Вы находитесь на странице: 1из 3

Иконопись: не диктант, а сочинение

- Проведем прямую вертикальную линию. Она статична. Параллельно ей проведем еще одну. Она
тоже статична. Эти линии не движутся, и они никак не взаимодействуют друг с другом.

Георгиос проводит еще две прямые линии, но уже наклоненные друг к другу, и констатирует, что
визуально они падают – значит, в них уже есть движение. Они поддерживают друг друга и
одновременно опираются друг на друга.

- Эти два элемента нуждаются в поддержке друг друга. Они самостоятельны, но влияют на
существование друг друга. Между ними существует взаимосвязь!

Из жизни двух линий

…С этих слов, с такого простого и убедительного примера визуального движения и


взаимодействия линий – основы основ иконописного, да и всего изобразительного искусства в
целом - начался мастер-класс греческого иконописца Георгиоса Кордиса в музее Андрея Рублева.

Мастер-класс был посвящен законам ритма и композиции в иконе.

Как рассказал художник, о передаче движения визуальными средствами задумывались еще в


Древней Греции. Греческая иконописная традиция позаимствовала именно из античной традиции
найденный ею способ объединения и взаимосвязи различных изобразительных элементов,
создающих ритм.

Мастер показал на примере древних икон, как именно заложена в них система
уравновешивающих друг друга диагоналей, которые и задают движение: они «спрятаны» в
положении рук, в складках одежды, в архитектурных деталях, в элементах пейзажа… Как
построить фигуру так, чтобы она воспринималась движущейся. Как изобразить взгляд так, чтобы
святой был всегда обращен к молящемуся, с какой бы стороны от иконы ни находился человек…

За пять часов, в течение которых длился мастер-класс, художник подкрепил практикой только что
рассказанную теорию: построил несколько конструктивных рисунков ликов и фигур. Слушатели
убедились: когда в фигуре присутствует два разнонаправленных движения, она воспринимается
динамичной. Если фигура визуально движется навстречу смотрящему на нее человеку, она
взаимодействует с ним. Ритм передается и чередованием светлого и темного цвета, теплого и
холодного…

Ощущение «живой жизни», живого, не застывшего лика помогает создать и некоторая его
асимметричность: «Один глаз я рисую больше другого. Насколько? – Я и сам не знаю.
Приблизительно!» «Приблизительно» - в устах художника это слово звучало как ключевое слово в
иконописи.

Речь шла не только о построении лица и фигуры, но и о передаче традиции иконописи. По


убеждению Георгиоса, дело иконописца – говорить то же самое, что было сказано до него, но не
повторять заученное дословно, а говорить самому.

Ведь задача не в том, чтобы придумать новый образ Христа, а воспроизвести его, при этом не
скопировать с древней иконы напрямую, а именно воспроизвести - изнутри себя. «Прожить» его.
В копировании без развития традиции, по мнению мастера, кроется самая большая проблема
современного иконописного искусства.

Говорить живым языком

Мастер-класс проводился в рамках III Международного иконописного симпозиума, состоявшегося


в Санкт-Петербурге. Его организатор - Независимое международное общество «Икона», которое
создано Георгиосом Кордисом и призвано способствовать профессиональному общению
современных иконописцев славянских государств. Устроить мастер-класс в Москве взяла на себя
труд иконописная мастерская «Архангелико».

Во время работы симпозиума состоялся круглый стол, в котором участвовали иконописцы и


искусствоведы. О вопросах, которые были затронуты на этой встрече, мы поговорили с
руководителем мастерской «Архангелико» иконописцем Анной Ильиной.

Иконописный стиль, как рассказала Анна, сегодня в большинстве школ рассматривается как
иконописная догма. В результате икона становится стереотипной, и этот стереотип, к сожалению,
повторяется во всем христианском мире.

Прекрасной эпохой для развития иконописного искусства на Руси было время, когда она только
приняла христианство. Тогда в иконописи не было «русского языка»: икона «говорила по-
гречески». Но древнерусские иконописцы не пошли вслед за греками: греческая традиция
прививалась на русской почве самым естественным образом - она трансформировалась.

В результате родилось множество школ. Потому, например, псковская иконопись так отличается
от новгородской или московской. А вот если бы наши предки только копировали греков, у нас
сейчас была бы только греческая икона. Получается, предшественники современных иконописцев
были более свободны в выражении своей веры.

В раннехристианский период возникло множество прекрасных иконописных образов: человека


переполняло содержание - и оно преображалось в изобразительные формы. Сегодня мы берем
из традиции формы, но в результате в них, увы, нередко отсутствует содержание. Каждый
хороший, «качественный» иконописный образ – это проявление ясной мысли внутри самого
иконописца. Но если внутри человека нет ясности, то не будет ясности и в иконе, которую он
пишет.
Перенимая лишь формы, мы не отделяем канон от стиля, и в результате стиль воспринимается как
канон! А ведь иконопись уже по предназначению своему – живое, не застывшее, развивающееся
искусство. Течение реки, проточная вода, а не заводь. И, обращаясь к языку иконописи, вряд ли
нужно писать диктанты – здесь важны сочинения.

...На мастер-классе профессора Кордиса в музее Андрея Рублева был аншлаг. Большинство
слушателей, среди которых немало студентов, держа на коленях блокноты, рисовали вслед за
мастером.

И было ясно: в этом собрании иконописцев, в учебе, в их общении, в «соборном» обсуждении дел
насущных есть большой смысл – ведь еще во времена преподобного Андрея Рублева
иконописцы, как известно, работали «артельно».

Быть бы всем нам, как те наклонные линии.

Ольга Ломаева

Справка: Георгиос Кордис – известный греческий иконописец, профессор Афинского университета.


Более 30 лет он занимается церковным искусством, автор множества теоретических работ по
иконописи. Он расписал более 10 храмов в Греции, Италии и Ливане. Преподает иконопись в
Афинском университете, Афинской школе искусств, Йельском университете, Школе богословия в
Бухаресте.