживается сложность любых микрообъектов. Происходит революция в химии, осно-
ванная на применении к ней квантовой механики, в астрономии (открытие мегамира, мира галакти-
ки, проникновение в космос на расстояние свыше 200 тысяч световых лет, возникновение внеземной
астрономии). Происходят крупнейшие открытия в антропологии, биологии, генетике на базе кванто-
вой механики. Возникают принципиально новые науки и области исследования – кибернетика, ин-
форматика, электроника, космонавтика, генная инженерия, лазерная техника, радиотелескопия, кос-
мология, синергетика и др.
Открываются совершенно новые горизонты познания. Так антропный принцип, к которому
приходит современная космогония, состоит в следующем. До сих пор наука методологически опира-
лась на принцип Коперника, согласно которому Земля не занимает привилегированного места в ми-
ре. Она – рядовое явление в космосе, а окружающие условия типичны для всего космоса. Ни Земля,
ни Солнце не являются ни центром мира, ни даже центром ближайшего сообщества звезд. Этот
принцип сыграл определяющую роль в борьбе науки с библейскими представлениями. На него опи-
рались и позже в познании мира. Гелий был обнаружен в спектрограмме Солнца и лишь потом был
найден на Земле. Рентгеновские лучи найдены были на Земле, но затем их открыли в космических
лучах, идущих из глубин Космоса. Открытие космических объектов нового вида заставляет разви-
вать научные взгляды на то, что происходит в циклотронах и в ядерных реакторах, а открытия в об-
ласти физики заставляют искать им аналоги в Космосе.
Но сейчас требования принципа Коперника начинают становиться узкими. Антропный прин-
цип как раз и является преодолением принципа Коперника. Согласно антропному принципу, в мире в

25
больших космически масштабах царит разнообразие. Наша часть вселенной – это только островок
среди множества других вселенных, физические условия в которых могут быть совершенно иными.
В частности, наша часть вселенной такова, что в ней мог возникнуть человек. Во вселенных с други-
ми свойствами пространства, времени и гравитации, с другим набором элементарных частиц и т. п.
человек физически не мог бы возникнуть. Там даже не возникли бы атомы и молекулы.
Задачей физики становится исследование условий, при которых возникает масса, энергия, си-
ла тяжести, электрический заряд и т.д. Мир рассматривается как текучий, изменчивый, но при этом
находящийся в состоянии самодвижения. Законы природы начинают рассматриваться как историче-
ские законы, т. е. возникающие при определённых физических условиях и изменяющиеся вместе с их
изменениями.
В то же время синергетика обосновывает универсальность развития в мире и доказывает, что
порядок и хаос, упорядоченность и беспорядок – не абсолютные противоположности, и способны
переходить одно в другое.
Дело в том, что в замкнутых изолированных системах, которыми только и занималась класси-
ческая физика, происходит непрерывный рост энтропии, т. е. вырождение энергии, выравнивание
потенциалов. Отсюда Клаузиусом была выведена концепция «тепловой смерти вселенной», т. е. до-
стижение в конце концов такого состояния вселенной, в котором все потенциалы выравнены и вся-
кое движение замирает. Согласно синергетике, ни одна физическая система не является абсолютно
изолированной, и положение о росте энтропии и тепловой смерти не точны.
В открытых, неизолированных системах всегда имеет место обмен энергией и веществом с
окружающим миром. В условиях притока энергии извне флуктуации, т. е. случайные колебания,
столкновения частиц и т. п. раньше или позже приводят к точкам бифуркации, в которых складыва-
ются соединения, которые либо закрепятся в качестве единиц высшего порядка, либо развалятся на
исходные частицы. То и другое складывается в такой пропорции, что происходит постепенный пере-
ход к более высокой организации материи. Иначе говоря, уровень организации материи постоянно
возрастает.
Таким образом, развитие, т.е. возрастание сложности организации и тем самым снижение эн-
тропии, которое характерно для живых организмов, оказалось присущим и неорганической природе.
Неорганическая материя уже не может рассматриваться как нечто пассивное. Она самопроизвольно
порождает высшие формы организации, т.е. развивается.
В итоге современная наука способствует росту научности мировоззрения.

5. Учение Аристотеля о материи, форме и причинности

Идеалистическое понимание бытия не могло удовлетворить мыслителей, пытавшихся


объяснить реальный мир природы: ведь платоновский идеализм объявлял движение и измене-
ние предметом, о котором нельзя составить строгого знания, а можно иметь только «мнение». Кри-
тику платоновской концепции бытия предпринял его ученик Аристотель (384—322 годы до н. э.).
Последний видел ошибку Платона в том, что тот приписал идеям самостоятельное существование,
обособив и отделив их от чувственного мира, для которого характерно движение и изменение.
При этом у Аристотеля сохраняется характерное для элеатов и Платона понимание бытия
как чего-то устойчивого, неизменного, неподвижного. Однако, в отличие от этих своих предше-
ственников, н ставит задачу найти нечто устойчиво пребывающее, инвариантное в чувственном ми-
ре, чтобы сделать возможным достоверное и доказательное научное знание подвижного и изменчи-
вого природного мира. В результате Аристотель дает понятию сущности иное, чем у Платона,
толкование. Он отвергает учение об идеях как сверхчувственных умопостигаемых предметах, отде-
ленных от «причастных» им вещей. Платон признавал реально существующими виды и роды. Аристо-
тель же назвал сущностью (бытием) индивидуумы (индивидуум – неделимое), например, вот этого
человека, вот эту лошадь, а виды и роды, по его учению, суть лишь вторичные сущности, произ-
водные от первичных.

Аристотелево понятие субстанции (сущности)

26
Сущность – это единичное, обладающее самостоятельностью, в "отличие от его состояний и
отношений, которые являются изменчивыми и зависят от времени, места, от связей с другими
Сущностями и т. п. Именно сущность может быть выражена в понятии и является предметом
строгого знания – науки. Аристотель стремится познать сущность вещей через их родовые понятия, а
потому в центре внимания у него находится отношение общего к частному. Аристотель создает
первую в истории систему логики – силлогистику, главную задачу которой он видит в установлении
правил получения достоверных выводов из определенных посылок. Центр аристотелевской логики
составляет учение об умозаключениях и доказательствах, основанных на отношениях общего и
частного. Формальная логика, созданная Аристотелем, на протяжении многих веков служила глав-
ным средством научного доказательства.
Вопрос о том, что такое бытие, Аристотель предлагал рассматривать путем анализа высказы-
ваний о бытии – здесь вполне очевидна связь теории силлогизма и аристотелевского понимания бы-
тия. «Высказывание» по-гречески – «категория». Согласно Аристотелю, все высказывания языка
так или иначе отнесены к бытию, но ближе всего к бытию стоит аристотелевская категория сущно-
сти. Поэтому ее, как правило, и отождествляют с бытием). Все остальные категории – качества, коли-
чества, отношения, места, времени, действия, страдания, состояния, обладания – соотносятся с быти-
ем через категорию сущности. Сущность отвечает на вопрос: «Что есть вещь?» Раскрывая сущность
(субстанцию) вещи, мы, согласно Аристотелю, даем ей определение, понятие вещи. Остальные девять
категорий отвечают на вопрос: «Каковы свойства вещи?» – и определяют признаки, свойства вещи,
её атрибуты. О сущности, таким образом, высказываются все категории, но она сама ни о чем не вы-
сказывается: она есть нечто самостоятельное, существующее само по себе, безотносительно к друго-
му. Для логики Аристотеля характерно убеждение в том, что сущность первичнее отношений.
Важная особенность аристотелевского учения о сущности заключается в том, что хотя под
сущностью Аристотель понимает отдельный предмет (индивидуум), однако сама сущность вовсе не
есть что-то воспринимаемое чувствами: чувствами мы воспринимаем лишь свойства той или иной
сущности, сама же она – единый, неделимый и невидимый носитель всех этих свойств – то, что де-
лает предмет «вот этим», не позволяя ему слиться с другими.
Как видим, характеристика бытия, как единства, неделимости, устойчивости (неизменности)
остается важнейшей и у Аристотеля; при этом неделимы как первичные сущности (этот человек),
так и сущности вторичные (человек, живое существо).
Такое понимание также сталкивается с определенными трудностями. Ведь по исходному рас-
суждению сущность – начало устойчивости и неизменности, а потому она может быть предметом
истинного знания – науки. В то же время «вот этот» индивид в его «вот-этости» как раз не может
быть предметом всеобщего и необходимого знания. С другой стороны, общее понятие «человек» явля-
ется предметом знания, но в то же время «человек вообще» не имеет самостоятельного существования,
это только отвлеченное понятие.
Тут возникает проблема: единичное существует реально, но в своей единичности не есть
предмет науки; общее же является предметом научного знания, но неясно, каков его онтологический
статус, – ведь Аристотель отверг учение Платона, согласно которому общее (идея) имеет реальное су-
ществование. Эта проблема обсуждалась не только в античной, но и в средневековой, и в новоевропей-
ской философии. На протяжении многих веков философы спорили о том, что существует реально –
единичное или общее?

Понятие материи

Анализ онтологии будет неполным, если не рассмотреть понятия материи, игравшего важную
роль в учениях Платона, Аристотеля и других философов. Впервые понятие материи (hyle) было
введено Платоном, который хотел с его помощью пояснить причину многообразия чувственного ми-
ра. Если идея у Платона есть нечто неизменное и тождественное себе, если она определяется через
«единое», то материю он мыслит как «начало иного» – изменчивого, текучего, непостоянного.
Именно в этом своем качестве она и служит для Платона принципом чувственного мира. Материя,
по Платону, лишена определенности и потому непознаваема,, вещи и явления мира «становления» не
могут стать предметом научного знания как раз в силу их материальности. В этом смысле в ранних
диалогах Платона материя отождествляется с небытием. В более позднем диалоге «Тимей» Платон

27
уподобляет материю лишенному качеств субстрату (материалу), из которого могут быть образованы
тела любой величины и очертаний, подобно тому, как самые разные формы могут быть отлиты из зо-
лота. Поэтому Платон именует здесь материю «восприемницей и кормилицей всего сущего».
Платон полагает, что материя может принять любую форму именно потому, что сама она со-
вершенно бесформенна, неопределенна, есть как бы только возможность, а не действительность. По-
нятую таким образом материю Платон отождествляет с пространством, которое есть возможность
любых геометрических фигур.
Не принимая платоновского отождествления материи и пространства, Аристотель в то же
время рассматривает материю как возможность (потенцию). Для того чтобы из возможности возник-
ло что-то действительное, материю должна ограничить форма, которая и превращает нечто лишь
потенциальное в актуально сущее. Так, например, если мы возьмем медный шар, то материей
для него, говорит Аристотель, будет медь, а формой – шарообразность; по отношению к живому
существу материей является его телесный состав, а формой – душа, которая и обеспечивает един-
ство и целостность всех его телесных частей. Форма, согласно Аристотелю, есть активное нача-
ло, начало жизни и деятельности, тогда как материя – начало пассивное. Материя. бесконечно дели-
ма, она лишена в самой себе всякого единства и определенности, форма же есть нечто неделимое и,
как таковая, тождественна с сущностью вещи.Вводя понятия материи и формы, Аристотель делит
сущности на низшие (те, что состоят из материи и формы), каковы все существа чувственного мира,
и высшие – чистые формы. Наивысшей сущностью Аристотель считает чистую (лишенную материи)
форму – вечный двигатель, который служит источником движения и жизни всего космического це-
лого. Природа у Аристотеля – это живая связь всех единичных субстанций, определяемая чистой
формой (вечным двигателем), составляющей причину и конечную цель всего сущего. Целесообраз-
ность (телеология) есть фундаментальный принцип как онтологии Аристотеля, так и его физики.
В физике Аристотеля получило свое обоснование характерное для греков представление о
космосе как об очень большом, но конечном теле. Учение о конечности космоса непосредственно вы-
текало из неприятия Платоном, Аристотелем и их последователями понятия актуальной бесконеч-
ности. Актуально бесконечное не признавала также и греческая математика.
Подытоживая анализ древнегреческого учения о бытии, нужно отметить, что для большинства
древнегреческих философов характерно дуалистическое противопоставление двух начал: бытия
и небытия у Парменида, атомов и пустоты – у Демокрита, идей и материи – у Платона, формы и ма-
терии – у Аристотеля. В конечном счете, это дуализм единого, неделимого, неизменного, с одной сто-
роны, и бесконечно делимого, множественного, изменчивого – с другой. Именно с помощью этих
двух начал греческие философы пытались объяснить бытие мира и человека.

Дополнение:
Важное место в мировоззрении Аристотеля отводилось представлениям о форме и материи. «Форма»
очень близка к «сущности», она есть сущность, или, как скажем мы сейчас, – это наряду с внешней
оформленностью вещи и ее внутренняя структура, закон построения функционирования, развития.
Но форма, являясь сущностью, несколько отличается от нее: она находится посредине между единич-
ным и родовым (это скорее, видовая сущность); она есть внутреннее состояние, принцип каждой вещи;
кроме того, с ней соотносится помимо понятия ещё и смысл вещи. «Материя», по Аристотелю, пред-
ставляет собой неоформленный субстрат, она пассивна, неспособна сама по себе из себя ничего породить.
Материя вечна, как и форма, между ними нет отношения «первичное – вторичное». Они друг без друга
не существуют (кроме «формы форм», да и то это – в умозрении, в абстракции). Человек, например,
создает медный шар, но меди без определенной формы нет, как нет и шара вообще; никто еще не смог
произвести шар как таковой, без субстрата; медь – субстрат, а медный шар – это ещё и форма. Форму
следует представлять как причину, но и субстрат – тоже причина. Конкретная вещь производна от
этих причин, она есть взаимодействие. Одна и та же вещь может быть единством того и другого в од-
ном отношении и субстратом – в другом. Так, кирпич – «форма» и «материя» (глина), а при построй-
ке дома кирпич «материя». Кирпич – это дом в возможности, как до этого глина – возможность кир-
пича. Сам кирпич – это действительность (форма) глины, а дом – действительность кирпича. Един-
ство формы и материи в каждом конкретном случае есть превращение возможности в действительность,
есть актуализация возможности.

28
Возникновение или исчезновение, чего-то есть движение, иначе говоря, процесс превращения по-
тенциального в актуальное, обнаружение активности формы в момент ее соединения с материей есть
движение. Движением является, конечно, и пространственное перемещение. Помимо того и другого
имеются еще две формы движения – изменение свойств и увеличение и уменьшение. Движение неот-
рывно от вещей. Аристотель утверждал: «Не существует движения помимо вещей».
В трактовке формы и материи Аристотель уже касался вопроса о причинах вещей. Но он специ-
ально рассматривает причинность, выделяя четыре класса (или вида) причин: 1) материальную при-
чину (это есть субстрат, материя, из которой образуются тела; 2) формальную причину (когда фор-
ма активно проявляет себя); 3) действующую, или производящую, причину (она раскрывает источник
движения, источник превращения возможности в действительность); 4) целевую, или конечную, при-
чину (цель движения). Так, причинами статуи являются и ваятельное искусство, и мрамор: первое – как
источник движения, вторая – как материя; но действуют и формальная причина, и целевая: скульптор
имеет в голове осознанную цель, которая оказывается впоследствии формой, т. е. тем, что предстоит осу-
ществить. Цель у Аристотеля тесно связана с «энтелехией». Все процессы, имеющие смысл, обладают
внутренней целенаправленностью и потенциальной завершенностью. Яйцо является птенцом в возмож-
ности, но не энтелехиально. Ребенок же содержит в себе взрослого и потенциально, и энтелехиально (как
тенденцию, движущую силу, способностью к изменению в направлении к цели, заложенной в исходном
состоянии).
Свои наблюдения над отдельными вещами Аристотель переносит на мир в целом. Он полагает, что
есть «причина причин», «форма форм». Это Космический Ум, или Нус, Бог. Он не творит природу и не вни-
кает в частности. Этот Бог не существует за пределами нашего мира, как, к примеру, мир идей у Платона.
Бог – в самом мире как план, проект Космоса, как Перводвигатель, хотя сам он и неподвижен. Он не
материален, это духовный Абсолют. Это чистая энергия, чистая деятельность. Бог движет как «предмет
любви». Мысля самого себя, он тем самым мыслит самое божественное и самое ценное. Любить Бога –
значит любить других, любить космос, любить самого себя, достигать энтелехии (нравственного со-
вершенства) в своей деятельности. У.Аристотеля «имя божества придается первому двигателю в качестве
предиката: не Бог есть вечный двигатель, а вечный двигатель заслуживает названия Бога».

6. Специфика новоевропейского типа рациональности (третий тип рациональности)

Третий этап в эволюции и развитии рациональности (четвёртая глобальная научная револю-


ция) – постнеклассический тип рациональности (с 50-х годов прошлого века и по настоящее время).
Он связан, в первую очередь, с выдающимися достижениями в области физики, а именно термоди-
намики, а точнее термодинамики нелинейных процессов, т.е. открытых (в других типах рациональ-
ности были закрытые системы) систем (Пригожин и его школа); во-вторых, он связан с выдающими-
ся достижениями в области генетики и молекулярной биологии; и, наконец, с достижениями астро-
физики. В этом аспекте постнеклассический этап основывается на:
1) принципе эволюционизма;
2) принципе историзма;
3) принципе самоорганизации и развития сложных и открытых систем.
Отражением постнеклассической науки и третьего этапа рациональности является следующая
схема:
(Субъект→Средства→Объект)
↑внутринаучные ценности и идеалы
↑мировоззренческие идеалы
Четвертая научная революция совершилась в последнюю треть XX столетия. Она связана с по-
явлением особых объектов исследования, что привело к радикальным изменениям в основаниях науки.
Рождается постнеклассическая наука, объектами изучения которой становятся исторически развивающие-
ся системы.
Формируется рациональность постклассического типа. Ее основные характеристики состоят в сле-
дующем.
Во-первых, если в неклассической науке идеал исторической реконструкции использовался пре-
имущественно в гуманитарных науках (история, археология, языкознание и т.д.), а также в ряде есте-
ственных дисциплин, таких как геология, биология, то в постнеклассической науке историческая рекон-
29
струкция кик тип теоретического знания стала использоваться в космологии, астрофизике и даже в фи-
зике элементарных частиц, что привело к изменению картины мира.
Во-вторых, возникло новое направление в научных дисциплинах – синергетика. Она стала ве-
дущей методологической концепцией в понимании и объяснении исторически развивающихся систем.
В-третьих, субъект познания в такой ситуации не является внешним наблюдателем, существова-
ние которого безразлично для объекта: он видоизменяет каждый раз своим воздействием поле возмож-
ных состояний системы, т.е. становится главным участником протекающих событий.
В-четвертых, постнеклассическая наука впервые обратилась к изучению таких исторически разви-
вающихся систем, непосредственным компонентом которых является сам человек. Это объекты эколо-
гии, включая биосферу (глобальная экология), медико-биологические и биотехнологические (генетическая
инженерия) объекты и др. Исследовать такие объекты невозможно без использования компьютерных про-
грамм и проведения специального математического эксперимента на ЭВМ.
В-пятых, при изучении такого рода сложных систем, включающих человека с его преобразова-
тельной производственной деятельностью, идеал ценностно-нейтрального исследования оказывается не-
приемлемым. Объективно истинное объяснение и описание такого рода систем предполагает включение
ценностей социального, этического и иного характера.
Особо важным моментом четвертой научной революции было оформление в последние 10-15
лет XX в. космологии как научной дисциплины, предметом изучения которой стала Вселенная в целом.
Теория эволюции Вселенной в целом способствовала появлению в постнеклассическом типе рационально-
сти элементов античной рациональности, которые состоят в следующем:
1. Обращение к чистому умозрению при разработке теории развития Вселенной напоминает в сво-
их существенных чертах античный тип рациональности. Более того, понятие «Вселенная в целом» род-
ственно античному понятию «Космос» (правда, без прилагательного «божественный»).
2. Впервые со времен греческой философии и протонауки в космологии был поставлен вопрос:
«Почему Вселенная устроена именно так, а не иначе?»
З.В современной физике и космологии все чаще стали говорить об антропном принципе, соглас-
но которому наш мир устроен таким образом, что в принципе допускает возможность появления челове-
ка. Свойства Вселенной как целого, свойства всей Метагалактики, фундаментальные характеристики
Космоса таковы, что человек не мог не появиться. В этом смысле он космический феномен, органиче-
ский элемент космоса. Антропный принцип ставит в определенную зависимость человека и фундамен-
тальные мировые константы, которые определяют действия законов тяготения, электромагнетизма, силь-
ных и слабых взаимодействий элементарных частиц.
Человечество должно воспринимать Космос не как нечто внеположенное и враждебное, а как
«дом» своего бытия. Другими словами, налицо корреляция типа рациональности, соответствующего совре-
менной физике и космологии, античному типу рациональности.
4. В античности не знали научного эксперимента, который родился во времена Галилея и Нью-
тона. В платоновской и неоплатоновской античной традиции для получения истинного знания также
признавалась необходимость опыта, но опыта «умного», который «ставит» душа, не обращаясь к помо-
щи ощущений и телесных чувств. Опыт души – это только умственное рассмотрение. В вопросе, по-
священном античной рациональности, мы показали, что такая «работа» души и есть в собственном
смысле слова теоретизирование, к которому активно обращаются современные ученые.
Подобие античному типу рациональности обусловливается также тем фактом, что начинает сти-
раться граница между теорией элементарных частиц и теорией Вселенной. Теория элементарных частиц и
космологическая теория столь тесно стали сопрягаться, что критерием истинности теории элементарных
частиц стала выступать ее проверка на «космологическую полноценность». Возникло близкое античности
понимание того, что все связано со всем, «все во всем». Итак, современная физика и космология сформи-
ровали сходную с античной тенденцию обращения к умозрению, к теоретизированию.
Каковы главные характеристики современной постнеклассической науки?
1. Широкое распространение идей и методов синергетики – теории самоорганизации и разви-
тия систем любой природы. В этой связи становится все более укрепляющееся представление о мире не
только как о саморазвивающейся целостности, но и о как нестабильного, неустойчивого, неравновесного,
хаосогенного, неопределенностного. Эти фундаментальные характеристики мироздания сегодня высту-
пают на первый план, что, конечно, не исключает «присутствия» в Универсуме противоположных харак-
теристик.

30
2. Укрепление парадигмы целостности, т. е. осознание необходимости глобального всесторон-
него взгляда на мир. Сегодня стало очевидным, что принятие диалектики целостности, включенности
человека в систему – одно из величайших научных достижений современного естествознания и ци-
вилизации в целом. В чем проявляется парадигма целостности?
а) В целостности общества, биосферы, ноосферы, мироздания и т. п. Одно из проявлений це-
лостности сострит в том, что человек находится не вне изучаемого объекта, а внутри его. Он всегда лишь
часть, познающая целое.
6) В формировании нового – «организмического» – видения (понимания природы). Последняя
все чаще рассматривается не как конгломерат изолированных объектов и даже не как механическая си-
стема, но как целостный живой организм, изменения которого могут происходить в определенных гра-
ницах. Нарушение этих границ приводит к изменению системы, к ее переходу в качественно иное состоя-
ние, которое может вызывать необратимое разрушение целостности системы. Здесь уже центральное ме-
сто занимает принцип органической целостности применительно и ко всей природе, и к ее различным
подсистемам. Организм, вид, биоценоз, биогеоценоз – основные формы организации жизни, уровни
(стадии) ее организации.
в) Для начала XXI в. характерной является закономерность, состоящая в том, что естественные
науки объединяются, и усиливается сближение естественных и гуманитарных наук, науки и искусства.
Идеи и принципы, получающие развитие в современном естествознании (особенно в синергетике),
все шире внедряются в гуманитарные науки, но имеет место и обратный процесс. Освоение наукой само-
развивающихся «человекоразмерных» систем стирает прежние непроходимые границы между методоло-
гией естествознания и социального познания. В связи с этим наблюдается тенденция к конвергенции двух
культур – научно-технической и гуманитарно-художественной, науки и искусства. Причем именно чело-
век оказывается центром этого процесса.
г) В выходе частных наук за пределы, поставленные классической культурой Запада. Все более ча-
сто ученые обращаются к традициям восточного мышления и его методам.
3. Укрепление и все более широкое применение идеи (принципа) коэволюции, т. е. сопряженного,
взаимообусловленного изменения систем или частей внутри целого.
Будучи биологическим по происхождению, связанным с изучением совместной эволюции различ-
ных биологических объектов и уровней их организации, понятие коэволюции охватывает сегодня обоб-
щенную картину всех мыслимых эволюционных процессов, – это и есть глобальный эволюционизм.
Становление эволюционных идей имеет достаточно длительную историю. Уже в XIX в. они
нашли применение в геологии, биологии и других областях знания, но воспринимались скорее как ис-
ключение по отношению к миру в целом. Однако вплоть до наших дней принцип эволюции не был до-
минирующим в естествознании. Во многом это было связано с тем, что длительное время лидирующей
научной дисциплиной была физика, которая на протяжении большей части своей истории в явном виде
не включала в число своих фундаментальных постулатов принцип развития.
Характерная особенность постнеклассической науки – стремление построить общенаучную
картину мира на основе принципов универсального (глобального) эволюционизма, объединяющих в
единое целое идеи системного и эволюционного подходов.
4. Внедрение времени во все науки, все более широкое распространение идеи развития {«истори-
зация», «диалектизация» науки).
В последние годы особенно активно и плодотворно идею «конструктивной роли времени», его
«вхождения» во все области и сферы специально-научного познания развивал И. Пригожий.
Одна из основных его идей – «наведение моста между бытием и становлением», «новый синтез»
этих двух важнейших «измерений» действительности, двух взаимосвязанных аспектов реальности, одна-
ко при решающей роли здесь времени (становления). И. Пригожин считает, что мы вступаем в новую эру
в истории времени (которое «проникло всюду»), когда бытие и становление могут быть объединены –
при приоритете последнего.
5. Изменение характера объекта исследования и усиление роли междисциплинарных комплексных
подходов в его изучении.
В современной методологической литературе все более склоняются к выводу о том, что если объ-
ектом классической науки были простые системы, а объектом неклассической науки – сложные си-
стемы, то в настоящее время внимание ученых все больше привлекают исторически развивающиеся си-
стемы, которые с течением времени формируют все новые уровни своей организации. Причем возникно-

31
вение каждого нового уровня оказывает воздействие на ранее сформировавшиеся, меняя связи и компо-
зицию их элементов.
Объектом современной науки становятся – и чем дальше, тем чаще – так называемые «чело-
векоразмерные» системы: медико-биологические объекты, объекты экологии, включая биосферу в це-
лом (глобальная экология), объекты биотехнологии (в первую очередь генетической инженерии), систе-
мы «человек-машина» и т. д.
Изменение характера объекта исследования в постнеклассической науке ведет к изменению под-
ходов и методов исследования. Если на предшествующих этапах наука была ориентирована преимуще-
ственно на постижение все более сужающегося, изолированного фрагмента действительности, выступав-
шего в качестве предмета той или иной научной дисциплины, то специфику современной науки все более
определяют комплексные исследовательские программы (в которых принимают участие специалисты раз-
личных областей знания), междисциплинарные исследования.
6. Соединение объективного мира и мира человека, преодоление разрыва объекта и субъекта.
Уже на этапе неклассического естествознания стало очевидным – и новые открытия все более
демонстрировали это, – что «печать субъективности лежит на фундаментальных законах физики» (А.
Эдингтон), что «субъект и объект едины», между ними не существует барьера (Э. Шредингер), что «со-
знание и материя являются различными аспектами одной и той же реальности» (К. Вайцзеккер) и т. п. А
Луи де Бройль полагал, что квантовая физика вообще «не ведет больше к объективному описанию внешне-
го мира» – вывод, выражающий, на наш взгляд, крайнюю позицию по рассматриваемой проблеме.
Соединение объективного мира и мира человека в современных науках – как естественных, так и
гуманитарных – неизбежно ведет к трансформации идеала «ценностно-нейтрального исследования».
Объективно-истинное объяснение и описание применительно к «человекоразмерным» объектам не только
не допускает, но и предполагает включение аксиологических (ценностных) факторов в состав объясняю-
щих положений.
В естествознании XX в. сформировался и получает все более широкое распространение (хотя и
является предметом дискуссии) так называемый «антропный принцип» – один из фундаментальных
принципов современной космологии. Согласно антропному принципу, Вселенная должна рассматривать-
ся как сложная самоорганизующаяся система, включенность в нее человека не может быть отброшена
как некое проявление «научного экстремизма», Суть антропного принципа заключается в том, что наличие
наблюдателя не только меняет картину наблюдения, но и в целом является необходимым условием для
существования материальных основ этой картины.
Таким образом, развитие современной науки – как естествознания, так и обществознания –
убедительно показывает, что независимого наблюдателя, способного только пассивно наблюдать и не
вмешиваться в «естественный ход событий», просто не существует
7. Еще более широкое применение философии и ее методов во всех науках.
В том, что философия как органическое единство своих двух начал – научно-теоретического и
практически-духовного – пронизывает современное естествознание, – в этом, кажется, сегодня не
сомневается ни один мыслящий естествоиспытатель. В постнеклассическом естествознании еще более
активно (прежде всего в силу специфики его предмета и возрастания роли человека в нем), чем на
предыдущих этапах, «задействованы» все функции философии – онтологическая, гносеологическая, ме-
тодологическая, мировоззренческая, аксиологическая и др.
8. Усиливающаяся математизация научных теорий и увеличивающийся уровень их абстрактно-
сти и сложности.
Эта особенность современной науки привела к тому, что работа с ее новыми теориями из-за вы-
сокого уровня абстракций вводимых в них понятий превратилась в новый и своеобразный вид деятель-
ности.
В науке резко возросло значение вычислительной математики (ставшей самостоятельной ветвью
математики), так как ответ на поставленную задачу часто требуется дать в числовой форме. В настоящее
время важнейшим инструментом научно-технического прогресса становится математическое моделиро-
вание.
Что касается современной формальной (символической, математической) логики и разрабатыва-
емых в её рамках методов, законов и приемов правильного мышления, то, по свидетельству ее выдаю-
щегося представителя, «она расплавилась в разнообразных исследованиях математики, а также в таких

32
новых дисциплинах на научной сцене, как информатика и когнитология, кибернетика и теория информа-
ции, общая лингвистика – каждая с сильным математическим уклоном».
Развитие науки – особенно в наше время – убедительно показывает, что математика – дей-
ственный инструмент познания, обладающий «непостижимой эффективностью. Вместе с тем стано-
вится все более очевидным, что недопустимо как недооценивать математический аппарат, так и абсолю-
тизировать его.
9. Методологический плюрализм, осознание ограниченности, односторонности любой методо-
логии – в том числе рационалистической (включая диалектико-материалистическую). Эту ситуацию
четко выразил американский методолог науки Пол Фейерабенд: «Все дозволено».
В свое время великий физик В. Гейзенберг говорил о том, что надо постигать действительность
всеми дарованными нам органами. Но нельзя, подчеркивал он, ограничивать методы своего мышления
одной-единственной философией. Вместе с тем недопустимо какой-либо метод объявлять «единственно
верным», принижая или вообще отказывая (неважно, по каким основаниям) другим методологическим
концепциям. В современной науке нельзя ограничиваться лишь логикой, диалектикой и эпистемологией
(хотя их значение очень велико), а еще более, чем раньше, нужны интуиция, фантазия, воображение и
другие подобные факторы, средства постижения действительности.
В науке XXI в. все чаще говорят об эстетической стороне познания, о красоте как эвристиче-
ском принципе, применительно к теориям, законам, концепциям. Красота – это не только отражение
гармонии материального мира, но и красота теоретических построений. Поиски красоты, т.е. единства
и симметрии законов природы, – примечательная черта современной физики и ряда других естествен-
ных наук. Характерная особенность постнеклассической науки – ее диалектизация – широкое приме-
нение диалектического метода в разных отраслях научного познания. Объективная основа этого про-
цесса – сам предмет исследования (его целостность, саморазвитие, противоречивость и др.), а также диа-
лектический характер самого процесса познания.
В научном поиске наших дней все яснее обнаруживается постепенное и неуклонное ослабление
требований к жестким нормативам научного дискурса – логического, понятийного компонента и усиление
роли внерационального компонента, но не за счет принижения, а тем более игнорирования роли разума.

7. Диалектика как метод систематизации естественнонаучных знаний в «Философии природы»


Г. Гегеля

Диалектика (греч. διαλεκτική – искусство спорить, вести рассуждение) – один из основных ме-
тодов философского познания мира, базирующийся на анализе всевозможных точек зрения на иссле-
дуемый предмет. Как правило, такой всесторонний анализ различных точек зрения сводится к столк-
новению двух противоположных существенных позиций, которые принято называть тезисом и анти-
тезисом. Цель диалектического метода: 1) рассматривать предмет со всех сторон и со всех возмож-
ных позиций, 2) рационально, основываясь на этом всестороннем анализе, пытаться решать фило-
софские проблемы.
Различают два понимания природы диалектики: 1) Одно основывается на том, что диалектика
есть только способ познания мира, особый метод всестороннего анализа, а не сама реальность. 2)
Другое признает "диалектическим" саму реальность, которую мышление только фиксирует – такими
"реально диалектическим" признаются всякое изменение и развитие (см. апории Зенона). Так, еще
Гераклит утверждал, что «все течет, ничего не стоит на месте», имея в виду саму реальность. А
Жорж Сорель назвал диалектику «искусством примирения противоположностей с помощью фокус-
покуса», имея в виду диалектику как особый метод.
В более узком смысле диалектика – название гносеологического метода (методологического
принципа познания), который реализуется по схеме «тезис-антитезис-синтез». Следуя этому методу,
вначале познающий субъект выделяет в реальности некоторое явление, формирует для этого явления
понятие или формулу (суждение), которые рассматриваются им как тезис. Затем процесс познания
продолжается формированием антитезиса – формулы или понятия, содержание которых противопо-
ложно (противопоставлено) тезису. Только после этого субъект переходит к рассмотрению и позна-
нию взаимосвязи между тезисом и антитезисом – к познанию синтеза. Процесс может повториться
на метауровне, когда синтез рассматривается, как тезис более высокого уровня. Таким образом по-
стигается истина.

33
Диалектика Гегеля
Наиболее развитой формой диалектического метода в классической европейской философии
является диалектика Гегеля. Философ понимал ее как универсальное средство развития и метод по-
знания мира. Диалектика по Гегелю основывается на идее беспрерывного движения, изменения и
развития бытия; идеи противоречия как единства взаимозависимых и взаимоисключающих противо-
положностей. 3 закона диалектики Гегеля: 1 закон – Закон перехода количественных изменений в
качественные и обратно. 2 закон – Закон взаимопроникновения противоположностей. 3 закон – от-
рицание отрицания.
В первом законе Гегель определяет категории качества, количества и меры. Качество – это
внутренняя определенность предмета, явление, которое характеризует предмет или явление в целом.
Качество – это первая непосредственная определенность бытия. Количество есть определенность,
«безразличная для бытия» – внешняя определенность вещи. Качество и количество не могут суще-
ствовать вне зависимости друг от друга, так как любая вещь или явление определяется и качествен-
ной характеристикой и количественными показателями. «Демонстрацией» качественной и количе-
ственной определенности выступает мера, то есть соотношение показателей, своеобразное равнове-
сие. Нарушение меры меняет качество и превращает одну вещь в другую, или одно явление в другое.
Происходит перерыв постепенности, или качественный скачок – это всеобщая форма перехода от
одного качественного состояния к другому.
Второй закон диалектики вскрывает в развитии его внутренний источник. Основой всякого
развития, с точки зрения Гегеля, является борьба противоположных сторон. При раскрытии действия
этого закона он подчеркивал существование связи и взаимодействия между противоположностями,
доказывая, что они движущиеся, взаимосвязанные и взаимодействующие тенденции, и эта взаимо-
связь выражается в том, что каждая из них имеет собственную противоположность. Другой стороной
диалектического противоречия является взаимное отрицание сторон и тенденций, именно поэтому
стороны единого целого суть противоположности, они находятся не только в состоянии взаимосвязи,
но и во взаимоотрицании. Именно такого рода взаимоотношения противоположностей Гегель назвал
противоречиями. «Противоречие есть корень всякого движения и жизненности, лишь поскольку оно
имеет в самом себе противоречие, он движется, обладает импульсом и деятельностью». Разрешение
любых противоречий представляет собой скачок, качественное изменение данного объекта, превра-
щает его в качественно иной объект, отрицающий старый.
Третий закон диалектики отражает, по Гегелю, общий результат и направленность процесса
развития. Отрицание означает уничтожение старого качества новым, переход из одного качественно-
го состояния в другое. Процесс развития носит поступательный характер. Поступательность и по-
вторимость придает цикличности спиралевидную форму и каждая ступень процесса развития богаче
по своему содержанию, поскольку она включает в себя все лучшее, что было накоплено на предше-
ствующей ступени.
Философия природы
Если логика, по Гегелю, есть «наука об идее в себе и для себя», то философия природы харак-
теризуется им как «наука об идее в ее инобытии». Гегель не объясняет, как происходит переход от
«чистой» логической идеи к природе, он просто декларирует, что «абсолютная идея», познав свое
собственное содержание, «решается из самой себя свободно отпустить себя в качестве природы».
Значит ли это, что было время, когда еще не существовало природы и «абсолютная идея» существо-
вала сама по себе, так сказать, в чистом, обнаженном виде? На этот вопрос у Гегеля нет сколько-
нибудь убедительного ответа. «Абсолютная идея», по Гегелю, существует вне времени, природа
также не имеет начала во времени. Как же можно в таком случае утверждать, что «абсолютная идея»
предшествует природе? Ведь и сам Гегель вынужден признать, что «дух есть дух, лишь, будучи опо-
средствован природой». И, тем не менее, Гегель солидаризируется с христианским догматом о со-
творении мира Богом из ничего. Он лишь переделывает его на свой лад для согласования с основны-
ми положениями своей идеалистической системы. Поэтому Гегель говорит: «Мир сотворен, сотво-
рятся и теперь, и был вечно сотворен; эта вечность выступает перед нами в форме сохранения мира».
Главными формами природного бытия «абсолютной идеи» являются механика, физика, орга-
ника. Характеризуя механику, Гегель рассматривает пространство, время, материю, движение, все-
мирное тяготение. Идеалистически истолковывая эти основные понятия механики, Гегель пытается
логически вывести материю из времени и пространства. При этом он все же вынужден признать, что

34
не существует пустых, незаполненных времени и пространства, из чего, вопреки его идеалистиче-
скому утверждению, следует, что время и пространство представляют собой формы существования
материи.
Гегель также признает, что материя и движение неотделимы друг от друга. Но при этом мате-
рия остается для Гегеля лишь внешним, доступным чувственному восприятию проявлением, обна-
ружением «абсолютной идеи». Да и само движение материи изображается Гегелем не как изменение,
ведущее к развитию, а как простое перемещение в пространстве, круговорот, повторение того, что
существовало раньше.
В физике Гегель рассматривает небесные тела, свет, теплоту, химизм, и т.п., пытаясь вскрыть
связь между этими процессами и показать, что все они образуют последовательный иерархический
ряд обнаружений порождающей их духовную сущность. В этой части натурфилософии Гегеля много
произвольных допущений, необоснованных утверждений, наглядно свидетельствующих о неспособ-
ности идеализма научно обобщить данные естествознания. Гегель отвергал в основном уже сложив-
шееся в его время представление о химическом процессе как о взаимодействии атомов, он отрицал
также и тот факт, что вода состоит из водорода и кислорода. Он также подходит к пониманию элек-
тричества как особой формы движения материи.
Третья часть философии природы - органика - посвящена вопросам геологии, ботаники и зоо-
логии. Здесь Гегель стремится показать, что переход от неживого к живому есть завершение природ-
ного процесса: «Дух выходит, таким образом, из природы». Это значит, что природа есть лишь низ-
шая ступень обнаружения и самопознания «абсолютной идеи»; свое высшее адекватное воплощение
«абсолютная идея» получает лишь в человеке, в развитии общества. Однако Гегель не признает ре-
ального процесса развития органической материи и живых существ: все эти природные формы, по
его мнению, есть порождение «абсолютной идеи».
Философия природы Гегеля, несмотря на отдельные содержавшиеся в ней глубокие диалекти-
ческие догадки, весьма далека от действительно диалектического понимания природы как единого
связного целого, изменяющегося, развивающегося на основе внутренне присущих ей противоречий.
В силу своего идеалистического характера философия природы Гегеля оказалась наиболее
слабой частью его системы. В ней особенно резко выразилось противоречие между идеализмом и
науками о природе, невозможность примирения идеалистического истолкования природы с ее науч-
ным исследованием. Ввиду исходных идеалистических посылок своей философии Гегель вынужден
был рассматривать природу как «конечную» сферу существования «абсолютной идеи», приписывая
природе ту ограниченность, которая была свойственна лишь тогдашним естественнонаучным пред-
ставлениям. Поэтому Гегель не смог преодолеть и мет физического, механистического понимания
природы, хотя в ряде вопросов он стоял выше современных ему естествоиспытателей и подвергал
критике их узкий эмпиризм и метафизически-механистический подход к явлениям природы.
Кратко:
Основные части философской системы Гегеля – логика, философия природы и философия ду-
ха, к которой непосредственно примыкают философия права, философия истории, эстетика, филосо-
фия религии, история философии.
Если логика, по Гегелю, есть "наука об идее в себе и для себя", то философия природы харак-
теризуется им как "наука об идее в ее инобытии". Гегель не объясняет, как происходит переход от
"чистой" логической идеи к природе, он просто декларирует, что "абсолютная идея", познав свое
собственное содержание, "решается из самой себя свободно отпустить себя в качестве природы".
Значит ли это, что было время, когда еще не существовало природы и "абсолютная идея" существо-
вала сама по себе, так сказать, в чистом, обнаженном виде? На этот вопрос у Гегеля нет сколько-
нибудь убедительного ответа. "Абсолютная идея", по Гегелю, существует вне времени, природа так-
же не имеет начала во времени. Как же можно в таком случае утверждать, что "абсолютная идея"
предшествует природе? Ведь и сам Гегель вынужден признать, что "дух есть дух, лишь будучи опо-
средствован природой". И тем не менее Гегель солидаризируется с христианским догматом о сотво-
рении мира Богом из ничего. Он лишь переделывает его на свой лад для согласования с основными
положениями своей идеалистической системы. Поэтому Гегель говорит: "Мир сотворен, сотворяется
и теперь и был вечно сотворен; эта вечность выступает перед нами в форме сохранения мира".
Главными формами природного бытия "абсолютной идеи" являются механика, физика, орга-
ника. Характеризуя механику, Гегель рассматривает пространство, время, материю, движение, все-

35
мирное тяготение. Идеалистически истолковывая эти основные понятия механики, Гегель пытается
логически вывести материю из времени и пространства. При этом он все же вынужден признать, что
не существует пустых, незаполненных времени и пространства, из чего, вопреки его идеалистиче-
скому утверждению, следует, что время и пространство представляют собой формы существования
материи.
Гегель также признает, что материя и движение неотделимы друг от друга. Но при этом мате-
рия остается для Гегеля лишь внешним, доступным чувственному восприятию проявлением, обна-
ружением "абсолютной идеи". Да и само движение материи изображается Гегелем не как изменение,
ведущее к развитию, а как простое перемещение в пространстве, круговорот, повторение того, что
существовало раньше.
В физике Гегель рассматривает небесные тела, свет, теплоту, химизм, и.т.п., пытаясь вскрыть
связь между этими процессами и показать, что все они образуют последовательный иерархический
ряд обнаружений порождающей их духовную сущность. В этой части натурфилософии Гегеля много
произвольных допущений, необоснованных утверждений, наглядно свидетельствующих о неспособ-
ности идеализма научно обобщить данные естествознания. Гегель отвергал в основном уже сложив-
шееся в его время представление о химическом процессе как о взаимодействии атомов, он отрицал
также и тот факт, что вода состоит из водорода и кислорода. Он также подходит к пониманию элек-
тричества как особой формы движения материи.
Третья часть философии природы – органика – посвящена вопросам геологии, ботаники и зо-
ологии. Здесь Гегель стремится показать, что переход от неживого к живому есть завершение при-
родного процесса: "Дух выходит таким образом из природы". Это значит, что природа есть лишь
низшая ступень обнаружения и самопознания "абсолютной идеи"; свое высшее адекватное воплоще-
ние "абсолютная идея" получает лишь в человеке, в развитии общества.
Однако Гегель не признает реального процесса развития органической материи и живых су-
ществ: все эти природные формы, по его мнению, есть порождение "абсолютной идеи".
Философия природы Гегеля, несмотря на отдельные содержавшиеся в ней глубокие диалекти-
ческие догадки, весьма далека от действительно диалектического понимания природы как единого
связного целого, изменяющегося, развивающегося на основе внутренне присущих ей противоречий.
В силу своего идеалистического характера философия природы Гегеля оказалась наиболее
слабой частью его системы. В ней особенно резко выразилось противоречие между идеализмом и
науками о природе, невозможность примирения идеалистического истолкования природы с ее науч-
ным исследованием. Ввиду исходных идеалистических посылок своей философии Гегель вынужден
был рассматривать природу как "конечную" сферу существования "абсолютной идеи", приписывая
природе ту ограниченность, которая была свойственна лишь тогдашним естественнонаучным пред-
ставлениям. Поэтому Гегель не смог преодолеть и метафизического, механистического понимания
природы, хотя в ряде вопросов он стоял выше современных ему естествоиспытателей и подвергал
критике их узкий эмпиризм и метафизически-механистический подход к явлениям природы.

8. Проблема систематизации научных знаний в классическом позитивизме

Тезис № 1.
Позитивизм как философское направление прошёл длительную эволюцию, и в истории фило-
софии разные авторы выделяют разные периоды этого направления. Большинство же из них (исто-
риков-философов) характеризует следующие этапы эволюции позитивизма:
1. Первый этап – классический позитивизм. Здесь имеются в виду философские взгляды
Огюста Конта, Герберта Спенсера, английского философа Милля (Милль), хронологически это 30-е
– 80-е годы 19 столетия (1830–1880 гг.).
2(1). Второй этап – махизм. Виднейшие представители: Эрнст Мах, английский философ
Пирсон, Петцольд, Освальд, Богданов, Базаров, Юшкевич и прочая публика. Хронологически это 80-
е годы 19 столетия – 10-е годы 20 столетия (1880–1910 гг.).
3(1). Третий этап (стадия) – логический атомизм. Его представляют такие мыслители: Рассел
Бертран, Людвиг Видгенштейн. Хронологически это 10-е – 20-е годы прошлого столетия (1910–1920
гг.).

36
4(2). Следующий этап собственно неопозитивизм, 20-е – 40-е годы прошлого столетия (1920–
1940 гг.). Этот период ещё называют философией Венского кружка. Представители : Айер, Шлик,
Рудольф Карнап.
5(3). С 40-х – 60-х годов третий этап эволюции позитивизма, он получил название – пост-
неопозитивизм. Представителями – Карл Поппер, Имрэ Лакатош (Локатос), Томас Кун, Пол Феера-
бент (анархическая теория познания), Стивен Туллин, Конрад Лоуренс, Жан Пеотеп и др.
Отметим с приятностью, что в 20-м веке позитивизм в своих разных стадиях вынужден был
изменять (подправлять, корректировать) свои философские позиции, философскую концепцию как в
результате критики изнутри, так и в результате критики извне со стороны, в частности, отечествен-
ных философов СССР.
Тезис № 2.
Основателем позитивизма является французский философ, ученик и сотрудник крупного фи-
лософа-утописта Европы Сен-Симона (Оуэн Фурье Сен-Симон) Огюст Конт (годы жизни: 1792 –
1857 гг.). Огюст Конт стал известен философской общественности после выхода его капитального
философского труда в нескольких томах «Курс позитивной философии». Русский дореволюционный
перевод труда вышел под названием «Курс положительной философии».
Конт полагал, что человечество, а, следовательно, культура и наука проходят три прогрессив-
ных исторических периода.
1. Первый период он образно называет «младенчество человечества» (эти же три этапа чело-
век проходит в своём развитии), он её называет «теологическая стадия» в эволюции человечества.
Суть стадии в следующем: человек подавлен внешними природными стихиями, ещё не может
объяснить простейших явлений природы, других людей и самого себя, а потому обращается (и жи-
вёт) к мифам, к религии, т.е. к Богу, отсюда – теологическая стадия.
2. Второй период в эволюции человечества – «юность человечества», а более серьёзно как
«метафизическая стадия» в эволюции человечества.
Особенность этой стадии – разрушение мифологического и религиозного мировоззрения и
поиск причин сущности и субстанции (субстанциональности) вещей.
3. Третий период – «зрелость человечества», науки, культуры, которая им называется «пози-
тивная стадия».
По мнению Конта, человек отказывается от возможности познания сущности, субстанцио-
нальности вещей и правильно полагает, по Конту, что нам даны лишь феномены или явления. В этом
аспекте, целью научного познания являются накопление, систематизация и классификация эмпири-
ческих фактов и, в лучшем случае, на их основе формулировка простейших эмпирических законов.
С точки зрения Конта, в области общественных явлений мы должны чётко выделять два типа
законов, а именно законы устоявшегося общества, его уже сложившиеся формы – это законы стати-
ки, второй тип законов – законы динамики, естественные законы эволюции общества. Конту принад-
лежит введение в научный обиход понятия социология, которая и изучает общественные явления в
их статике и динамике.
Конт являлся философом-энциклопедистом и в «Курсе позитивной философии» обобщил
данные, по существу, всех наук того времени, что нашло отражение в его известной попытке клас-
сификации наук. До Конта существовали несколько интересных классификаций наук, одна из них
принадлежит Френсису Бэкону. Бэкон выделяет три рода наук:
1) науки памяти (история);
2) науки воображения (поэзия);
3) науки разума (математика и философия).
Конт в основу своей классификации кладёт принцип абстрактности и сложности тех или иных
наук, изучающих конкретные объекты, вещи, тела.
Позже Энгельс, работая над классификацией наук, по существу, без изменения берёт
контовскую классификацию, но в основу берёт качественно иной принцип.
Конт выделяет следующие науки по абстрактности и сложности: механика (изучает вещи, где
целое есть сумма частей, познание части есть познание целого и т.д.); физика (физические тела,
предметы и вещи); химия (самоорганизация органических систем); биология (комплекс биологиче-
ских наук, живые тела); социология (изучает общество, общественные феномены).

37
Особые затруднения у Конта вызывала математика. По Конту, математика не наука, а искус-
ство.
Тезис № 3.
Конт в своей классификации наук не обращает внимания на взаимосвязь и взаимопереход
форм движения материи и соответственно наук, изучающих формы движения материи. Согласно же
современной науке, а именно антропоморфному принципу, если существуют определённые физиче-
ские и биологические (мировые) константы, то с необходимостью должен возникнуть мыслящий
субъект, познающий эти мировые константы (почему???).
Тезис № 1.
Второй очень крупный представитель классического позитивизма, английский учёный и фи-
лософ Герберт Спенсер (1820–1903 гг.). Основные произведения: «Основы философии», «Основы
биологии», «Недостаточность естественного отбора».
В своих философских устремлениях Герберт Спенсер находился под влиянием Беркли, Юма и
отчасти Эммануила Канта. В этом аспекте Герберт Спенсер полагает, что существует 3 вида знания:
1) чувственность, а именно ощущения, при этом ощущения хотя и не отражают предмет, но
их (ощущений) структура более-менее подобно воспроизводит сам предмет (эта позиция получила
название смягчённый реализм в гносеологии);
2) апостериорное знание, он называет это знание знанием рода, накопленное человечеством за
всю его историю;
3) априорное знание – это доопытное знание, которое помогает нам воспроизвести предмет в
определённых мыслительных формах.
Тезис № 2.
По мнению Спенсера, мы должны согласиться с Кантом, что в познании нам даны лишь явле-
ния или, по канту, «вещи для нас», тогда как вещь в себе (её сущность) остаётся непознаваемой.
Спенсер известен также тем, что попытался применить принцип эволюционизма к неживой природе,
в особенности к живой природе и к обществу. В то же время сам эволюционизм он трактует явно ме-
ханически, исходя из трёх его особенностей эволюционизма и эволюции:
1) эволюция любых систем есть всегда перераспределение элементов;
2) эволюция от простого к сложному, от низшего уровня организации к высшему уровню ор-
ганизации есть всегда повышение интегративности (целостности) системы;
3) переход от простого к сложному может характеризоваться также и дезинтеграцией, рассеи-
ванием элементов и упрощением самой системы.
(4)) Свою схему Спенсер применяет к характерам и познанию живого, и в этом смысле счита-
ет, что эволюция живого осуществляется в результате его взаимодействия (живого) с окружающей
средой, при этом живое должно находиться в равновесии с окружающей средой. Изменение в окру-
жающей среде абиотическое (физическое), биотическое (взаимодействие живого с живым) приводит
к изменениям в разнообразных видах живого и эти изменения (окружающей среды) прижизненно (в
онтогенезе) онтогенетически наследуются.
Спенсер известен и в современной науке, и в философии как один из творцов принципа эво-
люционизма, который выполняет объяснительную и прогностическую функцию во всех без исклю-
чения современных науках, и следует отметить, что даже современная физика, которая была оплотом
механицизма в науке, в настоящее время базируется на принципе самоорганизации, на принципе не-
линейности многообразных физических объектов от микрофизических до макро и метафизических
(астрофизических) объектов.

9. Особенности развития науки в ХХ в.: сциентизм и антисциентизм

Тезис № 1.
Современный этап развития общества в целом многие исследователи называют социотехно-
генной цивилизацией. Идея социотехногенной цивилизации была, по существу, изложена в концеп-
ции американского учёного, политика, антинаучного коммуниста Уильяма Ростоу в его работе
«Пределы роста», 1956 г. – перевод на русский язык. Согласно ему, всякое общество проходит сле-
дующие стадии развития: доиндустриальная стадия, индустриальная стадия в развитии общества,
постиндустриальная стадия развития общества, которую сейчас также называют информационным

38
обществом или социотехногенным обществом или цивилизацией. Ростоу полагал, что индустриаль-
ная стадия была достигнута в США в 20-е годы прошлого века, в Англии и Франции – в 40-е годы
прошлого века, в России – 1956 г. Социотехногенная цивилизация характеризуется следующими
признаками:
1) прогрессивным развитием и ценностью в обществе научных знаний и инновационных тех-
нологий;
2) постиндустриальная стадия характеризуется превращением самого человека и человеческо-
го общества в сложную социотехногенную машину или мегамашину (Мэмфорд);
3) всеобщая информатизация общества привела к тому, что человек имеет дело прежде всего с
так называемой виртуальной, а не объективной реальностью;
4) важнейшее влияние в современном обществе науки и информационных технологий приво-
дит к противоречивым взглядам на будущее общество, что привело к возникновению в понимании
роли науки сциентизма и антисциентизма.
С точки зрения сциентистов, развитие науки является главным и приоритетным в развитии
постиндустриального общества. В этом аспекте, сторонники этого направления занимают также по-
зицию технофильства (обожествления техники и технологий) или полагают, что элитнейшим клас-
сом в обществе должны быть учёные, представители высшей (фундаментальной) науки, которые
обеспечат научное управление людьми, производством и технологиями.
Согласно сциентистам, наука также решит однозначно проблему жизни бытия людей и эколо-
гии.
Развенчание сциентистского видения общества и его проблем нашло блестящее художествен-
ное отражение в антиутопии Замятина «Мы».
Противоположное направление на судьбы социотехногенного общества выражается в антис-
циентистском направлении. Антисциентистское направление связывается с именами Бердяева, клас-
сического экзистенциализма (особенно в лице Мартина Хайдеггера и Пола Феерабента). В частно-
сти, согласно антисциентистам:
1) наука основывается на необходимости и законе, наука носит дескриптивный (предписыва-
ющий) характер, наука номологична (основывается на законе), следовательно, по Бердяеву и Хайдег-
геру, наука куёт цепи, лишая человека свободы;
2) представители антисциентизма занимают позицию технофобии (резко отрицательное от-
ношение к науке, изобретениям и т.д.);
3) с точки зрения антисциентистов, наука, технознание и техника превратились в государ-
ственный институт и их средствами нельзя решить острейшие экологические проблемы современно-
сти.
В вопросе о роли и месте науки, технознания, техники и технологии крайне важно избегать
этих двух крайностей. В этом аспекте нужно понимать сущность техники и технологии (будет в сле-
дующей лекции), а не как её понимают современные технари – инструментальное понимание техни-
ки.

10. Методы научного познания: наблюдение, эксперимент, измерение и моделирование

1. Наблюдение – целенаправленное изучение предметов, опирающееся в основном на данные


органов чувств (ощущения, восприятия, представления). В ходе наблюдения мы получаем знание не
только о внешних сторонах объекта познания, но – в качестве конечной цели – о его существенных
свойствах и отношениях. Необходимо подчеркнуть, что наблюдение – это не просто пассивное созер-
цание изучаемых предметов и процессов. Научное наблюдение носит деятельный характер и предпола-
гает особую предварительную организацию его объектов, обеспечивающую контроль за их «поведени-
ем».
Наблюдение может быть непосредственным и опосредованным различными приборами и техниче-
скими устройствами (микроскопом, телескопом, фото- и кинокамерой и др.). С развитием науки наблю-
дение становится все более сложным и опосредованным. Основные требования к научному наблюде-
нию: однозначность замысла; наличие системы методов и приемов; объективность, т. е. возможность
контроля путем либо повторного наблюдения, либо с помощью других методов (например, экспери-
мента). Обычно наблюдение включается в качестве составной части в процедуру эксперимента. Важным

39
моментом наблюдения является интерпретация его результатов – расшифровка показаний приборов,
кривой на осциллографе, на электрокардиограмме и т. п.
Особую трудность наблюдение представляет в социально-гуманитарных науках, где его результаты
в большей мере зависят от личности наблюдателя, его жизненных установок и принципов его заинтересо-
ванного отношения к изучаемому предмету. В ходе наблюдения исследователь всегда руководствуется
определенной идеей, концепцией или гипотезой. Он не просто регистрирует любые факты, а сознатель-
но отбирает те из них, которые либо подтверждают, либо опровергают его идеи. При этом очень важно
отобрать наиболее репрезентативную, т. е. наиболее представительную группу фактов в их взаимосвязи.
Интерпретация наблюдения также всегда осуществляется с помощью определенных теоретических по-
ложений.
2.Эксперимент – активное и целенаправленнее вмешательство в протекание изучаемого про-
цесса, соответствующее изменение объекта или его воспроизведение в специально созданных и контро-
лируемых условиях. Таким образом, в эксперименте объект или воспроизводится искусственно, или ста-
вится в определенным образом заданные условия, отвечающие целям исследования. В ходе эксперимента
изучаемый объект изолируется от побочных влияний, затемняющих его сущность, и представляется в «чи-
стом виде». При этом конкретные условия эксперимента не только задаются, но и контролируются, мо-
дернизируются, многократно воспроизводятся и изменяются. Тем самым эксперимент осуществляется,
во-первых, как взаимодействие объектов, протекающее по естественным законам, во-вторых, как искус-
ственное, человеком организованное действие.
Всякий научный эксперимент всегда направляется какой-либо идеей, концепцией, гипотезой. Без
идеи в голове, говорил И. П. Павлов, не увидишь факта. Данные эксперимента всегда так или иначе «тео-
ретически нагружены» – от его постановки,до интерпретации его результатов.
Основные особенности эксперимента:
а) более активное (чем при наблюдении) отношение к объекту, вплоть до его изменения и пре-
образования;
б) многократная воспроизводимость изучаемого объекта по желанию исследователя;
в) возможность обнаружения таких свойств явлений, которые не наблюдаются в естественных
условиях;
г) возможность рассмотрения явления в «чистом виде» путем изоляции его от усложняющих и
маскирующих его ход обстоятельств или путем изменения, варьирования условий эксперимента;
д) возможность контроля за «поведением» объекта исследования и проверки результатов.
Основные стадии осуществления эксперимента: планирование и построение (его цель, тип, сред-
ства, методы проведения и т. п.); контроль; интерпретация результатов.
Структура эксперимента (т. е. что и кто необходим, чтобы он состоялся): а) экспериментаторы
(например, физики-экспериментаторы); б) объект эксперимента (т. е. явление, на которое осуществляется
воздействие); в) система приборов и другое научное оборудование; г) методика проведения эксперимента;
д) гипотеза (идея), которая подлежит подтверждению или опровержению.
Приборы – своеобразные усилители органов чувств, позволяющие исследовать то, что послед-
ним недоступно. Современные экспериментальные установки состоят из большого количества приборов,
выполняющих разные функции. В ходе эксперимента возможны случайные (в том числе негативные)
воздействия прибора на изучаемый объект. Поэтому результаты эксперимента могут расходиться с его
целями. Однако экспериментатор принимать соответствующие меры, чтобы свести к минимуму эти
воздействия. Последние порой вызываются намеренно, а потом специально изучаются («рандомизация»
эксперимента).
Эксперимент имеет две взаимосвязанные функции: опытная проверка гипотез и теорий, а так-
же формирование новых научных концепций. В зависимости от этих функций выделяют эксперименты:
исследовательские (поисковые), проверочные (контрольные), воспроизводящие, изолирующие и т. п.
История науки показала, что научное открытие (особенно фундаментальное) сразу же приводит к совер-
шенствованию экспериментальной техники.
По характеру объектов выделяют физические, химические, биологические, социальные и т. п.
эксперименты. Важное значение в современной науке имеет решающий эксперимент, целью которого
служит опровержение одной и подтверждение другой из двух (или нескольких) соперничающих кон-
цепций. Это различие относительно: эксперимент, задуманный как подтверждающий, может по резуль-

40
татам оказаться опровергающим, и наоборот. Но в любом случае эксперимент состоит в постановке
конкретных вопросов природе, ответы на которые должны дать информацию о ее закономерностях.
Один из простых типов научного эксперимента – качественный эксперимент, имеющий целью
установить наличие или отсутствие предполагаемого гипотезой или теорией явления. Более сложен ко-
личественный эксперимент, выявляющий количественную определенность какого-либо свойства изуча-
емого явления.
Широкое распространение в современной науке получил мысленный эксперимент – система
мыслительных процедур, проводимых над идеализированными объектами. Мысленный эксперимент
– это теоретическая модель реальных экспериментальных ситуаций. Здесь ученый оперирует не реаль-
ными предметами и условиями их существования, а их концептуальными образами.
Все шире развиваются социальные эксперименты. При проведении эксперимента соблюдение
условий его чистоты нередко осложняется и затрудняется такими факторами, как: а) случайная, внешняя
помеха, искажающая протекание изучаемого процесса; б) случайные и систематические ошибки прибо-
ров, применяемых в эксперименте; в) субъективные ошибки самого экспериментатора.
3. Сравнение – познавательная операция, выявляющая сходство или различие объектов (либо
ступеней развития одного и того же объекта), т.е. их тождество и различия, но имеет смысл только в со-
вокупности однородных предметов, образующих класс. Сравнение предметов в классе осуществляется
по признакам, существенным для данного рассмотрения. При этом предметы, сравниваемые по одному
признаку, могут быть несравнимы по другому. Сравнение является основой такого логического приема,
как аналогия (см. далее), и служит исходным пунктом сравнительно-исторического метода. Его суть –
выявление общего и особенного в познании различных ступеней (периодов, фаз) развития одного и
того же явления или разных сосуществующих явлений.
4. Описание – познавательная операция, состоящая в фиксировании результатов опыта (наблю-
дения или эксперимента) с помощью определенных систем обозначения, принятых в науке (схемы, гра-
фики, рисунки, таблицы, диаграммы и т. п.).
5 .Измерение – совокупность действий, выполняемых при помощи определенных средств с
целью нахождения числового значения измеряемой величины в принятых единицах измерения. Сле-
дует еще раз подчеркнуть, что методы эмпирического исследования никогда не реализуются «вслепую»,
а всегда «теоретически нагружены», направляются определенными концептуальными идеями.
Метод моделирования основан на создании модели, которая является заместителем реально-
го объекта в силу определенного сходства с ним. Главная функция моделирования, если брать его в
самом широком понимании, состоит в материализации, опредмечивании идеального. Построение и
исследование модели равнозначно исследованию и построению моделируемого объекта, с той лишь
разницей, что второе совершается материально, а первое - идеально, не затрагивая самого моделиру-
емого объекта. Из этого вытекает вторая важная функция модели в научном познании – модель вы-
ступает программой действия по предстоящему построению, сооружению моделируемого объекта.

11. Научные традиции и научные инновации

Traditions. Наука обычно представляется как сфера почти непрерывного творчества, постоян-
ного стремления к новому. Однако в современной методологии науки четко осознано, что научная
деятельность может быть традиционной.
Основателем учения о научных традициях является Т.Кун. Традиционная наука называется в
его концепции "нормальной наукой", которая представляет собой "исследование, прочно опирающе-
еся на одно или несколько прошлых достижений, которые в течение некоторого времени признаются
определенным научным сообществом как основа для развития его дальнейшей практической дея-
тельности".
Т.Кун показал, что традиция является не тормозом, а наоборот, необходимым условием быст-
рого накопления научных знаний. "Нормальная наука" развивается не вопреки традициям, а именно
в силу своей традиционности. Традиция организует научное сообщество, порождает "индустрию"
производства знаний.
Т.Кун пишет: "Под парадигмами я подразумеваю признанные всеми научные достижения, ко-
торые в течение определенного времени дают модель постановки проблем и их решений научному
сообществу".

41
Достаточно общепринятые теоретические концепции типа системы Коперника, механики
Ньютона, кислородной теории Лавуазье, теории относительности Эйнштейна и т.п. определяют па-
радигмы научной деятельности. Познавательный потенциал, заложенный в таких концепциях, опре-
деляющих видение реальности и способов ее постижения, выявляется в периоды "нормальной
науки", когда ученые в своих исследованиях не выходят за границы, определяемые парадигмой.
Т.Кун так описывает кризисные явления в развитии нормальной науки: "Увеличение конку-
рирующих вариантов, готовность опробовать что-либо еще, выражение явного недовольства, обра-
щение за помощью к философии и обсуждение фундаментальных положений – все это симптомы пе-
рехода от нормального исследования к экстраординарному".
Кризисная ситуация в развитии "нормальной науки" разрешается тем, что возникает новая па-
радигма. Тем самым происходит научная революция, и вновь складываются условия для функциони-
рования "нормальной науки". Т.Кун пишет: "Решение отказаться от парадигмы всегда одновременно
есть решение принять другую парадигму, а приговор, приводящий к такому решению, включает как
сопоставление обеих парадигм с природой, так и сравнение парадигм друг с другом".
Переход от одной парадигмы к другой, по Куну, невозможен посредством логики и ссылок на
опыт. В некотором смысле защитники различных парадигм живут в разных мирах. По Куну, различ-
ные парадигмы несоизмеримы. Поэтому переход от одной парадигмы к другой должен осуществ-
ляться резко, как переключение, а не постепенно посредством логики.
Revolutions. Научные революции обычно затрагивают мировоззренческие и методологиче-
ские основания науки, нередко изменяя сам стиль мышления. Поэтому они по своей значимости мо-
гут выходить далеко за рамки той конкретной области, где они произошли. Поэтому можно говорить
о частнонаучных и общенаучных революциях.
Возникновение квантовой механики - это яркий пример общенаучной революции, поскольку
ее значение выходит далеко за пределы физики. Квантово-механические представления на уровне
аналогий или метафор проникли в гуманитарное мышление. Эти представления посягают на нашу
интуицию, здравый смысл, воздействуют на мировосприятие.
Дарвиновская революция по своему значению вышла далеко за пределы биологии. Она ко-
ренным образом изменила наши представления о месте человека в Природе. Она оказала сильное ме-
тодологическое воздействие, повернув мышление ученых в сторону эволюционизма.
Новые методы исследования могут приводить к далеко идущим последствиям: к смене про-
блем, к смене стандартов научной работы, к появлению новых областей знаний. В этом случае их
внедрение означает научную революцию.
Так, появление микроскопа в биологии означало научную революцию. Всю историю биоло-
гии можно разбить на два этапа, разделенные появлением и внедрением микроскопа. Целые фунда-
ментальные разделы биологии – микробиология, цитология, гистология – обязаны своим развитием
внедрению микроскопа.
Появление радиотелескопа означало революцию в астрономии. Академик Гинсбург пишет об
этом так: «Астрономия после второй мировой войны вступила в период особенно блистательного
развития, в период «второй астрономической революции» (первая такая революция связывается с
именем Галилея, начавшего использовать телескопы)... Содержание второй астрономической рево-
люции можно видеть в процессе превращения астрономии из оптической во всеволновую».
Иногда перед исследователем открывается новая область непознанного, мир новых объектов
и явлений. Это может вызвать революционные изменения в ходе научного познания, как случилось,
например, при открытии таких новых миров, как мир микроорганизмов и вирусов, мир атомов и мо-
лекул, мир электромагнитных явлений, мир элементарных частиц, при открытии явления гравита-
ции, других галактик, мира кристаллов, явления радиоактивности и т.п.
Таким образом, в основе научной революции может быть обнаружение каких-то ранее неиз-
вестных сфер или аспектов действительности.
Понятие «инновация» имеет множество классических определений, которые включают:
– процесс улучшения путем внесения каких-либо новшеств;
– акт введения чего-либо нового: что-то вновь введенное;
– введение чего-либо нового;
– новая идея, метод или устройство;
– успешное использование новых идей;

42
– изменение, которое создает новые аспекты в деятельности;
– целенаправленное изменение экономического или социального потенциала предприятия;
– творческая идея, которая была осуществлена;
– нововведение, преобразование в экономической, технической, социальной и иных областях,
связанное с новыми идеями, изобретениями, открытиями;
Понятие инновация относится как к радикальным, так и постепенным изменениям в продук-
тах, процессах и стратегии организации (инновационная деятельность). Исходя из того, что целью
нововведений является повышение эффективности, экономичности, качества, удовлетворенности
клиентов организации, понятие инновационности можно отождествлять с понятием предприимчиво-
сти – бдительности к новым возможностям улучшения работы организации (коммерческой, государ-
ственной, благотворительной).
С понятием «инновация» тесно связаны понятия новшество, изобретение, открытие, которые
являются продуктами креативности. Однако если креативность подразумевает выдвижение новых
идей, то отличительным признаком инновации является воплощение их на практике.
Инновации рассматриваются с разных точек зрения: в связи с технологиями, коммерцией, со-
циальными системами, экономическим развитием и формулированием политики. Соответственно, в
научной литературе существует широкий спектр подходов к концептуализации инноваций.
Тем не менее, можно выделить и общие мотивы: инновация обычно понимается как внедре-
ние чего-либо нового и полезного, например, введение новых методов, техник, практик, продуктов
или услуг.
При концептуализации понятия "инновации" полезно сравнить его с другими понятиями. В
частности, в научной литературе отмечается, что понятие "инновация" часто смешивается с поняти-
ем "изобретение", обозначающее создание новой технической разработки или усовершенствование
старой. Кроме того, многие усовершенствования товаров и услуг было бы правильнее назвать просто
словом "улучшение". Понятия "изменения" и "креативность" также иногда могут быть употреблены
вместо понятия "инновации".
Чтобы отличать "инновации" от перечисленных выше понятий, нередко уточняется, что осо-
бенность инновации в том, что она позволяет создать дополнительную ценность, позволяет иннова-
тору получить дополнительную ценность и связана с внедрением. В рамках этого взгляда инновация
не является инновацией до того момента, пока она успешно не внедрена и не начала приносить день-
ги.
В рамках альтернативного подхода другие понятия используются как часть определения ин-
новаций: "Инновация имеет место, когда кто-либо использует изобретение – или использует что-то
уже существующее новым образом - для изменения образа жизни людей". В данном случае изобре-
тением может быть новая концепция, устройство или другие вещи, которые облегачают деятель-
ность, а инновационность не связывается с тем, получил ли организатор инновации какую-либо вы-
году и принесла ли она позитивный эффект.

12. Исторические типы научной рациональности

Науковедами, философами в эволюции и развитии науки выделяются следующие периоды


или этапы рациональности. В основе периодизации рациональности положены глобальные научные
революции, имевшие место, начиная с 17-го столетия. В этом аспекте выделяются классический тип
рациональности (и соответственно этап, период), в основе которого положены две глобальные науч-
ные революции, додисциплинарная глобальная научная революция (17 век – третья четверть 18-го
столетия) и дисциплинарная глобальная научная революция (вторая половина (четвёртая четверть)
18 столетия – начало 19 столетия, включая 70-е года 19 столетия). Второй этап в эволюции и разви-
тии рациональности – неклассический тип рациональности. Связан он хронологически периодом
третьей глобальной научной революции (последняя четверть 19 столетия – до половины 20 столе-
тия). Третий этап в эволюции и развитии рациональности – постнеклассический этап рационально-
сти, связанный с четвёртой глобальной научной революцией.
Классический этап рациональности связан с тем, что естествознание вырабатывает свои спе-
цифические методы познания, а именно научное наблюдение и научный эксперимент, и формирует
свои специфические нормы и идеалы научного познания. Лидером естествознания, безусловно, вы-

43
ступает механика, целью которой является поиск в самих вещах, телах (потом мы их назовём объек-
тами) механических причин и субстанций. Нормой и идеалом этого времени для учёных является
принцип исследования природы (и, соответственно, явлений) самой по себе. Чем меньше учёный
вносит субъективного в исследования, тем истиннее научное знание. Философскими же основаниями
этого типа (этапа, периода) рациональности является механицизм, а соответственно механическая
картина мира, следовательно, идеалом классического типа рациональности выступает следующая
схема:
Субъект→Средства (приборы, установки)→Объект (тело, явление и т.д.). При этом ценно-
стями и мировоззренческими идеалами пренебрегают.
Для классической науки является само собой разумеющимся принцип, который впоследствии
академик Фок (в 30-е–40-е годы) назвал «принципом абсолютности к средствам наблюдения и
эксперимента». Согласно этому принципу, классический макроприбор вносит настолько ничтожное
(малое) изменение в объект, что при описании объекта этим малым воздействием можно пренебречь.
Вторая глобальная научная революция связана с тем, что с прогрессом научного познания
оказалось, что философский механизм и идеалы механики (механическое описание мира как маши-
ны) не работают в области биологии и химии, а тем более в социальном знании, и это произошло
благодаря трём великим научным открытиям:
1. Открытие Шлейденом и Шванном клеточного строения живого.
2. Открытие закона биологической революции Чарльзом Дарвином: естественный отбор на
основе борьбы за существование (современный дарвинизм или синтетическая теория эволюции).
3. Закон сохранения и превращения энергии.
В этом аспекте (трёх великих открытий) оказалось, что не только в биологию и химию, но и в
астрономию, космологию и т.д. начинает проникать принцип эволюционизма, который лёг в основу
междисциплинарного синтеза не только механики, но и биологии, химии, астрономии, социологии и
т.д. и оказалось, что идеалы механики не работают в других отраслях науки.
Дополнение:
Первая научная революция произошла в XVII в. Ее результатом было возникновение классиче-
ской европейской науки, прежде всего механики, а позже физики. В ходе этой революции сформировался
особый тип рациональности, получивший название научного.
Научный тип рациональности, радикально отличаясь от античного, тем не менее, воспроизвел,
правда, в измененном виде, два главных основания античной рациональности: во-первых, принцип тож-
дества мышления и бытия, во-вторых, идеальный план работы мысли. Тип рациональности, сложивший-
ся в науке, невозможно реконструировать, не учитывая тех изменений, которые произошли в философ-
ском понимании тождества мышления и бытия. Рассмотрим эти изменения.
Во-первых, бытие перестало рассматриваться как Абсолют, Бог, Единое. Величественный антич-
ный Космос был отождествлен с природой, которая рассматривалась как единственная истинная реальность,
как вещественный универсум, – набор статичных объектов, которые не развиваются, не изменяются.
Объекты рассматривались преимущественно в качестве механических устройств, а время понималось
просто как некий внешний параметр, не влияющий на характер событий и процессов.
Во-вторых, человеческий разум потерял свое космическое измерение, стал уподобляться не Бо-
жественному разуму, а самому себе, и наделялся статусом суверенности. Убеждение во всесилии и
всевластии человеческого разума укрепилось в эпоху Просвещения, когда восторжествовал объективизм,
базирующийся на представлении о том, что знание о природе не зависит от познавательных процедур,
осуществляемых исследователем. Объяснение сводилось к поиску механических причин и субстанций, а
обоснование – к редукции знания о природе, к принципам механики. Не случайно этот период развития
науки получил название механистического.
В-третьих, не отказываясь от открытой античной философией способности мышления работать с
идеальными объектами, наука Нового времени сузила их спектр: к идее идеальности присоединилась
идея артефакта (сделанной вещи), несовместимая с чистым созерцанием, открытым античной рацио-
нальностью. Научная рациональность признала правомерность только тех идеальных конструктов, кото-
рые можно контролируемо воспроизвести, сконструировать бесконечное количество раз в эксперименте.
Мыслительным инструментом теоретических вопросов, управляющих таким экспериментом,
стала математика. Научным признавалось то, что могло быть конструировано и выражено на языке Ма-
тематики.
44
В-четвертых, основным содержанием тождества мышления и бытия становится признание воз-
можности отыскать такую одну-единственную идеальную конструкцию, которая полностью соответ-
ствовала бы изучаемому объекту, обеспечивая тем самым однозначность содержания истинного знания.
В-пятых, наука отказалась вводить в процедуры объяснения не только конечную цель в качестве
главной в мироздании и в деятельности разума, но и цель вообще. Научная рациональность стала объяс-
нять все явления только путем установления между ними механической причинно-следственной связи.
Таким образом, итогом первой научной революции было формирование особого типа рациональ-
ности. Наука изменила содержание понятий «разум», «рациональность», открытых в античности. Меха-
ническая картина мира приобрела статус универсальной научной онтологии. Принципы и идеи этой кар-
тины мира выполняли основную объяснительную функцию. К началу XIX в. механика была един-
ственной математизированной областью естествознания, что в немалой степени способствовало абсолю-
тизации ее методов и принципов познания, а также соответствующего ей типа рациональности.
Вторая научная революция произошла в конце XVIII – первой половине XIX в. Несмотря на
то, что к началу XX в. идеал классического естествознания не претерпел значительных изменений, все
же есть все основания говорить о второй научной революции. Произошел переход от классической науки,
ориентированной в основном на изучение механических и физических явлений, к дисциплинарно органи-
зованной науке.
Специфика объектов геологии и биологии (а. эти науки активно формировались в это время) при-
вела к идее развития и к постепенному отказу от требований эксплицировать любые естественнонаучные
теории в механических терминах. Наука о жизни легализовала телеологию Аристотеля, вводя в свои рас-
суждения понятие цели.
Но вторая научная революция была вызвана не только появлением дисциплинарных наук и их
специфических объектов. В самой физике, которая окончательно сформировалась как классическая толь-
ко к концу XIX в., стали возникать элементы нового неклассического типа рациональности. Тип науч-
ного объяснения и обоснования изучаемого объекта через построение наглядной механической модели
стал уступать место другому типу объяснения, выраженному в требованиях непротиворечивого математи-
ческого описания объекта, даже в ущерб наглядности.
В этой связи многие ученые-физики начинают осознавать недостаточность классического типа
рациональности. Появляются первые намеки на необходимость ввести субъективный фактор в содержа-
ние научного знания, что неизбежно приводило к ослаблению жесткости принципа тождества мышления
и бытия, характерного для классической науки.
Введя в научную методологию термин «научная метафора», Больцман и Максвелл поставили под во-
прос признаваемую классическим научным рационализмом возможность слов адекватно и однозначно вы-
ражать содержание мышления и изучаемой им действительности. Другими словами, внутри самой класси-
ческой физики уже зрели ростки нового – неклассического – понимания идеалов и норм научности.
Второй этап – неклассический этап (наука) в эволюции и развитии рациональности (третья
глобальная научная революция, последняя четверть 19 столетия – до второй половины 20 столетия).
Возникла на основе достижения квантово-релятивистской физики и дискуссий вокруг неё. Квантово-
релятивистская физика, согласно Фоку, принципиально базируется на гносеологическом принципе
(«принцип относительности к средствам наблюдения и эксперимента»), согласно которому мак-
роприбор (средство исследования) вносит такое сильное возмущение на квантово-механический объ-
ект, что при описании его необходимо описание макроустановки. Используя один макроприбор
(средство наблюдения и эксперимента), мы можем дать описание корпускулярных свойств микроми-
ра (кристаллическая решётка), а используя другой макроприбор, мы описываем и объясняем волно-
вые свойства описываемого объекта, а в реальности микрообъект обладает и волновыми, и корпус-
кулярными свойствами. Для неклассического типа рациональности господствует схема:
Субъект→(Средства→Объект), скобки означают объединение = гносеологический объект.
Дополнение:
Третья научная революция охватывает период с конца XIX в. до середины XX в. и характери-
зуется появлением неклассического естествознания и соответствующего ему типа рациональности. Ре-
волюционные преобразования произошли сразу во многих науках: в физике были разработаны реляти-
вистская и квантовая теории, в биологии – генетика, в химии – квантовая химия и т.д. В центр исследо-
вательских программ выдвигается изучение объектов микромира. Это обстоятельство способствовало
дальнейшей трансформации принципа тождества мышления и бытия, который является базовым для лю-
45
бого типа рациональности. Произошли изменения в понимании идеалов и норм научного знания. В чем
конкретно состояли эти изменения?
Во-первых, ученые согласились с тем, что мышлению объект не дан в его «природно-
девственном», первозданном состоянии: оно изучает не объект, как он есть сам по себе, а то, как явилось
наблюдателю взаимодействие объекта с прибором. Стало ясно, что в классической физике эффектом вза-
имодействия прибора и объекта можно было пренебречь в силу слабости этого взаимодействия.
В качестве необходимого условия объективности объяснения и описания в квантовой физике стало
выдвигаться требование учитывать и фиксировать взаимодействие объекта с прибором, связь между зна-
ниями об объекте и характером средств и операций деятельности ученого.
В классической физике идеал объяснения и описания предполагал характеристику объекта «самого
по себе», без указания на средства его исследования, в силу слабого влияния средств наблюдения на ха-
рактеристики изучаемого объекта каковым был макрообъект. В квантово-релятивистской физике, изу-
чающей микрообъекты, объяснение и описание невозможны без фиксации средств наблюдения, так как
имеет место сильное взаимодействие, влияющее на характеристики изучаемого объекта.
Во-вторых, так как любой эксперимент проводит исследователь, то проблема истины напрямую
становится связанной с его деятельностью. Актуализировалось представление об активности субъекта по-
знания.
В-третьих, ученые и философы поставили вопрос о «непрозрачности» бытия, что блокировало
возможности субъекта познания реализовывать идеальные модели и проекты, вырабатываемые рациональ-
ным сознанием. В итоге принцип тождества мышления и бытия продолжал «размываться».
В-четвертых, в противовес идеалу единственно научной теории, «фотографирующей» исследуе-
мые объекты, стала допускаться истинность нескольких отличающихся друг от друга теоретических опи-
саний одного и того же объекта. Исследователи столкнулись с необходимостью признать относительную
истинность теорий и картины природы, выработанной на том или ином этапе развития естествознания.
Третий этап в эволюции и развитии рациональности (четвёртая глобальная научная револю-
ция) – постнеклассический тип рациональности (с 50-х годов прошлого века и по настоящее время).
Он связан, в первую очередь, с выдающимися достижениями в области физики, а именно термоди-
намики, а точнее термодинамики нелинейных процессов, т.е. открытых (в других типах рациональ-
ности были закрытые системы) систем (Пригожин и его школа); во-вторых, он связан с выдающими-
ся достижениями в области генетики и молекулярной биологии; и, наконец, с достижениями астро-
физики. В этом аспекте постнеклассический этап основывается на:
1) принципе эволюционизма;
2) принципе историзма;
3) принципе самоорганизации и развития сложных и открытых систем.
Отражением постнеклассической науки и третьего этапа рациональности является следующая
схема:
(Субъект→Средства→Объект)
↑внутринаучные ценности и идеалы
↑мировоззренческие идеалы
Дополнение:
Четвертая научная революция совершилась в последнюю треть XX столетия. Она связана с по-
явлением особых объектов исследования, что привело к радикальным изменениям в основаниях науки.
Рождается постнеклассическая наука, объектами изучения которой становятся исторически развивающие-
ся системы.
Формируется рациональность постклассического типа. Ее основные характеристики состоят в сле-
дующем.
Во-первых, если в неклассической науке идеал исторической реконструкции использовался пре-
имущественно в гуманитарных науках (история, археология, языкознание и т.д.), а также в ряде есте-
ственных дисциплин, таких как геология, биология, то в постнеклассической науке историческая рекон-
струкция кик тип теоретического знания стала использоваться в космологии, астрофизике и даже в фи-
зике элементарных частиц, что привело к изменению картины мира.
Во-вторых, возникло новое направление в научных дисциплинах – синергетика. Она стала ве-
дущей методологической концепцией в понимании и объяснении исторически развивающихся систем.

46
В-третьих, субъект познания в такой ситуации не является внешним наблюдателем, существова-
ние которого безразлично для объекта: он видоизменяет каждый раз своим воздействием поле возмож-
ных состояний системы, т.е. становится главным участником протекающих событий.
В-четвертых, постнеклассическая наука впервые обратилась к изучению таких исторически разви-
вающихся систем, непосредственным компонентом которых является сам человек. Это объекты эколо-
гии, включая биосферу (глобальная экология), медико-биологические и биотехнологические (генетическая
инженерия) объекты и др. Исследовать такие объекты невозможно без использования компьютерных про-
грамм и проведения специального математического эксперимента на ЭВМ.
В-пятых, при изучении такого рода сложных систем, включающих человека с его преобразова-
тельной производственной деятельностью, идеал ценностно-нейтрального исследования оказывается не-
приемлемым. Объективно истинное объяснение и описание такого рода систем предполагает включение
ценностей социального, этического и иного характера.
Особо важным моментом четвертой научной революции было оформление в последние 10-15
лет XX в. космологии как научной дисциплины, предметом изучения которой стала Вселенная в целом.
Теория эволюции Вселенной в целом способствовала появлению в постнеклассическом типе рационально-
сти элементов античной рациональности, которые состоят в следующем:
3. Обращение к чистому умозрению при разработке теории развития Вселенной напоминает в сво-
их существенных чертах античный тип рациональности. Более того, понятие «Вселенная в целом» род-
ственно античному понятию «Космос» (правда, без прилагательного «божественный»).
4. Впервые со времен греческой философии и протонауки в космологии был поставлен вопрос:
«Почему Вселенная устроена именно так, а не иначе?»
З.В современной физике и космологии все чаще стали говорить об антропном принципе, соглас-
но которому наш мир устроен таким образом, что в принципе допускает возможность появления челове-
ка. Свойства Вселенной как целого, свойства всей Метагалактики, фундаментальные характеристики
Космоса таковы, что человек не мог не появиться. В этом смысле он космический феномен, органиче-
ский элемент космоса. Антропный принцип ставит в определенную зависимость человека и фундамен-
тальные мировые константы, которые определяют действия законов тяготения, электромагнетизма, силь-
ных и слабых взаимодействий элементарных частиц.
Человечество должно воспринимать Космос не как нечто внеположенное и враждебное, а как
«дом» своего бытия. Другими словами, налицо корреляция типа рациональности, соответствующего совре-
менной физике и космологии, античному типу рациональности.
5. В античности не знали научного эксперимента, который родился во времена Галилея и Нью-
тона. В платоновской и неоплатоновской античной традиции для получения истинного знания также
признавалась необходимость опыта, но опыта «умного», который «ставит» душа, не обращаясь к помо-
щи ощущений и телесных чувств. Опыт души – это только умственное рассмотрение. В вопросе, по-
священном античной рациональности, мы показали, что такая «работа» души и есть в собственном
смысле слова теоретизирование, к которому активно обращаются современные ученые.
Подобие античному типу рациональности обусловливается также тем фактом, что начинает сти-
раться граница между теорией элементарных частиц и теорией Вселенной. Теория элементарных частиц и
космологическая теория столь тесно стали сопрягаться, что критерием истинности теории элементарных
частиц стала выступать ее проверка на «космологическую полноценность». Возникло близкое античности
понимание того, что все связано со всем, «все во всем». Итак, современная физика и космология сформи-
ровали сходную с античной тенденцию обращения к умозрению, к теоретизированию.

13. Фальсификационная модель Карла Поппера

Тезис № 1.
Карл Поппер родился и до 1937 г. жил в Вене. Поппер посещал Венский кружок философов,
однако стоял от них особняком, высказывая уже в раннее время критическое отношение к логиче-
скому позитивизму. Широкую популярность в философских и научных средах (кругах) Поппер по-
лучил в 1959 г. после выхода его работы «Логика научного открытия».
Тезис № 2.
Согласно Попперу, задача философии заключается не столько в анализе логики и языка
науки, сколько в исследовании роста знаний, а для этого нет лучшего предмета как рост и развитие

47
научного знания. Поппер сводит критические счёты с логическим позитивизмом и выдвигает кон-
цепцию, которая получила название «фальсификационизма».
Центральным ядром этой концепции является принцип фальсифицируемости знания. С точки
зрения Поппера, логический позитивизм зиждется на 2-х положениях:
1). Принцип верификации научного знания, согласно которому знание истинно, т.е. научно (и
наоборот), если оно подтверждается эмпирически, т.е. чувственными данными и чистыми наблюде-
ниями.
2). Всё знание строится методом индукции, выдвинутым в качестве основного ещё в филосо-
фии Френсиса Бекона («Новый органон»).
Поппер полагает, что некоторые предложения и высказывания не могут быть верифицируемы
эмпирически, например, «все деревья зимой теряют листву»! В нашем языке содержатся также экзи-
стенциальные предложения и высказывания, которые также нельзя верифицировать, «неверно, что
существуют говорящие щуки». Во втором случае речь иногда идёт о так называемых отрицательных
высказываниях в логике и языке знания, логическая формула которых S не есть P (субъект не есть
предикат).
Тезис № 3.
Поппер полагает, что действительно подлинное научное знание должно подтверждаться эм-
пирическими данными, но не в смысле подтверждения конечным классом эмпирических данных, а в
смысле принципиальной опровергаемости научного знания эмпирическими данными. Следователь-
но, достаточно одного эмпирического факта, фальсифицирующего теорию, для того, чтобы считать
эту теорию (научное знание и т.д.) научной. Если же мы не можем на данный момент фальсифици-
ровать теорию, то, по Попперу, существует класс потенциальных фальсификаторов, способных в бу-
дущем опровергнуть данную теорию.
Поппер в отличие от представителей Венского кружка сознательно реабилитирует филосо-
фию, полагая, что существуют, вообще говоря, три типа высказываний и предложений:
1) первый тип предложений и высказываний – нефальсифицируемые высказывания и предло-
жения в языке науки, они являются ненаучными предложениями;
2) второй тип предложений и высказываний – предложения и высказывания фальсифицируе-
мы, т.е. научные высказывания и предложения;
3) третий тип высказываний и предложений – знание, которое хотя и не удовлетворяет крите-
рию научности и ненаучности, т.е. фальсифицируемости и нефальсифицируемости, всё равно носит
не бессмысленный, а осмысленный характер.
Следовательно, всякое серьёзное научное знание с необходимостью несёт в себе нагружен-
ность философскими предпосылками или метафизическими предпосылками.
Научное знание
Метафизика
Приведём два примера: философскими предпосылками атомного строения микрообъекта, в
частности Нильса Бора, были философские идеи Лифкипа и Демокрита.
Тезис № 4.
Поппер полагает, что существуют и могут существовать три подхода к пониманию научного
знания и научного метода:
1. Первый подход он называет эссенциализмом (восходит к Галилею и Ньютону) от латинско-
го эссе – сущность. Эссенциализм включает в себя три положения:
1) учёные стремятся получить истинное описание мира;
2) истинная теория описывает сущности, лежащие в основе наблюдаемых явлений;
3) поэтому если теория истинна (исходя из первого и второго положений), то она не допускает
никакого сомнения и не нуждается в дальнейшем объяснении или изменении.
Согласно Карлу Попперу, эссенциализм, по существу, представляет собой крайнюю форму
догматизма в науке, которую он называет обскурантизмом.
2. Второй подход к научному знанию Карл Поппер называет инструментализмом. Поппер со-
глашается с инструменталистами в том, что научная теория (знание) действительно является инстру-
ментом для предсказания в науке, но он категорически возражает против сведения теории только
лишь к средству, инструменту научного познания, а именно научные теории описывают нечто ре-

48
альное, т.е. выполняют дескриптивную функцию. Несовпадение научной теории с правилами её вы-
числения Поппер доказывает следующим образом:
1) научная теория подвергается проверке, т.е. фальсификации, правила же инструментов не
подвергаются такой проверке, в частности, бессмысленно опровергать правила умножения;
2) во-вторых, инструменталистская интерпретация как нефальсифицируемая отбрасывается
как ложная;
3) в-третьих, инструментализм, рассматривая теории как правила, инструменты, спасает их от
опровержения, истолковывая фальсификации как ограничение сферы её применимости.
3. В противовес эссенциализму и инструментализму Поппер выдвигает идею гипотетизма.
Поппер соглашается с эссенциалистами, что целью науки является выработка истинного научного
знания, однако истинное научное знание есть лишь недостижимый идеал, поэтому задача учёного
заключается скорее в выдвижении множества научных гипотез, выведения из них (научных гипотез)
строго дедуктивным методом следствий и их фальсификация (опровергаемость). При этом, в отличие
от инструментализма, Поппер полагает, что формирование научного знания осуществляется, как
впрочем и всё в этом мире, путём проб и ошибок (путём отбора), следовательно росту и развитию
научного знания, новой теории способствует не столько логика, положенная в основание структуры
науки логическими позитивистами, сколько 1) метафизика (сиречь философия); 2) интуиция, фанта-
зия, мифы и т.д.
Тезис № 5.
Карл Поппер в понимании научного познания обосновал представление о так называемых
трёх мирах (концепция о трёх мирах – вопрос об объективности истины):
1) первый мир – физическая реальность и объекты этой физической реальности системы фи-
зических наук;
2) второй мир – осознание человеком первого мира или мира физической реальности;
3) третий мир – по Попперу – объективное (истинное) содержание знания о первичном и вто-
ричном мире.
Два мысленных эксперимента:
1) представим, что исчезли орудия труда, техника, культура, цивилизация, но сохранились
библиотеки, тогда человек постепенно может восстановить всё, двигаясь от простых орудий труда к
более сложным;
2) представим, что исчезли орудия труда, техника, культура, цивилизация и библиотеки, то-
гда человеческая цивилизация погибнет.

14. Психофизическая концепция науки Э. Маха.

В основе собственно философских гносеологических построений Маха лежит его учение о


«нейтральных элементах», которое в значительной степени навеяно его исследованиями биопсихо-
логических механизмов зрительного восприятия. «Мах считает элементы нейтральными, не отно-
ся их ни к физической, ни к психической сфере. Эти элементы призваны обеспечить непрерывный
переход от физического к психическому в рамках единого знания, где физика и психология высту-
пают как разные направления в исследовании одних и тех же элементов опыта». Одновременно по-
являются новые аргументы против механицизма со стороны психологии: «Нет ничего трудного
всякое физическое переживание построить из ощущений, т. е. из элементов психических. Но со-
вершенно невозможно понять, как из элементов, которыми оперирует современная физика, т. е. из
масс и движений (в их определенности, пригодной для одной только этой специальной науки), по-
строить какое-либо психическое переживание». «Физическое» и «психическое» он разводит следу-
ющим образом: «Назовем покуда совокупность всего существующего непосредственно в про-
странстве для всех именем физического и непосредственно данное только одному... – именем пси-
хического. Совокупность всего, непосредственно данного только одному, назовем также его... Я...
Разложим... психическое переживание на его составные части. Мы находим здесь прежде всего те
части, которые в своей зависимости от нашего тела – открытых глаз... – называются «ощущениями»,
а в своей зависимости от другого физического – присутствия солнца, осязаемых тел и т. д. – являют-
ся признаками, свойствами физического».

49
Суть своего учения об элементах он формулирует так: «Все физическое, находимое мною, я
могу разложить на элементы, в настоящее время дальнейшим образом не разложимые: цвета, то-
ны, давления, теплоту, запахи, пространства, времена и т. д.». В результате вещи (тела) даны нам
как «сравнительно устойчивые комплексы связанных друг с другом, зависящих друг от друга
чувственных ощущений». То есть тела, по Маху, как бы состоят не из механических частиц-атомов
(как у Лапласа), а из «нейтральных» (т. е. не физических и не психических) «элементов», воспри-
нимаемых нами как ощущения. Соответственно связанный с особым живым телом комплекс вос-
поминаний, настроений, чувств обозначается словом «Я». «Распространение анализа наших пере-
живаний вплоть до «элементов»... – говорит Мах, – представляет для нас главным образом ту выгод-
ную сторону, что обе проблемы – проблема «непознаваемой» вещи и проблема в такой же мере «не
поддающегося исследованию» Я... могут быть легко распознаны как проблемы мнимые».
В дополнение к учению об «элементах» Мах, фактически продолжая эволюционистскую
линию Спенсера, утверждает, что «развитие науки имеет целью все лучше и лучше приспособить
теорию к действительности... Согласно нашему пониманию, – говорит он, – законы природы по-
рождаются нашей психологической потребностью найтись среди явлений природы... Представления
постепенно так приспосабливаются к фактам, что дают достаточно точную, соответствующую био-
логическим потребностям, копию их... Систематизация представлений в ряды... всего более содей-
ствует развитию научного исследования природы... Научное мышление является последним звеном в
непрерывной цепи биологического развития, начавшегося с первых элементарных проявлений жиз-
ни...».
Отсюда закономерно вытекает феноменологический взгляд на науку. «Самое экономное и
простое выражение фактов через понятия (а не выяснение истинной структуры бытия (онтоло-
гии)), вот в чем оно (естествознание) признает свою цель», – утверждает Мах. Отсюда же следует
взгляд на теории как на условные соглашения (конвенции), которые представляют собой лишь
«упорядоченные, упрощенные и свободные от противоречий системы идей». В свою очередь кон-
венционализм прокладывает дорогу активизму и конструктивизму, согласно которым теории содер-
жат значительный элемент изобретения, т. е. активного творения со стороны ученых, а не являются
просто открытием чего-то внешне заданного. Этому отвечает и соответствующий критерий выбора
«правильной» теории. Критерий истинности заменяется у Маха критерием успешности: «Познание
и заблуждение вытекают из одних и тех же психических источников; только успех может разделить
их». Согласно Маху цель науки не истина (в силу ограниченности ее средств для отражения «бога-
той жизни Вселенной»), а экономия мышления. «Все положения и понятия физики представляют со-
бой не что иное, как сокращенные указания на экономически упорядоченные, готовые для примене-
ния данные опыта....
Таким образом, второй позитивизм так или иначе сформулировал противопоставление «реализм –
конструктивизм». Это противопоставление проявило себя и в дискуссии о цели науки, поднятой в кон-
тексте «гносеологического кризиса в физике» Кирхгофом в 1874 г. А именно, заключается ли цель
науки в объяснении (т. е. выяснение истинной структуры объектов и явлений) или лишь в описании. Мах,
естественно, склонялся ко второй точке зрения: «Научное «сообщение» всегда содержит в себе описание, т.
е. воспроизведение опыта в мыслях, долженствующее заменять собою самый опыт и таким образом избавлять
от необходимости повторять его. Средством же для сбережения труда самого обучения и изучения служит
обобщающее описание. Ничего другого не представляют собой и законы природы...». «Закон тяготения
Ньютона есть одно лишь описание... описание бесчисленного множества фактов в их элементах».
«Склонность к объяснению вполне понятна, – говорит Мах об отношениях между учителем и учени-
ком. – [Но] для научного исследователя та же наука есть нечто совсем другое, нечто развивающееся, под-
вергающееся постоянным изменениям, эфемерное; его цель – главным образом констатирование фак-
тов и связи между ними».
Дополнение:
Мах родился в Моравии в 1838 г. Он преподавал физику в Граце и Праге, затем философию в
Вене. Умер близ Монако в 1916 г. Среди его работ известны такие, как "Механика. Историко-
критический очерк ее развития" (1883), "Анализ ощущений и отношение физического к психическо-
му" (1900), "Принципы учения о теплоте" (1896), "Научно-популярные лекции" (1896), "Познание и
заблуждение" (1905).
1) Анализ ощущений.

50
Для Маха пища и природа, о которых говорит наука, совсем не вещь в себе и для себя и не ис-
тинная объективная данность. Подобно Авенариусу, Эрнст Мах (независимо от первого) пришел к
точке зрения на познание как на процесс прогрессивной адаптации к среде. "Мир, - писал он в "Ана-
лизе ощущений", - не заключается в таинственных сущностях, которые, также загадочно действуя
одна на другую, порождают доступные нам ощущения. Цвета, звуки, пространство, время и т.п. свя-
заны между собой, как по-разному связаны чувства и волевая предрасположенность. Из столь пест-
рой ткани выделяется то, что относительно стабильнее и продолжительнее, вследствие чего отпеча-
тано в памяти и выражено в словах. Так, относительно устойчивые комплексы, функционально рас-
пределенные в пространстве и во времени, именно поэтому обретают специфические имена и обо-
значаются как тела (Кorреr). Но эти комплексы непродолжительны и неабсолютны... Относительно
устойчивым представляется комплекс воспоминаний, чувственных предпочтений, связанных с опре-
деленным телом (Leib), который можно обозначить как Я".
Ощущение, по мнению Маха, есть глобальный факт, форма приспособления живого организ-
ма к среде; настройка глаза и уха; "контрастный феномен" цвета и форм; узнавание данного предме-
та в разных условиях освещения; узнавание музыкального ритма. Ясно, что все вышеперечисленное
относится к индивиду, но прежде всего это результат эволюции видов. "Становится понятным фено-
мен памяти... которая выше индивида. Психология спенсеровского и дарвиновского типа, вдохнов-
ленная эволюционной теорией, но основанная на частных позитивных исследованиях, обещает ре-
зультаты более богатые, чем все предыдущие спекуляции... Вещь, тело, материя суть не что иное, как
связь элементов, цветов, звуков и т.п., не что иное, как так называемые знаки (Merkmale)".
2) Научное познание как биологическое событие.
Итак, основу научного знания составляют не факты, а ощущения. Мах, как и Авенариус, дела-
ет акцент на биологической функции науки. "Предложить человеческому существу максимально
возможную и полную ориентацию развитой во всех отношениях чувственности. Другой научный
идеал не только не реализуем, но и не имеет никакого смысла". Научное исследование лишь продол-
жает и совершенствует процесс жизни, благодаря которому низшие животные посредством органов
и поведения приспосабливаются к среде. "Наука возникает всегда как процесс адаптации идей к
определенной сфере опыта. Результаты процесса - элементы мышления, способные представить эту
сферу как целое. Результат, естественно, получаются разные, в зависимости от типа и широты опыт-
ной сферы. Если опытный сектор расширяется или объединяются до того разобщенные сферы, эле-
менты привычного мышления показывают свою недостаточность, чтобы представить более широ-
кую сферу. В борьбе между приобретенной привычкой и адаптивным усилием возникают проблемы,
исчезающие после завершенной адаптации и возникающие вновь через некоторое время". Каковы же
эти проблемы? - спрашивает Мах в работе "Познание и заблуждение". Ответ таков: "Разногласие
между мыслями и фактами или разногласие между мыслями - вот источник проблемы".
3) Проблемы, гипотезы и отбор гипотез.
Таким образом, у нас есть проблемы, и мы пытаемся решить их с помощью гипотез. "Главная
роль гипотезы - вести к новым наблюдениям и новым исследованиям, способным подтвердить,
опровергнуть или изменить наши построения. Короче, значение гипотезы - в расширении нашего
опыта". Гипотезы в качестве попыток приспособления к среде, дающих нечто новое, а значит, стран-
ное, суть не что иное, как "усовершенствование инстинктивного мышления, в них мы можем найти
все звенья цепочки".
Воображение снабжает природу огромным разнообразием идей, которые, проходя через
фильтр доказательств, показывают свое соответствие или несоответствие фактам, свою истинность
или ложность. "Адаптация" мыслей к фактам есть наблюдение, а взаимная "адаптация" мыслей друг
к другу есть теория. С другой стороны, наблюдение и теория не существуют раздельно, ибо почти
всегда наблюдение уже заражено теорией, и если оно достаточно весомо, то, в свою очередь, воздей-
ствует на теорию, подтверждает, опровергает или корректирует ее.
Эксперимент дает понимание относительной зависимости элементов некоторого феномена
либо понимание их независимости. Поэтому "фундаментальный метод – это метод вариаций". Наука
дает представление именно о межфеноменальной зависимости. Чем более развита наука, тем реже
она прибегает к понятиям причины и следствия. Причина в том, что "понятия эти предварительны,
неточны и неполны". Зато "понятие функции позволяет намного лучше представить связь элементов
между собой".

51
Не только понятие причины, но и понятие субстанции подвергнуты критике. "Остается один
тип устойчивости - связь (или отношение). Ни субстанция, ни материя не могут быть чем-то без-
условно устойчивым. То, что мы называем материей, есть определенная регулярная связь элементов
(ощущений). Ощущения человека, так же как ощущения разных людей, обычно взаимным образом
зависимы. В этом состоит материя".
4) Наука как экономия мышления.
Исследование начинается с проблем, за которыми стоит длительная биологическая и культур-
ная эволюция вида. "Большая часть концептуальной адаптации состоялась бессознательно и неволь-
но, ведомая сенсорными факторами. Эта адаптация стала достаточно широкой и соответствует
большей части представляемых фактов. Если мы встречаемся с фактом, сильно контрастирующим с
обычным ходом нашего мышления, и не можем непосредственно ощутить его определяющий фактор
(повод для новой дифференциации), то возникает проблема. Новое, непривычное, удивительное дей-
ствует как стимул, притягивая к себе внимание. Практические мотивы, интеллектуальный диском-
форт вызывает желание избавиться от противоречия, и это ведет к новой концептуальной адаптации.
Так возникает интенциональная понятийная адаптация, т. е. исследование".
Исследование восстанавливает адаптацию открытием "элементов того же вида, присутствую-
щих как фактическое разнообразие". "Только так становятся возможными описание и синтетическая
коммуникация фактов", - пишет Мах в книге "Механика. Историко-критический очерк ее развития".
Отсюда возникает понятие науки, экономящей мышление. Научные законы позволяют отслеживать
путь познания в наиболее широком спектре фактов с наименьшим интеллектуальным усилием. "За-
дача науки - искать константу в естественных явлениях, способ их связи и взаимозависимости. Ясное
и полное научное описание делает бесполезным повторный опыт, экономит тем самым на мышле-
нии. При выявленной взаимозависимости двух феноменов, наблюдение одного делает ненужным
наблюдение другого, определенного первым. Также и в описании может быть сэкономлен труд бла-
годаря методам, позволяющим описывать один раз кратчайшим путем наибольшее количество фак-
тов".
"Вся наука имеет целью заменить, т. е. сэкономить, опыт, мысленно репродуцируя и предвос-
хищая факты. Эти репродукции более подвижны в непосредственном опыте и в некоторых аспектах
его заменяют. Не нужно много ума, чтобы понять, что экономическая функция науки совпадает с са-
мой ее сущностью... В обучении учитель передает ученику опыт, составленный из знаний других,
экономя опыт и время ученика. Опытное знание целых поколений становится собственностью ново-
го поколения и хранится в виде книг в библиотеках. Подобно этому и язык как средство общения
есть инструмент экономии".
Мы никогда не воспроизводим факты полностью, но только в важных для нас аспектах, про-
должает Мах. И в этом проявляется тенденция к экономии. Классификация и описание взаимозави-
симостей и в целом процесс научного познания обладают смыслом экономии усилий. Именно по-
этому наука должна оставаться в экспериментальной сфере. "Если первичен опыт, то от него ждут
подтверждения и опровержения. А то, относительно чего невозможно подтверждение или опровер-
жение, к делу не относится". Рассматривая науку с позиции эволюционной теории и утверждая
несомненную важность науки с точки зрения биологии и цивилизации, являющейся методичной и
сознательной адаптацией, Мах все же отмечает: "Вначале наука была только средством, выживания,
затем, по мере возрастания ее требований, о материальной нужде перестают думать".
5) Критика ньютоновской механики.
Человек - часть природы, между инстинктами и разумом, по мнению Маха, нет противоречия.
Ум совершенствует то, что заложено в природных импульсах. Язык, сознание, разум суть результаты
эволюции и ныне мощные инструменты развития. Но и у науки есть своя длинная история. "Кому
знаком весь путь развития науки, - пишет философ, - оценит важность любого научного движения
более свободным и корректным образом, чем тот, кто, ограниченный собственным жизненным гори-
зонтом, видит только сегодняшнее направление науки".
Мах, автор известной истории механики, критиковал попытки распространить механические
законы и понятия на другие области. В предисловии к седьмому изданию книги "Механика. Истори-
ко-критический очерк ее развития" Мах пишет: "В особенности я не откажусь от моей критики абсо-
лютного пространства и времени, которые продолжаю считать концептуальными чудовищами. Даже
Ньютон, так много говоря о них, никакого эффективного использования им не находит". Впрочем,

52
понимая всю слабость механики, Мах, однако, не принял теорию относительности (а также не при-
нял идею существования атомов).
Эпистемологические идеи Маха немало повлияли на конвенционалистов и неопозитивистов.
Эти же идеи вызвали энергичную критику Ленина в книге "Материализм и эмпириокритицизм"
(1908). Никакой софист, по Ленину, не может отрицать ясный и бесспорный факт, что доктрина Эрн-
ста Маха, доктрина, рассматривающая вещи как комплексы ощущений, есть субъективный идеализм,
простое пережевывание доктрины Беркли... Объективная классовая функция эмпириокритицизма со-
стоит в пособничестве фидеистам в их борьбе против материализма вообще и исторического матери-
ализма в частности. На эти обвинения Мах спокойно ответил: "В моих словах просто отражены об-
щепринятые мнения, и если я превратился в идеалиста, берклианца, то в этих грехах вряд ли пови-
нен".

15. Логический атомизм Л. Витгенштейна

Тезис № 1.
Если представить для философского размышления науку в целом, то мы обнаруживаем некий
конгломерат научных концепций, идей, убеждений, различных точек зрения и т.д. В этом аспекте
логические позитивисты задумались над проблемой: как свести всё это к достоверным началам?
Логический позитивизм возникает в целом в 10-е годы (1910-е годы) прошлого века и приоб-
ретает сначала форму (4-й этап развития позитивизма) логического атомизма. Основателями этого
направления являются два философа и логика, математика Бертран Рассел и Уайтхед. В этом аспекте
в 1910–1913 гг. выходит фундаментальная работа этих двух авторов «Принципы математики». Рас-
сел обсуждает вопрос о философских основаниях математики и приходит к выводу, что в основе ма-
тематики лежит логика в её математической форме. Математическая логика лежит и в основании
любой науки в целом, поэтому задача философии и заключается в том, что бы философы анализиро-
вали язык, логику и структуру науки.
Тезис № 2.
Рассел поставил задачу освободить язык науки, элиминировать из него неосмысленные (бес-
смысленные) предложения, в частности, омонимы, синонимы и т.д., т.е., по существу, построить
идеальный язык науки. Этот идеальный язык науки Рассел и другие позитивисты строят на фунда-
менте пропозициональной логики или логики предложения. Суть этой попытки (построить идеаль-
ный язык) состоит:
1) в том, что формулируются элементарные атомарные предложения, когда субъекту С при-
писывается определённое свойство, предикат П, С есть П;
2) атомарные высказывания независимы друг от друга;
3) атомарным высказываниям приписывается либо истинность, либо ложность;
4) из атомарных высказываний строятся, выводятся молекулярные высказывания или предло-
жения;
5) основой для логического вывода в молекулярных и более сложных предложениях является
математическая логика, а именно конъюнкция (и), дизъюнкция (или), импликация (если …, то …) и
т.д.;
6) в молекулярные предложения вводятся общие суждения типа а есть а, дважды два – че-
тыре, т.е. тавтологии;
7) на основе атомарных, молекулярных предложений, тавтологий формулируются логически
достоверные аксиомы и выводится всё более сложное научное знание.
В 1914 г. молодой логик, считающий себя учеником Рассела, Людвиг Видгенштейн (годы
жизни: 1889 – 1951 гг.) подарил первому (Расселу) свою книжечку «Логикофилософский трактат».
Рассел написал пространное предисловие к этой книжице, которое своей поверхностностью не удо-
влетворило Видгенштейна. Видгенштейн уехал из Вены и стал просто учительствовать в школе, а в
1914 г. ушёл добровольцем на фронт и до 1921 г. в окопах Первой Мировой войны проносил книжи-
цу в ранце, в 1921 г. она увидела свет.
Видгенштейн как и другие позитивисты 20-го столетия, по существу, в той или иной мере ин-
терпретирует философию австрийского мыслителя и философа Эрнста Маха. Согласно последнему,
следует отыскать в этом мире общие элементы: цвет (объекта), запах, пространство, время, движе-

53
ние, силу и т.д. В этих элементах мира не различается психическое и физическое, внешняя сторона
познания (реальный мир) и внутренняя сторона (чувства, рассудок, разум, интуиция и т.д.) ⇒ задача
научного познания, по Эрнсту Маху, и заключается в описании последовательности этих элементов,
т.е. в конечном счёте последовательности ощущений (Ленин: Беркли, Юм – уже было) и чувствен-
ных данных. Видгенштейн, к сожалению, вслед за Махом полагает, что в логике и языке науки мы
имеем дело с так называемыми фактами, достоверность которых или их истинность подтверждается
не самой реальностью (объективным, физическим миром), а истинностью или ложностью, приписы-
ваемой нами атомарным или молекулярным предложениям, а во-вторых, логической взаимосогласо-
ванностью атомарных и молекулярных высказываний и предложений (труд Богданова: слева – капи-
тал, справа – тектология), следовательно, выявление сущности, выявление причинно-следственных
связей самих объектов физического мира не входит в концепцию так называемых логических фактов
Видгенштейна (наука не должна этим заниматься – типичная позиция субъективного идеализма).
Тезис № 3.
Взгляды, концепции, представления, идеи Рассела, Уайтхеда (основателя течения холизма,
современная интерпретация – неохолизм, рассмотрение (всего) как некое целого, в основе целого
лежит нечто идеальное, нечто Х, носит нематериальный характер) легли в основу философии так
называемого Венского кружка или философии собственно неопозитивизма.
Тезис № 4.
Рассел не решил задачу создать идеальный язык науки, и, пожалуй, решающим ударом по
концепции идеального языка науки стали идеи одного из членов Венского кружка, логика и матема-
тика Гёделя.
Согласно теореме Гёделя (1932 г.), всякая достаточно формализованная система включает в
себя термины, понятия, аксиомы и т.д., которые однозначно не определяются в рамках этой системы
(теорема о неполноте формализованных систем).
Дополнение:
ОТНОШЕНИЕ ЛОГИЧЕСКОГО АТОМИЗМА ВИТГЕНШТЕЙНА К КОНЦЕПЦИИ РАССЕЛА
Бертран Рассел был не только математиком, но и философом. В молодости он испытал влия-
ние философии британского неогегельянства, или, как его иначе называют, абсолютного идеализма.
Согласно учению абсолютного идеализма, мир предстает неделимым и единым целым. Ни один факт
или элемент не является самодостаточным, поэтому всякая попытка изолированного рассмотрения
элементов целого ведет к искажению и заблуждению. Только полное и целостное рассмотрение мо-
жет претендовать на истину. Все рассуждения об абсолюте должны быть априорными, поскольку
опыт слишком ограничен, чтобы служить для них основой. Отношения внутри целого рассматрива-
лись как внутренние и необходимые. Здесь фактически не признавалось внешних и случайных отно-
шений.
Результатом изживания того влияния, которое оказала на него эта концепция, стала поздней-
шая «антиметафизическая» настроенность Рассела. Сама программа разрешения философских про-
блем посредством логической критики языка философских рассуждений была реакцией Рассела на
свое первоначальное увлечение концепцией абсолютного идеализма.
Учение абсолютного идеализма было монистическим: в нем признавалась одна неделимая
субстанция. Рассел же, занимаясь вопросами оснований математики и разработкой логики, столкнул-
ся с неприменимостью монистического учения и соответствующей ему логики для решения интере-
совавших его проблем. Он пришел к выводу, что нужна логика, допускающая множество отдельных
независимых вещей. На этом положении и основывается его система плюрализма, или логического
атомизма. Как объяснял Рассел, «концепция логического атомизма сама собою пришла ко мне в ходе
размышлений над философией математики, хотя было бы трудно сказать точно, существует ли опре-
деленная логическая связь между той и другой» .
«Когда я говорю, что моя логика атомистична, – продолжал он, – я имею в виду, что я разде-
ляю убеждение здравого смысла в существовании множества отдельных вещей» . Концепция назы-
вается «логическим атомизмом», потому что «атомы», о которых идет речь, – это не те атомы, суще-
ствование которых утверждало атомистическое учение. Это та последняя данность, к которой при-
ходит логический анализ, то есть элементы, которые уже неразложимы логическим анализом. С точ-
ки зрения Рассела, «физические объекты», «физические события», «материя», «пространство», «со-

54
знание», «субъект» - суть логические конструкции, построенные из «логических атомов» и логиче-
ских связок по правилам логики. Поэтому они могут подвергаться логическому анализу.
Рассел предлагает исходить как из самоочевидного допущения, что в мире есть факты, и что
мы формируем суждения относительно этих фактов и высказываем их в предложениях. Факт – это
то, что может быть выражено предложением. Можно также сказать, что факт – это то, что делает
предложение истинным или ложным. Сами же факты не истинны и не ложны. В логике выделяются
частные и общие предложения, а также положительные и отрицательные. Соответственно этому,
Рассел классифицирует и факты: они также оказываются частными и общими, положительными и
отрицательными. Таким образом, Рассел описывает реальность сквозь призму логических понятий,
так что реальность оказывается отражением принятого метода логического анализа.
Грамматическая категория предложений отличается тем свойством, что они могут быть ис-
тинными или ложными. «Это совершенно очевидно, если только обратить на это внимание, однако
на самом деле я не осознал этого до тех пор, пока мне не указал на это обстоятельство мой бывший
ученик Витгенштейн».
Концепция логического атомизма является одновременно и логической, и метафизической.
Как логик, Рассел рассматривает структуру совершенного языка; как метафизик, он утверждает, что
такую же структуру имеет и реальность. Вообще говоря, метафизические доктрины часто основыва-
ли свое общее представление об устройстве реальности на какой-то научной дисциплине. Для Рассе-
ла такую роль играла логика. Он полагал, что крупнейшие метафизические системы, например си-
стемы Спинозы, Лейбница, Гегеля, Брэдли, основаны именно на логических воззрениях их авторов и
существенно зависят от того, что в традиционной логике предложению приписывали субъектно-
предикатную структуру. Соответствующая такой логике метафизика видела в мире единую субстан-
цию и ее атрибуты. Поэтому Рассел сознательно взялся за построение новой метафизики, соответ-
ствующей новой логике, которую разрабатывали Г. Фреге, Дж. Пеано, А. Уайтхед и он сам.
Специфическим для расселовской концепции логического атомизма был сам метод логиче-
ского анализа. Он основан на том, что именующее выражение заменяется на описание. Благодаря
этому мы избавляемся от именующего выражения и от проблемы существования того, что обознача-
ется данным выражением. Таков подход Рассела ко многим проблемам философии математики. Вме-
сто того чтобы спорить, существуют ли, и если да, то в каком смысле, числа, множества и прочие ма-
тематические объекты, Рассел строит заменяющие их определения – описания известных свойств и
отношений. Затем во всех предложениях, в которых встречаются выражения для чисел и множеств,
производится замена их на соответствующие описания.
Последовательность основных положений логического атомизма Витгенштейна выявляется
при сопоставлении композиционной структуры и содержательной стороны «Логико-философского
трактата». Аргументация Витгенштейна носит откровенно идеалистический характер: все положения
о мире выводятся из структуры логического языка. Активный характер практически-познавательной
деятельности не рассматривается, и главное внимание фиксируется на исследовании результативных
«языковых» форм знаний.
«Предисловие» к «Логико-философскому трактату» открывается признанием Витгенштейна,
что эту книгу, возможно, сможет понять только тот, кто сам уже продумал высказанные в ней мысли.
Идею всей книги, говорит он, можно выразить в следующих словах: «То, что вообще может быть
сказано, может быть сказано ясно; о чем нельзя говорить, о том следует молчать».
В письме к своему другу Людвигу фон Фикеру Витгенштейн так объяснял замысел «Тракта-
та»: «Основное содержание книги – этическое... Моя книга состоит из двух частей: одна – это то, что
содержится в книге, плюс другая, которую я не написал. И именно эта вторая часть является важной.
Моя книга очерчивает границу сферы этического как бы изнутри, и я убежден, что это – единствен-
ная возможность строгого задания этой границы» . Автор сам объясняет, что основное содержание
его книги – это то чего он не написал. Отсюда можно догадаться, что оно относится как раз к тому, о
чем нельзя говорить и потому следует молчать. По-видимому, потому, что между тем, о чем можно
говорить, о чем Витгенштейн говорит, и тем, о чем нельзя говорить, есть связь, ибо в противном слу-
чае не следовало бы вообще ничего писать, надо было бы просто молчать.
Завершая краткое предисловие к «Трактату», Витгенштейн говорит, что значение его работы
состоит в двух моментах. Во-первых, истинность высказанных в ней мыслей установлена твердо и
определенно, а поставленные проблемы разрешены окончательно. Подобное утверждение может по-

55
казаться проявлением нескромности молодого автора. Однако его подлинный смысл раскрывает сле-
дующая фраза, что, во-вторых, достоинство «Трактата» состоит в показе того, сколь малое значение
имеет решение этих проблем.
Ядром логико-лингвистического учения Витгенштейна является теория логического отобра-
жения. Характер отношения элементарных высказываний к выражаемым ими фактам состоит, по
Витгенштейну, в логическом отображении структуры факта в структуре предложения. Язык и мир
предстают как две области и вместе с тем как два множества, элементы которых – «атомарные фак-
ты» и элементарные высказывания – вычленяются в ходе логического анализа. Предложение рас-
сматривается как логический образ факта.
Логико-атомистическую картину мира Витгенштейн рассматривал как своеобразную «проек-
цию» структуры логического языка на эмпирическую область явления действительности.
Мир определяется как «совокупность фактов». Понятие «факт» у Витгенштейна многозначно.
Факт интерпретируется и как элемент действительности, и как логический образ. Надо обратить
внимание, что в описываемой Витгенштейном системе нет того, кто понимает смысл образов. Смысл
как бы существует сам по себе. Смысл отождествляется с неким возможным фактом. Здесь можно
было бы возразить: возможный факт станет смыслом, только если есть люди, воспринимающие его в
качестве такового. Подобное возражение, конечно, справедливо. Однако, среди представлений, раз-
виваемых в «Трактате», нет представления о людях, использующих образы. Но не случайно
Витгенштейн подробно развивает идею о логической природе образа и отношения отображе-
ния. Это отношение, как уже говорилось, существует благодаря тому, что образ и отображаемое
имеют одну и ту же логическую форму, то есть благодаря логике, определяющей структуру и фак-
тов, и образов. Можно сказать, что в некотором смысле логика заменяет в «Трактате» субъекта, ис-
пользующего образы и ставящего их в соответствие с фактами. Витгенштейн утверждает, что каж-
дый образ является логическим. Поскольку предложение есть частный случай образа, к нему отно-
сится все то, что было сказано об образе и его отношении к отображаемому.
Предложение есть сложный знак, являющийся комбинацией простых знаков. Предложение
есть образ факта. Поскольку факт есть комбинация объектов, предложение является комбинацией
имен этих объектов. Предложение, как разъясняет Витгенштейн, вполне можно было бы заменить
трехмерной конфигурацией объектов, и тогда его образная природа стала бы наглядной.
Наконец, имеются и собственно языковые факты. В логико-атомистической картине мира
факты представляют отношения между объектами. Объекты выражают внутреннее единство мира,
его «субстанциальные» начала. Существования объектов определяется возможностью вхождения в
факты. Если даны все объекты, то тем самым даны уже все возможные факты. Объект – «постоян-
ное», «существующее». Факт – «неустойчивое», «случайное».
При утверждении основных теоретических положений логического атомизма Витгенштейн
сопоставляет «логическое» (связанное с нормами научного мышления) и «этическое» (выражающее
нормативы ценностного сознания). Витгенштейн указывает на различие норм, регулирующих каж-
дый из этих видов мышления.
«Логика» и «этика» - автономны и по-разному представляют реальность. Интерпретация «ло-
гического» и «этического» как двух автономных основ миропонимания означала расщепление еди-
ного воззрения на мир и противопоставление рационально-теоретического и практического отноше-
ний человека к действительности.
В то же время позиция Витгенштейна существенно отличается от позиции Рассела. Во-
первых, Витгенштейна не устраивает расселовское обоснование процедуры логического анализа,
связывающее логический анализ с эмпиристской теорией познания. Витгенштейн озабочен тем, что-
бы показать оправданность и необходимость логического анализа, но пытается достичь этого совсем
иными путями. Ибо, во-вторых, для Витгенштейна важно уяснить подлинное значение аналитиче-
ского метода. Ему мало того, что этот метод позволяет вскрывать и устранять путаницу, имевшуюся
ранее в чьих-то философских концепциях. Слишком большое значение для него имели вечные во-
просы о смысле жизни, о добре и зле, о смерти и бессмертии. Он испытывал потребность соотнести
разрабатываемый им и Расселом метод с этими вопросами и понять его значение и его возможности
на их фоне. В-третьих, Витгенштейн считает необходимым проводить гораздо более жесткое и по-
следовательное разделение логических и «фактуальных» рассуждений, чем это делал Рассел. Ему
очевидно, что логические истины нельзя открывать, исследуя какие-то наличные обстоятельства.

56
Вопрос о характере и статусе логики должен быть определен более корректно, чем это происходило
в рассуждениях Рассела. В-четвертых, Витгенштейн в «Логико-философском трактате» разрешает
ряд логических затруднений и специальных вопросов, касающихся оснований математики.

16. Проблема обоснования науки в неопозитивизме

Тезис № 5.
Основателями собственно неопозитивизма 30-х, 40-х годов являются австрийский философ
Шлик (основатель, был застрелен студентом национал-большевистской партии во время критиче-
ской лекции по национал-большевизму), Рудольф Карнап, Нейрат, Айер, Гёдель и др. Венский кру-
жок возник в 1925 г. на кафедре натуральной философии Венского университета и в этом смысле по
роду занятий неопозитивисты были физиками, математиками, логиками, биологами, и с этого 25 года
(1925 г.) они стали издавать журнал «Эркентнис» («Познание»), который получил распространение в
Берлине, Праге, Варшаве (в Польше).
Неопозитивизм
Тезис № 1.
Если представители логического позитивизма онтологизировали логику, т.е. отождествляли
её с реальным физическим миром, то представители неопозитивизма гносеологизировали филосо-
фию науки. В этом аспекте, гносеологическими предпосылками философии науки, собственно, в
неопозитивизме выступают следующие принципиальные предложения:
1. Всякое знание есть знание о том, что дано человеку в чувственном восприятии.
2. То, что дано нам в чувственном восприятии, то достоверно (истинно), например, я сейчас
голоден, потому что я действительно голоден (чувствую боль).
3. Все функции знания сводятся ими, по существу, лишь к описанию, исключая объяснение и
прогнозирование, следовательно, они не считают задачей выявление сущностных и причинно-
следственных связей объектов.
4. Задача логического позитивизма заключается в установлении двух научных процедур:
1). Установление новых протокольных предложений, а именно протокольные предложения –
предложения в науке, которые мы формулируем на основе чувственных впечатлений.
2). Изобретение способов объединения и обобщения этих предложений, поэтому (по Рудоль-
фу Карнапу) научная теория мыслится в виде пирамиды, в вершине которой находятся основные по-
нятия, определения и постулаты (1929 г., Вена, Абрес ден логистик), ниже располагаются предложе-
ния, выводимые из аксиом. Вся пирамида опирается на совокупность протокольных предложений
(ощущений), обобщением которых она является. Таким образом (в заключение отметим), гносеоло-
гические предпосылки неопозитивизма подчёркивают, по существу, примитивно-кумулятивистскую
(кумуляция – накопление) модель роста и прогресса научного знания, а если знание подтверждается
протокольными предложениями, то оно раз и навсегда входит в основание пирамиды, т.е. фактиче-
ски наука занята лишь тем, что накопляет новые факты (в основание) и новые эмпирические законы
и закономерности.
Представители неопозитивизма, по существу, явно принижают теоретический уровень рацио-
нального научного познания и, по существу, сводят теорию к эмпирическому уровню рационально-
го. Подводя итог, можно сказать, что неопозитивизм есть форма ползучего эмпиризма.
Мориц Шлик о соотношении философии и науки
Тезис № 1.
Рассматривая вопрос о том, что такое философия науки, Шлик полагает, что она позволяет
ответить на дискуссионный вопрос о роли метафизики в науке. Дело в том, что, согласно Шлику, ме-
тафизика в конечном счёте излишня для науки, поскольку философия науки призвана заниматься
формой научного знания, т.е. логическим, т.е. языком и структурой высказываний. Т.о., на смену
традиционной гносеологии классической философии Шликом и его последователями, и в целом сто-
ронниками Венского кружка 20-х – 30-х годов ставится и признаётся логика.
Тезис № 2.
По мнению Шлика, традиционная взаимосвязь философии и науки представляется следую-
щим образом: естествознание создаёт так называемую научную картину мира. В этом аспекте мы
можем говорить о физической научной картине мира, биологической научной картине мира и т.д.

57
Обобщая и систематизируя же многообразные научные картины мира, создаётся мировоззрение, т.е.
философия, но такой взгляд является, по Шлику, поверхностным и неисторичным, поскольку фило-
софия науки – это не подлесок различных пород деревьев, а единый ствол, поэтому, с точки зрения
Шлика, естествознание и есть собственно философия (науки), и отсюда же вывод Шлика и его по-
следователей, естествознание и наука в целом являются сами по себе философией.
Шлик полагает, что главным в философии науки, т.е. в логике высказываний (предложений и
т.д.) главным является выявление их значений и смысла (за идеал физикализм, главное – физическая
картина мира). В этом аспекте задача философа науки заключается в уточнении смысла и значений
высказываний научного языка с тем, чтобы сделать его более-менее однозначным и точным, а в иде-
але по образцу математики, в основе которой лежит логика (логицизм – сведение математики к логи-
ке). Критерием смысла и значения высказываний являются, по Шлику, чувственные данные и
наблюдение отдельно взятого субъекта (учёного, философа науки), а отсюда получается, что эти
критерии оказываются неуниверсальными, поскольку некоторые высказывания типа «вчера шёл
дождь» или «завтра будет хорошая погода» невозможно подтвердить или опровергнуть непосред-
ственно чувственными данными и наблюдением субъекта.
Шлик и его последователи поставили проблему демаркации (разграничении) научного и не-
научного (мифология, религия), вненаучного (алхимия, астрология, грань между вненаучным и
научным знанием сейчас практически не ощутима) знания, т.е. поставили вопрос о соотношении
науки и философии, науки и религии, науки и искусства, науки и мифологии и т.д. Для решения этой
проблемы демаркации нужно было ответить на вопрос, что является критерием истинности научного
знания. В этом аспекте неопозитивисты выдвинули принцип верификации ∗ как критерий истинности.
Согласно этому критерию научные высказывания, коль скоро они верифицируются, т.е. подтвер-
ждаются, проверяются непосредственными чувственными данными и наблюдениями. Если они не
подтверждаются непосредственными данными и наблюдениями, то они ненаучны.
В то же время неопозитивисты пошли дальше, а именно отождествили научные высказывания
в языке и их верифицируемость с осмысленностью научных высказываний, а именно если высказы-
вание верифицируемо, то оно научно и осмысленно, если же напротив оно не верифицируемо (сей-
час, в данный момент, при данных обстоятельствах), то оно ненаучно и неосмысленно. При этом
нужно обратить внимание на то, что под чувственными данными и наблюдениями понимается не
опыт, не экспериментирование, а описание последовательности ощущений, восприятий и представ-
лений, т.е. здесь фиксируется явный позитивизм.
Неопозитивисты, по существу, ввели в логику высказываний в науке три критерия, а именно
истинность, ложность и осмысленность, а отсюда был сделан далеко идущий вывод о том, что мно-
гие традиционные проблемы классической философии, т.е. метафизики не верифицируемы, а значит
неосмысленны, а, следовательно, от них нужно освобождаться в логике высказываний: «суждение
философии о том, что общество состоит из классов, не верифицируемо, а значит неосмысленно и аб-
солютно не представляет интереса для философии науки», «также не верифицируемым и неосмыс-
ленным предложением является предложение, что материя есть объективная реальность, данная че-
ловеку в ощущениях его».
Тезис № 3.
Представители неопозитивизма, по существу, резко противопоставили эмпирический и теоре-
тический уровни рационального познания, и в этом смысле интерпретировали теоретическое (теоре-
тический уровень рациональности) в двух формах: а) либо как усложнённую форму эмпирического
знания; б) либо рассматривали теорию лишь как удобный инструмент для систематизации и обобще-
ния эмпирических данных в науке. Такая позиция получила название как инструментальная трактов-
ка теории.
Подобное понимание отчётливо нашло выражение в дилемме теоретика, которую выдвинул
Конрад Гербель (Гембель?):
1. Теоретические термины либо выполняют свою функцию, либо не выполняют её.
2. Если теоретические термины не выполняют своей функции, то они не нужны.
3. Если теоретические термины выполняют свою функцию, то они устанавливают связи
между наблюдаемыми явлениями (всего лишь!).

Проверка, проверяемость, способ обоснования (подтверждения) каких-либо теоретических положений путем их сопо-
ставления с опытными (эмпирическими) данными.
58
4. Но эти связи могут быть установлены и без теоретических терминов.
5. Если же эмпирические связи могут быть установлены и без теоретических терминов, то
теоретические термины не нужны.
6. Следовательно, теоретические термины не нужны и когда они выполняют свои функции, и
когда они не выполняют этих функций.
Тезис № 4.
Первоначальный и наиболее радикальный критерий демаркации логического позитивизма
объявил ненаучной и бессмысленной как философию, так и почти всю науку за исключением той её
части, которая описывает чувственно данное.
Инструментализм, настаивая на инструментальном характере теоретических терминов и
предложений, истолковавшим теоретическое знание вовсе не знанием, а лишь средством получения
знания, без которого, впрочем, можно обойтись, т.е. редукционная программа логического позити-
визма (сведение теоретического к логическому) впоследствии потерпела крушение потому, что опи-
ралась на ошибочное убеждение в том, что теоретические термины и предложения сами по себе не
обладают познавательным значением и ничего не говорят о мире.
Тезис № 3. Логицизм.
Основателями этого направления являются Бертран Рассел, Карл Гемпель, Рудольф Карнап и
другие математики.
Согласно логицизму в лице Рассела, логика – это юность математики, а современная матема-
тика – это зрелость логики!
Гемпель и Карнап полагают, что программа логицизма включает в себя три положения:
1) все понятия математики определяются в терминах понятий логики;
2) все теоремы математики выводятся из логических аксиом;
3) по существу критерием объективности и истинности математики с позиций логицизма яв-
ляется логическая выводимость и его непротиворечивость.
Таким образом, логицизм редуцирует математику к логике, а поскольку математика состоит
из неоднородных элементов, то логицисты поставили перед собой задачу свести математику к еди-
ному началу – арифметике, в этом аспекте свести всю математику к натуральному числу.

17. Эволюционная эпистемология С. Тулмина

Тезис № 1.
Родился в 1922 г., умер в 1998 г., английский философ, некоторое время жил и читал лекции
по философии в США, основной труд «Человеческое понимание».
Тезис № 2.
Тулмин считает, что сегодня рассматривать науку и её эволюцию только лишь как логику вы-
сказываний и предложений, и их эмпирическую подтверждаемость, верификацию далеко не доста-
точно, и это объясняется современным статусом и организацией науки, а именно:
1) во-первых, науку развивают сегодня не просто отдельные выдающиеся учёные личности, а
большие научные коллективы и даже учёное сообщество в целом;
2) во-вторых, современные научные коллективы используют сложнейшие научные техноло-
гии, сравнимые с крупными современными промышленными технологиями;
3) в-третьих, по Тулмину, возросла неизмеримо социальная и нравственная ответственность
учёных, поскольку сравнительно маленькая ошибка может привести к катастрофическим послед-
ствиям для жизни человека на Земле.
Тезис № 3.
Само название «эволюционная эпистемология» Тулмин оправдывает тем, что современную
науку и её понимание характеризуют, прежде всего, органическое единство двух факторов в эволю-
ции науки: 1) преемственность и 2) новации в науке.
В этом аспекте, с точки зрения Тулмина, изменение типов рациональности и рациональных
стандартов зависит от понимания научным коллективом оснований рациональности. В этом аспекте
эвристической для современной науки является эволюционная теория Чарльза Дарвина, но не в
смысле биологического подхода к эволюции научного знания, а в смысле некоего стандарта, приме-
няемого к его знанию (пониманию) и к эволюции его знания (понимания).

59
Тулмин рассматривает эволюционную теорию Чарльза Дарвина (дарвинизм): эволюционная
теория Чарльза Дарвина включает в себя учение о факторах и движущих силах развития живого(или
учение о развитии видов), а именно:
1) первым фактором эволюции выступает изменчивость особей местной популяции или био-
логического вида, эта изменчивость делится на два вида (формы, типа), определённая (фенотипиче-
ская) изменчивость и неопределённая или генотипическая изменчивость. Неопределённая (геноти-
пическая) изменчивость включает три типа изменчивости: мутационная изменчивость (определяется
частотой в наследстве, локальная (отдельная) изменчивость локусов генотипов, делящихся на рецес-
сивные и доминантные), хромосомная изменчивость (изменение в структуре хромосом), рекомбина-
ционная изменчивость у живых организмов, размножающихся половым путём (главный тип измен-
чивости у особей, размножающихся половым путём);
2) вторым фактором является борьба за существование, термин метафоричный, сейчас он
называется биологическое соревнование, трактуемое в двух аспектах, соревнование живого с нежи-
вым (с физической, химической окружающей средой) и соревнование внутри живого, в особенности
внутривидовое;
3) третья движущая сила эволюции живого – естественный отбор, выживание наиболее при-
способленных.
Тезис № 4.
Согласно Тулмину, в качестве фактора изменчивости в эволюции науки (научного знания,
теории) выступают рациональные инициативы, «эти рациональные инициативы выливаются концеп-
туальные популяции», т.е. в нововведения в науке. Фактором, который приводит собственно к эво-
люции науки и понимания – это конкуренция, соревнование в среде концептуальных популяций,
аналог внутривидового соревнования, Тулмин называет это внутринаучными факторами эволюции
науки, но существуют и внешние (вненаучные) факторы процесса конкуренции (соревнования) тео-
рий, идей и т.д. – это научные школы, научные коллективы как оценщики конкурирующих концеп-
туальных популяций.
Движущей силой эволюции науки и её понимания объектов внешнего мира выступает (явля-
ется) отбор, или, по Тулмину, выбор среди конкурирующих теорий действительно новой теории.
Этим выборщиком (движущей силой), по Тулмину, выступают авторитет основателя научной шко-
лы, авторитет научного журнала, авторитет научного коллектива, научное сообщество в целом.

18. Концепция научно-исследовательских программ И. Лакатоса

Тезис № 1.
Имрэ Лакатос (Лакатош) (был человеком мира) выдвинул концепцию, получившую название
методологии научно-исследовательских программ (концепцию исследовательских программ). По
мнению Лакатоса, Карл Поппер переоценил момент скачкообразности формирования нового научно-
го знания и новых научных теорий. Принцип фальсификации Поппера отнюдь не является универ-
сальным критерием истинности научного знания.
Тезис № 2.
Принцип фальсифицированности ранее Лакатоса был подвергнут сомнению в своей универ-
сальности философами-марксистами, которые сформировали проклятый для Поппера вопрос, фаль-
сифицируем ли сам принцип фальсификации?
Тезис № 3.
Лакатос пишет, что любая теория может всегда найти на любом историческом этапе своё под-
тверждение и образно он выражает это так: «Природа может сказать нет, а человек может прокри-
чать ещё громче!». В этом аспекте исследовательская программа Лакатоса включает в себя два эле-
мента:
1) ядро, в ядро исследовательской программы включаются фундаментальные постулаты, фун-
даментальные теории и их обоснование. При этом ядро исследовательских программ, по существу,
не меняется на протяжении длительного времени;
2) второй элемент – защитная оболочка. Защитная оболочка ядра по Лакатосу – это некие но-
вые знания и новые эмпирические факты, которые защищают, подтверждают ядро. Зрелая развития
наука – это, по существу, своего рода цепь непрерывно связанных и вновь защищаемых теорий.

60
Тезис № 4.
В исследовательских программах есть некие нормативные стандарты, которые определяют
пути прогрессивного развития науки, Лакатос их называет «положительной эвристикой». Одновре-
менно в исследовательских программах есть нормативные стандарты, придерживаясь которых мы
избегаем развития научного знания – это отрицательная эвристика.
Тезис № 5.
В развитии исследовательских программ, по Лакатосу, можно выделить две стадии:
первую – прогрессивную, т.е. сохраняющую свою положительную эвристику и защитную
оболочку;
вторую – вырожденную стадию научно-исследовательских программ, по Лакатосу, где эта
программа на ней (стадии) теряет свою эвристическую мощь, а в самой программе нарастает число
гипотез «ad hoc», что в переводе на русский язык с латинского означает относящихся только к дан-
ному случаю.
В заключение отметим, по нашему мнению, что концепция научно-исследовательских про-
грамм Имрэ Лакатоса вслед за фальсификационизмом Карла Поппера обращает внимание на реаль-
ный исторический опыт эволюции научного знания в различных предметных областях, которая
(концепция) содержательнее, богаче и диалектичнее, нежели представление логических позитиви-
стов о представлении и развитии научного знания.

19. Научные революции и их структура – Т. Кун

Тезис № 1.
Томас Кун – американский философ, часто цитируемый в 20-м столетии, который подверг
критическому анализу кумулятивистскую модель эволюции и развития науки в логическом позити-
визме (физик по образованию).
Тезис № 2.
С очки зрения наших историков науки, философская концепция Куна отнюдь не оригинальна
(плагиат) и представляет собой лишь перевод на свой специфический язык тех идей и представле-
ний, которые были высказаны советскими учёными на первом международном конгрессе по истории
науки, который организовал Джон Бернал в 3о-е годы прошлого века. На этом конгрессе присутство-
вал и списывал все доклады учитель куна, всё это было переделано Куном в свою концепцию
«Структура научных революций», 1962 г.
Тезис № 3.
Кун обратил внимание на то, что реальная история науки, в частности физики, во многом не
соответствует той кумулятивистской концепции, которую отстаивал логический позитивизм. В этом
аспекте Кун обратил внимание на важность исследования реальной истории конкретных наук, а на
основе этого исследования обоснования общей концепции эволюции и развития научного знания. В
этом аспекте Кун акцентировал внимание также на скачкообразные революционные изменения в фи-
лософских основаниях науки, в методологии науки, в её эмпирическом и теоретическом базисе.
Одним из центральных понятий своей концепции Кун выдвигает понятие «парадигма». Под
этим понятием признаётся (понимается) им совокупность научных достижений, в первую очередь
теорий, признаваемых всем научным сообществом в определённый исторический период времени. В
качестве примера этих парадигм он даёт нам физику Аристотеля, систему Птолемея (гелиоцентриче-
ская система), физику и оптику Ньютона, концепцию пространства, времени и движения Эйнштейна,
концепцию атома Бора, расшифровку структуры ДНК Уотсоном и Криком.
Тезис № 4.
Кун уточняет понятие парадигма понятием дисциплинарной матрицы. Дисциплинарная мат-
рица как уточнение парадигмы включает в себя три признака:
1. Символические обобщения или законы.
2. Модели и онтологические интерпретации.
3. Образцы решения проблем.
Кун, в отличие от представителей логического неопозитивизма, вводит вновь так называемые
метафизические высказывания в обоснование парадигмы и дисциплинарной матрицы, более того,
сама парадигма у Куна представляет собой, по существу, большую метафизическую систему, кото-

61
рая детерминирует основоположения научной теории, её (теории) онтологию, её эмпирический ба-
зис.
Кун оперирует понятием научное сообщество, оно во многом синонимично понятию пара-
дигмы. Парадигма – это научный взгляд на мир, разделяемый и принимаемый научным сообще-
ством, а научное сообщество – это определённая историческая группа людей, учёных, объединённых
вокруг определённой парадигмы (её (парадигму) разделяющих). Следовательно, Кун вслед за исто-
риками-марксистами вводит в науковедение понятие субъекта научной деятельности, в качестве ко-
торого выступает не сколько обычный человек, а научное сообщество в целом.
Согласно Куну, наука, развивающаяся в рамках используемой парадигмы, называется у Куна
нормальной наукой, и это состояние науки является, по существу, нормальным для поколения или
поколений учёных. решение проблем в период нормальной науки Кун называет головоломками, ко-
торые характеризуются, по Куну, двумя признаками:
1. Гарантированное законченное решение.
2. Решение может быть получено некоторым предписанным путём.
Центральным же понятием у Куна выступает (является) понятие научной революции, и к
научной революции, т.е. смене парадигм, т.е. к смене нормального периода в эволюции и развитии
науки и выступает революция.
Подвергают сомнению парадигму так называемые «аномалии», т.е. несоответствие и неспо-
собность парадигмы решать новую научную проблему. Постепенное накопление аномалий свиде-
тельствует о том, что она (парадигма) не способна решать головоломки и в науке наступает состоя-
ние, которое Кун называет кризисом. Период кризиса заканчивается, когда одна из предложенных
гипотез доказывает свою способность справиться с существующими проблемами, объяснить непо-
нятные факты и благодаря этому привлекает на свою сторону большую часть учёных, возникает но-
вая парадигма, научное сообщество восстанавливает своё единство. Смену парадигм Кун называет
научной революцией.
Тезис № 5.
Разрабатывая структуру научных революций, Кун выделяет несколько требований, которые
философия науки устанавливает для научной теории:
1. Требование точности. Следствия теории должны в определённой мере согласовываться с
результатами экспериментов и наблюдений (гипотетико-дедуктивный метод).
2. Требование непротиворечивости. Теория должна быть непротиворечива и должна быть
совместима с другими признанными теориями.
3. ?. Теория должна объяснять достаточно широкую область явлений.
4. Требование простоты. Теория должна вносить порядок и стройность там, где до неё были
хаос и неопределённость.
5. Требование плодотворности. Теория должна иметь возможность предсказывать факты но-
вого рода.

20. Концепция информационного общества – Э. Тоффлер, Д. Белл, С. Масуда

Тезис № 1.
Концепция информационного общества зародилась в 60-е – 70-е годы прошлого столетия, и её
авторами (этой концепции) являются Даниел Белл (основные сочинения: «Новое американское пра-
во» (1955), «Конец идеологии. Истощение политических идей в 50-х годах» (1960), «Марксистский
социализм в Соединенных Штатах» (второе издание, 1967), «Грядущее постиндустриальное обще-
ство. Опыт социального прогнозирования» (1973), «Культурные противоречия капитализма» (1976),
«Социальные науки после Второй мировой войны» (1982) и др.)) 5, Олвин Тоффлер (основные сочи-
нения: «Шок будущего» (1970), «Культурные потребители» (1973), «Доклад об эко-спазме» (1975),
«Третья волна» (1980), «Предварительные заметки и перспективы» (1983), "Восприимчивая корпо-

5
http://slovari.yandex.ru/dict/phil_dict/article/filo/filo-064.htm?text=%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%BB

62
рация" (1985) и др.) 6, Енаши Масуда (Мацсуда, «Новая эра глобального использования информации»
и «Информационное общество как общество постиндустриальное»).
Тезис № 2.
Белл стал известен после выхода книги под названием «Будущее постиндустриальное обще-
ство», 1973 г. Согласно Беллу, начиная с 60-х годов 20-го столетия, начинается формирование нового
социального уклада общества в мире. В этом аспекте в предшествующий период так называемую
индустриальную стадию развития социумов непосредственно человеческий труд был решающим ис-
точником получения прибавочной стоимости. Постиндустриальное общество в прибавочную стои-
мость включает преимущественно информационные процессы и их переработку, и научные знания.
В этом аспекте, по Беллу, постиндустриальное общество характеризуется тремя существенными при-
знаками:
1) переход общества (в стадию постиндустриализации) от непосредственного производства к
сервисным услугам;
2) решающее значение «кодифицированного теоретического знания для осуществления тех-
нологических инноваций»;
3) превращение новой интеллектуальной технологии в ключевой инструмент системного ана-
лиза и теории принятия управленческих решений.
Белл полагает, что уже в 70-м году было построено, в США в частности, это постиндустри-
альное общество, о чём свидетельствуют следующие приводимые им цифры. К этому времени в сфе-
ре услуг в США были заняты в 70-м году 65% трудоспособного населения, 30% – в сфере собственно
производства, 5% – в сельском хозяйстве.
Белл полагает также, что в это время формируется также новая эра постиндустриального об-
щества (класс, слой людей), в неё входят люди, владеющие современными информационными тех-
нологиями и программированием, а также люди, профессионально занимающиеся получением и си-
стематизацией научных знаний в естественных, технических и социогуманитарных областях, а от-
сюда, по Беллу, получил широкое распространение девиз: «Кто владеет информацией и знаниями,
тот владеет миром».
Тезис № 3.
Тоффлер стал известен после выхода в 70-е годы книги «Третья волна».
Согласно Тоффлеру, человеческое общество и человеческая цивилизация прошли в своей
эволюции три крупных этапа, называемых тремя волнами:
1) первая волна связана с возникновением сельского хозяйства или производящего хозяйства
(производством пищи), экономики, что произошло 10 000 лет тому назад (время неолитической ре-
волюции);
2) вторая волна связана с переходом от цехового, ремесленного производства к собственно
промышленному производству на основе широкого использования ткацкого станка или парового
двигателя (промышленная революция), 16-18 века, возникновение капитализма;
3) в 60-е–70-е гг. начинается возникновение третьей волны, третьего этапа, в основе этой тре-
тьей волны, по Тоффлеру, лежит широчайшее распространение во всех сферах человеческой дея-
тельности электроники и компьютеров.
В этом аспекте, согласно Тоффлеру, для третьей волны характерны следующие существенные
признаки:
1) электроника, компьютеры и коммуникации;
2) освоение космоса и космические технологии;
3) невиданное развитие новой биологии, связанное с развитием генной инженерии и биохи-
мии, призванных не только обеспечить людей биологическими ресурсами, но и поставить (создать)
совершенно новый уровень фармакологии и медицины.
Тоффлер делает вывод о том, что если в доинформационном обществе основная борьба про-
ходила за невозобновляемые сырьевые источники, то в информационном обществе же борьба, со-

6
http://slovari.yandex.ru/dict/sociology/article/soc/soc-
1205.htm?text=%D0%A2%D0%BE%D1%84%D1%84%D0%BB%D0%B5%D1%80
http://slovari.yandex.ru/dict/phil_dict/article/filo/filo-
811.htm?text=%D0%A2%D0%BE%D1%84%D1%84%D0%BB%D0%B5%D1%80

63
ревнование, конкуренция происходит за ресурсы информации, информационных технологий и науч-
ных знаний.
Тезис № 4.
Енаши Масуда (Мацсуда), основываясь на достижениях информационного общества, выдви-
нул концепцию о возникновении нового вида человека и соответствующего нового человеческого
общества хомо интелегентус (homo intelligent). Эта нашумевшая статья была опубликована в журна-
ле Future, № 3, 1983.
Согласно Масуде, антропологи и этнологи выделяют следующие факторы возникновения че-
ловека и человеческого общества, т.е. факторы трёх составляющих появления человека, а именно ан-
тропогенез (эволюция человека от высших антропоидов), социогенез (становление человеческого
общества), психогенез (становление психики человека, включающей в себя (в психику) три органи-
ческих уровня:
1) бессознательное;
2) чувственность, пять органов чувств⇒отсюда познавательная способность;
3) собственно сознание, т.е. рассудочная и разумная познавательная способность).
В этом аспекте выделяются следующие факторы становления человека и человеческого обще-
ства:
1) трудовая или операциональная деятельность;
2) становление языка и речи, психики;
3) усложнение общественных отношений или коммуникаций между людьми.
К этим трём факторам коэволюции (совместной эволюции) природы и общества присоединя-
ется в настоящее время (прибавляется) три важных фактора, которые обосновывают возникновение
нового человеческого типа хомо интеллигентус (homo intelligent):
1) бурное развитие электроники, информатики и компьютеров (6-е поколение компьютеров);
2) бурное развитие коммуникационных технологий;
3) бурное развитие робототехники.
Масуда делает вывод о том, что эти три новых фактора приводят к возникновению нового
биологического и социального вида человека, но и возникает стадия в развитии человеческого обще-
ства, в котором конкуренция и борьба, а как следствие неизбежные войны, заменяется обществом,
базирующемся на взаимосогласовании интересов его (общества) членов, на синергетике (порядке из
хаоса) – возникает синергетическое общество.
В заключение отметим, что концепции преимущественно зарубежных мыслителей о «совре-
менной социотехногенной цивилизации», «постиндустриальном обществе», «информационном об-
ществе» и т.д. – это, по существу, утопические социальные проекты, призванные в целом «доказать»,
что современный капитализм, общество так называемого «золотого миллиарда» может построить
гармоничное общество, в действительности же политические, социальные и экономические события
в мире последних лет (по единодушному мнению западных экспертов) показывают глубочайший
кризис современной банковско-финансовой системы так называемого западного общества.
Тезис № 5.
Выдающийся канадские учёный, философ Марио Бунге доказывает, что, как и многие другие
(Панарин, Зиновьев, Кара-Мурза и др.), социализм умер, да здравствует социализм. По мнению Бун-
ге, будущее общество он называет «холотехнодемократией». Это общество «холотехнодемократия»
будет лишено двух недостатков, присущих как социализму, так и капитализму:
– в социализме будет преодолена недооценка роли человека и личности в обществе;
– в капитализме – проблем, связанных с рыночными отношениями и и безработицы.
В этом аспекте главным звеном элиты «холотехнодемократии» будут люди, обладающие научными
знаниями с целью научного управления социальным и техногенным процессом общества и человека.
Тезис № 6.
До конца 19-го и начала 20-го столетия наука и научное знание ещё не оказывали решающего
влияния на развитие человеческого общества, социума, людей. В конце 19-го столетия – в начале 20-
го столетия эволюционно складывается
1) органическое единство науки и научных знаний;
2) многообразные технологии на основе научных знаний;
3) непосредственно материальное производство в обществе.
64
В этом аспекте наука становится специальным (специфическим) социальным институтом об-
щества. Социализация науки характеризуется следующими основными признаками:
1) произошла собственно институализация науки, а именно сформировались и развиваются
специальные институты науки: академии наук, возникли и развиваются бурно научные журналы,
научные издательства, формируются (выпускают труды) научные энциклопедии, научные словари,
сформировалось научное сообщество в целом;
2) ещё Марксом доказано, что наука превратилась непосредственную производительную силу
общества, в частности, по данным современных науковедов, в развитых странах (не в РФ) современ-
ные новейшие технологии воплощаются в реальный продукт за 2–3 года;
3) характеристика науки как социального института выявляется также и тем, что наука пре-
вращается в современном обществе в форму «всеобщего знания» или опять же, по Марксу, «всеоб-
щего интеллекта», т.е. основы научных знаний преподносятся человеку, по существу, с начальных
школьных занятий;
4) современная наука и научные знания должны быть положены в основу собственно управ-
ления социальными процессами общества и краткосрочного, и долгосрочного планирования его бу-
дущего.

21. Образы науки в «методологическом анархизме» – П. Феерабенд

Тезис № 1.
Пауль Феерабенд родился в 1924 г. в Вене, т.е. в то время, когда формируется венский кружок
вокруг журнала «Эркентнис» в Вене. С 1958 г. живёт в США и становится Полом Феерабендом, пре-
подаёт философию в Калифорнийском университете и публикует там сенсационную концепцию
анархизма в теории познания. Долгое время Феерабенд разделял взгляды Поппера (попперианец),
а в США дружил с Томасом Куном и Имрэ Лакатосом.
Согласно этому философу, толчком к формулировке собственной концепции послужило озна-
комление на старости лет с работами Владимира Ильича Ленина, в частности, «О лозунге соединён-
ных штатов Европы», «Материализм и эмпириокритицизм» и др. труды В.И. Ленина.
Тезис № 2.
Феерабенд начинает с критики логического позитивизма, неоднократно подчёркивая тот факт,
что реальная история науки посрамляет некие логические модели структуры и языка науки логиче-
ских позитивистов. Согласно логическим позитивистам, в эволюции научного знания старая теория
Т1 входит в содержание новой теории Т2 Т1⊇Т2⊇Т3…, следовательно эволюция научного знания
представляет собой (рост, набухание, снежный ком без научных революций) выдвижение несоизме-
римых научных гипотез, сумасшедших идей и т.д.
Позднее Феерабенд рассматривает принцип соответствия Нильса Бора, согласно которому
старая теория (Т1) по отношению к новой теории (Т2) при сохранении её эмпирического базиса вы-
ступает как предельный случай новой теории Т2, а, следовательно, новая теория Т2 при упрощении
(аппроксимации) может быть сведена к старой теории Т1.
Тезис № 3.
Согласно Феерабенду, развитие науки в действительности осуществляется благодаря взаим-
ной критике двух и более несоизмеримых теорий. В науке, согласно Феерабенду, нужно придержи-
ваться методологического принципа пролиферации (размножения), т.е. выдвижения альтернатив-
ных гипотез, сумасшедших идей, даже если они противоречат общепризнанным научным теориям и
эмпирическому базису, тем самым Пауль Феерабент резко выступает против догматизма в науке,
развивает мысль Поппера о выдвижении дедуктивным путём множества научных гипотез и их опро-
вержения.
Феерабенд соглашается с доводом Куна, что существует период нормальной науки. В то же
время Феерабенд не соглашается с Куном о разделении во времени периода устойчивого эволюци-
онного развития и периода научных революций (аномалий), эти процессы протекают во времени од-
новременно. Источником развития науки как раз и является противоборство двух противополож-
ных стремлений: стремления сохранить существующее и стремления внести новое.
Тезис № 4.

65
Феерабенд подвергает резкой критике представление логических позитивистов о языке
наблюдений. По мнению логических позитивистов, так называемые совместимые теории Т1 и Т2 со-
храняют свой язык наблюдения, или эмпирический базис, или, короче, могут меняться в науке тео-
рии, но не язык наблюдения. Феерабенд полагает, что один и тот же научный факт может быть ин-
терпретирован в составе двух несоизмеримых теорий, отсюда, следовательно, всякая теория создаёт
свой собственный язык наблюдений.
Иллюстрируя это, он приводит интереснейший пример. Представьте, что Вы несёте тяжёлый
чемодан. Этот факт наблюдения может быть интерпретирован по-разному в составе трёх физических
теорий:
1. Я преодолеваю стремление чемодана «к своему месту» – Аристотель.
2. Я преодолеваю «силу гравитационного взаимодействия между Землёй и чемоданом» –
Ньютон.
3. Я преодолеваю «искривление пространства–времени» вблизи Земли – Эйнштейн.
Феерабенд полагает, что в истории развития реальной науки всегда существовали несоизме-
римые теории, но они замалчивались, т.е. отвергались авторитетами в науке и в целом авторитетом
научного сообщества, т.е., согласно Феерабенду, наука, по существу, превращается в современном
обществе в своего рода религию, которая (религия) охраняется государством. Последнее рассужде-
ние – источник (?) анархистской теории познания или так называемой эпистемологии.
С точки зрения Феерабенда, попытки доказать, что существуют некие обоснованные научные
стандарты, так называемые критерии научности знания, потерпели крах:
1. Можно ли различить (отличить) науку, научное знание от философии, религии, магии, шар-
латанства и т.д.? Нет, поскольку ещё никто не доказал, что существуют некие универсальные мето-
дологические правила и законы науки.
2. Второй аргумент Феерабенда против абсолютизации науки следующий: научные традиции,
научное сообщество в целом стремится подавить свободное мнении е человека, т.е. наука, по суще-
ству, выступает против свободы и гуманизма.
Феерабенд провозглашает принцип: «всё дозволено в науке» и «эксперты и простые люди,
профессионалы и любители, поборники истины и лжецы – все они участвуют в соревновании и вно-
сят свой вклад в обогащение нашей культуры». Задача учёного состоит не в том, чтобы «искать ис-
тину, восхвалять бога, систематизировать наблюдения» или «улучшать предсказания». Всё это – по-
бочные эффекты деятельности, на которую главным образом направлено его внимание и которое со-
стоит в том, чтобы «делать слабое сильным, как говорили софисты, благодаря этому поддержать
движение целого».
Тезис № 5.
В основе анархической теории познания Феерабенда положены два принципа:
1. Принцип пролиферации.
2. Принцип несоизмеримости теорий (всё дозволено).
3. К анархизму Феерабенда толкают его социально-политические взгляды. Он является одним
из немногих современных философов науки, которые подходят к рассмотрению науки и её методо-
логии с точки зрения счастья и свободного развития людей, т.е. с точки зрения гуманизма. Феера-
бенд отчётливо видит, что в современном обществе даже наука – это, казалось бы, чистое и беско-
рыстное стремление к истине – часто оказывается антигуманной. Она постепенно превращается в
средство эксплуатации людей, в средство их оболванивания и отупения с целью превратить человека
в покорного раба государственной машины. Анархизм Феерабенда – это, в сущности, восстание про-
тив того духовного рабства, в котором держит людей буржуазная культура.

22. Наука как социальный институт

Отразить: 1. Наука как всеобщий институт. 2. Производительная сила общества. 3. Наука


непосредственно встраивается в управление (наука об управлении Бунге).
Тезис № 1.
Поскольку философия науки занимается деятельностью по производству знаний, то мы долж-
ны иметь самое общее представление, что такое наука вообще. Согласно русской традиции, а именно

66
Далю, наука есть учение, выучка, научение. В современной же философской литературе наука как
правило трактуется в узком и широком смыслах.
Широкий смысл понимания науки: наука – специфическая форма познавательной и одновре-
менно практической деятельности человека, функцией которой (деятельности) является выработка и
теоретическая систематизация знаний об определённой действительности, обладающая предметно-
стью объективностью, с целью получения объективной истины. В этом аспекте в науке не может
быть никакого плюрализма, а истина не множественна, а одна (единственна) – объективная истина.
В узком смысле слова, наука есть система логически взаимосвязанных предложений (сужде-
ний) и умозаключений, выработанных с использованием научных законов с целью получения в про-
цессе развивающихся знаний объективной истины.
Тезис № 6 (начиная с этого тезиса и ниже).
Наука в своём развитии прошла драматичный и длительный путь в поиске объективной исти-
ны. В этом смысле к концу 19 – началу 20 века наука превратилась в мощнейшую производительную
силу общества в двух аспектах:
1. К этому времени сложилась цепочка науки, техники и технологии и собственного произ-
водства. Превращение (воплощение) науки в новейшие технологии.
2. Всеобщая научная интеллектуализация общества.
Наука превращается во всеобщий интеллект (Маркс) и в специфический социальный инсти-
тут. Получают развитие в обществе мощные социальные научные институты и учреждения, различ-
ные научные академии (РАН, РАМН, РАСХН, РАО,…, РАЕН, РАРАН и т.д.), вузовская наука, спе-
циальные научные журналы и т.д. Более того, учёное сообщество всё большее участие принимает в
различного рода управленческих функциях всех абсолютно сфер жизни социума.
Тезис № 5 (необходимо коснуться М. Бунге, наука об управлении).
Выдающийся канадские учёный, философ Марио Бунге доказывает, что, как и многие другие
(Панарин, Зиновьев, Кара-Мурза и др.), социализм умер, да здравствует социализм. По мнению Бун-
ге, будущее общество он называет «холотехнодемократией». Это общество «холотехнодемократия»
будет лишено двух недостатков, присущих как социализму, так и капитализму:
– в социализме будет преодолена недооценка роли человека и личности в обществе;
– в капитализме – проблем, связанных с рыночными отношениями и и безработицы.
В этом аспекте главным звеном элиты «холотехнодемократии» будут люди, обладающие
научными знаниями с целью научного управления социальным и техногенным процессом общества
и человека.
Тезис № 6.
До конца 19-го и начала 20-го столетия наука и научное знание ещё не оказывали решающего
влияния на развитие человеческого общества, социума, людей. В конце 19-го столетия – в начале 20-
го столетия эволюционно складывается
1) органическое единство науки и научных знаний;
2) многообразные технологии на основе научных знаний;
3) непосредственно материальное производство в обществе.
В этом аспекте наука становится специальным (специфическим) социальным институтом об-
щества. Социализация науки характеризуется следующими основными признаками:
1) произошла собственно институализация науки, а именно сформировались и развиваются
специальные институты науки: академии наук, возникли и развиваются бурно научные журналы,
научные издательства, формируются (выпускают труды) научные энциклопедии, научные словари,
сформировалось научное сообщество в целом;
2) ещё Марксом доказано, что наука превратилась непосредственную производительную силу
общества, в частности, по данным современных науковедов, в развитых странах (не в РФ) современ-
ные новейшие технологии воплощаются в реальный продукт за 2–3 года;
3) характеристика науки как социального института выявляется также и тем, что наука пре-
вращается в современном обществе в форму «всеобщего знания» или опять же, по Марксу, «всеоб-
щего интеллекта», т.е. основы научных знаний преподносятся человеку, по существу, с начальных
школьных занятий;

67
4) современная наука и научные знания должны быть положены в основу собственно управ-
ления социальными процессами общества и краткосрочного, и долгосрочного планирования его бу-
дущего.
Дополнение:
Социальный институт науки начал формироваться в Западной Европе в XVI–XVII вв. Однако
это явление восходит к древним культурам. Первые научные школы возникли на Древнем Востоке, в
Древней Греции и Древнем Риме. В средние века процесс институционализации науки выразился в
создании университетов как центров научной мысли.
Процесс институционализации науки был тесно связан с процессом получения автономности,
т.е. независимости и самостоятельности. В силу того, что теология претендовала на роль высшей ин-
станции в решении мировоззренческих проблем, а науке отводились вопросы частного характера,
острые конфликты разгорелись между наукой и церковью (например, в связи с созданием геоцен-
трической системы Н. Коперником). Наука заявила о своей способности независимо от теологии
решать сложнейшие вопросы основ мироздания.
Признание научной деятельности в качестве социально значимой положило основание фор-
мирования науки как социального института. Этот процесс растянулся на столетия. Но процесс ин-
ституционализации науки – это объективное явление, связанное с ростом влияния науки в обществе
и культуре.
Очень важным эпизодом формирования науки как социального института была выработка
позиции Лондонским Королевским обществом (1660), провозгласившим, что научное сообщество
рассматривает вопросы естественного характера и не вмешивается в вопросы теологии, морали и по-
литики.
В то время научное познание природы воспринималось в качестве естественной теологии –
как изучение всемогущества Бога. Считалось, что Бог дал людям две книги – Библию и «книгу при-
роды». Слову Творца необходимо верить, а «книгу природы» – исследовать.
По мере того как утверждалась ценность науки, в обществе формировалось и новое отноше-
ние к ней. Это в полной мере проявилось в эпоху Просвещения. Просветители, видя в невежестве и
суевериях основной источник всех недостатков в обществе, сдерживающих его прогресс, считали рас-
пространение научных и технических знаний среди широких слоев населения решающим средством
достижения социальной справедливости и разумного общественного устройства.
В глазах общества занятие наукой стало восприниматься как значимое и полезное дело. Она
становилась достоянием не только избранных, но и всех.
Вторая половина XIX – начало XX в. – следующий ключевой этап институционализации
науки. В этот период происходит осознание научным сообществом и обществом в целом экономиче-
ской эффективности научных исследований и соответственно профессионализация научной дея-
тельности. Если раньше оценка результативности научных исследований осуществлялась по готовому
теоретическому продукту, то в новых условиях вопрос стоял и о применении научных достижений для
создания новых материальных ценностей. Во второй половине XIX в. развернулось крупномасштаб-
ное производство продуктов органической химии, удобрений, взрывчатых веществ, лекарств, элек-
тротехнических изделий. В самой науке также произошли крупнейшие изменения: наряду с фунда-
ментальными исследованиями возникает сфера прикладных исследований, которая интенсивно
расширялась под действием экономических факторов.
Современная наука – это сложнейшая сеть взаимодействующих друг с другом коллективов,
организаций и учреждений – от лабораторий и кафедр до государственных институтов и академий,
от небольших неформализованных научных сообществ до больших научных организаций со всеми
атрибутами юридического лица, от научных парков до научно-инвестиционных корпораций, от дис-
циплинарных сообществ до национальных научных сообществ и международных объединений. Все
они связаны как между собой, так и с мощными подсистемами общества и государства: экономикой,
образованием, политикой, культурой. Государство должно своими материально-финансовыми ре-
сурсами поддерживать эту мощнейшую самоорганизующуюся систему, не сдерживая при этом сво-
боду научного поиска.
Наука, включенная в решение проблем инновационной деятельности, стоящих перед обще-
ством, выступает как особый социальный институт, функционирующий на основе специфической
системы внутренних ценностей, присущих научному сообществу, «научному этосу».

68
Экспликация норм научного этоса была осуществлена в 1930-х гг. основоположником со-
циологического изучения науки Р. Мертоном. Он считал, что наука как социальная структура опира-
ется в своем функционировании на четыре ценностных императива – универсализм, коллективизм,
бескорыстность и организованный скептицизм. Позднее американский политолог Б. Барбер добавил
еще два императива – рационализм и эмоциональную нейтральность.
Императив универсализма утверждает внеличностный, объективный характер научного знания.
В этом, по мнению В.И. Вернадского, состоит преимущество научных истин перед остальными, ко-
торые во многом носят личностный характер. С общеобязательностью научных истин приходится
считаться всем другим формам познавательной деятельности человека.
Императив коллективизма говорит о том, что плоды научного познания принадлежат всему
научному сообществу и обществу в целом. Они всегда являются результатом коллективного научно-
го сотворчества, так как любой ученый опирается на какие-то идеи (знания) своих предшествен-
ников и современников. Права частной собственности на знания в науке не должно быть, хотя уче-
ные, которые вносят наиболее существенный личный вклад, вправе требовать от коллег и общества
справедливого материального и морального поощрения, адекватного профессионального призна-
ния.
Императив бескорыстности означает, что главной целью деятельности ученых должно быть
служение истине. В науке истина не должна быть средством для достижения личных выгод, а только
общественно значимой целью.
Императив организованного скептицизма предполагает не просто запрет на догматическое
утверждение истины в науке, но, напротив, вменяет в профессиональную обязанность ученому кри-
тиковать взгляды своих коллег, если на то имеются хотя бы малейшие основания. Соответственно и
критику в свой адрес следует рассматривать как необходимое условие развития науки. Скепсис и со-
мнение – столь же необходимые, важнейшие и тонкие инструменты деятельности ученого, как скаль-
пель и игла в руках хирурга.
Императив рационализма утверждает, что наука стремится к доказанному, логически органи-
зованному дискурсу, высшим арбитром истинности которого выступает рациональность.
Императив эмоциональной нейтральности запрещает людям науки использовать при решении
научных проблем ресурсы эмоционально-психологической сферы – эмоции, личные симпатии или
антипатии.
Функционирование науки как социального института связано с решением вопросов как внут-
реннего характера его организации, так и внешнего характера, возникающих при взаимодействии ее с
другими сферами жизни общества – экономикой, политикой, идеологией. Вопросы внутреннего ха-
рактера определяют деятельность научных школ, подготовку научных кадров, трансляцию научных
знаний. Образование научных школ выражает демократизм научного поиска, его состязательность,
критичность по отношению к достижениям. Научные школы, возглавлявшиеся гениями, великими
учеными, внесли существенный вклад в развитие науки, иногда определяя в целом стратегию науч-
ного поиска. И. Ньютон, М.В.Ломоносов, А. Эйнштейн, Н. Бор, В.И. Вернадский, СИ. Вавилов, И.Р.
Пригожий и многие другие своими открытиями определили судьбы науки. Если Ньютон и его спо-
движники заложили основания современной науки, то Эйнштейн и Бор определили основные про-
блемы научного поиска на неклассическом этапе развития науки.
Современный этап развития науки – постнеклассический – немыслим без обсуждений идей
ноосферы Вернадского, идей синергетического подхода Пригожина.
Важнейшей проблемой организации науки является воспроизводство кадров. Науке всегда
нужны новые люди с новыми идеями и подходами. Готовить таких людей к научной работе должна
сама наука. Система подготовки кадров включает такие важные звенья, как аспирантура и докторан-
тура. Они вполне оправдали себя.
В ходе исторического развития науки существенно изменяются и способы трансляции науч-
ных знаний. Первоначально научные знания транслировались на любом подходящем для этого мате-
риале-носителе – папирусе, камне, глиняных табличках и т.п. Изобретение бумаги как более подхо-
дящего носителя для передачи и хранения информации привело к созданию рукописных книг. От-
крытие книгопечатания существенно ускорило процессы распространения научной информации.
Современная техника позволяет сделать революционный шаг – взамен бумажных носителей пред-

69
ложить компьютерные носители информации. Формируется новая информационная научная систе-
ма, выступающая в качестве всеобщего планетарного знания.
Сложны и заслуживают самого пристального исследования взаимоотношения науки с эконо-
микой, с государством (властью), а также, на что обращается особое внимание в ряде современных
исследований, и с идеологией.
Итак, наука тесно связана с конкретным этапом процесса институционализации. В этом
процессе она приобретает конкретные формы: с одной стороны, наука как социальный институт
определяется ее интеграцией в структуры общества (экономические, социально-политические, духов-
ные), с другой – она вырабатывает знания, нормы и нормативы, способствует обеспечению устойчи-
вости общества.

23. Детерминизм и причинность в философии и науке ХХ в.

Тезис № 1.
Детерминизм от латинского слова determinare, что в буквальном толковании означает опреде-
лённый, определённость, следовательно индетерминизм (indeterminare) – неопределённый, неопре-
делённость. Детерминизм есть философская научная концепция, утверждающая об определённости,
регулярности, повторяемости процессов и событий в бытии, включая человека. Философский детер-
минизм включает в себя и моменты неопределённости, нерегулярности процессов и событий в мире
бытия. Философский детерминизм нельзя сводить к варианту физического индетерминизма, в част-
ности, в представлениях Гейзенберга. Философский детерминизм включает в себя органически 3
формы детерминизма (детерминизм есть некое умонастроение, направление, но есть и детерминант –
причинно-следственная связь, их не надо путать, окончание изм – о концепциях, представлениях):
1. Первая форма получила название жёсткий или лапласовский детерминизм. Автором являет-
ся великий учёный Лаплас, который подчёркивал, что исходное знание основных физических кон-
стант и величин (V, a, движение и т.д.) даёт нам возможность определить, какой была наша вселен-
ная в прошлом и какой она будет в сколь угодно отдалённом будущем, т.е. жёсткий лапласовский
детерминизм позволяет нам делать однозначные жёсткие прогнозы. Жёсткий лапласовский детерми-
низм выполняется в так называемых закрытых системах, например в механической. Жёсткий лапла-
совский детерминизм есть такая форма причинно-следственных связей, при которой данное состоя-
ние объекта в данных конкретных условиях определяет последовательное состояние объекта одно-
значно. Следовательно, в основе жёсткого лапласовского детерминизма положена недооценка объек-
тивного характера случайности. С точки зрения жёсткого лапласовского детерминизма, в смене со-
стояний какого-либо объекта существует единственная реальная возможность, и она реализуется в
действительность, иначе говоря, жёсткий лапласовский детерминизм есть однозначная возможность
(от Демокрита).
2. Вторая форма детерминизма получила название тихестического детерминизма (от Эпикура
феномен случайности?). В буквальном смысле от слова тихе, что в переводе с древнегреческого
означает «случай, случайность». Тихестический детерминизм в противоположность жёсткому лапла-
совского детерминизму абсолютизирует случайность в смене состояний объекта, полагая, что космос
и вселенная представляют собой различные формы хаоса, а регулярность и определённость – это не
закономерность хаоса, а случайные временные явления, при этом в тихестическом детерминизме не-
возможность точного предсказания событий объясняется не просто объективным характером слу-
чайности, но и относительностью наших знаний о мире. С философской точки зрения, важно дока-
зать, что является онтологическим референтом случайности, существует ли объективно случайность
наряду с необходимостью? Здесь разворачиваются следующие аргументы:
1. Согласно Бранскому, в современном мире, а, следовательно, в философии и науке суще-
ствует два типа причинно-следственных связей, цепей, процессов, а именно зависимые причинно-
следственные процессы, знание о которых даёт форму жёсткого лапласовского детерминизма и воз-
можность однозначного прогнозирования будущего состояния объекта.
2. Второй тип – независимые причинно следственные процессы.
Тезис № 2.
Как возникают независимые причинно-следственные связи или как разрываются зависимые
причинно-следственные цепи?

70
В смене состояний какого-либо объекта в реальных системах и процессах фиксируется объек-
тивный факт самоактивности элемента в смене состояний, в процессе, в системе. Самоактивность
элементов в системе приводит к тому, что разрываются зависимые причинно-следственные цепи,
связи, процессы, т.е. возникают независимые причинно-следственные связи (феномены). Пересече-
ние независимых причинно-следственных цепей и порождает случайности, которые носят объектив-
ный характер.
Тихестический детерминизм – такая форма причинно-следственных связей, которая, по суще-
ству, и отрицает эту саму связь состояний объекта и, как уже было сказано, преувеличивает значение
случайности в реальной действительности.
Тезис № 3.
3. третья форма детерминизма в философии и науке получила название вероятностного, ста-
тистического, стохастического, марковского детерминизма. Эта форма современного детерминизма в
основу своей концепции кладёт диалектику случайности и необходимости определяется следующим
образом, вероятностный детерминизм – это такая форма причинно-следственных связей, при кото-
рой данное состояние объекта при данных конкретных условиях неоднозначно, а с некоторой степе-
нью вероятности, следовательно, в статистическом детерминизме мы должны иметь в виду учёт того
факта, какую историческую форму вероятности мы кладём в основу детерминизма. В этом аспекте
мы должны говорить, по крайней мере, о трёх исторических этапах:
1) классическая концепция вероятности основана на идее равновозможности исходов какого-
либо процесса и им приписывается вероятность;
2) статистическая концепция вероятности (Мизес, Рихенбах) основана на идее неравновоз-
можности исходов какого-либо процесса;
3) конструктивистская концепция вероятности (Колмогоров, Ляпунов и др.), в которой кон-
струкция вероятности задаётся с точки зрения теории множеств.
Вероятностный детерминизм в основу свою кладёт научный принцип близкодействия, а жёст-
кий лапласовский детерминизм основывается на принципе дальнодействия (мгновенная скорость
распространения импульса), т.е. вероятностный детерминизм базируется на принципе отсутствия по-
следействия в смене каких-либо состояний объекта.

24. Понятие и структура научного факта: фактуализм и теоретизм

Тезис № 1.
В научном познании чрезвычайно важную роль играют научные факты, которые, по меткому
выражению академика Павлова, являются воздухом учёного. Собственно наука и призвана воспроиз-
водить, систематизировать и классифицировать научные факты. Самым общим определением науч-
ного факта будет следующее: научный факт – это познанный фрагмент объективной действительно-
сти.
Тезис № 2.
Научный факт – чрезвычайно сложный гносеологический феномен и имеет свою определён-
ную структуру и элементы.
В этом аспекте первым необходимым элементом научного факта является лингвистический
элемент. В чём его смысл? Всякий научный факт выражается с помощью научных и других предло-
жений, например, земная атмосфера включает в себя различные по количественному составу газы.
Следовательно, научный факт с необходимостью предполагает определённую методологическую и
логическую культуру, связанную с языком науки.
Вторым органическим элементом в структуре научного факта является персептивный (пер-
цепция – восприятие) элемент в структуре научного факта. Здесь речь идёт о том, что всякий науч-
ный факт связан с чувственным образом, с восприятием реального объекта, с языком наблюдения. В
этом аспекте персептивный элемент научного факта проявляется особенно ярко в научном наблюде-
нии, и более опосредованно, но всё же обязательно проявляется в материальном эксперименте и ма-
териальном моделировании, где исследование объекта опосредуется сложной системой приборов и
инструментов.
Третьим необходимым элементом в структуре научного факта является материально-
технический элемент, а именно процесс накопления научных фактов во многом зависит от;

71
1) уровня развитости новизны приборов и инструментов, с помощью которых исследуется
объект;
2) научные факты, добываемые с помощью эксперимента и моделирования, представляют со-
бой, по существу, разновидность предметно-практической деятельности человека, учёного, т.е. чело-
веческой практики в целом.
Тезис № 3.
При интерпретации научного факта существовали и существуют две крайности:
1. Фактуализм. В этой концепции, по существу, абсолютизируется эмпирический уровень по-
знания, так называемые «непосредственные чувственные данные» и непосредственный язык наблю-
дения, т.е. второй элемент в структуре научного факта гипертрофируется (абсолютизируется). Яр-
чайшими представителями фактуализма являются представители логического позитивизма Венского
кружка Шлик Карнап, Гёдель и др.
2. теоретизм. По мнению последнего, персептивный и материально-технический элементы
научного факта не являются решающими, поскольку всякая теория создаёт свой собственный язык
наблюдения, т.е. теоретизм недооценивает эмпирические данные, гипертрофирует лингвистический
элемент в структуре научного факта, согласно которому значение терминов и смысл утверждений в
научных предложениях задаётся (нагружается) соответствующей теорией.
Тезис № 4.
Схематично процесс научного познания предстаёт следующим образом, в фундаменте всякого
научного знания, безусловно, лежит экспериментирование и моделирование, которое осуществляется
с необходимостью с использованием уже известного теоретического знания. На основе научного
наблюдения, научного эксперимента и научного моделирования добываются научные факты,
нашедшие отражение в так называемых фактологических предложениях. Обобщение фактологиче-
ских предложений, т.е. в конечном итоге экспериментальных данных фиксирует устойчивые повто-
ряющиеся параметры (характеристики, связи) объекта. На основе этих устойчивых параметров,
свойств формулируются простейшие эмпирические закономерности и законы. Эмпирические законы
обобщаются в виде более абстрактных закономерностей и законов. На основе более абстрактных за-
конов и закономерностей открываются и формулируются теоретические законы и закономерности,
которые, в свою очередь, по-новому нагружают все предшествующие ступени познания, в том числе
и экспериментальные данные. В заключение отметим, что в научном познании неправильно утвер-
ждать, имея в виду структуру научного факта, что является более важным в науке, эмпирические
данные или теоретические построения. В этом аспекте только методологическая рефлексия, по су-
ществу, в узких целях удобства и профессиональной занятости выделяет важность либо фактуализ-
ма, либо теоретизма.

25. Проблема объективности истинности математического знания (доделать)

Тезис № 1. Предмет математики, её философские и теоретические обоснования.


Вопрос о предмете математики, её теоретических и философских обоснованиях является
чрезвычайно сложным и неоднозначным, а потому устойчивые сложившиеся направления в матема-
тике по-разному отвечают на эти вопросы.
Тезис № 2. Направления.
В математике сложились следующие направления в понимании её предмета и проблем, а
именно
1) первое направление получило название логицизм;
2) интуиционизм;
3) развитая форма интуиционизма (некоторые полагают, что это отдельное направление) –
конструктивизм;
4) формализм.
Тезис № 3. Логицизм.
Основателями этого направления являются Бертран Рассел, Карл Гемпель, Рудольф Карнап и
другие математики.
Согласно логицизму в лице Рассела, логика – это юность математики, а современная матема-
тика – это зрелость логики!

72
Гемпель и Карнап полагают, что программа логицизма включает в себя три положения:
1) все понятия математики определяются в терминах понятий логики;
2) все теоремы математики выводятся из логических аксиом;
3) по существу критерием объективности и истинности математики с позиций логицизма яв-
ляется логическая выводимость и его непротиворечивость.
Таким образом, логицизм редуцирует математику к логике, а поскольку математика состоит
из неоднородных элементов, то логицисты поставили перед собой задачу свести математику к еди-
ному началу – арифметике, в этом аспекте свести всю математику к натуральному числу.
В этом смысле немецкие математики Грассман и Вейерштрасс свели рациональные(?) числа к
натуральным, а затем и иррациональные числа были интерпретированы как множество упорядочен-
ных пар рациональных чисел.
Наконец, большую роль в обосновании логицизма сыграла теория множеств, математик Кан-
тор и др., в этом смысле Пуанкаре в своё время заявил «теперь в анализе остались только целые чис-
ла и конечные или бесконечные системы целых чисел, связанных сетью равенств и неравенств. Ма-
тематика, как говорят, арифметизировалась».
По мнению выдающегося логициста Фрега, сама логика не говорит ничего о мире и представ-
ляет собой аналитические высказывания и тавтологии, их истинность зависит не от содержания, но
лишь от формы, от того они истинны во всех возможных мирах.
Тезис № 4. Интуиционизм.
Основателями интуиционизма являются математики Брауэр, Вейн, Гейтинг и др. Они резко
выступили против логицизма в математике, математические мысли не сводимы к логике, а тем более
к математическому и логическому языку, который является подчас исторически конкретным, а зна-
чит несовершенным. Математика не опирается ни на логику, ни на язык. Она не вербализуема и ос-
новывается на творческой интеллектуальной интуиции.
В частности, Брауэр писал, что математические мысли рождаются вне слов, слова же исполь-
зуются только для передачи мысли, а математическое содержание не зависит от словесного одеяния.
Мысли нельзя выразить адекватно в языке, даже в математическом, поскольку он, язык, вносит от-
клонения от предмета. Согласно интуиционистам, не математика была выведена из логики, а как раз
наоборот логика есть часть математики и была абстрагирована от последней, а именно абстрагирова-
на от математики конечных множеств.
Вейн справедливо полагает, что математика есть определённое (основное) представление о
бесконечном.
Тезис № 5. Конструктивизм.
Представления интуиционизма были развиты направлением конструктивизма, выдающимися
представителями которого являются А.А. Марков, Н.А. Шанин, А.Н. Колмогоров и его школы.
В частности, Шанин полагает, что в конструктивизме важным является не предмет математи-
ческого исследования как таковой, а средства, алгоритмы, конструкты для решения тех или иных ма-
тематических задач. В этом аспекте в противовес логицистам, стоящим на позициях актуальной бес-
конечности, конструктивисты обосновывают идею потенциальной бесконечности или потенциаль-
ной осуществимости бесконечности. Для этого нужно проделать 4 шага:
1. Вводим в наряду с реальной бесконечностью математическую бесконечность как возмож-
ность.
2. Мысленно приравниваем воображаемую ситуацию к реальной. При этом рассуждаем об
этом воображаемом представлении, применяя методы классической логики.
3. Полагаем сконструированную нами бесконечность независимой от набора конструктивных
операций.
4. Принимаем бесконечную совокупность одновременно существующих объектов в качестве
не связанных вообще с какими-либо конструктивными операциями, даже и своим происхождением.
Вейн, разъясняя смысл интуиционизма, писал, что «для математика совершенно безразлично,
что такое окружность, для него принципиально знать, каким образом задана окружность». Согласно
Вейну, логицисты требуют дедуцировать все производные понятия из исходных, а мы, интуициони-
сты, полагаем, что понятия должны не выводиться, а порождаться, поэтому не аксиоматический ме-
тод построения теории, не дедукция, а конструкция, генетический метод.

73
Конструктивизм разрабатывает понятие алгоритма как разрешающей процедуры, распадаю-
щейся на ряд строго задаваемых действий или предписаний. Алгоритм есть последовательность опе-
раций, шагов, где каждый данный шаг однозначно детерминирован предыдущим и в свою очередь
столь же однозначно детерминирует следующий шаг, т.е. мы знаем, что и в какой последовательно-
сти надо делать: умножение, извлечение корня и т.д.
Таким образом, конструктивизм несколько смягчил позицию интуиционизма, однако в целом
предстаёт как направление математики, которое можно поименовать как антилогицизм.
Тезис № 6. Формализм как направление в математике.
Формализм как направление математики был основан выдающимися математиками в начале
прошлого века Гильбертом, Аккерманом, Бернайсом и фон Нейманом.
Основные идеи формализма сложились у Гильберта в 1902–1904 гг., а более строгое изложе-
ние доктрины формализма обнаруживается в 1904 г., когда вышел первый том «Основания матема-
тики». Гильберт и его сторонники подвергают жесточайшей критике интуиционизм и полагают, что
сводить предмет математики к вещам реального мира, а гносеологически видеть источник математи-
ческого знания в интеллектуальной интуиции неверно. Математика оперирует отнюдь не реальными
вещами, а знаками, и потому доказательство непротиворечивости математики, её формального ис-
числения и является решающим ключом к обоснованию математики.
Согласно Гильберту, в качестве исходных образований в математике фигурируют абстракт-
ные математические символы и сочетания этих символов, поэтому основная мысль моей теории до-
казательства такова, все высказывания, которые составляют вместе математику, превращаются в
формулы, так что сама математика превращается в совокупность формул. В этом аспекте, по Гиль-
берту, формализованная или формализуемая аксиоматика позволяет провести прямое доказательство
её непротиворечивости – это есть абсолютное доказательство математики или абсолютное доказа-
тельство непротиворечивости формальных систем. Это доказательство имеет свой алгоритм, состо-
ящий из трёх шагов:
1) предъявляется формула;
2) доказывается, что из предъявленной формулы следует другая (по заданным правилам);
3) предъявляется новая формула.
Вывод: манипуляция символами по правилам формализованной системы никогда не приведёт
к противоречию. Таким образом, в формализме обоснование математики по существу сводится 1) к
формализованному доказательству и 2) к критерию абсолютной непротиворечивости формализован-
ной системы.
Тезис № 7. Формализм. Теоремы Гёделя.
В 1931 г. немецкий математик Гёдель, а позднее польский математик Гарский и др. подвергли
критике принцип непротиворечивости формализованных систем, что нашло своё отражение в первой
и второй теоремах Гёделя.
Теорема № 1. Любая логическая система, настолько богатая, чтобы содержать формализо-
ванную арифметику, либо противоречива, либо включает хотя и истинную, но неразрешимую фор-
мулу – теорема о неполноте формализованной арифметике.
Теорема № 2. Не существует доказательства непротиворечивости формализованной арифме-
тики, которое можно было бы провести средствами самой системы.
Таким образом, формализм, пытаясь обосновать математику, исходя из неё самой, по суще-
ству подменил сложнейшую проблему истинности математических высказываний и исчислений тре-
бованием непротиворечивости формализованных систем.
Разумеется, математика исследует так называемые идеальные объекты, истинность которых
интерпретируется иерархией других, более конкретных математических теорий, а в конечном целом
истинность математики подтверждается всей совокупностью человеческой предметно-практической
деятельности людей.

26. Проблема истины в философии и науке

Истина - это цель, к которой устремлено познание, ибо, как справедливо писал Ф. Бекон, зна-
ние - сила, но лишь при том непременном условии, что оно истинно. Истина есть знание. Но всякое
ли знание есть истина? Знание о мире и даже об отдельных его фрагментах в силу ряда причин мо-

74
жет включать в себя заблуждения, а порой и сознательное искажение истины, хотя ядро знаний и со-
ставляет, как уже отмечалось выше, адекватное отражение действительности в сознании человека в
виде представлений, понятий, суждений, теорий.
Но что такое истина, истинное знание? На протяжении всего развития философии предлагает-
ся целый ряд вариантов ответа на этот важнейший вопрос теории познания. Еще Аристотель пред-
ложил его решение, в основе которого лежит принцип корреспонденции: истина - это соответствие
знания объекту, действительности.
Р. Декарт предложил свое решение: важнейший признак истинного знания - ясность. Для Пла-
тона и Гегеля истина выступает как согласие разума с самим собой, поскольку познание является с
их точки зрения раскрытием духовной, разумной первоосновы мира.
Д. Беркли, а позднее Мах и Авенариус рассматривали истину как результат совпадения вос-
приятий большинства. Конвенциональная концепция истины считает истинное знание (или его логи-
ческие основания) результатом конвенции, соглашения. Наконец, отдельными гносеологами как ис-
тинное рассматривается знание, которое вписывается в ту или иную систему знаний. Иными слова-
ми, в основу этой концепции положен принцип когерентности, т.е. сводимости положений либо к
определенным логическим установкам, либо к данным опыта.
Наконец, позиция прагматизма сводится к тому, что истина состоит в полезности знания, его
эффективности. Разброс мнений достаточно велик, однако наибольшим авторитетом и самым широ-
ким распространением пользовалась и пользуется классическая концепция истины, берущая свое
начало от Аристотеля и сводящаяся к корреспонденции, соответствию знания объекту.
Истина с этих позиций есть адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроиз-
ведение его таким, каким он существует сам по себе, вне и независимо от человека, его сознания.
А теперь обратимся к главным характеристикам истинного знания. Ключевой характеристи-
кой истины, ее главным признаком является ее объективность. Объективная истина - это такое со-
держание наших знаний, которое не зависит ни от человека, ни от человечества. Если наше знание -
это субъективный образ объективного мира, то объективное в этом образе и есть объективная исти-
на.
Вопрос о соотношении истины абсолютной и относительной выражает диалектику познания в
его движении к истине, о чем уже шла речь выше, в движении от незнания к знанию, от знания менее
полного к знанию более полному. Постижение истины, - а объясняется это бесконечной сложностью
мира, его неисчерпаемостью и в большом, и в малом, - не может быть достигнуто в одном акте по-
знания, оно есть процесс. Этот процесс идет через относительные истины, относительно верные от-
ражения независимого от человека объекта, к истине абсолютной, точному и полному, исчерпываю-
щему отражению этого же объекта.
Итак, истина одна - она объективна, поскольку содержит знание, не зависящее ни от человека,
ни от человечества, но она в то же время и относительна, т.к. не дает исчерпывающего знания об
объекте. Больше того, будучи истиной объективной, она содержит в себе и частицы, зерна истины
абсолютной, является ступенью на пути к ней.
И в то же время истина конкретна, поскольку сохраняет свое значение лишь для определен-
ных условий времени и места, а с их изменением может превратиться в свою противоположность.
Что является критерием истины?
Логический позитивизм
Рассел поставил задачу освободить язык науки, элиминировать из него неосмысленные (бес-
смысленные) предложения, в частности, омонимы, синонимы и т.д., т.е., по существу, построить
идеальный язык науки. Этот идеальный язык науки Рассел и другие позитивисты строят на фунда-
менте пропозициональной логики или логики предложения. Суть этой попытки (построить идеаль-
ный язык) состоит:
1) в том, что формулируются элементарные атомарные предложения, когда субъекту С при-
писывается определённое свойство, предикат П, С есть П;
2) атомарные высказывания независимы друг от друга;
3) атомарным высказываниям приписывается либо истинность, либо ложность;
4) из атомарных высказываний строятся, выводятся молекулярные высказывания или предло-
жения;

75
5) основой для логического вывода в молекулярных и более сложных предложениях является
математическая логика, а именно конъюнкция (и), дизъюнкция (или), импликация (если …, то …) и
т.д.;
6) в молекулярные предложения вводятся общие суждения типа а есть а, дважды два – че-
тыре, т.е. тавтологии;
7) на основе атомарных, молекулярных предложений, тавтологий формулируются логически
достоверные аксиомы и выводится всё более сложное научное знание.
Видгенштейн, к сожалению, вслед за Махом полагает, что в логике и языке науки мы имеем
дело с так называемыми фактами, достоверность которых или их истинность подтверждается не са-
мой реальностью (объективным, физическим миром), а истинностью или ложностью, приписывае-
мой нами атомарным или молекулярным предложениям, а во-вторых, логической взаимосогласован-
ностью атомарных и молекулярных высказываний и предложений, следовательно, выявление сущно-
сти, выявление причинно-следственных связей самих объектов физического мира не входит в кон-
цепцию так называемых логических фактов Видгенштейна (наука не должна этим заниматься – ти-
пичная позиция субъективного идеализма).
Неопозитивизм
Если представители логического позитивизма онтологизировали логику, т.е. отождествляли
её с реальным физическим миром, то представители неопозитивизма гносеологизировали филосо-
фию науки. В этом аспекте, гносеологическими предпосылками философии науки, собственно, в
неопозитивизме выступают следующие принципиальные предложения:
1. Всякое знание есть знание о том, что дано человеку в чувственном восприятии.
2. То, что дано нам в чувственном восприятии, то достоверно (истинно), например, я сейчас
голоден, потому что я действительно голоден (чувствую боль).
3. Все функции знания сводятся ими, по существу, лишь к описанию, исключая объяснение и
прогнозирование, следовательно, они не считают задачей выявление сущностных и причинно-
следственных связей объектов.
4. Задача логического позитивизма заключается в установлении двух научных процедур:
1). Установление новых протокольных предложений, а именно протокольные предложения –
предложения в науке, которые мы формулируем на основе чувственных впечатлений.
2). Изобретение способов объединения и обобщения этих предложений, поэтому (по Рудоль-
фу Карнапу) научная теория мыслится в виде пирамиды, в вершине которой находятся основные по-
нятия, определения и постулаты (1929 г., Вена, Абрес ден логистик), ниже располагаются предложе-
ния, выводимые из аксиом. Вся пирамида опирается на совокупность протокольных предложений
(ощущений), обобщением которых она является. Таким образом (в заключение отметим), гносеоло-
гические предпосылки неопозитивизма подчёркивают, по существу, примитивно-кумулятивистскую
(кумуляция – накопление) модель роста и прогресса научного знания, а если знание подтверждается
протокольными предложениями, то оно раз и навсегда входит в основание пирамиды, т.е. фактиче-
ски наука занята лишь тем, что накопляет новые факты (в основание) и новые эмпирические законы
и закономерности.
Представители неопозитивизма, по существу, явно принижают теоретический уровень рацио-
нального научного познания и, по существу, сводят теорию к эмпирическому уровню рационально-
го. Подводя итог, можно сказать, что неопозитивизм есть форма ползучего эмпиризма.
Шлик полагает, что главным в философии науки, т.е. в логике высказываний (предложений и
т.д.) главным является выявление их значений и смысла (за идеал физикализм, главное – физическая
картина мира). В этом аспекте задача философа науки заключается в уточнении смысла и значений
высказываний научного языка с тем, чтобы сделать его более-менее однозначным и точным, а в иде-
але по образцу математики, в основе которой лежит логика (логицизм – сведение математики к логи-
ке). Критерием смысла и значения высказываний являются, по Шлику, чувственные данные и
наблюдение отдельно взятого субъекта (учёного, философа науки), а отсюда получается, что эти
критерии оказываются неуниверсальными, поскольку некоторые высказывания типа «вчера шёл
дождь» или «завтра будет хорошая погода» невозможно подтвердить или опровергнуть непосред-
ственно чувственными данными и наблюдением субъекта.
Шлик и его последователи поставили проблему демаркации (разграничении) научного и не-
научного (мифология, религия), вненаучного (алхимия, астрология, грань между вненаучным и

76
научным знанием сейчас практически не ощутима) знания, т.е. поставили вопрос о соотношении
науки и философии, науки и религии, науки и искусства, науки и мифологии и т.д. Для решения этой
проблемы демаркации нужно было ответить на вопрос, что является критерием истинности научного
знания. В этом аспекте неопозитивисты выдвинули принцип верификации ∗ как критерий истинности.
Согласно этому критерию научные высказывания, коль скоро они верифицируются, т.е. подтвер-
ждаются, проверяются непосредственными чувственными данными и наблюдениями. Если они не
подтверждаются непосредственными данными и наблюдениями, то они ненаучны.
В то же время неопозитивисты пошли дальше, а именно отождествили научные высказывания
в языке и их верифицируемость с осмысленностью научных высказываний, а именно если высказы-
вание верифицируемо, то оно научно и осмысленно, если же напротив оно не верифицируемо (сей-
час, в данный момент, при данных обстоятельствах), то оно ненаучно и неосмысленно. При этом
нужно обратить внимание на то, что под чувственными данными и наблюдениями понимается не
опыт, не экспериментирование, а описание последовательности ощущений, восприятий и представ-
лений, т.е. здесь фиксируется явный позитивизм.
Неопозитивисты, по существу, ввели в логику высказываний в науке три критерия, а именно
истинность, ложность и осмысленность, а отсюда был сделан далеко идущий вывод о том, что
многие традиционные проблемы классической философии, т.е. метафизики не верифицируемы, а
значит неосмысленны, а, следовательно, от них нужно освобождаться в логике высказываний: «суж-
дение философии о том, что общество состоит из классов, не верифицируемо, а значит неосмыслен-
но и абсолютно не представляет интереса для философии науки», «также не верифицируемым и
неосмысленным предложением является предложение, что материя есть объективная реальность,
данная человеку в ощущениях его».
Представители неопозитивизма, по существу, резко противопоставили эмпирический и теоре-
тический уровни рационального познания, и в этом смысле интерпретировали теоретическое (теоре-
тический уровень рациональности) в двух формах: а) либо как усложнённую форму эмпирического
знания; б) либо рассматривали теорию лишь как удобный инструмент для систематизации и обобще-
ния эмпирических данных в науке. Такая позиция получила название как инструментальная трактов-
ка теории.
Подобное понимание отчётливо нашло выражение в дилемме теоретика, которую выдвинул
Конрад Гербель (Гембель?):
1. Теоретические термины либо выполняют свою функцию, либо не выполняют её.
2. Если теоретические термины не выполняют своей функции, то они не нужны.
3. Если теоретические термины выполняют свою функцию, то они устанавливают связи
между наблюдаемыми явлениями (всего лишь!).
4. Но эти связи могут быть установлены и без теоретических терминов.
5. Если же эмпирические связи могут быть установлены и без теоретических терминов, то
теоретические термины не нужны.
6. Следовательно, теоретические термины не нужны и когда они выполняют свои функции, и
когда они не выполняют этих функций.
Первоначальный и наиболее радикальный критерий демаркации логического позитивизма
объявил ненаучной и бессмысленной как философию, так и почти всю науку за исключением той её
части, которая описывает чувственно данное.
Инструментализм, настаивая на инструментальном характере теоретических терминов и
предложений, истолковавшим теоретическое знание вовсе не знанием, а лишь средством получения
знания, без которого, впрочем, можно обойтись, т.е. редукционная программа логического позити-
визма (сведение теоретического к логическому) впоследствии потерпела крушение потому, что опи-
ралась на ошибочное убеждение в том, что теоретические термины и предложения сами по себе не
обладают познавательным значением и ничего не говорят о мире.
Карл Поппер
Согласно Попперу, задача философии заключается не столько в анализе логики и языка
науки, сколько в исследовании роста знаний, а для этого нет лучшего предмета как рост и развитие


Проверка, проверяемость, способ обоснования (подтверждения) каких-либо теоретических положений путем их сопо-
ставления с опытными (эмпирическими) данными.
77
научного знания. Поппер сводит критические счёты с логическим позитивизмом и выдвигает кон-
цепцию, которая получила название «фальсификационизма».
Центральным ядром этой концепции является принцип фальсифицируемости знания. С точки
зрения Поппера, логический позитивизм зиждется на 2-х положениях:
1). Принцип верификации научного знания, согласно которому знание истинно, т.е. научно (и
наоборот), если оно подтверждается эмпирически, т.е. чувственными данными и чистыми наблюде-
ниями.
2). Всё знание строится методом индукции, выдвинутым в качестве основного ещё в филосо-
фии Френсиса Бекона («Новый органон»).
Поппер полагает, что некоторые предложения и высказывания не могут быть верифицируемы
эмпирически, например, «все деревья зимой теряют листву»! В нашем языке содержатся также экзи-
стенциальные предложения и высказывания, которые также нельзя верифицировать, «неверно, что
существуют говорящие щуки». Во втором случае речь иногда идёт о так называемых отрицательных
высказываниях в логике и языке знания, логическая формула которых S не есть P (субъект не есть
предикат).
Поппер полагает, что действительно подлинное научное знание должно подтверждаться эм-
пирическими данными, но не в смысле подтверждения конечным классом эмпирических данных, а в
смысле принципиальной опровергаемости научного знания эмпирическими данными. Следователь-
но, достаточно одного эмпирического факта, фальсифицирующего теорию, для того, чтобы считать
эту теорию (научное знание и т.д.) научной. Если же мы не можем на данный момент фальсифици-
ровать теорию, то, по Попперу, существует класс потенциальных фальсификаторов, способных в бу-
дущем опровергнуть данную теорию.
Поппер в отличие от представителей Венского кружка сознательно реабилитирует филосо-
фию, полагая, что существуют, вообще говоря, три типа высказываний и предложений:
1) первый тип предложений и высказываний – нефальсифицируемые высказывания и предло-
жения в языке науки, они являются ненаучными предложениями;
2) второй тип предложений и высказываний – предложения и высказывания фальсифицируе-
мы, т.е. научные высказывания и предложения;
3) третий тип высказываний и предложений – знание, которое хотя и не удовлетворяет крите-
рию научности и ненаучности, т.е. фальсифицируемости и нефальсифицируемости, всё равно носит
не бессмысленный, а осмысленный характер.
Следовательно, всякое серьёзное научное знание с необходимостью несёт в себе нагружен-
ность философскими предпосылками или метафизическими предпосылками.

Научное знание
Метафизика
Приведём два примера: философскими предпосылками атомного строения микрообъекта, в
частности Нильса Бора, были философские идеи Лифкипа и Демокрита.
Поппер полагает, что существуют и могут существовать три подхода к пониманию научного
знания и научного метода:
1. Первый подход он называет эссенциализмом (восходит к Галилею и Ньютону) от латинско-
го эссе – сущность. Эссенциализм включает в себя три положения:
1) учёные стремятся получить истинное описание мира;
2) истинная теория описывает сущности, лежащие в основе наблюдаемых явлений;
3) поэтому если теория истинна (исходя из первого и второго положений), то она не допускает
никакого сомнения и не нуждается в дальнейшем объяснении или изменении.
Согласно Карлу Попперу, эссенциализм, по существу, представляет собой крайнюю форму
догматизма в науке, которую он называет обскурантизмом.
2. Второй подход к научному знанию Карл Поппер называет инструментализмом. Поппер со-
глашается с инструменталистами в том, что научная теория (знание) действительно является инстру-
ментом для предсказания в науке, но он категорически возражает против сведения теории только
лишь к средству, инструменту научного познания, а именно научные теории описывают нечто ре-
альное, т.е. выполняют дескриптивную функцию. Несовпадение научной теории с правилами её вы-
числения Поппер доказывает следующим образом:
78
1) научная теория подвергается проверке, т.е. фальсификации, правила же инструментов не
подвергаются такой проверке, в частности, бессмысленно опровергать правила умножения;
2) во-вторых, инструменталистская интерпретация как нефальсифицируемая отбрасывается
как ложная;
3) в-третьих, инструментализм, рассматривая теории как правила, инструменты, спасает их от
опровержения, истолковывая фальсификации как ограничение сферы её применимости.
3. В противовес эссенциализму и инструментализму Поппер выдвигает идею гипотетизма.
Поппер соглашается с эссенциалистами, что целью науки является выработка истинного научного
знания, однако истинное научное знание есть лишь недостижимый идеал, поэтому задача учёного
заключается скорее в выдвижении множества научных гипотез, выведения из них (научных гипотез)
строго дедуктивным методом следствий и их фальсификация (опровергаемость). При этом, в отличие
от инструментализма, Поппер полагает, что формирование научного знания осуществляется, как
впрочем и всё в этом мире, путём проб и ошибок (путём отбора), следовательно росту и развитию
научного знания, новой теории способствует не столько логика, положенная в основание структуры
науки логическими позитивистами, сколько 1) метафизика (сиречь философия); 2) интуиция, фанта-
зия, мифы и т.д.
Карл Поппер в понимании научного познания обосновал представление о так называемых
трёх мирах (концепция о трёх мирах):
1) первый мир – физическая реальность и объекты этой физической реальности системы фи-
зических наук;
2) второй мир – осознание человеком первого мира или мира физической реальности;
3) третий мир – по Попперу – объективное (истинное) содержание знания о первичном и вто-
ричном мире.
Два мысленных эксперимента:
1) представим, что исчезли орудия труда, техника, культура, цивилизация, но сохранились
библиотеки, тогда человек постепенно может восстановить всё, двигаясь от простых орудий труда к
более сложным;
2) представим, что исчезли орудия труда, техника, культура, цивилизация и библиотеки, то-
гда человеческая цивилизация погибнет.
Имрэ Лакатос
Для этого (попперовского) вида методологического фальсификационизма мы имеем два
«конвенциональных элемента». Один «позволяет считать теорию «наблюдательной» (в методологи-
ческом смысле)», другой связан с фальсификаторами: какой конкретно фальсификатор будет при-
нят, «зависит от вердикта ученых-экспериментаторов. Именно так методологический фальсифи-
кационист устанавливает свой «эмпирический базис».
Методологический фальсификационист понимает, что, с одной стороны, ««фальсифициро-
ванная теория» все же может быть истинной» (т. е. данная фальсификация данной теории впослед-
ствии может быть признана ошибочной), а с другой стороны, «если мы хотим примирить фаллиби-
лизм с рациональностью... то обязаны найти способ элиминировать некоторые теории. Если это не по-
лучится, рост науки будет не чем иным, как ростом хаоса... [Следовательно], с методологической
точки зрения элиминация должна быть окончательной». Отсюда следует «новый критерий демарка-
ции»: теория является «научной», если она имеет «эмпирический базис», который отличается от
«старого» критерия демаркации догматического фальсификационизма тем, что в «новом» в «эмпи-
рический базис» включены указанные выше два «конвенциональных элемента». «Эмпирический
базис» теории — это понятие относительное... В плюралистической модели расхождение имеется не
между «теорией» и «фактами», а между двумя теориями высших уровней: между интерпретативной
теорией, с помощью которой возникают факты, и объяснительной теорией, при помощи которой
эти факты получают объяснение». Отсюда возникает проблема, которая «состоит в том, какую
теорию считать интерпретативной, то есть обеспечивающей «твердо установленные факты», а
какую — объяснительной, «гипотетически» объясняющей их...». «Мы не можем отделаться от
проблемы «эмпирического базиса», если хотим учиться у опыта, но мы можем сделать познание
менее догматичным, хотя и менее быстрым, и менее драматичным».
«Методологический критерий демаркации куда более либерален, чем догматический. Мето-
дологический фальсификационизм раскрывает перед критицизмом новые горизонты: гораздо

79
больше теорий квалифицируются как научные». Однако, пишет Лакатос, «не так уж трудно заме-
тить две характерные черты и догматического, и методологического фальсификационизма, всту-
пающие в диссонанс с историей науки:
1) проверка является (или должна быть) обоюдной схваткой между теорией и экспериментом,
в конечном итоге, только эти противоборствующие силы остаются один на один;
2) единственным важным для ученого результатом такого противоборства является фальси-
фикация: «настоящие открытия – это опровержения научных гипотез».
Однако история науки показывает нечто иное: 1) проверка – это столкновение, по крайней
мере, трех сторон: двух соперничающих теорий и эксперимента; 2) некоторые из наиболее интерес-
ных экспериментов дают скорее подтверждения, чем опровержения».
Что же делать? «Можно... – говорит Лакатос, – пытаться объяснять переходы от одних «пара-
дигм» к другим, положив в основание социальную психологию. Это путь Полани и Куна. Альтерна-
тива этому – ... заменить наивный вариант методологического фальсификационизма... новой, утон-
ченной версией... и таким образом спасти идею методологии, идею прогресса научного знания. Это
путь Поппера, и я намерен следовать по этому пути».
На этом пути Лакатос создает свой «утонченный методологический фальсификационизм», или,
что то же самое, методологию «исследовательских программ». «Характерным признаком утончен-
ного фальсификационизма является то, что он вместо понятия теории вводит в логику открытия в
качестве основного понятия ряда теорий. Именно ряд или последовательность теорий, а не одна изо-
лированная теория оценивается с точки зрения научности или ненаучности. Но элементы этого ряда
связаны замечательной непрерывностью, позволяющей называть этот ряд исследовательской про-
граммой». «Утонченный фальсификационизм отличается от наивного фальсификационизма как
своими правилами принятия (или «критерием демаркации»), так и правилами фальсификации или
элиминации». «Наивные фальсификационисты выдвигали на первый план «опровержения». Ме-
тодологические фальсификационисты полагали, что решающую роль играет подкрепленная доба-
вочная информация». «Для утонченного фальсификациониста теория «приемлема» или «научна»
только в том случае, если она имеет добавочное подкрепленное эмпирическое содержание по срав-
нению с предшественницей (или соперницей), т. е. если только она ведет к открытию новых фак-
тов... Утонченный фальсификационист признает теорию Т фальсифицированной, если, и только
если, предложена другая теория Т’ со следующими характеристиками: 1) Т’ имеет добавочное эм-
пирическое содержание по сравнению с Т, т. е. она предсказывает факты новые, невероятные с
точки зрения Т или даже запрещаемые ею; 2) Т’ объясняет предыдущий успех Т, т. е. все неопро-
вергнутое содержание Т (в пределах ошибки наблюдения) присутствует в Т’; 3) какая-то часть до-
бавочного содержания Т’ подкреплена».
Эти правила позволяют Лакатосу ввести «непрерывную» (кумулятивную) «последователь-
ность теорий» Т1, Т2, Т3, ..., «где каждая последующая теория получена из предыдущей путем до-
бавления к ней вспомогательных условий... чтобы устранить некоторую аномалию». Для этой «по-
следовательности теорий» вводится ряд критериев «прогрессивности». «Такая последовательность
теорий является теоретически прогрессивной (или образует теоретически прогрессивный сдвиг про-
блем), если каждая новая теория имеет какое-то добавочное эмпирическое содержание по сравне-
нию с ее предшественницей, т. е. предсказывает некоторые новые, ранее не ожидаемые факты...
Теоретически прогрессивный ряд теорий является также и эмпирически прогрессивным (или «образу-
ет эмпирически прогрессивный сдвиг проблем»), если какая-то часть этого добавочного эмпириче-
ского содержания является подкрепленной, если каждая новая теория ведет к действительному от-
крытию новых фактов... Назовем сдвиг проблем прогрессивным, если он и теоретически, и эмпири-
чески прогрессивен, и регрессивным – если нет... Утонченный фальсификационизм, таким образом,
сдвигает проблему с оценки теорий на оценку ряда (последовательности) теорий. Не отдельно взя-
тую теорию, а лишь последовательность теорий можно назвать научной или ненаучной». Приме-
нять определение «научная» к отдельной теории – решительная ошибка». (То, что у Поппера поня-
тия «теория» и «последовательность теорий» сливаются в одно, не позволило ему более успешно
развить основные идеи утонченного фальсификационизма.)
«В утонченном методологическом фальсификационизме соединились несколько различных
традиций. От эмпирицистов он унаследовал стремление учиться прежде всего у опыта. От канти-
анцев он взял активистский подход к теории познания. У конвенционалистов он почерпнул

80
важность решений в методологии... Эмпиризм (т. е. научность) и теоретическая прогрессивность
неразрывно связаны», – утверждает Лакатос. «Идея роста науки и ее эмпирический характер со-
единяются в нем в одно целое... Если фальсификация зависит от возникновения лучших теорий, от
изобретения таких теорий, которые предвосхищают новые факты, то фальсификация является не
просто отношением между теорией и эмпирическим базисом, но многоплановым отношением
между соперничающими теориями, исходным «эмпирическим базисом» и эмпирическим ростом,
являющимся результатом этого соперничества. Тогда можно сказать, что фальсификация имеет
«исторический характер».
Имрэ Лакатос (Лакатош) (был человеком мира) выдвинул концепцию, получившую название
методологии научно-исследовательских программ (концепцию исследовательских программ). По
мнению Лакатоса, Карл Поппер переоценил момент скачкообразности формирования нового научно-
го знания и новых научных теорий. Принцип фальсификации Поппера отнюдь не является универ-
сальным критерием истинности научного знания.
Принцип фальсифицированности ранее Лакатоса был подвергнут сомнению в своей универ-
сальности философами-марксистами, которые сформировали проклятый для Поппера вопрос, фаль-
сифицируем ли сам принцип фальсификации?
Лакатос пишет, что любая теория может всегда найти на любом историческом этапе своё под-
тверждение и образно он выражает это так: «Природа может сказать нет, а человек может прокри-
чать ещё громче!». В этом аспекте исследовательская программа Лакатоса включает в себя два эле-
мента:
1) ядро, в ядро исследовательской программы включаются фундаментальные постулаты, фун-
даментальные теории и их обоснование. При этом ядро исследовательских программ, по существу,
не меняется на протяжении длительного времени;
2) второй элемент – защитная оболочка. Защитная оболочка ядра по Лакатосу – это некие но-
вые знания и новые эмпирические факты, которые защищают, подтверждают ядро. Зрелая развития
наука – это, по существу, своего рода цепь непрерывно связанных и вновь защищаемых теорий.
В исследовательских программах есть некие нормативные стандарты, которые определяют
пути прогрессивного развития науки, Лакатос их называет «положительной эвристикой». Одновре-
менно в исследовательских программах есть нормативные стандарты, придерживаясь которых мы
избегаем развития научного знания – это отрицательная эвристика.
В развитии исследовательских программ, по Лакатосу, можно выделить две стадии:
первую – прогрессивную, т.е. сохраняющую свою положительную эвристику и защитную
оболочку;
вторую – вырожденную стадию научно-исследовательских программ, по Лакатосу, где эта
программа на ней (стадии) теряет свою эвристическую мощь, а в самой программе нарастает число
гипотез «ad hoc», что в переводе на русский язык с латинского означает относящихся только к дан-
ному случаю.
В заключение отметим, по нашему мнению, что концепция научно-исследовательских про-
грамм Имрэ Лакатоса вслед за фальсификационизмом Карла Поппера обращает внимание на реаль-
ный исторический опыт эволюции научного знания в различных предметных областях, которая
(концепция) содержательнее, богаче и диалектичнее, нежели представление логических позитиви-
стов о представлении и развитии научного знания.
Дополнение:
В философии на сегодняшний день можно указать наличие, по крайней мере, следующие кон-
цепции истин. Все они имеют как позитивные, так и негативные стороны:
1. Классическая теория истин. Истина – это правильное отражение предмета, процесса в ин-
дивидуальном познании.
2. Когерентная концепция рассматривает истину как соответствие одних знаний другим.
3. Прагматическая концепция. Эта концепция, распространенная в особенности в Америке,
говорит, что истиной считается то, что полезно для человека.
4. Конвенциальная концепция. Истина – это то, что считает большинство.
5. Экзистенциалистская концепция. Ярким представителем этой концепции является Хайдег-
гер. Истина есть свобода. Это процесс с одной стороны, в котором мир открывается нам с одной сто-
роны, а с другой человек сам волен выбирать каким способом и чем можно познать этот мир.

81
6. Неотомистическая концепция. Говорит о том, что истина – это божее откровение.

27. Проблема «физической реальности», пространства и времени в современной физике

Физика как наука изучает простейшие и вместе с тем наиболее общие свойства материального
мира. Вследствие этой общности физика и ее законы лежат в основе всего естествознания, она явля-
ется основой эволюции научных картин мира, способствует синтезу естественнонаучного и гумани-
тарного знания.
В философском понимании мира понятие материи является одним из основных, ибо все его
мировоззренческое содержание связано с раскрытием всеобщих свойств, законов, структурных от-
ношений, движения и развития материи во всех ее формах – как природных, так и социальных.
В физике понятие материи – также центральное, поскольку физика изучает основные свойства
вещества и поля, типы фундаментальных взаимодействий, законы движения различных систем (про-
стые механические системы, системы с обратной связью, самоорганизующиеся системы) и т.д. Эти
свойства и законы определенным образом проявляются в технических, биологических и социальных
системах, в силу чего физика широко используется для объяснения происходящих в них процессов.
Все это сближает философское понимание материи и физическое учение о её строении и свойствах.
Всеобщими атрибутами материи выступают: движение, пространство, время, структурность, систем-
ная организация и способность к саморазвитию, единство прерывности и непрерывности, а также ряд других
свойств, находящих выражение в действии универсальных диалектических законов изменения и развития.
Материя и ее атрибуты несотворимы и неуничтожимы, существуют вечно и бесконечно многообразны по
формам своих проявлений. Все явления в мире детерминированы естественными материальными связями и
взаимодействиями, причинными отношениями и объективными законами природы.
Физика также исходит из признания неразрывного единства материи, движения, пространства и вре-
мени. Все пространственно-временные свойства систем зависят от скорости их движения и структурных от-
ношений в более общих системах, их масс и гравитационных потенциалов.
Материя неисчерпаема по своей структуре, но на разных структурных уровнях проявляются раз-
личные формы движения и законы взаимодействия. Они отражаются в дифференцирующихся физических
теориях, каждая из которых несводима к другим теориям и имеет определенные границы применимости.
Вместе с тем между различными структурными уровнями существует тесная взаимосвязь и обусловлен-
ность, проявляющаяся во взаимной превращаемости различных форм материи и движения, наличии общих
атрибутов, законов сохранения и движения. Это единство физика пытается отразить через разработку еди-
ной теории различных элементарных частиц и полей.
Связь, взаимодействие и движение — важнейшие атрибуты материи, без которых невозможно ее
существование. Взаимодействие обусловливает объединение различных материальных элементов в
системы, системную организацию материи. Все свойства тел производны от их взаимодействий, яв-
ляются результатом их структурных связей между собой и отношений с внешней средой. Для всяко-
го объекта существовать – значит взаимодействовать, как-то проявлять себя по отношению к другим
телам. Наше познание материального мира осуществляется через раскрытие различных форм взаи-
модействия и движения тел.
Понятие физической реальности носит исторически-конкретный характер и изменялось во
времени. Современное естествознание в этом аспекте под физической реальностью имеет 4 типа
фундаментальных взаимодействий:
1) гравитационное – имеет универсальный характер и проявляется всегда как притяжение
между всеми известными видами материи; является самым слабым из всех взаимодействий. В клас-
сической физике оно описывается известным законом тяготения Ньютона. В общей теории относи-
тельности гравитационное поле, создаваемое массами, связывается с кривизной пространственно-
временного континуума. Гравитация вызывает «искривление» пространства и замедление хода вре-
мени, что сказывается на всех происходящих в системах процессах. Его переносчиком считается ча-
стица под названием гравитон, её существование пока не доказано;
2) электромагнитное – имеет также универсальный характер и существует между любыми тела-
ми. В отличие от гравитационного взаимодействия, которое всегда выступает в виде притяжения, элек-
тромагнитное взаимодействие может проявляться и как притяжение, и как отталкивание. Благодаря
электромагнитным связям возникают атомы, молекулы и макроскопические тела. Электромагнитное

82
взаимодействие в 100-1000 раз слабее сильного взаимодействия. Его переносчиками считаются фотоны
(их масса покоя равна нулю);
3) слабое взаимодействие – всевозможные микропроцессы с излучением нейтрино и антиней-
трино. Оно менее универсально, чем гравитационное и электромагнитное, и распространяется на очень
незначительных расстояниях. Слабые взаимодействия ответственны за многие микропроцессы, ха-
рактеризуют все виды бета-превращений, являются необходимой стороной термоядерных реакций в
звездах;
4) сильное взаимодействие – обеспечивает связь протонов и нейтронов в ядрах атомов, кварков
в нуклонах. Переносчиками сильного взаимодействия являются глюоны.
Эти четыре типа фундаментальных взаимодействий лежат в основе всех других известных
форм движения материи, в том числе возникающих, например, в космических системах и макротелах
при сверхвысоких давлениях и температурах. Любые сложные формы движения при их разложении
на структурные составляющие обнаруживаются как сложные модификации данных фундаменталь-
ных взаимодействий.
Исторически сложились два подхода к пространству и времени. Первый может быть назван
субстанциальной концепцией. Пространство и время здесь понимаются здесь как нечто самостоя-
тельно существующее наряду с материей, как её пустые вместилища. Все объекты мыслятся суще-
ствующими в пространстве и во времени, причём последние имеют самостоятельное, независимое от
первых существование. Пространство – это чистая протяжённость и время – это чистая длитель-
ность, в которые как бы «погружены», «помещены» материальные объекты. Этот взгляд одним из
первых высказал Демокрит: «…в действительности же существуют только атомы и пустота». Здесь
пустота (т.е. «чистое пространство») надёляется субстанциальностью и мыслится наряду с атомами
как единственно существующее в действительности. Своё всесторонне развитие и завершение суб-
станциальная концепция пространства и времени получила у Ньютона и в классической физике в це-
лом.
Второй подход можно назвать реляционной концепцией пространства и времени. намётки её
можно обнаружить ещё у Аристотеля, но впервые со всей четкостью она сформулирована Г. Лейбницем.
«Говорят, – писал он, полемизируя с последователем Ньютона С. Кларком, – что пространство не зависит от
положения тел. На это я отвечаю, что оно, конечно, не зависит от того или иного положения тел, тем не
менее оно является таким порядком, который делает возможным само расположение тел и в силу которого
они в своем существовании друг подле друга обладают отношением расположения, подобно тому как время
представляет собой тот же порядок в смысле последовательности их существования». И дальше: «Я вовсе
не говорю, что материя и пространство одно и то же, а лишь утверждаю, что без материи нет и пространства,
и что пространство само по себе не представляет собой абсолютной реальности».
С позиций реляционной концепции пространству и времени можно дать следующее определение:
«Пространство и время – общие формы координации материальных объектов и их состояний. Пространство
– это совокупность отношений, выражающих координацию сосуществующих объектов, их расположение
друг относительно друга и относительную величину (расстояния и ориентация); время – совокупность отно-
шений, выражающих координацию сменяющих друг друга состояний (явлений), — их последовательность
и длительность».
При этом субстанциальная и реляционная концепции не связаны однозначно с материализмом и
идеализмом. Здесь возможны любые сочетания.
Основные свойства пространства и времени
Пространство и время как формы координации материальных объектов обладают свойствами, изу-
чение которых сыграло решающуюся роль в развитии физики. Этими свойствами являются трехмерность
пространства и одномерность и необратигь времени, однородность и изотропность пространства и,
наконец, однородность времени.
Трехмерность пространства представляет собой эмпирически констатируемое фундаментальное
его свойство, которое выражается в том, что положение любого объекта может быть определено с помощью
трех независимых величин. Здесь существенно наличие именно независимых величин, а не конкретный их
характер, ибо последний зависит от выбираемого познающим субъектом способа описания положения
тел в пространстве (проще говоря, от используемой системы координат). Разумеется, если положение точ-
ки в пространстве задано одной системе координат, то по соответствующим формул можно всегда перей-
ти к любой другой системе. Применение той или иной системы координат есть лишь вопрос практическо-

83
го удобства; объективным фактом является необходимость использования трех независимых величин для
характеристики положения тела в пространстве.
Наряду с понятием трехмерного пространства в науке широко используется понятие многомерного
(n-мерного) пространства, или n-мерного многообразия. И хотя в мало-мальски серьёзной литературе по-
нимание действительного смысла этого понятия не вызывает сколько-нибудь значительных затруднений, не
менее в околонаучной литературе нет недостатка в сомнительных спекуляциях вокруг n-мерных про-
странств. За них, например, ухватилось одно из самых диких суеверий – спиритизм, провозгласивший, что ду-
хи существуют в четвертом измерении, оттуда проникают в наш мир.
Понятие n-мерного пространства является математической абстракцией, позволяющей применить
ранее разработанный геометрический аппарат к изучению новых сторон действительности. Это не пустая
фикция, а тоже отражение действительности, но отражение не ее пространственных свойств, а самых разно-
образных иных свойств, которые в определенном отношении оказываются как бы пространственно-
подобными.
В отличие от пространства время одномерно и необратимо. Одномерность его означает, что для фик-
сации положения объекта (события) во времени достаточно одной величины – промежутка времени, протек-
шего от некоторого начала отсчета t=0. Важнейшей чертой времени является его необратимость. Про-
странство «обратимо» в том смысле, что в любую его точку можно попасть и дважды, и трижды и т. д. Во
времени это невозможно – оно необратимо течет от прошлого через настоящее к будущему, в одну и ту же
временную точку нельзя попасть дважды, нельзя вернуться в прошлое и т. п.
Идея необратимости времени навязывается человеку непосредственным опытом его психической
жизни. В своем сознании каждый человек четко различает непосредственное переживание и воспоминание
о чем-либо. То, что воспроизводится с помощью памяти, образует прошлое, а непосредственно переживае-
мое – настоящее. Отсюда рождается мысль вообще вывести направленность (необратимость) времени из осо-
бенностей нашего сознания.
Материализм не может согласиться с такой трактовкой вопроса. Исходя из объективности времени,
и его необратимость надо выводить не из сознания, а из свойств объективных процессов. Весьма распро-
страненной является точка зрения, согласно которой необратимость времени выводится из причинности.
Причем обычно просто заявляют, что раз причина предшествует действию во времени, то этим и определяется
направление времени. Но это неверно. Во-первых, в чисто механических процессах существует «причинная
связь явлений, находящая свое выражение в действии законов природы», а именно в законах механики. Од-
нако законы механики безразличны к знаку времени, они одинаково справедливы и при положительном е, и
при замене +t на –t, т. е. при обращении направления времени. Во-вторых, попытка использовать для опре-
деления направления времени факт предшествования причины действию уже предполагает данным это
направление (ибо иначе теряет всякий смысл фраза: «Причина предшествует действию»). Следовательно,
эта попытка содержит логический круг. Необратимость (однонаправленность) времени представля-
ет собой фундаментальное свойство действительности, и попытка логической дедукции его из принци-
па причинности дает, на наш взгляд, чисто иллюзорное объяснение. Речь должна идти не о дедукции од-
ной философской категории из другой (необратимости из причинности а о том, находит ли необратимость
времени выражение в фундаментальных естественно-научных законах, и если находит, то; чем это рас-
крывается.
В противоположность субъективистским взглядам на время, выводящим присущую ему необрати-
мость из свойств нашего сознания, наука в полном соответствии с материализмом расккрывает объек-
тивный характер необратимости времени. В макророскопических процессах эта необратимость находит
свое отражение в законе возрастания энтропии. Этот закон, как мы знаеем, утверждает, что в любой за-
мкнутой системе энтропия никогда не убывает, она возрастает или в пределе остается постоянной.
Процессы, в которых энтропия увеличивается, называются необратимыми, в которых она остается по-
стоянной обратимыми. Первые не могут протекать в обратном направлении, вторые могут. Однако по-
следние «представляют собой, разумеется, идеальный предельный случай; реально происходящие в приро-
де процессы могут быть обратимыми лишь с больше или меньшей степенью точности». Необратимость и
обусловловливает (выражает) физическую неэквивалентность двух направлений времени: прошлое и бу-
дущее различаются как состояния соответственно меньшей и большей энтропией. Для микромира вопрос
о необратимости времени должен решаться на основе теории микропроцессов – квантовой механики.
На первый взгляд кажется, что здесь оба направления времени равноправны. Действительно, основное
уравнение квантовой механики уравнение Шрёдингера симметрично по отношению к изменению знака

84
времени (как и основное уравнение классической механики – второй закон Ньютона). Но, как указывают
Л.Д. Ландау и ЕМ. Лифшиц, несмотря на эту симметрию, квантовая механика содержит в себе физиче-
скую неэквивалентность двух направлений времени, связанную с основным для нее процессом взаимо-
действия квантового объекта с классическим объектом (т.е. системой, с достаточной точностью подчиня-
ющейся классической механике). «...Если с данным квантовым объектом последовательно происходят два
процесса взаимодействия (назовем их А и В), то утверждение, что вероятность того или иного результата
процесса В определяется результатом процесса А, может быть справедливо лишь в том случае, если процесс
А имел место раньше процесса В».
Отмеченное обстоятельство и делает взаимодействие квантового объекта с классическим необрати-
мым, приводящим к появлению различия между прошедшим и будущим. Л.Д. Ландау и Е.М. Лифшиц идут
дальше и выдвигают предположение, что, возможно, вообще закон возрастания энтропии является своеоб-
разным «макроскопическим» выражением физической неэквивалентности обоих направлений времени в
процессах взаимодействия квантовых объектов с классическими. Если это действительно так, «то должно
существовать содержащее квантовую постоянную h неравенство, обеспечивающее справедливость этого
закона (возрастания энтропии) и удовлетворяющееся в реальном мире».
Однородность пространства означает равноправие всех его точек, отсутствие каких-либо выде-
ленных точек; изотропность – равноправие всех возможных направлений; наконец, однородность вре-
мени проявляется в равноправии всех моментов времени.
Однородность пространства и времени и изотропность пространства выражают фундаментальные
свойства мира и связаны с важнейшими законами физики – законами сохранения. В начале XX в. в рабо-
тах ученых гёттингенской школы Давида Гильберта, Феликса Клейна и Эмми Нетер была сформулирована
так называемая теорема Нетер, гласящая, что если свойства системы не меняются от какого-либо преобра-
зования переменных, то этому соответствует некоторый закон сохранения. Поскольку независимость
свойств от преобразования переменных означает наличие в системе симметрии относительно данного пре-
образования, постольку теорема Нетер может быть сформулирована как утверждение о том, что наличие в
системе симметрии обусловливает существование сохраняющейся для нее физической величины, и
наоборот.
Однородность пространства и времени и изотропность пространства как раз и означают инвариант-
ность системы по отношению к определенным преобразованиям переменных: однородность времени – по
отношению к сдвигам времени, т. е. изменению начала отсчета; однородность пространства – по ношению к
сдвигам в пространстве, т. е. к переносу начала координат; изотропность пространства – по отношению к
повороту осей системы координат в пространстве. Отсюда вытекают наиболее фундаментальные законы
сохранения: симметрии относительно сдвига времени (т. е. однородности времени) соответствует закон со-
хранения энергии; симметрии относительно пространственного сдвига (т. е. однородности пространства)
закон сохранения импульса; симметрии относительно поворота координатных осей (т. е. изотропности
пространства) – закон сохранения момента импульса (углового момента). Теорема Нетер, таким образом,
показывает, что пространство и время действительно являются формами существования материи, их свой-
ства находят свое выражение в фундаментальных законах, опре деляющих течение материальных про-
цессов.
Однородность и изотропность пространства и однородное времени связаны не только с фундамен-
тальными законами сохранения, они лежат и в основе галилеевского принципа относи тельности, и в осно-
ве специальной теории относительности.
Классическая механика - специальная теория относительности - общая теория относительности
Классическая механика исходила из абсолютности времени (временного промежутка) и про-
странства (длины), их независимости друг от друга. К этому, естественно, добавлялась независи-
мость пространственно-временных характеристик от каких бы то ни было свойств материальных
объектов. Пространство и время везде и всюду одинаковы, свойства пространства описываются
эвклидовой геометрией (единственный в то время известной), которая тоже носит, таким образом,
абсолютный характер.
Специальная теория относительности утверждает, что пространственно-временные свойства
тел зависят от скорости их движения: пространственные размеры сокращаются в направлении дви-
жения при приближении скорости тела к скорости света в вакууме (300 000 км/с), а время как бы за-
медляет свой ход в быстродвижущихся системах; кроме того, абсолютной одновременности событий,
происходящих в разных системах, т.е. в разных условиях движения, не может быть, ибо не существует

85
единого всегда и везде равномерного потока времени, и эта одновременность носит относительный
характер.
Специальная теория относительности имеет дело с инерциальными системами координат, и
принцип относительности рассматривается применительно к прямолинейному и равномерному дви-
жению. В условиях непрямолинейного или ускоренного движения принцип относительности в его
прежней формулировке оказывается несправедливым, ибо в движущейся ускоренной системе коор-
динат механические, оптические и электромагнитные явления протекают не так, как в инерциальных
системах отсчета. Правильное описание этих физических явлений, учитывающее влияние на них
ускорения, оказалось возможным на основе использования криволинейных координат в четырехмер-
ном пространстве. В специальной теории относительности четырехмерный пространственно-
временной континуум является евклидовым (плоским). Если четырехмерное пространство неевкли-
дово, т.е. обладает переменной кривизной, то определение тела в пространстве возможно лишь с по-
мощью криволинейной системы координат.
Таким образом, под действием сил тяготения тела изменяют свои размеры и время течет в за-
висимости от этих сил, т.е. поле тяготения меняет свойства пространства и времени. В соответствии с
общей теорией относительности геометрия Евклида применима лишь к пустым пространствам, где
нет тяжелых тел. Вблизи тяжелых тел пространство изогнуто.
В общей теории относительности раскрыты новые стороны зависимости пространственно-
временных отношений от материальных процессов. Эта теория подвела физические основания под
неевклидовы геометрии и связала кривизну пространства и отступление его метрики от евклидовой с
действием гравитационных полей, создаваемых массами тел.
В общей теории относительности на основе принципа эквивалентности инерциальной и гра-
витационной масс (количественное равенство которых установлено в классической физике) обобщен
принцип относительности. Если классический принцип относительности утверждает инвариантность
(неизменность) законов механики во всех инерциальных системах отчета, а в специальной теории от-
носительности данный принцип был распространен также на законы электродинамики, то общая
теория относительности утверждает инвариантность законов природы в любых системах отсчета, как
инерциальных, так и неинерциальных – движущихся с замедлением или ускорением.
Согласно принципу относительности, все процессы в инерциальных системах отсчета проте-
кают одинаково. В неинерциальной системе релятивистские эффекты можно заметить и измерить.
Так, если воображаемый космический корабль типа фотонной ракеты отправится к далеким звездам,
то после возвращения его на Землю времени в системе корабля пройдет существенно меньше, чем на
Земле. Это различие будет тем больше, чем дольше совершается полет и чем ближе к скорости света
скорость корабля» (скорость света – это верхний предел скорости перемещения любых тел в природе,
скорости распространения любых волн, любых ; сигналов). Различие во времени может измеряться да-
же сотнями и тысячами лет, в результате чего экипаж сразу перенесется в близкое или отдаленное
будущее, минуя промежуточное время, поскольку ракета вместе с экипажем «выпала» из хода разви-
тия на Земле.
Таким образом, согласно общей теории относительности, отклонение реальных свойств про-
странства от евклидовых («кривизна» пространства), а также изменение ритма течения времени обу-
словливаются материальными массами, полями тяготения. При наличии сильных полей тяготения
искривление пространства увеличивается, а ход времени замедляется.
Теория относительности показала единство пространства и времени, выражающееся в сов-
местном изменении их характеристик в зависимости от концентрации масс и их движения. Время и
пространство перестали рассматриваться независимо друг от друга, и возникло представление о про-
странственно-временном четырехмерном континууме.
Специальная и общая теории относительности первыми ознаменовали переход от классиче-
ской физики к неклассической, от веками установившихся представлений о веществе, движении,
пространстве и времени к принципиально новым теоретическо-методологическим положениям и но-
вой структуре всей физики.
Итак, пространство и время дают описание структуры бытия как взаимодействия объектов и
процессов, их сменяемости, наличие этапов и состояний. Современные физики выдвигают идеи о
едином пространстве-времени с особой системностью и способом измерения.
Основные принципы современной физики (физическая реальность)

86
В современной физике различные формы движения материи описываются фундаментальными
теориями. Каждая из них выражает вполне определенные явления – механическое или тепловое дви-
жение, электромагнитные процессы и т.д.
Но в структуре фундаментальных физических теорий существуют более общие законы, кото-
рые охватывают все процессы, все формы движения материи. Это в первую очередь законы симмет-
рии, или инвариантности, и связанные с ними законы сохранения физических величин.
Симметрия в физике – это свойство физических законов, детально описывающих поведение
систем, оставаться неизменными (инвариантными) при определенных преобразованиях, которым мо-
гут быть подвергнуты входящие в них величины.
Закон сохранения физических величин – это утверждения, согласно которым численные значе-
ния некоторых физических величин не изменяются со временем в любых процессах или в определен-
ных классах процессов.
Огромное значение принципов симметрии и законов сохранения в современной физике обу-
словлено тем, что на эти принципы можно опираться при построении новых фундаментальных теорий.
Философское значение принципов симметрии и законов сохранения состоит в том, что они
представляют наиболее общую форму выражения детерминизма. Эти принципы демонстрируют
единство материального мира, существование глубокой связи между разнообразными формами дви-
жения материи, а также связь между свойствами пространства-времени и сохранением физических
величин.
Законы симметрии имеют однозначный (в этом смысле динамический) характер, не допуска-
ющий какого-либо статистического разброса для значений сохраняющихся физических величин. По-
этому они должны рассматриваться как динамические элементы в общем-то статистической картины
мира. В силу своего однозначного характера законы сохранения и симметрии, как бы успешно ни
продвигалось их развитие и обобщение в дальнейшем, не смогут заменить теорию, детально объяс-
няющую статистические процессы в микромире, что требует их дополнения другими законами.
Каждая фундаментальная физическая теория имеет определенные границы применимости, ко-
торые устанавливаются весьма строго и точно, если открыта более глубокая теория, описывающая те
же процессы. Например, классическая механика Ньютона правильно описывает движение макроско-
пических тел только в тех случаях, когда скорость их движения намного меньше скорости света. Это
выяснилось после создания специальной теории относительности и построения релятивистской меха-
ники, справедливой для описания движения тел с любыми скоростями, сколь угодно близкими к ско-
рости света.
Принцип соответствия. Очень существенно, что создание новой теории, например реляти-
вистской механики, вовсе не означает, что старая, нерелятивистская классическая механика утрачи-
вает свою ценность. Новая теория, претендующая на более глубокое познание сущности мироздания,
более полное описание и более широкое применение ее результатов, чем предыдущая, должна вклю-
чать предыдущую как предельный случай. Так, классическая механика является предельным случаем
квантовой механики и механики теории относительности. Здесь как раз проявляется действие прин-
ципа соответствия, утверждающего преемственность физических теорий. Этот принцип впервые
сформулировал Н. Бор в 1923 г. В общей форме этот принцип формулируется так: теории, справед-
ливость которых была экспериментально установлена для определенной группы явлений, с построе-
нием новой теории не отбрасываются, но сохраняют свое значение для прежней области явлений как
предельное выражение законов новых теорий. Выводы новых теорий в области, где справедлива ста-
рая теория, переходят в выводы этих старых теорий.
Принцип соответствия представляет собой конкретное выражение в физике диалектики соот-
ношения абсолютной и относительной истин. Каждая физическая теория – ступень познания – явля-
ется относительной истиной. Смена физических теорий – это процесс приближения к абсолютной
истине, процесс, который никогда не будет полностью завершен из-за бесконечной сложности и раз-
нообразия окружающего мира. Одновременно принцип соответствия выражает объективную цен-
ность физических теорий. Новые теории не отрицают старых именно потому, что старые теории с
определенной степенью приближения отражают объективные закономерности природы.
Принцип дополнительности, сформулированный Н. Бором в 1927 г., – еще один физический
принцип – возник из попыток осознать причину появления противоречивых наглядных образов, ко-
торые приходится связывать с объектами микромира. Например, квантовый объект – это не волна и

87
не частица. Поэтому экспериментальное изучение микрообъектов предполагает использование двух
типов приборов: один позволяет изучать волновые свойства, а другой – корпускулярные. Эти свой-
ства несовместимы в плане их одновременного проявления. Однако они в равной мере характеризу-
ют квантовый объект, а поэтому не противоречат, но дополняют друг друга.
Принцип дополнительности состоит в том, что при экспериментальном исследовании микро-
объектов могут быть получены точные данные либо об их энергиях и импульсах (энергетически им-
пульсная картина), либо о поведении в пространстве и времени (пространственно-временная карти-
на). Эти взаимоисключающие картины не могут применяться одновременно, поскольку свойства
квантовых объектов запрещают их одновременное использование. Однако данные свойства в равной
мере характеризуют микрообъект; это предполагает их использование в том смысле, что вместо еди-
ной картины необходимо применять две – энергетически импульсную и пространственно-
временную.
Можно сказать, что принцип дополнительности является результатом философского осмыс-
ления новой необычной физической теории – квантовой механики. Он выражает на микроскопиче-
ском уровне один из основных законов диалектики – закон единства противоположностей.
Соотношение неопределенностей В. Гейзенберга является частным выражением принципа
дополнительности. В классической механике частица, движущаяся по определенной траектории,
имеет точные значения координат, импульса, энергии. Микрочастица, обладая волновыми свойства-
ми, не имеет траектории, следовательно, не имеет одновременно точных значений координаты и им-
пульса. Это значит, что координаты, импульс, энергия микрочастицы могут быть заданы лишь при-
близительно. Количественно это выражается соотношением неопределенностей: невозможно одно-
временно точно определить координату и соответствующую ей постоянную импульса. Это нельзя
сделать точно так же, как нельзя достичь абсолютного нуля температур, как нельзя превысить ско-
рость света и т.п. Принципы запрета, согласно новой точке зрения (фундаментальные законы приро-
ды – это законы дозволения), играют в науке весьма важную роль. Они определяют, что не может
происходить в природе. Так, если в классической механике допускается измерение координаты и
импульса с любой степенью точности, то соотношение неопределенностей является квантовым огра-
ничением применимости классической механики к микрообъектам.
Итак, физика тесно связана с философией, из недр которой она вышла. Такие крупные откры-
тия в области физики, как закон сохранения и превращения энергии, второе начало термодинамики,
соотношение неопределенностей, принцип дополнительности и др., до сих пор являются ареной
борьбы между сторонниками разных философских течений.

28. Человек и биосфера. Проблема коэволюции человека и природы

Тезис № 1.
Взаимодействие общества и природы до возникновения и развития современной цивилизации,
условно говоря, прошло три этапа:
1) локальное воздействие человека на окружающую среду в виде использования ещё доста-
точно примитивных средств труда;
2) региональное воздействие (региональное изменение окружающей среды человеком и чело-
веческим обществом) связано в основном с периодом, эпохой промышленной эволюции;
3) третий этап в коэволюции человека и природы, связанный с 20-м столетием, глобальное
воздействие человека и человеческого общества на природу, о чём свидетельствует вывод экологов,
о том, что в отдельных редконаселённых и достаточно изолированных уголках Земли мы может
встретить естественные геобиоценозы без антропогенной нагрузки (воздействия):
– низший уровень – организменная форма: отдельный организм;
– второй уровень – популяционно-видовая форма: местные виды и популяции;
– третья форма – биогеоценоз – совокупность популяций и видов растений и животных, мик-
роорганизмов и почв;
четвёртая форма – биосфера в целом.
Согласно В.И. Вернадскому, основной идеей является тезис «о всюдности жизни», т.е., раз
возникнув, живое (жизнь) на Земле преобразует своим биотическим круговоротом как саму геологи-
ческую поверхность Земли (живое) вплоть до древнейших кембрийских слоёв, так и атмосферу, и

88
ионосферу земли. В этом аспекте чрезвычайно важно иметь представление о закономерностях био-
тического круговорота биосферы Земли. В этом смысле существует биотический круговорот кисло-
рода, воды, и в особенности важен биотический круговорот пищевых связей в атмосфере.

Биотический круговорот состоит из следующих уровней

Консументы III порядка Микроорганизмы, бактерии, простейшие грибы, которые


(включая человека), возврат к разлагают продуценты и консументы I, II и III порядка на
продуцентам сложноорганизованные составляющие и вовлекают в
биокруговорот→растительность→продуценты (био-
филл – живая растительная масса, её накопление), чело-
век (использование продуцентов и консументов I, II и III
порядка (III – каннибализм))
Консументы II порядка Популяции и виды, которые используют как растения, так
(включая человека) ↑ и растительноядных животных – хищники, в том числе и
человек
Консументы I порядка Популяции и виды живого, которые могут существовать,
(включая человека) ↑ используя только растения – растительноядные популя-
ции и виды, в том числе и человек
Продуценты ↑ Растения (продуценты)→биологическая масса в виде
хлорофилла

Таким образом, коэволюция человека, общества и природы должна строиться на принципи-


альной максиме, управляя природой, «подчиняйся ей», т.е. в принципе мы должны вписывать про-
дукты человеческой деятельности и в целом всю человеческую цивилизацию в закономерности био-
тического круговорота биосферы Земли в целом.

29. Объяснение и его типы в философии и науке

Наряду с пониманием существует и такая важнейшая познавательная процедура, как объяснение.


Ее главная цель – выявление сущности изучаемого предмета, подведение его под закон с выявлением
причин и условий, источников его развития и механизмов их действия. Объяснение обычно тесно связа-
но с описанием и составляет основу для научного предвидения. Поэтому в самом общем виде объясне-
нием можно назвать подведение конкретного факта или явления под некоторое обобщение (закон и при-
чину прежде всего). Раскрывая сущность объекта, объяснение также способствует уточнению и развитию
знаний, которые используются в качестве основания объяснения. Таким образом, решение объясни-
тельных задач – важнейший стимул развития научного знания и его концептуального аппарата.
В современной методологической литературе в структуре объяснения выделяют следующие
элементы:
1) исходное знание об объясняемом явлении (так называемый экспланандум);
2) знания, используемые в качестве условия и средства объяснения, позволяющие рассмотреть
объясняемое явление в контексте определенной системы или структуры (так называемые основания объ-
яснения, или эксплананс). В качестве оснований объяснения могут использоваться знания различного
рода и уровня развития;
3) познавательные действия, позволяющие применить знания, выступающие в качестве основа-
ний объяснения, к объясняемому явлению.
Наиболее развитой и широко известной формой научного объяснения являются объяснения,
предпринимаемые на основе теоретических законов (как динамических, так и вероятностно-
статистических) и предполагающие осмысление объясняющего явления в системе теоретического зна-
ния.
Это дедуктивно-номологическая модель научного объяснения. Эта модель (схема) подводит объяс-
няемое явление под определенный закон – в этом состоит его особенность. В данной модели объясне-
ние сводится к дедукции явлений из законов. В качестве законов в этой модели рассматриваются не толь-
ко причинные, но и функциональные, структурные и другие виды регулярных и необходимых отношений.
89
Следует обратить внимание на то, что дедуктивно-номологическая модель объяснения описывает лишь
конечный результат, а не реальный процесс объяснения в науке, который отнюдь не сводится к дедукции
факта из закона или эмпирического закона из теории, а всегда связан с весьма трудоемким исследованием
и творческим поиском.
В области гуманитарных (социальных) наук используется так называемое рациональное объясне-
ние. Его суть заключается в том, что при объяснении поступка некоторой исторической личности иссле-
дователь старается вскрыть те мотивы, которыми руководствовался действующий субъект, и показать,
что в свете этих мотивов поступок был рациональным (разумным).
Гораздо большую сферу охватывает телеологическое (интенциальное) объяснение. Оно указывает
не на рациональность действия, а просто на его интенцию (стремление), на цель, которую преследует ин-
дивид, осуществляющий действие, на намерения участников исторических событий.
Следует иметь в виду, что, во-первых, дедуктивно-номологическая модель (схема) иногда провоз-
глашается единственно научной формой объяснения, что неверно (особенно применительно к гумани-
тарным наукам). Во-вторых, при объяснении поведения отдельных личностей данная модель неприме-
нима, здесь «работают» рациональная и интенциональная схемы.
Обе эти схемы являются в социальном познании приоритетными по отношению к дедуктивно-
номологическому объяснению, которое, конечно же, применяется и в гуманитарных науках, но занимает
здесь более скромное место, чем в естествознании.
Что касается научного познания в целом, то в нем необходимо сочетать (а не противопоставлять
друг другу) различные виды объяснения для более глубокого постижения природы и социальной жизни.
Понимание и объяснение тесно связаны. Однако надо иметь в виду, что понимание не сводит-
ся к объяснению, так как – особенно в социальном познании – невозможно отвлечься от конкретных
личностей, их деятельности, от их мыслей и чувств, целей и желаний и т. п. Кроме того, понимание
нельзя противопоставлять объяснению, а тем более отрывать друг от друга эти две исследовательские
процедуры, которые дополняют друг друга и действуют в любой области человеческого познания. Одна-
ко в социальном познании предпочтение отдается понимающим методикам, обусловленным прежде все-
го спецификой его предмета, в естествознании – объясняющим.
Осуществление функций объяснения в науке органически связано с предсказанием и предвидени-
ем. По существу, рассматривая научно-познавательную деятельность в целом, можно говорить о единой
объяснительно-предсказательной функции научного познания по отношению к его объекту.

30. Проблема понимания в философии и науке

Обыденность понимания, иллюзия легкой, почти автоматической его достижимости долгое время
затемняло его сложность и комплексный характер. Часто обходятся без определения этого понятия или
ограничиваются указанием на то, что оно является основным для герменевтики. Последняя чаще всего
представляется как теория и практика истолкования (интерпретации) текстов – от текста какого-либо
литературного и другого источника до всемирной истории как текста.
Прежде всего следует иметь в виду, что процедуру понимания не следует квалифицировать как
чисто иррациональный акт, «эмфатическое постижение – вживание». Иррациональный момент здесь
хотя и присутствует, но ни в коем случае не является основным, а тем более исчерпывающим всю
суть дела. Но нельзя и принижать значение этого момента, а тем более полностью отвергать его «присут-
ствие» в герменевтических рассуждениях. Последние тесно связаны с «внерациональным», немыслимы
без него и это важная особенность указанных рассуждений. Понимание нельзя смешивать с тем, что
называют «озарением», «инсайтом», интуицией, хотя все это есть в процессе понимания.
Процесс понимания органически связан с процессом познания человеком окружающего мира, од-
нако не сводится целиком и полностью только к познавательной деятельности. Проблематика понима-
ния не может вытеснить вопросы теории познания, а должна анализироваться на основе диалектики
единства познания и предметно-практической деятельности в широком социокультурном контексте.
Наряду с описанием, объяснением, истолкованием (интерпретацией) понимание относится к ос-
новным процедурам функционирования научного знания. Многочисленные подходы к исследованию по-
нимания показывают, что процесс этот обладает своей спецификой, отличающей его от других интел-
лектуальных процессов и гносеологических операций.

90
Поэтому понимание не следует отождествлять с познанием («понять – значит выразить в логике
понятий») или смешивать с процедурой объяснения, хотя они и связаны между собой. Однако чаще всего
процесс понимания связывается с осмыслением, т.е. выявлением того, что имеет для человека какой-
либо смысл.
Причем понимание может выступать в двух ракурсах: как приобщение к смыслам человеческой
деятельности и как смыслообразование. Понимание как раз и связано с погружением в «мир смыслов»
другого человека, постижением и истолкованием его мыслей и переживаний. Понимание – это поиск
смысла: понять можно только то, что имеет смысл. Этот процесс происходит в условиях общения,
коммуникации и диалога. Понимание неотделимо от самопонимания и происходит в стихии языка.
Тем самым смысл – это то, к чему мы апеллируем, когда предполагаем адекватность понимания
(у собеседника или читателя) сообщаемой ему информации. Смыслом может обладать не только слово,
предложение, текст и т. п., но и то, что происходит вокруг нас.
Говоря о понимании, следует обратить внимание еще на два важных момента.
l. Ero краеугольным камнем является принцип герменевтического круга, выражающий цикли-
ческий характер понимания. Этот принцип связывает объяснение и понимание: для того, чтобы нечто
понять, его нужно объяснить, и наоборот. Эта взаимосвязь выражается как круг целого и части: для по-
нимания целого необходимо понять его отдельные части, а для понимания отдельных частей уже необ-
ходимо иметь представление о смысле целого. Например, слово – часть предложения, предложение –
часть текста, текст – элемент культуры и т.п.
Началом процесса понимания является предпонимание, которое часто связывают с интуитивным
пониманием целого, с дорефлексивным содержанием сознания. Предпонимание обычно задано тради-
цией, духовным опытом соответствующей эпохи, личностными особенностями индивида.
Строго говоря, герменевтический круг – это не «беличье колесо», не порочный круг, ибо воз-
врат мышления происходит в нем от частей не к прежнему целому, а к целому, обогащенному знанием
его частей, т. е. к иному целому. Поэтому следует говорить о герменевтической спирали понимания, о
его диалектическом характере как движении от менее полного и глубокого понимания к более полному
и глубокому, в процессе которого раскрываются более широкие горизонты понимания.
2. Нужно ли соотносить понимание с современной эпохой? По этому вопросу существуют две
основные позиции: А). Не нужно. Согласно этой точке зрения, адекватное понимание текста сводится
к раскрытию того смысла, который вложил в него автор, т. е. необходимо выявить авторский смысл в
наиболее чистом виде, не допуская каких-либо искажений, добавлений и изменений. Однако это фактиче-
ски не происходит, ибо каждая эпоха подходит к текстам (например, к произведениям искусства) со свои-
ми критериями.
Б). Процесс понимания неизбежно связан с приданием дополнительного смысла тому, что пы-
таются понять. Следовательно, понимать текст, как его понимал автор, недостаточно. Это значит, что
понимание является творческим и не сводится к простому воспроизведению авторского смысла, а обяза-
тельно включает критическую его оценку, сохраняет позитивное, обогащает его смыслом современных
реалий и органически связано со смыслом авторской позиции.
Таким образом, понимание есть постижение смысла того или иного явления, его места в мире,
его функции в системе целого. Оно помогает раскрыть бесконечные смысловые глубины бытия.
Процесс понимания включает следующие необходимые компоненты: предмет, выраженный в тек-
сте любой природы; наличие в нем смысла («сути дела»); предпонимание – исходное, предваритель-
ное представление об этом смысле; интерпретация – толкование текстов, направленное на понимание
их смыслового содержания; наличие самопонимания у интерпрератора; общение, коммуникация в «сти-
хии языка»; умение всемерно поддерживать диалог; стремление сказать свое слово и дать слово инако-
мыслящему, уметь усваивать произносимое им; уяснение того, что один и тот же текст имеет несколько
смыслов (кроме авторского); соотнесение предметного содержания текста («сути дела») с культурным
мыслительным опытом современности.

31. Наука и религия

Из одного учебника.

91
Одной из древних форм познания является религиозное познание. Его специфика состоит не только
в способности к трансцендированию, к выходу за пределы чувственно осязаемой реальности и признании
иного («сверхъестественного», «небесного») мира – проще говоря, Бога или богов.
Уникальная способность религии заключается в постулировании обратной связи между этими ми-
рами, т.е. возможности мира Сверхъестественного оказывать решающее воздействие на судьбы мира
земного и его обитателей. А эта связь реализуется при помощи культа, без которого религия немысли-
ма.
Особенности религиозного познания определяются тем, что оно обусловлено непосредственной
эмоциональной формой отношения людей к господствующим над ними земным силам (природным и со-
циальным). Будучи фантастическим отражением последних, религиозные представления содержат в себе
определенные знания о действительности, хотя нередко и превратные. Достаточно мудрой и глубокой
сокровищницей религиозных и других знаний, накопленных людьми веками и тысячелетиями, являются,
например, Библия и Коран.
Однако религия (как и мифология) не производила знание в систематической и тем более теорети-
ческой форме. Она никогда не выполняла и не выполняет функции производства объективного знания,
носящего всеобщий, целостный, самоценностный и доказательный характер. Если для религиозного по-
знания характерно соединение эмоционального отношения к миру с верой в сверхъестественное, то сущ-
ность научного познания – рациональность, которая в качестве подчиненных моментов содержит и
эмоции, и веру.
Важнейшим понятием религии и религиозного познания является «вера». В этой связи отметим,
что в понятии «вера» следует выделять два аспекта: а) религиозная вера; б) вера как уверенность (дове-
рие, убеждение), т.е. то, что еще не проверено, не доказано в данный момент, в различных формах науч-
ного познания и прежде всего в гипотезах. Как подчеркивал А. Эйнштейн, «без веры в то, что возможно
охватить реальность нашими теоретическими построениями, без веры во внутреннюю гармонию нашего
мира не может быть никакой науки. Эта вера есть и всегда останется основным мотивом всякого научно-
го творчества».
Вместе с тем некоторые другие ученые считают, что науке нужна и религиозная вера, и предла-
гают «построить мост» не только между философией и наукой, но и между наукой и религией.
Из другого учебника.
Одной из основных предпосылок философско-методологического анализа социально-
гуманитарного знания является рассмотрение научного познания в контексте культуры, его связь с исто-
рическими особенностями и ценностными установками общества. Осмысление взаимоотношения внутри-
научных и социальных ценностей обращает внимание на проблематику критерия научного идеала, его со-
отношение с верой, интуицией, сомнением. Тема веры, достоверности, сомнения оказывается одной из
фундаментальных в самых разных областях и на разных этапах научного познания.
В свое время И. Кант произвел разделение веры и разума на две различные сферы. Согласно ему,
любые теоретические аргументы, выдвигаемые за или против существования Бога, являются одинаково
весомыми по своей ценности, потому что выход за пределы чувственного опыта превосходит границы
познавательных возможностей нашего разума. А так как освободиться от вопросов, связанных с религи-
озной тематикой (и вообще со всем сверхчувственным), мы, люди, не можем, то ответы на них следует
основывать на вере, что в условиях бессилия разума не будет таким уж иррациональным ходом.
Когда мы говорим о вере как о компоненте, включаемом в научно-исследовательскую деятель-
ность ученого, речь идет не только о сугубо религиозной вере. Верование, представление о чем-то ста-
новится базисной предпосылкой и условием наших действий, причем не в осознанной форме, а на некото-
ром «подсознательном уровне». Например, Кант описывал телеологическое суждение (от греч. telos,
род. падеж teleos – цель) как способ мыслить, который имманентно присущ человеку и заключается в
том, что всему, что нас окружает, мы приписываем действия в рамках цели и смысла.
Соотношение различных духовно-ценностных установок, веры и научного знания по-разному
влияло на развитие науки. Например, в средневековье существовал такой феномен, как алхимия. Она опи-
ралась на ряд верований – начиная от древнейших языческих культов и заканчивая христианской ве-
рой, символы которой алхимики метафорически использовали для обозначения процессов и субстанций
своего алхимического действия. Собственно, по ортодоксальным определениям, алхимия была чистей-
шей ересью и просуществовала столь продолжительное время лишь благодаря верованиям большинства
служителей церкви и представителей знати в то, что в итоге все же будет получено знание о превраще-

92
нии неблагородных металлов в золото и даже открыт секрет эликсира долголетия. Когда же эти надежды
продемонстрировали свою полную несостоятельность, алхимия как таковая исчезла, оставив место
всем нам теперь известной химии, которая смогла вычленить из алхимии ее научно-экспериментальный
компонент и эффективно его использовать.
Симбиоз веры и научного подхода может определять и методологию социально-гуманитарного
познания. Например, известный немецкий социолог М. Вебер увлекался мистикой, и основной его науч-
ный интерес был посвящен исследованию того, как этико-религиозные ценности, аффективные установки
и глубоко укорененные привычки определяют экономическое поведение субъектов. Мистикой интересо-
вался и не менее известный логик и философ Л. Витгенштейн, чьи идеи о вере, достоверности, уверенно-
сти также близки концепциям, в которых познание сводится не только к естественнонаучному, но и к
опытному, жизненному знанию, а также гуманитарному и к теологии. Витгенштейн рассматривает и
жизнь вообще, и возможность познания в контексте веры, доверия, принятия знания как достоверного.
Религиозные установки, задавая определенные мировоззренческие ориентиры, могут не только
регулировать социально-экономическое поведение субъектов, но и служить опорой для многих формо-
образующих основ цивилизации, в том числе для научного знания. Христианство, скажем, предлагает
противопоставление человека и природы в том плане, что природа не имеет самостоятельной ценности и
может служить материалом для эксплуатации по воле и желанию человека. Такое видение природы в ка-
честве опытно-экспериментальной площадки и эксплуатационной базы образовало мировоззренческую
предпосылку для науки Нового времени (и современный экологический кризис).
Вместе с тем в оценке достижений современной цивилизации ученые-гуманитарии могут апел-
лировать к религиозным нормам, в частности, касающимся естественных неотъемлемых прав человека. К
примеру, известный немецкий философ Ю. Хабермас, размышляя над этической стороной идеи клониро-
вания, обращается к ценностным установкам христианства, согласно которым каждый человек является
уникальным и обладает возможностью планировать свой жизненный путь, руководствуясь данной ему
свободой воли. Идея же клонирования предполагает возможность генетического контроля, право на
осуществление которого может принадлежать любой структуре – от семейной до государственной, что
приводит человека к ситуации отсутствия собственного экзистенциального выбора. Бог, таким обра-
зом, выступает здесь как гарант естественного права на свободу воли, рационально недоказуемой, но
ключевой предпосылкой европейской культуры.
Вера некоторым образом присутствует и в структуре научного знания, например, в виде рабочей
гипотезы. Исследователи в основном стремятся предельно ограничить в науке область веры, что является
одним из важных требований научности, но в то же время некоторые ученые обращают внимание на воз-
можность плодотворного симбиоза веры и знания, например, когда вера представляет некоторое знание
в метафорическом виде. Интересную иллюстрацию этому варианту дает российский биолог К. А.
Ефетов, определяя положение Ветхого Завета о создании женщины из ребра мужчины как метафориче-
ское знание о том, что женщина была «создана из мужчины» в результате образования женских половых
гормонов из мужских путем отрыва метильной группы в десятом положении.
По этой же причине многие исследователи обращают внимание на то, что в некоторых формах
верований, особенно в мифах, дается определенным образом закодированное знание, являющее собой объ-
ективированную структуру представлений. Существует огромное количество самых разнообразных
областей знания – от психоанализа и теории массовых коммуникаций до философии науки, где мифо-
логема предстает методологическим инструментом исследования и конструирования.
Мифы как психические информационные коды, сформированные из архаических коллективных
представлений, были впервые рассмотрены учеником Фрейда К. Юнгом. Юнга интересовали мифы не в
качестве описаний объективной реальности (природы), а в качестве ключа к механизмам человеческой
психики. Архетипы, как назвал предмет своих мифологических исследований Юнг, представляют собой
устойчивые психические структуры (ради справедливости нужно отметить, что подобные структуры
исследовались и описывались не только Юнгом, русский философ П. А. Флоренский, например, прибли-
зительно то же самое описывает как «вечную память»). В качестве таких «вечных» архетипических об-
разов выступают архетипы Мудреца (Учителя, Отца), Гермафродита (высший синтез мужского и жен-
ского начал), Младенца-избавителя (Героя), символы Круга (Центра, Цели), Камня (образ Самости, мо-
тив вечной неизменности) й т. д.
Благодатную исследовательскую почву миф предоставил для такого научного направления, как
структурная антропология. Представляя собой систему оппозиций с введением третьего члена, или триа-

93
ду, как указывает французский антрополог К. Леви-Строс, структура мифа дает возможность понима-
ния ряда глубоко спрятанных в сознании установок, циркулирующих от первобытных народов до совре-
менного общества массового потребления. Социолог П. Бурдье остроумно замечает по этому поводу сле-
дующее:
«Этнологи могли бы намного лучше говорить о верованиях и обычаях других, если бы начали со
знакомства и овладения собственными ритуалами и верованиями, будь то те, что зарылись в складки их
корпуса или речевые обороты, или те, что наполняют саму их научную практику: упреждающие замеча-
ния, подготовительные предисловия или ссылки-заклинания, не говоря уже о культе отцов-основателей
и других предков и родоначальников...»1 Современная версия холизма (от греч. holos — весь, целый)
предполагает подход к целостному восприятию действительности. Уже со времен Аристотеля было из-
вестно, что целое всегда содержит некоторый «излишек» по отношению к частям, на которые его можно
разложить, и исследование такого «излишка» научно-рациональным методом обречено на неудачу. По-
этому в холистической концепции истины вера как область вненаучного знания вполне обоснованно
может найти свое место.
Рассмотрение веры и истины в едином комплексе знания закладывает основу экзистенциально-
антропологической традиции, глубоко укорененной в европейской философии. Такой подход служит
важнейшим основанием для понимания философских, методологических и аксиологических проблем со-
циально-гуманитарного знания.
Из лекций Мозелова:
Наука ориентирована в отличие от религии на разум и на поиск объективной истины, религия
же базируется на религиозной вере в догматы, который признаны в той или иной религии за канони-
ческие.
Второй этап пранауки связан с формированием локальных и региональных культур с интен-
сивным строительством городов, первоначальным формированием государственности и развитых
цивилизаций, в основном в Европе и малой Азии. Здесь имеются в виду известные цивилизации:
шумеры, Египет, Вавилон, Персия, Древнеиндийская цивилизация, причерноморская цивилизация,
цивилизация Аратры или Арийская цивилизация.
На втором этапе пранауки формируется жреческая наука. На этом этапе кроме школы жрецов
существует и школа писцов, также существуют небольшие школы алхимиков (структура теории ма-
гии, алхимии и т.д. не отличаются от структуры научной теории, анархическая теория познания, Пол
Феерабен), красителей, мореходов, архитекторов-прорабов, военных инженеров, агроспециалистов и
т.д. Выработка таких кодовых языков постепенно приводила к формированию специфической науч-
ной терминологии. В этом аспекте к концу периода пранауки достигаются следующие результаты в
ней:
1.1. Выработана письменность черт и резов или руническая письменность, получившая назва-
ние в современной науке слоговая письменность.
1.2. Разработан элементарный счёт.
1.3. Приобретены элементарные знания в виде связок диагноз в областях химии, медицины,
агротехники, геометрии, военного строительства, астрофизики и т.д.
2. Складывается особая терминология и символика в разных областях познания.
3. Наряду с приобретением навыков и умений (учитель – ученик, мастер – подмастерье) появ-
ляются письменные тексты науки (элементов научного знания).
4. Положено начало выработки методов исследования наряду с методами непосредственного
(практического) применения знаний.
5. Истинность знаний принимается не на веру как религиозные сведения и догматы, а прове-
ряется на практике.
6. Позитивные научные знания постепенно начинают отделяться от мистики и религиозных
догматов.
Следующий период, который выделяется учёными, называют периодом протонауки. Этот пе-
риод хронологически определяется с 4 столетия до н.э. и по 13–14 века новой эры. В свою очередь,
он делится на следующие этапы: собственно этап протонауки (до 15 века н.э.), этап преднауки (16–17
века н.э.) и этап собственно науки (с 18 столетия н.э. наука отделяется от философии, вырабатывает
свои методы, возникают коллизии между философией и наукой).

94
4–3 века до н.э. считаются науковедами особым временем. Именно в этот период начинают
расцветать относительно независимо друг от друга 3 мировые цивилизации:
1) древнеиндийская с выдающимися научными трудами «Веды», «Упанишады», «Махабхара-
та» и т.д;
2) древнекитайская с Лао-Цзы (основатель даосизма, Инь-Янь, пять принципов древнекитай-
ской философии) и в особенности учитель Ку (Конфуций);
3) древнегреческая цивилизация, Платон и Аристотель со своими трудами.
Начиная с IV века до н.э. в Древней Греции начинает формироваться наука, которая, в свою
очередь, проходит этапы:
1. Протонаука (простейшая) с IV века до н.э. до 16 века н.э.
2. Этап преднауки – 15–17 века н.э.
3. Собственно наука с 18 столетия новой эры.
Этап протонауки, в свою очередь, делится на три периода:
А). Период античной и эллинистической науки (4 век до н.э. – 4–5 века н.э.).
Краткая характеристика периода
В это время формируется элитная школа, рабская школа и школа зачатков ремесленного дела.
Достижениями этого периода протонауки являются формулировка первых научных программ
и, главное, их методологии. Последняя методология была начертана Платоном в диалоге под назва-
нием Тимей:
1. В науке мы должны исходить из чувственно воспринимаемых вещей, но чувственно вос-
принимаемые вещи по Платону не истинны и нуждаются в умозрительном истолковании.
2. Подлинно истинным является лишь то, что получено разумом. В этом аспекте именно идеи
учёного (мир идей) являются божественным светом истины.
Наконец, подлинную революцию в методологии совершает Аристотель, который в работах
«Физика» и «О возникновении и уничтожении» вывел следующие принципы методологии науки:
1. Фундаментально познать какое-либо явление – это значит вскрыть его причины. В этом ас-
пекте Аристотель обосновал 4 вида причин или причинно-следственных связей, сохранивших свою
актуальность до сегодняшнего дня:
а) материальная причина (материал, из которого возникает, лепится вещь);
б) формальная причина (форма вещи при её возникновении). ( Аристотель: 1. Аристотель про-
тив разделения Платоном идей и конкретно чувственных вещей, сущность вещи в идее ⇒ Аристо-
тель: да невозможно представить себе, чтобы сущность вещи находилась в другом… Сущность вещи
находится вещи. 2. Логическое возражение: в логике, познании Платон нарушает принцип экономии,
плодит сущности сверх меры ⇒ бритва Оккама;
в) производящая причина;
г) Целевая причина (объединяет первые три причины при возникновении вещи).
2. Процесс познания начинается с анализа, Аристотель: Надо продвигаться от более явного …
от вещей к их частям.
3. Правильность анализа в познании методологии нужно обязательно дополнять синтезом, т.е.
по Аристотелю, воспроизводить взаимодействие частей в составе целого.
4. Ведя исследование, нужно всё время выискивать возражение себе, быть неистощимым на
опровержения. Аристотель: Истина – то, что выдержит (-вает) такую проверку.
5. Аристотель вводит сознательно в методологию науки такой её важный инструмент как ло-
гику («Логика»), тем самым несколько отодвигается на задний план интуиция, предвзятое мнение и
т.д.
«Логика»: 1. Учение о понятии. 2. Учение о суждении (всякое понятие есть свёрнутое сужде-
ние). 3. Учение об умозаключениях, силлогизмах (модусах, модус папора?, модус тозис? и т.д.).
Б). Второй период протонауки – это 4–5 века нашей эры – 14–15 века н.э.
В общем, это период формирования регионального христианства и характерен упадком науки
и техники. В этот период господствует принцип теология – первая наука, поэтому не случайно, что
не было отмечено ни одного выдающегося естественнонаучного открытия (в Европе, но не на Араб-
ском Востоке (прикладное технознание), арабские мыслители первыми перевели работы выдающих-
ся философов (Платон и Аристотель) и др., книги по техническим наукам, а потом уже Европа начи-
нает переводить эти труды (Платон, Аристотель и др.) с арабского на свой, латинский язык).
95
В то же время именно во второй период начинается подготовка кардинальной реформы науки.
В этом аспекте с уничтожением (исчезновением) рабства рабская наука сливается с зачатками ремес-
ленной науки, а в связи со строительством множества городов возникает в Европе слой ремесленни-
ков, которые организуются в соответствующие цеха. Интерес к науке в этот период нашёл своё от-
ражение в философии Фомы Аквинского (1223–1274 гг., итальянский философ Томас Аквинат, то-
мизм и неотомизм, его фундаментальное сочинение «Сумма теологии», ему был присвоен статус ан-
гельского доктора, причислен к лику святых католической церкви, Станислав Лемм «Сумма техно-
логии», Богданов «Технология как организационная наука»). Фома Аквинский (Томас Аквинат):
1) формулирует учение о двойственной истине, пытаясь найти компромисс между наукой и
религией, верой и разумом;
2) полагает, что существует два типа знания (типа наук): первый тип черпает основание из са-
мого себя, к первому типу знания относятся священное писание, философия, математика; второй же
тип знания черпает свои основания в первом типе знания. К таковым относятся, по Фоме Аквинско-
му, архитектура, музыка и др. типы знания. Фома Аквинский выдвинул принцип двойственной исти-
ны: разум, наука всесильны до тех пор, когда они не противоречат вере. В этом аспекте, используя
один из инструментов науки – логику, он формулирует знаменитейшие пять доказательств Бытия Бо-
га (основаны на механистическом понимании понятий и категорий):
1. Основано на принципе причинности: невозможно, чтобы вещь была причина самоё себя,
поскольку она бы в данном случае предшествовала себе, следовательно, причина данной вещи лежит
в другой вещи ⇒ редукция бесконечности, следовательно, нужно помыслить первопричину, а под
ней все именуют Бога.
2. Основано на категории необходимости и случайности: невозможно помыслить, чтобы вещь
была необходима сама себе ⇒ все именуют Бога.
3. Основано на движении: невозможно, чтобы вещь была причиной движения самой се-
бе⇒перводвижитель, а под ним все именуют Бога.
4. Существует различие степени совершенства в этом мире, в неживой и живой природе, со-
циуме и т.д. Нужно помыслить некое всесовершенство существа, а под ним все именуют Бога. Он
нам даёт эталон для сравнения.
5. Основано на понятии цели (механистическое представление): все вещи бытия несут в себе
определённые цели, а раз несут определённые цели, то, следовательно, надо помыслить некую цель
цели (предельное основание всех целей), а под ней все понимают Бога.
Второе значение (Аристотель) метафизики: одинг из учеников Аристотеля расположил его
труды по физике, государству, праву и т.д., социогуманитарные труды Аристотеля он назвал метафи-
зикой, т.е. после физики, над физикой.
Третье значение (Аристотель назвал) – метафизика – это учение о чувственном, трансцен-
дентном (в современной западной науке под метафизикой понимается философия)).
Третий этап протонауки – 13–15 века н.э. – этот период (этап) называют периодом книгопеча-
тания, а впоследствии в наше время эрой Гуттенберга, который в 1450 г. изобрёл печатный станок,
соответственно этому, начиная с 60-х – 80-х годов прошлого века, т.е., по существу, современность
называют постгуттенбергской эрой и цивилизацией, связанной с небывалыми достижениями в обла-
сти электроники, всеобщей компьютеризации и компьютерных технологий. Постгуттенбергская эпо-
ха, эра, цивилизация характерна тем, во-первых, что мы по существу на новом витке прогресса чело-
вечества возвращаемся к неомеханической картине мира, где человек является лишь исполнитель-
ным элементом в сверхмашине или мегамашине социотехногенной цивилизации; во-вторых, совре-
менная социотехногенная цивилизация полностью размывает грани добра или блага по Платону и
зла. Современный человек, в том числе и отечественный, превратился (превращается) из человека
хомо сапиенс (homo sapiens) в человека хомо экономикс (homo economic), т.е. человек начинает те-
рять свою человеческую сущность, одной (сущностью) из которых, если не основной, которая со-
храняется как архетип у разных народов, является творение добра (блага по Платону), в-третьих, со-
временная цивилизация (постгуттенбергская) создаёт виртуальную реальность, которая является фи-
лософией беспредметности, а сама виртуальная реальность заменяет физическую реальность.
Третий период в развитии протонауки характеризуется также регулярным мореплаванием лю-
дей, массовым изобретением и применением огнестрельного оружия, к концу этого периода – воз-
рождением человеческой культуры. Приращение научного знания происходит в основном не во
96
вновь возникших университетах, поскольку в этих университетах преимущественно практиковалась
поздняя схоластика и религиозно-философское мировоззрение, а в школах мастеров–ремесленников,
но не развивалась наука как таковая, т.е. поиск научной истины ради самой себя.
В результате изобретения Гуттенбергом печатного станка возникает множество типографий,
где наряду с трактатами по магии, алхимии, религиозными текстами печатаются и собственно науч-
ные тексты, в которых высказываются резко антирелигиозные мысли. Учёные этого времени (перио-
да) всё более склоняются к приоритету опытного знания над схоластически умозрительным знанием.
В 16 веке начинается эпоха преднауки, она происходит в условиях секуляризации, т.е. в усло-
виях отделения церкви от государства, образования и науки от религии, что происходило в трагиче-
ских условиях жёсткой борьбы с церковью, и эта борьба имела свои подвиги и жертвы: Джордано
Бруно, Сервет (биолог), Галилей, Коперник и др. мыслители.
Историки выделяют следующие основные характеристики всего этапа преднауки:
1. Впервые начинает формироваться менталитет учёного, в занятиях которого ценится, преж-
де всего, опыт, а не расхожие мнения других людей или традиции.
2. Формируется система приборов для получения точных знаний в опытно-
экспериментальной сфере (часы и линейка).
3. Возрождается идея атомизма как самое, пожалуй, опасное оружие в борьбе с религией Ре-
шающий удар против религиозного мировоззрения нанёс английский философ Роберт Бойль, кото-
рый, по существу, первым возрождает идеи античного атомизма с учётом достижений преднауки и
т.д.
4. Происходит в этот период формирование химии, отбрасывающей алхимию, в недрах кото-
рой она первоначально возродилась. Один из учёных этого времени, Бернардо Палисси, выдвигает
основные принципы опытного знания:
а) необходимо спрашивать у природы путём эксперимента и обращаться к опыту как высшей
и последней инстанции;
б) нельзя выдвигать никаких теорий, прежде чем они будут экспериментально подтверждены;
в) в науке нельзя опираться ни на что кроме опыта, поэтому отвергаются ссылки на авторитет
священного писания (религии), древних философов, авторитет умозрения, на авторитет философии.
5. Под влиянием книгопечатания быстро распространяются анатомические знания преднауч-
ных (научных) схем, таблиц и т.д., что привело к эволюции (революции) в живописи, скульптуре,
моде, интерьере жилищ, медицине.
6. Развивается алгебра и механика (динамика): применяются точные методы при изучении
баллистики, точные методы к теории машин с развитием часового дела и водяных машин, точные
знания в области рычага (в парусном деле и т.д.).
7. В связи с развитием науки начинается борьба против университетов, которая касалась (ве-
лась) не против самого этого института, а против засилья религиозного мировоззрения.
8. Делаются попытки выработать новое воззрение на природу.
Наряду с наступлением эпохи возрождения и реформации всё же в этот период ещё имеют
место занятия астрологией, магией, алхимией и т.д. И только последующее формирование собствен-
но науки, которая формирует научное мировоззрение, позволяет освободиться от этих занятий (воз-
зрений), которые происходили в этот период в более примитивной форме, чем в средневековье.
Собственно наука возникает в конце 17 (последняя четверть 17 века) – 18-е и последующие
века. Наука в её развитии делится на 3 этапа:
1. Конец 17-го – 18-е века.
2. Классический этап в развитии науки и научного знания, с 17 века по 80-е годы 18 века.
3. Постнеклассическая наука, последняя четверть 19 столетия и до современности.
Первый этап, собственно наука:
1. В конце 17–18 столетий, во-первых, формируется в основном понятийный и логико-
математический аппарат науки, вводятся фундаментальные понятия, такие как закон природы (миро-
вые физические константы и т.д.), вероятность (понятия, основана на разновозможности исходов при
возникновении т.д.), сила, даётся более точное определение фундаментальных понятий, таких как
пространство, время, движение, причина и следствие (концепция жёсткого лапласовского детерми-
низма), уточняется дедуктивная логика и индуктивная логика как методы в науке (Френсис Бэкон
«Новый органон», Энгельс называл этот период и его представителей «индуктивными ослами»);

97
во-вторых, происходит почти полная капитуляция университетской науки перед опытно-
экспериментальными методами исследования, получает широкое распространение эксперименталь-
ный метод в науке, а сама наука становится самостоятельным институтом по отношению, собствен-
но, к философии и тем более к религии;
в-третьих, формируется цельное научное мировоззрение. По мнению Владимира Ивановича
Вернадского, по своим последствиям и воздействию на позднейшую историю и общественный быт
научное мировоззрение несравнимо с эпохой с эпохой возрождения и великих научных открытий
(больше, меньше???);
в-четвёртых, все науки базируются на основе принципа детерминизма, согласно которому
всякое состояние вселенной вытекает из предшествующего состояния вселенной;
в-пятых, в эту эпоху открываются сначала закон всемирного тяготения, а затем и закон сохра-
нения энергии, который к концу этого периода получил переистолкование «сохранение и превраще-
ние энергии»;
в-шестых, в этот период происходит великий промышленный переворот, который связан с пе-
риодом от мастерских и мануфактур к заводам и фабрикам на базе вначале паровой техники, а затем
электротехники;
в-седьмых, впервые в науку входит представление о развитии всех сложных систем (проис-
хождение и эволюция солнечной системы, происхождение и эволюция геологических слоёв, пластов,
платформ (Лайель) на Земле, происхождение и эволюция клетки, теория эволюции живого (Чарльз
Дарвин), происхождение и эволюция человека и т.д.);
в-восьмых, в силу названных открытий ведущим фактором во всей культуре, в преобразова-
нии государства стилем мышления людей становится наука, т.е. сциентизм;
в-девятых, в конце 19 столетия впервые возникают (в классический период развития науки)
такие дисциплины и развиваются практически самостоятельно друг от друга как история науки и
техники, технознания (специальный институт им. Вавилова по указанию Сталина) и история фило-
софии.
Шлик и его последователи поставили проблему демаркации (разграничении) научного и не-
научного (мифология, религия), вненаучного (алхимия, астрология, грань между вненаучным и
научным знанием сейчас практически не ощутима) знания, т.е. поставили вопрос о соотношении
науки и философии, науки и религии, науки и искусства, науки и мифологии и т.д. Для решения этой
проблемы демаркации нужно было ответить на вопрос, что является критерием истинности научного
знания. В этом аспекте неопозитивисты выдвинули принцип верификации как критерий истинности.
Согласно этому критерию научные высказывания, коль скоро они верифицируются, т.е. подтвер-
ждаются, проверяются непосредственными чувственными данными и наблюдениями. Если они не
подтверждаются непосредственными данными и наблюдениями, то они ненаучны.
Феерабенд полагает, что в истории развития реальной науки всегда существовали несоизме-
римые теории, но они замалчивались, т.е. отвергались авторитетами в науке и в целом авторитетом
научного сообщества, т.е., согласно Феерабенду, наука, по существу, превращается в современном
обществе в своего рода религию, которая (религия) охраняется государством. Последнее рассужде-
ние – источник (?) анархистской теории познания или так называемой эпистемологии.
С точки зрения Феерабенда, попытки доказать, что существуют некие обоснованные научные
стандарты, так называемые критерии научности знания, потерпели крах:
1. Можно ли различить (отличить) науку, научное знание от философии, религии, магии, шар-
латанства и т.д.? Нет, поскольку ещё никто не доказал, что существуют некие универсальные мето-
дологические правила и законы науки.
2. Второй аргумент Феерабенда против абсолютизации науки следующий: научные традиции,
научное сообщество в целом стремится подавить свободное мнение человека, т.е. наука, по суще-
ству, выступает против свободы и гуманизма.
Феерабенд провозглашает принцип: «всё дозволено в науке» и «эксперты и простые люди,
профессионалы и любители, поборники истины и лжецы – все они участвуют в соревновании и вно-
сят свой вклад в обогащение нашей культуры». Задача учёного состоит не в том, чтобы «искать ис-
тину, восхвалять бога, систематизировать наблюдения» или «улучшать предсказания». Всё это – по-
бочные эффекты деятельности, на которую главным образом направлено его внимание и которое со-

98
стоит в том, чтобы «делать слабое сильным, как говорили софисты, благодаря этому поддержать
движение целого».
В основе анархической теории познания Феерабенда положены два принципа:
1. Принцип пролиферации.
2. Принцип несоизмеримости теорий (всё дозволено).
3. К анархизму Феерабенда толкают его социально-политические взгляды. Он является одним
из немногих современных философов науки, которые подходят к рассмотрению науки и её методо-
логии с точки зрения счастья и свободного развития людей, т.е. с точки зрения гуманизма. Феера-
бенд отчётливо видит, что в современном обществе даже наука – это, казалось бы, чистое и беско-
рыстное стремление к истине – часто оказывается антигуманной. Она постепенно превращается в
средство эксплуатации людей, в средство их оболванивания и отупения с целью превратить человека
в покорного раба государственной машины. Анархизм Феерабенда – это, в сущности, восстание про-
тив того духовного рабства, в котором держит людей буржуазная культура.

32. Проблема классификации наук

Наука как таковая, как целостное развивающееся формообразование, включает в себя ряд част-
ных наук, которые подразделяются в свою очередь на множество научных дисциплин. Выявление
структуры науки в этом ее аспекте ставит проблему классификации наук – раскрытие их взаимосвязи
на основании определенных принципов и критериев и выражение их связи в виде логически обоснованно-
го расположения в определенный ряд («структурный срез»). Поскольку наука не есть нечто неизменное, а
представляет собой развивающуюся целостность, исторический феномен, то возникает проблема перио-
дизации истории науки, т. е. выделение качественно своеобразных этапов ее развития («эволюционный
срез»). Обе проблемы решаются по-разному в зависимости от предмета исследования отдельных наук, их
методов, целей научного познания и других многообразных обстоятельств.
Одна из первых попыток систематизации и классификации накопленного знания (или «зачатков»,
«зародышей» науки) принадлежит Аристотелю. Все знание – а оно в античности совпадало с филосо-
фией – в зависимости от сферы его применения он разделил на три группы: теоретическое, где позна-
ние ведется ради него самого; практическое, которое дает руководящие идеи для поведения человека;
творческое, где познание осуществляется для достижения чего-либо прекрасного. Теоретическое знание
Аристотель в свою очередь разделил (по его предмету) на три части: а) «первая философия» (впоследствии
«метафизика») – наука о высших началах и первых причинах всего существующего, не доступных для
органов чувств и постигаемых умозрительно; б) математика; в) физика, которая изучает различные со-
стояния тел в природе. Созданную им формальную логику Аристотель не отождествлял с философией
или с ее разделами, а считал «органоном» (орудием) всякого познания.
В период возникновения науки как целостного социокультурного феномена (XVI-XVII вв.) «Ве-
ликое Восстановление Наук» предпринял Ф. Бэкон. В зависимости от познавательных способностей
человека (таких как память, рассудок и воображение) он разделил науки на три большие группы: а) ис-
тория как описание фактов, в том числе естественная и гражданская; б) теоретические науки, или «фило-
софия» в широком смысле слова; в) поэзия, литература, искусство вообще. В составе «философии» в
широком смысле слова Бэкон выделил «первую философию» (или собственно философию), которую в
свою очередь подразделил на «естественную теологию», «антропологию» и «философию природы». Ан-
тропология разделяется на собственно «философию человека» (куда входят психология, логика, теория
познания и этика) и на «гражданскую философию» (т.е. политику). При этом Бэкон считал, что науки,
изучающие мышление (логика, диалектика, теория познания и риторика), являются ключом ко всем
остальным наукам, ибо они содержат в себе «умственные орудия», которые дают разуму указания и
предостерегают его от заблуждений («идолов»).
Классификацию наук на диалектико-идеалистической основе дал Гегель. Положив в основу
принцип развития, субординации (иерархии) форм знания, он свою философскую систему разделил на
три крупных раздела, соответствующих основным этапам развития Абсолютной Идеи («мирового духа»):
а) логика, которая совпадает у Гегеля с диалектикой и теорией познания и включает три учения: о бы-
тии, о сущности, понятии; б) философия природы; в) философия духа.

99
Философия природы подразделялась далее на механику, физику (включающую и изучение хими-
ческих процессов) и органическую физику, которая последовательно рассматривает геологическую при-
роду, растительную природу и животный организм.
Философию духа Гегель расчленил на три раздела: субъективный дух, объективный дух, абсолют-
ный дух. Учение о «субъективном духе» последовательно раскрывается в таких науках, как антропология,
феноменология и психология. В разделе «объективный дух» немецкий мыслитель исследует социально-
историческую жизнь человечества в разных ее аспектах. Раздел об абсолютном духе завершается анали-
зом философии как «мыслящего рассмотрения предметов». При этом Гегель ставит философию выше
частнонаучного знания, изображает ее как «науку наук».
При всем своем схематизме и искусственности гегелевская классификация наук выразила идею
развития действительности как органического целого от низших ее ступеней до высших, вплоть до по-
рождения мыслящего духа.
Свою классификацию наук предложил основоположник позитивизма О. Конт. Отвергая бэко-
новский принцип деления наук по различным способностям человеческого ума, он считал, что этот
принцип должен вытекать из изучения самих классифицируемых предметов и определяться действи-
тельными, естественными связями, которые между ними существуют. Заключая свои размышления об
иерархии наук, философ подчеркивает, что мы, в конце концов, «постепенно приходим к открытию
неизменной иерархии... – одинаково научной и логической – шести основных наук – математики
(включая механику), астрономии, физики, химии и социологии».
Введя в свою иерархию наук социологию, Конт, как известно, стал основоположником этой науки,
которая бурно развивается в наши дни. Он был убежден, что социология должна иметь свои собственные
методы, не сводимые ни к каким другим как «недостаточным» для нее.
(Конт в основу своей классификации кладёт принцип абстрактности и сложности тех или
иных наук, изучающих конкретные объекты, вещи, тела.
Позже Энгельс, работая над классификацией наук, по существу, без изменения берёт
контовскую классификацию, но в основу берёт качественно иной принцип.
Конт выделяет следующие науки по абстрактности и сложности: механика (изучает вещи, где
целое есть сумма частей, познание части есть познание целого и т.д.); физика (физические тела,
предметы и вещи); химия (самоорганизация органических систем); биология (комплекс биологиче-
ских наук, живые тела); социология (изучает общество, общественные феномены).
Особые затруднения у Конта вызывала математика. По Конту, математика не наука, а искус-
ство.)
Свои классификации наук предлагали В. Дилыпей и основатели Баденской школы неокантианства
В. Виндельбанд и Г. Риккерт.
На материалистической и вместе с тем на диалектической основе проблему классификации наук
решил Ф. Энгельс. Опираясь на современные ему естественнонаучные открытия, он в качестве главного
критерия деления наук взял формы движения материи в природе. Отсюда следовало, что науки распола-
гаются естественным образом в единый ряд – механика, физика, химия, биология, – подобно тому, как
следуют друг за другом, переходят друг в друга и развиваются одна из другой сами формы движения ма-
терии – высшие из низших, сложные из простых.
При этом особое внимание Энгельс обращал на необходимость тщательного изучения сложных и
тонких переходов от одной формы материи к другой. В связи с этим он предсказал (и это впоследствии
многократно подтвердилось – и до сих пор), что именно на стыках основных наук (физики и химии,
химии и биологии и т. п.) можно ожидать наиболее важных и фундаментальных открытий. «Стыковые»
науки выражают наиболее общие, существенные свойства и отношения, присущие совокупности форм
движения.
Что касается классификаций современных наук, то они проводятся по самым различным основа-
ниям (критериям). По предмету и методу познания можно выделить науки о природе – естествозна-
ние, об обществе – обществознание (гуманитарные, социальные науки) и о самом познании, мышле-
нии (логика, гносеология, эпистемология и др.). Отдельную группу составляют технические науки.
Очень своеобразной наукой является современная математика. По мнению некоторых ученых, она не
относится к естественным наукам, но является важнейшим элементом их мышления.
В свою очередь каждая группа наук может быть подвергнута более подробному членению. Так, в
состав естественных наук входят механика, физика, химия, геология, биология и др., каждая из кото-

100
рых подразделяется на целый ряд отдельных научных дисциплин. Наукой о наиболее общих законах
действительности является философия, которую нельзя, однако, полностью относить только к науке.
По своей «удаленности» от практики науки можно разделить на два крупных типа: фундамен-
тальные, которые выясняют основные законы и принципы реального мира и где нет прямой ориента-
ции на практику, и прикладные – непосредственное применение результатов научного познания для
решения конкретных производственных и социально-практических проблем, опираясь на закономерно-
сти, установленные фундаментальными науками. Вместе с тем границы между отдельными науками и
научными дисциплинами условны и подвижны.
Могут быть и другие критерии (основания) для классификации наук. Так, например, выделение
таких главных сфер естественных наук, как материя, жизнь, человек, Земля, Вселенная, позволяет сгруп-
пировать эти науки в следующие ряды:
1)физика → химическая физика -> химия;
2)биология —> ботаника → зоология;
3)анатомия → физиология → эволюционное учение → учение о наследственности;
4)геология → минералогия → петрография → палеонтология → физическая география и дру-
гие науки.о Земле;
5)астрономия → астрофизика → астрохимия и другие науки о Вселенной.
Гуманитарные науки также подразделяются внутри себя: история, археология, экономическая
теория, политология, культурология, экономическая география, социология, искусствоведение и т. п.
В 60-х гг. прошлого века свою классификацию наук предложил известный отечественный фило-
соф и историк науки Б. М. Кедров (1903-1985). Он исходил из того, что общая классификация наук
основывается на раскрытии взаимосвязи трех главных разделов научного знания: естествознания, обще-
ственных наук и философии. Каждый из главных разделов представляет целую группу (комплекс) наук.
Общая классификация наук Б.М. Кедрова выглядит следующим образом:
I) Философские науки: диалектика, логика.
2)Математические науки: математическая логика, математика (включая кибернетику).
3)Естественные и технические науки:
• Механика (и прикладная механика и космонавтика).
• Астрономия и астрофизика (и техническая физика).
• Физика:
• химическая физика,
• физическая химия,
• Химия и геохимия.
• Геология.
• География.
• Биохимия.
• Биология (и сельхознауки, и медицинские науки).
• Физиология человека.
• Антропология.
4) Социальные науки:
А.История.
Археология.
Этнография.
Экономическая география.
Социально-экономическая статистика.
Б. Науки о базисе и надстройке:
• политическая экономия,
• науки о государстве и праве (юридические науки),
• история искусств и искусствоведение.
В. Языкознание.
Психология.
Педагогические науки.
Науки об отдельных формах общественного сознания.

101
К настоящему времени наиболее обстоятельно разработана классификация естественных наук,
хотя и тут немало дискуссионных, спорных моментов. Например, существует ли геологическая форма
движения материи, и каково в связи с этим место геологии в иерархической лестнице наук? Пока еще
слабо разработана классификация социально-гуманитарных наук.

33. Основные направления в философии математики

Тезис № 1. Предмет математики, её философские и теоретические обоснования.


Вопрос о предмете математики, её теоретических и философских обоснованиях является
чрезвычайно сложным и неоднозначным, а потому устойчивые сложившиеся направления в матема-
тике по-разному отвечают на эти вопросы.
Тезис № 2. Направления.
В математике сложились следующие направления в понимании её предмета и проблем, а
именно
1) первое направление получило название логицизм;
2) интуиционизм;
3) развитая форма интуиционизма (некоторые полагают, что это отдельное направление) –
конструктивизм;
4) формализм.
Тезис № 3. Логицизм.
Основателями этого направления являются Бертран Рассел, Карл Гемпель, Рудольф Карнап и
другие математики.
Согласно логицизму в лице Рассела, логика – это юность математики, а современная матема-
тика – это зрелость логики!
Гемпель и Карнап полагают, что программа логицизма включает в себя три положения:
1) все понятия математики определяются в терминах понятий логики;
2) все теоремы математики выводятся из логических аксиом;
3) по существу критерием объективности и истинности математики с позиций логицизма яв-
ляется логическая выводимость и его непротиворечивость.
Таким образом, логицизм редуцирует математику к логике, а поскольку математика состоит
из неоднородных элементов, то логицисты поставили перед собой задачу свести математику к еди-
ному началу – арифметике, в этом аспекте свести всю математику к натуральному числу.
В этом смысле немецкие математики Грассман и Вейерштрасс свели рациональные(?) числа к
натуральным, а затем и иррациональные числа были интерпретированы как множество упорядочен-
ных пар рациональных чисел.
Наконец, большую роль в обосновании логицизма сыграла теория множеств, математик Кан-
тор и др., в этом смысле Пуанкаре в своё время заявил «теперь в анализе остались только целые чис-
ла и конечные или бесконечные системы целых чисел, связанных сетью равенств и неравенств. Ма-
тематика, как говорят, арифметизировалась».
По мнению выдающегося логициста Фрега, сама логика не говорит ничего о мире и представ-
ляет собой аналитические высказывания и тавтологии, их истинность зависит не от содержания, но
лишь от формы, от того они истинны во всех возможных мирах.
Тезис № 4. Интуиционизм.
Основателями интуиционизма являются математики Брауэр, Вейн, Гейтинг и др. Они резко
выступили против логицизма в математике, математические мысли не сводимы к логике, а тем более
к математическому и логическому языку, который является подчас исторически конкретным, а зна-
чит несовершенным. Математика не опирается ни на логику, ни на язык. Она не вербализуема и ос-
новывается на творческой интеллектуальной интуиции.
В частности, Брауэр писал, что математические мысли рождаются вне слов, слова же исполь-
зуются только для передачи мысли, а математическое содержание не зависит от словесного одеяния.
Мысли нельзя выразить адекватно в языке, даже в математическом, поскольку он, язык, вносит от-
клонения от предмета. Согласно интуиционистам, не математика была выведена из логики, а как раз
наоборот логика есть часть математики и была абстрагирована от последней, а именно абстрагирова-
на от математики конечных множеств.

102
Вейн справедливо полагает, что математика есть определённое (основное) представление о
бесконечном.
Тезис № 5. Конструктивизм.
Представления интуиционизма были развиты направлением конструктивизма, выдающимися
представителями которого являются А.А. Марков, Н.А. Шанин, А.Н. Колмогоров и его школы.
В частности, Шанин полагает, что в конструктивизме важным является не предмет математи-
ческого исследования как таковой, а средства, алгоритмы, конструкты для решения тех или иных ма-
тематических задач. В этом аспекте в противовес логицистам, стоящим на позициях актуальной бес-
конечности, конструктивисты обосновывают идею потенциальной бесконечности или потенциаль-
ной осуществимости бесконечности. Для этого нужно проделать 4 шага:
1. Вводим в наряду с реальной бесконечностью математическую бесконечность как возмож-
ность.
2. Мысленно приравниваем воображаемую ситуацию к реальной. При этом рассуждаем об
этом воображаемом представлении, применяя методы классической логики.
3. Полагаем сконструированную нами бесконечность независимой от набора конструктивных
операций.
4. Принимаем бесконечную совокупность одновременно существующих объектов в качестве
не связанных вообще с какими-либо конструктивными операциями, даже и своим происхождением.
Вейн, разъясняя смысл интуиционизма, писал, что «для математика совершенно безразлично,
что такое окружность, для него принципиально знать, каким образом задана окружность». Согласно
Вейну, логицисты требуют дедуцировать все производные понятия из исходных, а мы, интуициони-
сты, полагаем, что понятия должны не выводиться, а порождаться, поэтому не аксиоматический ме-
тод построения теории, не дедукция, а конструкция, генетический метод.
Конструктивизм разрабатывает понятие алгоритма как разрешающей процедуры, распадаю-
щейся на ряд строго задаваемых действий или предписаний. Алгоритм есть последовательность опе-
раций, шагов, где каждый данный шаг однозначно детерминирован предыдущим и в свою очередь
столь же однозначно детерминирует следующий шаг, т.е. мы знаем, что и в какой последовательно-
сти надо делать: умножение, извлечение корня и т.д.
Таким образом, конструктивизм несколько смягчил позицию интуиционизма, однако в целом
предстаёт как направление математики, которое можно поименовать как антилогицизм.
Тезис № 6. Формализм как направление в математике.
Формализм как направление математики был основан выдающимися математиками в начале
прошлого века Гильбертом, Аккерманом, Бернайсом и фон Нейманом.
Основные идеи формализма сложились у Гильберта в 1902–1904 гг., а более строгое изложе-
ние доктрины формализма обнаруживается в 1904 г., когда вышел первый том «Основания матема-
тики». Гильберт и его сторонники подвергают жесточайшей критике интуиционизм и полагают, что
сводить предмет математики к вещам реального мира, а гносеологически видеть источник математи-
ческого знания в интеллектуальной интуиции неверно. Математика оперирует отнюдь не реальными
вещами, а знаками, и потому доказательство непротиворечивости математики, её формального ис-
числения и является решающим ключом к обоснованию математики.
Согласно Гильберту, в качестве исходных образований в математике фигурируют абстракт-
ные математические символы и сочетания этих символов, поэтому основная мысль моей теории до-
казательства такова, все высказывания, которые составляют вместе математику, превращаются в
формулы, так что сама математика превращается в совокупность формул. В этом аспекте, по Гиль-
берту, формализованная или формализуемая аксиоматика позволяет провести прямое доказательство
её непротиворечивости – это есть абсолютное доказательство математики или абсолютное доказа-
тельство непротиворечивости формальных систем. Это доказательство имеет свой алгоритм, состо-
ящий из трёх шагов:
1) предъявляется формула;
2) доказывается, что из предъявленной формулы следует другая (по заданным правилам);
3) предъявляется новая формула.
Вывод: манипуляция символами по правилам формализованной системы никогда не приведёт
к противоречию. Таким образом, в формализме обоснование математики по существу сводится 1) к

103
формализованному доказательству и 2) к критерию абсолютной непротиворечивости формализован-
ной системы.
Тезис № 7. Формализм. Теоремы Гёделя.
В 1931 г. немецкий математик Гёдель, а позднее польский математик Гарский и др. подвергли
критике принцип непротиворечивости формализованных систем, что нашло своё отражение в первой
и второй теоремах Гёделя.
Теорема № 1. Любая логическая система, настолько богатая, чтобы содержать формализо-
ванную арифметику, либо противоречива, либо включает хотя и истинную, но неразрешимую фор-
мулу – теорема о неполноте формализованной арифметике.
Теорема № 2. Не существует доказательства непротиворечивости формализованной арифме-
тики, которое можно было бы провести средствами самой системы.
Таким образом, формализм, пытаясь обосновать математику, исходя из неё самой, по суще-
ству подменил сложнейшую проблему истинности математических высказываний и исчислений тре-
бованием непротиворечивости формализованных систем.
Разумеется, математика исследует так называемые идеальные объекты, истинность которых
интерпретируется иерархией других, более конкретных математических теорий, а в конечном целом
истинность математики подтверждается всей совокупностью человеческой предметно-практической
деятельности людей.

34. Проблема бесконечности, пространства, времени и движения в античной науке и филосо-


фии

Гераклит (милетская школа)


Из различных «стихий» природы его внимание привлек огонь, который был из всех природ-
ных стихий наиболее подвижным, живым, динамичным. Для него Огонь и стал подлинным первона-
чалом мира, а Вода – лишь одним из его состояний. Путем сгущения огонь превращается в воздух,
воздух – в воду, вода же – в землю (таков «путь вниз»); этот путь сменяется другим, ему противопо-
ложным («путь вверх»). Сама Земля, на которой мы живем, была некогда раскаленной частью всеобщего
огня, но затем остыла. «Огонь» у Гераклита не столько обычный огонь, сколько символ всеобщей
стихии, одушевленной, разумной, божественной; это понятие имеет и нравственное значение, по-
скольку «огонь» есть также некое «воздающее» начало, обладающее нравственной силой («всех и. вся,
нагрянув: внезапно, будет Огонь судить», – так пишет один из комментаторов Гераклита). «Огонь»
связан с «логосом», который у Гераклита и «слово», «глагол», и «вселенский строй», «порядок»,
«сущность», «закон», «мера» (в космическом плане). Логос имеет функцию управления вещами, процес-
сами, (космосом). Такой всеобщий огонь и является основой природы. «Этот космос, единый из всего,
не создан никем из богов и никем из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живым огнем, в
полную меру воспламеняющимся и в полную меру погасающим». Все конкретные вещи обязаны сво-
им существованием огню. «Все обменивается на огонь и огонь на все, как золото на товары и товары
на золото»;
Одной из центральных идей Гераклита была идея всеобщей изменчивости и движения. Считается,
что именно ему принадлежит формулировка положения «Все течет, все изменяется». Он обращался к образу
реки, в которую нельзя войти дважды, поскольку в каждый момент она все новая и новая. Солнце новое
ежедневно, всегда и непрерывно новое.
Положение о всеобщей изменчивости связывается Гераклитом с идеей внутренней раздвоенности
вещей и процессов на противоположные стороны, с их взаимодействием. Логос в целом есть единство
противоположностей. «Все едино и все состоит из противоположностей». «Борьба всеобща и все рождается
благодаря борьбе и по необходимости». «Война» (так нередко Гераклит называл борьбу) есть отец всего и
всего царь. Гармония тоже состоит из противоположностей, представляя собой их единство.
Парменид, Зенон (школа элеатов)
Освобождение от метафоричности мышления, характерной для ранних натурфилософов, пред-
полагало переход от знания, обремененного чувственными образами, к знанию интеллектуальному,
оперирующему понятиями. Одним из важных этапов такого перехода для греков было учение
пифагорейцев (получивших это имя от главы школы – Пифагора, жившего во второй половине VI

104
века до н. э.), которые считали началом всего сущего число, а также учение элеатов – Ксенофана,
Парменида, Зенона (конец VI – начало V века до н. э.), вычленивших понятие бытия как такового.
Парменид
Согласно Пармениду, бытие – это то, что можно познать только разумом, а не с помощью ор-
ганов чувств; более того – постижимость разумом – важнейшее определение бытия. Главное откры-
тие, которое легло в основу его понимания бытия, – это то, что чувственному восприятию человека
дано только изменчивое, временное, текучее, непостоянное; а то, что неизменно, вечно, тожде-
ственно себе, доступно только мышлению. Это свое открытие Парменид выразил в форме афоризма:
«Одно и то же есть мысль и то, о чем мысль существует», или, иначе говоря, мышление и бытие –
это одно и то же. Пармениду принадлежит и еще один афоризм: бытие есть, а небытия нет. Слова
Парменида значат: есть только невидимый, неосязаемый мир, называемый «бытие»; и только бы-
тие мыслимо. Выходит, по Пармениду, ничего из того, что мы видим, слышим, осязаем, на самом
деле не существует; есть только невидимый, неосязаемый мир, ибо только он может быть мыслим
без противоречия.
Здесь в классической форме выразился рационалистический характер древнегреческой фи-
лософии, ее доверие к разуму: то, чего нельзя без противоречия помыслить, не может и существо-
вать.
Впервые именно школа элеатов с такой четкостью противопоставила истинное бытие как нечто
умопостигаемое чувственному миру, противопоставила знание – мнению, то есть обычным, повсе-
дневным представлениям. Это противопоставление чувственного мира истинно существующему
(миру «знания») проходило в качестве лейтмотива через всю западную философию.
Согласно элеатам, бытие – это то, что всегда есть: оно так же едино и неделимо, как мысль о
нем, в противоположность множественности и делимости всех вещей чувственного мира. Только то,
что в себе едино, может оставаться неизменным и неподвижным, то есть тождественным. По мне-
нию элеатов, мышление – это и есть способность постигать единство, в то время как чувственному
восприятию открывается множественность, многообразие в вещах и явлениях. Но это множество, от-
крытое чувственному восприятию, – множество разрозненных признаков.
Осознание природы мышления имело далеко идущие последствия для раздумий древнегрече-
ских философов. Не случайно у Парменида, его ученика Зенона, а позднее – у Платона и в его школе
понятие единого оказывается в центре внимания, а обсуждение соотношения единого и многого,
единого и бытия стимулирует развит