Вы находитесь на странице: 1из 7

Журнал «Дракон» № 117, январь 1987

Экология анхега
Охота на крестьянское проклятие
Марк Фейл (Mark Feil)
- Ваше чародейство, мы разорены! – Орал крестьянин, и его голос эхом отражался
от закопченных потолочных балок. – Наша земля кишит чудищами, даже приближаться к
полям и то опасно, что уж тут о выращивании урожая говорить! – Злая, напуганная толпа
подхватила его причитания, ревущие вопли наполнили зал собраний и выплеснулись на
улицу. Это было море хаоса.
Я закрыл глаза и взмолился о внутреннем спокойствии. Ну почему я? Барон ван
Кирвак IV владеет этими землями, ему и надлежит быть здесь, отдавая распоряжения и
решая эту проблему. Я же всего лишь мудрец, связанный с мелким дворянишкой на
баронской службе – отнюдь не волшебник, за которого меня все приняли. Сейчас я
сожалел о том, что вписал в свое резюме «имел дело с экзотическими животными». Все,
чем я действительности занимался в академии, так это менял подстилки в клетках с
животными алхимической лаборатории.
Мои глаза открылись и терпение лопнуло.
- А ну к порядку! – Заорал я, встав из-за стола, специально для меня поставленного
в голове деревенского зала собраний. – Тишина! Пусть говорит только один за раз!
Я пожалел, что у меня нет заклинания-другого, чтобы впечатлить толпу, но чего
нет, того нет. Тем не менее, кажется, хватило и одного голоса.
- Хорошо, ваше чародейство! – Проскрипел, выходя вперед, сморщенный старик. –
Что-то объявилось в наших полях, и если у нас не будет урожая для барона, он
вышвырнет нас с нашей земли. И куда ж нам тогда податься? – Толпа бормотанием
выразила свою озабоченность этим вопросом.
- Меня прислал барон, чтобы выяснить, что именно за тварь изводит вас, - сказал я
ему. – Тогда, возможно, мы сумеем справиться с тварью. А теперь, эта тварь…
- Это большая тварь! Похоже на какое-то гигантское насекомое, еще как, -
перебила стоящая сбоку старуха. – Мы видели, как она выпрыгнула из земли и тут же
обрушилась на одну из наших собак. Перекусила бедняжку напополам!
- Да, но как оно выглядело? Чудовище, то есть.
- Оно было бурое сверху и розовое на брюшке, - сказал опирающийся на костыль
крестьянин. – Я видел тем вечером, когда мы пытались убить ее. Мы искали ее туннели,
как у гигантского крота, возле края одного из полей. Нас там было человек пятнадцать, и
мы и не думали хорониться – ведь каждый, у кого в голове есть клепки, знает, что жуки не
слышат. И вдруг почва слегка так задрожала и прямо перед нами земля разверзлась!
Чудовище достало нас! Оно было больше чем лошадь, намного больше, и оно застало нас
врасплох. Все, о чем я мог думать, это о бегстве, и я не стыжусь в этом сознаться! Я
припустил в сторону леса, и услышал, как тварь издает ужасное шипение. Затем что-то
ударило меня в ногу, и ощущения были как от огня! Я пополз прочь. Я видел, как
некоторые из наших еще стояли на ногах и швырялись в тварь вилами и прочим. И все,
чем швырнули, отскочило. Затем чудовище убило двух наших собак и напугало
остальных во всей округе, и наши, кто остался, отправились домой.
Я посмотрел на рану на ноге крестьянина. Из того немногого, что мне было видно,
я заключил, что это ожог. Свет забрезжил передо мной.
- А это чудовище, - неожиданно спросил я, - было ли оно похоже на богомола?
- Неа, - сказал крестьянин. – Было похоже на черта с рогами!
- Да нет! – крикнул другой крестьянин. – Было оно похоже на богомола, только в
сто раз больше!
- Вы были слишком далеко, что увидеть его! – Заорал раненный крестьянин. Зал
мгновенно наполнился разгоряченной руганью.
В этом раздрае я услышал достаточно, чтобы утвердиться в первоначальном
подозрении. Я встал и замахал руками:
- Тихо! ТИХО, ИМЕНЕМ БАРОНА! Я знаю ответ! Я знаю, что за чудище докучает
вам!
Можно было расслышать, как падает иголка. Я опустил руки.
- На ваших полях завелся зверь, именуемый «анхегом». – Я вспомнил, как
подобное чудовище поймали и доставили для изучения в академию. Оно было большое,
уродливое и сильное, но глупое – мы с опаской смотрели, как оно бросается всем телом на
стены построенной из «стен силы» клетки. От воспоминаний у меня вспотели ладони.
- Они выглядят как богомолы и родственны оным, - продолжал я, - но размеров они
чудовищных и роют туннели в почве. В пищу они используют те вещества, что находят в
земле. Но если такого сильно побеспокоить, он может извергнуть кислоту из своей
утробы, а кислота та может разъесть камень. – Я посмотрел на крестьянина с
перевязанной ногой. – Но вы уже знаете об этом оружии. Хотя они кормятся почвой,
анхеги предпочитают добывать живое мясо – ваш скот, ваших собак или ваших детей и
вас самих.
После этих слов крестьяне всполошились. Я подождал, пока тревожные крики
утихнут.
- Вы ошибались, думая, что анхег не почует ваших шагов. Анхеги чувствуют все
колебания в земле вокруг них. Они могут уловить шаги на соседнем поле. Вашу ораву,
отправившуюся на поиски чудища, было засечь намного проще.
Что касается убийства анхега, у него крепкий панцирь, и проломить его ой как
непросто. Толщиной он подобен пластинчатым доспехам. Если вы его убьете, то сможете
даже изготовить из его хитина прочный щит. Конечно, вам понадобится обработать его
химикалиями да консервантами. Дело в том, что анхеги созданы, чтобы брать все, что
пожелают, от любого, у кого пожелают.
Но, - с этими словами я поднял палец, - у него есть и свои слабости. Все насекомые
ненавидят дым, и анхег не исключение. Если у вас есть большая клетка-ловушка, вы
можете положить ее возле одного из входов в туннель чудища. Заблокировав остальные
выходы, вы можете развести огромные дымные костры в нескольких выходах. Спасаясь
от дыма, чудище отправится по туннелю, ведущему прямо в вашу ловушку. Поймав
анхега, вы можете усыпить его, налив летучей жидкости, вроде скипидара, на зверя или
рядом с ним. – Тот анхег, которого мы изучали в академии, был пойман примерно
подобным образом.
Однако крестьяне смотрели на это мрачно:
- У нас нет никакого скипидара, ваше чародейство, - заявил один из них. – мы
можем построить ловушку, но что нам делать, если он вырвется оттуда? Что если мы
пропустим выход из туннеля, и чудище вернется за нами?
- Нам даже не ранить этого анх##! – Заорал другой крестьянин. – Вы же сами
сказали, что нам не пробить его шкуру!
- И что, если он снова в нас плюнет? – Крикнул крестьянин с раненой ногой. – Он
же перебьет кучу народа!
- Я не пойду искать туннели этого анх##! – Завопил кто-то еще. – Почему бы
просто не спалить тварюгу вашей магией, ваше чародейство?
Потребовалось всего полминуты, чтобы снова успокоить толпу.
- Барон верит, что вы сами можете справиться с кризисом, - соврал я, умолчав о
том, что барон был слишком занят, подсчитывая добычу от последнего приключения, и
совсем не заботясь о домашних делах. – Мне было велено поберечь мои силы, и я
вынужден подчиниться. Но, есть и другие варианты, которые вы можете попробовать. – Я
усиленно вспоминал ту самую лекцию в академии, как же давно это было, когда
доставили анхега. – Все зависит от условий, в которых пребывает зверь. Однако, чтобы
воспользоваться этими вариантами, вы должны добровольно пожертвовать частью своих
коров или коз, чтобы кормить чудище несколько дней или недель. Это…
Немедленный рев показал, что крестьяне думают по этому поводу.
- Да какая ж с этого польза? – Вопил крестьянин с раненной ногой.
- Тогда зверь останется, где он есть, а не будет шнырять по окрестностям! И пока
анхег на короткое время утихнет, вы сможете подготовить ему погибель – и вы
безусловно обязаны это сделать, если анхег самка. – Толпа начала стихать. – Понимаете,
сейчас там только один анхег. А дюжину анхегов не желаете?
Тишина упала, как скала.
- Вы хотите сказать, он может размножаться? – Спросил плечистый парень,
побледнев лицом.
- Если это самка, еще как может, - ответил я. – Каждый год, поздней осенью
каждый анхег ищет партнера и спаривается. Вскоре после этого самка убивает самца и
начинает готовить гнездо, обычно это расширенный тупик в туннеле. Но нападения самки
на проходящих мимо существ становятся интенсивнее, поскольку она собирает еду не
только для себя. Еда для ее выводка. – Аудитория содрогнулась. Теперь я завладел ими и
упивался моментом.
Когда самка отложит серые яйца размером с дыню в тело самца, она зароется в
стену гнезда-логова, чтобы обезопасить его на зиму. Яйца проклевываются вскоре после
откладки, и молодняк быстро взрослеет. Новорожденные анхеги, пока лежит снег,
питаются самцом, весной же молодняк кормится гнилой едой, запасенной на зиму их
матерью. После того, как молодняк переживет свой первый сезон, мать прекращает
заботиться о них, и как только сможет, изгоняет их из гнезда.
Вкратце, если это самка, вы должны не дать мамаше шнырять и сеять еще больший
хаос в окрестностях!
Толпа замолчала и побледнела. Все ждали, что я скажу еще.
- Сейчас у вас нет шансов против чудища. Возможны две альтернативы. Первая –
держаться подальше от поля, где оно обитает, но время от времени посылать туда скотину
пастись, чтобы чудище было сыто и сидело на месте. Затем, где-то через месяц после
первого снегопада, когда земля как следует промерзнет, вы найдете один из его туннелей.
Анхег впадет в спячку до весны, поэтому вы сможете спуститься в туннель и спокойно
избавиться от твари и яиц, если будут. Впавший в спячку анхег беспомощен, ему трудно
проснуться, даже когда его атакуют. Прорубиться сквозь панцирь анхега или отрубить
ему ноги и голову будет нелегко, но кирки и лопаты вполне справятся с этой задачей.
Длинные ножи будут медленней, но…
- А как насчет двуручной пилы? – Прервал меня парень. Ишь, шустряк.
- Да! Пилы с этим вполне справятся, - сказал я, припоминая обрывки знаний,
полученных от бывавшего в академии рейнджера. – Вам придется работать быстро, и
пилить изо всех сил. Когда анхег лишится большинства важных частей тела, покройте его
любой горючей жидкостью, вроде масла или алкоголя, и подожгите. Убирайтесь оттуда,
потому что жар огня пробудит анхега, если только он не будет разрезан на совсем
маленькие кусочки. Но если вы вымочите тварь в жидкости, огонь должен будет
закончить то, что вы начали.
- А почему мы не может просто порезать его и не заботиться об огне? – Спросил
крестьянин с забинтованной ногой.
Я посмотрел в его сторону умудренным взглядом.
- В помещении для спячки обычно недостаточно места, чтобы обойти анхега со
всех сторон. Никогда не оставляйте чудищу шанса.
- Господин волшебник! – Начала старуха, уже говорившая ранее. – Зимы у нас не
такие уж и холодные, и земля промерзает лишь на размах рук. Будет ли этого достаточно,
чтобы тварь улеглась спать, а?
Да, гладко было на бумаге… Я порасспрашивал старуху о погоде и вздохнул.
- Судя по твоим словам, боюсь, будет трудно предсказать, когда анхег впадет в
спячку, если впадет вообще. Я слышал, что некоторые действительно не впадают, если
снега мало. – Тут все приуныли. Снова вспыхнули споры, когда крестьяне попытались
решить, что же делать.
- Послушайте меня! – Крикнул я, перекрывая нарастающий гам. – У вас есть еще
одно последнее средство! – Мгновенно, к моему облегчению, шум начал спадать. Это
действительно было последним средством – если не считать найма искателей
приключений, чтобы те уничтожили анхега, что обошлось бы этим бедным людям в их
последние медяки.
Прежде чем он начнет устраиваться на зиму, будь то самец или самка, и впадет ли
он в спячку или нет, анхег должен сбросить старую кожу, чтобы вырасти к следующему
сезону. В этот период он будет наиболее уязвим. Как только он сбросит старый панцирь,
анхег начнет выделять запах, отвратительный для хищников и прочих анхегов. Он делает
это для того, чтобы его естественные враги держались подальше, пока его панцирь мягок.
– Я видел, как несколько губ готовы разродиться вопросами, и я захотел ответить, прежде
чем меня перебьют.
Нажравшись впрок живого мяса, анхег должен отдохнуть, стряхнуть старый
панцирь, и старательно избегать любой активности, которая может деформировать или
повредить уязвимую новую броню. Примерно одну полную неделю после линьки,
панцирь обладает прочностью свежедубленной свиной шкуры. Под землей панцирь
высыхает гораздо медленнее, чем под открытым небом. Более того, зверь становится
квёлым, пока его тело тратит силы на самовосстановление. Большая часть энергии идет на
затвердение панциря, отчего зверь медленно реагирует. Он не может плеваться кислотой,
поскольку все содержимое желудка переваривается, чтобы дать ему необходимую
энергию.
Вы должны выставить на полях дозор, который будет следить за действиями зверя
и регулярно давать ему животных, чтобы тот был счастлив. Когда он не будет
показываться пару дней, даже после того, как на поле будут выпущены животные,
посмотрите, не учуете ли вы запаха, который он издает, чтобы отгонять себе подобных.
Какая-то старуха наклонила голову, задумчиво глядя на меня.
- Сир, вопрос. Запах, который он издает – можно ли его учуять сквозь почву?
Я кивнул.
- Да, он довольно сильный.
Старуха скосила глаза.
- А на что он похож?
Я вспомнил запах со школьных деньков и сморщил нос.
- Очень гнусный, как от гнилых фруктов.
Старуха беззубо усмехнулась.
- Сегодня я была у поля, и я почуяла по-настоящему сильный запах гнилых
фруктов, но я не знала, откуда он идет. И мы уже не видели анх## дня три или четыре!
Атмосфера ощутимо менялась при ее словах.
- Возможно, это знак. – Сказал я. – Если так, вам повезло. Все, что вам нужно – это
мужество, чтобы войти в туннель и убить вредителя. Он в ваших руках!
Мои слова потонули в громком крике одобрения, затем в громких, возбужденных
разговорах и составлениях планов. Через несколько минут зал опустел, и воодушевленная
толпа отправилась охотиться на анхега… Я остался.
Я прикинул, что миссию свою я выполнил, но ценой, заплатить которую барон
будет не рад. Если они одолеют анхега, то нужда подданных в бароне, который отказался
самолично справиться с чудовищем, может поуменьшиться. Если это будет
продолжаться… Я подумал о плечистом парне с резвым умом и ушлыми манерами. Не
буду ли я однажды служить ему, а не барону?
Я собрал свои пожитки. И тогда-то я заметил еще одну душу в зале кроме меня –
девочку лет восьми.
- А разве ты не пойдешь убивать анхега? – Шутливо спросил я ее.
- Неа! – Ответила она с явным отвращением. – Ненавижу жуков!
Примечания
Робин Дженкинс (Robin Jenkins)
1. В общих чертах внешность анхега напоминает богомола. Гигантское насекомое с
твердым хитиновым панцирем, покрывающим верхнюю часть тела и обладающим AC 2, и
мягким брюшком с AC 4. Твердый панцирь анхега бывает самых разных цветов, от
желтого до бурого и серого, мягкое брюшко бывает всех оттенков между красным и
розовым. Подобно богомолу, у анхега две пары ног и пара передних конечностей,
используемых для рытья и сражения. Также передними конечностями анхег удерживает
мелкую добычу, атакуя ее мандибулами.
Так как анхег каждый год растет, он сбрасывает старый панцирь, наращивая новый,
более крупный. В это время года, как правило осенью, анхег наиболее уязвим. Чтобы
сбросить старый панцирь анхегу требуется день или два, и потом еще 1-2 недели уходит
на то, чтобы новый панцирь затвердел до состояния старого. В течении первой недели AC
анхега уменьшается до AC 5 сверху и AC 7 на брюшке. Неделю спустя панцирь
отвердевает до обычной прочности.
Во время периода линьки, анхег очень медлителен, потому что его телу приходится
нелегко без экзоскелета, который еще и требуется нарастить. Во время этого
двухнедельного периода скорость анхега составляет половину от обычной (6 над землей).
Аналогично, причиняемые его мандибулами повреждения составляют, грубо говоря,
половину от обычной величины (1d10 против 3d6). Также в этот период анхег не может
плеваться кислотой. Пока нарастает экзоскелет, анхег воздерживается от копания,
поскольку это может повредить или деформировать его нежную броню. Поэтому цифр
для подземной скорости в этот период не приводится. Чтобы защититься от хищников или
других анхегов (которые могут попробовать изгнать линяющее существо из его логова,
либо сожрать его, пока он слаб), анхег выделяет запах, отгоняющий потенциальных
хищников. Для человека этот запах (следствие отвердевающих панцирь энзимов) слабо
напоминает запах гнилых фруктов. Из-за такого аромата большинство прочих существ (за
исключением некоторых млекопитающих и наиболее отчаянных насекомых) избегают в
этот период анхега.
Размер анхега зависит от возраста и здоровья, и напрямую связан с величиной HD
конкретного существа. Например, анхег с 3 HD грубо будет 10 футов длиной, в то время
как 4-х HD-шный примерно 12 футов. С каждым дополнительным HD длина возрастает на
2 фута, и 8-ми HD-шный анхег будет примерно 20 футов длиной. Как правило, в высоту
анхег вдвое меньше, чем в длину, таким образом, существо длиной 16 футов будет
высотой 8 футов. Заметим вдобавок, что HD анхега почти напрямую связаны с его
возрастом. В первые шесть месяцев после рождения у анхега 1 HD, во вторые шесть
месяцев – 2 HD. За каждый последующий год анхег получает по одному HD, пока не
достигнет 8 HD, после чего прекращает дальнейший рост. Обычно анхеги не живут
больше 10-12 лет – эти гигантские насекомые быстро растут и, как результат, живут
относительно недолго.
В климатических зонах с особо суровыми зимами, анхег впадает в спячку на
холодное время года. Через месяц после первого снегопада анхег отправляется в логово,
чтобы залечь в спячку. В этот период он не нуждается ни в пище, ни в копании – питается
он теми запасами белка и питательных веществ, которые нагулял осенью (одна из причин,
почему как хищник анхег более всего активен осенью). В таком состоянии анхег может
оставаться необнаружимым под землей весь холодный сезон, вернувшись на поверхность,
как только появятся первые признаки весны. В климате с мягкими зимами анхег сохраняет
активность круглый год.
2. Помимо хлопот по подготовке к спячке, осень также служит анхегу брачным
сезоном. Каждый год поздно осенью самец анхег ищет самку. Поиск облегчается тем, что
самка выделяет запах, привлекающий самца, одурманивая насекомое своим ароматом.
Впав в заторможенное и вялое состояние, самец оплодотворяет яйца и немедленно
убивается самкой. Затащив самца в расширенный тупиковый туннель, самка острым
яйцекладом пробивает ему брюшко и откладывает яйца в его тело.
Самка анхега откладывает 2d6 яиц, 75% из них оплодотворены и успешно
проклевываются. Проклюнутся эти яйца, серого цвета и примерно 2 футов в поперечнике,
через месяц – обычно до того, как самка впадет в спячку. В зимние месяцы
новорожденные анхеги (называемые «личинками») питаются самцом и растут по
описанной выше схеме. В первые три-четыре месяца новорожденные анхеги обретают
внешность и способности взрослого. В первый год молодые анхеги могут кусаться на 1d4
повреждений, плюс дополнительные 1d4 повреждений в ход от пищеварительных
энзимов. Также они могут плеваться на взрослую дальность, кислота наносит 2d8
повреждений. На первый год у несовершеннолетних анхегов AC 4, на брюшке AC 6, в
последующем он становится, как указано в «Руководстве по монстрам».
3. Хотя анхег, в общем-то, животное неразумное, он обладает некоторыми
физическими преимуществами и крохами инстинктивной хитрости, помогающими ему
охотиться. Как указано в «Руководстве по монстрам», анхег прокладывает под землей
ходы, предпочитая богатую минералами и органикой почву. Именно из этих минералов и
растений и состоит по большому счету питание анхега. Тем не менее, насекомое
регулярно разнообразит свою диету свежим мясом (обычно домашней скотиной, но
иногда и людьми и прочими доступными существами). Хотя мандибулы анхега не
приспособлены для разрывания мяса, анхег может расщеплять свою пищу при помощи
сильной разъедающей жидкости – жидкости, которую он также использует и в бою.
Излюбленная тактика анхега – закопаться на 5-10 футов под поверхность земли и
ждать, пока не почует, что над головой проходит потенциальная жертва. Обычно анхег
роет достаточно близко от поверхности, чтобы можно было высунуть сквозь
разрыхленную почву антенны. Антенны анхега необычайно чувствительны к вибрациям,
полностью заменяя анхегу слух (т.е. без антенн анхег глух). Их чувствительность
настолько высока, что анхег способен почуять приближение существа размером с
человека (M) на расстоянии 300 футов, существ меньше человека (S) на расстоянии 100
футов, а существ крупнее человека (L) на расстоянии 500 футов.
В качестве дополнительного преимущества, анхег обладает превосходным ночным
зрением благодаря фасетчатым глазам, хотя он довольно близорук. Сотни крохотных
черных линзочек в глазах позволяют видеть с большой четкостью в сумерках или ночью,
как при ультравидении на 60 футов (однако под землей это чувство не работает). На
поверхности, при полном дневном свете, зрение анхега работает только в радиусе 120
футов.
При рытье ходов анхег пользуется мандибулами для копания, минералы покрупнее
разлагает пищеварительными энзимами, а землю отбрасывает передними лапками. Ест
анхег в процессе рытья, избавляясь от минералов переваривая их. Как правило, анхег
постоянно роет, он редко остается на одном месте, если только не впал в спячку,
обустраивает гнездо или поджидает добычу. Все остальное время анхег роет по всей
округе, прокладывая туннели на разной глубине и под разными углами, до того как
мигрировать куда-то еще. Как результат, для анхега вполне обычно временно поселиться
на крестьянском поле или на участке леса, пока он не оставит округу без большей части
богатой питательными веществами почвы. Анхег редко прокладывает туннель глубже чем
в 40 футах – ниже этой отметки начинает попадаться плотно утрамбованная почва, сквозь
которую и копать нелегко, и для анхега она невкусная, более того, ниже этой отметки
продвижение затрудняют, а то и вовсе делают невозможным грунтовые воды.
4. По причине кочевой природы анхега, его логово обычно состоит всего лишь из
серии переплетенных в лабиринт туннелей, часть из которых могла уже обрушиться, а
часть все еще используется. В основном, анхег не устраивает логова в каком-то
конкретном жилище, за исключением гнездования или спячки. В этих случаях анхег
обычно переделывает тупиковый туннель в небольшое логово, расширяя коридор, чтобы
приспособить его к своим нуждам. Логова для гнездований – это довольно крупные
конструкции, высотой 10-12 футов, шириной 20-25 футов и длиной 60-80 футов (должно
быть достаточно места, чтобы вместить кроме самки и молодняка труп самца). Логово для
спячки обычно гораздо меньше, примерно тех же размеров, что и сам анхег (это позволяет
анхегу защищаться от холода, используя землю в качестве буфера).
Своим случайным рисунком туннели анхега напоминают лабиринт – хотя
коридоры идут относительно по прямой, они меняют глубину, пересекаются с другими
туннелями и часто внезапно обрываются. Обычно в туннели ведет всего один или два
входа, хотя иногда появляются новые, когда анхег выскакивает из-под земли, ошеломляя
жертву. Туннели, как правило, по ширине и высоте ровно такие, как сам анхег – примерно
3-6 фута в ширину и 4-10 фута в высоту. Из-за рыхлости почвы туннели часто
нестабильны и склонны обваливаться. Соответственно, исследующие их персонажи
должны быть настороже – одно неверное движение, и их ждут досрочные похороны.
Сокровище в анхеговом логове обычно случайно, оно остается от жертв анхега и,
как правило, игнорируется насекомым, которое, по причине животного интеллекта,
сокровищ не желает и применения им не находит. Как результат, нет такого явления как
«сокровищница» анхега. Деньги и волшебные предметы, оставшиеся от жертв, обычно
остаются там же, где и останки жертв – то есть те из предметов, что сумели уцелеть в
пищеварительных энзимах анхега. Все пожитки на теле жертвы должны сделать спас-
бросок от кислоты, чтобы уцелеть в кислотных выделениях анхега – не выполнившие
спас-бросок попросту поглощаются вместе с жертвой. Уцелевшая экипировка или
сокровища выбрасываются анхегом – их часто можно обнаружить в различных местах
туннелей анхега. Предметы обычно встречаются там, где была съедена жертва.
5. Благодаря своей уникальной композиции, тело анхега служит источником
многочисленных «природных сокровищ». Например, из твердого хитинового панциря
выйдут превосходные доспехи. При должном уходе (в противном случае панцирь усыхает
и раскрашивается со временем) панцирь сохраняет AC от 2 до 4, в зависимости от того, с
какой части тела он снят. По весу и нагрузке хитиновый доспех равен чешуйчатому, хотя
по защите он равен пластинчатому.
Глаза анхега (и глазная жидкость) используются алхимиками и пользователями
магии в приготовлении зелий и предметов, связанных со зрением. Аналогично,
пищеварительную кислоту анхега можно собрать и использовать как обычную кислоту.
Это вещество сохраняет свои свойства на срок до шести месяцев после смерти анхега,
причиняет 1d4 повреждений и подчиняется правилам по кислотам, указанным в DMG на
стр. 64-65 и 80-81. Держать это вещество можно только в стеклянном контейнере, а
потому оно очень чувствительно к потрясениям.
В голове анхега находится вспомогательный мешочек с энзимом, очень похожий на
маленький кислотоустойчивый пузырь. Чтобы извлечь эту жидкость из существа
требуются очень умелые руки, поскольку мешочек очень легко ненароком порвать. Если
извлечь мешочек целым не удастся, извлекающий получает повреждения.
Помимо этого из мандибул анхега выходят относительно неплохие головки для
топоров, а лапки (при должном уходе) можно использовать как булавы и прочее
дубасящее оружие. Вычистив из них мясо и заменив его для тяжести чем-нибудь (песком,
металлом и т.д.), можно превратить эти конечности в оружие, наносящее такие
повреждения, как стандартное оружие того же типа.