Вы находитесь на странице: 1из 41

Толкование

на книгу пророка Ионы


преподобный Иероним Блаженный,
Стридонский
Пролог
Пролог
Около трех лет протекло с того времени, как я составил толкования на
пять пророков: Михея, Наума, Аввакума, Софонию и Аггея и, будучи
задержан другою работою, не мог докончить того, что начал; потому что я
написал книгу о знаменитых мужах и две книги против Иовиниана, также
апологию и о наилучшем способе толкования к Паммахию, две книги к
Непоциану или о Непоциане и другое, что долго было бы перечислять.
Итак, после столь долгого времени и как бы по возвращении домой начав
толкование с Ионы, я молюсь о том, чтобы тот, кто служит образом
Спасителя и чрез пребывание в течение трех дней и ночей во чреве
китовом прообразовал воскресение Господа, даровал нам прежнее рвение
и чтобы мы удостоились наития на нас Духа Святого. Ибо если «Иона»
значит «голубь», а голубь означает Духа Святого, то и мы должны
изъяснять голубя чрез нисшествие на нас голубя. Я знаю, что древние
церковные писатели, как греческие, так латинские, много говорили об
этой книге и чрез столь многие исследования не столько разъяснили,
сколько затемнили мысли, так что самое толкование их нуждается в
толковании, и читавший их остается в гораздо большем недоумении,
нежели в каком он находился прежде чтения. Это я говорю не для
унижения великих умов и не для того, чтобы порицание других обращать в
похвалу себе; но потому, что долг толкователя состоит в том, чтобы
коротко и вразумительно разъяснять то, что темно, и не столько
выказывать свое красноречие, сколько выяснять смысл того, что
излагаешь. Итак, спрашиваем: где еще в Священных Писаниях говорится
об Ионе пророке, кроме его книги и Евангелий (или Евангелия)1, то есть,
свидетельства Господа о нем? Если не ошибаюсь, в книге Царей о нем
написано так: «в лето пятоенадесять Амасии, сына Иоаса, царя Иудина,
царствова Иеровоам, сын Иоасов, над Израилем в Самарии четыредесять и
едино лето. И сотвори лукавое пред Господем: не отступи от всех грехов
Иеровоама, сына Наватова, иже в грех введе Исраиля. Той приврати предел
Израилев от входа Емафова даже до моря пустыни, по глаголу Господа,
Бога Израилева, егоже глагола рукою раба Своего Иони, сына Амафиина,
пророка, иже от Гефа, который в Офире» (4Цар. 14, 23–25). Евреи
передают, что этот Амафия был сыном вдовы Сарептской, которого
пророк Илия воскресил из мертвых, после чего мать сказала пророку: «се
уразумех, яко человек Божий еси ты, и глагол Божий во устех твоих
истинен» (или есть истина) (3Цар. 17, 23). Отсюда и этот отрок получил
свое имя, потому что «Amathi» на нашем языке значит «истина»: так как
Илия сказал истину, то тот, кого он воскресил, назван сыном истины.
Затем, Геф, на второй миле от Сафорима (или Сапфирима),
называющегося теперь Диовесарией, по пути в Тивериаду, есть небольшое
селение, где указывают и место погребения его. Впрочем, некоторые
утверждают, что он родился и погребен близ Диосполиса, то есть Лидды,
не понимая того, что слово Офир прибавлено для отличия этого Гефа от
других городов, носящих это название, которые и теперь указываются близ
Елевферополя или Диосполиса. Также в книге Товии, хотя она не
находится в каноне, но употребляется церковными мужами, приводится
нечто подобное, именно в словах Товии к своему сыну: «чадо, се
состарехся, и при исхождении от жития есмь; возми сыны твоя и пойди в
Мидию, чадо; уверихся бо, елика глагола Иона пророк о Ниневии, яко
разорится» (Тов. 14, 3–4). И действительно, как в еврейской, так в
греческой истории и особенно у Геродота мы читаем, что Ниневия была
разрушена в царствование Иосии у евреев и при Астиаге, царе мидийском.
Отсюда мы видим, что сначала ниневитяне, покаявшись вследствие
проповеди Ионы, получили помилование, во впоследствии, оказав
упорство в прежних преступлениях, навлекли на себя божественное
наказание. Евреи также передают, что Осия, Амос, Исаия и Иона
пророчествовали в одно и тоже время. Это сказано нами применительно к
истории. Но нам не безызвестно, досточтимый папа Хроматий2, что
чрезвычайно трудно все то, что говорится о пророке, изъяснить в
отношении к Спасителю, то есть, что он бежал, спал, был выброшен в
море, был поглощен китом, быв выброшен на берег, проповедовал
покаяние, огорченный спасением многочисленного города, утешался
тенью тыквы, был обличен Богом за то, что он более заботился о растении,
которое было зеленым и вдруг засохло, нежели о таком множестве людей,
и прочее, что мы постараемся объяснить в самой книге, тем не менее,
чтобы в кратком предисловии выразить весь смысл пророчества, мы
скажем, что никто не может быть лучшим истолкователем своего образа,
как сам Тот, кто вдохновил Своих пророков и преднапечатлел в Своих
рабах черты будущей истины. Так, Он говорит иудеям, неверящим Его
слову и не признающим Его Христом, Сыном Божиим: «мужи
Ниневитстии восстанут на суд с родом сим и осудят его, яко покаяшася
проповедию Иониною: и се боле Ионы зде» (Матф. 12, 41). Род иудеев
осуждается, между тем как мир верует, и Израиль погибает чрез неверие,
между тем как Ниневия приносит покаяние. Они имеют книги, а мы –
Господа книг, они обладают пророками, мы – разумением пророков, их
убивает буква, нас животворит дух (2Кор. 3); у них отпускается Варавва
разбойник (Ин. 18), нам отпускается Христос, Сын Божий.
Глава I.
Ион.1:1–2. И было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину,
говорящее: встань, и иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в нем;
ибо злодеяние его дошло до Меня.
LXX, за исключением слов: «вопль злодеяния его дошел до Меня»,
прочее перевели таким же образом.
Иона посылается к язычникам для осуждения израильтян, потому что
они упорствуют в злодеянии, между тем как Ниневия приносит покаяние.
Далее слова: «злодеяние его дошло до Меня» или «вопль злодеяния его
шел до Меня» означает тоже, что сказано в книге Бытия: «вопль
Содомский и Гоморрский умножися» (Быт. 18, 20), и к Каину: «глас крове
брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт. 4, 10). В иносказательном
смысле Господь наш то и другое означает, или потому, что Дух Святый
нисшел на Него в виде голубя и пребывал на Нем, или же потому, что Он
сам болезновал о наших ранах, плакал об Иерусалиме и язвою Его мы
исцелились, и по истине Он есть сын истины, потому что Бог есть истина,
посылается в прекрасную Ниневию, то есть в мир, красивее которого мы
ничего не видим плотскими очами. Поэтому и у греков он от красоты
получил название χόσμος, и по окончании всех дел творения о нем
говорится: "виде Бог, яко добра" (Быт. 1, 31). Он был послан в Ниневию,
город великий, чтобы весь мир язычников слушал Его, потому что Израиль
не захотел слушать. И это потому, что злодеяние его дошло до Бога. Ибо
когда Бог устроил как бы некоторого рода прекрасный дом для человека,
который должен был служить Ему, то человек развратился по собственной
воле, и сердце его стало от юности склонным прилежно помышлять о зле
(Быт. 8), и поднял он к небу уста свои (Псал. 72:9), и когда он построил
башню высокомерия (Быт. 11), то сошел к нему Сын Божий, чтобы,
повергшись в покаянии, достиг неба тот, кто не мог достигнуть его чрез
высокомерное превозношение.
Ион.1:3. И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня.
LХX перевели таким же образом. Пророк, чрез вдохновение Духа
Святого, знает, что покаяние язычников служит падением иудеев.
Поэтому, любя свое отечество, он не столько завидует спасению Ниневии,
сколько не желает погибели своему народу. Он также читал, что Моисей,
молясь о нем1, сказал: «аще... оставииш им грех, остави, аще же не
оставишь, изглади мя из книги Твоея, в нюже вписал еси» (Исх. 32, 32), и
по молитве его Израиль спасся и Моисей не был изглажен из книги; даже
более, ради этого раба Своего Господь пощадил прочих сорабов его. Ибо
говоря: «оставь меня» он показывает, что он мог быть удержан. Нечто
подобное и апостол говорит: «я желал бы сам быть отлученным... за
братьев моих... по плоти», то есть израильтян (Рим. 9, 3). Это не значит,
что желает погибнуть тот, для кого жизнь есть Христос и смерть
приобретение (Флп. 1, 21); но он делается более достойным жизни, когда
желает спасти других. Сверх того, Иона, видя, что прочие пророки
посылаются в овцам погибшим дома Израилева для того, чтобы склонить
народ к покаянию, и что также прорицатель Валаам пророчествовал о
спасении народа израильского (Числ. 23–24), скорбит о том, что только он
избран для того, чтобы быть посланным к ассириянам, врагам Израиля, и в
самый большой город врагов, в котором господствовало идолослужение и
где ее знали Бога, и, – что́ еще важнее, – он боялся, чтобы после того, как
они, вследствие проповеди его, обратятся к покаянию, не был совсем
оставлен Израиль. Ибо чрез того же Духа, которым было вверено ему дело
проповеди у язычников, он знал, что когда уверуют язычники, тогда
погибнет дом Израилев, и опасался, чтобы в его время не произошло то,
что должно было совершиться впоследствии. Поэтому Иона, удаляясь,
подобно Каину (Быт. 4), от лица Господня, хотел бежать в Фарсис, под
которым Иосиф понимает Киликийский город Тарс, изменяя, впрочем,
первую букву; но насколько можно заключать из книг Паралипоменон, так
называется одна местность в Индии. Евреи полагают, что слово «Тharsis»
означает вообще море, как в следующих словах: «духом бурным
сокрушиши корабли Фарсийския» (Псал. 47, 8), то есть морские, и у
Исаии: «рыдайте, корабли Фарсиса» (Ис. 23, 1, 14). Об этом, помнится мне,
сказано мною, много лет тому назад, в одном письме к Марцелле2. Таким
образом пророк не желал бежать в определенное место, но, отправляясь по
морю, спешил удалиться куда бы ни было, и человеку убегающему и
испытывающему страх более свойственно воспользоваться первым
случаем для отплытия на корабле, нежели выбирать место для безопасного
убежища. Мы можем также сказать, что он полагал, что только в Иудее
ведом Бог и у Израиля велико имя Его (Псал. 75, 2); но испытав действие
Его на водах, он сознается и говорит: "я еврей, и боюсь Господа небесного,
сотворившего море и сушу» (Ион.1:9). Но если Он сотворил море и сушу,
то почему ты полагаешь, что, оставив сушу, можешь на море спастись от
сотворившего море? В тоже время чрез спасение и обращение
корабельщиков ему дается знать, что также и многочисленное
народонаселение Ниневии может спастись чрез подобного рода
исповедание (или обращение). Относительно же Господа и Спасителя
нашего мы можем сказать что Он оставил дом и отечество Свое и, приняв
плоть, как бы бежал с неба и прибыл в Фарсис, то есть в море века сего,
сообразно с тем, что в другом месте говорится: «сие море великое и
пространное; тамо гади, ихже несть числа, животная малая с великими;
тамо корабли преплавают, змий сей, егоже создал еси ругатися ему»
(Псал. 103, 25–26 ). Ибо потому Он при страдании говорил: «Отче! если
возможно, да минует Меня чаша сия» (Мф. 26, 36), чтобы вследствие
общих криков народа: «распни, распни Его» (Ин. 19, 6) и: «не имамы царя,
токмо кесаря» (Ин. 19, 15), не вошло полное число язычников и чтобы
неотломились ветви от маслины, вместо которых могли вырасти отрасли
дикой маслины (Рим. 11). Его любовь и преданность народу была так
велика вследствие избрания праотцев и обетований Аврааму, что, находясь
на кресте, Он говорил: «Отче, отпусти им; не ведят бо, что творят» (Лук. 
23, 34). Так как «Фарсис» означает «созерцание радости», то, может быть,
пророк, прибывающий в Иоппию,что́ значит «красивая», спешит
достигнуть радости и насладиться блаженным покоем, всецело предаться
созерцанию, полагая, что лучше наслаждаться красотою и разнообразием
знания, нежели, вследствие спасения других племен, видеть погибель того
народа, из которого должен был родиться по плоти Христос.
Ион.1:3. И сошел он в Иоппию, и нашел корабль, отправляющийся в
Фарсис, и отдал перевозную плату за него, и сошел на него, чтобы плыть с
ними в Фарсис от лица Господа.
LХХ: И взошел он в Иоппию, и нашел корабль, отправляющийся в
Фарсис, и отдал перевозную плату свою, взошел на него, чтобы плыть
вместе с ними в Фарсис от лица Господа.
Иоппия – это гавань в Иудее и, как мы читаем в книгах Царств и
Паралипоменон, туда также Хирам, царь тирский, доставлял плотами
дерева с Ливана, которые затем сухим путем перевозились в Иерусалим3.
Здесь есть место, где доселе указывают скалы на морском берегу, к
которым некогда была прикована Андромеда, спасенные чрез помощь
Персея. Образованному читателю известна эта история. Также,
соответственно природе страны, о пророке, спустившемся с горной и
возвышенной местности в равнину к Иоппии, вполне справедливо
говорится, что он сошел, и нашел корабль, отчаливающий от берега и
отправляющийся в море, и отдал перевозную плату за него или плату за
корабль, то есть за перевоз на нем по еврейскому тексту, или же
перевозную плату за себя (или свою), как перевели LХХ. И сошел на него,
как говорится собственно в еврейском тексте, ибо «iеred» означает
«сошел», потому что убегая он беспокоился о том, чтобы найти убежище,
или же «взошел», как написано в общепринятом издании (vulgata), чтобы
прибыть туда, куда бы корабль ни отправился, полагая, что он спасется,
если оставит Иудею. Также Господь наш на крайнем приморском берегу
Иудеи, который, как находившийся в Иудее, назывался прекрасным, не
хочет брать хлеб у детей и давать его псам (Матф. 15, 26), но так как Он
пришел к овцам погибшим дома Израилева, то отдает плату
корабельщикам, так что, желая сначала спасти Свой народ, Он спасает
живущих при море, и среди водоворотов и бурь, то есть при Своем
страдании и крестном поношении, погрузившись в преисподнюю, спасает
тех, коих оставлял без внимания, как бы будучи спящим на корабле
(Матф. 8). Благоразумного читателя я должен просить, чтобы он не искал
того же порядка в иносказательном объяснении, как в историческом. Ибо
и апостол в Агаре и Саре видит образ двух заветов (Галат. 4); однако мы не
можем иносказательно объяснять все то, что истории сообщает о них.
Также в послании к Ефесянам, говоря об Адаме и Еве, он сказал: «сего
ради оставит человек отца и матерь, и прилепится к жене своей, и будета
два в плоть едину; тайна сия велика есть: аз же глаголю во Христа и во
церковь» (Ефес. 5, 31–32). Можем ли мы все начало книги Бытия, и
сотворение мира, и создание людей отнести к Христу и церкви на том
основании, что в таком смысле употребил это свидетельство апостол?
Положим, что слова: «сего ради человек оставить отца своего» мы можем
отнести ко Христу в том смысле, что Он оставит Бога Отца на небе, чтобы
присоединить языческие народы к церкви; но как мы можем объяснить
следующие за тем слова: «матерь свою»? Разве, может быть, в том смысле,
что Он оставил небесный Иерусалим, который служит матерью святых?
Много есть и других, гораздо больших затруднений. Также написанное
тем же апостолом: «пияху бо от духовного последующего камене; камень
же 6е Христос» (I Кор. 10, 4; сн. Исх. 17) отнюдь не обязывает нас относить
всю книгу Исход ко Христу. Ибо что мы можем сказать? Только то, что
Моисей ударил в этот камень не один раз, по два раза, что потекла вода и
наполнила потоки (Числ. 20). Неужели по этому поводу все историческое
повествование в этом месте мы должны объяснить аллегорически? Не
должно ли, скорее, каждое место, соответственно тому или другому
характеру повествования, получать различный духовный смысл? Таким
образом как эти свидетельства имеют соответствующее им объяснение, и
предшествующее не требует такого же аллегорического объяснения, как
последующее; так и книга пророка Ионы не может, без опасности для
толкователя, вся быть отнесена к Господу, хотя в Евангелии говорится:
«род лукав и прелюбодей знамения ищет, и знамение не дастся ему, токмо
знамение Ионы пророка. Якоже бо бе Иона во чреве китове три дни и три
нощи, тако будет Сын человеческий в сердцы земли три дни и три нощы»
(Матф. 12, 39–40).
Ион.1:4. Но Господь послал ветер великий на море, и сделалась на
море великая буря, и корабль подвергался опасности крушения.
LХХ: И Господь воздвиг ветер великий на море, и сделалась великая
буря на море, и корабль подвергался опасности крушения.
Бегство пророка можно также относить вообще к человеку, который,
презирая заповеди Бога, удалился от лица Его и предался миру, но
впоследствии, вследствие бури зол и жестокого, испытанного им,
крушения во всем мире, вынужден был признать силу Божию и
возвратиться к Тому, от кого бежал. Отсюда мы также видим, что то, что
люди считают спасительным для себя, обращается, – если это не угодно
Богу (или по воле Божией), – в средство погибели их, и что не только
помощь не доставляет пользы тем, которым она оказывается, но
подвергаются одинаковому крушению также и те, которые ее оказывают.
Так мы читаем, что Египет был побежден ассириянами потому, что
помогал, вопреки воли Господа, Израилю. Корабль, принявший
находившегося в опасности, сам подвергается опасности; на море
вследствие ветра начинается волнение, среди тишины поднимается буря,
ничто не бывает безопасным, если это противно воле Божией.
Ион.1:5. И устрашились корабельщики, и взывали люди к богу своему,
выбрасывали в море вещи, бывшие на корабле, чтобы облегчит его от них.
LХХ: И устрашились плывшие на корабле, и взывали каждый к богу
своему, и выбрасывали в море вещи, бывшие на корабле, чтобы облегчился
корабль.
Они полагают, что корабль обременен обычною тяжестью, и не
понимают того, что все отягощение его происходит от убегающего
пророка. Корабельщики испытывают страх, каждый взывает к своему богу;
не зная истины, они знают о провидении, и при религиозном заблуждении
знают, что есть нечто, что должно быть чтимо; они выбрасывают тяжести
в море, чтобы корабль легче мог плыть по сильным волнам. Но Израиль,
наоборот, ни при благоприятных обстоятельствах, ни при бедствиях не
хочет знать о Боге и, между тем как Христос плачет о народе, у него глаза
остаются сухими.
Ион.1:5. Иона же спустился во внутренность корабля и спал крепким
сном.
LХХ: Иона же спустился во внутренность корабля, и спал, и храпел.
Что касается исторического смысла, то здесь изображается
беззаботность пророка: ни при буре, ни при опасностях он не смущается и
одинаково держит себя как в тихую погоду, так при угрожающем
кораблекрушении. Когда другие взывают к богам своим, выбрасывают
вещи и каждый употребляет усилия, какие может, он остается настолько
спокойным, безмятежным и беззаботным, что спускается во внутренность
корабля и спокойно спит. Но можно и так сказать: он сознавал, что чрез
свое бегство он согрешил, презрев повеления Господни, и, между тем как
другие не знали, он знал, что жестокая буря поднимается именно против
него; поэтому он спускается во внутренность корабля и со скорбию
скрывается, чтобы не видеть волн, которые поднимались против него, как
божественные мстители. Спит же он вследствие не беззаботности, а
печали. Ибо и об апостолах мы читаем, что при страдании Господа они,
вследствие великой скорби, погрузились в сон (Матф. 26). Если же
объяснять это, как образ (in tуро), то сон и глубокое усыпление пророка
означает такого человека, который находится в состоянии оцепенения и
беспамятства вследствие заблуждения и который не ограничивается тем,
что бежит от лица Божия, но, вследствие некоторого рода
умопомешательства, помрачившийся ум его не замечает гнева Божия и как
бы спит спокойно, обнаруживая свой глубокий сон чрез хранение.
Ион.1:6. И подошел к нему кормчий и сказал ему. что ты спишь?
встань, призови Бога твоего; может быть, Бог вспомнит о нас, и мы не
погибнем.
LХХ: И пришел к нему помощник кормчего и сказал ему: что ты
храпишь? встань, призови Бога твоего; может быть, Бог спасет нас, и мы
не погибнем.
Естественно, что каждый при собственной опасности более надеется
на другого; поэтому кормчий или начальник корабля, который должен был
ободрять боязливых пассажиров, видя великую опасность, будит спящего,
укоряет его за неожиданную беспечность и увещает его помолиться в свою
очередь Богу своему, чтобы у тех, для коих общая была опасность, общею
была и молитва. Затем, согласно с иносказательным смыслом, есть очень
много таких, которые, плавая вместе с Ионою и имея собственных богов,
спешат достигнуть созерцания радости. Но когда на Иону падет жребий и,
вследствие смерти его, утихнет буря века сего, и на море снова настанет
тишина; тогда будут поклоняться единому Богу и приносить Ему
духовные жертвы, которых они в буквальном смысле, конечно, не имели,
когда находились среди волн.
Ион.1:7. И сказали друг другу: придите, а бросим жребий, и узнаем,
отчего беда эта на нас. И бросили жребий, и пал жребий на Иону.
LХХ: И сказал каждый ближнему своему: придите, бросим жребий и
узнаем, за кого зло это на нас. И бросили жребий, и жребий пал на Иону.
Они знали природу моря и, плавая столько времени, знали причины
бурь и ветров, и если бы они видели обычные волны и такие, которые
известны им были из прежних опытов их, то, конечно, никогда не стали бы
доискиваться виновника угрожающего кораблекрушения и не пытались бы
чрез нечто неизвестное избежать известной опасности. Но на основании
этого примера мы не должны поспешно приходить к вере в жребий или
связывать с этим свидетельством сказанное в Деяниях апостолов, где
Матфей избирается по жребию в апостола (Деян. 1), потому что
преимущества некоторых не могут быть общим законом. Ибо, как ослица
говорила для осуждения Валаама (Числ. 22), как Фараон (Быт. 41) и
Навуходоносор (Дан. 2) чрез сновидения узнали, для своего осуждения,
будущее и однако не признали Бога, посылающего откровения, и также
Каиафа предсказал, сам не зная смысла своего предсказания, что лучше
одному умереть за всех (Ин. 18, 14); так и на этого беглеца падает жребий
не силою жребиев, и тем более жребиев языческих, а по воле Того, кто
направлял неверные жребии. Что же касается слов: «и узнаем, за кого зло
это на нас», то здесь «зло» (malitia) мы должны понимать в смысле печали
и бедствия, подобно тому, как в следующих словах: «довлеет дневи злоба
его» (Матф. 6, 34), также у пророка Амоса: «или будет зло во граде, еже
Господь не сотвори» (Амос. 3, 6), и у Исаии: "Аз Господь, ...творяй мир и
зиждяй злая (Ис. 45, 7). Но в другом месте зло понимается, как
противоположность добродетели, как выше мы читаем у этого же самого
пророка: «взыде вопль злобы его ко Мне» (Ион. 1, 2).
Ион.1:8. И сказали ему: открой нам: за кого эта беда на нас, какое
твое занятие, какая твои страна и куда ты отправляешься или из какого ты
народа?
LХХ: И сказали ему: объяви нам: за кого это зло на нас, какое твое
занятие, и откуда идешь, и куда отправляешься, и из какой страны и из
какого ты народа?
На кого указал жребий, того они заставляют, чтобы он сам объявил,
почему поднялась такая буря или почему против них разразился сильный
гнев Божий. «Открой нам», – говорят, – «за кого эта беда на нас», чем ты
занимаешься, из какой страны, из какого народа ты происходишь и куда
спешишь отправиться? Здесь заслуживает замечания также та краткость,
которой мы обыкновенно удивлялись в словах Виргилия4:
Он говорит им: что вас побудило,
Юноши, в путь неизвестный пускаться? Куда вы стремитесь?
Кто вы? Откуда? С войною ли, с миром ли прибыли вы к нам?
Спрашивают о личности его, о стране, о цели путешествия и его
городе, чтобы отсюда узнать и о причине бедствия.
Ион.1:9. И он сказал им: я еврей, и боюсь Господа Бога небесного,
сотворившего море и сушу.
LХХ: И он сказал им: я раб Господа, и почитаю Бога небесного,
сотворившего море и сушу.
Он не сказал: «я иудей», потому что отделение десяти колен от двух
дало это наименование народу, но "я еврей", то есть περα’της переходящий
как и Авраам, который мог сказать: «преселник аз есмь... и пришлец,
якоже вси отцы мои» (Псал. 38, 13), о чем в другом псалме написано:
«преидоша от языка в язык и от царствия в люди ины» (Псал. 104, 13), и
Моисей говорит: «мимошед увижду видение великое сие» (Исх. 3, 3). «И
боюсь Господа Бога небесного»: не богов, которых вы призываете и
которые не могут спасти, но Бога небесного, сотворившего море и сушу:
море, по которому я убегаю, и сушу, с которой я бегу. И справедливо в
отличие от моря называется не земля, а суша. Также в кратких словах
указывается на Творца вселенной, который есть Господь и неба, и земли, и
моря. Но возникает вопрос: чем подтверждается истинность слов: «боюсь
Господа Бога небесного», когда он не исполняет повелений Его? Мы
можем ответить, что и грешники боятся Бога, и рабам свойственно не
любить, а бояться. Впрочем, в этом месте страх можно понимать в смысле
почитания применительно к пониманию тех, которые слышали о Боге, но
еще не знали Его.
Ион.1:10. И устрашились люди страхом великим, и сказали ему: для
чего ты это сделал? Ибо узнали эти люди, что он бежал от лица Господня,
как он сам объявил им.
LХХ: И устрашились люди страхом великим, и сказали ему: для чего
ты это сделал? Ибо узнали эти люди, что он бежал от лица Господня, как
он сам объявил им.
Здесь хронологический порядок обратный: так как можно было
сказать, что не было никакой причины для страха на основании того, что
он заявил им, сказав: «я еврей, и боюсь Господа Бога небесного,
сотворившего море и сушу»; то тотчас присоединяется, что они потому
устрашились, что он объявил им, что он бежит от лица Господа и не
исполнил повелений Его. Поэтому они укоряют его и говорят: «для чего
ты это сделал?» то есть, если ты боишься Бога, то почему убегаешь? Если
так могуществен, как ты говоришь, Тот, кого ты почитаешь, то каким
образом ты можешь убежать от Него? Они испытывают великий страх,
потому что понимают, что это святой человек и из святого рода (ибо, как
снявшиеся с якоря в Иоппии, они знали о преимуществе еврейского
народа), и однако не могут скрыть убегающего. Велик тот, кто убегает, но
более велик Тот, кто ищет его; они не осмеливаются выдать его, но не
могут и скрыть. Они укоряют его за вину его, выражают страх, просят,
чтобы тот сам послужил средством спасения, кто совершил грех. Может
быть также, что словами: «для чего ты это сделал?» они не укоряют его, а
спрашивают, желая знать причину бегства раба от Господа, сына от Отца,
человека от Бога. Что это, говорят, за тайна, что оставляют землю,
стремятся на моря, покидают отечество, ищут чужеземных стран?
Ион.1:11. И сказали ему: что нам сделать с тобою, чтобы море утихло
для нас? ибо море прибывало и воздымалось.
LХХ: И сказали ему: что нам сделать с тобою, чтобы море утихло для
нас? Ибо море прибывало и более воздымало волны.
Ты говоришь, что из-за тебя поднялись ветры, волны, море, пучины?
Ты указал причину болезни, укажи и средство уврачевания. Так как против
нас поднимается море, то мы понимаем, что подвергаемся гневу за
принятие тебя. Если вина состоит в том, что мы приняли тебя, то что мы
можем сделать для того, чтобы Господь не гневался? «Что нам сделать с
тобою?», то есть, убить тебя? Но ты чтитель Господа. Сохранить тебя? Но
ты убегаешь от Бога. Наш долг предоставить себя в твое распоряжение;
тебе следует приказать, что мы должны сделать для того, чтобы утихло
море, которое теперь чрез свое волнение свидетельствует о гневе Творца.
И тотчас историк присоединяет причину такого рода вопроса, говоря:
«море прибывало и воздымалось». Оно прибывало, как ему было повелено,
прибывало, чтобы отмстить за Господа своего, прибывало, преследуя
бежавшего пророка. Воздымалось же оно более и более с каждою минутою
и, как бы вследствие замедления корабельщиков, все более волновалось,
чтобы показать, что наказание не может быть отсрочено Творцом.
Ион.1:12. И сказал он им: возьмите меня и бросьте меня в море, и
море утихнет для вас; ибо я знаю, что ради меня постигла вас эта великая
буря.
LХХ: И сказал им Иона: возьмите меня и бросьте меня в море, и
утихнет море для вас; ибо я знаю, что ради меня постигло вас великое
волнение.
Против меня свирепствует буря, она меня ищет и угрожает вам
кораблекрушением для того, чтобы меня поразить: она поразит меня,
чтобы чрез мою смерть вы остались живыми. "Я знаю, – говорит он, – что
ради меня... эта великая буря». Мне не безызвестно, что для наказания
меня приходят в смятение стихии, нарушается порядок мира, преследует
меня гнев, угрожает вам кораблекрушение; сами волны внушают вам
бросить меня в море. Если я понесу всю тяжесть бури, вы снова получите
спокойствие. Заслуживает внимания также великодушие нашего беглеца:
он не уклоняется, ничего не скрывает, не отрицает; но сознается в бегстве
и добровольно принимает наказание, желая сам погибнуть, чтобы ради
него не погибли другие и чтобы к греху бегства не присоединилась еще
виновность в смерти других. Это сказано нами применительно к
историческому смыслу. Но нам не безызвестно, что дующие ветры,
которым, по Евангелию, Господь повелел утихнуть, и находящееся в
опасности судно, на котором спал Иона, и волнующееся море, которому
изрекается запрещение: "молчи и престани". (Мк. 4, 39), относятся к лицу
Господа Спасителя, поддерживающему находящуюся в опасности церковь
или апостолов, которые, оставляя Его при страдании, как бы бросили Его в
волны. Этот Иона говорит: «Я знаю, что ради Меня постигла вас великая
буря»; потому что ветры видят, что Я отправляюсь с вами в Фарсис, то
есть плыву к созерцанию радости, чтобы привести вас с Собою к радости и
чтобы также вы были там, где Я и Отец (Ин. 14, 3). Поэтому они
свирепствуют; поэтому мир, который во зле лежит (1Ин. 5, 19), поднимает
шум; поэтому стихии приходят в смятение, смерть хочет поглотить Меня,
чтобы вместе с тем умертвить и вас, и не замечает, что она как бы хватает
пищу на уде, чтобы самой умереть чрез Мою смерть. «Возьмите меня, и
бросьте в море». Не наше дело лишать себя жизни, но мы должны охотно
принимать смерть от других. Поэтому и при гонениях нельзя лишать себя
жизни собственноручно, за исключением тех случаев, когда целомудрие
подвергается опасности, но должно склонять выи для наносящего удар.
Так, говорит он, укротите ветры, так сделайте как бы умилостивительное
возлияние для моря: буря, ради меня свирепствующая против вас, утихнет
вследствие моей смерти.
Ион.1:13. И начали люди грести, чтобы возвратиться к сушь, но не
могли; потому что море прибывало и воздымалось против них.
LХХ: И усиливались люди возвратиться к земле, но не могли, потому
что море прибывало и более поднималось против них.
Пророк произнес приговор против себя; но они, узнав, что он
почитает Бога, не осмеливались наложить руки на него; поэтому они
усиливались возвратиться к суше и избежать опасности, чтобы не
проливать крови, предпочитая погибнуть, нежели погубить. Какая
перемена! Народ, служивший Богу, говорит: «распни, распни Его» (Ин. 19, 
6). А этим повелевается умертвить, море неистовствует, буря требует, и
однако они, пренебрегая собственною опасностию, заботятся о спасении
другого Поэтому LХХ и выражаются παρεβιάζοντο, то есть «желали
пересилить» и победить природу, чтобы не причинить насилия пророку
Божию. Гребли же эти люди, чтобы возвратиться к суше, потому, что, не
зная тайны того, кто должен был пострадать, они думали, что корабль
может спастись от опасности, между тем как низвержение Ионы в море
должно было послужить к облегчению корабля.
Ион.1:14. И воззвали они к Господу и сказали: молим Тебя, Господи,
да не погибнем за душу этого человека, и да не вменишь нам кровь
невинную; ибо Ты, Господи, соделал, как восхотел.
LХХ: И воззвали они к Господу и сказали: Господи! да не погибнем
мы за душу этого человека, и да не вменишь нам кровь праведную; ибо Ты,
Господи, соделал, как восхотел.
Велика вера корабельщиков: они сами находятся в опасности, и
молятся о спасении (аnima) другого. Ибо они знают, что хуже смерть
грешника, нежели утрата жизни. «И да не вменишь нам, – говорят, – кровь
невинную». Они призывают Господа в свидетели, чтобы не было им
вменено все то, что они сделают, и как бы говорят: мы не желаем погубить
пророка Твоего; но и он сам объявил о гневе Твоем, и буря об этом
свидетельствует, потому что Ты, Господи, соделал, как восхотел, Твоя воля
исполняется нашими руками. Слова корабельщиков не кажутся ли нам
заявлением Пилата, который омывает руки свои и говорит «неповинен
есмь от крове Человека сего". (Матф. 27, 24)? Язычники не желают
погубить Христа, свидетельствуют о невинной крови, а иудеи говорят:
«кровь Его на нас и на чадех наших» (Матф. 27, 25). Поэтому если они
будут поднимать руки к небу, то не будут услышаны, ибо они полны
крови. «Ибо Ты, Господи, соделал, как восхотел»: в том, что мы приняли
его, что поднялась буря, что свирепствуют ветры, что море воздымает
волны, что беглец уличается жребием, что он объявляет, как должно
поступить, – во всем этом Твоя воля, Господи, ибо Ты соделал, как
восхотел. Поэтому и Спаситель говорит в Псалме: «еже сотворити волю
Твою, Господи, восхотех" (Псал. 39, 9).
Ион.1:15. И взяли Иону, и бросили в море, и море остановилось в
ярости своей.
LXХ: И взяли Иону, и бросили в море, и остановилось в море
волнение его.
Не сказал: схватили, не говорит: бросились на него, но: "взяли"
(tulerunt), как бы неся его из уважения и почтения к нему, и когда бросали
его в море, он не сопротивлялся, но сам отдал себя в их распоряжение. И
море «остановилось», потому что оно нашло того, кого искало. Подобно
тому, как преследующий убежавшего быстро бежит за ним, а когда
догонит его, то перестает бежать, но останавливается и держит того, кого
поймал; так и море выражало гнев, пока не было Ионы, а когда заключило
в свои недра того, кого искало, оно радуется, ласкает его, и вследствие
радости возвращается тихая погода. Если мы обратим внимание до
страдания Христа на заблуждения мира, на противные ветры различных
учений, на корабль и весь род человеческий, то есть на творение Господне,
находящееся в опасности, а после страдания Его – на тишину веры, на мир
в мире, на безопасность всех и на обращение к Богу; то увидим, каким
образом после низвержения Ионы в море прекратилось волнение (или
прекратилась ярость) его.
Ион.1:16. И устрашились... люди Господа страхом великим, и
принесли Господу жертвы и дали обеты.
LХХ [перевели] таким же образом. До страдания Господа они в
страхе взывали в богам своим; во после страдания Его они страшатся
Господа, то есть чтут Его и поклоняются Ему, и не просто страшатся, как
читаем в начале (Ион.1, 5), но страхом великим, согласно с следующими
словами: «всею душею, и всем сердцем и всею мыслию твоею» (Матф. 22, 
37). И принесли... жертвы», не в буквальном смысле, потому что таковых
они не имели, когда находились среди волн, но в том смысле, что жертвою
Богу служит дух сокрушенный (Псал. 50, 19). И в другом месте говорится:
«пожри Богови жертву хвалы и воздаждь Вышнему молитвы твоя» (Псал. 
49, 14), и еще: "воздадим Тебе тельцов устен наших» (Ос. 14, 3). Поэтому
они на море приносят жертвы и добровольно обещают другие жертвы,
давая обеты никогда не отступать от Того, которого начали чтить. Они
устрашились страхом великим, потому что из тишины моря и удаления
бури увидели истинность слов пророка. Иона чрез свое бегство на море,
крушение и смерть спасает колеблемый волнами корабль, спасает
язычников, которые прежде колебались вследствие заблуждений и
различных воззрений мира. И Осия, Амос, Исаия, Иоиль, которые
пророчествовали в тоже время, не могли исправить народ в Иудее. Это
показывает, что буря не может утихнуть иначе, как только чрез смерть
бежавшего.
Глава II.
Ион.2:1. И уготовал Господь большую рыбу, чтобы она поглотила
Иону.
LХХ: И повелел Господь киту великому, и проглотил он Иону.
Господь повелел смерти и преисподней принять пророка. Сколько
радовалась смерть при поглощении его, считая его добычею для жадной
пасти, столько же печалилась при извержении его. Тогда исполнилось
написанное у Осии: «буду смертию твоею, смерть, буду ужалением для
тебя, ад» (Ос. 13, 14). В еврейском тексте мы читаем «большая рыба»,
вместо чего LХХ толковников и Господь в Евангелии (Матф. 12, 40),
кратче выражая сущность дела, говорят «кит». В еврейском тексте стоит
«dag gadol», то есть «большая рыба» но это, без сомнения, означает кита
(cetum)5. Должно заметить также, что где предполагалась погибель, там
оказалось спасение. Далее, слово «уготовал» означает или то, что Бог
создал его в начале, о чем и в псалме пишется: «змий сей, егоже создал еси
ругатися ему» (Псал. 103, 26), или же, может быть, повелел ему
приблизиться в кораблю, принять выброшенного Иону в свои недра и
вместо смерти доставить ему убежище, чтобы тот, кто на корабле испытал
гнев Божий, при смерти испытал благость Его.
И был Иона во чреве рыбы три дня и три ночи.
LХХ: И был Иона во чреве кита три дня и три ночи.
Таинственный смысл этого места Господь изъяснил в Евангелии
(Матф. 12), и было бы излишне сказать или то же самое, или иное, нежели
изложенное самим пострадавшим. Мы только спрашиваем: каким образом
Он пробыл в сердце земли три дня и три ночи? Некоторые разделяют на
два дня и две ночи παρασχευὴv (пятницу), когда, по исчезновении солнца
от шестого часа до часа девятого (Мф 27, 45), ночь последовала за днем и,
присоединяя субботу, полагают, что это должно считать за три дня и три
ночи; но мы синекдохически (σινεχδοκιχῶς) понимаем целое под частью,
так что с того момента, как Он6 умер, в пятницу (έν παρασχευῆ) мы
считаем один день и ночь, другую в субботу7, а третью ночь,
причисляемую в дню Господню8, мы относим к началу следующего дня;
потому что и в книге Бытия (гл. 1) ночь относится не к предшествующему,
а к последующему дню и составляет начало будущего дня, а не конец
прошедшего. Для большей удобопонятности выражу это проще. Представь
себе, что кто-нибудь вышел из одного места в девятом часу и на другой
день в третьем часу прибыл в другое место. Если я скажу, что он совершил
путь в два дня, то не могут прямо обвинять меня во лжи из-за того, что
этот путник употребил на путешествие не все часы, а лишь некоторую
часть каждого из двух дней. Мне по крайней мере кажется, что здесь
должно быть такого рода объяснение. Если же кто-либо не примет этого и
может лучше истолковать это таинственное место, то следует предпочесть
его объяснение.
Ион.2:2–3. И помолился Иона Господу Богу своему из чрева рыбы, и
сказал.
LХХ перевели таким же образом, изменив лишь порядок слов. Если
Иона прообразует Господа и чрез пребывание в течение трех дней и ночей
во чреве кита указывает на страдание Спасителя, то и молитва его должна
быть прообразом (typus) молитвы Господней. Мне не безызвестно, что
некоторым покажется невероятным то, что человек мог оставаться целым
и невредимым в течение трех дней и ночей во чреве вита, вследствие чего
утихла буря. Это, конечно, будут или верные или неверные. Если верные,
то тем более они должны верить этому, подобно тому, как должны верить,
что три отрока, брошенные в раскаленную печь, остались настолько
невредимыми, что даже одежд их не коснулся запах огня (Дан. 3), что море
отступило и подобно стенам с обеих сторон оставалось неподвижным,
чтобы дать дорогу для прохождения народу (Исх. 14), что львы, голод
которых увеличивал в них ярость, со страхом смотрели на свою добычу,
как бы обладая человеческим разумом, и не касались ее, и т.п. Если же это
будут неверные, то пусть они читают пятнадцать книг Метаморфоз Назона
и всю греческую и латинскую историю, и там увидят, как Дафва
превратилась в лавр или сестры Фаэтова в тополи, как Юпитер, высший
бог их, превратился в лебедя, изливался в виде золота, принимал вид быка,
и прочие баснословные сказания, гнусность которых противоречит
божественной святости. Они верят этому и говорят, что для Бога все
возможно; но веря бесчестному и защищая, в отношении к этому,
всемогущество Божие, они отрицают эту силу в отношении к честному.
Что касается слов: «и помолился Иона Господу Богу своему из чрева»
рыбы и сказал, то мы понимаем их в том смысле, что когда Иона понял,
что он остался невредим во чреве кита, то не отчаялся в милосердии
Господа, но всецело обратился к молитве. Ибо Бог, сказавший
относительно праведника: «с ним есмь в скорби» (Псал. 90, 15), и: «когда
он воззовет ко Мне, Я скажу: вот Я» (Ис. 58, 9), был с ним, и тот, кому Он
внял, может сказать: «в скорби распространил мя еси» (Псал. 4, 2).
Ион.2:3. Воззвал я в скорби моей к Господу, и Он услышал меня, из
чрева преисподней я воззвал, и Ты услышал голос мой.
LХХ перевели таким же образом, изменив только следующее: из
чрева преисподней Ты услышал голос вопля моего. Не сказал он «взываю»,
но «воззвал», и не относительно будущего молится, но за прошедшее
благодарит, показывая нам, что с того времени, как он, будучи брошен в
море, увидел кита, столь массивное тело его и громадную пасть,
поглотившую его, он вспомнил о Господе и воззвал, – или потому, что
воды отступили и дали ему возможность взывать, или же вследствие всего
расположения сердца согласно с словами Апостола: взывая в сердцах
ваших: «Авва, Отче» (Гал. 4, 6). Взывал же он к Тому, кто знает сердца
человеческие и кто говорит Моисею: «что вопиеши ко Мне» (Исх. 14, 15)?
хотя Писание не упоминает, что пред этим он взывал. Также в первом
псалме степеней мы читаем: «ко Господу, внегда скорбети ми, воззвах, и
услыша мя» (Псал. 119, 1). Под чревом же преисподней мы можем
понимать чрево кита, которое столь велико, что имеет сходство с
преисподнею. Но можно лучше относить это к лицу Христа, который под
именем Давида воспевает в псалме: «не оставиши душу мою во аде, ниже
даси преподобному Твоему видети истления» (Псал. 15, 10). Бывший
живым в преисподней остался свободным среди умерших.
Ион.2:4. И вверг меня в глубину, в сердце моря, и поток окружил
меня.
LХХ: Ты вверг меня во глубину сердца морского, и потоки окружили
меня.
В отношении к лицу Иовы не трудно объяснение: он был заключен во
чреве кита, во глубине и среди моря и был окружен водами его. Что же
касается Господа Спасителя, то мы возьмем пример из шестьдесят
восьмого псалма, в котором говорится: «углебох в тимении глубины и
несть постояния; приидох во глубины морския, и буря потопи мя» (Псал. 
68, 3), о чем и в другом псалме говорится: «Ты же отринул еси и
уничижил, удалил Помазанника (Christum) Твоего разорил еси завет раба
Твоего, осквернил еси на земли святыню его, разорил еси вся оплоты его»
(Псал. 88, 39–41) и прочее. Ибо сравнительно с небесным блаженством и
тем местом, о котором написано: "в мире святом место Его" (Пс. 75, 3),
всякое земное обиталище полно волн, полно бурь. Далее, сердце моря
означает преисподнюю, вместо чего в Евангелии мы читаем: «в сердцы
земли» (Матф. 12, 40). Как сердце находится в средине животного, так и
преисподняя находится в средине земли. Или, может быть, он говорит в
таинственном смысле, что он находился в сердце моря, то есть среди
искушений. И хотя он находился среди горьких вод и был искушен во
всем, кроме греха (Евр. 4, 15), однако не испытал горечи вод, но был
окружен потоком, о котором и в другом месте мы читаем: «речные потоки
веселят град Божий» (Псал. 45, 5), и между тем как другие пьют соленую
воду, я среди искушений, говорит он, пил вполне сладкую воду. И пусть
тебе не кажется нечестивым то, что теперь Господь говорит: «Ты вверг
Меня в глубину», – Тот, который говорит в псалме: «зане, его же Ты
поразил еси, тии погнаша» (Псал. 68, 27), согласно с тем, что от лица Отца
у Захарии говорится: «поражу пастыря, и расточатся овцы» (Зах. 13, 7;
Матф. 26, 31).
Все пучины Твои и волны Твои проходили надо мною.
LХХ: Все волны Твои и воды проходили надо мною.
Что над Ионою проходили поднявшиеся волны морские и разразилась
жестокая буря, в этом никто не сомневается. Но спрашиваем: каким
образом все поднявшиеся пучины и волны Божии прошли над
Спасителем? «Искушение... житие человеку на земли» (Иов. 7, 1) или, как
стоит в еврейском, «воинствование», потому что мы здесь воинствуем,
чтобы в другом месте быть увенчанными. Ибо нет никого из людей, кто
мог бы вынесть все искушения, кроме Того, кто, подобно нам, был
искушаем во всем, кроме греха (Евр. 4, 15). Поэтому и к Коринфянам
говорится: «искушение вас не достиже, точию человеческое; верен же Бог,
иже не оставит вас искуситися паче, еже можете, но сотворит с
искушением и избытие, яко возмощи вам понести» (1Кор. 10, 13). И так
как все преследования и все приключающееся не происходит без воли
Божией, то называются Божиими пучины и волны, которые не поглотили
Иисуса, но прошли над ним, только угрожая крушением, а не причиняя
его. Таким образом все преследования и бури, которые удручали род
человеческий и от которых подвергались крушению корабли, разразились,
говорит Он, над моею головою. Но я выдержал бури и сокрушил свирепые
ветры, чтобы прочие могли безопаснее плавать.
Ион.2:5. И я сказал: отвержен я от созерцания очей Твоих.
LХХ: Я сказал: отвержен я от очей Твоих.
Прежде, нежели Я воззвал в скорби моей и Ты услышал меня, потому
что Я принял образ раба, уподобившись ему в немощности его, Я сказал:
«отвержен Я от созерцания очей Твоих.» Когда Я был с Тобою и
пользовался Твоим светом и в Твоем (или в Тебе) свете был светом, тогда
Я не говорил: «отвержен Я». Но когда Я нисшел в глубину морскую и
облекся человеческою плотию, то, подражая состоянию людей, говорю:
«отвержен Я от созерцания очей Твоих.» Это Я сказал, как человек; но как
Бог и как бывший образом Твоим и не почитавший хищением быть равным
Тебе (Флп. 2). Я, желая привесть к Тебе род человеческий, чтобы там, где
Я и Ты, были все те, которые уверовали в Меня и Тебя, говорю им так:
h5 Однако Я опять увижу святой храм Твой.
LХХ: Не увижу ли я опять (putasne addam, ut uideam) святой храм
Твой? Греческое слово ἆπα, вместо которого в общепринятом издании
(vulgata) стоит putas9), может быть переведено чрез «итак»10, так что оно
служит как бы для обозначения последнего вывода или заключения из
второй посылки и из доказательств силлогизма, – заключения, выводимого
без сомнения и колебания, но с уверенностию и убеждением. Вместо этого
мы перевели: «однако Я опять увижу святой храм Твой» сообразно с тем,
что от лица Его11 в другом псалме говорится: «Господи! возлюбих
благолепие дому Твоего и место селения славы Твоея» (Псал. 25, 8), и
сообразно с евангельским чтением, в котором написано: «прослави Мя Ты,
Отче, славою у Тебе, юже имех, прежде мир не бысть» (Ин. 17, 5), на что
Отец отвечал с неба: «и прославих, и паки прославлю» (Ин. 12, 28). Или,
может быть, так как читается: «Отец во Мне и Аз во Отце» (Ин. 14, 11), то
как Сын есть храм Отца, так Отец есть храм Сына. Ибо Он сам говорит:
«Аз... изыдох от Отца и приидох» (Ин. 16, 27–28), и: «Слово бе к Богу, и
Бог бе Слово» (Ин. 1, 1). Или же один и тот же Спаситель, как человек
просит, а как Бог, обещает и выражает уверенность относительно того, чем
Он всегда обладал. В отношении же к лицу Иовы, как желающего или
твердо уповающего, можно это так понимать, что он, находясь в морской
глубине, желал видеть храм Господень и духом пророческим пребывал в
другом месте и созерцал другое (или в другом месте).
Ион.2:6. Объяли меня воды до души моей, бездна окружила меня.
LXX: Разлилась вокруг меня вода до души моей, бездна последняя
окружила меня.
Эти, близкие к безднам, воды, текущие в земле, направляющиеся вниз
и много грязи увлекающие с собою, стремятся умертвить не тело, а душу,
потому что они благорасположены к телу и благоприятствуют его
страстям. Поэтому, как мы выше сказали, Господь говорит в псалме:
"спаси мя, Господи, яко внидоша воды до души моея» (Псал. 68, 2), и в
другом месте: «поток прейде душа наша» (Псал. 123, 4) и: «да не... сведет о
мне ровенник уст своих» и да не заграждает меня преисподняя (Псал. 68, 
16); пусть она не отказывает Мне в выходе, потому что Я по собственной
воле нисшел, по собственной воле вознесусь, Я добровольно пришел в
качестве пленника, Я должен освободить пленных во исполнение слов:
«восшед... на высоту, пленил... плен» (Псал. 67, 19; Ефес. 4, 8); ибо тех, кои
прежде пленены были смертию, Он пленил для жизни. Под безднами же
мы должны понимать известные пагубные и злые силы или власти,
которые преданы совершению мучений и наказаний и к которым сами
бесы просят в Евангелии (Лук. 8) не удалять их. Иногда бездна понимается
в смысле тайн, глубочайшего разумения и судов Божиих: "судьбы
Господни бездна многа» (Псал. 35, 7) и: «бездна бездну призывает во гласе
хлябий Твоих» (Псал. 41, 8).
Ион.2:6–7. Море покрыло голову мою. До оснований гор я нисшел;
вереи земли заградили меня на век.
LХХ: Голова моя достигла расселин гор. Я нисшел в землю, вереи
которой суть запоры вечные
Никто не сомневается в том, что море покрыло голову Ионы, что он
нисшел до оснований гор и достиг до глубины земли, как бы до верей и
столпов, на которых, по воле Божией, держится шар земной, о чем в
другом месте говорится: «Аз утвердих столпы ея» (Псал. 74, 4). В
отношении же к Господу Спасителю это по тому и другому издавию
можно, как мне кажется, понимать следующим образом. Важнейшая часть
(ргinсiраlе) или голова Его, то есть душа, которую вместе с телом Он
удостоил принять ради нашего спасения, сошла в расселины гор, которые
покрывались волнами, которые удалились от небесной свободы, которые
окружила бездна и которые отделились от величия Божия, и затем сошла
также в преисподнюю, – в те места, куда, как бы во глубину и в грязь
грехов, увлекались души, как говорить псалмописец: «внидут в
преисподняя земли,... части лисовом будут» (Псал. 62, 10–11). Они служат
вереями земли и как бы некоторого рода запорами, в самых отдаленных
местах заключения и наказаний, препятствующими пленным душам выйти
из преисподней. Поэтому LХХ с особою выразительностию перевели:
χάτοχοι αἰώνιαι (или χατόχους αἰωνίους), то есть: они навсегда желают
удержать тех, которыми раз овладели. Но Господь наш, о котором под
именем Кира мы читаем у Исаии: «врата медяная сокрушу и вереи
железные сломлю» (Ис. 45, 2), нисшел до оснований гор и был загражден
вереями вечными, чтобы освободить всех заключенных.
Но Ты, Господи Боже мой, возведешь из тления жизнь мою.
LХХ: Но да взойдет из тления жизнь моя, Господи Боже мой.
Сказано в собственном смысле: «возведешь» или «да взойдет из
тления жизнь моя», потому что Он нисшел к тлению и в преисподнюю.
Это имеет тот же смысл, как слова пятнадцатого псалма, которые
апостолами изъясняются, как предречение о Господе: «яко не оставиши
душу мою во аде, ниже даси преподобному Твоему видети истления»
(Псал. 15, 10; Деян. 13, 35–37), потому что Давид помер и был погребен, а
тело Спасителя не увидело тления. Другие объясняют это так, что,
сравнительно с небесным блаженством и словом Божиим, тело
человеческое, которое сеется в тлении (1Кор. 15, 42), есть тление и что в
сто втором псалме в отношении к праведнику указывается на это:
«исцеляющего вся недуги твои, избавляющего от истления (или от
погибели)живот твой» (Псал. 102, 3–4). Поэтому и апостол говорит:
«окаянен аз человек: кто мя избавить от тела смерти сея» (Рим. 7, 24)? Оно
именно называется телом смерти или телом уничижения. Это объяснение
они применяют к своей ереси, желая ложно представить антихриста под
образом Христа и господствовать над церквами к тех видах, чтобы
утучнять чрево и, ведя плотскую жизнь, рассуждать против плоти. Но мы
знаем, что тело, принятое от непорочной Девы, было не тлением, а храмом
Христовым. Если же обратимся к суждению апостола в послании к
Коринфянам (1Кор. 15, 44), где тело называется духовным, то, чтобы не
показаться наклонными к словопрениям, мы скажем, что восстает то же
самое тело и та же плоть, которая была погребена и предана земле; она
изменяет только славу, но не изменяет своей природы: ибо надлежит,
чтобы тленное сие облеклось в нетление и смертное сие облеклось в
бессмертие (1Кор. 15, 53). Когда говорится «сие», то как бы пальцами
указывается на тело; сие, в котором рождаемся, сие, в котором умираем,
сие, которое боятся принять подлежащие наказанию, сие, которое
девственность ожидает в возмездие себе и которого страшится
прелюбодеяние, как наказания. В отношении же к Ионе это можно
понимать следующим образом: находясь во чреве кита, он, сообразно с
природою тел, должен был подвергнуться тлению, обратиться в пищу для
этого животного и рассеяться по его членам, однако он остался целым и
невредимым. Слова: «Господи Боже мой» выражают чувство глубокой
преданности, так что он, вследствие великого благодеяния, смотрит на
Бога, общего для всех, как на своего собственного Бога.
Ион.2:8. Когда скорбию была объята во мне душа моя, я вспомнил о
Господе.
LХХ: Когда изнемогала во мне душа моя, я вспомнил о Господе.
Когда, говорит, я не надеялся ни на какую другую помощь, то
воспоминание о Господе было моим спасением согласно с следующими
словами: "помянух Господа, и возвеселихся» (Псал. 76, 4). И в другом
месте: «помянух дни древния... и лета вечная помыслих» (Псал. 142:5, 
76:6). Когда я, находясь во чреве кита, отчаявался в спасении и когда
немощность тела не допускала никаких надежд на жизнь, тогда все то, что
казалось невозможным, было побеждено чрез воспоминание о Господе. Я
видел себя заключенным во чреве кита и всю надежду возложил на
Господа. Отсюда мы узнаем, что, когда душа наша, но переводу LХХ,
изнемогает и отторгается от телесных составов, то мысль наша должна
обращаться единственно к Тому, кто остается Господом нашим, когда мы
бываем и в теле, и вне тела. Не трудно объяснить это в отношении к лицу
Спасителя, который сказал: «прискорбна есть душа Моя до смерти»
(Матф. 26, 38); «Отче..., аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша
сия» (Матф. 26, 39); «в руце Твои предаю дух Мой» (Лк. 23, 46) и прочее
тому подобное.
Чтобы молитва моя дошла до Тебя, до храма святого Твоего.
LХХ перевели подобным образом. Я в скорби вспоминаю о Господе
для того, чтобы молитва моя со дна моря и из расселин гор дошла до неба
и достигла святого храма Твоего, в котором Ты наслаждаешься вечным
блаженством. Заслуживает внимания также та особенность, что молитва
совершается за молитву: он молится о том, чтобы молитва его дошла до
храма Божия. Он просит, как первосвященник, чтобы в его теле спасся
народ.
Ион.2:9. Хранящие тщетно суетное оставят (или оставляют)
милосердие свое.
LХХ: Хранящие суетное и ложное оставили милосердие свое.
Бог по природе милосерд и готов по благости спасти тех, которых не
может спасти по правосудию; но мы по своей вине утрачиваем и
оставляем всегда готовое и самопредлагающее себя милосердие Божие.
Сказал же он не: «делающие суетное», ибо «суета суетствий, всяческая
суета», – (Еккл. 1, 2), чтобы не казалось, что все осуждаются и что всему
роду человеческому отказывается в милосердии, а: «хранящие суетное»
или «ложное», отдающиеся этому с сердечным увлечением, – которые не
только делают, но и хранят суетное, любя его и считая как бы за
найденное сокровище. При этом обрати внимание на величие души
пророка: находясь в морской глубине, будучи окружен постоянным
мраком во чреве такого чудовища, он не думает о собственной опасности,
но пускается в общие рассуждения о природе. «Оставят», – говорит, –
«милосердие свое.» Хотя было оскорблено милосердие, под которым мы
можем понимать самого Бога, ибо «щедр и милостив Господь,
домотерпелив и многомилостив» (Псал. 142, 8), однако оно не оставляет
тех, которые хранят суетное, не отвращается от них, а ожидает их
обращения; но они по собственной воле оставляют милосердие, которое
ждет и само предлагает себя им. Можно это отнести и к лицу Господа, как
пророчество о вероломстве иудеев, которые, считая себя хранящими
заповеди человеческие и правила фарисеев, составляющие суету и ложь,
оставили Бога, который всегда миловал их.
Ион.2:10. А я гласом хвалы принесу Тебе жертву; что обещал,... то
воздам Господу за спасение.
LХХ: А я с гласом хвалы и исповедания принесу Тебе жертву; что
обещал, то воздам Тебе, Господу, за спасение.
Хранящие суетное оставили свое милосердие, а я, который был
поглощен для спасения многих, гласом хвалы и исповедания совершу Тебе
жертву, приноси себя самого, «ибо пасха наша пожрен бысть Христос» (I 
Кор. 5, 7). И, как истинный первосвященник и агнец, Он Себя самого
принес за нас. И исповедаю, говорит, Тебя, как прежде исповедал, говоря:
«исповедаютися Отче, Господи небесе и земли» (Матф. 11, 25), и исполню
обеты, которые. Я дал Господу ради спасения всех, чтобы все то, что Ты
Мне дал, не погибло навек (Ин. 6, 39). Мы видим то, что Спаситель при
Своем страдании обещал ради нашего спасения; постараемся же, чтобы
Иисус не обманулся в нас; итак, будем чисты и далеки от всякой скверны
греховной, чтобы Он принес нас в обещанную жертву Богу Отцу.
Ион.2:11. И сказал Господь рыбе, и извергла она Иону на сушу.
LХХ: И повелел Господь киту, и он изверг Иону на сушу.
Это то, о чем, как мы выше читали, под образом Ионы Господь
молился во чреве кита, о котором и Иов таинственно говорит: «да
прокленет ю проклинаяй той день, иже имать одолети великого кита»
(Иов. 3, 8). Таким образом повелевается этому великому киту, безднам и
преисподней возвратить Спасителя земле, чтобы Тот, кто был умершим,
освободил тех, которые были связаны узами смерти, и вывел весьма
многих с Собою для жизни. Что же касается слова "изверг" (evomuit), то
мы должны понимать его, как употребленное эмфатичеcки (ἐμφατιχώτεπον)
в том смысле, что жизнь победоносно вышла из недр смерти.
Глава III.
Ион.3:1–2. И было слово Господне к Ионе во второй раз, говорящее:
встань и иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, как ты
прежде проповедовал, то, что Я говорю тебе.
LХХ: И было слово Господне к Ионе во второй раз, говорящее: встань
и иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, как ты прежде
проповедовал то, что Я сказал тебе.
Пророку не говорится: почему ты не исполнил того, что тебе было
повелено? но для него достаточно одного только вразумления чрез бурю и
поглощение китом, чтобы тот, кто не внял Господу повелевающему,
уразумел Его при своем избавлении чрез Него. Также излишне было бы
согрешившему рабу вменять в вину, после испытанных им бедствий, то,
что он соделал, потому что подобного рода вразумление служите не
столько средством исправления, сколько укором. Господь наш после
воскресения вторично посылается в Ниневию, так что тот, кто прежде как
бы убегал, говоря: «Отче..., аще возможно есть, да мимо идет от Мене
чаша сия» (Матф. 26, 39), и не хотел хлеб детей отдавать псам (Матф. 15, 
26), теперь, после того, как те сказали: «распни, распни Его; ... не имамы
царя, токмо кесаря» (Ин. 19, 15), добровольно отправляется в Ниневию,
чтобы проповедовать после воскресения то, что и прежде страдания было
повелено Ему проповедовать. Все же то, что Ему повелевается, что Он
повинуется, что не желает, что снова вынуждается желать и что во второй
раз исполняет волю Отца, относи к природе человеческой и к образу раба,
к которым применимы эти слова.
Ион.3:3–4. И встал Иона, и пошел в Ниневию по слову Господню;
Ниневия же была город великий у Бога, на три дня пути. И начал Иона
входить в город по пути одного дня.
LХХ: И встал Иона, и пошел в Ниневию, как сказал ему Господь;
Ниневия же была город великий у Бога, на протяжении как бы трех дней
пути. И начал Иона входит в город как бы на протяжении одного дня пути.
Иона немедленно исполнил то, что ему было повелено. Ниневия же, в
которую отправился пророк, была большим городом и столь обширным,
что ее едва можно было обойти в три дня пути. Но он, помня повеление и
прежнюю бурю, поспешно совершил трехдневный путь в продолжение
одного дня, хотя некоторые это просто объясняют таким образом, что он
проповедовал только в третьей части города, и слова его проповеди тотчас
достигли до прочих жителей. О Господе же нашем в собственном смысле
говорится, что Он востал из мертвых и проповедовал слово Божие, когда
послал апостолов крестить тех, которые были в Ниневии, во имя Отца и
Сына и Святого Духа, то есть путем трех дней. Это таинство спасения
человеческого составляет также путь одного дня, то есть совершается чрез
исповедание единого Бога, при проповеди Ионы не столько апостолам,
сколько чрез апостолов. Ибо Он сам говорит: «се Аз с вами есмь во вся дни
до скончания века» (Матф. 28, 20). Никто не может сомневаться в том, что
Ниневия есть город великий у Бога, потому что мир и все чрез Него
произошло, и без Него ничто не произошло (Ин. 1, 3). Должно заметить
также, что не сказал «трех дней и ночей», или «одного дня и ночи», но
вообще, «дней» и «дня», чтобы показать, что в таинстве Троицы и в
исповедании единого Бога нет ничего темного.
Ион.3:4. И возглашал он и говорил: еще сорок дней, и Ниневия будет
разрушена.
LХХ: И проповедовал он и говорил: еще три дня, и Ниневия будет
разрушена.
Число три, которое стоит в переводе LХХ, ее соответствует покаянию,
и я не мало удивляюсь тому, почему так переведено, когда в еврейском
языке нет ничего общего между этими словами12 ни в буквах, ни в слогах,
ни в звуках; потому что три называется salos, а сорок – аrbaim13. Сверх
того, и пророк, посланный в столь далекий путь из Иудеи в Ассирию,
требовал покаяния, достойного его проповеди, чтобы старые и гнойные
раны были врачуемы чрез долговременное прикладывание пластыря.
Далее, число сорок применимо к грешникам, посту, молитве, вретищу,
слезам и продолжительным молениям. Поэтому и Моисей сорок дней
постился на горе Синае (Исх. 34), и Илия, когда убегал от Иезавели, по
возвещении голода земле израильской и при угрожающем ей свыше гневе
Божием, постился, как написано (3Цар. 19), сорок дней. Также сам
Господь, истинный Иона, посланный для проповеди миру, постился сорок
дней и, оставляя нам наследие поста, чрез это число приготовляет души
наши к вкушению тела Своего. Что же касается выражения «возглашал»,
то чрез это исполняются евангельские слова: "стояше" и возглашал в
храме, «глаголя: аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет» (Ин. 7, 37).
Ибо все слова Спасителя, как соcтавлявшие проповедь о великих
предметах, называются возглашением (сlamor).
Ион.3:5. И уверовали мужи ниневийские в Бога, и объявили пост, и
оделись во вретища от большего до меньшего.
LХХ перевели подобным же образом. Уверовала Ниневия, а Израиль
упорствует в неверии. Уверовали необрезанные, а обрезанные остаются
неверующими. И сперва веруют мужи ниневийские, достигшие возраста
Христова, и объявляют пост и одеваются во вретища от большего до
меньшего. Сообразны с поканиием и пища и одежда, так что, оскорбив
Бога чрез роскошь и великолепие, они благоугождают Ему чрез осуждение
того, чем прежде оскорбляли Его. Вретище и пост составляют оружие
покаяния, это – помощники грешников; прежде пост и потом вретище;
прежде то, что сокрыто, а после того то, что явно; первое всегда
совершается для Бога, а второе иногда и для людей, и если бы из двух
предметов один необходимо было устранить, то а скорее избрал бы пост
без вретища, чем вретище без поста. Начинается покаяние с бо́льшего
возраста и доходит до меньшего; потому что никого нет без греха, «аще и
един день житие его на земли, и изочтени» годы жизни его (Иов 14, 5). Ибо
«аще... звезды нечисты суть пред очами Бога, кольми паче червь и гной»
(Иов. 25, 5–6) и те, которые виновны в грехе, совершенном Адамом.
Прекрасен также и порядок мыслей: Бог дает повеление пророку; пророк
проповедует городу; сначала веруют мужи, и когда они объявляют пост, то
все возрасты облекаются во вретище. Мужи не объявляют о вретище, а
только о посте; но те, которым внушается покаяние, естественно с постом
соединяют и вретище, чтобы при пустом желудке и при одежде,
свойственной печали, ревностнее молиться Богу.
Ион.3:6–9. И достигло слово... до царя Ниневии, и он встал с престола
своего, и снял с себя одеяние свое, и оделся во вретище и сел на пепле. И
провозгласил и сказал в Ниневии от лица царя и вельмож его, говоря: люди
и скот, и волы и овцы пусть ничего не едят, и не пасутся, и не пьют воды, и
пусть люди и скот покроются вретищами и крепко взывают к Господу, и
пусть каждый обратится от злого пути своего и от беззакония рук своих.
Кто знает, может быть... Бог обратится к нам, и простит нас, и прекратит
ярость гнева Своего, и мы не погибнем.
LХХ: И дошло слово до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и
снял с себя одеяние свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, и было
объявлено в Линевии царем и всеми вельможами его, говорившими: люди
и скот, и волы и овцы пусть ничего не едят, и не пасутся, и не пьют воды;
и оделись во вретища люди и скот, и воззвали сильно к Господу, и каждый
возвратился с злого пути своего и от беззакония рук своих, говоря: кто
знает, может быть Бог обратится, чтобы внять мольбам, и отвратит ярость
гнева Своего, и мы не погибнем.
Знаю, что многие под царем Ниневийским (который последним
услышал проповедь, и сошел с престола своего, и снял прежнее убранство
и, одевшись во вретище, сидел на пепле, и, не довольствуясь собственным
обращением, проповедует также покаяние прочим своим соправителям,
говоря: «люди и скот, волы и овцы» пусть томятся голодом, пусть оденутся
во вретища и, осудив прежние пороки, всецело предадутся покаянию)
разумеют диавола, который при конце мира оставит свое высокомерие,
покается и возвратится в прежнее состояние (потому что никакое
разумное и созданное Богом творение не должно погибнуть). В
подтверждение этого мнения приводит также тот пример из книги
Даниила, что Навуходоносор, после семилетнего покаяния, снова получил
царскую власть (Дан. 4). Но так как Священное Писание не говорит этого
и так как чрез это вполне уничтожается страх Божий в людях, которые
легко склоняются к порокам, думая, что даже диавол, виновник зла и
источник всех грехов, может чрез покаяние спастись; то мы должны
удалить это мнение из наших мыслей. Мы должны также знать, что
грешники, но Евангелию, посылаются «в огнь вечный, уготованный
диаволу и аггелом его» (Мф, 25, 41), и что о них говорится: «червь их не
скончается и огнь их не угаснет» (Ис. 66, 24). Мы знаем, что Бог милосерд
и, будучи сами грешниками, не можем находить удовольствия в
преувеличении строгости Его; но мы также читаем: «милостив Господь и
праведен, и Бог наш милует» (Псал. 114, 4). Правосудие Божие соединяется
с милосердием, и с ними Он приступает к суду; Он милует, не переставая
быть правосудным, и судит по правде, не переставая быть милосердным.
«Милость и истина сретостеся, правда и мир облобызастася» (Псал. 84, 
11). Также, если все разумные творения равны, возвышаются ли они по
собственной воле чрез добродетели или низко опускаются чрез пороки,
если, после продолжительного периода и бесчисленных веков, все
возвратится в прежнее состояние и если достоинство всех воинствующих
одинаково; то какое будет различие между девственницею и публичною
женщиною? Какое будет различие между Матерью Господа и (что и
сказать преступно) жертвами публичных похотей? Не одним ли и тем же
будут Гавриил и диавол? Не одно ли и тоже апостолы И демоны? Не одно
ли и тоже пророки и лжепророки? Не одно ли и тоже мученики и
гонители? Представь себе что угодно, удвой число лет и времен и
определи бесконечные века для мучений, но если конец всех одинаков, то
все прошедшее не имеет никакого значения, потому что мы стремимся не
к тому, чем мы когда-то были, а к тому, чем мы всегда будем. Мне не
безызвестно также то, что обыкновенно возражают против этого и на чем
основывают свои надежды на спасение вместе с диаволом. Но теперь не
время писать подробно против превратного учения и диавольских козней
(σύμφαγμα) Тех, которые тайно учат, а публично отрицают. Для нас
достаточно высказать свое мнение относительно рассматриваемого
свидетельства и, соответственно характеру толкований, вкратце
объяснить, кто тот царь Ниневийский, до которого последнего дошло
слово Божие. Какое значение у людей имеет светское красноречие и
светская мудрость, свидетелями этому служат Демосфен, Туллий, Платон,
Ксенофонт, Феофраст, Аристотель и прочие ораторы и философы, которые
считаются как бы царями людей, и правила их принимаются не как
правила смертных, а как изречения богов. Поэтому Платон говорит:
«счастливы будут государства, если философы будут царями или если
цари будут философами». Но как трудно подобного рода людям верить в
Бога, относительно этого я опущу примеры из ежедневной жизни и обойду
молчанием то, что сообщает древняя история язычников, – для нас
достаточно свидетельства апостола, который в послании к Коринфянам
пишет, говоря: «видите звание ваше, братие, яко не мнози премудры по
плоти, не мнози сильни, не мнози благородни; но буяя мира избра Бог, да
премудрые посрамит, и немощная мира избра Бог, да посрамит крепкая, и
худородная мира уничиженная избра Бог» (1Кор. 1, 26–28) и прочее.
Поэтому он еще говорит: «погублю премудрость премудрых и разум
разумных отвергу» (1Кор. 1, 19), и: «блюдитеся, да никтоже вас будет
прельщая философиею и тщетною лестию» (Колос. 2, 8). Отсюда ясно, что
цари мира последними слышат проповедь Христову и, оставив блеск
красноречия и красоту и изящество речи, всецело предаются простоте и
безыскусственности, и облекшись подобно простому народу, сидят на
пепле и разрушают то, что прежде провозглашали. Мы можем иметь
пример в блаженном Киприене, который прежде был защитником
идолослужения, и достиг такой славы за красноречие, что даже преподавал
ораторское искусство в Карфагене; но он услышал наконец слово Ионы и,
обратившись в покаянию, достиг такой степени добродетели, что
публично проповедовал Христа и за Него склонил выю под меч. Так мы
понимаем то, что царь Ниневии сошел с престола своего и переменил
порфиру на вретище, благовония на грязь, чистоту на нечистоту, – на
нечистоту не мыслей, а словесного изложения. Поэтому и о Вавилоне у
Иеремии говорится: «чаша златая Вавилон,... напаяющи всю землю»
(Иерем. 51, 7). Кого не упояло светское красноречие? Чьи души оно не
ослепляло стройностию речи и блеском своего изложения? С трудом люди
сильные, знатные и богатые, и с гораздо большим трудом красноречивые
веруют в Бога, потому что мысль их ослепляется богатством, силою и
роскошью и, будучи окружены пороками, они не могут видеть
достоинства и простоты Священного Писания и судят о нем не по высоте
мыслей, а по низкому способу словесного выражения. Но когда те самые,
которые прежде учили злу, обратятся к покаянию и будут учить добру,
тогда мы увидим, что народ Ниневийский обращается вследствие одной
проповеди и что исполняется написанное у Исаии: «аще... родися язык» в
один раз (Ис. 66, 8). Также людей и скот, покрывшихся вретищами и
взывающих к Господу, понимай в том же смысле, что и разумные, и
неразумные, и мудрые и простодушные приносят, вследствие проповеди
Ионы, покаяние согласно с темь, что в другом месте говорится: «человеки
и скоты спасеши, Господи» (Псал. 35, 7), Мы можем также и иначе
понимать скот, покрытый вретищами, главным образом на основании
следующих свидетельств, в которых говорится: «солнце и луна покроются
вретищем» (Иезек. 32, 7), и в другом месте: «покрою небо вретищем» (Ис. 
50, 3), то есть в смысле печальной одежды, скорби и сетования, что
метафорически (μεταφορχῶς) называется вретищем. В словах же: «кто
знает, может быть Бог обратится и простит» для того выражается
сомнение и неопределенность, чтобы люди, сомневаясь в своем спасении,
усерднее приносили покаяние и более склоняли Бога к милосердию.
Ион.3:10. И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути
своего, и пожалел Бог о зле, о котором сказал, что сделает им, и не сделал.
LХХ: И увидел Бог дела их, что они обратились от злых путей своих,
и раскаялся Бог в зле, о котором сказал, что сделает им, и не сделал.
В том и в другом смысле Бог или в то время городу ассирийскому или
ежедневно народам всего мира угрожает для того, чтобы они покаялись, и
если они обратится, то также Он отменит Свое определение и изменится
вследствие обращения народа. Это Иеремия и Иезекииль яснее выражают,
говоря, что (Бог не исполнит ни Своих обещаний о благодеяниях, если
добрые обратятся к порокам, ни Своих угроз о ниспослании зол людям
злым, если те обратятся к спасению. Таким образом и теперь Бог увидел
дела их, что они обратились от злого пути своего: Он не слова их услышал,
в которых обыкновенно Израиль часто делал обещания: «вся..., яже глагола
Господь, сотворим» (Исх. 24, 3), но увидел дела, и так как Он более желает
покаяния грешника, нежели смерти (Иезек. 18), то охотно изменил
решение, когда увидел изменение дел их; или, скорее. – Бог остался при
Своем решении, желая с самого начала помиловать их, потому что никто,
желающий наказать, не угрожает тем, что он исполнит. Зло же следует
понимать, как выше мы сказали14, в смысле наказаний и бедствий, а не в
том смысле, что Бог может совершить какое либо зло.
Глава IV.
Ион.4:1–2. И опечалился Иона печалию великою и был раздражен. И
молился он Господу и сказал.
LХХ: И опечалился Иона печалию великою и смутился. И молился он
Господу и сказал.
Видя, что входит полное число язычников и что исполняются слова
Второзакония: «они раздражили Меня теми, которые не боги, и Я
раздражу их... народом, который не есть народ, народом бессмысленным»
раздражу их (Второз. 32, 21), он отчаивается в спасении Израиля и
удручается великою скорбию, которая выражается в словах, и излагает
причины печали, как бы говоря: только я один избран из столь великого
числа пророков для того, чтобы чрез спасение других возвестить погибель
народу моему. Таким образом он печалится не о том, – как некоторые
полагают, – что множество язычников спасается, а о том, что Израиль
погибает. Поэтому и Господь наш плакал об Иерусалиме (Лук. 19) и не
хотел взять хлеб у детей и отдать его псам (Мк. 7). И апостолы сперва
проповедуют Израилю (Деян. 13). И Павел желает быть отлученным за
братьев своих, то есть израильтян, которым принадлежит усыновление, и
слава, и завет, и обетования, и законоположение, от которых отцы и от
которых Христос по плоти (Рим. 9). Болезнующий15 (ибо это означает имя
Ионы) вполне согласно с этим поражается печалию и душа его скорбит
смертельно (Матф. 26, 38); потому что он многое претерпел для того,
чтобы, насколько от него зависело, воспрепятствовать погибели
иудейского народа. Также и в историческом смысле пророку более
соответствует имя болезнующего, указывающее на испытанные трудности,
о бедствия путешествия и бури.
Ион.4:2–3. Молю Тебя, Господи, – не это ли говорил я, когда еще был
в стране моей? Поэтому я предварил это бегством в Фарсис. Ибо я знаю,
что Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый,
прощающий зло; и ныне, прошу Тебя, Господи, возьми душу мою от меня,
ибо лучше для меня смерть, нежели жизнь.
LХХ: О Господи! не это ли говорил я, когда еще был в стране моей?
Поэтому я предварил это бегством в Фарсис. Ибо я знаю, что Ты, милосерд
и милостив, долготерпелив и многомилостив и сожалеешь о зле; и ныне,
Владыко Господи, возьми душу мою от меня, ибо лучше мне умереть,
нежели жить.
То, что нами переведено чрез «молю» и что LХХ перевели чрез ῶ᾿ δὴ в
еврейском тексте выражено чрез «anna», которое, как мне кажется, служит
междометием, означающим моление с целью умилостивления. Так как он,
говоря в своей молитве, что он справедливо хотел бежать, некоторым
образом обвиняет Бога в несправедливости, то он смягчает свои жалобы,
начиная их словом, означающим мольбу. Не тоже ли самое, говорит он,
было сказано мною, когда я еще был в стране моей? Я знал, что Ты это
сделаешь; мне известно было, что Ты милосерд; поэтому я не хотел
возвещать о Тебе, как о строгом и беспощадном; поэтому я пожелал
бежать в Фарсис, предаться созерцанию и наслаждаться в море века сего
спокойствием и бездействием. Я покинул дом свой, оставил наследие свое,
удалился из лона Твоего и прибыл сюда. Если бы я стал говорить о Тебе,
как о милосердом, милостивом и прощающем зло, то никто не покаялся
бы; а если бы стал изображать Тебя беспощадным и только судиею, то, как
я знал, это не соответствует Твоей природе. Таким образом, находясь в
столь затруднительном положении, я предпочел скорее бежать, нежели
вводить кающихся в заблуждение чрез благость или изображать Тебя
таким, каким Ты не был. Поэтому возьми, Господи, душу мою, ибо лучше
для меня смерть, нежели жизнь. Возьми душу мою, которая скорбит
смертельно. Возьми душу мою, ибо я в руки Твои предаю дух мой (Лук. 
23, 46), потому что лучше для меня смерть, нежели жизнь. Живя, я не мог
спасти одного народа, израильского; но умру, – и спасется мир.
Исторический смысл этого ясен, и в отношении к пророку это можно
понимать, как мы уже часто говорили, в том смысле, что он скорбит и
желает умереть вследствие опасения, что обращение многочисленных
язычников может привесть Израиля к вечной погибели.
Ион.4:4. И сказал Господь: справедливо ли (bene) ты раздражаешься?
LХХ: И сказал Господь Ионе: неужели ты так сильно огорчился?
Еврейское слово «aralac» можно перевести и «ты раздражился», и «ты
огорчился».
То и другое применимо и к Ионе, и к лицу Господа: он или раздражен
вследствие опасения показаться солгавшим у ниневитян, или огорчился,
когда увидел, что Израиль должен погибнуть. И вполне справедливо
Господь не говорит ему: «ты несправедливо (mаlе) раздражился» или
«огорчился», чтобы не казалось, что Он укоряет огорченного, или еще: «ты
справедливо раздражился или огорчился», чтобы не противоречить Своему
решению; но спрашивает того, кто раздражен и огорчился, чтобы он в
своем ответе изложил причины раздражения или печали, или же, если он
будет молчать, чтобы его молчанием подтвердилась справедливость суда
Божия.
Ион.4:5. И вышел Иона из города, и сел против осточной стороны
города, и сделал себе там кущу, и сидел под нею в тени, чтобы видеть, что
будет с городом
LХХ перевели таким же образом. Братоубийца и человекоубийца
Каин первый построил в мире, окровавленном кровию брата, город и
назвал его по имени сына своего Енохом (Быт. 4). Поэтому и пророк Осия
говорит: «Бог аз есмь, а не человек, в тебе свят, и не вниду во град» (Ос. 
11, 9); ибо, как говорит псалмопевец, «Господня исходища смертная»
(Псал. 67, 21). Поэтому и один из городов убежища называется Рамоф
(Нав.20), то есть «видение смерти». И справедливо всякий убегающий и
недостойный обитать в Иерусалиме обитает в городе смерти и находится
по другую сторону Иордана, означающего «схождение». Голубь или
скорбящий выходит таким образом из подобного рода города и поселяется
против востока, откуда восходит солнце, и пребывает там в своей куще.
где, созерцая все протекающее время, ожидает, что произойдет с
вышеназванным городом; прежде нежели спаслась Ниневия и иссохла
тыква; прежде нежели воссияло Евангелие Христово и исполнилось
пророчество Захарии: «се Муж, Восток имя Ему» (Зах. 6, 12), Иона
находился под кущею. Ибо ещё не пришла истина, о которой евангелист и
апостол говорит: „Бог есть истина“. Также вполне приличествующим
образом прибавлено: «и сделал себе кущу там», близ Ниневии. «Сделал
себе», потому что никто из ниневитян не мог в то время жить вместе с
пророком, и «сидел под тенью» или в положении судии или умаленный в
своем величии и препоясав чресла силою, чтобы вся одежда не спадала к
ногам и к нам, находящимся внизу, но сдерживалась узким (или высоким)
препоясанием. Далее, что касается слов: "чтoбы видеть, что будет с
городом», то они соответствуют обычаю Писаний применять к Богу то, что
свойственно людям.
Ион.4:6. И уготовал Господь Бог плющ, и поднялся он над головою
Ионы, чтобы была тень над головою его и чтобы защищать его, потому что
он страдал; и обрадовался Иона плющу радостию великою.
LХХ: И повелел Господ Бог тыкве, и поднялась она над головою
Ионы, чтобы была тень над головою его и защищала его при ею
злоключениях; и обрадовался Иона тыкве радостию великою. Из-за этого
места некий Кантерий16 из весьма древнего рода Корнелиев или (как он
сам хвастается) из потомков Азиния Поллиона недавно в Риме, как
говорят, обвинял меня в святотатстве, потому что я вместо «тыквы»
перевел «плющ»17: он, очевидно, боялся, что если вместо тыкв будет
родиться плющ, то он не будет иметь, из чего мог бы тайно и в темноте
18
пить18. И действительно, в самых тыквенных сосудах, которые на
вульгарном языке называются sauсоmаriае, обыкновенно отпечатлевается
как бы образ апостолов, чем он и воспользовался для своего неуместного
обвинения. И если имена столь легко переменяются, что мятежные
трибуны Корнелии называются именами консулов Эмилиев, то удивляюсь,
почему мне нельзя вместо тыквы перевесть плющ. Но перейдем к делу.
Вместо тыквы или плюща в еврейском тексте мы читаем сiсeiоn, что также
на сирийском и пуническом языке называется сiсeia19. Это – род
кустарника или деревца с широкими листьями на подобие виноградных и
с весьма густою тенью, держащегося на собственном стволе, и в изобилии
растущего в Палестине и главным образом на песчаных местах; если
бросить семя его в землю, то с удивительною быстротою оно, под
действием теплоты, вырастает в виде дерева, и чрез несколько дней после
того, как ты видел его в виде травы, ты видишь его уже деревцом. Поэтому
и я в то время, когда переводил пророков, хотел оставить в переводе
еврейское название, потому что в латинском языке нет названия для этого
рода дерева; но я опасался, что грамматики, если предоставить им полную
свободу объяснения, измыслят или зверей индийских, или горы
Беотийския или подобного рода какую либо диковину, и поэтому
последовал древним переводчикам, переведшим также плющ, который по-
гречески называется χισσὸς, потому что они не имели другого названия.
Теперь исследуем исторический смысл и, прежде таинственного
объяснения, углубимся только в букву. Тыква и плющ имеют свойство
ползти по земле и без подставок и подпоров, которые поддерживали бы их,
не могут подниматься высоко. Каким же образом поднявшаяся в одну
ночь, без ведома пророка, тыква доставила тень ему, когда она, по своей
природе, не может высоко подниматься без шестиков, тычин и подпорок?
Что же касается растения сicеiоn, то, представляя чудо в своем внезапном
появлении и являя силу Божие в защите тенью своей зелени, оно тем не
менее следовало и своим естественным свойствам. В отношении же к лицу
Господа Спасителя, не оставляя вполне тыквы ради любителю тыквенных
сосудов φιλοχολύχηνθον, можно это объяснить, припоминая слова Исаии:
«оставится дщерь Сионя, яко куща в винограде и яко шалаш в огороде20,
яко град воюемый» (Ис. 1, 8). К этому мы добавим, что в других местах
Писания не упоминается о тыкве и что где родятся огурцы, там
обыкновенно родятся и тыквы. С этим родом растения сравнивается
Израиль, потому что он некогда защищал своею тенью Иону, ожидающего
обращения язычников, и приносил ему не малую радость, доставляя ему
скорее тень и кущу, нежели дом, потому что он имел подобие жилья, но не
имел оснований, на которых строятся дома. Далее, небольшое наше
деревцо сiсeiоn, быстро вырастающее и быстро засыхающее, может быть
сравниваемо с Израилем, как пускающим небольшие корни в землю и хотя
старающимся высоко подняться, но не достигающим высоты кедров
Божиих и елей. То же означает, как мне кажется, и саранча, которою
питался Иоанн, говорящий под образом Израиля: «оному подобает расти,
мне же малитися» (Ин. 3, 30). Это – небольшое животное, имеющее слабые
крылья и хотя поднимающееся от земли, но не могущее высоко улетать,
так что хотя оно более, чем пресмыкающееся, однако не может равняться с
птицами.
Ион.4:7–8. И послал Господь червя при появлении зари на другой
день, и поразил он плющ, и тот засох. Когда же взошло солнце, Господь
повелел знойному и жгучему ветру, и поразило солнце голову Ионы, и он
изнемогал, и просил себе аnimae suae смерти, и сказал: лучше мне
умереть, нежели жить.
LХХ: И повелел Бог утром на другой день червю, и поразил он тыкву,
и она засохла. Тотчас же после того, как взошло солнце, Господь повелел
знойному, жгучему ветру, и поразило солнце голову Ионы, и он изнемог, и
наскучила ему жизни его, и он сказал: лучше мне умереть, нежели жить
Прежде, чем взошло солнце правды, то, что доставляло тень, было
полно зелени, и Израиль не засыхал; но когда оно взошло, то, при свете
его, ниневийская тьма рассеялась. посланный червь, при появлении зари
на другой день, о которой в двадцать первом псалме написано: „при
появлении зари», и о чем, как вышедшем из земли без семени, говорится:
«аз есмь червь, а не человек», (Псал. 21, 7), поразил доставлявшее тень
растение, которое, будучи лишено помощи Божией, утратило всю зелень.
И повелел Господь ветру знойному и жгучему, о котором говорится в
пророчестве Осии: «наведет Господь ветр зноен из пустыни нань, и
изсушит жилы его и опустошит источники его» (Ос. 13, 15). И стал Иона
изнемогать и снова желать смерти в крещении вместе с Израилем, чтобы
при омовении опять получить ту влагу, которую он утратил при
отречении. Поэтому и Петр говорит иссыхающим иудеям: «покайтеся, и да
крестится кийждо вас во имя Иисуса Христа во оставление грехов ваших, и
приимете дар Святого Духа» (Деян. 2, 38). Некоторые под червем и жгучим
ветром разумеют полководцев римских, которые после воскресения
Христова вполне истребили Израиля.
Ион.4:9. И сказал Господь Ионе: справедливо ли ты раздражаешься за
плющ? И он сказал: я справедливо раздражаюсь даже до смерти.
LХХ: И сказал Господь Бог Ионе: неужели так сильно огорчился ты за
тыкву? И он сказал: я сильно огорчен, даже до смерти.
Выше (ст. 4). когда ниневитяне приносили покаяние и когда город
языческий спасся, пророк на тот же самый вопрос: «справедливо ли ты
раздражаешься?» ничего не ответил, но молчанием выразил свое согласие
с решением, заключавшимся в вопросе Божием; зная, что Бог благ и
милосерд, долготерпелив и многомилостив и прощает зло, он не огорчился
спасением язычников; но здесь, когда, по иссохновении тыквы, иссох
Израиль и когда ему предлагается определенный вопрос: «справедливо ли
ты раздражаешься за плющ?» он с уверенностию отвечает, говоря: «я
справедливо раздражаюсь» или «oгорчен даже до смерти», потому что я не
хотел так спасти одних, чтобы погибли другие, и так приобрести чужих,
чтобы утратить своих. И действительно, до настоящего дня Христос
печалится об Израиле и печалится об Иерусалиме даже до смерти, – не
Своей, но иудеев, чтобы умерли отрицающие и восстали исповедующие
Сына Божия.
Ион.4:10–11. И сказал Господь: ты скорбишь о плюще, над которым
ты не трудился и которого не растил, который в одну ночь вырос и в одну
ночь пропал. Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором
более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от
левой, и множество скота?
LХХ: И сказал Господь: ты жалел о тыкве, над которою ты не
трудился и не воспитывал ее, которая за-ночь выросла и за-ночь погибла.
Мне ли не пожалет Ниневии, города великого, в котором живут более
двенадцати мириад21 человек, не отличающих правой руки своей от левой,
и множество скота?
Чрезвычайно трудно объяснить, каким образом в иносказательном
смысле говорится о Сыне: «Ты скорбишь о плюще, над которым ты не
трудился и которого не растил», когда «вся Тем быша и без Него ничтоже
бысть» (Ин. 1, 3). Поэтому один толкователь этого места, решая настоящий
вопрос, впал в богохульство. Ибо, взяв слова Евангелия: «что Мя
глаголеши блага? Никтоже благ, токмо един Бог» (Мк. 10, 18), он
истолковал их в том смысле, что Отец благ, а Сын сравнительно с Тем, кто
вполне и по истине благ, стоит на нисшей ступени. Говоря это, он не
заметил, что впал в ересь скорее Маркиона, который признает одного Бога
исключительно благим и другого судиею и творцем, нежели Ария,
который, признавая Отца высшим (majorem), а Сына нисшим (mиnоrеm),
тем не менее не отрицает Сына, как творца. Поэтому следует
снисходительно выслушать то, что мы скажем, и скорее содействовать
нашим стремлениям чрез благорасположение и молитвы, нежели
относиться к ним с презрением и зложелательством, потому что порицать
и злословить могут и люди невежественные, а людям образованным и
знающим трудность работы свойственно или подавать руку утомленным
или указывать путь блуждающим. Господь наш и Спаситель не столько
трудился относительно Израиля, сколько трудился относительно народов
языческих. Поэтому Израиль самонадеянно говорит: «се толико лет
работaю тебе, и николиже заповеди твоя преступих, и мне николиже дал
еси козляте, да со други своими возвеселился бых; егда же сын твой сей,
изъядый твое имение с любодейцами, прииде, заклал еси ему телца
питомого» (Лук. 15, 29–30). Тем не менее отец не опровергает его, но
кротко говорит ему: «чадо, ты всегда со мною еси, и вся моя твоя суть;
возвевелитижеся и возрадовати подобаше, яко брать твой сей мертв 6е, и
оживе, и изгибл бе, и обретеся» (Лук. 15, 31–32). Ради языческого народа
был заколот откормленный телец и была пролита драгоценная кровь, о чем
Павел весьма подробно говорит в послании к Евреям (Евр.10). И Давид в
псалме говорит: «брат не избавит, избавит... человек»(Псал. 48, 8). Христос
определил, чтобы тот народ возрастал, и Он умер, чтобы тот был жив; Он
сошел в преисподнюю, чтобы тот достиг небес. В отношении же к
Израилю ничего подобного не было сделано. Поэтому он и завидует
младшему брату, который, расточив свое имущество с блудницами и
развратниками, получает перстень и лучшую одежду и приобретает
прежнее достоинство. Слова же: «который в одну ночь вырос» указывают
на время до пришествия Христа, который был светом мира и о котором
говорится: «нощь прейде, а день приближися» (Рим. 13, 12). «И в одну
ночь пропал», когда скрылось от них22 солнце правды и когда они
утратили слово Божие. Что же касается Ниневии, великого и
прекраснейшего города, то она предызображает церковь, в которой число
членов более, чем десять или двенадцать колен Израилевых, на что
указывают и двенадцать корзин с кусками в пустыне (Мк. 6). Не умеют же
они отличить правой руки от левой или вследствие невинности и
простоты, что́ указывает на младенческий возраст и даст понять, сколь
велико должно быть число людей другого возраста, когда таково число
младенцев; или же, может быть, так как это был большой город и так как в
большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но также
деревянные и глиняные, (2Тим. 2, 20), там было весьма много таких,
которые, до принесениа покаяния, не отличали хорошего от худого,
правой руки от левой. «И множество скота», потому что в Ниневии было
большое число скота, то есть людей неразумных, которые сравниваются с
«скотами несмысленными» в уподобляются им (Псал. 48, 21).
Примечания
1
- О своем народе.
2
- См. письмо 35 в Творен. блаж. Иеронима в русск. перев. ч. 1 стран.
193–195. Сн. также Толков. блаж. Иеронима на книгу пророка Исаии гл. II
ст. 16 (в русск. перев. ч. 7 сгран. 46–48).
3
- Хотя в 3 Цар. гл. 5, где говорится о Хираме, не упоминается
Иоппия, но, как видно из сличения с параллельным местом в 2 Па-ралип.
гл. 2, дерева доставлялись по морю Хирамом именно в Иоппию (т. е. в
Яффу).
4
- Vіrgіl. Aenеіd. VIII, 112–114.
5
- Впрочем, и слово сеtus χῆτος означает не только кита, но и всякое
большое морское животное.
6
- Иисус Христос.
7
- Именно ночь с пятницы на субботу.
8
- Воскресному.
9
- Рutasne собственно значит: не думаешь ли ты?
10
- Слово ἆρα служит также вопросительною частицею и означает: ли
или не-ли.
11
- Господа Спасителя
12
- Между словами: три и сорок.
13
- Число три (вм. 40) попало в списки перевода LХХ, как полагают
блаж. Феодорит, Феофилакт и многие другие, вследствие ошибки
переписчиков. В некоторых списках встречается также число 40 или 43.
См. Script. sacrae curs. compl. tom. XX Paris. 1841, соl. 840–841.
14
- В толковании на гл. 1 ст. 7 (в русском переводе стран. 214).
15
- Или скорбящий (dolens).
16
- Вместо Саntherius в некоторых рукописях и изданиях читается
Саntelius, Саntherus, Саnсhеriоr, Соrпеlius. Это имя, по-видимому,
вымышленное и употреблено в ироническом смысле (сн. выражения:
Саntherius или Саntеriиs in fоssа или in porta); действительное же имя
этого лица было, по-видимому, Аеmilius или Соrnеlius, как следует
предполагать на основании следующего затем замечания блаж. Иеронима
о Корнелиях и Эмилиях.
17
- Сн. 90 письмо блаж. Иеронима к Августину в русск. переводе ч. 3,
стран. 85.
18
18 - Из тыкв в некоторых странах доселе приготовляются сосуды для
питья.
19 - Еврейское слово сiсeion или kikaion, по объяснению новых
толкователей, означает один из видов известного растения клещевины
(ricinus).
20 - In сuсumеrаriо – собственно в огуречном огороде или в огороде с
грядами для огурцов.
21 - Мириада – 10,000.
22 - От иудеев.
Содержание

Толкование на книгу пророка Ионы преподобный


1
Иероним Блаженный, Стридонский
Глава I. 4
Глава II. 16
Глава III. 25
Глава IV. 31
Примечания 39